Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

institutiones

/Do

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РАН

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРАВОВОЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

В.В. ЛУНЕЕВ

ЮРИДИЧЕСКАЯ СТАТИСТИКА

Учебник

дар института "открытое общество"

(Фонд сороса ) • программа " право "

МОСКВА ЮРИСТЪ

1999


УДК 311:34 (075.8)

ББК 67.5

Л84

Лунеев В.В.

Л84 Юридическая статистика: Учебник. – М.: Юристъ, 1999. -400с.

ISBN 5-7975-0156-2

Учебник подготовлен применительно к наиболее полным учебным программам по юридической (правовой) статистике для юридических вузов и факультетов, в которых отражены все основные темы, необходимые для профессионального статистического анализа социально-правовой и криминологической действительности. Широко представлен методический аспект, что дает возможность на высоком уровне организовать сбор, сводку, группировку и анализ статистических данных. Подробно описываются официальные учет и отчетность правоохранительных органов, судов и других юридических учреждений; представлен материал о выборочном наблюдении и социологических методах сбора юридически значимой информации, о статистических возможностях комплексного анализа преступности, судимости и других юридически значимых явлениях.

Для студентов и аспирантов юридических вузов и факультетов, а также для практических работников правоохранительных органов, судов и других юридических учреждений.

УДК 311:34 (075.8) ББК 67.5

ISBN 5-7975-0156-2

©«Юристъ», 1999 ©В.В. Лунеев, 1999


ПРЕДИСЛОВИЕ

Юридическая (правовая, судебная, уголовная) статистика традиционно входит в набор обязательных учебных дисциплин при подготовке специалистов с высшим юридическим образованием. Это обоснованно, поскольку для всех гуманитарных наук, включая и юридические, статистика – важнейший метод изучения социальных реалий. Юристы уголовно-правовой, гражданско-правовой, административно-правовой и иной специализации в своей практической деятельности имеют дело не только с конкретными юридическими фактами, но с массовыми юридически значимыми явлениями и процессами, статистический анализ которых – необходимое условие их профессиональной деятельности, особенно управленческой. Тем не менее юридическая статистика в силу определенных объективных и субъективных причин пока не заняла своего места в юридической науке и практике.

На протяжении шести десятилетий в нашей стране статистическая информация о нравственном, социально-правовом и криминологическом состоянии общества имела грифы «секретно» и «совершенно секретно» и относилась к служебной и государственной тайне. Ее разглашение преследовалось в уголовном порядке. Юридическая наука и практика были фактически отлучены от объективного анализа правовой действительности. Он подменялся идеологическими установками, в подтверждение которых использовались лишь «выгодные властям» отрывочные статистические данные позитивного характера. Негативная социально-правовая и криминологическая информация, доминирующая в юриспруденции, оказывалась ненужной, хотя ее сбор никогда не прекращался. Статистический анализ сводился к упрощенному расчету некоторых относительных величин (процентов). Статистические методы, обладающие огромными аналитическими возможностями, оставались не востребованными.

В учебниках по судебной статистике (именно это не совсем корректное название использовалось в советское время) рассмотрение статистических методов производилось либо на условных данных, либо на статистике капиталистических стран, которая обычно представлялась в виде статистических усреднений, якобы прикрывающих классовые противоречия в обществе в целях обмана народных масс. В этих условиях многие поколе-

ния отечественных юристов, во-первых, объективно не могли пользоваться статистическими данными, во-вторых, не владели статистическими методами анализа должным образом, в-третьих, не видели в использовании статистики особой нужды, так как идеологизированная юридическая наука и практика «успешно» развивались на основе логико-правовых методов анализа.

В настоящее время статистические сведения социально-правового и криминологического характера являются открытыми. В стране декларировано строительство правового демократического государства и прагматического общества с рыночной экономикой, которые не могут обходится без систематического профессионального анализа социально-правовых и криминологических реалий. Без надежной опоры на фактические (статистические и социологические) данные юридические науки легко попадают в плен логико-догматических представлений, которые, имея важное значение во внутреннем правовом анализе, малопригодны при изучении соотношений права с жизнью. Дело в том, юриспруденция, в отличие от других социальных наук, кроме фактической реальности имеет еще одну реальность -писаную (законы, другие нормативные акты, судебные решения, живущие своей относительно самостоятельной жизнью), которая далеко не всегда адекватно отражает фактическую реальность, но способна в юридических изучениях подменить ее логико-правовыми умозаключениями.

Чисто логическое мышление не может принести знания эмпирического мира. Он познается в опыте на основе реальных фактов. Изучение фактической реальности, формируемой на основе действующих норм права или на основе его пробелов, требует овладения статистическими и социологическими методами. Только с их помощью можно изучать преступность, судимость, административные правонарушения, гражданско-правовые споры и другие социально-правовые явления и процессы. Статистический анализ этих массовых явлений и процессов позволяет выявить законы их распределения и динамики, получить другую важную информацию, необходимую для совершенствования отношений рационального общества. До сих пор не перестали быть актуальными слова К. Маркса, сказанные им более ста лет тому назад. «Как бы ни выглядели сухо эти выстроенные тесными колонками в официально напечатанном документе, – писал он о данных криминальной статистики в работе "На-

селение, преступность и пауперизм", – они в действительности дают больше ценного материала для истории ... нежели томы, полные риторической чепухи и политической болтовни»1.

Глубокому овладению статистическими методами сбора, сводки, группировки и анализа фактических данных и служит настоящий учебник.

Содержание учебника отражает обобщенную программу курса правовой статистики, преподаваемого в различных юридических вузах, и изменения в деятельности юридических учреждений и законодательстве, которые произошли в стране за последние годы. Принятие Гражданского (часть первая вступила в действие с 1 января 1995 г., часть вторая – с 1 марта 1996 г.) и Уголовного (вступившего в силу с 1 января 1997 г.) кодексов существенно изменило документы первичного учета и отчетности судов, прокуратуры, милиции, других правоохранительных органов и иных юридических учреждений, занимающихся уголовно-правовой, гражданско-правовой и административно-правовой статистикой. С 1997 г. в правоохранительных органах и судах введены новые формы учета и отчетности. Соответствующие изменения в правовой статистике происходят также в связи с переходом на безбумажную систему учета правозначимых явлений и процессов с широким использованием электронно-вычислительной техники. В Российской Федерации ныне действуют около двухсот государственных, ведомственных (прокуратуры, МВД, ФСБ, МО, ФПС) и коммерческих высших юридических учебных заведений, в каждом из которых учебные планы и программы имеют те или иные особенности, отражающие специфику конкретной вузовской подготовки. Эти особенности имеются и в учебных программах по юридической (правовой, судебной) статистике. В одних вузах она преподается в относительно полном объеме, в других – в сокращенном. Предлагаемый учебник написан применительно к наиболее полным учебным программам по юридической статистике, в которых отражены все основные темы, необходимые для профессионального статистического анализа социально-правовой и криминологической действительности. В связи с этим учебник может быть использован в любом юридическом вузе в том объеме, в каком в нем предусмотрено преподавание юридической статистики.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 513.

В настоящем учебнике по сравнению с учебниками прошлых лет расширен методический аспект, дающий возможность на высоком уровне организовать сбор, сводку, группировку и анализ статистических данных. В нем дается подробное описание действующего статистического учета и отчетности в правоохранительных органах, судах и других юридических учреждениях. Потребность в дополнительных данных, которые отсутствует в официальной отчетности, может быть удовлетворена путем их получения в специально организованном обследовании. В этих целях в учебник введены главы о выборочном наблюдении и социологических методах сбора юридически значимой информации. Значительно расширены главы об относительных, средних величинах, индексах, динамических, вариационных и параллельных рядах, о расчете различных коэффициентов взаимосвязи между статистическими показателями. Учебник завершается главой о статистических возможностях комплексного анализа преступности, причин преступности, личности правонарушителей, мотивации преступного поведения, судимости, деятельности правоохранительных органов, гражданского судопроизводства и других юридически значимых массовых явлений.

Учитывая недостаточную математическую подготовку юристов (в ныне действующих учебных планах юридических вузов впервые предусмотрены курсы математики и информатики), все вопросы в учебнике рассматриваются на доступных реальных примерах уголовно-правовой, криминологической, гражданско-правовой, административно-правовой и иной социально-правовой статистики с полным и последовательным расчетом практически всех имеющихся статистических величин, индексов, коэффициентов и других показателей, что может оказать непосредственную помощь студентам и другим специалистам в применении статистических методов в своей работе.

Учебник представляет интерес не только для студентов, но и для аспирантов юридических учебных заведений, а также для практических работников правоохранительных органов, судов и других юридических учреждений.

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. ПРЕДМЕТ И ИСТОРИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКИ

Глава 1. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКИ

§ 1. Общее понятие статистики и ее отраслей

Появление слова «статистика» и современное понимание этого слова разделены историей почти на 100 лет. Статистические методы анализа массовых явлений впервые применили в XVII в. английские «политические арифметики» Дж. Граунт (1620-1674) и У. Петти (1623-1687): первый – при изучении движения населения в Лондоне, а второй – при исчислении народного богатства, дохода, численности и состава населения. Применяя статистические методы, они не употребляли слова «статистика». В научный оборот его ввел немецкий профессор Г. Ахенваль, который в 1746 г., начиная читать в Мордургском университете новую научную дисциплину, назвал ее «статистикой». Будучи основателем немецкой описательной школы, он полагал, что содержание новой учебной дисциплины, которую он рассматривал как отрасль государствоведения, состоит в описании политического состояния государств. Для ее названия латинские и итальянские слова о государстве (statusсостояние, положение; statoгосударство и statista – знаток государства) могли иметь определяющее значение.

В конечном итоге словом «статистика» в середине XVIII в. стали называть фактические сведения о государствах. К таким сведениям относились данные о численности и движении населения государств, их экономике, территориальном делении и т. д. Со временем содержание этого термина усложнялось, расширялось и уточнялось. Кроме совокупности количественных данных, под статистикой стали понимать процесс ее ведения, науку о массовых явлениях, предмет ее преподавания.

Современное понимание термина «статистика» (нем. Statistik, англ, statistics) носит в основе своей троякое значение.

Первое. Статистика как совокупность сведений о массовых явлениях в обществе и природе: статистика населения, статистика разводов, статистика торговли, статистика жилищного строительства, статистика преступлений, статистика самоубийств, статистика успешности хирургических операций, статистика миграции птиц, статистика физических процессов (статистическая физика) и т. д. Эти конкретные количественные величины, абсолютные и относительные, раскрывают уровень, динамику или структуру того или иного массового явления.

Второе. Статистика как вид практической деятельности по сбору, обработке, анализу и обнародованию количественной информации. Это непосредственный учет экономических, демографических, социальных, юридических и других массовых явлений, а также формируемая на его основе периодическая отчетность о них на различных стадиях обобщения, в том числе и публичного. Возьмем, к примеру, процесс фиксации рождений и смертей в ЗАГСе, обобщение этих сведений за квартал или год и представление их в вышестоящие административно-территориальные образования вплоть до федерального центра, где Госкомстат РФ сводит их воедино и публикует в статистических сборниках.

Третье. Статистика как отрасль знаний, в которой излагаются теоретические вопросы сбора, сводки, группировки, измерения и анализа количественных сведений о массовых явлениях. Эта отрасль знаний представляет собой самостоятельную науку и соответствующую ей учебную дисциплину. Рассматриваемая наука включает в себя общую теорию статистики и научные основы ее отдельных отраслей, – экономической, демографической, социальной, юридической.

Между разными значениями термина «статистика», понимаемыми как совокупность сведений, вид практической деятельности или научная дисциплина, существует неразрывная связь как между любой наукой, ее практическим применением и отдельными научными фактами. Тем не менее надо иметь в виду, исторически сложившееся троякое употребление термина «статистика», чтобы адекватно оценивать его значение в конкретном контексте.

Если, например, говорится о статистике женской преступности на основе доли женщин в структуре выявленных правонарушителей (12% – в 1960 г., 17% – в 1996 г.), то это не более как

10

статистический факт об удельном весе данной преступности и его динамике за последние 30 лет. Если речь идет о карточках первичного учета преступлений, обобщении имеющихся в них данных в различных формах отчетности, то здесь мы имеем дело со статистикой как видом практической деятельности. Если обсуждаются методы сбора, сводки и анализа количественных показателей, то в данном случае слово «статистика» употребляется в значении науки или учебной дисциплины.

Последнее значение является обобщающим и оно, в конечном итоге, включает в себя и статистические факты, и практику учета и отчетности о деятельности тех или иных учреждений. В науке такие случаи нередки. Особо широко это распространено в психологической науке. Термин «психология» применим как к науке в целом, так и к ее отдельным отраслям, видам деятельности и характеристике личности: медицинская психология, психология спорта, юридическая психология, психология предварительного следствия, психология допроса, психология судьи, психология заключенного и т. д.

Статистика как теоретическая дисциплина представляет собой самостоятельную науку, которая изучает количественную сторону массовых явлений в целях раскрытия их качественного своеобразия и закономерностей их развития в конкретных условиях места и времени. Статистическая наука – один из самых могущественных методов социального познания. В силу этого ее, как правило, относят к общественным наукам. Но статистические методы с теми или иными особенностями применимы не только к массовым общественным, но и к естественным явлениям и процессам. С помощью статистики можно изучать любые массовые совокупности, и поэтому ее, как и математику, следует отнести к наукам универсального характера. Не случайно есть такие подотрасли, как математическая статистика или статистическая физика. Статистические методы, применяемые в естественных науках (в физике, химии, биологии и других) имеют существенные особенности, которые не всегда применимы в статистике общества. Поэтому можно говорить о статистке как науке в двух ее приложениях, как науке универсальной и общественной. В предлагаемом учебнике речь пойдет о статистике как общественной гуманитарной науке.

Диапазон массовых общественных явлений, исследуемых статистическими методами, практически неограничен. Они могут

11

использоваться при изучении самых разных сторон социальной жизни. Количественные показатели промышленности, сельского хозяйства, транспорта, торговли входят в экономическую отрасль статистики; данные о численности населения, рождаемости, смертности, миграции – в демографическую; сведения о печати, науке, культуре, искусстве -- в культурную; показатели уровня жизни, заработной платы, медицинского обслуживания, пенсионного обеспечения – в социальную и т. д. Они представляют отраслевые разделы статистической науки. Эти разделы соотносятся между собой как перекрещивающиеся логические круги, у которых есть общие «поля».

Практическое значение статистики общественных явлений и процессов имеет государственное и международное значение. В настоящее время трудно себе представить жизнь и деятельность человеческого сообщества, отдельного государства и конкретного предприятия вне статистических обобщений и статистической информации. Человеческое общество вступило в век информатики, без которой оно существовать уже не может. В связи с этим в России в 1996 г. была принята Федеральная целевая программа «Развитие статистики в 1997–2000 гг.». Она преследует цели формирования информационных ресурсов в соответствии с потребностями органов власти и других пользователей статистических данных; разработки системы показателей и методов организации статистического наблюдения за юридическими лицами; развития Единого государственного регистра предприятий и организаций; обеспечения сопоставимости статистических данных в межведомственном, межрегиональном и межгосударственном обмене и др.

Отрасль статистической науки, изучающая количественные показатели деятельности милиции, прокуратуры, судов, исправительных заведений, арбитража, адвокатуры, нотариата и других учреждений, где решаются юридические и юридически значимые вопросы, именуют правовой статистикой. Это название в СССР и России утвердилось в 80-е гг.1 До этого она, как правило, называлась судебной статистикой2.

' См.: Правовая статистика / Под ред. НА Осетрова. М., 1980; Правовая статистика / Под ред. З.Г. Яковлевой. М., 1986.

2 См.: Герцензон А.А. Судебная статистика. М., 1948; Остроумов С.С. Советская судебная статистика. М., 1976.

12

Судебная статистика была заменена на правовую в связи с тем, что первое название оказалось не совсем адекватным. Вначале судебная статистика была фактически уголовно-правовой и отражала, как правило, только деятельность уголовного правосудия, так как до 60-х гг. в нашей стране учитывалась не преступность, а судимость. Со временем под названием «судебная статистика» стали подразумеваться не только результаты деятельности судов, как это вытекало их ее названия, но и работы других юридических органов. В целях преодоления возникшего противоречия предлагалось вместо единого понятия «судебная статистика» ввести два: «уголовно-правовая (моральная)» и «гражданско-правовая» статистика. Однако и это не решало вопроса по существу. Поэтому в последние годы условно обобщающее понятие «судебная статистика» стало вытесняться более широким понятием «правовая статистика».

Новый термин более точен, но и он ныне не отражает в полной мере статистику всей деятельности юридических учреждений. Термин «правовая статистика» в своем строгом понимании не охватывает таких аспектов юридической деятельности, как статистическое изучение элементов предмета криминологии (причины преступности, личность преступника, меры предупреждения преступлений), элементов криминалистики (способы совершения преступления и методы их раскрытия), элементов делик-тологии (обстоятельства совершения правонарушений) и т.д., которые не входят ни в уголовно-правовую, ни в админстратив-но-правовую, ни в гражданско-правовую, ни в какую иную правовую статистику. Поэтому правильнее называть отрасль статистической науки, имеющую дело с количественными показателями правовой и иной юридически значимой деятельности, юридической статистикой. Эта идея была впервые высказана С.С. Остроумовым. Правда, его предложение было альтернативным: назвать рассматриваемую нами отрасль статистики «правовой» или «юридической»1. Судя по всему, он больше склонялся к термину «правовая статистика».

Понятие «юридический» (от лат. juridicus – судебный) в русском привычном словоупотреблении шире понятия «правовой». Юридическое образование, например, включает в себя необходимую систему профессиональных знаний, выходящих за пре-

Остроумов С.С. Указ. соч. С. 409.

13

делы сугубо правовых дисциплин: криминологию, криминалистику, деликтологию, юридическую психологию и т. д. Было бы целесообразно именовать отрасль статистической науки, обслуживающую различные стороны юридической деятельности, не судебной, не правовой, а именно юридической статистикой.

§ 2. Исторический очерк становления статистики

Статистика как учет возникла из практических нужд людей. В такой форме она появилась еще в Древнем мире, когда для сбора налогов, несения военной службы и других целей надо было учитывать население и его движение. В Средние века возникает необходимость в учете имущества, земельных угодий, внутрихозяйственных доходов и расходов. Все эти формы примитивного учета преследовали сугубо практическую цель, но именно они предопределили научное будущее статистики.

Экономическая статистика как наука, а именно она была прародительницей всей статистической науки, стала зарождаться в процессе становления капиталистических рыночных отношений, когда появилась реальная повседневная потребность в информации о состоянии производства товаров, источниках сырья, рынках труда и сбыта продукции. В связи с этим уже в XVI в. в Италии, Голландии и других государствах стали издаваться статистические сборники о населении, промышленности, сельском хозяйстве, торговле, путях сообщения тех или иных стран. Дальнейшее развитие капиталистических отношений потребовало знания статистики рождаемости и смертности населения, более глубокого освещения хозяйственной жизни стран, разработки методов сбора и обработки первичных статистических материалов, выявления реальных статистических тенденций и закономерностей экономического и общественного развития. Все это составило фактические предпосылки для развития статистики как науки. Ею начинают заниматься математики, астрономы, «политические арифметики», из которых потом выросли первые статистики.

Англичанин Дж. Граунт, занимавшийся главным образом торговым делом, проанализировал бюллетени смертности населения Лондона и в 1662 г. представил результаты своих исследований в научное Лондонское королевское общество. Он констати-

14

ровал, что существует устойчивое соотношение между числом новорожденных мальчиков и девочек (14/13); ряд болезней и несчастных случаев имеет постоянную долю среди всех причин смерти; каждый год мужчин умирает больше, чем женщин и другие статистически устойчивые отношения1. Полученные данные свидетельствовали о существовании демографических закономерностей и определенных методов для их выявления. Заметный вклад в развитие теории статистики внес последователь Граунта английский экономист У. Пегги (XVI в.), написавший трактаты о налогах и сборах, о политической арифметике и др.2

Особая роль в развитии научной статистики (экономической, демографической и моральной) принадлежит бельгийскому математику, астроному и социологу А. Кетле (1796-1874), который организовал Центральную бельгийскую статистическую комиссию и Первый международный статистический конгресс (Брюссель, 1853 г.) и доказал, что некоторые массовые общественные явления (рождаемость, смертность, преступность и др.) подчиняются определенным статистическим закономерностям3.

Среди российских статистиков, которые внесли серьезный вклад в развитие научной статистики, следует назвать Д.П. Жу-равского, Ю.Э. Янсона, А.А. Чупрова и многих других.

Д.П. Журавский (1810-1856) – автор ряда статистических работ, среди которых особое место занимают статистические описания Киевской губернии, Киевского учебного округа и другие работы. Он одним из первых оценил большое значение метода статистических группировок, рассматривал статистику как науку «категорического вычисления», подчеркивал необходимость для всех отраслей знаний иметь «свою численную сторону, свойственную существу каждой»4.

Ю.Э. Янсон (1835–1893) – русский статистик и экономист, член статистического совета МВД, член-корреспондент Российской академии наук (1892), член многих заграничных научных обществ. Он занимался разработкой теории и истории статисти-

1 См.: Иванов Л.О. Предмет моральной статистики в историческом аспекте // Сов. государство и право. 1990. № 4. С. 66.

2 См.: Петти У. Экономические и статистические работы. М., 1940.

1 См.: Кетле А. Человек и развитие его способностей. СПб., 1865; Его же. Социальная система и законы, ею управляющие. СПб., 1866.

4 Журавский Д.П. Статистическое описание Киевской губернии. Т. 1-3. Киев, 1852; Его же. Об источниках и употреблении статистических сведений. М., 1946.

15

ки, сравнительной статистикой России и западноевропейских государств, организовал первые выпуски статистического ежегодника С.-Петербурга и руководил двумя переписями населения Петербурга (в 1881 и 1890 г.), которые явились образцом городских переписей1.

Чупров АЛ. (1874-1926) – основоположник современной системы преподавания статистики, член-корреспондент Российской академии наук и член многих международных обществ. Он организовал семинар по статистике, который явился школой многих русских статистиков – «чупровцев». Особая заслуга принадлежит ему в разработке статистических теорий причинности, вероятности, корреляции, закона большого числа и других2.

История общей теории статистики далеко не исчерпывается сказанным. Ее развитие продолжается до настоящего времени. В мире существует масса статистических школ, отраслей и направлений. Их анализ не входит в задачу данного учебника. Важно отметить другое: основы теории статистики как науки были разработаны еще в XV1-XVH1 вв. и в этой работе заметное место принадлежит отечественным ученым.

§ 3. История развития юридической статистики как науки

Первые научные высказывания в области юридической (моральной, уголовной, судебной) статистики относятся к XVIIXVIII вв. Но лишь в первой половине XIX в. стала развиваться морально-статистическая теория. Ее родоначальники в России -А.Н. Радищев, во Франции – А. Герри, в Бельгии – А. Кетле.

Наибольшую известность в мире приобрели работы А.Кетле, которого обычно называют «отцом моральной статистики». Он действительно много сделал для развития не только общей теории статистики, но и статистики преступности. С его именем связаны философия позитивизма, теория факторов в криминологии, которые вытекали из его статистических упражнений. Основные положения статистики преступности и других негативных явлений изложены в книге «Sur L/homme et le deve-

1 См.: Янсон Ю.Э. Теория статистики. СПб., 1913.

г См.: Чупров А.А. Очерки по теории статистики. М., 1959; Его же. Основные проблемы теории корреляции. М., 1959.

16

loppement de ses facultes, ou essai de physique sociale» («О человеке и развитии его способностей, или опыт социальной физики») в 1835 г. «Во всем, что касается преступлений, – писал он, – одни и те же числа воспроизводятся с поразительным и не подлежащим сомнению постоянством... Это постоянство, с которым одни и те же преступления из года в год совершаются в том же самом порядке и влекут за собой в одинаковых размерах одни и те же наказания, есть один из излюбленнейших фактов, какие сообщает нам статистика уголовных судов... Печальное положение человеческого существования! Мы наперед можем вычислить, сколько индивидуумов обагрит свои руки в крови себе подобных, сколько будет подделывателей, сколько отравителей, почти так же, как можно вычислить количество рождений и смертей, которые должны иметь место»1. В более раннем труде «Расчет вероятных преступлений» (1829 г.) он, по свидетельству высоко чтившего его К. Маркса, с удивительной точностью предсказал не только число, но и различные роды преступлений, которые будут иметь место во Франции в 1830 г.2

Отдавая дань уважения заслугам А. Кетле, нельзя забывать о приоритете наших отечественных ученых. Тридцатью годами раньше Кетле в работе «О законоположении» (1802 г.) А.Н. Радищев пришел к исключительно важным выводам о роли уголовной статистики. Он не просто констатировал печальные тенденции преступности, а предложил основные направления использования статистических закономерностей в правотворческой работе. Радищев писал, что для разработки новых законов необходим полноценный статистический материал, правдиво освещающий преступность, ее причины, деятельность правосудия и другие правовые и экономические вопросы, что только на основании таких данных «можно почерпнуть мысли для будущего законоположения»3.

Решение этого вопроса он видел в необходимой организации статистического наблюдения (т. е. учета и отчетности) за правовым и экономическим положением России во всех губерниях и присутственных местах. Мыслитель полагал, что на основе «ведомостей о преступлениях уголовных» можно будет изучать пре-

1 Цит. по: Герцензон А.А. Советская уголовная статистика. М., 1937. С. 27-28.

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 525-536.

1 Радищев А.Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. М., 1952. С. 460.

17

187

-аи. осуд. ^>ч Ь я о Л ч i / _- ц * \

ступность, ее причины, для чего предложил перечень сведений, которые необходимо собирать и которые до сих пор не потеряли актуальности. «Сим ведомости должны заключать в себе: 1) происшествие, как совершалось преступное дело; 2) какое было побуждение или какая причина к совершению деяния; 3) какие употреблены были средства к обнаружению истины; 4) какие были доказательства, что преступление было совершено; 5) каким законом руководствовались судьи в решении дела, т. е. то ли сие происшествие именно, которое в законе означено; 6) какое положено было преступнику наказание»1.

Ценность этих данных он видел в закономерностях их динамики по годам и распределении по видам преступлений, а также другим важным признакам. Поэтому он предлагал собирать и изучать уголовно-статистические данные за большой промежуток времени, так как «имея перед собой судопроисшествия разных годов и разных областей обширной России, ясно видно будет: какие побуждения к содеянному преступлению или начатой тяжбе... Видя источники тяжбы и преступления ... тому и другому найти иногда возможно будет преграду»2.

Приоритет идей А.Н. Радищева очевиден. Он первым затронул сущность важнейших статистических методов: статистического наблюдения, сводки и группировки данных о преступности и их количественного и качественного анализов в целях законотворчества и организации борьбы с преступностью. Анализируемая работа была представлена Радищевым в комиссию по выработке законов, куда его пригласил сам царь. Однако его идеи не были услышаны и реализованы. Их ценность неоспорима. Но к великому сожалению, в полной мере они остаются не реализованными до настоящего времени. Достаточно сказать, что в основе разработки УК РФ 1996 г. не было никакого специального статистического и криминологического анализов и прогнозов.

Следом за работой Радищева академик Российской академии наук К.Герман произвел первое статистическое исследование «Изыскание о числе самоубийств и убийств в России за 1819 и 1820 гг.», с изложением которого он выступил на заседании академии 17 декабря 1823 г., т. е. на семь–десять лет раньше выхода

'Там же. С. 461. 2 Там же.

18

основных работ А. Кетле. Это исследование не только не было услышано, но было признано министром просвещения А.С. Шишковым вредным и недопустимым к опубликованию. Оно обнародовано только в 1866 г. в Журнале министерства юстиции (т. XXX, ч. II). Так из-за российской бюрократии был утрачен приоритет отечественной науки. Но статистико-юрщщческие идеи тех лет не потеряли своей значимости до настоящего времени1.

Так получилось, что юридическая статистика долгое время разрабатывалась под именем «моральная», в структуре которой основное место занимала уголовная статистика. Это связано не столько с особым интересом исследователей к делам криминальным, сколько с тем, что практический учет преступлений, самоубийств, пьянства и других форм отклоняющего поведения был поставлен гораздо лучше, чем иных правовых и юридических явлений.

Понятие моральной статистики впервые появилось в 1833 г. в работе французского статистика А. Герри «Исследования моральной статистики во Франции»2. Предполагалось, что моральная статистика включает в себя статистические сведения о преступности и иных явлениях, отражающих уровень морали в обществе. Хотя сведения о преступности и судимости составляли основное ядро моральной статистики, она не была названа уголовно-правовой, криминальной или судебной.

Уголовно-статистическими исследованиями занимались не специалисты уголовного права, а философы, моралисты, математики, астрономы и статистики, главным образом, позитивистской школы, для которых законы развития преступности, которая учитывалась лучше всего, являлись серьезной иллюстрацией в научных обобщениях. Криминалисты сторонились статис-

' Следует упомянуть также интересные и ценные работы прошлого, подготовленные M.ff. Орловым и Л.И. Хвостовым «Материалы для уголовной статистики России» (1860), П.Н. Ткачевым «Уголовно-статистические этюды» (1863), Н.А.Неклюдовым «Уголовно-статистические этюды» (1865), Е.А. Анучиным «Материалы для уголовной статистики России» (1866 и 1873).'Особое значение имеют многочисленные труды крупнейшего русского судебного статистика Е.Н. Тарновского, опубликовавшего множество работ в Журнале Министерства юстиции в 1899–1915 гг. Среди них: «Движение преступности в Европейской России за 1874–' 894 гг.», «Помесячное распределение главнейших видов преступности», «Статистические сведения об осужденных за государственные преступления в 1905-1912 гг.» и др.

2 GuerryA.M. Essay sur la statistique moral de la Franse. P., 1833.

19

тики. Они руководствовались нормативизмом господствовавшей тогда «классической школы уголовного права», которая исключала эмпирику и изучение закономерностей развития преступности, а рассматривала преступление как продукт свободной воли человека. По сравнению со средневековой ответственностью за связь субъекта преступления с дьяволом, это было шагом вперед. Но в то же время теория свободной воли в своем первоначальном варианте исключала детерминацию человеческого поведения, а следовательно, и не нуждалась в изучении социальных

закономерностей.

Определений моральной статистики было много. На Международном статистическом конгрессе в Гааге в 1857 г. Кетле насчитал 180 вариантов1. Типичное определение тех лет: «Моральная статистика занимается статистическим исследованием массовых явлений морального значения человеческой жизни»2. Однако сам круг показателей морального значения каждый автор понимал по-своему. Далеко не полный перечень разделов статистики, которые различные авторы относят к сфере «моральной», приводит А.А. Герцензон: преступления, наказания, браки, разводы, рождаемость, в частности, внебрачная, аборты, подкидывание младенцев, венерические болезни, наркомания и алкоголизм, перемена религии, сектантство, религиозные обряды, распространение филантропических обществ, проституция, торговля женщинами, продажа игральных карт, самоубийства, неуважение к частной собственности и т. д.3 Один лишь неполный перечень возможных разделов моральной статистики показывает, что абсолютное большинство их не имеет прямого отношения к уголовно-правовой статистике, многие --к моральной. Именно поэтому споры о моральной статистике были долгими и не всегда продуктивными.

М.Н. Гернет, посвятивший проблеме моральной статистики многие работы и впервые (в 1918 г.) в России организовавший отдел моральной статистики в ЦСУ, пишет: «Рассмотрение трудов по моральной статистике показывает некоторое несоответствие этой дисциплины вкладываемому в нее содержанию. Но термин "моральная статистика" настолько укрепился, что от него

1 См.: Анциферов А.Н. Курс элементарной статистики. Харьков, 1911. С. 5.

2 Lexis. Moralstatistik. Handworterbuch der Staatswissenschaft. В., 1900. Bd. V.

S. 865.

• • " -^----------„.™„а г 47-43.

не отказываются»1. В другой своей работе, после подробного анализа различных воззрений на моральную статистику, он заключает: «Нам кажется, что если порывать с названием "моральная статистика", то следует заменить его не одним каким-нибудь другим, а целым рядом названий, и говорить об "уголовной статистике", о "статистике самоубийств", о "статистике потребления алкоголя" и пр. Только в этом случае мы избегаем в названии расплывчатости, неопределенности и излишней, не отвечающей действительному содержанию широты или узости термина»2.

История распорядилась по-другому. В 1930-1990 гг. сведения о преступности, судимости и деятельности правоохранительных органов, а также другие показатели моральной статистики в СССР были засекречены, хотя сама работа по сбору данных, особенно уголовно-правовой статистики, никогда не прекращалась. Не прекращалось и преподавание судебной статистики (уголовно-правовой и частично гражданско-правовой) в юридических вузах. Юристы изучали статистику по учебникам А.А. Гер-цензона (издания 1935, 1937, 1939, 1948 гг.) и С.С. Остроумова (издания 1949, 1952, 1954, 1960, 1970, 1976 гг.). Все эти издания не были стереотипными. От издания к изданию они совершенствовались, углублялись и приспосабливались к актуальным потребностям борьбы с преступностью. Военные юристы осваивали статистику по учебнику А.А. Герцензона «Военно-судебная статистика» (1946), а с началом изучения военной криминологии военно-уголовная статистика стала преподаваться в виде самостоятельного раздела криминологии «Судебная статистика. Методика криминологических исследований»3.

В этот период, особенно с середины 60-х гг., когда была восстановлена в правах криминология, не прекращалась и исследовательская работа по уголовной статистике, хотя она, как правило, была закрытой. В данной области трудились А.С. Шляпочников, Н.Н. Кондрашков, М.М. Бабаев, Ю.Д. Блувштейн и другие авторы. Особо широко статистические методы использо-

).

