Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

М.Г.Рахимов,

Президент Республики Башкортостан

Конституции Республики Башкортостан исполнилось пять лет. Сего­дня, оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что практически единогласное принятие Верховным Советом республики этого историче­ского документа позволило сплотить различные политические и общест­венные движения, всех граждан Башкортостана. Вспоминая, как разраба­тывалась и принималась Конституция, хочу отметить спокойную деловую атмосферу, большую заинтересованность всех участников этого процесса. Мы стремились как можно полнее учесть их многочисленные пожелания, особенности республики'при создании Основного Закона Башкортостана. Думаю, во многом это удалось. Пять лет действия этого важнейшего поли­тико-правового акта показали правильность его основных положений, большие потенциальные возможности для обеспечения поступательного , развития республики.

Конституция Республики Башкортостан была разработана с учетом конкретных условий и накопленного опыта строительства суверенного Башкортостана в составе России. В основу легли такие поистине истори­ческие документы, как Декларация о государственном суверенитете Рес­публики Башкортостан, принятая 11 октября 1990 года, Федеративный до­говор и Приложение к нему от Республики Башкортостан, подписанные 31 марта 1993 года. В этих документах впервые в истории были четко закре­плены основы государственного суверенитета Башкортостана.

Сегодня, по прошествии пяти лет со времени принятия ныне дейст­вующей Конституции, можно подвести некоторые итоги.

Прежде всего достигнут подлинный прорыв в государственном строительстве. Яркий тому пример; впервые Башкортостан имеет доста­точно развернутую систему республиканского законодательства. Она была разработана с учетом специфики нашей республики и интересов ее граж­дан и органично дополняет систему федерального законодательства. Мно­гие актуальные, жизненно важные республиканские законы не имеют ана­логов в Российской Федерации или приняты еще до появления многих фе­деральных нормативных правовых актов. Это исключительно важное ус­ловие нашего движения вперед, с учетом медлительности и непоследова­тельности в законотворчестве российской Государственной Думы.

Всякие реформы должны опираться на качественную правовую осно­ву. Ситуация, когда многие сферы жизнедеятельности людей оказываются неурегулированными, создает серьезные трудности для государственных органов и граждан. Законотворческий процесс должен успевать за переме­нами, обеспечивать права, свободы и интересы людей в новых реалиях жизни. И тот факт, что Республика Башкортостан имеет одну из наиболее развитых систем законодательства среди субъектов Федерации, - наше большое достижение.

Жизнедеятельность общества и благополучие его граждан в переход­ные исторические периоды во многом зависят от наличия сильной, эффек­тивной и гибкой системы государственной власти и управления. Только подобная система может регулировать общественную жизнь, противосто­ять кризисам, осуществлять стратегию развития.

Нам удалось на демократической, конституционной основе сформи­ровать действенную модель государственной власти, способную работать в самых сложных условиях. В нее успешно вошел двухпалатный парла­мент - Государственное Собрание, структура которого позволяет осущест­влять планомерную законотворческую деятельность с учетом интересов районов и городов республики.

Важную роль в защите государственного суверенитета, экономиче­ских и политических интересов республики, обеспечении законности и правопорядка, единства и согласованности действий всех органов госу­дарственной власти и управления, в реализации прав и свобод граждан, в укреплении отношений с органами власти Российской Федерации и ее субъектов, с иностранными государствами и международными организа­циями играет институт президентской власти.

За эти годы был создан и новый механизм исполнительной власти, Сегодня Кабинет Министров Республики Башкортостан - это полноцен­ный государственный орган, способный оперативно и квалифицированно решать те сложные и ответственные задачи, которые возлагаются на него Конституцией, поручаются Президентом и Государственным Собранием. Эффективность его работы должна в настоящее время значительно повы­ситься в связи с теми важными и сложными задачами, которые стоят пе­ред республикой.

Обеспечена в республике и надежная вертикаль исполнительной вла­сти, включающая в себя администрации городов и районов. При этом они тесно взаимодействуют с представительными органами местного государ­ственного управления - городскими и районными Советами.

Все более широкое развитие, в соответствии с Конституцией и зако­нодательством республики, получает местное самоуправление. Оно сего-

 

дня может эффективно решать местные проблемы на уровне сел и посел­ков.

Создана и полноценная система республиканских судебных органов,

включающая в себя Конституционный, Верховный и Высший арбитраж­ный суды. Принципиально важно; что судебная система республики имеет достаточную правовую базу, которая активно развивается в соответствии с федеральным законодательством.

Таким образом, реализован конституционный принцип разделения властей, обеспечивается единство деятельности государственных органов и их необходимое взаимодействие в интересах многонационального наро­да Башкортостана.

Но формирование и развитие государственности - не самоцель, а важ-нейший инструмент решения экономических, социальных и духовно-культурных проблем республики.

И здесь, опираясь на нашу Конституцию, мы пошли собственным пу­тем. Кратко перечислю особенности нашей политики в экономике и дру­гих сферах.

Это особый вариант приватизации, не допускавший перехода обще­народной собственности в руки сомнительных дельцов из-за пределов республики и криминальных структур, защита конституционных социаль­но-экономических прав членов трудовых коллективов и всех граждан Башкортостана, сохранение государственного контроля за крупнейшими бюджетообразующими предприятиями.

Это отказ от «шоковой терапии» и максимально возможная поддерж­ка республиканских предприятий в сочетании с их постепенным и после­довательным реформированием.

Это создание собственной банковской и кредитно-фннансовой систе­мы, обслуживающей прежде всего реальное производство и граждан.

Это сохранение сложившихся форм коллективной организации труда и жизни на селе (вопреки директивам из Центра об их насильственном роспуске) с постепенным переводом хозяйств и сельского населения на современные рыночные отношения.

Это всемерное развитие и усиление активной регулирующей роли го­сударства в рыночных условиях, содействие установлению выгодных для предприятий и республики хозяйственных связей.

Самостоятельная экономическая политика позволила нам не только быть одним из немногих «доноров» федерального бюджета, но и реализо­вывать более широкую, по сравнению с федеральной, программу социаль­ной поддержки населения. Мы смогли ввести дополнительные льготы для ветеранов, молодежи, многодетных семей, развернуть широкое строитель-


ство дорог, газопроводов, жилья, учреждений образования, медицины и культуры, асфальтировать сельские населенные пункты, т.е. комплексно повышать качество жизни населения.

Наконец, нам не только удалось защитить от развала и деградации систему образования, науки и культуры, но и создать в этой сфере новые учреждения и структуры, повысить качество их работы. Это позволило обеспечить многообразие и насыщенность духовной жизни Башкортоста­на, начать планомерное возрождение национальных культур всех его на­родов.

Каковы же реальные итоги проводимой нами стратегии развития? Напомню некоторые объективные показатели. На сегодня Башкортостан по объему произведенного валового продукта занимает восьмое место, по объему промышленной продукции - шестое, по производству продукции сельского хозяйства " третье, по инвестициям в основной капитал пред­приятий - третье, по объемам введенного жилья - третье место в России. Начата реализация Государственной жилищной программы на 1998-2000 годы. Только за первое полугодие 1998 года на социальную поддержку на­селения выделено более 1 млрд. рублей, несмотря ни на что сохраняются относительно низкие цены на продукты первой необходимости.

Работают школы и учреждения культуры, больницы и санатории.

Конечно, глубокий финансово-экономический кризис, разразившийся во втором полугодии 1998 года в России, не мог не коснуться и Башкорто­стана. Да, мы также испытываем сегодня значительные трудности. Одна­ко, вопреки утверждениям тех критиков нашего варианта развития, кото­рые обвиняли нас в консерватизме, недостаточной интеграции с крупными российскими и международными финансовыми и промышленными струк­турами, замедлении хода реформ, мы наглядно видим, что Республика Башкортостан значительно легче переносит общероссийский кризис.

У нас не закрылись и не обанкротились основные промышленные предприятия, не рухнула банковская система. Нет угрозы голода в круп­ных городах, как в некоторых регионах России из-за развала села и чрез­мерного упования на импорт продовольствия. Мы не остановили выплаты по полученным иностранным кредитам, продолжаем расширять и углуб­лять международное экономическое сотрудничество. В республике не на­рушилась социальная и общественно-политическая стабильность.

Самое важное - Башкортостан благодаря своей конституционно за­крепленной самостоятельности, реализации собственного варианта разви­тия оказался более защищенным и подготовленным к кризисным ситуаци­ям. Он не отброшен назад, а, несмотря на значительные трудности, про­должает реализацию сохраненного и накопленного потенциала реформи-


рования и развития, движение по пути к цивилизованной, социально ори­ентированной подлинно рыночной экономике.

Разумеется, и у нас много нерешенных проблем, сложных задач. Но здесь многое зависит от федеральной политики и от нашей собственной активности и инициативы, способности реализовать весь потенциал чало-женный в нашей Конституции готовности осваивать реалии рыночной экономики и разумно использовать ее механизмы на благо родной респуб­лики и ее граждан. Надеюсь, глубже понять и обсудить эти непростые во­просы поможет и данная конференция.

В сегодняшних условиях мы еще раз убедились в принципиальной правоте избранного нами и закрепленного в Основном Законе республики самостоятельного пути развития. И это вселяет уверенность в то, что мы сумеем преодолеть все удары кризиса и построить процветающий Баш­кортостан в составе обновленной России.


КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН -ОСНОВНОЙ ЗАКОН ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

М.АЗайцев,

Председатель Государственного Собрания Республики Башкортостан

Пять лет назад у нас произошло событие, историческая значимость которого становится все более весомой. Полномочными представителями многонационального народа Башкортостана " депутатами Верховного Со­вета была принята новая Конституция республики. Впервые появился са­мостоятельный Основной Закон, отражающий особенности и интересы нашего края.

Надо сказать, путь к этому не был простым. Не вдаваясь в далекую историю, отмечу лишь, что начавшиеся во второй половине 80-х годов ра­дикальные перемены в стране способствовали росту самосознания много­национального народа Башкортостана. И неслучайно, когда развернулась дискуссия о судьбе Союза ССР, широкий размах приобрело у нас движе­ние за придание Башкортостану статуса союзной республики. В качестве главных аргументов приводились убедительные свидетельства, что мощ­ный экономический потенциал Башкирии используется неэффективно, многие материальные ценности, созданные здесь, неоправданно отправ­ляются за пределы республики. Вовсю бушевали тогда митинговые стра­сти вокруг проблем экологии, межнациональных отношений. Из-за кризи­са в партийном руководстве в республике возник своеобразный вакуум власти. Оказывало свое негативное воздействие и нарастающее противо­борство между руководством Союза ССР и Российской Федерации.

В этих условиях Верховный Совет Башкортостана (кстати, впервые демократически избранный) в короткий срок взял под контроль ситуацию, пошел на конструктивный диалог с людьми. Им была определена страте­гическая задача - становление реальной государственности Башкортоста­на. Началась разработка основополагающего документа - Декларации о государственном суверенитете, которая после всенародного обсуждения была принята 11-го октября 1990 года. На следующий же день Верховный Совет образовал Конституционную комиссию, В нее вошли народные де­путаты, члены Правительства республики, руководители судебных и пра­воохранительных органов, гористы, экономисты, политологи, философы. Спустя немногим более двух месяцев, Комиссия представила ряд принци­пиально важных изменений и дополнений в Основной Закон 1978 года.


Все они были приняты Верховным Советом. В наименовании республики исчезло «автономная», в новой редакции были изложены преамбула и одиннадцать статей, а в четыре статьи вносились существенные измене­ния/По Закону, принятому 25 февраля 1992 года, изменившему наимено­вание государства, республика стала называться Республика Башкорто­стан. Изменения и дополнения в действующую тогда Конституцию вноси­лись на восьми сессиях Верховного Совета. Все это нашло свое отражение и в проекте новой Конституции, который дважды публиковался в печати для всенародного обсуждения.

В ходе работы Конституционной комиссии в ее адрес поступило множество предложений и замечаний, уточняющих и развивающих от­дельные положения проекта. Тема будущей Конституции постоянно при­сутствовала и в средствах массовой информации.

Принятию новой Конституции предшествовало еще одно важнейшее политическое событие - первые в истории всенародные выборы Президен­та Республики Башкортостан. 12 декабря 1993 года подавляющее боль­шинство избирателей доверили этот высший должностной пост бывшему в то время Председателю Верховного Совета Муртазе Губайдулловичу Ра-химову.

Введение института президентства означало радикальный шаг впе­ред по укреплению государственности Башкортостана, углублению демо­кратизации общества. Не секрет - раньше фактическая власть принадлежа­ла первому партийному лицу в республике, а не избираемому главе госу­дарственного органа. Ни о каком волеизъявлении народа тогда не могло быть и речи.

Наряду с избранием Президента принятие новой Конституции яви­лось важной вехой в становлении реальной государственности Республики Башкортостан. Нынешняя Конституция принципиально отличается от прежних основных законов Башкирской АССР. Те просто воспроизводили в сокращенном виде союзную и российскую конституции. Вместо «СССР» и «РСФСР» лишь вписывалось «БАССР».

В статье 1-й Конституции говорится, что Республика Башкортостан есть суверенное демократическое правовое государство. В дальнейших разделах и статьях конкретизируется эта конституционная норма. Одной из фундаментальных основ правового государств, как известно, является парламенгаризм. На протяжении семи с лишним десятилетий он у нас на­чисто отвергался, как явление, присущее лишь буржуазным государствам. Но развитие общественных отношений, переход к действенной демокра­тии, сама жизнь привели и нас к парламентаризму.

Парламентаризм включает два фундаментальных постулата;


первый - это разделение властей (законодательная, исполнительная и судебная власть как самостоятельные ветви власти);

второй - наличие профессионального парламента, обладающего оп­ределенными прерогативами и полномочиями.

Принципы парламентаризма получили прямое воплощение в нашей Конституции. Их практическая реализация началась с разработки норма­тивной правовой основы создания будущего Парламента. 2 марта 1994 го­да был принят Закон «О Государственном Собрании Республики Башкор­тостан». В нем конкретизировались конституционные положения по орга­низации законодательного (представительного) органа власти, воспроиз­водились закрепленные в Конституции предметы его ведения.

В Законе «О выборах депутатов Государственного Собрания Рес­публики Башкортостан» определялись процедура и сроки образования но­вого законодательного органа. Примечательно, что тогда; когда шло фор­мирование нормативной правовой базы создания Парламента, состоялось подписание 3 августа 1994 года в Москве Договора «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органа­ми государственной власти Российской Федерации и органами государст­венной власти Республики Башкортостан». Этим историческим докумен­том устранялись всякие возможные препятствия для вступления в дейст­вие во всей полноте нашей Конституции.

В легитимно установленные сроки 5 марта 1995 года на альтерна­тивной основе состоялись выборы в Государственное Собрание - Курул­тай Республики Башкортостан. Предвыборная борьба носила довольно острый характер. Так, тогда в Палату представителей на 148 депутатских мест был зарегистрирован 351 кандидат, а в Законодательную палату на 40 депутатских мест - 132 кандидата. С избранием Государственного Соб­рания Верховный Совет сложил свои полномочия. Начал действовать но­вый двухпалатный парламент.

В отличие от прежнего Верховного Совета, который собирался 3-4 раз в год, Законодательная палата Государственного Собрания работает на постоянной профессиональной основе. Именно она принимает кодексы и законы. Палата представителей действует на неосвобожденной основе, она одобряет или отклоняет принятые кодексы, законы и иные акты и, по мере необходимости, вносит предложения об их изменениях и дополнениях.

С избранием Конституционного суда Республики Башкортостан на­значением Уполномоченного по правам человека фактически были созда­ны все институты правового государства с развивающейся демократией.

Впервые у нас конституционно закреплено; республика имеет само­стоятельную систему законодательства, обеспечивающую правовое регу­лирование всех общественных отношений, кроме тех, которые доброволь-


но переданы по Договору в ведение Российской Федерации. Развитие этой системы идет по следующим приоритетным направлениям:

- законодательство, обеспечивающее развитие экономических, иму­щественных отношений или иных связанных с ними отношений;

- управление экономическим и социально-культурным развитием;

- рациональное использование и надежная охрана окружающей сре-

ДЫ;

- эффективная деятельность правоохранительных и судебных орга­нов республики; .

- международные и межреспубликанские договоры и соглашения.

Мы стремимся, чтобы принимаемые законы и иные нормативные акты не противоречили Конституции.

Важным фактором слаженной эффективной правотворческой рабо­ты нашего парламента служит тесное конструктивное взаимодействие де­путатов обеих Палат как между собой, так и Государственного Собрания в целом с Президентом, Правительством и другими властными структурами.

Главные ориентиры нашей законодательной деятельности опреде­ляются прежде всего в ежегодных Посланиях Президента Республики Башкортостан Государственному Собранию. В Посланиях излагается це­лостная система целей, задач и приоритетов государственной политики по дальнейшему развитию республики.

Система законодательства у нас опирается на ее кодификацию. В этой связи принят Закон «О Своде законов Республики Башкортостан». Сегодня наша нормативная база включает в себя 16 кодексов и 335 дейст­вующих законов, сотни других актов.

Однако жизнь требует принятия новых законов, в том числе и пре­дусмотренных Конституцией, таких, как законы о языках, о гражданстве. До сих пор у нас нет Комитета парламентского контроля, образование ко­торого заложено в нашем Основном Законе. Конституция, как говорят, не икона. Некоторые ее положения и нормы нуждаются в изменениях и уточ­нениях. Это уже задача будущего. Впереди у нас ответственная политиче­ская кампания - выборы в Государственное Собрание. Для их проведения создана необходимая правовая и организационная база. Обновлен Кодекс Республики Башкортостан о выборах, в печати опубликованы описания границ 72 избирательных округов Палаты представителей и 30 избира­тельных округов Законодательной палаты, календарный план основных мероприятий по подготовке и проведению выборов.

Важно, чтобы депутатами стали достойные люди, компетентные, ис­кренне болеющие за судьбу многонационального народа Башкортостана. Надеемся, что будущий состав Государственного Собрания сохранит пре­емственность в законодательной деятельности, успешно продолжит нача-


тое, обогатит нормативную правовую базу, опираясь на испытанный и на­дежный фундамент - Конституцию Республики Башкортостан.

Правда, еще находятся отдельные политики, склонные брать под со­мнение необходимость создания субъектами Федерации самостоятельной системы законодательства. Им бы хотелось приостановить, а может и во­все прекратить активную законотворческую деятельность в республиках. Но такой подход противоречит положениям Федеративного договора и статьям 5, 11, 73, 76, 77 Конституции Российской Федерации.

Несостоятельны и попытки противопоставить федеральные законы республиканским. К примеру, иногда говорят и пишут, что в Башкорто­стане якобы федеральные законы не действуют, так как верховенствуют только республиканские законы. Это явная фальсификация реального по­ложения. Согласно действующим конституционно-правовым и иным за­конодательным актам у нас действуют как республиканские, так и феде­ральные законы, если они приняты по вопросам, переданным по Договору в ведение Российской Федерации или же находятся в совместном ведении.

Другими словами, на территории Республики Башкортостан верхо­венствуют как республиканские, так и общефедеральные законы, но при условии принятия их в пределах предметов ведения соответственно Рес­публики Башкортостан, Российской Федерации или же совместного веде­ния.

Сегодня и в Центре и в регионах все большее внимание уделяется проблемам федерализма. Эйфория унитаризма проходит. Тех, кто хотел бы нажить себе политический капитал на спекуляциях «о единой и неде­лимой», значительно поубавилось. Отрадно, что в Администрации Прези­дента Республики Башкортостан и в Государственной Думе идет поиск оп­тимальных взаимоотношений с субъектами Федерации.

В феврале 1998 года Государственная Дума провела парламентские слушания по вопросам федерализма, на которых мне довелось выступить-Их участники были единодушны в одном: не допустить развала России, сохранить ее целостность. Федерализм - дело деликатное и к проблемам его развития следует подходить взвешенно и осторожно.

Не могу не сказать добрых слов в адрес Конституционного суда Рос­сийской Федерации, который специально рассматривал вопрос, связанный с нашей Конституцией и некоторыми законами Республики Башкортостан. Было принято взвешенное решение, которое позволяет нам привести в со­ответствие с федеральным законодательством отдельные правовые нормы.

Мы глубоко убеждены: формирование нового государственного ста­туса Башкортостана и обновление России - процессы взаимосвязанные, Опираясь на общедемократические преобразования в стране, наша рес­публика с самого начала сумела законодательно закрепить свое видение


развития Башкортостана в составе России, определила перспективы своих отношений с Федерацией. Их суть заключается в последовательном обес­печении конструктивного и гибкого сочетания суверенитета Федерации и суверенитета республики как ее субъекта, интересов Республики Башкор­тостан с общегосударственными интересами Российской Федерации. Это обстоятельство диктует необходимость внесения изменений и дополнений а нашу Конституцию.

Мы не представляем себе развитие Башкортостана как государства вне Российской Федерации. Нам суждено жить в общем доме - России, на­ходиться в едином правовом, экономическом и духовном пространстве. Проблемы, с которыми сегодня сталкивается федеральный центр, оказы­вают серьезное воздействие на все процессы, происходящие в Башкорто­стане. Это со всей очевидностью подтвердил разразившийся после 17-го августа кризис. Он ао многом осложнил у нас проведение экономических реформ. В нынешних условиях заслуживают всяческой поддержки пред­принимаемые Правительством Российской Федерации во главе с Е.М.Примаковым меры по выходу из создавшегося трудного положения.

В стране наметилась тенденция консолидации здоровых политиче­ских сил, выступающих за возрождение России как великой державы. В субботу в Москве состоялся учредительный съезд общественно-политического объединения «Отечество», в работе которого приняла уча­стие и делегация от Башкортостана. Это объединение, лидером которого единогласно избран мэр Москвы Ю.М.Лужков, намерено активно участво­вать в выборах в Государственную Думу и в выборах Президента Россий­ской Федерации. Так что становится виден, образно говоря, какой-то про­свет в конце тоннеля. Все мы твердо верим, наша многонациональная От­чизна займет свое достойное место в мировом сообществе, В этом главный смысл нашей законодательной деятельности.

Реализуя положения нашей Конституции, совершенствуя государст­венность республики, мы последовательно придерживаемся четкой пози­ции - политически стабильный, экономически развитый и духовно бога­тый Башкортостан есть весомый вклад в укрепление всего Российского го­сударства,


РАЗВИТИЕ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Н.В. Витрук,

судья Конституционного суда Российской Федерации

V/"

Конституционализм - многоэлементный феномен, равно, как и его понятие, является широким и емким, Рассмотрим основные элементы кон­ституционализма как сложного общественного явления в контексте право­вых позиций Конституционного суда Российской Федерации,

Первое. Конституционализм как научная теория имеет свои собст­венные законы, внутреннюю логику развития. В ее состав входят позитив­ные частные теории, идеи, принципы, модели, прогнозы и т.д. Теория кон­ституционализма воплощается в Конституции, других источниках консти­туционного права, а также в институциональных структурах конституци­онного строя государства.

Конституционный суд Российской Федерации формирует и разви­вает теорию конституционализма через правовые позиции на основе раз­решения конкретных дел по официальному толкованию Конституции Рос­сийской Федерации, по проверке федеральных законов и других норма­тивных актов Президента Российской Федерации, Правительства Россий­ской Федерации, Конституций, уставов и других нормативных актов субъ­ектов Российской Федерации на соответствие Конституции Российской Федерации.

Правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации развивают теорию федерализма, имеющую особое значение для практики формирования реального федерализма в условиях российской действи­тельности, Перед российским государством стоит проблема преодоления тенденций унитаризма в государственном строительстве, задача установ­ления гармонии обще федеральных и региональных интересов, постоянно­го поиска оптимального варианта их сочетания.

Конституционному суду Российской Федерации предстоит более глубокое осмысление соотношения Конституции Российской Федерации и внутрифедеральных договоров, Конституций республик (государств) и ус­тавов других субъектов Российской Федерации. На момент принятия Кон­ституции Российской Федерации не было полного согласия в построении той или иной модели федеративного устройства- Поиск оптимальной мо­дели федеративного устройства России не закончился, он продолжается. В этом процессе не последнюю роль должны сыграть Конституционный суд


Российской Федерации и конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации.

Действующая Конституция Российской Федерации гарантирует систему местного самоуправления в качестве одной из основ конституци­онного строя (статья 12). Конституционный суд Российской Федерации внес свой весомый вклад в теорию местного самоуправления примени­тельно к российской действительности, в решение вопросов о соотноше­нии органов государственной власти и органов местного самоуправления. Особое значение в этой связи имеют правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации, сформулированные им по «удмуртскому де­лу», Конституционный суд Российской Федерации признал возможным создание наряду с высшими органами законодательной и исполнительной властей субъекта Российской Федерации территориальных (местных) ор­ганов   государственной   власти   в   рамках   административно-территориальных единиц, закрепленных в Конституции (уставе) субъекта Российской Федерации. В остальных городских и сельских поселениях осуществляется местное самоуправление.

Второе. Конституционализм в качестве нормативно-правовой сис­темы представляет собою конституционное право в качестве системы норм позитивного права, находящего выражение в Конституции (Основ­ном Законе) государства и в других источниках конституционного права (законах, конституционных обычаях и др.). И в этом своем качестве кон­ституционализм находит не только правовую охрану со стороны Консти­туционного суда Российской Федерации, но и благодаря его решениям по­лучает дальнейшее совершенствование и развитие.

Конституционный суд Российской Федерации не ограничивается осуществлением охранительных функций в отношении Конституции Рос­сийской Федерации. Он дает официальное толкование Конституции Рос­сийской Федерации. Логическим следствием официального толкования Конституции Российской Федерации является появление новых норм (в особенности процедурного порядка), которые заполняют пробелы и сни­мают известную неопределенность, по мнению других, имеющиеся проти­воречия в содержании Конституции Российской Федерации.

Доказательством этих выводов являются постановления Конститу­ционного суда Российской Федерации о специальном виде законов, кото­рыми вносятся поправки к главам 3-8 Конституции Российской Федерации (статья 136 Конституции Российской Федерации), о порядке внесения в статью 75 Конституции Российской Федерации измененных наименований субъектов Российской Федерации, о возможности представления Прези­дентом Российской Федерации одного и того же лица на должность Пред-


седателя Правительства Российской Федерации в порядке требований ста­тьи 111 Конституции Российской Федерации, о нормативной регламента­ции системы и структуры федеральных органов государственной власти и т.д.

Конституционный суд Российской Федерации не является законо­дательным органом и не подменяет законодателя. Однако он активно уча­ствует в законодательном процессе, формирует позитивное конституцион­ное право, способствует совершенствованию и развитию отраслевого (те­кущего) законодательства.

Во-первых. Конституционный суд Российской Федерации обладает негативными законодательными полномочиями, отменяя законы и другие нормативные акты либо отдельные их положения в силу их несоответст­вия Конституции Российской Федерации по содержанию, форме и поряд­ку принятия, опубликования или введения в действие.

Во-вторых. Конституционный суд Российской Федерации в извест­ной мере обладает позитивными законодательными полномочиями. Он ак­тивно содействует Федеральному Собранию Российской Федерации, пред­ставительным органам субъектов Российской Федерации в осуществлении их законодательных полномочий. Это выражается прежде всего в реко­мендациях законодателю осуществить необходимое нормативно-правовое регулирование в соответствии с правовой позицией Конституционного су­да Российской Федерации.

Третье. Конституционализм как практика реализации Конституции и конституционного права в целом в качестве составной части включает деятельность Конституционного суда Российской Федерации.

Практика Конституционного суда Российской Федерации свиде­тельствует о том, что Конституция Российской Федерации и конституци­онное право в целом стали подлинно реальным, действующим правом, При помощи Конституционного суда Российской Федерации можно защи­тить действие конституционных принципов и норм, конституционных n прав и свобод личности, обеспечить их осуществление на всей территории '• Российской Федерации.                                            ^

Конституционный суд Российской Федерации оценивает с позиций действующей федеральной Конституции не только буквальный смысл за- ;

конов и других нормативных актов Федерации и субъектов Российской s Федерации, международных и внутригосударственных договоров, но и тот . смысл, который придается и-м официальным и иным толкованиями, ело" ^ жившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в ^ системе правовых актов.                    .                      ,

зЛ


Конституционный суд Российской Федерации формирует практику, согласно которой его правовые позиции, сформулированные в итоговых решениях по конкретным делам, имеют общий характер и обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, долж­ностных лиц во всех аналогичных правовых ситуациях. В этом заключает­ся одно из требований конституционной законности. Законодатели и пра-воприменители самостоятельно, по своей инициативе должны изменять содержание нормативных актов, договоров, предпринимать необходимые правовые действия в соответствии с требованиями прямого действия по­ложений Конституции Российской Федерации и правовых позиций Кон­ституционного суда Российской Федерации. В силу такого подхода Кон­ституционный суд Российской Федерации отказывает в принятии к рас­смотрению обращений, если правовой спор уже раз решен Конституцион­ным судом в аналогичном деле и им сформулирована соответствующая правовая позиция.

Проблема исполнения постановлений Конституционного суда Рос­сийской Федерации в ее различных аспектах еще не привлекла к себе должного внимания юридической науки и компетентных органов. Есть не­гативные примеры, свидетельствующие о невыполнении либо ненадлежа­щем исполнении решений Конституционного суда Российской Федерации и игнорировании его правовых позиций, Между тем оперативное, четкое и последовательное исполнение решений Конституционного суда Россий­ской Федерации, неукоснительное следование сформулированных им пра­вовым позициям - одно из еажных и надежных средств укрепления кон­ституционности, законности и конституционного правопорядка.


ПЯТИЛЕТИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН -ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ ВЕХИ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ

В.Д.Шуверова,

профессор, доктор исторических наук

Пятилетие Конституции Российской Федерации и Конституции Рес­публики Башкортостан подтверждает, что эти Основные Законы «работа­ют», полностью выполняя предназначенные функции. Велика роль Кон­ституций в утверждении демократического правового государства как на уровне Российской Федерации, так и Республики Башкортостан. Эффек­тивное действие этих двух Конституций зависит от того, насколько они усвоены и поддерживаются миллионами граждан всей России и Башкорто­стана. В этой связи важно формирование во всем обществе правовой куль­туры, которая способствует процессу повышения действенности Консти­туций.

В последнее время среди ученых и политиков идут дискуссии по проблеме целесообразности внесения изменений в Конституцию Россий­ской Федерации. Представляется, что это сложная проблема, и в данном случае лучше руководствоваться принципом не «семь раз отрежь, а потом отмерь», а «семь раз отмерь, а один раз отрежь». Неслучайно, по нашему мнению, в Конституции России введен «жесткий» механизм внесения по­правок в нее, требующий квалифицированного большинства (трех пятых от общего числа членов Совета Федерации и Госдумы) в ходе голосования по инициированию процесса пересмотра положений глав 1, 2, 9 Конститу­ций; положения остальных глав пересматриваются в порядке, установлен­ном для принятия федерального конституционного закона, но нуждаются в одобрении органами законодательной власти не менее, чем двух третей субъектов Российской Федерации. Вместе с тем «жесткость» Российской Конституции не означает, что ее текст будет неизменным.

Мировой опыт показывает, что конституционный процесс - слож­ный и неоднозначный. Например, Англия до сих пор не имеет Основного Закона страны, хотя комплекс юридических актов начиная с «Хабеас кор­пус акт» и «Билля о правах» (XVII век) и до настоящего времени, а также традиций составляют ее Конституцию. Английская королева Елизавета II так пошутила в свое время: «В Великобритании восемь веков пишут Кон­ституцию и не могут закончить этот процесс, так как совершенству нет предела; а вы в России хотите сразу, за один год, получить совершенный


Основной Закон». На наш взгляд, очень остра проблема Северной Ирлан­дии в рамках Соединенного Королевства Великобритании, которая более тридцати лет решается на государственном уровне, в том числе с помощью правовых механизмов.

Неоднозначны проблемы федеративных отношений и в США, где выходцы из Европы и других континентов осваивали чужие земли, поэто­му стал возможен административно-территориальный принцип строитель­ства американской федерации. В нашей стране народы жили на своих зем­лях зеками, поэтому необходимо учитывать национальную специфику в процессе формирования правовых основ и принципов Российского феде­ративного государства, в первую очередь в Конституции России и Консти­туциях ее республик, в том числе Республики Башкортостан.

Безусловно, нужно знать опыт и ФРГ, но важно учитывать историче­скую специфику создания немецкого государства, когда в 1871 году «же­лезный канцлер» Бисмарк «железной» рукой объединял удельные княже­ства в единую Германию,-

Канадский федерализм также переживает нелучшие времена, не­смотря на активную политику органов государственной власти по поиску компромиссов между федеральным центром и провинцией Квебек (в кото­рой неоднократно проводились референдумы по вопросу о ее выходе из состава канадской федерации, причем на последнем (1995 г.) за выход про­голосовали 49,4%, а «против» 50,60/o). Представляется, что печальный опыт нашей страны уберег канадцев от повторения ошибок, позволив им остаться на позициях здравого смысла. Таким образом, опыт других стран ценен и полезен при изучении проблем, возникающих в других федераци­ях, но не может автоматически переноситься и экстраполироваться на на­шу страну.

Анализ мнений и суждений участников конференции, посвященной пятилетию Конституции Республики Башкортостан, позволит выработать подходы к совершенствованию конституционного механизма, оптимиза­ции взаимоотношений федерального центра и субъектов Российской Фе­дерации, в том числе Республики Башкортостан. Важную роль в этом про­цессе должно сыграть исполнение Указа Президента Российской Федера­ции от 5 октября 1995 года «О мерах по обеспечению взаимодействия фе­деральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации при проведении конституционно-правовой реформы в субъектах Российской Федерации».

Данный Указ Президента Российской Федерации предусматривает важный механизм устранения возможных разногласий между федераль­ными органами государственной власти и органами государственной вла­сти субъектов РФ в применении Президентом Российской Федерации со-


гласительных процедур для разрешения таких разногласий в соответствии со статьей 85 Конституции Российской Федерации. С этой целью была об­разована Комиссия при Президенте Российской Федерации по взаимодей­ствию федеральных органов государственной власти и органов государст­венной власти субъектов Российской Федерации при проведении консти­туционно-правовой реформы в субъектах Российской Федерации.

Таким образом, по нашему мнению, указанные выше правовые ме­ханизмы будут способствовать более эффективному сотрудничеству феде­ральных органов государственной власти и'органов государственной вла­сти субъектов Федерации по совершенствованию и гармонизации своих взаимоотношений, в том числе в правовой сфере. Все это делается во имя созидания, а не разрушения конструктивного взаимодействия органов го­сударственной власти Российской Федерации и органов государственной власти ее субъектов, в числе которых Республика Башкортостан, во имя и на благо народов России и Башкортостана.


КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН И ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА

» /•            М.М.Ишмуратов,

.                  Председатель Палаты представителей Государственного Собрания Республики Башкортостан

Трудно переоценить историческое значение для судеб республики того события, которое произошло пять лет назад - принятие Основного За­кона Башкортостана. Сегодня мы отмечаем первое пятилетие своей Кон­ституции, первый юбилей. А юбилей - это всегда подведение итогов. В этой связи хотелось бы рассмотреть некоторые проблемы российского фе­дерализма в свете Конституции Республики Башкортостан.

На протяжении своей истории Башкортостан не раз был в числе регионов, предлагавших свои варианты государственного обустройства России, установления таких форм взаимодействия и взаимосвязи с россий­ским центром, которые обеспечивали бы большую самостоятельность тер­риторий. Об этом свидетельствует весь ход предыдущей истории.

Сразу после Февральской революции, в мае 1917 года, на I Всерос­сийском мусульманском съезде впервые в истории был обнародован про­ект осуществления Башкирской автономии. Но начать претворять его в жизнь Башкирскому областному Шуро (Совету) удалось только после Октябрьской революции. Изданный им фарман (декрет) № 2 об автоно­мии так называемой Малой Башкирии в составе Российской республики был подтвержден в декабре 1917 года Ш Всебашкирским курултаем. Было образовано Правительство, которое возглавил наш выдающийся земляк Ахметзаки Валидов. Но начавшаяся вскоре гражданская война показала, что ни красные, ни белые не нуждаются в самостоятельной Башкирии. В результате - процесс образования собственной государственности у баш­кир был временно прерван.

20 марта 1919 года на заседании Совнаркома и ВЦИК РСФСР было утверждено Соглашение центральной советской власти с Башкирским правительством, по которому Советская Башкирия юридически станови­лась первой образованной на основе Соглашения автономной республикой Российской Федерации. Его реализация могла бы существенно изменить сложившиеся впоследствии в Союзе ССР и РСФСР отношения между Центром и регионами. Но уже через 14 месяцев - 19 мая 1920 года в одностороннем порядке без учета мнения башкирского народа вышел


Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской республики», фактически лишивший жителей Башкирии права самим выбирать свой путь развития. С этого момента мы можем констатировать, что процесс самостоятельного формирования сво­ей государственности у башкирского народа был прерван. И, на мой взгляд, совершенно неправомерно сегодня разворачивать дискуссию о да­те возникновения башкирской автономии, перенося ее с 1919 на 1917 год, как это пытаются сделать некоторые уважаемые ученые через исполком Всемирного курултая башкир. Само понятие «автономная республика», возникшее в 1919 году, предполагает прежде всего признание и юридиче­ское закрепление четких взаимоотношений центральной власти своей ав­тономной единицей.

Долгие годы после этого - почти на 70 лет - Башкирская АССР не расширяла своих прав в составе РСФСР, хотя формально права автоном­ных республик провозглашались: у них были свои Верховные Советы и правительства, но такие, которые вынуждены были согласовывать каждый свой шаг с Москвой, были свои Конституции, но переписанные почти «под копирку» с общесоюзных и общероссийских. В таком же ключе строились и отношения Центра с союзными республиками. Можно ли та­кие взаимоотношения назвать реальным федерализмом? Конечно нет!

Лишь начавшиеся в стране с середины 80-х годов перемены, затро­нувшие все стороны социально-экономической и общественно-политической жизни, вызвали рост национального самосознания, как в союзных, так и в автономных республиках, и желание обрести подлинную самостоятельность. Если эти процессы в союзных республиках привели в силу ряда объективных и субъективных причин к развалу Советского Союза, то в автономных республиках они носили качественно иное со­держание.

Наша республика начала свой путь к самостоятельности, провозгла­сив Декларацию о своем государственном суверенитете 11 октября 1990 года. Этот исторический документ, важность которого трудно переоце­нить, дал нам возможность подписать Федеративный договор с Приложе­нием к нему от Республики Башкортостан и Договор «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органа" ми государственной власти Российской Федерации и органами государст­венной власти Республики Башкортостан» принять пять лет назад свою Конституцию, на основе которой стали создавать новые институты госу­дарственной власти и формироваться собственная система законодатель­ства. Декларация о государственном суверенитете Республики Башкорто­стан - незыблемый фундамент нашего Основного Закона. Практически все


разделы и статьи Конституции дают нам право сказать: мы вновь стояли у истоков возникновения качественно нового федеративного устройства России.

Статья 1 Конституции Республики Башкортостан определяет статус республики. В ней записано: «Республика Башкортостан есть суверенное демократическое правовое государство, выражающее волю и интересы всего многонационального народа республики.

Республика Башкортостан обладает высшей властью на своей терри­тории, самостоятельно определяет и проводит внутреннюю и внешнюю политику, принимает Конституцию Республики Башкортостан и респуб­ликанские законы, имеющие верховенство на всей ее территории».

Статья 5 Конституции республики определяет основы наших взаи­моотношений с федеральным центром. В ней, в частности, говорится, что Республика Башкортостан является самостоятельным субъектом обнов­ленной Российской Федерации и входит в ее состав на добровольной и равноправной основе. Их отношения определяются Договором об основах межгосударственных отношений, другими двусторонними договорами и соглашениями. Законы Российской Федерации, принятые по вопросам, добровольно переданным Башкортостаном в ведение России, обязательны на территории нашей республики.

Но в России есть определенные политические силы, которые хотели бы повернуть вспять становление Республики Башкортостан. Они видят в суверенитете республики, в существовании у республик собственных Кон­ституций и новых институтов государственной власти угрозу территори­альной целостности России, но при этом забывая (или делая вид, что за­бывают), что наше государство имеет федеративное устройство. А ведь федерация в переводе с латыни означает «соглашение» - это, прежде все­го, равноправный союз государств. И наши договорные отношения с Рос­сией, как впрочем и некоторых других республик в составе Федерации, носят без сомнения межгосударственный характер. Именно Федератив­ным договором и двусторонними договорами с Центром республики не только разграничивают, взаимно делегируют полномочия, но и, что нема­ловажно, закрепляют в этих договорах многие элементы статуса респуб­лик.                       .            .

Таким образом, складывающийся в России федерализм уже де-факто носит  договорно-конститу ц ионный облик. Следующим шагом на пути его развития должно стать юридическое, законодательное призна­ние уже сложившихся реалий. Это признано и Москвой. Инициатива обе­их Палат Федерального Собрания о необходимости внесения изменений и дополнений в Конституцию Российской Федерации, в том числе и в пла-


не перехода к реальному федеративному государству, уже не вызывает сомнения.

При этом нужно учитывать, что создаваемая в соответствии с дого­ворами с Россией и конституциями система республиканского законода­тельства призвана обеспечить регулирование всех общественных отноше­ний, кроме тех, которые добровольно делегированы Центру. Причем это законодательство должно ни приводиться «в соответствие с законодатель­ством России», а учитываться при разработке изменений и дополнений в российское законодательство и в Конституцию Российской Федерации,

Отстаивать сохранение уже сложившихся договорных отношений с Россией - это совсем иное понятие, чем «местный сепаратизм», в котором пытаются обвинить республики некоторые политики. Они намерены убе­дить российских граждан в существовании такой «угрозы» через подвла­стные им средства массовой информации. Чего стоит хотя бы публикация в «Комсомольской правде» «политического прогноза» ее обозревателя Ев­гения Анисимова с недвусмысленным названием «Весной России не ста­нет»? Говоря о том, что у Федерации на ближайшую перспективу осталось лишь два пути: либо распад государства как минимум на 10 самостоятель­ных регионов либо установление в стране диктатуры, те, кто стоят за авто­ром этой статьи, сознательно пытаются вызвать панику в государстве, что­бы, как говорится, еще раз «половить рыбку в мутной воде», нажиться на страданиях народа в условиях развала и хаоса.

Естественно, небольшие государства имеют немало преимуществ. У них не такая многоступенчатая государственная система управления, что дает возможность более полно реализовать принципы демократизма, создать правовое государство, оперативно принимая законы, в которых учитываются местные условия, национальные особенности. Самостоя­тельная налоговая система поможет более быстрыми темпами проводить реформирование и т.д. Центр мало помогает большинству дотационных районов, нужен ли такой Центр?

Но это только внешний, поверхностный взгляд на проблему. Автор этого «политического прогноза» совершенно сбрасывает со счетов обще­ственное мнение в регионах на свой сценарий, не учитывая реально суще­ствующие сегодня и продолжающиеся формироваться межрегиональные интеграционные связи, Кроме того, в одиночку ни один регион не сможет освоить суперсовременные технологии в космосе, в промышленном про­изводстве, в медицине и т.д. Не берется во внимание и факт существова­ния общероссийских партий и общественно-политических движений, ни одно из которых не ставит своей целью развал государства. Сближение го­сударств, народов, укрепление и развитие интеграционных связей - реаль-


ность сегодняшнего дня, общемировая тенденция. Позиция руководства нашей республики в этом вопросе однозначна: «Сильные регионы - силь­ная Россия».

Таким образом, всенародно обсужденная и принятая 24 декабря 1993 года Конституция Республики Башкортостан и формирующаяся на ее основе законодательная система, двусторонние договоры Башкортостана с Центром и регионами, весь предыдущий опыт развития дает на.м право заявить: Республика Башкортостан за то, чтобы не было возврата к про­шлому, чтобы сложившиеся федеративные взаимоотношения постоянно обогащались новым содержанием.

Мы за то, чтобы наш федеративный союз укреплялся усилиями Цен­тра и регионов. Только тогда Россия вновь сможет стать экономически и политически сильным развитым государством.


ПРОТИВОРЕЧИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРОЦЕССА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Р.С-Хакимов,

государственный советник по политическим вопросам при Президенте Республики Татарстан

Конституционный процесс в России включает в себя принятие и изменение Конституции Российской Федерации, конституций республик, уставов других субъектов, а также принятие федеральных законов, касаю­щихся основ государственного устройства.

Ряд политических факторов оказывает существенное влияние на конституционный процесс. Прежде всего это продолжающаяся федерали­зация, которая фактически меняет объем полномочий центра и субъектов. На изменение функций центра влияет развитие рыночных реформ.

Действующая Конституция Российской Федерации (1993 года), те­перь уже очевидно, является документом переходного периода и несет на себе печать политической нестабильности начала 90-х годов: неясность статуса субъекта Федерации, перегрузка Центра несвойственными функ­циями, отсутствие механизма защиты этнических меньшинств и т.д.

Изменение политической ситуации со дня принятия новой Консти­туции Российской Федерации в 1993 году привело к конституционному кризису, выразившемуся в возникновении противоречий между Россий­ской Конституцией и конституциями республик, подписании двусторон­них договоров и соглашений, подчас выходящих за рамки Основного За­кона и т.д. Для преодоления этого кризиса необходимо направить консти­туционный процесс в русло взаимных уступок, осознав глубинную приро­ду обновленной России.

После провозглашения суверенитета в 1990 году в России не было принято документов, определяющих ее национально-государственное уст­ройство, иначе говоря федерация не учреждалась, а объявлялась, что вы­зывает многие внутренние политические и правовые противоречия.

В Российской империи все делалось от имени монарха, в СССР - от имени рабочих и крестьян, в обновленной демократической России субъ­ект права не совсем ясен. Категория «народ России» не удовлетворяет не­русские народы, поскольку под ним понимают просто русских, состав­ляющих подавляющее большинство населения страны (83%). Законода"


тельство и тем более практика не предусматривают защиту прав нерусских коренных народов и национальных меньшинств. Представительные и ис­полнительные органы построены так, как если бы Россия была этнически гомогенной.

Ссылки на некое чисто гражданское общество, которое якобы не должно иметь этнических, языковых, культурных интересов отдельных групп, совершенно несостоятельны, поскольку только при наличии зако­нов, гарантирующих защиту этнических прав и возможно гражданское общество. Люди изначально равны, следовательно, каждый в праве полу­чать образование на родном языке, развивать свою культуру, соблюдать традиции и требовать удовлетворения этих потребностей от государства. Этнические права - неотъемлемая часть прав человека. Соблюдая их, госу­дарство становится благом. В ином случае люди вынуждены создавать общественные институты для защиты своих интересов в виде националь­но-культурной автономии, территориальных образований, республик. Ес­ли и это не дает результата, то на повестку дня встает вопрос сецессии. В этом процессе два контрагента, несущие равную ответственность за про­исходящие событиям - государство и этнические сообщества.

Ситуация в России такова, что коренные народы (татары, башкиры, якуты и др.) ясно провозгласили свои претензии на роль государствообра-зующих этносов, Более того, они укрепляют свои суверенные республики, иначе говоря, самоопределяются (в рамках России), исходя из собствен­ных интересов, что нередко приводит внутреннее законодательство в про­тиворечие с Конституцией Российской Федерации.

С другой стороны, за последние годы окрепли области, края, авто­номные округа, города в качестве субъектов Федерации. Появился еще один источник права - территориальные образования со своими интереса­ми и требованиями.

В условиях демократии непротиворечивая федерация может быть построена только с учетом интересов двух составляющих: (1) народов России, в основном представленных республиками и отчасти националь­ными автономиями; (2) территориальных (в основном этнически русских) образований. Такова природа сегодняшней России, которой должна соот­ветствовать Конституция.

Федеративный договор в силу политических обстоятельств прини­мался под давлением Центра. Чечня и Татарстан, не подписав его, создали прецедент, с одной стороны, вооруженного конфликта и провозглашения независимости, с другой, - перехода к подписанию двусторонних догово-


ров. Если чеченский конфликт до сих пор остается сложнейшей политиче­ской проблемой, от решения которой зависит авторитет России как госу­дарства, то Татарстан предложил модель договорной федерации.

Конституционное Совещание, состоявшееся в 1993 году, не учиты­вало уже принятых Конституций республик, что встретило возражения со стороны республик, причем делегация Татарстана была вынуждена поки­нуть Совещание, Недовольны были и представители многих областей, требовавших равноправного с республиками статуса. Неслучайно, что в ходе референдума почти 1/3 субъектов проголосовали против новой Кон­ституции. Начавшийся в 1994 году договорный процесс был своеобразным ответом на недовольство конституционным устройством и фактическим управлением регионами.

В Конституции Российской Федерации весьма неопределенно вы­ражена природа России. Хотя в преамбуле речь идет о «многонациональ­ном народе России», в содержательном плане это никак не раскрывается. А что касается субъектов Федерации, то их статус, права и полномочия из­ложены противоречиво. В статье 5 (п.1) провозглашается равенство субъ­ектов, но в той же статье закреплены различия между республиками (госу­дарствами), имеющими собственные Конституции, гражданство и иные атрибуты государственности, и другими субъектами, имеющими лишь ус­тав.

Проблема учреждения федеративной России не снята с повестки дня. Сегодня двусторонние договоры регионов с федеральным центром фактически выполняют функцию своеобразного «учредительного доку­мента». Благодаря им сохраняется в стране политическая стабильность и относительный порядок.

В прессе и научных статьях муссируется тема распада России, при этом ссылаются на угрозу, исходящую не только от Чечни, но якобы и от Татарстана. В связи с этим возникает вопрос источника угрозы целостно­сти страны. Действительно ли суверенные республики так уж опасны?

О независимости определенно высказалась только Чеченская Рес­публика Ичкерия. Ни одна другая республика подобных решений не при­нимала. Вот почему предположения, что республики мечтают выйти из России - чисто умозрительные. Сегодня, действительно, идет децентрали­зация структур и нет привычной вертикали в отношениях Центра с регио­нами, но это никак не связано с целостностью страны. Полагать, что, ска­жем, Татарстан проводит политику «с двойным дном» несерьезно, респуб­лика не заинтересована в сецессии. Для этого есть веские причины. Татар-


стану выгодно находиться в российском пространстве из этнических (та­тарских, русских и др.) и экономических соображений. Достаточно ска­зать, что 75% татар проживает вне Татарстана, Интересам Татарстана со­ответствует политика усиления влияния на российские дела с целью со­хранения договорного статуса республики и развития культуры татар Рос­сии.

Сегодня благодаря Договору «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Рес­публики Татарстан» республика выступает фактором стабилизации поли­тической ситуации в России.

Распаду России не угрожает даже выход Чечни из состава государ­ства - некому следовать чеченскому опыту. Неопределенный статус Чечни является сложнейшим испытанием для российского права, но сознание на­селения давно смирилось с фактической независимостью этой территории.

Реальная угроза целостности России может исходить от самого Центра. Во-первых, у него уже есть опыт развала СССР и разгона собст­венного парламента. Во-вторых, старая политическая культура, связанная со сверхцентрализованностью страны, пришла в противоречие с рыноч­ными отношениями и фактической децентрализацией.

Центр должен сохранить за собой не максимальное, а оптимальное количество функций, прежде всего, оборону, охрану границ, таможню, финансовую систему и внешнюю политику. Остальные функции посте­пенно должны передаваться на места. Обще федеральные интересы могут регулироваться через принятие федеральных программ, в которых будут участвовать только заинтересованные субъекты с соответствующим фи­нансовым обеспечением.

Политика давления на республики с целью приведения их Консти­туций в соответствие с Конституцией Российской Федерации неэффек­тивна и не имеет смысла с точки зрения будущности государства. Эта по­литика носит временный и конъюнктурный характер, отвечает настроени­ям унитаристов. К примеру, Татарстан не может в одностороннем порядке изменить свою Конституцию, поскольку население республики поддержи­вает нынешний статус Татарстана и договорные отношения с Россией. По­пытки силового решения этого вопроса в Чечне не дали положительного результата. Более того они отрицательно сказались на авторитете россий­ской власти. Конституционный процесс может проходить в виде встречно-


то движения друг к другу Центра и субъектов Федерации, в ходе которого создается единое правовое пространство.

Можно пытаться «убедить» некоторые республики-реципиенты привести свои Конституции в соответствие с российской Конституцией с помощью такого рычага, как финансирование из бюджета. Это сильный аргумент в пользу Центра. Он даст свои плоды, но он не может решить главной цели - соответствия Основного Закона государства самой природе России. Проблема состоит не в том, чтобы «уломать» республики, а в том, чтобы Конституция соответствовала политическим реалиям, следователь­но, была легитимной. С тем, чтобы преодолеть конституционный кризис в России, необходимо начать корректировку самой Конституции Россий­ской Федерации прежде всего через снятие внутренних противоречий, из­бавления от лишних функций федерального центра, максимальный учет интересов как народов, так и регионов. Это послужит толчком для коррек­тировки законодательства республик.

Для сохранения целостности государства и создания политической стабильности необходим учет всего многообразия интересов России, как в этническом, так и региональном аспекте. Только этот принцип может объ­единить Россию,


ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ КАК ГАРАНТ СТАБИЛЬНОСТИ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Л.А.Морозова,

профессор Московской государственной юридической академии

В процессе реформирования нашего общества, увлекшись идеей приоритета права, прав человека, мы оставили в стороне такой важный институт, как государство - источник действующего законодательства.

Государство представляет собой национальную и социальную цен­ность. Государство это:

во-первых, источник устойчивого правопорядка и безопасности общества, в том числе экономической безопасности общества, защитник прав и свобод человека и гражданина, поддержка человека в случае, если он окажется в неблагоприятных материальных условиях;

во-вторых, государство обладает уникальными средствами управ­ления, в числе которых законодательство, аппарат управления и принуж­дения, государственный бюджет, профессиональные управленцы;

в-третьих, уникальная организация, объединяющая все население страны независимо от социальных, национальных, религиозных различий и т.д.

Необходимо заставить государство служить обществу, поставить его под контроль общества, сделать методы его функционирования ис­ключительно правовыми.

Роль государства и его законодательной деятельности с учетом раз­нообразия интересов и потребностей отдельных слоев и групп населения велико. Государство выступает;

а) организатором и проводником различных реформ;

б) является арбитром в социальных, в том числе национальных конфликтах;

в) формирует правовой климат в обществе, если его должностные лица действуют не вопреки закону, а в строгом порядке соответствия ему.

В переходный период, в котором находится сейчас российское об­щество, активная роль государства должна расти. Государство не может быть сторонним наблюдателем того, что происходит в обществе, оно должно направлять происходящие процессы в нужное для общества на­правление и полезное для его развития русло.

С этим связан вывод о том, что в нашем государстве несколько преждевременно поспешили с отказом от государственного планирования


не только в экономической сфере, но и в сфере законотворчества. Напри­мер, отсутствует перспективное планирование законодательной деятель­ности на длительный срок (5,10 лет), не говоря о планировании в сфере подзаконного правотворчества: президентского, правительственного, ве­домственного. А если оно и осуществляется в каких-то ограниченных пре­делах, то эти планы носят внутренний характер, не доводятся до ведения населения, заинтересованных организаций и т.д.

Отсутствие такого планирования привело в итоге к тому, что при­оритетность в законодательной деятельности, пакетность принятия актов, экономическая обоснованность отдельных законопроектов по существу отсутствуют, не анализируются специальными государственными органа­ми социальные последствия действия отдельных норм и актов.

Одно время в нашем обществе утвердилось мнение, 'что государст­венное планирование и рыночные отношения несовместимы, что планиро­вание - это метод тоталитарного руководства. Однако жизнь доказывает обратное. Планирование позволяет видеть перспективу развития общества, тенденции его движения, своевременно вносить коррективы, например, в законодательный процесс, а главное - упорядочивает эту сферу государст­венной деятельности. Иначе неизбежны такие ситуации, когда не успева­ют принять закон, как в него вносятся изменения, как это было, например, с Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации».

В ряде зарубежных экономически развитых стран государственное планирование активно используется для организации экономических про­цессов. Система планирования существует в Швеции и носит ярко выра­женную социальную направленность. В Японии с 1949 года разработано 12 планов развития. В США, Канаде, Австралии применяется программно-целевой метод планирования и т.д.

Таким образом, можно сделать вывод, что рынок и государственное планирование вполне совместимы, поскольку процессы саморегулирова­ния должны дополняться целенаправленным регулированием со стороны государства.

Однако государственное планирование в условиях рыночной эко­номики должно иметь совсем другой характер, чем в условиях админист­ративно-командной системы управления.

Прежде всего оно не должно носить директивного характера, а об­лекаться в форму рекомендаций. Кроме того, государственное планирова­ние должно опираться на использование экономических методов (налоги, субсидии, льготное кредитование и др.). Наконец, оно должно основы-


ваться на сочетании интересов общества, государства и отдельных товаро­производителей, предпринимателей и т.д.      . .

Важно также преодолеть еще бытующее в нашем обществе убеж­дение, что «рынок все отрегулирует» и вмешательство государства здесь излишне.

Между тем опыт развитых зарубежных стран показывает, что госу­дарство никогда не выпускало из своих рук контроля за развитием эконо­мики и регулирования экономических процессов.

С проблемой усиления роли государства тесно связан вопрос о го­сударственной идеологии. Идеология выступает средством реализации по­литики государства, в том числе правовой политики. Следует согласиться с теми учеными, которые считают, что право, законодательство, юридиче­ские нормы следует рассматривать как материализацию идеологии госу­дарства. Нет политики вне идеологии, и правовая политики как раз во­площает эту государственную идеологию в области законодательства,

Конечно, сам термин «идеология» нередко ассоциируется с тотали­тарным прошлым нашего государства. Однако если рассматривать госу­дарственную идеологию как средство интеграции общества, а само госу­дарство как социальный институт, который представляет (или должен представлять) интересы всех слоев и групп населения, как средство консо­лидации общества, укрепления связей между личностью и государством, тогда государственная идеология, формулирующая общенациональную объединяющую идею, превращается а социально приемлемую идеологию развития общества и государства. Без государственной идеологии, не на­вязываемой насильно народу, а именно консолидирующей общество, про­исходит потеря управляемости обществом, мировоззренческий кризис, ут­рата народом, обществом и государством единого понимания смысла и цели своего существования.

Другой вопрос - это коллизии в праве. Высокая согласованность, сбалансированность, единство и упорядоченность внутреннего содержа­ния правовой системы - необходимое условие эффективности действую­щего законодательства. Однако этот идеал практически не достигнут ни одной из существующих национальных правовых систем. Это обусловле­но различными факторами как объективного, так и субъективного свойст­ва.

Отсутствие механизма исполнения многих законов, научно обосно­ванного предвидения социальных последствий действия некоторых актов, их финансовой обеспеченности, недостатки юридической техники и мно­гие другие факторы вызывают противоречивость, несогласованность, а нередко и конфликтность правовых норм, нормативных правовых актов,


полномочий отдельных государственных органов и должностных лиц, а также создают обстановку экстраординарности в федеративных отноше­ниях современной России. В юриспруденции это принято обозначать по­нятием «юридическая коллизия».

Наибольшую остроту приобретают коллизии федеральных актов и актов субъектов Федерации. Несмотря на закрепление в Конституции Рос­сии приоритета федеральных актов перед актами ее субъектов дело обсто­ит на практике сложнее ввиду сложности самих федеративных отношений в России. Главным средством решения такого рода коллизий могут слу­жить переговоры, достижение компромисса. Однако действующим зако­нодательством не разработан механизм приведения в действие достигну­той договоренности, если одна из сторон в последующем отказывается выполнить условия этой договоренности-

Наибольшую важность приобретают вопросы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Следует поддержать предложение о том, чтобы субъекты имели не только право участвовать в подготовке федеральных законов по вопросам совместного ведения, но и могли бы от­стаивать свои интересы в процессе законотворчества. Например, такие за­конопроекты должны не просто направляться для сведения в субъекты Российской Федерации, но и субъекты должны давать свои заключения. При этом важно разработать механизм обязательного рассмотрения за­ключений субъектов по законопроекту, принятия предложений или моти­вированного их отклонения.

Заслуживают внимания коллизии между внутригосударственным и международным правом. С целью предотвращения появления таких кол­лизий необходимо, чтобы международные договоры и иные соглашения подлежали предварительному конституционному контролю (до их рати­фикации). Некоторые ученые считают необходимым проведение предва­рительной экспертизы международных договоров для выявления их про­тиворечивости нормам национального законодательства. В случае возник­новения таких коллизий не предусмотрены ни процедуры ни способы их устранения, кроме изменений норм национального законодательства, что не всегда в интересах данного государства. Какие существуют средства устранения коллизий?

Прежде всего - это коллизионные нормы и принципы, которые ус­танавливают юридические приоритеты при столкновении отдельных норм и актов.

Другой способ - судебный порядок рассмотрения коллизионных ситуаций, в том числе арбитражное и третейское разбирательство. Пред­ставляется, что это наиболее эффективный способ разрешения коллизий.


Эффективный потому, что судебные решения носят императивный харак­тер, а решения Конституционного суда немедленно вступают в действие и не подлежат обжалованию. Кроме того, судебный порядок связан с состя­зательностью: в судебном процессе стороны могут изложить свои доводы, доказательства, аргументировать свою позицию.

Действенным средством устранения коллизий служат согласитель­но-примирительные процедуры. Их использование наиболее целесообраз­но при коллизии компетенции отдельных органов и должностных лиц. Су­дебные толкования, особенно таким авторитетным органом, как Консти­туционный суд Российской Федерации, также могут сыграть важную роль в устранении различных коллизий, равно как и толкования конституцион­ных и уставных судов субъектов Федерации.

Однако важнее использовать способы и средства предупреждения юридических коллизий. К таким превентивным мерам можно отнести;

- действие строго в рамках Конституции и законов;

-систематическая инвентаризации правотворческими органами сво­его правового хозяйства в целях выявления коллизии норм и актов;

-систематизация действующего законодательства, что не только облегчает пользование им, но и делает законодательство обозримым, по­зволяет своевременно выявить столкновение норм и актов;

-анализ эффективности правоприменительного процесса, что также позволяет установить коллизионность законодательства.

Возможны и другие средства, Любая коллизионная ситуация требу­ет глубокого и всестороннего анализа для устранения возможности пере­растания ее в юридические конфликты.


О СОГЛАСОВАНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

W                            И.Ш.Муксинов,

Председатель Конституционного суда Республики Башкортостан

Большое внимание научных и практических работников за послед­ние два-три года привлекли проблемы соотношения конституционного за­конодательства Российской Федерации и республик в ее составе. Эти про­блемы сегодня не сходят со страниц центральных изданий. К сожалению, общим становится негативное отношение некоторых федеральных орга­нов, их должностных лиц, отдельных депутатов Государственной Думы к Конституциям республик. Самым распространенными в Центре стали рас­суждения о том, что Конституции и законы республик не соответствуют Конституции и законам Российской Федерации, что это якобы мешает проведению реформ в стране, угрожает целостности России,

Однако критикой Конституций республик дело не ограничивается. Наиболее активные критики не признают и Декларации о государственном суверенитете республик. По их мнению, Федеративный договор, подпи­санный 31 марта 1992 года, также плох. Что касается двусторонних дого­воров республик с федеральным центром, то они критиками открыто объ­являются неконституционными. По их мнению, чем быстрее мы от них избавимся, тем будет лучше для России.

