Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Конюхова И.А. Конституционное право Российской Федерации: Курс лекций / И.А. Конюхова. – М.: Издательство «Экзамен», 2003. – 320 с.

 

 

 

 

 

ISBN 5-94692-461-3

Настоящий курс лекций предназначен для аспирантов и соискателей, обучающихся по юридической специальности 12.00.02. — конституционное право; муниципальное право, а также рассчитан для углубленного изучения конституци­онного права студентами юридических вузов и факульте­тов. Курс лекций подготовлен в соответствии с Государст­венным образовательным стандартом высшего профессио­нального образования по специальности «Юриспруден­ция».


Содержание

Предисловие.................................................................. 6

Лекция 1. Введение в отрасль конституционного

права...................................................... ........................... 9

§1.0 термине конституционное право............................... 9

§ 2. Краткий очерк истории возникновения

конституционного права в системе отраслей права.................... 11

Лекция 2. Конституционное право в системе

отраслей российского права............................................... 22

§ 1. Общая характеристика особенностей

конституционного права как отрасли российского права............. .22

§ 2.0 научных спорах по наименованию отрасли

конституционного права........................................................ 26

§ 3. Особенности предмета и определение понятия

отрасли конституционного права Российской Федерации............. 35

§ 4. Метод конституционно-правового регулирования.... 56

§ 5. Место отрасли конституционного права в системе

других отраслей права.......................................................... 67

Лекция 3. Наука конституционного права

Российской Федерации......................................................... 78

§ 1. Понятие и предмет науки конституционного права

Российской Федерации......................................................... 78

§ 2. Источники науки конституционного права Российской

Федерации......................................................................... 80

§ 3. Методы науки конституционного права Российской
Федерации......................................................................... 84

Лекция 4. Учебный курс конституционного права

Российской Федерации...................................................... 93

§ 1. Конституционное право Российской Федерации -учебная юридическая дисциплина: понятие, структура

и основное содержание........................................................ 93

§ 2. Современное состояние преподавания курса
конституционного права Российской Федерации........................ 98


1


Лекция 5. Этапы формирования и развития отрасли
государственного (конституционного права) России..... 103

§ 1. Особенности формирования дореволюционного

государственного права России............................................ 103

§ 2. Возникновение и эволюция дореволюционного

конституционного права России............................................ 116

§ 3. Возникновение и эволюция советского государственного (конституционного) права

Российской Федерации....................................................... 129

§ 4. Формирование современного конституционного

права Российской Федерации............................................... 147

Лекция 6. Этапы формирования и развития науки
конституционного (государственного) права России..... 164

§ 1. Развитие науки дореволюционного

государственного (конституционного) права России................. 164

§ 2. Возникновение и эволюция науки советского государственного (конституционного) права

Российской Федерации....................................................... 173

§ 3. Формирование и задачи современной науки
конституционного права Российской Федерации...................... 178

Лекция 7. Система конституционного права

Российской Федерации.................................................... 183

§ 1. Общая характеристика системы конституционного

права: понятие и основные элементы..................................... 183

§ 2. Понятие и особенности норм конституционного

права Российской Федерации............................................... 184

§ 3. Классификация норм конституционного права

Российской Федерации.................... ,................................. 195

§ 4. Понятие и виды институтов конституционного

права Российской Федерации............................................... 202

§ 5. Понятие и виды подотраслей конституционного

права Российской Федерации............................................ ...210

§ 6. Конституционно-правовые отношения

Российской Федерации: понятие, особенности и виды............. ..214

§ 7. Субъекты конституционно-правовых отношений
Российской Федерации....................................................... 217

4

Лекция 8. Источники конституционного права

Российской Федерации.................................................... 220

§ 1. Понятие и виды источников конституционного

права............................................................................. 220

§ 2. Федеральные нормативные правовые акты -сточники конституционного права Российской

Федерации....................................................................... 224

§ 3. Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации - источники конституционного

права Российской Федерации.............................................. 265

§ 4. Нормативные правовые акты местного самоуправления - источники конституционного

права Российской Федерации.............................................. 271

§ 5. Международно-правовые акты - источники
конституционного права Российской Федерации...................... 273

Лекция 9. Состояние, тенденции и перспективы развития современного конституционного права

Российской Федерации.................................................... 278

§ 1. Тенденции и перспективы развития современного

конституционного права в мировом измерении........................ 279

§ 2. Состояние и тенденции развития современного

конституционного права Российской Федерации...................... 285

§ 3. Задачи и перспективы развития современного
конституционного права Российской Федерации...................... 290

Заключение................................................................ 299

Список основной и дополнительной
литературы
................................................................. 300


Предисловие

 

Конституционное право Российской Федерации является ведущей отраслью и наукой российского права. В современ­ном воплощении оно сформировалось не сразу и представляет собой результат возникновения и постепенной эволюции от­расли и науки государственного права России.

Что понимается под данной отраслью и в чем отличитель­ные черты одноименной науки? Почему конституционное право России может быть обозначено в качестве ведущей от­расли? Каковы особенные черты, предмет, метод, структура и основные элементы отрасли и науки конституционного права? Что объединяет конституционное право с другими отраслями российского права и какую роль играет наука конституцион­ного права в системе современных наук? Этим и другим важ­ным вопросам, ответ на которые позволяет составить общее представление о данной отрасли и науке российского права, и посвящен данный курс лекций.

Как и в любом другом государстве, формирование и разви­тие в России конституционного права обусловлено, во-первых, мировыми и межгосударственными процессами и, во-вторых, собственно особенностями страны, ее историей, куль­турой и традициями государственности.

По темпам и качеству развития государственности Россия значительно отставала от европейских и других западных стран, характеризуемых сегодня в качестве государств со ста­бильной демократией и устойчивым экономическим развити­ем. Вплоть до начала XX в. наше отечество развивалась как государство с неограниченной императорской властью и глу­боко укоренившейся идеологией самодержавия. Задержка конституционного развития в России, несмотря на неодно­кратные попытки ограничения самодержавной власти путем введения конституционной монархии еще в XIX веке, в нема­лой мере предопределила социальный и политический взрыв в начале XX столетия. Русские буржуазные революции 1905 г. и февраля 1917 г., Октябрьская социалистическая революция


1917 г. - эти эпохальные события коренным образом измени­ли логику развития российской государственности. Свыше семидесяти лет в России функционировали государство и пра­во советского типа, основанные на идеологии марксизма-ленинизма и руководящей роли Коммунистической партии. Этот период несомненно оставил свой след и повлиял на осо­бенности в характере конституционной государственности и политическом менталитете современной России.

Последнее десятилетие XX столетия и начало нынешнего века ознаменовались стремительными и масштабными кон­ституционными преобразованиями во многих современных странах и регионах мира. Для России этот отрезок времени явился, в буквальном смысле, периодом рождения нового типа государства и права. Ослабление влияния коммунистических идеалов и их разрушение, распад Союза ССР, изменение сущ­ности и содержания государственности в России привели к революционным изменениям в конституционном строе.

Сущность преобразований зафиксирована в ст.1 Конститу­ции РФ 1993 года. Новая Россия учреждена в качестве демо­кратического федеративного правового государства с респуб­ликанской формой правления.

Предлагаемый курс лекций основан на анализе общей ис­тории и теории формирования и развития конституционного права; влияния на Россию государственности и правовых сис­тем других зарубежных стран; традиций дореволюционной российской науки; довольно длительной истории советской доктрины публичного права, основанной на марксистско-ленинской идеологии, и раскрывает особенности российского конституционного права современного периода.

Автор написал этот курс лекций, вдохновленный традици­ей учебных конференций по углубленному изучению консти­туционного права студентами старших курсов и аспирантов юридических факультетов в Университете Сорбонна (Париж, Франция) и Фрибургском Университете (Фрибург, Швейца­рия). Преподавание отечественного конституционного права в этих ведущих европейских школах осуществляется в тесной

7


взаимосвязи с теорией и историей зарубежного конституци­онного (государственного) права .

Лекционный материал рассчитан на аспирантов, соискате­лей и студентов, которые проявляют повышенный интерес к конституционному праву в целом, а также избрали для себя в качестве научной специализации ведущую отрасль российско­го права - конституционное право Российской Федерации. Подготовленный курс является комплексным изданием, ори­ентирующим на получение системных знаний и навыков на­учной работы по специальности 12.00.02.- конституционное право.

В конце курса лекций предлагается список основной и до­полнительной литературы по обозначенным проблемам.

Перечень основной литературы включает нормативные правовые акты и официальные документы, комментарии к за­конодательству, учебники и учебные пособия, а также наибо­лее значимые монографии.

Читателю рекомендуется также обширный список допол­нительной специальной литературы - монографии, брошюры и научные статьи. Значительный по объему перечень допол­нительной литературы может быть использован не только при подготовке к кандидатским экзаменам, но и для написания на­учных рефератов и диссертаций на соискание ученой степени.

См.: Jean Gicquel Droit constitutionnel et institutions politiques / 16e edition, Montcherestien, 1999; Droit constitutionnel / Louis Favoreu,Patrick Gaia, Richard Ghevontian, Jean-Louis Mestre, Otto Prefrsmann, Andre Roux, Guy Scoffoni / 4 edition, DALLOZ, 2001; Tomas Fleiner (Ed.) Five Decades of Constitutionalism: Reality and Perspectives (1945-1995)/ Cinquante ans de constitutionnalisme: realite et perspectives (1945-1995), Fourth World Congress / Quatrieme Congres mondial, 366 p., 1999, coеdition He!bing& Lichtenchahn, ISBN3-7190-1813-X.

8


ЛЕКЦИЯ 1

Введение в отрасль конституционного права

§1. О термине конституционное право

Термин «конституционное право» происходит от названия особого политико-правового документа- конституции (лат.-constitutio - устойство, установление). Конституция - это наи­более важный и значимый правовой акт в национальном пра­ве, та основа правовой системы, которая предопределяет фор­мирование и развитие государства, права и гражданского об­щества.

Понятие конституционного права в современной юриди­ческой литературе обычно используется в трех взаимосвязан­ных значениях.

В основном значении конституционное право - это одна из многочисленных отраслей права, занимающая в демократиче­ских странах ведущее место в национальной правовой систе­ме. В этом значении конституционное право представляет систематизированную совокупность правовых норм, регули­рующих публичные отношения, определяющие общественный и государственный строй, положение личности в обществен­ной и государственной жизни, а также принципы взаимоот­ношений личности и государства. Нормы конституционного права содержатся прежде всего в конституции, а также в дру­гих важнейших государствообразующих нормативно-правовых актах.

Формально-юридическое исполнение конституционно-правовых норм - исходный уровень создания конституцион­ного права как отрасли. Вторичный уровень - фактическая реализации конституционно-правовых положений. Объеди­ненные предметом регулирования нормы права данной отрас­ли должны в процессе реализации сформировать систему фак­тических конституционно-правовых отношений.

9


Наличие конституционного права как отрасли обуславли­вает существование соответствующей науки конституционно­го права и одноименной учебной дисциплины.

Наука конституционного права - одна из ведущих отрас­лей правоведения и государствоведения. Это совокупность знаний, учений и теорий о целесообразном и закономерном возникновении, функционировании и развитии конституци­онного права как отрасли права. Выводы и достижения нау­ки конституционного права, внедряемые в практику, напря­мую связаны с прогрессивным развитием общества и госу­дарства, ибо имеют принципиальное стратегическое значе­ние. По многим аспектам наука конституционного права представляет собой фундаментальную основу для других юридических и политических наук, изучающих разнообраз­ные отрасли права, институты государствоведения и полито­логии.

Учебная дисциплина (учебный курс) конституционное пра­во - система знаний об отрасли и науке конституционного права, формируемая в образовательных целях.

Учебная дисциплина базируется на нормативном и факти­ческом развитии отрасли конституционного права и на дости­жениях науки данной отрасли. Ее содержание в значительной мере обусловлено также спецификой конкретной страны и конкретным периодом развития конституционного права как отрасли и науки.

Как и для любой другой учебной дисциплины, для нее ха­рактерен более узкий объем знаний по сравнению с общим потенциалом науки, изучающей одноименную отрасль. Если главная цель для науки - это систематизация существующих и формирование новых знаний, интерпретация научных идей, концепций, учений, а также разработка возможных способов их воплощения в реальную жизнь, то для учебной дисципли­ны - это усвоение и распространение уже созданных знаний, причем в том объеме, который возможно обеспечить в рамках учебного процесса.

10


§2. Краткий очерк истории возникновения конституционного права в системе отраслей права

Конституционное право возникло как результат эволюции отрасли государственного права и является высшей формой ее проявления на современном этапе.

Возникновение отрасли государственного права было обу­словлено появлением государства и права, как таковых. В этом смысле история государственного (конституционного) права неразрывно связана с историей человеческой цивилиза­ции и, в частности, с возникновением первых центров госу­дарственности. К таким центрам относились Древний Египет (в районах долины рек Нила), Древний Шумер (в районе рек Тигр и Ефрат), Вавилон, Древний Китай, Древняя Индия, Древняя Греция и Древний Рим. По мере развития человече­ского общества стали появляться новые центры в Европе, Азии, Африки и на других континентах.

Периодизация истории конституционного права - один из сложных и спорных вопросов, поскольку отсутствуют какие-либо общепризнанные критерии. Вместе с тем, очевидно, что отправная точка такой периодизации - формирование, расши­рение и совершенствование источников и институтов государ­ственного (конституционного) права на переломных этапах в развитии государства, права и общества. С учетом этого кри­терия можно выделить следующие четыре основные периода в развитии государственного (конституционного) права:

1) государственное право в древности;

2) государственное право в средние века;

3) конституционное (государственное) право в новое вре­
мя;

4)  современное (новейшее) конституционное (государст­
венное) право.

1) Государственное право в древности. Возникновение первых государств, как свидетельствуют исторические источники, относится к V - IV тысячелетиям до

11


нашей эры. Акты первых правителей государств были направ­лены на регулирование государственной организации власти, и, затрагивая отдельные вопросы отношений с личностью, не разделяли, как правило, частные и публичные вопросы.

Уже в Ш-П тыс. до нашей эры известны попытки кодифи­кации норм права. В качестве примера можно привести Месо­потамию, где имеются сведения о такой деятельности еще в XXIV в. до н.э., обнаружены законы Шульги (2093-2046 до н.э.), который создал типичное древневосточное деспотиче­ское государство, ввел жесткий порядок регламентации в хра­мовых и государственных хозяйствах1.

В последние тысячелетия до нашей эры были созданы крупнейшие памятники законотворчества: папирусы Древне­го Египта, клинописные законы Хаммурапи - царя Вавилона, законы Ману и веды Индии, Ветхий завет Священного Писа­ния (особенно, «Исход», «Второзаконие» и «Книга судей из-раилевых»), памятники древнекитайской политико-правовой культуры. В первом тысячелетии до нашей эры значитель­ную роль в формировании отраслей права сыграли такие го­сударства как Ассирия, Вавилон, Персия, Урарту (на Ближ­нем и Среднем Востоке), Древний Китай и Древняя Индия (в Азии).

В древнейшей истории нормы различных отраслей права -государственного, гражданского, уголовного, семейного, ад­министративного и др. - тесно переплетались в одних и тех же законах. Кроме того, с постепенным усилением религии как публичного института, наблюдалась тесная взаимосвязь пра­вовых предписаний с религиозными нормами.

Так, законы вавилонского царя Хаммурапи (1792-1750 го­ды до н.э.) включали разделы, регулирующие основные прин­ципы правосудия; охрану собственности царя, храмов и цар­ских людей; нормы, касающиеся служебного имущества; опе­рации с недвижимостью, торговые и коммерческие отноше-

См.: История Древнего мира. Ранняя давность. М., 1989. Т. I. C.81,99-100.

12


ния; телесные повреждения; операции с движимым имущест­вом и личный наем.

Другим ярким примером является содержание «Исхода» из Ветхого завета. Законы, содержащиеся в главах 21-23 «Исхода» определяют взаимоотношения властей с человеком во всех сферах человеческого общежития и не отделяют пуб­личное и частное право. Нормы поведения обращены как к подданным, так и к их правителям. «Судей не злословь и на­чальника в народе твоем не поноси», - так говорится под­данным в одном из публичных правил. «Если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов заплатит за вола и четыре овцы за овцу» - этим положением уже за­щищаются не публичные, а частные интересы подданных. «Не суди превратно тяжбы бедного твоего. Удаляйся от не­правды и не умерщвляй невинного и правого», - данное го­сударственно-правовое предписание обращено к правителю, а не подданным.

Значительную роль в становлении государственного (кон­ституционного) права сыграли Древняя Греция и Древний Рим. В VШ веке до нашей эры возникли древнегреческие го-рода-государства (полисы), которые заложили традиции древ­негреческой демократии и участия населения в государствен­ных делах. В Древней Греции, а затем в Древнем Риме сфор­мировались и действовали первые институты гражданства и покровительства иностранцам.

В формировании греческой демократии важную роль сыг­рали законы (конституция) Солона (VI век до н.э.), которыми были учреждены высший орган власти - афинское народное собрание, совет четырехсот - орган племенной демократии, и гелиэя - суд присяжных заседателей. Государственная рефор­ма Солона представляла собой образец политического ком­промисса того времени и внедряла элементы разделения вла­стей - непременный атрибут современной демократии.

См.: История Древнего мира. Ранняя древность. М, 1989. Т. I. С. 103-104.

13


Дальнейшая демократизация древнегреческого государства связана с именем Перикла (Y век до н.э.). Развитие науки и философии в «Золотой век» Перикла совпало с волной рево­люций в греческих полисах, вызвавших к жизни прямую де­мократию. В период его политического влияния замещение государственных должностей стало доступно всем гражданам, независимо от их имущественного положения. При Перикле был создан демократический политический строй, обобщен­ный столетие спустя в «Государстве» Платона и «Политике» Аристотеля.

Вершиной нормотворческой деятельности древних об­ществ явилось римское право, охватывавшее обширные об­ласти имущественных и общественных отношений (частное и публичное право) и ставшее фундаментом для формирования правовых норм в последующие эпохи.

Первая римская кодификация права восходила к середине V столетия до н.э. и получила название «Законов ХП таблиц». В течение многих веков они считались основным источником права- публичного и частного (fons omnis publici privatique ju­ris). В Законах XII таблиц были собраны воедино нормы госу­дарственного, гражданского, уголовного, уголовно-процес­суального и др. отраслей права.

Временем высшего расцвета римской классической юрис­пруденции оказались последний век республики и первые два-три века империи. В этот период получили признание прин­ципы «равенства сторон», «справедливости», «доброй совес­ти». Авторитету Законов XII таблиц была противопоставлена идея «общенародного права», под которым понималась сово­купность установлений, общих для многих народов. В этот период сформировалась целостная теория публичного римско­го права. По известному определению римского юриста Уль­пиана (Ш век н.э.) публичное римское право - это все те нор­мы, которые «относятся к положению римского государства» как целого. Под частным правом понималось такое право, ко­торое касалось «пользы отдельных лиц». Отсюда, к примеру,

14


храмы и дороги были отнесены к объектам регулирования публичного права, в то время как отношения собственности, семейные, наследственные и другие подобные отношения -областью частного права. Такое деление было признано в средние века в тех странах, где было заимствовано римское право, и укоренилось в дальнейшем в буржуазном праве.

Таким образом, первоначально государственное право развивалось в тесном переплетении с другими отраслями права. Лишь отдельным государствам в древние века (на­пример, греческие государства-полисы, Римская республика и Римская империя) удавалось обозначить положения пуб­личного права в более или менее стройную систему актов и соответственно в какой-то мере сформировать зачатки само­стоятельной отрасли государственного права. Тем не менее и в этих государствах наблюдалось тесное слияние светских и религиозных правил, что получило свое дальнейшее разви­тие в период средневековья и выразилось в доминировании церкви над государством, в преимуществах церковной вла­сти перед светской.

2) Государственное право в средние века

Более интенсивное отделение государственного права от других отраслей, происходит в средние века, особенно в пери­од позднего средневековья (XVI-XVII в.в.). Феодальная раз­дробленность, порождающая бесконечные войны, заставила правителей заниматься интенсивным законотворчеством по организации государственной власти, определении ее сувере­нитета и отношений монарха с подданными для усиления их власти, объединения и укрепления государств. В этот период центр цивилизации постепенно смещается с Востока на Евро­пейский континент, где большое влияние на развитие государ­ственного и других отраслей права оказало христианство, а также рецепция римского права (начиная с ХП века).

Заимствование и усвоение в средние века странами Западной Европы римского права.

15


Значительную роль в закреплении новых отношений меж­ду государством, церковью и подчиненными сыграло приня­тие Великой Хартии вольностей 1215 года, впервые провоз­гласившей за частью общества (баронами и рыцарями) опре­деленные права и свободы, а также создание английского об­щего права и английского парламента в XIII веке.

В эпоху средневековья происходит формирование местно­го самоуправления как самостоятельного публично-правового института. Именно в этот период в крупных европейских го­сударствах начинается процесс повсеместного создания го­родских и сельских систем местного самоуправления и мест­ного управления. Образование собственной системы управле­ния, не зависимой от центральной, королевской власти яви­лось естественной реакцией городского населения - купцов, ремесленников, городских обывателей - на усиление власти монарха в период формирования централизованных госу­дарств. Вместе с тем в сельской местности этот процесс шел значительно медленней по причине сохранявшегося в боль­шинстве государств Европы крепостного права и индивидуа­листической психологии крестьян как мелких собственников.

3) Конституционное (государственное) право в новое время

Становление основных идей конституционного права, свя­зано с периодом преодоления средневековой раздробленности и укрепления государства, благодаря которому создаются пред­посылки для последующего крушения феодального абсолютиз­ма (XVI-XVIII вв.). Это время рождает выдающихся просвети­телей и мыслителей, разработавших первые фундаментальные учения о государственности и конституционализме, послужив­шие идейной основой будущего формирования конституцион­ного (государственного) права как целостной отрасли права. К числу просветителей того времени относятся Николо Макиа­велли, Томас Мор, Жан Боден, Томмазо Кампенелла, Гуго Гро­ций, Томас Гоббс, Джон Локк, Шарль Монтескье, Жан Жак Русс, Томас Джефферсон, Джеймс Медисон и другие. Наиболее значимые из выдвинутых ими идей касались народного и госу-

16


даретвенного суверенитета, разделения властей, естественных и неотчуждаемых прав человека, равенства и свободы граждан, парламентаризма, ответственного правительства.

Прогрессивные идеи были воплощены в ходе демократиче­ских антиабсолютистских революций, освободительной войны в Северной Америке, в период Французской революции 1789-1793 годов и стали реальностью в первых источниках консти­туционного права. К ним относятся: Петиция о праве 1628 го­да и Билль о правах от 1689 года в Англии; Декларация неза­висимости США 1776 года, автором которой был будущий третий президент США Томас Джеффферсон; Конституция США 1787 года и американский Билль о правах 1789 года; знаменитая французская Декларация прав человека и гражда­нина 1789 года; Конституция Франции 1791 и 1793 годов; польская Конституция 1791 года и другие.

Сам факт принятия таких документов демонстрировал принципиально новый, более высокий уровень государствен­но-правового регулирования публичной власти и отношений между государством и личностью, установления ограничений в монополии государственной власти со стороны одного должностного лица или органа. Результат победы либерально-демократических реформ выражается в признании правовыми системами большинства передовых государств теории естест­венного права, свободы как высшей ценности, государствен­ной защиты прав и свобод человека и гражданина.

Началом интенсивного употребления понятия «конститу­ционное право» считается XVIII век, причем этот термин по­является раньше, чем формируется собственно отрасль права. К примеру, французские конституционалисты считают, что выражение «конституционное право» появилось во Франции как минимум за пятнадцать лет до Революции 1789 года1.

См.: Droit constitutionnel / Louis Favoreu,Patrick Gaia, Richard Ghevontian, Jean-Louis Mestre, Otto Prefrsmann, Andre Roux, Guy Scoffoni / 4 edition, DALLOZ, 2001. P.1.

17


В тот период на европейском и североамериканском кон-тинентах «конституционное право» использовалось в трех значениях. Сначала им обозначалось субъективное право, то есть возможность индивида или коллектива, предоставленная конституцией. Отсюда, право индивида отказаться платить налог, не установленный законом, рассматривалось как часть конституционного права.

Затем «конституционное право» стало обозначать группу правовых норм, закрепленных в конституции конкретной страны. Во Франции, например, можно было встретить коро­левское решение, в котором констатировалось « посягательст­во на конституционное право провинции». Иначе говоря, до Французской революции 1789 года провинциальное право слагало в совокупности конституцию государства.