См.: Герцензон А.А. Судебная статистика. С. 42-43.

20

1 Гернет М.Н. Моральная статистика. М., 1922. С. 11.

2 Гернет М.Н. Определение моральной статистики // Моральная статистика 20-х гг. Серия «История статистики». Вып. 2. М., 1990. С. 11.

3 Лунеев В.В. Советская криминология (причины, предупреждение и методы изучения преступлений военнослужащих): Учебное пособие. М., 1978. С. 195–291; Его же. Криминология. Причины, предупреждение и методы изучения преступности в Вооруженных Силах СССР: Учебник. М., 1986. С. 239-348.

21

вались в криминологических исследованиях Г.А. Аванесовым, А.А. Герцензоном, А.И.Долговой, К.Е. Игошевым, И.И. Карпе-цом, Н.Ф. Кузнецовой, В.Н. Кудрявцевым, Г.М. Миньковским, А.Б. Сахаровым, Н.А. Стручковым, П.Г. Танасевичем и многими другими криминологами. В эти годы широко разрабатывались статистические методики анализа преступности1.

В завершение краткого исторического обзора статистики, обслуживающей многогранную юридическую науку и практику, приведем слова С.С. Остроумова. «В дальнейшем, – писал он в учебнике последнего издания, – необходимо разработать новую дисциплину Правовую или Юридическую статистику, состоящую из четырех разделов: а) уголовно-правовая статистика, б) гражданско-правовая статистика, в) административно-правовая статистика и г) статистика прокурорского надзора. Впоследствии правовая статистика войдет в состав моральной статистики, которая, помимо указанного, включит еще два раздела: статистику дисциплинарных правонарушений и аморальных поступков»2.

Выводы являются важными и с ними можно было бы полностью согласиться, если назвать рассматриваемую научную и учебную дисциплину «юридическая статистика» и дополнительно включить в нее в виде раздела криминологическую статистику, поскольку статистическое отслеживание криминологических показателей (преступности, ее причин, мер предупреждения) началось в нашей стране еще в середине 60-х гг., и она фактически стала одной из актуальных проблем рассматриваемой дисциплины. Этому есть и теоретические обоснования3.

§ 4. Практическое становление юридической статистики в России и других странах

Развитие общей и отраслевой теории статистики в мире и России предопределили становление практической статистики или статистического учета преступности, иных правонарушений,

1 См.: Бабаев М.М., БыковЛ.А., Звирбуль В.К., Кузнецов Э.Б. Изучение преступности (практическое пособие по криминологии для прокурорских работников). М., 1973; Методика анализа преступности / А.И. Долгова, С.В. Тюрин, ВЛ. Серебрякова и др.: Методическое пособие. М., 1986; и др. работы.

2 Остроумов С.С. Указ. соч. С. 409.

1 См.: Блувштейн Ю.Д. Криминологическая статистика. Минск, 1981.

22

судимости, количества заключенных, деятельности правоохранительных органов, гражданско-правовых фактов и других явлений и процессов, характеризующих юридическую деятельность в самом широком понимании этого слова. В разных странах это происходило по-своему. Но повсюду регистрируются две общие тенденции: 1) совершенствование, детализация, углубление и уточнение статистического учета юридически значимых фактов; 2) доминирование уголовно-правового учета и отчетности. Наиболее детальные, хорошо разработанные и относительно сопоставимые статистические показатели в отдельных странах и мире в целом имеются, как правило, о преступности, лицах, совершивших преступления, судимости, осужденных, оправданных, освобожденных от уголовной ответственности, заключенных, мерах наказания, жертвах преступления, последствиях преступлений, причиненном ущербе, причинах и условиях совершения преступлений, мотивах преступлений, способах совершения преступлений, административных правонарушениях, административных наказаниях, административных правонарушителях, деятельности судов и правоохранительных органов. Меньшее статистическое отражение находит гражданско-правовая деятельность, особенно в нашей стране. Практически она очень слабо освещается в официальной статистике.

Исходя из имеющихся тенденций, возможностей и особенностей юридического учета и отчетности, мы главным образом остановимся на характеристике уголовно-правовой, судебной, пенитенциарной и криминологической статистик в некоторых странах.

Во Франции первые попытки становления криминальной судебной статистики относятся к концу XVII в. Позднее неоднократно издавались королевские ордонансы и циркуляры о необходимости представлять провинциальным судебным органам ежегодные доклады об уголовных делах. В начале XIX в. Наполеон I издал циркуляр о систематическом представлении судами статистических отчетов. В 1813 г. вышло первое издание статистического отчета о деятельности судов, а с 1827 г. (год обнародования первого статистического ежегодника, подготовленного А, Герри) их ежегодные публикации становятся систематическими. В них отражались сведения о судах (присяжных, исправительных, полицейских, кассационных), статистика предварительного расследования и рецидива. В настоящее время собира-

23

ются и публикуются самые разнообразные сведения юридической статистики. Доминирует статистика о преступности и правонарушениях (Crimes et delits constates en France), построенная на дефинициях Уголовного кодекса 1810 г., а с 1994 – на УК 1992 г., где исторически существует деление на преступления, проступки и нарушения.

В Германии сведения по судебной статистике впервые стали собираться в Баварии, где в 1803 г. были опубликованы «Данные об уголовных процессах в курфюрстских судах за 1802 г.». Позднее аналогичные попытки были в Бадене, Пруссии и других землях. С 1830 г. начинается собирание сведений об осужденных, а в 1882 г. была введена централизованная общеимперская судебная статистика, которая затем стала публиковаться в сборниках криминальной статистики (Kriminalstatistik). С тех пор они издаются ежегодно, но их программа не была неизменной. В послевоенное время издаются ежегодные статистические сборники полицейской уголовной статистики (Polizeilische Kriminalstatistik). После объединения ФРГ и ГДР с 1991 г. издаются объединенные сборники криминальной статистики. Их структура, так же как и во Франции, в основном базируется на классификации преступлений по УК 1871 г. в редакции 1987 г.

В Англии и Уэльсе (в Великобритании до сих пор нет единой статистики о преступности и судимости в Англии, Уэльсе, Шотландии и Ирландии) сбор судебно-статистических сведений начался с первых лет XIX в. В эти же годы стали составляться су-дебно-статистические отчеты в Ирландии и Шотландии. С 1808 г. сведения о деятельности судов присяжных и квартальных сессий Англии и Уэльса публиковались, а с 1857 г. стали издаваться подробно разработанные статистические сборники. До второй мировой войны они именовались «Криминальная статистика. Англия и Уэльс». В настоящее время издается ряд статистических сборников, бюллетеней и дигестов Notifiablie Offences Recorded by the Police in England and Wales», «Information on the Criminal Justice System in England and Wales» и др.), в которых подробно освещается деятельность системы уголовной юстиции.

В США сбор уголовно-статистических отчетов в отдельных штатах стал развиваться с начала текущего столетия. В 20-х гг., как говорится в Руководстве по составлению единой формы отчетности о преступности в США, Международная ассоциация шерифов полиции высказала мнение о необходимости организо-

24

вать сбор статистических данных о преступности в США. В 1930 г. была разработана и внедрена национальная добровольная программа сбора данных по единой форме отчетности о преступлениях, а ФБР поручено выполнять функцию национального статистического управления в плане обработки этой статистической информации. В июне 1966 г. Национальная ассоциация шерифов организовала Комитет по составлению единых форм отчетности о преступлениях. Отчеты представляются соответствующими агентствами штатов в добровольном порядке. ФБР публикует криминальную информацию в различном виде. Основной ежегодник – «Единый отчет преступности. Преступность в США» Uniform Crime Reports. Crime in the United States»), в котором в федеральном масштабе и в разрезе штатов публикуются: 1) подробные данные о восьми видах индексных (серьезных) преступлений (убийство, изнасилование, грабеж, нападение, проникновение в помещение, кража-воровство, кража автомашины, поджог); 2) показатели о раскрытых преступлениях; 3) сведения об арестах по 21 виду преступного поведения, в том числе индексным преступлениям; 4) сведения о сотрудниках правоохранительных органов.

США – страна с развитой, но далеко не полной статистикой преступности. Общее число индексных преступлений составляет примерно третью часть всей преступности, которой занимается полиция. Аресты также не отражают общего уровня преступности, так как даже по серьезным преступлениям арестовывается в среднем один человек на четыре учтенных деяния. Вместе с тем администрация США не ограничивается сбором официальной статистики об индексной преступности. С 70-х гг. в стране систематически проводится репрезентативный выборочный опрос жителей и семей о том, кто из них был жертвой преступления (в целях выявления латентной преступности). Полученные сведения Министерство юстиции публикует в общем справочном издании Sourcebook of Criminal Justice Statistics») и в специальном сборнике о криминальной виктимизации в стране.

В России отчеты о деятельности судов составлялись с начала XIX в. Первый отчет был издан в 1806 г. Он содержал сведения за 1804 г. Программа отчетов неоднократно менялась. В 1871 г., после судебной реформы 1864 г., были утверждены правила статистической отчетности судебных учреждений. Первый опубликованный том судебной статистики назывался «Свод статисти-

25

ческих сведений по делам уголовным, возникшим в 1872 г.», В последующие годы эти своды меняют название, расширяются и уточняются. Вступительные очерки к ним были написаны известным статистиком Е.Н. Тарновским. Их издание прерывается в 1913г.

Сведения о преступности за 1874-1894 гг. были опубликованы также в сборнике «Итоги русской уголовной статистики», а за 1905–1915 гг. – в ежегодных сборниках статистических сведений Министерства юстиции. За 1915-1916 гг. данные судебной статистики частично обработаны при советской власти в 1922-1923 гг. Единицами измерения преступности были уголовные дела, рассмотренные в судах, и осужденные. Это оказалось одним из оснований называть статистику «судебной». Параллельно с изданием сводов в 1885–1913 гг. публиковались также «Сборники статистических сведений Министерства юстиции», где имелись данные о личном составе судебных установлений и их деятельности.

Российская судебная статистика с самого начала отличалась детальностью и тщательностью разработки материалов. В них можно было найти сведения о подсудимых, об осужденных, о личном составе судов, о судебной деятельности. В течение 1872– 1909 гг. в России действовала «купонная система». Она позволяла Министерству юстиции следить за движением уголовного дела на всех стадиях уголовного процесса. Купонная система заключалась в следующем: к возбужденному уголовному делу подшивалась особая тетрадь («ведомость о производстве дела»), состоящая из 12 «купонов», каждый из которых отражал соответствующую стадию уголовного процесса, начиная с возбуждения уголовного дела. Каждый «купон» заполнялся по окончании той или иной стадии и отсылался в Министерство юстиции. «Купоны» заполняли следователи, прокуроры и судьи, которые несли ответственность за правильность указанных сведений и своевременное их представление. Система была сложна, бюрократична, но обеспечивала единство и полноту учета по многим показателям и сопоставимость получаемых сведений по стадиям уголовного процесса. Кроме этого, заполнялись листки на подсудимых и множество таблиц, которые нередко дублировали «купонную систему».

После социалистической революции 1917 г. в некоторых городах (Москва, Петроград и др.) какое-то время сохранялась пре-

26

жняя судебно-статистическая отчетность. Наряду с этим вводились новые формы оперативной отчетности. Создание народных судов, революционных трибуналов, органов ВЧК предопределило введение отчетности внутриведомственного характера. Она менялась в зависимости от запросов тех или иных начальников. С тех пор уголовная статистика практически перестала быть единой и сопоставимой. По линии НКВД ее осуществляли органы милиции, уголовного розыска и исправительных учреждений; по линии НКЮ – следственно-прокурорские и судебные органы. Свои статистические отчеты были у верховных судов республик и Верховного суда СССР.

Декретом СНК «О государственной статистике» от 25 июля 1918 г. на ЦСУ возлагалось ведение моральной статистики. В связи с этим в 1922–1929 гг. в нем действовал отдел моральной статистики, переименованный затем в «секцию аномальных явлений». В нем учитывались сведения о преступности, самоубийствах, алкоголизме, проституции, нищенстве, беспризорности, абортах. Но в 1929-1930 гг. ЦСУ было ликвидировано, а его функции переданы Госплану и другим ведомствам.

В 20-е гг. уголовно-правовая статистика публиковалась в журналах «Вестник статистики», «Бюллетень ЦСУ», «Статистическое обозрение». Кроме этого был издан ряд сборников: «Статистика осужденных в СССР за 1923 и 1924 гг.», «Статистика осужденных в СССР в 1925, 1926 и 1927 гг.», «Статистика осужденных в РСФСР за 1926 г.» и два сборника «Современная преступность» в 1927 и 1930 г. В 30-е гг. статистика судимости и преступности, как и вся иная статистика, становится сугубо ведомственной и засекреченной. Ранее подготовленный сборник «Статистика осужденных в РСФСР 1922-1934 гг.» (М., 1935 г.) вышел уже с грифом «Секретно». Такое положение сохранялось на протяжении почти 60 лет. Сведения о преступности и судимости собирались, докладывались руководству страны и оставались в металлических сейфах правоохранительных ведомств. Обнародование данных сведений считалось разглашением государственной тайны.

С началом перестройки в СССР в июне 1987 г. были сняты ограничения на публикацию статистических сведений по семи видам преступлений. В постановлении ЦК КПСС «О повышении роли марксистско-ленинской социологии в решении узловых социальных проблем советского общества» от 7 июня 1988 г. признано необходимым наладить регулярное информирование ши-

27

рокой общественности по вопросам моральной статистики. В Госкомстате СССР был воссоздан отдел моральной статистики, в котором постепенно стала сосредоточиваться сводная информация о преступности, судимости, административных нарушениях и иных негативных явлениях.

К этому времени административной юрисдикцией были наделены более 30 органов: административные комиссии при исполкомах местных советов, комиссии по делам несовершеннолетних и борьбе с пьянством, народные суды, органы внутренних дел, ГАИ, пожарный надзор, органы железнодорожного, морского, речного, воздушного, а также городского пассажирского транспорта и т. д. Все они впервые стали отчитываться по единой форме отчета (1-АП) о выявленных административных правонарушениях, общие сведения о которых сосредоточивались в Госкомстате. В 1990 г. в СССР в первый и последний раз были собраны более или менее полные сведения о них. Предполагалось, что статистические данные о моральной статистике будут иметь три блока: 1) сведения о преступности и борьбе с ней; 2) сведения об административных правонарушениях; 3) сведения о негативных явлениях, способствующих совершению преступлений и правонарушений (алкоголизм, наркомания, токсикомания, безнадзорность и беспризорность детей и др.)1. Они начали периодически публиковаться. После распада СССР все издания о моральной статистике прекратили свое существование. В Госкомстате России отдела моральной статистики не оказалось. Некоторые сведения продолжали собирать подразделения социальной статистики, а с 1993 г. прекратился и этот сбор. Ныне сведения об административных правонарушениях в обобщенном виде имеются только в МВД (милиция, ГАИ, пожарный надзор) и в Минюсте в объеме админстративной юрисдикции судов. Некоторые сведения в остальных органах административной юрисдикции могут собираться их ведомствами. Таких органов на территории РФ стало больше, чем в СССР. Сведения о других негативных явлениях в объеме страны практически не отслеживаются.

Криминальная статистика была открыта полностью. В 1990– 1991 гг. вышли первые статистические сборники «Преступность и

1 См.: Лунеев В.В. Содержание и значение моральной статистики // Сов. государство и право. 1990. № 4. С. 69-74.

28

правонарушения в СССР» за 1989 и 1990 гг., в подготовке которых автор принимал непосредственное участие. В них были помещены сведения обо всей учтенной преступности и отдельных наиболее опасных видах преступлений, о личности выявленных субъектов преступлений, судимости и осужденных, мерах наказания, дорожно-транспортных происшествиях и пожарах в объеме Союза и союзных республик. Ввиду того, что ранее криминальная статистика не публиковалась, большинство сведений было дано с 1961 г., т. е. с начала действия уголовного законодательства 60-х гг. и Инструкции о едином учете преступлений В61 г. До этого же фактически учитывалась не преступность, а судимость.

В связи с распадом СССР в 1991 г. полных сведений по Союзу собрать не удалось. Прибалтийские республики и Грузия их не прислали. Но Россия не приостановила издание ежегодных статистических сборников под названием «Преступность и правонарушения». В них отражаются данные о преступности в целом, некоторых группах преступлений и более подробно – об отдельных видах опасных деяний (умышленных убийствах, умышленных тяжких телесных повреждениях, изнасилованиях, хулиганстве, разбоях, грабежах, кражах, присвоениях вверенного имущества, взяточничестве, преступлениях, свзанных с наркотиками), о лицах, совершивших преступления, судимости и осужденных, аварийности на автотранспорте и состоянии пожарной безопасности. Эти сведения собираются на основе Инструкции о едином учете преступлений органами внутренних дел, прокуратуры, налоговой полиции и таможенного комитета, а также судами. Статистические данные в сборниках, как правило, представлены за пять последних лет в объеме РФ и субъектов Федерации. По договоренности со странами СНГ (через Межгосударственный статкомитет СНГ) в публикуемых сборниках даются некоторые сведения о преступности и ее видах в этих странах. В России ведомственными и закрытыми остались сведения, собираемые Федеральной службой безопасности и Главной военной прокуратурой.

Учет и отчетность судов по рассмотрению гражданских дел и другие сведения гражданско-правовой статистики в СССР и РФ в том или ином виде собирались всегда. Но эти данные обычно не обнародовались. В конце 80-х гг. с открытием уголовной статистики в общих статистических ежегодниках Госкомстата СССР

29

(«Народное хозяйство СССР») появился раздел «Правовая статистика», в котором наряду со сведениями о преступности и судимости приводились данные гражданско-правовой статистики (число гражданских дел, рассмотренных судами; число нотариальных действий, совершенных нотариусами; объем юридической помощи, оказанной адвокатами гражданам, и др.). С распадом СССР Госкомстат России вместо вышеназванного сборника стал издавать «Российский статистический ежегодник», в котором под рубрикой «правонарушения» продолжают публиковаться и некоторые сведения о преступности и судимости, но где пока нет данных о гражданско-правовой деятельности.

С января 1997 г. вступил в силу УК РФ 1996 г., в Особенной части которого имеется около 70 статей, предусматривающих «новые» преступления. Многие «старые» преступления по УК РСФСР 1960 г. были декриминализированы. Массовая криминализация и декриминализация деяний существенно отразились на уровне и структуре преступности и судимости, а также на сопоставимости сведений до 1997 г. и после. В связи с этим вводятся новые формы учета и отчетности для правоохранительных органов и судов.

§ 5.Общая характеристика и история мировой криминальной статистики

В течение последнего столетия в мире неоднократно предпринимались попытки сравнить данные уголовной статистики различных стран. В этих целях проводились многочисленные исследования, охватывающие, как правило, некоторые развитые страны по более или менее сопоставимым и выборочным формам преступного поведения. На этой основе вырабатывались некоторые обобщающие определения, позволяющие хоть в какой-то мере сопоставлять преступность разных стран с далеко несхожими уголовным и процессуальным законодательством, судебной практикой и другими статистически значимыми условиями1.

1 См.: Тард. Сравнительная преступность: Пер. с фр. М., 1907; Ancel V. Observations on the international comparisons of criminal statistics // International Journal of Criminal Policy. 1952. Vol. 1. P. 41-48; Adler Freda. Nations not Obsessed with Crime. LittletonColorado, 1983; Crime and Criminal Justice in Europe and North America. 1986-1990. HEUNI. Helsinki, 1995; и др.

30

В СССР сравнительные уголовно-статистические исследования практически не проводились. Все криминологические проблемы в стране в дореформенное время рассматривались как бы в самоизоляции от мировых тенденций. Для этого было много причин – политических, идеологических, организационных и псевдонаучных.

В открытом мире вопрос о сопоставимости уголовно-статистических данных различных стран разрабатывался не только теоретически. В практическом плане впервые этот вопрос был поставлен А. Кетле на 1 Международном статистическом конгрессе в 1853 г. С тех пор данная проблема неоднократно обсуждалась на конгрессах по международной статистике и на сессиях Международного статистического института. В 1901 г. было сделано первое сравнительное исследование преступности в Италии, Франции, Испании, Австрии, Германии, Англии, Шотландии, Ирландии, а в 1911 г. предложена единая система показателей для международных сравнительных исследований, которая совершенствовалась в плане повышения сопоставимости данных, главным образом, путем выделения ограниченных, но представительных и сравнимых признаков.

На основе выработанных методик проведено несколько сравнительных анализов, накоплен опыт, налажено сотрудничество Международного статистического института с Международной уголовно-правовой и пенитенциарной комиссией, которые в 30-е гг. создали «Смешанную комиссию для сравнительного изучения уголовной статистики в различных странах». В 1937 г. эта комиссия от имени Международного статистического института разослала правительствам различных стран основанную на германской схеме сравнительной уголовной статистики программу международных уголовно-статистических исследований.

Вторая мировая война прервала осуществление этой деятельности. Но после окончания войны увеличивающаяся актуальность данной проблемы привлекла внимание только что созданной ООН. В ее резолюции от 13 августа 1948 г. впервые упоминается о необходимости сопоставительного анализа преступности в мире. В сборнике ООН «Статистический ежегодник» (1949 г.) были опубликованы по более чем двадцати странам некоторые статистические сведения о динамике преступности в предвоенные и военные годы. Вместе с тем возобновились попытки разра-

31

ботать методические и организационные предпосылки для создания международной уголовной статистики.

В 1950 г. Генеральной Ассамблеей была принята резолюция о необходимости созыва каждые 5 лет международных конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. На Первом же конгрессе (1955 г., Женева) вопрос о сравнительном исследовании преступности в мире серьезно обсуждался, хотя по нему не было принято никаких резолюций.

Неблагоприятная ситуация борьбы с преступностью в мире вновь и вновь ставила этот вопрос на повестку дня. Во многих регионах преступность приобретала особо опасный характер, число преступлений росло, представляя собой угрозу экономическому, социальному и культурному развитию стран, нормальным условиям жизни людей.

Генеральная Ассамблея 18 декабря 1972 г. приняла резолюцию 3021 (XXVII), в которой государствам–членам ООН было предложено информировать Генерального секретаря ООН о существующем в их странах положении в области предупреждения преступности и борьбы с ней, о мерах, принимаемых в этом направлении, с тем, чтобы на основании такой информации представлять Генеральной Ассамблее соответствующий доклад.

Исполнение этой резолюции оказалось делом сложным. Письмо Генерального секретаря ООН от 10 июля 1974 г. с предложением странам представить необходимую информацию о преступности практически осталось невыполненным. 3 июня 1976 г. ООН повторила свою просьбу, направив государствам подробную анкету, в которой должны были найти отражение общее число официально зарегистрированных правонарушителей за период 1970–1975 гг. и распределение их по полу и возрасту. Кроме этого, государства должны были сообщить общее число официально зарегистрированных преступлений и их распределение по десяти серьезным видам деяний (умышленное убийство, опасное посягательство на здоровье или достоинство личности, половые преступления, похищение людей, грабеж, кража, мошенничество, незаконная торговля наркотиками, злоупотребление наркотиками, злоупотребление спиртными напитками).

Ответы поступили от правительств 64 государств. Результаты анализа полученных ответов под названием Первого обзора пре-

32

ступности были изложены в докладе Генерального секретаря на тридцать второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН1.

Шестой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1980, Каракас) в своей резолюции по вопросу развития статистики в области преступности и правосудия обратился с просьбой к Генеральному секретарю активизировать координацию деятельности по сбору сопоставимой в международном масштабе статистической информации о преступности и правосудии в каждом государстве. Конгресс рекомендовал приложить необходимые усилия по совершенствованию информации о тех преступлениях, которые вызывают наименьшее число проблем в плане сопоставимости.

Во исполнение этих решений ООН были проведены большие подготовительные работы, направленные на получение более достоверной и надежной статистический информации ко Второму обзору ООН о тенденциях преступности, функционировании систем уголовного правосудия и стратегии по ее предупреждению. Подготовленный в ходе этой работы вопросник включал три группы показателей: 1) статистические данные о зарегистрированной преступности; 2) статистические данные и качественная информация о функционировании систем правосудия; 3) сведения о стратегиях предупреждения преступности. Он был разослан в начале 1983 г. и предполагал получение необходимой информации за 1975–1980 гг. Ответы были получены из 70 стран. Результаты анализа изложены во Втором обзоре ООН о тенденциях преступности к Седьмому конгрессу (1985, Милан)2.

Проанализировав состояние преступности, Конгресс в своей резолюции № 9 «Развитие информационных и статистических систем в области преступности и уголовного правосудия» рекомендует провести обстоятельное изучение результатов обзоров преступности и выявить проблемы, возникающие у государств при представлении ответов на обзоры, предложить методы их решения3.

1 Предупреждение преступности и борьба с ней. Доклад Генерального секретаря. Тридцать вторая сессия Генеральной Ассамблеи ООН. А/31/199. 1977. 28 Oct.

2 Второй обзор ООН о тенденции в области преступности, функционировании систем уголовного правосудия и стратегиях по предупреждению преступности. Доклад, подготовленный Секретариатом. A/Conf. 121/18. 1985. 30 May.

3 Седьмой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Милан, 26 августа – 6 сентября 1985 г. Доклад, подготовленный Секретариатом. ООН. Нью-Йорк, 1986. С. 109-111.

33

.1 187

Для подготовки следующего, Третьего обзора, согласно усовершенствованной анкете, ответы поступили из 95 стран и территорий. Впервые скудные данные получены от СССР, а также от Белорусской и Украинской республик, как членов ООН. Анализ охватывал период 1980-1986 гг. Его результаты изложены в предварительном Третьем обзоре1, в региональных исследованиях, осуществленных ассоциированным с ООН Хельсинкским (ныне Европейским) институтом по предупреждению преступности и борьбе с ней (HEUNI), Азиатским и Дальневосточным институтом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (UNAFEI) и др. Большинство публикаций было представлено Восьмому конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1990, Гавана), который в своей резолюции № 10 «Развитие статистических обзоров ООН в области уголовного правосудия» отметил существенный прогресс, достигнутый в области международных статистических сопоставлений. Конгресс предложил активизировать разработку и развитие будущих статистических обзоров и усовершенствовать их методическую и техническую базу. ЭКОСОС (Экономический и социальный совет ООН) рекомендовал охватить Четвертым обзором период 1986–1990 гг., а последующие обзоры готовить с интервалом в два года и в итоге – ежегодно.

В первой половине 1992 г. вопросник к Четвертому обзору был разослан во все страны с просьбой заполнить его необходимыми данными за 1986–1990 гг. и выслать в статистическое управление ООН к 15 октября 1992 г. Вопросник состоял из четырех разделов: полиция, прокуратура, суд и тюрьмы. Сведения касались зарегистрированной преступности, лиц, привлеченных к уголовной ответственности, осужденных, заключенных, численности персонала органов системы уголовной юстиции и их бюджета. Преступность отслеживалась по умышленным и неосторожным убийствам, нападениям, изнасилованиям, грабежам, кражам, незаконным проникновениям в жилище, мошенничеству, взяточничеству и иным видам.

Ответы стран поступали с большим опозданием в течение 1993–1994 гг. С территории бывшего СССР ответили Армения,

1 Третий обзор ООН о тенденциях в области преступности, функционировании систем уголовного правосудия и стратегиях по предупреждению преступности. Доклад, подготовленный Секретариатом. A/Conf. 144/6. 1990. 27 July.

34

Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Украина, Таджикистан, Эстония. Остальные страны просьбу ООН игнорировали. В России предпринимались попытки заполнить вопросник ООН, но он официально так и не был представлен. Будучи членом группы экспертов по Четвертому обзору ООН в Хельсинкском (ныне Европейском) институте, на который возложен анализ преступности в регионе государств Северной Америки и Европы со странами, образованными на территории бывшего СССР1, автор был вынужден заполнять этот вопросник в частном порядке на основе имеющихся неполных данных. Не было сведений о численности милиции и ее бюджете.

Результаты Четвертого обзора ООН основывались на ответах 100 стран. Обзор представлен Девятому конгрессу ООН (1995, Каир)2.

При всех имеющихся трудностях усилия мирового сообщества не были напрасными. Растет число ответов, расширяется и совершенствуется эмпирическая база обзоров; глубже осознается необходимость этой статистической работы и мировым сообществом в целом, и отдельными государствами. Один из серьезных недостатков собираемых данных – их пятилетнее отставание. Решение Восьмого конгресса о переходе на дву-, а затем и одногодичные обзоры остается невыполненным из-за недостаточного финансирования. Тем не менее в ООН создана относительно надежная база данных о мировой преступности, которой вправе бесплатно воспользоваться любые государства и частные исследователи. При использовании имеющихся сведений необходимо помнить, что некоторые страны игнорируют просьбы ООН о предоставлении данных, а также дают неполные или неточные сведения.

Причин для такого отношения много – политические, правовые, методические, технические. СССР и другие социалистические страны не представляли требуемых данных в силу сек-

' См.: Лунеев В.В. Преступность и уголовная юстиция в бывшем СССР и странах, образованных на его территории (1986-1992 гг.) // К Четвертому обзору ООН о тенденциях преступности и функционировании системы уголовной юстиции. М., 1994; Его же. Union of Soviet Socialist Republics and former Repulics ...(перечень всех республик, образованных на территории СССР) / Profiles of Criminal Justice Systems in Europe and North America. HEUNI. Helsinki, 1995. P. 234-323.

2 Результаты Четвертого обзора ООН по вопросу о тенденциях в области преступности и функционирования систем уголовного правосудия. Промежуточный доклад, подготовленный Секретариатом. A/CONF. 169/15. 1994. 20 Dec.

35

ретности. США представляют данные только о восьми видах серьезных деяний, замалчивая обо всех остальных преступлениях. В некоторых государствах нет должного учета преступлений. Правовые системы многих стран плохо стыкуются с вопросником ООН. Отдельные страны болезненно реагируют на международную цифровую классификацию государств по уровню и другим показателям преступности. Однако несмотря на определенную неполноту получаемых сведений, они достаточно репрезентативны не только в количественном, но и качественном отношении. Международная статистика органов системы уголовной юстиции включает в себя большую часть населения земли, охватывает все криминологически значимые регионы, различные социально-экономические и политические системы, разные уровни социально-экономического и культурного развития государств.

Преодоление имеющихся трудностей взаимополезно и для ООН, и для ее членов. Транснационализация и интернационализация преступности заставляют универсализировать контроль над ней. Эти тенденции уже проявились и будут укрепляться. В противном случае преступники не перестанут делить мир на зоны по степени риска. Страны с неадекватным контролем превращаются в их «отстойники» и «санатории». ООН имеет возможность отслеживать глобальные тенденции преступности в мире, его отдельных регионах и группах стран, прогнозировать преступность на ближайшее и отдаленное будущее, своевременно разрабатывать рекомендации по унификации уголовного законодательства, стратегию предупреждения преступности и борьбы с ней. Государства-члены получают базу для сопоставления своей преступности с преступностью других стран и мира в целом, для стимулирования унификации системы уголовных деяний, использования мирового опыта по контролю над преступностью. Единый фронт против преступности – неотложная задача ближайшего будущего. Юридическая международная статистика может дать необходимую информацию для ее решения.

Глава 2. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКИ

§ 1. Предмет юридической статистики

Термин «статистика» употребляется по меньшей мере в трех взаимосвязанных значениях: статистика как конкретные количественные сведения, статистика как практическая деятельность по их сбору и обработке, статистика как наука и соответствующая ей учебная дисциплина.

Все эти значения распространимы и на понятие «юридическая статистика». Юридическая статистика как наука и учебная дисциплина изучает количественную сторону массовых правовых и других юридически значимых явлений и процессов в целях раскрытия их качественного своеобразия, тенденций и закономерностей их развития в конкретных условиях места и времени.

В этом определении заложено несколько взаимосвязанных признаков, характеризующих юридическую статистику как науку о (^количественной стороне явлений, (2) явлениях массовых, (3) явлениях правовых, (4) раскрывающих их качественное своеобразие, (5) тенденциях, (6) закономерностях их развития, (7) в конкретных условиях места и времени.

Перечисленные признаки неоднородны, но в свой совокупности определяют общее содержание предмета юридической статистики. Сугубо специфический ее признак – лишь правовая и юридическая значимость изучаемых явлений и процессов. Все другие признаки имеют общестатистический характер и в основе своей свойственны любой отрасли статистической науки. Но их конкретное содержание в юридической статистике своеобразно, поскольку определяется специфическим характером изучаемых явлений и процессов. Например, 100 преступлений, 100 рождений, 100 пенсионных дел или 100 сошедших с конвейера автомашин отражают одно и то же число явлений, но в каждом конкретном случае это число характеризует количественную сторону качественно разных явлений, изучаемых в одном случае юридической, в другом – демографической, в третьем – социальной и в четвертом – экономической статистикой.

37

Рассмотрим признаки предмета юридической статистики по порядку.

1. Количественная сторона юридически значимых явлений и процессов характеризует их величину, степень распространенности, соотношение отдельных составных частей, изменение во времени и пространстве. Она выражается в числах, уровнях, пропорциях, темпах развития, которые существуют объективно, т. е. независимо от того, изучаем мы их или нет. В этом их основная научная ценность, отражающая конкретную меру конкретных реалий.