Такой подход к Конституциям республик, их договорам с федераль­ным центром стал, к сожалению, преобладающим. Однако в Центре нет ни одной попытки серьезно разобраться, чем рождены или чем объясняются те или иные особенности конституционного законодательства республик, что объединяет Конституцию России и Конституции республик, в чем конструктивное значение двусторонних договоров. Нет ни одной положи­тельной оценки содержания этих актов, нет стремления не только как-то поддержать, но и понять политико-правовое творчество российских наро­дов и республик.

Справедливости ради отметим, что в самое последнее время в этой критике произошли некоторые позитивные изменения, появились в сплошном потоке негатива обнадеживающие моменты. В некоторых рас­суждениях и требованиях все больше звучит признание, что Российская Конституция и сама во многом уязвима и назрела потребность внести из­менения и дополнения и в Конституцию Российской Федерации. Сейчас


открыто признается, что необходим одновременный процесс реформиро­вания и Российской Конституции и республиканских Конституций, что нужно обеспечить в этом процессе «двустороннее движение». Гакая пози­ция позволяет вести предметный разговор. Какие же положения Россий­ской Конституции и Конституции республик требуют изменения и пере­смотра, какие их нормы должны сближаться и согласовываться?

В Договоре Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном деле­гировании полномочий между органами государственной власти Россий­ской Федерации и органами государственной власти Республики Башкор­тостан» так и закреплено: в совместном ведении Российской Федерации и Республики Башкортостан находится «согласование конституционного за­конодательства Российской Федерации и Республики Башкортостан».

Здесь уместно отметить, что согласование конституционного зако­нодательства и приведение республиканских Конституций в соответствие с Конституцией Российской Федерации - далеко не одно и то же. Это и есть позиция «двустороннего движения», которую мы отстаиваем пять лет.

Если говорить по существу, прежде всего необходимо обратить внимание на то, что Конституция Российской Федерации принята в декаб­ре 1993 года после трагических октябрьских событиях того же года. Де­лать вид, что эти события не наложили свой отпечаток на содержание Конституции России, было бы неверно,

Внимательный читатель обязательно обнаружит, что принятый в де­кабре 1993 года вариант Российской Конституции существенно отличается от проекта Конституции Российской Федерации, опубликованного после Конституционного совещания в июле 1993 года.

Отметим лишь два момента.

Первое. Теперь уже никто не спорит с тем, что после октября 1993 года серьезно изменилось содержание конституционных норм об органи­зации и деятельности высшего органа представительной власти, то есть Парламента, В печати достаточно обоснованно подчеркивается необходи­мость конституционного повышения роли Федерального Собрания, пере­распределения полномочий между Парламентом и Президентом.

Второе. Новая Конституция России в ее декабрьской редакции са­мым непосредственным образом отразилась на федеративном устройстве государства, на положении республик в ее составе. Достаточно напомнить, что именно после октября 1993 года из проекта Конституции России был в одностороннем порядке исключен самостоятельный раздел, содержащий Федеративный договор.


В Федеративном договоре было закреплено, что «установленное До­говором разграничение предметов ведения и полномочий не может быть изменено в одностороннем порядке», что Договор «становится составной частью (самостоятельным разделом) Конституции Российской Федера­ции» и «изменения и дополнения в этот раздел Конституции Российской Федерации вносятся с согласия республик в составе Российской Федера­ции, подписавших Федеративный договор». Именно после октябрьских событий весьма узким кругом лиц, представлявшими федеральный центр, эти договоренности были нарушены.

Далее. Из Конституции Российской Федерации исчезло определение республики как суверенного государства в составе Российской Федерации, которое было и в Федеративном договоре и в летнем президентском вари­анте проекта Основного Закона. Были существенно ухудшены для респуб­лик конституционные нормы, определяющие судебную систему в России, и некоторые другие. Вот почему надлежит признать, что проблема согла­сования конституционного законодательства Российской Федерации и республик сегодня действительно весьма актуальна. И она может быть решена, по нашему мнению, прежде всего путем изменения тех норм Кон­ституции Российской Федерации, которые, трактуя о федерализме и стату­се республик в ее составе, существенно ухудшили их положение. Вот по­чему, по наш ему'мнению, дальнейшие демократическое и цивилизованное развитие конституционной системы России возможно лишь при уточне­нии ряда положений Российской Конституции.

Посмотрим теперь, против каких норм республиканских Конститу­ций выступают московские специалисты. Отметим в данном случае только три положения.

Первое. И, пожалуй, самое важное. Прежде всего делаются настой­чивые попытки отрицать государственную природу республик. Диапазон способов такого отрицания весьма широк - от примитивного утверждения, что не может быть государства в государстве, до более тонких способов.

Вот один из них. Заявляется, что Основной Закон Российской Феде­рации не признает государственного суверенитета республик, - вот почему все нормы республиканских Конституций, которые трактуют о государст­венном суверенитете республик, объявляются несоответствующими рос­сийской Конституции. Критики понимают, что если признать суверенитет республики, надо признать и то, что она является реальным государством, А в этом случае надо относиться иначе, чем сейчас.

Второе. Объявляются несоответствующими Конституции Россий­ской Федерации многие нормы Конституций республик, которые учиты­вают особый статус республики как субъекта Федерации. Сам факт при-


знания республик в Основном Законе России означает выделение их из общего числа субъектов Федерации. Сегодня упорно подчеркивается нор­ма о равноправии субъектов, впервые появившаяся в Конституции России 1993 года. Пятилетний опыт реализации этого конституционного положе­ния показывает, что теория равноправия оказалась объективно направлен­ной против тех достижений республик в государственно-правовом строи­тельстве, которых они добились в годы общей демократизации общест­венной жизни в России. Эта теория противопоставила области и края рес­публикам, умышленно столкнув их. Она привела к лишению республик ряда прав, которые были у них по федеральному законодательству.

Третье. Отрицательно оценивается договорная практика разграниче­ния предметов ведения и взаимного делегирования полномочий между Российской Федерацией и ее республиками. Утверждается, что подписа­ние как Федеративного договора, так и двусторонних договоров было тактическим шагом российского центра, временной уступкой. Считается, что сегодня надо отказаться от договорных отношений, Именно поэтому все нормы республиканских конституций, где речь идет о договорных от­ношениях, объявляются несоответствующими Российской Конституции.

Другой важный вопрос. В чем же причины наличия в Конституциях республик таких норм, которых нет в Конституции Российской Федерации? Многие обходят этот вопрос. Думается, тут несколько при­чин.

Во-первых, сама Российская Конституция исходит из того, что в Конституциях республик будут такие нормы, которых в ней нет. Об этом прямо свидетельствует часть первая статьи 66; «Статус республики опре­деляется Конституцией Российской Федерации и Конституцией республи­ки». Это означает, что статус республик можно понять, рассмотрев в сово­купности содержание обеих Конституций. Иначе говоря, наличие в кон­ституциях республик норм, которых нет в Российской Конституции, при­знается последней. Проблема заключается в том, какие новые нормы, ка­кие особенности их статуса могут быть дополнительно закреплены в Ос­новных Законах республик, каковы пределы и границы этих особенно­стей.

Во-вторых, в ряде своих норм Российская Конституция отказалась от ранее принятых демократической Россией документов, а многие при­нятые после 1993 года законы Российской Федерации отступили от ранее принятых федеральных законов. Между тем на основе федерального зако­нодательства в республиках были приняты свои законодательные акты. Иначе говоря, федеральные законы послеоктябрьского периода, так же, как и Конституция Российской Федерации 1993 года, сами прежде всего


инициировали несоответствия в конституционном н текущем законода­тельств России и ее республик.

Рассмотрим это на одном примере.

Одно из наиболее крупных изменений в государственно-правовом статусе Республики Башкортостан - становление ее самостоятельной сис­темы законодательства. Очевидно, что в республике произошел серьезный прорыв в законодательном регулировании общественных отношений. Раньше практически все области общественных отношений так или иначе регулировались на союзном и российском уровнях. Вот почему тогдашнее законодательство Башкирской АССР было весьма ограниченным, реально не влияющим на жизнь. Теперь вопрос поставлен принципиально по-новому: Республика Башкортостан регулирует все, что сама добро­вольно не передала России.

Сегодня мы можем сказать, что никакого сравнения законодательст­во автономной республики с нынешним законодательством Башкортоста­на ни по количеству законов, ни по их содержанию, ни по сферам общест­венных отношений, которые ныне регулируют республиканские законы, выдержать не может. Самостоятельная система законодательства выстра­дана Башкортостаном на протяжении всех семидесяти лет советской вла­сти.

По-новому решена и проблема верховенства законов. И Конституция Российской Федерации и Конституция Республики Башкортостан призна­ют в определенных пределах верховенство законов России и верховенство законов республики, т.е. то, что раньше в принципе не признавалось.

Возможные противоречия между республиканскими и российскими законами надо снимать цивилизованным путем. О том, что эта проблема серьезна и требует для своего решения двусторонних усилий, свидетель­ствует, например, принятие Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».

Этот российский Закон не посчитался ни с Конституциями респуб­лик ни с их законодательством о судоустройстве. По этому Закону респуб­лики практически отстранены от судебной власти. Сделана попытка ли­шить их права принимать свои законы о судоустройстве. По сути дела конституционная формула о том, что республика является государством в составе Российской Федерации, Законом открыто игнорируется, отрица­ется и разделение властей в республиках.

И самое главное. Этот Закон наносит вред защите прав и свобод че­ловека и гражданина на уровне республики. Закон исходит из ошибочной формулы о том, что суды, действующие на территории республики, не ру­ководствуются в своей деятельности Конституциями республик и их зако-


нодательством. Это существенно ослабляет реальность и эффективность республиканских законов, наносит вред делу защиты прав и свобод чело­века и гражданина.

Что касается законодательства о судоустройстве Республики Баш­кортостан, оно развивалось не только в соответствии с Конституцией рес­публики, но и в соответствии с Концепцией о судебной реформе в Россий­ской Федерации, принятой в 1991 году Верховным Советом РСФСР по представлении Президента РСФСР. В этой Концепции сказано, что рес­публики имеют свое законодательство о судоустройстве, свою судебную систему. В Республике Башкортостан тогда же, в 1992 году, была одобрена своя Концепция судебной реформы. Затем были приняты многие респуб­ликанские законы о судоустройстве,

В заключение еще несколько соображений. В сложившемся на сего­дня конституционном статусе нашей республики действительно есть своя специфика. Эти особенности статуса Башкортостана обусловлены всей предшествующей историей, социально-экономическим и общественно-политическим развитием в XX веке.

Такая ситуация разными аналитиками расценивается по-разному. Часть из них. особенно в последние два-три года, все более склонна в особом статусе республики видеть нарушение целостности России, чуть ли не проявление сепаратизма со стороны Башкортостана. Сторонники вос­становления унитарного государства в России не долго думая призывают к силовому устранению особенностей государственно-правового статуса республики.

Что можно сказать по этому поводу?

Уже восемь лет Башкортостан живет в новых правовых условиях, но, к сожалению, есть люди, которые восемь лет не хотят этого видеть и при­знавать. Эти люди не только хотят вернуть нас в унитарное прошлое Рос­сии, Они намерены вновь втиснуть республику в «прокрустово ложе» об­ластной автономии.

К сожалению, федеральными органами за последние три-четыре го­да немало «сделано» для того, чтобы остановить поступательное общест­венно-политическое развитие республик. Избранная в конце 1993 года первая Государственная Дума, да и вторая Дума не приняли ни одного за­кона, защищающего государственные интересы республик. Практически из законов России вытравлено само понятие «республика», которое есть в первой, основополагающей главе ее Конституции. В Думе нет структур, защищающих интересы республик и автономий. Речь идет о такой ситуа­ции, какой не было даже б советское время.


Вызывает недоумение и позиция Конституционного суда Россий­ской Федерации. Ни в одном из многочисленных его документов, приня­тых после трагических октябрьских событий 1993 года, не защищается со­держащаяся в Российской Конституции формула: республика является го­сударством в составе Российской Федерации.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что сегодня проблемы со­гласования Конституции Российской Федерации и Конституции Респуб­лики Башкортостан требуют самого внимательного к себе отношения. Мы вправе надеяться, что Россия, отвергая насильственный путь изменения Конституций, встала на путь их спокойного и взвешенного обновления. В этих условиях должны быть предприняты дополнительные усилия и феде­рального центра и республик для согласованного решения назревших кон­ституционных проблем.


ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

И.А.Адигамов,

Государственный секретарь Республики Башкортостан

Российская Федерация за последние годы по сути дела из унитар­ного государства превратилась в федерацию, идущую по пути строитель­ства правового государства и гражданского общества. Процесс этот не за­вершен, модель российского государственного устройства далека от со­вершенства, тенденции в ее развитии весьма противоречивы. Одна из примет времени; бурно развивается законодательство субъектов Россий­ской Федерации, хотя в разных субъектах концепции развития законода­тельства существенно различаются. В этих условиях интересен опыт на­шей республики, которая уже на сегодняшний день сформировала доста­точно развернутую систему собственного законодательства.

В настоящее время Республика Башкортостан является несомнен­ным лидером по числу принятых законов. Их в республике в настоящее время более 350-ти. Для сравнения: большинство субъектов Российской Федерации имеют от 100 до 200 законов. С некоторым отставанием от Республики Башкортостан идут Республика Карелия (около 300 законов) и Вологодская область (около 250 законов). Отличительной особенностью Республики Башкортостан является то, что она пошла по пути разработки и принятия кодексов. Сейчас в республике действуют 16 кодексов, в то время как в других субъектах Федерации принято в среднем 2-3 кодекса. В Башкортостане ставится вопрос о систематизации законодательства по­средством издания Свода законов. В этих целях еще 1 ноября 1995 года был подписан Указ Президента Республики Башкортостан «О подготовке к изданию Свода законов Республики Башкортостан», а затем 26 декабря 1996 года был принят Закон Республики Башкортостан «О Своде законов Республики Башкортостан», установивший конкретные сроки инвентари­зации всех действующих, формально не отмененных законов и иных нор­мативных правовых актов республики и их систематизации для включения в Свод законов.

В то же время есть субъекты Российской Федерации, законодатель­ство которых еще не получило должного развития. Некоторые субъекты больше ориентируются на федеральное законодательство, дополняя, кон­кретизируя, а иногда и утверждая федеральные законы специальными ак-


тами своих парламентов. Своя система законодательства таких субъектов насчитывает лишь несколько десятков законов. Конечно, такой подход к собственному законодательству субъектов Российской Федерации вряд ли позволит им осуществить комплексный подход к правовому регулирова­нию общественных отношений с учетом региональных и национальных особенностей.

Следует признать, что не все согласны с нашим подходом к форми­рованию республиканского законодательства- Кое-кто видит в этом стрем­ление Башкортостана, создав соответствующую правовую базу, выйти из единого правового пространства России. Отсюда стремление некоторых политиков с унитаристским настроением обуздать «непокорный», на их взгляд, Башкортостан принятием федеральных законов свести его сувере­нитет к нулю, привести республиканское законодательство в соответствие с федеральным, причем без всякого учета Договора Российской Федера­ции и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органа­ми государственной власти Российской Федерации и органами государст­венной власти Республики Башкортостан».

Между тем законотворческая политика Республики Башкортостан обусловлена федеративной природой российского государства и строится в полном соответствии с Конституцией Российской Федерации, в частно­сти с ее статьей 76, предусматривающей право субъектов Российской Фе­дерации при определенных условиях на собственное правовое регулиро­вание путем принятия законов и иных нормативных правовых актов.

Говоря о правовых основах формирования самостоятельной систе­мы законодательства Республики Башкортостан, следует отметить, что это вытекает из основополагающих политико-правовых документов, на кото­рых зиждется вся российская государственность. В их числе Декларация о государственном суверенитете Российской Федерации, Декларация о го­сударственном суверенитете Республики Башкортостан, Федеративный договор с Приложением к нему от Республики Башкортостан, Конститу­ция Российской Федерации, Конституция Республики Башкортостан, До­говор Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегирова­нии полномочий между органами государственной власти Российской Фе­дерации и органами государственной власти Республики Башкотостая» и подписанные вслед за ним межправительственные и межведомственные соглашения.

Исходным документом в деле формирования законодательства Республики Башкортостан стала Российская Декларация о государствен-


ном суверенитете, закрепившая право каждого народа на самоопределение в избранных им национально-государственных и национально-культурных формах, а также необходимость существенного расширения прав авто-номных республик бывшей РСФСР.

На этой основе Верховным Советом Республики Башкортостан 11 октября 1990 года была принята своя Декларация о государственном суве­ренитете, которая провозгласила право республики на собственную систе­му законодательства и закрепила юридическую силу Конституции, законов и иных нормативных правовых актов Башкортостана.

Следующим важным документом стал Федеративный договор от 31 марта 1992 года и Приложение к нему от Республики Башкортостан, кото­рые подтвердили право Республики Башкортостан иметь собственную систему законодательства.

Конституция Российской Федерации также закрепила права субъ­ектов Федерации на собственное правовое регулирование, принятие зако­нов и иных нормативных правовых актов.

Опираясь на это, Конституция Республики Башкортостан уделила большое внимание вопросам республиканского законодательства. Ни в одной другой республиканской Конституции не уделяется столько внима­ния этой проблеме. В Конституции Башкортостана системе законодатель­ства посвящено шесть статей, которые объединены в часть 1 главы XII. В статье 126 указывается, что Республика Башкортостан имеет самостоя­тельную систему законодательства, обеспечивающую правовое регулиро­вание всех общественных отношений, кроме тех, регулирование которых добровольно передано республикой по Договору в ведение Российской Федерации. Статья 127 посвящена закреплению приоритетных направле­ний развития системы законодательства Республики Башкортостан. Статья 128 устанавливает юридическую силу федеральных и республиканских за­конов. Статьи 129-131 подробно регламентируют процесс законотворчест­ва.

Рассмотренные конституционные положения о праве Республики Башкортостан на собственное законодательство нашли признание феде­рального, центра в подписанном 3 августа 1994 года Российской Федера­цией и Башкортостаном двустороннем Договоре о разграничении предме­тов ведения и взаимном делегировании полномочий. В пункте 3 статьи 4 этого Договора закреплено деление республиканского законодательства на конституционное и текущее. Юридическое закрепление системного харак­тера законодательства Республики Башкортостан и выделение его струк­турных подразделений (конституционного и текущего) имеет большое


значение в деле его создания и для практического решения вопроса о со­отношении республиканского и федерального законодательства.

Таким образом за несколько лет реформирования федерализма в России была создана надежная правовая основа для становления само­стоятельной законодательной системы Республики Башкортостан. От идеи расширить права автономных республик бывшей РСФСР до юридического закрепления и признания федеральным центром самостоятельной системы законодательства Республики Башкортостан, состоящей из конституцион­ного и текущего уровней. Таков охвативший достаточно короткий проме­жуток времени путь формирования правовых основ для законодательства республики.

Тот факт, что законодательство Республики Башкортостан отлича­ется от законодательства других субъектов Федерации, также вполне зако­номерен и обусловлен своеобразием федеративной природы российского государства, в частности, ее фактической асимметричностью. Трудно счи­тать равноправными субъектами, например, республику в составе России и, скажем, автономный округ, который в свою очередь входит в состав другого субъекта Российской Федерации. Неслучайно, руководствуясь статьей 78 Конституции Российской Федерации, органы государственной власти Российской Федерации используют практику передачи части своих полномочий наиболее крупным субъектам, прежде всего республикам, Законодательство республик, как правило, обширнее и богаче по содержа­нию, чем законодательство других субъектов Федерации. К сожалению, при принятии некоторых федеральных нормативных правовых актов, осо­бенно ведомственных, их авторы не учитывают это обстоятельство, под­гоняя всех субъектов Федерации под единый шаблон, вследствие чего не­редко возникают правовые коллизии.

Наша политика в области законотворчества опирается на конститу­ционные положения о сохранении в собственности многонационального народа республики природных ресурсов, обеспечении равной защиты всех форм собственности и экономических прав граждан, установлении права республики на внешнеэкономические связи, сохранении оправдавших себя коллективных форм ведения сельского хозяйства, которые отражают мно­говековые традиции народов, проживающих в Башкортостане, Государст­во, его органы видят свою основную задачу в создании таких правовых предпосылок, которые бы обеспечили нашим гражданам уверенность в завтрашнем дне. Предметом каждодневной заботы в настоящее время ос­таются проблемы своевременной выплаты заработной платы, пособий, других социальных выплат, не допуская повышения цен на продукты пи­тания и товары первой необходимости.


    Опираясь на эти концептуальные основы, законодательство рес­публики уже сегодня достаточно эффективно регулирует общественные отношения. Башкортостан одним из первых создал необходимые консти­туционные основы для реализации суверенитета республики. У нас приня­ты законы о Президенте, Государственном Собрании, Кабинете Минист­ров республики, республиканских органах исполнительной власти. В рес­публике действует целый пакет законов о судебной системе: о Конститу­ционном суде, Верховном суде, Высшем арбитражном суде, недавно при­нят закон о мировых судьях. Много в республике делается для защиты прав и свобод человека и гражданина- Башкортостан стал первым субъек­том России, где на основе республиканского закона был учрежден пост Уполномоченного по правам человека. Республика Башкортостан имеет развитое земельное, экологическое, хозяйственное законодательство. Сей­час в республике идет процесс принятия законов о языках народов Баш­кортостана, республиканском гражданстве и т.д.

Несмотря на очевидные достижения в области формирования зако­нодательства Республики Башкортостан, находятся политики, которые не замечая успехов, стараются столкнуть наше законодательство с федераль­ным законодательством, выискивая, причем порой искусственно, право­вые коллизии. Как любой развивающийся объект, законодательство не может не иметь противоречий. Главное найти цивилизованный механизм их устранения, устраивающий как федеральный центр, так и республику.

Говоря о таких противоречиях, нельзя не отметить, что в их воз­никновении не столько вина, сколько беда законодателей субъекта Рос­сийской Федерации, т.к. федеральные органы власти сами до конца не по­следовательны. Подтверждением тому может служить разница в подходах к правовому статусу субъектов России, соответственно, к их полномочиям, содержащимся в Федеративном договоре. Конституции Российской Феде­рации и двусторонних Договорах между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. Кроме того, необходимым услови­ем согласования федерального законодательства и законодательства субъ­ектов России является устранение коллизий в самой Конституции Россий­ской Федерации, а также между нею и федеральными законами. Без наве­дения порядка в самом федеральном законодательстве, устранения суще­ствующих в нем противоречий, прежде всего в вопросах компетенции субъектов Федерации, согласовать это законодательство с законодательст­вом субъектов России, в том числе Республики Башкортостан, не пред­ставляется возможным.


НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ В КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

М.А. Аюпов, ректор Академии государственной службы и управления при Президенте РБ

Сегодня в политической науке есть две тенденции, рассматриваю­щие теорию и практику политической жизни в республиках России. Сто­ронники первой считают, что повышение самостоятельности регионов стало мощным катализатором их формирования как важных центров по­литической жизни, которая не всегда является точным отражением обще­ственно-политических процессов, происходящих в стране.

Республика действительно ныне представляет политическое про­странство, где разрабатывается и осуществляется определенная государст­венная политика, существует целостная, упорядоченная совокупность по­литических институтов, принципов политической жизни, а характер и со­держание политического участия населения в политическом творчестве составляют основу региональной политической системы.

Вместе с тем существует и другая точка зрения, когда местная поли­тика трактуется лишь как частный вариант, некая блеклая копия внутрен­ней государственной (экономической, социальной) политики федератив­ного государства.

На наш взгляд, будучи в целом региональным измерением полити­ческого процесса в России, политическая организация общественной жиз­ни в республике (государстве) скорее всего может характеризоваться как целостная политическая система. Этот вывод основан на том, что респуб­лика по Конституции России и Федеративному договору является государ­ством, которое имеет избранные населением по местному законодательст­ву институты исполнительной и представительной власти, самостоятель­ную законодательную систему, гражданское региональное сообщество, множество политических партий и движений. Все они стремятся активно участвовать в политической жизни.

В связи с этим представляет значительный интерес анализ модели новой политической системы, которая была обозначена в первой демокра­тической, самостоятельно разработанной Конституции Республики Баш-


кортостан, принятой 24 декабря 1994 года, которая пять лет функциониру­ет и развивается в реальной практике.

Сразу отметим, что ее несущие конструкции были сформированы в 90-е годы в связи с процессами децентрализации власти в Советском Союзе и России. Сверхцентрализация власти, основанная на советском типе политической системы, привела к глубокому кризису нашу общест­венную систему в целом, спровоцировав в республике бурные процессы модернизации политических структур, особенно органов государственной власти.

Естественно, институционализация новых политических учрежде­ний и процессов осуществлялись в условиях борьбы старого и нового, то­талитарного и демократического, обусловленных стремлением пришед­ших к власти демократических сил в Центре, а также местной политиче­ской элиты, представителей местной интеллигенции быстрее формировать основы демократического правового государства и гражданского общест­ва. В то же время политическое сознание населения осталось советским;

сохранить асе то хорошее, что было в условиях советской власти - равен­ство, хотя и формальное, но представительное народовластие, социаль­ный патернализм государства и т.д.

Прежде всего надо отметить, что в системе политических отноше­ний важную роль занимает реализация политических прав и свобод. На­ша республика в числе немногих субъектов России за годы демократиче­ского развития успела сделать очень многое для обеспечения гарантий в области политических прав и свобод граждан. В развитие основных кон­ституционных положений, имеющих политическое содержание, уже при­няты и действуют Кодекс о выборах, законы о государственной службе, о свободе собраний, демонстраций и других публичных мероприятиях, схо­дах (собраниях) граждан; об обращениях граждан; о свободе совести и вероисповедания, общественных объединениях, Кодекс о средствах мас­совой информации и многие другие.

Таким образом, в Башкортостане имеются достаточные правовые основы для того, чтобы первичный субъект политики - человек и гражда­нин - мог быть интегрированным в систему политических институтов об­щества, участвовать в политических процессах и реализовать свои интере­сы и потенциал в политической сфере. Конституционные нормы, законы, другие нормативные акты, принятые в развитие конституционных поло­жений, нормы деятельности общественных организаций составляют наря­ду с политическими традициями, этико-моральными нормами достаточно разработанную, организационно-процессуально отлаженную норматив-


ную базу для обновления и демократизации общественной жизни совре­менного Башкортостана.

Важным элементом политической системы являются, естественно, политические институты, такие, как государство, законодательные, ис­полнительные и судебные органы власти. В первом и третьем разделах Конституции изложены важнейшие принципы и положения, которые ха­рактеризуют Республику Башкортостан как суверенное демократическое государство. Суверенность этого государства, по Конституции, заключает­ся в том, что оно обладает высшей властью на своей территории, само­стоятельно определяет и проводит внутреннюю и внешнюю политику, принимает Конституцию РБ и республиканские законы, имеющие верхо­венство на всей ее территории.

В Конституции определены границы самостоятельности Башкорто­стана, который, будучи субъектом обновленной Российской Федерации, входит в ее состав и строит свои отношения с ней на договорных началах.

Что касается государственного устройства, формы правления, то их сущность заключается в следующем. Это, скорее всего, формирующееся государство с политическим режимом демократического характера, но с родимыми пятнами советской политической системы. Эта форма правле­ния признает народ в качестве единственного источника власти и его пра­во участвовать в решении государственных и общественных дел, в кото­ром граждане наделены достаточно широким кругом прав и свобод.

Характерные черты этой демократической модели организации го­сударственной власти заключаются прежде всего в том, что:

1) Президент, представительные органы всех уровней, органы мест­ного самоуправления избираются путем всеобщих равных выборов при тайном голосовании;

2) государственная власть осуществляется по принципу ее разделе­ния на законодательную, исполнительную и судебную;

3) действует профессиональный парламент, издающий законы и иные правовые акты;

4) признается многопартийность и идеологическое многообразие;

5) политические решения принимаются большинством при уваже­нии интересов и прав меньшинства.

Надо подчеркнуть, что эта модель политической системы, целостно закрепленная в Конституции Республики Башкортостан, отвечает самым строгим требованиям, предъявляемым сегодня политической наукой к демократической политической организации общественной жизни.

В то же время мы не можем не отметить ряд особенностей общест­венной жизни, которые обусловлены нашей Конституцией. Это касается


прежде всего политического участия граждан в государственной и обще­ственной жизни, организации государственной власти и ее взаимодействия с федеральными органами, баланса ветвей власти, других проблем.

Мы знаем, что основной субъект политики - гражданин и человек -по результатам ряда социологических исследований, пока весьма слабо (только каждый десятый) идентифицирует реализацию своих социальных, национальных и политических интересов в рамках общественных объеди­нений. Да и сама наша Конституция не отводит политическим партиям, многопартийности той роли, которую они должны играть и играют в раз­витых демократических государствах.

В частности, в нашем законодательстве не предусмотрены выборы по партийным спискам, нет официально оформленных партийных фрак­ций в парламенте и местных представительных органах, что мешает ин-ституционализации социальной и политической базы действующих сего­дня органов власти.

Ответственное место в системе государственной власти Конститу­ция отводит Государственному Собранию, которое является двухпалат­ным, профессионально осуществляющим законотворческие и законода­тельные функции. Двухпалатные законодательные и представительные ор­ганы действуют также в ряде других субъектов Федерации. При этом наш республиканский парламент осуществляет законодательную, представи­тельную, контрольную, учредительную и иные функции.

Важную роль в политической системе играет институт президентст­ва и исполнительная власть. Будучи главой республики, ее высшим долж­ностным лицом, Президент обладает широкими полномочиями. Исполни­тельная власть во главе с Президентом в Башкортостане, как и во многих других регионах нашей Федерации, является практически главным субъ­ектом принятия важных политических решений.

Конституция позволяет Президенту не только обеспечить функцио­нирование сильной и эффективной исполнительной власти (а это крайне важно в переходный период), но и добиться осуществления единства и со­гласования действий всех ветвей власти, что создает стабильность и эф­фективность политической системы и общественной жизни в целом.

Заложен в нашей Конституции и определенный дисбаланс между ветвями власти. Ряд исследователей прямо отмечают, что в государствен­ной системе Республики Башкортостан в соответствии с ее Конституцией перевес полномочий у высшего представительного и законодательного ор­гана может привести к нарушению принципа разделения властей, реаль­ной советизации государственной жизни в республике.


Известно, что Конституция создала правовую основу для постепен­ного превращения Башкортостана в реальное самостоятельное государ­ство. Она также предусматривает правовой инструмент обеспечения при­знания суверенитета республики в рамках Российской Федерации - подпи­сание соответствующего Договора с федеральным центром и его реализа­ция.

Однако в практической жизни существуют определенные разногла­сия между республиканской и федеральной властью по поводу понимания реального содержания государственной самостоятельности Республики Башкортостан как субъекта Российской Федерации, Это разногласие пока не преодолено.

Скорейшее снятие этого противоречия в духе положений Конститу­ции республики и Договора от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органа­ми государственной власти Российской Федерации и органами государст­венной власти Республики Башкортостан» привело бы к более четкому за­креплению статуса Республики Башкортостан как суверенного государства в составе Российской Федерации.

Таковы некоторые проблемы функционирования и развития полити­ческой системы, которые вытекают из нашего Основного Закона.


О СОЗИДАТЕЛЬНОМ ПОТЕНЦИАЛЕ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ И ЕГО ПРЕТВОРЕНИИ В ЖИЗНЬ

Ф.М. Сафин,

министр юстиции Республики Башкортостан

В декабре 1998 года Республика Башкортостан торжественно отме­тила знаменательное событие в истории республики - пятилетие со дня принятия Конституции Республики Башкортостан.

Эта Конституция, практически единогласно принятая депутатами Верховного Совета республики 24 декабря 1993 года, - не первая в исто­рии Башкортостана, До нее действовала Конституция 1978 года, которая также имела своих предшественниц. Ныне действующая Конституция, в отличие от всех предыдущих, отличается в первую очередь тем, что в ней впервые в истории наш народ самостоятельно выразил свои чаяния и идеалы, заложил подлинно демократические принципы построения суве­ренного государства, основы его развития в составе великой России.

Конституция 1993 года впервые отдает приоритет правам и свобо­дам человека, причем всем гражданам республики гарантируется равенст­во, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии и других обстоятельств. Права и свободы ограничиваются только в той мере, в какой это необходимо в це­лях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других граждан, защиты конституционного строя республики, обеспечения обо­роноспособности страны и безопасности государства.

Прошедшие пять лет наглядно показали огромный созидательный и демократический потенциал Основного Закона республики. За это время сформированы все основные институты государства, реально утверждает­ся принцип разделения властей, последовательно создается собственная система законодательства, обеспечивающая правовое регулирование мно­гих сторон жизни общества. В республике все больше обеспечивается по­литический и идеологический плюрализм, действует большое число пар­тий и общественных объединений, что позволяет гражданам свободно вы­ражать весь спектр своих мнений и интересов.

Еще в Декларации о правах и свободах человека и гражданина Рес­публики Башкортостан, принятой 5 ноября 1993 года, высшей ценностью общества и государства объявлялось утверждение прав и свобод человека, его чести и достоинства. Именно права и свободы, -закрепленные в Кон­ституции, определяют смысл, содержание и применение законов в дея-


тельности законодательной и исполнительной власти, местного само­управления и обеспечиваются правосудием.

Опираясь в первую очередь на Конституцию, руководство Башкор­тостана нашло и реализовало вариант экономических преобразований, обеспечивающих права и интересы республики и ее граждан, дающий возможность государственного регулирования жизненно важных отрас­лей экономики, а также постепенной адаптации людей к рыночным отно­шениям.

В отличие от многих других регионов страны, у нас не было допу­щено обвальной и бездумной приватизации государственной собственно­сти. Благодаря чему и в промышленности и в сельском хозяйстве удалось сохранить от разграбления мощный производственный потенциал. Благо­даря этому мы имеем условия для защиты и обеспечения социальных прав граждан. Ежегодно увеличиваются расходы бюджета на финансирование социальной сферы, реализуются программы государственной поддержки населения, благоустройства городов и сел.

Сегодня нельзя сказать, что республика достигла или близка к тем светлым целям и идеалам, которые провозглашены в ее Конституции. Башкортостан живет не в замкнутом пространстве, он в качестве состав­ляющей входит в единый политический и экономический организм Рос­сийской Федерации. Кризисные явления, происходящие в стране, так или иначе сказываются и на жизни нашей республики - от этого никуда не уй­ти.

В повседневной практике еще нередко встречаются проявления бю­рократизма, ведомственного и чиновничьего произвола, ущемление эко­номических прав. Безопасности человека угрожают растущая криминали-зация общества, рост организованной преступности. Тяжелые времена пе­реживают беженцы и переселенцы.

Списывать все эти недостатки только на трудности переходного пе­риода, на то, что кто-то «в верхах» недосмотрел или недоработал, было бы неверно. Свою негативную роль играют и другие факторы: все еще бытует неуважение к правам и свободам человека, отсутствие неотвратимой от­ветственности за их нарушение, несовершенство законодательства, нечет­кое соблюдение, а то и откровенное незнание действующих законов сами­ми гражданами.

В преодолении этих недостатков определенную роль призвано сыг­рать Министерство юстиции Республики Башкортостан. Прежде всего пе­ред ним стоит задача всемерно способствовать укреплению в республике законности, охраны прав и интересов граждан, совместно с другими госу­дарственными органами совершенствовать деятельность по борьбе с пре-


ступностью и устранению причин и условий, способствующих правона­рушениям. Кроме того, министерство активно работает в области систе­матизации и совершенствования законодательства.

Одна из важных задач министерства - организация пропаганды пра­вовых знаний среди населения и разъяснение действующего законодатель­ства. Только тот человек, который владеет правовыми знаниями, может добросовестно выполнять свои обязанности перед обществом и государст­вом, а также защищать и отстаивать свои права и интересы.

В республике многое сделано и делается, чтобы каждый гражданин по собственной воле и в соответствии со своими интересами получал об­разование и квалификацию, самостоятельно избирал сферу приложения своих сил, источники своего благосостояния, выполнял гражданский и общественный долг, самостоятельно решал собственные проблемы.

Не организовав высокоэффективное производство и включение его в рыночные отношения, не выплачивая долги и налоги, мы не можем обес­печить выполнение обязанностей государства перед его гражданами.

Башкортостан - один из самых стабильных регионов Российской Федерации, где люди заняты повседневными делами по переустройству и улучшению своей жизни- И Конституция - это твердая опора при движе­нии вперед, на пути к осуществлению заложенных в ней целей и идеалов.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

А.И.Шабрин,

Секретарь Совета безопасности Республики Башкортостан

Мы чествуем пятую годовщину исторического события в жизни республики - принятия первой Конституции суверенного Башкортостана, Пять лет нашей жизни по новой Конституции позволяют сделать убеди­тельные выводы о ее соответствии всему новому, что появилось и появля­ется в нашей жизни, о заложенном в ней потенциале переустройства и ре­формирования Башкортостана.

Принятие новой Конституции явилось актом политической зрело­сти республики, показателем ее социально-политического обновления, ак­том реализации государственного суверенитета.

Новый Основной Закон Республики Башкортостан закрепил важ­нейшие политические преобразования в жизни республики, явился мощ­ным стимулом дальнейшего демократического реформирования государ­ственной власти, обеспечения дополнительных гарантий прав и свобод человека и гражданина, создания условий для развития цивилизованных рыночных отношений, конституционного обеспечения жизненно важных интересов всего многонационального народа Башкортостана.

Конституция основывается на таких важных социально-политических ценностях, как признание обшей судьбы многонациональ­ного народа и ответственность за Родину перед нынешним и будущими поколениями.

Это не скорректированная копия российской Конституции, а Ос­новной Закон Башкортостана, отражающий специфические особенности, вобравший в себя мысли и чаяния большинства народа, в том числе и , принципы, нормы единства с Россией,

Конституция Башкортостана в совокупности с Конституцией Рос­сийской Федерации определили государственно-правовое положение рес­публики - закрепили самостоятельность системы республиканского зако­нодательства, обеспечивающего правовое регулирование всех общест-;

венных отношений, кроме тех, регулирование которых добровольно пере­дано Российской Федерации. Республика, исходя из общепризнанных ме-


ждународных норм, сама определяет права и свободы граждан в качестве приоритетных, обеспечивает их защиту и охрану, несет ответственность

за состояние законности, правопорядка и общественной безопасности.

Под конституционными основами обеспечения безопасности в Республике Башкортостан мы понимаем совокупность декларируемых Конституцией принципов и норм, являющихся высшей юридической базой для дальнейшего развития законодательства, регулирующего обще­ственные отношения в области обеспечения безопасности в Республике Башкортостан.

Политическое значение Конституции (в плане безопасности ) мы видим в том, что она сформулировала и установила обязательные для органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений единые начала для выра­ботки государственной политики, законотворчества, деятельности и норм поведения в сфере безопасности личности, общества и государства.

Пятьдесят три статьи Конституции Республики Башкортостан пря­мо или косвенно посвящены вопросам безопасности. Их анализ дает осно­вание сделать вывод, что основными объектами безопасности в Республи­ке Башкортостан являются:

личность - ее права и свободы;

общество - его материальные и духовные ценности;

Республика Башкортостан - ее конституционный строй, суверени­тет и территориальная целостность, социально-политическая и экономиче­ская стабильность.

При определении иерархии объектов безопасности, безусловно, решающее значение имеет декларированный Конституцией примат чело­века, обеспечение его прав и свобод.

Одним из важных принципов Конституции является всеобщность прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, нацио­нальности, языка и т.п.

Рассматривая личность в качестве объекта безопасности, Консти­туция в статьях второго раздела перечисляет охраняемые ею права и сво­боды человека и гражданина. Они классифицированы как: гражданские и политические, экономические, социальные и культурные. Причем приве­денный перечень прав и свобод Конституция не считает исчерпывающим. Так , в статье 21 указано, что перечисление в Конституции основных прав и свобод не отрицает и не умаляет других общепризнанных прав и свобод.


К ценностям общества как объекта безопасности Конституция от­носит семью (основополагающую ячейку общества), материнство, отцов­ство, детство, старость (статья 47), системы здравоохранения и охраны здоровья (статья 48), социального обеспечения (статья 50), образования (статья 52) и т.п.

К охраняемым ценностям государства Конституция относит поли­тическую систему, системы органов государственной власти и судоуст­ройства, защиту Отечества, государственной безопасности и т.п.

Основным субъектом обеспечения безопасности Конституция объ­явила Республику Башкортостан. Учитывая, что Президент Республики Башкортостан является главой Республики Башкортостан и ее высшим должностным лицом, он как бы олицетворяет в своем лице государство (статья 91). Именно поэтому Президент выступает гарантом прав и сво­бод человека и гражданина, законности, общественной и государственной безопасности (статьи 91 и 95).

В качестве инструмента обеспечения реализации полномочий Пре­зидента в сфере безопасности Конституция предусмотрела создание госу­дарственного органа - Совета безопасности Республики Башкортостан, ко­торый формирует и возглавляет Президент.

Закрепляя основные принципы безопасности в Республике Башкор­тостан, Конституция оставляет без ответа ряд вопросов, осмысление ко­торых имеет и теоретическое и практическое значение, Это не только ста­тус Совета безопасности, но и определение понятий ряда элементов безо­пасности. Согласно Конституции эти вопросы регулируются законом (пункт 13 статьи 95).

В апреле 1994 года еще до принятия Закона по инициативе первого Президента республики создан Совет безопасности Республики Башкорто­стан, который бессменно по сей день возглавляет М.Г.Рахимов. Этот ор­ган сформирован одним из первых в субъектах Российской Федерации.

В порядке реализации Конституции 13 октября 1994 года Верхов­ным Советом Республики Башкортостан принят Закон Республики Баш­кортостан «О безопасности в Республике Башкортостан», который закре­пил правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства, определил систему безопасности и ее функции в Республике Башкортостан, установил порядок организации и финансирования орга­нов обеспечения безопасности, а также надзора и контроля за законно­стью деятельности.


Развивая положения Конституции, Закон дал определение основ-, ных элементов обеспечения безопасности.

В частности, понятие «безопасность» определено как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и госу­дарства - Республики Башкортостан от внутренних и внешних угроз.

В качестве угроз безопасности Закон предполагает совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным ин терссам личности, общества и Республики Башкортостан.

Исходя из положений Конституции Закон конкретизировал прин­ципы обеспечения безопасности: законность; соблюдение баланса жиз­ненно важных интересов личности, общества и государства; взаимная от­ветственность личности, общества и государства по обеспечению безо­пасности; интеграция с межрегиональными и международными системами безопасности.

Под законностью понимается неуклонное соблюдение законов в деятельности органов, образующих систему безопасности. К ним статья 8 Закона относит органы законодательной, исполнительной и судебной вла­стей, государственные, общественные и иные организации и объединения, принимающие участие в обеспечении безопасности,

В качестве баланса интересов личности, общества и государства Конституция и законодательство рассматривают их разумную соотноси­тельность, недопустимость использования интересов одного объекта безо­пасности в ущерб интересам других. Так, статья 18 Конституции запреща­ет использование прав и свобод в ущерб интересам государства и общест­ва и других лиц.

Под взаимной ответственностью личности, общества и государст­ва по обеспечению безопасности понимается конституционная обязан­ность государства в лице Республики Башкортостан защищать права и свободы человека и гражданина и обязанности граждан, защищать об­щество и государство, соблюдать Конституцию и законы Республики Башкортостан.

Интеграция с межрегиональными и международными системами безопасности предполагает взаимодействие Республики Башкортостан в вопросах обеспечения безопасности с федеральными органами власти, органами власти субъектов Федерации, другими государствами на основа­нии Конституции Республики Башкортостан, федеральных законов Рос­сийской Федерации, межрегиональных и международных соглашений, признанных Республикой Башкортостан.


Реальная и потенциальная угроза объектам безопасности, исходя­щая от внутренних и внешних источников опасности, определяет содер­жание деятельности по обеспечению внутренней и внешней безопасности.

Таковы основные конституционные принципы и нормы обеспече­ния безопасности в Республике Башкортостан.

Пять лет - небольшой промежуток времени со дня принятия Кон­ституции убедил нас в том, что реализация конституционных норм, осо­бенно в области обеспечения безопасности личности, общества и государ­ства, потребует серьезной многоплановой и длительной работы. Ясно и то, что претворение ее положений в жизнь, является первоочередной зада­чей всех политических институтов, государственных и общественных структур, органов самоуправления, каждого гражданина республики. Се­годня смело можно утверждать, что абсолютное большинство наших гра­ждан понимает, что от решения этих задач будет зависеть будущее рес­публики, ее политическое, социально-экономическое и духовное развитие в ближайшие годы, и поддерживает политический и экономический курс руководства Республики Башкортостан.


ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СТАТУСА РЕСПУБЛИК

Ш.Ш.Ягудин,

начальник Правового управления Государственного Совета Республики Татарстан

Среди регионов Российской Федерации свое место занимают рес­публики с их особым политико-правовым статусом, самобытностью, этно­культурными, языковыми, иными особенностями и традициями.

Статус республики как государства, некоторые иные аспекты ее го­сударственности определяются в главе первой Конституции Российской Федерации. Положения этой главы, как известно, составляют основы кон­ституционного строя Российской Федерации, которые не могут быть пере­смотрены Федеральным Собранием. Таким образом, государственный ста­тус республики - величина стабильная. Задача состоит в том, чтобы разви­вать этот статус, наполнять его реальным содержанием. Это и понятно, ведь большинство республик еще в начале 90-х годов сбросили свой авто­номный статус, а некоторые республики только что возникли и не имеют наработанных атрибутов государства. Да и природа республики как госу­дарства в государстве до сих пор основательно не исследована. Перечис­ленное - лишь часть того огромного объема работы, которую предстоит проделать государственным органам, представителям юридической науки и прежде всего конституционалистам в связи с реализацией конституци­онного статуса республики как государства.

К сожалению, практика федерального центра в этом вопросе до­вольно противоречива и неустойчива: у республик в последние годы лик­видируются остатки автономной государственности, уничтожаются их га­рантии. Парадоксально, но факт, что республика сегодня по ряду позиций имеет меньше прав, чем автономная республика дореформенной России.

Вместе с тем, как только предпринимаются хотя бы минимальные шаги по укреплению, развитию государственного статуса республики, на­полнению этого статуса реальным содержанием, укреплению его гаран­тиями, из федерального центра раздаются возгласы: «Сепаратизм! Распад и дезинтеграция России, угроза ее суверенитету и целостности!». Конечно, такой подход не способствует поступательному развитию республик и ук­реплению российского федерализма.


В Конституции России много недостатков, противоречий и иных юридических погрешностей. Этот факт уже никто не отрицает. Есть и дос­тоинства, главное из которых - действующая Конституция, с немалым и невыработанным пока творческим политико-правовым потенциалом, ко­торый надо реализовывать.

Что я имею в виду, говоря о реализации творческого потенциала Конституции Российской Федерации? Речь идет прежде всего об умении непредвзято, творчески прочитывать и реализовывать конституционные нормы, касающихся республик, в комплексе с другими конституционными и иными законодательными положениями, с учетом оправдавшей себя практикой федеративного строительства.

При этом важно иметь в виду, насколько юридическая Конституция адекватно отражает реальную действительность, потребность поступа­тельного развития общества, - другими словами, насколько совпадают юридическая и фактическая Конституции России. Таким образом, речь идет о развитии Конституции Российской Федерации через научное и официальное толкование отдельных ее положений, как это имеет место в ряде зарубежных стран.

Прокомментирую это на одном из примеров, который, на мой взгляд, является одним из камней преткновения развития федерализма в России- Это - вопрос о равноправии субъектов Российской Федерации.

Обсуждая этот вопрос на научно-практической конференции 11 де­кабря 1998 года в Москве, ректор Московской государственной юридиче­ской академии, профессор О.Е.Кутафин недоумевал (я цитирую): «Честно говоря, объяснить, что имеется в виду, довольно трудно. Если речь идет о взаимоотношениях с Центром, здесь понятно, да, субъекты равноправны. Если речь идет о чем-то другом, то я не могу понять и никогда не согла­шусь, что республика в составе Российской Федерации, и, скажем, авто­номный округ, который я очень уважаю, могут иметь равные права. Это, по-моему неестественно».

С мнением профессора О.Е.Кутафина нельзя не согласиться. Кон­ституционное положение о равноправии субъектов Российской Федерации следует понимать как равные права субъектов по отношению к федераль­ному центру. Иное прочтение данной конституционной нормы абсолютно не согласуется и расходится с действительностью. У республики есть пра­ва, которых нет у других субъектов Федерации. Рассматриваемое понима­ние конституционного положения о равноправии субъектов снимает много препятствий на пути развития российского федерализма, в том числе по­ложительно решает проблему его асимметрии.


Принципиально важной для развития федерализма является пробле­ма уровней конституционно-правового регулирования статуса республик. Если в Конституции Российской Федерации регламентируются лишь ос­новы статуса республик, то более детальная проработка этого статуса осуществляется в конституциях республик. Это вытекает из статьи 66 Конституции Российской Федерации, в которой закрепляется фундамен­тальное положение о том, что статус республики определяется Конститу­цией Российской Федерации и Конституцией республики.

Из этой конституционной формулы следует ряд не менее фундамен­тальных выводов:

'     1. В Конституции Российской Федерации закрепляются лишь осно­вы статуса республик, в частности ее политико-правовая природа как го­сударства, Отсутствие указания в Конституции Российской Федерации на некоторые аспекты статуса республики, например, государственный суве­ренитет, вовсе не означает отрицание этого качества у республики в прин­ципе, а их наличие у республики - как противоречие иди несоответствие Конституции Российской Федерации.

2. Статус республики детализируется, развивается в Конституциях самих республик. В частности в той или иной степени конституционно-правовую проработку идей суверенитета мы найдем в конституциях самих республик, иных ее правовых актах, причем в каждой республике в разных объемах: от нуля в Конституции Марий Эл (ни слова о суверенитете) и до максимальной величины в Конституциях Башкортостана, Татарстана, Че­ченской Республики. Очевидно также, что в вопросе о суверенитете госу­дарства в государстве имеются свои конституционные регуляторы.

Таким образом, статус республики определяется в Конституции ка­ждой из них индивидуально. Такая практика реализации права на своеоб­разие и самобытность соответствует и непосредственно вытекает из Кон­ституции Российской Федерации. Другое дело - пределы такой самостоя­тельности. И эта практика требует самого внимательного подхода к стату­су каждой республики.

Глубоко ошибочны и неконституционны ставшие довольно распро­страненными утверждения о том, что если какие-то аспекты государствен­ности республик в Конституции Российской Федерации не предусмотре­ны, то они неконституционны. Например в сборнике «Конституции рес­публик в составе Российской Федерации» (Выпуск 1. Издание Государст­венной Думы. Москва. Известия. 1995. С.З) утверждается: «Положение о суверенитете республик, как известно, не соответствует статье 5 Консти­туции Российской Федерации». Как мы убедились, это не так.


Более того, концепция суверенитета государства в составе другого государства хоть и медленно, но пробивает себе дорогу и находит призна­ние. Причем в региональной и зарубежной практике дело продвигается быстрее, чем в теории и федеральном законодательстве России. Так, в Конституции унитарного Узбекистана в отдельной главе четко и ясно за­крепляется суверенитет Республики Каракалпакстан. Более того, з статье 70 Конституции записано, что суверенитет Каракалпак стана охраняется Республикой Узбекистан. В статье 74 закреплена такая гарантия; «Респуб­лика Каракалпакстан обладает правом выхода из состава Республики Уз­бекистан на основании всеобщего референдума народа Каракалпакстана». Взаимоотношения республик в рамках Конституции Узбекистана регули­руются соответствующими договорами и соглашениями.

В настоящее время невозможно отмахнуться от концепции сувере­нитета государства в составе другого государства. Нельзя не признать и того очевидного факта, что в этой концепции нет ничего разрушительного и неконструктивного. Наоборот, ее последовательная реализация, и, преж­де всего, ее закрепление в Конституции Российской Федерации дали бы возможность раскрыть свой потенциал, внутренние резервы и возможно­сти, укрепляя вместе с тем и федерацию, осуществляющую делегирован­ные ей республиками полномочий в сфере обороны, безопасности, денеж­ного обращения и т.д-

Последний пример из международной практики, Даже автономному Косово предлагаегся иметь собственные парламент, правительство, судеб­ную систему, оставив за Сербией лишь три блока полномочий: оборону, финансовую систему и внешнеполитические дела.

Вместе с тем нельзя не отметить, что отдельные важнейшие аспекты федеративных общественных отношений в России, как, например, госу­дарственный суверенитет республик, договорный характер обновляющей­ся федерации, так и остались за пределами федерального конституционно­го регулирования, хотя и были зафиксированы в Конституциях республик задолго до декабря 1993 года-

Эти моменты волей истории остались за бортом федеральной Кон­ституции и не следует отрицать саму возможность их правовой регламен­тации со стороны республик или иным путем, например, в Федеративном договоре или двусторонних договорах республик с Российской Федераци­ей. Именно по этому пути и пошла практика федеративного строительства.

В соответствии с изложенным можно сформулировать следующие основные выводы.

1. Статус республики как государства определяется не только феде­ральной Конституцией, но и Федеративным договором, а более детально,


развернуто - в республиканских Конституциях, двусторонних договорах Российской Федерации и отдельных республик. Это конституционно.

2. Конституционно и то, что статус республики неодинаково и весь­ма индивидуально регламентируется в Конституциях республик, т.е. ста­тус каждой республики индивидуален. Например, в Конституции Респуб­лик Алтай есть положение, в соответствии с которым республика отказы­вается от собственного гражданства.

3. Необходимо последовательно, настойчиво и терпеливо вырабаты­вать демократический конституционный потенциал Российской Федера­ции. Вместе с тем необходимо готовить предложения, чтобы в дальней­шем юридическую Конституцию Российской Федерации принести в соот­ветствие с фактической, со сложившейся и оправдавшей себя практикой федеративного строительства. В этих целях целесообразно развивать Кон­ституцию России через научное и официальное толкование отдельных ее положений.

4. Многие федеральные конституционные и федеральные законы противоречат статье 5 и другим статьям Конституции Российской Федера­ции, ущемляют права республик и иных субъектов. В связи с этим необхо­димо добиваться, чтобы в законодательстве Российской Федерации учи­тывались типичные особенности статуса республик, закрепленные в их Конституциях.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О СТАНОВЛЕНИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН КАК ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА

Ю.В.Калашников)

консультант Председателя Государственного Собрания Республики Башкортостан

За последние восемь с небольшим лет коренным образом изменился политический облик Башкортостана. Это связано с двумя поистине знаме­нательными событиями - провозглашением 11 октября 1990 года Деклара­ции о государственном суверенитете нашей республики и принятием 24 декабря 1993 года Конституции Республики Башкортостан. Оба эти доку­мента органически взаимосвязаны по своему содержанию и своей направ­ленности, они явились легитимным ответом на объективные потребности времени, самой реальной жизни. В них по сути дела воплотился огромный исторический опыт, измеряемый целыми столетиями.

Большинство исследователей признает: еще в середине XVI века на основе взаимных договоренностей произошло добровольное присоедине­ние нашего края к Русскому государству. Башкирам гарантировались ши­рокие права: внутреннее самоуправление, вотчинное право на землю, сво­бода вероисповедания, Они же признали себя подданными московского государя, брали обязательство нести военную службу за свой счет и пла­тить ясак. Другими словами, Башкортостан приобретал не только опреде­ленную самостоятельность, но и элементы своей государственности- Дого­ворные отношения порой почти сводились на нет, однако потом снова возрождались, в той или иной степени сохранялись вплоть до Октябрьской революции.

В политической истории Башкортостана следует отметить важное значение Всебашкирских курултаев, проходивших в июле, августе и де­кабре 1917 года. На них был по сути дела одобрен проект Конституции автономной Башкирии. Предполагалось создать в составе России парла­ментскую республику демократического типа, обладающую политической и экономической самостоятельностью, Но лишь более года спустя в ходе бурных и драматических событий гражданской войны автономия респуб­лики была юридически оформлена совместным Соглашением централь­ной советской власти с Башкирским правительством. Оно во многом об­новило традиционные договорные отношения Башкортостана с Россией, закрепило за ним высокий государственно-правовой статус, Республика надеялась тогда воспользоваться широкими полномочиями. К сожалению, эти полномочия через год с небольшим у нее были попросту директивно отняты Центром. Однако идеи большей самостоятельности, стремление рациональнее использовать природные богатства, экономический и ду-


ховный потенциал, результаты своего труда сквозь десятилетия продолжа­ли жить в людях.

Начавшаяся во второй половине 80-х годов перестройка обострила национальный вопрос в стране. В ряде тогдашних автономных республик развернулось движение за придание им статуса союзных республик, кото­рое получило широкий размах и в Башкортостане.

На долю вновь избранного в марте 1990 года Верховного Совета республики выпала чрезвычайно ответственная задача - не дать выплес­нуться эмоциям в опасные конфликты, обеспечить политическую и соци­альную стабильность. Новый высший орган власти проявил зрелость и государственную мудрость, вычленив из множества проблем расширение политических прав граждан и укрепление экономической самостоятельно­сти республики.

С самого начала Верховный Совет зарекомендовал себя по-настоящему работающим законодательным органом, а его Президиум по существу превратился в профессиональный «микропарламент».

В прежние советские времена документы Верховного Совета гото­вились в недрах партийного аппарата после тщательного согласования с Москвой. Депутатам отводилась лишь роль статистов. Ни о какой законо­дательной инициативе, тем более о законотворчестве, не могло быть и ре­чи. А за пять лет, с марта 1990 года по декабрь 1994 года, состоялось 26 сессий нового Верховного Совета, на которых были приняты 13 кодексов, более 160 законов и других правовых актов. Президиумом Верховного Со­вета было принято 2122 указа, 825 постановлений. Многие из них, напри­мер, о статусе различных организаций, внебюджетных фондах, санкциях за разного рода нарушения, борьбе с преступностью, о реформировании органов власти, по своей значимости соответствовали законам.

12 июня 1990 года принимается Декларация о государственном су­веренитете Российской Федерации. В ней было зафиксировано: государст­венный суверенитет провозглашается во имя обеспечения каждому чело­веку неотъемлемого права на достойную жизнь, свободное развитие и пользование родным языком, а каждому народу - «права на самоопределе­ние в избранных им национально-государственных и национально-культурных формах».

Опираясь на основные положения Российской Декларации, Верхов­ный Совет приступили к разработке своей Декларации о государственном суверенитете республики, проект которой всенародно обсуждался в тече­ние трех месяцев.

В Декларации республика уже не называлась «автономной». Этот важнейший правовой документ заложил фундамент формирования под­линно федеративных отношений: уважение суверенных прав народов, на­селяющих Россию; сохранение их государственного единства на договор­ной основе.


Декларация стала мощным импульсом в развитии конституционно­го процесса в Башкортостане. Начала свою активную деятельность обра­зованная Верховным Советом Конституционная комиссия. На восьми сес­сиях Верховного Совета ею вносились изменения и дополнения в дейст­вующий тогда Основной Закон 1978 года. По Закону, принятому 25 февра­ля 1992 года, было изменено наименование государства. С тех пор оно на­зывается Республика Башкортостан.

Актом исключительной важности стало подписание высшими руко­водителями России и Башкортостана Федеративного договора с Приложе­нием к нему от Республики Башкортостан. Здесь были закреплены важ­нейшие положения Декларации о том, что земля, недра, природные богат­ства на территории Башкортостана являются достоянием (собственно­стью) его многонационального народа, что вопросы владения, пользова­ния и распоряжения этой собственностью регулируются республиканским законодательством.

Курс на расширение экономической самостоятельности республики, на установление и укрепление ее договорных отношений с Российской Федерацией одобрило подавляющее большинство избирателей Башкорто­стана в ходе референдума 25 апреля 1993 года.

Важной вехой в становлении реальной государственности стали первые прямые всеобщие выборы Президента Республики Башкортостан, состоявшиеся 12 декабря 1993 года. Внушительную победу на них одер­жал М.Г. Рахимов, будучи тогда Председателем Верховного Совета Рес­публики Башкортостан.

Событием исключительного значения явилось принятие после все­народного обсуждения 24 декабря S993 года Верховным Советом Консти­туции Республики Башкортостан. В новом Основном Законе последова­тельно реализуются идеи и принципы Декларации о государственном су­веренитете республики. Закон закрепил высокий уровень самостоятельно­сти республики, качественные изменения в общественных отношениях, создал надежную нормативную базу совершенствования всех сторон на­шей жизни. Конституция является юридическим фундаментом, мощным стимулом для создания демократического правового государства.

Предпринимались постоянные усилия по совершенствованию самой Российской Федерации. После трех лет переговоров был разработан Дого­вор Российской Федерации и Республики Башкортостан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органа­ми государственной власти Российской Федерации и органами государст­венной власти Республики Башкортостан». Его подписание в Москве 3 ав­густа 1994 года стало событием в полном смысле выдающимся. Для Рос­сии Договор означал последовательный шаг к строительству подлинной Федерации, для Башкортостана - юридическое подтверждение его нового государственного статуса. В рамках положений Московского Договора


подписано более двадцати межправительственных соглашений Россий­ской Федерации и Республики Башкортостан по ряду актуальных направ­лений. Принята и реализуется Программа деятельности государственных органов по их исполнению.

Предстоит по-настоящему осмыслить, что суверенитет и федерализм диалектически взаимосвязаны, дополняют друг друга. Нередко можно слышать на сей счет упрощенные толкования. Естественное желание к большей самостоятельности порой истолковывается как проявление сепа­ратизма, хотя речь идет о более четком разграничении полномочий между Федерацией и ее субъектом, о формировании многообразных федератив­ных взаимосвязей.

Расширение самостоятельности Республики Башкортостан, ее доб­ровольное пребывание в едином государственном пространстве, соблюде­ние прав и свобод народов и личности, территориальная целостность Рос­сии - вот, на наш взгляд, основополагающие устои федерализма, которых неукоснительно придерживается и Башкортостан.

В соответствии с новой Конституцией были приняты законы об ор­ганах законодательной, исполнительной и судебной власти в Республике Башкортостан. По истечении срока полномочий Верховного Совета и ме­стных органов представительной власти 5 марта 1995 года состоялись вы­боры в Государственное Собрание Республики Башкортостан, городские, районные, сельские и поселковые Советы. Примечательной особенностью стало избрание депутатов Государственного Собрания на альтернативной основе в две Палаты - Палату представителей (по два депутата от каждого города и района) и Законодательную палату, работающую на освобожден­ной основе.

Смена законодательной власти, переход от одного политического состояния общества к принципиально иному его состоянию в Башкорто­стане произошли без потрясений, исключительно конституционным пу­тем.

Таким образом, принятие новой Конституции, избрание Президента и Парламента Республики Башкортостан, превращение части депутатов в профессионалов, избрание Конституционного суда, утверждение Уполно­моченного по правам человека - вот те зримые очертания движения Рес­публики Башкортостан к реальной государственности.

Укрепляются вертикальные связи между властными структурами. В нынешний переходный период признано целесообразным совмещать в од­ном лице должности главы администрации и председателя Совета города и района. Почти все они одновременно избраны депутатами Палаты пред­ставителей Государственного Собрания, непосредственно участвуют в за­конотворческой работе. Естественно, к обсуждению законопроектов руко­водители городов и районов привлекают и депутатов местных Советов, -


происходит становление Башкортостана как демократического правового государства.