Выражение «конституционное право» использовалось так­же для обозначения науки и дисциплины, объектом исследо­вания которых являлись принципы и правила конституциона­лизма и публичных отношений, урегулированных конститу­цией. Перед началом революции во Франции можно было встретить профессоров конституционного права, преподаю­щих эту новую отрасль права, которая одновременно называ­лась «политическое право».

Дальнейшее развитие конституционного (государственно­го) права в новое время, то есть в ХIХ-начале XX в. отлича­лось интенсивным процессом конституционного и текущего законотворчества, кодифицировавшего правовые нормы, ре­гулирующие публичные отношения. Вслед за США, Франци­ей и Польшей конституции были приняты в Норвегии (1814 год), Бельгии (1831 год), Аргентине (1853 год), Люксембурге (1868 года), Швейцарии (1874 год).

В XIX веке в системах публичной власти наиболее передо­вых государств окончательно формируется институт местного самоуправления. Как заметил английский исследователь Д.Е.Эшфорд, концепция местного самоуправления этого пе­риода явилась продуктом либерально-демократического госу­дарства ХIХ века.

18


Именно новое время можно считать периодом формирова-ния конституционного права как ведущей отрасли права в правовой системе конкретных государств. В этот период госу­дарственное право, с одной стороны, отделяется от других от­раслей права, а с другой стороны, преобразовывается в веду­щую отрасль, именуемую теперь во многих государствах, как «конституционное право».

4) Современное (новейшее) конституционное (государст­венное) право.

Современное конституционное (государственное) право усилило тенденции, обозначенные новым временем. После Второй мировой войны произошел всплеск конституционного   законотворчества, обусловленный, по меньшей мере, следую­щими факторами:

-   победа над фашизмом и создание демократических ре­
жимов в бывших диктаторских и тоталитарных государствах;

-   освободительные движения в колониальных странах;

-   необходимость обновления старых конституций в странах,
вступивших первыми на путь конституционного развития;

-   эволюция государственного и общественного строя в со­
циалистических странах и странах социалистической ориентации
и переход на новый тип демократической государственности.

Большинство стран учредили свои конституции именно по­сле Второй мировой войны. В этот период были приняты или существенно изменены конституции в странах Европы (Италия, Франция, ФРГ, Дания, Греция, Испания, Португалия и др.), Америки (Бразилия, Боливия, Гондурас, Доминиканская Рес­публика, Сальвадор, Канада и др.), Азии и Африки (Япония, Турция, Южная Корея, Филиппины, Индия, ЮАР и др.).

Отказ от социалистического режима государственности в странах Восточной Европы и в государствах - бывших рес­публик СССР, осуществление ими конституционно-правовых реформ, в той или иной степени основанных на принципах Демократии, политическом плюрализме и либеральной эконо­мике, привели к принятию этими государствами новых кон­ституций в 1990-х годах.

19


В результате интенсивного конституционного развития а осуществления конституционно-правовых реформ произошли существенные сдвиги в расширении сфер конституционного регулирования, а также в межгосударственной конвергенции основных идей и принципов конституционного права многих стран мира.

Несмотря на значительный прогресс в современный пери­од, вместе с тем нельзя цока говорить о том, что конституци­онное право как ведущая отрасль публичного права сформи­ровалась повсеместно.

Так, весьма осторожно следует употреблять термин «кон­ституционное право» в отношении основной отрасли публич­ного права в мусульманских странах. Во многих государствах Ближнего Востока долго не принимались конституции. Тако­вы были государственные традиции в Саудовской Аравии, где не существовало конституции до 1992 года. В Султанате Оман лишь в 1996 году был принят основной закон. До сих пор нет конституции в Ливии и Бутане. Однако даже с принятием кон­ституций в этих странах государственное право мусульман­ской правовой системы не стало в полной мере конституцион­ным. Основные законы государств закрепляют автократиче­ский режим государственной власти, не признаются классиче­ское разделение властей и ряд других важных принципов кон­ституционализма. В частности, отсутствуют такие существен­ные принципы современного конституционного строя как равноправие граждан независимо от их пола, а также светский характер государства. Конституция не обладает высшей юри­дической силой и не имеет верховенства в правовой системе. Основным источником и высшей формой права в мусульман­ских странах служат по-прежнему священные книги : Коран и Сунна (собрание преданий о высказываниях и действиях Му­хаммеда).

Важным фактором, оказавшим влияние на развитие и уп­рочение конституционного права как отрасли внутригосудар­ственного права, явилось закрепление основных принципов

20


конституционализма в ведущих актах международного права. К ним относятся Устав ООН, Всеобщая декларация прав чело­века ООН 1948 года, акты Европейского Союза, Совета Евро­пы, СБСЕ, Содружества Независимых государств и др. В ре­зультате их принятия наиболее важные положения конститу­ционного права приобрели двойную защиту: внутри государ­ства и на международном (межгосударственном) уровне.

Таким образом, вторая половина XX века и начало нового столетия обеспечили доминирование идей конституционализ­ма в большинстве стран и вывели их регулирование на меж­дународный и межгосударственный уровень. Современное конституционное право как отрасль права приобрело черты зрелости и фундаментальности.


ЛЕКЦИЯ 2

Конституционное право в системе отраслей российского права

§ 1. Общая характеристика особенностей конституционного права как отрасли российского

права

Современное российское право представляет собой слож­ную и разветвленную систему отраслей, занимающих раз­личное положение и по-разному соотносящихся между со­бой.

Своими нормами отрасль права как закрепляет опреде­ленный круг общественных отношений, с помощью своего правового инструментария их регулирует, так и обеспечивает их реализацию. Характер норм отрасли права предопределя­ет правовую форму функционирования общественных отно­шений, условия возникновения прав и обязанностей, гаран­тии их реализации, содержание юридической ответственно­сти и т.д.

В пределах каждой отрасли механизм правового регулиро­вания осуществляется, главным образом, в три стадии. Первая стадия - это установление нормами определенных правил, ус­тоев общественных отношений. Вторая стадия - возникнове­ние на основе правил правовых отношений. Третья - реализа­ция правовых норм.

Внутри сложной иерархической системы выделяются фун­даментальные (основные) отрасли, к которым современная юридическая наука относит и конституционное право. Осо­бенность этих отраслей заключается в том, что они полностью «собственными» нормами осуществляют регулирование под­ведомственного круга общественных отношений, формируют цельный, завершенный механизм правового регулирования, в них закладываются основы других отраслей права.

22


Конституционное право Российской Федерации - это фундаментальная отрасль внутригосударственного (нацио­нального) публичного права.

К публичному праву относится целая группа отраслей права, в регулировании которых доминирует публичный, а не частный интерес. Помимо конституционного права к такому типу права относятся административное, финансовое, международное пуб­личное, муниципальное и ряд других отраслей права.

В российской правовой доктрине, как, впрочем, и в близ­ких ей других зарубежных школах юриспруденции, конститу­ционное право признается ведущей (центральной, основопола­гающей) отраслью в системе других отраслей внутринацио­нального права.

Как и другие отрасли, конституционное право представляет собой совокупность правовых норм, регулирующая определен­ный круг общественных отношений, составляющих предмет данной отрасли. Ведущая роль конституционного права обу­словливается, прежде всего, особой важностью и значимостью общественных отношений, на регулирование которых направ­лено конституционное право Российской Федерации как систе­ма правовых норм. Это отношения, формирующие: 1) общест­венный и государственный строй,2) положение личности в общественной и государственной жизни, 3) принципы взаимо­отношений личности, государства и общества.

Особое место конституционного права в системе отраслей российского права проявляется также в том, что оно охваты­вает регулированием общественные отношения во всех сфе­рах жизнедеятельности. Конституционное право определяет характер политических, экономических, социальных, духов­ных и культурных отношений в конкретном государстве и обществе. Универсализм конституционного права объясняется особенностью характера предмета конституционно-правового регулирования, к которому относятся не только вопросы орга­низации государственной власти, но и основы общественного строя, а также положение личности в обществе и государстве.

23


Еще одна уникальная особенность данной отрасли заклю-чается в том, что она объединяет все правовые нормы, предо­пределяющие тип конституционного строя и государствен-но-правового режима конкретного государства и общества. В этом проявляется принципиальный характер конституционно. го права как права учредительного типа.

Именно поэтому основополагающим источником данной отрасли права является конституция - основной закон госу­дарства и общества На основе конституции принимаются все другие важнейшие государствообразующие нормативно-правовые акты, также являющиеся источниками конституци­онного права.

К нормам российского конституционного права относятся все положения Конституции Российской Федерации, а также юридические нормы, содержащиеся в других видах норматив­но-правовых актов в части регулирования отношений по пово­ду взаимодействия личности с государством и обществом, осу­ществления публичной и государственной власти в Российской Федерации. При этом мера конституционно-правового регули­рования неодинакова в различных сферах. Если в экономиче­ской, социальной, культурной и духовной сферах конституци­онное право определяет лишь основы, то в политической сфере конституционно-правовое регулирование значительно шире и детальнее, чем в других видах общественных отношений.

Особенные черты конституционного права как ведущей отрасли права прослеживаются также в ее функциях.

Как и все другие отрасли права конституционное право выполняет специальные юридические функции: регулирую­щую, обеспечительную и правоохранительную функции. Вме­сте с тем кроме традиционных функций конституционное право осуществляет и такие только ей присущие государст­венно-правовые функции как учредительная, государствооб-разующая, координирующая.

Учредительная функция проявляется в правовом закрепле­нии конституционного строя. Как уже было замечено выше,

24


данная отрасль объединяет все те правовые нормы, которые предопределяют тип конституционного строя и правового ре­жима конкретного государства и общества.

Именно конституционное право устанавливает правовые основы государственной власти: формирует модель государ­ственной власти, систему ее органов, принципы и режим функционирования, основную компетенцию и базовые проце­дурные правила реализации полномочий органами государст­венной власти. В этом проявляется государствообразующая функция данной отрасли права.

Конституционное право выполняет также координирую-щую функцию. Конституционные нормы, в части, закрепляю­щей основы конституционного строя, а также регулирования основных прав и свобод, являются базовыми положениями для других отраслей права, теми общими принципами, прави­ла и правовыми стандартами, которые должны соблюдаться и учитываться в текущем отраслевом законотворчестве.

Наряду с государственно-правовыми функциями конститу­ционное право выполняет также важнейшие социальную и гу­манистическую (гуманитарную) функции.

Объектом конституционно-правового регулирования яв­ляются не только отношения по поводу осуществления пуб­личной власти. Суть социальной функции заключается в том, что на конституционно-правовом уровне определяются также отношения, составляющие основы экономического и социаль­ного строя, гражданского общества (формы собственности, принципы экономической деятельности и т.д.); механизма взаимодействия между государством и личностью; социаль­ной системы общества и других важнейших институтов об­щественного развития.

Гуманистическая функция конституционно-правовых норм проявляется в определения роли и достойного места личности в государстве и обществе; гарантировании прав и свобод и, прежде всего, в правовом документе высшей юридической си­лы - основном законе государства. Гуманистическая сущность

25


1


конституционного права составляет идейную основу его фор­мирования и развития. Традиции гуманизма исходят, в част­ности, от принципов французской Декларации прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года, Билля о правах США 1789 года и других первых правовых документов в области прав и свобод человека. Гуманистическое предназначение конституционного регулирования отражено в преамбулах конституций многих зарубежных стран, включая Конститу­цию Российской Федерации.

Гуманистическая функция присуща и всем другим отрас­лям права, однако конституционное право как никакая другая отрасль играет существенную роль в юридическом обеспече­нии гуманизма конкретного государства и общества.

§2. О научных спорах по наименованию отрасли конституционного права

История изучения данной отрасли права интересна тем, что в России долгое время существовала конкуренция между дву­мя терминами, используемыми для наименования отрасли: го­сударственное право и конституционное право.

В выборе термина российская наука по сути «металась» между двумя правовыми традициями европейских стран. Анг­ло-саксонская и романская правовые системы традиционно пользуются термином «конституционное право». Для герман­ской системы характерно употребление термина «государст­венное право». Как в лакмусовой бумажке эти различия хоро­шо обнаруживаются на примере Швейцарии. В преобладаю­щей немецкоговорящей части этой страны используется тер­мин «государственное право», тогда как на романоязычных территориях - «конституционное право».

Сущностную причину в расхождении наименований уче­ные объясняют разными временными рамками утверждения конституционного строя в странах Европы. Если в Велико­британии, США, Франции уже к началу XIX века утвердился

26


конституционный строй, то в той же Германии это произошло позднее .

Вопрос о том, как правильно называть данную отрасль — конституционным или государственным правом, являлся объ­ектом научного спора в России как в досоветской (дореволю­ционной) государственно-правовой науке, так и в период до­минирования советской школы права.

В рамках вузовского образования царской России читались лекции как по конституционному, так и по государственному праву. При этом понимание конституционного права отлича­лось порою оригинальностью. Так, М.М. Ковалевский рас­сматривал конституционное право как частное, видовое, а не родовое понятие2. Н.И.Лазаревский первый том своего иссле­дования «Русское государственное право» назвал «Конститу­ционное право», в котором раскрывал понятие конституцион­ного государства3.

Вместе с тем большинство досоветских ученых рассматри­вали данную отрасль как государственное право, ссылаясь на особенности русской правовой культуры4.

Такой выбор был предопределен близостью дореволю­ционного российского права к германскому праву, где дан-

См.: Конституционное (государственное право) зарубежных стран: В 4 томах, Тома 1-2. Часть общая: Учебник / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун - 3-е

издание, обновл. и доработ. М.: Изд-во БЕК, 2000. С. 1. 2 См.: Ковалевский М.М. Общее конституционное право. Лекция. СПб.,

1908. С.3-6.

См.: Лазаревский Н.И. Русское государственное право. 3-е издание.Т.1. СПб, 1913.

4

См.: Блюнчи И.К. Общее государственное право. М., 1825; Кистяков­ский Б.А. Государственное право (общее и русское): Лекции, читанные в Мо­сковском Коммерческом Институте в 1908-1909 году; Коркунов Н.М. Рус­ское государственное право. СПб., 1908; Лазаревский Н.И. Русское государ­ственное право. 3-е изд. СПб, 1913. Т. 1.; Гессен В.М. Очерки истории науки государственного права. Известия Санкт-Петербургского Политехнического института. СПб, 1911. Т. 16. С. 181-218; Кокошкин Ф.Ф. Русское государст­венное право. Вып П. М., 1908; Лекции по общему государственному праву. 2-е изд. ML, 1912.

27


ная отрасль традиционно называлась государственным пра­вом (Staatarechts). Необходимо заметить, однако, что в от­личие от России, где не проводилось каких-либо сущест­венных различий между конституционным и государствен­ным правом, в Германии существовала и высказывается до сих пор позиция, согласно которой объем предмета право­вого регулирования у конституционного и государственно­го права, хотя в своей основе и совпадает, но все же разли­чается.

Одни германские ученые склонны считать конституцион­ное право шире государственного по предмету правового ре­гулирования. Они подчеркивают, что в конституционном пра­ве рассматриваются вопросы, касающиеся не только государ­ства, но и принципиальных вопросов гражданского общества (основы статуса семьи, собственности, труда и отдыха и т.п.), в то время как государственное право - это отрасль, предме­том которой является исключительно государственный строй (Й.Изензее, П.Кирххоф, О.Киминних и др).1

Другие, наоборот, более широко рассматривают государст­венное право, из которого вычленяют конституционное право, называя его центральной сферой государственного права или государственным правом в узком смысле (А.Катц, Кельне К. Штерн)2. Встречаются и такие ученые, которые стремятся найти компромисс между этими позициями. Они замечают, что конституционное право шире государственного права по предмету регулирования, однако последнее менее ограничено по сравнению с первым в том плане, что включает в себя го­сударствоведческие отрасли, такие как, например, админист­ративное и процессуальное право (например, К.Хессе)3.

См.: Государственное право Германии. М., 1994. С. 5-6.

Цит. по: Конституционное (государственное право) зарубежных стран: В 4 томах, Тома 1-2. Часть общая: Учебник/ Отв. ред. проф. Б.А. Страшун -3-е изд., обновл. и доработ. М., 2000, С. 2-3.

См.: Хессе К. Основы конституционного права ФРГ. М,, 1981. С. 29.

28


 

Для обозначения учебной дисциплины в германских юри­дических вузах часто использовались и используются терми­ны «публичное право» или «государственное право в широ­ком смысле», охватывающие также административное, судеб­ное право и некоторые другие отрасли права.

В России уже в дореволюционное (досоветское) время ряд ученых пытались поставить понятия конституционное и государственное право на один уровень и снять проблему различий между ними. Так, Ф.Ф. Кокошкин замечал, что термин «государственное право», заимствованный русской юриспруденцией у немецкой (Staatsrecht), не особенно уда­чен и не вполне определен. «Во Франции и Англии, - писал он, этого термина нет; там есть лишь «конституционное право» (droit constitutionnel, law of constitution). И в немец­кой, и в нашей литературе это слово имеет разнообразный смысл, то более узкий, то более широкий. Иногда под этим словом понимается только конституционное право, иногда название «государственное право» объединяет конституци­онное и административное вместе, иногда, наконец, под именем государственного права излагается конституцион­ное право и та или другая часть административного. Мы будем понимать под словом «государственное право» -«конституционное право», и оно будет служить предметом наших занятий»1.

В Советском Союзе и соответственно в советской России изначально данная отрасль права стала именоваться как совет­ское государственное право. Это не означало, однако, отсутст­вия каких-либо научных идей по поводу изменения названия отрасли. Так, Е.Б.Пашуканис замечал, что «государственное право вообще становится предметом юридической разработки как конституционное право»2.

См.: Кокошкин Ф.Ф. Русское государственное право. Вып.П. М., 1908. С. 44.

См.: Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М., 1980. С. 102.

29


После принятия Конституции СССР 1936 года И.П. Трай­нин внес компромиссное предложение именовать государст­венное право конституционным (государственным) правом. Свое предложение он обосновывал следующим образом: «Го­сударственное право, по содержанию охватывающее круг во­просов, относящихся к принципиальным вопросам Конститу­ции, должно быть названо конституционным правом. Чтобы не получилось представления о том, что снимается вопрос о государственном праве (в его социалистическом понимании), мы считали бы целесообразным назвать это право: конститу­ционное (государственное) право» .

Понятие конституционное право стало использоваться со­ветскими учеными, начиная с 1960-х годов. Хотя широкого распространения такая позиция тогда не получила, вопрос о конституционном праве стал восприниматься как научная проблема.

Так, В.Ф. Коток отмечал, что наименование государствен­ное право не отражает специфики отрасли, потому что любая правовая норма, к какой бы отрасли права она ни относилась, устанавливается государством, и в этом смысле каждое нор­мативное предписание государственного органа может быть отнесено к государственному праву. Переименование госу­дарственного права в конституционное дало бы, по его мне­нию, возможность лучше выявить специфику предмета госу­дарственного права2.

Аналогичной позиции придерживался С.М.Равин, считав­ший, что государственное право является конституционным как по предмету регулируемых им общественных отношений, так и по присущему ему методу регулирования3.

См.: Трайнин КП. О содержании и системе государственного права // Со. государство и право. 1939. № 3. С. 44.

См.: Конституционное право социалистических стран. М., 1963. С. 51.

См.: Равин С.М. Основные особенности советского государственного права // Изв. вузов. Правоведение. Л., 1961. № 1. С. 47.

30


Сторонником наименования отрасли конституционным правом был также И.Е.Фарбер, который отмечал, что наиме­нование «конституционное право» лучше отражает и предмет, и принципы, и источники государственного права, отмежевы­вая в массовом правосознании данную отрасль от администра­тивного, гражданского, уголовного, колхозного и других от­раслей права1.

Наиболее развернутая дискуссия о том, как следует ли на­зывать данную отрасль права конституционным или государ­ственным, возникла в начале 1970-х годов.

В 1975 году в Ленинграде был издан первый в России учебник «Советское конституционное право», авторами кото­рого являлись Н. Русинова, В.А. Рянжин, а затем начали пуб­ликоваться периодически сборники по проблемам конститу­ционного права2.

В.Ф. Коток, Н. Русинова, В.А. Рянжин, В.А. Ржевский, И.Е. Фарбер, Н.П. Фарберов, обращая внимание на широту предмета конституционного регулирования, высказывали предположение о том, что с принятием Конституции СССР 1936 года появились все основания называть данную отрасль права конституционной .

Поддерживая сторонников термина «конституционное право», В.А. Рянжин категорически утверждал, что термин го­сударственное право, несмотря на его широкую распростра­ненность, неприемлем. «Во-первых, широкие круги населе­ния, не знакомые с проблемой деления права на отрасли, ото-

См.; Фарбер И.Е., Ржевский ВЛ. Вопросы теории советского консти­туционного права. Саратов, 1967. С.8.; См. также Фарбер И.Е. Проблемы предмета государственного права // Проблемы конституционного права. Са­ратов, 1986. С. 13-14.

Советское конституционное право. Л., 1975.

См.: Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского консти­туционного права. Саратов, 1967. С. 39; Актуальные теоретические пробле­мы развития государственного права и советского строительства. М., 1967. • 196-199; Конституционное право социалистических стран. М., 1973; Со­ветское конституционное право. Л., 1975.

31


ждествляют «государственное право» со всем внутригосудар­ственным.... Во-вторых, этот термин не раскрывает сущности и специфики рассматриваемой отрасли... Отношения, связан­ные с организацией государства, регулируют и такие отрасли как административное и судоустройственное...» .

Дискуссия 1970-х годов вокруг наименования отрасли дол­гое время оставалась острой и, казалось, приобретала характер вечной, по образному выражению ряда советских ученых. Ос­новная проблема была связана с различными подходами к предмету правового регулирования и вопросу о значимости рассматриваемой отрасли права в определении существенных сторон общественного и государственного строя. В качестве аргумента в споре приводился и такой формальный момент, как отражение в наименовании отрасли ее основного источни­ка. В определенной степени в выборе названия отрасли и нау­ки: государственное или конституционное играли роль исто­рические и правовые традиции.

Несмотря на всю остроту научной дискуссии в 1970-х го­дов, приверженцы государственного права по-прежнему до­минировали в советской правовой науке. К ним относились, в частности, А.И. Лепешкин, А.Х. Махненко, В.А. Щетинин и другие. Они отстаивали свою позицию, основываясь на исто­рически сложившемся традиционном понимании данной от­расли как государственное право. Ими отмечалось, что дис­куссия носит отнюдь не терминологический характер, а связа­на с концепцией, касающейся понятия, содержания и объема предмета данной отрасли2.

Приоритет позиции данной группы ученых был отмечен тем, что в этот период научная дисциплина о данной отрасли в

См. Советское конституционное право. Л., 1975. С. 4-5.

См.: Махненко АХ. О предмете и понятии социалистического государ­ственного права // Сов. государство и право. М., 1963. № 12. С. 55; Лепеш­кин А.И., Махненко А.Х., Щетинин В.А. О понятии, предмете и источниках государственного права // Изв. вузов. Правоведение. М., 1965. № 1; Лепеш­кин А.И. Соотношение государственного права и норм Советской конститу­ции // Сов. государство и право. М., 1971. № 2.

32


классификации ВАК (Высшей аттестационной комиссии) имела официальное название «государственное право и управление».

Нетрадиционный подход к обсуждаемой проблеме прояви­ли ученые, предложившие рассматривать конституционное и государственное право самостоятельными элементами систе­мы права. Эту позицию высказывали В.О.Лучин, Ю.П.Еременко и Н.В. Витрук.

«На современном этапе не следует ограничиваться лишь описанием такого предмета, каким он существует», - указывал В.О.Лучин. «Наука должна решить более важный вопрос - яв­ляется ли сложившаяся структура предмета государственного права оптимальной, выражает ли она сущность этой отрасли, соответствует ли основным тенденциям ее развития и тем из­менениям, которые происходят в целом в системе права и сис­теме законодательства»1.

Примерно с конца 1980-х годов- в начале 1990-х годов в юридической науке начала оформляться новая доктрина о системе конституционно-правовых ценностей, взглядов на по­литическую организацию общества. Происходит постепенный переход от доминировавшего государственного (этатистского) права к праву конституционному. Так, Н.А. Богданова отме­чает, что современная тенденция расширения предмета госу­дарственно-правового регулирования за счет включения в не­го отношений, связанных с различными аспектами устройства и функционирования гражданского общества, является дово­дом в пользу наименования соответствующих науки и отрасли конституционным правом2.