Приведем некоторые показатели. В 1995 г. в России было зарегистрировано 2 755 669 преступлений, на 4,7% больше, чем в

1994 г. и на 96,5% больше, чем в 1985 г. В расчете на население в

1995 г. учтено 1,9 преступления на каждые 100 жителей страны. В числе зарегистрированной преступности умышленные убийства составили 2,2%, а кражи – 49,6%. Раскрыто 64,5% всех учтенных преступлений. Доля женщин в числе выявленных правонарушителей составила 14,9%, несовершеннолетних – 13%. Можно было бы привести количественные показатели об осужденных, уголовных наказаниях, дорожно-транспортных происшествиях, прокурорских проверках, рассмотренных гражданских исках и т. д.

Количественные показатели говорят о многом. Это один из главных признаков предмета статистики, но вне связи с другими признаками его ценность может быть невелика.

2. Особое место в значимости количественных показателей изучаемых явлений и процессов принадлежит уровню их массовости. Статистика не изучает единичные или исчисляемые небольшим числом явления и процессы. Чем массовей совокупность изучаемых признаков и чем большее число их будет изучено, тем объективнее могут быть получаемые показатели.

Можно, например, изучить 10 преступлений в целях уяснения преступности в стране и получить такие количественные показатели: 6 краж, 3 умышленных убийства, 1 автопроисшествие, которые были совершены шестью женщинами и четырьмя мужчинами. Полученные данные легко перевести в проценты, приняв все изученные деяния за 100%. Но в любом своем выражении они отражают лишь характеристику изученных преступлений, а не характеристику преступности в целом. Для этого надо изучить все зарегистрированные деяния в стране или дос-

38

таточно большую и представительную их часть. Только в этом случае можно выявить реальное распределение преступлений по видам посягательств и лиц, их совершивших, по полу и другим признакам. Расхождения будут существенными. При изучении 10 преступлений доля умышленных убийств составила 30, краж -60, автопроисшествий – 10 %. Названные преступления были совершены женщинами (60%) и мужчинами (40%).В структуре всей преступности в стране рассматриваемые показатели оказались, соответственно, таковыми: 1,2; 50; 0,7%, совершенные в 14,9% случаев женщинами и в 85,1% – мужчинами.

Статистику интересуют не просто массовые совокупности явлений и процессов, а совокупности, имеющие какие-то одинаковые качественные признаки. В связи с этим большую совокупность преступлений можно объединить (разделить) по видам деяний, мотивам, возрасту виновных и т. д. Это объединение придает совокупности определенную однородность, хотя по другим признакам изучаемые явления могут существенно расходиться. Допустим, объединив преступления по корыстному мотиву, мы получаем однородную совокупность по данному признаку, хотя по квалификации деяний они могут быть и умышленными убийствами, и кражами, и взяточничеством, и государственной изменой и т. д. Они будут различаться и по сумме ущерба, и по субъектам преступлений, и по виду наказания, и по многим другим признакам.

Следует иметь в виду, что если единицы совокупности по каким-то признакам идентичны, то при всей их массовости они неинтересны для статистики. Естественно, нет необходимости статистически изучать нормально развитых людей по наличию у них пяти пальцев на руках. Для этого достаточно изучить одного человека и этот вывод распространить на всех нормально развитых людей. Юристам известно также, что каждый законно осужденный человек вменяем. Поэтому нет необходимости изучать статистически осужденных по этому признаку, хотя вменяемые осужденные исчисляются миллионами.

Ценность признаков, по которым статистически изучается массовая совокупность явлений, заключается в их вариативности. Юридически значимые признаки, которые не варьируют в зависимости от социальных, организационных, правовых и иных условий, также неинтересны для юридической и иной статистики. Вариации, или различия количественных значений тех или

39

иных величин в совокупности, обусловленные более глубокими причинами, – обязательная черта массовых статистических процессов. Количественные характеристики одинаковых элементов, характерных для всей совокупности или имеющих постоянное значение в изучаемой совокупности, не являются предметом статистики.

3. Юридическая статистика изучает правовые и другие юридически значимые явления и процессы. Они многообразны и связаны с различными аспектами человеческой деятельности, регулируемой правом. В реальной жизни практически нет ни одной отрасли права, которая не имеет или не может иметь своей социологии и статистики.

Наиболее развитой является уголовно-правовая, исполнительно-правовая, административно-правовая и гражданско-правовая статистика. Важное значение имеют статистические показатели уголовного, гражданского, арбитражного и административного судопроизводства, избирательного, финансового, банковского, предпринимательского, семейного и других отраслей права. Во всех этих случаях статистически изучается не правовая «материя» как таковая, а фактическая реальность, формируемая на основе правовых норм. Например, для оценки качества и эффективности уголовного правосудия могут быть использованы статистические данные о рассмотрении уголовных дел судами первой, второй и надзорной инстанций, о числе обжалованных и опротестованных приговоров, о результатах рассмотрения кассационных жалоб и протестов, об измененных и отмененных приговорах и т. д.

Статистические методы получили особое распространение в криминологии, где все стороны ее предмета исследуются на уровне массовых явлений и процессов.

4. Количественные показатели массовых юридически значимых явлений и процессов превратились бы в обычный иллюстративный материал, если бы не исследовались в целях раскрытия их качественного своеобразия.

Соотношение количества и качества в статистике понимается диалектически. С одной стороны, все количественные показатели формируются на основе качественно-определенных группировоч-ных признаков, с другой – количественные показатели углубляют понимание качественных особенностей изучаемых явлений и процессов. Для того, например, чтобы выяснить структуру преступности 1996 г., необходимо, опираясь на качественные уго-

40

ловно-правовые дефиниции конкретных деяний (бандитизм, грабеж, кража, хулиганство, поджог и т. д.), установить число каждого деяния и рассчитать, сколько процентов в общей совокупности учтенной преступности оно составляет. Доля бандитизма оказалась равной 0,01, грабежей – 5, краж – 50, хулиганств -7, поджогов – 0,6%. По полученным величинам можно судить не только о распространенности того или иного вида преступлений, но и о их связях с реальной социально-экономической, организационной обстановкой, с эффективностью борьбы с этими преступлениями и другими качественными характеристиками, выходящими за пределы понятий преступлений, на основе которых начинался количественный анализ.

5. Получаемые количественные показатели могут характеризовать не только качественное своеобразие того или иного признака, но и тенденции его изменений во времени.

В 1996 г. удельный вес краж составил 50, а хулиганства – 7%. В 1966 г. кражи составляли 30, а хулиганство 29% в структуре преступности. За 30 лет удельный вес краж увеличился в 2,3 раза, а хулиганства – сократился в 4,1 раза. Если посмотреть на статистический ряд удельного веса краж за все 30 лет, то его рост был последовательным и к 1992 г. достиг 59,8%, а затем снизился до 50. Динамика удельного веса хулиганства иная. Он последовательно снижался, достигнув в 1992 г. 4,4, а затем увеличился до 7%.

Приведенные данные реальны. Выводы напрашиваются самые разные. Важно отметить одно: удельный вес краж и хулиганства, взятый за 30 лет, указывает на более или менее их устойчивые тенденции в структуре преступности. Эти тенденции в 1966-1992 гг. (советский период) были одни, а в 1992-1996 гг. (период проведения рыночных реформ) – другие. Подобное не может быть случайностью. За выявленными тенденциями стоят сложные процессы - - правовые, политические, экономические, организационные и др. Они изучаются криминологией.

6. Количественные показатели, взятые за многие годы, могут указывать не только на статистические тенденции, но и выявлять устойчивые статистические закономерности в различных странах и мире в целом. Закономерность, проявляющаяся лишь в большой массе явлений через преодоление свойственной ее единичным элементам случайности, называется статистической закономерностью.

41

Условно разделяя понятие тенденций и закономерностей, мы под последними подразумеваем более устойчивые и постоянные статистические регулярности.

В XVII в. Дж. Граунт впервые установил, что мальчиков рождается больше, чем девочек (14/13), что мужчины потом умирают интенсивнее женщин, что в конце жизни женщин становится больше, чем мужчин. С тех пор прошло более трех столетий, человечество пользуется огромными достижениями цивилизации (в медицине, питании и т.д.), средняя продолжительность жизни в экономически развитых странах растет, а выявленные более 300 лет тому назад соотношения мужчин и женщин при рождении и в старости сохраняются1. Это уже не просто временная или региональная тенденция. Это мировая демографическая закономерность. Мы можем не знать ее глубинных причин, но мы можем, опираясь на имеющиеся регулярности и повторяемости, ее констатировать.

Аналогичные статистические закономерности наблюдаются и в криминологии. Более 100 лет тому назад К. Маркс на основе статистических данных Франции установил, что преступность растет интенсивнее населения2. Данная закономерность сохраняется до сих пор. По данным Четвертого обзора ООН о тенденциях преступности число преступлений в мире в 1986–1990 гг. росло в среднем на 5% в год, а численность населения – на 1–2%3.

При существенно различающихся уровнях преступности в разных странах в ее структуре всюду доминируют кражи (от 50–60% и выше), а их ежегодный прирост, особенно в развитых странах, опережает прирост преступности в целом. Число умышленных убийств, наоборот, во времени изменяется медленно, а удельный вес их в развитых странах, как правило, не достигает 1%. За этими статистическими закономерностями лежат глубинные причины и количественные показатели позволяют обратить на них научное внимание.

7. Статистика вообще и юридическая статистика в частности – науки предметные. Они изучают количественную сторону массовых явлений в конкретных условиях места и времени.

1 См.: Демографический ежегодник СССР. 1990. М., 1990. С. 27-90.

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 515.

3 См.: Результаты Четвертого обзора ООН по вопросу о тенденциях в области преступности и функционировании систем уголовного правосудия. Промежуточный доклад, подготовленный Секретариатом. A/CONF. 169/15.1994.20 Dec. Р. 10.

42

Учет преступности, административных правонарушений, гражданских исков, прокурорских проверок и т. д. не может существовать в каком-то абстрактном внепространственном и вневременном виде. Он отражает реальное состояние тех или иных дел в определенном административно-территориальном (город, район, область, республика) или государственном образовании (Россия, США и др.) на определенное время (на 1 января или 31 декабря) или за определенный промежуток времени (месяц, квартал, год). Статистические данные, не привязанные к месту и времени, фактически утрачивают свою ценность.

Имея, например, сведения о том, что органы правоохраны зарегистрировали 1000 умышленных убийств без указания места и времени, мы фактически не располагаем никакой полезной информацией. Но достаточно обозначить место совершения преступлений (город, республика, страна) и время их совершения (месяц, квартал, год), как полученные данные могут послужить серьезным основанием для различных выводов. Если эти убийства совершены в небольшом городе и в течение месяца, то полученные данные свидетельствуют о криминальной катастрофе, а если во многомиллионной стране и в течение одного года или пяти лет, то сообщенные сведения укажут на относительно благополучную криминологическую обстановку в той или иной стране.

§ 2. Понятие закона больших чисел как математической основы статистических закономерностей

При изучении причин преступности, отдельных преступлений, административных правонарушений и других нарушений действующего законодательства очевидно, что они, как правило, обусловлены совокупностью взаимосвязанных явлений, и что связь между ними и изучаемыми нарушениями не однозначна, а многозначна, не фатальна, а вероятностна. Она улавливается лишь при изучении большого числа нарушений и отражается в форме статистических устойчивостей, тенденций или закономерностей, которые формируются и обнаруживаются в массовых явлениях и процессах, с чем имеет дело юридическая статистика.

Известно, например, что преступления совершают и мужчины, и женщины. Причем совершение преступления конкретным

43

мужчиной или конкретной женщиной зависит от множества случайных явлений. Однако если взять всех выявленных правонарушителей в нашей стране, допустим, за 1965 г., то окажется, что преступность мужчин и женщин характеризовалась соотношением 7:1, и эти пропорции практически из года в год сохранялись. Правда, процесс феминизации преступности в последнее десятилетие меняет это соотношение. В 1996 г. оно было 5,3:1. Изменения заметны, но не таковы, чтобы можно было сказать о разрушении этой статистической закономерности. Происшедшие сдвиги социально объяснимы. Аналогичные устойчивые соотношения наблюдаются и в других странах. Они становятся статистической закономерностью, которая отражает социальную, демографическую и даже биологическую сущность рассматриваемых субъектов преступлений. В ряде стран, например мусульманских, где доля женщин в структуре правонарушителей традиционно выше, на аналогичное соотношение оказывают влияние религиозные и национальные традиции. Указанные устойчивости обнаруживаются лишь в большой массе преступлений.

В статистической массе преступлений взаимопогашаются влияния отдельных криминогенных или антикриминогенных факторов, которые делали случайным совершение преступлений конкретным мужчиной или женщиной. Остаются лишь сущностные коренные влияния. Свойство статистических закономерностей формироваться и отчетливо отражаться лишь в массовом процессе и при достаточно большом числе единиц совокупности получило название закона больших чисел. Он имеет важное научно-практическое значение для статистических исследований в криминологии, уголовном праве, уголовном процессе, административном праве и других юридических науках, которые имеют дело с массовыми явлениями. Его применение позволяет выявить закономерности там, где на первый взгляд все кажется случайным и не поддающимся изучению, ибо «где на поверхности происходит игра случая, там сама эта случайность всегда оказывается подчиненной внутренним, скрытым законам»1.

Структура и динамика преступности, ее причины, мотивы преступного поведения, эффективность уголовно-правовых мер, результаты деятельности судов, прокуратуры, милиции и т. п. могут быть правильно установлены и поняты лишь на основе закона

больших чисел целого ряда показателей. Он позволяет перейти от случайного и единичного к устойчивому и массовому и выражает диалектическую связь между случайностью и необходимостью. Совокупность случайных причин порождает следствие, почти не зависящее от случая, в чем и обнаруживается закономерность, которая не может быть выявлена при малом числе наблюдений. На это обратил внимание еще К. Маркс. Он писал: «...внутренний закон, прокладывающий себе дорогу через эти случайности и регулирующий их, становится видимым лишь» тогда, когда они охватываются в больших массах»1.

Математической основой закона больших чисел служит теория вероятностей. Она представляет собой раздел математики, изучающий закономерности, возникающие при взаимодействии большого числа случайных явлений. Теория вероятностей, рассматривая закон больших чисел в чисто количественном аспекте, выражает его целой цепью математических теорем. Последние показывают, при каких условиях ив какой именно мере можно рассчитывать на отсутствие случайности в охватывающих массу характеристиках, как это связано с численностью входящих в них индивидуальных явлений и т. д. При изучении массовых явлений статистика лишь опирается на разработанные математиками теоремы. Математика дает модель для описания случайных явлений в объективной действительности. Эта модель может быть использована не только в естественных, но и общественных науках, в том числе в юридической статистике, поскольку последняя также связана с реальными процессами, которые подвержены многочисленным случайным воздействиям.

Упрощенное ознакомление с математической основой закона больших чисел можно осуществить нЭ конкретном примере. Общеизвестно, что состояние опьянения правонарушителей способствует совершению преступлений. На уровне единичного деяния подобное влияние, как правило, случайно. В массе преступлений просматриваются устойчивости. В 1995 г., например, в России в общем числе выявленных преступников 39,0% совершили преступления в состоянии алкогольного опьянения. Этот показатель за последние годы был практически неизменным. Колебания не превышали 1-3%. По отдельным видам преступлений данные иные, но их величины также из года в год практически повторя-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 306.

1 Там же. Т. 25. Ч. П. С. 396.

44

45

ются. В состоянии опьянения в 1995 г. было совершено 73,5% умышленных убийств, 57% – грабежей, 37,7% – краж, 0% – взяточничества.

Причинная связь между состоянием субъекта и конкретным видом преступного поведения проявляется в их удельных весах или частости (частоте проявления). Исходя из этой частости, можно прогнозировать преступления. Например, годовые отчеты об автопроисшествиях в городе свидетельствуют о том, что 25–30% их совершается на перекрестках. Опираясь на многолетние наблюдения, мы не можем сказать, будут ли совершены автотранспортные преступления на каком-то конкретном перекрестке или нет, но с достаточной долей точности можем предположить, что в текущем году на перекрестках будет совершено примерно такое-то количество автопроисшествий.

В ряде случаев можно наблюдать множество массовых закономерностей, которые увеличивают вероятность вывода. Это используется в теории доказательств. В статистической литературе был описан случай из американской судебной практики. На женщину напал мужчина и во время борьбы с ней оставил на полу следы крови. Жертва ясно не видела лицо нападавшего, но была совершенно уверена в том, что это был белый с рыжими волосами мужчина более шести футов роста. Анализ крови показал, что это группа крови АВ, содержащая спирохеты. С этими характеристиками был задержан один субъект, для которого была вычислена вероятность того, что именно он может быть преступником. Поскольку группа крови АВ встречается у 3% населения, около 5% имеют рыжие волосы, не более 1% белого населения больны сифилисом и около 10% взрослых мужчин ростом свыше шести футов, вероятность (В) того, что взятый наугад американец обладает всеми указанными выше признаками, составляет: В = 0,03 • 0,01 • 0,05 • 0,10 = 0,00000150. Ничтожно малая вероятность послужила в данном случае одной из серьезных улик для задержанного1.

Вероятность (частость) может быть теоретической и эмпирической. Теоретическая, или математическая, вероятность представляет собой отношение количества шансов, способствующих появлению изучаемого события, к количеству всех шансов, как благоприятствующих, так и не благоприятствующих его наступ-

1 См.: Маслов П.П. Статистика в социологии. М., 1971. С. 86.

лению. Рассмотрим это на хрестоматийном примере с бросанием монет. При десятикратном бросании монеты вероятность выпадения герба равна 10. Количество всех возможных шансов при выпадении герба или решки равно 20. Математическая вероятность выпадения герба равна 10:20=1/2 или 0,5. В зависимости от соотношения благоприятных и неблагоприятных факторов математическая вероятность будет колебаться от 0 до 1, т.е. она заключена между двумя пределами – невозможностью и достоверностью наступления изучаемого явления. Математическая вероятность – теоретическая величина. В ней заложена лишь мера объективной возможности, но последняя может по-разному реализоваться в действительности. Например, при фактическом десятикратном бросании монеты герб и решка выпали не поровну (5 и 5), как предвиделось по математической вероятности, а 3 раза выпал герб и 7 раз – решка.

Отношение числа фактически наступивших явлений к общему числу возможных называется частостью или опытной (эмпирической) вероятностью. В нашем примере эмпирическая вероятность выпадения герба равна 3:10=0,3, выпадения решки – 7:10=0,7. В данном случае фактические результаты существенно расходятся с теоретическими, расчетными. Такое большое расхождение обусловлено малым числом наблюдений, где действие постоянных причин, определяющих равную возможность выпадения обеих сторон монеты (симметричность, расположение центра тяжести в середине и т. п.), нейтрализовано случайными причинами (порывами ветра, разной силой бросания и т. п.). Французский естествоиспытатель XVIII в. Бюффон подбрасывал монету 4040 раз. Герб выпал 2048 раз, решка – 1992 раза1. В данном случае опытная вероятность (частость) выпадения герба была равна 0,5069 при математической вероятности 0,5000 (отклонения незначительны).

При малом числе наблюдений фактические результаты (опытная вероятность) могут существенно отклоняться от математической (теоретической) вероятности, а при большом числе наблюдений они становятся близки к расчетным.

Из сказанного можно сделать вывод: чем больше преступлений, дорожно-транспортных происшествий, гражданских исков или других случайных явлений подвергнется изучению в процес-

1 См.: Гнеденко Б.В. Курс теории вероятностей. М., 1961. С. 42.

 

46

47

се решения социально-правовых, криминологических и других юридических задач, тем надежнее полученные данные, точнее выявленные закономерности. Данный вывод – краеугольный камень всех статистико-правовых и статистико-криминологических изучений. Практическое значение теории вероятностей и закона больших чисел для юридической статистики этим не исчерпывается. Они лежат, например, в основе выборочного метода, позволяющего при неполном исследовании единиц совокупности и заведомо заданной ошибке представительности (репрезентативности) выявить и измерить основные тенденции и закономерности, свойственные всей генеральной совокупности. На теории вероятностей базируются статистические методы анализа, криминологического прогнозирования преступности и решения других задач.

§ 3. Отрасли юридической статистики

Сферы человеческой деятельности, регулируемые правом, чрезвычайно многочисленны и разнообразны. В реальной жизни практически нет таких областей, которые бы не имели правового обеспечения. Нередко они различаются по уровням регулирования. Для общих особо значимых процессов издаются федеральные законы, для территориально значимых – региональные (за,-коны субъектов Федерации) или нормативные акты местного самоуправления, для внутриведомственного регулирования -приказы и инструкции руководства ведомства, для завода -правила внутреннего распорядка и т. д. Нормативное регулирование человеческой деятельности постоянно расширяется, и это одна из важных тенденций развития правовых государств. Законодательно регулируются, как правило, те виды деятельности, которые носят массовый характер. Это значит, что они могут быть выражены количественно. Различные аспекты человеческой деятельности, регулируемые правом и имеющие статистическое отражение, как раз и являются предметом правовой или более широкой юридической статистики.

Статистика различных отраслей права в этом случае оказывается тесно связанной с социологией права этих отраслей. Социология гражданского, предпринимательского, финансового, административного, уголовного, судебного, пенитенциарного

48

и т. д. права в первую очередь опирается на официально собираемые статистические данные, а там, где их недостаточно, добывает их путем опросов населения, социологических наблюдений, социально-правовых экспериментов и других социологических методов.

Юридическую статистику интересуют далеко не все результаты той или иной деятельности, регулируемой правом, а только те, которые свидетельствуют о соблюдении или нарушении действующих правовых норм. Например, количественные результаты банковской деятельности в основе своей являются предметом банковской, финансовой и экономической статистики, а вот количественная сторона нарушений норм закона о банковской деятельности, финансового, гражданского или уголовного законодательства относится к юридической статистике. Причем соотношение между данными различных отраслей юридической статистики такое же, как между перекрещивающимися логическими кругами, имеющими общие «поля».

К юридической статистике относятся не только статистические показатели правового характера, но и данные, имеющие то или иное юридическое значение. Способы совершения преступлений не регулируются правом и их использование нередко не является нарушением каких-то норм, но они могут иметь различное юридическое значение. В уголовном праве некоторые способы совершения преступлений (применение оружия, боеприпасов, физического или психического принуждения и др.) представляют собой квалифицирующие признаки или обстоятельства, отягчающие наказание. На массовом уровне эти способы отражаются в уголовно-правовой статистике. На единичном и массовом уровнях различные способы совершения преступлений (технические, химические, биологические и иные) представляют большой интерес для криминалистики в целях раскрытия преступлений и построения версий, а также для криминологии в целях профилактики возможных преступлений.

Из сферы сугубо «правовой» статистики выпадает множество других сведений, имеющих юридическое значение, например, данные о численности персонала органов уголовной юстиции, результативности их деятельности, причинах и обстоятельствах совершения преступлений и иных правонарушений, личности правонарушителей, путях и способах предупреждения преступ-

49

4 187

лений и других правонарушений. Но они вполне укладываются в предмет юридической статистики.

Если дифференцировать юридическую статистику по отраслям права и другим юридическим наукам, опирающимся на ее данные, то каждой юридической научной дисциплине соответствует своя отрасль или подотрасль юридической статистики. Есть достаточные основания говорить о статистике уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, гражданско-правовой, гражданско-процессуальной, административно-правовой, пенитенциар-но-правовой, финансово-правовой, избирательно-правовой и т.д., а также о криминологической, криминалистической, судебно-медицинской, судебно-психиатрической. Есть и другой срез: статистика органов дознания, предварительного следствия, прокурорского надзора, судов, адвокатуры, нотариата, органов исполнения наказания, которая может интегрировать в себе различные отрасли юридической статистики применительно к деятельности того или иного органа. Например, в отчетности федеральных судов, арбитражных и общей юрисдикции, об уголовном, административном и гражданском судопроизводстве может присутствовать весь спектр отраслей юридической статистики. То же, хотя и с определенными поправками, можно сказать об отчетности прокуратуры и милиции, где отчетность не делится по отраслям права и юридическим дисциплинам.

Учитывая степень научной и практической разработки различных отраслей юридической статистики, мы ограничим их рассмотрение тремя комплексными отраслями: уголовно-правовой, административно-правовой и гражданско-правовой. Комплексными в том смысле, что каждая из них, кроме собственно своей сферы, охватывает все иные смежные правоотношения.

1. Уголовно-правовая статистика имеет своим непосредственным объектом количественную сторону преступности, судимости и деятельности государственных органов по борьбе с преступностью, предупреждению преступных проявлений и исправлению правонарушителей. Она подразделяется на следующие разделы:

а) статистику предварительного расследования, учитывающую преступность и деятельность органов предварительного расследования (количество возбужденных уголовных дел, зарегистрированных преступлений, совершивших их лиц, задержанных, арестованных, сроки расследования, раскрываемость, возвращенных на дополнительное расследование дел и другие показатели);

50

б) статистику уголовного судопроизводства, охватывающую учет судимости и деятельности судов (количество рассмотренных уголовных дел, осужденных, освобожденных от уголовной ответственности и наказания, оправданных, меры наказания, работу кассационной и надзорной инстанций, мировых судей и т. п.);

в) статистику исполнения приговоров, включающую учет деятельности прокуратуры по надзору за местами лишения свободы и исправительными учреждениями, а также работу судов по условно-досрочному освобождению и замене наказания более мягким (учет осужденных заключенных, подследственных заключенных, по срокам наказания, срокам содержания под стражей, видам преступлений и другим показателям).

В последние годы в виде самостоятельной отрасли или подотрасли выделяется криминологическая статистика, которая тесно связана с уголовно-правовой и рассматривается как часть криминологии, изучающая количественные характеристики преступности, ее причин, личности преступника и профилактической деятельности. Указанные характеристики в большинстве своем лежат как в рамках, так и за рамками уголовно-правовой статистики, особенно такие, как латентная преступность, причинная обусловленность преступности и отдельных преступлений, процесс формирования личности преступника и мотивации преступного поведения, деятельность субъектов профилактики, которые не относятся к правоохранительным органам1. Один из разделов криминологической статистики – виктимилогическая статистика, т. е. статистика о жертвах преступлений или потерпевших от преступлений и их роли в генезисе преступлений.

Особое место в криминологической статистике составляют также сведения о безнадзорности и беспризорности детей, наркомании, токсикомании, пьянстве и алкоголизме, проституции, венерических болезнях и других фоновых явлениях, детерминирующих преступность, которые традиционно относились к моральной статистике.

2. Административно-правовая статистика занимается учетом административных правонарушений по их видам, причиненному ущербу, характеру административных взысканий, органам административной юрисдикции, административному судопроизводству.

1 См.: Блувштейн Ю.Д. Криминологическая статистика. Минск, 1981. С. 5–16.

51

В России общее число органов, обладающих административной юрисдикцией, велико, более тридцати пяти. К ним относятся органы внутренних дел, железнодорожного, воздушного, водного и городского транспорта; санитарного, технического, пожарного, охотничьего, экологического, пробирного, атомного, ветеринарного надзора; водо- и рыбоохраны, таможенного и пограничного контроля и т. д. Особое место в системе субъектов административной юрисдикции занимают суды, роль которых в последние годы интенсивно возрастает.

По своему характеру административно-правовая статистика может обслуживать, кроме административного, и другие отрасли права -- экологического, хозяйственного, торгового, транспортного, воздушного, морского и т. д. В ней особо нуждается криминология, поскольку совершение административных правонарушений, как правило, является одной из ступеней к преступному поведению, анализ которых помогает решать многие криминологические задачи1.

3. 'Гражданско-правовая статистика представляет собой учет главным образом гражданско-правовых споров, находящихся на разрешении общих и арбитражных судов, результатов деятельности последних по стадиям гражданского судопроизводства, значение которого за последние годы постоянно возрастает.

Гражданско-правовая статистика включает в себя статистику:

а) судов общей юрисдикции, специализированных судов и мировых судей по рассмотрению гражданских дел, их число, характер, порядок и сроки прохождения, решения по делам первой, второй и надзорной инстанций, ошибки и нарушения законов при рассмотрении дел и другие показатели;

б) аналогичные сведения о деятельности арбитражных судов по решению экономических и иных споров по первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанциями;

в) исполнения судебных решений;

г) о составе судов, присяжных, народных и арбитражных заседателей.

Особое место в гражданско-правовой статистике занимают сведения о нарушении прав человека, выявляемые в Конституционном Суде РФ, в федеральных судах общей юрисдикции, в

1 См.: Лозбяков В.П. Криминология и административная юрисдикция милиции. М., 1996.

52

конституционных (уставных) судах субъектов Федерации и в Комиссии по правам человека при Президенте РФ, где все имеющиеся данные, как правило, обобщаются.

Юридическая статистика не исчерпывается тремя комплексными отраслями и тем кратким перечнем сведений, которые были приведены по каждой из них. Развитие юридической теории и практики всегда нуждается в адекватном отражении реалий, которые формируются на основе права или имеют важное юридическое значение. Их статистическая характеристика постоянно совершенствуется, углубляется, дифференцируется или интегрируется, что можно выявить лишь при непосредственном ознакомлении с практическими формами учета и отчетности юридических учреждений.

§ 4. Методы юридической статистики

Универсальное значение любого научного метода заключается в том, что он дает не указание на причины или другие результаты исследования, а ориентирует на пути поиска причин или других искомых данных. Опираясь на философские категории случайности и необходимости, количества и качества, взаимосвязи и развития явлений и др., а также на математическую теорию статистики, юридическая статистика разрабатывает свои специфические методы, предназначенные для изучения количественной стороны преступности, правонарушаемости, гражданско-правовых деликтов и связанных с ними социальных явлений и процессов. На конкретное содержание этих методов существенное влияние оказывает общая теория права и его различных отраслей, теория криминологии, судебной медицины и других неправовых наук. Теоретические положения упомянутых дисциплин определяют и специальные методики, основанные на статистических методах.

К специфическим методам, с помощью которых юридическая статистика изучает свой предмет, относятся:

1) массовое статистическое наблюдение;

2) сводка и группировка данных, полученных при наблюдении, по качественно-определенным признакам;

3) статистический количественный анализ сведенных и разгруппированных показателей;

53

4) всесторонний качественный анализ статистических материалов.

Перечисленные методы, образуя органически единый процесс статистического исследования, иногда именуются его стадиями или этапами, ибо каждый последующий метод, как правило, может быть применен с использованием показателей предыдущего. Поэтому любое статистико-правовое, статистико-деликтологическое или статистико-криминологическое обследование будет считаться полным и завершенным только тогда, когда оно слагается из названных выше основных стадий (этапов, методов).

1. Метод массового статистического наблюдения применительно к юридической статистике означает, что только путем изучения большого количества преступлений, правонарушений, деликтов, субъектов этих действий и т. д. можно установить объективные закономерности в преступности, правонарушаемости, в их причинности, в правоприменительной деятельности судов, прокуратуры, милиции и других правоохранительных органов. Изучение явлений единичных или в небольшом количестве в силу случайных отклонений не позволяет выявить действительные закономерности. При массовом наблюдении случайные колебания взаимно погашаются и остаются следствия, обусловленные общими причинами.

Давно замечено, что преступления или другие юридически значимые явления, взятые в большом масштабе, обнаруживают по своему числу и своей классификации такую же закономерность, как явления природы. Поэтому для действительно научного фундамента статистических фактов необходимо брать не отдельные факты, пускай даже очень важные, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, иначе может возникнуть подозрение об их тенденциозном подборе.

Для получения объективных результатов статистическое наблюдение должно охватывать либо всю (в статистике – генеральную) совокупность изучаемых явлений, либо такую ее часть, которая была бы достаточно представительной (репрезентативной) и позволяла бы сказать, что результаты, выявленные на основе неполных данных, имеют такую-то ошибку. Научной опорой в этом случае служит закон больших чисел, который позволяет рассчитать возможную ошибку при неполном изучении фактов.

2. Сводка и группировка данных наблюдения по качественно-определенным признакам – следующий специфический метод (этап) юридической статистики. Данные, полученные путем статистического наблюдения, общин. В целях проникновения в сущность наблюдаемых явлений они должны быть сведены и разгруппированы по нужным нам признакам, чтобы каждая группа представляла собой определенную качественную однородность. Например, совокупность изученных преступлений группируется по объектам посягательства (против личности, экономики^, государства и др.), по содержанию мотивации (корыстные, насильственные и т. д.) или по субъектам преступлений (полу, возрасту, социальному положению, прежней судимости). Сводка и группировка данных позволяет увидеть структуру изучаемых явлений, их сходства и различия. Данный метод позволяет увидеть единство количественного и качественного в той или иной совокупности.

3. Статистический количественный анализ позволяет углубить изучение, установить и измерить закономерности и взаимозависимости массовых правовых, криминологических и социологических явлений. Результаты статистического исследования на этом этапе выражаются в процентах, коэффициентах, индексах и других обобщающих показателях, не включающих в себя частные, индивидуальные или случайные отклонения. В них раскрываются основные тенденции, типичные черты, корреляции, характеристики.

Если число учтенных преступлений в разных странах в 1960 г. принять за 100% и соотнести с этими показателями данные 1990г., то обнаружится главная закономерность развития преступности: за тридцатилетие зарегистрированная преступность в США увеличилась в 7,2, в Англии и Уэльсе – в 6,1, во Франции – более чем в 5, в СССР – в 3,7, в ФРГ – в 2,8, а в Японии– 1,5 раза. В реальной жизни «кривая» динамики преступности не была строго линейной: преступность в разных странах в те или иные годы росла, сокращалась, оставалась на уровне предыдущего года, вновь росла и сокращалась. Но как бы она ни колебалась, основная тенденция – рост преступности, обгоняющий рост народонаселения – четко пробивалась через массу случайностей.