Конституция Республики Башкортостан закрепила самостоятельную систему законодательства, которая направлена на то, чтобы обеспечивать правовое регулирование всех сфер общественных отношений, за исключе­нием переданных по Договору в ведение Российской Федерации. Опира­ясь на это фундаментальное положение, в республике проделана значи­тельная законотворческая работа. Сейчас законодательная база Башкорто­стана - это 16 кодексов, около 350 законов, несколько сот других норма­тивных правовых актов, Они охватывают политическую систему, эконо­мику, социальную и духовную сферы, межнациональные отношения.

В практику государственной деятельности вошло заслушивание и обсуждение Посланий Президента Башкортостана Госсобранию, в кото­рых изложена целостная система целей, задач и приоритетов по дальней­шему развитию республики.

На состоявшемся в декабре 1995 года референдуме подавляющее большинство граждан Башкортостана однозначно высказались за даль­нейшее расширение экономической самостоятельности республики на ос­нове Московского Договора с Россией и Конституции республики за учет особенностей ее развития как государства.

Своеобразной демонстрацией гражданской активности и сплоченно­сти нашего многонационального народа, его стремления укреплять госу­дарственные основы Башкортостана явились итоги вторых выборов Пре­зидента Республики Башкортостан. Большинство избирателей вновь дове­рили этот высший государственный пост М.Г. Рахимову. Он получил на 300 тысяч голосов больше, чем в 1993 году. Это не только дань признания деловых и личных качеств, высокого авторитета первого Президента. Это убедительное свидетельство одобрения политического курса, последова­тельно и взвешенно проводимого руководством Башкортостана.

Сегодня Республика Башкортостан, имеющая собственную Консти­туцию, свой Государственный герб, Государственный флаг и Государст­венный гимн, самостоятельную систему законодательства, предстает перед всем миром в качестве суверенного государства в составе обновляющейся Российской Федерации,


ДОГОВОРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Р.И.Султанов,

депутат Государственной Думы

Создавая основы нового, современного общества, человечество по­степенно перестает ориентироваться лишь на количественный рост мате­риальных составляющих общественного богатства. Происходит смена приоритетов не только в экономическом росте, но и в социальной полити­ке. Она становится более гибкой и не сводится к защите интересов «вооб­ще» граждан, а ориентируется на формирование благоприятных условий для реализации интересов всех местных сообществ. Данный процесс про­текает в Российской Федерации болезненно ввиду сопротивления цен­тральной бюрократии росту влияния субъектов Федерации на принятие решений, которые ранее входили в прерогативу Центра, неприятия ею са­мого факта существования интересов местных сообществ, не говоря уже об их признании как одного из факторов умножения общественного богат­ства.

Развитие унитарного государства в демократическую федерацию -процесс, соответствующий глубоким качественным изменениям, которые происходят во всем мировом сообществе. Задача российских политиков -своевременно учитывать эти изменения в практике государственного строительства. Без постоянного внимания к нормам и принципам федера­тивного устройства лозунг федерализации может превратиться, как свиде­тельствует история нашей страны, в нечто дурное по своим последствиям и станет прикрытием унитарной государственности, кризис которой и вы­звал к жизни необходимость радикальных перемен.

Федерализм в условиях России - краеугольный камень в строитель­стве современного демократического государства, Он дает простор дивер­сификации форм контроля над публичной властью и возможность ее огра­ничения с помощью распределения ответственности и компетенции между федеральным Центром и нижестоящими уровнями государственной вла­сти. Можно сказать, что федерализм хорош уже тем, что приближает но­сителей власти, политиков к рядовым гражданам посредством организа­ции принятия решений на том уровне, где, собственно, и возникает по­требность в их принятии.

Федеративная организация государства гораздо эффективнее, чем унитарная, в плане учета интеграционных запросов разнородных частей общества. При этом она сохраняет их самостоятельность и, что не менее


важно, в России она соответствует парадигме самоидентификации, кото­рая традиционно учитывает как чисто территориальный, так и националь­но-территориальный принцип. Не надо их противопоставлять, и, тем бо­лее, ратовать за переход к чисто территориальной организации управле­ния, поскольку помимо восстановления культурной памяти, духовной ос­новы жизни народов, давших название республикам - национально-территориальным образованиям, признанным Конституцией Российской Федерации в качестве суверенных государств в составе Федерации, они противодействуют риску злоупотребления властью Центром.

Советский опыт сочетания административно-территориального под­хода с национально-территориальным в целом можно оценить положи­тельно. Такое государственное устройство для исторической России носи­ло прогрессивный характер, дало ее народам надежду на самосохранение и развитие. Другое дело, что надежда эта не вполне оправдалась, главной причиной чего была конкретная практика национальной политики, ока­завшаяся далекой от декларированных целей.

Движение России к современным формам федерализма диктуется объективными факторами: огромными размерами ее территории и много­национальным составом населения, существованием регионов с компакт­ным проживанием народов, стремящихся иметь те или иные формы своей национальной государственности. Единство и территориальная целост­ность обновляющейся России могут быть обеспечены только последова­тельной децентрализацией государственной власти, ибо, когда вся власть сосредоточена в Центре, ею невозможно распорядиться эффективно. Фе­дерализация - непрерывное движение, цель которого - формирование ре­альных федеративных отношений, построенных на действительном балан­се интересов Центра и субъектов Федерации, их солидарной ответственно­сти за демократическое развитие России, в которой права человека и права народов не противопоставлены, а дополняют друг друга.

Федеративный договор дал пример разумного компромисса интере­сов Центра и субъектов Федерации, цивилизованного решения проблем. Он не только закрепил уже сложившийся баланс их интересов, а, во-первых, гарантировал самоуправление народов, проживающих в субъ­ектах Федерации от неоправданного вмешательства Центра, и, во-вторых, гарантировал Федерацию от действий, ведущих к разрушению единого государства.                                                      :

Договоры субъектов Федерации с Центром о разграничении предме­тов ведения и взаимном делегировании полномочий можно рассматривать как правовое средство обеспечения субъектами Федерации их статуса, планку разумной суверенизации, к которой они приближаются и которую


сообща приподнимают в рамках Конституции Российской Федерации, разрешая практические вопросы реализации своего статуса.

Главный порок традиционного устройства России состоял в том, что права субъектов Федерации определялись Центром. Между тем реальный федерализм требует обратного порядка: определение перечня полномочий Федерации, за рамки которого Центр выходить не может. Неслучайно подход к обновлению Федерации у ряда субъектов Федерации строится на идее наделения Центра полномочиями, делегируемыми ему субъектами Федерации. Их беспокоит тот факт, что Центр подминает субъекты Феде­рации под себя, добивается, чтобы они легитимировали «демократиче­ский» центр - не менее жесткий, чем прежний «имперский». Субъекты Федерации хотят и должны иметь гарантию защиты от политиков Центра, с трудом отвыкающих от унитаристского менталитета уходящей эпохи. Совершенно очевидно, что объем самостоятельных полномочий субъектов Федерации, пределы и формы той властной деятельности, в которую не могут вторгаться федеральные органы власти и управления - не столько юридическая, сколько политическая проблема, ставшая камнем преткно­вения в отношениях федерального центра с республиками и целыми ре­гионами.

Когда политики, ратующие за укрепление единства России, вразнос критикуют Конституцию Российской Федерации, Конституции республик в ее составе, процесс подписания договоров между Центром и субъектами Федерации, они извращают суть федерализма. Их требование создания симметричной федерации невыполнимо, да и сам принцип правовой сим­метрии недостаточен для обеспечения жизнеспособности федерации. С одной стороны Конституция России исходит из того, что все субъекты Федерации равноправны. С другой, - она определяет республики госу­дарствами. Стремление игнорировать объективные факторы путем искус­ственного выравнивания правового статуса всех частей федерации прино­сит только вред. Учет национального и регионального факторов - необхо­димое требование демократического устройства любого государства, неза­висимо от размера национальных групп, проживающих а нем.

Особые права республик естественны и уместны для нашей асим­метричной федерации. Признание особого статуса республик в составе Российской Федерации связано с признанием их исключительных полно­мочий в определенных сферах, в первую очередь в проведении демогра­фической и культурной политики. В этом случае руководство республики обязывается учитывать и может учитывать реальные интересы конкретной этнокультурной группы, а также представляет в ее распоряжение набор средств, необходимых для обеспечения этнической сохранности и даже


для проведения антнассимиляционных мер на территории республики. Федерализм для россиян пока не стал нормативным принципом, хотя все политики призывают их следовать ценностям демократического плюра­лизма. Демократия порождается компромиссами и сама порождает четкие легальные структуры политической жизни. Демократия диктует установку на диалог, рациональное понимание каждым участником политической игры своего «интереса», стремление разумно сочетать его с интересами других. Политика - это искусство приобретения всего, что только можно получить с помощью посредничества и компромисса на благо той заинте­ресованной группы, которую вы представляете. Компромисс - это не толь­ко самодостаточный политический идеал, но еще и весьма существенное отличительное свойство демократии как формы правления.

Федеративное государство базируется на гарантии суверенности субъектов Федерации для самостоятельного решения ими вопросов в рам­ках своей компетенции. Проблема баланса власти Центра и субъектов Фе­дерации находит выражение в разграничении полномочий между ними и решается путем закрепления предметов исключительного ведения и пол­номочий Федерации, сферы общих предметов ведения Федерации и субъ­ектов и исключительных предметов ведения и полномочий субъектов Фе­дерации.

Федеративные структуры необходимы для проведения в жизнь принципов демократии и защиты прав человека, но, как и другие социаль­ные институты, автоматически они не работают. Жизнь ставит целый ряд серьезных вопросов: какие механизмы нужны на федеральном уровне, , чтобы обеспечить соблюдение демократических принципов в каждом субъекте Федерации? Какими должны быть административные структуры, чтобы существовали не просто местные и региональные органы управле­ния, но реальная демократия на местах и в регионах?

Проблем много. В данном случае можно отметить лишь три кон­кретных вопроса. Прежде всего, это вопрос о разделении властных полно­мочий и ответственности между Центром и субъектами Федерации. Вто­рой вопрос - регулирование конфликтов, касающихся властных полномо­чий, третий - способы и пределы администрирования в федеративном го­сударстве. Сама Конституция Российской Федерации предусматривает со­стязательность между тремя источниками власти: собственно Конституци­ей, Федеративным договором и соглашениями или договорами, которые могут заключаться между Федерацией, с одной стороны, и отдельными ее субъектами, - с другой. Существенной частью современного федерализма является отсутствие у Центра монополии на формирование федеральных законов.


Это очень важная черта федеративного устройства, общий прин­цип политического порядка, именуемого демократическим: любой орган, наделенный властью, должен признавать властные полномочия других ор­ганов и считаться с этими полномочиями.

Вторая проблема - разрешение споров и конфликтов между Феде­рацией и ее субъектами. На вопрос - должны ли их споры о полномочиях и компетенции сторон представляться для разбирательства в Конституцион­ный суд или разрешаться совместными усилиями сторон в ходе консуль­таций, переговоров, в том числе и с участием посредников? - можно от­ветить, что на практике сложилась некая смесь переговорных и судебных процедур разрешения споров - и это правильно, поскольку уменьшает опасность придания Конституционному суду роли политической дубинки.

Последняя проблема касается исполнения законов, проведения их в жизнь. Это вопрос единства исполнительной власти, предусмотренный статьей 72 Конституции Российской Федерации, которая гласит: органы федеральной исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Федерации составляют единую систему исполнительной власти Российской Федерации. Нельзя сейчас предсказать, к чему этот конститу­ционный принцип «единства» приведет в будущем. Памятуя о прошлом, можно предположить, что легче всего сформировать структуру, при кото­рой федеральные органы исполнительной власти будут стремиться к «то­тальному» присутствию во всех регионах Российской Федерации и в ре­зультате возникнет дорогостоящая система «двоевластия», чреватая дуб­лированием административных функций и конфликтами по вопросам компетенции. К сожалению, в России заметна тенденция вмешательства органов федеральной исполнительной власти в деятельность любых орга­нов исполнительной власти, что влечет за собой риск нарушения само­стоятельности субъектов Федерации.

Пункт 3 статьи 11 Конституции Российской Федерации, указываю­щий в числе регуляторов разграничения предметов ведения и полномочий Конституцию, Федеративный договор и «иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий», входит в главу I «Основы конституци­онного строя», положениям которой не могут противоречить положения других частей Конституции, федеральные и иные законы Российской Фе­дерации. Поскольку разграничивать можно лишь те предметы ведения, которые имеются у сторон договорного процесса, договоры могут изме­нять положения статей 71 и 72 Конституции Российской Федерации. Вот почему перевод отдельных вопросов из содержания статьи 71 в совмест­ное ведение, а из статьи 72 в ведение субъекта Федерации является вполне конституционным актом в случае, если нет нарушений основ конституци-


онного строя России. Договоры органов власти Федерации и органов вла­сти ее субъектов - своеобразные дополнения к Конституции Российской Федерации, непосредственно определяющие механизм ее реализации в субъектах Федерации и имеющие верховенство перед федеральными зако­нами. Недопустимо регулировать текущим законодательством содержание подобных договоров и заявлять, что Конституция России не действует или нарушается в сфере действия двусторонних договоров, ибо последние яв­ляются одним из предусмотренных механизмов ее реализации,

Процесс создания в России новой демократической Федерации толь­ко начинается и совершенствование Конституций Федерации и ее субъек­тов можно уподобить улице с двухсторонним движением, на которой все соблюдают принцип взаимной вежливости. Только учет специфики каж­дого субъекта Федерации, уважение к скрепляющим Федерацию догово­рам и соглашениям позволят построить в России реальное федеративное государство, основанное на согласии всех входящих в Федерацию субъек­тов. В принятых на федеральном уровне нормативных правовых актах должны быть ссылки на возможность регулирования их с учетом местных условий законами субъектов Федерации. Ранее принятые законы субъек­тов Федерации должны учитываться в федеральном законодательстве. У субъектов Федерации должно быть право не применять на своей террито­рии неудобное им решение большинства, не препятствуя его применению на территориях тех субъектов Федерации, которые с ним согласны и за него проголосовали. Это ограниченное вето не срывает принятия общего решения, но препятствует его применению вопреки воле субъекта Федера­ции на его территории.


ИЗ ИСТОРИИ ПОДГОТОВКИ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

З.И Еникеев,

Председатель Комитета Законодательной палаты Государственного Собрания Республики Башкортостан

Сразу же после принятия Декларации о государственном суверени­тете уже 13 октября 1990 года Верховный Совет Башкирской ССР образо­вал Конституционную комиссию. В состав Комиссии входили народные депутаты Башкирской ССР, руководители республиканского ранга и уче­ные-юристы. Председателем Конституционной комиссии был избран Председатель Верховного Совета М.Рахимов. Им же в октябре 1990 года было издано распоряжение «О мерах по обеспечению работы над проек­том Конституции Башкирской ССР». Согласно распоряжению для работы по проекту Конституции и выработки концепций были сформированы ра­бочие группы по следующим направлениям: «Общие положения Консти­туционного строя Башкирской ССР», «Права человека и их гарантии», «Государственное устройство Башкирской ССР, ее место в системе социа­листических республик», «Высшие и центральные органы Башкирской ССР», «Экономическая система», «Избирательная система. Народный де­путат», «Органы местного самоуправления Башкирской ССР», «Судебно-правовая система Башкирской ССР», «Государственные символы и столи­ца Башкирской ССР». Для непосредственной работы в целом над текстом Конституции была образована общая рабочая группа Конституционной комиссии в составе 6 человек из числа юристов.

Для работы по учету предложений, замечаний и дополнений по про­екту Конституции, обеспечения деятельности Конституционной комиссии Секретариату Верховного Совета Башкирской ССР было поручено обра­зовать организационно-аналитическую группу по следующей структуре:

а) организационного обеспечения - 3 человека;

б) первичной обработки поступающих предложений - 3 человека. Секретариату с участием Министерства юстиции республики было поручено создать группу юридической и стилистической обработки про­екта Конституции Башкирской ССР. Однако названные группы не были созданы и работу над текстом Конституции провели члены Общей рабочей группы Конституционной комиссии и специалисты Отдела по вопросам


законодательства и правопорядка Секретариата Верховного Совета Баш­кирской ССР.

28 ноября 1990 года состоялось организационное заседание Консти­туционной комиссии, на котором были утверждены концепция, структура проекта Конституции, план работы Конституционной комиссии и ее рабо­чих групп. Был избран Ответственный секретарь Конституционной комис­сии Республики Башкортостан, который был наделен правом ведения за­седаний Конституционной комиссии Башкирской ССР в период отсутст­вия Председателя.

Работу над текстом проекта Конституции условно можно разделить на следующие этапы. Первый этап - подготовка так называемого «нулево­го варианта» или же предмета для обсуждения. Он был разработан к авгу­сту 1991 года. В частности, был предусмотрен такой архаический, неоп­равдавший себя институт, как Съезд народных депутатов Республики Башкортостан, который избирал Президента и являлся высшим органом государственной власти.

В октябре 1991 года были получены отзывы на проект от субъектов законодательной инициативы. Министерства и ведомства представили свои замечания и пожелания, например, Министерство юстиции Респуб­лики Башкортостан - подробный сравнительный анализ проекта Консти­туции Республики Башкортостан с проектом Конституции Российской Фе­дерации.

На втором этапе подготовки Конституции производились доработки с учетом замечаний и пожеланий. Распад союзного государства в резуль­тате реализации Беловежских соглашений существенно повлиял на Кон­цепцию проекта Конституции.

В марта 1992 года переработанный вариант был одобрен Конститу­ционной комиссией и внесен на рассмотрение Верховного Совета Респуб­лики Башкортостан

Верховный Совет 3 апреля 1992 года принял к сведению тот факт, что Конституционной комиссией подготовлен проект Конституции Рес­публики Башкортостан. Конституционной комиссии было предложено до­работать проект Конституции, после чего опубликовать его в республи­канской печати для всенародного обсуждения. В мае 1992 года на заседа­ниях Конституционной комиссии народные депутаты Республики Башкор­тостан обсудили проект с учетом замечаний и предложений, после чего 9 июня 1992 года его опубликовали на страницах республиканской печати. 15 июня 1992 года проект Конституции был принят в первом чтении.      I

Проект состоял из следующих разделов и глав:

Преамбула


I. Основы конституционного строя Республики Башкортостан П. Основные права» свободы и обязанности человека и гражданина:

I .Общие положения

2.Гражданство

3.Гражданские и политические права граждан

4-Экономические, социальные и культурные права и свободы

5-Гарантии прав и свобод 6. Обязанности.

Ill, Структуры гражданского общества в Республике Башкортостан:

7-Собственность, труд, предпринимательство

8. Общественные объединения

9.Религия и религиозные объединения Ю.Воспитание, образование, наука, культура

II .Семья

12.Средства массовой информации.

IV. Предмет ведения Республики Башкортостан

V. Система государственной власти и местного самоуправления:

13,ВерховныЙ Совет - Меджлис Республики Башкортостан 14.Депутат Верховного Совета Республики Башкортостан 15-Президент Республики Башкортостан

16.Система республиканской исполнительной власти

17.Судебная власть

^.Прокуратура, адвокатура, нотариат

19.0сновы и пределы местного самоуправления

20.Финансы и бюджет

21.Оборона и безопасность

22.Государственная служба

23 .Чрезвычайное положение.

VI. Административно-территориальное устройство Республики Башкор­тостан

VII. Заключительные положения:

24.Атрибуты государственного суверенитета в Республике Башкор­тостан;

25.Вступление в силу и порядок изменения Конституции Республи­ки Башкортостан.

В последующей работе над проектом раздел третий «Структура гра­жданского общества» был существенно переработан. Эти вопросы нашли свое отражение во втором разделе принятой Конституции, где речь идет о правах, свободах и обязанностях человека и гражданина. Раздел четвер­тый - о предметах ведения Республики Башкортостан был трансформиро-


ван в отдельную главу под названием «Республика Башкортостан - суве- -4 ренное государство». Вместо однопалатного Верховного Совета - меджли­се, который являлся высшим представительным и единственным законе- :

дательным органом, действующим на профессиональной основе, было предусмотрено в качестве Парламента двухпалатное Государственное Со-,. брание - Курултай Республики Башкортостан. Полномочия Государствен- • ного Собрания определены исходя из принципа разделения властей. В ча­стности, уточнены контрольные функции Парламента. Для этих целей предусмотрено создание института Комитета парламентского контроля. Если в первоначальном проекте институт омбудсмена был представлен под названием «народного правозащитника», то в новом проекте - «Упол­номоченного Республики Башкортостан по правам человека». Принимая во внимание печальную участь вице-президентов в истории Союза ССР и Российской Федерации, такой институт был исключен из проекта.

Существенно была переработана глава о системе республиканской ;

исполнительной власти. В частности, исключили статью, где речь шла об ;

учреждении Государственного Совета Республики Башкортостан. Госу- :

дарственный Совет был призван вырабатывать рекомендации для Прези­дента Республики Башкортостан по основным направлениям внутренней и внешней политики Республики Башкортостан, обеспечивать взаимодей- :

ствие Президента Республики Башкортостан с государственными органа- \ ми и учреждениями, общественными объединениями, Российской Феде­рацией, другими республиками и государствами.

Главы «Оборона и безопасность», «Государственная служба», ;

«Чрезвычайное положение» были исключены из проекта Конституции.     '•

В целом проект Конституции подвергся существенной переработке с . учетом положений Федеративного договора и Приложения к нему от Рес­публики Башкортостан.

Интересная дискуссия велась на страницах республиканских газет, было опубликовано более 300 различных статей. Эта тема звучала в про­граммах телевидения и радио. Для выявления общественного мнения о . проекте новой Конституции Республики Башкортостан научные сотрудни- . ки Академии наук Республики Башкортостан провели социологические исследования.

Наряду с конкретными письмами, заявлениями и обращениями ча­стных лиц и коллективов, отзывами экспертов-юристов в Конституцион­ную комиссию Республики Башкортостан поступили также альтернатив­ные проекты Конституции республики, подготовленные Татарским обще­ственным центром, Союзом башкирской молодежи Республики Башкорто­стан, творческой группой ученых юристов.


22-24 марта 1992 года в Уфе состоялась республиканская научно-практическая конференция «Проблемы конституционного развития суве­ренной республики». Идеи, высказанные на этой конференции учеными и практиками, оказали существенное влияние на выработку, скажем так, теоретических основ нашей Конституции.

На заседаниях Конституционной комиссии, ее рабочих групп наибо­лее острые дискуссии вызвали положения об основах конституционного строя; правах, свободах и обязанностях граждан; высшем законодательном органе власти республики; о статусе Президента республики; о местном самоуправлении.                                        '-;

В процессе работы была сделана попытка увязать Конституцию с международно-правовыми нормами, четко закрепить международные стандарты в области прав и свобод человека и гражданина. При этом Кон­ституционная комиссия, ее рабочая группа руководствовалась Всеобщей Декларацией прав человека и гражданина.

Много предложений было высказано по разделу, касающемуся прав человека. В частности, они относились к гарантируемым Конституцией правам на труд, образование и охрану здоровья. Учитывая поступившие предложения, статьи Конституции, закрепляющие право граждан на бес­платное пользование широкой сетью государственных учреждений здра­воохранения и бесплатное школьное и профессиональное образование, существенно доработаны.

При рассмотрении проекта Конституции во втором чтении депута­тами и другими субъектами законодательной инициативы было внесено 59 поправок. 31 из них была отклонена, остальные приняты. Так продвигался процесс подготовки Конституции Республики Башкортостан к ее приня­тию 24 декабря 1993 года.


ФИНАНСОВЫЙ ФЕДЕРАЛИЗМ И КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

М.Е-Бугера,

депутат Государственной Думы

Стало общим местом сравнивать систему денежного обращения страны с кровеносной системой организма. На мой взгляд, от частого по­вторения сравнение не стало менее наглядным и хорошо иллюстрирует процессы, происходящие в обществе. Кровь должна поступать в каждую клеточку организма, иначе эта клеточка отмирает, разрастается опухоль, организм ставится под угрозу. Точно так же, если деньги перестают нор­мально поступать в те или иные структуры общества, эти структуры отми­рают или принимают какие-то уродливые формы существования. Вот по­чему говорить сейчас о проблеме финансового федерализма - значит гово­рить о выживании, единстве и целостности Российского государства,

. Но, к сожалению, именно в этой части, в части финансового федера­лизма, в Конституции Российской Федерации заложена даже не мина за­медленного действия, а горящий очаг напряженности. Идет цепная реак­ция и эта бомба может взорваться со всей силой. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в Иван-городе население проводит сбор подписей за прове­дение референдума с целью присоединения к Эстонии. Сахалинцы высту­пают за то, чтобы отдаться Японии в долгосрочную аренду. Известно по­следнее известное заявление Президента Калмыкии К.Илюмжинова о том, что Калмыкия уже на грани того, чтобы перейти в разряд неких ассоции­рованных членов Федерации. Это говорит о том, что проблема финансово­го федерализма настолько обострилась, что переходит в столь уже острую политическую плоскость.

В Конституции Российской Федерации о финансовом федерализме сказано следующее. В той статье, где речь идет о предметах исключитель­ного ведения Федерации, отмечено что финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия - предметы исключитель­ного ведения Федерации, которое не предполагает делегирование феде­ральными органами исполнительной власти неких полномочий органам исполнительной власти субъектов Федерации. По предметам совместного ведения такое делегирование полномочий предусмотрено, а по предметам исключительного ведения Федерации - нет.

Поскольку это предмет исключительного федерального ведения, должны быть структуры и органы, которые это ведение осуществляют,


Это - Центральный банк Российской Федерации, государственная налого­вая служба, Министерство финансов Российской Федерации и таможен­ные органы. Достаточно ли эффективно реализуют они свои функции? На мой взгляд, то, что произошло 17 августа 1998 года, со всей очевидностью доказало - нет. Возьмем хотя бы тот же самый Центральный банк, кото­рый кичился тем, что он, якобы, осуществляет контроль за всеми коммер­ческими банками. Как оказалось - он не знает, что творится даже в круп­нейших московских банках, которые называют системаобразующими. А что уж говорить о региональных банках и сфере денежного обращения в регионах на местах? На мой взгляд, события, последовавшие после 17 ав­густа, со всей очевидностью доказывают, что финансовое регулирование как предмет своего исключительного ведения федеральные органы осуще­ствляют неэффективно, неудовлетворительно.

Чем это объяснить? Эти органы не могут знать и регулировать все, что творится на микроуровне; на уровне отдельного предприятия, на уровне отдельного бюджета или внебюджетного фонда в местном терри­ториальном образовании, А эти процессы на микроуровне, когда прини­мают неконтролируемый характер, могут подорвать любые макроэконо­мические расчеты. Конечно, заниматься макроэкономикой на уровне Цен­тробанка или Пермской фабрики госзнака, печатающей купюры - это ин­тересней, чем влезать во все мелочи конкретного функционирования всех предприятий, всех территориальных образований, но делать это необхо­димо, если мы хотим, чтобы денежное обращение протекало без эксцессов и нежелательных последствий. Совершенно необходимым является деле­гирование части полномочий по финансовому регулированию от феде­ральных органов власти органам власти субъектов Федерации.

То, что это действительно необходимо, я могу подтвердить даже своим практическим опытом пятилетней работы в Верховном Совете Рес­публики Башкортостан, когда мы, видя республиканские местные пробле­мы, готовили конкретные проекты постановлений, указов, законов, помо­гающих эти проблемы решить. Но когда мы приходили к исполнителям -к налоговикам или Национальному банку, они говорили: «Мы живем в республике, проблемы видим, но, к сожалению, если мы вам завизируем эти ваши подготовленные решения, примем, так сказать, к исполнению, мы будем уволены, поскольку вышестоящие органы запрещают подобное взаимодействие с республиканскими органами». Так было сплошь и рядом и каждый раз пробивать необходимые для республики решения в сфере денежного обращения стоило больших усилий. И сейчас все то, что я ска­зал, находясь в сфере каждодневного внимания руководства республики -это в какой-то мере пробило себе дорогу и в ряде важнейших документов,


которые мы называем документами конституционного порядка - наша Конституция и наши Договоры.

Я имею в виду прежде всего четвертый раздел Конституции Респуб­лики Башкортостан, который так и называется «Финансы и бюджет». Хо­тел бы обратить внимание на то, что статьи 149, 152, 154 и 155 Основного Закона республики не только решают некоторые проблемы, стоящие перед нашей республикой и другими субъектами Федерации в сфере денежного обращения, но и закладывают по некоторым из них основы для дальней­шего переговорного процесса.

В уже упоминавшемся другими выступающими Договоре Россий­ской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и орга­нами государственной власти Республики Башкортостан» некоторые по­ложения из четвертого раздела Конституции по сути дела были признаны дегитимными федеральной властью. Соответствующие статьи, например, говорят о том, что республика может образовать и свой Национальный банк в соответствии с отдельным соглашением. Некоторые полномочия, которые входят по Российской Конституции в предметы совместного ве­дения, Договор передал в ведение органов государственной власти рес­публики, т.е. Договор расширяет полномочия республики в реализации этих предметов ведения.

При внесении изменений в Основной Закон России следовало бы уточнить и те статьи, в которых речь идет о предметах ведения Россий­ской Федерации. Может быть на первом этапе предметы ведения Россий­ской Федерации оставить без изменений, - тогда необходимо включить пункт, который бы позволял федеральным органам власти делегировать по этим предметам ведения ряд полномочий субъектам Федерации. Если фе­деральные органы пока не готовы передать эти предметы ведения в совме-стное_ ведение, следовало бы применить какие-то промежуточные форму­лировки. При этом важно учесть опыт нашей республики, да и ряда дру­гих субъектах Федерации, где накоплен определенный опыт по решению каждодневных проблем. Совершенствование взаимодействия федераль­ных органов власти с республиканскими - насущная необходимость, кото­рая позволит предотвратить ряд коллизий и в конечном счете укрепить го­сударственное устройство Федерации в целом.


ПЯТИЛЕТИЕ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИК В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Д. Н. Миронов,

Председатель Конституционного суда, Республика Саха (Якутия)

Республика Башкортостан - старейшая республика в составе Рос­сийской Федерации, За прошедшие десятилетия ее экономика стала по-настоящему многоотраслевой. Обычно указывают, что среди регионов Российской Федерации Башкортостан находится на одном из ведущих мест по объему производственных мощностей.

Но несомненный интерес вызывает и его опыт государственного и правового строительства. Обратимся к характеристике некоторых положе­ний Конституции Республики Башкортостан, имеющих значение и для за­конодательства других республик России.

Действующая Конституция Башкортостана была принята Верхов­ным Советом Республики 24 декабря 1993 года. Это означает, что процесс разработки проекта Конституции республики развивался одновременно с формированием концепции обновленной Российской Федерации как фе­деративного государства.

Конституция Башкортостана разрабатывалась в связи с Федератив­ным договором и Приложением к нему от Республики Башкортостан и в известной степени является выражением принципов этих документов.

Конституция Республики Башкортостан исходит из результатов республиканского референдума 25 октября 1993 года, подтвердившего до­говорный характер отношений Республики и Российской Федерации. Ссылка Конституции на результаты республиканского референдума не ставит под сомнение общую философию отношений Башкортостана и Рос­сии. «В числе важнейших актов нашего государства - принятие в 1993 го­ду новой Конституции республики. Это не урезанная копия Российской Конституции, а подлинный Основной Закон Башкортостана, отражающий его специфические особенности, вобрав в себя мысли и чаяния большин­ства нашего народа, в том числе и принципы, нормы единства с Россией», - подчеркивает Президент республики М.Г.Рахимов.

Конституция утверждает участие Республики Башкортостан в дого­ворном обновлении государственного устройства Российской Федерации на основе добровольности и равноправия. Конституция Республики Баш­кортостан входит в политико-правовую систему, направленную на по-


строение единого конституционного пространства в духе современной ин­терпретации российского федерализма. Конституция Республики Башкор­тостан связана с принципиальными ценностями федеральной Конститу­ции, в том числе в области межнациональных отношений и признания су­веренитета многонационального народа России.

Конституция регулирует широкий круг общественных отношений, также некоторые стороны федерализма. Согласно статье 5 Конституции республики законы Российской Федерации, принятые тто вопросам, добро­вольно переданным в ее ведение, обязательны на территории республики. Объясняя это положение. Основной Закон республики делает ссылку на процесс обновления Российской Федерации. Конструированная в этой связи норма гласит: «Отношения Республики Башкортостан и Российской Федерации определяются Договором об основах межгосударственных от­ношений Российской Федерации и Республики Башкортостан, другими двусторонними договорами и соглашениями».

Таким образом Конституция Республики Башкортостан воспроиз­водит правовое пространство, основанное на Федеративном договоре и ут­верждает единство России и Башкортостана.

Многие исследования конституционно-правового статуса респуб­лик в составе Российской Федерации все еще зациклены на утверждении о том, что к республикам в составе России термин «государство» не приме­ним. «Является ли республика государством по существу?» - спрашивает советник Министерства юстиции России Т.Э.Шуберт и отвечает:

«...использование термина «государство» в отношении республик невер­но» (Журнал российского права. 1997. №4. С.49). Юридическая несостоя­тельность этого очевидна.

Конституция Российской Федерации закрепила: суверенитет ее распространяется на всю территорию страны. Субъекты Федерации не вправе выходить из состава России. Но согласно федеральному Основному Закону конституционно-правовой статус республики устанавливается Конституциями России и самой республики.

Конституция Республики Башкортостан исходит из широкого по­нимания конституционно-правового статуса республики, закрепляет ее го­сударственную природу. Одновременно Конституция устанавливает осно­вы статуса республики в сфере хозяйственно-финансовых отношений.

Конституция Республики Башкортостан признает многоукладную экономику, а государство должно осуществлять защиту всех форм собст­венности. Не допускается принудительное, без компенсации, отчуждение собственности. Конституция гарантирует существование частной собст­венности, но оговаривает, что она не может осуществляться в ущерб об-


-щественным интересам. Провозглашается социальная ответственность собственника средств производства перед обществом. Любая собствен-.ность должна выполнять общественно полезные функции.

Обеспечивая вступление республики в условия рыночных отноше­ний, государство сохраняет за собой право регулировать экономику и со­циальное производство.

Оно выступает собственником известного комплекса имуществен­ных объектов. В его собственности находятся имущество государственных предприятий, учреждений и организаций, культурные и исторические ценности, средства бюджета, банки, валютный и иные фонды. Состав соб­ственности республики определяется ее задачами как социального госу­дарства. В собственности республики могут быть средства производства, транспорта, связи, информатики и топливно-энергетического комплекса. Земля, недра, природные богатства, другие ресурсы на территории Рес­публики Башкортостан провозглашаются достоянием (собственностью) ее многонационального народа.

Вопросы финансов и бюджета в Конституции регулируются в статьях 148-155 (четвертый раздел). Закреплено, что республика проводит единую бюджетно- финансовую, налоговую, денежно-кредитную, валют­ную и ценовую политику, скоординированную соответствующей полити­кой Российской Федерации на договорной основе.

В чем смысл конституционных норм о статусе республики? Рес­публика Башкортостан имеет с Российской Федерацией договорно-конституционные отношения, являясь суверенным государством в составе Российской Федерации. Публично-правовой статус республики рассмат­ривается в связи с демократическим развитием Федерации. Если сказать кратко о второй стороне статуса республики, то она связана с ее экономи­ческим положением, отражает ее социальные обязательства и выражает связанность республики с социальными притязаниями населения, имею­щими исторические основы. Республика связана с правом народа на само­определение.

Оживление законотворчества субъектов Российской Федерации воспринимают в науке по-разному. По этому поводу одни авторы выска­зываются весьма сдержанно, другие видят в нем продолжение действия общей закономерности, связанной с крупными переменами, происходя­щими в структуре российского законодательства.

Законодательство республик развивается наиболее интенсивно, об­ладает несомненным качественным своеобразием и выполняет не только общие, присущие всей правовой системе страны функции, но и вполне


специфические задачи, проистекающие из национально-этнических и на­ционально-государственных отношений.

Республики отличаются друг от друга по размерам территории, численности населения, по национальному и культурно-конфес­сиональному составу. Вступая в рынок, они имели разные стартовые усло­вия. Исследователи отмечают большой разрыв между ними по экономиче­скому потенциалу, темпам переустройства народного хозяйства и уровню жизни населения.

В развитии законодательства республик Башкортостан занимает ведущее положение. В настоящее время в республике принято 16 кодек­сов, более 350 законов и большое число нормативных постановлений представительного органа. Целенаправленно развивается указное нормо-творчество. Большую роль играют нормативные правовые акты Прави­тельства, министерств, ведомств, а также местных органов. В Башкорто­стане предприняты важные издания нормативного материала, Республика Башкортостан, судя по всему, увеличение объема законотворчества соче­тает с необходимостью повышения его научной обоснованности и форми­рования правовой системы.

Конституция Республики Башкортостан достаточно четко и широко определяет предметы своего правового регулирования. Согласно статье 127 в него входят: а) отношения, связанные с организацией и деятельно­стью органов государственной власти и местного самоуправления, прав и свобод граждан; б) отношения, связанные с формированием и расходова­нием бюджетов, действующих на территории республики; в) .отношения имущественного характера и отношения, связанные с регулированием экономики и с определением функционирования социальных институтов;

г) отношения, обеспечивающие рациональное использование и надежную охрану природной среды; д) уголовное, процессуальное и правоисполни-тельное законодательство; е) международные и межреспубликанские до­говоры и соглашения.

Таким образом Конституция Республики Башкортостан четко ис­пользует термины «законодательство» и «правовая система», связывая их с правотворческими возможностями республики.

Изучение опыта законодательной деятельности Парламента Баш­кортостана показывает, что в республике некоторые отрасли законода­тельства приняли явную определенность, о чем кстати свидетельствует по­становка вопроса об издании Свода законов республики. Процесс породил идею об отраслях республиканской правовой системы. Так, в Республике Башкортостан входит в обиход понятие «конституционное право». Хоро­шими темпами развивается природоохранительное, земельное законода-


тельство. Намечается становление административного, жилищного, трудо­вого, семейного законодательства.

Республики в составе Российской Федерации по праву выполняют задачи, связанные с самоопределением народов. Некоторые республики при этом осуществляют достаточно разностороннее правовое регулирова­ние, включая и вопросы из области прав коренных малочисленных наро­дов.

Права коренных малочисленных народов гарантируются Россий­ской Конституцией (статья 69) в соответствии с общепризнанными прин­ципами и нормами международного права и международными договорами России. Право народов на самоопределение фиксируется в преамбуле Конституции России и закрепляется в качестве принципа федеративного устройства в статье 5.

Подчеркнем, что согласно статье 69 Основного Закона Республика Башкортостан образована в результате реализации права башкирской на­ции на самоопределение. В связи с этим можно было подумать, что лица башкирской национальности могут надеяться на законодательное установ­ление льгот для их развития. Однако республиканский законодатель не пошел на сужение своих возможностей. «Национальное» законодательство не получило развития. Немногочисленные самоопределенческие по на­правленности правовые нормы только кое-где вкраплены в некоторые за­конодательные акты, не образуя даже этноправового института.

Специалисты указывают, что в Башкортостане бережно сохраняют­ся толерантность и дружба народов .

Механизм межэтнической адаптации охраняется республикой. Конституция закрепляет, что республика защищает интересы всего много­национального народа.

Башкортостан, будучи национальной республикой, не пошел по пу­ти создания правовых предпочтений ни для представителей титульного народа ни на закрепление коллективных прав самоопределившейся нации. Подлинной основой его правотворчества являются права человека.

Выводы следующие.

Конституция Республики Башкортостан делает значительный упор на качественное обновление Российской Федерации и на положения Фе­деративного договора.

Конституция Республики Башкортостан регламентирует конститу­ционно- правовой статус республики комплексно, включая в его состав не только традиционные вопросы публично-правового положения республи­ки (население, территория и власть), но и отношения бюджета, финансов, земли, природных ресурсов, собственности и налогов.


Законодательство Башкортостана учитывает необходимость вы­полнения республикой ее социальных обязательств перед населением и поэтому ориентировано на реализацию концепции социального государст­ва; в этом плане оно находится в поле интересов других республик.

Республика Башкортостан не связывает свое правотворчество с не­обходимостью формирования национального права, а имеет в виду созда­ние регионального законодательства, основанного на концепции прав че­ловека.

В системе правотворчества Республики Башкортостан используют­ся разнообразные правовые формы, значительная часть которых могла бы быть представлена в законотворческой деятельности других республик.

Становится все более очевидным, что глубокое и результативное преобразование России с сохранением ее исторических приверженностей во многом зависит от построения сильного федеративного государства, В условиях правовой анемии и беспомощности субъектов Российской Феде­рации эта цель не может быть достигнута. В свете этого становится ясным стремление Башкортостана утверждать свою правовую базу, призванную способствовать его становлению как демократического правового госу­дарства, что является вкладом в российское федеративное единство и ук­репляет государственность России.


НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

В.К.Са мигу длин,

зав. кафедрой юридического факультета БашГУ

Представляется, что необходимо начать с понятия «конституциона­лизм». Действительно, оно становится одним из центральных понятий правоведения и государствоведения. Этим понятием, прежде всего, охва­тывается область идей, представлений о государственном обустройстве общества, о конституционных основах государственной власти. Далее, это понятие включает в свое содержание конституционное законодательство, т.е. часть позитивного права. Кроме того, конституционализм охватывает круг проблем, связанных с реализацией действующего конституционного законодательства. Таким образом, конституционализм - сложное понятие. Оно состоит по меньшей мере из трех содержательно непростых элемен­тов. С точки зрения и теории и практики важно установить оптимальное соотношение между ними, проанализировать их состояние, структуру, ди­намику.

Анализ конституционного законодательства Башкортостана приво­дит к выводу, что здесь немало интересных положений (норм), заслужи­вающих самого серьезного изучения. Вместе с тем это законодательство не свободно от внутренних противоречий, пробелов. Кроме того, респуб­ликанское конституционное законодательство в некоторых своих сторонах (частях) несогласованно с федеральным конституционным законодатель­ством. А это создает значительные сложности для право применителя. Как достойно выйти из этой непростой ситуации? Думается, без известных теоретических изысканий, учитывающих данные практики, не обойтись.

Как ни странно, актуализируется вопрос о понятии «конституция». В самом деле, чему следовать - придерживаться ли в этом вопросе позиции Фердинанда Лассаля или точки зрения Е.В. Спекторского?

Ф.Лассаль считал, что настоящая конституция - это действительное отношение общественных сил; надо создавать не вымышленную писаную конституцию, а заняться устройством конституции действительной; во­прос о конституции есть прежде всего вопрос силы, а не права; писаная конституция только тогда имеет значение и долговечность, когда является точным отражением этого соотношения. Е.В.Спекторский утверждал об­ратное. По его мнению, конституция - это ни то, о чем говорит Лассаль и его последователи, а нечто такое, что необходимо для всех, подобно про­свещению и другим благам культуры. «И вот конституционным государ"


ством является такое, где власть не только организована, но еще и ограни­чена, и притом не фактически только, а юридически или правомерно, ог­раничена же она ничем другим, как признанием за населением публичных прав или политической свободы. Осуществляя эти права, население пре­вращается из управляемых подданных в самоуправляющихся граждан. Со­вокупность таких ограничений образуют конституцию данной страны, ... ту, о которой учат юристы и для которой право выше факта». Е.В. Спек-торский был убежден в том, что «хорошая конституция - это все равно, что хорошие пути сообщения, все партии, при всей своей борьбе по другим вопросам и могут и должны сойтись на вопросе о конституции, ибо она гарантирует общечеловеческие блага" свободу и порядок».

Многие считают, что Конституция Республики Башкортостан - Ос­новной Закон демократического правового государства. Иначе говоря, признается, что понятие «конституция» и понятие «основной закон» - си­нонимы, а современная Республики Башкортостан - это уже демократиче­ское правовое государство.

При нестрогом рассмотрении вопроса такой подход едва ли может вызвать особые возражения. Однако, если начать вникать в юридические тонкости (детали), вырисовывается несколько иная картина, Если вчитать­ся в текст принятых законов (а их число внушительно, принято около 300 законов, в числе которых 16 кодексов), то получается, что Конституция нашей республики - это не только конституционный закон, содержащий основополагающие принципы и нормы об организации власти в республи­ке, но и ряд законов, которые призваны конкретизировать и детализиро- , вать вышеназванный закон. Следовательно, если желать улучшения дейст­вующей Конституции республики в целях более полного раскрытия ее гу­манистического, демократического потенциала, нужно позаботиться о «юридической чистоте» всей системы законов в органическом единстве дают завершенную юридическую Конституцию Башкортостана.

Устремления многих направлены сегодня на то, чтобы сложить сильное государство. Но возможно ли государство в государстве? Допус­тим, что возможно, если придерживаться, скажем, концепции двойного суверенитета. Тогда, какое государство в республике мы намерены полу­чить? К чему придем, если государство будет сильным, но неразумным? Не слишком ли мы заняты «собственно» государственной проблематикой. Ведь если вдуматься, то государство все же вторично. Первично общест­во. Если во главу угла поставить потребности и интересы человека и граж­данина, то, думается, самое время позаботиться о развитии структур граж­данского общества. А гражданское общество - это, прежде всего, свобод­ный гражданин - патриот края и отчизны, частная собственность, пред­принимательство, свободный труд, семья, политический, экономический, идеологический плюрализм, свободные средства массовой информации


(СМИ), местное самоуправление. Без гражданского общества немыслимо правовое государство. Однако и в Башкортостане и в Российской Федера­ции в целом многие институты гражданского общества пока слабо развиты или не развиты вовсе,

Сегодня - все федералисты. Слово «унитаризм» часто используется в уничижительном смысле. Если быть объективным, оказывается, что в тео­ретическом и практическом отношениях понятие «федеративное государ­ство» и понятие «унитарное государство» равноценны. Иногда может быть хороша федерация, а иногда - уния (унитарное государство). Но при неко­торых условиях как федерация, так и уния могут испытывать сложности в развитии. Значит, дело не в понятиях, а в условиях жизнедеятельности че­ловека, общества и государства.

России, видимо, определено судьбой быть федерацией. Но федера­ция - это сложное понятие и образование. Какой федерацией является и должна быть Россия? В Башкортостане немало сторонников договорной и асимметричной федерации. Действительно, современная Россия в значи­тельной степени такова, то есть в принципе договорная и асимметричная. Но так ли должно быть, если заботиться об удовлетворении насущных по­требностей и интересов человека и гражданина, безопасности общества, устойчивом функционировании государства в режиме свободы и демокра­тии? Достоинства любой модели федерации общественным сознанием должным образом не оценены.

В действующей Конституции Башкортостана (статья 126) преду­смотрено, что республики имеет свою систему законодательства. Сама по себе эта идея достаточно конструктивна. Во всяком случае согласно Кон­ституции Российской Федерации (статьи 4, 5, 15 и др.) в пределах единой отечественной правовой системы возможно развитие двух уровней зако­нодательства: общефедерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации, исходя из принципа конститу­ционной законности, не допускает юридической противоречивости зако­нодательства ни на одном из его уровней. С точки зрения права недопус­тимы юридические противоречия и между разноуровневыми законами и иными нормативными правовыми актами. В случае же фактического про­тиворечия между федеральным законом и иным нормативным правовым актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (часть 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации). Если же имеет место фактическое противоречие между федеральным законом и норма­тивным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в пределах компетенции последней, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации (часть 6 статьи 76 Конституции Россий­ской Федерации),


Таким образом проблема юридически непротиворечивого развития законодательства в условиях действующей Федеральной Конституции вроде бы решена. Однако в процессе реальной законотворческой деятель­ности возникает масса проблем. Чтобы уже на самых ранних стадиях рес­публиканского законотворчества исключить возможность принятия юри­дически ущербных законов, на наш взгляд, важно придерживаться прин­ципов согласованного законотворчества, принципа «не навреди!», прин­ципов непротиворечивости, дополнительности.

Сейчас уже признают возможность и необходимость внесения из­менений и дополнений в действующую Конституцию Республики Башкор­тостан. Однако здесь нужно ответить по меньшей мере на следующие во­просы. В какие главы, статьи основного текста республиканской Консти­туции нужно вносить изменения и дополнения? Какими эти изменения и дополнения должны быть по своему содержанию и характеру? Корректно ли поднимать вопрос о внесении изменений и дополнений в Конституцию, когда целый ряд законов, предусмотренных в основном тексте республи­канской Конституции, не принят?

Вопросы эти непростые. Нельзя превращать республиканскую Кон­ституцию в заложника политических страстей и эмоций. Во всяком случае, если изменения и дополнения, вносимые в статьи четырех разделов Кон­ституции Республики Башкортостан (разделы второй, третий, четвертый, пятый) не представляют особой опасности для установленного республике демократического конституционного строя, то принятие поправки хотя бы к одной статье раздела первого и раздела шестого основного текста рес­публиканской Конституции грозит серьезными изменениями государства вообще.

Каков же вывод из всего изложенного?

Действующая республиканская Конституция заслуживает в целом положительной оценки. Однако даже очень хорошая вещь может быть улучшена. Следовательно, в принципе сложившееся на сегодня в респуб­лике конституционное законодательство может и должна совершенство­ваться, но предельно осторожно. Очень важно добиват&ся того, чтобы конституционно-правовая активность на уровне республики не нарушала отечественной правовой системы, общефедерального правового поля, а обеспечивала органичное единство всего федерального конституционно-правового массива, вела к согласованному развитию и действию Консти­туции Российской Федерации и Конституции Республики Башкортостан.


КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН-ПРАВОВАЯ ОСНОВА СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

С.Н.Лаврентьев,

проректор Академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан

Время принятия Конституции Республики Башкортостан (декабрь 1993 года), конечно, не могло не оказать своего влияния на ее содержание.

Конституция задумывалась как программа государственно-политического развития Башкортостана. Основной Закон определил кон­туры будущего гражданского общества в республике, его политические и социальные ценности. В этом смысле Конституция представляет собой программный документ для будущего гражданского общества Башкорто­стана, в ней заложены его идейно-политические, философские, доктри-нальные принципы.

Целью Конституции республики является свободное демократиче­ское общество, в центре которого - человек, его интересы и права, его ох­раняемая законом достойная жизнь. Это общество, которое освободилась от догм и кошмаров тоталитаризма, изжило из себя диктат партийной идеологии. Это общество, в котором сам человек является стержнем эко­номической, социальной и политической жизни.

Основой гражданского общества является человек и условия, созда­ваемые государством для реализации его конструктивно-созидательной сущности.

Конституция Республики Башкортостан - это Конституция независи­мого правосудия, которое должно противостоять произволу, защитить права и свободы человека, обеспечить верховенство и непререкаемость за­конов, что является главной и определяющей чертой правового государст­ва, возникающего и сохраняющегося только в условиях существования ус­тойчивого гражданского общества.

Достижение состояния гражданского общества означает наделение людей, независимо от их национальности и пола, религиозной принадлеж­ности, цвета кожи, их общественных интересов и политических предпоч­тений, одинаковыми основными правами - как правами человека, такими, как неприкосновенность личности и свобода слова, так и гражданскими правами на участие граждан в политической и общественной жизни, на равные условия на рынке труда, а также правом на собственную культуру.


Гражданское общество определяет в практическом, почти юридическом

плане, - это декларировано в Конституции Республики Башкортостан, - все то общее, что присуще всем людям, чтобы затем дать им свободу быть разными.                                                 '

Конечно, в Конституции Республики Башкортостан все статьи не могли быть детализированы, особенно если учесть, что республика, как и страна в целом, до сих пор находится в состоянии системного реформиро­вания, затрагивающего экономику, общественную жизнь, политические институты.

Следует обратить внимание на различия между развитыми демокра­тиями, где правовое государство и гражданское общество уже сложились, и странами, в которых демократический процесс находится на стадии ста­новления. Нормальный конституционный процесс исходит из того, что система уже существует и общество должно лишь повышать ее эффектив­ность. Существенно отличается конституционный процесс в модернизи­рующемся обществе: старая традиционная система неприемлема, а новая может быть уже конституирована, но еще не в состоянии работать эффек­тивно и целостно.

В этих условиях неизбежно возникновение напряжения между кон­ституционным идеалом и реальной практикой правового регулирования:

Конституция в этих условиях является не столько фиксацией реального положения вещей, сколько программой предстоящих изменений, а также масштабом их социальных возможностей.

Конституция Республики Башкортостан прописывает условия само­стоятельности гражданского общества, которая проявляется в деятельно­сти политических партий, движений, групп интересов, в экстремальной активности населения.

Республиканская форма проявления с наличием института прези­дентской власти положительно воспринимается подавляющим большин­ством населения. При этом основная масса населения (46 процентов оп­рошенных) считает, что Республика Башкортостан должна развиваться в составе Российской Федерации. За возвращение к прежнему состоянию -автономии в составе восстановленного СССР - высказываются 28 процен­тов респондентов, 24 процента опрошенных считают необходимым дове­сти республику до полной независимости.

Позиция населения относительно экономических основ государст­венности также вполне ясна. Абсолютное большинство населения расце­нивает переход к рынку как неизбежный путь развития общества. Против­ников этого процесса примерно 13 процентов.


Как показывают многочисленные социологические исследования, судебная власть не воспринимается как политическая сила.

Исторически в нашей стране, и наша республика не является исклю­чением, сложился психологический стереотип на уровне ментальности - в силу закона люди не всегда верят.

Республиканские средства массовой информации не воспринимают­ся как «четвертая власть». Их роль в политическом процессе ритуальна и вторична. Только Башкирское телевидение оказывает определенное влия­ние на население сельских районов республики и на людей с высшим об­разованием. В этом отношении роль «OPT», «FTP», «HTB» гораздо выше.

Политические партии в Башкортостане до сего дня находятся на стадии становления и реорганизации. И хотя в Башкортостане принят за­кон о политических партиях, политические процессы в республике пока­зывают, что возможности их самостоятельного развития и превращения в авторитетные и влиятельные силы в общественной жизни региона доста­точно ограничены. Без серьезной поддержки государства становление оп­тимальной многопартийной системы будет продолжаться еще долго.

В настоящее время небольшая часть населения не только осознает необходимость становления гражданского общества, но и более того гото­ва формировать его структуры и элементы. На основании данных социо­логии от 10 до 15 процентов населения можно считать сторонниками по­литической культуры участия. Еще около 20-30 процентов населения в той или иной степени в своем политическом поведении демонстрируют элементы культуры участия, но вместе с тем у них достаточно сильны сте­реотипы культуры подчинения. Это слой переходной стадии.

Традиционное политическое поведение демонстрирует 60-70 про­центов населения. Это люди, не готовые на сегодняшний день к жизни в открытом обществе. Культура подчинения кажется им вполне естествен­ной при том образе жизни, который они ведут.

Каков дальнейший путь конституционного развития? Главное сего­дня - полностью использовать заключенный в Конституции Республики Башкортостан демократический потенциал в процессе дальнейшего зако­нотворчества.


РОССИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ И РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

А.Г.Хабибулин,

судья Конституционного суда Республики Башкортостан

Принятие Конституции Башкортостана способствовало не только развитию государственности самой республики, но и становлению россий­ского федерализма, обретению российским государством качеств и свойств реальной, действительной федерации. Провозглашение в Консти­туции России федеративного устройства в качестве одной из основопола­гающих характеристик государства предполагало наполнение данной дек­ларации реальным содержанием. В начале 90-х годов это было скорее ори­ентиром для дальнейшего государственного строительства, неким идеа­лом, к которому предполагалось двигаться, чем констатацией реального положения вещей. Федерализм еще предстояло строить, причем практиче­ски на пустом месте, на руинах жестко унитарного на протяжении всей своей многовековой истории государства с имперскими государственными и политическими институтами, традициями и ментальностью.

Российская империя, хотя и допускала особый статус некоторых территорий в ее составе, тем не менее была унитарным государством. РСФСР также, хотя и именовалась федерацией, но на деле не отвечала признакам, присущим действительно федеративному государству. Вскоре после окончания гражданской войны, в процессе нарастания антидемокра­тических тенденций в советском государстве, были ликвидированы и по­следние элементы сколь либо реальной автономии территорий в ее соста­ве. Здесь отсутствовали важнейшие и общепризнанные признаки федера­лизма, такие, как делегирование полномочий снизу вверх, от субъектов Центру, а также обладание субъектами реальными и охраняемыми зако­ном правами, что позволяло бы говорить об их реальной государственно­сти. К тому же, те скромные права, которыми обладали республики и иные регионы в ее составе, были сугубо фиктивными и в условиях царившего тогда в обществе правового нигилизма реально никем и никогда не вос-требовались, да и не могли востребоваться. Отсутствовал сам механизм их реализации. В силу этого они были лишь ширмой для унитарного по своей природе государства, скрывая всесильную власть Центра. Существовали лишь некоторые, чисто внешние атрибуты государственности, но не ре­альная государственность субъектов в любой из ее форм, пусть даже и са­мых слабых.


К моменту провозглашения федерализма в России практически все ее субъекты, за редким исключением, не обладали прежде государствен­ностью и не имели опыта собственного государственного строительства и традиций сколь-либо продолжительного самостоятельного существования. В силу этого отсутствовали исторический опыт государственного состоя­ния, традиции законотворчества, национально-государственное сознание у ее субъектов. Так, недолгое существование Башкирской республики в ус' ловиях гражданской войны до ее вхождения в состав РСФСР вряд ли сле­дует считать достаточным опытом государственного существования. И это также является своего рода «детской болезнью», которая усложняет ста­новление подлинного федерализма и порождает проблемы. Страна еще не вполне прошла весь тот необходимый и трудный путь болезненных проб и ошибок, обретения собственного опыта и определенных традиций, нара­ботки алгоритмов разрешения проблем и отработки политических техно­логий, которые и позволяют говорить о реальном федерализме.

В этом, вероятно, и заключается содержание и основное значение столь болезненно воспринимаемого многими исследователями и публич­ными политиками России процесса развития государственности субъектов Федерации, особенно республик в ее составе. Вот почему принятие Баш­кортостаном Конституции вряд ли правомерно расценивать как проявле­ние центробежных процессов, опасных для единства страны. Напротив, это явилось проявлением процесса становления подлинной Федерации, основывающейся не на насилии и принуждении, дисциплине страха и ав­торитарных методах управления, как это было в прошлом, а на сильных институтах государственности и в Центре и в субъектах, четком разграни­чении и взаимном уважении прав и полномочий друг друга, осознании общности исторической судьбы и геополитического пространства, единст-ва общенациональных и региональных интересов.

Принятие Конституции Башкортостана, заложившей правовые осно­вы для создания реальной и эффективной государственности в республике, означало движение к становлению сильного федеративного Российского государства. Наличие собственного законодательства, в том числе и кон­ституционного, функционирование наделенных легитимными властными полномочиями органов государственной власти республики отнюдь не предполагает ослабления и тем более распада государственности России. Это свидетельствовало лишь о переходе Российского государства в новое качество, появлении федерализма как правовой и политической реально­сти, Следствием повышения статуса ее субъектов стал отказ от прежней, единой для всей территории государства вертикали государственного управления, жестко иерархизированной и соподчиненной. В настоящее время мы переживаем противоречивый и болезненный процесс создания


принципиально новой для России системы государственного управления, предполагающей гармоничное сочетание федеральной государственной власти с сильной государственностью ее субъектов. Оба эти элемента не находятся в конфронтационном противоборстве, а напротив, дополняют и ззаимообогащают друг друга, способствуют большей эффективности го­сударственного управления в целом.

Об отсутствии каких бы то ни было сепаратистских потенций в Кон­ституции Башкортостана свидетельствует, прежде всего, ее содержание. Так, статья 5 содержит принципиально важные положения, свидетельст­вующие о том, что республика признает себя в качестве субъекта обнов­ленной Российской Федерации, констатирует, что входит в ее состав на добровольной и равноправной основе. Тем самым была наглядно проде­монстрирована беспочвенность обвинений в сепаратизме, стремление рес­публики строить сильную и процветающую Россию.

Значимость принятия Башкортостаном Конституции заключается еще и в том, что она является гарантом статуса республики как реального и самостоятельного субъекта Федерации, ее государственности. Как в на­чале 90-х годов, так и в последние годы, многие видные российские поли­тические деятели, в том числе и занимающие важнейшие государствен­ные посты, неоднократно высказывались за унификацию государственно­го устройства, «губернизацию» страны, Башкортостан, как и другие «мя­тежные» республики, провозгласившие суверенитет и настаивавшие на своем государственном статусе, обвинялись в раскольнической деятельно­сти, сепаратизме, стремлении к разрушению государственной целостности страны. И Конституция Башкортостана наряду с Конституцией России, Федеративным договором, Договором «О разграничении предметов веде­ния и взаимном делегировании полномочий между органами государст­венной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан», иными нормативными правовыми актами га­рантирует неизменность статуса республики, невозможность насильствен­ного его изменения. Это является одним из гарантирующих моментов, ис­ключающих воссоздание унитарной государственности.

Конституция Башкортостана четко определяет и фиксирует согласо­ванные с Федерацией полномочия республики, что способствует снятию ряда как реально существующих, так и потенциальных проблем и шеро­ховатостей во взаимоотношениях федеральных и республиканских орга­нов государственной власти.

После принятия Основного Закона каждая сторона четко представ­ляла круг собственных прав и полномочий, их пределы и рамки, выход за которые означал вторжение в чужое пространство, и, следовательно, на­рушение сложившегося равновесия и соотношения сил. Благодаря этому


если и не прекратилось, то существенно ослабло действие мощного кон-фликтогенного фактора, привносившего напряженность в российское об­щество на протяжении целого ряда постперестроечных лет, когда средства массовой информации были наводнены обвинениями сторон то в сепара­тизме (и особенно национал-сепаратизме республиканского руководства), то в имперских амбициях и ностальгии по унитаризму.

Благодаря принятию Конституции республика обрела возможность осуществлять собственное государственное строительство, набираться опыта государственного состояния и законотворчества, что столь необхо­димо для становления подлинного федерализма. Это дало Башкортостану возможность пройти в составе Российского государства тот путь станов­ления и развития, который субъекты иных, иностранных федераций про­шли до вхождения в них, во времена своей государственной независимо­сти, предшествовавшие вхождению в федерацию.

Принятие Конституции и исходящая из этого возможность создания собственной государственности и собственного законодательства, осуще­ствления самостоятельной экономической и социальной политики позво­лило Башкортостану избежать целого ряда ошибок, допущенных феде­ральным центром-  Башкортостан, как и ряд иных субъектов Федерации, использовал всю полноту своих конституционных прав и полномочий, чтобы избежать негативных последствий осуществляемого тогда государ­ством недостаточно просчитанного экономического курса. Несмотря на многочисленные обвинения в расшатывании Федерации и сепаратизме, попытки представить происходящее, как действия региональных полити­ческих элит по ослаблению государственности, руководство Башкортоста­на не стало слепо копировать действия федерального центра, что позволи­ло республике сохранить свой экономический потенциал, избежать остро­ты социальных проблем, свойственных большей части регионов России,

Становление федерализма в России происходит в условиях достаточ­но острого социально-экономического кризиса в обществе и нарастания кризисных явлений в государстве. Дальнейшее развитие федеративных отношений, наличие и развитие государственности у субъектов Федерации является одним из средств, позволяющих снизить остроту существующих проблем. Необходимы дальнейшее сотрудничество и взаимодействие Фе­дерации и ее республик в кропотливой и трудоемкой деятельности по пре­одолению существующих трудностей и проблем. Это, несомненно, будет способствовать как укреплению российского государства, так и процвета­нию одного из ее субъектов - Республики Башкортостан.