Хотя проблематика конституционного права продолжает неуклонно расширяться, тем не менее в начале 1990-х годов в

Лучин В.О. Тенденции развития советского государственного права // Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и со­ветского строительства. М., 1976. С. 34-35.

См.: Богданова НА. К новой концепции преподавания конституционно-го права // Государство и право. М., 1994. № 7. С. 12-13.

2-1889                                                                                                            33


большинстве юридических вузов по-прежнему изучается курс государственного права и лишь кое-где робко обозначается новый подход к ведущей отрасли права, которая называется двойным наименованием- государственным (конституцион­ным) правом1.

Переломным в утверждении нового наименования основопо­лагающей отрасли публичного права можно считать вторую по­ловину 1990-х годов. Именно в этот период в России происходит переход к повсеместному восприятию нового наименования дан­ной отрасли в качестве конституционного права и преподаванию соответственно одноименного курса2. Если на государственное право и делается ссылка, то такое наименование рассматривается как вторичное, производное от конституционного права . Один из последних учебников по государственному праву издается в 1996 году уже скорее в силу инерции4.

Предпосылки массового перехода на наименование отрасли конституционным правом были созданы, как представляется, принятием новой Конституции 1993 года. В ней не упоминаются содержащиеся ранее в основных законах СССР и РСФСР терми­ны «государственный строй» или «государственное устройство». Первая глава Конституции называется теперь «Основы консти-

См.: Государственное право Российской Федерации // Под ред. О.Е. Кутафина. М., 1996; Стрекозов ВТ, Казанчев Ю.Д. Государственное (конституционное) право Российской Федерации. М., 1995.

См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 1998; Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1998; Конституционное право: Учебное пособие, в 2-х частях. М.: Юридический колледж МГУ, 1996; Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубеж­ный опыт. М., 1998. з

См.: Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России:

Курс лекций. М., 1999; Васильев ВТ. Конституционное (государственное) право России: Курс лекций / Рос акад. гос службы при Президенте Рос. Фе­дерации. Сиб акад. гос. Службы. Новосибирск, 2001; Смоленский М.Б. Кон­ституционное (государственное) право России: Учебник для юрид, вузов и фак. Ростов на Дону, 2002.

См.: Государственное право Российской Федерации. М.: Юрид, лит., 1996.

34


туционного строя». Думается, что в немалой мере, основываясь на данной конституционной доктрине, министр науки и техниче­ской политики Российской Федерации своим приказом в 1993 году вводит в России новую научную специальность, заменяя в ней «государственное право» на «конституционное право»1. В классификации ВАК соответственно принимается новое обозна­чение специальности, обслуживающей рассматриваемую отрасль права: «конституционное право; государственное управление; административное право; муниципальное право».

Небезынтересным является тот факт, что различия между конституционным и государственным правом стираются и в гер­манском праве. Новейшие учебники по данной отрасли объеди­няют в заголовке государственное и конституционное право.

Таким образом, в современный период развития конститу­ционного (государственного) права большинство российских государствоведов остановилось на термине «конституционное право», что свидетельствует о трансформации взглядов рос­сийской школы государствоведения и более прочном утвер­ждении доктрины конституционализма.

В настоящее время дискуссия по наименованию данной отрасли практически не ведется. Если и сохранились привер­женцы отрасли и науки государственного права, то они, как правило, исповедуют все основные идеи конституционализма.

3. Особенности предмета и определение

понятия отрасли конституционного права

Российской Федерации

Каждая отрасль права имеет свой предмет правового регу­лирования, под которым понимаются общественные отноше­ния. Лишь определившись с предметом, возможно дать дефи­ницию самой отрасли права и осознать смысл ее названия.

См.: Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 51. Ст. 4936.

                                                                                                                     35


Предмет любой отрасли права составляет группа (совокуп­ность) общественных отношений, объединяемая общим родо­вым или видовым признаком. Например, гражданское право регулирует имущественные и личные неимущественные от­ношения, административное - управленческие, финансовое -бюджетно-финансовые и денежные, трудовое - трудовые от­ношения и т.д.

Предмет конституционного права - определенная группа публичных отношений, то есть отношений, связанных с пуб­личной (общественной и государственной) властью. Весь во­прос заключается в том - каких именно отношений? Имеется ли для них какой-либо один базовый признак, который объединял бы все общественные отношения в единую систему, состав­ляющую предмет конституционно-правового регулирования?

Задаваемый вопрос не является праздным. В отличие от многих других отраслей, где существует единый признак, дос­таточно четко идентифицирующий предмет регулирования (отношения по поводу имущества, труда, финансов и т.д.), в конституционном праве обнаруживается несколько критериев по определению предмета.

По мере расширения сфер конституционного регулирова­ния к нему стали относиться не только отношения по поводу осуществления публичной, и, прежде всего, государственной власти. Предметом конституционного права являются также: взаимодействие между государством и личностью, основы экономического строя, базовые институты гражданского об­щества, основные принципы экономической деятельности и форм собственности, социальная структура общества и ряд других институтов. В результате перед юридической наукой встал вопрос - по какому признаку идентифицировать обще­ственные отношения, относящиеся к предмету конституцион­ного права.

Так же, как и название отрасли, предмет конституционного права был объектом широкой научной дискуссии. Однако, ес­ли вопрос о наименовании отрасли утратил былую остроту

36


разногласий, то проблема определения предмета отрасли со­храняет свою дискуссионность по сей день1.

С точки зрения объема праворегулирования с определен­ной мерой условности можно было бы выделить два подхода к предмету отрасли конституционного (государственного) пра­ва: широкий и узкий.

В дореволюционной (досоветской) государствоведческой науке выделялись как сторонники широкого, так и узкого ви­дения предмета государственного права.

Сторонниками узкого видения государственного права яв­лялись Н.М. Коркунов, И. Андреевский, А.Д. Градовский, Н.И. Лазаревский и ряд других2. Предметом государственного права они считали отношения государственного и публичного (через народ) властвования. Одним из первых, кто так обозна­чил эти отношения, был Н.М.Коркунов, который характеризо­вал государство как юридическое отношение самостоятельно­го принудительного властвования, где субъектом является все население государства, объектом - сама власть принуждения, а содержание составляет право участия во власти и обязан­ность повиновения. Отсюда наука государственного права оп­ределялась, «как учение о юридическом отношении государ­ственного властвования»3.

Сторонники широкого подхода относили к предмету го­сударственного права не только устройство государства и отношения государственного властвования, но и государст­венное управление, тем самым существенно расширяя об­ласть государственно-правового регулирования и включая по

См.: Детальный анализ дискуссии по предмету государственного (кон­ституционного права) представлен в монографии Кутафина О.Е. Предмет конституционного права. М.: Юристь, 2001. С. 9-35.

См.: Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб.,1908, 1909; Андреевский И. Русское государственное право. СПб., М., 1866; Градов­ский А.Д. Общее государственное право. СПб., 1885; Лазаревский Н.И. Рус-ское государственное право.2-е изд. СПб., 1910. Т. 1.; 3-е изд. СПб., 1913.

См.: Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб.,1909. Т. 1.

37


сути основные административно-правовые отношения. Такая трактовка отрасли и науки была характерна для немецкой школы государственного права и соответственно была заим­ствована в России. К примеру, А.С. Алексеев понимал под устройством государства (государственным) устройством «постоянные устойчивые формы государственной организа­ции», «законы, определяющие основные черты политическо­го строя, отличающие данное государство от всех других», «организацию верховной власти, право подданных и отно­шение последних к первой». Согласно А.С. Алексееву госу­дарственное управление «обнимает те стороны государст­венной жизни, которые, не касаясь самого существа полити­ческого строя, могут быть одинаковыми в различных госу­дарствах» и включает «законы, определяющие как организа­цию административных учреждений, так и нормы их дея­тельности» .

Следуя этой концепции, учебники по русскому государст­венному праву содержали не только разделы о государствен­ном строе и устройстве России, включающем проблемы о формах правления, принципах государственного устройства, правах подданных, основных началах государственного вла­ствования, организации верховной власти (законодательной и правительственной). В них включались также вопросы «о подчиненном управлении»- функциях, формах, элементах административной деятельности, органах центральной и ме­стной администрации .

Различные подходы к определению предмета отрасли го­сударственного (конституционного) права сложились и в пе­риод советского социалистического права. Большинство госу­дарствоведов, как уже было замечено ранее, обозначали от-

См.: Алексеев А.С. Конспект лекций по русскому государственному

праву. М., 1892. С. 4-5.

2

См.: Алексеев А.С. Указ. соч., а также Коркунов Н.М. Русское государ­ственное право. Т. 1. СПб., 1908.

38


расль и науку как государственное право, но значительно рас­ходились в позициях по поводу того, что следует понимать под предметом данной отрасли.

На первоначальном этапе дискуссии сразу же выявились две противоположные позиции по этому вопросу: широкое и узкое понимание предмета государственного права.

В первом учебнике по советскому государственному праву, автором которого был А.Я.Вышинский, давалось широкое оп­ределение предмета. В этом качестве рассматривались обще­ственные отношения, охватывающие общественный и госу­дарственный строй, систему общественных и государствен­ных учреждений, принципы их взаимоотношений, объем их обязанностей и прав, методы их деятельности, а также права и обязанности как в их взаимоотношениях с обществом и госу­дарством, так и в их взаимоотношениях между собой1.

Даваемое определение предмета было слишком аморфным. Следуя такому пониманию, в учебнике выдвигалось положе­ние, согласно которому государственное право можно рас­сматривать в широком и узком смысле. В узком смысле ему в основном соответствовало содержание советской Конститу­ции, а в широком- государственное право охватывало уго­ловное, административное, судебное, гражданское и даже ме­ждународное право2.

Как заметил В.Ф. Коток, определение предмета государст­венного права в широком смысле, данное А.Я.Вышинским ха­рактеризовало более предмет права в целом, нежели предмет государственного права3. Поэтому основные сторонники ши­рокого толкования предмета государственного права, к числу которых относились, в частности, И.П. Трайнин и В.Ф.Коток попытались несколько сузить предмет, найти более приемле-

См.: Советское государственное право, М., 1938. С. 86. Указ соч. С. 88.

См.: Коток В.Ф. О предмете советского государственного права // Во­просы советского государственного права. М.,. 1959. С. 46.

39


мые формулировки общественных отношений, регулируемых государственным правом.

И.П. Трайнин предложил понимать под советским государ-ственным правом «совокупность юридических правил (норм), выражающих и закрепляющих общественное и государствен­ное устройство СССР, формы, функции и принципы деятель­ности советского государства, вытекающие из суверенных прав трудящихся, основные права и обязанности граждан СССР»1.

В.Ф. Коток понимал под предметом конституционного права общественные отношения, определяющие основные черты социально-экономической и политической организации общества и выражающие суверенитет советского народа .

Сторонники широкого понимания предмета государствен­ного права, как правило, ориентировались на институцио­нальную структуру советской Конституции, рассматривали отношения не только по поводу государственного, но и обще­ственного устройства и не пытались однозначно определять природу общественных отношений, регулируемых государст­венно-правовыми нормами. Такую задачу поставили перед со­бой сторонники узкого понимания предмета государственного права. Главным условием идентификации государственно-правовых отношений они видели нахождение признака, рас­крывающего специфику предмета государственного права.

Среди последователей такого подхода обозначились как умеренные, так и крайне узкие взгляды на предмет государст­венного права, однако общим для всех был отказ от рассмот­рения в качестве предмета государственного права общест­венных отношений, характеризующих основы общественного устройства или основы общественного строя. Предмет госу­дарственного права в понимании сторонников узкого подхода

См.: Трайнин И.П. О содержании и системе государственного права // Сов. государство и право. М., 1939. № 3. С. 36. См.: Коток В.Ф. Указ.соч. С. 51.

40


 

составляют общественные отношения по поводу осуществле­ния политической или государственной власти.

Так, по мнению С.А. Голунского и М.С. Строговича «в со­ветском государственном праве выражаются общественные отношения, связанные с организацией советского государства и его органов власти, а также отношения этих органов с граж­данами и права и обязанности последних»1. И.Д. Левин отме­чал, что государственное право «регулирует общественные отношения, складывающиеся в процессе организации и функ­ционирования государственной власти»2. С точки зрения А.И. Денисова «предметом государственного права является политическая надстройка, точнее - Советская власть как власть трудящихся города и деревни и государственное уст­ройство СССР. В центре государственного права стоят орга­низация и основные принципы деятельности органов государ­ственной власти, органов государственного управления, суда и прокуратуры»3. М.Г. Кириченко видел специфику государ­ственно-правовых отношений в том, что «они складываются в связи с осуществлением государственной власти»4.

Осознавая тот факт, что советская Конституция регулирова­ла не только отношения по поводу осуществления государст­венной власти, но и в определенной мере политические, соци­альные и экономические отношения, ряд государствоведов предприняли попытку найти компромисс между узким и широ­ким подходами. Они предложили относить к предмету государ­ственного права основы социально-экономической и политиче­ской систем организации советского общества, но только те из

См.: Голунский ,С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М.,

1940. С. 294. 2

См.: Левин ИД. Предмет и система советского государственного пра­ва// Рефераты научно-исследовательских работ за 1945 год. Отделение эко­номики и права. М,, 1946. С. 46.

См.: Денисов АЖ. Основы марксистско-ленинской теории государства и права. М., 1948. С. 359.

4

См.: Денисов АЖ, Кириченко М.Г. Советское государственное право. М., 1957. С.5.

41


них, которые возникают в процессе формирования и функцио­нирования органов государственной власти. К примеру, С.С. Студеникин определил государственное право как отрасль пра­ва, отражающую и закрепляющую основы социально-экономической системы и политической организации социали­стического государства и регулирующую общественные отно­шения, которые складываются в процессе формирования и функционирования государственной власти и ее органов . С по­зиции Я.Н. Уманского «особенности общественных отношений, регулируемых нормами советского государственного права, за­ключаются в том, что они составляют основу общественного и государственного строя и возникают в процессе осуществления государственной власти» . Аналогичную точку зрения заняли С.С. Кравчук, а также ряд других авторов. В частности, С.С. Кравчук отмечал, что нормами государственного права регули­руются общественные отношения, возникающие в процессе осуществления государственной власти. При этом социально-экономические стороны общественного устройства, по его мне­нию, также являются результатом деятельности государствен­ной власти, поскольку соответствующие отношения возникают в процессе осуществления государственной власти3.

Крайне узкую позицию на предмет государственного права занимали Г.С. Гурвич и А.И. Лепешкин.

Г.С. Гурвич относил к предмету государственного права исключительно отношения государственного властвования4.

Выступая против замены наименования государственного права конституционным, А.И. Лепешкин также предложил

См.: Советское государственное право (Учебное пособие). М., 1949. С. 4.

2

См.: Уманский Я.Н. Советское государственное право: Учебное посо­бие. М., 1955. С. 7.

См.: Юридический словарь. М., 1953. С. 117; БСЭ. М, 1973. Т. 12. С. 300.

4

См.: Гурвич Г.С. Некоторые вопросы советского государственного пра­ва// Сов. государство и право. М., 1957. № 12. С. 111.

42


узкую трактовку предмета государственного права, исключая нормы конституции, закрепляющие экономическую основу СССР, формы собственности, принцип планирования, соци­ально-экономические права граждан и некоторые другие ин­ституты. Он относил к предмету государственного права только отношения, возникающие в процессе осуществления государственной власти через представительную систему и различные формы непосредственной демократии в связи с реализацией суверенитета наций в разнообразных формах советской социалистической государственности и при закре­плении основ правового положения советских граждан1. Рас­сматривая нормы, содержащиеся в Конституции СССР 1936 года и посвященные экономической основе СССР, формам собственности, планированию народного хозяйства, А.И. Лепешкин отмечал, что, несмотря на их огромное принципи­альное значение, по содержанию регулируемых отношений они не могут быть отнесены к нормам государственного пра­ва как отрасли2.

Таким образом, А.И. Лепешкин критически относился к расширительному толкованию и полагал правильным ограни­чить предмет советского государственного права лишь обще­ственными отношениями «в сфере установления политиче­ских форм организации государственной власти»3. Только благодаря узкому подходу, как полагал А.И. Лепешкин, воз­можно достичь столь желаемую цель - идентифицировать предмет государственного права на основе одного ясного и системообразующего признака - «отношения, возникающие по поводу государственной власти».

См.: Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. М., 1961. Т. 1. С. 18-19; он же: «Соотношение государственного права и норм совет­ской Конституции» // Сов. государство и право. М., 1971. № 2. С. 107.

Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. М., 1961. Т. 1. С 19-20.

См.: Лепешкин А.И. Указ. соч. С. 32.

43


Последующие участники дискуссии, фактически присое­диняясь к одной из ранее высказанных позиций, зачастую предлагали свои конструкции предмета государственного (конституционного) права либо пытались уточнить ранее вы­сказанные положения.

Так, С.М. Равин, соглашаясь с позицией В.Ф. Котока, заме­тил о необходимости уточнения двух моментов: «во-первых,... какого рода отношения охватывают организацию социально-экономической системы и политическую организа­цию советского общества, так как очевидно, что речь может идти только об определенных отношениях; во-вторых, поня­тие «основные черты» социально-экономической системы и политической организации советского общества...ввиду его недостаточной точности следовало бы заменить другим, более точным понятием, например, «основ»1.

С.С. Кравчук уточнил ранее высказанную им позицию и в последних своих изданиях относил к предмету государствен­ного права «отношения, составляющие основы полновластия советского народа и возникающие в процессе осуществления принадлежащей народу государственной власти»2.

Сторонниками широкого понимания объекта конституци­онного права являлись также В.А. Рянжин и СИ. Русинова, которые определяли эти отношения, как выражающие эконо­мический и политический строй общества и положение чело­веческой личности3 .

За исключением сторонников крайне узкого взгляда на предмет государственного права, у всех других участников дискуссии под предметом государственного (конституционно­го) права, по существу понимались отношения, регулируемые нормами, закрепляющими основы общественного строя, осно-

См.: Раввин С.М. Основные особенности советского государственного права // Изв. вузов. Правоведение. Л., 1961. № 1. С. 9-10.

См.: Кравчук С.С. Советское государственное право. М., 1980.С. 25.

См.: Рянжин ВА., Русинова СИ. Советское конституционное право. Л., 1975. С. 7.

44


вы правового положения личности, национально-государст­венное устройство, систему органов государства, принципы их образования и деятельности. Расхождения наблюдались лишь в степени абстрактности формулировки предмета госу­дарственного (конституционного) права1.

Не случайно в середине 1970-х годов в юридической лите­ратуре стало отмечаться, что дискуссия о предмете конститу­ционного (государственного) права зашла в тупик и доводы сторон исчерпаны2.

Наряду с дискуссией вокруг круга общественных отноше­ний, составляющих предмет советского государственного (кон­ституционного) права, другим важным теоретическим аспектом научных споров в советский период стал вопрос о правильном наименовании данной группы общественных отношений.

В попытке отделить искомые общественные отношения от других предметов правового регулирования, и, насколько это возможно, подчеркнуть их публичный политический характер, обуславливающий принадлежность к предмету государствен­ного (конституционного) права, эти отношения еще в первые годы советской власти были названы конституционными об­щественными отношениями. В 1929 году в журнале «Совет­ское строительство» (№ 6) была опубликована статья В.Г. Лебединского, посвященная конституционным отноше­ниям. В 1967 году И.Е. Фарбер и В.А. Ржевский предприняли попытку реанимировать термин «конституционные отноше­ния» применительно к предмету советского государственного права3. Они рассматривали конституционные отношения в ка-

См.: Фарберов КП. О предмете конституционного или государственно­го права и о наименовании этой отрасли права // Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и советского строительства. М., 1976. С. 196.

Лучин В.О. Тенденции развития советского государственного права // Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и со­ветского строительства. М., 1976. С. 34.

См.: Фарбер И.Е., Ржевский В.А, Вопросы теории советского консти­туционного права. Саратов, 1967. С. 8.

45


честве предмета правового регулирования для государствен­ного права и истолковывали их как фактическую конституцию государства1. На сходной позиции стоял Н.П. Фарберов2 . В работах ДА. Ковачева, М.Г. Кириченко и ряда других также можно было найти термин «конституционные отношения» .

При всем многообразии точек зрения по понятию консти­туционных отношений, определению их природы, по вопросу, какие именно общественные отношения подлежат конститу­ционному регулированию, в советской юридической науке, в основном, сложилась единая позиция, которая заключалась в том, что конституционные отношения определяются как глав­ные, основные, и именно поэтому подлежат конституционно­му регулированию.

Так, В.А. Ржевский определил эти отношения как «наибо­лее массовые и социально значимые отношения, которые яв­ляются господствующими в обществе, направленными на ус­тановление основ руководства социальной экономикой, на оп­ределенные формы собственности на средства производства, на обеспечение полноты власти всего народа»4. И.П. Иль­инский отметил, что это «основы всех общественных отноше­ний, определяющие общественный и государственный строй»5.

Постепенно к концу 1980-х годов дискуссия по предмету конституционного (государственного) права была сглажена,

См.: Советское государственное право. / Под ред. И.Е.Фарбера, Изд-во

Саратовского Ун-та, 1979. С. 38. 2 См.: Актуальные теоретические проблемы развития государственного

права и советского строительства. М., 1967. С. 196-199.

3 См.: «Ученые записки ВНИИСЭ», 1966. № 6. С. 21-22; Кириченко М.Г. Развитие кодификации советского законодательства. М., 1968. С. 30.

См.: Ржевский В.А. «К вопросу о регулятивном характере общих норм советской Конституции»// Проблемы конституционного права. Вып. 3. Сара­тов, 1979. С. 36.

См.: Ильинский И.П. «О разработке некоторых вопросов теории социа­листической конституции» // Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и советского строительства. М., 1976. С. 52.

46


 


однако различные подходы в определении предмета по-прежнему сохранялись.

В современной российской науке конституционного права общественные отношения, составляющие предмет данной от­расли права, также рассматриваются по-разному.

Так, О.Е. Кутафин, детально анализируя позиции совре­менных отечественных государствоведов, обращает внимание на отсутствие единства в понимании предмета конституцион­ного права1.

Вместе с тем в целом, можно обнаружить доминирование широкого подхода к предмету конституционного права Подав­ляющее число авторов учебников по конституционному праву, изданных в период, начиная со второй половины 1990-х годов, на основе системно-институционального подхода определяют в качестве предмета этой отрасли отношения, составляющие, во-первых, объект конституционного регулирования, охватываю­щий не только политическую, но и социальную, экономиче­скую и духовно-культурную сферы, и, во-вторых, включающие основные институты правового регулирования в трех взаимо­связанных подсистемах: личность - государство - публичная власть (власть народа, общественная власть и государственная власть). При таком широком подходе определение предмета от­расли идет, как правило, через педантичное перечисление всех основных институтов конституционного права, в той или иной степени совпадающих по композиции с их распределением в действующей Конституции РФ 1993 года.

Так, Е.И. Козлова и О.Е. Кутафин дают следующее опреде­ление конституционного права: это - ведущая отрасль права России, представляющая совокупность правовых норм, закре­пляющих и регулирующих общественные отношения, опреде­ляющие организационное и функциональное единство обще­ства: основы конституционного строя Российской Федерации, основы правового статуса человека и гражданина, федератив-

Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 18.

47


ное устройство, систему государственной власти и систему местного самоуправления . В основном аналогичное опреде­ление предмета конституционного права дают Е.М. Ковеш­ников, а также В.Г. Стрекозов и Ю.Д. Казанчев2.

С точки зрения М.И. Кукушкина предмет регулирования конституционного права составляют отношения, связанные с установлением основ организации государства и гражданско­го общества, чем обеспечивается единство общества и харак­тер его государственной организации; основы правового ста­туса человека и гражданина в этом обществе; формы и меха­низм осуществления государственной власти3.

Е.И. Колюшин полагает, что предмет конституционного права составляют три основные группы общественных отноше­ний, возникающие: а) при установлении основ общественного строя; б) при установлении и регулировании конституционно-правового статуса гражданина в России; в) при установлении и регулировании организации и деятельности государства и госу­дарственной власти. Близкую позицию занимают Ю.А. Дми­триев и В.И. Мухачев, которые считая, что предмет конститу­ционного права не представляет собой единого целого, в то же время выражается по меньшей мере на трех уровнях правового регулирования: основы конституционного строя; отношения, возникающие в процессе реализации многонациональным на­родом России государственной власти, основы правового ста­туса человека и гражданина, а также содержание процесса реа­лизации политических прав и свобод граждан4.

См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М.,

1998. С. 9. 2 См.: Ковешников Е.М. Конституционное право Российской Федерации.