Рассчитав другой обобщающий показатель – число преступлений на 100 тыс. населения (коэффициент преступности) –

 

54

55

мы обнаружим иную иерархию стран по уровню преступности: в Англии и Уэльсе в 1990 г. было совершено 8996 преступлений на 100 тыс. жителей, в ФРГ -- 7108, во Франции – 6206, в США (только 8 видов, отслеживаемых в федеральном масштабе) -5820, в Японии -- 1794, в СССР – 1115. Сопоставляя два ряда статистических величин и анализируя их в совокупности с социально-экономическим, правовым и политическим развитием, можно прийти к очень важным выводам, к которым невозможно было бы даже приблизиться на основе абстрактных логических рассуждений.

Подобными возможностями характеризуются и другие приемы количественного статистического анализа.

4. Всесторонний качественный анализ правовых количественных явлений применяется на всех этапах статистического исследования: и при наблюдении, и при группировке, и при количественном анализе. Качественный анализ является основополагающим. Отступление от него может привести исследователя в плен механистических представлений и схоластических расчетов. Обратимся к примеру качественной оценки деятельности правоохранительных органов за последние годы.

В трудные 1991–1992 гг. в России появился огромный «вал» преступности. В первые месяцы 1992 г. темпы прироста преступности составляли 45%. Это было беспрецедентно. Российские власти потребовали решительной борьбы с преступностью. Прирост преступности за 1992 г. снизился и составил 27,3%. В 1993 г. он уже был равен 1,6%. В 1994 г. преступность не только не увеличилась, но и снизилась на 6%. После некоторого роста в 1995 г. преступность в 1996 г. вновь стала как по команде из месяца в месяц снижаться: в январе – на 0,8%, в феврале – на 1,8, в марте – на 3,1, затем – на 3,2; 4,1; 4,6; 4,8 и т.д. На основании количественного анализа можно было бы говорить о серьезных успехах правоохранительных органов.

Борьба с преступностью действительно оживилась, но чтобы в условиях углубляющегося социально-экономического кризиса, обнищания народа, роста безработицы, полугодовых задержках выплаты заработной платы, войны в Чечне, слабости правоохранительных органов темпы прироста преступности сократились более чем в 50 раз, этого объективно не могло быть. Обращение к практике регистрации преступлений, фактической деятельности правоохранительных органов, латентной (скрытой) преступности и

другим аспектам качественного анализа показало, что количественное сокращение учтенных преступлений носит в значительной мере «бумажный» характер. Правоохранительные органы, не имея возможности обуздать преступность, отреагировали на жесткие требования властей традиционно: существенно расширили «управляемую» регистрацию преступлений1.

Научный подход к статистическим данным, умение анализировать их на основе теории и сочетать с глубоким качественным анализом изучаемых фактов – это основополагающий метод, способный извлечь из количественных показателей объективный ответ на поставленные вопросы.

Применение всестороннего качественного анализа в конкретных статистико-правовых и статистико-криминологических исследованиях предполагает глубокое уяснение сущности анализируемых процессов, исходящих из теоретических положений гражданского и уголовного права, криминологии и т. д., и последующее углубление теории этих наук или совершенствование юридической практики на базе полученных результатов.

Основой всякого статистического изучения служит качественный анализ исследуемых явлений с целью установления тенденций и закономерностей их развития в конкретных условиях места и времени.

При проведении конкретных статистико-правовых и иных юридических статистических исследований рассмотренные специфические методы органически включаются в методику тех наук и их социологических разделов, которые обслуживает юридическая статистика, модифицируясь с конкретными задачами каждой юридической науки.

§ 5. Значение юридической статистики для юридической науки и практики

Любая наука изучает реальность, которая существует объективно вне сознания исследователя. Фактические данные об исследуемой реальности, по выражению академика И.П. Павлова, -это воздух ученого. На основании получаемых фактов и развива-

1 См.: Лунеев В.В. Контроль над преступностью: надежны ли показатели? // Государство и право. 1995. № 7. С. 89-102.

56

57

ется наука, как фундаментальная, так и прикладная. Наука не просто использует имеющиеся «стихийные» сведения об изучаемой реальности, что само по себе очень важно, но и предпринимает самые разные меры (способы, опыты, эксперименты, модели, устройства и т.д.) для получения новых более адекватных и точных данных об объекте исследования. Опираясь на них, наука продвигается в познании реальности, не прекращая искать все новые и новые индикаторы о ее внутренних и внешних связях и закономерностях.

Для юридических наук такой реальностью являются общественные отношения, регулируемые правом, а также общественные отношения, имеющие (или могущие иметь) то или иное юридическое значение. Только на этой основе глубокого изучения объективных общественных отношений могут развиваться различные юридические исследования, разрабатываться и уточняться нормы права.

Статистика вообще, и юридическая статистика в частности, с одной стороны, -- фактическая база, а с другой – один из основных методов социально-правового познания. Этот вывод распространим на все отрасли юридической науки.

Правовая наука в целом и каждая ее отрасль имеют свой социологический аспект, свою социологию, раскрывающую социальную обусловленность норм права, социальный механизм их действия и эффективность правового регулирования, о чем существует большая литература1. Вне этих сведений право не может плодотворно развиваться. Оно замкнется на догматике, логико-правовом анализе и сведется к умозрительным правовым решениям.

Очень часто с точки зрения формальной логики характер правового решения того или иного вопроса представляется очевидным, а в реальной жизни оно не действует. Для выработки реалистичного и эффективного решения необходимо исследовать социальные потребности возможного правового регулирования, его восприятие гражданами, объективные условия его выполнения,

1 См., например: Герцензон А.А. Уголовное право и социология. М., 1970; Подгурецкий А. Очерк социологии права. М., 1974; Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979; Эффективность правовых норм / Под ред. В.Н. Кудрявцева и др. М., 1980; Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация / Под ред. В.Н. Кудрявцева, A.M. Яковлева. М., 1982.

желательные и нежелательные последствия предлагаемого законодательного акта и т.д., т.е. необходимо обратиться к социологии данной отрасли права. Социология права в целом и ее различные отрасли в первую очередь базируются на официальных статистических данных, системно собираемых государственными учреждениями. Там же, где официальные данные отсутствуют или их недостаточно, социология права использует свои эмпирические методы получения необходимой информации. Но в том и другом случаях исследователь вынужден обращаться к статистике, как фактической базе, и к статистике, как научным методам социально-правового познания и обработки полученных данных.

Различные отрасли права, юридической науки и практики по-разному обслуживаются юридической статистикой. Это зависит от уровня развития количественного учета явлений в той или иной правовой сферах, объективных потребностей и сложившейся практики.

Традиционно юридическая статистика широко используется в системе наук уголовно-правового цикла: криминологии, уголовном и исполнительном праве, прокурорском надзоре, криминалистике, судебной психиатрии и судебной медицине. Этому способствует относительно высокий уровень развития практического учета и отчетности в системе различных органов уголовной юстиции (внутрених дел, прокуратуры, судах, исполнительных и судебно-экспертных учреждениях). Несколько меньше юридическая статистика используется науками гражданско-правового и административно-правового циклов. Отчетность по гражданскому и административному судопроизводству менее развита, чем по уголовному. Однако это не является серьезным основанием игнорировать статистические методы познания реальности упомянутыми циклами юридических наук.

В отечественной истории юридических наук был долгий период (1930-1990 гг.), когда собираемые различными ведомствами сведения юридической статистики практически не использовались ввиду их засекреченности. Особая закрытость наблюдалась в уголовно-правовой статистике. Но грифы «секретно» и «совершенно секретно» присваивались не только сведениям о преступности, но и любым другим, если они бросали тень на социалистический образ жизни. Такие данные именовались «негативными» и могли использоваться только во властных структурах с соблюдением правил секретного производства. Их обнародова-

58

59

ние приравнивалось к разглашению государственной тайны. Поэтому в открытой и даже закрытой юридической литературе они не использовались.

Шестидесятилетняя практика идеологического отлучения юридической науки от фактических данных привела к нежелательным последствиям. Научные исследования по различным отраслям права до настоящего времени редко выходят за пределы логико-правового анализа, и этот недостаток в силу инерции мышления еще до конца не преодолен, хотя никаких идеологических и организационных препятствий к статистическому изучению социально-правовых реалий в течение последнего десятилетия практически нет. За прошлые годы в стране сформировалось несколько поколений ученых-правоведов, плохо знакомых с современными статистическими, социологическими и математическими методами познания (поскольку, как об этом уже говорилось, в них не было нужды), привыкших опираться в своих исследованиях не на фактическую, а на писаную (законы, другие нормативные акты, судебные решения, комментарии) реальность, и которые в силу почтенного возраста и устоявшихся привычек не всегда могут перейти к широкому и глубокому социологическому и статистическому освоению правовой действительности.

Показательной иллюстрацией к сказанному может служить разработка нового УК РФ. В основе его подготовки лежали уголовное законодательство 60-х гг. с многочисленными последующими изменениями и дополнениями, судебная практика по уголовным делам, теоретические положения уголовно-правовой науки, уголовное законодательство некоторых европейских стран с рыночной экономикой и научно-практический опыт разработчиков УК. Все эти факторы имели важное, но недостаточное значение. В основе разработки УК не было никакого статистико-социологичес-кого исследования фактической общественно опасной криминализированной и некриминализированной реальности, а также ее прогнозов на ближайшее и отдаленное будущее. Даже те обстоятельства, которые сопутствовали разработке кодекса, не были системными, а учитывались в меру убедительности тех или иных рекомендаций, которые отстаивали различные члены рабочих и согласительной групп. Объективной базой для взвешенных компромиссных решений могла служить лишь фактическая реальность. А ее-то как раз и не было под руками разработчиков.

60

Поэтому в основе имеющихся недостатков и противоречий нового УК, которые стали обсуждаться учеными и практиками еще до вступления его в силу, лежит и традиционная недооценка возможностей юридической статистики, как фактической базы и методологии анализа общественно опасной реальности1. Предложение А.Н. Радищева, высказанное им в трактате «О законоположении» в 1802 г., в котором он аргументированно доказал необходимость использовать системное статистическое изучение фактической криминальной реальности при законотворчестве-* и через 200 лет остается невостребованным.

Что может дать юридическая статистика юридической науке и практике? Ответ на этот вопрос лучше всего построить на примере наиболее разработанной уголовно-правовой и криминологической статистики.

Уголовная и криминологическая статистика, отражая количественную сторону совершаемых преступлений и связанных с ними социальных явлений и процессов, обеспечивает науку и практику борьбы с преступностью необходимыми сведениями эмпирического характера, выполняя роль фактической основы, без опоры на которую невозможно проводить целеустремленную, научно обоснованную борьбу с преступностью в стране.

Уголовная и криминологическая статистика обеспечивает фактическими данными все основные направления этой работы:

1) изучение криминологической характеристики преступности, а совместно с социологией – уголовного права – и изучение некриминализированной преступной деятельности;

2) изучение причин и условий преступлений;

3) изучение криминологической характеристики личности правонарушителей;

4) прогнозирование преступности и индивидуального преступного поведения;

5) планирование и организацию борьбы с уголовно-наказуемыми деяниями;

6) проверку эффективности борьбы с преступными проявлениями.

Криминологическая характеристика, включающая в себя состояние, структуру и динамику зарегистрированных преступле-

1 См.: Лунеев В.В. Общественно опасные реалии наших дней и их отражение в уголовном кодексе//Журнал российского права. 1997. № 3. С. 79–85.

61

ний, их «географию» (распределение по территориям), а также латентную преступность и другие показатели, находит относительно полное отражение в статистической отчетности и аналитических статистических документах органов уголовной юстиции о положении дел в стране, субъектах Федерации, городе, районе. Это позволяет обоснованно решать многие вопросы организации борьбы с преступностью.

Одна из сложных статистических проблем – изучение общественно опасной деятельности в целях ее возможной последующей криминализации. Системного учета таких явлений не ведется и нет правовых оснований для его ведения. Разрозненные данные имеются в административной и других видах статистической отчетности. Основные сведения по этой проблематике можно получить лишь при специально организованном статистичес-ко-социологическом обследовании.

Причины и условия преступлений, криминологическая характеристика личности правонарушителей, хотя и в меньшей мере, но также находят отражение в статистическом учете, особенно в документах первичного учета на преступление и лицо, его совершившее. Изучение этих данных помогает разобраться в мотивации преступности, непосредственных причинах совершения преступлений, выявить специфические особенности личности преступников, связи преступлений с безработицей, пьянством, условиями семейного воспитания и т. д. В тех случаях, когда эти связи недостаточно обозначены, статистика может указать возможные пути их установления.

Для криминологического прогнозирования в первую очередь необходима надежная статистическая база, отражающая преступность, ее причины и социальные отклонения в личности правонарушителей. Опираясь на тенденции и закономерности изменения преступности и связанных с ней криминогенных факторов, можно с определенной долей вероятности предвидеть, как будут развиваться преступные проявления в ближайшем будущем.

Уголовная и криминологическая статистика дает возможность наиболее оптимально спланировать распределение сил и средств борьбы с преступными проявлениями. Исходя из статистических показателей об уровне преступности, возможностей оперативных и следственных работников и других данных, планируется штатная численность правоохранительных органов и их допустимая индивидуальная нагрузка.

62

Важнейшая деятельность по контролю над преступностью -ее предупреждение. Успешность последнего заключатся в том, насколько характер и система предпринимаемых мер соответствуют содержанию и совокупности статистически выявленных причин.

Большая криминологическая значимость статистики заключается также в том, что она представляет собой специфическую систему обратной связи. Всякий раз вновь получаемые статистические материалы дают основания судить, насколько глубоко» были изучены преступные проявления и их причины, адекватно сделаны прогностические выводы, оптимально спланированы меры борьбы с преступностью и насколько эффективными оказались эти меры. Статистические сведения в определенной мере позволяют судить об эффективности уголовного законодательства и деятельности системы уголовной юстиции.

Использование количественных статистических показателей в любом из указанных направлений требует глубокого качественного анализа. В противном случае сведения уголовной статистики могут ввести в заблуждение. Например, сокращение преступности в том или ином городе, отраженное в статистической отчетности, может быть как результатом эффективной борьбы с преступностью, так и следствием сокрытия преступлений со стороны правоохранительных органов. И наоборот, рост преступности, отраженный в отчетности, способен говорить как об ослаблении борьбы с ней, так и о целенаправленной работе правоохранительных органов по выявлению ранее неучтенных уголовно наказуемых деяний. Чтобы объективно оценить статистические показатели, необходимо дополнить их анализ изучением фактического положения дел на местах, что систематически делается руководящими органами МВД, Генеральной прокуратуры и другими правоохранительными ведомствами. Результаты таких проверок находят то или иное статистическое отражение.

По всем направлениям, которые обслуживаются уголовной и криминологической статистикой, проводятся научные исследования. Она и здесь представляет собой один из важных источников информации, снабжающих юридическую науку фактическими данными для последующего теоретического обобщения. Чтобы научные исследования не носили чисто умозрительного догматического характера, они всегда должны опираться на данные уголовной и криминологической статистики.

63

Выполняя роль фактической базы научной организации борьбы с преступностью, уголовная и криминологическая статистика должна отвечать высоким требованиям современных систем информации. К великому сожалению, многолетняя идеологизация социальной жизни и статистических сведений о ней приводила к приукрашиванию действительности, и в этом отношении статистика нередко выполняла неблаговидную роль. Статистика преступности в нашей стране до сих пор недостаточно надежна и объективна в связи с наличием огромной латентной преступности, формируемой, в том числе, и недобросовестной деятельностью правоохранительных органов. Объективизация учета преступности и судимости, полный его перевод на безбумажную основу, применение при статистическом анализе современных быстродействующих электронно-вычислительных машин и широкая публикация статистических показателей для общественной оценки могут существенно повысить роль уголовной и криминологической статистики в борьбе с преступностью и в развитии юридических наук криминального цикла.

Аналогичные возможности и проблемы скрыты в административно-правовой и гражданско-правовой статистике. Несмотря на их заметное отставание от уголовной статистики, статистическая база гражданско-правовой и административно-правовой деятельности постоянно совершенствуется. С полным принятием гражданского, финансового, арбитражного, банковского, процессуального, административного и других отраслей законодательства учет и отчетность в этих сферах приобретут более значимый характер.

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ. МЕТОДЫ СТАТИСТИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ

Глава 3. СТАТИСТИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ В ЮРИДИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКЕ

§ 1. Понятие статистического наблюдения и организация

его проведения

Статистическое наблюдение – это специфический метод и одновременно первая стадия (этап) любого конкретного юри-дическо-статистического изучения, представляющего собой научно организованный по единой программе учет интересующих фактов о правовых и юридически значимых явлениях и процессах и сбор полученных на основе этого учета массовых первичных данных в какую-то совокупность.

Любое юридическо-статистическое исследование начинается, во-нервых. с получения исходной социально-статистической информации, т. е. с учета преступлений, правонарушений, гражданских споров, приговоров, судебных решений, видов наказания и других юридически значимых фактов. Во-вторых, с обобщения учтенных фактов в соответствующую сумму, массив, совокупность. На практике эти два аспекта статистического наблюдения составляют единый процесс учета и отчетности: вначале учитываются уголовные или гражданские дела, обвиняемые или ответчики по каким-то необходимым нам признакам, а затем полученные сведение представляются в различных формах отчетности.

Содержание учета и отчетности предопределяется целями и задачами наблюдения. Если, например, надо установить возрастное распределение лиц, арестованных в порядке избрания мер пресечения и находившихся в следственных изоляторах, то в основе учета арестованных будет значиться их возраст. Если нужны обобщенные сведения о «цене» дорожно-транспортных происшествий, то учету подлежит сумма ущерба по каждому ДТП. Если же изучается влияние пьянства на семейные отношения, то за основу

65

5 187

учета могут быть взяты разводы, обусловленные пьянством одного из супругов, факты лишения родительских прав отца или матери в связи с их алкогольной деградацией, случаи отклоняющегося поведения несовершеннолетних, воспитывающихся родителями-пьяницами, и другие показательные явления.

Во всех случаях статистическое наблюдение будет представлять собой количественную регистрацию отдельных явлений, отбираемых по качественно-определенным признакам. При статистическом наблюдении в криминологическом исследовании регистрируются индивидуальные явления изучаемой совокупности (преступления, преступники, причины) или отдельные их признаки (юридическая квалификация преступления, социально-демографические данные преступников, виды и сроки наказания и т. д.)

Как бы ни проводились учет фактов и их суммирование, этот двуединый процесс должен быть организован таким образом, чтобы опираясь на полученный первичный материал, можно было бы сделать более или менее объективные выводы об изучаемом явлении. Поэтому одним из главных требований, предъявляемых к статистическому наблюдению, – это достоверность и полнота собираемой исходной информации. Умышленное или неосторожное нарушение этих требований может свести на нет результаты статистического наблюдения, нередко организованного на территории всей страны. Лживые статистические сведения могут быть общественно опасными.

Неслучайно в УК РСФСР существовала уголовная ответственность за приписки в государственной отчетности и представление других умышленно искаженных отчетных данных (ст. 152-1). Она была введена в 1962 г. и просуществовала около 30 лет, т. е. в те самые годы, когда статистические показатели и фактические реалии строительства коммунизма стали существенно расходиться между собой и официальный обман становился очевидным. Аналогичная ситуация в настоящее время складывается с учетом преступности, когда фактическая преступность растет, а регистрируемая сокращается. К подобным случаям приемлем афоризм: есть ложь, есть большая ложь и есть статистика.

Статистическое наблюдение проводится не в праздных целях. На основе его результатов принимаются важные практические и нередко дорогостоящие решения. Если результаты наблюдения не отражают реалий, решения будут бесполезны, оши-

66

бочны и даже вредны. Предположим, что сведения об учтенной преступности в городе или области не отражают реалий. Правоохранительные органы или отдельные должностные лица из карьеристских побуждений, желая показать свою способность контролировать преступность, ведут направленно-выборочный учет преступлений, о которых им стало известно: регистрируют мелкие, легко раскрываемые и «публичные» (ставшие общеизвестными) деяния и укрывают преступления, которые трудно раскрыть. Согласно отчетности этих органов, преступность в городе может сокращаться, а ее раскрываемость расти. На самом же деле преступность растет, а раскрываемость снижается. Принимаемые на основе официального учета и отчетности меры будут загонять криминальные проблемы города вглубь до тех пор, пока этот статистический обман не станет очевидным или выявленным, либо пока не наступит социальный взрыв на криминальной основе.

При всей противоправности и даже преступности поведения соответствующих должностных лиц при организации учета и отчетности в приведенном примере, подобные факты в отечественной статистической действительности почти традици-онны. Сейчас важно уяснить одно: статистическое наблюдение – начальный и исходный этап любого юридическо-статистичес-кого изучения и его конечные результаты зависят от его правильной научной организации.

Организация статистического наблюдения включает в себя:

– определение его целей и задач;

– выбор надлежащего объекта;

– установление единиц наблюдения, совокупности, измерения;

– составление программы наблюдения.

1. Цели статистического наблюдения могут быть самыми разными. Они вытекают из реальных социально-правовых потребностей, из жизненно необходимых нужд, которыми обременены правоохранительные и другие юридические учреждения или государство в целом. Например, отслеживание уровня учтенной преступности, раскрываемости, судимости и общего числа заключенных во всех странах мира становится нормой, показателем цивилизованности, базовыми данными, на основе которых организуется борьба с преступностью и оценивается безопасность общества. Другие, более детальные или частные сведе-

67

ния о преступности или судимости, собираются в связи с возникающими потребностями.

До 60-х гг. в СССР почти не было учета предупредительной деятельности, проводимой правоохранительными органами и судами. Возобновление криминологичеких исследований в середине 60-х гг., внедрение профилактической направленности в уголовную политику, введение в уголовно-процессуальное законодательство положений, обязывающих следователя, прокурора и суд изучать причины и условия, способствующие совершению преступлений, и вносить соответствующие представления и частные определения потребовали необходимого учета профилактической деятельности и отчетности по ней.

Появление массовой организованной преступности в СССР и России во второй половине 80-х гг. потребовало ввести соответствующий ведомственный учет. Он был внедрен еще до принятия необходимых изменений и дополнений к УК РСФСР, определивших понятие «совершение преступления организованной группой». Организация борьбы с мафиозной преступностью в последующие годы требовала постоянного совершенствования и расширения этого учета. Он стал еще более углубленным в связи с принятием нового УК, в котором криминализирована деятельность по организации преступных формирований и расширена уголовная ответственность за совершение преступлений преступным сообществом и организованной преступной группой.

Аналогичная ситуация сложилась в связи с распространением коррупции среди государственных служащих в России в 90-е гг. Правоохранительные ведомства были вынуждены ввести специальный учет коррупционных преступлений, совершаемых государственными служащими. Только при таком подходе можно как-то судить о реальной деятельности правоохранительных органов в борьбе с коррупцией и в меньшей мере (в связи с высокой латентностью этих деяний) – о распространенности коррупции и эффективности социально-правового контроля над ней.

Вступление в действие с января 1997 г. нового УК РФ, Особенная часть которого существенно отличается от прежнего уголовного законодательства, потребовало кардинального пересмотра всей системы уголовного учета и отчетности о преступности и борьбе с ней.

На уровне республик, краев, областей, городов и районов могут возникнуть свои специфические потребности в монито-

ринге тех или иных юридически значимых явлений и процессов. Они отслеживаются в интересах дела сверх общеобязательных и общегосударственных форм учета и отчетности. Однако и здесь должна соблюдаться соответствующая мера. Требование все новых и новых сведений, в которых нет особой нужды, с нижестоящих организаций может парализовать их реальную деятельность или исказить ее. Например, увлечение формальными показателями по профилактике преступлений в 80-е гг. (попросту говоря, приписками) привело к разрушению реальной профилактической деятельности, а потом и всей системы профилактики в органах внутренних дел.

Характер статистического наблюдения определяется его целями, которые в свою очередь должны формулироваться, исходя из реальных потребностей юридической деятельности и практических возможностей тех организаций, на которые возлагается статистическое наблюдение.

2. За выбором целей статистического наблюдения следует выбор объекта наблюдения, включающий в себя совокупность социально-правовых отношений, которые следует изучить для достижения поставленных целей. Если мы определили цель наблюдения – выработку более эффективной борьбы с коррупцией среди государственных служащих, то объектом наблюдения может быть совокупность социально-правовых отношений в сфере государственной службы: уровень совершаемых коррупционных действий, фактическая доля их выявления правоохранительными органами, обстоятельства латентности коррупции, причины и условия, способствующие коррупции государственных служащих, удельный вес коррупционеров, которые несут реальную уголовную ответственность за свои действия, уровень криминализации реальных коррупционных действий и т. д.

Всякий круг социально-правовых отношений, которые выступают объектом статистического наблюдения, может быть практически безграничен. Поэтому, определив содержание объекта, следует четко обозначить его пространственные, временные и количественные пределы: на какой территории (район, город, субъект Федерации), за какой период (квартал, год, несколько лет), в каком объеме (100, 1000 или более единиц наблюдения) предполагается изучить нужные явления, процессы, события, признаки, чтобы достичь поставленной цели. Без определения указанных пределов статистического наблюдения трудно органи-

 

68

69

зовать его проведение и еще труднее оценить представительность полученных данных.

3. Определив цель и объект статистического наблюдения, необходимо решить вопрос о единицах наблюдения, единицах совокупности и единицах измерения.

Единицей наблюдения обычно именуется тот источник, откуда должна быть получена первичная статистическая информация. Применительно к уголовной статистике это могут быть отделения милиции, районная или городская прокуратуры, районные суды или мировые судьи, учреждения исполнения наказаний. Относительно сведений гражданско-правовой статистики такими единицами наблюдения выступают районные суды, мировые судьи, арбитражные суды, районные прокуратуры, нотариальные учреждения, различные отделы местных администраций. Единицами наблюдения административно-правовой статистики могут быть районные суды, мировые судьи, органы внутренних дел, ГАИ, пожарный надзор и десятки других контрольных и надзорных учреждений, наделенных правом административной юрисдикции.

Единицей совокупности считается первичный составной неделимый элемент изучаемой совокупности, признаки которого необходимо зарегистрировать в процессе наблюдения. К таким элементам относятся преступление, преступник, потерпевший, истец, ответчик, причина, иск и т. д. Сумма данных явлений образует совокупность преступлений, преступников, причин, потерпевших, исков.

Единица измерения показывает, в каких величинах учитываются изучаемые юридической статистикой социально-правовые явления. В статистической отчетности органов уголовной юстиции в качестве единиц измерения преступности применяют три показателя: уголовное дело (следственное или судебное производство), преступление (по видам) и субъект преступления (по лицам) – подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, заключенный.

Умение правильно провести границу между единицами измерения имеет важное научно-практическое значение. Например, нельзя сопоставлять преступность, измеренную в преступлениях, уголовных делах и лицах, поскольку в конкретном уголовном деле возможно несколько преступлений, одно преступление может быть совершено группой лиц или одно и то же лицо

может совершить ряд преступлений. Более того, в процессе следственной и оперативной деятельности выявляется лишь часть лиц, совершивших зарегистрированные преступления. Субъекты преступлений на разных стадиях уголовного правосудия также несопоставимы: не всякий подозреваемый становится обвиняемым, не всякий обвиняемый может быть подсудимым, не всякий подсудимый может быть осужден и не каждый осужденный отбывает наказание в местах лишения свободы. Сопоставимость единиц измерения – важнейшее требование статистического наблюдения. Данное требование в определенной мере относится к единицам наблюдения и единицам совокупности.

4. Программа статистического наблюдения представляет собой перечень четко сформулированных вопросов, на которые должны быть получены достоверные ответы в процессе проведения наблюдения. А. Кетле в свое время сформулировал три правила составления программы статистического наблюдения. Он полагал, что в нее: 1) желательно включать только те вопросы, на которые необходимо получить ответы для решения поставленной задачи; 2) не следует включать вопросы, на которые невозможно получить ответы удовлетворительного качества; 3) не должны включаться вопросы, которые могут вызвать недоверие обследуемых субъектов относительно целей проводимого обследования. Эти правила не утратили своего значения.

Содержание программы определяется целями и спецификой объекта наблюдения. Правильно составленная программа наблюдения и обеспечение проверки данных -- важные условия успешной статистики. Программа статистического наблюдения составляется при организации каждого юридическо-статистического изучения. Своеобразными, относительно стабильными программами статистических наблюдений являются официальные формы учета и отчетности, государственные и ведомственные. Более углубленное изучение судебной практики по гражданским и уголовным делам, преступности, ее территориальных различий, причин преступности и других проблем требует специальных программ1.

1 См.: Организация изучения причин преступности и разработки мер ее предупреждения. М., 1966; Бабаев М.М., Быков Л.А., Звирбуль В.К., Кузнецова Э.В. Изучение преступности. М., 1973; Методика обобщения судебной практики. М., 1976.

70

71

§ 2. Организационные формы статистического наблюдения

Учет первичных сведений, как начальная составляющая процесса статистического наблюдения, и обобщение их в отчетности или других итоговых документах, как его конечная составляющая, в обыденной жизни нередко обозначаются термином -сбор первичных данных об объекте наблюдения. И хотя специалисты под термином «сбор» понимают далеко не одноплановый процесс, осуществляемый с помощью различных форм, видов, методов и способов получения необходимой информации, тем не менее этим условным обобщающим термином пользуются многие статистики.

Отвлекаясь от многочисленных методов такого сбора статистической информации, остановимся лишь на его организационных формах. Их всего две:

1) официальные учет и отчетность, организуемые в юридических учреждениях в качестве их функциональной деятельности;

2) специально организованные статистические обследования, проводимые в стране, регионе, ведомстве, в тех же юридических учреждениях. Эта форма позволяет собрать сведения, которых нет в официальных учете и отчетности.

Это деление условно. В конкретных статистических наблюдениях могут по-разному сочетаться обе эти формы, дополняя и уточняя фактические данные об объекте изучения, приближая нас к более объективному и полному пониманию наблюдаемых социально-правовых реалий.

Преступность в России и других странах, как правило, учитывается и обобщается на уровне официальной государственной статистики. Но этого недостаточно. Зарегистрированная преступность в 2–4 раза ниже уровня реально совершаемой. Латентная или скрытая часть преступности состоит из незаявленных, невыявленных, неучтенных и неустановленных деяний. Для их учета существуют десятки способов, которые могут быть применимы лишь на уровне специально организованных форм статистического наблюдения. Некоторые из методов базируются на государственной отчетности, в которой косвенно отражаются латентные деяния: сведения о незаконном отказе в возбуждении уголовных дел, незаконном прекращении возбужденных дел за отсутствием состава или события преступления, заявлениях и сообщениях граждан, на которые не отреагировали правоохранительные орга-

72

ны, и др. Но эти официальные данные не отражают всей латентной преступности. В них нет «незаявленной», «неустановленной» и умышленно неучтенной преступности. Данную часть латентной преступности можно как-то установить методически выверенным социологическим опросом граждан, должностных лиц, осужденных, что возможно лишь в форме специально организованного статистического наблюдения.

В США на федеральном уровне учитываются данные лишь о восьми видах серьезных (индексных) преступлений, сведения о которых ежегодно публикуются в единых отчетах о преступности. Поскольку эти сведения неполны, два раза в год проводятся репрезентативные опросы граждан и семей на предмет их вик-тимизации (становления потерпевшими) от тех же восьми видов преступлений. Эти данные ежегодно публикуются в сборниках о виктимизации в США. В 1992 г., например, официально было зарегистрировано 14 438 200 убийств, нападений, изнасилований, грабежей, краж и других серьезных преступлений. В этом же году путем опроса населения было выявлено 33 649 340 подобных серьезных посягательств, или в 2,3 раза больше1.

1. Официальный государственный учет и отчетность являются первой и основной формами статистического наблюдения. Вне официальной уголовно-правовой, криминологической, административно-правовой и гражданско-правовой статистики практически немыслимо проведение ни одного более или менее глубокого юридическо-статистического наблюдения. Официальный государственный учет и отчетность в всех сферах, в том числе и юридической, организуются Госкомстатом РФ. Все формы государственной статистической отчетности обязательно утверждаются этим органом. Наряду с этим есть сугубо ведомственная отчетность, утверждаемая руководством ведомств.

Централизованная система учета и отчетности в стране – один из важнейших рычагов государственного управления и руководства экономическим, политическим и правовым регулированием. Именно поэтому учет и отчетность организуются на основе общих принципов, по единой методологии, методике и организации. Пренебрежение этими вопросами может привести к несопоставимости показателей, к невозможности комплексных ста-

 

1 См.: Crime in the United States / Uniform Crime Reports. 1992. Wash., D.C. 1993. P. 58; Sourcebook of Criminal Justice Statistics. 1993. Wash., D.C. 1994. P. 246.

73

тистических (экономических, социальных, демографических, юридических) обследований, искажению количественных и качественных реалий.

Приведу элементарный пример несоответствия данных. По прежнему и действующему УК уголовной ответственности подлежат лица с 16 лет, а по некоторым видам распространенных среди подростков деяний, общественную опасность которых они в состоянии осознать, – с 14 лет. Для расчета коэффициента преступности (числа преступлений на 100 тыс. жителей) несовершеннолетних 14, 15, 16 и 17 лет необходимо знать не только число совершенных ими преступлений, что отслеживается уголовной статистикой, но и общее число подростков того же возраста. В официально же публикуемой демографической статистике СССР возраст населения отслеживался совокупно по периодам 10–14 лет и 15–19 лет1. На основании этих демографических сведений коэффициент преступности несовершеннолетних различного возраста можно рассчитать лишь приблизительно, поскольку уголовно-правовые и демографические показатели несопоставимы. Подробно учет и отчетность правоохранительных органов, судов и других юридических учреждений рассматривается в главе 4 учебника.