СТАТУС РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В.Е.Сафонов,

судья Конституционного суда Республики Башкортостан

Начало 90-х годов в нашей стране по праву войдет в историю оте­чественного федерализма своей масштабностью и динамизмом конститу­ционного развития как самой Российской Федерации, так и республик в ее составе. Лишь с 1992 по 1994 год новые Конституции были приняты в 9 республиках, причем новыми они являлись не только по форме, но и по содержанию. Такое конституционное многообразие во многом обогатило российскую государственность, означало новый этап в развитии государ­ственности и самих республик. Отход от влияния стереотипов советской федерации и прежде всего от унитарно-централистского управления по­ложительным образом сказалось и на развитии конституционной рефор­мы, охватившей и бывшие автономные республики. Неслучайно, что со сломом административно - командной системы в Конституциях республик ярко проявились особенности их социально-политического и экономиче­ского развития, традиций их народов и духовная культура.

Наглядным примером в этом плане является Конституция Респуб­лики Башкортостан. Принятая Верховным Советом Республики Башкорто­стан 24 декабря 1993 года Конституция открыла новый этап в развитии республики, в том числе и в совершенствовании законодательной базы по таким важным вопросам, как определение правового статуса республики и ее взаимоотношений с федеральным центром.

Конституция Республики Башкортостан принципиально отличается от прежних актов конституционного законодательства, которые ранее дей­ствовали в республике. Вот почему закрепленный в Основном Законе рес­публики правовой статус Башкортостана требует более детального рас­смотрения.

Статья 1 Конституции фиксирует, что Республика Башкортостан есть суверенное демократическое правовое государство, выражающее во­лю и интересы всего ее многонационального народа.

Норма о суверенитете, заложенная в данной статье, до сих пор вы­зывает немало дискуссий. Ряд ученых утверждают, что положение о суве­ренитете республики в составе Российской Федерации не соответствует статьям 5 и 65 Федеральной конституции, в которых закреплено равнопра-


вне субъектов Федерации и не предусматривается особого статуса для от­дельных субъектов.

Ошибочны, по их мнению, и нормы Федеративного договора, оп­ределившего республики как суверенные государства. Логика сводится к тому, что субъекты обладают самостоятельностью только при решении вопросов своей внутренней жизни, находящихся вне пределов ведения Федерации и ее полномочий по так называемым предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Термин «суверенитет», на их взгляд, означает полную независимость как во внутренних делах, так и во внешних отношениях. Делается вывод, что если бы республики в соста­ве Российской Федерации действительно стали суверенными государства­ми, то это бы означало потерю Федерацией своего суверенитета и превра-. щение ее в конфедеративный союз,

Такое догматическое толкование понятия суверенитета в отечест­венной науке сложилось еще в 20-х годах, когда закрепилась идея о том, что в Союзе ССР суверенитетом обладает лишь сама Федерация в целом, тогда как у входящих в ее состав государств - союзных республик - госу­дарственный суверенитет ограничен. Данное утверждение концепции об ограниченном суверенитете союзных республик привело к усилению цен­трализма и унитаризма и в конечном итоге к распаду СССР. Такая же практика повторяется и в отношении республик в составе Российской Фе­дерации. На наш взгляд, современные концепции федерализма, и в осо­бенности российского, нуждаются в другом подходе при определении су­веренитета.

В этом вопросе большой шаг вперед сделала западная политическая мысль. Выдвинутая в свое время Боденом концепция суверенитета, закре­пляющая идею верховенства власти государства на своей территории и ее независимость во внешних сношениях в качестве основополагающего принципа теории государства, прошла длительный путь своего историче­ского развития и претерпела значительные изменения. Понимание того, что суверенитет реализуется в федеративном государстве как на уровне федерального центра, так и на уровне субъектов Федерации, является се­годня преобладающей в западной политической науке. К этой точке зре­ния все больше склоняются и наши отечественные ученые, указывающие, что суверенитет любого народа, территории, субъекта Федерации является составной частью суверенитета Федерации в целом. Таким образом, в фе­деративном государстве власть заключена в сферах, находящихся в юрис­дикции федеральных частей и Центра не рядом друг с другом, как полага­ла классическая теория разделения суверенитета, не одна над другой, как склонны утверждать унитариеты, а друг в друге. Это во многом снимает


остроту теоретических и политических дискуссий на тему, что такое суве­ренитет и кому он принадлежит в федеративном государстве, переводит эти дискуссии в плоскость решения более практических вопросов опреде­ления предметов ведения и полномочий федеральной власти и органов го­сударственной власти субъектов Федерации.

Говоря же о статусе Республики Башкортостан, следует отметить, что ее Конституция включает важнейшие черты ее государственности. Помимо общего определения ее как суверенного демократического право­вого государства, он (статус) характеризуется наличием гражданства, его приобретением и прекращением в соответствии с Законом республики (статья 4) права обладать высшей властью на своей территории, самостоя­тельно определять и проводить внутреннюю и внешнюю политику, при­нимать Конституцию Республики Башкортостан и республиканские зако­ны, имеющие верховенство на всей ее территории (часть 2 статьи 1). Об­ладание всей полнотой государственной власти, распространяющейся на всей территории в пределах существующих границ (статья 69), за исклю­чением тех полномочий, которые в соответствии с Договором переданы в ведение Российской Федерации, еще раз подтверждает суверенность Баш­кортостана в составе Российской Федерации.

Такое верховенство Конституции Республики Башкортостан обес­печивает единство, согласованность и стабильность всей правовой систе­мы страны, при наличии юридически определенного разграничения пред­метов ведения и полномочий Федерации и республики. Обязательными на территории республики являются законы Российской Федерации, приня­тые по вопросам, переданным Республикой Башкортостан по Договору в ведение российской Федерации (статьи 5, 128 Конституции Республики Башкортостан).

Республика Башкортостан в подтверждении своего суверенного статуса является самостоятельным участником международных и внешне­экономических отношений и связей, кроме тех, которые добровольно пе­реданы по Договору в ведение Российской Федерации, а также право рес­публики вступать в отношения с другими государствами, заключать меж­дународные договоры и обмениваться дипломатическими, консульскими, торговыми и иными представительствами; участвовать в деятельности международных организаций (статья 74 Конституции Республики Баш­кортостан),

Нужно отметить, что Конституция как Основной Закон республики впервые заложила принципы договорных отношений с Российской Феде­рацией, что говорит об ее универсальности. Из всех Конституций респуб­лик только Конституция Республики Башкортостан имеет развернутую


систему конституционных норм об этих договорных отношениях. Тогда, в 1993 году, это было большим шагом вперед и новшеством в правовой дей­ствительности нашего государства. Такое явление вытекает из природы Конституции Российской Федерации, Федеративного договора и служит лишь дальнейшему укреплению российской федеративной государствен­ности. Сегодня ни одна научная дискуссия не обходится без критики дву­сторонних договоров и соглашений. Активно проводится мысль, что кон­ституционное пространство России разрушается договорным правом, что договорная практика составляет альтернативу нормам Федеральной кон­ституции. Делается вывод, что в том виде, в каком они существуют в на­стоящий момент, договоры нелегитимны.

Однако при этом забывается, что правовой основой заключения двусторонних договоров служит сама Конституция Российской Федера­ции, в статье 11 (часть 3) которой говорится, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Россий­ской Федерации и ее субъектов осуществляется Конституцией, Федера­тивным и иными договорами о разграничении предметов ведения и пол­номочий. Часть первая статьи 66 недвусмысленно указывает, что статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и Консти­туциями республик. Исходя из этого республики вправе заключать дого­воры и соглашения с федеральным центром и иметь в своем статусе эле­менты договорных отношений. Таким образом, политико-правовая ситуа­ция в стране не будет устойчивой и стабильной без дого ворно-конституционной основы, которая содержится как в Конституции Россий­ской Федерации, так и в Конституциях республик.

В рамках предоставленных прав в Конституции Республики Баш­кортостан зафиксированы нормы, учитывающие исторические, нацио­нальные, природные особенности, касающиеся договорных сторон отно­шений с Российской Федерацией, которые содержатся как в преамбуле, так и в статьях 5, 10, 11, 70, 71, 73, 74, 76, 77, 104, 126, 128, 149, 152, 154 Конституции Республики Башкортостан.

Так, статья 5 фиксирует, что отношения Республики Башкортостан и Российской Федерации определяются Договором об основах межгосу­дарственных отношений Российской Федерации и Республики Башкорто­стан, другими двусторонними договорами и соглашениями. В статье 10 Конституции речь идет о договорных отношениях в области использова­ния недр и других природных ресурсов республики, в статье 11 говорится о договорных отношениях по вопросам государственной собственности, в статье 71 - по бюджетным вопросам. Статьи 73 и 74 соответственно закре­пляют договорные отношения при обеспечении комплексного экономиче-


ского и социального развития республики, при определении ее междуна­родных и внешнеэкономических связей,

Для характеристики договорных отношений сторон важное значе­ние имеет статья 126, определяющая систему законодательства республи­ки, статьи 149 и 152, закрепляющие договорные начала в области финан­совой и бюджетной политики-

Исключительными полномочиями Республики Башкортостан яв­ляются и установление основ конституционного строя, и принятие Кон­ституции, и обеспечение ее верховенства; определение системы органов государственной власти Республики Башкортостан, порядка их организа­ции и деятельности; наличие самостоятельной системы законодательства, обеспечивающей правовое регулирование всех общественных отношений, кроме тех, регулирование которых добровольно передано в соответствии с Договором федеральному центру, и многое другое. Не огульная критика Конституций республик и договорной практики, а взаимное обеспечение прав и ответственности как Республики Башкортостан, так и Федерации в целом, а также учет интересов друг друга - вот основа стабильного разви­тия нашего общества.


ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПЕРВЫХ АКТОВ БАШКИРСКОЙ АВТОНОМИИ В РАЗВИТИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТАТУСА БАШКОРТОСТАНА

Д.Д.Валеев,

зав. кафедрой этики и эстетики ЕашГУ

Первым документом, провозгласившим Башкортостан автономией, было воззвание Башкирского Центрального Совета (Шура) от 16 ноября 1917 года. Иногда его называют Фарманом № 2- Этот документ устанавли­вал территориальную автономию, в которую вошли башкирские волости нескольких губерний - Оренбургской, Пермской, Самарской, Уфимской, Легитимным основанием для объявления этой автономии явились реше­ния первого и второго Всеобщего Съездов башкир, проходивших 20-27 июля 1917 года - первый и 25-29 августа 1917 года - второй, а также Фар-ман № 1 от 11 ноября 1917 года. В этих документах заложена политическая и юридическая мотивировка необходимости национального самоопреде­ления башкирского народа.

Обосновывая необходимость территориальной автономии, башкиры исходили из исторического факта, что будучи коренным народом края они оказались не по своему желанию, а в результате политики царизма, в наи­более бедственном положении из всех этнографических групп Башкорто­стана. Подчеркивая свой статус коренного народа, башкиры предвосхити­ли развитие современного международного права, которое защищает на­циональные права коренных народов и прежде всего их особые права на исконные земли.

Апелляция к историческим корням связывала стремление башкир к политической автономии с доктриной естественного права, характери­зующегося своей обращенностью к происхождению человека и народов, к естественно-природным побуждениям народов быть равными и равно­правными, быть хозяевами на родной земле, самим определять общест­венный строй и свою судьбу.

Фарман Х° 2 начинается со слов: «Башкирский областной Совет объ­являет башкирскую территорию Оренбургской, Уфимской, Самарской и Пермской губерний с сего 15 ноября автономной частью Российской Рес-


публики,..». Далее говорится, что границы автономии будут уточнены со­зываемым 8 декабря 19,17 года в Оренбурге Учредительным съездом (Ку­рултаем), что под фактическим управлением областного Совета будут на­ходиться 44 башкирских волости Оренбургской губернии и 8 волостей Пермской губернии, смежных с Челябинскими волостями. Приведенные сведения свидетельствуют о стремлении башкир к реализации идей на­ционального суверенитета башкир в составе Российской Республики. Идеи территориальной автономии Башкирии и национального суверенитета башкир в своем единстве и образуют суть и специфику башкирского на­ционального движения и борьбы башкирского народа за самоопределение на протяжении всего XX столетия. Этим, кстати, башкирское националь­ное движение отличается от национального движения татарского народа, в котором преобладали (особенно в начале XX века) мотивы культурно - на­циональной автономии.

Отдавая дань исторической традиции и учитывая желание башкир­ского населения иметь местное самоуправление, авторы Фармана № 2 (Ш.Манатов, З.Валидов и др.) внесли в документ положение о создании в Башкирии собственного административно - территориального деления на основе введения кантонов. Башкирия к 1918 году состояла из 8 кантонов. Деление Башкирии на кантоны, а кантонов на волости, просуществовав­шие до 1930 года, не устраивало центральные власти, которым всегда ка­залось, что в стране недостаточно централизации. В то же время Центр ви­дел опасность в стремлении народов обрести свободу. Имперский дух, ко­торым болел царизм, был не только преодолен большевизмом, но и усилен с помощью политики унификации всего и вся.

Основываясь на Фармане № 2, ориентируясь на будущее, 3-й обла­стной съезд (Курултай), проходивший в г. Оренбурге с 8 по 20 декабря 1917 года, принял ряд резолюций (по текстам документов-постановлений), касающихся разных сторон жизни. По богатству своего содержания это собрание официальных решений, принятых в течение 12 дней (с 8 по 20 декабря), не уступает конституции отдельных государств, а по отдельным вопросам выгодно отличается своей цельностью и конкретностью.

Возьмем, к примеру, «Резолюцию об общероссийской федерации и отношении Башкурдистана к этой федерации», в которой отмечено, что Башкортостан и башкирский народ входят в «союз (федерацию) автоном­ных национальностей и окраин». Важно то, что провозглашен не только союз территорий, но и союз «национальностей», а союз народов, оформ-


ленный в виде федерации республик. В этом аспекте последняя Конститу­ция Российской Федерации явно уступает тому, что сказано в рассматри­ваемом разделе «Резолюции об общероссийской федерации...», принятой декабрьским Курултаем башкир в 1917 году.

В Конституции Российской Федерации все суверенные республики, области (губернии), автономные области, а также автономные округа без всякой дифференциации названы субъектами Федерации. А ведь это принципиально разные единицы. Здесь налицо три вида общественно-территориального устройства государства: 1) национально-государ­ственные образования - это суверенные республики; 2) национально-территориальные образования - это автономные области и автономные ок­руга и 3) административно-территориальные образования - области или губернии. Последние, по логике вещей, не могут быть приравнены к суве­ренным республикам и не могут выступать наряду с республиками и ины­ми национально-территориальными образованиями в качестве одноуров­невых. У нас же получилось так: объявив все территориальные единицы субъектами Федерации, Конституция Российской Федерации сознательно принизила роль и место республик, приравняв их к областям и губерниям. Статус республик выше, - об этом говорит сама Конституция России, на­зывая их государствами.

Интерес в решениях декабрьского Курултая 1917 года вызывает «Положение о кантональном управлении». Этот документ выделяется из всех резолюций и постановлений рассматриваемого Курултая своей соци­альной направленностью. Без преувеличения можно отметить, что беспре­кословно выполняя предписания этого «Положения...», граждане респуб­лики могли бы достичь несомненно больших и ощутимых успехов в хо­зяйственном, экономическом, нравственном и санитарно-гигиеническом развитии, ибо нормы этого раздела нацеливают любого человека (гражда­нина) на такую социальную деятельность, которая направлена во благо всех членов общества. Это охрана труда и устройство общественных ра­бот, бирж труда и посреднических контор; устройство лечебных и благо­творительных заведений; забота об организации юридической, санитарной и ветеринарной помощи населению; забота об охране памятников стари­ны; организация дошкольного и школьного образования; борьба с вред­ными насекомыми и хищными животными, мероприятия по охране лесов, пастбищ и лугов; дела о санитарном содержании жилищ, о чистоте дворов, площадей, дорог и улиц и многое другое.


Таким образом, четкости и скрупулезности подхода к проблемам ме­стного самоуправления (раздел о кантональном управлении) сегодняшние руководители могли бы позавидовать. Этот документ пронизан уважением к достоинству людей и верой в них.

И еще: кантон как единица административно-территориального де­ления был тем своеобразием, проявлением суверенности территории, ко­торые предложила Республика Башкортостан. Кантоны просуществовали вплоть до 1930 года. Ученым еще предстоит изучить этот вопрос, опреде­лить его положительные аспекты. Нам думается, что в любом случае это было позитивное явление, ибо позволяло учитывать местную специфику, сохранить региональную самобытность в ситуации наступающей унифи­кации и однообразия.

Мы проанализировали два официальных документа, связанные с провозглашением Башкирской автономии в 1917 году, и пришли к сле­дующим выводам. Во-первых, Фарман № 2, объявивший Башкортостан автономией, и решение декабрьского 1917 года Курултая - важнейшие по­литико-правовые источники:, характеризующиеся высоким уровнем поли­тического мышления и правовой культуры, которые во многом созвучны сегодняшней Конституции Республики Башкортостан. Во-вторых, в силу сказанного эти документы в известной мере являются важным легитим-ным основанием издаваемых сегодня в республике правовых актов.


ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННЫХ     1 ПОЛОЖЕНИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Ф.М.Раянов, '

зав. кафедрой юридического факультета БашГУ ,

Принятые в 1993 году Конституции Российской Федерации и Pec- ^ публики Башкортостан в современных условиях, на мой взгляд, нуждают­ся в переосмыслении в сторону дальнейшего совершенствования.

Главным ориентиром в процессе дальнейшего совершенствования этих Конституций выступают параметры правового государства. В первую очередь речь идет о пробелах в Конституции Российской Федерации и возможных путях ее совершенствования.

Так, несмотря на то, что Конституция провозглашает Россию феде- | ративным правовым государством (статья 1), в ней отсутствуют важные ' положения, необходимые для таких государств.

Во-первых, в правовом государстве должен быть четко проведен в жизнь принцип разделения властей. Важнейшим составляющим принципа разделения властей является то, что ни одна ветвь власти не обладает не­ограниченной властью. Этого положения как раз и нет .в Конституции Российской Федерации.

Более того, правовой статус Президента Российской Федерации оп­ределен асимметрично по отношению к другим ветвям власти. Президент России рассматривается как глава государства.

В Конституции Российской Федерации указывается, что Президент «обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие орга­нов государственной власти» (статья 80). Такое полномочие Президента не только возвышает его над остальными ветвями власти, но и фактически наделяет его неограниченными правами под видом обеспечения согласо­ванного функционирования различных ветвей власти.

Во-вторых, в федеральном государстве должны быть четко опреде- ^ лены взаимоотношения между Центром и субъектами Федерации. Однако Конституция Российской Федерации не содержит четких границ между s правами федерального центра и субъектов Федерации по вопросам внеш- ' них сношений, установления сбора налогов и пошлин, содержание воин- д ских формирований и т.д.                                          |

В Конституции нет также положений, гарантирующих в субъектах ;

Федерации форму правления и политический режим, соответствующих ;

требованиям правового государства. Положение статьи 66 Конституции Российской Федерации о том, что «статус республики определяется Кон-


стнтуцией Российской Федерации и Конституцией республики» нигде больше не раскрывается.

В-третьих, Конституция Российской Федерации содержит пробелы

и в вопросах взаимодействия между федеральным центром и субъектами Федерации по предметам совместного ведения. Реализация положений, содержащихся в статье 72 Конституции Российской Федерации, не опре­делена: как практически должны взаимодействовать федеральные органы и органы власти субъектов Федерации по вопросам совместного ведения?

По-нашему мнению, в Конституции Российской Федерации следо­вало бы определить не только четкий порядок учета мнений субъектов Федерации при решении вопросов совместного ведения (например, феде­ральный закон в области совместного ведения считается принятым, если за него проголосовало не менее 2/3 депутатов Совета Федерации) но и ука­зать, что по таким вопросам Федеральное Собрание принимает законы ра­мочного характера (например, Основы законодательства, как это было принято во времена Союза ССР).

В-четвертых, пробелом в Конституции Российской Федерации, на наш взгляд, следует считать отсутствие некоторых положений, закреплен­ных в международных документах о правах человека и неопределенность механизма реализации общепризнанных принципов норм международного права в российской действительности. Так, в Конституции Российской Федерации отсутствует положение, вытекающее из статьи 11 Пакта об экономических, социальных и культурных правах, где признается «право каждого на достойный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающей достаточное питание, одежду и жилище и на непрерывное улучшение условий жизни». Видимо, в России, по традициям советского времени, все еще думают, что государство должно обеспечить каждого питанием и одеждой вместо того, чтобы создать условия людям занимать­ся разумной экономической деятельностью, обеспечивая себя.

В-пятых, в будущей Конституции Российской Федерации хотелось бы увидеть и четкий механизм реализации положений, закрепленных в статье 3 Конституции РФ о народном суверенитете. Сегодня, как в Центре, так и в регионах много говорят о государственном суверенитете, но совсем не поднимают вопросы, связанные с народным суверенитетом. Государст­венные органы и чиновники оказались вне контроля со стороны граждан­ского общества и его институтов,

Избирательная система, расширение списка государственных долж­ностных лиц, подлежащих выборности на альтернативной основе, более упрощенный порядок отзыва представителей народа из властных струк­тур, свобода деятельности политических партий, средств массовой ин­формации, особенно на местах - вот далеко не полный перечень проблем, стоящих перед современной Россией и нуждающихся в разрешении, в том


числе и через совершенствование норм Конституции Российской Федера­ции.

Что же касается совершенствования положений Конституции Рес­публики Башкортостан, то здесь, на мой взгляд, следует исходить из того, что Республика Башкортостан в составе Российской Федерации все еще находится на переходном, перестроечном этапе своего развития. Угрозы возврата к прошлому нет, но и реальное положение дел, в особенности в экономике, таково, что нам необходимо еще глубже разобраться в причи­нах нашего кризиса и в направлениях выхода из него.

Логика переходного государства, как об этом свидетельствует и ми­ровая практика, такова, что здесь в последовательном разрешении нужда­ются одновременно три наиважнейшие проблемы.

Во-первых, необходимо твердо идти по пути создания оптимально функционирующего государственно-правового механизма, отвечающего требованиям, закрепленным в статье 1 Конституции Республики Башкор­тостан - демократического правового государства.

Во-вторых, с помощью совершенствующегося государства нам не­обходимо завершить задуманные экономические реформы и выйти на рельсы цивилизованного рынка, способного лучше, чем раньше, обеспе­чивать опросы и потребности общества в товарах и услугах. Лишь создав такую конкурентоспособную и эффективную экономику, мы можем рас-считыьать на полноценный бюджет республики и, в-третьих, успешно раз­решить и стоящие перед нами социальные проблемы.

Нам порою хочется быстрее и эффективнее разрешить социальные проблемы (больше строить жилья, дорог, расширить работы по газифика­ции, телефонизации, устранить безработицу, повысить зарплату бюджет­никам и т.д.), однако разрешение этих проблем в конечном счете упирает­ся в экономику, а слабая эффективность последней, продолжающийся спад зачастую объясняются неумелым государственным управлением, несо­вершенством законодательства, созданием ненужных запретов и препятст-, вий на пути деятельности предпринимателей.                         ^

Короче говоря, в первую очередь речь идет о совершенствовании всех звеньев государственного аппарата Республики Башкортостан. При­чем совершенствование государственного аппарата необходимо не только для создания сильного государства как такового, а в первую очередь, для создания сильного дееспособного гражданского общества, могущего ос­воить, в конечном счете, цивилизованные механизмы саморегулирования, обладающего собственным почином для дальнейшего развития.

Совершенствование государственно-правового механизма в целом, по нашему мнению, охватывает четыре круга отношений.


Во-первых, это продолжение совершенствования системы органов государственного управления, приведение их в соответствие с новыми за­дачами, стоящими перед обществом в современных условиях.

Во-вторых, подготовка и переподготовка государственных служа­щих, работающих в органах государственного аппарата, способных реали­зовать новые полномочия, вытекающие из изменившихся обстоятельств нынешнего времени.

В-третьих, совершенствование методов управленческой деятельно­сти, используемых государственным аппаратом, должностными лицами.

В-четвертых, совершенствование нравственной атмосферы в органах государственного аппарата.

Следует заметить, что на пути совершенствования системы органов государственного управления в республике уже проделана определенная работа. Однако проблему полностью разрешенной считать явно рано. Нам необходимо и дальше думать о структурном совершенствовании органов государственного управления. Мы еще полностью не изжили дублирова­ния в деятельности государственного аппарата. При внимательном подхо­де можно обнаружить излишества в чиновниках, бюрократизацию разре­шения отдельных вопросов и т.д.

Вся структура государственного аппарата в условиях формирования демократического правового государства с развитой рыночной экономи­кой должна быть подчинена успешному разрешению главной задачи госу­дарства - обеспечению прав и свобод своих граждан. Соответственно это­му и с акцентом на выполнение главной задачи государства должна быть сформирована и структура государственного аппарата.

Оптимальный государственно-правовой механизм государства Баш­кортостана мы создадим, если будем заботиться о подготовке и перепод­готовки государственных служащих. Полноценный институт государст­венной службы у нас только складывается. Мы должны постоянно дер­жать в поле зрения дальнейшее формирование системы государственной службы, оптимизацию статуса государственного служащего, развития га­рантии его осуществления. Дальнейшее законотворчество и практическая работа в этой области должны осуществляться с пониманием потребности нового государственного строительства, с опорой на достижения юриди­ческой науки и современной правовой культуры. Академии государствен­ной службы при Президенте Республики Башкортостан необходимо осво­ить современные формы подготовки кадров для государственного аппара­та, организовать и вести соответствующий мониторинг состояния дел в этой области.

На пути совершенствования государственно-правового механизма далее нам необходимо до конца освободиться от стереотипов администра­тивно-командной системы управления общественными процессами. Это


означает, что методы управления с помощью непосредственного подчине­ния всех и вся государственному аппарату сегодня заменяется подчинени­ем всех (в том числе и самого государственного аппарата) закону, Взаимо­отношения между государственным аппаратом и населением сегодня все­цело определяются законодательством, Научиться работать, соблюдая за­коны, уважая их - это еще одна необходимая высота, к вершинам которой, в первую очередь, должны добраться государственные служащие, показы­вая при этом пример всему населению.

Для оптимальной работы государственного аппарата, повышения авторитета государственных служащих перед населением важной остается нравственная атмосфера, связанная с деятельностью должностных лиц. Здесь у нас также непочатый край работы, много нерешенных проблем,

Сегодня все более очевидным становится положение о том, что аль­тернативы правовому государству нет и для Республики Башкортостан. Шаг за шагом мы должны идти в направлении правового государства, по­степенно развивая его институты. Наш государственный аппарат должен освоить методы работы соответственно условиям формирования правово­го государства.

На пути к строительству правового государства нам необходимо и дальше укреплять эффективность в деятельности органов правосудия. Су­дебная власть с ее объективным разрешением возникающих дел - важней­ший показатель зрелости государства на пути к правовому.

Наши усилия по строительству правового государства будут беспо­лезны, если мы не сумеем обуздать преступность, не добьемся радикаль­ного совершенствования деятельности правоохранительных органов и прежде всего органов внутренних дел.

В целом проблем в области совершенствования государственно-правового механизма управления общественными процессами у нас до­вольно много. Да и разрешить их в одночасье нельзя. Вот почему по опыту Российской Федерации и нам следовало бы образовать постоянно дейст­вующую комиссию по вопросам совершенствования государственно-правового строительства. Работы для этой комиссии будет достаточно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОНСТИТУЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

М. Б. Ямалов,

советник Администрации Президента Республики Башкортостан М. Г. Рахманов,

зав. отделом

Администрации Президента Республики Башкортостан

В России с начала XX века идет активный процесс развития кон­ституционных идей. В становлении российского конституционализма уча­ствовали и общественно-политические деятели Башкортостана.

Идеи конституционализма были поддержаны и развиты башкир­ским национальным движением, особенно явно летом 1917 года. В ноябре 1917 года башкирский областной совет (Шуро) провозгласил автономию Башкортостана. Становление .автономии Башкортостана происходило в условиях раскола страны, гражданской войны и интервенции. Контуры национальной политики Советского правительства, отношение к федера­ции, автономии сложились не сразу. Некоторые решения определились самой жизнью непосредственно в ходе событий. В марте 1919 года, как известно, поиски компромисса, приемлемых форм государственности привели к выработке и подписанию «Соглашения Центральной советской власти с Башкирским Правительством о Советской Автономии Башки­рии». Это Соглашение было основополагающим документом учредитель­ного характера. Оно закрепляло основы государственного устройства рес­публики и принципы ее взаимоотношений с федеральным центром. Это обстоятельство следует подчеркнуть особо. Становление Российской Фе-церации и автономной Республики Башкортостан с самого начала имело цоговорно-конституционный характер. В этом заключается важное свое­образие строительства Республики Башкортостан в составе России.

Проект Конституции Башкирской Советской Социалистической оеспублики 1925 года закреплял свободное вхождение Башкортостана как государства в состав РСФСР и право на свободное определение формы ;воих взаимоотношений с Центром. Здесь же определялись предметы ве­дения Всебашкирского съезда Советов и ЦИК республики- Собственно-;тью трудящихся Башкортостана определились земли, леса, недра и воды


республики. Столь смелый проект (даже не использующий понятие «авто­номия»!) не был поддержан руководством РСФСР и страны в целом. Даже принятый уже в исправленном виде он не был до конца реализован на практике. Складывающаяся политическая система деформировала и выхо­лостила идеи союзного государства, федерализма и автономии. Реально советское государство приобретало все более унитарный характер.

Несмотря на сложность социально-политического развития страны в дальнейшем продолжалась разработка правовых, в том числе конститу­ционных проблем. Общецивилизационный подход переплетался и ослож­нялся классовым подходом.

Схема «Конституция СССР - Конституция РСФСР - Конституция Башкирской АССР» была использована в 1936-1937 и 1977-1978 годах, Все они преемственно взаимосвязаны и отражают этапы развития совет­ской государственности и конституционного права. Документы различа­ются усложнением структуры и содержания, конкретизацией и более чет­кой регламентацией функций органов государственной власти, основных прав, свобод и обязанностей граждан. Проявлялись расширение и углуб­ление понятий, новые трактовки и более современные формулировки. Все более обстоятельно использовались достижения международного и отече­ственного права. Однако для конституционного строительства Республики Башкортостан в рамках советской системы был характерен ряд особенно­стей. Во-первых, в условиях ранжирования государственных образований по объему прав и полномочий не допускалось повышения статуса респуб­лики от автономного до союзного. Во-вторых, автономная республика рассматривалась как форма областной автономии, что делало декоратив­ными и декларативными многие конституционные положения о государ­ственной природе республики. В-третьих, настойчиво проводилась линия на приоритет Центра и «растворение» специфики республики в более об­щих формулировках, стандартизацию и унификацию порядков, принципов и норм Основных Законов республик, несмотря на серьезные различия между ними.

Отмечая несомненный прогресс в конституционном строительстве, следует подчеркнуть, что Конституция Башкирской АССР 1978 года не :

учитывала весь комплекс исторических особенностей Башкортостана. Она не в полной мере отражала его социально-экономический потенциал и роль в составе Федерации и Союза. В определении основ экономической системы - собственности на землю, недра, воды и леса, республика вообще не упоминалась, а собственником представлялось все Советское государ­ство. Деятельность республиканских органов власти, по-существу, ограни­чивалась рамками проведения в жизнь решений высших органов государ-


республики. Столь смелый проект (даже не использующий понятие «авто­номия»!) не был поддержан руководством РСФСР и страны в целом. Даже принятый уже в исправленном виде он не был до конца реализован на практике. Складывающаяся политическая система деформировала и выхо­лостила идеи союзного государства, федерализма и автономии. Реально советское государство приобретало все более унитарный характер.

Несмотря на сложность социально-политического развития страны в дальнейшем продолжалась разработка правовых, в том числе конститу­ционных проблем. Общецивилизационный подход переплетался и ослож­нялся классовым подходом.

Схема «Конституция СССР - Конституция РСФСР " Конституция Башкирской АССР» была использована в 1936-1937 и 1977-1978 годах. Все они преемственно взаимосвязаны и отражают этапы развития совет­ской государственности и конституционного права. Документы различа­ются усложнением структуры и содержания, конкретизацией и более чет­кой регламентацией функций органов государственной власти, основных прав, свобод и обязанностей граждан. Проявлялись расширение и углуб­ление понятий, новые трактовки и более современные формулировки. Все более обстоятельно использовались достижения международного и отече­ственного права. Однако для конституционного строительства Республики Башкортостан в рамках советской системы был характерен ряд особенно- \ стей. Во-первых, в условиях ранжирования государственных образований ' по объему прав и полномочий не допускалось повышения статуса респуб­лики от автономного до союзного. Во-вторых, автономная республика ;

рассматривалась как форма областной автономии, что делало декоратив­ными и декларативными многие конституционные положения о государ­ственной природе республики. В-третьих, настойчиво проводилась линия на приоритет Центра и «растворение» специфики республики в более об­щих формулировках, стандартизацию и унификацию порядков, принципов и норм Основных Законов республик, несмотря на серьезные различия между ними.

Отмечая несомненный прогресс в конституционном строительстве, ' следует подчеркнуть, что Конституция Башкирской АССР 1978 года не учитывала весь комплекс исторических особенностей Башкортостана. Она не в полной мере отражала его социально-экономический потенциал и роль в составе Федерации и Союза. В определении основ экономической системы - собственности на землю, недра, воды и леса, республика вообще не упоминалась, а собственником представлялось все Советское государ­ство. Деятельность республиканских органов власти, по-существу, ограни­чивалась рамками проведения в жизнь решений высших органов государ-


ственной власти и управления Союза ССР и РСФСР, а республиканский бюджет являлся составной частью единого бюджета РСФСР. Подобное положение не отвечало реалиям времени, интересам народов Республики Башкортостан, сдерживало ее поступательное политическое, экономиче­ское, социальное и культурное развитие.

На каждом этапе конституционных реформ так или иначе подни­мался вопрос о статусе республики, расширении ее полномочий. В усло­виях кризиса и попыток обновления союзного государства руководство Башкортостана приняло деятельное участие в подготовке новых преобра­зований, выступило с конкретными предложениями по совершенствова­нию федеративных отношений в стране. Как известно, подписание нового Союзного Договора было сорвано. Однако опыт Ново-огаревского процес­са имел определенное значение для Российской Федерации.

В русле тенденций демократического обновления Федерации 11 октября 1990 года была принята Декларация о государственном суверени­тете Республики Башкортостан. Началась реализация курса на самостоя­тельность, подлинное, а не декоративное оформление своей государствен­ности. В 1992 году был подписан Федеративный договор с Приложением к Федеративному договору от Республики Башкортостан.

Дальнейшим важным шагом на этом пути стало принятие 24 декаб­ря 1993 года Конституции Республики Башкортостан - Основного Закона республики, который уже не был модификацией общероссийского доку­мента. Конституция провозгласила Республику Башкортостан суверенным демократическим правовым государством в составе России и определила договорный характер ее отношений с Российской Федерацией.

Логическим продолжением этой работы явилось подписание 3 ав­густа 1994 года Договора Российской Федерации и Республики Башкорто­стан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федера­ции и органами государственной власти Республики Башкортостан». За прошедшие четыре года многое осуществлено для соответствующего нор­мативно-правового оформления новых отношений Республики Башкорто­стан с Российской Федерацией. Одновременно проводилась огромная по масштабам и значимости работа по реализации норм международного права, международных стандартов в области прав и свобод человека и гражданина.

Самостоятельность в проведении экономической и социальной по­литики позволила руководству Республики Башкортостан избежать край­ностей в проводимых преобразованиях, сохранить индустриальный по­тенциал, смягчить остроту финансово-экономического кризиса. Главное


внимание было уделено модернизации и структурной перестройке про­мышленности, развитию аграрного сектора, жилищному, дорожному строительству и благоустройству населенных пунктов. Собственная разви­тая законодательная база способствовала решению сложных экономиче­ских к социальных задач, подтягиванию республики к лучшим показате­лям Российской Федерации по многим аспектам социальной сферы.

Состоявшиеся 14 июня 1998 года вторые в многовековой истории Башкортостана выборы Президента республики подтвердили поддержку ее народами выбранного курса. Это было голосование за политическую, социальную и межэтническую стабильность, за устойчивое, поступатель­ное развитие Башкортостана по пути суверенитета и самостоятельности в составе Российской Федерации. Свыше 70 процентов избирателей, при­нявших участие в голосовании, вновь поддержали кандидатуру М.Г.Рахимова как гаранта конституционного развития Республики Баш­кортостан.


ПОТЕНЦИАЛ КОНСТИТУЦИИ БАШКОРТОСТАНА ПО ЗАЩИТЕ СУВЕРЕНИТЕТА РЕСПУБЛИКИ

К.К.Яушев,

обозреватель газеты «Кызыл тан»

Конституция Республики Башкортостан кроме функций установле­ния правил взаимоотношений гражданина и государства, гражданина с другими субъектами права выполняет функцию сохранения этносов, про­живающих в республике и прежде всего башкирского народа. Другой го­сударственности или иной организованной общности у башкир нет. В этом, пожалуй, наиболее принципиальное отличие Конституций Респуб­лики Башкортостан, как и Конституций других национальных республик Российской Федерации, от Конституций мононациональных (или близких к. мононациональному) государств.

Следует специально остановиться на некоторых положениях Кон­ституции Республики Башкортостан, связанных с функцией сохранения этнических особенностей населения республики в условиях сегодняшних реалий общественно-политической жизни России.

Объявление суверенитета республики во многом было продиктовано этими соображениями, хотя, естественно, имелись и экономические инте­ресы. Несостоятельны и изначально неверны обвинения в сепаратизме, выдвигаемые определенными кругами в Москве в адрес руководства рес­публики. При наличии государственности суверенитет выступает как га­рант сохранения наций, Конституция - правовой механизм реализации су­веренитета, а воля граждан - гарант сохранения суверенитета.

Декларация о государственном суверенитете республики, все ее идеи и принципы полностью вошли в текст Конституции Республики Башкортостан. Более того, подписание Федеративного договора укрепило основы суверенитета республики, благодаря юридически признанному Приложению к Федеративному договору. Таким образом Приложение к Федеративному договору от Республики Башкортостан явилось второй со­ставной частью будущей Конституции нового Башкортостана. Третьим фактором, укрепившим суверенитет республики в рамках новой Консти­туции Республики Башкортостан, явилось введение поста Президента Рес­публики Башкортостан,

Подытоживая сказанное, можно констатировать, что Конституция Республики Башкортостан, как и ее суверенитет - не цель, а средство, точ­нее, правовой механизм сохранения этносов, живущих в тесном соприкос­новении с иной культурной средой.


Как же решается вопрос защиты суверенитета республики Консти­туцией Республики Башкортостан? Прежде чем ответить на этот вопрос, рассмотрим некоторые факторы, направленные на ослабление суверените­та.

Как уже было сказано, основные проблемы в реализации суверени­тета республики возникают из-за неопределенности формы государствен­ности самой России, что приводит к некоторым нестыковкам Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Башкортостан, Во-первых, Конституция Российской Федерации не совсем четко опреде­ляет понятие «Россия» или «Российская Федерация». Как, например, по­нимать «Договор Челябинской области с Российской Федерацией»? Еще больше запутывает дело понятие «федеральный центр», или «Центр». По крайней мере так называемый центр ведет себя не как нанятая на службу группа чиновников, а как некий всемогущий 90-й субъект. Такое положе­ние закреплено в статьях 4 (пункт 2), 15 (пункт 1), 76 (5,6), 88 Конститу­ции Российской Федерации. Реакция Центра на известные высказывания президента Калмыкии К.Илгомжинова еще раз показывает, что чиновни­ков Центра и российских государственников не устраивает наличие суве­ренных республик в Российской Федерации- Они не считают сложившееся государственно-территориальное устройство оптимальным для России-. ской Федерации. Отсюда и требования пересмотра Конституций респуб­лик, отсюда и разговоры о губернизации России, отсюда и призывы об уменьшении числа субъектов Российской Федерации за счет объединения республик и российских областей. В настоящее время под лозунгом «уравнивания прав субъектов» Центр практикует метод ползучей десуве-, ренизации республик, урезая шаг за шагом их права и полномочия.

В сложившихся условиях защита Конституции является одновре­менно и защитой провозглашенного государственного суверенитета. Кон­ституция Республики Башкортостан позволяет вести планомерную работу по усилению основ федерализма в России и укреплению прямых экономи­ческих связей республики с другими субъектами Российской Федерации и зарубежными странами, что также позволяет укрепить основы суверените­та. Однако, как было уже сказано, главной опорой суверенитета является воля многонационального народа республики. Для того, чтобы народ за­щищал суверенитет, необходимо, чтобы каждый этнос считал Башкорто­стан родным домом, а себя - равным в сотрудничестве народов Республи­ки Башкортостан и Российской Федерации. Конституция республики принята от имени многонационального народа и во всех статьях подтвер­ждает их равноправие во всех областях. Правда, наличие статьи 69, где го­ворится, что Республика Башкортостан образована в результате реализа-


ции права башкирской нации на самоопределение, некоторыми политика­ми трактуется как придание особых прав башкирскому народу. Однако при внимательном изучении Конституции ясно, что эта статья - скорее дань уважения многим поколениям башкир, которые при помощи дипло­матии, а когда надо и силы закладывали основы сегодняшней государст­венности. Более того, статья 3 провозглашает, что «носителем суверените­та и единственным источником государственной власти в Республике Башкортостан является ее многонациональный народ». А статьи 20,36,53 закрепляют равенство всех граждан независимо от пола, расы, националь­ности, языка, происхождения, отношения к религии и т.д. Статьи 33, 35, 36 гарантируют равноправие языков народов Республики Башкортостан. Кстати, такое же положение было закреплено и в Декларации о государст­венном суверенитете Республики Башкортостан. В условиях Башкортостан языковой вопрос может выступать детонатором деструктивных процессов, так и самым сильным, укрепляющим суверенитет фактором.

Межнациональный мир и согласие, а также экономическое процве­тание - самые сильные защитники суверенитета Башкортостана, позво­ляющие претворять в жизнь идеи и планы, а, следовательно, защищать су­веренитет Республики Башкортостан.


КОНСТИТУЦИЯ БАШКОРТОСТАНА И РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ

Р.А.Рахимов,

доцент кафедры государственно-правовых дисциплин УЮИМВДРФ

Принятие Конституции Башкортостана в 1993 году представляло собой важный этап не только в истории нашей республики, но и в истории государственности России, поскольку способствовало укреплению и даль­нейшему развитию российского федерализма в целом. До сих пор часть аналитиков и политиков-практиков расценивает события начала 90-х го­дов - принятие в республиках Деклараций о государственном суверените­те, подписание Федеративного договора и Приложения к нему от нашей республики, принятие в республиках новых Конституций, подписание до­говоров о разграничении предметов ведения и полномочий между орга­нами государственной власти Федерации и ее субъектов как проявление слабости Российского государства. По их мнению, это свидетельствует о нарастании центробежных процессов, опасных для целостности государ­ства.

Принятие Башкортостаном Конституции также расценивается ими как проявление сепаратизма, стремление к политическому обособлению от России. Подобная оценка явно несправедлива, поскольку реалии свиде­тельствуют об обратном. Именно принятие Конституции - основы для соз­дания системы органов государственной власти и республиканского зако­нодательства в Башкортостане, способствовало дальнейшему укреплению российской государственности, становлению принципиально новой для России ее модели.

Прежде всего это явилось одной из стадий, важным этапом процесса усиления политической власти российской государственности, создания государственности, способной оказывать эффективное регулятивное воз­действие на всю совокупность общественных процессов. Сейчас уже стало очевидным, что в России демократическое государство и рыночная эконо­мика достаточно долго создавались в условиях форсированного самой же властью развала прежней государственности. На протяжении ряда лет в основе осуществляемых в России реформ лежала ложная посылка о спон­танном рождении рынка, впоследствии выстраивающего в процессе само­организации адекватную ему правовую и нравственную надстройку. Из­вестно, что эта классическая мифологема либерализма обрела популяр-


ность на Западе в XIX веке, когда в большей части стран уже завершилось становление и рынка, и демократической государственности, причем госу­дарство в этих странах на деле никогда не пускало процессы их развития и инетитуционализации на самотек, достаточно жестко регулируя происхо­дящее.

В России же следствием принятия либеральной идеологии в ее не­сколько утрированном виде стал жестко-либеральный курс, означающий практически полный отказ от регулятивного воздействия государства на всю совокупность происходящих в обществе процессов - экономических социальных, духовных и иных, что усугубляло остроту существующих в нем проблем и трудностей, порождая новые.

Вследствие этого в России образовалось государство с крайне сла­бой политической властью, не способное оказывать сколь-либо сущест­венного воздействия на общественные процессы. На смену авторитарному государству, со всеми его несомненно негативными характеристиками, не пришла новая, одновременно демократическая и сильная государствен­ность, способная эффективно выполнять свои функции. Современное рос­сийское государство, как стало очевидно во время происходящего ныне экономического и социально-политического кризиса, утратило способ­ность регулировать происходящее даже в наиболее значимых сферах об­щественной жизни. Не собираются налоги, не соблюдается значительное большинство принятых законов, не обеспечивается даже минимальный уровень социальной защиты населения. Практически утрачен междуна­родный авторитет государства, с которым отчасти еще считаются лишь из-за сохранившихся ядерных арсеналов.

От окончательной гибели государство спасло лишь то, что власт­ные полномочия существенно перераспределились - из рук ослабленного и практически бессильного федерального центра они плавно и органично перешли в регионы, субъекты Федерации- Это сопровождалось достаточно острой борьбой между Центром, не желавшим утрачивать хотя бы фик­тивного контроля над регионами, и субъектами, стремившимися заявить о своем праве на широкие права- Но позитивным следствием этого стало то, что именно региональная власть, не спеша, слепо, а то и открыто саботи­руя многие ничем не обоснованные решения Центра, сумела сохранить действенность властных механизмов, управляемость, хотя бы на регио­нальном уровне. Собственно, это и позволило спасти государство от на­растания негативных последствий непросчитанной политики Центра и из­бежать окончательного сползания в пропасть.

В свое время некоторые субъекты Федерации использовали всю полноту своих прав и полномочий, чтобы избежать негативных последст­вий осуществляемого тогда политического и экономического курса, па-


губные последствия которого переживает сейчас все государство. Респуб­лика Башкортостан также всячески пыталась смягчить последствия разру­шительных макроэкономических процессов. Так, несмотря на многочис­ленные обвинения в сепаратизме, попытки представить происходящее как действия региональных политических элит по ослаблению государствен­ности, руководство Башкортостана не стало слепо копировать многие дей­ствия федерального центра, ошибочность которых стала очевидной.

В начале 90-х годов образовалась достаточно странная модель го­сударственности, где слабая власть федерального центра сочеталась с су­щественно усилившей свою действенность властью в республиках. Это привело к тому, что существенно повысилась политическая роль субъек­тов Федерации. Из элементов жестко унитарного по своей сути государст­ва они стали обладателями весьма обширных и весомых полномочий.

Конституция Башкортостана была одной из первых конституцион­ных актов республик в составе Федерации, в которых, в соответствии с их сугубо лештимными полномочиями, определялись структура и функции республиканских органов государственной власти. Это означало не только организацию системы институтов государственности республики, но и оформление нового ее статуса, признание и легитимацию государственно­сти Башкортостана. При этом следует особо отметить, что Башкортостан, как и прочие субъекты Федерации, постоянно подчеркивал свой статус именно как субъекта Федерации, не поднимал вопроса о пересмотре дей­ствующей Конституции или характера взаимоотношений с федеральным центром. Вот почему говорить о тенденции к постепенному скатыванию к конфедерализму вряд ли правомерно.

В настоящее время, когда стала очевидной пагубность прежней стратегии реформирования России, вновь происходит усиление федераль­ных органов государственной власти и политической субъектности госу­дарства. Но федеральная государственность уже опирается на сильную государственность субъектов Федерации, которая и является во многом источником ее силы. Это способствует становлению в России государст­венности принципиально нового характера, истинно федеративной, соче-! тающей дееспособную и достаточно эффективную государственную власть и федерального центра и субъектов. Полномочия федерального центра в этой ситуации объективно приобретают характер добровольно делегированных Центру субъектами, поскольку из фикции превращаются в признанную субъектами и неоспариваемую ими реальность.

Принятие Конституции Башкортостана можно рассматривать как важную веху в процессе развития российской государственности, усиле­ния политической роли государства, активизации его регулятивного воз„ действия на происходящие процессы,                             


РОССИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ:

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ

Н.Н.Арзамаскин,

зам. начальника кафедры государственно-правовых дисциплин УЮИМВДРФ

Новый федерализм в России не укладывается в привычные рамки и

конструкции, разработанные в отечественной и мировой юридической и политической науке. Попытки воспользоваться опытом советской власти также терпят неудачу. Дело все в том, что современная действительность отвергает партийно-государственные модели управления. Не подходят и схемы классического западного федерализма.

Наблюдая процесс поступательного развития федерализма во мно­гих странах и сравнивая этот процесс с эволюционным изменением феде­рализма в России, можно выделить три этапа, характеризующие сущест­венные изменения общественного и государственного строя.

Так, на первом этапе (примерно 1991 ~ 1993 гг.) складывались поли­тические и идеологические предпосылки федерализма. К этому времени относится переворот в общественной идеологии, направленный на макси­мальный учет национальных интересов Российского общества в целом и составляющих его народов, создание условий для их свободного нацио­нально-культурного развития, языка, традиций, религий и т.д. Проявление данного этапа состояло в перераспределении предметов ведения и полно­мочий между Центром и субъектами Федерации.

На втором этапе, начавшемся с принятия Конституции Российской Федерации, произошло укрепление правовой основы российского федера­тивного государства (примерно 1993 - 1997 гг.).

За последующие пять лет после принятия Конституции Российской Федерации 1993 года сформирована новая страница в отечественной го­сударственности, которая характеризуется совершенно иными вертикаль­ными и горизонтальными связями. Реализованы особо статусные (Респуб­лика Татарстан) и просто договорные (Республика Башкортостан) отноше­ния между государствами и народами.

Вариант многообразия национально-территориального устройства федеративного государства выглядит самым трудным и самым предпочти­тельным с точки зрения отказа от насилия, принуждения, с позиции опти­мального учета особенностей народа, территории, исторических и куль-


турных традиций, свободного самоопределения и иных демократических ценностей.

Проходя такой путь развития, можно достичь баланса интересов Центра и субъектов Федерации, осуществить разумное распределение полномочий.

И, наконец, третий этап (начиная с 1997 года) характеризуется поис­ком новых отвечающих времени путей укрепления федеративного устрой­ства. Основная цель этого периода - создание стройной и результативной модели, рассчитанной на стабильное функционирование.

В теории государства существует множество концепций, опреде­ляющих ту или иную модель федерализма. Одно время предлагалась кон­цепция смешанной национально-территориальной федерации, в которую на равных правах вошли бы и территориальные единицы («штаты»). Далее было предложено ввести в России дореволюционную систему деления страны на ведомственные округа (военные, судебные, таможенные, учеб­ные и т.п.). Предлагалось создание в качестве территориальных субъектов государственного устройства России республик - земель, которым предла­галось придать статус, одинаковый с национальными республиками, Су­ществовало также предложение о построении федерации на основе терри­ториального начала. Иные предлагают усилить процессы интеграции в рамках межрегиональных ассоциаций экономического взаимодействия («Сибирское соглашение», «Северо-запад», «Черноземье», «Большая Вол­га», «Центральная Россия» и др.), что, по их мнению, может создать объ­ективные условия для укрупнения субъектов Российской Федерации и формирования Федерации с однородным составом субъектов.

Своеобразие России столь уникально, что ни один исторический прецедент не может рассматриваться как достаточно достойный опыт, ко- ' торый следует использовать Российскому государству.

Поиск оптимального пути формирования российского федерализма требует объединения усилий политологов, социологов, экономистов, юри­стов, научные исследования которых будут направлены на разработку критерия совершенствования эффективности деятельности федеративных и региональных органов власти; профессиональную оценку нормативно-правовых актов; анализ хода реализации федеральной и региональной по­литики и прогноз на дальнейшее развитие ситуации.


КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН О РАЗДЕЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

А.В. Васенин,

и.о. заместителя руководителя Секретариата Государственного Собрания Республики Башкортостан

Идея разделения властей в организации и осуществлении государст­венной власти имеет многовековую историю. Исторический процесс со­вершенствования государственно-правовых форм, направленный на демо­кратические преобразования государственного устройства, привел челове­чество к необходимости организовать государственную власть по принци­пу ее разделения. Такая необходимость, взвешенная и выверенная време­нем, приобрела форму доктрины, сформулированной в эпоху просвещения учеными XVII века англичанином Джоном Локком и французом Шарлем Монтескье, получившей свое первое юридическое закрепление в Консти­туции США 1787 года.

Смена нескольких «поколений» конституций связана со стремлени­ем к демократизации общества, ориентированного на общечеловеческие ценности.

Надо отдать должное правоведам, стоявшим у истоков Конституции Республики Башкортостан 1993 года, материализовавших исторический опыт демократического развития государственности. Основополагающие принципы демократических преобразований нашли свое отражение в ста­тье 6 Конституции, которая четко определила разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную при условии их самостоятельности и единства,

Особенность рассматриваемого нами принципа государственного устройства заключается в том, что он составляет первичную и основопо­лагающую нормативную базу для остальных положений Конституции, иных нормативных правовых актов Республики Башкортостан. В них за­крепляются юридические и иные гарантии принципа разделения власти, устанавливается компетенция органов государственной власти Республи­ки Башкортостан, порядок принятия ими нормативных правовых актов, закрепляется система сдержек и противовесов, с помощью которых каж­дая ветвь власти может ограничивать другие, обеспечивается взаимодей­ствие властей как единого государственного механизма.

Анализ конституционного разделения властей высвечивает две плоскости вопроса: горизонтальную и вертикальную-


По горизонтали - это вопросы разделения властных полномочий между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти.

По вертикали - вопросы разделения государственно-властных пол­номочий между федеральным центром и органами государственной вла' сти республики.

В силу Конституции Республики Башкортостан (статьи б, 7) орга нами, олицетворяющими законодательную, исполнительную и судебнуя власти, являются Государственное Собрание Республики Башкортостан Президент Республики Башкортостан, Кабинет Министров Республик! Башкортостан, суды Республики Башкортостан.

Принцип разделения властей требует строгого разграничения компе­тенции государственных органов, что получило свое закрепление s Кон­ституции, предусмотренных ею законах и других нормативных правовые актах республики.

Так, глава VIII Конституции «Организация государственной власти) закрепляет в своих статьях статус Президента Республики Башкортостан основы организации и деятельности, компетенцию Государственного Со­брания и Кабинета Министров Республики Башкортостан, В главе XII оп­ределены основы судебной системы республики.

Краткая характеристика каждой ветви власти, основанная на консти­туционных нормах, может быть следующей.

Государственное Собрание Республики Башкортостан (статьи 79-90) - высший представительный и законодательный орган Республики Башкортостан. Государственное Собрание принимает Конституцию, вно­сит в нее изменения и дополнения, принимает кодексы и законы Респуб­лики Башкортостан; совместно с Президентом определяет внутреннюю в внешнюю политику Республики Башкортостан; утверждает государствен­ный бюджет, осуществляет контроль за его исполнением; дает согласи Президенту на назначение Премьер-министра; принимает постановления о проведении выборов Президента, депутатов Государственного Собрание представительных органов местной власти; избирает Конституционный, Верховный и Высший арбитражный суды; назначает Прокурора и Упол­номоченного Республики Башкортостан по правам человека. По Консти­туции Государственное Собрание наделено и многими другими полномо­чиями.

Президент Республики Башкортостан (статьи 91-99) - глава респуб­лики (государства) и ее высшее должностное лицо, Институт Президента-принципиально новый у нас институт власти. Президент избирается граж­данами республики на основе всеобщего равного прямого избирательного права при тайном голосовании.


Личность Президента неприкосновенна и охраняется законом.

Согласно конституционным нормам Президент Республики Башкор­тостан избирается непосредственно ее гражданами, и в этом смысле он является единственным всенародно избранным должностным лицом рес­публики. Выборы Президента населением определяют чрезвычайно важ­ную роль данного института власти в государственной жизни.

Кабинет Министров Республики Башкортостан - Правительство Рес­публики Башкортостан (статьи 100-107) формируется Президентом и действует как коллегиальный орган. В Конституции в общем виде решены вопросы компетенции Правительства, о юридических способах ее реали­зации, его взаимоотношении с Государственным Собранием и Президен­том Республики Башкортостан. Детально эти вопросы нашли свое отраже­ние в Законе Республики Башкортостан о Кабинете Министров Республи­ки Башкортостан.

Конституционное положение Правительства как органа исполни­тельной власти Республики Башкортостан имеет ключевое значение для определения статуса Правительства, его прерогатив, структуры, порядка взаимоотношений с республиканскими органами исполнительной власти и органами местного государственного управления.

Судебная власть (статьи 132-141) - важнейший элемент государст­венности суверенной республики. Суды Республики Башкортостан, осу­ществляющие судебную власть, в своей совокупности представляют су­дебную систему республики.

Судебную систему Республики Башкортостан составляют: Консти­туционный суд Республики Башкортостан - высший судебный орган за­щиты конституционного строя, осуществляющий судебную власть в фор­ме конституционного судопроизводства; Верховный суд Республики Баш­кортостан - высший орган судебной власти, осуществляемой в форме гра­жданского, административного, уголовного судопроизводства; Высший арбитражный суд Республики Башкортостан - высший экономический су­дебный орган; местные суды. С принятием Закона Республики Башкорто­стан «О мировых судьях» в республике вводится также институт миро­вых судей.

Важно отметить, что в Конституции по-новому решены проблемы соотношения судебной системы Республики Башкортостан в составе фе­деральной судебной системы.

Однако для осуществления данного конституционного положения необходимо в договорном порядке разрешить возникшие практические вопросы.


Проблема заключается в следующем: имеет ли право на самостоя­тельное существование судебная система Республики Башкортостан как государство в составе Российской Федерации?

Наличие самостоятельной судебной системы в Республике Башкор­тостан - свершившийся факт. Республикой принят пакет законов, регла­ментирующих деятельность всех существующих видов судебных органов, И в этом случае следует исходить из положений Конституции Российской Федерации, которая установила, что государственную власть в субъектах Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти в рамках конституционного государственного устройства Федерации (часть 3 статьи 5, часть 2 статьи 11, часть 1 статьи 77 Конституции рос­сийской Федерации), Основываясь на правовой логике, следует, что прин­ципы государственного устройства как у Федерации, так и у ее субъектов должны быть едины, что определяет правомерность наличия судебной системы республик в составе Федерации.

Разумеется, при этом следует учитывать, что федеральные органы судебной власти и органы судебной власти Республики Башкортостан об­разуют общую судебную систему. Судебная власть должна быть у респуб­лик, - это нашло свое закрепление в Договоре от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и орга- нами государственной власти Республики Башкортостан».             :•

Реализация конституционного принципа разделения власти как еди- ь ного государственного механизма возможна только при действии eroJ_ внутренней части, которая состоит из системы сдержек и противовесов. ^1

Продолжая общее освещение исследуемого принципа, рассмотрим « его действие в другой плоскости. Другая плоскость реализации принцип;

разделения государственной власти, закрепленная в конституцией;

нормах, соотносится с федеральной системой государственного устро) ва. Речь идет о разделении властей по вертикали.

Рассматривая конституционный принцип разделения властей в соот^ ношении положений Конституции Российской Федерации (статьи 10,11) и Конституции Республики Башкортостан (статья 5) становится очевидным наличие разграничения властных функций между федеральными и рес­публиканскими органами власти. Скорее всего, это вопрос пределов цен­трализации и децентрализации государственной власти.

Правовая регламентация данного вопроса заложена в конституцион­ных нормах и получила свое развитие в договорных отношениях. Слож­ность решения вопроса связана с тем, что далеко не все сделано для зако­нодательного решения, с одной стороны, с другой - договорные отноше-


ния еще по-настоящему не развиты. Конечно, все это имеет объективные и субъективные причины.

К объективным можно отнести то, что этот вопрос даже при полной его юридической обеспеченности во многом не может быть решен из-за отсутствия в конечном счете необходимых финансовых ресурсов. Какой бы ни была мотивация государственных деятелей разных уровней при осуществлении властных полномочий, на первый план неизбежно выхо­дят проблемы, связанные с соблюдением пропорций федерального и рес­публиканского бюджетов.                     • -

Субъективные причины, на наш взгляд, лежат в сознании прошлого. Стереотипы административно-командного управления не позволяют раз­виваться, существенно тормозя развитие процесса договорных отношений между федеральным центром и субъектами Федерации. В этой связи нам предстоит трудоемкая организационно-правовая работа.


ТЕОРИЯ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ И КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

О.А.Филиппов,

адъюнкт Санкт-Петербургского университета МВД РФ

В Конституции Республики Башкортостан 1993 года нашли отра­жение многие достижения мировой общественно-правовой мысли, в том числе и теория разделения властей. Идеи этой теории являются обще­социальной ценностью планетарного масштаба и способствуют созданию подлинно демократического правового общества,

Приняв в 1993 году Конституцию и заявив о решимости создать де­мократическое правовое государство, многонациональный народ Башкор­тостана встал на путь цивилизованного государственного строительства. Реализация принципа разделения властей является одним из важнейших условий в данном направлении. Статья 6 Конституции прямо определила, что «государственная власть в Республике Башкортостан осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судеб­ную. Законодательная, исполнительная и судебная власти в Республике Башкортостан самостоятельны».

В соответствии с Конституцией Башкортостана законодательная власть осуществляется двухпалатным Государственным Собранием Рес­публики Башкортостан, исполнительная - Кабинетом Министров Респуб­лики Башкортостан, судебная - судами Республики Башкортостан.

Президент является главой государства и в соответствии с концеп­цией президентской власти обеспечивает согласованное функционирова­ние и взаимодействие всех ветвей государственной власти и ответствен­ность государства перед народом.

Деятельность по формированию правового государства в Башкорто­стане существенно облегчается тем, что республика - суверенное государ­ство, и имеет возможность самостоятельно принимать решение для реали­зации демократических принципов. Суверенитет предполагает верховен­ство государственной власти- При организации государственной власти в суверенном государстве установлен правовой статус и определенный про­цессуальный характер функционирования всех государственных органов. Вместе с тем только суверенная государственная власть может обеспечить признание и реализацию требований права как в собственной законода-


тельной, исполнительной и судебной деятельности, так и в политической и общественной жизни всего общества.

Государственное Собрание Республики Башкортостан является высшим представительным и законодательным органом Республики Баш­кортостан. Срок полномочий Государственного Собрания четыре года. Государственное Собрание состоит из двух Палат: Палаты представителей и Законодательной палаты.

В соответствии со статьей 129 Конституции Башкортостана правом законодательной инициативы обладают Палаты Государственного Собра­ния, депутаты, комитеты и комиссии Государственного Собрания, Прези­дент Республики Башкортостан, Кабинет Министров Республики Башкор­тостан, Конституционный суд Республики Башкортостан, Верховный суд Республики Башкортостан, Высший арбитражный суд Республики Баш­кортостан, Прокурор Республики Башкортостан, а также действующие на основе законов общественные объединения и союзы в лице их республи­канских выборных органов.