М., 1998. С. 1; Стрекозов В.Г, Казанчев Ю.Д. Государственное (конституци­онное право) Российской Федерации. М., 1995. С. 8.

См.: Конституционное право Российской Федерации. Екатеринбург, 1995. С. 15-17.

4

См.: Дмитриев Ю.А., Мухачев В.И. Понятие, предмет и метод консти­туционного права Российской Федерации — от исторических истоков — к со­временности М., 1998.

48


По мнению В.И. Чиркина конституционное право Россий­ской Федерации закрепляет, регулирует и стимулирует сло­ившиеся или возникающие основы экономической, социаль­ной, политической систем и духовной (идеологической) жизни обшества, правового статуса личности1.

В.В. Лазарев подчеркивает, что предметом конституцион­ного права является особый срез общественных отношений, имеющихся во всех сферах общества: политической, эконо­мической, социальной, духовной. Он обозначает конституци­онное право как систему правовых норм, регулирующих уст­ройство государства, организацию государственной власти и местного самоуправления, отношения между человеком и го­сударством, но при этом добавляет, что конституционное пра­во может иметь своим предметом и более широкий круг от­ношений2.

Наряду с широким подходом к определению отрасли, по-прежнему, встречаются попытки представить предмет консти­туционного права в более компактной формулировке через поиск какого-либо одного критерия, объединяющего в систе­му все отношения, подпадающие под конституционно-правовое регулирование. По-сути это узкий подход, подразу­мевающий определение отрасли через какую-либо одну уни­версальную парадигму, основную идею конституционного права.

В качестве одной из базовых идей, под эгидой которой все отношения, составляющие предмет конституционного права, образует систему, называются права и свободы человека и гражданина, которые определяются как ядро конституционно­го права. Как считает, например, М.В. Баглай конституцион­ное право- это совокупность правовых норм, охраняющих основные права и свободы человека и гражданина и учреж-

2 См.: Чиркин ВЛ Конституционное право: Учебник. М., 2001. С. 17.

    См.: Конституционное право: Учебник / Отв. ред. В.В. Лазарев. М., 1999. С. 13-16.

49


дающих в этих целях определенную систему государственной власти1. Такая позиция предопределена в немалой степени тем, что в статье 2 действующей Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина провоз­глашаются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита- обязанностью государства. Из этих положений сле­дует, что российские граждане как носители этих прав высту­пают по отношению к государству в качестве управомочен­ных, а государство по отношению к ним является правообя-занной стороной.

Близкую позицию по отношению к вышеназванной за­нимают Р.В. Еигибарян, Э.В.Тадевосян. Они определяют в качестве предмета конституционного права отношения, за­крепляющие и регулирующие важнейшие, фундаменталь­ные основы государства, его взаимоотношения с личностью и осуществления государственной власти, местного управ­ления и самоуправления. «В более краткой форме, - пишут они, - можно сказать и так: конституционное право - это внутренне взаимосвязанная совокупность юридических норм данной страны, закрепляющих и регулирующих осно­вы систем государственной власти в целях обеспечения ос­новных прав, свобод и ответственности человека и гражда­нина» .

На приоритет конституционного регулирования прав и свобод, а также главных институтов гражданского общества обращают внимание АЛ.Безуглов и СА.Солдатов. Они счи­тают, что дефиниция отрасли должна отражать динамику ее развития и поэтому определяют конституционное право Рос­сии как систему юридических норм, закрепляющих основные права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также

См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. М., 3-е изд. М, 2001. С. 3.

См.: Енгинбарян Р.В., Тадевосян Э.В. Конституционное право: Учебник. М, 2000. С. 17.

50


регулирующих основы организации гражданского общества и государственной власти1.

Думается, что наличие разных взглядов на то, какие отно­шения являются системообразующими для данной отрасли, составляют ядро и предопределяют сущность конституцион­ного права, в значительной мере обусловлено тем, что в осно­ву оценки предмета конституционного праворегулирования ставятся разные акценты.

Так, ряд ученых замечают, что ограниченная трактовка конституционализма XYII-XIX веков «власть и права челове­ка» постепенно уходит в прошлое. В позитивистском (фор­мально-юридическом) смысле справедливость сказанного сложно оспорить, так как понятие конституционного права должно охватывать его важные учредительную и государство-образующую функции.

Вместе с тем нельзя не отдать и должное другому подходу. Идейно в постановке «человека и его прав» на первое место по отношению к «государственной власти», призванной слу­жить интересам индивида и его социальных структур, содер­жится демократическая и гуманистическая сущность консти­туционного права.

Обобщая вышеизложенное, представляется целесообраз­ным высказать следующие замечания.

Прежде всего необходимо заметить, что в России, как и в других государствах мирового сообщества наблюдается тен­денция расширения предмета конституционного регулирова­ния и соответственно растет число сторонников широкого подхода к объекту конституционного регулирования. Если в старых конституциях, принимавшихся два столетия назад (на­чиная с Конституции США 1787 года и чуть позже) основное внимание было сконцентрировано на определении структуры и компетенции органов государственной власти, в то время

    См.: Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России: Учебник для юридических вузов. Полный курс. В 3-х томах. М., 2001. С. 11.

51


как социально-экономические аспекты и регулирование прав человека было предметом обычного законодательства, то в конституциях, принятых за последние полвека и особенно в последние десятилетия вопросы прав и свобод человека и гражданина, социально-экономические и духовные основы го­сударственного и общественного строя получают детальное конституционное регулирование (см., например, конституции Португалии, Испании, Италии, Бразилии, Швейцарии, боль­шинство новых конституций государств Восточной Европы и государств - членов СНГ и др.).

Следствием такого процесса стало качественное измене­ние, то есть расширение роли конституционного права как ве­дущей отрасли и возрастание значимости ее гуманистиче­ской функции.

Основное гуманистическое предназначение современной конституции и конституционно-правовых норм с ней связан­ных заключается именно в том, чтобы определить роль и дос­тойное место личности в государстве и обществе, гарантиро­вав ей права и свободы, а также действие основных институ­тов гражданского общества в нормативно- правовом докумен­те высшей юридической силы.

Вот, что говорится, например, в преамбуле Конституции Франции 1946 года. «На другой день после победы, одержан­ной свободными народами над режимами, которые пытались поработить и унизить человеческую личность, французский народ провозглашает, что всякое человеческое существо, не­зависимо от расы, религии и веровании, обладает неотъемле­мыми и священными правами. Он торжественно подтверждает права и свободы человека и гражданина, освященные Декла­рацией прав 1789 года, и основные принципы, признанные за­конами Республики». Как видим, основной акцент в преамбу­ле французской Конституции делается именно на неотъемле­мые и священные права человека.

Аналогичный подход наблюдается в преамбуле Конститу­ции Российской Федерации 1993 года. В ней содержатся сле-

52


дующие слова: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенный общей судьбой на своей земле, ут­верждая права и свободы человека, гражданский мир и согла­сие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, ... принимаем Конституцию Рос­сийской Федерации». Права и свободы человека вместе с дру­гими нравственными и общегражданскими ценностями по­ставлены в качестве главных задач конституционно-правового регулирования в основном законе Российского государства.

Тенденция гуманизации конституционного права не могла не быть замечена наукой конституционного права, которая все более склонна к деэтатизации («разгосударствлению») кон­ституционного права при поиске дефиниции данной отрасли. На первое место в конституционном регулировании ставятся социальные цели и роль личности в обществе и государстве, в то время как вторым планом обозначаются вопросы определе­ния государственного (публичного) строя. В частности, авто­ры четырехтомного издания Конституционное (государствен­ное) право зарубежных стран определяют конституционное право как систему правовых норм конкретной страны, регули­рующих положение человека в обществе и государстве, осно­вы общественного строя, основы организации и деятельности системы органов публичной власти1.

Наряду с осознанием тенденций расширения предмета кон­ституционного регулирования и возрастания гуманитарной значимости данной отрасли права, важное значение имеет правильное осмысление степени обязательности регулирова­ния конституционным правом тех или иных видов обществен­ных отношений. В юридической литературе неоднократно от­мечалась особенность конституционно-правового регулирова­ния общественных отношений, состоящая в том, что в одних

См.: Конституционное (государственное право) зарубежных стран: Учебник / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. М., 2000. Т. 1-2. Часть общая С. 6.

53


сферах конституционное право непосредственно и в полном объеме регулирует общественные отношения, а в других - оп-ределяет лишь основополагающие, то есть такие, которые предопределяют содержание остальных отношений в этих сферах1. Отсюда мера конституционно-правового регулирова­ния неодинакова в различных сферах. Если в экономической, социальной, культурной и духовной сферах конституционное право определяет лишь основы, то в политической сфере кон­ституционно-правовое регулирование значительно шире и де-тальнее, чем в других видах общественных отношений.

Исходя из этих особенностей, в юридической литературе предлагается градация общественных отношений, составляю­щих предмет конституционного права, на две группы. Так, О.Е. Кутафин разграничивает в предмете конституционного права 1) общественные отношения, складывающиеся в облас­тях, составляющих основные элементы государства, которы­ми, как известно, являются народ, территория и власть, и 2) общественные отношения, имеющие основополагающее значение для тех сфер, в которых они складываются . Специ­фика первой группы общественных отношений заключается в том, что они являются обязательным атрибутом предмета кон­ституционного права. К ним относятся, по мнению О.Е. Кута­фина, отношения, связанные с гражданством, государствен­ным устройством, с осуществлением народом власти как не­посредственно при проведении референдумов и свободных выборов, так и через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Особенность второй группы с точки зрения О.Е. Кутафина состоит в том, что они могут складываться во всех сферах жизни нашего общества и государства. Данные отношения не являются обязательным атрибутом предмета конституционно-

См.: Уманский Я.Н. Советское государственное право. М, 1970. С. 5 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2000. С. 6. См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 23-26

54


го права. Они становятся элементом предмета конституцион­ного права только тогда, когда в этом заинтересовано государ­ство, что выражается в соответствующих нормах права, со­держащихся в таких основополагающих актах, как конститу­ция, или других актах, имеющих учредительный характер. К числу таких отношений относятся определяющие основы кон­ституционного строя России, основы правового статуса чело­века и гражданина, основные принципы системы органов ис­полнительной и судебной власти, а также органов местного самоуправления1.

Предложенная схема интересна с точки зрения перспектив дальнейшего осуществления теоретического анализа специ­фики предмета конституционного права, но является довольно сложной для системного восприятия всего круга обществен­ных отношений, составляющих предмет данной отрасли пра­ва. Какие отношения относить к первой, а какие - ко второй группе - этот вопрос носит оценочный характер. При таком подходе нужна интуиция опытного, если не гениального, го­сударствоведа, чтобы правильно отделить первую группу от второй. В этой связи на данном этапе, думается, что значи­тельно проще и доступнее не расчленять общественные отно­шения по критерию их обязательного присутствия в качестве предмета конституционного права, а обратить внимание на наличие двух типов отношений: 1) отношения, которые пред­ставляют собой основы (основы общественного строя и осно­вы правового статуса личности) и получают конкретизацию в других отраслях права и 2) отношения, детально регулируе­мые непосредственно в конституционном праве (организация и осуществление публичной и государственной власти, орга­низация системы местного самоуправления). Даже те авторы, которые обращают особое внимание на роль современного конституционного права в регулировании вопросов граждан-ского общества, прав и свобод человека и гражданина, отме-

См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 26.

55


чают то обстоятельство, что эти сферы регламентируются конституционным правом не в полной мере- закрепляются лишь их основы1.

Итак, определение предмета конституционного права Рос­сии в современный период следует проводить с учетом функ­ционального назначения данной отрасли, тенденций развития, а также широты и особенностей ее предмета с точки зрения сфер конституционно-правового регулирования. Исходя из этого, современное конституционное право Российской Фе­дерации можно было бы определить как ведущую фундамен­тальную отрасль публичного российского права, которая объединяет в единую систему конституционно-правовые нормы, устанавливающие:

-   основы общественного строя,

-   основы взаимоотношений личности и государства,

-   отношения по организации и осуществлению публичной
(общественной и государственной) власти

§ 4. Метод конституционно-правового регулирования

Для формирования любой отрасли права важное значение имеет наличие собственного метода правового регулирова­ния. Предмет и метод регулирования составляют в совокупно­сти главные факторы, свидетельствующие о существовании самостоятельной отрасли права.

Под методом правового регулирования понимается сово­купность приемов и способов правового воздействия на опре­деленную группу общественных отношений.

В науке конституционного права до сих пор немалый инте­рес представляет вопрос о специфике методов конституцион­ного права или методов конституционно-правового (государ­ственно-правового) регулирования.

См.: Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. 2001. С. 10-11.

56


В свое время М.Д. Шаргородский и О,С. Иоффе особенно­сти этих методов связывали с тем, что «нормы государствен­ного права большей частью не детализируют сформулирован­ных в них положений, поскольку это должно быть сделано в других отраслях права, развивающихся на его основе»1. Фак­тически такой вывод был основан на основе анализа общих положений Конституции и не затрагивал другую группу норм, детально регулирующих государственно-властные отношения. Поэтому эта позиция была подвергнута критике.

По мнению С.М. Равина, специфика отрасли государствен­ного права выражается в том, что общественные отношения регулируются путем непосредственного применения правил (норм) конституции и изданных в соответствие с ней консти­туционных актов. При этом данные правила (нормы) опосред­ствуют все другие отрасли права, что и выражает ведущую роль государственного права в системе права2.

Нельзя не заметить, что предложенный СМ. Равиным отли­чительный признак свойственен и другим отраслям права, где конституционные нормы в определенных случаях также при­меняются непосредственно (например, в административном и финансовом праве). На это было обращено внимание Б.В. Щетининым, который в свою очередь полагал, что в госу­дарственном праве главным образом используется нормоуста-новительный метод, который, однако, не является единствен­ным. Наряду с ним, по мере необходимости, используются и некоторые другие методы - дозволения, предупредительного воздействия, регламентирования структуры и др., успешно применяемые и в иных отраслях права. Комплексность общест­венных отношений в государственном праве обусловливает, по мнению Б.В. Щетинина, использование различных методов3.

Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права // Сов. го­сударство и право. М, 1957. № 6. С. 107.

См.: Равин СМ. Основные особенности советского государственного права//Изв. вузов. Правоведение. Л., 1961. 1. С. 5-6.

См.: Щетинин Б.В. Проблемы теории советского государственного права. М., 1969. С. 11-12.

57


Попытка обозначить уникальный для государственного права метод была предпринята Я.Н. Уманским, который заме­тил, что для норм данной отрасли характерен метод конститу­ционного закрепления. Однако Я.Н. Уманскому не удалось определить особенности этого метода .

В современный период большинство государствоведов склонны искать особенности конституционного права ни в на­личии какого-то специального метода регулирования, а в со­четании методов, присущих правовому регулированию как та­ковому, в закономерности их композиции и роли каждого из известных и применяемых методов.

Во-первых, отмечается, что для конституционного права характерно разнообразие методов правового регулирования.

Во-вторых, предпринимается попытка определить соотно­шение между методами по их роли в конституционно- право­вом регулировании

Необходимо отметить, что в современной отечественной науке наблюдается разнообразие подходов к определению системы методов регулирования в конституционном праве Российской Федерации.

Так, В.Е. Чиркин выделяет следующие методы: импера­тивные методы, управомочения, субординации, обязывания, запрещения, диспозитивные методы, методы координации, со­гласования и репрессивные методы2. О.Е. Кутафин, опираясь на классическое деление в теории права методов правового регулирования, предлагает их классифицировать примени­тельно к конституционному праву на три вида: предписание, запрет и дозволение3.

Представляется, что для более четкого уяснения особенно­стей системы методов конституционно-правового регулирова-

См.: Уманский Я.Н. Советское государственное право. М., 1970. С. 6-7.

См.: Чиркин В.Е. Конституционное право в Российской Федерации. М., 2001. С. 28-29.

См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 38. 58


ния целесообразно проводить их классификацию на двух уровнях.

Прежде всего, на самом общем уровне в зависимости от характера предписаний, содержащихся в нормах права, выде­ляются два основных метода: императивный и диспозитив­ный1 .

Императивный метод - это метод властных предписаний, основанный на запретах, подчинении и ответственности. Для отношений, регулируемых на основе данного метода, харак­терно неравенство сторон или субординация (например, в сис­теме органов государственной власти).

Диспозитивный метод - это метод равноправия сторон, основанный на дозволениях и праве выбора поведения субъ­ектами правоотношений, координации деятельности.

Названные методы могут быть подразделены в свою оче­редь на следующие способы воздействия: предписание, за­прет и дозволение.

Предписание или позитивное связывание - способ правового воздействия, суть которого состоит в предписании совершения определенных обязательных и юридически значимых действий на условиях, предусмотренных правовой нормой.

Использование данного метода характерно для определе­ния задач и полномочий органов государственной власти, за­крепления обязанностей человека и гражданина (например, обязанность Президента РФ при вступлении в должность при­нести народу присягу - ст.82 Конституции РФ или прекраще­ние главой Российского государства своих полномочий в слу­чае отрешения его от должности - ст. 92 Конституции РФ; обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы - ст. 57 Конституции РФ и др.).

Исполнение предписания означает, что одна сторона долж­на проявлять активные действия по выполнению возложенных

См.: Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. М., 2001.Т. I. С. 16.

59


на нее обязанностей, другая вправе требовать их выполнения, а в необходимых, предусмотренных нормами права случаях, использовать меры принуждения для совершения этих дейст­вий и привлекать к ответственности. Сам факт уклонения от обязанности нередко является основанием для привлечения к ответственности.

В конституционном праве довольно широко используется метод предписаний. На его основе определяется система и компетенция органов государственной власти и местного са­моуправления, а также отношения между ними. Без этого ме­тода невозможно определить двусторонние обязательства го­сударства и личности.

Запрет - способ правового воздействия, выражающийся в запрете совершения определенных действий.

В отличие от предписания, обязывающего совершать ак­тивные действия, запрет призывает уклоняться, воздерживать­ся от юридически значимых действий, совершение которых влечет за собой негативные для общества последствия или их совершение несовместимо с государственно-правовыми цен­ностями.

Данный метод относится к пресечению действий, нару­шающих основы конституционного строя, государственную целостность и безопасность государства, права и свободы че­ловека и гражданина и иные государственно-правовые ценно­сти Российской Федерации. Например, согласно ч.З ст. 3 Кон­ституции РФ, «никто не может присваивать власть в Россий­ской Федерации». В соответствие со ст. 21 Конституции РФ «никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обра­щению или наказанию».

В Конституции РФ наибольшее число запретов может быть найдено в главах, посвященных основам конституционного строя, правам и свободам человека и гражданина. При этом нарушение этих запретов влечет за собой, как правило, наибо­лее серьезный вид ответственности - уголовную ответствен-

60


ность. Так, согласно ст. 278 УК РФ действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конститу­ционного строя Российской Федерации, наказываются лише­нием свободы на срок от двенадцати до двадцати лет.

Призыв к пассивному поведению отличается категорично­стью, и ослушание влечет за собой ответственность, которая часто определяется в нормах, непосредственно устанавли­вающих такие запреты. Например, целый комплекс запретов содержится в избирательном праве, за несоблюдение которых следуют юридически неблагоприятные последствия для кан­дидатов и его сторонников: отказ в регистрации, признание выборов недействительными и т.п. Так, в соответствии со ст. 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избиратель­ных прав и права на участие в референдуме граждан Россий­ской Федерации» запрещается прямое или косвенное привле­чение к предвыборной агитации, агитации по вопросам рефе­рендума лиц, которые не достигнут возраста 18 лет на день голосования; запрещается проводить предвыборную агита­цию, агитацию по вопросам референдума, выпускать и рас­пространять любые агитационные материалы федеральным органам государственной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, иным государствен­ным органам, органам местного самоуправления, лицам, на­ходящимся на государственной или муниципальной службе и Другим категориям лиц, государственных органов и организа­ций, указанных в данном Федеральном законе.

В наиболее серьезных случаях устанавливается админист­ративная и уголовная ответственность. Например, в соответ­ствии со ст. 56 данного Федерального закона при проведении предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума не допускается злоупотребление свободой массовой информа­ции. Предвыборные программы кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, выступления кандида-

61


тов, их доверенных лиц, представителей избирательных объе­динений, избирательных блоков, инициативной группы по проведению референдума и иных групп участников референ­дума, иные агитационные материалы не должны содержать призывы к насильственному захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостно­сти Российской Федерации, а также не должны быть направ­лены на пропаганду войны. Запрещается агитация, возбуж­дающая социальную, расовую, национальную, религиозную ненависть и вражду, а также злоупотребление свободой мас­совой информации в иной форме, определенной законодатель­ством Российской Федерации.

Как гласит ст. 280 Уголовного кодекса РФ публичные при­зывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или насильственному изменению консти­туционного строя Российской Федерации влекут за собой со­ответствующую уголовную ответственность - наказываются штрафом в размере от пятисот до семисот минимальных раз­меров оплаты труда или в размере заработной платы или ино­го дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев, ли­бо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лише­нием свободы до трех лет. Те же деяния, совершенные с ис­пользованием средств массовой информации наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься оп­ределенной деятельностью на срок до трех лет.

Другой пример запрета в избирательном праве - установ­ление сроков проведения агитации. Согласно ст. 49 Федераль­ного закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федера­ции» проведение предвыборной агитации, агитации по вопро­сам референдума в день голосования и в предшествующий ему день запрещается. Исходя из этих положений в ст. 5.10. Кодекса РФ об административных правонарушениях опреде­ляется, что предвыборная агитация, агитация при проведения

62


референдума в период, когда такая агитация запрещена зако-нодательством о выборах и референдумах, либо в местах, где ее проведение запрещено законодательством о выборах и ре­ферендумах, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти до пятнадцати минимальных раз­меров оплаты труда; на должностных лиц- от двадцати до тридцати минимальных размеров оплаты труда; на юридиче­ских лиц - от двухсот до трехсот минимальных размеров оп­латы труда.

Дозволение — способ правового воздействия, выражающий­ся в разрешении совершения определенных действий или без­действий, которые имеют или могут иметь юридическое зна­чение.

Через дозволение раскрывается диспозитивный метод пра­вового воздействия. Этот метод применяется для регулирова­ния прав и свобод человека и гражданина, наделения других субъектов правоотношений определенными правами и полно­мочиями, а также для предоставления им правовой возможно­сти поступать по выбору в рамках задаваемой модели поведе­ния (например, право Президента России принять отставку Правительства РФ или не принимать, распускать или не рас­пускать Государственную Думу при трехкратном отклонении ею кандидатуры Председателя Правительства РФ - ст.ст. 111, 117 Конституции РФ).

Дозволение не означает полную свободу поведения субъ­екта права. Зачастую одновременно с дозволением устанавли­ваются условия совершения действий или бездействий. Встречаются как общие условия-принципы, так и конкретные требования. Например, согласно ст. 17 Конституции РФ осу­ществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Это общее условие-ограничение реализации прав и свобод. Примером установле­ния конкретного условия являются положения ст. 39 Консти­туции РФ, которые определяют, что каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инва-

63


лидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. В этой же статье обознача­ются случаи, когда государство гарантирует социальное обес­печение. Человек лишь при определенных условиях получает право на данный вид социальной льготы и может воспользо­ваться данным правом, а может и отказаться от него.

Наиболее характерным примером установления рамок доз­воления является регулирование полномочий органов госу­дарственной власти и органов местного самоуправления. Осо­бенность природы полномочий заключается в том, что они яв­ляются одновременно правами и обязанностями.

В большей мере для конституционно-правового регулиро­вания характерно использование императивного метода и спо­собов, основанных на властных началах. Однако в отличие от тех же отраслей публичного права- административного или финансового права, основанных главным образом на импера­тивно-властных предписаниях, конституционное право доста­точно широко использует диспозитивный метод правового ре­гулирования.

Поэтому трудно согласиться с авторами, которые подчер­кивают приоритетное,применение властно-императивных на­чал в конституционном праве, замечая, в частности, что «дис­позитивный метод используется значительно реже» и «осо­бенностью конституционного права является достаточно часто встречающееся неравенство сторон - участников конституци­онного правоотношения». В качестве примера подчинения од­ной стороны другой приводится, в частности, такая сфера, как регулирование конституционных обязанностей гражданина1.

Представляется, что одной из особенностей конституцион­ного права Российской Федерации как отрасли публичного права является достаточно широкое применение, наряду с императивным, диспозитивного метода. На эту особенность

См.: Конституционное право России: Учебно-методическое пособие. Краткий учебник для вузов. М., 2001. С. 164.