2. Специально организованное статистическое обследование – вторая форма статистического наблюдения. К ней прибегают тогда, когда цели и задачи юридическо-статистического изучения требуют показателей, не охваченных официальной статистической отчетностью. Например, при изучении преступности и ее причин в отдельном регионе, субъекте Федерации или городе может возникнуть необходимость выяснить степень доверия и отношение населения к правоохранительным органам, с одной стороны, и характер опоры самих органов на помощь населения, с другой. При изучении личности преступников может появиться нужда в более глубоком исследовании их правосознания, уровня конформности, характера потребностей, интересов и ценностных ориентации, психофизиологических особенностей и т. д. Эти сведения собираются при специальном изучении уголовных дел, ознакомлении с иными документами, анкетных опросах и интервьюировании граждан, сотрудников правоохранительных органов, правонарушителей и с

1 См.: Демографический ежегодник СССР. 1990. М., 1990. С. 27.

74

помощью других методов сбора информации, не отраженной в учете и отчетности. Методика сбора подобной информации разнообразна. Она достаточно полно разработана социологией, психологией и другими науками и давно применяется в юриди-

ческих исследованиях

§ 3. Виды и способы статистического наблюдения

«и

В основу видового деления статистических наблюдений положены два критерия: 1) полнота охвата единиц совокупности и 2) непрерывность учета фактов во времени.

1. По непрерывности учета фактов во времени статистические наблюдения могут быть текущими, периодическими и единовременными. Указанные разновидности наблюдения не имеют большого практического значения в криминологических и социально-правовых изучениях, ибо их проведение, как правило, требует текущего наблюдения преступности, административных правонарушений, гражданско-правовых судебных или арбитражных решений за длительный период времени с учетом изменения динамики населения, изменений законодательства, судебной практики, форм учета и отчетности.

Преступность, например, нельзя изучить в процессе единовременного или периодического наблюдения, как это можно сделать при демографической переписи численности и структуры населения или изучении личного состава правоохранительных органов. Глубокие криминологические или деликтологичес-кие исследования должны базироваться на официальной статистической отчетности органов прокуратуры, внутренних дел, налоговой полиции и других правоохранительных ведомств, где учет строится по принципу непрерывной регистрации правонарушений и преступлений во времени. Хотя это вовсе не исключает и единовременных, а тем более периодических статистических наблюдений, но они применяются редко. Например, на юридическом факультете МГУ было проведено сравнитель-

1 См., например: Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Красноярск, 1988; Пристанская О.В., Юцкова Е.М. Методика криминологического изучения правосознания и общественного мнения о преступности. М., 1989.

75

ное изучение преступности в Москве за 1969 г. в сопоставлении с аналогичным изучением преступности в столице в 1923 г.1

2. По полноте охвата единиц совокупности наблюдение может быть сплошным и несплошным.

Сплошное наблюдение в статистике – это полный учет единиц совокупности. Например, полный учет всех известных преступлений иЛи административных правонарушений, совершенных в городе, республике, Федерации; выявленных лиц, совершивших преступления; иных социальных явлений и процессов, связанных с преступностью или правонарушаемостью. Полное наблюдение'наиболее достоверно и надежно, но его можно осуществить лишь по ограниченному числу признаков,' что мы и видим в текущей отчетности органов уголовной или административной юстиции.

Для организации борьбы с преступлениями и правонарушениями бывают в ограниченный срок необходимы такие сведения, каких нет в официальной отчетности, и получить их сплошным способом дорого, долго, сложно или практически невозможно. В этих случаях прибегают к несплошному наблюдению. Оно гне ставит задачи исчерпывающего изучения необходимых сведений'по стране, региону, городу.'Изучается какая-то часть, которая дает относительно надежные и достоверные данные2. В противном случае собранные сведения могут привести к ошибочным и даже вредным решениям.

'Несплошное наблюдение бывает: а) монографическим, б) обследованием основного массива, в) анкетным, или социологическим, г) выборочным. Каждое из них имеет положительные и отрицательные стороны?

Наиболее простая разновидность несплошного статистического наблюдения – способ монографического описания. Он применяется для глубокого изучения единичных, но типичных в криминологическом или социально-правовом плане объектов. Например, при изучении преступности в городе производится криминологическое обследование предприятия, в котором наблюдается высокий уровень экономических преступлений и правонарушений или, наоборот, где установлен высокий уровень правопорядка. Монографическое описание применимо при изуче-

1 См.: Сравнительное криминологическое исследование преступности в Москве в 1923 и 1968-1969 гг. М., 1971.

76

нии вопросов, которые не могут быть исследованы при массовых наблюдениях и ограниченных силах и средствах. Оно малопредставительно и допустимо лишь при типичности (атипич-ности) или характерности объектов изучения, исследовав которые, можно установить причины имеющихся особенностей.

Следующий способ несплошного наблюдения -- обследование основного массива, где для изучения исследователем собираются наиболее крупные или комплексные единицы наблюдения. Например, при изучении криминологической обстановки в регионе для углубленного статистического наблюдения отбираются два-три города (района), которые по определенным показателям (численности населения, промышленному и культурному развитию, уровню преступности и правонарушаемос-ти, деятельности правоохранительных органов и судов) являются наиболее характерными и важными. На основе их изучения при экономии сил и средств можно сделать общие выводы по региону. Подобный подход может быть реализован в отдельном городе, округе или районе для изучения реального положения дел на основе обследования отдельных предприятий, учреждений, территорий и т. д. Такая практика имеет широкое распространение в правоохранительных органах городов и районов, субъектов Федерации и особенно в Генеральной прокуратуре, МВД, ФСНП, которые проводят выборочные проверки на местах. Она продуктивна и экономична особенно тогда, когда основной массив выбран правильно. Проводя подобные наблюдения, необходимо помнить, что для некоторых выводов представительность основного массива может быть недостаточной, чтобы судить о городе, субъекте Федерации или стране в целом.

Еще один способ несплошного наблюдения -- анкетный, или социологический. Он, как правило, проводится в форме специально организованных статистических обследований и имеет целью собрать сведения, не имеющиеся в соответствующих учреждениях и их официальных документах1. Нельзя изучить уровень правосознания, общественное мнение, интересы и ориентации граждан и получить другие важные сведения, не прибегая к анкетам. С технической стороны социологический ме-

1 См.: Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии: Пер. с нем. М., 1978.

77

тод заключается в заполнении специально разработанных анкет. Они могут заполняться как самим опрашиваемым, так и специальными лицами во время беседы с респондентом или на основании изучения необходимых документов (уголовных дел, материалов об административных правонарушениях, гражданских дел и т. д.).

Сплошной анкетный опрос граждан, правонарушителей, осужденных, заключенных, истцов, ответчиков, судей, следователей и других лиц, как правило, провести трудно: одни респонденты могут отсутствовать во время анкетирования, другие не вернут анкету, третьи вообще откажутся отвечать. Тем не менее этот способ несплошного наблюдения при соблюдении соответствующих процедур может быть достаточно надежным и представительным, при его проведении можно относительно точно рассчитать ту ошибку, которая образуется при несплошном опросе в отличие от сплошного. Более подробно эти вопросы будут рассмотрены в главе 6.

Последний способ несплошного наблюдения – выборочный. Он позволяет с большей надежностью, чем другие способы несплошного наблюдения, проводить изучение, рассчитывать необходимые пределы точности и вводить соответствующие поправки в полученные результаты. Ввиду важности и широкого распространения в криминологических и социально-правовых исследованиях выборочное наблюдение подробно рассматривается в главе 5.

В конкретных социально-правовых и криминологических исследованиях организационные формы (официальная отчетность и специально организованное обследование), виды (сплошное и несплошное) и способы (выборочное, изучение основного массива, анкетное, монографическое) статистического наблюдения, как правило, сочетаются, образуя комплексное статистическое наблюдение.

Настоящая глава дает лишь общее представление о статистическом наблюдении, его формах и видах. Конкретное применение некоторых из них требует дополнительных знаний. В целях их восполнения описание официального учета и отчетности юридических учреждений, социологические методы сбора юридической информации и выборочный метод несплошного наблюдения рассматриваются в главах 4, 5, 6, которые по сути своей являются продолжением настоящей главы.

Структурная схема статистического наблюдения

Статистическое наблюдение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Формы

 

 

 

Официальная статистическая

Специально организованное статистическое обследование

, *

отчетность

 

 

 

 

 

Виды

 

 

По полноте охвата единиц

По непрерывности учета фактов во времени

совокупности

 

 

 

 

1

 

 

1

1

 

1

 

Сплошное

Несплошное

Текущее Периодическое

Единовременное

Выборочное Обследование основного массива I Анкетное II Монографическое

78

Глава 4. УЧЕТ И ОТЧЕТНОСТЬ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ, СУДОВ И ДРУГИХ ЮРИДИЧЕСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ

§ 1. Единый учет преступлений

Уголовный учет со времени своего возникновения в нашей стране (царская Россия, советская Россия, Российская Федерация) очень часто менялся по содержанию своей программы, единицам наблюдения и измерения. В дореволюционной России основными единицами измерения считались судопроисшествие, уголовное дело, рассмотренное в суде, осужденный. В начале советского периода такой подход к уголовному учету в основе своей сохранился. Наряду с ним возник учет в милиции, уголовном розыске, следственно-прокурорских и других правоохранительных органах, который в каждом из этих учреждений был специфичным, так как отражал собственную оперативную работу1.

Среди различных статистических форм учет осужденных ближе всего стоял к учету преступлений. Первые справочные листки на осужденных начали вводиться в 1918 г. В последующие годы содержание этих листков непрерывно изменялось. Они заполнялись в низовых судах и направлялись непосредственно в ЦСУ. В НКЮ суды представляли только справки о судимости и ведомости о судебной политике. Учет осужденных был неполным. Листки на них не всегда заполнялись, они терялись при пересылке и не отражали не только фактически совершенных деяний, но и преступлений, рассмотренных в судах.

Наличие в статистическом учете разных интересов правоохранительных ведомств, его неполнота и искаженность уже в 30-е гг. подвигали к организации единого учета преступлений. По указанию НК РКИ СССР Центральное статистическое управление в начале 30-х гг. предприняло опытное проведение единого карточного учета преступлений в Москве, Ленинградской области и в Крыму. Его общие принципы были изложены в специальной инструкции. Карточки заполнялись на оконченное расследованием уго-

1 Этот учет был подробно описан А.А. Герцензоном. См.: Герцензон А.А. Советская уголовная статистика. М., 1935. С. 55-70; Его же. Советская уголовная статистика. М., 1937. С. 168-222.

80

ловное дело и на уголовное дело, поступившее без предварительного расследования. Наряду с другими вопросами в них отражалось место, время, характер и другие признаки совершенного преступления. Однако распространить этот опыт на всю систему уголовной юстиции не удалось, хотя для этого были и научно-практические, и организационные предпосылки1.

В середине 50-х гг. появились первые более или менее системные попытки регистрации не только уголовных дел и осужденных, но и преступлений. Их учет официально утвердился в 1961 г* после вступления в силу нового уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. В 1965 г. была принята первая инструкция о едином учете преступлений2. После этого она многократно и нередко конъюнктурно дополнялась и изменялась. В 1985 г. Генеральным прокурором СССР было утверждено ее второе, а в 1994 г. -- третье издание, утвержденное Генеральным прокурором РФ. Принятие нового УК РФ и подготовка проекта нового УПК РФ требуют ее значительного изменения. И эта работа ведется. В 1998 г. будет принята новая инструкция. Однако основная суть единого учета преступлений, действующего более 35 лет, останется практически неизменной.

Единый учет преступлений заключается в первичном учете и регистрации выявленных преступлений, лиц, их совершивших, и уголовных дел. Система учета основывается на регистрации преступлений по моменту возбуждения уголовного дела и лиц, их совершивших, по моменту утверждения прокурором обвинительного заключения, а также на дальнейшей корректировке этих данных в зависимости от результатов расследования и судебного рассмотрения дела. Упомянутая корректировка допускается лишь в пределах года, являющегося законченным отчетным периодом. Изменения, которые появились после годового отчета, в первичные документы учета преступлений и лиц не вносятся.

Правила единого учета распространяются на все правоохранительные органы, имеющие право на возбуждение и расследование уголовных дел: органы прокуратуры, внутренних дел, налоговой полиции, таможенной службы и др. за некоторыми исключениями, связанными со специфической деятельностью. Это касается ФСБ, военной прокуратуры и суда.

' См.: Герцензон А.А. Судебная статистика. М., 1948. С. 150–156. 2 Инструкция о едином учете преступлений. М., 1966.

81

6 187

Для преступлений, по которым следствие и дознание производятся органами безопасности и военной прокуратуры, первичный учет и регистрация осуществляются на общих принципах единого учета преступлений, но только этими органами (т. е. сведения о преступности за их пределы не выходят). Преступления, дела о которых возбуждаются в порядке частного обвинения, учитываются в судах. Таким образом, сведения о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства (по УК РСФСР – особо опасные государственные преступления) учитываются только ФСБ; сведения о преступлениях, совершенных военнослужащими (и приравненными к ним лицами) в Вооруженных Силах и других войсках и воинских формированиях, учитываются только Главной военной прокуратурой; сведения о преступлениях по делам частного обвинения учитываются только судами и Министерством юстиции. Упомянутые сведения, не попадая в единый учет преступлений, делают его неполным. Предложения об объединения всего учета преступлений в стране вносились неоднократно, но пока не получили необходимой поддержки.

Первичный учет преступлений осуществляется путем заполнения документов первичного учета (статистических карточек):

- на выявленное преступление (Ф.1);

- о результатах расследования преступления (Ф.1.1);

– на преступление, по которому лицо, его совершившее, установлено (Ф.1.2);

- на лицо, совершившее преступление (Ф.2);

– о движении уголовного дела (Ф.З);

- о результатах возмещения материального ущерба и изъятия предметов преступной деятельности (Ф.4);

- о результатах рассмотрения дела в суде (Ф.6).

Перечень показателей этих карточек устанавливается Генеральной прокуратурой и МВД РФ, а по карточке (Ф.6) совместно с Минюстом РФ. Показатели о деяниях, расследуемых налоговой полицией и таможенной службой, согласуются с Федеральной службой налоговой полиции и Государственным таможенным комитетом. В связи с введением нового УК РФ совместным указанием Генерального прокурора и министра внутренних дел в ноябре 1996 г. были введены и новые документы первичного учета (статистические карточки), содержание которых обновлено и расширено.

82

Заполнение карточек (или внесение аналогичной информации на магнитные носители) осуществляется по месту возбуждения уголовного дела, ведения следствия и дознания. Регистрация преступлений, лиц, их совершивших, и уголовных дел, а также ведение статистической отчетности по преступности в целом осуществляют только органы внутренних дел – районные, городские, транспортные. Они в течение суток заносят данные карточек в журнал учета преступлений, уголовных дел и лиц, совершивших преступления. После этого зарегистрированные документы первичного учета немедленно пересылаются в информационные центры МВД, ГУВД, УВД республик, краев, областей, городов, автономной области и округов, где ведутся контрольные журналы (магнитные носители) учета преступлений, уголовных дел и лиц, совершивших преступления. На основе обработки карточек первичного учета в информационных центрах производится первичное формирование всех форм статистической отчетности о преступности.

Преступление, лицо, его совершившее, и уголовное дело считаются учтенными, когда сведения о них внесены в карточки первичного учета (либо на магнитные носители), зарегистрированы в журнале учета преступлений и поставлены на централизованный учет в информационном центре.

1. Учет преступлений ведется путем заполнения прокурором, следователем или дознавателем карточки на выявленное преступление (Ф. I). Она заполняется немедленно после возбуждения уголовного дела, направления в суд материалов с протоколом, санкционированным прокурором, или вынесения постановления об освобождении лица от уголовной ответственности с применением к нему мер общественного воздействия, а также в случаях, когда необходимо зарегистрировать преступление, ранее не учтенное. Например, при поступлении уголовного дела из органов безопасности или военной прокуратуры, освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности по амнистии, выделении уголовного дела о преступлении из другого уголовного дела и т. д.

Учет преступлений имеет много особенностей. Деяние учитывается как одно преступление, если совершено несколькими лицами в соучастии или организованной группой, если состоит из нескольких преступных действий, если состоит из одного действия, но вред причинен многим потерпевшим, если одним действием

83

(идеальная совокупность) совершены два преступления, например, изнасилование с заражением венерической болезнью. В этом случае учитывается наиболее тяжкое преступление. Эти и другие особенности отражаются на уровне учтенной преступности. При убийстве нескольких лиц одним действием (взрыв, поджог и т. д.) и по УК РФ, и по правилам учета деяние квалифицируется и регистрируется как одно умышленное убийство (ст. 105, п. «а» или «е»). Видимо, это не 'совсем правильно. В США, например, учет подобных деяний ведется не по действиям, а по жертвам. Если в результате умышленного поджога дома сгорело шесть человек, будут зарегистрированы один поджог и шесть умышленных убийств1. При учете умышленных убийств по жертвам в нашей стране к числу учтенных умышленных убийств ежегодно следовало бы прибавлять до тысячи деяний, когда было убито два и более человека. К сожалению, в российской уголовной статистике учет жертв преступлений практически отсутствует.

Зарегистрированное преступление подлежит снятию с учета, если уголовное дело о нем прекращено по реабилитирующим основаниям либо по нему вынесен оправдательный приговор. Коррекция сведений о выявленных преступлениях осуществляется по данным карточек о результатах расследования (Ф. 1.1), движения уголовного дела (Ф. 3) и рассмотрения дела в суде (Ф. 6).

Статистическая карточка на выявленное преступление (Ф. 1) и углубляющая ее карточка о результатах расследования преступления (Ф. 1.1) содержат более 300 социальных, криминологических, уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминалистических, организационных и иных юридически значимых признаков в текстуальном изложении, а также в кодах для возможного использования на ЭВМ. Кроме этого, в карточках применяются методы сжатия информации, позволяющие умножить число отражаемых признаков. Скажем, в п. 19 (он же код) формы 1 указывается один признак «место совершения преступления» с добавлением (по справочнику № 2). В этом справочнике приводятся 105 признаков, уточняющих место совершения преступления (акционерное общество, дача, касса, поезд и т. д.). При кодировании места совершения преступления, например, «обменного пункта валюты» в карточке кроме кода «19», указывается код «115».

1 Unifrom Crime Reporting Handbook. Wash., D.C. 1984. P. 6.

84

В статистических карточках (Ф.1) и (Ф.1.1) используются десять справочников из имеющихся тринадцати: (№ 1) – классификатор отраслей хозяйства, имеющий 286 признаков; (№ 2) – место совершения преступления – 105 признаков; (№ 3) – предмет преступного посягательства или преступного оборота – 103 признака; (№ 4) – оружие, боеприпасы и взрывчатые материалы -60 признаков; (№ 5) – национальность – 130 признаков; (№ 6) -страны (государства) – 208 признаков; (№ 7) – валюта – 50 признаков; (№ 8) – наркотические и сильнодействующие вещества -96 признаков; (№ 9) -- социальное положение --22 признака"; (№ 10) – должностное положение потерпевших и лиц, совершивших преступления – 48 признаков; (№ 11) – организационно-правовая форма хозяйствующего субъекта – 54 признака; (№ 12) -способ совершения преступления – 29 признаков; (№ 13) – источник информации – 29 признаков.

Статистическая информация может быть расширена также путем наложения кодов. Например, в справочнике № 3 (предмет преступного посягательства) «товары продовольственные» имеют код 1000, товары «гуманитарного назначения» – 0300, «грузы» – 0090. Если надо закодировать продовольственные товары гуманитарного назначения, транспортировавшиеся в виде грузов, то кодом их будет цифра 1390. Подобные наложения кодов применимы по любому из справочников. Своеобразным справочником является УК РФ. В форме 1 в п. 13 (он же – код) отмечается квалификация преступления, которая кодируется по статьям Особенной части УК, а их 256 наименований. Аналогичный метод применен и в других статистических карточках.

Таким образом, общее число сведений о выявленном и раскрытом преступлении, которые отражаются в статистических карточках форм 1 и 1.1, составляет около 1500 признаков, текстуальных и закодированных для работы как вручную, так и на электронно-вычислительных машинах. В этих карточках мы можем найти краткое описание преступления, его квалификацию и категорию, место, способ, орудия и средства совершения деяния, объект (отрасль, сфера) и предмет посягательства, характеристику лица (группы), совершившего деяние, мотивы преступления, материальный ущерб, кем выявлено и расследовано деяние, движение дела и т. д. и т. п.

2. Учет лиц, совершивших преступления. Учету подлежат все лица, совершившие преступления, в отношении которых утверж-

85

дено обвинительное заключение, либо санкционированы направление протокола с материалами в суд или передача материалов для применения мер общественного воздействия без возбуждения уголовного дела. Учету подлежат также лица, уголовные дела по обвинению которых прекращены, либо в возбуждении уголовного дела отказано в связи с истечением сроков давности, вследствие акта амнистии или помилования, в отношении умершего обвиняемого, в связи с изменением обстановки и по другим нереабилитирующим основаниям.

Статистическая карточка на лицо, совершившее преступление (Ф. 2), заполняется следователем или дознавателем, производившим расследование (досудебную подготовку) при направлении дела (материалов) прокурору или при прекращении дела, либо при санкционировании передачи материалов для применения мер общественного воздействия. Карточка передается в городской, районный, транспортный или другой отдел внутренних дел для внесения сведений о лице в журнал учета и последующего направления в учетно-регистрационное подразделение органов внутренних дел.

Статистическая карточка на лицо, совершившее преступление (Ф. 2), и статистические карточки на преступление, по которому лицо, его совершившее, установлено (Ф. 1.2), отражают более 200 признаков личности, текстуальных и закодированных. А с учетом использования кодов справочников (сжатые сведения) и Особенной части УК -- около 1500: фамилия, имя, отчество, дата рождения, пол, образование, гражданство, страна проживания, цель приезда, социальное и должностное положение, место работы (учебы), отрасль хозяйства, квалификация деяния, стадия совершения преступления, место совершения преступления, сумма ущерба, способ совершения преступления, мотивы и цели, состояние субъекта во время совершения преступления, соучастие, характеристика преступной (организованной) группы, судимость и другие сведения о лице.

3. Учет уголовных дел. Движение уголовных дел в процессе расследования учитывается на основании карточек на выявленное преступление (Ф. 1) и движение уголовного дела (Ф. 3). Последняя заполняется прокурором, следователем или органом дознания немедленно после принятия по делу одного из следующих решений: возбуждения уголовного дела, соединения уголовных дел, утверждения обвинительного заключения, передачи по под-

86

следственности, прекращении дела, возобновления производством ранее прекращенного дела, возвращения дела на дополнительное расследование и других. Путь прохождения этой карточки такой же, как и других статкарт. Объем признаков, отражаемых в карточке Ф. 3, составляет около 60.

4. К рассмотренным документам первичного учета близко примыкает статистическая карточка о результатах возмещения материального ущерба и изъятии предметов преступной деятельности (Ф. 4), где учитываются сумма и характер ущерба, его погашение, изъятие имущества (денег, товаров, иностранной валюты, драгоценных металлов, камней и алмазов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и т. д.). Информационный объем этой формы составляет около 600 единиц1.

В итоге нашей правоохранительной системой собирается огромное количество первичных сведений о совершенном преступлении, правонарушителе, движении уголовного дела и деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Общий объем информации составляет около 3500 единиц. Я не располагаю данными по другим странам, где бы собиралось такое количество криминальной информации. В США более или менее полные сведения собираются только о восьми индексных преступлениях, отслеживаемых на федеральном уровне. Сведения о других деяниях, личности преступников, движении уголовных дел и причиненном ущербе, судя по Руководству по составлению единой формы отчетности о преступлениях (Uniform Crime Reporting Handbook), являются крайне скудными. Более детальная криминальная статистика в Германии, Японии и некоторых других странах.

Сведения, собираемые на основе первичных документов и других материалов, обобщаются почти в 70 формах государственной и ведомственной статистической отчетности. Они имеют важное криминологическое, уголовно-правовое, уголовно-процессуальное, криминалистическое, пенитенциарное, организационно-управленческое значение. Эта фактическая база обеспечивает принятие решений многих научно-практических задач. К великому сожалению, она чаще всего используется практическими органа-

1 Подробно о ведении единого учета преступлений см.: Организация деятельности информационных работников горрайлинорганов внутренних дел. М., 1995.

87

ми уголовной юстиции неполно, выборочно и, главным образом, для доказательства вышестоящим властям своей «способности» контролировать преступность. Эта статистическая база в полной мере не используется и научными юридическими учреждениями. Из научных работников, занимающихся проблемами борьбы с преступностью, более активно статистические материалы используют криминологи, социологи и некоторые другие специалисты. Представители уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора и исполнительного права статистические данные используют крайне редко и несистемно. Дорогостоящая статистическая информация криминального характера пока остается ограниченно востребованной, что в первую очередь связано с недостаточным владением научными статистическими методами.

§ 2. Официальная статистическая отчетность правоохранительных органов

Первичные документы учета (статистические карточки, журналы учета и другие материалы) лежат в основе значительной части официальной отчетности (месячной, полугодовой, годовой) органов внутренних дел, прокуратуры, налоговой полиции, таможенной службы, а также службы безопасности и военной прокуратуры.

Не имея возможности рассмотреть около сотни всех форм государственной и ведомственной отчетности, которые формируются в различных правоохранительных органах, сосредоточим основное внимание на государственной и наиболее важной ведомственной статистической отчетности органов внутренних дел и прокуратуры.

1. В органах внутренних дел непосредственно учитывается, во-первых, более 80% зарегистрированных уголовных деяний; во-вторых, сведения о преступлениях, первоначально учтенных в органах прокуратуры, налоговой полиции и таможенной службы, формируются в официальную статистическую отчетность в информационных центрах МВД; в-третьих, именно органы внутренних дел осуществляют счет и выдачу четырех форм государственной статистической отчетности, а также около 20 форм ведомственной отчетности, раскрывающих относительно полную

 

картину как состояния учтенной преступности, так и результатов деятельности различных служб органов внутренних дел по обеспечению правопорядка в стране, раскрытию преступлений, розыску преступников.

Помимо форм государственной и ведомственной отчетности, базирующихся на документах первичного учета криминальных явлений, в МВД РФ обрабатывается еще почти 50 форм, освещающих различные стороны оперативной и служебной деятельности. Головная организация МВД РФ в вопросах разработкой совершенствования ведомственной статистической отчетности – это Главный информационный центр (ГИЦ) МВД РФ. Порядок предоставления статистической информации в органах внутренних дел определяется Единой инструкцией по подготовке статистических отчетов для передачи в ГИЦ из органов, подразделений и учреждений внутренних дел.

На Генерального прокурора РФ согласно Закону о прокуратуре (1995 г.) возложена координация деятельности по борьбе с преступностью органов внутренних дел, службы безопасности, налоговой полиции, таможенной службы и других правоохранительных органов (ст. 8). Генеральная прокуратура РФ совместно с заинтересованными федеральными министерствами и ведомствами разрабатывают систему и методику единого учета и статистической отчетности о состоянии преступности, раскрываемости преступлений, следственной работе и прокурорском надзоре, а также устанавливает единый порядок представления отчетности в органах прокуратуры (ст. 51).

На принципах единого учета преступлений государственная статистическая отчетность разрабатывается МВД и другими правоохранительными органами (в рамках своей компетенции), согласовывается с Генеральной прокуратурой и утверждается постановлением Госкомстата РФ. Государственная статистическая отчетность базируется на учете криминальных явлений органами внутренних дел, прокуратуры, налоговой полиции и таможенной службы, которые охватывают более 95% учтенных преступлений, и обобщается в ГИЦ МВД РФ. По Положению о МВД, утвержденному указом Президента РФ в 1996 г., оно формирует, ведет и использует федеральные учеты, банки данных оперативно-справочной, розыскной, криминалистической, статистической и иной информации, осуществляет справочно-информаци-онное обслуживание органов внутренних дел и других государ-

89

J

•Ill

ственных органов, организует государственную и ведомственную статистику (разд. 28, ст. 8).

Острую актуальность на современном этапе приобретает информация об экономической правонарушаемости. В связи с этим Указом Президента РФ от 3 марта 1998 г. «Об обеспечении взаимодействия государственных органов в борьбе с правонарушениями в сфере экономики» перед Правительством РФ была поставлена задача «разработать единую систему учета выявленных преступлений и административных правонарушений в сфере экономики в целях отражения их в государственной статистической отчетности и принятия необходимых мер». И такая система уже разработана.

В обобщенную государственную статистическую отчетность не попадают сведения о преступлениях, регистрируемых органами безопасности и военной прокуратуры. В соответствии с Федеральным законом о государственной тайне (1993 г.) и Перечнем сведений, ее составляющих, не подлежат засекречиванию сведения о преступности, фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, фактах нарушения законности органами государственной власти и должностными лицами. Исключение составляет оперативная информация. Тем не менее, упомянутые сведения являются конфиденциальными и не включаются в общие сведения государственной статистической отчетности. Попытка Госкомстата РФ создать единую для всех правоохранительных органов государственную отчетность о состоянии преступности остается не реализованной. Нет сомнения в том, что государственная статистическая отчетность о состоянии преступности должна быть целостной. Однако и в других странах сведения о некоторых видах преступности, особенно о преступности военнослужащих, как правило, закрыты и не включаются в официальную статистическую отчетность.

2. Государственная статистическая отчетность правоохранительных органов состоит из пяти форм.

1) Отчет о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлениях (Ф. № 1, полугодовая, представляемая в МВД и Госкомстат РФ), в котором, кроме сведений о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых в отчетном периоде преступлениях (по главам, наиболее распространенным статьям УК и категориям тяжести), приводятся данные о расследованных преступлениях, совершенных отдельными категориями лиц, о нерас-

90

крытых преступлениях прошлых лет и др. (Здесь и далее полугодовая форма отчета представляется за первое полугодие – за полгода, за второе – за год.)

2) Единый отчет о преступности (Ф. № 1-Г, годовая, представляемая в МВД и Госкомстат РФ), в котором приводятся сведения по перечню всех видов преступлений, предусмотренных в Особенной части УК РФ (ст. 105-360) в соотношении с характеристиками преступлений и выявленных лиц.

3) Отчет о лицах, совершивших преступления (Ф. № 2,лолу-годовая, представляемая в МВД и Госкомстат РФ), в котором эти лица распределяются по полу, возрасту, образованию, месту жительства, социальному и должностному положению, категории тяжести совершенного деяния, состоянию (алкогольное, наркотическое опьянение), характеристике групповых преступлений (организованных групп) и другим уголовно-правовым, социально-демографическим признакам, соотнесенным с различными группами и видами преступлений.

4) Отчет о следственной работе (Ф. 1-Е, полугодовая, представляемая в Генеральную прокуратуру и Госкомстат РФ), в котором отражаются общие сведения по оконченным делам и по наиболее опасным и распространенным видам преступлений, по делам и протокольным производствам, оконченным следователями и органами дознания прокуратуры, внутренних дел, налоговой полиции, срокам расследования, по делам о преступлениях несовершеннолетних, дополнительным расследованиям, задержаниям подозреваемых, прекращенным делам, об обеспечении возмещения причиненного ущерба и другим признакам.

5) Отчет о работе прокурора (Ф. П, полугодовая, представляемая в Генеральную прокуратуру и Госкомстат РФ), содержание которого выходит за пределы сведений о состоянии преступности и борьбе с ней к более общим сведениям о правопорядке в стране. В нем находят отражение результаты надзора за исполнением законов и за законностью правовых актов, издаваемых на различных уровнях власти и в различных министерствах (ведомствах), за законностью предварительного следствия и дознания, за исполнением законов в местах лишения свободы и предварительного заключения, а также сведения об участии прокурора в рассмотрении уголовных, гражданских и арбитражных дел и др.

91

3. В дополнение государственной статистической отчетности в органах внутренних дел имеются еще более 60 форм ведомственной статотчетности, в том числе более десяти форм о различных аспектах состояния преступности и борьбы с ней. Назовем лишь некоторые из них.

1) Отчет о состоянии преступности и результатах расследования преступлений (Ф. 1-А, ежемесячная, с нарастающим итогом). В нем в разрезе всех 89 субъектов Федерации отражаются общие сведения о состоянии преступности, сведения о преступлениях, предварительное следствие по которым обязательно (криминальная милиция) и необязательно (милиция общественной безопасности), преступлениях экономической направленности, преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, преступлениях, совершенных в общественных местах и на улицах, преступлениях, по которым установлены лица, их совершившие, об участии различных правоохранительных органов и служб в установлении виновных и раскрытии преступлений, преступлениях, совершенных отдельными категориями лиц, преступлениях, совершенных иностранцами и в отношении иностранных граждан, о лицах, совершивших преступления, и др. Это наиболее полный отчет оперативного характера, на основе данных которого ежемесячно выдается экспресс-информация и другие оперативные материалы, в том числе и ежемесячно публикуемые.

2) Отчет о рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях (Ф. 2-Е, полугодовая). Отчет содержит показатели работы различных правоохранительных органов о рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях, распределенных по видам деяний, а также о результатах и сроках рассмотрения сообщений и обоснованности принятых по ним решений.

3) Отчет о незаконном обороте, производстве и использовании наркотиков (для Интерпола) (Ф. 1-НОН).

4) Отчет о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью (Ф. 1-ОП).