Представляется, что закрепление в Конституции столь широкого круга субъектов законодательного процесса нуждается в корректировке. На практике столь широкий круг субъектов законотворческой инициативы приводит к инфляции законопроектов, зачастую необоснованных и мало­важных, затруднению и задержке прохождения в законодательном органе наиболее важных законов. Круг субъектов законотворческой инициативы может быть ограничен, и эти функции могут быть предоставлены только основным органам законодательной, исполнительной и судебной власти и самим законодателям.

Создание объективно слаженной системы законодательства Респуб­лики Башкортостан и эффективная работа Государственного Собрания как законодательного органа зависит от объема его компетенции, В соответст­вующих статьях Конституции республики закреплена компетенция Госу­дарственного Собрания и Кабинета Министров, осуществляющего функ­ции исполнительной власти.

Кабинет Министров Республики Башкортостан - Правительство Рес­публики Башкортостан - является органом исполнительной власти, как гласит статья 100 Конституции Башкортостана.

Свидетельством самостоятельности исполнительной ветви власти является установление Конституцией положения о том, что Премьер-министр вносит представления по составу и структуре Правительства, т.е. им формируется система государственных органов, призванных осуществ­лять функции исполнительной власти на территории Башкортостана. На настоящем этапе государственного строительства в Республике Башкорто-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

стан наблюдается постепенный переход к компетентному Правительству с системой равновесия прав, ответственности и подконтрольности всех его структурных единиц о чем свидетельствует принятие закона «О республи­канских органах исполнительной власти Республики Башкортостан».

В соответствии со статьей 133 Конституции правосудие в Башкорто­стане осуществляется только судом. Судебную власть, являющуюся одной из ветвей государственной власти, в Республике Башкортостан представ­ляет судебная система, включающая в себя Конституционный суд Респуб­лики Башкортостан, Верховный суд Республики Башкортостан, Высший арбитражный суд Республики Башкортостан и местные суды.

Помимо четкого разграничения пределов ведения по горизонтали в, законодательстве реализация принципов разделения вл&стей должна под­крепляться средствами обеспечения невозможности сосредоточения вла­сти в одной из ветвей. Это разрешается с помощью выработанного миро-кой государственно-правовой мыслью системой «сдержек и противове­сов», которая представляет собой специальные средства в виде правовые гарантий и механизмов. В Конституции Башкортостана предусматривается такая система. Она включает в себя процедурность принятия законов, ин­ститут импичмента, проверку конституционности нормативных правовых актов, принятых органами законодательной и исполнительной власти.

Мировой опыт государств свидетельствует, что помимо достоинств при реализации теории разделения властей выявляются и ее недостатки. Своему рождению теория разделения властей обязана периоду абсолю­тизма, точнее сказать борьбе с абсолютизмом, но только в двадцатом веке удалось создать реальные модели организации государственной власти, которые соответствуют требованиям правовой и демократической госу­дарственности. Теория разделения властей в классическом варианте таит в себе такой недостаток, как излишняя обособленность ветвей власти по от­ношению друг к другу, влекущая проявление неких корпоративных инте­ресов и трудности в согласовании позиций. Предполагаемая теорией раз­деления властей независимость ветвей власти может привести к их проти­востоянию и даже противоборству и такого рода примеры имеются в со­временной России. Опыт современного государственно-правового разви­тия свидетельствует о том, что классическая модель разделения властей нуждается в модернизации и применении на практике координирующего органа в лице президента. Резервов для развития концепции разделения властей в Башкортостане более чем достаточно. Наблюдаемое в мировой практике сближение законодательной и исполнительной ветвей власти ха­рактерно и для Башкортостана.


Из Конституции Башкортостана следует, что Башкортостан является унитарным государством с президентской формой правления и входит в состав Российской Федерации. Одной из главных особенностей государст­венно-правового развития Башкортостана последних лет является учреж­дение поста Президента и усиление роли этого органа. Это прежде всего связано со сложившейся социально-экономической ситуацией и решимо­стью народа Башкортостана к проведению кардинальных реформ как в го­сударственном строительстве, так и в других сферах общественной жизни.

Закрепленным статьей 93 Конституции порядком формирования президентской власти, установлено, что Президент Республики Башкорто­стан избирается гражданами Республики Башкортостан на основе всеоб­щего равного прямого избирательного права при тайном голосовании. Из­брание Президента именно народом республики предопределяет его осо­бый политико-правовой статус, возлагает на него всю полноту ответст­венности за выполнение общих дел в республике и наделяет его властны­ми полномочиями.

Конституцией республики не предусматривается институт вице-президентства, В случае прекращения полномочий президентом досрочно, при отрешении от должности, смерти, отставки, в период до избрания но­вого Президента, президентские обязанности возлагаются на Премьер-министра, а если последний не может принять на себя эти полномочия, они переходят к Председателю Государственного Собрания Республики Башкортостан.

Учреждение в Республике Башкортостан поста Президента повыси­ло роль и ответственность Правительства, самостоятельно осуществляю­щего исполнительную власть и подотчетному Президенту и государствен­ному Собранию. Учреждение президентской формы правления, способст- • вуя усилению исполнительной власти, тем самым способствует укрепле­нию государственной природы республики и в конечном счете эффектив­ному проведению в Башкортостане социально - экономических реформ.

В соответствии с Конституцией Президент республики занимает центральное место в политической системе государства и олицетворяет собой единство государственной власти. В свою очередь успешное вы­полнение Президентом своих функций напрямую зависит от слаженной работы органов законодательной, исполнительной и судебной власти.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОБРАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Э.Г.Муснн,

Председатель Комитета Законодательной палаты Государственного Собрания Республики Башкортостан'.

Важнейший атрибут демократического правового государства - пар-". ламент. Парламентаризм означает такую систему правления, которая ха­рактеризуется четким распределением законодательной и исполнительной . функций государства.                                               ]

Принципиальное значение для становления реального парламента­ризма в нашей многонациональной республике имело провозглашение 11 октября 1990 года Декларации о государственном суверенитете Башкорто­стана, положившей в основу государственного строительства республики принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и су­дебную.

Конституция Республики Башкортостан, принятая 24 декабря 1993 года, стала мощным стимулом реформирования всех институтов государ­ственной власти. Она не только закрепила принцип разделения властей, но и последовательно сформулировала статус всех трех ветвей власти.

На качественно ином уровне в Конституции Республики Башкорто­стан решены проблемы, связанные с организацией высшей государствен­ной власти. Радикальному реформированию был подвергнут институт высшей представительной власти в республике. Конституционно закреп­лен институт Президента, статус Кабинета Министров, судов, определены основы местного самоуправления.

Впервые в Республике Башкортостан учреждался Парламент нового типа - Государственное Собрание, состоящее из двух Палат (Палаты пред­ставителей и Законодательной палаты), одна из которых действует на профессиональной основе. На уровне Конституции были определены предметы ведения Государственного Собрания.

Необходимость реализации конституционных положений, содержа­щихся в статьях 79-89 Основного Закона республики, требовала прежде всего детального законодательного разграничения полномочий между го­сударственными органами и представления высшему представительному


органу - Государственному Собранию Республики Башкортостан, его Па­латам возможности действовать самостоятельно при осуществлении своих функций. При этом важно было обеспечить органическое взаимодействие Парламента с другими высшими органами государственной власти рес­публики.

Начало этому процессу, как известно, было положено принятием 2 марта 1994 года Закона Республики Башкортостан «О Государственном Собрании Республики Башкортостан», в котором достаточно полно, с уче­том особенностей того времени был определен статус двухпалатного выс­шего представительного и законодательного органа Республики Башкор­тостан.

Закон конкретизировал демократические принципы парламентариз­ма; закрепил действенные правовые гарантии осуществления представи­тельной законодательной власти, регламентацию законодательной проце­дуры в Палатах и в основном определил их компетенцию, формы и мето­ды парламентской деятельности; установил правовые формы взаимоотно­шений Государственного Собрания с высшим должностным лицом - Пре­зидентом Республики Башкортостан, Кабинетом Министров, органами су­дебной власти и иными государственными органами, Все это явилось не только условием формирования Государственного Собрания и предопре­делило его дальнейшую плодотворную законодательную деятельность, но и означало важный шаг в развитии парламентаризма по республике в це­лом.

Сегодня со всей определенностью можно заявить, что профессио­нальный республиканский парламент состоялся. Представляется, что нет необходимости в данном случае отмечать известные положительные ре­зультаты его работы за истекший период.

В то же время четырехлетняя практика деятельности Государствен­ного Собрания, его Палат и их комитетов показала, что Закон Республики Башкортостан «О Государственно.м Собрании Республики Башкортостан» нуждается в уточнении и совершенствовании, что и было сделано приня­тым и введенным в действие с 1 декабря 1998 года Законом «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Башкортостан «О Государ­ственном Собрании Республики Башкортостан».

В Закон внесены следующие изменения и дополнения. В новой редакции Закона появились преамбула, предусматривающая следующие: в соответствии с Конституцией Республики Башкортостан За­кон определяет вопросы ведения, порядок организации и деятельности Го­сударственного Собрания Республики Башкортостан, его Палат и их коми-


тетов, а также должностных лиц Государственного Собрания Республики | Башкортостан, его Палат и их комитетов.                            ;

Закон четко определяет принципы, которыми руководствуется Го- [ сударственное Собрание при осуществлении своей деятельности. Такими s принципами являются: приоритетность и гарантированность прав и свобод :

человека и гражданина; законность; гласность и учет общественного мне- ' ния; коллективное, свободное, деловое и конструктивное обсуждение во- :

просов; забота об обеспечении гражданского мира и общественного согла- ';

сия в Республике Башкортостан, единства и целостности территории Pec- | публики Башкортостан; ответственность за принимаемые решения; со- | блюдение требований депутатской этики.                             |

Закон развивает положения статьи 88 Конституции Республики 1 Башкортостан, устанавливая предметы ведения не только Государственно­го Собрания в целом, но и его Палат. В статье 14 Закона четко регламен­тируется круг вопросов, подлежащих рассмотрению на совместных засе- | даниях Палат Государственного Собрания Республики Башкортостан.

Достаточно подробно в Законе определяется компетенция каждой из Палат Государственного Собрания (статьи 16, 17). Впервые законодатель­но устанавливается правовой статус комитетов, депутатских фракций и депутатских групп Палат Государственного Собрания.                  |

Ряд норм Закона существенно конкретизирует конституционные по- | ложения. В частности, в статье 22 Закона в развитие статьи 87 Конститу­ции Республики Башкортостан устанавливается порядок избрания Предсе- ^ дателя Государственного Собрания из числа Председателей Палат. На за-f конодательном уровне очерчен круг полномочий Председателя Государст- '• венного Собрания, уточняется компетенция Председателей Палат и иных.1 должностных лиц Палат и их комитетов,                            .^в

Закон с учетом опыта Парламента предусматривает серьезные уточ- s нения в законодательной процедуре и конкретизирует официальный ста­тус актов Государственного Собрания.

В целом внесенные в Закон «О Государственном Собрании Респуб­лики Башкортостан» изменения и дополнения направлены на более точ­ное отражение конституционных положений, обеспечение последователь­ной реализации всех норм этого Закона. Новый Закон делает шаг вперед в развитии парламентаризма в Республике Башкортостан.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН И ГОСУДАРСТВЕННОГО СОБРАНИЯ

Л.А.Дольникова,

зав. кафедрой государственного и административного права БАГСУ

При анализе положений действующей Конституции Республики Башкортостан можно заметить, что она обеспечивает необходимые усло­вия для воспрепятствования превращению какого-либо органа государст­венной власти в орган, неподконтрольный народу, игнорирующий другие органы государственной власти. Этому способствуют закрепленные в Конституции Республики Башкортостан основы взаимоотношений орга­нов государственной власти республики.

Исключительно важную роль в государственном механизме Баш­кортостана играют взаимоотношения Президента Республики Башкорто­стан с другими органами государственной власти. На первый план здесь выходят его взаимоотношения с Государственным Собранием. В литера­туре справедливо отмечается, что отношения Парламента и Президента -центральный «нерв» государственного механизма стран, имеющих прези­дентское правление.

Президент Республики Башкортостан ежегодно обращается к Пар­ламенту республики с Посланиями об основных направлениях внутренней и внешней политики. О важности Посланий свидетельствует тот факт, что для их заслушивания Конституцией предусмотрены совместные заседания Палат Государственного Собрания Республики Башкортостан. Ежегодные Послания Президента Республики Башкортостан не являются норма­тивными актами, поэтому они не обязательны для исполнения органами государственной власти. Но несмотря на это их содержание оказывает большое влияние на законодательный орган, поскольку в них определяют­ся первоочередные задачи в области законотворчества. Послания позво­ляют выработать единую позицию Президента Республики Башкорто­стан и Государственного Собрания Республики Башкортостан по про­грамме действий на предстоящий период.

Сотрудничество Президента и Государственного Собрания особен­но ярко проявляется в процессе рассмотрения законов. Президент Респуб­лики Башкортостан согласно статье 95 Конституции Республики Башкор­тостан обладает правом законодательной инициативы, т.е. правом внесе-


ния законопроектов в Законодательную палату Государственного Соб­рания Республики Башкортостан. Реализуя это право, Президент совмест­но с Государственным Собранием решает задачи в области законотворче­ства, поставленные в ежегодных Посланиях.                        |

Президент Республики Башкортостан принимает активное участи? в ходе рассмотрения законопроектов в Палатах Государственного Собрания. Он может лично или через своего полномочного представителя в Парламенте высказать свое мнение относительно того или иного законо­проекта, сделать предложение о внесении в него изменений и дополнений. Это позволяет устранить разногласия между Президентом и Государст­венным Собранием до принятия закона.                             -1

Президент Республики Башкортостан имеет право отклонить при" нятый закон, направив его в Государственное Собрание на повторное рас­смотрение. Палаты Государственного Собрания в установленном законом порядке рассматривают данный закон, и если при повторном рассмотре­нии закон будет одобрен в прежней редакции большинством - не менее двух третей голосов от общего числа депутатов обеих Палат, то в течений семи дней он подписывается Президентом и подлежит обнародованию. I

Таким образом Президент Республики Башкортостан и Государст­венное Собрание Республики Башкортостан активно взаимодействуют, между собой на всех стадиях законодательного процесса              а

Иногда жизнь требует срочного восполнения пробела в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательной регламент тации, и Президент вынужден принимать по этим вопросам указы, дейст­вие которых носит временный характер до принятия соответствующего закона. Такие действия Президента неоднозначно воспринимаются обще­ственностью. Для того, чтобы была снята острота проблемы, представля­ется, что было бы правильным принятие Государственным Собранием Республики Башкортостан решения о поручении Президенту урегулирова­ния таких отношений. Делегированное законодательство применяется в ряде стран (например, Индия).

Президент и Государственное Собрание совместно решают вопро­сы об образовании и упразднении министерств и государственных коми­тетов Республики Башкортостан.

Президент и Государственное Собрание вступают во взаимоотно­шения между собой при назначении на ряд ключевых государственных должностей. Так, назначение на должность Премьер-министра Республики Башкортостан осуществляется совместно Президентом и Парламентом. Совместно они решают и вопросы о назначении на должности судей Кон-


ституционного суда Республики Башкортостан, а также других судей, Прокурора Республики Башкортостан

Конституция Республики Башкортостан предусматривает необхо­димость выработки согласованной позиции Президента и Государственно­го Собрания по важнейшим вопросам кадровой политики.

Президент и Государственное Собрание взаимодействуют между собой и в вопросах обеспечения безопасности граждан. При введении чрезвычайного положения в Республике Башкортостан или в ее отдельных местностях Президент Республики Башкортостан обязан сообщить об этом Государственному Собранию в срок не позднее одних суток.

Государственное Собрание Республики Башкортостан согласно Конституции Республики Башкортостан имеет определенные рычаги воз­действия на Президента Республики Башкортостан. В соответствии с пунктом 11 статьи 88 Конституции Государственное Собрание Республи­ки Башкортостан может решить вопрос о доверии Президенту Республики Башкортостан и его отставке.

Конституция Республики Башкортостан не предусматривает воз­можность роспуска Президентом Парламента. Представляется, что было бы правильным для обеспечения системы сдержек и противовесов в сис­теме органов власти Башкортостана закрепление в Конституции респуб­лики при определенных обстоятельствах возможности роспуска Прези­дентом Государственного Собрания,

Конституционные положения, касающиеся взаимоотношений Пре­зидента и Государственного Собрания, дают основание говорить о том, что эти государственные органы, самостоятельно осуществляя свои функ­ции и полномочия, взаимодействуют между собой по многим важным по­литическим и правовым вопросам. При этом решение некоторых вопросов возможно только при наличии единой позиции Президента Республики Башкортостан и Государственного Собрания Республики Башкортостан.


О ПРИРОДЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ВЛАСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

Р.Х-Хажипой

доцент кафедры теории и историтР государства и права БАГСУ

Государственная власть в Республике Башкортостан, как в целом и в Российской Федерации, базируется на ряде исходных, системополагаю-щих принципов, сообщающих ей легитимный и демократический харак­тер. И если безусловным по важности и первенствующим по значимости здесь выступает принцип приоритета прав человека, то вторым по значе­нию является принцип разделения властей. В демократическом государст­ве эти принципы не просто взаимодополняют друг друга, но образуют диа­лектическое единство: надлежащее разделение и соотношение властей создает институциональные гарантии прав человека, составляет один из компонентов правовой государственности; в свою очередь, внутреннее (з.к-сиологическое) содержание и смысл разделения властей заключаются именно в конечной направленности на обеспечение и реальную осущест­вимость прав и свобод человека.

Статья 6 Конституции Республики Башкортостан гласит: «Государ-^ ственная власть в Республике Башкортостан осуществляется по принципу! разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Законода-| тельная, исполнительная и судебная власти в Республике Башкортостан | самостоятельны. На территории Республики Башкортостан обеспечивается 1 единство государственной власти».                                   :

Закрепление этого важнейшего политико-правового принципа, а также провозглашение в статье 2 этого же раздела Конституции положения о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью в Республике Башкортостан», постулировало приверженность Башкортоста­на идеям и принципам правового государства, зафиксировало его принад­лежность к демократическим, правовым государствам современности. Ни одна из прежних Конституций республики не манифестировала подобных концептуальных юридических новаций.

Вместе с тем при практической реализации принципа разделения властей Конституция Башкортостана не смогла избежать, к сожалению, и некоторых логико-юридических противоречий, природа которых впрочем становится понятной, если принять во внимание тот факт, что институты и нормы гражданского общества у нас начали складываться лишь в послед-


нее десятилетие, а конституционное правотворчество находится в стадии своего становления.

Прежде всего противоречивость Конституции проявляется в недос­таточной проработанное™ вопросов разделения и соотношения различных ветвей государственной власти. Так, упоминаемая выше статья 6 Основно­го Закона провозглашает разделение властей на законодательную, испол­нительную и судебную, а следующая за ней статья 7 содержит следующее положение: «Государственная власть в Республике Башкортостан осущест­вляют Государственное собрание Республики Башкортостан, Президент Республики Башкортостан, Кабинет Министров Республики Башкортостан, суды Республики Башкортостан».

Логическое толкование текста данной нормы позволяет сделать вы­вод о том, что властей в республике согласно Конституции не три, а четы­ре: к уже известной и традиционной триаде - законодательной, исполни­тельной и судебной - прибавляется четвертая властная ветвь - президент­ская. К слову сказать, аналогичное расхождение между 10 и 11 статьями заложено и в тексте Конституции Российской Федерации. Разница лишь в том, что среди верховных носителей государственной власти в Российской Федерации первым упоминается Президент Российской Федерации и толь­ко затем следуют Федеральное Собрание, Правительство и суды Россий­ской Федерации.

Появление «новой» властной вертикали в Конституциях Россий­ской Федерации и ее субъектов - вполне определенное отражение запросов и требований времени и может в этой связи рассматриваться как специфи­ческий вариант компромисса различных политических сил в сложных ус­ловиях перехода от прежних форм тоталитарной жизни к новым общест­венным отношениям, основанным на принципах действительной демокра­тии и права, Конституционное закрепление президентской власти, прида­ние ей «особого статуса», наделение Президента достаточно широким кругом полномочий и одновременно с этим известная неопределенность и специфичность его правового положения были вызваны рядом сущест­венных причин и обстоятельств, главным образом - необходимостью обеспечения единства и авторитета государственной власти, потребностью формирования юридических предпосылок ее взаимосогласованного и гар­моничного функционирования в условиях переходного периода.

Означает ли сказанное, что институт президентства образует у нас вполне самостоятельную ветвь власти со своим специфическим набором политико-юридического инструментария, способов решения возникающих общественных проблем, места в политической системе и т.п.? Или же он


входит в качестве одного из элементов в систему традиционных государст­венно-властных отношений общества?

Анализ показывает, что на эти вопросы могут быть даны два раз­личных по своей сути ответа.

Первый: конституционно-правовая фигура Президента - это ин­ститут прежде всего и исключительно исполнительной власти. Такого мнения придерживаются, в частности, ряд московских ученых.

Аргументируя свою позицию, эти ученые считают, что в условиях разделения властей Президент страны должен находиться в определенном правовом поле, за пределами которого разделение властей нарушается. Го­воря иначе, статуирование президентской власти в качестве суверенной и самостоятельной с неизбежностью приходит в противоречие с теорией разделения властей и конституционными положениями, закрепляющими к' в качестве исходного и ведущего конституционно-правового принципа. Пс­их мнению, Президент как конституционно-правовая фигура - это либо номинальный глава государства, т.е. должностное лицо, остающееся за рамками разделения властей, но практически не обладающее реальными властными полномочиями, либо должностное лицо государстаа, обладаю"! щее реальными полномочиями исполнительной власти. Президент по сво- i им конституционным полномочиям не является институтом и главой ис-| полнительной власти.                                              ;i

Второй возможный и более предпочтительный вариант ответа на' поставленный выше вопрос: президентская власть - в условиях «смешан-' ной», полупрезидентской - полупарламентской республики (которая в це­лом характерна для современной России и государств - республик в ее со­ставе) образует если не четвертую, то вполне самостоятельную, «особую» и специфическую ветвь власти.

Такую точку зрения также отстаивают и некоторые ученые, Про­фессор В.Е.Чиркин, к примеру, отмечает, что практика многих стран сви­детельствует о следующем: концепция разделения властей, являющаяся непреложным постулатом демократии, имеет прежде всего ориентирую­щий характер и нигде, по крайней мере в современных условиях, не осу­ществляется и, видимо, не может быть осуществлена в «чистых» формах», Классической страной разделения властей при республиканской форме правления считаются США, но и в ней нет непреодолимых границ между «ветвями» власти.

. Действительно, согласно статье 91 Конституции Республики Баш­кортостан Президент является главой республики, ее высшим должност­ным лицом. Он выступает гарантом прав и свобод человека и гражданина, соблюдения Конституции и законов Республики Башкортостан, защищает


государственный суверенитет, экономические и политические интересы республики.

Статья 95 Конституции наделяет Президента достаточно широким кругом полномочий, он обладает правом законодательной инициативы;

подписывает и обнародует законы; с согласия Государственного Собрания назначает Премьер-министра; руководит деятельностью Кабинета Мини­стров и принимает его отставку; представляет бюджет парламенту; опроте­стовывает и приостанавливает действие актов государственных органов Российской Федерации на территории республики; назначает и освобож­дает гнав администраций районов и городов; представляет Государствен­ному Собранию кандидатуры судей всех рангов, а также Прокурора рес­публики; решает вопросы гражданства и предоставления убежища и т.д. Кроме того, в пределах своей компетенции Президент издает указы и рас­поряжения, проверяет их исполнение.

Таким образом, с одной стороны, Президент выступает как глава исполнительной власти - назначает Премьер-министра; формирует в целом Кабинет Министров (центральный орган исполнительной власти), руково­дит деятельностью и принимает его отставку; назначает и освобождает глав администраций районов и городов; принимает меры по обеспечению государственной и общественной безопасности; решает вопросы граждан­ства. Президент вправе отменять решения руководителей исполнительной власти на территории республики, если они противоречат Конституции и законам Республики Башкортостан, а также отстранять от исполнения обя­занностей руководителей исполнительной власти в случае нарушения ими законодательства республики.

Вместе с тем часть предоставленных Конституцией полномочий выводит Президента за рамки «чисто» исполнительной власти и вводит его в правовое доле других ветвей государственной власти - законодательной и судебной. В частности, это касается конституционных положений о том, что Президент; является главой и высшим должностным лицом республи­ки; выступает гарантом прав и свобод человека и гражданина, соблюдения Конституции и законов республики; подписывает и обнародует законы, принятые парламентом (т.е. обладает правом вето); Президент наделен полномочиями опротестовывать и приостанавливать действие актов Рос­сийской Федерации на территории республики; представляет Государст­венному Собранию кандидатуры на пост судей, а также Прокурора рес­публики; вводит чрезвычайное положение и некоторые другие- Кроме того, по Конституции Президент наделен важнейшими полномочиями в области законодательной власти - правом издавать указы и распоряжения как нор­мативного, так и ненормативного характера.


Все это позволяет квалифицировать конституционно-правовую фид гуру Президента в качестве особой ветви государственной власти, не отно­сящейся напрямую ни к исполнительной, ни к законодательной, ни к су­дебной власти. В полупрезидентской республике, каковой является Баш­кортостан, Президент как бы ставится над ветвями власти, «выносится за скобки», выполняя функции «обеспечителя» единства и взаимодействия государственной власти (положение о том, что «на территории Республики Башкортостан обеспечивается единство государственной власти» прямо зафиксировано в статье б Конституции республики). Его исполнительно-распорядительная и законотворческая деятельность дополняется, а иногда и вытесняется арбитражной, Он начинает играть роль арбитра по отноше­нию к институтам государственной власти, ее ветвям, а иногда и по отно­шению к обществу в целом.

В то же время, в отличие от Конституции Российской Федераций, Конституция Республики Башкортостан предусмотрела достаточно гибкие и эффективные механизмы взаимного согласования разнообразных госу­дарственно-властных интересов, поставила жесткие юридические запреты, исключающие диктат одной власти над другой.

Согласно статье 100 Конституции Кабинет Министров - Прави­тельство Республики Башкортостан, являясь органом исполнительной вла­сти, подотчетен в одинаковой степени и Государственному Собранию и Президенту. При этом вновь образованный Кабинет Министров представ­ляет программу предстоящей деятельности на срок своих полномочий од­новременно Президенту и Парламенту, а отчитывается о проделанной ра­боте непосредственно перед последним не реже одного раза в год.      ||

Немаловажную роль в гармонизации и оптимизации отношение различных институтов государственной власти в современном Башкортм стане играют нормы Конституции, фиксирующие специфические кон­трольные и распорядительные прерогативы Парламента - Государственно, го Собрания республики - по ограничению президентских функций и поля номочий. Часть таких полномочий, устанавливающих формы парламенте ского контроля над исполнительной властью, закреплена в статье 88 Кон|| ституции. Согласно им Государственное Собрание Республики Башкорто-| стан обладает правом: совместно с Президентом определять внутреннюю я| внешнюю политику республики; устанавливать порядок организации щ деятельности законодательной, исполнительной и судебной власти, орга-' нов местной власти и местного самоуправления; решать вопрос о доверии Президенту и его отставке; отменять указы и распоряжения Президента в случае их несоответствия Конституции и законам республики.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

Л.И.Рахматуллина,

зав. отделом Управления Депеши Кабинета Министров Республики Башкортостан

В сфере конституционного регулирования одним из основных во­просов является организация государственной власти.

Конституция Республики Башкортостан в статье 8 определяет базо­вые принципы организации государственной власти: разделение ее на за­конодательную, исполнительную и судебную; самостоятельность всех трех ветвей власти; единство государственной власти.

Разделение властей, их самостоятельность позволяют создать в го­сударстве сбалансированную систему равнозначных разнофункциональ-ных органов. Принцип единства государственной власти продиктован ко­нечной целью деятельности всех органов государственной власти: это со­блюдение прав и свобод человека и гражданина, создание условий, обес­печивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Исполнительная власть - ветвь государственной власти, выражен­ная системой органов исполнительной власти, осуществляющих государ­ственное управление делами общества, обеспечивающих его развитие на основе законодательства и обладающих государственно-властными пол­номочиями.

Статья 100 Конституции Республики Башкортостан, конкретизируя это положение, устанавливает, что Кабинет Министров Республики Баш­кортостан - Правительство Республики Башкортостан является органом исполнительной власти,

В связи с тем, что Конституция не содержит норм о других органах исполнительной власти, можно сделать вывод, что Кабинету Министров Республики Башкортостан вверяется полный объем исполнительной вла­сти а республике.

Правовой статус Кабинета Министров Республики Башкортостан базируется на принципиальных положениях статей 6, 7, 100-107 Консти­туции Республики Башкортостан.

Провозглашенные Конституцией принципы верховенства, приори­тета конституционных норм и законности имеют непосредственное отно­шение к определению статуса Кабинета Министров - Правительства Рес­публики Башкортостан. В этом отношении характерно содержание статьи 104 Конституции, которая определяет, что Кабинет Министров строит


свою работу на основе и во исполнение законов Республики Башкорто­стан, решений Государственного Собрания Республики Башкортостан. указов и распоряжений Президента Республики Башкортостан. Таким об­разом, определяется подзаконность действий и решений Кабинета Мини­стров Республики Башкортостан. В то же время, подчеркивая место Каби­нета Министров в системе органов власти, Конституция Республики Баш­кортостан в той же 104-й статье определяет обязательность исполнения актов Кабинета Министров на всей территории республики.

Важно отметить и продолжение статьи 104 Конституции, где сказа­но, что Кабинет Министров действует также на основе и во исполнение законов Российской Федерации, решений Федерального Собрания, указов и распоряжений Президента Российской Федерации, постановлений и рас­поряжений Правительства Российской Федерации, принятых по вопросам, переданным Республикой Башкортостан по Договору в ведение Россий­ской Федерации. Это полностью соответствует тому, что Республика Баш­кортостан является полноправным и самостоятельным субъектом Россий­ской Федерации.

В развитие конституционных положений законы Республики Баш­кортостан «О Кабинете Министров - Правительстве Республики Башкор­тостан», «О республиканских органах исполнительной власти Республики Башкортостан» конкретизируют полномочия и порядок деятельности Ка­бинета Министров Республики Башкортостан и других республиканских органов исполнительной власти.

В соответствии с указанными законами в Республике Башкортостан систему органов исполнительной власти образуют Кабинет Министров Республики Башкортостан, министерства, государственные комитеты и ведомства Республики Башкортостан, а также органы местного государст­венного управления Республики Башкортостан. Кабинет Министров объе­диняет и направляет работу республиканских органов исполнительной власти, а также осуществляет контроль за их деятельностью. Следует от­метить, что в соответствии с законодательством органы исполнительной власти осуществляют взаимодействие с органами представительной, су­дебной власти, Президентом Республики Башкортостан.

Наиболее актуальным является вопрос отграничения полномочий Кабинета Министров от полномочий тех государственных органов, кото­рые представляют иные ветви власти. Отметим некоторые существенные особенности взаимоотношений Кабинета Министров Республики Башкор­тостан с Президентом Республики Башкортостан как главой и высшим

должностным лицом ]Fa^^Ee^sa

Президент республики, согласно статье 95 Конституции, обеспечи­вает права и свободы человека и гражданина, государственный суверени­тет, государственно-территориальную целостность республики, закон-


ность и правопорядок на ее территории, а это обуславливает содержание деятельности Кабинета Министров по реализации указанных направлений.

Президент оказывает решающее влияние на процесс формирования Кабинета Министров, он назначает с согласия Государственного Собрания Республики Башкортостан Премьер-министра и осуществляет формирова­ние всей системы органов исполнительной власти, включая назначение министров, других руководителей органов исполнительной власти и осво­бождение их от должности, а также руководит деятельностью Кабинета Министров Республики Башкортостан.

Конституция Республики Башкортостан, в соответствии с принци­пом разделения властей, четко определяет и отношения Кабинета Минист­ров с Государственным Собранием. Они базируется на нормах статей 6, 88, 100, 102, 103, 104 Конституции Республики Башкортостан. Анализ норм Конституции дает основание выделить два основных направления взаимоотношений этих двух государственных органов, олицетворяющих две ветви государственной власти.

Первое направление вытекает из установленной статьей 100 Кон­ституции подотчетностью Кабинета Министров Государственному Собра­нию. Это полномочия Государственного Собрания на дачу согласия на на­значение Премьер-министра Республики Башкортостан, решения вопроса о доверии Кабинету Министров, определение совместно с Президентом республики внутренней и внешней политики Республики Башкортостан, реализуемой в дальнейшем органами исполнительной власти.

Вторым важным направлением взаимоотношений Кабинета Мини­стров и Государственного Собрания является согласование интересов при принятии республиканского бюджета и рассмотрении проектов законов. Здесь следует отметить установленные Конституцией широкие полномо­чия Кабинета Министров, который организует разработку государственно­го бюджета, а также прогнозов экономического и социального развития республики.

В соответствии с частью второй статьи 129 Конституции Республи­ки Башкортостан законопроекты о введении или отмене налогов, частич­ном или полном освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств республики и другие за­конопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет респуб­ликанского бюджета, могут быть внесены любым субъектом законода­тельной инициативы только при наличии заключения Кабинета Минист­ров Республики Башкортостан.

Согласно части пятой статьи 22 Закона Республики Башкортостан «О Кабинете Министров - Правительстве Республики Башкортостан» Ка­бинет Министров Республики Башкортостан направляет Государственно­му Собранию Республики Башкортостан заключения, замечания и пред­ложения по рассматриваемым Государственным Собранием проектам


нормативных правовых актов, что, в свою очередь, обязывает Государст­венное Собрание направлять в Кабинет Министров все законопроекты, независимо от того, какой субъект законодательной инициативы их внес на рассмотрение Парламента.

Конституция Республики Башкортостан не содержит норм, регла­ментирующих взаимодействие исполнительной и судебной ветвей власти, С созданием Судебного департаменга при Верховном суде Республики Башкортостан с органов исполнительной власти снимаются вопросы орга­низационного обеспечения судебной деятельности, однако по-прежнему на органы исполнительной власти возложена важная задача по исполне­нию судебных решений.

Представляется необходимым отметить и тот факт, что Конститу­ция Республики Башкортостан в статье 103 закрепляет в общей форме предметную компетенцию Кабинета Министров Республики Башкорто­стан как органа государственной власти.

Перечень закрепленных в Конституции полномочий Кабинета Ми­нистров свидетельствует о том, что его компетенция исключительно об­ширна и имеет отношение ко всем сферам общественной жизни республи­ки.

Следовательно, в исполнительной власти заключено то звено госу­дарства, которое практически организует жизнь общества. Эта власть включает в себя основную массу государственных органов и наибольшее число государственных служащих, она обладает широкими полномочия­ми. Исполнение законов, являющееся по концепции правового государства главной функцией исполнительной власти, объективно требует осуществ­ления большой распорядительной деятельности, которая неизбежно затра­гивает права и интересы граждан. Отсюда та тщательность, с которой в нашей республике подходят к вопросам формирования, организации и от­ветственности органов исполнительной власти.

Роль исполнительной власти весьма велика и характеризуется тен­денцией к усилению. К этому побуждают общее усложнение внешней и внутренней обстановки, потребности экономики и растущие социальные нужды. Роль исполнительной власти особенно важна сейчас, в период проведения реформ, затронувших все аспекты социально-экономической жизни, поскольку проведение политики реформ возложено главным обра­зом именно на исполнительную власть, что определяет необходимость для нее быть сильной и независимой.


К ВОПРОСУ ОБ ОСНОВНЫХ ПРАВАХ, СВОБОДАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ ЛИЧНОСТИ ПО КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

З.Д.Еникеев,

декан юридического факультета БашГУ

Права, свободы и обязанности человека - ключевой вопрос совре­менности, приковывающий внимание людей всего земного шара. Он тре­бует к себе повышенного внимания всех ветвей власти, государственных органов и общественных организаций как России в целом, так и ее субъек­тов, в том числе Башкортостана. Вот почему системное исследование дан­ного вопроса на любом уровне (международном, федеральном и регио­нальном) представляется актуальным и важным не только в научном, но и в практическом плане.

Важно потому, что до сих пор идут споры между отдельными поли­тиками, учеными и практиками относительно полномочий республик в со­ставе Российской Федерации в части регулирования указанных ценно­стей, Сравнительно недавно было высказано мнение, что вопросы прав и свобод нельзя включать в Конституции республик, поскольку регулиро­вание прав и свобод отнесено исключительно к ведению России, Когда республики приняли новые Конституции, критики поставили под сомне­ние легитимность разделов республиканских Конституций, посвященных правам, свободам и обязанностям человека и гражданина, опираясь на Конституцию Российской Федерации. Однако вряд ли можно согласиться с таким подходом.

Если взять Конституцию Республики Башкортостан, то она закреп­ляет положения, уже зафиксированные в международных актах и Консти­туции России, а также выполняет настоятельные призывы международных организаций и форумов включить всеобщие стандарты в области прав че­ловека во внутреннее законодательство и укрепить национальные структу­ры, институты и органы общества правоохранительного направления.

Конституция Российской Федерации сама подтверждает, что рес­публика (государство) имеет свою Конституцию и законодательство (часть 2 статьи 5). А без обозначения, перечисления и гарантирования основных прав и свобод Конституция вообще немыслима. О том, что «общество, где не обеспечена гарантия прав, не имеет Конституции», говорилось еще в Французской декларации прав человека и гражданина 1789 года (статья 16). Все это дает основания утверждать, что Башкортостан как суверенное


государство в составе Российской Федерации вправе издавать свои зако­ны в сфере прав и свобод людей в плане их расширения, углубления, кон­кретизации и детализации.

Применительно к законодательству, принимаемому в Республике Башкортостан, надо сказать, что любой издаваемый республиканский за­кон так или иначе связан с определенными правами, свободами и обязан­ностями граждан. Реальность такова, что Башкортостан, как и другие рес­публики России, прямо или косвенно осуществляет регулирование прав и свобод человека.

В преамбуле Всеобщей декларации прав человека указано, что права человека должны охраняться властью закона. К тому же, как подчеркива­ется в Венской декларации и Программе действий, принятых 25 июня 1993 года Всемирной конференцией по правам человека, региональные механизмы играют основополагающую роль в защите прав людей, они должны содействовать укреплению универсальных (международных) стандартов в области прав человека. При этом признается, что каждое го­сударство имеет право избирать такие структуры, которые в наибольшей мере соответствуют его конкретным потребностям на национальном уров­не. При таких жестких международных установках нельзя принижать роль республик Федерации в правоохранительном деле и лишать их возможно­сти принимать законы, регулирующие и защищающие права и свобод своих граждан.

Приведенные аргументы достаточны для вывода о том, что авторы Конституции Республики Башкортостан и принявший ее 24 декабря 1993 года Верховный Совет справедливо поместили в нее раздел (второй) о правах, свободах и обязанностях человека и гражданина. В свою очередь это делает правомерным теоретическое осмысление системы прав, свобод и обязанностей граждан по Конституции Республики Башкортостан.

Упомянутый раздел Конституции состоит из 51 статьи. Хотя в заго­ловке раздела записанные а нем права, свободы и обязанности не названы как основные, тем не менее в его 18 и 21 статьях этот термин употребляет­ся. К тому же в юридической литературе принято считать основными пра­ва, свободы и обязанности, закрепленные в Конституции.

Конституционные (основные) права, свободы и обязанности обла­дают наивысшей юридической силой. Из этого свойства следует, что все иные права, свободы и обязанности должны в принципе соответствовать конституционным.

Конституционным правам, свободам и обязанностям качество ос­новных придает и то, что они трансформированы из Всеобщей декларации прав человека и международных пактов о правах человека,


В силу указанных свойств основные права, свободы и обязанности

занимают ведущее место в системе прав, свобод и обязанностей личности. По отношению к иным конституционные выступают как руководящие принципы, как устои, на которые опираются все предусмотренные в от­раслевом законодательстве Республики Башкортостан. Однако это не зна­чит, что конституционные права, свободы и обязанности лишены систем­ности. Они образуют обособленную, самостоятельную, целостную и осно­вополагающую систему, поскольку занимают ведущее место, обладают внутренне согласованным единством и структурной дифференциацией ее элементов, т.е. теми качествами, которые присущи всякой системе.

Отмеченное единство обусловлено сочетанием личных (частных) и общественных интересов, учредительным характером, неотчуждаемостью, однородностью, общностью целей, взаимосвязанностью, юридической со­гласованностью основных прав, свобод и обязанностей.

Осуществление одних конституционных прав, свобод или обязанно­стей служит основанием для реализации других прав и свобод. К примеру, использование гражданами своего конституционного права на труд явля­ется основанием для получения права на отдых и права на материальное обеспечение в старости, в случае болезни и потери трудоспособности (ста­тьи 45,46, 50 Конституции Республики Башкортостан).

Использование одних прав, свобод или обязанностей может быть основанием для приостановления исполнения других обязанностей или осуществления иных прав и свобод. Так, временная или постоянная потеря трудоспособности служит не только основанием для реализации консти­туционного права на социальную защиту, но и основанием для освобож­дения от исполнения конституционной обязанности нести военную служ­бу (статьи 12,45,47,48, 50,67 Конституции Республики Башкортостан).

Нарушение прав и свобод, неисполнение гражданами своих обязан­ностей отрицательно влияют на жизнь всех остальных прав и свобод. На­пример, несоблюдение ими обязанности беречь природу, сохранять ее бо­гатства и окружающую среду, гуманно относиться к животному и расти­тельному миру (статья 64 Конституции Республики Башкортостан ) может негативно сказаться на реальности конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду (статья 49 Конституции Республики Башкортостан).    -

Таким образом, вся совокупность основных прав, свобод и обязан­ностей, провозглашенных в Конституции республики, находится а органи­ческом единстве. При этом одни раскрывают содержание других, гаранти­руют их, Так, право на жизнь нельзя рассматривать в отрыве от права на охрану здоровья и медицинскую помощь, а также обязанности, сформули­рованной в статья 49: «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоя-


тельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с законом».

В Конституции Республики Башкортостан права, свободы и обязан­ности размещены в шести главах. Причем, в отличие от Конституции Рос­сийской Федерации, раздел, объединяющий их, имеет четко обозначен­ную структуру: общие положения (статьи 18-21), гражданство (статьи 22-25), гражданские и политические права граждан (статьи 26-41), экономи­ческие, социальные и культурные права и свободы (статьи 42-53), гаран­тии прав и свобод (статьи 54-62), обязанности (статьи 63-68). Такое раз­мещение и название этих глав согласуется со Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом об экономических, социальных и куль­турных правах и Международным пактом о гражданских и политических правах.

Велико значение такого способа фиксации конституционных основ правового статуса личности в плане совершенствования, развития, конкре­тизации и детализации прав, свобод и обязанностей в отраслевом законо­дательстве. Следовательно, нормы, сосредоточенные во втором разделе Конституции Республики Башкортостан, в своем единстве представляют собой важный, цельный и зрелый государственно-правовой институт.

Говоря о классификации основных прав, свобод и обязанностей личности, следует иметь в виду, что конституционно выделяются две са­мостоятельные юридические категории - свободы и права человека (граж­данина), имеющие сходство и различия. Сходство в том, что оба эти поня­тия имеют общую смысловую нагрузку, означающую определенную для лиц юридическую возможность поступать так или иначе, точнее возмож­ность избрать тот или иной вид и меру своего поведения, пользоваться предусмотренными Конституцией социальными благами как в личных, так и в общественных интересах,

Различие в том, что основные права есть возможность получения ка­ких-то социальных благ, а свобода - внутреннее состояние человека, само­стоятельность, независимость от государства, способность располагать самим собой, возможность действовать по своему убеждению, по своему усмотрению в рамках дозволенного правилами социального общежития,

В Конституции Республики Башкортостан применительно к правам, свободам и обязанностям одновременно употребляются также понятия «человек и гражданин», что служит свидетельством их неоднозначности в данном контексте. Это неслучайно, так как с момента провозглашения прав и свобод Французской декларацией прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года широкое распространение получило деление их на права человека и права гражданина. Словосочетание «права и свободы человека и гражданина» применяется также в Декларации Республики Башкорто­стан о правах и свободах и некоторых иных законодательных актах. По-видимому, здесь сыграла роль естественно-правовая доктрина, которая


утверждала, что одни права и свободы существовали до государства и не

зависили от его признания, другие же, наоборот, провозглашались госу­дарством и поэтому не существовали до него. Отсюда первые - права че­ловека, вторые-права гражданина.

Однако для классификации прав и свобод не это имеет решающее значение. Главное - реальное содержание, общие, существенные признаки основных прав и свобод. Надо полагать, именно эти их признаки -вид благ, их единство и однородность - были учтены в наименованиях упомя­нутых международных пактов о правах человека и в названиях 3 и 4 глав Конституции Республики Башкортостан. Соответственно Конституция в виде основных закрепляет систем}' общегражданских, политических, эко­номических, социальных и культурных прав и свобод. Особо выделяются права в области правосудия.

Конституция Республики Башкортостан предусматривает и гарантии всех этих прав и свобод, которые тоже составляют определенную систему (статьи 2, 4, 9, 12, 15-21, 23, 24, 27-36, 40, 41, 42, 44-62, 91, 94, 95, 103, 121,122,147).

Конституция Республики Башкортостан предусматривает относи­тельно небольшой круг основных обязанностей граждан. Наряду с общей обязанностью соблюдать Конституцию и законы, уважать права, свободы, честь и достоинство других лиц, перечисляются обязанности по защите Отечества, в том числе по несению военной или альтернативной граждан­ской службы, бережному отношению к природе, земле, по сохранению бо­гатств и окружающей среды республики, гуманному отношению к живот­ному и растительному миру, по уплате налогов и сборов, участию в осу­ществлении правосудия, а также обязанности родителей и детей по отно­шению друг к другу (статьи 4, 15, 47, 63-67).

Исходя из принципа - нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав и органического их единства, а равно с учетом возрастания на со­временном этапе роли обязанностей и предписаний для общественного развития было бы целесообразно возродить в Конституциях Российской Федерации и Республики Башкортостан следующие оправдавшие себя положения в советских Конституциях: обязанность добросовестно тру­диться, укреплять дружбу наций и народностей, уважать национальное достоинство других граждан, оберегать интересы государства, быть не­примиримым к антиобщественным поступкам, всемерно содействовать охране общественного порядка, содействовать развитию дружбы и со­трудничества с народами других стран, поддержанию и укреплению все­общего мира, Думается, решение данного вопроса - насущная задача. Это необходимо для повышения активности граждан в строительстве демокра­тического правового государства и цивилизованного, процветающего гра­жданского общества в нашей стране.


О ВНЕДРЕНИИ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ СТАНДАРТОВ В ОБЛАСТИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Р.Ф.Хабиров, зам. декана юридического факультета БашП

Особое значение в понимании и определении ориентиров дальней­шего развития законодательства Республики Башкортостан имеет про­блематика имплементации международно-правовых стандартов в области прав и свобод человека во внутреннее законодательство. Как известно, статья 16 Конституции Республики Башкортостан   провозгласила:

«...общепризнанные принципы и нормы международного права и между­народные договоры Республики Башкортостан являются частью ее право­вой системы...».

Если перевести это положение в плоскость зашиты прав и свобод человека и при этом учесть положения статьи 19 Конституции о том, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно дейст­вующими, возникает следующая дилемма, согласно которой человек (ис­ходя из содержания статей 16 и 19 Конституции республики) имеет право в обоснование своих требований ссылаться на те или иные международно-правовые стандарты, закрепленные либо в «общепризнанных принципах и нормах», либо в «международных договорах Республики Башкортостан».

В то же время в действующем законодательстве нет четких подходов к такому толкованию конституционных норм. Между тем необходимо за­метить, что этот вопрос имеет важное значение не только с позиции науч­ных исследований, но и с позиций правоприменения, защиты прав и сво­бод человека и гражданина.

Так уже во время одного из первых заседаний экспертного совета при Уполномоченном Республики Башкортостан по правам человека чле­ны комиссии разошлись во мнении, что нужно понимать под общепри­знанными принципами и нормами международного права. Нет единства и в понимании этого вопроса в научно-теоретической литературе. Так, по мнению коллектива авторов одного из Комментариев Конституции Рос­сийской Федерации под общепризнанными принципами и нормами меж­дународного права необходимо иметь в виду «принципы и нормы, уста­новленные и признанные международным сообществом государств», к ко­торым в частности относятся «нормы, содержащие основополагающие принципы международного права, нормы общего международного обыч-


ного права и общие принципы права, признанные цивилизованными на­циями».

По смыслу же Комментария к статье 17 в круг общепризнанных

принципов и стандартов включаются те международные стандарты прав человека, которые закреплены so Всеобщей Декларации прав человека 1948 года, Международных пактах 1966 года, в документах Совета Евро­пы и СБСЕ, в различных международных договорах.

Несколько иной расклад представлен в работе «Общая теория прав человека» (ред. Е.А. Лукашева), который, в частности, в качестве обще­признанных упоминает принципы уважения суверенитета государств и недопустимости вмешательства в их внутренние дела, принцип самоопре­деления народов и наций, принцип равноправия всех людей и запрещения дискриминации, принцип равенства мужчины и женщины и т.д.

Серьезно запутывает проблему определение понятия «общепризнан­ные принципы», данное во втором томе «Курса международного права» 1989 года, согласно которому общепризнанные принципы международно­го права - это исторически сложившиеся основополагающие идеи, опреде­ляющие содержание современного международного права.

В то же время именно это определение наиболее полно выражает традиционный подход к этой проблеме российской школы международно­го права и абсолютно совпадает с положениями статьи 2 Устава ООН, где по сути закреплены принципиальные правовые основы миропорядка XX-XXI веков.

Вместе с тем даже с позиций таких подходов весьма сложно четко идентифицировать понятие «общепризнанные принципы» и из плоскости декоративных положений перевести его в плоскость конкретного право­применения.

Рамки понятия «общепризнанные принципы» должны более кон­кретно вырисовываться в результате деятельности и практики правоохра­нительных органов, в частности судов. И это, очевидно, вопрос времени. Нынешняя ситуация характеризуется реальным отсутствием судебной практики подобного рода и слабой квалификацией судей в области меж­дународного права. Более того, в ряде случаев судебная практика напря­мую идет вразрез с узловыми положениями конституционных норм о пра­вах человека. Особенно это проявляется в стойкой тенденции судебной практики рассматривать конституционные нормы о правах человека как либо имеющие отсылочный характер, либо требующие дополнительной регламентации. Тем самым часто игнорируются положения статьи 19 Кон­ституции Республики Башкортостан о том, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, А это по сути


означает, что человек может осуществлять и защищать свои права, ссыла­ясь на положения Конституции.

Возвращаясь к проблеме имплементации международно-правовых стандартов в области прав и свобод человека в законодательство Респуб­лики Башкортостан, необходимо отметить, что неопределенность в пони­мании нормативного содержания общепризнанных принципов является далеко не единичной проблемой в этом аспекте. Многие международно-правовые стандарты, в том числе и те, которые нашли свое отражение а' международных договорах Российской Федерации, не получили четкого закрепления во внутригосударственном законодательстве и не подкрепле­ны эффективными механизмами их обеспечения и защиты. Представляет­ся, что, не дожидаясь выхода в свет Комментария Конституции Республи­ки Башкортостан (который опять же не будет иметь статуса официального толкования), Конституционный суд Республики Башкортостан в рамках своих полномочий, определенных статьей 3 (в частности пункт 4), мог бы решить одну из узловых проблем процесса имплементации международно-правовых норм посредством толкования положений статьи 16 и части 1 статьи 18 Конституции Республики Башкортостан.


ПРАВОВАЯ ОХРАНА КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Ю.Х.Яхина,

преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин УЮИМВДРФ

Любое государство, считающее себя цивилизованным, имеет свою Конституцию. И такое положение, безусловно, является закономерным,

поскольку «Конституция выступает юридическим фундаментом государ­ственной и общественной жизни, главным источником национальной сис­темы права, гарантом законности, правопорядка и стабильности институ­тов власти». А самое главное - Конституция придает высшую юридиче­скую силу фундаментальным правам и свободам человека и гражданина.

Конституция Республики Башкортостан 1993 года - не первая в ис­тории республики. До ее принятия действовали три Конституции. Но ны­нешняя Конституция значима тем, что она является первым Основным За­коном суверенной республики. Как отмечается в преамбуле Конституции Республики Башкортостан, ее принятие связано с решимостью создать де­мократическое правовое государство. Конституция впервые закрепила важнейшие демократические идеалы и принципы государственно-правового строительства, создала легитимные предпосылки осуществле­ния в Республике Башкортостан кардинальных преобразований во всех сферах общественной жизни.

В статье 15 Конституции отмечается, что Конституция Республики Башкортостан имеет высшую юридическую силу, прямое действие и при­меняется на всей территории республики. Также предусмотрена недопус­тимость противоречия ей иных правовых актов, принимаемых в Республи­ке Башкортостан. Конституция подлежит обязательному соблюдению ор­ганами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, а также гражданами и их объединениями.

Однако для достижения выполнения всех установленных Конститу­цией норм, соблюдения режима конституционной законности закрепления приведенных положений недостаточно.


Это объясняется тем, что, как показывает опыт многих стран, неред­ки случаи принятия актов, не соответствующих Конституции, спорных си­туаций применения конституционных норм.

В связи с этим возникает необходимость правовой охраны Консти­туции.

В юридической литературе нет единой позиции по определению правовой охраны Конституции. Так, Б.В.Щетинин определял ее как «кон­ституционные гарантии законности». Ж.И.Овсепян, анализируя зарубеж­ный опыт правовой охраны Конституций, относит к ее механизму такие институты, как «конституционный надзор и судебный конституционный контроль, конституционный контроль, осуществляемый парламентом, конституционный референдум, вето главы государства». По мнению Н.А,Михалевой, «правовая охрана Конституции - это совокупность юри­дических средств, с помощью которых достигается выполнение всех уста­новленных Конституцией норм, соблюдение режима конституционной за­конности».

По существу, правовая охрана Конституции - задача и обязанность всех государственных органов, должностных лиц, осуществляемая ими путем применения различных правовых средств в рамках предоставленной компетенции. При этом особая ответственность возлагается на высшие го­сударственные органы. Рассмотрим некоторые из них.

Так, важная роль в соблюдении и охране Конституции Республики Башкортостан принадлежит Президенту республики, который согласно Конституции является гарантом ее соблюдения. При вступлении в долж­ность он приносит народу присягу, в которой клянется «... строго следо­вать Конституции Республики Башкортостан».

Следует выделить и такие формы реакции Президента Республики Башкортостан по охране Конституции, как применение в законодательном процессе права отлагательного вето; право отмены решений руководите­лей исполнительной власти на территории республики при их противоре­чии Конституции и законам Республики Башкортостан; право отстранения от исполнения обязанностей руководителей исполнительной власти в слу­чае нарушения ими законодательства республики; также право на обраще­ние в Конституционный суд с запросами о проверке конституционности нормативных правовых актов, о толковании Конституции Республики Башкортостан.                                                 гуШ

Все эти полномочия дают возможность Президенту играть важнуй| роль в системе сдержек и противовесов, применять меры в случае приня-|


тия законодателями, руководителями исполнительной власти поспешных неконституционных решений.

Немаловажна роль Государственного Собрания Республики Башкор­тостан в правовой охране Конституции. Его Палаты осуществляют пред­варительный конституционный контроль при подготовке и принятии ими законов, приняв новый закон, отменяют действующий, считая его проти­воречащим Конституции. Представляется, что эти полномочия относятся скорее к самоконтролю. Палаты Государственного Собрания полномочны принимать постановления по проблемам конституционной законности, ко­торые носят лишь рекомендательный характер.

Опосредованную роль в правовой охране Конституции Государст­венное Собрание осуществляет путем направления в Конституционный суд Республики Башкортостан запросов о проверке конституционности нормативных правовых актов, о толковании Конституции республики. Так, на сегодняшний день из восьми рассмотренных Конституционном су­дом дел пять инициированы депутатами Государственного Собрания Рес­публики Башкортостан.

Наряду с этими полномочиями Конституция возлагает на Государст­венное Собрание специальное полномочие по ее охране. В соответствии с пунктом 25 статьи 88 Конституции к ведению Государственного Собрания относится отмена указов и распоряжений Президента з случае их несоот­ветствия Конституции и законам Республики Башкортостан- По данному полномочию среди законодателей, ученых-государствоведов в последнее время шли дебаты, поскольку соответствующее полномочие конституци­онно предусмотрено и за Конституционным судом. Тем самым возникла неясность - какой орган обладает приоритетом в признании неконституци­онности нормативных актов Президента Республики Башкортостан (Госу­дарственное Собрание или Конституционный суд Республики Башкорто­стан), не нарушается ли при этом принцип разделения властей, закреплен­ный в Конституции. Эту спорную ситуацию разрешил Конституционный суд путем толкования пункта 25 статьи 88 Конституции Республики Баш­кортостан. В своем постановлении он разъяснил, что Государственное Со­брание вправе отменять только те неконституционные нормативные акты Президента, которые изданы по вопросам, требующим законодательного регулирования.

Приведенный пример позволяет выделить и такой орган, как Кон­ституционный суд Республики Башкортостан, главный элемент механиз­ма правовой охраны Конституции республики. Значимость Конституци-


онного суда обусловлена тем, что он функционирует исключительно для осуществления правовой оценки конституционности нормативных право­вых актов высших органов государственной власти и в его деятельности данная функция является главнейшей. Такая правовая оценка осуществля­ется и при рассмотрении споров о компетенции, жалоб граждан на нару­шения их прав и свобод и т.п. Объектом проверки в этих процедурах яв­ляются законы и иные нормативные правовые акты. Все это подчеркивает самостоятельность и обособленность Конституционного суда, показывает своеобразие специализированного органа правовой охраны Конституции Республики Башкортостан.

Наиболее действенными полномочиями Конституционного суда за двухлетний период его деятельности явились такие полномочия, как раз­решение дел о соответствии Конституции республики законов и иных нормативных правовых актов (6 дел), толкование Конституции Республи­ки Башкортостан.

Его создание - своевременный шаг в процессе формирования демо­кратического правового государства. Конституционный суд выступает од­ним из институтов государства, претендующего на то, чтобы именоваться правовым, стремящегося к созданию прочного конституционного строя, системы законности и защиты интересов граждан.

Конституционный суд входит в единую судебную систему Респуб­лики Башкортостан. Его правовое положение закреплено в главе XII Кон­ституции республики и Законе о Конституционном суде Республики Баш­кортостан.

Важное место Конституционного суда в системе судебных органов республики в иерархии судебной власти, в системе разделения властей обусловлена тем, что Конституционный суд решает дела, непосредственно связанные с высшей правовой материей - Конституцией Республики Баш­кортостан.

Среди элементов механизма правовой охраны Конституции респуб­лики следует выделить также институт конституционной ответственности.

Действие этого института является весьма актуальным, поскольку особенно опасна безответственность высших органов государственной власти, их должностных лиц за нарушение норм Конституции.

Конституционная ответственность определяется как «самостоятель­ный вид юридической ответственности, когда наступление неблагоприят­ных последствий для субъектов конституционной ответственности, закре-


пленных в Конституции и иных источниках конституционного права, на­правлено прежде всего на защиту Конституции».

Согласно конституционному законодательству республики этот ин­ститут, при сравнении с федеральным законодательством, имеет дополни­тельные элементы своего механизма реализации. Так, в соответствии с Конституцией Конституционный суд Республики Башкортостан по запро­су Государственного Собрания дает заключения о соответствии Конститу­ции действий и решений Президента Республики Башкортостан, а также иных высших должностных лиц республики.

При признании Конституционным судом действий и решений Пре­зидента Республики Башкортостан, несоответствующими Конституции, Государственное Собрание вправе выразить недоверие Президенту Рес­публики Башкортостан, принять постановление о его отрешении от долж­ности и назначить выборы нового Президента республики.

Что касается признанных Конституционным судом несоответст­вующими Конституции действий и решений иных высших должностных лиц, предусмотрены полномочия Президента и Государственного Собра­ния об отзыве, освобождении от должности, отстранении от исполнения обязанностей или приведения в действие иного специального механизма ответственности этих лиц.

Таким образом, выше сказанное позволяет констатировать следую­щее: Конституция Республики Башкортостан имеет особый механизм пра­вовой охраны, способный обеспечить ее соблюдение, предотвратить на­рушения Конституции как физическими и юридическими лицами, так и самой государственной властью, различными ее органами.


ГУМАНИТАРНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Х.А.Тимершин,

зав. отделом Администрации Президент Республики Башкортостан

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью в обще­стве, конституционное закрепление государственно-правового механизма их обеспечения, соблюдения и защиты, а также тесное взаимодействие го­сударственного и международного права ярко демонстрируют гуманитар­ные приоритеты правовой системы современного Башкортостана.

Стратегический курс становления и развития правовой системы республики как правового демократического государства был определен Декларацией о государственном суверенитете Башкортостана 1990 года, Этот важнейший документ, имеющий силу закона, установил приоритет общечеловеческих ценностей, природной и социальной среды, прав и сво­бод человека, закрепленных в универсальных и региональных междуна­родно-правовых актах.

Декларация по существу стала основой для разработки Конститу­ции, развития системы законодательства, построения государственно-правового механизма республики на новом идеологическом фундаменте.

В Конституции республики 1993 года, в отличие от предшествую­щих, правовому статусу личности отводится значительное место. Более того, концептуальной основой прав человека и гражданина, нового инсти­тута в правовой системе республики и ее Конституции стала доктрина ес­тественных неотчуждаемых прав, принадлежащих личности от рождения, независимо от пола, гражданства, языка, вероисповедания, социального положения.                                                      |

По существу права человека теперь рассматриваются как основа конституционного строя и его правовой системы. Именно поэтому законо­дательство определяется как средство обеспечения, охраны и защиты прав человека и гражданина.

В статье 15 Конституции Республики Башкортостан, в частности, устанавливается, что законы подлежат официальному опубликованию; не­опубликованные законы не подлежат применению; любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и граждани­на, не могут применяться, если они не опубликованы официально для все­общего сведения. В статье подчеркивается, что общепризнанные принци-


пы и нормы международного права и международные договоры Республи­ки Башкортостан являются составной частью ее правовой системы.

Значимость института прав человека подтверждается также консти­туционным закреплением в Основном Законе особого статуса, места и ро­ли " Президента Республики Башкортостан, Уполномоченного республики по правам человека, Конституционного суда Республики Башкортостан.

Президент Республики Башкортостан, выступая гарантом прав и свобод человека и гражданина, соблюдения Конституции и законов рес­публики, а также ее международных договоров и соглашений, обеспечива­ет законность и правопорядок, безопасность населения и нормальную ра­боту всех систем его жизнеобеспечения.

Закон «О Президенте Республики Башкортостан» предусматривает, что Президент как глава Республики Башкортостан обеспечивает права и свободы человека и гражданина различными средствами. Он обладает правом законодательной инициативы, подписывает и обнародует приня­тые законы; представляет Государственному Собранию - представитель­ному и законодательному органу Республики Башкортостан - кандидатуры на пост руководителей и судей Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов Республики Башкортостан, а также судей местных су­дов, Прокурора республики.

Президент республики руководит деятельностью Кабинета Министров - Правительства Республики Башкортостан, осуществляет кон­троль за исполнением органами исполнительной власти законодательства, в том числе в сфере обеспечения прав личности,

Одним из эффективных инструментов, используемых Президентом, является его Послание Государственному Собранию, в котором, в частно­сти, определяются основные направления развития правовой системы, связанной с обеспечением прав и свобод человека и гражданина, деятель­ности общественных объединений и других институтов гражданского об­щества.