64


справедливо обратили внимание, к примеру, Ю.А. Дмитриев и И.В. Мухачев, заметив, что хотя очевидно в конституционном праве и преобладает метод императивного регулирования, с развитием отрасли в соответствие с общей тенденцией на де­мократизацию общественной жизни, в ней все большую роль будет играть метод диспозитивный1.

Другой особенностью конституционно-правового регули­рования является нередко встречающаяся комбинация импе­ративного и диспозитивного методов правового регулирова­ния. Это обнаруживается даже в государственно-властных отношениях, основанных в целом на подчинении. Здесь нельзя выявить ту жесткую субординацию, которая наблю­дается, к примеру, при анализе методов регулирования в ад­министративном праве. Так, государственная власть в Рос­сийской Федерации организуется на основе принципа разде­ления властей, предполагающего относительную самостоя­тельность и независимость ветвей власти, взаимодействую­щих между собой в режиме активного партнерства и коорди­нации. Федеративное устройство России означает широкое использование механизмов кооперации и сотрудничества между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Фе­дерации. Природа этих отношений конституционно-договорная. Как своеобразно определили эту особенность Ю.А. Дмитриев и И.В. Мухачев- для конституционного права характерно использование метода волевого воздейст­вия в сочетании с элементами договора .

Едва ли следует согласиться и с признанием одностороннего подчинения в системе отношений государства и личности при регулировании обязанностей гражданина. Государство не толь-

См.: Дмитриев Ю.А., Мухачев И.В. Понятие, предмет и метод консти­туционного права Российской Федерации - от исторических истоков к со­временности. М., 1998. С. 49.

Там же.

3-1889                                                                                                            65


ко требует, но и создает условия для надлежащего исполнения гражданином своих обязанностей. К примеру, обязанность ка­ждого платить законно установленные налоги и сборы обеспе­чивается созданием и функционированием налоговых служб, выполнение гражданином обязанности нести военную службу сопровождается определенной законом деятельностью военных органов и должностных лиц. В последнем случае гражданину должна быть предоставлена возможность в соответствие с Кон­ституцией РФ заменить военную службу на альтернативную гражданскую службу (ч.З ст. 59 Конституции РФ).

Таким образом, преобладание императивного метода над диспозитивным, властных начал над свободой выбора для конституционного права может быть названо лишь со значи­тельной оговоркой в качестве особенности, и не должно быть переоценено, как нельзя недооценивать неуклонную тенден­цию возрастания роли диспозитивного регулирования в кон­ституционном праве.

Достаточно спорно введение в научный оборот понятия репрессивных методов. В качестве примера такого типа мето­дов В.Е. Чиркин приводит высылку лиц, подстрекающих к общественным беспорядкам, в другие районы страны во время режима чрезвычайного положения1. Думается, что в данном примере речь идет о применении санкции за нарушение пред­писаний и запретов, то есть об императивных методах. Такие санкции - неотъемлемое условие действия метода императив­ного регулирования, как такового. Поэтому едва ли следует подменять одно понятие другим.

Оригинальную классификацию методов конституционно-правового регулирования предлагает С.А. Авакьян. С точки зрения характера регулируемых общественных отношений он выделяет методы общего нормирования (регулирования) и де­тального регулирования соответствующих общественных от-

См.: Чиркин В.Е. Конституционное право в Российской Федерации. 2001. С. 29.

66


ношений. Метод общего нормирования используется в опреде­лении основ конституционного строя, а метод детального регу­лирования - для регламентации отношений политического вла­ствования1. Приводимая С.А. Авакьяном классификация кор­респондируется с аналогичными функциями конституционного права и поэтому нуждается в дополнительном обосновании.

§ 5. Место отрасли конституционного права в системе других отраслей права

Как уже было отмечено ранее, конституционное право яв­ляется фундаментальной отраслью публичного права. Среди других отраслей внутригосударственного публичного права (административное, финансовое, муниципальное, уголовное и др.), а также в сопоставлении с отраслями национального ча­стного права, конституционное право занимает особое - веду­щее место в системе отраслей права. Большинство государст­воведов называют эту отрасль главной, то есть возглавляющей пирамиду отраслей права.

Это проявляется, прежде всего, в том, что конституционное право отличается особой значимостью и широтой своего предмета регулирования.

Принципиальное значение предмета конституционного права выражается в целях и содержании регулирования, путем которого определяется тип и характер общественного и госу­дарственного строя Российской Федерации.

По своему содержанию предмет конституционного права отличается широтой охвата видов общественных отношений. Если другие отрасли направлены на регулирование общест­венных отношений в достаточно узких, специальных областях общественной и государственной жизни, то конституционное право - единственная отрасль права, нормы которой, так или

См.: Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебно-методиче-ское пособие для семинарских занятий. М., 2001. С. 5-6.

                                                                                                                     67


иначе охватывают все сферы человеческой жизнедеятельно сти - политическую, экономическую, социальную, духовную, культурную.

Другая отличительная особенность данной отрасли, при­дающая ей ведущее значение, проявляется в том, что главный ее источник - Конституция, содержит нормы, которые полно­стью относятся к конституционному праву. Основной и выс­ший закон государства является одновременно источником и для всех других отраслей права (гражданского, уголовного, административного, гражданско-процессуального, уголовно­го, уголовно-процессуального, трудового, земельного, финан­сового и др.), в той или иной мере предопределяет их характер и содержание. Вместе с тем только в отношении конституци­онного права все нормы Конституции составляют неотъемле­мую часть данной ведущей отрасли права.

Такая особенность обусловливает двойственную конструк­цию предмета конституционного права. В качестве предмета выделяется две группы общественных отношений: отношения, выражающие основы конституционного строя (основы обще­ственного и государственного строя) и отношения по органи­зации и функционированию публичной (государственной) власти. Если первую группу отношений конституционное право лишь закрепляет, «учреждает», то вторую- детально регулирует, устанавливая и механизм реализации этих право­отношений. Для последней группы правоотношений харак­терно наличие довольно обширного постоянно развивающего­ся законодательства, являющегося также источником консти­туционного права.

Что же касается отношений, закрепляющих основы кон­ституционного строя, то в той части, в какой эти отношения выражают основы экономического строя, социальной и ду­ховной жизни, они реализуются через правовой инструмента­рий других отраслей права: административного, гражданско­го, финансового, трудового, права социального обеспечения и других. При этом многие общие нормы - принципы конститу-

68


ционного права являются одновременно нормами этих отрас­лей, в той части, в которой они определяют основы правового регулирования.

Таким образом, в конституционном праве обнаруживается интересный феномен, или можно даже сказать в определенной мере, - противоречие, выражаемое в двойственности структу­ры предмета отрасли: если отношения по организации и функционированию публичной (государственной) власти ре­гулируются только нормами конституционного права, то от­ношения, составляющие основы общественного строя и пра­вового положения личности только на принципиальном уров­не закрепляются нормами конституционного права, в то время как законченное регулирование получают в других отраслях права. Отсюда видно, что в предмет конституционного права включены две качественно различные группы отношений, от­личающиеся по степени абстрактности и месту в системе пра­воотношений. Нормы, регулирующие основы общественного строя, права и свободы личности носят характер принципов, деклараций, в то время как нормы, определяющие конкретные отношения по организации и осуществлению публичной вла­сти представляют собой типичные правила поведения с соот­ветствующей гипотезой, диспозицией а, в некоторых случаях, и с санкцией.

Любопытно, что еще в 1959 г. А.Х. Махненко высказал предположение о том, что если предмет государственного права носит двойственный характер, его следует разделить на Две группы отношений. Отношения, которые определяют ос­новы социально-экономической и политической организации общества, должны составлять предмет конституционного пра­ва; те же, которые связаны с организацией и деятельностью представительных учреждений, будут предметом особой от­расли, название которой следует продумать . В.О. Лучин от-

См.: Махненко А.Х. Советское государственное право. М, 1959. № 6. С. 142.

69


метил своеобразие названных групп. По его мнению, оно столь значительно, что позволяет говорить об образовании ка­чественных состояний, которым свойственны признаки отрас­левых элементов системы права1. А.И. Лепешкин, предлагая узкую трактовку предмета государственного права, отмечал, что «конституционные отношения шире по объему, разнооб­разнее и богаче по содержанию, чем те отношения, которые регулируются отдельной отраслью права» .

Особая значимость и широта предмета конституционного регулирования, высшая юридическая сила значительной части норм конституционного права, являющихся одновременно нормами других отраслей права, дает основание говорить о центральном, основополагающем месте данной отрасли в системе российского права. В части норм, регулирующих ос­новы общественного строя и правового положения личности, конституционное право фактически является по своей при­роде особой надотраслью (суперотраслью). Как уже отмеча­лось выше, ее нормы одновременно служат базовыми прави­лами для других отраслей права, в том числе и для таких ве­дущих и устоявшихся отраслей, как гражданское право и уго­ловное право. При этом своим основным базовым характером конституционное право отличается от выделяемых правовой наукой комплексных, интегрированных надотраслей3. Ком­плексные надотрасли, как называет их, в частности, С.С. Алексеев, являются такими образованиями, которые, за­имствуя нормы различных отраслей права, объединяют их по определенному предметному критерию. Так, например, сфор­мировались экологическое (природоохранительное) и хозяй-

См.: Лучин В.О. Тенденции развития советского государственного пра­ва // Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и советского строительства. М., 1976. С. 36.

См.: Лепешкин АЖ Соотношение государственного права и норм со­ветской Конституции // Сов. государство и право. М., 1971. № 2. С. 108.

О понятии комплексной отрасли см., в частности: Алексеев С.С. Струк­тура советского права. М, 1975. С. 196.

70


ственное право. Конституционное же право, наоборот, само служит нормативной базой для других отраслей права, являет­ся ядром всей правовой системы в целом.

В современной литературе можно обнаружить возобновле­ние интереса к анализу особенностей природы конституцион­ного права с точки зрения предмета регулирования. Едва ли, однако, перспективным является привлечение внимания к по­зиции о том, что конституционное право не образует само­стоятельной отрасли права. В свое время такую точку зрения высказывали некоторые ученые, и, в частности, И.П. Ильин­ский и В.А. Кикоть. Они полагали, что конституционное пра­во - это система собственно конституционных норм, которые не образуют отрасли права, будучи его ядром, включающим принципы всех отраслей . Ряд современных авторов находят резон в этих рассуждениях и высказывают сожаление о том, что эта идея не получила в дальнейшем основательной науч­ной разработки2. Стоит ли высказывать такое сожаление, если сама история формирования и развития конституционного права доказывает успех и самодостаточность данной отрасли права? Свойство конституционного права быть ядром право­вой системы свидетельствует о том, что это фундаментальная, базовая отрасль права. Такое свойство никак не умаляет, а на­оборот возвышает место конституционного права в системе отраслей права, в определенной мере даже преобразуя веду­щую отрасль права в надотрасль, стоящую над всеми другими отраслями.

Наиболее тесно конституционное право связано с отрас­лями внутригосударственного публичного права - админист­ративным, административно-процессуальным, финансовым, муниципальным. Эти отрасли, также как и конституционное

См.: Актуальные теоретические проблемы развития государственного правая советского строительства. М., 1976. С. 180-182,216-220.

См., в частности: Конституционное (государственное право) зарубеж-ных стран: Учебник / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. М., 2000. Т. 1-2. Часть общая. С. 3.

71


право являются государствоведческими. Так, закрепляя сис­тему органов исполнительной власти, принципы их деятель­ности и конституционно-правовой статус, нормы конституци­онного права определяют тем самым основы правового регу­лирования общественных отношений, являющихся предметом административного права. Базируясь на этих конституционно-правовых основах, административное право более детально регламентирует организацию и функции исполнительных ор­ганов государственной власти, их компетенцию и порядок деятельности в различных сферах политической, экономиче­ской, социальной и культурно-духовной жизни. Именно нор­мы конституционного права предопределяют степень демо­кратизма и уровень эффективности административно- право­вых норм. Так, согласно ст. 117 Конституции РФ Государст­венная Дума может выразить недоверие Правительству Рос­сийской Федерации. Эта норма лежит в основе формирования института ответственной исполнительной власти, как на фе­деральном, так и на региональном и местном уровнях. Под­робный механизм осуществления ответственной исполни­тельной власти регламентируется соответственно нормами административного права.

Конституция РФ определяет также права граждан в сфере государственного управления. Например, граждане РФ имеют равный доступ к государственной службе, право обращаться в государственные органы, в том числе в органы исполнитель­ной власти (ст.ст. 32 и 33 Конституции РФ).

Фиксируя принципы бюджетной системы Российской Феде­рации, права Федерации и ее субъектов, компетенцию органов государственной власти в сфере бюджетно-финансовых отно­шений, нормы конституционного права устанавливают основы финансовых взаимоотношений между органами государствен­ной власти и предопределяют содержание финансового права Так, Конституция РФ непосредственно определяет предметы ведения Федерации и субъектов РФ в финансово-бюджетной сфере (ст.ст. 71 и 72), финансово-бюджетные полномочия Го-

72


сударственной Думы и Совета Федерации Федерального Соб­рания РФ (ст.ст. 102,103,104 и 106), Правительства РФ (ст. 114), органов местного самоуправления (ст. 132). Конституция РФ закладывает также основы бюджетного процесса и наиболее важные вопросы бюджетно-финансовой деятельности. В част­ности, согласно ст. 114 Конституции РФ Правительство РФ разрабатывает и представляет Государственной Думе феде­ральный бюджет и обеспечивает его исполнение; представляет Государственной Думе отчет об исполнении федерального бюджета. В соответствие со ст. 106 Конституции РФ обязатель­ному рассмотрению в Совете Федерации подлежат принятые Государственной Думой федеральные законы по вопросам фе­дерального бюджета; федеральных налогов и сборов; финансо­вого, валютного, кредитного, таможенного регулирования, де­нежной эмиссии (пункты «а», «б», «в»).

Как ответвление от конституционного права постепенно сформировалось и развилось в качестве самостоятельной от­расли муниципальное право. Принципы и права субъектов ме­стного самоуправления, составляющие предмет конституци­онного права, - это те исходные положения, которые форми­руют характер и содержание данной новой отрасли права.

Государствообразующая роль конституционного права прослеживается и во взаимосвязи с отраслями, регулирующи­ми правосудие и судебные механизмы защиты конституцион­ных прав и свобод человека и гражданина в Российской Феде­рации. Устанавливая систему органов судебной власти, кон­ституционные принципы правосудия, права граждан в сфере судопроизводства, конституционное право содержит исход­ные начала для уголовного права, уголовного процесса, граж­данского процесса и ряда других отраслей.

Другая особенность, а именно учредительный характер определенной группы норм конституционного права, форми­рующих в частности, основы экономической и социальной систем российского государства и общества обуславливает определенные, прочно устоявшиеся связи между конститу-

73


ционным правом и группой отраслей частного права. Так, за­крепляя различные формы собственности, права собственни­ка, принципы хозяйствования, конституционное право служит базой для гражданского и хозяйственного права. На основе конституционно-правовых норм, определяющих основные трудовые и социальные права человека, развиваются трудовое право и право социального обеспечения.

В условиях расширения предмета конституционного регу­лирования, необходимо обратить внимание на усилившуюся связь между российским конституционным и земельным пра­вом. Во-первых, основы правового статуса земли являются предметом конституционного регулирования (ст.ст. 9, 67; п.п. «в» и «к» ст. 72). Статья 9 Конституции РФ, устанавливающая принцип использования и охраны земли в Российской Федера­ции как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, и определяющая формы соб­ственности - частную, государственную, муниципальную и иные формы- по своей значимости составляет важнейший элемент государственного и общественного строя. Во-вторых, земля является одним из, так называемых, объектов государст­венной власти, что обусловливает разделение прав между Фе­дерацией, субъектами Федерации и территориями местного са­моуправления, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти и местного само­управления по вертикали и горизонтали в области земельных отношений. Аналогичную связь российского конституционного права можно обнаружить и с такими отраслями и подотраслями права, как природоохранное (экологическое) право, лесное пра­во, водное право, право недропользования и т.п.

Роль конституционного права в определении основ частно­го права дает основание ряду ученых утверждать о смешанной природе данной отрасли права, сочетающей в себе элементы как частного, так и публичного права, правда, «с преоблада­нием характерных черт последнего, поскольку оно в большей мере связано со спецификой общих, государственных интере-

74


сов, чем со сферой частных, индивидуальных и групповых»1. По мнению О.Е. Кутафина, придание публично-частного ха­рактера конституционному праву дает основание для критиче­ской оценки встречающихся в литературе утверждений о том, что якобы лишь гражданское право как право частное способ-нo гарантировать экономическую свободу личности, что именно частное право, и только оно, выражает правовой строй, основанный на свободе человека2. Исходя из этого, в частности, С.С.Алексеев делает выводы о необходимости от­каза от признания ведущей роли конституционного права и о придании Гражданскому кодексу функции своего рода кон­ституции гражданского общества3.

Думается, что публичность конституционного права не приобретает частно-правовой характер из-за того, что на кон­ституционном уровне учреждаются такие принципы и инсти­туты экономического строя, как свобода экономической дея­тельности, равноправие форм собственности, признание част­ной собственности и т.д. В рамках конституционного права происходит, так называемое, декларирование или закрепле­ние, наряду с публичными, частных институтов. Одной сторо­ной рождаемых в таком случае правовых отношений является государство, берущее на себя обязательство защищать уста­новленные Конституцией основы экономического строя, а другой - носители экономических прав - физические и юри­дические лица. При этом способами охраны является как су­дебная защита, так и законотворческая деятельность государ­ства- публичный характер которой также регламентируется нормами конституционного права.

В особом анализе нуждается проблема соотношения кон­ституционного и международного публичного права. По то-му, в какой степени эти отрасли связаны, можно судить о ци-

1 Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 44. 2 Кутафин О.Е. Указ.соч. С. С.44-45. Алексеев С.С. Теория права. М„ 1995. С. 130-185,194-198,306-309.

75


вилизованности и демократизме национального публичного права, о степени его интегрированности с международной правовой системой.

Как международное, так и конституционное право имеют в качестве предмета регулирования публичные отношения по по­воду осуществления государственной власти и ее взаимодейст­вия с личностью. Между этими отраслями наблюдается тесное взаимовлияние: принципы и идеи национального права форми-руют международно-правовые нормы (например, двусторонние соглашения о режиме государственной границы инкорпориру­ют по сути национальные правовые нормы о границах между странами) и, наоборот, развитие международного права влияет на национальное законодательство (к примеру, в сфере регули­рования прав и свобод человека и гражданина).

Многие государства в современном мире стремятся им-плементировать нормы международного права в национальное законодательство, и, прежде всего, в конституции. Имплемен-тация международного права достигается различными спосо­бами. Один из способов заключается в том, что государство предпринимает шаги для включения положений взятых на се­бя международных обязательств в уже существующие законы или принимает новые законы и правила. Такой метод имену­ется трансформацией - превращением, преобразованием.

Другой способ - автоматическая адаптация. В ряде госу­дарств ратифицированные международные договоры автома­тически становятся частью национального законодательства.

Государство может по конституции признать непосредст­венное (прямое) действие норм международного права на сво­ей территории. Именно таким образом определяется место международного права по Конституции РФ. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции России международное право является ча­стью национальной правовой системы.

Даже краткий анализ взаимодействия конституционного права с другими отраслями права свидетельствует об интегри­рующей роли данной отрасли и ее высшем положении в коМ-

76


позиции отраслей права. Как справедливо заметил А.Н. Коко-тов, внешние цели отрасли конституционного права, ее обще­правовая и общесоциальная специализация заключаются в том, что «важнейшими функциональными ориентирами явля­ются интеграция всех отраслей национального права в единое иерархически организованное целое и перевод национального права из состояния суммативного единства наличных право­вых элементов в качественно органическую систему... В этом смысле с учетом прямого действия конституционного законо­дательства, конституционное право приобретает в обществе роль «всеобщего права», становится формой, вбирающей в се­бя национальное права, частью, которая в известном смысле претендует на роль целого1.

Кокотов А.Н. Конституционное право в российском праве: понятие, на­значение и структура // Изв. вузов. Правоведение. Спб., 1998. № 1. С. 15.

77


ЛЕКЦИЯ 3

Наука конституционного права Российской Федерации

§ 1 Понятие и предмет науки конституционного права Российской Федерации

Развитие любой отрасли права осуществляется на научной основе. Правовая наука как система знаний (идей, теорий и взглядов), отражающих закономерности развития определен­ных явлений и процессов, является катализатором совершен­ствования правового регулирования и правовых отношений, реализации правовых норм и институтов.

Наука конституционного права является составной частью системы юридических наук, которые в свою очередь входят в систему общественных наук.

Право и правовые явления изучаются различными юриди­ческими науками. Для каждой из них характерен свой предмет изучения, предопределяющий в свою очередь цели и методы познания.

Под предметом науки понимается то, на что направлена мысль в процессе изучения определенной сферы деятельно­сти, включая само знание, приобретаемое в ходе познаватель­ного процесса1.

Постижение предмета составляет главную цель каждой науки. Она достигается посредством особых приемов - мето­дов познавательной деятельности в их характерном для дан­ной науки сочетании.

Цель, предмет и метод исследования составляют основные признаки, идентифицирующие науку, предопределяют содер­жание и систематизацию знаний.

Богданова Н.А. Система науки конституционного права. М., 2001. С. 7.

78


Исходя из целей, предмета и методов исследования юриди­ческие науки разграничиваются на общетеоретические, исто­рические, отраслевые, сравнительно-правовые, прикладные.

Наиболее многочисленную часть в системе юридических наук составляют отраслевые науки, предметом которых явля­ется одноименная отрасль права. Такие науки возникают од­новременно с появлением отраслей права, и их задача - науч­ное обслуживание последних.

Наука конституционного права относится к отраслевой науке, так как ее предметом является одноименная отрасль конституционного права.

Наука конституционного права - это система знаний об одноименной отрасли конституционного права. Она пред­ставляет собой совокупность различных идей, теорий и взгля­дов по вопросам конституционного и государственно-правового характера, связанных с предметом отрасли кон­ституционного права.

Наука конституционного права изучает действующее кон­ституционное право, его историю, теорию и тенденции разви­тия. Она исследует также особенности и тенденции развития самой науки о данной отрасли.

Проводимый в рамках науки конституционного права ана­лиз направлен на исследование предмета, составных элемен­тов системы (норм, институтов, подотраслей и конституцион­но-правовых отношений) отрасли конституционного права; изучение закономерностей и эффективности их возникнове­ния, функционирования и развития; раскрытие присущих кон­ституционному праву функций; формулировку основных по­нятий и категорий, а также на осуществление иных исследова­тельских задач, связанных с данной отраслью права.

Одна из главных задач науки конституционного права -раскрытие закономерностей возникновения, функционирова­ния и развития одноименной отрасли, формирование право-вых концепций о конституционном праве, адекватных совре­менному развитию цивилизации и отдельных стран.

79


Наука конституционного права изучает как конституцион­но-правовую материю - нормы и институты, так и процессы, связанные с их действием, правовые отношения и формы реа­лизации норм конституционного права. С этой целью анали­зируется деятельность государственных органов, формы и способы их взаимодействия, механизм взаимоотношений ме­жду личностью и государством, между социальными органи­зациями и государственными органами и т.д.

Некоторые ученые, предпринимая попытку найти обоб­щающий термин для явлений и процессов реальной жизни в сфере функционирования институтов конституционного пра­ва, используют термин конституционно-правовая действи­тельность. В частности, Н.А. Богданова понимает под этим познаваемую наукой область правовой действительности, ко­торая складывается в сфере действия норм конституционного права и исследуется одноименной наукой посредством раз­личных методологических приемов .

Предмет науки конституционного права шире, чем предмет одноименной отрасли. Наряду с предметом отрасли, наука изучает также непосредственно знание об этой отрасли. Она анализирует историю формирования и развития знаний, науч­ные взгляды на отрасль (теории, концепции, доктрины, гипо­тезы) и их эволюцию.

§ 2. Источники науки конституционного права Российской Федерации

Исследования науки конституционного права опираются на широкую систему источников, которые охватывают самые разнообразные каналы и ресурсы научного познания.

К числу основных источников науки конституционного права относятся нормативно-правовые акты, содержащие нормы конституционного права, и, в первую очередь, Кон-

Богданова НА, Система науки конституционного права. М., 2001. С.

80


ституция Российской Федерации. Наука конституционного права выявляет и обосновывает концептуальный смысл, со­держание и значимость положений, содержащихся в норма­тивно правовых актах, выявляет между ними взаимосвязи и вносит предложения по совершенствованию конституционно-правового регулирования.