5) Отчет о преступлениях, совершенных с помощью оружия

(Ф. 1-ОР).

6) Отчет о состоянии преступности на транспорте (Ф. 1-ТР).

7) Отчет о результатах работы органов дознания (Ф. 3-Е).

8) Отчет о преступлениях, связанных с незаконным оборотом радиоактивных материалов (Ф. 235).

92

9) Отчет о преступлениях, связанных с незаконным оборотом стратегического сырья (Ф. 135).

10) Отчет о преступлениях, лица по которым установлены (Ф. 4-2).

11) Отчет о розыске лиц, скрывшихся от дознания, следствия, суда, уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, без вести пропавших, а также об установлении личности граждан и неопознанных трупов (Ф. 3)

12) Отчет о работе органов внутренних дел по раскрытию преступлений (Ф. 4-1) и многие другие.

В главе 12 учебника (§ 2, 3, 4) при рассмотрении статистических возможностей анализа преступности, ее причин, личности правонарушителей и мотивации преступного поведения, а также статистических возможностей изучения различных видов деятельности правоохранительных органов содержание их отчетности исследуется в более полном объеме.

§ 3. Учет административных правонарушений

1. История вопроса. В СССР, России и других постсоветских странах не было и нет единого учета всех видов административных правонарушений, хотя попытки выйти на всю сферу моральной статистики, включая административные правонарушения, предпринимались еще в 20-е гг.1 Однако эти попытки не имели успеха. Не было даже единого учета административных правонарушений. Он был закрытым и существовал лишь в ведомствах и на местах. Наиболее налаженная регистрация административных правонарушений имела место в милиции, ГАИ, пожарном надзоре. Общее число ведомств, которые реализовывали административную ответственность, было более 35, хотя в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях (1984г.), который действует до настоящего времени, их числилось 25. Аналогичная ситуация наблюдалась и в других союзных республиках.

Во второй половине 80-х гг., когда осознали роль статистики и социологии в решении узловых социальных проблем, в Гос-

' См.: Моральная статистика 20-х годов // История статистики. Вып. 1. М., 1991; Вып. 2. М., 1990.

93

 

комстате СССР, как и в 20-е гг., был образован отдел моральной статистики и разработаны различные формы отчетности, в том числе – и форма единого отчета о количестве выявленных административных правонарушений и лиц, привлеченных к административной ответственности (Ф.1-АП), сведения о которых различные ведомства должны были непосредственно представлять в

Госкомстат СССР.

В 1990 г. в СССР в первый и практически последний раз были собраны более или менее полные сведения об административных правонарушениях. Структура представленных сведений по ведомствам была следующей: от органов внутренних дел (76% всех административных правонарушений), пассажирского автоэлектротранспорта (10,9%), железнодорожного транспорта (4,2%), гос-саннадзора (2,1%), пожарного надзора (1,8%), административных комиссий при исполкомах райгорсоветов (1,3%), рыбоохраны (0,6%), госгортехнадзора, военкоматов, комиссий по делам несовершеннолетних, госсветнадзора, охраны водных ресурсов, лесного хозяйства, таможенного контроля, морского, воздушного и речного транспорта, народных судов и других органов. Всего было учтено 45,4 млн административных правонарушений (в России -- 26,6, Украине– 7,3, Узбекистане -- 3,0, Казахстане -2,4, Белоруссии – 1,9 и т.д.)

Собранные данные были неполными. Они отражали не столько уровень административной правонарушаемости, сколько уровень активности органов, обладающих административной юрисдикцией. У каждого органа была своя сфера деятельности, своя административная практика, свои критерии оценок и понимание правомочий. Какой-либо унификации административной практики в стране не было. Тем не менее полученные данные об административных правонарушениях, их видах, ведомственном и территориальном распределении, лицах, их совершивших, видах и мерах административных взысканий, красноречиво свидетельствовали о правовой и моральной обстановке в стране. Из полученных данных было видно, что каждый четвертый гражданин СССР социально активного возраста (16–60 лет) совершил обнаруженный властями административный деликт. Вместе с учтенными преступлениями уровень правонарушаемости увеличивался. Если учесть латентность преступлений и правонарушений, то их общее число приближалось к численности населения страны. Соотношение зарегистрированных преступ-

94

лений и административных правонарушений в СССР в 1990 г. составляло 1:16, а в России – 1:14.

В 1991 г. общие сведения об административных правонарушениях в союзном масштабе уже не собирались. В России же в этом году было учтено 28,2 млн административных правонарушений (на 6% больше, чем в 1990 г.), а их распределение по органам административной юрисдикции, объектам посягательства и видам правонарушений практически повторяло союзные закономерности. В последующие годы и Россия отказалась от обобщенного учета административных правонарушений. Он остался лишь в органах МВД (милиция, ГАИ, пожарный надзор) и в Минюсте, как результат административной юрисдикции судов, которая в последние годы существенно расширилась.

2. Современное состояние учета. Административные правонарушения, выявляемые милицией, учитываются на региональном и федеральном уровнях. Нарушения правил дорожного движения учитываются в ГАИ. Согласно правилам учета дорожно-транспортных правонарушений 1995 г. в государственную отчетность включаются лишь те, которые привели к гибели или ранению людей. Такие последствия могут быть результатом преступлений, административных правонарушений и невиновного причинения. Все они учитываются вместе. Аналогичная ситуация складывается и с показателями пожарной безопасности.

Суды учитывают не выявленные административные правонарушения, так как это не их функция, а лиц, привлеченных к административной ответственности. В 1994 г. суды в административном порядке наказали 1,8 млн человек, из них за правонарушения, предусмотренные КоАП, – 96%; за правонарушения, предусмотренные тем же кодексом, но не подведомственные судам, хотя и рассмотренные ими, – 0,07; за правонарушения, предусмотренные Таможенным кодексом, – 0,001; за правонарушения, предусмотренные местными нормативными актами, – 3,9%.

Основная масса правонарушений, рассмотренных судами, предусмотрена в КоАП, в том числе: за мелкое хулиганство – 67,3%, за злостное неповиновение милиции – 11,5, за распитие спиртных напитков и появление в нетрезвом виде в общественных местах – 9,4, за мелкое хищение – 3,5, за торговлю с рук в неустановленных местах – 2,3, за нарушения правил торговли -- 1,1, за неуважение к суду – 1,0%. Удельный вес перечисленных пра-

95

вонарушений составил 98%. В настоящее время идет процесс медленного движения административной практики от должностных лиц с дискреционными полномочиями к административному судопроизводству: в 1991 г. суды рассмотрели правонарушений на 1,1 млн человек, а в 1996 г. – на 1,9. Эта тенденция продолжалась и в последующие годы.

Другие органы административной юрисдикции, число которых вместе с рассмотренными выше приближается к 40, не имеют надежного учета административных правонарушений. Он является ведомственным и неполным. Тем не менее в стране достаточно возможностей получить сведения об административной пра-вонарушаемости в статистических материалах ведомств и в органах местного самоуправления для решения актуальных научно-практических проблем.

§ 4. Учет и отчетность судов и органов юстиции

Суды осуществляют уголовно-правовой, административно-правовой и гражданско-правовой учет юридически значимых явлений и процессов. Единицы измерения судебного учета – уголовное дело, преступление, подсудимый, мера уголовного наказания, административное дело, правонарушитель, мера административного наказания, гражданское дело, стороны в гражданском процессе, результаты разрешения спора и др.

Первичный учет в судах всех уровней, как правило, строится на основе статистических карточек и соответствующих журналов учета. Правильная организация первичного учета – необходимое условие надежной статистики о работе судов, судимости, мерах наказания, административной юрисдикции, разрешении гражданских споров и т. д.

1. Статистические карточки в судах первой инстанции ведутся на уголовное дело, на подсудимого, на гражданское дело, на исполнительное производство. Работа по делам кассационной и надзорной инстанций также отражается в соответствующих карточках. Кроме них в судах ведутся журналы регистрации уголовных, административных и гражданских дел, которые также являются первичными документами учета. Образцы учетно-регистрацион-ных карточек и журналов утверждаются Минюстом РФ и воспроизводятся в инструкции по делопроизводству в судах.

96

Учетно-регистрационная карточка на уголовное дело содержит сведения о его регистрации и движении. Основной документ первичного учета – статистическая карточка на каждого подсудимого, в которой отражаются:

1) сведения о подсудимом (фамилия, имя, отчество, пол, возраст, гражданство, местожительство, образование, род занятий, занимаемая должность, судимость и др.);

2) сведения о преступлении (характер, стадия совершения, рецидив, число соучастников, состав преступной группы, место совершения, отрасль хозяйства и форма собственности объекта посягательства и др.);

3) сведения о приговоре, определении, постановлении (результат рассмотрения дела, основная и дополнительная квалификация деяния, вид и мера основного и дополнительного наказания и т. д.);

4) сведения о кассационном рассмотрении дела, где указываются решения кассационной инстанции.

Карточка на подсудимого заполняется судьями первой и второй инстанций. В общей сложности в ней содержится более 800 юридически значимых признаков, обозначенных текстуально и путем кодирования, что позволяет использовать их при машинной обработке. Если учесть, что каждый из признаков может быть соотнесен с любым другим, то информацию о подсудимом возможно расширить до полумиллиона единиц.

Учетно-статистическая карточка на гражданское дело заводится в день поступления искового заявления, а затем в ней отражаются все процессуальные действия суда по делу: содержание иска, сроки и результаты его рассмотрения, обжалование в вышестоящий суд, сведения об истце и ответчике, другие данные.

Учетно-статистическая карточка на исполнительное производство отражает работу судебного исполнителя по исполнению решения по гражданским делам и приговоров в части возмещения материального ущерба по уголовным делам, а также движение исполнительного документа, сроки и результаты исполнения судебного решения.

Карточка по учету сумм ущерба отражает размер материального ущерба, причиненный преступлениями экономической направленности. Она заполняется на каждое аналогичное дело и в ней отражается динамика погашения ущерба во время предвари-

97

7 1X7

тельного следствия, а также до и после вступления приговора в законную силу.

На основе обработки статистических карточек, журналов регистрации и других материалов первичного учета формируется вся статистическая информация о динамике и структуре судимости, личности осужденных, мерах наказания, движении уголовных и гражданских дел, гражданском и уголовном судопроизводстве.

2. Государственная статистическая отчетность судов первой инстанции разрабатывается Минюстом РФ и утверждается постановлением Госкомстата РФ. Она включает в себя:

1) Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел (Ф. № 1, полугодовая);

2) Отчет о рассмотрении дел об административных правонарушениях (Ф. 1-АП, полугодовая);

3) Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению гражданских дел (Ф. № 2, полугодовая);

4) Отчет о работе судов по исполнению приговоров и решений (Ф. № 4, полугодовая).

В этих отчетах отражаются количество и характер судебных дел, рассмотренных судом, сроки их рассмотрения, характер приговоров и решений, сумма материального ущерба, его возмещение и другие показатели судебной деятельности.

5) Отчет (Ф. № 10, полугодовая) распределяется на три части: о числе привлеченных к уголовной ответственности и мерах наказания (Ф. № 10.1), особенности применения уголовного наказания (Ф. № 10.2), меры наказания по наиболее тяжкому преступлению (Ф. № 10.3) ;

6) Отчет о составе осужденных, месте совершения преступления (Ф. № 11, полугодовая). Отчет о судимости по отдельным отраслям хозяйства (Ф. № 11а, полугодовая);

7) Отчет об осужденных, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте (Ф. № 12).

Отчеты форм 10, 11 и 12 имеют особое значение для анализа судимости и осужденных. Во-первых, они формируются на основе массива статистических карточек на осужденных лиц, электронные базы данных которых создаются в органах юстиции субъектов Федерации, а сами отчеты представляются в Министерство юстиции РФ на безбумажной основе. Во-вторых, они содержат большое число статистических показателей, необходимых для анализа судимости и осужденных.

В строках отчетов (Ф. № 10) дается перечень групп преступлений (по главам УК) и их основных видов (по статьям УК), а по графам указывается число лиц, дела в отношении которых были прекращены, невменяемых, оправданных, осужденных, осужденных по видам и мерам наказания, особенностям его применения и т. д.

В строках отчетов (Ф. № 11) дается тот же перечень групп и видов преступлений, как и в отчетах Ф. № 10, а в графах подробная характеристика осужденных по месту жительства, возрасту, занятиям, судимости, трудовой занятости, совершению преступления в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического), в группе, в том числе организованной, а также по отраслям хозяйства, где совершено преступление, и т. д.

В отчете о рассмотрении судами дел об административных правонарушениях (Ф. № 1-АП) по строкам дается перечень административных правонарушений, подведомственных суду и предусмотренных КоАП, Таможенным кодексом, другими законодательными актами РФ и местными нормативными актами, а также правонарушений, предусмотренных КоАП, но не подведомственных суду. По графам отчета даются признаки характеристики личности правонарушителей, виды административных взысканий, суммы наложенных и взысканных штрафов и другие сведения.

3. Отчетность о работе по рассмотрению уголовных кассационных и надзорных дел включает в себя:

1) Отчет о работе по рассмотрению уголовных дел в кассса-ционном порядке (Ф. № 6);

2) Отчет о рассмотрении в кассационном и надзорном порядке дел с исключительной мерой наказания (смертной казнью) (Ф. № 6а);

3) Отчет о работе по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке (Ф. № 7);

4) Отчет о работе по рассмотрению уголовных дел в порядке надзора (Ф. № 8);

5) Отчет о работе по рассмотрению гражданских дел в порядке надзора (Ф. № 9).

В главе 12 учебника (§ 5 и 6) при рассмотрении статистических возможностей комплексного анализа судимости, осужденных и работы судов по гражданским и уголовным делам содержание вышеперечисленной отчетности судов исследуется в более полном объеме.

99

 

4. Наряду с отчетностью судов Министерство юстиции РФ располагает отчетностью о работе нотариальных контор (заверение договоров, доверенностей, завещаний, свидетельств верности копий документов, выдача документов на право наследования и т. д.); органов записи актов гражданского состояния (рождения, смерти, браки, разводы, усыновления, установления отцовства, перемена фамилий, имен и отчеств и т. д.); о работе коллегии адвокатов (оказание юридической помощи, защита прав и законных интересов граждан, предприятий и учреждений); о работе судебно-экспертных учреждений системы юстиции (виды судебных экспертиз, сроки их проведения и другие показатели).

§ 5. Автоматизированные системы обработки данных юридической статистики и их публикация

Эффективность любой деятельности существенно зависит от качественно-количественных показателей ее информационного обеспечения и быстроты их получения. Поэтому проблеме информатизации различных аспектов юридической деятельности ныне уделяется самое серьезное внимание. Средства быстродействующей вычислительной техники, связи и информатики используются в правотворческой, правоприменительной и правоохранной деятельности. Особое внимание уделяется компьютеризации системы уголовной юстиции. Восьмой конгресс ООН о предупреждении преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 1990 г.) принял специальную резолюцию «Компьютеризация уголовного правосудия»1, Девятый конгресс ООН (Каир, 1995 г.) организовал международный семинар-практикум по данной проблеме2.

В компьютеризации юридической деятельности можно условно выделить три группы систем:

1) автоматизированные информационные системы о нормативных актах, включающие в себя банки законодательных, пра-

1 См.: Доклад Восьмого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. A/CO/VF. 144/28. 1990. 5 Oct. P. 18-21.

2 См.: Computerization in the Management of the Criminal Justice System / Proceedings of the Workshop and Symposium on Computerization of Criminal Justice Information at the Mnth United Nations Congress on the Prevention of Crime and the Treatment of Offenders. Helsinki/The Hague, 1996.

100

вительственных и ведомственных актов, решения Конституционного Суда, постановления Пленума Верховного Суда, материалы судебной и арбитражной практики;

2) автоматизированные информационные системы, обеспечивающие оперативно-розыскную деятельность, расследование преступлений, охрану общественного порядка, где отражены банки данных криминального учета лиц – владельцев оружия и автотранспорта, лиц, разыскиваемых и без вести пропавших и единиц разыскиваемого оружия и т. д.;

3) автоматизированные информационные системы регистрации и учета преступлений, лиц, их совершивших, осужденных, заключенных, иной статистической информации о деятельности правоохранительных органов, судов, других юридических учреждений.

Все эти системы тесно связаны между собой. Они могут формировать единую информационно-вычислительную сеть органов внутренних дел, налоговой полиции, таможенной службы ^прокуратуры и судов. Информация одной автоматизированной информационной системы может быть важной для другой и наоборот. Поэтому стратегическая цель при информатизации деятельности правоохранительных органов – это применение новейших информационных технологий на базе создания интегрированных банков данных справочного, статистического и аналитического характера, объединяя их в единое информационное пространство, доступное с рабочих мест сотрудникам правоохранительных органов1. В 1995 т. была принята Президентская программа «Правовая информатизация органов государственной власти РФ», в которой определены перспективы развития автоматизированных информационных систем в правовой сфере.

1. Исходя из содержания главы, мы остановимся лишь на краткой характеристике автоматических информационных систем (АИС) статистического учета и отчетности правоохранительных органов. Работа по их созданию ведется с 70-х гг. В то время информационные центры оснащались громоздкими отечественными ЭВМ и использовались главным образом для обработки статистических данных о преступности, преступниках и результатах деятельное -

1 См.: Перспективные информационные технологии в правовой сфере. М., 1993; Организация деятельности информационных работников горрайлинорга-нов внутренних дел. М., 1995.

101

ти органов внутренних дел. Слабость технической базы и отсутствие развитых программных средств не позволяли реализовать концепцию единой базы данных как на региональном, так и на федеральном уровнях.

В настоящее время в России идет интенсивное создание единой (от уровня горрайлинорганов, отделений милиции до федеральных учетов ГИЦ) стройной системы информационного обеспечения деятельности органов внутренних дел и правоохранительных органов в целом. В МВД внедрено около 300 локальных вычислительных сетей и 50 территориально распределенных информационных систем с доступом к банкам почти с 4000 автоматизированных рабочих мест. Всего в машинном контуре ежегодно обрабатывается свыше 150 млн документов.

Нормативной базой проведения крупномасштабных работ по компьютеризации органов внутренних дел является «Концепция развития системы информационного обеспечения органов внутренних дел в борьбе с преступностью» (1993 г.), на основе которой разработаны основные принципы создания информационно-вычислительных систем, разрабатываются комплекты прикладных программных средств. В целом концепция и техническое задание на создание информационно-вычислительных систем ориентированы на несколько уровней сбора, обработки и накопления информации с использованием современных персональных компьютеров с большими объемами памяти и высокой скоростью обработки данных.

Кроме информационных центров МВД, ГУВД, УВД, которые оснащаются ЭВМ большой мощности, для обработки статистики и ведения централизованных учетов идет активное внедрение вычислительной техники в городские, районные подразделения органов внутренних дел. Многие регионы используют возможности модемной связи по телефонным каналам для передачи в ГИЦ данных форм статистической отчетности и получения сборников, подготовленных в ГИЦ, а также для обмена между собой различной информацией. Использование такого канала связи позволило уменьшить трудоемкость обработки статистических данных в ГИЦ и повысить его оперативность.

Компьютеризация органов внутренних дел внесла коррективы и в обработку статистической информации. Нормативно это закреплено в Инструкции о едином учете преступлений. Вся технология заполнения, представления документов первичного уче-

та проработана с учетом возможностей их дальнейшей автоматизированной обработки. Ныне по согласованию с прокурором республики, края, области учет преступлений и лиц, их совершивших, может осуществляться в учетно-регистрационных подразделениях с использованием средств вычислительной техники и связи. В этом случае показатели документов первичного учета переносятся на магнитные носители с последующей распечаткой введенных данных в форме соответствующих статистических карточек. Документы первичного учета на магнитных носителях не-* медленно пересылаются для обработки и хранения в информационные центры МВД, ГУВД, УВД республик, краев, областей, округов и городов (субъектов Федерации).

По оценкам специалистов, на уровне городских и районных органов в дежурных частях, у оперативных работников, следователей, сотрудников других подразделений в статкарточках, учетных журналах и других первичных материалах накапливается основная масса всей статистической информации. Именно на работников городских, районных и линейных органов возлагается организация учетно-регистрационной и статистической работы.

Статистические карточки на выявленное преступление (Ф.1), о результатах расследования преступления (Ф.1.1), на преступление, по которому лицо, его совершившее, установлено (Ф. 1.2), на лицо, совершившее преступление (Ф.2), о движении уголовного дела (Ф.З), о результатах возмещения материального ущерба (Ф. 4) заполняются и представляются в учетно-регистрацион-ное подразделение, где переводятся на магнитные носители и сводятся в соответствующие массивы. На их основе и формируется статистическая отчетность о преступлениях, лицах, их совершивших, и других показателях.

Аналогичным образом строятся АИС учета и отчетности в налоговой полиции, таможенной службе и прокуратуре. Получаемые данные сопоставимы, так как базируются на принципах единого учета преступлений. Специальная отчетность этих органов, отражающая их особые функции (например, учет и отчетность о прокурорском надзоре), различается лишь по содержанию, а не по архитектурным и программно-техническим решениям.

2. Порядок сбора и обработки статистической информации в судах также представляет собой многоуровневую систему, состоящую из районного, областного (других субъектов Федерации) и федерального уровней. На каждом из них происходит укрупнение

 

102

103

значений статистических показателей. Машинная обработка статистической информации требует унификации как первичных документов учета, так и форм статистической отчетности. Такая унификация внедрена в последние годы и в Минюсте, где статистические отчеты о числе привлеченных к уголовной ответственности и мерах наказания (Ф. 10.1, 10.2, 10.3) и составе осужденных, месте совершения преступления (Ф. 11, Па, 12) формируются машинным способом на основе статистических карточек на осужденных, где информация отражается текстуально и в кодированном виде. Аналогичным образом могут обрабатываться статистические карточки на уголовное дело, гражданское дело, исполнительное производство и др.

Для решения актуальных задач, стоящих перед Минюстом РФ, и проведения аналитической работы деятельности системы правосудия, статистические данные накапливаются в банках данных, которые представляют собой совокупность отчетных данных за прошлые годы.

Основные этапы учета и отчетности в судах – заполнение статистических карточек судьями первой и кассационной инстанци, введение этих сведений в ЭВМ, проведение компьютерного свода отчетных данных и выдача статистических отчетов.

3. Публикации статистических данных. Сведения государственной и ведомственной статистической отчетности правоохранительных органов и судов с начала 30-х и до конца 80-х гг. были засекреченными. В июне 1987 г. впервые были сняты ограничения на публикацию статистических сведений о количестве осужденных по семи видам опасных преступлений, а в 1989 г. принято решение о снятии ограничений с публикаций сводных данных о зарегистрированных преступлениях и общем числе осужденных. В 1990 и 1991 гг. при участии автора вышли первый и второй статистические сборники о преступности и правонарушениях в СССР за 1961-1990 гг.1 В последующем в России они стали выходить ежегодно2.

1 См.: Преступность и правонарушения в СССР. 1989//Статистический сборник. М., 1990; Преступность и правонарушения в СССР. 1990//Статистический сборник. М., 1991.

2 См.: Преступность и правонарушения. 1991//Статистический сборник. М., 1992; Преступность и правонарушения. 1992//Статистический сборник. М., 1993; Преступность и правонарушения. 1993//Статистический сборник. М., 1994; Преступность и правонарушения. 1994//Статистический сборник. М., 1995; Преступность и правонарушения (1991-1995)//Статистический сборник. М., 1996; Преступность и правонарушения (1992-1996)//Статистический сборник. М., 1997 и т. д.

104

В ежегодных российских статистических сборниках « Преступность и правонарушения» представлено несколько разделов, в которых приводятся данные за последнее пятилетие. В разделе «Общая характеристика преступности» отражаются сведения о зарегистрированных преступлениях, лицах, их совершивших, в абсолютных показателях и в расчете на население. Они распределяются по субъектам Федерации, степени тяжести, по наиболее распространенным группам деяний, по признакам личности и другим критериям. В разделе «Отдельные виды преступлений» дается1 статистическая характеристика умышленных убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, хулиганств, разбоев, грабежей, краж и других опасных деяний. В разделе «Общая характеристика судимости» представлены сведения о судимости, осужденных и мерах наказания как в целом, так и по отдельным опасным видам преступлений. В следующих разделах даются подробные сведения об аварийности на автотранспорте и состоянии пожарной безопасности. Статистические данные с 1997 г. публикуются по системе нового УК РФ. В различных разделах сборника приводятся краткие сведения о преступности и ее отдельных группах и видах по странам СНГ.

В последние годы появились аналитические работы, в которых состояние преступности в России исследуется за длительный период времени и в сопоставлении с данными о преступности в других странах и мире в целом1.

ГИЦ МВД РФ представляет также ежемесячную, полугодовую и годовую оперативную информацию. К 10 числу каждого месяца соответствующим пользователям этой информации представляется отчет (15 сборников) «О состоянии преступности и результатах расследования» (Ф. № 1А), где в разрезе всех субъектов Федерации и в целом по России дается большой объем сведений за предыдущие месяц или месяцы (по нарастающей) текущего года. Эти же данные в обобщенном виде (без субъектов Федерации) даются в экспресс-информации. На основе того же отчета (Ф. № 1А) и других месячных отчетов ежемесячно выпускается сборник «Состояние преступности в России». Эти и другие ежемесячные издания относительно полно раскрывают в дина-

1 См.: Изменения преступности в России / Под ред. А.И. Долговой и др. М., 1994; Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные, российские тенденции. М., 1997.

105

мике криминологическую обстановку в стране и субъектах Федерации по учтенным деяниям в текущем году.

Открытость статистических сведений о преступности и судимости и их систематическая публикация позволяют широко использовать методы юридической статистики для анализа актуальных криминологических, уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминалистических, пенитенциарных, административно-правовых и иных проблем борьбы с преступностью и пра-вонарушаемостью.

§ 6. Надежность статистических показателей юридической

статистики

1. Статистические отчеты, в которых раскрывается деятельность правоохранительных органов, судов, других юридических учреждений (о следственной работе, прокурорском надзоре, судебном рассмотрении дел, о судимости, осужденных, мерах наказания), как правило, относительно полно отражают фактические реалии, хотя нельзя исключить статистических элементов приукрашивания той или иной деятельности. Тем не менее, сведения этих отчетов более или менее надежны.

2. Надежность статистических показателей существенно снижается при отражении действительного состояния преступности и реального контроля над ней со стороны правоохранительных органов. Дело в том, что в СССР, России и других постсоветских странах, к сожалению, не было надежных показателей о состоянии преступности и борьбе с ней: преступность осознанно статистически занижалась, а контроль над ней статистически завышался. Нынешнее положение дел в этой области стало еще более угрожающим.

За последние четыре-пять лет, несмотря на углубляющийся социально-экономический кризис, обнищание народа, невыплату заработной платы и пенсий, рост безработицы, при очевидном беспределе во всех сферах деятельности, криминализации всех общественных, экономических и политических отношений, повсеместной коррупции, крупных организационных, кадровых, профессиональных, материально-технических недостатках в самих правоохранительных ораганах, в России снижается уровень учтенной преступности и растет раскрываемость преступлений.

106

Темпы прироста преступности за 1992-1997 гг. сократились более чем в 50 раз (с плюс 45 до минус 9%). Наряду с этим увеличивалась раскрываемость преступлений с 46,9 до 73,2%.

Аналогичные тенденции не регистрируются даже в благополучных экономически развитых демократических странах с хорошо обученной и обеспеченной полицией. По данным Четвертого обзора ООН о тенденциях преступности, ее средний уровень в мире растет на 5% в год. Подобные тенденции регистрируются в европейских странах. Раскрываемость преступлений в США за последнюю четверть века не превышала 21-22%, в Англии – 32-40, в Германии -- 45-46, в Японии – 60%. Таким образом, и по темпам снижения преступности, и по уровню раскрываемости преступлений кризисная Россия оказалась впереди этих развитых государств. Такого положения объективно быть не может. Это может быть лишь результатом статистических манипуляций.

Руководство МВД и Генеральной прокуратуры РФ признает, что в России в последние годы совершается около 10–12 млн преступлений в год1, тогда как регистрируется около 2,5 млн. Тем не менее и Президенту РФ, и народу докладывается о снижении уровня преступности и росте ее раскрываемости2.

В России в 1997 г. общая раскрываемость преступлений составила 72,2%, в том числе по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно (криминальная милиция), – 64,6, а по уголовным делам, по которым предварительное следствие необязательно (милиция общественной безопасности), – 93,9%. Таких показателей не было даже в советское время, когда приписки и искажения статистики являлись почти нормой. Есть достаточно доказательств, свидетельствующих о несоответствии статистических данных криминальным реалиям.

Проблема объективности этих показателей сложна не только для России, но и других стран мира. Всюду фактическая преступность многократно превышает преступность, которая регистрируется, а учтенная преступность намного превышает ее раскрываемую часть. Раскрытые деяния превышают число преступлений, за которые виновные привлекаются к уголовной ответственности. Еще меньше деяний становится предметом судебного рассмотрения. И еще меньше деяний, за совершение которых

' См.: Российская газета. 1997. 18 февр. 2 См.: Российская газета. 1997. 28 нояб.

107

суды выносят обвинительные приговоры с назначением реального наказания. Говоря о России последних лет, можно сказать, что реальной мерой наказания (лишение свободы) виновных завершается лишь незначительная часть (4–5%) фактически совершенных преступлений.

«Позитивные» статистические показатели о состоянии преступности и борьбе с ней прежде всего связаны с растущей ла-тентизацией преступности, ее выборочным учетом, а в силу этого – и с серьезным завышением ее раскрываемости. Порочной практикой регистрации преступлений можно «замедлить» или «снизить» темпы прироста преступности. Если выборочным учетом преступлений еще и управлять (уходить от регистрации трудно раскрываемых дел и охотно регистрировать преступления, совершенные в условиях очевидности), то можно добиться заметного роста раскрываемости учтенных деяний. Такие манипуляции подрывают доверие населения к правоохранительным органам, а это снижает заявляемость («все равно ничего не будут делать») о преступлениях и приводит к еще большему «улучшению» показателей результативности борьбы с преступностью1.

3. Латентная (скрытая) преступность формируется из незаявленных преступлений, когда потерпевшие, свидетели, должностные лица и другие граждане, осведомленные о совершенном преступлении, не сообщают этого в правоохранительные органы; из неучтенных преступлений, когда правоохранительные органы, получившие сообщение о совершенном преступлении, не регистрируют и не расследуют его; из неустановленных преступлений, когда правоохранительные органы зарегистрировали и расследовали преступление, но в силу недостаточного желания, слабой профессиональной подготовки или ошибочной уголовно-правовой квалификации не установили события или состава преступления.

Процесс латентизации преступности в последние годы усиливается. По экспертным оценкам автора, в 1993 г. в стране было совершено более 8 млн преступлений, а зарегистрировано только 2,8 млн. В последующие годы уровень реальной преступности по экспертным оценкам возрастал, а уровень учтенной преступности снижался. Если принять оценку уровня реальной преступности в 10 млн

' См.: Конев А.А. Преступность в России и ее реальное состояние. Нижний Новгород, 1993; Луневе В.В. Контроль над преступностью: надежны ли показатели? // Государство и право. 1995. № 7. С. 89–102; Его же. Коррупция, учтенная и фактическая // Государство и право. 1996. № 8. С. 78-91.

преступлений, которую дал Генеральный прокурор РФ в феврале 1997 г.1, более или менее адекватной, то она превышает учтенную преступность практически в 4 раза. В этих условиях говорить о снижении преступности и росте раскрываемости некорректно.

Считается, что чем серьезнее категория преступлений, тем ниже для нее коэффициент латентности. Подобная закономерность существует, но она не является абсолютной. Примером могут служить самые тяжкие преступления – умышленные убийства, сокрытые под несчастные случаи, естественную смерть, без^ вестные пропажи людей и другими способами. В 1996 г., например, в России было зарегистрировано 29 406 умышленных убийств. В том же году устанавливалась личность по 49 173 неопознанным трупам (была установлена в 15 380 случаях) и разыскивалось 75 457 человек без вести пропавших (разыскан 49 401 человек). В этих цифрах скрывается большая доля умышленно убитых, число которых может превышать число зарегистрированных убийств, но оно не попало в статистику.

Для выявления уровня латентности преступности в США, например, с 1972 г. дважды в год выборочно опрашивают граждан и семьи по вопросу их виктимизации (т. е. были ли они жертвами преступлений). Получаемые данные свидетельствуют о том, что фактическая преступность примерно вдвое выше зарегистрированной2. Аналогичные опросы населения проводятся в Австралии, Канаде, Великобритании, Израиле, Нидерландах, Швеции и других странах. В России в 1993 г. проводился один ограниченный экспериментальный опрос под эгидой Межрегионального института ООН (UN1CRI) и других международных организаций3. Системного выявления реальной преступности в стране нет.

Оценивая зарегистрированную преступность и официальные данные о раскрываемости преступлений, а также другие результаты борьбы с преступностью, необходимо сознавать степень их надежности. При наличии сомнений уточнение официальной статистической отчетности можно осуществить с помощью выборочных изучений, в том числе и выборочного опроса граждан.

1 См.: Российская газета. 1997. 18 февр.

2 См.: Criminal Victimization in the United States, 1992. U.S. Departament of Justice. Wash., D.C. 1994.

3 См.: Горяинов К.К., Исиченко А.П., Кондратюк Л.В. Латентная преступность. М., 1994.