Одним из новых институтов правовой системы республики стал Уполномоченный Республики Башкортостан по правам человека, при­званный обеспечивать государственную защиту прав и свобод личности, соблюдения и уважения ее прав и достоинства.

Как известно, впервые об этой должности заговорили при разра­ботке в республике проекта Декларации о правах и свободах человека и гражданина.

Учреждение Уполномоченного Республики Башкортостан по пра­вам человека предусмотрено Основным Законом республики, нормы ко­торого стали правовой основой для разработки Закона «Об Уполномочен-


ном Республики Башкортостан по правам человека», вступившего в силу 29 апреля 1996 года.

В соответствии со своим статусом Уполномоченный призван рас­сматривать заявления и жалобы граждан на нарушения или ненадлежащее соблюдение их прав и свобод, выявлять и расследовать случаи грубого или массового нарушения прав, информировать органы государственной вла­сти и общественность о ситуации в области соблюдения прав человека в республике, способствовать восстановлению нарушенных прав, правовому просвещение населения, совершенствованию законодательства о правах человека.

Наиболее действенным средством укрепления авторитета Уполно­моченного является подготовка им ежегодных докладов о соблюдении прав человека и гражданина в республике для представления Государст­венному Собранию Республики Башкортостан. Так, в Докладе о деятель­ности Уполномоченного по правам человека за 1998 год, в частности, кон­статируется, что его предложения, направленные на устранение наруше­ний прав человека и гражданина, в основном выполняются, В течение года в адрес Уполномоченного и его службы поступило 640 письменных обра­щений граждан, на личном приеме принято 350 человек. К его доверен­ным представителям в районах и городах республики обратилось 1700 че­ловек. Общее количество обращений населения увеличилось по сравне­нию с 1997 годом более, чем в 3 раза- При этом в структуре обращений преобладают заявления и жалобы на действия и решения правоохрани­тельных органов (39%), на нарушение жилищных (24%), трудовых прав (12%).

Обращает на себя внимание социальная направленность специаль­ных докладов Уполномоченного, например, по вопросам соблюдения пра­ва на образование, возмещения вреда здоровью, причиненного работнику работодателем, в которых содержатся предложения по восполнению про­белов в федеральном и республиканском законодательстве.

В механизме защиты основ конституционного строя Республики Башкортостан, обеспечения верховенства и прямого действия Основного Закона как ядра правовой системы особое место занимает Конституцион­ный суд, статус которого закреплен Законом от 14 января 1997 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Башкортостан «О Конституционном суде Республики Башкортостан».

Одним из приоритетных направлений его деятельности является обеспечение конституционных прав и свобод личности.

Рассматривая в установленном порядке дела о проверке конститу­ционности нормативных правовых актов, Конституционный суд, с одной


стороны, вырабатывает эталонные правовые позиции, с другой, - отменяет акты, когда они противоречат Основному Закону республики, Тем самым обеспечивается восстановление нарушенных прав и реализация прав субъ­ектов в иных случаях. Так, рассматривая индивидуальную жалобу гражда­нина Р.Г.Ягудина, в которой он просил проверить конституционность час­ти первой и пункта «ж» части второй статьи 54 Жилищного кодекса Рес­публики Башкортостан, Конституционный суд справедливо признал, что по своему характеру содержащиеся в статье 54 Жилищного кодекса Рес­публики Башкортостан ограничения несоразмерны целям, закрепленным в части третьей статьи 21 Конституции Республики Башкортостан, и нару­шают гарантируемый государством принцип равенства прав и свобод че­ловека и гражданина.

Конституционный суд республики кроме того наделен правом на­правлять в Государственное Собрание специальное Послание о состоянии конституционной законности в Республике Башкортостан. В первом По­слании (1998 год) содержится весьма важный вывод относительно темы настоящей статьи. Конституционный суд справедливо считает, что уваже­ние личности и ее защита являются неотъемлемым атрибутом всякого конституционного государства, его непременной обязанностью.


КОНСТИТУЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРЕДМЕТОВ ВЕДЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

О.В.Чащин,

старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин У ЮИ МВД РФ

В соответствии с Конституцией Республики Башкортостан (статья 1), принятой 24 декабря 1993 года, Республика Башкортостан есть «суверенное демократическое правовое государство, выражающее волю и интересы всего многонационального народа республики» и «обладает высшей властью на своей территории, самостоятельно определяет и проводит внутреннюю и внешнюю политик)', принимает Конституцию Республики Башкортостан и республиканские законы, имеющие верховенство на всей ее территории». Характеристика власти Республики Башкортостан   осуществляется  через  признаки   государственного суверенитета. Базовой категорией, раскрывающей объем власти республики, является ее статус, который включает в себя права, обязанности, ответственность по отношению к гражданам и федеральному центру.

Соотношение суверенитета Республики Башкортостан и властных полномочий Российской Федерации как единого федеративного госу­дарства непосредственно связано с наиболее рациональным разгра­ничением предметов ведения между ними. Именно со свойством суве­ренитета, присущим государству, связан вопрос о разграничении предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, обладающими государственной властью.

Конституционное законодательство   Российской   Федерации и Республики Башкортостан исходят из того, что предметы ведения - это закрепленные в законодательстве сферы общественных отношении и деятельности органов государственной власти по осуществлению ими функций государства, находящихся в юрисдикции соответственно федеральных органов государственной власти либо соответственно органов государственной власти Республики Башкортостан.

Согласно Конституции Российской Федерации (статья 73) предметы ведения субъектов Российской Федерации, в том числе и республик, определяются в соответствии с принципом - вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по пред­метам совместного ведения Российской Федерации и субъектов рос­сийской Федерации субъекты обладают всей полнотой государственной


власти. Перечень конкретных предметов ведения субъекта Российской Федерации в Конституции России не приводится (исключая предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов), Они устанавливаются, как правило, учредительными документами субъектов Федерации. В частности, предметы ведения Республики Бшкортостан устанавливаются прежде всего Конституцией Республики Башкортостан.

Конституция Республики Башкортостан определяет статус Рес­публики Башкортостан как самостоятельного субъекта обновленной Российской Федерации, который входит в состав Российской Федерации на добровольной и равноправной основе. Свое отражение этот принцип находит в том, что отношения Республики Башкортостан и Российской Федерации определяются Договором об основах межгосударственных отношений Российской Федерации и Республики Башкортостан, другими двусторонними договорами и соглашениями. Данное положение получило развитие в процессе подготовки и подписания Договора между Российской Федерацией и Республикой Башкортостан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан», который явился важ­ным правовым рычагом становления и дальнейшего развития государственности Башкортостана, очередным шагом в формировании реальных федеративных отношений.

Являясь субъектами конституционно-правовых отношений, субъекты Российской Федерации могут участвовать в них непосредственно или посредством государственных органов, выступающих от их имени» Выполняя функции государства, реализуя в подавляющем большинстве случаев его компетенцию, органы государства, как правило, представляют его в конкретных правоотношениях. Поэтому, наделяя высший или центральный орган государства конкретными компетенционными полномочиями, законодатель одновременно представляет их самому государству как единому субъекту правоотношений. В этой связи необходимо различать понятие «компетенция» и «предметы ведения».

Компетенция всякого государственного органа начинается с установления определенной области (сферы) общественных отношений, в рамках которой действует орган государства, т.е. круга его деятельности или тех областей или сфер общественной жизни, на которые направлена деятельность  соответствующего  органа  государства.  Этот  круг деятельности органа государства в его юридически значимом отражении в законодательстве называется предметами ведения органа государства. Причем важно иметь в виду, что предметы - это не отдельные вопросы и не совокупность каких-то вопросов, а обозначение определенных областей


государственной деятельности. Сферы общественной жизни - явление не юридическое. Но будучи выделенными и закрепленными в законодатель­стве в качестве предмета деятельности органа государства данные области (сферы) общественных отношений становятся юридической категорией. Предметы ведения - структурный элемент понятия «компетенция» -выступают как способ юридического обозначения тех общественных отношений, тех сфер общественной жизни, которые определяются в качестве предмета властных действий органа.

При этом необходимо учитывать, что вопрос о разграничении предметов ведения между Федерацией и ее субъектами - это вопрос об отношениях между Федерацией и ее субъектами. Вопрос же о разграничении компетенции между органами государственной власти - это вопрос об отношениях между отдельными видами федеральных органов, отдельными видами органов субъектов Российской Федерации и между федеральными органами и органами власти субъектов Российской Федерации.

Возможные рамки договорного разграничения предметов ведения и полномочий федеральной Конституцией не определены. В некоторых публикациях указывается, что установление и разграничение полномочий и передача осуществления отдельных полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами власти субъектов Российской Федерации осуществляется наряду с Договором о разграничении предметов ведения и полномочий также и федеральным законом. При этом договоры и соглашения как правовая форма разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти должны использоваться в качестве до­полнительной формы в том случае, если закон явно недостаточен для урегулирования отношений. При определении содержания договора (соглашения) важно учитывать, в состоянии ли субъект Федерации экономически, политически и организационно реализовывать права, которые ему передаются. Для установления «состоятельности» субъекта потребуются   исследования   независимых  экспертов,   заключения соответствующих финансовых, экономических и других федеральных органов и служб.

Однако необходимо отметить, что статья 11 Конституции Рос­сийской Федерации в перечне источников разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Рос­сийской Федерации и органами власти субъектов Российской Федерации называет федеральную Конституцию, Федеративный и иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий. О федеральных конституционных законах и федеральных законах, которые принимаются


по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, в этой статье не упоминается. Речь об этих законах идет в статье 78 Конституции Российской Федерации. Но эта статья, как впрочем и все положения   главы   3   Конституции   Российской   Федерации «Государственное устройство», обладает меньшей юридической силой, чем статья 11, находящаяся в главе 1, которая представляет как бы Конституцию в Конституции, ибо ее юридическая сила выше, чем у остальной части Конституции.

По этой же причине «рассуждения» о том, что имеются отдельные противоречия между Конституцией Российской Федерации и Договором Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкорто­стан» в части «расширения» предметов ведения и полномочий Башкортостана последним в отличие от закрепленных в Конституции Российской Федерации в статьях 71-73 юридически несостоятельны, Договор от 3 августа 1994 года закрепляет: отношения Башкортостана с Россией «определяются Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Башкортостан, Федеративным договором, настоящим Договором, другими договорами и соглашениями».

Противопоставление Договора Конституции Российской Федерации противоестественно. Договор дополняет эту Конституцию, так же, как и Конституцию Республики Башкортостан. Значение Договора в том, что он значительно четче определяет государственно-правовую  природу республики. Договор явился важной правовой формой расширения полномочий республики. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статьи 5 и 11) является одним из принципов федеративного устройства Российской Федерации, который закрепляется в первой главе Конституции Российской Федерации «Основы конституционного строя». Разграничение предметов ведения и полномочий весьма подвижно. На него влияют условия экономического  и социально-культурного  строительства, соображения политической целесообразности и иные факторы. Но при всех обстоятельствах это соотношение должно быть таким, чтобы оно обеспечивало обоюдные интересы сторон,


СИСТЕМНОСТЬ

КАК ПРИНЦИП ФОРМИРОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Ф.Р.Муратшин,

зам. начальника

Государственно-правового управления, Администрации Президента Республики Башкортостан

Как известно, законодательство Республики Башкортостан пред­ставляет собой системное образование. Это означает, что и процесс его формирования и совершенствования также должен быть основан на прин­ципе системности. Системность в формировании законодательства пред­полагает прежде всего наличие концепции развития законодательства того или иного уровня, определение приоритетных направлений в развитии ре­гионального законодательства, научную обоснованность принятия отдель­ных нормативных правовых актов и их блоков, использование практики принятия наиболее общих законов с последующей их конкретизацией в других нормативных правовых актах, планирование процесса формирова­ния законодательства.

Наиболее важным условием реализации рассматриваемого принци­па является, на наш взгляд, наличие концептуальной основы в развитии законодательства Республики Башкортостан. В некоторых субъектах Фе­дерации разрабатываются концепции развития законодательства. Есть и субъекты, где разрабатываются Концепции правовой реформы, содержа­щие отдельные разделы о развитии законодательства. В нашей республике во исполнение Указа Президента Республики Башкортостан от 1 ноября 1995 года «О разработке Концепции правовой реформы в Республике Башкортостан» близится к завершению работа по созданию такой Кон­цепции, первый раздел которой посвящен формированию республикан­ского законодательства. В некоторых субъектах Российской Федерации общие вопросы формирования законодательства содержатся в концепциях или программах социально-экономического развития регионов. В Башкор­тостане актуальные вопросы развития законодательства в обобщенном ви­де излагаются также в ежегодных Посланиях Президента республики Пар­ламенту. Так, в Послании Президента Республики Башкортостан Государ­ственному Собранию 1998 года «Новые ориентиры нашей государствен­ной политики (о положении в республике и основных направлениях ее дальнейшего развития)» поставлены конкретные задачи по развитию рес-


публиканского законодательства, признана необходимость скорейшего из­дания Свода законов Республики Башкортостан.

Вместе с тем большие трудности с разработкой и принятием Кон­цепций развития законодательства связаны с тем обстоятельством, что на федеральном уровне необоснованно затянулась работа по созданию Кон­цепции правовой реформы Российской Федерации. Многие регионы не торопятся с принятием своих концепций и ждут, когда появится аналогич­ная концепция на федеральном уровне. Такая позиция регионов понятна, т.к. региональная концепция, учитывая федеративное устройство России, не может не опираться на общие принципы, положенные в основу всего законодательства Российской Федерации. Отсутствие Концепции право­вой реформы на федеральном уровне отрицательно влияет не только на развитие федерального законодательства, но и на формирование законода­тельства субъектов Российской Федерации.

Системность в формировании законодательства Республики Баш­кортостан предполагает и определение приоритетных направлений в его развитии. В Республике Башкортостан это сделано в самой статье Консти­туции. Статья 127 Основного Закона республики установила в качестве та­ких приоритетных направлений следующие: конституционное законода­тельство; законодательство, обеспечивающее развитие экономических (имущественных) отношений и иных связанных с ними отношений; зако­нодательство, обеспечивающее рациональное использование и надежную охрану природной среды; законодательство, обеспечивающее эффектив­ное управление экономическим и социально-культурным развитием; зако­нодательство, обеспечивающее эффективную деятельность правоохрани­тельных и судебных органов республики; уголовное законодательство;

процессуальное законодательство; правоисполнительное законодательст­во; международные и межреспубликанские договоры и соглашения. В других субъектах Федерации они определены в каких-либо программных документах (концепциях, планах, посланиях и т.д.) в качестве задач, целей, основных ориентиров.

Каждый принимаемый органами государственной власти Респуб­лики Башкортостан нормативный правовой акт должен быть научно обос­нован. В республике утвердилась практика рассмотрения Парламентом только тех законопроектов, которые имеют такое обоснование в виде при­ложения к законопроекту или пояснительной записки к нему. Эта практи­ка нашла свое закрепление в Законе «О нормативных правовых актах Рес­публики Башкортостан», где записано, что проект нормативного правово­го акта должен содержать пояснительную записку к нему, в которой дает­ся краткая характеристика его содержания, приводится перечень органов и


организаций, которые участвовали в разработке данного проекта. К нему прилагаются финансово-экономические расчеты, статистические данные, прогноз возможных социальных, экономических, юридических и иных по­следствий действия принимаемого акта и другие сведения, необходимые для обоснования положений проекта. В необходимых случаях такие про­екты подвергаются правовой, финансово-экономической, экологической и иной специализированной экспертизе.

В тех случаях, когда возникает необходимость принятия сразу це­лого пакета законов или иных нормативных правовых актов одной на­правленности, разрабатывается и утверждается концепция по реформиро­ванию этой сферы общественных отношений, а уже затем на ее основе идет подготовка нормативно-правовой базы. Например, после одобрения 27 октября 1992 года Верховным Советом Республики Башкортостан Кон­цепции судебной реформы а республике был принят целый ряд законов «О статусе судей в Республике Башкортостан», «О судоустройстве в Респуб­лике Башкортостан», «Об ответственности за неуважение к суду», «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан Республики Башкортостан», <Ю Верховном суде Республики Башкортостан», «О Высшем арбитражном суде Республики Башкорто­стан», «О Конституционном суде Республики Башкортостан» и другие. Многие из этих законов к настоящему времени существенно обновлены.

Принцип системности в формировании законодательства Респуб­лики Башкортостан получает наглядное отражение в планировании этой работы посредством разработки программ правотворческих работ. Такие программы делают возможным применить комплексный подход к право­вому регулированию общественных отношений с выделением его главных направлений в зависимости от социальных потребностей, позволяют ра­циональнее организовать работу по подготовке правовых актов, провести необходимые исследования. В республике практически вся правотворче-ская работа осуществляется по планам. Плановость зафиксирована во мно­гих нормативных правовых актах: законах, регламентах и постановлениях Парламента, Правительства. Здесь имеются некоторые недостатки, кото­рые при внимательном изучении могут быть преодолены.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ВНЕШНИХ СВЯЗЕЙ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Г.Т. Бадретдинов,

зам. министра внешних связей и торговли Республики Башкортостан

Р.В. Нигматуллин,

начальник кафедры охраны личности и обеспечения законности в деятельности ОВДУЮИ МВД РФ

Конституция Республики Башкортостан определяет Башкортостан как суверенное демократическое правовое государство, выражающее волю и интересы всего многонационального народа республики.

Государственность, если она не декоративная, должна выражаться не только в государственных атрибутах, таких, как флаг, герб, гимн, но и в собственной системе законодательства, в возможности осуществления своей внутренней и внешней политики.

Правовые основы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Республики Башкортостан определены в ее Конституции. Необходимо также иметь в виду соответствующие положения Конститу­ции Российской Федерации. Федеративного договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами госу­дарственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации и Приложение к Федератив­ному договору от Республики Башкортостан.

Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном де­легировании полномочий между органами государственной власти Рос­сийской Федерации и органами государственной власти Республики Баш­кортостан» стал заключительным звеном в определении правовой базы указанной выше деятельности Республики Башкортостан.

Во всех этих важных нормативных правовых актах нашли свое от­ражение положения, закрепляющие права Республики Башкортостан на самостоятельное участие в международных и внешнеэкономических от­ношениях. Впервые на уровне Федерации это было закреплено в Федера­тивном договоре 31 марта 1992 года. В Приложении к Федеративному до­говору от Республики Башкортостан в статье второй зафиксировано: «Рес-


публика Башкортостан является самостоятельным участником междуна­родных и внешнеэкономических связей, кроме тех, которые добровольно переданы по Договору Российской Федерации».

Важно, что эти нормы получили дальнейшее развитие в Конститу­ции Российской Федерации в пункте «о» статьи 72 и Конституции Респуб­лики Башкортостан.

Конституция республики закрепила ее право на вступление в отно­шения с другими государствами, на заключение международных догово­ров, обмен торговыми и иными представительствами, на участие в дея­тельности международных организаций (статья 74).

К ведению Республики Башкортостан по Договору от 3 августа 1994 года отнесены «договоры и соглашения с республиками и другими субъ­ектами Российской Федерации, не противоречащие Конституции Россий­ской Федерации, Конституции Республики Башкортостан и настоящему Договору», а также «осуществление международных и внешнеэкономиче­ских связей; установление отношений с иностранными государствами;

участие в деятельности международных организаций и фондов; заключе­ние международных договоров и соглашений, не противоречащих Кон­ституции Российской Федерации, Конституции Республики Башкортостан и настоящему Договору».

В совместном ведении российской Федерации и Республики Баш­кортостан по этому Договору находится координация международных и внешнеэкономических связей.

Серьезный вклад в развитие договорных отношений Республики Башкортостан и Российской Федерации в области международных отно­шений и внешнеэкономических связей, внесло межправительственное Со­глашение от 25 мая 1994 года о разграничении предметов ведения и пол­номочий в области международных и внешнеэкономических связей.

В целях успешной реализации этого Соглашения в сентябре 1995 го­да был подписан представителями Министерства иностранных дел Рос­сийской Федерации, Министерства внешних экономических связей Рос­сийской Федерации и Министерства внешних связей Республики Башкор­тостан Трехсторонний план совместных мероприятий. Регулярно прово­дятся консультации по вопросам выполнения Соглашения. Так, в марте 1997 года республику посетила делегация Министерства иностранных дел Российской Федерации во главе с Первым, в то время, заместителем ми­нистра иностранных дел Российской Федерации И-С.Ивановым. По итогам визита были подписаны протоколы о содействии МИД Российской Феде­рации в вопросах участия Республики Башкортостан в международных ор-


ганизациях и о ходе реализации Трехстороннего плана совместных меро­приятий.

В последние годы в республике проделана значительная работа по реализации и развитию конституционных основ внешних связей Респуб­лики Башкортостан. 4 марта 1996 года Указом Президента Республики Башкортостан была утверждена Концепция внешнеэкономической дея­тельности Республики Башкортостан, предусматривающая основные на­правления государственной политики в области внешнеэкономической деятельности Республики Башкортостан и разработку целого ряда законов и других нормативных правовых актов, касающихся внешнеэкономиче­ской деятельности республики. Это, в частности, Закон «Об изменениях и дополнениях к Закону Республики Башкортостан «Об иностранной инве­стиционной деятельности», «О концессионной деятельности в Республике Башкортостан», «О гарантиях и страховании иностранных инвестиций в приоритетные отрасли экономики Республики Башкортостан» и другие.

Некоторые из этих нормативных актов уже приняты. Можно сде­лать вывод, что с принятием этих и других нормативных правовых актов в основном будет закончено формирование законодательства, регулирую­щего внешние связи Республики Башкортостан.

За прошедшие пять лет в результате реализации полномочий Рес­публики Башкортостан в сфере внешних связей заключено более 100 раз­личного рода договоров, соглашений, протоколов, меморандумов, планов, посвященных различным аспектам сотрудничества. Договорные отноше­ния установились с почти тридцатью субъектами Российской Федерации.

В сфере внешнеэкономической деятельности постоянно увеличива­ется число партнеров хозяйствующих субъектов республики. Список стран-участниц внешнеторговой деятельности Республики Башкортостан включает более 80 государств. Наибольшую активность проявляют компа­нии США, Германии, Турции, Венгрии, Англии, Австрии и Китая. Среди стран СНГ это такие государства, как Казахстан, Узбекистан и Украина,

Активизации этих процессов способствует открытие постоянных представительств. Плодотворно действуют Постоянные Представительст­ва Республики Башкортостан в г. Санкт-Петербурге, в Австрийской Рес­публике. В соответствии с Указом Президента Республики Башкортостан Торговая Миссия Республики Башкортостан в Соединенных Штатах Аме­рики преобразована в Представительство Республики Башкортостан в США.

Эти примеры показывают, что внешние связи Республики Башкор­тостан - легитимное явление нашей действительности, признаются тако-


выми международными партнерами республики и направлены на благо России и Республики Башкортостан.

Вместе с тем есть и проблемы. Политики и ученые должны прило­жить усилия для более четкой регламентации разграничения полномочий между республикой и Российской Федерацией в сфере международных отношений и внешнеэкономической деятельности с учетом накопленного в мире и у нас в стране опыта.

Возможно, целесообразно в качестве механизма разрешения спор­ных вопросов, возникающих по поводу разграничения полномочий, соз­дать на паритетных началах совместную комиссию.

В целях повышения эффективности внешнеэкономических связей надлежит добиваться конкурентоспособности производимой в республике продукции, стремиться к изменению структуры экспорта за счет увеличе­ния удельного веса готовой наукоемкой продукции и снижения удельного веса сырья и энергоносителей.

Мировая практика и опыт Российской Федерации последних лет по­зволяют сделать вывод, что определенная международная правосубъект-ность субъектов Федерации - явление закономерное. Коллизии, возни­кающие по этому поводу, должны рассматриваться как естественные пре­пятствия на пути развития федерализма и должны разрешаться при помо­щи правотворчества и переговорного процесса. Этого требует переориен­тация государств мира и международных организаций, особенно в вопро­сах экономического сотрудничества, на регионы Российской Федерации.


КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН КАК ОСНОВА РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ И ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕСПУБЛИКИ

И.М. ГОлбарисов,

начальник Информационно-аналитического управления Администрации Президента Республики Башкортостан

М.А. Шайхулов,

главный специалист Информационно-аналитического управления Администрации Президента Республики Башкортостан

Для развития и укрепления Республики Башкортостан как суверен­ного демократического государства в составе Российской Федерации пер­востепенное значение' имеет установление ею широких торгово-экономических, культурных и научных связей с другими странами. Осно­вой для такого рода деятельности является Конституция республики и принятое на ее основе законодательство.

Важнейшей вехой, предопределившей определения статуса Респуб­лики Башкортостан, стала Декларация о ее государственном суверенитете, принятая 11 октября 1990 года. Идеи и принципы Декларации получили дальнейшее развитие в Конституции респу блики -

Основной Закон Республики Башкортостан содержит целый ряд статей, касающихся осуществления республикой международной и внеш­неэкономической деятельности.

В статье 74 Конституции закрепляется, что «Республика Башкорто­стан является самостоятельным участником международных и внешнеэко­номических отношений и связей, кроме тех, которые добровольно переда­ны по Договору в ведение Российской Федерации». Республика Башкорто­стан вступает в отношения с другими государствами, заключает междуна­родные договоры, обменивается представительствами; участвует в дея­тельности международных организаций.

Статья 75 Основного Закона определяет принципы внешнеполити­ческой деятельности Республики Башкортостан, которая «основывается на признании и уважении принципов государственного суверенитета и суве­ренного равенства всех стран, неотъемлемого права на самоопределение, равноправия и невмешательства во внутренние дела, уважения территори­альной целостности и нерушимости существующих границ, отказа от при­менения силы и угрозы силой, экономических и любых других методов


давления, мирного урегулирования споров, уважения прав и свобод чело­века, включая права национальных меньшинств, добросовестного выпол­нения обязательств и других общепризнанных принципов и норм между­народного права». В Конституции закреплен также приоритет общепри­знанных принципов и норм международного права над законами Респуб­лики Башкортостан.

В статье 76 Конституции ясно обозначено право Башкортостана участвовать в межгосударственных объединениях, входить в содружества государств и передавать им часть своих полномочий в соответствии с ме­ждународными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя республики.

Таким образом, закрепленная в Конституции приверженность Баш­кортостана общепризнанным принципам международного права подчер­кивает не только ее демократическую направленность, но и характеризует основы международно-правового статуса Башкортостана, окончательное определение которого связано с уточнением объема международной пра-восубъектности и разграничением компетенции Республики Башкортостан и Российской Федерации в сфере внешней политики, что требует новых научных исследований.

В Конституции Республики Башкортостан нашли свое отражение также вопросы распределения предметов ведения и полномочий высших органов государственной власти в сфере внешних связей.

Так, к ведению Государственного Собрания Республики Башкорто­стан относятся: определение совместно с Президентом Республики Баш­кортостан внутренней и внешней политики Республики Башкортостан; ра­тификация и денонсация международных договоров Республики Башкор­тостан (статья 88).

В связи с упоминанием высшего законодательного и представи­тельного органа республики нельзя не отметить изменения, вошедшие в новую редакцию Закона «О международных договорах Республики Баш­кортостан». В нем помимо трех стандартных (межгосударственного, меж­правительственного и межведомственного) видов договоров устанавлива­ется еще один вид - межпарламентский международный договор, заклю­чаемый от имени Государственного Собрания республики.

Данное обстоятельство еще раз подчеркивает значение междуна­родных договоров и соглашений, являющихся в соответствии с Конститу­цией Республики Башкортостан (статья 127) одним из приоритетных на­правлений развития системы законодательства Башкортостана. Об этом свидетельствуют также десятки подписанных республикой международ­ных договоров.


давления, мирного урегулирования споров, уважения прав и свобод чело­века, включая права национальных меньшинств, добросовестного выпол­нения обязательств и других общепризнанных принципов и норм между­народного права». В Конституции закреплен также приоритет общепри­знанных принципов и норм международного права над законами Респуб­лики Башкортостан.

В статье 76 Конституции ясно обозначено право Башкортостана участвовать в межгосударственных объединениях, входить в содружества государств и передавать им часть своих полномочий в соответствии с ме­ждународными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя республики.                                                 ^

Таким образом, закрепленная в Конституции приверженность Ваш-' кортостана общепризнанным принципам международного права подчер­кивает не только ее демократическую направленность, но и характеризует основы международно-правового статуса Башкортостана, окончательное определение которого связано с уточнением объема международной пра-восубъектности и разграничением компетенции Республики Башкортостан и российской Федерации в сфере внешней политики, что требует новых научных исследований.

В Конституции Республики Башкортостан нашли свое отражение также вопросы распределения предметов ведения и полномочий высших органов государственной власти в сфере внешних связей.

Так, к ведению Государственного Собрания Республики Башкорто­стан относятся: определение совместно с Президентом Республики Баш­кортостан внутренней и внешней политики Республики Башкортостан; ра­тификация и денонсация международных договоров Республики Башкор­тостан (статья 88).

В связи с упоминанием высшего законодательного и представи­тельного органа республики нельзя не отметить изменения, вошедшие в новую редакцию Закона «О международных договорах Республики Баш­кортостан». В нем помимо трех стандартных (межгосударственного, меж­правительственного и межведомственного) видов договоров устанавлива­ется еще один вид - межпарламентский международный договор, заклю­чаемый от имени Государственного Собрания республики.

Данное обстоятельство еще раз подчеркивает значение междуна­родных договоров и соглашений, являющихся в соответствии с Конститу­цией Республики Башкортостан (статья 127) одним из приоритетных на­правлений развития системы законодательства Башкортостана. Об этом свидетельствуют также десятки подписанных республикой международ­ных договоров.


Согласно Конституции гарантом соблюдения международных до­говоров и соглашений Республики Башкортостан, защитой государствен­ного суверенитета, экономических и политических интересов республики выступает Президент Республики Башкортостан.

Президент как глава республики является ее высшим должностным лицом, представляющим Башкортостан не только внутри республики, но и в международных отношениях. Президент Башкортостана участвует от имени государства в решении вопросов, предусмотренных Договором с Российской Федерацией (в том числе и вопросов внешних отношений рес­публики), а также назначает и отзывает представителей республики в ино­странных государствах и международных организациях.

В соответствии со статьей 95 Конституции Указом Президента Рес­публики Башкортостан назначен представитель республики в Австрий­ской Республике. Этим же Указом на данное Представительство возложе­на функция регионального представительства Республики Башкортостан в ФРГ, Швейцарии, Бельгии, Чехии, Словакии, Венгрии, а также в исполни­тельных и судебных органах Европейского Союза, других учреждениях и Организациях, включая международные, расположенные в Европе.

Среди последних Указов Президента Республики Башкортостан нужно отметить Указ «Об образовании Комитета Республики Башкорто­стан по делам ЮНЕСКО», принятый в целях развития международных связей Башкортостана в сфере образования, науки и культуры. В соответ­ствии с данным Указом Комитет, являясь межведомственным органом, должен обеспечивать взаимодействие и координацию сотрудничества с ЮНЕСКО республиканских государственных учреждений, общественных организаций, а также лиц, имеющих признанный авторитет в сферах ком­петенции ЮНЕСКО.

Большое внимание Президент уделяет развитию прямых контактов Башкортостана с такими международными организациями и программами, как ПРООН, ЮНИДО, ТАСИС, Европейский банк реконструкции и разви­тия, Ассамблея европейских регионов. Конгресс местных региональных властей Европы, фондами им. Конрада Аденауэра, «Евразия» и другие.

В соответствии с Конституцией внутреннюю и внешнюю политику, выработанную Президентом и Государственным Собранием республики, проводит Кабинет Министров Республики Башкортостан, осуществляя в пределах своих полномочий руководство в области отношений республи­ки с другими государствами.

Таким образом, Конституция Республики Башкортостан закрепила право республики на осуществление международной и внешнеэкономиче­ской деятельности, также четко обозначила полномочия высших органов государственной власти Республики Башкортостан в рассматриваемой сфере.


Важнейшие идеи и принципы Конституции реализуются в Догово­ре «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании пол­номочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан» от 3 авгу­ста 1994 года. В нем был окончательно признан договорно-конституционный характер отношений России и Башкортостана. В веде­ние Республики Башкортостан передано «осуществление международных и внешнеэкономических связей; установление отношений с иностранными государствами; участие в деятельности международных организаций и фондов; заключение международных соглашений, не противоречащих Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Башкорто­стан и настоящему Договору».

Вместе с тем есть случаи, когда достигнутые договоренности не всегда своевременно и полностью проводятся в жизнь.

В неизменном виде остается редакция Федерального закона «О го­сударственном регулировании внешнеторговой деятельности», положения отдельных статей которого противоречат заключенным договорам. Сохра­няется ущемление интересов республики Постановлением Правительства РСФСР «О регистрации предприятий с иностранными инвестициями». Со­гласно Постановлению предприятия, объем иностранных инвестиций в которые превышает 100 тысяч деноминированных рублей, подлежат реги­страции федеральными органами исполнительной власти.

Помимо этого существуют и другие проблемы в данных отношениях республики и Российской Федерации, которые в настоящее время не нахо­дят решения.

Таким образом, формирование системы нормативно-правового регу­лирования внешнеэкономической деятельности республик Российской Федерации связано с двусторонним процессом.

С одной стороны, развивается федеральное законодательство, уста­навливающее в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ста­тья 71) правовые основы единого рынка, финансовое, валютное, кредит­ное, таможенное регулирование, с передачей части полномочий федераль­ных органов исполнительной власти органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, с принятием подзаконных и иных пра­вовых актов, включая документы по развитию конкретных субъектов, с созданием в них, в рамках их компетенции, благоприятных условий для развития международных, внешнеэкономических связей.

С другой стороны, развивается законодательство республик Россий­ской Федерации, имеющих с Российской Федерацией договорно-конституционные отношения. Неслучайно пункт 3 статьи 11 Конституции российской Федерации устанавливает, что разграничение предметов веде­ния и полномочий между органами государственной власти Российской

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Фе­дерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративным и ины­ми договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. Важно, что эта норма помещена в первой главе первого раздела Конституции - ос­новы конституционного строя, которой не могут противоречить положе­ния других частей Конституции России, в том числе и нормы текущих за­конов, в ряде случаев которые при разграничении предметов ведения су­жают полномочия субъектов, определенные в Федеративном договоре и двусторонних договорах. Не следует упускать из виду, что и Федератив­ный договор с Приложением к нему от Республики Башкортостан и Дого­вор между Российской Федерацией и Республикой Башкортостан от 3 ав­густа 1994 года о разграничении предметов ведения и взаимном делегиро­вании полномочий, как и Конституция Российской Федерации, вступили в силу при соблюдении всех необходимых юридических процедур. Умале­ние, принижение роли любого из этих документов не будет способство­вать сбалансированному развитию и становлению в России подлинно фе­деративных отношений.

Учитывая накопленный опыт законодательного регулирования меж­дународной и внешнеэкономической деятельности республики, представ­ляется очевидной необходимость целенаправленной работы в данном на­правлении всех органов государственной власти Башкортостана в сотруд­ничестве с другими регионами Федерации.

Растущая роль республик России в сфере международных отноше­ний, их потенциал, несомненно, - хорошая основа для преодоления огра­ниченности соответствующих прав и полномочий. Важной задачей стано­вится задача создания эффективного механизма согласования интересов субъектов и федерального центра.

Реализации этой задачи могли бы способствовать:

- совместные усилия республик в отстаивании своих интересов при разработке и принятии законов, затрагивающих вопросы осуществления субъектами Федерации международной и внешнеэкономической деятель­ности;

- активизация работы Башкортостана в рамках Ассоциации эконо­мического взаимодействия областей и республик Уральского региона;

- более активное участие республики в подготовке, подписании и выполнении международных договоров России;

- расширение представительства республики в работе Российских делегаций с зарубежными партнерами, участие в деятельности междуна­родных организаций и фондов и развитие всестороннего сотрудничества с ними.


КОНСТИТУЦИЯ - ОСНОВА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Т.С.Шакиров,

начальник кафедры гражданско-правовых дисциплин УЮИШДРФ

Среди федеративных государств мира Российская Федерация занима­ет, пожалуй, уникальное положение - в ней самое большое число субъек­тов - восемьдесят девять.

Современный российский федерализм находится в стадий становле­ния: идет поиск и формирование его концепции.

Как известно, одним из основных признаков федеративного устройст­ва является разделение власти между Центром и составными частями го­сударства - субъектами Федерации. Именно этот вопрос оказался ключе­вым в становлении Российского Федерализма. Становится очевидным, что ни Федеративный договор ни Конституция российской Федерации не от­разили в полной мере взгляды Центра и составных частей России на оп­тимальную модель разделения власти по вертикали. Следствием этого яв­ляется принятие субъектами Российской Федерации многих нормативных правовых актов, противоречащих федеральному законодательству, налицо несогласованное развитие регионального законодательства по вопросам совместного ведения Федерации и ее субъектов, Отмечены факты, когда в федеральных актах ущемляется конституционный статус субъектов Феде­рации, прежде всего республик.

Из известных мировой практике способов конституционного разгра­ничения предметов ведения между Федерацией и ее субъектами россий­ская Конституция закрепляет так называемый принцип трех сфер полно­мочий. Федеральная Конституция устанавливает закрытый перечень во­просов по предметам исключительного ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Исключи­тельная же компетенция субъектов Федерации конкретно не определена. А к третьей сфере относится все то, что не вошло в первые две. При этом по предметам совместного ведения верховенство имеет Федеральный закон, а по предметам ведения субъектов Российской Федерации приоритет перед федеральными законами -~ нормативные правовые акты субъектов Феде­рации (части 5 и 6 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

В условиях перехода от старой формы государственного устройства к новой, истинно федеративной модели открылась возможность использо­вать в практике государственного строительства модели и алгоритмы, выдержавшие проверку временем, показавшие реалистичность и прагма­тизм, позволяющие гармонично сочетать интересы Центра и субъектов Федерации.


Реальное пользование республики своими конституционными пол­номочиями, попытку ограничить вмешательство федеральных органов в компетенцию и законную деятельность субъектов Федерации вызывает раздражение отдельных должностных лиц Центра. Это является отголо­сками прежней практики взаимоотношений российского центра с респуб­ликами, Реальный характер, прямое действие как федеральной, так и рес­публиканской Конституций, в силу традиций не всегда воспринимается адекватно.

Социально-политические изменения в стране привели к подписанию Федеративного договора с Приложением от Республики Башкортостан, принятию новой Конституции Республики Башкортостан.

Конституция Республики Башкортостан представляет собой основной источник конституционного права и вообще всего права в Республике Башкортостан. Вместе с тем складывающееся в нашей республике консти­туционное право в силу ряда причин имеет более сложную систему источ­ников, чем та, к которой традиционно привыкли исследователи.

Для конституционного права Республики Башкортостан первосте­пенное значение имеют нормы Конституции Российской Федерации. Это определено тем, что Республика Башкортостан, будучи суверенным демо­кратическим правовым государством, является субъектом обновленной Российской Федерации. В соответствии со статьей 5 Конституции Рос­сийской федерации республика в составе Российской Федерации является государством и имеет свою Конституцию и законодательство. Здесь же определено, что республика является субъектом Российской Федерации. Статья 11 закрепляет, что государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной вла­сти, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами власти Российской Федерации и органами власти ее субъектов осуществ­ляется Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

Источником конституционного права Республики Башкортостан яв­ляются и законы Российской Федерации, именно те, которые приняты по вопросам, добровольно переданным Республикой Башкортостан в ведение Российской Федерации, и которые являются обязательными на территории Республики Башкортостан,

Развитие системы законодательства Республики Башкортостан за по­следние годы является очевидным свидетельством существенных измене­ний в ее государстаенно-правовом статусе, отношениях с федеральным центром.

За последние восемь лет Республика Башкортостан добилась серьез­ных результатов в этой области. Законодательство, которое существует в республике, практически несравнимо с тем законодательством, которое было у Башкирской АССР - ни по числу законов, ни по их содержанию, ни по предмету регулирования. Сферы общественных отношений, которые


могли регулироваться тогда законодательством автономной республики, были чрезвычайно ограниченными. Законодательство республики на деле не отражало ни коренные интересы многонационального народа респуб­лики ни очевидные особенности республики.

Рассматривая право республик Российской Федерации на собственное правотворчество, прежде всего на издание законов, следует обратить вни­мание на то, что необходимость в собственном правотворчестве возникает прежде всего тогда, когда интересы республик, их населения в должной мере не урегулированы федеральным законодателем, Чаще всего это яв­ляется следствием неполноты федерального правового регулирования.

Успех в развитии законодательства республики полностью базируется на договоренностях с Российской Федерацией. Еще в Приложении к Фе­деративному договору от Республики Башкортостан было закреплено, что республика имеет самостоятельную систему законодательства, которая обеспечивает «правовое регулирование всех вопросов, кроме тех, которые добровольно переданы соответствующим органам государственной вла­сти Российской Федерации». В Конституции республики формула Прило­жения к Федеративному договору трансформировалась в следующую нор­му статьи 126: «Республика Башкортостан имеет самостоятельную систе­му законодательства, обеспечивающую правовое регулирование всех об­щественных отношений, кроме тех, регулирование которых добровольно передано Республикой Башкортостан по Договору в ведение Российской Федерации». В Договоре Российской Федерации и Республики Башкорто­стан к ведению республики также отнесено «создание системы законода­тельства Республики Башкортостан». Все это коренным образом изменило прежнюю практику законотворческой работы республиканского Парла­мента.

Сегодня Республика Башкортостан является уверенным демократиче­ским правовым государством в составе Российской Федерации, имею­щим свою Конституцию и развитую систему законодательства. Действует профессиональный Парламент - Государственное Собрание Республики Башкортостан, призванный обеспечить правовое регулирование осущест­вляемых республикой преобразований.

Качество республиканского законодательства должно постоянно по­вышаться. Практическое приведение демократических реформ в стране и а республике требует постоянного внимания к согласованию федерального и консгитуционного законодательства. К сожалению, федеральный центр не всегда учитывает практику законотворчества в республиках. Представ­ляется, что процесс согласования Основных Законов республик с Консти­туцией Российской Федерации должен идти на основе взаимопонимания и сотрудничества.


КОНСТИТУЦИЯ БАШКОРТОСТАНА И РАЗВИТИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

И.А.Биккинин,

старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии УЮИМВДРФ

Демократическое обновление организации государственной власти в России, начатое с 1990 года, привело к необходимости однозначного

решения вопроса о ее государственном устройстве. Такой выбор был сде­лан - федерализм. Он стал основой конституционного строя России. Акты первого Съезда народных депутатов Российской Федерации и прежде все­го Декларация о государственном суверенитете России, предусмотревшие подписание Федеративного договора, договора о создании новой, реаль­ной Федерации, повлекли за собой принятие автономными республиками своих Деклараций о государственном суверенитете.

Вслед за Татарстаном 11 октября 1990 года была принята Деклара­ция о государственном суверенитете Республики Башкортостан. С этого времени началось оформление подлинной государственности нашей Рес­публики. Важнейшими шагами на этом пути стали подписание в 1992 году Федеративного договора о разграничении предметов ведения и полномо­чий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации с Приложением к нему от Республики Башкортостан, принятие в 1993 году Конституции Республики Башкортостан и подписание 3 авгу­ста 1994 года Договора «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Рос­сийской Федерации и органами государственной власти Республики Баш­кортостан».

Естественно, что значительная самостоятельность республики не во всем устраивает федеральный центр, Существенным катализатором идей обратной направленности стал экономический кризис, поразивший страну. Так, первый заместитель главы администрации Президента О.Н.Сысуев обратился к субъектам Федерации с просьбой до конца декабря сформу­лировать свои предложения по совершенствованию властной вертикали.

Что требуется от этой вертикали на взгляд из Центра? Она должна беспрепятственно пропускать сверху донизу все властные импульсы, ко­торые не должны вязнуть на каком-нибудь из этажей, как сейчас, когда все ее элементы являются всенародно избираемыми и могут позволить себе


игнорировать мнение друг друга. Одним из пороков действующей Консти­туции России некоторые аналитики считают преждевременное, на их взгляд, разрешение регионам избирать глав своих администраций. С этим согласны и некоторые губернаторы - Д.Ф.Аяцков (Саратовская область) и М.М.Прусак (Новгородская область). У М.Прусака есть свой план реорга­низации государственного устройства, предусматривающий возврат к схе­ме, по которой губернаторов назначает Президент России, но при условии, что и сам глава государства будет избираться не всенародно, а коллегией выборщиков. И неважно, что при этом нарушается принцип федерализма.

На заседании Совета Федерации Е.М.Примаков предложил предос­тавить право избирать губернаторов местным законодательным собраниям по представлении Президента России. Президент Б.Н.Ельцин призывает не торопиться с пересмотром Конституции. Спикер Совета Федерации Е.С.Строев предлагает начать с вопроса разграничения полномочий мест­ных и федеральных властей.

Нам представляется, что проблемы уровней организации исполни­тельной власти в принципиальном плане разрешены. Неверно отождеств­лять должность Президента республики с положением главы исполни­тельной власти иного субъекта Федерации. Очевидно, что на сегодняшний день полномочия исполнительной власти - это лишь одна .из составляю­щих статуса Президента республики.

Полагаем, что самым актуальной в нашей стране проблемой для на­полнения федерализма реальным содержанием является вопрос организа­ции правоохранительной системы. Как отмечается в литературе, судебная реформа, которой изначально отводилось центральное место в процессе трансформации России а правовое государство, так и не сдвинулась с мертвой точки. Государства в составе Российской Федерации нуждаются в должном оформлении третьей ветви власти и заявляют об этом настойчи­во. Так, об этом свидетельствует и факт планирования в феврале 1999 года в Ингушетии, одновременно с выборами в местный парламент, референ­дума о разграничении полномочий в правоохранительной и судебной сис­темах. Характерно, что Ингушетия вторично поднимает данный вопрос. После того, как первоначально референдум был назначен на 1 марта 1998 года, Москва пошла на создание согласительной комиссии с участием ад­министрации Президента России, Министерства внутренних дел, Мини­стерства юстиции и генеральной прокуратуры, однако положительного ре­зультата не достигла. Президент Ингушетии Р.С.Аушев полагает, что ре­шение этих вопросов с учетом национальных особенностей республики имеет принципиальное значение. Сторонники централизма на это заявля­ют, что субъект Федерации не вправе требовать адаптации законов под


собственные национальные традиции, и опасается, что ингушский рефе­рендум может создать опасный прецедент.

Между тем затрагиваемые вопросы в законодательстве Республики Башкортостан разрешены. В республике, как и в некоторых других субъ­ектах Федерации, активно создается свое законодательство, что дает воз­можность говорить о правовой системе Республики Башкортостан. В по­вестке дня вопрос о материальном и процессуальном обеспечении дея­тельности судебной власти Башкортостана, в частности мировых судей, которые Федеральным конституционным законом Российской Федерации «О судебной системе Российской Федерации» относятся к местным судам. Напомним, что статья 127 Конституции Республики Башкортостан при­оритетными направлениями развития системы законодательства Респуб­лики Башкортостан называет уголовное, процессуальное, правоисполни-тельное законодательства. Наполнение государственного суверенитета Башкортостана реальными полномочиями в области организации и дея­тельности судебной власти - актуальное направление деятельности выс­шего органа законодательной власти - Государственного Собрания Рес­публики Башкортостан.


О СООТНОШЕНИИ ТЕКУЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

С.Н.Галлямова,

зам. директора аудиторской компании «Россинтел»

В становлении новой России и нового Башкортостана, в налажива­нии их отношений еще немало проблем. Многие из них вызваны тем, что у нас практически нет опыта межгосударственных отношений в рамках Федерации. Россия делает первые шаги по налаживанию отношений с су­веренными государствами, входящими в ее состав. Однако очевидно, что Башкортостан твердо выбрал цивилизованный и демократический путь совершенствования своих взаимоотношений с Российской Федерацией, основанный на договорных началах.

Приобретя в 1990 году статус суверенного государства, Россия по­лучила уникальный шанс для формирования принципиально новой кон­цепции федеративных отношений. В этом направлении был сделан боль­шой шаг вперед: 31 марта 1992 года практически всеми регионами России был подписан Федеративный договор. Этот документ сыграл исключи­тельную роль в достижении стабильности, в преобразовании унитарной России в федеративное государство.

Вместе с тем практика свидетельствует, что процесс перехода от унитарного к федеративному государству проходит в России сложно и противоречиво.

Одной из серьезных проблем, требующих своего всестороннего изучения и обоснованного решения, является проблема соотношения те­кущего законодательства Российской Федерации и республик в ее соста­ве, в том числе Республики Башкортостан.

Конституция Российской Федерации, Конституция Республики Башкортостан, принятые в декабре 1993 года, и Договор от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федера­ции и органами государственной власти Республики Башкортостан» по-новому решают эту проблему, принципиально по-иному расставляют акценты в соотношении федеральной и республиканской систем законо­дательства.


Конституция Российской Федерации (часть 2 статьи 5) провозгла­шает, что республика в составе Российской Федерации имеет свою Кон­ституцию и законодательство. Изучение показывает, что законодательный массив в Республике Башкортостан формируется достаточно быстро. Сей­час а республике принято 16 кодексов, действует более 350 законов, большое количество указов Президента и постановлений Правительства Республики Башкортостан. В этих условиях следует приветствовать при­нятие в республике закона о нормативных правовых актах, в котором оп­ределяются виды актов, порядок их подготовки, принятия и вступления в силу.

В статье 6 Закона «О нормативных правовых актах Республики Башкортостан» сказано, что «Конституция Республики Башкортостан -Основной Закон государства, закрепляющий основополагающие принци­пы правового регулирования и являющийся правовой основой текущего законодательства и непосредственным источником права Республики Башкортостан.

Конституция Республики Башкортостан имеет высшую юридиче­скую силу, прямое действие и применяется на всей территории республи­ки. Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Респуб­лике Башкортостан, не должны противоречить Конституции Республики Башкортостан».

На территории Республики Башкортостан действуют законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации. Конституция Баш­кортостана закрепляет принцип обязательности актов Российской Федера­ции на своей территории: «Обязательными на территории Республики Башкортостан являются законы Российской Федерации, принятые по во­просам, переданным Республикой Башкортостан по Договору в ведение Российской Федерации».

Однако на практике дело обстоит значительно сложнее, Приведем примеры. На территории республики с 1 мая 1995 года действует Трудо­вой кодекс Республики Башкортостан, являющийся первым систематизи­рованным документом республики в области трудовых отношений. Выс­ший законодательный орган Республики Башкортостан правомочен был принять такой закон, поскольку по Договору Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года о разграничении пред­метов ведения и взаимном делегировании полномочий трудовое законо­дательство отнесено к ведению Республики Башкортостан.

Трудовой кодекс Республики Башкортостан с 1 мая 1995 года обес­печивает действие на территории нашей республики ряда прогрессивных


норм в области трудовых правоотношений, которых еще нет в трудовом законодательстве Российской Федерации. Например, в соответствии со статьей 46 Трудового кодекса Республики Башкортостан размер выходно­го пособия не может быть ниже размера среднего месячного заработка работника, тогда как в России пока действует аналогичная норма (статья 36 КЗоТ РФ), предусматривающая выплату выходного пособия в размере не менее двухнедельного среднего заработка. Также в более высоком раз­мере оплачивается ночная и сверхурочная работа по Трудовому кодексу Республики Башкортостан, нежели это предусмотрено в действующем КЗоТ Российской Федерации.

Вместе с тем, к сожалению, в Трудовом Кодексе Республики Баш­кортостан не предусмотрено такое правовое основание прекращения трудового договора, как увольнение переводом с одного предприятия на другое по согласованию руководителей этих предприятий или переход на выборную должность, хотя на практике такие случаи встречаются. В по­добных обстоятельствах, по нашему мнению, следует руководствоваться пунктом 5 статьи 29 КЗоТ Российской Федерации, поскольку в данном случае уровень гарантий трудовых прав в Кодексе законов о труде Рос­сийской Федерации выше, чем в Трудовом кодексе Республики Башкорто­стан.

Другой пример. 24 февраля 1995 года Президиум Верховного Сове­та Республики Башкортостан принимает Постановление «О порядке при­менения на территории Республики Башкортостан части первой Граждан­ского кодекса Российской Федерации», а 17 октября 1996 года Председа­тель Государственного Собрания Республики Башкортостан подписывает Постановление Государственного Собрания Республики Башкортостан «О порядке применения на территории Республики Башкортостан части вто­рой Гражданского Кодекса Российской Федерации».

Оба эти Постановления содержат следующие нормы - части первая и вторая Гражданского кодекса Российской Федерации действуют на территории Республики Башкортостан в части, не противоречащей Кон­ституции Республики Башкортостан и Договору Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года.

По запросу Прокуратуры Республики Башкортостан о проверке конституционности вышеуказанных постановлений Конституционный суд Республики Башкортостан 27 октября 1997 года принял специальное по­становление, в котором вышеуказанные постановления высшего органа власти республики признаются соответствующими Конституции Респуб­лики Башкортостан и Договору от 3 августа 1994 года. Указывается, что


этот вопрос должен быть предметом дополнительного договорного согла­сования сторон и может быть решен согласно части 3 статьи 7 Договора. В статье отмечено, что споры по осуществлению полномочий органов госу­дарственной власти Российской Федерации и Республики Башкортостан, установленных настоящим Договором, разрешаются в согласованном ме­жду ними порядке в соответствии с Конституцией Российской Федера­ции и Конституцией Республики Башкортостан,

Представляется, что такое решение соответствует требованию Договора от 3 августа 1994 года о проведении согласительных процедур, а также тому положению Договора, что согласование текущего законода­тельства Российской Федерации и Республики Башкортостан находится в совместном ведении сторон (статья 4 Договора).

Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года подчеркивает равноправие сторон Договора тем, что в самом названии Договора речь идет о взаимном делегировании пол­номочий. Вместе с тем следовало бы в Законе «О нормативных правовых актах Республики Башкортостан» урегулировать вопрос о том, как же бу­дут решаться противоречия между нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными по вопросам, отнесенным к ведению Российской Федерации согласно статье 5 Договора, и соответствующими нормативными правовыми актами Республики Башкортостан.

Для правильного решения проблемы соотношения федерального и республиканского законодательства надлежит решить и целый ряд дру­гих вопросов. Нужно добиться ясного представления о системе республи­канского законодательства и его отраслевой структуре. Актуальной явля­ется разработка научной Концепции республиканского законодательства и его отраслей. Следовало бы завершить и принять Концепцию правовой реформы в Республике Башкортостан, о подготовке которой было принято решение еще три года назад-

Требуется усовершенствовать механизм предотвращения и устра­нения юридических коллизий, законодательно закрепить процедуры пре­одоления разногласий и споров между государственными органами Феде­рации и республики, так и более активной деятельности судов и иных пра­возащитных структур.

Таким образом, система законодательства, действующая на терри­тории Республики Башкортостан, включает в себя законы, принимаемые федеральным законодателем, и законы, принимаемые законодателем рес­публики, причем и те и другие - законы прямого действия и сферы их теоретически не должны пересекаться. Все они принимаются разными за-


конодателями в пределах определенных им объемов компетенции. Причем закон, принятый законодателем на уровне республики в составе Россий­ской Федерации, обладает такой же юридической силой, как и федераль­ный закон, принятый в пределах компетенции федерального законодателя. Противостояние законов возникает только тогда, когда один законодатель внедряется в объем компетенции другого. Это и есть основные проблемы взаимодействия федеральных законов и законов республики в составе Фе­дерации, образующих единое правовое поле.

Все это свидетельствует о том, что накоплен интересный опыт при­нятия законов, обладающих равной юридической силой, хотя и принятых законодателями с разными объемами компетенции в одной и той же сфере правового регулирования. Наступило время определения организационно­го и правового механизма, который бы позволил не только предостеречь от принятия законодателями законов вне пределов своей компетенции по одному и тому же вопросу, но и предусмотрел формы и способы раз­решения правовых коллизий, имея в виду уважение и сохранение само­стоятельности как федерального законодателя, так и законодателя респуб­лики в составе Российской Федерации.


КОНСТИТУЦИЯ БАШКОРТОСТАНА И КОМПЕТЕНЦИЯ ОРГАНОВ ВЛАСТИ РЕСПУБЛИКИ В СФЕРЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИЛИЦИИ

Р.У.Диваев,

министр внутренних дел Республики Башкортостан

Строительство России как федеративного государства и формиро-1ание ее как правового государства обуславливают необходимость четкого )егулирования отношений федеральных государственных органов и орга-юв государственной власти республик в составе Российской Федерации в )бласти обеспечения законности, правопорядка, охраны прав и свобод -раждан.

Подписание Федеративного договора и принятие новой Конститу­ции Российской Федерации вывели проблемы взаимоотношений феде­рального центра с республиками Российской Федерации на качественно ювый уровень, в том числе и в сфере организации и деятельности мияи-дии, выполняющей значительный объем задач по реализации правоохра­нительной функции государства.

В условиях российского федерализма новая политическая, эконо­мическая и правовая система может успешно развиваться только при ак-гивном участии в этом процессе всех регионов страны.

Закрепление Конституцией Российской Федерации и Договором от i августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном де-эегировании полномочий между органами государственной власти Рос-;ийской Федерации и органами государственной власти Республики Баш­кортостан» защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения за­конности, правопорядка, общественной безопасности предполагает необ­ходимость определения «доли» участия органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти республики в решении общих вопросов, а также обеспечение согласованности в выпол­нении каждой стороной своих полномочий.

На практике правовое регулирование сферы организации и дея­тельности милиции осуществляется совместно органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Рес­публики Башкортостан.


Анализируя республиканское законодательство, можно выделить следующие направления правотворческой деятельности законодательного органа Республики Башкортостан - Государственного Собрания Республи­ки Башкортостан.                                                 •;

• Издание законов, иных нормативных правовых актов, устанавли­вающих административную ответственность за те или иные правонаруше­ния (в том числе и находящиеся в сфере юрисдикции милиции). Так, еще Верховным Советом Республики Башкортостан (органом законодательной власти республики, действовавшим до марта 1995 года) 19 июня 1991 года был принят Закон Республики Башкортостан «Об административной от­ветственности за нарушения правил дорожного движения», с изменениями и дополнениями, внесенными Указом Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан от 2 сентября 1993 года. Ныне действует в этой области Закон Республики Башкортостан от 26 октября 1998 года «О вне­сении изменений в Закон Республики Башкортостан «Об админист­ративной ответственности за нарушения правил дорожного движения», который конкретно устанавливает административную ответственность за нарушения правил дорожного движения.

Большой блок Указов Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан, усиливающих административную ответственность, был принят в сентябре 1993 года в соответствии с Указом Президиума Верхов­ного Совета Республики Башкортостан от 24 августа 1993 «О неотложных мерах по борьбе с преступностью и правонарушениями». К их числу отно­сятся: Указы Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан от 21 сентября 1993 года «Об административной ответственности за наруше­ния установленного порядка управления», «Об усилении административ­ной ответственности за нарушение общественного порядка», «Об админи­стративной ответственности, направленной на борьбу с пьянством, алко­голизмом и наркоманией», «Об ответственности несовершеннолетних за совершение административных правонарушений». Действие этих указов было продлено постановлением Государственного Собрания Республики Башкортостан «О продлении действия указов Президиума Верховного Со­вета Республики Башкортостан» от 31 августа 1995 года и Постанов­лением Государственного Собрания Республики Башкортостан «О про­длении действия указов Президиума Верховного Совета Республики Баш­кортостан, принятых во исполнение Указа Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан от 24 августа 1993 года «О неотложных мерах по борьбе с преступностью и правонарушениями» от 5 августа 1996 года. В последнем, в частности, указывается, что «до принятия и введения в


действие Кодекса Республики Башкортостан об административных право­нарушениях обжалование и опротестование постановлений по делам об административных правонарушениях, предусмотренных указами Прези­диума Верховного Совета Республики Башкортостан, принятых во испол­нение Указа Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан от 24 августа 1993 года «О неотложных мерах по борьбе с преступностью и правонарушениями», осуществляется в соответствии с порядком, преду­смотренным Кодексом Российской Федерации об административных пра­вонарушениях.

* Издание законов, иных нормативных правовых актов, устанавли­вающих организационно-правовые основы деятельности органов мили­ции. В Республике Башкортостан еще в 1994 году принят Закон «О мили­ции общественной безопасности (местной милиции)». Он устанавливает задачи, принципы деятельности, структуру местной милиции, ее обязанно­сти и права, применение милицией общественной безопасности физиче­ской силы, специальных средств и огнестрельного оружия, прохождение службы в милиции общественной безопасности, гарантии правовой и со­циальной защиты сотрудников, финансирование и материально-техническое обеспечение милиции общественной безопасности, гарантии законности и обеспечения прав граждан в ее деятельности. В соответствии с Законом милиция общественной безопасности (местная милиция) явля­ется составной частью милиции Республики Башкортостан и входит в структуру Министерства внутренних дел Республики Башкортостан, отде­лов внутренних дел Средневолжского управления внутренних дел на транспорте в состав Министерства внутренних дел Российской Федера­ции.

В районах и городах, районах города Уфы, на станции Уфа, в аэро­порту Уфы милиция общественной безопасности создается и функциони­рует в качестве самостоятельного структурного заена в составе соответст­вующих отделов (управлений) внутренних дел.

* Издание законов и иных нормативных правовых актов, направ­ленных на усиление борьбы с преступностью (дополнительные меры по предупреждению и пресечению преступных проявлений, чрезвычайные меры по борьбе с преступностью). Так, в марте 1993 года Верховным Со­ветом Республики Башкортостан было принято Постановление Верховно­го Совета Республики Башкортостан «О мерах по борьбе с преступностью в Республике Башкортостан». В этих же целях было принято в июне 1994 года Постановление Президиума Верховного Совета Республики Башкор­тостан «Об утверждении Положения о Межведомственной комиссии по


координации деятельности правоохранительных, судебных и контроли­рующих органов Республики Башкортостан». По результатам парламент­ских слушаний, посвященных этой актуальной теме, была разработана и утверждена «Программа борьбы с преступностью в Республике Башкорто­стан на 1996-1997 годы».

В 1995 году Верховным Советом Республики Башкортостан был принят Закон Республики Башкортостан «О борьбе с коррупцией», кото­рый налагает на милицию (и ряд других государственных органов) задачу по осуществлению борьбы с коррупцией. Закон является актом прямого действия применительно к дисциплинарной, гражданско-правовой (иму­щественной) и административной ответственности за правонарушения, связанные с коррупцией, кроме случаев, предусмотренных действующим законодательством, регулирующим иной порядок привлечения к иной от­ветственности. В законе указывается, что «правонарушения, связанные с коррупцией, влекут дисциплинарную, гражданско-правовую, администра­тивную ответственность». Коррупционные правонарушения, содержащие признаки уголовно-наказуемых деяний, влекут за собой ответственность в порядке и на условиях, предусмотренных действующим законодательст­вом о должностных и иных преступлениях. Кроме того, в законе регла­ментированы меры по предупреждению коррупции и устранению послед­ствий коррупционных правонарушений, в сфере применения закона.