Источниками науки конституционного права являются также труды отечественных и зарубежных ученых, мыслите­лей и политических деятелей, содержащие теоретические и научно-практические суждения и оценки, представляющие значимость для конституционно-правовой науки. Разнообра­зие трудов, их противоречивость, различная методологическая основа анализа не препятствует, а, наоборот, способствует развитию науки, выявлению того круга проблем и аспектов, изучение которых позволяет приблизиться к позитивным зна­ниям и открытиям, а в итоге, - к совершенствованию отрасли конституционного права. Критическое осмысление трудов обогащает науку и развивает процесс познания.

Своими трудами ученые создают теории, доктрины и ги­потезы относительно отрасли конституционного права, ее от­дельных институтов. Именно на их основе формируется и со­вершенствуется ведущая отрасль права.

Теории представляют собой сформировавшиеся учения, основанные на логическом и эмпирическом объяснении, под­крепленном соответствующими доказательствами, опытом ис­следования и практикой реализации. Они играют долговре­менную созидательную роль в непосредственном формирова­нии, развитии и совершенствовании отрасли права. Например, неоценимое значение для отрасли конституционного права имеют теории конституционализма, непосредственной демо­кратии, народного представительства, естественных прав и свобод, парламентаризма, местного самоуправления и ряд Других.

Назначение доктрины заключается в утверждении, распро­странении, а иногда, и насаждении (навязывании) идей, со-

81


ставляющих ее смысл и содержание с целью применения их в практической деятельности. Доктрина играет промежуточную роль между теорией и практикой.

Как замечает Н.А. Богданова, доктрины часто бывают идеологически и политически пристрастны. Это качество пре-вращает доктрину из научной конструкции в политический инструмент воздействия на конституционно-правовую прак­тику и проявляется при заполнении правовых пробелов или корректировке правоприменения .

В качестве яркого примера идеологической и политиче­ской пристрастности можно привести доктрину диктатуры пролетариата, положенную в основу формирования государ­ства и права в первые годы советской власти. Другой харак­терный пример представляет собой доктрина руководящей роли коммунистической партии, применяемая при построе­нии государственного и общественного строя в социалисти­ческих странах.

Научная оправданность доктрины доказывается результа­тами процесса ее воплощения. В случае успешной и долго­временной реализации доктрина может приобрести характер теории. Вместе с тем следует учитывать, что доктрина, оправ­данная для одного государства, отличающегося с точки зрения истории, национальных особенностей, культуры и политиче­ской ситуации, может быть неприменима для другой страны.

При формировании теорий и доктрин важную роль может сыграть выдвигаемая на проверку гипотеза - предположение об определенном конституционно-правовом знании. Гипотеза, так же, как и доктрина способна развиться в теорию, а может так и остаться умозрительным заключением.

Наукой конституционного права выдвигались самые раз­нообразные гипотезы, находившие как своих сторонников, так и противников, как получивших признание, так и отвергнутых

Богданова Н.А. Система науки конституционного права. М., 2001 С. 192.

82


со временем. Среди тех, которые получили в дальнейшем до­полнительное обоснование, все большее признание и внедре­ние, можно привести в качестве примеров предположения о наименовании отрасли конституционным правом1, выделении процессуальных норм конституционного права2, наличии ин­ститута конституционно-правовой ответственности3. Отверг­нутыми оказались гипотезы о понимании государственного права в широком и узком смысле4, о том, что нормы, закреп­ляющие собственность, не относятся к государственному пра­ву5, об отсутствии в чистом виде государственно-правовых норм, поскольку они «необходимо присутствуют во всяком другом правоотношении»6 и ряд других.

Важным источником науки конституционного права явля­ется практика: юридическая и научная.

Юридическая практика выражается, прежде всего, в пра­вотворческой, правоприменительной и судебной деятельности государственных органов и должностных лиц. Она может проявляться также в юридически значимом поведении (дейст­вии и бездействии) других субъектов конституционно-правовых отношений. Наука не смогла бы должным образом выполнять свои задачи и развиваться, если бы не изучала про­цессы принятия и реализации норм конституционного права; конкретную деятельность государственных органов, в том числе судов, по применению конституционно-правовых норм;

О примерах таких авторов см. выше параграф 2 лекции 2.

Лучин В.О. Процессуальные нормы в советском государственном праве. М., 1976.

Боброва Н.А., Зражееская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж, 1985.

Советское государственное право / Под ред. А.Я. Вышинского. М.,

Лепешкин АЖ Курс советского государственного права. 1961. Т. 1.

Гурвич Г.С. Некоторые вопросы советского государственного права // в. государство и право. 1957. М, № 12. С. ПО.

83


их исполнение, соблюдение и использование гражданами и другими субъектами конституционно-правовых отношений. Поэтому изучение и анализ юридической практики - важное условие успешного развития науки конституционного права.

Для современной России характерно повышение роли су­дебной практики. В институциональном смысле это выража­ется в том, что наряду с судами общей юрисдикции и арбит­ражными судами, в России в настоящее время функциониру­ют органы конституционного правосудия - Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ.

Важным источником современной науки конституционного права являются иски граждан по защите их прав в судах, жа­лобы на действия должностных лиц в вышестоящие органы государственной власти и в судебные инстанции. В последние годы наблюдается тенденция роста такого рода заявлений фи­зических и юридических лиц, а также возрастания активности российских граждан в целом по защите их прав и свобод. Это открывает новые возможности для научных исследований в об­ласти конституционного права и правового статуса личности.

Значительный импульс повышению уровня науки придают научные дискуссии и полемики, обсуждения научных проблем на конференциях, симпозиумах, семинарах и других собрани­ях научных кругов. Научная практика в области конституци­онного права России богата событиями и результатами, кото­рые воплощаются в соответствующих печатных материалах и рекомендациях ученых для субъектов конституционных пра­воотношений, реализующих нормы конституционного права.

§ 3. Методы науки конституционного права Российской Федерации

Важным инструментом познания любой науки является метод исследования. Под методом исследования понимается путь познания, совокупность приемов и операций практиче-

84


ского и теоретического освоения действительности, способ достижения цели, определенным образом упорядоченная дея­тельность . Таким образом, применительно к науке под мето­дом следует понимать способ познания или добывания новых знаний.

Для современной юриспруденции характерна широта ме­тодов исследования. Как и другие отрасли знаний, наука кон­ституционного права использует богатый набор методов или способов, с помощью которых достигаются результаты иссле­дования.

В любой науке выделяются общие (общенаучные) и специ­альные методы исследования

Общенаучная методология универсальна. Она применяется для всех наук, для значительного большинства или для опре­деленных многочисленных групп наук. К общим методам от­носятся, например, метод системного анализа и диалектиче­ский метод (разновидности философского метода); метод структурно-функционального анализа (частное выражение ме­тода системного анализа); статистический метод; методы ки­бернетического и математического моделирования и др.

Метод системного анализа позволяет рассматривать структуру всей отрасли как систему, состоящую из взаимосвя­занных элементов. Диалектический метод расширяет позна­вательный процесс, благодаря осмыслению категорий и явле­ний в их всеобщей связи, становлении и постоянном развитии. Статистический метод расширяет возможность в изучении Динамики и тенденций определенных явлений на основе ко­личественного анализа их функционирования и развития.

В рамках современных общественных наук широко приме­няются метод общего социологического анализа и конкретно-социологические методы (анкетирование, опрос общественно­го мнения, социальный эксперимент и пр.). С их помощью изучаются общественное мнение и его динамика, прогнозиру-

См.: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 364.

85


ется развитие тех или иных процессов и явлений, а также про­веряется правильность выбора того или иного действия.

Наука конституционного права широко применяет метод системного анализа. Сама отрасль конституционного права рассматривается как система, в рамках которой изучаются структура, составные элементы, их соотношение и взаимосвя­зи, основные функции. В качестве систем рассматриваются отдельные институты и подотрасли конституционного права.

С позиций системного подхода рассматривается также ме­сто отрасли конституционного права в общей системе права и системе других отраслей.

В каждой науке, исходя из особенностей предмета иссле­дования, имеются свои собственные, специальные методы на­учного анализа.

Основу правового исследования в юридических науках со­ставляет метод формально-юридического анализа, на базе ко­торого анализируются содержание и условия применения пра­вовых норм и институтов. Наука конституционного права так же, как и другие юридические науки, широко использует дан­ный метод, с помощью которого исследуется содержание и смысл норм права. Этот метод иногда называется формально-догматическим, поскольку он направлен на раскрытие догмы права. Определенная абсолютизация роли и значения данного метода, свойственная юридическому позитивизму, постоянно является предметом критики. Большинство ученых справед­ливо отмечали в прошлом и замечают в настоящее время о не­обходимости применения метода формально-юридического анализа в сочетании с другими.

Важную роль в науке конституционного права играет ме­тод сравнительно-правового (компаративного) анализа или сравнительный метод. Этот метод представляет собой способ решения поставленной исследовательской задачи путем про­ведения сравнения.

Массовое и сознательное применение сравнительного ме­тода тесно связано с интенсивным развитием общественных

86


наук в XVIII веке, в особенности, диалектического метода, требовавшего рассматривать все явления в постоянном дви­жении, развитии, связи и во взаимодействии1.

Применительно к конституционному праву роль сравни­тельно-правового метода выражается в сопоставительном ана­лизе конституционно-правовых норм, регулирующих одно­родные сферы общественных отношений в различных стра­нах. Данный метод позволяет выявить наиболее эффективные модели конституционно-правового регулирования и реализа­ции норм конституционного права с целью использования по­ложительного опыта.

Несмотря на то, что национальные конституционно-правовые системы обладают своеобразием, для них характер­ны общие черты. Опыт одной страны оказывается примени­мым для другой или даже для группы стран. В определенных вопросах принципы и нормы конституционного права обла­дают универсализмом. Их применение государствами рас­сматривается в качестве прогрессивного явления, как на уров­не конкретной страны, так и в масштабах международных ор­ганизаций и межгосударственных союзах. Таким образом, ос­новной задачей сравнительно-правового анализа является не простое описательное сопоставление общего и особенного в конституционном праве государств, а установление прогрес­сивного опыта и перспектив его применения. В результате вы­рабатываются практические рекомендации по совершенство­ванию конституционного законодательства в конкретных странах, в содружествах государств и в мире в целом.

Наукой конституционного права в сравнительном плане оцениваются нормативные правовые акты различных стран, и в той мере, насколько это приемлемо для правовой культуры России, происходит заимствование лучших сторон конститу­ционно-правового регулирования. К примеру, в процессе раз-

Тилле А.А., Швеков Г.В. Сравнительный метод в юридических дисцип­линах. М„ 1978. С. 15-16.

87


работки и принятия Конституции РФ 1993 года широко ис­пользовался опыт конституционного регулирования целого ряда стран (в частности, Германии, Франции, США и др.). При учреждении Конституционного Суда Российской Федерации и принятии федерального закона о данном судебном органе в немалой мере был заимствован опыт правового регулирования и деятельности Конституционного Суда Германии.

Особый вклад науки конституционного права проявляется в сопоставлении отечественного опыта с конституционно-правовой практикой государств, входивших в состав СССР. Близость границ; общность истории, политической и правовой культуры; идентичные проблемы современного развития - все это сближает на постсоветском пространстве ученых в поиске путей унификации конституционного права, интеграции на­циональных правовых систем государств - бывших союзных республик.

Примером таких можно форм сотрудничества, сложивших­ся в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ), мо­гут служить модельные нормативно-правовые акты (напри­мер, модельный Избирательный кодекс и иные модельные за­коны), составленные на основе сравнительно-правового ис­следования опыта юридического регулирования конкретных государств.

Аналогичные акты разрабатываются и в рамках Союза Бе­ларуси и России. К примеру, модельный закон о порядке вы­боров депутатов Палаты представителей Парламента Союза Беларуси и России первого созыва был одобрен на заседании секции Научно-методического совета при Центральной Изби­рательной Комиссии Российской Федерации по общим про­блемам развития федерального и регионального законодатель­ства о выборах и референдумах в Российской Федерации 28 июля 1999 года.

Изучение закономерностей формирования и развития кон­ституционного права невозможно без применения историче­ского (сравнительно-исторического) метода: Национальные

88


особенности отрасли конституционного права каждой страны обусловлены прежде всего историей ее формирования и раз­вития. Конституционно-правовые традиции и правовую куль­ту, конституционное правосознание граждан и уровень раз­витости конституционного строя - все это возможно познать лишь через исследование истории конкретной страны, той че­реды событий, что обусловили ее современное конституцион­ное состояние.

Наука российского конституционного права детально ис­следует конституционно-правовые институты и конституци­онно-правовые отношения в их связи с историческими обще­ственными процессами. Благодаря этому, выявляется и обес­печивается преемственность в правовом регулировании, опре­деляется характер необходимых преобразований и концепция конституционного развития, расставляются приоритеты в ис­следованиях и практической деятельности.

Наука конституционного права изучает историю развития конституций и текущего конституционно-правового законода­тельства, эволюцию научных взглядов с учетом закономерно­го изменения государственной и общественной жизни. В ча­стности, в современный период в отечественных научных кру­гах происходит переоценка теории и истории развития госу­дарственного (конституционного) права дореволюционной (досоветской) России. Нигилизм науки советского периода в отношении исторического прошлого успешно преодолевается современными учеными, проводящими исследования в облас­ти конституционного права России.

Исторический метод не должен переоцениваться наукой конституционного права. В истории России немало примеров его использования в качестве орудия реакции, когда догма­тическая ссылка на исторический опыт приводила к отрица-нию объективно созревших преобразований. Недопустим и радикализм, не признающий историческое наследие. Он не-сет разрушение и хаос в развитие конституционно-правовых отношений.

89


Как уже отмечалось выше, современная наука конституцион­ного права не ограничивается позитивистским анализом собст­венно правовой материи - норм конституционного права, кон­ституционно-правовых отношений и институтов. Наукой кон­ституционного права исследуются и, так называемые, фактиче­ские отношения, то есть реализация конституционного права. Такой анализ осуществляется на основе методов социологиче­ского анализа, конкретного социально-правового (конкретно-социологического) исследования, статистических методов.

При использовании данных методов изучаются сферы, в которых происходит реализация норм конституционного пра­ва, выявляются условия, воздействующие на развитие общест­венного сознания, формирование общественного мнения, мо­тивы поведения граждан и других субъектов конституционно-правовых отношений. Сбор эмпирического материала и его обработка позволяют изучать эффективность конституцион­ного права. Результаты таких исследований заставляют искать пути совершенствования норм конституционного права и кон­ституционно-правовых отношений.

Небезынтересно заметить, что авторы некоторых новейших учебников и монографий по конституционному праву пред­принимают попытку представить методологию социально-правового анализа в сфере конституционного права. К приме­ру, в учебнике под редакцией В.В. Лазарева специальная глава посвящена общественной практике и ее связи с конституци­онным правом. В рамках данной главы, авторами которого яв­ляются судьи Конституционного Суда РФ Н.В. Витрук и Б.С. Эбзеев, рассматриваются: механизм действия, формы реализации и условия повышения эффективности конституци­онного права; роль конституционного права в общественной и государственной жизни; гарантии реализации конституцион­ной законности и др.1

Конституционное право: Учебник / Отв. ред. В.В. Лазарев. М., 1999 С. 94-122.

90


В.О. Лучин в своей монографии «Конституция Российской федерации. Проблемы реализации» подробно останавливается на механизме реализации Конституции РФ, факторах и усло­виях, обеспечивающих ее реальное действие1.

В прошедшее десятилетие в условиях конституционно-правовой реформы и существенного обновления законода­тельства наблюдалось активное использование методов кон­кретного социально-правового исследования. Наряду с тради­ционными социологическими опросами по изучению общест­венного мнения, применяются и более сложные социологиче­ские методы исследования, в частности, социально-правовой эксперимент.

Так, во второй половине 1990-х годов Министерство РФ по региональной политике и федеративным отношениям прово­дило в регионах (в субъектах Федерации и на территориях ме­стного самоуправления) социально-правовые эксперименты с целью выявить эффективность действия законодательства о местном самоуправлении. Результаты экспериментов позво­лили разработать соответствующие рекомендации по совер­шенствованию законодательства в этой сфере.

Широкие технические возможности сложились в современ­ный период для применения статистического метода научных исследований. Использование данного метода позволяет с по­мощью количественных показателей измерять и анализировать эффективность действия норм и институтов конституционного права, определять их влияние на общественные процессы и дея­тельность субъектов конституционно-правовых отношений.

Если в советский период наука государственного (консти­туционного) права сдержанно и порой даже негативно отно­силась к использованию количественных параметров, то в на­стоящее время отечественные государствоведы широко при­меняют в своих исследованиях статистические методы.

Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализа­ции- М., 2002.

91


Количественный фактор - важный показатель реальности демократических институтов, закрепляемых правовыми нор-мами. Широкий научный интерес сегодня имеют количест-венные показатели участия избирателей в выборах, уровня их активности, форм связи депутатов с избирателями и т.п. Об-рабатывая данные подобного рода, наука конституционного права вырабатывает рекомендации по совершенствованию конституционно-правового законодательства и практики pea-лизации конституционно-правовых норм.

Применяя социологические и статистические методы, нау­ка конституционного права тесно взаимодействует с полити­ческими науками, опирающимися на аналогичные методы в своих исследованиях. В этой связи имеются значительные перспективы по кооперации усилий конституционалистов (го­сударствоведов) и политологов. Именно в рамках политологии были разработаны методы политического зондажа (анкетного исследования и опроса населения в предвыборный период1), рейтингового голосования в палатах по наиболее важным и спорным вопросам перед тем как выносить проект решения на официальное голосование. Использование методологического опыта политологии (науки политических исследований) рас­ширит возможности конституционного права по воплощению в реальную практику основных идей и целей конституциона­лизма.

Анкетное исследование и опрос населения широкое распространение получили в 30-е годы XX века, когда Джордж Гэллап провел предвыборный зондаж политической ситуации. См.: Политология: Энциклопедический сло­варь. М., 1993. С. 178.

92


Лекция 4

Учебный курс конституционного права Российской Федерации

§ 1. Конституционное право Российской

Федерации -учебная юридическая дисциплина:

понятие, структура и основное содержание

Конституционное право как учебный курс относится к той базовой учебной дисциплине, знания которой необходимы специалистам в области государствоведения и юриспруденции для понимания основ и сущности государственно-правовой материи, механизмов ее функционирования в политической и общественной жизни страны.

Конституционное право преподается во всех юридических вузах и на всех юридических факультетах Объем и содержа­ние данной учебной дисциплины определяет каждое учебное заведение самостоятельно.

В советский период государственное право преподавалась как дисциплина, в рамках которой изучались лишь основные институты одноименной отрасли без акцентирования внима­ния на общетеоретических и компаративистских проблемах государствоведения и конституционализма. Некоторые общие вопросы конституционного права, основанные в том числе на компаративистском подходе, например, трактовка принципов государственной власти и государственного устройства, раз­рабатывались в рамках теории государства и права.

В настоящее время кафедры конституционного права цело­го ряда высших учебных заведений посчитали целесообраз­ным перейти к новой концепции преподавания конституцион­ного права России. Ее суть состоит в выделении в учебном плане юридического образования общего конституционного права1.

Конституционное право: Учебник/ Отв. ред. В.В. Лазарев. М, 1999. С. 50.

93


Попытка разграничить общую и особенную часть государ-ственного (конституционного) права предпринималась еще в дореволюционную эпоху. Видные государствоведы конца ХIХ-начала XX в.в. выделяли в данной отрасли права две час­ти: общую и особенную. При этом под особенной понималось собственно российское конституционное право, а в общей части проводился анализ данной отрасли права на основе сравнительно-правового метода с другими странами. Как от­мечал, к примеру, И.К. Блюнчи «общее государственное право касается не отдельного государства, а государства вообще. ...Особенное государственное право отправляется от опреде­ленного народа, общее же обращается, прежде всего, к чело­веческой природе и отправляется от человечества...Особенное государственное право предполагает общее, как отдельный народ предполагает целую человеческую природу.. .»1.

С выделением общего государственного права были по­строены учебники Б.А. Кистяковского, М.М. Ковалевского, Ф.Ф. Кокошкина. Можно сказать о том, что к началу XX в. та­кая позиция стала доминирующей: дореволюционная школа государствоведов признала систематизацию государственного (конституционного) права на основе деления общей и особен­ной части и придерживалась ее.

В своих лекциях проф. А.С. Алексеев различал науку об­щего государственного права и науку русского государствен­ного права. В первую он включал политические категории и государственно-правовые учения, основные термины и поня­тия государственного права, в том числе, в их тесной связи с теорией государства и права, социологией и историей вопроса.

Аналогичную структуру имели и имеют до настоящего времени учебники, предлагаемые государствоведами для пре­подавания курсов национального и иностранного конституци-онного права в зарубежных странах.

Блюнчли И.К. Общее государственное право. М., 1825. С.8 // Конститу-ционное право. Общая часть. Учебное пособие в 2-х частях. Хрестоматия Конституционно-правовая мысль ХIX-начала XX века. М., 1996. С. 24.

94


С середины 1990-х годов в научных кругах России возрож­дается интерес к разделению отрасли (науки и дисциплины) на общее и особенное конституционное (государственное) право. Причиной тому являются сложившиеся к этому времени бла­гоприятные внутригосударственные и межгосударственные предпосылки.

Внутри государства на конституционном уровне происхо­дит признание норм международного права, как составной части национального права. Это означает, что общечеловече­ские ценности, получившие правовое оформление в общепри­знанных принципах и нормах международного права высту­пают для внутригосударственного права как ориентиры, и да­же в определенных случаях играют приоритетное значение (согласно ч.5 ст. 15 Конституции РФ если международным до­говором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила меж­дународного договора).

Усилились и межгосударственные предпосылки. Государ­ства со стабильным конституционным развитием все более привержены конвергенции правовых систем и идут по пути дальнейшей правовой интеграции. Об этом свидетельствуют, в частности, формирование общего права Европейского сооб­щества, правовое сближение стран СНГ, вступление России в Совет Европы. В целом, как справедливо отмечают ученые, «еще более выпукло наметилась тенденция интернационали­зации конституционного права»1.

Общая часть конституционного права преподается на юри­дическом факультете МГУ с 1991-1992 годов. Введение в учебный план и фактическое утверждение общего конститу­ционного права связано с именем профессора Г.В. Барабаше­ва. При обсуждении в 1989-1990 учебном году вопроса об об-

Богданова Н.А. О преподавании общей части конституционного права на юридическом факультете Московского Государственного Университета // Проблемы преподавания конституционного и муниципального права / Под ред. проф. С.А. Авакьяна. М., 1999. С. 17.

95


новлении программ по дисциплинам конституционного права он поддержал идею выделения общей части конституционно­го права, своего рода введения в эту науку, роль которого должна была состоять в объединении всех конституционно-правовых дисциплин1 .

Ведущие государствоведы юридической школы МГУ, в ча­стности, А.А. Мишин, Л.Д. Воеводин высказывались за пере­смотр курса и введение общей части конституционного права, ссылаясь, в том числе, на авторитет дореволюционных ученых.

Фактическая реализация такого подхода выразилась в из­дании учебника конституционное (государственное) право за­рубежных стран под редакцией Б.А. Страшуна в четырех то­мах, где первые два тома посвящены именно общей части конституционного права2.

В свете новых предложений важное методологическое зна­чение приобрел вопрос о том, что следует включать в общую и особенную части конституционного права России. Совре­менные подходы в этом отношении весьма различны.

Как представляется, в общей части конституционного пра­ва должны быть закреплены те вопросы, которые носят кон­цептуально-теоретический, историко-правовой и сравнитель­но-правовой характер, предопределяющие сущность и содер­жание норм, посвященных регулированию отдельных инсти­тутов и учреждений.

К таким вопросам относятся: общая теория системы кон­ституционного права; история формирования и развития кон­ституционного права; общая теория конституционализма и конституционного строя; учение о конституции; концепции демократического, правового, социального государства, прав и свобод человека и гражданина, политического плюрализма и многопартийности, теории суверенитета, народовластия и на-

Богданова ЕЛ. Указ. соч. С. 14.

Конституционное (государственное право) зарубежных стран: В 4 то­мах.: Учебник / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун - 3-е изд., обновл. и доработ. М., 2000. Т. 1-2. Часть общая.

96


родного представительства, разделения властей и парламента­ризма; учение о федерализме и унитаризме в современном го­сударстве и ряд других теоретических положений. Набор этих знаний может иметь разную структуру (композицию) в курсе преподавания общей части конституционного права. Важно, однако, чтобы в совокупности охватывались все необходимые элементы теории и истории конституционного права России, предопределяющие сущность, содержание, а также законо­мерности становления, функционирования и развития инсти­тутов данной отрасли.