108

109

Глава 5. ВЫБОРОЧНЫЙ МЕТОД СТАТИСТИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ

Из предыдущих глав известно, что основной формой сбора криминологической и социально-правовой информации является статистическая отчетность правоохранительных и других юридических учреждений. Но их отчеты, отражая важнейшие показатели, ограничены по объему. Их нельзя беспредельно расширять, истребовать вне установленных сроков, изменять по содержанию и форме в силу текущих нужд. Юридическая наука и практика систематически нуждаются в такой информации, которая бы адекватно отражала возникающие вопросы в меняющейся действительности. Поэтому по актуальным вопросам, которые не отражены в официальной отчетности, следует проводить специально организованные изучения, применяя такое несплошное наблюдение, которое дает относительно надежные и достоверные данные. Это достигается при выборочном наблюдении. Оно позволяет с большей надежностью, чем другие способы несгшошного наблюдения, проводить изучение, задавать и рассчитывать необходимые пределы точности и вводить соответствующие поправки в полученные результаты.

Методика выборочного наблюдения досконально разработана математической статистикой. Оно получило самое широкое признание и распространение в различных отраслях науки и практики как метод, во многих случаях замещающий сплошное изучение тех или иных явлений и процессов. Выборочный метод относительно прост, экономичен, оперативен, надежен и имеет вполне определимую точность.

Средства массовой информации чуть ли не ежедневно сообщают о рейтингах политиков, возможных результатах выборов, отношениях людей к тем или иным событиям и т. д. В основе этих сообщений обычно лежат выборочные опросы людей. Выборочными данными часто пользуются криминологи, юридические психологи и социологи права. Но выборочный метод до сих пор не находит необходимого применения в практической деятельности юридических учреждений. Даже в некоторых научных исследованиях термины «выборочное исследование», «выборочные данные» чаще всего означают не более как синонимы неполных и отрывочных показателей, ибо в тексте работ нередко отсут-

ствует сколько-нибудь грамотное математическое обоснование представительности, надежности и достоверности полученных данных. Выборочные данные действительно получают при неполном изучении, но они не являются отрывочными. Они достаточно полно отражают особенности всей, или, как говорят статистики, генеральной совокупности изучаемых явлений.

Овладение методом выборочного наблюдения требует некоторой математической и статистической подготовки, которая у студентов-юристов, а также и практических работников правоохранительных органов и других юридических учреждений нередко недостаточна. Основой такой подготовки главным образом является знание средних величин и показателей вариации. Поэтому выборочное наблюдение было бы целесообразно изучать после их прохождения (гл. 9). Но в этом случае стадия статистического наблюдения разрывается и утрачивает свою целостность. В статистике таких случаев немало. Многие темы взаимосвязаны между собой, поэтому не всегда удается выдержать логику строгой последовательности их раскрытия. Иногда приходится забегать вперед или апеллировать к пройденному. Вот и в данной главе, прежде чем перейти непосредственно к выборочному методу, необходимо, забегая вперед, хотя бы в обобщенном виде рассмотреть его некоторые теоретические основы. В дополнение к этому само выборочное наблюдение излагается на конкретных сквозных примерах, которые позволяют в доступной форме ознакомиться с его различными возможностями. Последующее изучение средних величин поможет еще более полному закреплению выборочного наблюдения.

§ 1. Теоретические основы выборочного наблюдения

1. Теория выборочного наблюдения базируется на статистических закономерностях, которые формируются и обнаруживаются в массовых явлениях и процессах. Это свойство закономерностей получило название закона больших чисел. Математической основой закона больших чисел, да и статистической науки в целом, служит теория вероятностей. Последняя представляет собой раздел математики, в котором изучаются случайные явления (события), имеющие устойчивую частость, а следовательно, и вероятность, что помогает выявлять закономерности при массовом повторении явлений. О законе больших чисел, теоретической и опыт-

 

110

ной вероятности в первом приближении рассказывалось в главе 2 на статистических примерах, в том числе и на хрестоматийном примере с бросанием монет.

В целях дальнейшего углубления знаний о действии закона больших чисел и теории вероятностей приведем более сложный экспериментальный пример распределения случайных величин, заимствованный из статистической литературы1 и приближенный к нашим проблемам.

Были взяты 10 пачек по 10 карточек, пронумерованных от 1 до 10. Каждую пачку тщательно перемешали. После этого из каждой пачки по жребию было извлечено по одной карточке. Сумма номеров вынутых карточек составила 52. Карточки были возвращены в свои пачки, которые вновь перемешивались. При втором извлечении сумма номеров вынутых карточек составила 46. Подобные операции были проделаны 30 раз. Полученные данные: 52, 46, 72 и т. д. (табл. 1).

Таблица 1

Индивидуальные суммы при 30 извлечениях

52

46

72

53

36

55

42

56

61

53

56

65

48

54

62

65

48

65

61

60

58

42

58

46

63

61

68

53

54

43

На втором этапе эксперимент усложнялся: было сделано не по одному извлечению карточек из каждой пачки, а последовательно по 10 извлечений 30 раз, или 30 выборок. Сделав 10 извлечений по одной карточке из каждой пачки (извлекалась одна карта, возвращалась в пачку, пачка перемешивалась, и т. д.), подсчитав общую сумму номеров вынутых карточек (526) и разделив на 10, получили среднюю сумму 52,6. Так повторили 30 раз (табл. 2).

Таблица 2

Средние суммы из 10 извлечений в 30 выборках

52

,6

58,4

54,6

52,6

48,6

54

,0

52,8

50,8

46.0

55,8

53

,4

59,4

55,0

56,2

61,6

53

,6

54,2

56,8

52,3

54,0

56

,7

55,2

56,3

52,3

53,8

57

.8

55,9

61,8

58,6

49,2

1 См.: Дружинин Н.К. Выборочное наблюдение и эксперимент. М., 1977. С. 21–22.

112

При проведении третьего этапа эксперимента в каждую из таких 30 случайных выборок входило уже по 40 извлечений. Среднее число из первых 40 извлечений составило 54,6, из вторых -51,6 и т. д. (табл. 3).

Таблица 3

Средние суммы из 40 извлечений в 30 выборках

54,

6

51,6

53,6

56,6

54,3

55,1

57.Л

54,4

56,0

55,

4

55,

3

54,1

55,8

55,4

56,0

53,2

55,1

54,3

54,8

54,

2

54,

3

57,2

53,2

56,0

54,5

5U.

53,7

56,0

54,8

53,

4

Полученные эмпирические вероятности сравнивались с теоретической вероятностью. Последняя в данном примере равна средней сумме номеров десяти карточек в пачке, которая представляет собой как бы среднюю в исходной совокупности. Она равняется: 1+2+3+4+5+6+7+8+9+10=55. По значению отклонений от этой средней можно судить, насколько эмпирическая вероятность приближается к теоретической.

Размах колебаний индивидуальных сумм (указанных в табл. 1) был самым большим и равнялся 36. Это не что иное, как разность между максимальной и минимальной суммой (они в таблицах выделены и подчеркнуты). В табл. 1 максимальная сумма равнялась 72, минимальная 36 (72 - 36 = 36). Отклонение этих показателей от средней (55) было наибольшим: 72-55 = +17 и 36-55 = -19.

При выборках, состоящих каждая из 10 извлечений (см. табл. 2), размах колебаний уменьшился более чем вдвое, до 15,8 (61,8 -

- 46,0 = 15,8), а максимальные отклонения от средней составили' 61,8 -55=+6,8 и 46,0-55=-9.

В выборках, состоящих каждая из 40 извлечений, размах колебаний по сравнению с результатами первой части эксперимента уменьшился более чем в 6 раз, составив только 5,8 (57,3-

- 51,5=5,8), Максимальные отклонения от средней равнялись при этом: 57,3-55=+2,3 и 51,5-55=-3,5.

Распределение выборочных сумм отражено на графике рис.1, на оси абсцисс которого отложены суммы выборки с указанием средней (55) в исходной совокупности, а на оси ординат – этапы эксперимента.

ИЗ

X 1X7

30 выборок

по 40 извлечений

30 выборок

по 10 извлечений

30 индивид, выборок

35

40 45

50 55 60 Рис.1

65

70 75

Результаты эксперимента показывают, что чем больше извлечений, тем их усредненные показатели плотнее группируются вокруг средней (теоретической вероятности) в исходной совокупности. То есть, чем больше явлений изучено, тем надежнее полученные данные, тем точнее выявленные закономерности. Данный вывод – краеугольный камень всех статистических выборочных исследований.

2. Теоретические основы выборочного метода были бы неполными, если бы мы не коснулись законов распределения случайных величин, к которым подвел нас проведенный эксперимент.

Поскольку за внешними случайными явлениями стоят скрытые законы, то данные, характеризующие эти явления, должны распределяться определенным образом. Исходя из закона больших чисел, чем больше изученная совокупность случайных явлений, тем должно быть более упорядоченным распределение полученных данных. Обратимся к результатам различных этапов эксперимента. Из табл. 1–3 и рис. 1 видно, что на первом этапе эксперимента при 30 индивидуальных извлечениях числовые значения вынутых карточек, имея большое рассеяние, все же группировались вокруг средней суммы, равной 55. На втором этапе при 30 выборках по 10 извлечений эта тенденция стала более явной, а на третьем этапе при 30 выборках по 40 извлечений -очевидной.

114

Представим данные табл. 3 в виде вариационного ряда, ранжировав их от меньшего к большему по значению извлеченных карточек (табл. 4). Данные для простоты исчисления округлены до целых чисел.

Таблица 4

Усредненные суммы значений карточек (х)

Частоты извлечения карточек (/)

Произведения

W)

51

1

51

52

2

104

53

3

159

54

8

432

55

8

440

56

5

280

57

3

171

Сумма S/ = 30

Сумма 1х/= 1637

Из табл. 4 видно, что с увеличением варьирующего признака (усредненной суммы значения карточек) частота извлечения этих сумм вначале увеличивается, а затем, после достижения максимального значения (/=8), уменьшается. Налицо закономерность. Упорядоченность изменения частот в вариационных рядах именуется закономерностью распределения. Данные табл. 4, изображенные графически в виде столбиковой диаграммы, гистограммы или полигона распределения, представлены на рис. 2.

7 -6 -5 -4-3 -2-1

Гистограмма

Полигон 'распределения

51  52  53 54 55 56 Рис.2

57

115

Гистограмма, или полигон распределения, представляет собой ломаную кривую, характеризующую фактическое распределение полученных данных. Она позволяет выявить лишь приближенную картину распределения всей (генеральной) совокупности. Чем больше выборочное изучение, тем в большей мере будут сглаживаться влияние случайных причин и явственнее будет проступать действительная закономерность распределения. В этом случае кривая распределения фактических данных будет приближаться к теоретической кривой распределения.

В математической статистике теоретическую кривую распределения обычно называют кривой Лапласа-Гаусса, или нормальным распределением (рис.3).

Нормальное распределение в чистом виде при выборочных исследованиях в юридических или других социальных науках встречается нечасто. Тем не менее большинство распределений близки к нормальному. Фактическое распределение выборочных показателей отличается от теоретического, главным образом, нарушением симметрии, т. е. если в нормальном распределении частоты анализируемого признака убывают по обе стороны от вершины кривой равномерно, то в фактическом распределении вершина кривой может быть смещена влево или вправо от теоретической средней, быть крутой с одной стороны и пологой – с другой (см. рис. 2). Причина таких смещений – ошибки наблюдения и сбора данных.

Распределение показателей характеризуется размахом вариации и отклонением от средней.

Размах вариации (колебаний) – наиболее простой параметр измерения разброса значений варьирующего признака. Он исчисляется по формуле R = Хтт – Хт.п. Вспомним результаты эксперимента. На его первом этапе размах вариации был наибольшим – 36, на втором – 15,8, на третьем – 5,8. В связи с этими данными, на первый взгляд, можно сказать, что чем меньше размах вариации, тем однороднее совокупность. В действительности этот параметр свидетельствует лишь о значении амплитуды колебаний.

116

Рис.3

Но при одном и том же размахе вариации совокупности могут существенно различаться по структуре, т. е. быть более или менее однородными.

Наиболее полная характеристика распределения раскрывается через значение отклонения всех вариант от средней или значение отклонения эмпирических вариант от теоретических. Причем важно не столько отклонение каждой варианты от средней, сколько среднее отклонение всех вариант от средней, или дисперсия (колеблемость, пестрота) изучаемого признака. Упрощенно мы ее тоже рассчитывали. На первом этапе эксперимента значение отклонения от среднего находилось в диапазоне от + 17 до –19, на втором – от +6,8 до -9, на третьем – от +2,3 до -3,5.

Средние величины – наиболее распространенные показатели в статистике. Это объясняется тем, что только с помощью средней можно охарактеризовать совокупность по количественно варьирующему признаку. Приведем пример, характерный для студенческой аудитории. Строгое сравнение по баллам успеваемости студентов двух или более учебных групп нельзя произвести по оценкам одного или нескольких студентов из каждой группы. Но, рассчитав средний балл по группам, можно точно сопоставить их по успеваемости.

Средняя величина может раскрыть лишь общую тенденцию изучаемого явления и только тогда, когда она выведена из большого числа фактов и при изучении однородной совокупности. При несоблюдении этих условий средние показатели лишь введут в заблуждение. Примером может служить средняя заработная штата в нашей стране, когда в одну совокупность зачисляют и богатых, и бедных, разрыв в уровне обеспечения которых в 1997 г. составил соответственно 24:1.

В статистике разработано множество средних величин: степенные (средняя арифметическая, средняя гармоническая, средняя геометрическая и др.), мода и медиана. Каждая из средних выполняет свои аналитические функции. Для расчета дисперсии и других показателей выборочного наблюдения нам необходима лишь средняя арифметическая.

Средний арифметический показатель – наиболее распространенный вид средних. Он используется в качестве центрального значения в рядах распределения и выполняет функцию теоретической вероятности. Все другие варианты расцениваются как случайные отклонения от него. Чем больше отклоняется какое-либо

117

 

J

значение признака от среднего арифметического, тем более случайным оно является.

Средняя арифметическая простая, известная из школьных учебников по математике, рассчитывается по формуле

*i + х2 3 + ... + *„

Лсрея. ~      .

П

где xl х2, х3,..., х„ – значения признака; п – число значений.

При изучении больших совокупностей некоторые варианты имеют большие частоты повторения. Из табл. 4, например, видно, что варианта 52 повторяется дважды, 53 – трижды, 54 – восемь раз и т. д. В этом случае целесообразнее вначале каждую варианту умножить на частоту ее встречаемости, как это показано в графе (xf) упомянутой таблицы. Такое умножение в статистике называют взвешиванием. Средняя арифметическая в данном случае именуется взвешенной и рассчитывается по формуле

_ Xl-fi+X2-f2+X3-f3+...+Xn-fa Лсред. азвеш. =   fj.fj.fj. ~7f   '

II + 12 + /3+--+/Л

Подставляя значения из табл. 4 в эту формулу, определяем:

_ 51 • 1 + 52 • 2 + 53 • 3 + 54 • 8 + 55 • 8 + 56 • 5 + 57 • 3 _ 1637 _ 1+2 + 3 + 8 + 8 + 5 + 3   '~30~:

Полученная фактическая средняя совпала с теоретической средней, которая выводилась при анализе результатов эксперимента (см. текст после табл. 3).

Средняя арифметическая лежит в основе расчета дисперсии (колеблемости), которая представляет собой не что иное, как значение отклонения всех вариант от средней. Значение дисперсии и предопределяет объем выборочной совокупности. Чем больше дисперсия, тем больше разброс показателей от средней, а следовательно, нужен больший объем выборки, чтобы она была достаточно репрезентативной. Репрезентативность (представительность) объема выборки практически не зависит от объема генеральной совокупности. Последняя может быть даже не известна исследователю. Предположим, что мы изучаем пьянство (как фактор преступности) в нашей стране. При выборочном изучении пьяниц мы не можем располагать их более или менее точным количеством в стране, республике и даже городе. Но это не будет служить большой помехой для расчета ошибки выборки или объема выборочной совокупности. При расчете этих показателей опреде-

118

ляющей является значение дисперсии изучаемого признака, и ее надо уметь рассчитывать.

3. Расчет дисперсии качественных и количественных признаков неодинаков. Определение объема и представительности выборочной совокупности, а следовательно, и дисперсии производится применительно не к преступности, административной правонару-шаемости или другим социально-правовым явлениям вообще, а лишь к их конкретным показателям. Последние могут быть качественными, или арибутивными (вид преступления, содержание мотива, свойства личности и т. д.) и количественными (возраст правонарушителей, уровень образования, повторность совершения преступления, сроки рассмотрения гражданских дел и т. п.). Каждый признак имеет свою дисперсию, а следовательно, и необходимый объем выборки для надежного изучения. Это значит, что при выборочном изучении многих признаков, чтобы выявить совокупные отклонения, дисперсию надо рассчитывать по каждому из них. Иногда эти признаки исчисляются десятками и даже сотнями. Чтобы избежать множества расчетов, можно ограничить их только в отношении тех признаков, на базе которых делаются основные выводы. Общая численность выборки или ее общая репрезентативность определяются по совокупной представительности всех параметров.

Дисперсия – это средний квадрат отклонения изучаемого признака от теоретического (среднего) показателя. Она характеризует уровень однородности исследуемой совокупности и обозначается символом «а2» (сигма малая в квадрате). Расчет ее применительно к качественным признакам производится по одной формуле, а применительно к количественным – по другой.

Колеблемость качественного признака двухвариантна: совершено преступление против собственности или иное, в состоянии опьянения правонарушителя или трезвым субъектом, по мотиву мести или иным побуждениям, лицом, воспитанным в неполной или полной семье, интровертом или экстравертом и т. д. Указанная двухвариантность отражается в таких относительных показателях, как удельный вес или доля признака в общей структуре изученных явлений, в данном случае преступлений, причин, лиц, мер. Например, в 1996 г. удельный вес хулиганства составлял 6% (или 0,06), а иных преступлений – 94 (или 0,94), преступлений, совершенных в состоянии опьянения, – 36 (или 0,36), а в трезвом состоянии 64% (или 0,64).

119

Удельные веса многих качественных признаков могут быть взяты из официальной статистической отчетности правоохранительных и других юридических органов, которая основывается на сплошном текущем учете, из предыдущих исследований, достоверность результатов которых не вызывает сомнений, или других источников. Они могут быть специально получены на основе предварительного (пилотажного) изучения. Если удельный вес какого-то признака неизвестен и нет возможности получить его при предварительном изучении, то исследуемая совокупность по этому признаку условно принимается максимально неоднородной. В этом случае искомый удельный вес берется равным 50% (или 0,5). Ниже будет показано, почему удельный вес качественного признака, равный 50%, отражает самую высокую неоднородность совокупности.

При наличии удельного веса качественного признака его дисперсия рассчитывается по следующей формуле: а2 = Р (1 – Р), где Р – доля качественного признака, а (1 – Р) – доля иных признаков или противоположного признака.

Предположим, что надо рассчитать дисперсию такого признака, как состояние опьянения при совершении каких-то преступлений, удельный вес которого по предварительным данным составил 35% (или 0,35): о2 = Р({ - Р) = 0,35(1 - 0,35) - 0,23. Это и будет дисперсия изучаемого признака, пестрота или колеблемость его в изучаемой совокупности, которая в этом случае играет роль теоретической вероятности.

Дисперсия, равная 0,23, является высокой, ибо самое большое значение дисперсии качественного признака не может быть выше 0,25. Таковой она вычисляется при удельном весе изучаемого признака, равном 50%: о2 = 0,5(1 – 0,5) = 0,25. Все другие удельные веса, большие и меньшие 50%, дают меньшую дисперсию, так как совокупность в этих случаях становится более однородной. При 60 и 40% дисперсия равна 0,24, при 70 и 30 – 0,21, при 80 и 20 – 0,16, при 90 и 10% – 0,09. Из этих расчетов видно, что самая неоднородная совокупность по качественному признаку бывает тогда, когда его удельный вес равен 50% (или дисперсия равна 0,25).

Дисперсия количественного признака многовариантна. Она рассчитывается с применением средней арифметической взвешан-ной (ее расчет приводился выше) по формуле

120

-\2

-\2

-\2

-\2

2 =

/3

г -*}2f •*я •*/ Jn

где о2 – дисперсия; I – знак суммы; хг хг х3, ..., хп – показатели варьирующего признака; х– среднее арифметическое значение признака; fv /j, fy ...fn частоты вариант варьирующего признака.

Используя эту формулу, рассчитываем дисперсию по данным табл. 4, средняя арифметическая (х) которых была равна 55:

а2 = [(51 - 55)2 • 1 + (52 - 55)2 • 2 + (53 - 55)2 - 3 + (54 - 55)2 • 8 + (55 - 58>2 • 8 +

+ (56 - 55)2 • 5 + (57 - 55)2 • з] : (1 + 2 + 3 + 8 + 8 + 5 + 3) = 16+18 + 12 + 8 + 0 + 5 + 12 71

1 +2 + 3 + 8 + 8 + 5 + 3

30

Возьмем другой пример расчета дисперсии количественного признака, близкого к уголовному праву и криминологии. Предположим, что выборочным методом было изучено 100 осужденных к лишению свободы. На срок 1 год (х,) было осуждено 15 человек (/!); 2 года (х2) – 50 человек (/J); 3 года (х3) – 20 человек (/3); 4 года а) 10 человек (/,); 5 лет (х5) – 4 человека (/5); 6 лет 6) – 1 человек (/6).

Средний арифметический показатель наказания:

1+2+3+4+5+6 21 х =------------------------= –- = 3,5 года.

О    О

о2 = Г(1 - 3,5)2 • 15 + (2 - 3,5)2 • 50 + (3 - 3,5)2 • 20 + (4 - 3,5)2 • 10 + (5 - 3,5)2 • 4 +

+ (6 - 3,5)2ll : (15 + 50 + 20 + 10+4 + 1) = 93,75 + 112,5 + 5 + 2,5 + 9 + 6,25 _ 229

100

100

= 2,29.

Таким образом, средний квадрат отклонений (дисперсия) различных сроков наказания от среднего арифметического (х = 3,5 года) равен в данном случае 2,29 года.

Второй общепринятой мерой вариации признака является среднее квадратическое отклонение. Оно обозначается символом «о» (сигма малая без квадрата) и выводится как самостоятельно, так и на основе среднего квадрата отклонений, т. е. дисперсии, которая обозначается «о2» (сигма малая в квадрате).

121

Извлекая корень квадратный из дисперсии, получаем среднее квадратическое отклонение:

о = V? = •//>(! - р) - для качественных признаков;

а = Vo =

у--:

- для количественных признаков.

По этим формулам среднее квадратическое отклонение в рассмотренных выше примерах будет равно: в первом случае ^/0,23 = = 0,48, во втором – ^/2,36 = 1,54, в третьем – ^/2,29 = 1,51.

Среднее квадратическое отклонение всегда выражается в тех именованных числах, в которых выражены варианта и средняя, т. е. в первом случае – в процентах, во втором – в номерах карточек, в третьем – в годах.

Не вникая в математическую сторону вопроса, скажем, что очертания симметричной кривой нормального распределения полностью определяются двумя показателями – средней арифметической (х) и средним квадратическим отклонением (а). В зависимости от их значений она может иметь разный центр группировки показателей (рис. 4), быть более удлиненной, растянутой или сжатой, компактной (рис. 5).

х\

Рис.4

Рис.5

На рис. 4 средняя арифметическая х2 больше средней арифметической Хр поэтому распределение 11 сдвинуто по оси абсцисс вправо. Средние квадратические отклонения распределений I и II одинаковы (о, = о2), следовательно, одинаковы и кривые рас-

122

Зо 2о А - х + Д 2о Зо Рис.6

пределения. На рис. 5, наоборот, средние арифметические (х, = х2) одинаковы, поэтому центры группировки обоих распределений на оси абсцисс совпадают, а среднее квадратическое отклонение распределения II 2) больше среднего квадратического отклонения (а,), поэтому кривая II нормального распределения оказалась более растянутой, а кривая I – компактной.

Следующее свойство среднего квадратического отклонения позволяет правильно оценить надежность выборочных показателей. Если площадь, ограниченную кривой нормального распределения, принять за 1 или 100%, то площадь, заключенная в пределах 1о вправо и влево от средней арифметической (рис. 6), составит 0,683 всей площади. Это означает, что 68,3% всех изученных вариант отклоняется от средней арифметической не более чем на 1а, т. е. находится в пределах (х ± о).

Площадь, заключенная в пределах 2а вправо и влево от средней арифметической, составляет 0,954 всей площади, т. е. 95,4% всех единиц совокупности находится в пределах (х ± 2с). Площадь, заключенная в пределах Зо влево и вправо от средней арифметической, составляет 0,997 всей площади, или 99,7% всех единиц совокупности находится в пределах (х± Зо). Это и есть так называемое правило трех сигм, характерное для нормального распределения.

При проведении выборочных исследований параметры х и о, а также пределы единиц выборки (площадь выборки) всегда известны. Опираясь на них, можно с точностью сказать, с каким доверием следует относиться к выборочным показателям. К правилу трех сигм мы вернемся, когда при расчете ошибки выборки будем вынуждены более конкретно раскрыть коэффициент доверия, или коэффициент кратности ошибок.

123

§ 2. Определение ошибки выборки

При выборочном наблюдении регистрируется только часть единиц генеральной совокупности. Но эта часть по объему должна быть такова, чтобы получаемые сведения оказались репрезентативными, т. е. достаточно верно отражали содержание и закономерности изучаемого явления в целом. Под репрезентативностью понимается свойство выборочной совокупности воспроизводить характеристики генеральной совокупности.

Разность между данными генеральной и выборочной совокупностей называют ошибкой репрезентативности, или ошибкой выборки. Например, генеральная совокупность правонарушителей составляет 500 человек. Удельный вес лиц, воспитанных в неполной семье, среди них равен 30%. При выборочном наблюдении было изучено 50 человек, среди которых удельный вес таких лиц оказался 25%. Ошибка выборки равна: 30% – 25% = 5% (0,5). Аналогичным образом выводится ошибка репрезентативности и для количественного признака. Предположим, что средняя арифметическая величина возраста преступников в генеральной совокупности была равна 28,3 года. В выборочной совокупности она составила 26,5 года. Ошибка равна: 28,3 – 26,5 = 1,8 года.

Ошибки бывают тенденциозными, или систематическими, и случайными. Первые – результат неправильного или преднамеренного отбора исследователем тех или иных показателей, вторые – результат случайностей неполного отбора.

Тенденциозные ошибки возникают тогда, когда исследователь неправильно сформировал выборку, не знал научных правил отбора единиц совокупности, сознательно отобрал наиболее показательные единицы. Например, исследуя правосознание граждан, анкетер в целях экономии времени воспользовался аудиторией студентов-юристов и опросил их. Полученные данные, естественно, отражали правовые взгляды лишь этих респондентов и не соответствовали взглядам всех граждан. Выводы, сделанные на основе тенденциозных выборок, будут ошибочными. Они могут причинить вред делу.

Истории известны многие курьезы, связанные с пренебрежением правилами выборочного наблюдения. Один из них произошел в США в 1936 г. при прогнозировании исхода президентских выборов. Журнал «Литерари Дайджест», используя телефонные книги, опросил свыше 2 млн человек. По итогам опроса прези-

124

дентом должен быть избран Ландон. Социологи Геллап и другие опросили только 4 тыс. жителей и пришли к однозначному выводу: победит Рузвельт. Их прогноз оправдался. В чем причина таких расхождений? Первая выборка отражала мнение лишь состоятельных консервативных слоев населения, которые имели телефоны, вторая – всех слоев населения. Она оказалась более представительной, хотя была в 500 раз меньше первой. Роковую роль сыграли тенденциозные ошибки.

Научно-практическая задача выборочного наблюдения сводитса не только к тому, чтобы при малых затратах сил и средств максимально приблизить данные выборки к данным всей генеральной совокупности, но и к тому, чтобы точно измерить, в каких пределах результаты выборки отличаются от данных генеральной совокупности. Здесь и встает вопрос о характере ошибок.

Тенденциозные (систематические) ошибки нельзя измерить. Они могут быть самыми разными по величине и содержанию. Тенденциозные ошибки тем меньше, чем выше квалификация исследователя, чем лучше он знаком с объектом изучения и возможными источниками систематических ошибок.

Измерить можно лишь случайные ошибки, т. е. ошибки, обусловленные неполнотой изучения реально существующей совокупности. Случайные ошибки – непреднамеренные неточности статистического наблюдения, которые могут быть направлены как в сторону преувеличения показателей признака, так и в сторону их преуменьшения. При относительно большом изучении случайные ошибки взаимопогашаются (вспомним третий этап эксперимента по извлечению пронумерованных карточек, когда было сделано 30 выборок по 40 извлечений каждая), в результате чего данные выборочной совокупности становятся близкими к данным генеральной. Оставшиеся различия можно относительно точно измерить на основе теории вероятностей, закона больших чисел и закономерностей распределения случайных величин.

Для того чтобы избежать тенденциозных ошибок, необходимо строго соблюдать правила случайного отбора единиц выборочной совокупности. Случайные ошибки в выборочном наблюдении объективны. Их нельзя избежать, но можно уменьшить путем увеличения объема выборки и точно вычислить.

Необходимость в точном расчете ошибки выборки возникает тогда, когда произведенное выборочное наблюдение надо оце-

125

нить с точки зрения его репрезентативности и достоверности. Формула для вычисления ошибки выборки в общем виде выглядит так:

W =

s_

n

W =

где W ошибка выборки; а2 – средний квадрат отклонения (дисперсия); о – среднее квадратическое отклонение; п – число единиц выборки.

Исходя из этой формулы, ошибка репрезентативности прямо пропорциональна дисперсии или среднему квадратическо-му отклонению и обратно пропорциональна числу единиц выборки. Ошибка выборки будет тем меньше, чем меньше дисперсия (колеблемость признака) и чем больше численность выборки. Объем выборочной совокупности, как правило, всегда известен, если исследование уже произведено. Остается вычислить дисперсию, порядок расчета которой мы излагали в предыдущем параграфе. Подставляя значение дисперсии в формулу ошибки выборки для качественного и количественного признака получаем:

w =

w =

I/

Эти формулы позволяют рассчитывать ошибку выборки на основе исходных показателей. Рассчитаем ее по данным предыдущих примеров. Дисперсия качественного признака – состояния опьянения, удельный вес которого в структуре изучаемых преступлений составлял 35%, оказалась равной 0,23. Численность выборки определим в 100 единиц (уголовных дел, статкарт, приговоров). В этом случае

W =

= ,/0,0023 = 0,048, или 4,8

Это означает, что при правильной случайной выборке в 100 единиц удельный вес лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, будет колебаться относительно удельного веса данного признака в генеральной совокупности в пределах ± 4,8%, т. е. 35% ± 4,8% или от 30,2 до 39,8%. Если мы увеличим выборку вчетверо, т. е. до 400 единиц, то ошибка выборки уменьшится вдвое и будет составлять ± 2,4%. При максимальной дисперсии качественного признака (0,25) и 100 единицах выборки ошибка

126

выборки будет равняться 0,05, или ± 5%, а при 400 единицах выборки – 0,025, или ± 2,5%.

Обратимся к примеру с количественными признаками --к 100 осужденным к разным срокам лишения свободы. Дисперсия количественного признака равнялась 2,29 года. Рассчитаем ошибку выборки:

w =

- V0.0229 = ± 0,048 года.

При увеличении выборки вчетверо, т. е. до 400 единиц, ошибка выборки уменьшится вдвое и составит ±0,075 года.

Приведенные примеры наглядно показывают, что при правильном отборе выборочной совокупности даже при небольшом объеме в 100 единиц ошибка репрезентативности может быть признана вполне допустимой, а при выборке в 400 единиц -- тем более. При максимальной дисперсии качественного признака и выборке в 100 единиц ошибка выборки, например, не превышала ± 5%. Эти величины постоянные, что и используется в заранее рассчитанных таблицах.

Дисперсия и ошибка выборки количественных признаков выражаются не в относительных числах (процентах, долях), как у качественных показателей, а в именованных числах, т. е. в годах, рублях, классах, часах и т. д. Они могут иметь самые разные содержательные и численные значения. Их нельзя рассчитать заранее безотносительно к конкретному признаку, и поэтому готовых таблиц ошибок выборки для количественных признаков нет.

Все предшествующие формулы и расчеты ошибки репрезентативности имеют значение для повторной выборки. При ней каждая отобранная из генеральной совокупности единица (например, стат-карта на преступление) вновь возвращается в массив. Поэтому не исключена возможность ее повторного отбора. Наряду с таким отбором есть отбор бесповторный. При нем каждая отобранная единица исключается из числа единиц генеральной совокупности, а поэтому может попасть в выборку лишь один раз. В связи с этим ошибка выборки для качественных и количественных признаков вычисляется соответственно по разным формулам:

w =

w- -i-JL

' ~ 1

где и – число выборочной совокупности; N – число генеральной совокупности.

127

 

Проанализируем эти формулы на конкретном примере. Предположим, что в одном из городов бесповторным способом был произведен опрос 300 граждан о знании ими УК РФ. Удельный вес лиц, которые не знали ничего о кодексе, составил 20%. Общая численность взрослого населения города составила 15 тыс. человек. Необходимо установить репрезентативность произведенного изучения. В данном случае

W =

0,2(1-0,2)  300

300

15000J

= Г0'16 V 300

(1 - 0,02) = ±0,022

Однократная ошибка выборки составила ± 0,022, или ± 2,2%, а двукратная -- ± 4,4%. Если опрос граждан производился при строгом соблюдении процедуры, то удельный вес тех из них, которые не знают ничего об УК, в структуре всех граждан может колебаться в пределах 20 ± 4,4% или от 15,6 до 24,4%. Возможные отклонения существенны, но для практических целей результаты могут быть признаны вполне удовлетворительными.