В целях укрепления законности и правопорядка по месту жительст­ва граждан, обеспечения эффективного взаимодействия территориальных органов самоуправления с местной администрацией районов и городов, предприятиями, учреждениями, организациями, трудовыми коллективами в охране общественного порядка и профилактики правонарушений с 1 ян­варя 1994 года Указом Президиума Верховного Совета Республики Баш­кортостан от 21 сентября 1993 года «О возобновлении деятельности обще­ственных формирований правоохранительной направленности по месту жительства граждан» была возобновлена деятельность общественных формирований правоохранительной направленности по месту жительства граждан - путем создания социально-профилактических центров (СПЦ) микрорайона, которые призваны объединить «усилия народных дружин, отрядов содействия милиции, товарищеских судов, домовых уличных ко­митетов, инспекций по делам несовершеннолетних, других органов обще­ственной самодеятельности и трудовых коллективов по охране общест­венного порядка и профилактике правонарушений на закрепленной терри­тории».


• Издание законов и иных нормативных правовых актов, регламен­тирующих социальную защиту сотрудников милиции. Так, Указ Прези­диума Верховного Совета Республики Башкортостан «Об освобождении Министерства внутренних дел Республики Башкортостан, его органов и подразделений от передачи части вновь вводимого ими жилья местным администрациям» от 14 марта 1995 гласит:

«В целях создания условий для эффективного решения задач, опре­деленных Постановлением Верховного Совета Республики Башкортостан от 31 марта 1993 «О мерах по борьбе с преступностью в Республике Баш­кортостан», Президиум Верховного Совета Республики Башкортостан по­становляет:

- освободить Министерство внутренних дел Республики Башкорто­стан, его органы и подразделения, являющиеся самостоятельными заказ­чиками или долевиками в жилищном строительстве, от частичной переда­чи части вновь вводимого ими жилья местным администрациям городов и других административно-территориальных единиц Республики Башкорто­стан, предусмотренных Указом Президиума Верховного Совета Республи­ки Башкортостан от 19 ноября 1992 года».

Отметим и другие акты в этой области, принятые высшим органом власти Республики Башкортостан. Например, в соответствии с Постанов­лением Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан «Об образовании Республиканского фонда «Кадры - правопорядку» при Уфимской высшей школе МВД Российской Федерации» от 22 июня 1993 года был создан республиканский фонд «Кадры - правопорядку» для мате­риального обеспечения подготовки высококвалифицированных кадров для органов внутренних дел. Основной задачей этого фонда является объеди­нение средств и координация усилий государственных, хозяйственных ор­ганов, общественных организаций, самодеятельных формирований и от­дельных граждан по наращиванию кадрового и технического потенциала в целях противостояния преступности, профилактики правонарушений. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Республики Баш­кортостан «О поддержке развития Башкирского филиала гуманитарного фонда «Ветеран МВД РФ» определены меры по поддержке в развитии Башкирского филиала гуманитарного фонда «Ветеран МВД РФ», главная задача которого - социальная защита, оказание материальной и моральной помощи нуждающимся пенсионерам, инвалидам, семьям погибших со­трудников, привлечение ветеранов к борьбе с преступностью и охране общественного порядка.


Учитывая изложенное, представляется целесообразным дальней­шее развитие республиканского законодательства, регламентирующего организацию и деятельность милиции. Стратегическими направлениями этого развития является, по нашему мнению:

- совершенствование правового регулирования организации и дея­тельности структурных подразделений милиции, функционирующих на территории республики (порядок формирования, финансирование, пол­номочия органов власти республики по руководству ими и пр.), что можно сделать комплексным актом, каким мог бы быть Закон о милиции респуб­лики в новой редакции;                                        

- организация (усиление) мер по борьбе с преступностью или с от­дельными ее проявлениями (коррупция, терроризм);

- социальная защита сотрудников милиции.

Принятие перечисленных нормативных правовых документов по­зволит милиции более успешно и эффективно решать стоящие перед ней задачи по борьбе с преступностью, обеспечению правопорядка и безопас­ности в Республике Башкортостан.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ

Э.Ф.Шаретдинов,

член Комитета Законодательной палаты Государственного Собрания Республики Башкортостан

Экологические права человека являются новым словом в конститу­ционализме. Осознание их конституционной значимости стало приходить только в конце 70-х годов, в эпоху тяжелых экологических кризисов и ка­тастроф.

Изучение этой проблемы показывает, что в последние годы эколо­гические права, право на благоприятную окружающую среду стали не­пременным атрибутом едва ли не всех новейших Конституций. Эти права включают, как правило, право на здоровую окружающую среду и на воз­мещение ущерба, причиненного экологическими правонарушениями (ста­тья 42 Конституции Российской Федерации, статья 49 Конституции Рес­публики Башкортостан).

К современным проблемам законотворческой деятельности в рес­публике следует отнести создание собственного законодательства об ох-.| ране окружающей среды как составной части самостоятельной системьи республиканского законодательства. В настоящее время законодательство! об охране окружающей среды Республики Башкортостан включает в себя 1 десятки законов и иных нормативных правовых актов. И все-таки гово­рить о наличии сложившейся и устоявшейся системы законодательства, обеспечивающей право граждан на благоприятную окружающую среду, ещё рано.

Республиканское природоохранное законодательство основывается, естественно, на положениях Конституции Республики Башкортостан, ко­торая утверждает, что «граждане Республики Башкортостан имеют право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью или иму­ществу экологическим правонарушением». Следуя давним «традициям», обязанность государства обеспечить это право законодатель в Конститу­ции Республики Башкортостан не предусмотрел. Кстати сказать, соответ­ствующее упоминание об этом не предусмотрено и в Конституции Рос­сийской Федерации. Не связан ли с этим тот факт, что принимаемые в нашей стране экологические программы были изначально неэффективны. В числе прочих причин стоит выделить такой момент, когда проводимая


экологическая политика не была направлена на формирование у человека особого типа мышления, который можно было бы назвать «экологиче­ским», не способствовала развитию у индивида экологической этики.

Долгое'время главными критериями общественного прогресса были рентабельность, производительность труда и другие частные показатели экономической эффективности. Социальным и экономическим факторам уделялось второстепенное значение, хотя задачи экологизации и социаль­ной ориентации производства постоянно декларировались в программных правительственных документах. Страна обладала огромными запасами природного сырья, поэтому создавалась иллюзия, что оно никогда не ис­сякнет. В производство вовлекалось большое количество природных ре­сурсов, технологические процессы практически не изменялись. Хозяйст­венная и природоохранительная деятельности предприятий были разде­лены. Причем последняя, как правило, носила компенсационный харак­тер. Экологические и социальные программы были обречены на остаточ­ный принцип инвестирования, В результате всего этого атропогенное воз­действие на окружающую среду достигло уровня, превышающую само­восстановительные силы природы.

Сегодня становится более чем ясно, что необходимо пересмотреть отношение человека к природе. Еще в прошлом веке проблема обеспече­ния сбалансированного взаимодействия человека и природы рассматри­валась как основная проблема общественного прогресса. Карл Маркс от­мечал, что не следует слишком обольщаться нашими победами над при­родой. За каждую такую победу она нам мстит, каждая победа имеет не­предвиденные последствия. Факты на каждом шагу напоминают о том, что мы отнюдь не властвуем над природой, как кто-либо, находящийся вне природы, мы принадлежим ей и находимся внутри ее, а наше отличие от других существ - в способности познавать ее законы и правильно их применять.

В дискуссиях о возможном выборе стратегии в области охраны ок­ружающей среды на данный момент отчетливо выявились три различных подхода. Первый исходит из того, что жесткие меры экологического кон­троля необходимо проводить немедленно, не взирая на затраты и возмож­ные экономические последствия.

Согласно второму подходу ситуация в сфере охраны окружающей среды не оценивается как критическая, «поэтому жесткие меры не только не нужны, но и вредны, так как будут сдерживать экономический роста. Этот подход обычно критикуется за то, что краткосрочные экономические выгоды заслоняют собой перспективу получить в наследство многие эко­номические выгоды.


Третий подход направлен на активизацию мер по охране окружаю­щей среды, но не путем ограничений или запретов, а на основе введения в рыночный механизм системы объективной оценки экологических по­следствий производства и потребления. Надо отметить, что в настоящее время стимулы загрязняющей деятельности сильнее стимулов «не загряз­нять» как у производителей, так и у потребителей. Поэтому более широ­кое использование налогов (на органическое топливо, определенные виды загрязнений продуктов) и других экономических мер позволит сориенти­ровать рыночный механизм на цели охраны окружающей среды. Взаимо­связь экономических и экологических проблем диктует необходимость использования как преимуществ рыночного механизма, так и мер госу­дарственного регулирования для обеспечения экологически сбалансиро­ванного развития экономики.

Конституция Республики Башкортостан в числе приоритетных на­правлений развития системы республиканского законодательства опреде­лила законодательство, обеспечивающее развитие экономических (иму­щественных) отношений и иных, связанных с ними отношений, а также законодательство, обеспечивающее рациональное использование и на­дежную охрану природной среды.

Таким образом в Основном Законе Республики Башкортостан отра­жена растущая потребность интегрировать экологические цели в меха­низм хозяйствования.

Дальнейшего развития в законодательстве требуют новые консти­туционные нормы, обеспечивающие на деле права каждого гражданина на благоприятную окружающую среду, на достоверную информацию о ее состоянии, на возмещение ущерба, причиненного его здоровью, имущест­ву и требовать прекращения экологически вредной деятельности, В этих условиях обязанность государства по обеспечению этих прав граждан должна стать важнейшей, а ряд норм Конституции Республики Башкорто­стан - прямого действия.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ

РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

Р-Х-Габитов,

завкафедрой юридического факультета БашГУ

Республика Башкортостан обладает огромным промышленным по­тенциалом, представленным нефтеперерабатывающими, нефтехимически­ми и химическими заводами, энергетическим и машиностроительным ком­плексом и целым рядом предприятий тяжелой промышленности, занятых добычей, обработкой и переработкой природных ресурсов. Нефтехимиче­ский комплекс республики занимает ведущее место в Российской Федера­ции по объему нефтепереработки и производит половину нефтехимиче­ской продукции Уральского экономического района.

Развитию нефтехимической отрасли промышленности, получившей приоритетное направление в экономике Республики, способствуют объек­тивные обстоятельства, в частности, наличие богатейших и разнообразных природных ресурсов. Именно они позволили создать гигантские предпри­ятия, не имеющие, по сути дела, равных в стране.

С одной стороны - это, конечно, благо, олицетворение прогресса, определившее многие стороны социально-экономической жизни респуб­лики. Но с другой стороны, вредные выбросы промышленного производ­ства столь значительны, что привели к серьезной деградации окружающей природной среды и своими последствиями во многих городах создали не­благоприятные условия для жизнедеятельности населения.

Сегодня уже многими осознается насущность решения экологиче­ских проблем, но тем не менее на практике все еще хозяйственно-экологические задачи доминируют над экологией. Именно поэтому про­должается тенденция наращивания добычи нефти и ее переработки. Сле­довательно, и острота экологической ситуации не снижается, более того она требует осуществления комплекса мер, направленного на совершенст­вование всей природоохранной деятельности, Все это, безусловно, связано с большими капитальными вложениями, требует проведения различных мер организационного и технического характера, необходимо переоснаще­ние производственного фонда промышленных предприятий, что позволит снизить или даже прекратить вредные выбросы в окружающую среду. Причем главным направлением в природоохранительной деятельности должно быть внедрение экологически малоотходных технологий в про­мышленном производстве.


Вместе с тем мы не можем жить только ожиданием реконструкции производства и совершенствования технологических процессов. Мы долж­ны активно использовать все доступные возможности для уменьшения вредных выбросов при любой технологии. Поэтому нам хотелось бы оста­новиться на законодательных требованиях при решении вопросов охраны природы-

Правовой основой для проведения комплекса мероприятий по охра­не окружающей среды является Конституция Республики Башкортостан, принятая 24 декабря 1993 года и закрепившая пакет требований о рацио­нальном использовании охране и воспроизводства природных ресурсов, забота по сохранению которых рассматривается как важнейшая задача не только самого государства, но и всех граждан.

Конституция республики определила компетенцию местных органов власти, а также основные задачи и цели государственных, общественных организаций в области охраны окружающей природной среды (статьи 49, 64, 111). Впервые я развитии конституционного законодательства респуб­лики отчетливо выражена забота об экологическом благополучии граждан Башкортостана.

Конституция закрепляет также в статье 48 поощрение деятельности, способствующей экологическому благополучию населения. Кроме всего она определила (статья 127) приоритетным направлением развитие законо­дательства, обеспечивающего рациональное использование и надлежащую охрану природной среды.

Конечно, Конституция Республики Башкортостан сформулировала наиболее общие положения по охране окружающей среды. Все прочие конкретные вопросы должны были найти свое отражение в экологическом законодательстве республики.

Считаем необходимым остановиться в данной статье на дискуссиях в научных изданиях и на конференциях по поводу необходимости существо­вания двух уровней законодательства в нашей стране, федерального и ре­гионального, и высказать свою позицию по этому вопросу.

Формирование экологического законодательства на уровне респуб­лики, входящей в состав Российской Федерации, сегодня уже реальность, целесообразность которой обосновывается и учеными-юристами, и прак­тиками. Но главным аргументом в пользу становления и развития респуб­ликанского экологического законодательства является обостряющийся экологический кризис в регионе, на разрешение которого, по существу, и направлены предписания республиканских законодательных актов.

Руководствуясь общепризнанными принципами и нормами между­народного права, с целью создания цивилизованных основ для проведения широких государственных и общественных мероприятий в области охраны


и рационального использования природных богатств. Верховный Совет Республики Башкортостан еще 22 октября 1992 года принял Экологиче­ский кодекс Республики Башкортостан.

Экологический кодекс республики определил правовые, экономиче­ские и социальные основы организации охраны окружающей природной среды Республики Башкортостан а интересах настоящего и будущих поко­лений. Этот кодекс является законодательным актом, возглавляющим сис­тему экологического законодательства республики, задачами которого яв­ляется правовое регулирование отношений в области охраны, использова­ния и воспроизводства природных ресурсов; обеспечение экологической безопасности; предупреждение и ликвидации отрицательного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую природную среду;

сохранение природных ресурсов, ландшафтов и других природных ком­плексов, уникальных территорий и природных объектов (статья 1).

Важную роль в регулировании отношений, возникающих в процессе использования, восстановления, охраны, изучения водных объектов при­зван сыграть Водный кодекс Республики Башкортостан, принятый 13 июля 1993 года. Новая редакция Водного кодекса республики принята 29 июня 1998 года. Задача Водного кодекса состоит в регулировании водных отно­шений в Республике в целях обеспечения прав граждан на чистую воду и благоприятную водную среду; в предотвращении и ликвидации последст­вий вредного воздействия вод, в сохранении биологического разнообразия водных экосистем.

Согласно Закона от 29 июня 1995 года «Об особо охраняемых при­родных территориях в Республики Башкортостан» особой охране подлежат участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, недр, включающие природные комплексы и объекты, имеющие особое экологическое, природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рек­реационное и санитарно-оздоровительное значение, которые изъяты пол­ностью или частично из хозяйственного использования.

16 марта 1996 года был принят Закон Республики Башкортостан о животном мире, направленных на регулирование общественных отноше­ний в области охраны и использования объектов животного мира, оби­тающих в условиях естественной свободы, а также содержащихся в полу­вольных условиях или искусственно созданной среде обитания, в целях сохранения ресурса и генетического фонда объектов животного мира (ста­тья 2).

Лес - важнейший элемент природной среды глобального экологиче­ского значения, состоящий из совокупности различных видов растительно­го и животного мира, биологически взаимосвязанных и влияющих друг на друга в своем развитии, нуждается в правовой защите. Принятый 18 июня


1991 года Лесной кодекс (с изменениями и дополнениями от 28 октября

1992 года и 26 февраля 1997 года) Республики Башкортостан призван спо­собствовать регулированию отношений лесопользователей и деятельности по сохранению и воспроизводству лесов, а также созданию правовых ме­ханизмов обеспечения рационального использования и охраны лесных ре­сурсов.

Существенным шагом в охране и рациональном использовании ре­сурсов недр стало принятие 28 октября 1992 года Кодекса Республики Башкортостан о недрах с изменениями и дополнениями от 14 июля 1998 года. Обеспечение бережного отношения к богатствам недр - вот главная мысль, пронизывающая каждую строку этого нормативного акта. Кодекс Республики Башкортостан о недрах регулирует не только возникающие при пользовании недрами отношения, с окружающими объектами приро­ды, но и специфические отношения, связанные как с геологическим изуче­нием и добычей полезных ископаемых и минерального сырья, так и захо­ронения радиоактивных отходов и токсических веществ (статья 1).

Закон Республики Башкортостан от 3 февраля 1998 гада «Об охране атмосферного воздуха» совместно с другими законодательными актами по охране различных объектов природы продолжает развивать требования Конституции Республики Башкортостан о сохранении в чистоте естест­венной природной среды. Цель закона - предупреждение и снижение вредных воздействий на человека и окружающую природу и уменьшение ущерба материальным ценностям от загрязнения атмосферного воздуха.

Следует заметить, что до сих пор правовое урегулирование атмосфе-роохранных связей отставало в своем развитие от аналогичных действий к другим объектам природы, И это не случайно. Ведь в данном случае Закон имеет дело с весьма сложным и уникальным природным явлением, качест­венно отличающимся от всех природных объектов. Именно поэтому Закон Республики Башкортостан «Об охране атмосферного воздуха» содержит только общие и самые существенные положения без особых подробностей изложения. Здесь отсутствуют такие традиционные понятия, широко упот­ребляемые во многих экологических законах, как «использование», «пре­доставление в обособленное, специальное или ограниченное пользование», «государственный учет» и «государственный кадастр», «государственная собственность».

Разумеется, что атмосферный воздух не может быть объектом госу­дарственной собственности, но общечеловеческим достоянием он являет­ся, и на это следовало бы указать в Законе «Об охране атмосферного воз­духа». Но с другой стороны, атмосферный воздух - это смесь газов и при­месей, качественное и количественное соотношение которых постоянно, а оптимальный состав воздуха поддерживается самой природой.


По нашему мнению, законам надо было бы охранять не атмосфер­ный воздух - физико-химическое понятие смеси определенных газов, а часть биосферы - атмосферу, пространство, содержащее в себе атмосфер­ный воздух.

Заканчивая обсуждение обозначенной темы, хотелось бы выделить то, что в Республике Башкортостан идет процесс становления самостоя­тельной системы законодательства в области охраны окружающей при­родной среды. При этом дальнейшее совершенствование законотворческой деятельности в этой сфере должно строиться с учетом существующей эко­логической ситуации в регионе. В действующем природоохранном законо­дательстве экологическая напряженность отражена еще недостаточно. А слабым звеном во всей этой системы остается проблема реализации юри­дической ответственности за экологические правонарушения,


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ЗЕМЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

А.И.Романов,

Председатель Комитет

•'•                                      Законодательной палаты Государственного Собрания Республики Башкортостан

Все мы свидетели того, как в последние годы в республике осущест­вляется земельная реформа и последовательно складывается собственное земельное законодательство.

Исходные позиции земельного законодательства Республики Баш­кортостан определены в Конституции республики 1993 года и в Договоре российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полно­мочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан».

В Конституции Республики Башкортостан статья 10 закрепляет сле­дующие важнейшие положения: «Земля, недра, природные богатства, дру­гие ресурсы на территории Республики Башкортостан являются достояни­ем (собственностью) ее многонационального народа.

Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, природными богатствами, другими ресурсами регулируются законода­тельством Республики Башкортостан.

Соглашения с федеральными органами власти Российской Федера­ции по этим вопросам заключаются на добровольной основе».

По сути дела аналогичные положения содержатся и в Договоре отЗ августа 1994 года:

«В ведении Республики Башкортостан находятся;

...5. решение вопросов владения, пользования и распоряжения зем­лей, недрами, водными, лесными и другими природными ресурсами рес­публики, являющимися достоянием (собственностью) ее многонациональ­ного народа, в соответствии с законодательством Республики Башкорто­стан и соглашениями с федеральными органами власти российской Феде­рации».

Начало земельной реформе в нашей республике положили принятые в марте 1991 года Верховным Советом Башкирской ССР (с февраля 1992 года - Республика Башкортостан) важнейшие законы «О земельной ре­форме в Башкирской ССР», «О крестьянском (фермерском) хозяйстве в


Башкирской ССР». В развитие этих базовых документов Верховным Сове­том Республики Башкортостан были приняты Законы «Об аренде» (18 ию­ня 1991 года) и «О плате за землю» (28 февраля 1992 года), согласно кото­рому использование земли в Республике Башкортостан является платным. Формами платы являются; земельный налог, арендная плата, нормативная цена земли. Землевладельцы и землепользователи, кроме арендаторов, об­лагаются ежегодным земельным налогом.

К концу 1998 года в республике действовали 1 320 915 землевла­дельцев и землепользователей, в том числе 1 381 сельскохозяйственное предприятие, 12 538 несельскохозяйственных предприятий, более 3 539 крестьянских (фермерских) хозяйств), 523 884 личных подсобных хозяй­ства, 534 745 садоводов и 393 826 занятых индивидуальным жилищным и гаражным строительством.

Согласно Земельному кодексу республики 1991 года задачами зе­мельного законодательства Башкортостана являются регулирование зе­мельных отношений в целях обеспечения рационального использования и охраны земель, воспроизводства плодородия почв, сохранения и улучше­ния природной среды, создания равноправных условий для эффективного и устойчивого развития всех форм хозяйствования, охраны прав граждан, предприятий, учреждений и организаций, укрепления законности в облас­ти земельных отношений.

После принятия Земельного кодекса в жизни республики произошли серьезные изменения, что оказало заметное влияние на регулирование зе­мельных отношений. 5 августа 1996 года Государственным Собранием Республики Башкортостан был принят Закон «О внесении изменений и дополнений в Земельный кодекс Башкирской ССР». В статье 3 этого Зако­на было закреплено, что земля в Республике Башкортостан может нахо­диться в государственной и частной собственности.

В частную собственность могут предоставляться земельные участки для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства, строительства и обслуживания индивидуального жилого дома, дачного и гаражного строи­тельства. Условия и порядок предоставления гражданам в собственность земельных участков определяются законодательством Республики Баш­кортостан.

Согласно этой статье граждане - собственники земельных участков имеют право совершать с этими участками сделки, предусмотренные гра­жданским и земельным законодательством. В 1996 году ряд изменений и дополнений был внесен также в Закон «О земельной реформе в Башкир­ской ССР».


Bi соответствии с законом о земельной реформе из земель колхозов, совхозов и других сельскохозяйственных предприятий передано в ведение сельских и поселковых советов I 380 тыс.га земель, сформирован специ­альный земельный фонд районных Советов на площади 684 тыс,га, Каби­нетом Министров Республики Башкортостан утверждена новая городская черта 12 городов республики с передачей в ведение городских Советов дополнительно 70.0 тыс.га земель. Разрабатывается новый генеральный план развития столицы Республики Башкортостан города Уфы.

При осуществлении земельной реформы активно действовали зако­ны республики «Об аренде», «О плате за землю», «О местном самоуправ­лении и местном хозяйствовании», Был принят также ряд Указов Прези­диума Верховного Совета и Президента Республики Башкортостан, а так­же нормативные акты Совета Министров и Кабинета Министров Респуб­лики Башкортостан, содействовавших проведению земельной реформы.

Исключительное значение имеет проведенный в республике 17 де­кабря 1995 года референдум по земле. На референдум был внесен вопрос «Должна ли земля в Республике Башкортостан быть объектом неограни­ченной купли-продажи?». Граждане республики активно участвовали в референдуме. Более 80 процентов всех граждан, имеющих право голоса, пришли к урнам. Из них отрицательно ответили I млн.754 тыс. человек или 84,4 процента. Накануне референдума был издан Указ Президента Республики Башкортостан «О передаче гражданам в собственность зе­мельных участков для ведения личного подсобного хозяйства, садоводст­ва, строительства и обслуживания индивидуального жилого дома, дачного и гаражного строительства», На этих участках граждане ведут личное под­собное хозяйство, строят индивидуальные дома, дачи, гаражи.

Сегодня завершается многолетняя интенсивная работа по внесению изменений и дополнений в Земельный кодекс Республики Башкортостан-

За период работы Государственного Собрания, т.е. с апреля 1995 го­да по декабрь 1998 года. Комитет Законодательной Палаты по аграрным вопросам, продовольствию, экологии, природным ресурсам и природо­пользованию готовил к рассмотрению Палатой 33 законопроекта из облас­ти аграрного, экологического права и природопользования. На сегодняш­ний день Комитетом подготовлено, рассмотрено в Законодательной пала­те, доведено до окончательного принятия Государственным Собранием 23 закона. .

Из них к сфере земельного законодательства относятся следующие Законы Республики Башкортостан:

«О мелиорации земель». Законодательство в этой области регулиру­ет отношения, возникающие в процессе осуществления мелиоративных


мероприятии на землях сельскохозяйственного назначения, землях лесно­го фонда, землях водного фонда и иных землях, в соответствии с земель­ным, водным, лесным законодательством республики и законодательством об охране окружающей природной среды.

«О сельскохозяйственной кооперации в Республике Башкортостан». Этот закон определяет правовые и экономические основы создания и дея­тельности сельскохозяйственных кооперативов и их союзов, составляю­щих систему сельхозкооперации Республики Башкортостан, гарантирует гражданам и юридическим лицам право на их создание и государственную поддержку,

«Об ответственности за нарушение земельного законодательства» -закон устанавливает ответственность граждан, должностных и юридиче­ских лиц за самовольное занятие земельных участков, самовольное строи­тельство на них зданий, гаражей и иных сооружений; засорение земель сорными растениями, захламление земель; порчу и уничтожение плодо­родного слоя почвы; загрязнение земель химическими и радиоактивными веществами, производственными отходами, сточными водами и т.д.

«Об административной ответственности за потраву посевов и сено­косов, порчу или уничтожение собранного урожая, повреждение насажде­ний и пастбищ».

Внесены ряд существенных изменений и дополнений в действую­щие акты земельного законодательства. Законами Республики Башкорто­стан трижды (в 1995, 1996 и 1998 годы) были внесены коррективы и до­полнения в Закон Республики Башкортостан «О плате за землю». В июле 1996 года изменения и дополнения внесены в Земельный кодекс Башкир­ской ССР и Закон о земельной реформе в Башкирской ССР-

Работа над новой редакцией Земельного кодекса, внесенного в Го­сударственное Собрание Кабинетом Министров республики, началась в Комитете с начала 1997 года. 20 мая 1997 года Кодекс был одобрен в пер­вом чтении Законодательной палатой. С учетом важности этого основопо­лагающего правового акта летом он был опубликован в республиканской печати для всенародного обсуждения. Сегодня с учетом поправок депута­тов, предложений и замечаний министерств, ведомств, организаций, уче­ных, а также мнения общественности законопроект находится на завер­шающей стадии рассмотрения в Законодательной палате. К проекту новой редакции Земельного кодекса было получено более трехсот поправок, предложений и пожеланий, Особый интерес у депутатов и аграриев вызы­вает дискуссия, начатая вокруг права продажи земли в частные руки. Можно сказать, что Комитет практически завершил работу над новой ре­дакцией Земельного кодекса Республики Башкортостан.


Комитет продолжает работу над проектами законов «О садоводче­ских и огороднических некоммерческих объединениях граждан», «О госу­дарственном регулировании агропромышленного производства», «О про­довольственной безопасности Республики Башкортостан», «О личном подсобном хозяйстве граждан».

Говоря о перспективах развития земельного законодательства рес­публики, следует сказать, что пакет по подготовке в 1999 - 2000 годах пер­воочередных законопроектов по регулированию земельных отношений должен включать, на наш взгляд, следующие законопроекты: о государст­венном земельном кадастре, о государственных и муниципальных землях, о гражданском обороте земель в городах, об оценке земель, о землеуст­ройстве, об аренде земельных участков, о залоге сельскохозяйственных земель, об охране земель и другие.

Жизнь ие стоит на месте, постоянно внося коррективы. Успешное развитие колхозов, совхозов и всех форм хозяйствования, благополучие членов их коллективов, вывод их из кризисной ситуации во многом будут зависеть от понимания и умения руководителей хозяйств, глав местных администраций организовать на территории конкретного сельскохозяйст­венного предприятия, сельского и поселкового Советов эффективное функционирование в едином комплексе - партнерство и взаимодополнение общественного и частного секторов. Назрела необходимость в будущем году выработать четкую научно обоснованную аграрную политику и госу­дарственную программу реформирования сельского хозяйства и всего аг­ропромышленного комплекса. А парламентарии будущего созыва на этой основе разработают концепцию и программу законодательной работы по обновлению и развитию земельного законодательства Республики Баш­кортостан.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О КОНСТИТУЦИОННЫХ ОСНОВАХ ПРАВА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ

Г.Г.Файзуллин,

доцент юридического факультета БашГУ

Российская Федерация относится к той группе стран, где идет про­цесс становления рыночной экономики. На конституционном уровне при­знана многоукпадность экономики.

Если административно- командная система управления экономикой для сохранения монополии одной формы собственности прибегает лишь к таким нормативным правовым актам, которые сквозят «запретами», то экономические методы управления предполагают такую правовую базу, в которой доминируют «дозволения».

; Главным регулятором становится рынок, который экономическими законами спроса и предложения определяет развитие общественно необ­ходимого производства, цену товара, его качество, потребительские свой­ства- Рынок гасит ненужное, нерентабельное, наконец, не конкурентоспо­собное производство. Он немыслим без института частной собственно­сти.

Частная собственность как созидательное начало экономики призна­на в законодательстве Российской Федерации и ее субъектах, в том числе и в Республике Башкортостан.

Во всех без исключения современных государствах для закрепления законодательно института собственности основополагающее значение имеет конституционное право,

Так, действующая Конституция Республики Башкортостан особо подчеркивает, что в ней «признаются и обеспечиваются равной защитой все формы собственности» (статья 9). В соответствии со статьей 42 Кон­ституции Республики Башкортостан признается и гарантируется право ча­стной, коллективной, государственной, муниципальной, общественной и конфессиональной собственности,

В период становления рыночной экономики особое значение приоб­ретает введение института частной собственности на землю. Понятно, что общество, выходя из командно-административной системы управления, должно прийти к решению расстаться с привычным стереотипом неиз­менности принципа государственной монополии на земельную собствен­ность. Без демонтажа государственной собственности на землю мы не


сможем создать соответствующие правовые и экономические условия для вхождения в сообщество наиболее развитых стран.

В то же время здесь хотелось бы акцентировать внимание на то, что сложившиеся земельные правоотношения в Республике Башкортостан не изменились и после принятия Конституции. Несмотря на то, что в статье 9 Основного Закона Республики Башкортостан подчеркивается равенство всех форм собственности, однако в следующей статье Конституции Рес­публики из этого общего правила делается исключение. Здесь сказано, что земля, недра, природные богатства на территории Республики Башкорто­стан являются достоянием (собственностью) ее многонационального на­рода и что вопросы владения, пользования и распоряжения землей регули­руются законодательством Республики Башкортостан (статья 10).

Рыночное хозяйство в Российской Федерации объективно требует единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, свободы предпринимательской деятельности вовлечения в гражданский оборот всех средств производства, в том числе и обрабатываемых земель. В этих условиях в целях действительного вхо­ждения в рыночные отношения, создания оптимальных условий развития аграрного сектора в Республике Башкортостан необходимо отменить все юридические ограничения и запреты относительно частной собственности на землю. С одной стороны, нельзя утверждать, что мы идем к рыночной экономике (поскольку командно-административная система управления себя скомпроментировала), с другой, - законами запрещать частную соб­ственность на землю. Запрещая частную собственность на землю, выйти на рыночные отношения в аграрном секторе невозможно,

Конечно, в законах Республики Башкортостан должны быть учтены особенности регионального и национально-культурного характера. Вместе с тем должны быть учтены и принципиальные для всей Российской Феде­рации положения. К ним как раз и относится положение, гарантирующее право частной собственности на землю.

В отдельных случаях законодательные органы власти Республики Башкортостан могут принимать постановления об особенности действия того или иного федерального нормативного правового акта на территории Республики Башкортостан. Однако такие постановления должны быть на­учно аргументированы.

На сегодня различия между федеральным и республиканским зако­нодательством о земле, о крестьянских (фермерских) хозяйствах сущест­венны и постепенно должны быть устранены. Самым важным противоре­чием остается то, что в Республике Башкортостан возможность ведения рыночного крестьянского хозяйств основывается только на пожизненном


наследуемом владении либо пользовании. Приведенная нормативная уста­новка оказалась весьма существенной и в определенной мере явилась фак­тором, сдерживающим широкое развитие крестьянского (фермерского) уклада в Республике.

Государство должно гарантировать права крестьян на любую форму собственности. На практике немало случаев нарушения прав крестьян на собственность, на недвижимое имущество. Чиновники различных уровней произвольно вносят «вердикт» по изъятию земельных паев крестьян, мо­тивируя, что ими своевременно не обрабатываются земельные участки. Местные органы власти на местах не оказывают соответствующей финан­совой и моральной поддержки крестьянам, крестьянских и фермерских хозяйств, хотя на этот счет есть немало программ, решений как федераль­ного, так и республиканского уровней. Без судебных решений отбирать земельные участки у крестьян и лишать их последней надежды выживать в условиях экономического кризиса недопустимо (земля отбирается без компенсации, т.е. без возмещения стоимости земли).

На наш взгляд, это прямо ведет к нарушению экономических прав крестьян, лишает их основного источника жизни (земли) вообще, в связи с чем во весь рост встает вопрос защиты конституционных прав крестьян на собственность.

В Республике Башкортостан, по нашему мнению, будут приняты за­конодательные меры, позволяющие крестьянам иметь обрабатываемые земли на основе права частной собственности. В этом направлении после введения в действие Конституции Республики Башкортостан уже приняты определенные меры. В частности, 7 декабря 1995 года принят Указ Прези­дента Республики Башкортостан «О передаче гражданам в собственность земельных участков для ведения личного подсобного хозяйства, садовод­ства, строительства и обслуживания индивидуального, жилого, дачного и гаражного строительства», что фактически затрагивает интересы более 1,5 млн. граждан республики. Большинство правоведов на федеральном и ре­гиональном уровнях настоящий нормативный правовой акт Президента Республики Башкортостан оценивают весьма высоко, квалифицируя его как правовой прорыв в направлении сближения двух уровней законода­тельства в федеративном государстве. Этот факт позволяет сделать вывод, что логика создания единого правового и экономического пространства в государстве - это не формальность, а объективная необходимость.

Нет сомнений в том, что принятый указ, во-первых, является серьез­ным началом для внесения соответствующих изменений в Земельный ко­декс Республики Башкортостан. Во-вторых, учет принципа примата меж­дународного законодательств в отношении наделения крестьянства землей


является юридическим основанием признания института частной собст­венности на землю и в Башкортостане. В статье 16 Конституции Респуб­лики Башкортостан (так же, как и в статье 15 Конституции Российской Федерации) записано, что общепризнанные нормы международного права и международные договоры Республики Башкортостан являются состав­ной частью ее правовой системы.

Такая запись в Конституции Республики Башкортостан обязывает положительно решить вопрос о предоставлении крестьянам прав на част­ную собственность на землю.

Неслучайно в Послании Президента Республики Башкортостан Го­сударственному Собранию «Новые ориентиры нашей государственной политики (О положении в республике и основных направлениях ее даль­нейшего развития)» /1998 г./ подчеркивается: одна из ключевых задач эко­номической политики - реформирование агропромышленного комплекса, внедрение рыночных механизмов в земельные отношения.


КОНСТИТУЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

В.В.Гайдук,

аспирант Российской академии государственной службы и управления при Президенте Российской Федерации

Сегодня в Республике Башкортостан происходят глубокие преобра­зования в области государственного строительства, в сфере экономики и финансов. Конституция Республики Башкортостан 1993 года провозгласи­ла преобразование Башкортостана в суверенное демократическое право­вое государство в составе Российской Федерации.

В. этих условиях большую значимость приобретает решение широ­кого спектра задач, обусловленных политическими и экономическими взаимоотношениями между органами государственной власти. В Посла­нии Президента Республики Башкортостан Государственному Собранию Республики Башкортостан 1998 года «О положении в республике и основ­ных направлениях ее дальнейшего развития» указано, что одной из суще­ственных форм взаимодействия должны стать законодательные инициати­вы Государственного Собрания, Кабинета Министров, Верховного суда Республики Башкортостан. Мы обязаны активнее предлагать Федерально­му Собранию Российской Федерации законопроекты, направленные на развитие и укрепление конституционных принципов российского федера­лизма, основанных на договорном разграничении полномочий между Цен­тром и регионами.

Одна из таких задач - формирование межбюджетных отношений, от­вечающих нынешним процессам децентрализации власти. От ее решения зависит дальнейшее развитие российской государственности, укрепление территориальной целостности страны и преодоление политического кри­зиса.

Решение этой задачи предполагает обоснованное распределение властных полномочий и источников дохода для финансирования расходов по осуществлению этих полномочий между уровнями государства.

До 1991 года в бывшем Союзе ССР существовал единый государст­венный бюджет, в состав которого входили союзный бюджет, государст­венные бюджеты союзных республик и местные бюджеты. При этом каж­дый вышестоящий бюджет включал в себя нижестоящий- Бюджетная сис­тема того времени отличалась высокой степенью централизации финан­совых средств на уровне союзного бюджета и бюджета союзных респуб-


лик, Такая ситуация в межбюджетных отношениях с вышестоящими бюд­жетами не позволяла республике эффективно развивать экономику и соци­альную сферу.

Необходимость в пересмотре межбюджетных отношений Россий­ской Федерации и Республики Башкортостан возникла с провозглашением 11 октября 1990 года Декларации о государственном суверенитете Респуб­лики Башкортостан и подписанием 31 марта 1992 года Федеративного до­говора и Приложения к нему от Республики Башкортостан, где для рес­публики был установлен специальный бюджетный режим. В Приложении, в частности, содержится пункт о предоставлении «специального налого­вого режима» (пункт 3), который ранее был закреплен в Законе от 31 ок­тября 1991 года «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Рес­публике Башкортостан», Необходимо отметить, что основные принципы межбюджетных отношений Российской Федерации и Республики Башкор­тостан, сформулированные в статье 7 Закона, в дальнейшем получили рег­ламентацию а статьях 71, 149, 152, 153 и 154 Конституции Республики Башкортостан.

Началом нового этапа развития межбюджетных отношений Россий­ской Федерации и Республики Башкортостан стало подписание 3 августа 1994 года Договора Российской Федерацией и Республики Башкортостан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полно­мочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан», который также предусмотрел регулирование межбюджетных отношений Россий­ской Федерации и Республики Башкортостан.

Межправительственное Соглашение о бюджетных взаимоотношени­ях в рамках этого Договора предусматривает более четкий порядок уча­стия Республики Башкортостан в формировании федерального бюджета. С 1994 года такие соглашения между Российской Федерацией и Республи­кой Башкортостан заключаются ежегодно, в которых на конкретный фи­нансовый год устанавливаются размеры взносов Республики Башкорто­стан в федеральный бюджет,

По Договору от 3 августа 1994 года к совместному ведению отнесе­ны вопросы установления общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации (пункт 3 статьи 4); к ведению Республики Башкор­тостан отнесено определение общих принципов налогообложения и сбо­ров в бюджет Республики Башкортостан. Таким образом, был конкретизи­рован порядок реализации статьи 152 Конституции Республики Башкорто­стан и пункта 3 Приложения к Федеративному договору от Республики Башкортостан.


Характер межбюджетных отношений обусловлен главным образом федерализацией властных отношений органов государственной власти Федерации и ее субъектов. Результатом этого стали существенные измене­ния в отношениях между бюджетами Российской Федерации и Республики Башкортостан, которые складываются в интересах обоих бюджетов, хотя их развитие проходит по сложному пути.

Сложившиеся на сегодняшний день взаимоотношения позволяют Республике Башкортостан осуществлять самостоятельную бюджетную политику, обеспечивая финансовыми ресурсами социально-экономическое и культурно-духовное развитие республики.

Будущее в России - за федерализмом. Именно федерализм как гиб­кая и действенная форма устройства и разделения государственной власти позволяет, с одной стороны, сохранять "уверенность, централизм, единст­во и неделимость государственной власти, с другой, - учитывать в един­стве многообразие и специфику отдельных регионов столь многогранной по их разнообразию и обширной по территории России.


КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

В-А.Нчелинцев,

зам. Председателя Законодательной палаты Государственного Собрания. Республики Башкортостан

Развитие местного самоуправления в Республике Башкортостан на базе принципов, заложенных в Конституции Республики Башкортостан 1993 года и развитых в Законе Республики Башкортостан от 1994 года «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан», в основном про­шло свой первый этап, этап выбора модели местного самоуправления, вне­дрения в мышление людей необходимости его существования.

Целенаправленные и настойчивые усилия сторонников самоуправ­ления и демократических начал на местах, в Государственном Собрании, всесторонняя поддержка и последовательная политика со стороны Прези­дента Республики Башкортостан привели к тому, что процесс формирова­ния полноценных органов местного самоуправления начал уверенно наби­рать силу. Этот процесс стал необратимым конституционным явлением на территории республики.

В самой природе местного самоуправления справедливо реализуется главный и неотъемлемый признак демократического государства. Следуя положениям Конституции Республики Башкортостан о том, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государ­ственной власти и органы местного самоуправления, в республике идет интенсивное формирование институтов гражданского общества.

Республика Башкортостан будучи субъектом Российской Федерации одна из первых конституционно и законодательно определила свое место в становлении местного самоуправления. Прошло более четырех лет с того времени, когда развивая конституционные положения, Верховный Совет принял базовый нормативный правовой акт в области муниципального права - Закон Республики Башкортостан «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан». Оглядываясь назад и оценивая роль, значи­мость этого Закона в становлении местного самоуправления на нашей тер­ритории, можно отметить его положительные начала.

Закон не решил, да и не мог решить все вопросы урегулирования правоотношений в области организации в республике местного само-


управления. Однако на этом отрезке времени он стал правовым регулято­ром в создании самоуправляющегося местного сообщества,

Наш путь построения местного самоуправления пытались неодно­кратно подвергнуть критике, а избранную Конституцией республики мо­дель поставить под сомнение. Но взятое направление выдержало, на мой взгляд, испытание временем и самой жизнью. Да, республика в строитель­стве местного самоуправления идет своим путем, несколько отличающим­ся от других субъектов.

В то же время, следуя хронике событий, надо отметить, что 28 авгу­ста 1995 года Государственная Дума приняла Закон Российской Федерации «Об общих принципах организации местного самоуправления в Россий­ской Федерации», который по многим своим параметрам не соответство­вал реальному положению в субъектах.

Во-первых, Закон не учитывал принятых к этому времени и дейст­вующих Конституций республик и уставов краев и областей Российской Федерации.

Во-вторых, по своей сути Закон мало учитывал требования статьи 72 Конституции Российской Федерации, где местное самоуправление являет­ся предметом совместного ведения и резкое форсирование его построения сверху без учета мнения на местах не могло быть принято и иметь соответ­ствующий успех.

В-третьих, в Законе практически не был обозначен механизм взаи­моотношений органов местного самоуправления и органов государствен­ной власти.

В-четвертых, на федеральном уровне не последовали иные законы, регулирующие более частные нормы в этой области.

Все это не могло не отразиться на выборе наших стратегических и тактических шагов в области построения местного самоуправления. Как известно, для законодателей республики было и остается первейшей зада­чей строго следовать в законотворческой деятельности требованиям своего Основного Закона.

В соответствии со статьями 108 и 111 Конституции Республики Башкортостан местное самоуправление на нашей территории как муни­ципальное образование базируется на уровне сельских поселений в гра­ницах сельских и поселковых Советов. Органам государственной власти было очень важно, чтобы местное самоуправление как власть было приня­то и поддержано снизу. Задача, которая стояла перед законодателями, осо­бенно на первом этапе, заключалась в том, чтобы дать приближенную к реальности законодательную основу и изменить взгляды на местное само­управление с тем, чтобы оно воспринималось не как элемент администра-


тивного, государственного управления, а как институт гражданского об­щества.

:   'Обстановка складывалась таким образом, что за стремительностью происходящих изменений в социально-экономической жизни уследить, тем более принять единственно правильное решение сверху в отношении малых населенных территорий стало делом затруднительным. Жители по­селков, сел и деревень не всегда имели возможность выразить и реализо­вать свое непосредственное мнение об устройстве своей среды обитания, путях решения жизненно важных для них вопросов. Посредством огром­ной разъяснительной работы сельское население убедилось, что именно в муниципальных образованиях заложена возможность достижения столь нужного и стабилизирующего всю общественную жизнь единства лично­сти, общества и государства.

Потенциал местной инициативы, которым обладают муниципальные образования, огромен и сегодня эту истину, к счастью, доказывать уже не надо. Правовая обеспеченность, правовая защищенность местного само­управления, инициатива местных жителей и властных структур на мест­ном уровне - вот главные составляющие, давшие возможность законодате­лям продвинуть и укрепить законодательную базу местного самоуправле­ния за последние годы.

В настоящее время в системе законодательства Республики Башкор­тостан имеется пакет законов, позволяющий реализовать в полной мере положение, предусмотренное статьей 8 Конституции Республики Башкор­тостан, о местном самоуправлении, среди них - законы Республики Баш­кортостан «О местном референдуме», «О сходах (собраниях) граждан в Республике Башкортостан», «О порядке регистрации устава сельсовета, поссовета». Особое место занимает Закон от 13 марта 1998 года «О мест­ном самоуправлении» (редакция Закона 1994 года), который включает в себя 46 статей и существенно развивает ряд положений закона о местном самоуправлении (1994 года). Перед нами закон второго поколения по этой проблеме.

Так, в статье 3 заложены основные юридические понятия, исполь­зуемые в законе, четко сформулированы базовые основы муниципального образования. Его составные включают территорию, муниципальную соб­ственность и землю, местный бюджет и выборные органы. Закон подробно разграничивает полномочия органов государственной власти в сфере мест­ного самоуправления, раскрывает предметы владения собственностью му­ниципального образования.

Основным юридическим документом или малой конституцией сель­совета, поссовета признается устав. Устав, согласно статье 13 Закона, при-


нимается представительным органом местного самоуправления либо непо­средственно местным сообществом (путем референдума, схода) и подле­жит государственной регистрации в Министерстве юстиции Республики Башкортостан.

Руководствуясь требованиями Закона от 13 марта 1998 года «О ме­стном самоуправлении в Республике Башкортостан», практически все 979 сельсоветов и поссоветов представили в Министерство юстиции республи­ки свои уставы для их регистрации. На основании уставов, Кодекса Рес­публики Башкортостан о выборах и принятого решения Государственным Собранием в марте 1999 года в муниципальных образованиях впервые пройдут выборы глав администраций сельсоветов и поссоветов.

Таким образом, Конституция Республики Башкортостан в области местного самоуправления выдержала испытание временем. Республика, встав на путь самостоятельного развития, за истекшие пять лет в области демократических преобразований, становлении местного самоуправления проделала путь, равный десятилетиям.

В то же время довольствоваться проделанным преждевременно. Для того, чтобы местное самоуправление как единая система власти была боле эффективной в решении проблем малых территорий и проживающих там людей, законодателям надо еще много поработать. Сегодня более активно посредством правовых норм предстоит решать полномочия органов мест­ного самоуправления в области землепользования, правовых основ форми­рования финансовых ресурсов местного бюджета, определиться со стату­сом муниципального служащего и принять ряд других нормативных пра­вовых актов.

С учетом происходящих процессов, на мой взгляд, возникла необхо­димость образования в республике координирующего органа по пробле­мам местного самоуправления. Правомерно, чтобы этот орган осуществлял свои функции под общим руководством Президента Республики Башкор­тостан. Следует разработать государственную программу поддержки мест­ного самоуправления. Представляется, что эти и некоторые другие пред­ложения будут способствовать реализации и претворению в жизнь консти­туционных положений о местном самоуправлении.


ГОСУДАРСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН:        < КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ МЕСТНОЙ ВЛАСТИ а

Л.Ш-Галиева,

аспирант юридического . ,                       .                      факультета БашП/'

В последнее время российскими политологами, социологами и да­же юристами все чаще термины «местная власть» и «местное самоуправ­ление» признаются равнозначными и употребляются как слова-синонимы. Вместе с тем политика в области законодательного регулирования мест­ной власти в Башкортостане имеет существенные особенности. В Консти­туции Республики Башкортостан закреплено два вида местной власти: ме­стное государственное управление и местное самоуправление. В то же время согласно Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» муниципальным об­разованием является «городское, сельское поселение, несколько поселе­ний, объединенных общей территорией, часть поселения, иная населенная территория..., в пределах которых осуществляются самоуправление, име­ются муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления». Такой вид местной власти, как местное госу­дарственное управление, федеральным законодательством не предусмот­рен, но и не запрещен, подтверждением чему является признание Консти­туционным судом российской Федерации за субъектами Федерации права самостоятельно устанавливать систему органов государственной власти на своей территории, включая представительные и исполнительные органы государственной власти районов и городов.

Высказывания некоторых правоведов о том, что сложившийся в нашей республике подход к устройству местной власти является искусст­венным, политически и экономически непродуманным и даже приводит к ущемлению политических праа граждан республики, на наш взгляд, не­обоснованны.

Нормы Конституции Республики Башкортостан о местной власти не являются принципиальным нововведением, неким правовым феноме­ном. Наоборот, конституционно закрепив сложившиеся отношения в об­ласти регулирования местной власти, законодатель учел положительный опыт мировой практики.


В ряде цивилизованных иностранных государств «именно субъект Федерации не только передает полномочия на места, но и контролирует их в различных объемах и различными способами. Местные органы могут получить лишь то, что из своих полномочий передадут им органы госу­дарственной власти субъектов Федерации на основе регионального закона, причем для каждой территории объем и характер этих полномочий Moiyr варьироваться».

Следует также отметить, что разделение местной власти на виды способствовало тому, что в республике удалось избежать нивелирования разницы между сельской и городской местной властью, свойственной фе­деральному уровню, что благоприятно отразилось на выполнении местной властью хозяйственных и иных функций. К ведению органов местного го­сударственного управления в республике отнесены такие важные вопросы, как промышленность, строительство, использование и распоряжение при­родными ресурсами, и т.д. Это обстоятельство существенно расширяет круг полномочий органов местной власти республики по сравнению с компетенцией органов местной власти других регионов России и позволя­ет оперативно, с учетом местных особенностей решать ряд важнейших за­дач, направленных на удовлетворение гражданами своих потребностей и исполнение обязанностей перед государством. Опытом Башкортостана за­интересовались соседние регионы. Не так давно на рассмотрение в Госу­дарственную Думу Российской Федерации был внесен проект Федераль­ного закона об общих принципах наделения органов местного самоуправ­ления отдельными государственными полномочиями, призванный решить целый ряд проблем, которых, к слову, наша республика избежала именно благодаря тому, что законодательно закрепила различные виды местной власти.

В соответствии с Законом Республики Башкортостан «О местном государственном управлении в Республике Башкортостан» граждане, про­живающие на соответствующей территории, имеют право на участие в ме­стном государственном управлении без каких-либо ограничений. Это по­ложение гарантируется правом (статья 3);

а) участвовать в непосредственном решении вопросов местного значения и иных вопросов, отнесенных к ведению местного государствен­ного управления;

б) избирать и быть избранными в органы местного государственно­го управления;

в) доступа к муниципальной службе;

г) получения информации о деятельности органов местного госу­дарственного управления;


д) обращения с иском в суд о восстановлении нарушенного права на участие в местном государственном управлении.

В Законе Республики Башкортостан «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан» также закреплены гарантии права граждан на участие в местном самоуправлении.

Разумеется, в республике в этой области государственного строи­тельства имеются и свои проблемы - прежде всего это отсутствие должно­го финансирования мероприятий, направленных на решение органами ме­стной власти вопросов своей компетенции, и политическая пассивность населения. Большой проблемой остается несовершенство нормативной правовой базы. Несмотря на то, что в республике принято значительное количество нормативных правовых актов, предусматривающих активное участие местных органов власти в различных сферах деятельности госу­дарства и гражданского общества, создание законодательной базы, спо­собной обеспечить условия для функционирования органов местной вла­сти, в настоящее время еще не завершено. В частности, не принят в новой редакции Земельный кодекс, призванный определить принципы и крите­рии распоряжения землями, относящимися к различным формам собст­венности; не решены многие вопросы муниципальной собственности. До сих пор не зарегистрированы в Министерстве юстиции республики уставы большинства сельсоветов и поссоветов.

На данном этапе государственного строительства особо значимым представляется укрепление материально-финансовой базы местной власти, возможное при оказании содействия республиканскими органами власти при одновременном контроле с их стороны за осуществлением социально-экономических программ. Созданы предпосылки для разработки Концеп­ции региональной политики, предусматривающей условия и принципы комплексного развития всех районов республики.

Таким образом, можно сделать вывод, что за последние пять лет в Республике Башкортостан осуществлен комплекс мероприятий по измене­нию структуры и статуса органов местной власти, проведена серьезная ра­бота по формированию законодательной основы, обеспечивающей усло­вия для ее деятельности, основой которой явилась Конституция Республи­ки Башкортостан.


КОНСТИТУЦИОННЫЕ АКТЫ БАШКОРТОСТАНА О МЕСТНОМ САМОУПРАВЛЕНИИ

З.И.Еникеев,

председатель Комитета

Законодательной палаты Государственного Собрания Республики Башкортостан

Л.А.Бикбаева,

соискатель кафедры юридического факультета БашГУ

Все основные институты государства находят свое закрепление в Основном Законе - Конституции. Одним из таких важнейших институтов является институт местного самоуправления. Ведь без его структур, без осуществления принципов народовластия нет гражданского общества, нет правового государства, в конечном счете - нет демократии.

У нас в республике местное самоуправление имеет давние тради­ции, но ни в России ни в Башкортостане в прошлые века Конституций не было. Их роль выполняли различные акты конституционно-правового уровня: договоры, соглашения, положения. В них закреплялись основные характеристики местного самоуправления: цели, задачи такого самоуправ­ления; выборы достойных к управлению лиц, их ответственность; пере­чень вопросов, решаемых на собраниях (сходах); структура выборных ор­ганов, их названия и т. д.

Первыми конституционно-правовыми актами, закрепившими в XVI веке институт самоуправления в Башкортостане, являются договоры баш­кирских родов и племен с царским правительством. Эти источники права получили отражение в своеобразных письменных памятниках, генеалоги­ческих летописях башкирского народа - шежере.

При заключении договоров царское правительство наряду с други­ми брало на себя обязательства сохранить местное самоуправление баш­кир и местное традиционное правосудие на основе обычного права (гадат хокугы) и норм шариата (адат хокугы).

Все значимые для рода и племени вопросы решались на народных собраниях (сходах)-йыйынах, общенациональные вопросы - на всебаш-кирских йыйынах. Существовал и институт аксакалов, где заседали ува­жаемые люди.


В 1863 году царским правительством было принято Положение о башкирах - своеобразный свод российских законов о башкирах. Этот кон­ституционно-правовой акт в определенной степени демократизировал об­щественную жизнь башкир, восстановил местное самоуправление.

Особый интерес представляют статьи, касающиеся вопросов мест­ного самоуправления. Об устройстве сельских (деревенских) и волостных (юртовых) обществ и их общесгвенном управлении говорится в разделе П Положения о башкирах. Статья 74 гласит: «По делам хозяйственным баш­киры составляют сельские общества, а для ближайшего управления и суда соединяются в волости (юрты). В каждом сельском обществе и в каждой волости заведывание общественными делами предоставляется миру и его избранным». Сельское общественное управление башкир состояло из сельского схода и сельского старосты. Кроме того, общества по своему усмотрению могли назначать сборщиков податей, лесных и полевых сто­рожей, сельских писарей, смотрителей хлебных магазинов, училищ и больниц, если последние будут устроены за счет обществ (статья 78).

Сельский сход составлялся из домохозяев, принадлежащих к соста­ву сельского общества, и из всех, назначенных по выбору сельских долж­ностных лиц. Лица, не проживающее в обществе, не имеющие усадебной оседлости и не ведущие в обществе никакого хозяйства, исключались из списков домохозяев общества и не имели права участия на сходе до фак­тического возвращения их в общество. Если земля находилась во владении отдельных селений, входящих в состав сельского общества, сходы состав­лялись по каждому селению отдельно. Вотчинники и припущенники со­ставляли отдельные сходы.

В Положении подробно описаны права сельского и волостного сходов.

В целом введение Положения о башкирах явилось определенной ступенью на пути правовой эволюции башкир: они получили возможность осуществлять самоуправление в соответствии со своими традициями, со­вместно и самостоятельно управлять той территорией, на которой они проживают, регламентировать значительную часть дел, действуя в рамках закона и в интересах населения. Эта форма правового состояния башкир­ской национальности дожила фактически до революции 1917 года.

После февральской революции, которая демократизировала обще­ственную жизнь, быстро сформировалось башкирское национальное дви­жение. В июле и в августе 1917 года в Оренбурге и Уфе прошли два баш­кирских Курултая, где был создан Центральный Совет (Шуро) и принято решение создать Республику Башкурдистаи на автономных началах. Лиде­ры башкирского движения, провозглашая лозунг об автономии Башкорто-


стана, подразумевали суверенное его развитие в составе демократической Российской Федерации. В январе 1918 года ими было разработано Поло­жение об автономии Малой Башкирии, которое можно назвать Конститу­цией Башкурдистана. Об организации местного самоуправления на местах говорилось в Положении о кантониальном управлении. Башкортостан в то время был разделен на кантоны, поэтому кантониальные учреждения ве­дали делами местного управления и хозяйства в пределах кантона.

Кантониальное управление, образованное кантониальным съездом, состояло из кантониальных дум (диван) и кантониальных управ (башкар-ма). Кантониальные думы должны были состоять из гласных, избираемых на трехлетний срок. Число кантониальных гласных по каждому кантону устанавливалось курултаем в количестве от 15 до 40 лиц в зависимости от численности населения кантонов. Это положение подробно расписывало полномочия, организацию и деятельность кантониальных учреждений.

Первой Конституцией республики, носящей данное название, яви­лась Конституция Башкирской Советской Социалистической Республики 1925 года. Статья первая Основного Закона закрепляла положение о том, что Башкирия является автономной республикой, свободно входящей в состав РСФСР и через нее объединяющейся в Союз Советских Социали­стических Республик, свободно определяющей форму своих взаимоотно­шений с общефедеративной властью.

Глава шестая Конституции была посвящена местной власти и мест­ному самоуправлению. Она закрепляла: высшей в пределах данной терри­тории (кантона, уезда или волости) властью является съезд Советов. В съездах Советов могли принимать участие представители всех Советов, находящихся на территории административной единицы.

,     Съезды Советов составлялись следующим образом: а) кантонные -из представителей Советов городов и городских селений, фабрик и заво­дов, расположенных вне городских поселений, сельских Советов, по рас­чету: от Советов городов - 1 делегат на 200 избирателей, от волостных съездов Советов - 1 делегат на тысячу населения, но не свыше 300 деле­гатов на кантон; б) волостные - из представителей всех Советов, находя­щихся на территории волости, по расчету: 1 делегат на 300 человек насе­ления, но не свыше 150 делегатов на волость.

Съезды Советов должны были избирать свои исполнительные ор­ганы - исполнительные комитеты для руководства текущей работой по управлению территорией в границах своего ведения.

В городах и селениях образовывались Советы депутатов, которые также для выполнения текущей работы избирали из своего состава испол-


нительный орган. Члены Советов депутатов обязаны были регулярно от­читываться перед избирателями.

Кантонные и волостные органы должны были принимать меры к поднятию своей территории в культурном и хозяйственном отношении;

составлять и утверждать местные бюджеты; разрешать вопросы, имеющие местное значение для данной территории; обсуждать вопросы общегосу­дарственного значения как по собственному почину, так и по предложе­нию вышестоящих органов советской власти и т.д.

Правом избирать и быть избранным в Советы, по Конституции Башкирской АССР 1925 года, пользовались, независимо от пола, вероис­поведания, расы, национальности, оседлости и т.п., следующие граждане, которым ко дню выборов исполнилось 18 лет: а) все добывающие средства к жизни производительным и общественно полезным трудом, а также ли­ца, занятые домашним хозяйством, обеспечивающим для первых возмож­ность производительного труда; б) красноармейцы и краснофлотцы Рабо-че-Крестьянской Армии и Флота; в) граждане, входящие в категории пе­речисленных пунктов, потерявшие в какой-то мере трудоспособность. Проверка правильности выборов возлагалась на избирательные комиссии, а проверка правильности полномочий делегатов, избираемых на съезды Советов, - на мандатные комиссии.

Избиратели, пославшие в Совет депутата, имели право во всякое время его отозвать и произвести новые выборы.

Эта Конституция, окончательно определившая правовое положение БАССР как автономной республики, разрабатывалась с 1924 года по 1925-й, окончательно была утверждена V Всебашкирским съездом Сове­тов 27 марта 1925 года.

Центральной власти эта Конституция не понравилась. При ВЦИКе была создана специальная комиссия для рассмотрения конституций авто­номных республик, которая, в нарушение принципа национальной авто­номии, Соглашения центральной советской власти с Башкирским прави­тельством об автономии Башкирии, не признала легитимность данной Конституции. В результате Конституция БАССР 1925 года, хотя и была принята Всебашкирским съездом Советов, так и осталась официально не утвержденной центральной властью.

По советским Конституциям Башкирской АССР 1937 и 1978 годов партийный диктат и так называемый институт демократического центра­лизма органы местного управления превратили в безвластные структуры. Например, в статье 120 Конституции Башкирской АССР 1978 года гово­рится, что «местные Советы народных депутатов решают все вопросы ме­стного значения, исходя из общегосударственных интересов и интересов


граждан, проживающих на территории Совета, проводят в жизнь решения вышестоящих государственных органов...», т.е, государственные интере­сы здесь преобладали над интересами граждан.

Сейчас местное самоуправление в Республике Башкортостан - га­рантируемая действующей Конституцией Республики Башкортостан 1993 года - самостоятельная деятельность населения по решению вопросов ме­стного значения, а также владение, пользование и распоряжение муници­пальной собственностью, причем обязательно в интересах проживающих на той или иной территории.         - .

Деятельность эта осуществляется непосредственно населением и через выборные и другие органы местного самоуправления. Это демокра­тическое положение закреплено в статье ] 10 действующего Основного За­кона республики.

В конце 1994 года в соответствии с конституционным положени­ем Верховным Советом Республики Башкортостан были приняты законы «О местном государственном управлении» и «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан», в результате чего города и районы получили свой статус, а сельские и поселковые Советы - свой. Это положение соот­ветствует статье 108 Конституции Республики Башкортостан, где закреп­лены два вида местной власти: местное государственное управление и ме­стное самоуправление.

В статье 111 Конституции Республики Башкортостан говорится, что органы местного самоуправления самостоятельно управляют муници­пальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают налоги и сборы, осуществляют охрану обществен­ного порядка, решают иные вопросы местного значения, причем органы государственной власти должны содействовать местному самоуправле­нию.

Каковы же по Конституции Республики Башкортостан гарантии местного самоуправления? Это самостоятельное определение структуры местного самоуправления; право на судебную защиту и на компенсацию расходов, возникших в результате решений, принятых органами государ­ственной власти- Ограничивать права местного самоуправления запреще­но.

Кроме того, органы местного самоуправления могут наделяться за­коном отдельными государственными полномочиями с передачей необхо­димых для их осуществления материальных и финансовых средств.