Весьма интересен в этой связи факт появления учебников, в которых предпринята попытка изложения курса конститу­ционного права России в единстве с общим и особенным кон­ституционным правом, а также теорией и историей государст­ва и права зарубежных государств. Так, В.Е. Чиркин один из своих учебников назвал «Конституционное право: Россия и зарубежный опыт» . Создатели учебника по конституционно­му праву Р.В. Енгибарян и Э.В. Тадевосян, а также авторы учебника под редакцией В.В. Лазарева излагают вопросы кон­ституционного права России в сопоставлении с правовым ре­гулированием основных институтов данной отрасли права в зарубежных государствах. Поэтому, наряду с особенным, в конституционном праве России выделяются общие с другими государствами институты и учреждения2.

Как известно, в советской школе государствоведения в со­ответствии с господствовавшей идеологией проводилось чет­кое разграничение буржуазного конституционного права и со­ветского государственного права. Изучение этих отраслей проходило в рамках самостоятельных учебных курсов. Дума­ется, что возвращение к преподаванию общей и особенной частей российского конституционного права не должно по-

Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 1998.

2

Конституционное право: Учебник / Отв. ред. В.В. Лазарев. М., 1999; Енгибарян Р.В., Тадевосян Э.В. Конституционное право: Учебник. М, 2000.

4-1889                                                                                                           97


служить основанием для поглощения этим курсом конститу­ционного права зарубежных стран. Последнее, как представ­ляется, следует преподавать самостоятельно с адекватным на­именованию изложением общего и особенного в конституци­онном праве конкретных иностранных государств.

§ 2. Современное состояние преподавания курса конституционного права Российской Федерации

Последнее десятилетие было отмечено массовым изданием самых разнообразных учебников, курсов лекций и учебных пособий по конституционному праву Российской Федерации. Главная черта этих новых учебных изданий - осмысление ис­тории формирования и состояния развития ведущей отрасли права в связи с проведением конституционно-правовой ре­формы и принятием новой Конституции РФ 1993 года.

Большинство авторов учебников и курсов лекций не обхо­дят стороной вопрос об оценке современного конституцион­ного права России в сравнении с советским государственным (конституционным) правом.

Другой важной чертой новых учебных изданий является более глубокое и всестороннее исследование источников кон­ституционного права России, рассмотрение их с учетом трех­уровневого законодательства в условиях федеративной рос­сийской государственности: федеральное законодательство, законодательство субъектов РФ и местное правотворчество. Повышение роли федерализма усилило внимание к системе государственной власти в субъектах РФ и муниципальных об­разованиях.

Возрос уровень полемичности и проблемности изложения учебного материала. Как справедливо замечает профессор Б.Н. Габричидзе, новой и прогрессивной тенденцией, наме­тившейся в правовой учебной литературе, является сочетание в ней свойств монографического исследования и учебника.

98


Нельзя не согласиться с Б.Н. Габричидзе, что такой подход расширяет диапазон представлений о конституционном праве, развивает и культивирует у студентов, аспирантов, преподава­телей интерес ко многим сложным явлениям такого много­гранного феномена, как конституционное право, с учетом и на фоне стремительно развивающихся политических и социаль­но-экономических преобразований и реформирований в сфере конституционного права1.

Среди авторов современных учебников следует назвать та­ких как М.В. Баглай; А.А. Безуглов и С.А. Солдатов; В.Г. Ва­сильев, Р.В. Енгинбарян и Э.В. Тадевосян; Б.Н. Габричидзе, Б.Н. Елисеев и А.Г. Чернявский; М.В. Зиновьев, Е.М. Ковеш­ников, Е.И. Козлова и О.Е. Кутафин; А.Н. Кокошкин и М.И. Кукушкин, Е.И. Колюшин; авторский коллектив под руково­дством В.В. Лазарева; авторский коллектив под руководством А.В. Малько; М.Б. Смоленский, В.Г. Стрекозов и Ю.Д. Казан-чев; В.Е. Чиркин и другие2.

Конституционное право современной России: Учебник для вузов. М.,

2001. С. 4. 2 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник,

3-е изд., изм. и дополн., М., 2000; Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституци­онное право России: Учебник для юридических вузов (полный курс). В трех томах. М., 2001; Васильев В.Г. Конституционное (государственное) право России: Курс лекций / Рос акад. гос. службы при Президенте РФ. Сиб. акад. гос. Службы. Новосибирск, 2001; Габричидзе Б.Н., Елисеев Б.Н, Черняв­ский А.Г. Конституционное право современной России: Учебник для вузов. М., 2001; Енгинбарян Р.В., Тадевосян Э.В. Конституционное право: Учебник. М., 2000; Зиновьев М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1999; Ковешников Е.М. Конституционное право Российской Федерации. М., 1998; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М, 2001; Конституционное право: Учебник / Отв. ред. В.В. Лазарев. М., 1999; Консти­туционное право России: Учебник. Екатеринбург, 2001; Конституционное право России: Учебно-методическое пособие. Краткий учебник для вузов. М., 2000; Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России: Курс лекций. М., 1999; Смоленский М.Б. Конституционное (государственное) право России: Учебник для юрид, вузов и фак. Ростов н/Дону, 2002; Стреко-зов В.Г., Казанчев Ю.Д. Государственное (конституционное) право Россий­ской Федерации. М., 1995; Чиркин В.Е. Конституционное право в Российской Федерации.м,2001идр.

4*                                                                                                                     99


Учебное значение имеют издаваемые в настоящее время многочисленные комментарии к Конституции РФ и к по­становлениям Конституционного Суда РФ (авторские кол­лективы Института государства и права РАН, Института за­конодательства и сравнительного правоведения при Прави­тельстве Российской Федерации, Центра конституционных исследований, Московского общественного научного фонда и др., а также комментарии, подготовленные отдельными учеными)1.

Для студентов и аспирантов, углубленно изучающих кон­ституционное право России, важное значение имеет также учебная литература, издаваемая по истории развития консти­туционного (государственного) права России, конституцион­ному праву зарубежных стран, а также по фундаментальным проблемам, комплексным институтам и отраслям российского конституционного права.

В настоящее время имеются многочисленные хрестоматии, содержащие источники российского государственного (кон­ституционного) права, а также выдержки из научных работ наиболее выдающихся ученых прошлого и современного пе­риода.

В плане сравнительного анализа российского конституци­онного права с аналогичной отраслью права зарубежных стран интерес представляют учебники по иностранному конститу­ционному праву, авторами которых являются К.В. Аранов-

Комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. Л.А. Окуньков. 2-е изд. доп. и перераб. М., 1996: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М., 1996; Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1997; Конституция Российской Федерации: Проблемный ком­ментарий / Отв. ред. В.А. Четвернин. М., 1997; Конституция Российской Феде­рации и комментарий Конституционного Суда РФ. М., 2000; Садовником ГД-Комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. И.А. Конюхова (Умнова). М., 2001; Комментарий к постановлениям Конституционного Суда РФ. В 2-х томах / Ред. Эбзеев Б.С. М., 2000,2001 и др.

100


ский, Н.А. Михалева, В.Е. Чиркин, авторские коллективы под руководством В.В. Маклакова, Б.А. Страшуна и другие1.

Широкое развитие получила учебная литература к спец­курсам, способствующим более глубокому изучению отдель­ных институтов и подотраслей конституционного права. К та­ким работам относятся, например, учебники «Права человека» (под редакцией Е.А. Лукашевой); «Избирательное право и из­бирательный процесс в Российской Федерации» (ответствен­ный редактор А.В. Иванченко); учебные пособия «Парламент­ское право России» (под редакцией И.М. Степанова и Т.Я. Хабриевой); «Судебная система России» (под редакцией В.В. Ершова); «Взаимодействие конституционного права Рос­сийской Федерации и международного права» (под редакцией В.Т. Кабышева); «Конституционализм и российская государ­ственность в начале XX века» - автор И.А. Кравец; «Россий­ское гуманитарное право» (под редакцией Ю.А. Тихомирова); «Конституционные основы современного российского феде­рализма» - автор И.А. Умнова (Конюхова) и ряд других .

Арановский КВ. Государственное право зарубежных стран. М., 1998; Иностранное конституционное право / Под ред. В.В. Маклакова. М., 1997; Конституции зарубежных государств: Учебное пособие / Сост. проф. В.В. Маклаков. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2001; Конституционное (государ­ственное) право зарубежных стран. Особенная часть / Под ред. Б.А. Страшуна, М., 1997; Конституционное (государственное право) зарубежных стран: В 4 томах. Тома 1-2. Часть общая: Учебник / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун - 3-е издание, обновл. и доработ. - М., 2000; Михалева Н.А. Конституционное право зарубежных стран СНГ. М.,1998; Сравнительное конституционное право. М.,1996; Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 2000.

Права человека: Учебник / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2001; Авакь­ян С.А., Алехичева Л.Г. и др. Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации: Учебник для вузов / Отв. ред. А.В. Иванченко. М., 1999; Парламентское право России: Учеб. пособие / Под ред. И.М. Степанова, ТД. Хабриевой. М., 1999; Судебная система России: Учеб. пособие. М., 2000; Взаимодействие конституционного права Российской Федерации и междуна­родного права: Учеб.-метод. пособие. Саратов, 2000; Кравец И.А. Конститу­ционализм и российская государственность в начале XX века: Учебное посо­бие; Тихомиров Ю.А., Чиркин В.Е.Дарапетян Л.М. и др. Российское гумани­тарное право: Учеб. пособие для вузов / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 1998; Умнова (Конюхова) И.А. Конституционные основы современного российского Федерализма: Учеб.-прак. пособие. (2-е издание). М., 2000 и др.

101


Диапазон восприятия конституционного права расширяет­ся также благодаря выходу монографических исследований, системно анализирующих основные вопросы и институты данной отрасли права. К таким исследованиям можно отнести, в частности, «Конституционное законодательство России» (под редакцией Ю.А. Тихомирова), «Предмет конституцион­ного права» и «Источники конституционного права» - автор О.Е. Кутафин; «Конституция Российской Федерации. Пробле­мы реализации» - автор В.О. Лучин; «Конституция России: природа, эволюция, современность» - автор С.А. Авакьян; «Право и многопартийность в современной России» - автор В.В. Лапаева; «Современное избирательное право: понятие, принципы, источники» - автор С.Д. Князев; «Конституцион­ное правосудие в России (1991-2001): Очерки теории и прак­тики» - автор Н.В. Витрук; «Конституционная юстиция в Рос­сийской Федерации»- авторы В.А. Кряжков и Л.В.Лазарев; «Конституционное право субъектов Российской Федерации» (под редакцией В.А. Кряжкова) и другие .

 

Конституционное законодательство России / Под ред. Ю.А. Тихомиро­ва М., 1999; Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001; Ку­тафин О.Е. Источники конституционного права. М., 2002; Лучин В.О. Кон­ституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2002; Авакь­ян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. 2-е изд. М., 2000; Князев С.Д. Современное избирательное право: понятие, принципы» источники. Владивосток, 1999; Лапаева В.В. Право и многопартийность в со­временной России. М., 1999; Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001): Очерки теории и практики. М., 2001; Кряжков В.А., Ла­зарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 1998; Конституционное право субъектов Российской Федерации / Под ред. В,А. Кряжкова. М, 2002 и др.

102


ЛЕКЦИЯ 5 Этапы формирования и развития

отрасли государственного (конституционного права) России

Любая отрасль права подчинена законам преемственности. Отрицание исторической связи между прошлым, настоящим и будущим разрушает основу объективного анализа закономер­ностей возникновения, функционирования и развития изучае­мого явления.

В истории формирования и развития конституционного (государственного) права России как отрасли права можно выделить четыре этапа: дореволюционное государственное право, дореволюционное конституционное право, советское социалистическое государственное (конституционное) право и современное конституционное право.

§ 1. Особенности формирования дореволюционного государственного права России

У дореволюционной России существуют свои историче­ские периоды формирования и эволюции государственности, предопределяемые политико-правовыми, экономическими, социальными, духовно-религиозными и культурными факто­рами. В рамках этих исторических циклов можно выделить следующие последовательно сменяющие друг друга этапы российского государственного права: древнерусское патриар­хально-феодальное (IX-XV вв.), соборно-сословное (XV-XVII вв.), имперское (конец XVII-XIX вв.), конституционно-монархическое и буржуазно-демократическое.

Государственно-правовая практика древнерусского госу­дарства, а также нормотворческая деятельность последующих Русских государств развивались как под влиянием восточных традиций, заложенных Византией, так и интенсивно форми-рующейся культуры европейских государств.

103


Древнерусское государство возникло в середине IX века. 882 год по Рождеству Христову принято считать годом рож­дения русской государственности. В том году два крупнейший политических центра древних славян - Киевский и Новгород­ский, объединились под властью Киева, образовав Древнерус­ское государство, которое стало своеобразной федерацией племен1.

Летопись свидетельствует, что первыми русскими князья­ми стали братья Рюрик, Синеус и Трувор, правившие соответ­ственно в Новгороде, Белозерске и Изборске. Н.М. Карамзин обратил внимание на следующую уникальность формирова­ния русского государства: «Начало российской истории пред­ставляет нам удивительный и едва ли не беспримерный в ле­тописях случай: славяне добровольно уничтожают свое древ­нее правление и требуют государей от варягов, которые были их неприятелями. Везде меч сильных или хитрость честолю­бивых вводили самовластие (ибо народы хотели законов, но боялись неволи); в России оно утвердилось с общего согласия граждан - так повествует летописец: и рассеянные племена славянские основали государство, которое граничит ныне с древнею Дакиею и с землями Северной Америки, с Швецией и с Китаем, соединяя в пределах своих три части мира»2.

Древнерусское государство сочетало в себе элементы ран­нефеодального монархического строя и демократической рес­публики. Ему были присущи широко развитые элементы са­моуправления.

На Руси еще в дохристианскую эпоху неписанное, но об­щепризнанное право имело в своем основании принципы, в чем-то схожие с ранней эллинской демократией. Верховная власть принадлежала собранию всех взрослых свободных лю­дей племени или селения, которое называлось «вече». Вече решало не только проблемы войны и мира, заключало между-


2 Карамзин Н.М. Предания веков. М., 1988. С. 65.

Исаев И.А. История государства и права России. М., 1996. С. 10. 104


народные договоры, избирало князя, но и имело законода­тельные функции.

Одновременно с народовластием, осуществляемым посред­ством вече, в систему общественно-государственного управ­ления был положен принцип единовластного правления. Гла­вой государства являлся великий князь - выборный или на­следный, утверждавшийся вечевым собором и подотчетный ему. Переход высшей княжеской власти по наследству не был строго оформлен, хотя при выборах князя неизменно учиты­валось благородство происхождения и подразумевалось стар­шинство одного рода над другими в делах управления. 'Вели­кий князь в своей деятельности опирался на дружину и совет старейшин. Управление на местах осуществляли его намест­ники (в городах) и волостели (в сельской местности).

Родоначальник первой княжеской династии для восточных славян - Рюрик был избран на Новгородском вече. Вечевой строй был повсеместным для восточнославянских племен, го­родов и местностей, хотя каждая область в разные историче­ские периоды вносила свои особенности в общий порядок.

Вечевые сходы как система государственной власти про­существовали до середины XVI в. и были отменены распоря­жением первого русского царя Иоанна Васильевича Грозного. Однако и позже в его царствование случались в Москве схо-ды, подобные вече. В период Смуты в начале XVII в. народное сопротивление в провинции и столице также зачастую ини­циировалось вечевыми сходами, созываемыми по старому об­разцу колокольным звоном. Именно сход на Нижегородской рыночной площади придал силу общенародного решения при­зыву старосты Кузьмы Минина собирать ополчение против польских захватчиков.

Органом местного крестьянского самоуправления в этот

период являлась территориальная община - вервь. Она зани-

малась земельными переделами (перераспределением земель-

ных наделов), финансовыми вопросами, связанными с обло-

жением податями и их распределением; решала судебные спо-

105


ры, расследовала преступления и следила за исполнением на­казаний.

Характерной чертой древнерусского патриархального пра-ва было преобладание обычаев над писаным правом и регули­рование первыми письменными нормативными актами отно­шений в различных областях общественной и государствен­ной жизни (позднее получившими регламентирование в раз­личных отраслях права). Именно господство обычного права дает основание именовать государственное право Древней Ру. си патриархальным.

Наиболее ранними письменными памятниками русского права были тексты договоров Руси с Византией (911, 944, 971), в текстах которых содержались нормы международного, государственного, торгового, процессуального, уголовного права.

Источниками внутригосударственного права Древней Руси были Русская Правда, вечевое нормотворчество, договоры го­родов с князьями, судебная практика.

Основным источником древнерусского права являлась Рус­ская Правда. Существует более ста списков Русской Правды, дошедших до наших дней. Все они распадаются на три основ­ных редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древ­нейшая ее редакция - Краткая Правда была подготовлена не позднее 1054 года1.

Русская Правда кодифицировала нормы обычного права и княжескую судебную практику. Определенное влияние на ее содержание оказало также византийское каноническое право. Как и кодифицированные акты древних цивилизаций (Закон XII таблиц, Законы Ману и др.) Русская Правда соединяла во­едино нормы государственного, гражданского, уголовного и других отраслей права. Однако особенность данного докумен­та заключалась в том, что в ней доминировали нормы частно­го права. Лишь отдельные нормы права, в частности, опреде-

Исаев И.А. История государства и права России. М., 1996. С. 13-14.

106


ляющие правовое положение определенных групп населения (боярство, духовенство, купечество, «низы» - ремесленники, мелкие торговцы, рабочие - в городах; свободные смерды-общинники и крепостные смерды - холопы в сельской мест­ности), а также закрепляющие принципы судебной власти можно было с определенной долей условности называть госу­дарственно-правовыми. В основном же отношения, составив­шие в будущем предмет традиционного государственного права, регулировалась в тот период обычаями.

В результате кодификации в XY в. появились Новгород­ская и Псковская судные грамоты. Основная заслуга создате­лей этих документов - кодификация судебного права.

Таким образом, древнерусское патриархально-феодальное право отличалось неразвитостью правовых норм и доминиро­ванием обычного права.

Наступивший вслед за формированием древнерусского го­сударства период феодальной раздробленности наложил отпе­чаток на древнерусскую правовую систему. Ее отличало от­сутствие единства в нормах права и разрозненность правовых актов. Киевское, Владимиро-Суздальское, Московское, Нов­городское, Псковское и другие княжества, наряду с общими чертами государственности и права, имели свои государст­венно-правовые порядки и традиции. Особенно отличался го­сударственно-общественный строй русских земель в составе Великого княжества Литовского, образовавшегося в XIII в. и включавшего в себя в XIV в. некоторые русские земли.

Таким образом, в этот период государственное право еще не сформировалось как отрасль, существовали лишь отдель­ные его институты, целостность которых обеспечивалась к тому же благодаря дополнению их обычаями.

Еще одной отличительной чертой древнерусского патриар­хального права явилась тесная связь светской и церковной власти, христианства и государственного управления.

После принятия на Руси христианства на ее территории формируются церковные организации и юрисдикция церкви.

107


Организационными центрами стали епархии, приходы и мона­стыри. Церковь получила право на приобретение земель, на­селенных деревень, на осуществление суда по специально вы­деленной юрисдикции (все дела в отношении церковных лю­дей, дела о преступлениях против нравственности, брачно-семейные вопросы). К числу древнейших источников права, определяющих отношения государственной власти и церкви относятся церковные уставы князей Владимира Святославо­вича и Ярослава Владимировича (X-XI вв.), содержащие нор­мы о брачно-семейных отношениях, преступлениях против церкви, нравственности и семьи. В уставах определялась юрисдикция церковных органов и судов.

История древней Русской Православной Церкви знала де­сятки поместных церковных соборов. Как заметил митрополит Иоанн, «на Руси церковные соборы с первых своих шагов принимали деятельное участие в вопросах гражданских»1. На­пример, Псковское вече, утверждая Судную грамоту, приняло ее «по благословению отцов своих всех пяти соборов и свя­щенников, и диаконов, и всего Божия священства, всем Пско­вом на вече, в лето 6905». С другой стороны, иногда народ оп­ределял судьбу церковной власти. Так, долгое время именно вече избирало в Новгороде архиепископа на кафедру правя­щего архиерея2.

Начиная с княгини Ольги для древнерусских князей было характерно глубокое христианское мировоззрение и постоян­ное обращение к Церкви за советом. Показателен пример с Владимиром Крестителем. Проникшись христианским миро­любием и духом всепрощения, он стал тяготиться княжеской обязанности судить и наказывать преступников. «Греха бо­юсь», - объяснял он напиравшим на него боярам. И только со­бор киевского духовенства смог убедить князя, что личное

Митрополит Иоанн Русская симфония. Очерки русской историософии, М.,СПб., 1998. С. 362. Там же.

108


благочестие и добродетель всепрощения должны проявляться лишь по отношению к личным врагам, но, как христианский правитель, он обязан пресекать распространение зла, дабы оберегать мир и нравы подчиненного ему народа1.

Следующий этап в истории российской государственности связан с формированием и развитием соборно-сословного го­сударственного права (XV-XVII вв.).

Усиление Московского княжества и собирание русских зе­мель вокруг него к концу XV в. обусловило возникновение нового периода в развитии российского права. В ходе центра­лизации происходило преобразование всей политико-правовой системы и формирование особого типа российского права - соборно-сословного. Складывается сложная иерархия феодальных чинов, даваемых за службу: введенный боярин, окольничий, дворецкий, казначей, чины думных дворян, дум­ных дьяков и т.д. Формируется система местничества, связы­вающая возможности занятия государственных должностей с происхождением и родовитостью кандидатур.

В экономической и политической сферах борьба за власть и влияние разворачивается между старой феодальной аристократи­ей (бояре) и служилым дворянством. Великий князь, а в даль­нейшем, - царь опираются на дворянство в борьбе с отстаиваю­щей свою независимость старой феодальной аристократией.

Верхушка городского населения - посадские торговцы и ремесленники- формировала свои корпоративные органы-сотни и настаивала на освобождении от тяжелого обложения, а также на ликвидации привилегированных феодальных про­мыслов и торгов в городах.

В этот период еще более серьезной политической силой становится церковь. Она сосредоточивает в своих руках зна­чительные земельные владения и имеет существенное влияние на идеологию формирующегося самодержавного государства, проповедуя идеи: «Москва - третий Рим», «православное цар-ство»» «царь - помазанник божий».

См.: Митрополит Иоанн Русская симфония. - Указ. соч. С. 362.

109


В складывающейся социально-политической обстановке сформировались четыре социальные силы: светская феодаль­ная аристократия - бояре, феодальное духовенство, служилое дворянство и верхушка посада. Эти силы составили основу сословно-представительной системы правления.

Централизация привела к существенным изменениям сис­темы государственной власти. По аналогии с византийским императором великий князь стал именоваться царем. Русь приняла от Византии атрибуты православной державы, госу­дарственную и религиозную символику. Высшим аристокра­тическим совещательным органом власти при царе являлась Боярская дума, состоявшая из феодальной аристократии, дво­рянской бюрократии и духовенства.

Особым совещательным органом широкого сословного представительства стал Земский Собор.

В отечественной науке мнения расходятся по поводу того, когда был созван в России первый Земский Собор. Называют­ся 1547, 1548, 1549 и 1550 годы. Созыв первого Земского Со­бора стоит в одном ряду с таким судьбоносным событием, как провозглашение в феврале 1547 г. бывшего Московского кня­жества Русским Царством. Оба эти события сыграли опреде­ляющую роль в формировании и развитии сословно-соборной системы государственной власти, опирающейся на самодер­жавие русского царя. Собор как новая форма сословно-представительной демократии сменил прежде существовав­ший вечевой строй. Демократия, основанная на вече, была не­совместима с укреплением растущей державы.

Первый Собор иногда называют Примирительным. Моло­дой царь Иоанн Васильевич, созывая его, намеревался с его помощью прекратить сословные распри и положить в осно­вание державного строя «межсословный договор о сотруд-ничестве, скрепленный взаимным покаянием и примирени­ем»1.

См.: Митрополит Иоанн - Указ. соч. С. 363. 110


Специально для Собора, который происходил на Красной площади, было возведено каменное лобное место. Именно с него царь Иоанн Васильевич зачитал свое послание «к народу земли русской», содержащее призыв к духовному единству и сословному миру. Некоторые исследователи считают, что именно на Соборе был принят новый Судебник - свод законов Русского царства. Заручившись на Соборе всенародной под­держкой, царь Иоанн Васильевич стал считать себя вправе проводить собственную, независимую от бояр политику и ввел институт опричнины.

Характерная особенность природы земских соборов за­ключалась в их миротворческой функции: они созывались ча­ще всего для пресечения нарастающей политической смуты либо для принятия какого-либо чрезвычайного решения, имеющего кардинальные последствия для государственной жизни- избрания царя, утверждения восшествия на престол законного наследника, принятия сводов законов, признания вхождения в Русское Царство новых земель.

Так, второй Земский Собор 1566 года, в котором приняли участие всего 374 лица, был созван для решения проблем вой­ны с Польшей. Участники Собора специальной грамотой вы­разили свое мнение относительно хода войны с польским ко­ролем и заверили царя в полной поддержке его политики.

Следующий Земский Собор произошел во второй половине 1584 г. и утвердил восшествие на престол сына Ивана Грозного - царя Феодора Иоанновича. После смерти Феодора Иоаннови­ча 17 февраля 1598 года состоялся избирательный Земский Со­бор, выбравший на российский престол Бориса Годунова.

Российские историки ХIХ-ХХ вв. подробно исследовали земские соборы, сравнивая их с различными народными пред­ставительствами Европы, законодательными или законосове­щательными органами при главах государств - парламентами, сеймами, рейхстагами, Неоформленность состава соборов, от­сутствие внутреннего регламента, единого правила для ведения Даже созыва давали педантичным исследователям Запада по-

111


вод для скептической оценки этого самобытного русского ин­ститута. Вместе с тем по определенным критериям соборы представляли собой даже более демократичную форму пред­ставительства по сравнению с европейскими институтами.

С одной стороны, если говорить об участии в земских со­борах лиц, формально выборных из низших сословий, то их число в процентном отношении было действительно весьма невелико: чуть более десяти процентов или даже ниже того. С другой стороны, каждый участник собора - соборянин обла­дал своего рода «правом вето», и собор не мог принять закон­ное решение, если хотя бы один из делегатов не был согласен с мнением других.

Весьма демократична была процедура рассмотрения пред­ложений отдельных участников собора. В качестве характер­ного примера можно привести рассмотрение кандидатур на избирательном Всероссийском Земском Соборе (1613 г.). В пылу споров о кандидатурах на Российский престол, среди ко­торых фигурировали князья Трубецкой, Пожарский, предста­вители боярских родов Голициных, Шуйских и другой древ­ней российской знати, в конце концов Собор прислушался к мнению двух неродовитых участников - казачьего атамана и галического дворянина, которые и предложили в цари юного боярина Михаила Романова.

Российские историки и государствоведы, политические и религиозные деятели прошлого и современности с уважением относятся к соборным традициям Русского Царства. Россия, будучи к тому времени огромной евроазиатской державой, за­ключающей в себе «многоцветие различных национальных культур и одновременно являясь главной хранительницей свя­тынь православной церковности, не могла себе позволить за­падного «плюрализма», грозившего ей ужасами неминуемого распада»1. Для России в условиях многочисленных внешних и внутренних угроз «всенародное мировоззренческое единство,

См.: Митрополит Иоанн. - Указ.соч. С. 366. 112


необходимость прочного единения власти с народом, общена­циональное сплочение в деле державного строительства стали первостепенными условиями ее выживания»1.

Особое значение для формирования российской отрасли го­сударственного права сыграло Соборное Уложение 1649 года.

Летом 1648 года специальным повелением царя Алексея Михайловича была создана думская комиссия по системати­зации всех действующих на территории России законополо­жений и по учету новых правовых потребностей растущей российской государственности. Возглавил комиссию боярин князь Одоевский. В состав ее вошли еще два боярина, один окольничий и два дьякона.

Поводом к осознанию необходимости такой работы по­служила очередная смута - бунт московского посадского лю­да. На созванном 16 июля 1648 года Земском Соборе группа дворян подала челобитную с просьбой о составлении Уложе­ния, «чтоб вперед по той Уложенной книге всякие дела делать и вершить»2.

Составители Уложения не ограничились собиранием пози­ций московской знати и чиновников, изучалось мнение широ­ких слоев жителей провинций. В результате в основание ито­гового документа был положен широчайший спектр материа­лов: от византийских правовых кодексов и памятников права Великого княжества Литовского до коллективных челобитных столичных и провинциальных дворян, посадских людей, а также царские указы, решения земских соборов, указные кни­ги московских приказов и Судебники, имевшие хождение на Руси со времен «Русской правды» Ярослава Мудрого.

Начиная с сентября 1648 года, выработанный комиссией законодательный материал стал поступать на обсуждение

Там же.

Смирнов П.П. Несколько документов из истории Соборного Уложения и Земского Собора 1648-1649 годов. Санкт-Петербург: Чтения Общества Ис­тории Древностей Российских, 1913, книга IV, отд. IV, С. 6.

113


«лутчих людей», съехавшихся в Москву по указу Государя -бояр, окольничих, «думных людей». В процессе этого обсуж­дения возник дополнительный и весьма энергичный импульс законодательной инициативы «снизу», выразившийся в пода­че множества челобитных по целому ряду важнейших про­блем внутриполитического устройства Московского государ­ства. Слушание проекта Уложения проходило на соборе в двух палатах: в одной под председательством царя заседала Боярская Дума и Освященный Собор архиереев, в другой -выборные люди разных званий и чинов.

И только 29 января 1649 года было завершено окончатель­ное составление и редактирование Уложения. К сожалению, значимость соборной «технологии» принятия этого важней­шего акта долгое время не осознавалась русскими историками и государствоведами во всей своей полноте - активная роль представителей российской провинции и средних сословий (так называемых «гостей» и «черной сотни») в формировании основополагающих статей Соборного Уложения.

Внешне Уложение представляло собой длинный свиток, со­стоящий из узких бумажных столбцов с текстом, в конце кото­рого стояли «своеручные» подписи участников земского собора (всего - 315), а по склейкам столбцов - скрепляющие подписи дьяков. С рукописного подлинника была тут же составлена ти­пографская матрица, с которой документ был в течение одного лишь 1649 года дважды отпечатан невиданным по тем време­нам тиражом - по 1200 экземпляров в каждом издании. Напеча­танный текст был разослан в приказы и на места

Соборное Уложение по своей полноте и целостности не имело прецедентов не только в истории русского законода­тельства, но и в современной ему европейской юридической практике. Оно состояло из 25 глав, разделенных на 967 статей, и охватывало в комплексе сферы государственного, админи­стративного, гражданского, уголовного права и судопроизвод­ства. Уложение столь основательно и системно закрепило все главные черты политического строя и правовой системы Рос­сии, что оставалось основой русского законодательства на

114


протяжении двух столетий, несмотря на серьезные реформы XVIII века.

В Соборном Уложении определялся статус главы государ­ства царя, самодержавного и наследного монарха. Утвержде­ние (избрание) его на Земском Соборе не подрывало установ­ленных принципов наследования, а напротив усиливало леги­тимность занимаемого трона. Действия против царя и даже преступный умысел против его персоны жестоко наказыва­лись. Уложение содержало комплекс норм, регулировавших такие государственно-правовые отношения как прикрепление крестьян к земле (гл.IХ, «Суд о крестьянах»), посадская ре­форма, изменившая положение «белых слобод» (гл.ХIХ), пе­ремена статуса вотчины и поместья в новых условиях (гл. XVI, XVII), регламентация работы органов местного (общин­ного) самоуправления (ХХI), режим въезда и выезда (гл.VI).

Следует выделить три существенные особенности Собор­ного Уложения: во-первых, религиозно-мистическое обосно­вание, во-вторых, - представительство воли разных сословий и, в-третьих, целостность.

Преамбула Уложения гласит следующее:

« В лето 7156-е, июля в 16-й день Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, Всея России Самодержец, в деся­тое лето возраста своего, в третье лето Богом хранимыя своея державы, советовал с Отцем своим и богомольцем, Святей­шим Иосифом Патриархом Московским и Всея России, и с митрополиты и со архиепископы, и с епископы и со всем Ос­вященным Собором» о необходимости составления нового за­конодательного свода. Мировоззренческие основания этого свода, - утверждали составители документа, необходимо ис­кать в «правилах Святых Апостол и Святых Отец» и в граж­данских законах греческих царей (византийских императо­ров) . Так определялась духовно-религиозная основа правово­го документа.

См.: Текст Уложения в кн.: «Российское законодательство Х-ХХ веков. Акты Земских Соборов». М, 1985. Т. 3.

115


В реальности, конечно же, политический вес боярской ари­стократии и практическое влияние на течение государствен­ных дел со стороны высшего чиновничества неизмеримо пре­вышали возможности архиереев, но их формальное первенст­во было «первенством чести».

Важнейшая правовая роль Соборного Уложения вырази­лась в том, что впервые в правовом акте наметилось деление норм по отраслям и институтам, хотя казуальность в изложе­нии еще сохранялась. Именно с момента принятия Соборного Уложения появилось основание говорить о формировании российского государственного права как целостной отрасли права, представленной на формально-юридическом уровне в виде системы кодифицированных норм. Возрастание роли главы российского государства- царя, самодержавного и на­следного монарха обусловило постепенное утверждение в России в конце XVII в., а затем функционирование и развитие в XVIII-XIX вв. государственного права периода абсолютизма или имперского государственного права.

§ 2. Возникновение и эволюция дореволюционного конституционного права России

Характер эволюции дореволюционного государственного права и его преобразования в конституционное право России отражал переход Российского государства от абсолютной к конституционной монархии (1905 - февраль 1917 г.г.), а за­тем- попытку преобразования в парламентскую республику (февраль 1917 - октябрь 1917 г.г.).

Своего расцвета государственное право периода абсолю­тизма достигло во второй половине XVIII—начале XIX вв. К этому периоду сформировалась государственная система, ос­нованная на централизации и бюрократизации государствен­ного аппарата, широкой специализации отдельных органов го­сударственной власти и управления. Император возглавляя

116


всю систему государственной власти, опираясь на разветвлен­ный чиновничий аппарат. Государственное право фактически сливаюсь с административным правом, а государственная власть и государственное управление рассматривались как единое целое.

Социально-политические предпосылки для конституцион­ных реформ сложились еще в первой половине XIX вв. Одна­ко крепостное право сдерживало процессы формирования де­мократии и гражданского общества. Отсутствовали возмож­ности развития свободного рынка и свободы предпринима­тельской деятельности, значительная часть населения России жила в режиме несвободы.

Кризисная ситуация проявилась в нарастании числа кре­стьянских бунтов и развитии революционного движения, пик которого пришелся на 1859-1861 годы.

Судьбоносными документами, создавшими предпосылки для перехода к конституционной монархии, явились законода­тельные акты по вопросам крестьянской реформы от 19 фев­раля 1861 года, отменившие крепостное право. Эти правовые акты создали предпосылки для развития свободной экономики и предпринимательства. Крестьяне получили личную свободу, и до заключения выкупной сделки с помещиком, земля пере­ходила в пользование крестьян.

Вот как оценил видный российский государствовед Б.Н. Чичерин роль данной реформы для развития государст­венного права в России. В своей вступительной лекции по го­сударственному праву, прочитанной в Московском универси­тете 28 октября 1861 года, он сказал следующее: «В настоящее время преподавание государственного права в наших универ­ситетах важнее, нежели когда-либо. Мы живем в эпоху вели­ких преобразований в русском государстве. На наших глазах совершается один из переворотов в народной жизни, которые составляют эпоху в истории. Я разумею освобождение кресть­ян. 22 миллиона русских людей получают гражданские права,

117


изменяется весь состав общества, положение сословий, со­стояние собственности, экономический быт, нравы, обычаи, даже частная жизнь. Сколько нужно знаний, обдуманности, твердости, чтобы как следует обсудить и привести в действие подобное законоположение! Вы видите, господа, что дел у нас много, что законодательной деятельности государства пред­стоит обширное поприще..."1.

Другой важной мерой стало введение земских учреждений, заложивших начало российским традициям местного само­управления и избирательного права.

1 января 1864 года было утверждено «Положение о гу­бернских и уездных земских учреждениях». Обязательным для формирования земских учреждений стало введение все­общих выборов. При этом устроители земской реформы в кос­венной форме проводили сословный принцип избрания новых местных органов. Избирательная система комбинировала со­словное начало -с использованием имущественного ценза и обеспечивала на тот период преимущество для представите­лей правящего класса.

Несмотря на ограниченность реформы местного самоуправ­ления, земствам удалось внести значительный вклад в развитие местного хозяйства и социальных инфраструктур, системы здравоохранения и народного просвещения. Земства стали важ­ной политической школой, через которую прошли многие представители либерального и демократического движений.

Еще одним принципиальным событием для развития и эво­люции российского государственного права явилась судебная реформа. В ноябре 1864 года были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы: Учреждения судеб­ных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Были созданы

Чичерин Б.Н. Вступительная лекция по государственному праву, чи­танная в Московском Университете 28 октября 1861 года // Конституционное право. Общая часть: Учебное пособие в 2-х частях. - Хрестоматия. «Консти­туционно-правовая мысль ХIХ-начала XX века». М., 1996. С. 13.

118


две судебные системы: местные и общие суды. К местным су­дам относились волостные суды, мировые судьи и съезды ми­ровых судей. В систему общих судов входили окружные суды, учреждаемые для нескольких уездов; судебные палаты (по гражданским и уголовным делам), функционирующие в рам­ках нескольких губерний и областей, и кассационные депар­таменты Сената (по гражданским и уголовным делам). В ходе подготовки и проведения реформы был создан также выбор­ный институт присяжных заседателей.

Реформа судебной системы закрепила новые принципы: отделение суда от государственного управления или чиновни­чества, создание всесословного суда, равенство всех перед су­дом, несменяемость судей, выборность мировых судей и при­сяжных заседателей.

Следующим значительным этапом для развития россий­ского государственного права и преобразования его в консти­туционное право явились события конца ХIX-начала XX вв. В этот период перед Россией встала задача коренного обновле­ния всех сфер жизни от экономики до государственного строя. Феодальные пережитки и устойчивые консервативные тради­ции, великодержавные принципы и неограниченная власть императора сдерживали политическое, экономическое и соци­альное развитие России. Крепнущая российская буржуазия претендовала на политическую роль в обществе и еще встре­чала противодействие со стороны дворянства и государствен­ной бюрократии, однако главная опора самодержавия - дво­рянство теряло монополию на власть.

Оживление и развитие товарно-денежных отношений, формирование рынка товаров, сырья, финансов и рабочей си­лы потребовали реформ политической и государственной сис­тем.

6 августа 1905 года были опубликованы три правовых акта: Высочайший Манифест об учреждении Государственной Ду-мы, Статут этот органа - Учреждение Государственной Думы

и Положение о выборах в Государственную Думу. Историче-

119


ское значение все этих документов, так и не примененных на практике, заключалось в учреждении в России народного представительства, пробивающего брешь в абсолютизме мо­нархической власти.

В политической сфере обнаружились сторонники и про­тивники политических реформ, стали возникать новые орга­низационные формы общественных движений, появились первые партии. Идеология партийного движения в этот пе­риод развивалась в трех основных направлениях: консерва­тивно-монархическое, либерально-демократическое и социа­листическое.

Сторонники первого направления выступали за сохранение монархии и развитие просвещенного абсолютизма. Они были противниками сколько-нибудь существенных изменений дей­ствующего порядка.

Либерально-демократическое движение, интенсивно раз­вивающееся с 1905 года, отличалось разнообразием мировоз­зрений на стратегию и тактику преобразования российского государства и общества. После издания актов от 6 августа 1905 года перед либеральной общественностью встала дилем­ма: согласиться с законосовещательным характером «Булы-гинской думы»1 и использовать ее как исходное основание для борьбы за совершенствование политического представитель­ства России или бойкотировать ее выборы, отстаивая идею со­зыва Учредительного собрания, формируемого на основе все­общего избирательного права.

Идея Учредительного собрания возникла в либеральной среде России под влиянием Великой французской революции. Представители левых течений в российском либерализме ста­ли выступать за созыв Учредительного Собрания, считая его наиболее представительным органом, способным дать консти-

1 Проект был подготовлен под руководством министра внутренних дел А.Г. Булыгина. При составлении Положения о Государственной думе в осно­ву был взят проект учреждения данного органа, разработанного еще в 1809 году М.М. Сперанским в его плане о государственных преобразованиях.

120


туцию и провести назревшие реформы, вывести общество из состояния грозившей анархии.

В сентябре 1905 года проходит съезд земских и городских деятелей, на котором была намечена программа партии, полу­чившая название конституционно-демократической. Про­грамма партии конституционных демократов была учреждена на съезде в октябре 1905 года. В ней предлагалось сформиро­вать двухпалатный парламент, вторая палата которого состоя­ла бы из представителей органов местного самоуправления. Парламент должен был санкционировать любой законода­тельный акт и бюджет. В области судоустройства должны бы­ли быть восстановлены принципы уставов 1864 года, упразд­нено административное вмешательство в судебные дела, от­менена смертная казнь.

Третьим движением, быстро набиравшую мощь и силу, явилась партия российских социал-демократов. Эта партия также отказалась поддерживать «Булыгинскую думу». Социа­листы признавали самодержавие пережитком и злейшим вра­гом народа. В программе Партии предлагалось свергнуть са­модержавие и передать власть Учредительному собранию, сформировать законодательное однопалатное собрание на ос­нове всеобщего, равного, прямого избирательного права, соз­дать выборные суды, заменить войска всеобщим вооружением народа, отделить церковь от государства.

Развитие партии социал-демократов в дальнейшем привело их на путь размежевания. Уже на П съезде в 1903 году партия российских социал-демократов раскололась на большевиков и меньшевиков. Большевики заняли более радикальную пози­цию по всем направлениям государственно-правовых преоб­разований.

Таким образом, фактически реформа б августа 1905 года не Удовлетворила даже самые умеренные слои общественности.

Создание законосовещательного представительства выглядело незначительным прогрессом на фоне преобладания конститу-ционных монархий в европейских государствах того времени.

121


Как никогда в истории России в тот период широко обсужда­лась идея конституции.

Толчком к дальнейшим реформам послужили железнодо­рожные забастовки в сентябре 1905 года и октябрьская все­российская стачка, поставившая страну на грань революции. Реакцией на эти события явилось издание Высочайшего Ма­нифеста «Об усовершенствовании государственного порядка от 17 октября 1905 года», положившего начало буржуазному конституционализму в России.

Свой Манифест Николай П начинал следующими словами, отражавшими мотивы издания им нового акта: «Смуты и вол­нения в столицах и во многих местностях Империи Нашей ве­ликою и тяжкою скорбью преисполняет сердце Наше. Благо Российского Государя неразрывно с благом народным, и пе­чаль народная - Его печаль. От волнений, ныне возникших, может явиться глубокое настроение народное и угроза цело­стности и единству Державы Нашей.»

«Для успешнейшего выполнения общих преднамечаемых Нами к умиротворению государственной жизни мер» в своем Манифесте Николай П возложил на Правительство выполне­ние следующей «его непреклонной воли»:

1.  Даровать населению незыблемые основы гражданской
свободы на началах действительной неприкосновенности лич­
ности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

2.  Не останавливая предназначенных выборов в Государст­
венную Думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере
возможности, соответствующей краткости остающегося до со­
зыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем
лишены избирательных прав, предоставив за сим дальнейшее
развитие начала общего избирательного права вновь установ­
ленному законодательному порядку.

3.  Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой за-
кон не мог воспринять силу без одобрения Государственно
Думы, и чтобы выборным от народа обеспечена была возмож-
ность действительного участия в надзоре за закономерность
действий поставленных от Нас властей...»

122


Манифест от 17 октября 1905 года отличался неопределен­ностью формулировок, устанавливал власть монарха как са­модержавную, с изъятием, однако, слова «неограниченная», но принес ту политическую свободу, которой добивались ли­беральные демократы.

Связываемый с именем графа СЮ. Витте, занимавшего в период с октября 1905 года по апрель 1906 года пост Предсе­дателя Совета Министров, Манифест оказался той лакмусовой бумажкой, которая обнаружила отношение к царской реформе всех выше обозначенных трех общественно-политических те­чений.

Социалисты, и, в особенности, большевики (социал-демок­раты радикального крыла) называли данную реформу черно-сотенно-октябристской. Л.Д. Троцкий, в автобиографии, напи­санной в изгнании, так вспоминал об этом событии: «18 ок­тября, на другой день после опубликования Манифеста, перед Петербургским университетом стояли многие десятки тысяч не остывших от борьбы и опьяненных восторгом первой побе­ды. Я кричал им с балкона, что полупобеда ненадежна, что враг непримирим, что впереди западня. Я рвал царский Ма­нифест и пускал его в клочья по ветру»1.

Крайней реакцией на правительственные уступки стало выступление правых сил, выразившееся в погромах. Правые считали Манифест Царя слишком радикальным, направлен­ным на разрушение российской государственности и лишаю­щим Россию ее главного оплота в лице самодержавного мо­нарха.

В условиях сложившейся в тот период политической си-туации началось формирование правительственного лагеря, противостоящего реформам. После того как в декабре 1905

года было подавлено вооруженное восстание в Москве, Пра-вительство отказалось от ряда уступок, ранее.

Троцкий Л.Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. М., 1991. Т. 1. Гл. 14 "1905 год"

123


Манифестом от 20 февраля 1906 года было осуществлено «Учреждение Государственной Думы» - третьей модели зако­нодательного органа с сохранением института монарха. Дан­ным актом определялись компетенция, порядок формирования и статус депутатов Государственной Думы. Депутаты Думы были неподотчетны избирателям, их отстранение могло осу­ществляться Сенатом. Дума могла распускаться досрочно ре­шением императора.

Одновременно с «Учреждением» было принято новое По­ложение о Государственном Совете, которым он был рефор-мирован. Совещательный орган Государственный Совет был преобразован в законодательный орган- в верхнюю палату российского парламента, противостоящую Государственной Думе. В соответствии с данным документом Государственный Совет формировался из членов по высочайшему назначению и членов по выборам. В избираемую часть Совета входили представители от духовенства, Академии наук и университе­тов, от земских собраний, от дворянских обществ, от торговли и промышленности. Каждое губернское земское собрание по­лучило право выбирать по одному члену Государственного Совета. Такое же число членов ежегодно назначалось импера­тором во вторую часть Совета из высших государственных сановников.

Другим важным шагом в процессе формирования системы государственного права с определенными элементами консти­туционализма в монархической России явилось принятие Свода Основных государственных законов, высочайше утвер­жденных императором 23 апреля 1906 гоад В содержании данного фундаментального нормотворческого труда отрази­лись и либерально-правовые воззрения, высказываемые в сре­де российских государствоведов. Оценивая значимость этого документа, целый ряд дореволюционных ученых считали дан-ный Свод первой российской конституцией. По определенно-му набору характеристик он действительно отвечал требова-ниям конституционного акта. В частности, с его помощью

124


комплексно регулировались все принципиальные вопросы ор-ганизации государственной власти, затрагивался правовой статус личности в российском государстве, в системе государ­ственной власти содержались элементы разделения властей. Свод не просто инкорпорировал основополагающие положе-ния Манифеста, он развивал и дополнял их.

Согласно главе 1 Основных законов власть управления принадлежала императору «во всем ее объеме», в тоже время законодательную власть император осуществлял «в единении с Государственным Советом и Государственной Думой», без одобрения которых не мог быть принят никакой новый закон, равно как и он не мог вступить в силу без одобрения импера­тора. Статьей 87 Основных законов императору предоставля­лась возможность по представлению Совета министров при­нимать указы законодательного характера в случаях, когда имелась такая необходимость, а сессия Государственной Ду­мы и Государственного Совета прерывалась. После открытия законодательной сессии в течение двух месяцев такой указ должен был вноситься на одобрение Думы, иначе он автома­тически прекращал свое действие.

Таким образом, вышеназванные документы явились по су­ти первой российской конституцией, заложившей начала ог­раниченной монархии в России.

Сдержанность и противоречивость уступок в пользу кон­ституционной демократии породили столкновения между Го­сударственной Думой и Государственным Советом. Состояв­ший наполовину из высших чиновников Государственный Со-вет был консервативным органом, постоянно сдерживающим либеральные порывы Государственной Думы. Он, в частно-сти затормозил распространение закона о земском само-управлении на окраинные губернии, воспрепятствовал созда-нию волостных земских учреждений.

июне 1906 года правительство обратилось к населению с сообщением по аграрному вопросу, в котором отвергался принцип принудительного отчуждения. Дума, со своей сторо-

125