Конституции Республики Башкортостан - 5 лет. Для истории этот срок явно небольшой. Но по своему содержанию Основной Закон явился итогом длительного конституционного развития республики, берущего


свое начало еще в XVI веке. Местное самоуправление признавалось, потом ограничивалось, запрещалось, однако через какое-то время возрождалось, затем опять запрещалось. Только пять лет назад появилась возможность реального осуществления народовластия в Башкортостане, возможность полностью реализовать колоссальный потенциал народа, его энергии, зна­ний и возможностей в становлении демократического правового государ­ства. Это стало возможно с принятием Основного Закона Республики Башкортостан, конституционно закрепившего гарантии местного само­управления, его самостоятельность.

Конституция Республики Башкортостан 1993 года " действующий акт, в том числе и в части местного самоуправления. В марте 1998 года принят Закон «О внесении изменений и дополнений а Закон Республики Башкортостан «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан». Сейчас идет процесс регистрации уставов местных сообществ.


О СТАТУСЕ ПРОКУРАТУРЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН В СВЕТЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИИ

Р.Н-Зиннуров,

помощник Прокурора Республики Башкортостан по особым поручениям

Становление реального федеративного государства в России обусло­вило принятие новых Конституций республик, входящих в Российскую Федерацию, самостоятельно ими разработанных и оригинальных по сво­ему содержанию. При рассмотрении проблемы соответствия Конституций России и ее республик было бы разумным не противопоставлять эти доку­менты, не рассматривать любое самостоятельное положение республикан­ских Конституций, как проявление сепаратизма. Сложившиеся на сегодня федеративные отношения в стране свидетельствуют о том, что некоторые субъекты Федерации имеют в своем статусе ряд особенностей в соответст­вии с положениями Федеративного Договора или двусторонних договоров (например, Республика Татарстан, Республика Башкортостан)-

Важно отметить, что Конституция Республики Башкортостан содер­жит специальную статью о Прокуратуре республики. В статье 142 пред­ставлена четкая регламентация функций органов прокуратуры. Согласно этой нормы Конституции Прокурор республики и подчиненные ему про­куроры осуществляют надзор за точным и единообразным исполнением Конституции Республики Башкортостан, действующих на территории рес­публики законов, всеми министерствами, государственными комитетами и другими органами государственного управления, предприятиями, учреж­дениями, организациями, органами местной власти и самоуправления, по­литическими партиями, общественными объединениями, кооперативными организациями, должностными лицами, а также гражданами.

Ряд ведущих правоведов России, отмечая отсутствие перечня функ­ций прокуратуры в Конституции России, рассматривают этот факт как упущение, объясняя его отсутствие влиянием на Конституцию той поли­тической борьбы, которая велась вокруг судеб прокуратуры а начале 90-х годов.

Отнюдь не противопоставляя указанную выше норму Конституции Республики Башкортостан Конституции России, хотелось бы обратить внимание на то, что по Конституции Республики Башкортостан прокура­тура осуществляет надзор за точным и единообразным исполнением Кон­ституции Республики Башкортостан. Подобной нормы в Конституции Российской Федерации нет,


Говоря о статусе Прокуратуры Республики Башкортостан в свете норм Конституции республики, необходимо отметить ее следующий без­условно положительный аспект. Речь идет о праве Прокурора республики обращаться с запросом в Конституционный суд республики, о конститу­ционности того или иного закона, указа Президента и постановления пра­вительства республики.

Практика и опыт деятельности прокурора Республики Башкортостан показали, что такие полномочия в условиях активной деятельности много­численных субъектов законотворчества не только актуальны, но и необхо­димы.

Следующий важный момент правового статуса Прокуратуры рес­публики определен статьей 129 Конституции Башкортостана, а также пунктом 1 статьи 9 Закона о прокуратуре республики, несомненно выгод­но выделяющий Конституцию Башкортостана - право законодательной инициативы Прокурора Республики Башкортостан.

Этими полномочиями Генеральный Прокурор России до настоящего времени не наделен, что на наш взгляд, существенно осложняет его уча­стие в законотворческом процессе, поскольку, непосредственно подобная деятельность Генерального Прокурора возможна лишь через Президента Российской Федерации.

Между тем в соответствии с Законом о прокуратуре Российской фе­дерации; участие прокуратуры в законотворческом процессе, является од­ним из основных направлений ее деятельности. Являясь органом надзора за соблюдением законности во всех сферах общественных отношений, прокуратура в своей повседневной практике сталкивается с проблемами применения самых различных законов, поэтому она наилучшим образом приспособлена к выявлению их пробелов и недостатков,

Исходя из этого, прокуратура может квалифицированно и своевре­менно ставить перед законодателем вопрос об устранении недостатков в действующих законах или принятии новых. Следует поэтому согласиться с высказанной в юридической науке позицией о необходимости предос­тавления Генеральному Прокурору Российской Федерации права законо­дательной инициативы.

В Конституции Республики Башкортостан статусу и организацион­ным сторонам деятельности прокуратуры отведена самостоятельная глава. Очевидно, этим самым законодатель подчеркивает специфику, независи­мость и в то же время, особые условия деятельности этого надзорного ор­гана. Как представляется, это наиболее приемлемая позиция с точки зре­ния особого статуса органов прокуратуры в системе других государствен­ных органов республики.

Помещение же в Конституции России статьи о прокуратуре в главу «Судебная власть», с нашей точки зрения, хотя и не может рассматривать­ся как установка на поглощение ее судебной властью вряд ли можно при-


знать удачной. Как уже отмечалось, упомянутая структура Конституции Республики Башкортостан, исходя с чисто правовых позиций, безусловно представляется более предпочтительней.

Вместе с тем, хотелось бы подчеркнуть, что мы весьма далеки от идеализации Конституции и Закона о Прокуратуре Республики Башкорто­стан, не можем их рассматривать как документы свободные от недостат­ков и недоработок. Отметим некоторые из них.

К примеру, статья 3 Закона о прокуратуре Российской Федерации, в качестве правовой основы деятельности прокуратуры, называет и Консти­туцию России и другие федеральные законы. Аналогичная статья Закона о прокуратуре Республики Башкортостан, в качестве таковых, называет лишь Конституцию республики и другие законодательные акты, дейст­вующие на ее территории.

Между тем эта норма Закона о прокуратуре Республики Башкорто­стан, находится в определенном противоречии с пунктом 1 статьи 4 этого же Закона, согласно которого, органы прокуратуры Республики Башкорто­стан входят в систему органов Российской прокуратуры. Таким образом, согласно юридического смысла этой нормы, допускающей, на наш взгляд, двоякое толкование, можно лишь предполагать, что законодатель охватил понятием «другие законодательные акты» и Конституцию России, Иначе получается, что находясь в системе органов Российской прокуратуры, прокуратура Башкортостана должна руководствоваться лишь Конституци­ей Республики Башкортостан и республиканским Законом о прокуратуре.

В целом же, как уже отмечалось выше, проблема соответствия Кон­ституций России и ее республик, вопрос в большей степени политический, затрагивающий основы и принципы Российского федерализма, обуслов­ленного глубокими историческими и социально-экономическими особен­ностями развития России и ее регионов.

Конституция Республики Башкортостан, как и любая другая Консти­туция, юридически устанавливает не реальное, а должное состояние госу­дарства и общества, то есть отражает не столько фактическое положение дел, а выступает образцом, будущей моделью.

Именно в этой связи, прокуратура призвана своей деятельностью способствовать взаимодействию властей, их совокупному согласованному функционированию как единой государственной власти, которая заинте­ресована а сохранении и укреплении законности, являющейся основной задачей органов прокуратуры. Без законности, основанной на неуклонном и жестком соблюдении всех норм Конституции, не может быть сильного, успешно выполняющего свои функции государства, стремящегося стать правовым,


КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

И.И.Исхаков,

специалист Секретариата Конституционного суда Республики Башкортостан

Конституция Республики Башкортостан закрепляет, что «государст­венная власть в Республике Башкортостан осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную».

Это важнейшее конституционное положение появилось в результате тех огромных изменений в общественно-политическом и социально-культурном развитии республики, которые в конечном счете сформирова­ли новый государственно-правовой статус Башкортостана.

Для функционирования Республики Башкортостан как суверенного демократического правового государства безусловно необходимо, чтобы наряду с политическими и экономическими преобразованиями шел про­цесс оформления не только самостоятельной законодательной власти, но и самостоятельной судебной власти.

Это нашло свое отражение уже в Декларации о государственном су­веренитете Республики Башкортостан от 11 октября 1990 года, закреп­ляющей осуществление государственной власти в республике по принци­пу разделения властей.                                          

Подтверждение этой позиции федеральным центром мы имеем в подписанном 31 марта 1992 года Федеративном Договоре и Приложении к нему от Республики Башкортостан. Именно в этом Приложении сказано, что «в Республике Башкортостан создаются самостоятельная законода­тельная и судебная система, прокуратура, адвокатура и нотариат, которые обеспечивают правовое регулирование всех вопросов, кроме тех, которые добровольно переданы соответствующим органам государственной власти Российской Федерации».

Принципиально важным документом для становления самостоятель­ной судебной системы Республики Башкортостан явилась утвержденная Верховным Советом РСФСР в 1991 году Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Так, в Концепции судебной реформы было сказа­но, что республики имеют свое законодательство о судоустройстве, свою судебную систему,

Опираясь на российскую Концепцию судебной реформы, в респуб­лике начался процесс формирования собственной судебной системы.


В Постановлении Верховного Совета Республики Башкортостан от

29 февраля 1992 года «О судебной реформе в Республике Башкортостан» было определено, что проведение судебной реформы в Республике Баш­кортостан является «необходимым условием функционирования Респуб­лики Башкортостан как суверенного демократического правового государ­ства и одним из важнейших направлений законопроектной деятельности», а в качестве важнейшего направления судебной реформы рассматривалось создание самостоятельной судебной системы республики.

Для реализации данного документа Верховный Совет Республики Башкортостан 27 октября 1992 года принял Постановление «О Концепции судебной реформы в Республике Башкортостан». Согласно Концепции су­дебной реформы важнейшей задачей определялось утверждение судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и ис­полнительной.

Принятие и подписание вышеуказанных документов позволило от­крыть дорогу коренному преобразованию судоустройства и создать пред­посылки для формирования в республике самостоятельной судебной сис­темы.

Данные нормы нашли свое подтверждение и в действовавшей тогда Конституции Республики Башкортостан путем внесения в нее соответст­вующих изменений. Так, в Конституции было закреплено, «что республи­ка имеет собственную судебную систему». Во исполнение этого конститу­ционного требования в республике был принят целый ряд законов в облас­ти судоустройства, таких, как «О судоустройстве в Республике Башкорто­стан», «О статусе судей в Республике Башкортостан», «О Конституцион­ном суде Республики Башкортостан», «О Верховном суде Республики Башкортостан», «О Высшем арбитражном суде Республики Башкорто­стан», а также ряд подзаконных нормативных правовых актов.

Таким образом, к принятию новой Конституции Республики Баш­кортостан в республике был заложен фундамент для формирования собст­венной системы законодательства, что позволило регулировать различные аспекты, в том числе судоустройства республики.

Положения Конституции Республики Башкортостан 1993 года, оп­ределяющие Башкортостан как суверенное демократическое правовое го­сударство (статья I), являющееся самостоятельным субъектом обновлен­ной Российской Федерации и входящее в ее состав на добровольной и равноправной основе, дали новый толчок процессу создания законода­тельства, регулирующего вопросы функционирования судебной системы республики,

Глава ХП Конституции Республики Башкортостан 1993 года дает четкое толкование понятию судебная система Республики Башкортостан.


Согласно статье 132 Конституции «судебную систему в Республике Башкортостан представляют суды, образованные на основе настоящей Конституции».

Судебную систему Республики Башкортостан составляют: Консти­туционный суд Республики Башкортостан, Верховный суд Республики Башкортостан, Высший арбитражный суд Республики Башкортостан, ме­стные суды.

Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном деле­гировании полномочий между органами государственной власти Россий­ской Федерации и органами государственной власти Республики Башкор­тостан» позволил проводить в этом направлении дальнейшую работу. Так, были приняты Законы «О судебной системе Республики Башкортостан», «О статусе судей Республики Башкортостан» (новая редакция), «О Судей-ном департаменте Республики Башкортостан», «О мировых судьях», что позволяет констатировать: в республике существует достаточно разрабо­танное законодательство, регулирующее вопросы судебной системы рес­публики и опирающееся как на республиканские, так и на федеральные нормативные правовые документы.

.. Принятие Федерального конституционного закона «О судебной сис­теме Российской Федерации», который не учитывает федеративный харак­тер Российского государства, фактически лишил субъекты Российской Федерации и в первую очередь республики в составе Российской Федера­ции, возможности формировать органы судебной ветви государственной власти, что идет вразрез не только с нормами республиканской Конститу­ции, но и с положениями Конституции Российской Федерации и Концеп­ции о судебной реформе s Российской Федерации.

, Конституция Российской Федерации в отношении республик доста­точно последовательно ориентирует федерального законодателя на фор­мирование «федеративной» судебной системы. Это и статья 5 Конститу­ции, подчеркивающая государственную природу республик, и статья 10, провозглашающая в качестве одной из основ конституционного строя Рос­сийской Федерации принцип разделения властей.

Выход из создавшейся ситуации видится в изменении существую­щей централизованной судебной системы России в сторону большей фе­дерализации, позволяющей, с одной стороны, обеспечить проведение су­дебной реформы в Российской Федерации, с другой, - на деле показать стремление России к реальному федерализму.


КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН:

ПРИРОДА, ПРИНЦИПЫ

Р.Н.Юмагужина,

главный специалист Секретариата Конституционного суда РБ

И.Ю. Овчинников,

преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин УЮИМВДРФ

Важнейшим элементом Республики Башкортостан как правового

государства является судебная власть. В общей судебной системе респуб­лики свое место занимает Конституционный суд Республики Башкорто­стан как орган, обеспечивающий верховенство и непосредственное дейст­вие Конституции республики на всей его территории.

В своей деятельности Конституционный суд Республики Башкор­тостан опирается на принципы, определяющие основные положения кон­ституционного судопроизводства республики. Исходя из смысла Закона «О Конституционном суде Республики Башкортостан» эти принципы можно классифицировать на два вида: основные и факультативные (до­полнительные),

Основные принципы конституционного судопроизводства в Рес­публике Башкортостан перечислены в статье 5 Закона «О Конституцион­ном суде Республики Башкортостан». Ими являются: законность, незави­симость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сто­рон. Дополнительные принципы сформулированы в других статьях этого закона: к ним относятся положения, закрепляющие равенство, неприкос­новенность и несменяемость судей Конституционного суда Республики, обязательность решений и требований Конституционного суда Республи­ки Башкортостан, устность разбирательства в органе конституционного контроля.

Принцип независимости, несомненно, является отправным, опреде­ляющим положением суда в современном государстве. Наиболее полно он был сформулирован в материалах седьмого конгресса ООН по предупреж­дению преступности и обращению с правонарушителями, одобренных ре­золюцией Генеральной Ассамблеи ООН 13 декабря 1985 года и получив­ших название «Основные принципы независимости судебных органов».


Независимость Конституционного суда Республики Башкортостан объек­тивно связана с принципом разделения властей, который предполагает, что органы судебной власти самостоятельны, а так же сутью правосудия как метода осуществления судебной власти. Осуществление независимой судебной власти как важного механизма, обеспечивающего существование реальной Конституции и проведение в жизнь идей верховенства права, яв­ляется одним из «краеугольных камней», лежащих в фундаменте любого демократического государства.

Особенностью процессуальной независимости судей Конституци­онного суда является закрепленное в Законе «О Конституционном суде Республики Башкортостан» требование руководствоваться при осуществ­лении полномочий судьями Конституцией Республики Башкортостан и выше названным Законом. Конституционный суд не связан в своей дея­тельности другими законами, поскольку он приводит в соответствие с Конституцией законы, может своим решением лишить их юридической силы. Об этом говорит часть 2 статьи 30 Закона «О Конституционном су­де Республики Башкортостан». Вот эта норма: «Судьи Констигуционного суда Республики Башкортостан принимают решения в условиях, исклю­чающих постороннее воздействие на свободу их волеизъявления. Они не вправе запрашивать или получать от кого бы то ни было указания по во­просам, принятым к предварительному изучению, либо рассматриваемым Конституционным судом Республики Башкортостан». Исходя из содержа­ния данной статьи, судьи не являются представителями интересов каких-либо государственных или социальных структур. В судопроизводстве они отстаивают свою собственную позицию. Эта позиция должна быть чисто правовой.

Во всех суд о производствах общим конституционным принципом является гласность. Этот принцип закреплен в статье 32 действующего За­кона о Конституционном суде республики.

«Рассмотрение дел на заседаниях Конституционного суда Респуб­лики Башкортостан проводится открыто.» Основное назначение гласности конституционного судопроизводства - обеспечить социальный контроль за осуществлением правосудия и ответственность судей перед обществом. Это имеет большое значение, поскольку конституционное судопроизвод­ство не знает института пересмотра и корректировки вынесенных реше­ний. Кроме того, гласность конституционного судопроизводства делает очевидным преимущества правовых демократических реформ защиты ос­нов конституционного строя, способствует формированию демократиче­ского правосознания.


Решение суда, принятое как на открытом, так и на закрытом засе­дании, провозглашается публично. Это закреплено в самом Законе о Кон­ституционном суде республики (статья 28),

Принцип коллегиальности предусматривает, что все вопросы, воз­никающие в Конституционном суде на всех стадиях судопроизводства, рассматриваются коллегиально. В основе коллегиальных решений Кон­ституционного суда лежат правила непосредственного участия судей в ис­следовании вопросов в судебном заседании. Вот почему Закон допускает участие в принятии коллегиальных решений только тех судей, которые участвовали в рассмотрении дела в судебном заседании. Этот принцип возлагает на каждого судью большую ответственность за законность при­нимаемых решений, Закон устанавливает кворум, при котором применя­ются решения.

Конституционный суд Республики Башкортостан не может осуще­ствлять свою деятельность, не опираясь еще на ряд признаков, не назван­ных статьей 5 Закона в качестве основных, но имеющих также большое значение для объективного рассмотрения вопросов и принятия решений. Мы назвали эти принципы дополнительными. Одним из таких принципов конституционного судопроизводства является закрепленный в статье 33 Закона «О Конституционном суде Республики Башкортостан» принцип устности разбирательства. При рассмотрении дел Суд заслушивает объяс­нения сторон, показания свидетелей, экспертов, оглашает имеющиеся до­кументы. Но Закон предусматривает возможность отойти от этого прави­ла. Могут не оглашаться документы, которые были предъявлены судьям и сторонам для ознакомления или содержание которых излагалось в заседа­нии по данному делу.

Еще одним дополнительным принципом деятельности Конститу­ционного суда Республики Башкортостан является обязательность реше­ний и требований Конституционного суда Республики Башкортостан. Этот принцип закрепляется в статье б Закона «О Конституционном суде Рес­публики Башкортостан», которая констатирует, что решения Конституци­онного суда Республики Башкортостан, принятые в пределах его компе­тенции, обязательны на всей территории республики для всех органов го­сударственной власти и управления, судов, а также предприятий, учреж­дений и организаций, должностных лиц и граждан.

Это положение делает Конституционный суд действительно выс­шим органом судебной власти, имеющим влияние и на деятельность зако­нодательной и исполнительной ветвей власти. Если бы решения Консти­туционного суда Республики Башкортостан имели рекомендательный ха-


рактер, вряд ли его можно было назвать одним из органов государствен­ной власти.

Все выше перечисленные основные и факультативные принципы закреплены Конституцией Республики Башкортостан и Законом «О Кон­ституционном суде Республики Башкортостан». Более подробное разъяс­нение им дает такой нормативный правовой акт, как Регламент Конститу­ционного суда Республики Башкортостан.

Юридическая природа Регламента специфична тем, что он прини­мается не законодателем, а Конституционным судом. Регламент призван конкретизировать, развивать, дополнять нормы закона о конституционном судопроизводстве, об организации работы Суда и его аппарата, ограничен предметом регулирования, определенным законом, касается только вопро­сов внутренней деятельности Конституционного суда.

В настоящее время Конституционный суд Республики Башкорто­стан руководствуется Временным регламентом Конституционного суда с тем, чтобы опробировав его нормы на практике, принять Регламент посто­янный.

Конституционный суд Республики Башкортостан только накапли­вает опыт своей работы. Но и за истекшие два года им приняты принципи­альные решения о конституционности законодательных и нормативных актов исполнительной и законодательной власти.

Принятые им решения способствуют реализации ключевых поло­жений Конституции Республики Башкортостан и России. Но есть и ряд не­гативных факторов, мешающих полноценной деятельности Конституци­онного суда Республики Башкортостан. Следует отметить, что до сих пор недостаточно четко отработан механизм реализации решений Конститу­ционного суда Республики Башкортостан, отсюда и непонимание его юри­дической силы.

Итак, по своей природе Конституционный суд Республики Башкор­тостан, так же, как и другие ее судебные органы, призван разрешать имеющиеся потенциальные конфликты и споры между участниками обще­ственных отношений на основе Конституции и Закона. Его задача заклю­чается в защите и восстановлении нарушенных прав и свобод граждан и других субъектов общественных отношений.

Институт судебного конституционного контроля за правомер­ностью законов и других нормативных правовых актов и действий всех властей для обеспечения верховенства и прямого действия Конституции в обществе призван обеспечивать строительство демократического государ- * ства в нашей республике,                                           |1


ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ГАРАНТИЙ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Р.С.Хисматуллин,

зав. кафедрой юридического факультета БашГУ

Принятие Конституции Республики Башкортостан стало знамена­тельным событием в истории республики. Оно действительно способство­вало решению в Башкортостане вопросов, связанных с дальнейшим рачви-тием демократии, обновлением законодательства, реформированием госу­дарственной власти в республике. Конституция явилась базой для созда­ния новой системы республиканского законодательства.

Конституция Республики Башкортостан, не нарушая государствен­ного суверенитета Российской Федерации и ее демократического единст­ва, способствует укреплению государственного суверенитета республики, обеспечению гражданского мира и согласия как в Башкортостане, так и в Российской Федерации в целом-

В соответствии с Конституцией Республики Башкортостан правосу­дие в республике осуществляется только судом. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Эти конституционные положения обу­словливают необходимость такого правосудия, которое способно качест­венно и эффективно выполнять свои задачи.

За последние годы в республике проделана большая работа по ут­верждению судебной власти как самостоятельной силы, способной обес­печить реальную защиту и соблюдение прав и свобод человека, конститу­ционные права граждан в судопроизводстве. Надежная, реально доступная судебная защита - одна из основных составляющих защиты прав человека. Вот почему проводимая в Башкортостане судебно-правовая реформа тре­бует постоянного повышения уровня деятельности правоохранительных и судебных органов. Это связано, прежде всего, со сложной криминогенной обстановкой в стране, ростом количества правонарушений. Достаточно обратить внимание на рост правонарушений среди несовершеннолетних.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды, рас­сматривая дела несовершеннолетних, не всегда принимают во внимание нравственно-психологические особенности современных подростков, а также наблюдаемые в последнее время изменения причин и условий фор­мирования и развития их противоправного поведения. В силу этого об­стоятельства представляется необходимым совершенствование действую­щего законодательства и реорганизация судопроизводства в республике. На наш взгляд, на современном этапе возникла необходимость создания


принципиально новой юстиции для судебного рассмотрения дел несо­вершеннолетних.

В соответствии со статьей 132 Конституции Республики Башкорто­стан организация, полномочия и порядок деятельности судов в республике определяются законами Республики Башкортостан. Таким образом, Кон­ституция республики гарантирует возможность постоянного совершенст­вования судебной деятельности.

Думается, что юстиция по делам несовершеннолетних должна быть образована на принципиально новых позициях.

Один из основных аспектов создания новой юстиции по делам не­совершеннолетних - качественное изменение судебной деятельности по рассмотрению дел данной категории. По-новому следует организовать деятельность суда по осуществлению правосудия и предупреждению пра­вонарушений среди подростков. В этих целях представляется целесооб­разным создать новый самостоятельный судебный орган - семейный суд по делам несовершеннолетних, действующий в пределах каждого района или города республики. Основная идея семейного суда по делам несовер­шеннолетних состоит в том, чтобы отнести к юрисдикции этого судебного органа все вопросы, касающиеся подростка-правонарушителя. Деятель­ность такого судебного органа должна не только способствовать более всестороннему и объективному исследованию совершенного подростком преступления, но и выяснению внутреннего механизма и конкретных жиз­ненных обстоятельств, которые привели несовершеннолетнего к правона­рушению. Одно из главных положений; семейный суд должен принимать все необходимые меры по устранению и предупреждению обстоятельств, неблагоприятных для жизни и воспитания подростка.

Семейные суды не должны ограничиваться рамками только уголов­ной юрисдикции. К их компетенции должно быть отнесено и рассмотре­ние всех гражданских дел, так или иначе затрагивающих интересы несо­вершеннолетних (трудовые, жилищные дела и т.п.).

В соответствии с Конституцией Республики Башкортостан судьей в республике может быть избран гражданин, достигший 25-летнего возрас­та. Нам представляется, что хорошее знание психологии, глубокое пони­мание проблем семьи и несовершеннолетних требует не только профес­сиональной подготовки, но и определенного жизненного опыта. Именно поэтому видится необходимым избирать судьями семейных судов по де­лам несовершеннолетних граждан, достигших 30 лет.

Создание принципиально нового судебного органа - семейного суда по делам несовершеннолетних - требует качественного совершенствова­ния деятельности и вышестоящего суда. Организация и деятельность се­мейных судов по делам несовершеннолетних, а также организация и д|3| тельность вышестоящего суда, также рассматривающего в судебном засе­дании дела данной категории, должны основываться на единых принци-


пах. На наш взгляд, логическим продолжением развития идеи создания семейных судов является образование в структуре Верховного суда Рес­публики Башкортостан самостоятельной Судебной коллегии но делам не­совершеннолетних. Соответствующие изменения в этом направлении це­лесообразно внести в действующее законодательство.

Судебная коллегия по делам несовершеннолетних Верховного суда республики должна рассматривать не только уголовные дела в отношении несовершеннолетних, отнесенные законом к подсудности этого суда. Дан­ной Судебной коллегией должны рассматриваться также и гражданские дела, принятые вышестоящим судом к своему производству и затраги­вающие каким-либо образом интересы несовершеннолетних.

В то же время к компетенции Судебной коллегии по делам несовер­шеннолетних следует, прежде всего, отнести кассационное рассмотрение дел по жалобам и протестам на приговоры и решения районных и город­ских семейных судов по делам несовершеннолетних.

При образовании Судебной коллегии по делам несовершеннолетних Верховного суда Республики Башкортостан следует учитывать, что дела в отношении несовершеннолетних отличаются значительной качественной спецификой и, как правило, характеризуются повышенной сложностью. Именно поэтому с целью обеспечения высокого уровня рассмотрения этих дел кассационной инстанцией к составу Судебной коллегии по делам не­совершеннолетних должны предъявляться повышенные требования. В стране идет процесс постоянного обновления судейского корпуса, в кото­ром преобладают лица с небольшим стажем юридической работы. Между тем отсутствие профессионального опыта не способствует повышению ка­чества правосудия.

Мы считаем, что судьи Судебной коллегии по делам несовершенно­летних Верховного суда Республики Башкортостан должны избираться из лиц, не только имеющих стаж работы судьей, но и работавших ранее судь­ями районных и городских семейных судов по делам несовершеннолет­них, Правильным также будет установление для судей Судебной коллегии по делам несовершеннолетних и более высокого - не менее 40 лет - воз­растного ценза. Именно к этому возрасту судьи получают жизненный и профессиональный опыт, как   правило, имеют собственных детей-подростков, занимаясь воспитанием которых получают навыки общения с несовершеннолетними, углубленно усваивают особенности подростковой психологии.

Таковы некоторые предложения по дальнейшему совершенствова­нию конституционных гарантий судебной деятельности в Республике Башкортостан. На наш взгляд, данные предложения приемлемы для всей Российской Федерации.


ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ОБЛАСТИ ПРОФИЛАКТИКИ БЕЗНАДЗОРНОСТИ И ПРАВОНАРУШЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Л.Л. Каневский,

профессор ЬашГ}

За пять лет со дня принятия Конституции Республики Башкортостан Основной Закон показал свою жизнеспособность и подтвердил демокра­тический характер всех его основных положений. В Конституции респуб­лики нашли свое отражение не только достижения ее многонационального народа в государственном, социально-экономическом и духовном разви­тии, но и важнейшие идеи международно-правовых актов о равенстве, свободе и демократии. Благодаря Конституции наша республика последо­вательно идет по пути демократии- Башкортостан - один из наиболее спо­койных и стабильных регионов России, где серьезное внимание уделяется обеспечению прав и интересов человека и гражданина.

В Конституции должное внимание уделяется семье, материнству, отцовству и детству, которые находятся под защитой государства. Закреп­лено право на образование, при этом гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, внешкольного, общего и начального профес­сионального образования и на конкурсной основе - бесплатное высшее и среднее профессиональное образование. Несмотря на имеющиеся воз­можности реализации гарантированных Конституцией прав и интересов семьи и подрастающего поколения в современных условиях в связи со сложной социально-экономической обстановкой в стране, ростом пре­ступности и иных правонарушений несовершеннолетних, ослабления влияния семьи на воспитание своих детей возникает настоятельная по­требность повышения ответственности как государства, так и родителей за правильное нравственное воспитание ребенка. Преступность несовершен­нолетних представляет собой своего рода издержки воспитания, прежде всего в семье, как следствие неисполнения родителями своего морального и правового долга. История учит, что в пору серьезных социальных потря­сений больше всего страдают дети. Для них вольно или невольно начина­ется эпоха бесправия,

Резкое падение жизненного уровня большей части населения, нега­тивные стороны сплошной коммерциализации, экологическое неблагопо­лучие - таков неполный перечень факторов, увеличивающих количество беспризорных, сирот, инвалидов, несовершеннолетних правонарушителей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нельзя не отметить, что в последние годы многое делается в области предупреждения безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на федеральном и региональном уровнях.

В нашей республике после тщательного обсуждения на парламент­ских слушаниях в правоохранительных органах, в Законодательной палате Государственного Собрания 23 марта 1998 года принят Закон «О государ­ственной защите прав несовершеннолетних, профилактике их безнадзор­ности и правонарушений в Республике Башкортостан». Этот Закон опре­деляет систему государственных органов, призванных обеспечить права и интересы несовершеннолетних. На них возложена вся воспитательно-профилактическая работа по предупреждению безнадзорности и правона­рушений среди этого контингента лиц.

В соответствии с этим Законом разработано Положение «О комис­сиях по делам несовершеннолетних», утвержденное Кабинетом Минист­ров Республики Башкортостан 31 июля 1998 года. Впервые в России в со­ответствии с этим Положением в городах и районах республики создаются комиссии по делам несовершеннолетних на постоянной основе в составе заместителя председателя комиссии, ответственного секретаря и специа­листов в зависимости от количества несовершеннолетних, проживающих в регионе.

Все эти акты направлены на привлечение государственных органов и общественных формирований к предупреждению безнадзорности и пра­вонарушений несовершеннолетних. Между тем, нравственное воспитание детей начинается в семье, продолжается в дошкольных учреждениях и в школах. Прежде всего на родителях лежит первейшая обязанность и от­ветственность за правильное воспитание ребенка, подготовку его к трудо­вой деятельности с тем, чтобы он стал достойным членом общества.

Эта идея была сформулирована в статье 60 Конституции Башкир­ской АССР 1978 года: «Граждане Башкирской АССР обязаны заботиться о воспитании детей, готовить их к общественно полезному труду, растить достойными членами социалистического общества». Эти же положения были зафиксированы в статье 64 Конституции РСФСР и в статье 66 Кон­ституции СССР. Между тем, в части 3 статьи 47 действующей Конститу­ции Республики Башкортостан указано: « Забота о детях, их воспитание, содержание - равное право и обязанность родителей». Такое же положе­ние зафиксировано в части 2 статьи 38 Конституции Российской Федера­ции 1993 года, за исключением обязанности родителей по содержанию детей. Даже в Конституции ФРГ (статья 6), по примеру которой сформу­лирована часть 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации, записана обязанность государства контролировать, как родители выполняют свое


право и обязанность заботиться о детях, правильно ли их воспитывают. чего, к сожалению, нет в упомянутых статьях Конституции Российской Федерации и Республики Башкортостан.

В этих статьях ничего не сказано об обязанности родителей готовить своих детей к общественно полезному труду, хотя этот вопрос всегда имел актуальное значение, особенно сейчас, когда многие подростки бросают школу, не стремясь овладеть какой-то профессией, не желая трудиться.

В Конституции Республики Башкортостан не зафиксирована важ­нейшая обязанность родителей, направленная на выработку у детей пат­риотизма, чувства любви к Родине, на воспитание у них высоких нравст­венных качеств, хотя эта обязанность родителей вытекает из положения статьи 67 Конституции Республики Башкортостан, в которой записано, что защита Отечества является долгом и обязанностью граждан Республики Башкортостан. Как представляется, этим прежде всего должны заниматься родители.

Обращает на себя внимание и то, как в Конституции Российской Федерации, так и в Конституции Республики Башкортостан статьи, регла­ментирующие обязанности родителей по отношению к своим детям, пере­несены из разделов об обязанностях граждан в главу, рассматривающую их права и свободы, В этой связи можно сделать вывод, что законодатель акцентирует внимание граждан не столько на их обязанностях, сколько на их правах. Думается, что права и обязанности надо рассматривать в един­стве, и отношение законодателя к реализации прав и обязанностей граж­дан должно быть одинаковым.

Вместе с тем нельзя не отметить, что не все ученые полагают, что в Конституции должна быть зафиксирована обязанность граждан готовить своих детей к трудовой деятельности. Это объясняется тем, что, во-первых, такая обязанность вытекает из нравственной обязанности родите­лей воспитывать своих детей, что зафиксировано в Конституции; во-вторых, в цивилизованных странах такая обязанность не предусмотрена конституциями этих стран; в-третьих, эта идея может привести к возрож­дению советской системы принудительного труда.

Думается, что приведенная точка зрения спорна. Прежде всего, в Конституциях некоторых цивилизованных государств, наряду с правом на труд предусмотрена обязанность всех граждан трудиться. Например, в Японии, чья высокая культура населения и нравственные устои общества^ не вызывают сомнения, в статье 27 Конституции записано: «Все имеют право на труд и обязаны трудиться», Такое положение зафиксировано в части 1 статьи 35 Конституции Королевства Испании. Несколько в другой формулировке предусмотрена обязанность трудиться в статье 4 Конститу-


ции Итальянской Республики: «Каждый гражданин в соответствии со

своими возможностями и по своему выбору обязан осуществлять деятель­ность или выполнять функцию, способствующую материальному или ду­ховному развитию общества».

Вместе с тем наше государство еще не является правовым и цивили­зованным. Переходный период, который мы переживаем, будет длиться еще не один год. Надо, чтобы за это время правовая обязанность граждан -готовить своих детей к труду, воспитывать достойными членами общест­ва, постепенно переросла в нравственную обязанность. Возможно тогда и не нужно будет акцентировать внимание на этих вопросах, но, как пред­ставляется в Основном Законе государства, такая обязанность родителей по отношению к своим детям должна быть зафиксирована.

В случае, если наш Парламент будет обсуждать вопрос о внесении изменений и дополнений в ныне действующую Конституцию, целесооб­разно вернуться и к статье 47 Конституции Республики Башкортостан.

В числе принципов государственной политики в области образова­ния Закон Республики Башкортостан «Об образовании», принятый 14 фев­раля 1997 года, провозглашает воспитание гражданственности и любви к Родине. По логике вещей, в одном из подразделов статьи 32 Закона, уста­навливающей компетенцию и ответственность образовательного учрежде­ния, следовало предусмотреть обязанность и ответственность учебного за­ведения не только за качество образования своих выпускников(пункт 2 статьи 32 Закона), но и наряду с семьей за их правильное нравственное воспитание. Законодательная регламентация рассматриваемых вопросов обяжет школу, каждого педагога должное внимание уделять не только обучению, но и воспитанию учащихся.


ОРГАНЫ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ И МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

С.Г.Аксенов,

старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин УЮИМВДРФ

В Республике Башкортостан установлены два вида местной власти:

местное государственное управление и местное самоуправление.

Органы местной власти в Башкортостане полностью сформированы, организационно оформлены и реально проводят свою деятельность в районах и городах, селах и поселках республики. Конституция Республи­ки Башкортостан, законы Республики Башкортостан о местном государст­венном управлении и о местном самоуправлении выделяют в качестве од­ной из функций органов местной власти охрану общественного порядка.

Охрана общественного порядка - необходимое условие поддержа­ния на территории местной власти режима законности, которая обеспечи­вается деятельностью всей системы правоохранительных органов, а также различных государственных служб, инспекций, осуществляющих функ­ции надзора и контроля за соблюдением законодательства. Охрана обще­ственного порядка предполагает прежде всего обеспечение общественной безопасности на улицах, в транспорте, иных общественных местах.

В городах и районах республики принимаются целевые программы по усилению борьбы с преступностью. Законом Республики Башкортостан от 14 октября 1994 года «О милиции общественной безопасности (местной милиции)» была утверждена милиция общественной безопасности (ме­стная милиция). Основными ее задачами являются обеспечение личной безопасности граждан, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, раскрытие преступлений, а также оказание в пределах компетенции милиции помощи граждан, должност­ным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям и общественным объединениям.

Следует отметить, что Закон Республики Башкортостан «О местном самоуправлении в Республики Башкортостан», закрепляя за органами ме­стного самоуправления функцию охраны общестаеиного порядка, относит к ведению муниципальных образований также организацию и содержание муниципальных органов охраны общественного порядка, осуществле­ние контроля за их деятельностью.


Таким образом, Закон предполагает формирование и функциониро­вание муниципальных органов охраны общественного порядка и устанав­ливает самостоятельность органов местного самоуправления при осуще­ствлении охраны общественного порядка.

В решении задач по обеспечению охраны общественного порядка участвуют комиссии при органах местной власти: административная, по делам несовершеннолетних, наблюдательная,

Административная комиссия образуется для рассмотрения дел о со­вершении административных проступков и наложения на виновных лиц взысканий в административном порядке. Главными задачами комиссии по делам несовершеннолетних являются организация работ по предупрежде­нию их безнадзорности, правонарушений; охрана прав несовершеннолет­них; координация условий всех заинтересованных органов, организаций, учреждений по решению указанных вопросов.

Наблюдательные комиссии участвуют в осуществлении контроля за соблюдением законности в местах лишения свободы, в решении вопро­сов, связанных с социальной поддержкой граждан, отбывших наказание в местах лишения свободы и нуждающихся в такой помощи.

Представительные органы местной власти вправе формировать по­стоянные депутатские комиссии по вопросам охраны общественного по­рядка, прав и свобод граждан, которые не наделены какими-либо власт­ными полномочиями: они осуществляют подготовку к рассмотрению представительным органом проектов решения, предложения по пробле­мам общественной безопасности на соответствующей территории (напри­мер, в Кировском районном Совете депутатов города Уфы создана посто­янная комиссия по социальной и правовой защите), Для обеспечения ох­раны общественного порядка органы местной власти могут привлекать граждан, общественные организации, предприятия, используя для этого различные организационно-правовые формы. Одной из таких форм явля­ются народные дружины, получившие в прежние годы широкое развитие в городах, поселках, селах республики.

Органы местной власти в пределах своих полномочий содействуют судебным органам, прокуратуре в их работе по обеспечению законности на территории муниципального образования. Правоохранительные органы осуществляют подготовку и направление в необходимых случаях инфор­мационных материалов по вопросам борьбы с преступностью органам местной власти. Координацию деятельности правоохранительных органов на территории городов, районов республики осуществляют в соответствии с федеральным и республиканским законодательством соответствующие прокуроры. Руководители органов местной власти могут приглашаться на


координационные совещания, которые созываются прокурорами городов, районов республики.

Органы местной власти принимают в пределах своей компетенции меры по обеспечению безопасности дорожного движения, а также меры по обустройству дорог, которые находятся в их ведении; вводят временное ограничение 'или прекращение движения транспортных средств на доро­гах в целях обеспечения безопасности дорожного движения; осуществля­ют мероприятия по организации дорожного движения в целях повышения безопасности и пропускной способности.

Органы местной власти в соответствии с законодательством обеспе­чивают пожарную безопасность в муниципальном образовании. К их ве­дению относится организация местной противопожарной службы. В на­стоящее время, согласно Кодексу Республики Башкортостан о пожарной безопасности, принятому 28 июля 1997 года, действуют государственная противопожарная служба, ведомственная пожарная охрана, добровольная пожарная охрана.

Кодекс Республики Башкортостан о пожарной безопасности относит к полномочиям органов местной власти в области пожарной безопасности;

- организацию выполнения и осуществления мер пожарной безопас­ности;

- участие а выполнении республиканских и районных целевых про­грамм;

- выделение в местных бюджетах расходов на пожарную безопас­ность;

- создания, реорганизацию и ликвидацию в установленном порядке пожарной охраны, финансируемой за счет средств местного бюджета (муниципальной противопожарной службы);

- установление специальных местных налогов и (или) целевых сбо­ров с граждан и юридических лиц на обеспечение пожарной безопасности;

- содействие деятельности добровольных пожарных и объединения пожарной охраны.

Кодекс возлагает на органы местной власти обязанность организо­вывать обучение населения мерам пожарной безопасности.

Следовательно, s случаях стихийных бедствий, экологических ката­строф, эпидемий, пожаров, массовых нарушений общественного порядка органы местной власти осуществляют предусмотренные законодательст­вом действия по спасению и охране жизни людей, защите их здоровья и прав.


ОФОРМЛЕНИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА НАРКОМАТА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БАШКИРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В 1919-1925 ГОДЫ

А.И-Абдрахманов,

преподаватель кафедры шторико-правовых дисциплин У ЮИ МВД РФ

Известно, что основой становления Башкирской Советской Респуб­лики явилось Соглашение центральной советской власти с Башкирским правительством о советской автономии Башкирии от 20 марта 1919 года. Согласно пункту XIII Соглашения до созыва Съезда Советов Башкирской республики вся полнота власти в республике передавалась Временному революционному комитету - Башревкому. Таким образом в распоряжение Башревкома определялись фактически чрезвычайные полномочия, причем значительная часть данных полномочий осуществлялась именно через НКВД.

Пункт VIII Соглашения предписывал, что власть в Башкирии должна строиться на точном основании Советской Конституции, но не оп­ределял конкретно структуры и компетенции комиссариатов Башкирской Советской Республики (БСР). Хотя НКВД в Соглашении не упоминается, оно устанавливало некоторые аспекты компетенции этого комиссариата, в частности, в области охраны порядка. Так, в пункте XI говорилось: «Внут­ренняя охрана и порядок в автономной Башкирской Советской Республике поддерживается вооруженным пролетариатом республики». Отметим, что содержание данного пункта заведомо носило явно общий характер, преж­де всего потому, что в аграрной Башкирской республике не имелось ни промышленности ни пролетариата, на который предписывалось возложить охрану порядка.

Соглашение выполнило огромную роль в создании башкирской го­сударственности, хотя в нем не упоминались многие важнейшие принци­пы организации республиканского государственного аппарата. Относи­тельно органов внутренних дел стоит отметить, что до 1922 года их статус не имел законодательного оформления и в общероссийском масштабе. Фактически основы строения и деятельности НКВД РСФСР, его местных органов определялись по аналогии со структурой и практикой МВД Рос­сийской Империи, с поправкой на марксистские идеи и без соответствую­щего правового оформления.


Для устранения этого правового пробела в 1919 году началась рабо­та по подготовке Положения об НКВД РСФСР. Не позднее конца 1919 года работа над Положением об НКВД началась и в Башкирии. В результате 23 марта 1920 года Положение о Народном Комиссариате Внутренних Дел Башсовсоцреспублики было утверждено Башревкомом. Этот документ яв­ляется первым Положением об НКВД, введенным в действие на террито­рии республики. Хотя Положение имело ряд недостатков, его можно отве­сти к документам, посредством которых определяются задачи органов внутренних дел, «закрепляются их функции и предметы ведения, устанав­ливаются объекты ведомственного правового регулирования».

Значительно конкретизировал строение Совнаркома Башкирской Советской Республики Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 19 мая 1920 года «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Рес­публики». Пункт 4 декрета относил НКВД к учреждениям, которые «...автономны в своих действиях и ответственны непосредственно перед Башкирским Центральным Исполнительным Комитетом». Так или иначе, для НКВД декларировалась определенная самостоятельность правового регулирования в своей сфере и некоторая независимость от НКВД РСФСР, Но то, что в целом декрет серьезно ограничил уровень суверенитета Баш­кирии, послужило толчком к глубокому политическому кризису в респуб­лике.

Весной - летом 1920 года в статусе и строении Башкирской Совет­ской Социалистической Республики (БССР) произошли серьезные пере­мены, потребовавшие пересмотра правовой базы НКВД. В результате 16 декабря 1920 года ЦИК БССР ввел в действие проект нового положения об НКВД, в тексте которого были устранены многие ранние недостатки, уч­тены произошедшие изменения. Хотя этот вариант имел недостатки, его принятие можно считать завершением одного из этапов законодательного оформления статуса и принципов функционирования органов внутренних дел БССР.

Развивалась и правовая база учреждений, входящих в состав орга­нов внутренних дел, а именно милиции. 9 марта 1921 года СНК БССР ввел в действие представленное НКВД Положение о рабоче-крестьянской ми­лиции Башкирской Советской Республики, которое довольно четко регла­ментировало статус, функции и вопросы организационного построения милиции БССР. Структура и содержание данного Положения показывают, что в его основу были заложены разработанные к тому времени принципы организации и регулирования деятельности советской милиции, зафикси­рованные в Положении о рабоче-крестьянской милиции РСФСР от 10 ию-


ня 1920 года, несомненно использованном в качестве основы для состав­ления башкирского варианта.

В начале новой экономической политики совершенствование по­ложения НКВД тормозилось угрозой ликвидации этого наркомата. Наряду с руководством комиссариата на эту угрозу болезненно реагировали и вла­сти российских автономий, так как ее реализация означала бы «... сущест­венное ущемление прав республик». Активная позиция республиканских представителей способствовала не только сохранению НКВД, но и оформ­лению его конституционного статуса. В посвященной автономным рес­публикам и областям главе Конституции РСФСР 1925 года говорилось, что ЦИК этих республик «... образуют свои исполнительные органы - со­веты народных комиссаров, в составе председателей народных комисса­ров и народного комиссара внутренних дел ...». Правом ликвидировать тот или иной комиссариат в зависимости от местных условий наделялись сами власти автономной республики.

Статус НКВД получил развитие и в правотворчестве нашей респуб­лики, где в 1924 году было введено в действие новое Положение об НКВД. Закрепление этого статуса на более высоком уровне произошло в проекте Конституции Башкирской АССР, утвержденном V Всебашкирским съез­дом Советов 24 марта 1925 года. Статья 58 проекта Конституции респуб­лики относила НКВД к числу «необъединенных» комиссариатов, «... авто­номных в своих действиях, подчиненных ВЦИК, его Президиуму и СНК БАССР и непосредственно перед ними ответственных». И хотя данный проект не был утвержден Всероссийским ЦИК, ныне он считается Основ­ным Законом жизни республики до принятия следующей Конституции.

Таким образом, в 20-е годы статус НКВД Башкортостана обрел конституционное оформление как в башкирском, так и федеральном за­конодательстве. Развивалась и правовая база составляющих органы внут­ренних дел подразделений и структур, в первую очередь милиции. Изуче­ние этих материалов может дать богатый фактический материал для более полного представления о содержании и специфике процесса конституци­онного развития Республики Башкортостан.


КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН И ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

А-Н.Тимонин, профессор юридического факультета БашГУ

Новая Конституция Республики Башкортостан предъявляет новые требования к подготовке юридических кадров.

Действительно, даже такие традиционные вопросы юридического образования: кого учить, как учить и чему учить, сегодня приобретают но­вое звучание. Каким же образом они должны решаться? Коль скоро при разработке Конституции республики широко использовались междуна­родные стандарты, то особое значение приобретает опыт, накопленный странами дальнего зарубежья. В этой связи обычно вспоминают достиже­ния американских и западно-европейских университетов. Думается, что не менее поучителен опыт «страны восходящего солнца».

К примеру Японии обращаются всякий раз, едва речь заходит о проблеме национального возрождения. Среди предпосылок успешного решения этой проблемы немалое значение принадлежит высокому обще­образовательному уровню японской молодежи. Благодаря публицистиче­ской деятельности журналистов-международников успехи Японии в сфере образования обычно ассоциируются с так называемым «экзаменационным адом», который юные японцы претерпевают на себе с четырех лет. Гораз­до меньше внимания обращается на «метод забивания гвоздей» (своего рода «штамповку»), который царит в большинстве японских вузов и сво­дит учебный процесс к пустой формальности. Стоит ли удивляться тому, что многие японские студенты рассматривают время пребывания в вузе, как единственную возможность для отдыха от «экзаменационного ада» и от той напряженной трудовой деятельности, которая ожидает их на рабо­чих местах. Стоит ли удивляться той убийственной характеристике систе­мы высшего японского образования, которая дана одним из лидеров япон­ского бизнеса: «Японские учебные заведения выродились, - подчеркивает К. Мацусита, - в фабрики по производству схоластов в лучшем случае или тупиц - в худшем».

Но вправе ли мы на этом основании ставить под сомнение привле­кательность всей системы образования «страны восходящего солнца»? Ка­залось бы, что на этот вопрос должен последовать утвердительный ответ, Однако в ней есть одна существенная деталь, заслуживающая самого при­стального внимания. Так, наряду с обычными в Японии существуют так


называемые «элитарные высшие учебные заведения». По подсчетам В.Цзетова, их порядка семи на всю страну. Что же отличает эти вузы от других? Прежде всего престиж, который несовместим со «штамповкой, принятой в обычных японских высших учебных заведениях». Обращают на себя внимание и те цели, которые ставят перед собой учащиеся супер­элитарного японского вуза - «школы государственного управления и про­мышленного менеджмента». На вопрос, поставленный В.Цветовьш: «Кем вы хотите стать после окончания школы?», учащиеся дали в высшей сте­пени любопытные ответы. Один из них заявил: «Я буду политическим ли­дером высшего ранга, буду занимать ведущее место в политической жизни страны», другой: «Я намерен стать лидером мирового масштаба».

Разумеется, ответы молодых японцев интересны не только и не столько своими политическими амбициями. Главное здесь состоит в том большом внимании, которое оказывает Япония своему политическому бу­дущему. Здесь угадываются те особые условия, которые созданы в этой стране для формирования политической элиты нового поколения.

Нельзя сказать, что в нашей республике отсутствует само понятие «элитарного вуза». Напротив, в этом качестве обычно выступает юридиче­ский факультет БашГУ, На наш взгляд, если и можно наделять этот фа­культет элитарным статусом, то только в смысле социального происхож­дения студентов-юристов. Действительно, многие из них происходят из семей, олицетворяющих административную и экономическую элиту Баш­кортостана.

Итак, принадлежность студентов-юристов к элитарным слоям оста­ется единственным критерием,.который позволяет юридическому факуль­тету БашГУ претендовать на столь высокий статус. По остальным пара­метрам нам пока далеко не только до лучших вузов Японии, но и нашей страны.

Одна из важнейших особенностей общественно-политического развития как России в целом, так и ее регионов состоит в том, что главной связующей силой общества было и остается государство. В этих условиях трудно переоценить ту роль, и соответственно, те требования, которые предъявляются к качеству самого верхнего слоя власть имущих. Касаясь проблемы подготовки кадров для высшего политического руководства страны, мы не должны упускать из виду человеческий фактор. Если рас­сматривать сквозь призму «человеческого измерения» феномен государст­ва, несостоятельность широко распространенного у нас идеала государст­ва, идеала «большой фабрики» становится очевидной. Здесь уместно на­помнить и о том, что в соответствии с этим идеалом во главе нашей стра­ны нередко оказывались руководители-хозяйственники. Подобная тенден-


ция, судя по всему, сохранится и в ближайшем будущем. И дело здесь не только в политической традиции, унаследованной от советской эпохи. Об­ратимся к дореволюционной истории российской государственности. Здесь трудно обойти вниманием такую крупную историческую личность, как Петр I . Ha' этом примере довольно явственно проявляет себя много­функциональный характер деятельности правителя России. Однако тот же Петр I вошел в историю не только как правитель, сочетающий по словам А.С. Пушкина в одном лице «и академика, и героя, и мореплавателя, и плотника». Значительно больше он известен, как царь-реформатор, поло­живший начало профессиональной армии и профессиональному чиновни­честву.

Учитывая фактор реформирования нашего общества, полагаем, что есть смысл задуматься над вопросом: не наступило ли время для подго­товки профессиональных политиков (юристов-политологов) на юридиче­ских факультетах.

Но если от идеи подготовки профессиональных политиков на юри­дическом факультете БашГУ все же суждено будет отказаться, то и в этом случае придется решать вопрос о преобразовании юридического факульте­та БашГУ в подлинно элитарное учебное заведение. Необходимость по­добного шага продиктована тем, что судьба новой Конституции Башкор­тостана самым тесным образом связана с судьбой юридического образова­ния в нашей республике. «Юрист, - как говорил Гегель, - это последний оплот государства».

В новых исторических условиях, когда появилась возможность за­фиксировать в Конституциях и то, и другое, и третье, нельзя забывать ни об уроках прошлого, содержащихся в истории своего народа, ни об исто­рическом опыте других народов. Одним из важнейших шагов на этом пути может стать коренное преобразование кадровой политики в сфере юриди­ческого образования. В этой связи заслуживает самого пристального вни­мания предложение ректора БашГУ, академика Р.Н.Гимаева, который счи­тает: «Необходимо сократить прием на юридический факультет БашГУ, чтобы он мог сосредоточиться на подготовке магистров». Возможны и другие подходы к решению указанной проблемы. Какой из них восторже­ствует, не столь важно. Главное, чтобы в XXI веке Республика Башкорто­стан имела не только реально действующую Конституцию, но и соответст­вующее международным стандартам кадровое обеспечение.


РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ГРАЖДАН НА ОБЪЕДИНЕНИЕ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

Р.С.Раянова,

зам. министра юстиции Республики Башкортостан

Одним из неотъемлемых прав человека и гражданина является право на объединение. Это право закреплено в Конституции Российской Феде­рации и Конституции Республики Башкортостан, а также в федеральном и республиканском законодательстве об общественных объединениях.

Право на объединение имеет богатую историю, оно неразрывно свя­зано с укреплением демократии и свободы. И если обратиться к россий­ской истории, видно, что когда периоды демократизации сменялись вре­менами реакции и террора, в первую очередь следовал запрет на создание общественных объединений. Именно в объединениях граждан тоталитар­ная власть видела угрозу своему режиму.

Как же определяет Конституция Республики Башкортостан 1993 го­да право граждан на объединения? Для чего нужны общественные объе­динения? Что они дают гражданам?

Ответ на эти вопросы мы находим в статье 40 Конституции Респуб­лики Башкортостан, в которой предусмотрено право граждан на объеди­нение для защиты своих интересов. Статья 4 Закона Республики Башкор­тостан «Об общественных объединениях в Республике Башкортостан» за­крепляет: общественные объединения создаются в целях удовлетворения любительских интересов, благотворительной деятельности, охраны здоро­вья населения, расширение международных связей, укрепление мира и дружбы между народами.

Как видно из приведенной статьи Закона, цели создания обществен­ных организаций многообразны. Именно поэтому в рамках общественного объединения гражданин имеет возможность реализовать широкий спектр своих интересов.

В Республике Башкортостан представлены все виды общественных объединений, предусмотренные Законом. Их деятельность направлена на удовлетворение самых разнообразных интересов граждан республики.

Так, основной целью деятельности профсоюзов является защита трудовых и социально-экономических прав и интересов своих членов. Общественные объединения инвалидов создаются для защиты прав и ин­тересов инвалидов, национальные общества - национального возрождения, в том числе культуры и традиций,


С целью удовлетворения культурных запросов создан Башкирский центр содействия народному образованию «Актамыр», Общество «Зна­ние» Республики Башкортостан, Башкирское отделение Международной федерации художников.

В Республике Башкортостан уделяется большое внимание деятель­ности общественных объединений. В первую очередь это выражается в совершенствовании законодательной базы. Только за 1998 год приняты 2 закона Республики Башкортостан в этой сфере: «О творческих работниках и творческих союзах в Республике Башкортостан» и «О национально-культурных объединениях граждан в Республике Башкортостан».

Закон «О творческих работниках и творческих союзах в Республике Башкортостан» обеспечивает правовое регулирование отношений, связан­ных с особенностями создания и деятельности творческих союзов и ассо­циаций, а также устанавливает правовые гарантии творческим работни­кам, независимо от их членства в творческих союзах,

Закон «О национально-культурных объединениях граждан в Респуб­лике Башкортостан» определяет правовые основы создания и деятельно­сти национально-культурных объединений граждан в Республике Башкор­тостан, гарантирует гражданам свободный выбор путей и форм своего на­ционально-культурного развития.

Как показывает анализ представленных в Министерство юстиции Республики Башкортостан учредительных документов различных общест­венных объединений, граждан республики волнуют вопросы развития культуры общества, сохранения самобытности и языка народов, живущих в республике. Например, в настоящее время Министерством юстиции Республики Башкортостан зарегистрировано более 10 общественных объ­единений, представляющих национально-культурные интересы народов, проживающих на территории республики. Среди них: Центр националь­ных культур «Дружба», Республиканский татарский культурный центр, Всебашкирский центр национальной культуры «Актирма», Русско-славянский национально-культурный центр Республики Башкортостан «Святыня»,  Еврейский  национально-культурный   центр  «Кохав» («Штерн») Республики Башкортостан, Республиканский национально-культурный центр белорусов и другие.

Уставами этих национально-культурных общественных объедине­ние предусматривается сохранение национальной культуры народов, ох­рана памятников истории и культуры.

Несмотря на то, что государство не вмешивается в деятельность об­щественных объединений, оно оказывает им посильную помощь, финан­сируя проводимые общественными объединениями социально значимые


мероприятия. Так, без государственной поддержки было бы невозможным проведение таких грандиозных мероприятий, как Собор русских Респуб­лики Башкортостан, Всемирный курултай башкир, Съезд татар Башкорто­стана. Помимо помощи общественно-политическим организациям идет постоянная поддержка со стороны государства культурных объединений граждан, которые вносят большой вклад в культурное воспитание наших граждан, в том числе детей.

Надо отметить, что участие человека в общественном объединении отражает его нравственные, духовные начала. К тому же любое общест­венное объединение дает гражданам возможность общения с интересными людьми, способствует самореализации личности в той или иной сфере.

Одним из массовых видов общественных объединений являются по­литические партии и массовые общественные движения. Они дают воз­можность гражданам участвовать в политической жизни, влиять на приня­тие государственных решений, в том числе на проведение выборов.

Высока политическая активность граждан республики. Например, все зарегистрированные в республике политические партии в своих уста­вах предусмотрели право выдвижения кандидатов в депутаты в представи­тельные органы власти Республики Башкортостан,

В настоящее время Министерством юстиции Республики Башкорто­стан в соответствии с Законом Республики Башкортостан «О политиче­ских партиях в Республике Башкортостан» зарегистрированы 10 полити­ческих партий: Народная партия Башкортостана, Аграрная партия Баш­кортостана, Республиканская партия «Женщины за мир, счастье детей и прогресс», Партия «Народное Единство» Республики Башкортостан, Ком­мунистическая партия Республики Башкортостан, Башкирская региональ­ная организация «Партии самоуправления трудящихся», Башкирское ре­гиональное отделение Партии Российского Единства и Согласия, Регио­нальная организация Либерально - Демократической Партии России в Республике Башкортостан, Партия справедливости и порядка Республики Башкортостан и Башкирская региональная организация Российской На­родно-Республиканской Партии.

Кроме того, в соответствии с Законом Республики Башкортостан «Об общественных объединениях в Республике Башкортостан» зарегистриро­вано 286 общественных объединений, в том числе; благотворительных - 7;

национально-культурных - 20; ветеранских - 12; спортивных - 43; женских - 7; детских - 5, молодежных - 36 и т.д.

Зарегистрированы союзы и ассоциации студентов, молодежных объ­единений, уставы которых также предусматривают разнообразные на­правления деятельности в общественной, социальной и политической


жизни, это Союз демократической молодежи Башкортостана, Союз сту­дентов Республики Башкортостан, Союз башкирской молодежи. Союз та­тарской молодежи «Азатлык», Русское молодежное объединение «Единст­во» и другие.

Как видно, общее количество зарегистрированных общественных объединений немалое. К тому же их бурный рост приходится именно на последние годы, период перехода на новую модель экономического и по­литического развития общества. Этот факт является закономерным и от­ражает мировую и общероссийскую тенденцию.

Министерство юстиции Республики Башкортостан ведет регистра­цию общественных объединений с республиканским статусом, руково­дствуясь принципом: общественная организация должна быть зарегистри­рована, если ее деятельность не противоречит закону,

Однако не следует забывать, что при создании общественного объе­динения имеются и определенные ограничения. Так, согласно Закону Рес­публики Башкортостан «Об общественных объединениях в Республике Башкортостан» не допускается создание и деятельность общественных объединений, имеющих целью и методом действия: насильственное изме­нение конституционного строя Республики Башкортостан, создание обще­ственных вооруженных формирований, занятие коммерцией как основ­ным видом деятельности.

Законом на Министерство юстиции Республики Башкортостан воз­ложено осуществление контроля за соответствием деятельности общест­венных объединений действующему законодательству. При этом выявле­ны отдельные нарушения, способствующие разжиганию национальной и религиозной розни.

Примечательной особенностью нашего времени является бурный рост числа религиозных организаций. В Конституции Республики Баш­кортостан закреплено право граждан на свободу совести и вероисповеда­ния, на распространение религиозных убеждений, а также на равенство перед законом всех граждан, независимо от отношения к религии. Это по­ложение является основополагающей нормой международного права, со­держится во Всеобщей декларации прав человека и иных международных нормативных актах.

В Республике Башкортостан свое развитие и воплощение право на свободу совести и вероисповедания нашло в Законе Республики Башкор­тостан от 16 июля 1998 года «О свободе совести и вероисповедания в Рес­публике Башкортостан». Целью принятия этого закона явилось законода­тельное закрепление прав граждан на исповедание религиозных убежде­ний, совершение обрядов, стремление содействовать достижению взаим-


ного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и ве­роисповедания.

На сегодняшний день в Республике Башкортостан действуют 6 рели­гиозных центров: Центральное духовное управление мусульман России и Европейских стран СНГ; Уфимское Епархиальное управление Русской Православной Церкви; Духовное управление мусульман Республики Баш­кортостан; Уральский управленческий региональный центр Новоапо­стольской Церкви; Региональное отделение Пятидесятнических церквей Христиан Веры Евангельской; Объединение церквей евангельских хри­стиан-баптистов Республики Башкортостан.

Общее число зарегистрированных религиозных организаций- 628, в том числе 2 монастыря Русской Православной Церкви, 5 медресе, 4 инсти­тута. Кроме этого, действуют 15 мухтасибатов ДУМРБ, 12 благочинных округов Уфимского Епархиального управления.

Из этого обзора можно сделать вывод, что в Республике Башкорто­стан конституционно закреплено и последовательно реализуется право че­ловека и гражданина на объединение.

Полагаем, что только на основе строгого и неуклонного соблюдения права граждан на объединение возможно движение к подлинно правовому и демократическому государству.