Анализ формул ошибки бесповторной выборки показывает, что дополнительный множитель (1– n/N) не может быть больше единицы, следовательно, он лишь уменьшает величину ошибки выборки. В данном случае этот множитель составил 0,98 и уменьшил все подкоренное выражение на 0,00001, а ошибку выборки – на 0,1%. В других случаях это уменьшение может быть большим. Таким образом, наличие данного множителя позволяет более точно вычислить ошибку бесповторной выборки, причем в сторону ее минимизации. Поэтому, если исследователю неизвестна численность генеральной совокупности, а он произвел бес-повторную выборку, то можно рассчитать ошибку репрезентативности по формуле повторной выборки. Незначительной неточностью, связанной с завышением расчетной ошибки, можно пренебречь, поскольку социально-правовые исследования не требуют особой точности.

При рассмотрении закономерностей нормального распределения (рис. 6) говорилось о правиле трех сигм. Вспомним, что если площадь выборки заключена в пределах Зс, то она составит 99,7% (0,997) всей площади, ограниченной кривой распределения, если в пределах 2о – 95,4% (0,954), если в пределах 1о -68,3% (0,683). Эта закономерность используется для расчета коэффициента доверия (t).

128

Не вникая в математическую сторону этого вопроса, скажем, что вероятность отклонения изучаемого признака, как качественного, так и количественного, в пределах однократной ошибки репрезентативности, т. е. при /= 1, равна 0,683. Это означает, что из 1000 изучаемых единиц 683 будут находиться в пределах однократной ошибки выборки, а остальные 317 единиц – за ее пределами. При коэффициенте доверия, равном 2 (/=2), вероятность отклонения изучаемого признака будет находиться в пределах двукратной ошибки репрезентативности и равняться 0,954, т*е. из 1000 изучаемых единиц 954 будут находиться в пределах двукратной ошибки. При коэффициенте доверия, равном 3 (/=3), из 1000 изучаемых единиц 997 будут находиться в пределах трехкратной ошибки.

Символ t именуют коэффициентом кратности ошибки репрезентативности, или коэффициентом доверия. Его увеличение повышает репрезентативность выборки, но не само по себе, а через увеличение выборочной совокупности. Если, например, при проведении криминологического или социально-правового изучения есть необходимость в том, чтобы ошибка репрезентативности не превышала ± 4,8%, как было в нашем примере, а коэффициент доверия был равен не 1, а 3, т. е. t– 3, то численность выборочной совокупности придется увеличить в 6 раз, или до 600 единиц. При t=2 численность выборки должна быть увеличена в 4 раза, т. е. до 400 единиц.

Выше говорилось, что если уменьшить ошибку выборки в 2 раза, то выборочную совокупность следует увеличить в 4 раза. Поставим задачу по-иному. Если нас удовлетворяет величина ошибки выборки, но необходимо повысить коэффициент доверия до 1=2, чтобы в 954 случаях из 1000 величина единиц изучения не отклонялась от заданной ошибки, также надо увеличить объем выборочной совокупности в 4 раза. Ошибка сохраняется та же, а коэффициент доверия повышается. При криминологических, социально-правовых исследованиях и при изучении в практических оперативных целях может быть допустима точность с коэффициентом доверия /= 1. При решении важных научных или практических вопросов желательно, чтобы ошибка репрезентативности принималась с коэффициентом доверия t = 2. Изучение с коэффициентом доверия / = 3 в юридической статистике практически нигде не требуется.

Предельная ошибка выборки обозначается греческой буквой А (дельта). Она равна произведению однократной ошибки выбор-

129

ки на соответствующий коэффициент доверия Д = W't. Заменив W соответствущими формулами для повторной выборки, получим:

A =

V п '     V л

Для бссповторной выборки эти формулы будут иметь следующий вид:

Д = t

р(\ - р}

Избежать сложных математических расчетов при определении пределов ошибки репрезентативности качественных характеристик при заданном числе наблюдений помогают специальные таблицы, рассчитанные математиками1 (табл. 5).

Таблица 5 Предел ошибки при заданном числе наблюдений и t = 2, %

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Удельный вес наблюдений, %

Число наблюдений

100

200

300

400

500

600

700

800

900

1000

5  (95) 10  (90) 15  (85) 20  (80) 25  (75) 30  (70) 35  Г6М

4,4 6,0 7,2 8,0 8,7 9,2 SU 9,9 10,0 10,0

3,1 4,3 5,1 5,7 6,2 6,5 6,8 7,0 7,1 7,1

2,8 3,5 4,1 4,6 5,0 5,3 5,5 5,6 5,7 5,8

2,5 3,0 3,6 4,0 4,3 4,6 4J& 4,9 5,0 5,0

1,9

2,7 3,2 3,6 3,9 4,1 4,3 4,4 4,5 4,5

1,8 2,5 2,9 3,3 3,5 3,7 3,9 4,0 4,1 4,1

1,6 2,3 2,7 3,0 3,3 3,5 3,6 3,7 3,8 3,8

1,5 2,1

2,5 2,8 3,1 3,2 3,4 3,5 3,5 3,5

1,4 2,0 2,4 2,7 2,9 3,1 3,2 3,3 3,3 3,3

1,4 1,9 2,3 2,5 2,7 2,9 3,0 3,1 3,1 3,2

40  (60) 45  (55)

Используя эту далеко не полную таблицу, определим предельную ошибку репрезентативности по уже известным данным о лицах, совершивших преступления в состоянии опьянения. Вспомним эти данные: удельный вес указанных лиц составлял 35%, объем выборочной совокупности 100 и 400 единиц. Ошибка репрезентативности, рассчитанная по формулам, оказалась рав-

1 Боярский Л.Я. Таблицы для определения достоверности статистических показателей и числа наблюдений в статистическом исследовании. М., 1947.

130

ной соответственно ± 4,8 и ± 2,4%. Если наши расчеты были верными, то они совпадут с данными табл. 5.

Находим в графе 1 таблицы значение показателя, равное 35% (оно подчеркнуто). На этой же строке в графе 2, соответствующей 100 наблюдениям, находим ошибку репрезентативности ± 9,6%, а в графе 5, соответствующей 400 наблюдениям, – ошибку репрезентативности ± 4,8%. Сопоставим расчетные ошибки с табличными. Последние оказались вдвое больше тех, которые были получены путем расчета. Однако никакой ошибки здесь нет. Пределы ошибок, указанные в табл. 5, рассчитаны при коэффициенте доверия, равном 2 (/=2), а мы рассчитывали без учета коэффициента доверия (т. е. при /= 1). Если использовать формулы расчета предельных ошибок с /= 2, то получим те же самые данные, которые указаны в табл. 5.

д = tW = 2 • 4,8 = ±9,6%;  Д = tW = 2 • 2,4 = ±4,8%.

Коэффициент доверия, равный 2, означающий, что в 954 случаях из 1000 единицы изучения не будут выходить за пределы заданной ошибки репрезентативности, практически надежен. Поэтому таблицы предельных ошибок рассчитаны применительно к нему.

§ 3. Расчет выборочной совокупности

Каждый исследователь, желающий получить достоверные данные о генеральной совокупности изучаемых явлений и процессов, стоит перед проблемой определения объема выборочной совокупности (я). Он определяется исходя из заданных и наличных показателей. Заданными показателями в этом случае будут предельная ошибка репрезентативности (W или А), коэффициент доверия (0, а наличными – дисперсия (о2) изучаемых признаков и (в некоторых случаях) численность генеральной совокупности (W).

Формулы расчета выборочной совокупности выводятся из формул расчета ошибок репрезентативности.

\р(\ – р) Из формулы W = J-i-----'-, по которой рассчитывается ошибка

повторной выборки качественного признака при коэффициенте доверия /= 1, может быть легко вычислен объем выборки. Для

131

этого необходимо знать значение удельного веса признака и задать предельную ошибку выборки. Обратимся к известному примеру. Доля лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения (Р), составляла 35%, или 0,35. Предельную ошибку (W) зададим равной ± 5%, или 0,05. В этом случае

^ Р(\ - Р) = 0,35(1 W1

0,35)

0,0025

= 91 преступление (дело, статкарта, приговор).

Если задать ошибку, равной ± 4%, то следует изучить 143 единицы, ± 3% - 225, ±296- 575 и т.д.

Из формулы W = J– , по которой

I П

определяется однократная

ошибка повторной выборки количественного признака, объем выборочной совокупности можно рассчитать после нахождения дисперсии (о2) и необходимой предельной ошибки выборки (W). Вновь обратимся к примеру о сроках лишения свободы. В нем а2 = = 2,29 года, W= ± 0,15 года. Найдем объем выборочной совокупности (/?):

2,29 0,0225

= 102 единицы.

Это означает, что если нас удовлетворяет ошибка выборки, равная ±0,15, то следует изучить 100 преступлений (дел, стат-карт и т. д.), а если она допустима в пределах ± 0,3, то достаточно 25 единиц изучения.

Выше говорилось, что коэффициент доверия, равный 1 (/=1), недостаточно надежен, так как только 683 единицы из 1000 могут быть в пределах заданной ошибки репрезентативности. Поэтому чаще всего при расчете объема выборочной совокупности вводится коэффициент доверия, равный 2 (/=2), который означает, что в 954 случаях из 1000 число единиц выборочной совокупности будет находиться в пределах заданной ошибки репрезентативности. С этой целью в приведенные формулы, как и при расчете ошибки репрезентативности, вводится коэффициент /.

Из формул предельных ошибок повторной выборки для качественных и количественных признаков выведем формулы расчета объемов выборочной совокупности.

132

Из д

следует и =

(качественные признаки).

Из д = /J– следует п = -~- (количественные признаки).

V и      А

Принимая / = 2 и используя данные предыдущих примеров, определяем объемы выборочных совокупностей для качественных и количественных признаков:

, ч 0,35(1-0,35) 4          "*"

п (кач.) =-----^ пппг, '– -- 364 преступления;

и (колич.) =

2,29 4

= 407 преступлений.

0,0225

Расчеты выборочных совокупностей показывают, что если повысить коэффициент доверия вдвое (/=2), то объем выборки необходимо увеличить вчетверо, ^то означает, что в пределах тех же ошибок репрезентативности ± 5% и ± 0,15 года теперь будет находиться не 683, а 954 единицы из 1000. В этих случаях ошибка выборки именуется двукратной, поскольку распространяется на все единицы выборочной совокупности, расположенные в пределах 28 нормального распределения.

Все предшествующие расчеты производились для повторной выборки. В реальной жизни криминологические и социально-правовые изучения проводятся, как правило, бесповторным способом, т. е. уголовное дело, статкарта, гражданское дело и т. д. по какому-то признаку изучаются или респонденты (при анкетировании) опрашиваются единожды. В этом случае применяются формулы для бесповторной выборки.

Из д =

- – следует и =

Nt2P(\ - Р)

= -------i-------'–-

+ t2P(\ - Р)

Л/ЬЧ

2,2

> = ',–1--7Г следует л = –

11 /1 I,  N )    £f,, т, и

Эти формулы расчета выборочных совокупностей для качественных и количественных признаков являются наиболее полными. В них учтены коэффициент доверия, кратность предельной ошибки и бесповторность выборки. Пользуясь этими формулами, рассчитаем выборочные совокупности для известных данных.

133

Итак, дано:

Р (удельный вес признака)

А (предельная ошибка выборки)

/ (коэффициент доверия)

N (генеральная совокупность)

= 35 %, или 0,35;

= 5 %, или 0,05;

= 2;

– 5000.

п =

п (выборочная совокупность)

5000 • 4 • 0,35 • (1 - 0,35) _ 4600 O.OD25 5000 + 4 0,35 (1-0,35) ~ 13,42

= 343 преступления.

Если уменьшить ошибку выборки до ±3%, то выборочная совокупность должна быть увеличена до 848 единиц, если до ± 2 % – объем выборки должен составить 1575 единиц.

Второй пример решим применительно к количественному признаку.

Дано:

о2 (дисперсия)     = 2,29 года;

Д (предельная ошибка выборки) = 0,15 года;

t (коэффициент доверия)  = 2;

N (генеральная совокупность) = 3000.

(выборочная совокупность)

3000 4 2,29  27480

0,0225 3000 + 4 2,29 67,5 + 9,16

= 358 преступлений.

Увеличение генеральной совокупности вдвое, т. е. до 6000, увеличит выборку ненамного, лишь до 381 единицы. Это говорит о том, что объем генеральной совокупности – относительно второстепенный параметр даже при расчете объема бесповторной выборки, хотя он и стоит в формуле расчета. При повторной выборке объем генеральной совокупности не имеет никакого значения, поэтому он отсутствует в формуле расчета как дисперсии, так и численности выборки. Следовательно, там, где численность генеральной совокупности по тем или иным причинам точно не известна, ею можно пренебречь и рассчитывать выборочную совокупность по формулам повторной выборки или использовать приблизительную численность генеральной совокупности.

Для определения объема повторной выборки по качественному признаку можно использовать табл. 6. Как и табл. 5 (о пределах ошибок), она рассчитана применительно к коэффициенту доверия, равному 2 (/=2).

134

Таблица 6

Число наблюдений, необходимое для того, чтобы ошибка не превысила заданного предела (t=2)

Удельный вес

Предел ошибки, %

наблюдений, %

 

 

1

2

3

4

5

10

10 (90)

3600

900

400

230

150

37

15 (85)

5100

1300

570

320

210

52

20 (80)

6400

1600

710

400

260

65

25 (Z5i

75ПП

19ПП

аза

470

ям

76

30 (70)

8400

2100

930

530

340

85

35 (65)

9100

2300

1010

570

370

92

40 (60)

9600

2400

1070

600

390

97

45 (55)

9900

2500

1100

620

400

100

50 (50)

10 000

2500

1110

630

400

100

Примечание. Таблица приводится в сокращенном виде.

Предположим, что удельный вес изучаемого признака равен 25%. Находим этот показатель в первой графе табл. 6. Рассматривая строку (она подчеркнута), на которой находится 25% (75%), слева направо, мы увидим, что при заданной ошибке ± 1% численность выборки должна составить 7500 единиц, при ± 2% -1900, при ± 3% - 830, при ± 4% - 470, при + 5% - 300 единиц и т. д. Исходя из того, какая ошибка может быть признана допустимой при том или ином изучении, и определяется объем выборочной совокупности.

В криминологических и других социально-правовых исследованиях чаще всего бывает достаточной выборка до 300–400 единиц. Даже при максимальной колеблемости качественного признака 50% (дисперсия -- 0,25) предельная двукратная ошибка выборки составляет ±5%, при удельном весе признака 20% (80%) – ±4%, при удельном весе признака 10% (90%) – ± 3%.

§ 4. Виды отбора единиц выборочной совокупности

Достоверность выборочных показателей существенно зависит от строгого соблюдения правил случайного (вероятностного) отбора единиц совокупности. Понятие «случайный отбор» нельзя понимать в обыденном значении слова: все, что случайно попа-

135

дет в поле зрения исследователя, то и изучается. Нет. Случайность – здесь не синоним бепорядочности. Ибо и при беспорядочном отборе единиц совокупности может проявиться та или иная тенденциозность.

Интервьюеры, например, широко используют стихийные опросы «первого встречного», которые на первый взгляд кажутся случайными. На самом деле интервьюер при выборе лиц для опроса может осознанно или неосознанно руководствоваться чувствами симпатии или антипатии к этим встречным, соображениями удобства или неудобства и другими обстоятельствами. Все это может породить тенденциозность. Аналогичный пример можно привести с отбором в лекционной аудитории студентов для анкетирования по вопросам успеваемости. Можно отобрать сидящих впереди или лиц, сидящих на задних рядах. В одном случае в выборку могут попасть более прилежные студенты, в другом -недостаточно добросовестные. Такие случаи приводят к тем или иным смещениям в выборочных характеристиках. Мы уже не говорим о сознательной подборке выборочной совокупности по нужным показателям. Подобные изучения недопустимы ни в науке, ни на практике.

Случайный способ выборки предполагает строгую процедуру ее организации и проведения. Термин «случайный» здесь употребляется как антоним тенденциозной выборки. Случайная выборка порождает случайные ошибки, которые имеют закономерности распределения. Они измеряются и вычисляются. В этих случаях исследователь точно может сказать, какова достоверность результатов проведенного изучения. Для обеспечения независимости изучения от субъективных желаний исследователя, отбор единиц совокупности следует производить так, чтобы каждая единица исследуемой генеральной совокупности имела одинаковые шансы попасть в выборку наравне со всеми другими единицами данной совокупности. Принцип равновозможности и случайности при отборе единиц в выборку осуществляется следующими способами: собственно случайным, механическим, типическим и районированным. Каждый из них может быть повторным и бесповторным.

Собственно случайный отбор дают обыкновенная лотерея, жеребьевка или использование таблиц случайных чисел. Например, для проведения выборочного анкетного опроса граждан берется список избирателей или иной пронумерованный список

136

граждан. Все номера списка записываются на листах бумаги и вслепую вынимается столько листков, сколько должна составлять выборочная совокупность. Опрашиваются лишь те граждане, номера фамилий которых определены жребием. Собственно случайный отбор может быть применен при выборке статкарт на выявленное преступление, на лицо, совершившее преступление, на осужденного и т.д., когда из генерального массива тщательно перемешанных перфокарт вслепую вынимается столько карт, сколько необходимо для выборочной совокупности. В приведенных примерах собственно случайной выборки можно применить как бесповторный отбор, когда вынутая фишка или перфокарта не возвращаются в массив, так и повторный, когда вынутые единицы после изучения возвращаются обратно в массив. Такой упрощенный метод в настоящее время возможен лишь в низовых учреждениях системы уголовной юстиции, где нет автоматизированных баз данных.

Механический отбор – разновидность случайного. Он более практичен и рационален. При механическом отборе генеральная совокупность делится на столько равных частей, какова должна быть выборка, а потом из каждой части обследуется одна единица. Например, в генеральной совокупности насчитывается 5000 статкарт. Выборочная совокупность определяется равной 250 единицам, т. е. 5% от генеральной. В этом случае 5000 : 250 = 20. Из тщательно перемешанного массива статкарт отбирается каждая двадцатая и обследуется. При 10%-ной выборке отбирается и обследуется каждая десятая карта, при 20%-ной – каждая пятая и т. д. Аналогичным образом можно отобрать архивные уголовные дела по журналу регистрации преступлений или порядку их расположения на стеллажах, а также любые другие документы по их описи и другим перечням. Механическая выборка, как правило, бывает бесповторной.

Типический отбор обычно сочетается с собственно случайной или механической выборкой. Он призван для того, чтобы при изучении совокупности отражалась вся ее сложная структура. Дело в том, что собственно случайный или механический отборы непосредственно применимы лишь при изучении однородной совокупности по какому-то одному признаку. Юридические изучения обычно проводятся по ряду признаков. В этом случае выборка, имеющая достаточный объем для одного признака, может оказаться недостаточной для другого, пятого, де-

137

сятого. А надо, чтобы выборка репрезентировала каждый из изучаемых признаков, а точнее – всю сложную структуру генеральной совокупности. Это относится к любому элементу предмета изучения. Все они являются сложными по своей структуре. Преступность, например, подразделяется по видам, мотивации, тяжести и т. д. При изучении ее в выборку могут попасть в большей мере признаки преступлений против личности, в меньшей -- против собственности и совсем не попасть неосторожные деяния. А выборочная совокупность должна быть копией генеральной, ее уменьшенной моделью. Это достижимо при типической выборке. При ее организации вся генеральная совокупность предварительно подразделяется на качественно однородные по существенному признаку группы, а затем из них производится случайный отбор. В нашем примере статкар-ты на преступления вначале распределяются по видам деяний, а затем из каждого подмассива отбирается необходимое количество статистических карт случайным или механическим способом. Типическую выборку иногда называют расслоенной, или стратифицированной.

Типический отбор может сочетаться с несколькими стадиями (ступенями) отбора. На первой стадии, например, отбираются статкарты по виду криминальной мотивации. Здесь единица отбора – это мотивация (корыстная, насильственная и т. д.). Затем внутри каждой мотивации отбираются по родовому объекту посягательства. На третьей стадии внутри каждого родового объекта отбираются карты по видам деяний. Могут быть и последующие ступени. Такая выборка именуется многоступенчатой. Распределение объектов изучения по территориям может потребовать районированной многоступенчатой выборки. В конкретных изучениях возможно комбинированное сочетание различных выборок между собой, а также иных видов несплошного и сплошного обследований.

Случайный отбор при правильной организации и проведении гарантирует от тенденциозных ошибок. Но он не гарантирует от неточностей, которые заложены в исходных юридических материалах. Если, например, мы изучаем мотивы преступлений, а последние неполно, поверхностно и искаженно отражены в уголовных делах или статистических карточках на лиц, совершивших преступления, или других материалах, то никакой отбор здесь не поможет. Очень важное значение имеет также методическая

138

квалификация самих исследователей, наблюдателей, анкетеров и т.д. Все эти вопросы необходимо учитывать при оценке достоверности выборочных изучений.

Выборочное наблюдение получило самое широкое распространение в мире1. Освоение его методик лицами, занимающимися изучением и анализом криминологических, деликтологических, социально-правовых и других массовых общественных явлений и процессов, с чем связана любая юридическая деятельность, жизненно необходимо. Грамотное применение этих методик помрга-ет получить надежные данные, отсутствующие в официальной отчетности, за короткое время с использованием малых сил и средств.

В заключение приведем все формулы, которые могут потребоваться для оценки ошибки выборки по проведенному изучению или расчета объема выборочной совокупности с заданными (допустимыми) параметрами.

Расчетные формулы

Исчисляемые показатели

Расчетные формулы для признаков

качественных

количественных

1 . Расчет дисперсии

 

Дисперсия

 

П2 X (*-*)/

о = Р(\ - Р)

- х/

2. Расчет ошибки выборки

Повторный отбор

 

~ М»-')

r.JST

Предельная ошибка

"  V

V п

\Р(\-Р]

А  /  V   /

V и A.JSL

с коэффициентом доверия

д ~ ' v V п

а – /» V п

См. продолжение.

1 См.: Кокрен У. Методы выборочного исследования: Пер. с англ. М., 1977; Шварц Г. Выборочный метод: Пер. с нем. М., 1978; Суслов И.П. Основы теории достоверности статистических показателей. Новосибирск, 1979; Лунеев В.В. Выборочный метод в криминологии. М., 1986; и др.

139

Продолжение

 

Исчисляемые показатели

Расчетные формулы для признаков

качественных

количественных

 

Бесповторный отбор

 

 

 

w h'-'U "}

и- Hi "]

 

Ошибка выборки

V п I' N)

in I1 n)

 

Предельная ошибка

, И'-т, »}

A- Hi-"]

 

с коэффициентом доверия

V п I1 N)

in l1 И

 

3. Расчет выборочной совокупности

Повторный отбор

 

 

Выборочная совокупность

*««±Ф-

W2

а2

п = – =-W2

Выборка с коэффициентом доверия

P(\-P)t*

а¥

Л2

' Д2

 

Бесповторный отбор

 

Выборка с коэффициентом доверия

Nt2P(l-P)

мА2

Д2ЛГ + t2P(\ - Р)

A2yv + rV

Глава 6. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ СБОРА ЮРИДИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

В структуре различных способов несплошного статистического наблюдения значатся социологические методы, которые обычно используются в специально организованных обследованиях и имеют целью собрать юридически значимую информацию, отсутствующую в официальной отчетности правоохранительных органов и других юридических учреждений.

Социологические методы, соединенные с выборочными изучениями, широко применяются в изучении тенденций и закономерностей общественной жизни. Развитие и накопление знаний в области социальных наук, в том числе и в сфере борьбы с преступностью, в последние годы в нашей стране в значительной мере было связано с широким распространением конкретно-социологических методов исследования. К этим методам, применяемым в праве и криминологии, можно отнести: опрос в различных его формах, социологическое наблюдение, социальный эксперимент и другие.

§ 1. Методы опроса и их использование в юридических обследованиях

Опрос – распространенный конкретно-социологический метод получения эмпирических данных. Он относительно широко применяется в криминологических и социально-правовых исследованиях в целях изучения различных аспектов общественного мнения граждан, избирателей, работников юридических учреждений, правонарушителей, потерпевших, осужденных, заключенных и т. д. Он позволяет: 1) собрать сведения, которых нет в официальной отчетности и других материалах, 2) за короткий срок и при небольших затратах сил и средств опросить репрезентативные (представительные) группы изучаемых лиц, 3) формализовать его проведение, чтобы облегчить обобщение и анализ получаемых сведений.

Посредством опроса выявляются: общественное мнение о причинах преступлений и правонарушений, латентных преступлениях, эффективности профилактических мероприятий и мер уго-

141

J

ловного наказания; отношение опрашиваемых к нравственно-правовым ценностям, праву, установленному правопорядку, служебным обязанностям; настроения, правосознание, социальные ориентации и мотивация правонарушителей, истцов, ответчиков, пострадавших и т. д. Опрашиваться могут любые лица, которые способны пролить какой-то свет на изучаемую проблему. Опросы имеют форму бесед, интервью и анкетирования1. К методам опроса, по существу, можно отнести методы социометрии, позволяющие изучать систему связей и отношений в формальных и неформальных группах, методы тестовых испытаний и другие проективные методики2.

1. Беседа с лицами, мнение которых изучается, проводится по хорошо продуманному плану в форме свободного общения. Она требует от исследователя предварительной подготовки и умения устанавливать с опрашиваемыми психологический контакт. Он может быть достигнут не сразу, поскольку исследователь социально-правовых и криминологических явлений часто вынужден вторгаться в такие сферы жизни, раскрытие которых не всегда желательно для опрашиваемых. В целях установления доверия опрашиваемого, что гарантирует получение его действительного мнения, исследователь должен строго соблюдать правила психологического такта. Поэтому не всегда рекомендуется записывать беседу с опрашиваемым. Это целесообразно сделать после, по памяти.

Преимущество данного метода – возможность уточнить и углубить изучаемые вопросы в процессе проведения беседы, его недостатки – трудоемкость и малая возможность формализации, что затрудняет дальнейшую обработку и обобщение полученных сведений. В практике правоохранительных органов, судов, адвокатур и других юридических учреждений беседа как неформальный способ получить соответствующие сведения имеет широкое распространение. В данном случае речь идет о целенаправленной беседе с многими респондентами для изучения их мнения по интересующим нас вопросам.

1 См.: Рабочая книга социолога. М., 1976; Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Красноярск, 1988; Горяшов К.К., Исиченко А.П., Кондратюк Л.В. Латентная преступность. М., 1994; Ошеров М.С., Спиридонов Л.И. Общественное мнение и право. Л., 1985.

2 См.: Аванесов B.C. Тесты в социологическом исследовании. М., 1982; Соколова ЕЛ. Проективные методы исследования личности. М., 1980.

142

2. Интервью – представляет собой ту же целенаправленную беседу, ведущуюся по строго разработанным вопросам. Грань между интервью и беседой, как формами изучения общественного мнения, условна. Интервью в отличие от беседы скоротечно, более жестко запрограммировано и содержит ограниченное число вопросов. Этот вид опроса позволяет в короткий срок охватить большие контингенты опрашиваемых и получить относительно сопоставимые результаты для последующего обобщения и анализа. При проведении интервью меньше возможностей установить надежный психологический контакт, что может отразиться на качестве полученных данных. Интервью делят на несколько видов: а) свободное, б) стандартизированное, в) панельное и г) групповое.

Свободное интервью – упрощенный вариант направленной беседы, где опрашиваемому предлагается круг вопросов, в плане которых он ведет свободный рассказ, уточняемый исследователем. Данный вид интервью чаще всего используется при углубленном изучении сложных вопросов, например при изучении личности правонарушителей, а также в целях уточнения формулировок вопросов для других, более формализованных видов опроса.

Стандартизированное (формальное) интервью предполагает строго сформулированные вопросы, задаваемые по возможности в одинаковой форме. Ответы на них должны быть четкими и точными, их желательно фиксировать в виде одного из предусмотренных вариантов: выразить словами «да», «нет», записать в балльной (1, 2, 3, и т.д.) или знаковой (+ –) системе. Такие ответы позволяют быстро записать их и получить хорошо сопоставимые результаты для обобщения и анализа общественного мнения значительного количества лиц.

Панельное интервью представляет собой неоднократное общение с одними и теми же лицами (или одним и тем же контингентом лиц) через определенные промежутки времени в целях установления динамики их взглядов и мнений. Данный вид интервью может быть использован, например, при изучении правосознания осужденных к лишению свободы и другим видам уголовного наказания до отбытия наказания и после освобождения от него, или отношения к воинскому порядку призывников, военнослужащих и уволенных в запас.

При групповом интервью исследователь получает мнение группы, которое не всегда выражает мнение большинства. Групповое мнение нередко формируется под влиянием внушений, подра-

143

жания, конформизма и иных социально-психологических явлений, где определяющую роль играют взгляды, оценки и ориентации лидеров. Этот вид интервью может использоваться для криминологического изучения мнений формальных и неформальных групп, но он мало пригоден для выявления индивидуальных взглядов и ориентации.

3. Анкетирование – один из наиболее распространенных и эффективных методов сбора первичной социологической и статистической информации. Анкетирование по сравнению с беседой и интервьюированием представляет собой как бы следующую ступень еще более жестко запрограммированного опроса. Применительно к изучению деятельности судов, милиции, прокуратуры, при изучении виктимизаиии (жертв преступлений) или причин преступлений анкета содержит в себе комплекс взаимосвязанных вопросов, имеющих юридическое значение, на которые нужно получить ответы опрашиваемых лиц.

В практике криминологических исследований широко используются анкетные бланки, куда в виде ответов на вопросы заносятся результаты программируемого изучения уголовных дел и других документов. Данный метод, не являясь опросом в собственном смысле этого слова, также получил условное название анкетного. Он был особо широко распространен в 60–70-е гг., когда криминология накапливала эмпирический материал после своего второго рождения для дальнейшего развития. В настоящее время ВНИИ МВД РФ при прогнозировании преступности наряду с разными прогностическими методиками использует экспертный опрос криминологов, социологов, психологов, экономистов и других специалистов о возможных тенденциях преступности, который также осуществляется в виде анкетирования.

Анкета не имеет жесткой формы. Однако при ее разработке желательно соблюдать некоторые требования. Содержание вопросов, их последовательность и количество зависят от целей исследования и применяемой процедуры при данном виде опроса. В структуре анкеты могут быть условно выделены вводная, статусная, основная и заключительная части.

Во вводной части формулируется обращение к опрашиваемым, условия опроса и правила дачи ответов на поставленные вопросы. Статусная часть содержит вспомогательные вопросы о социально-демографическом положении опрашиваемого, данные о котором, по мнению исследователя, помогут более правильно оце-

144

нить результаты опроса. Например, такое мнение доминирует среди студентов, такое – среди предпринимателей, такое – среди наемных рабочих и т. д. В основной части помещаются главные вопросы, имеющие непосредственное отношение к теме изучения. В заключительной части опрашиваемому может быть предоставлена возможность свободно высказаться по изучаемой проблеме. Такие высказывания обычно служат хорошим материалом для формирования новых вопросов при последующих исследованиях.

Статусная и заключительные части не являются обязательными. Вопросы о социально-демографических данных, например, при анонимном опросе, могут насторожить респондента, и он не выскажет своего действительного мнения, а наличие свободных высказываний в заключительной части затрудняет обобщение. Поэтому, исходя из задач и целей исследования, эти части иногда опускаются. Вводная часть также может быть опущена, если исследователь имеет возможность устно разъяснить опрашиваемым порядок заполнения анкеты. При личном проведении опросов в школах, институтах, учреждениях и т. д. такая возможность всегда имеется.

Вопросы основной части анкеты подразделяются на три вида: а) дихотомические, б) открытые и в) закрытые. Дихотомические вопросы требуют однозначных ответов «да», «нет». Например, «раскаиваетесь ли вы в совершении преступления (да, нет)?» В юридических анкетах такие вопросы применятся редко. В некоторых случаях они уточняются дополнительным вопросом: «Если да (нет), то объясните, почему?», на который опрашиваемый дает самостоятельный ответ. Открытые вопросы предполагают ответы в произвольной форме. Они обеспечивают полноту информации, но чрезвычайно затрудняют ее обработку и применение ЭВМ. Поэтому при массовом анкетировании граждан или осужденных количество открытых вопросов должно быть минимальным. Закрытые вопросы ограничивают возможность опрашиваемого предлагаемой серией готовых ответов. Он выбирает из них тот, который соответствует его мнению. В зависимости от полноты ответов некоторые вопросы могут быть закрытыми полностью или частично. Например, вопрос: «Были ли у вас до совершения преступления административные правонарушения, за которые вы наказывались, если да, то какие?» -- может быть полностью закрыт рядом ответов: 1) нет, 2) да, 3) за нарушения правил дорожного движения, 4) за порубку деревьев, 5) за

145

10 1X7

пьянство, 6) за иные правонарушения. Последний ответ может предусматривать получение дополнительной информации, если его сформулировать так: «За другие правонарушения (указать какие)». В связи с этим предлагаемый вопрос приобретает характер частично закрытого.

В анкетных опросах, проводимых в правоохранительных органах и судах, встречаются закрытые вопросы с набором ответов, которые опрашиваемые должны занумеровать в порядке предпочтений. В частности, при изучении мнений молодых судей об их профессиональной деятельности стоял и такой вопрос: «Какие качества и свойства личности из числа перечисленных наиболее противопоказаны судебным работникам?» Ниже столбцом в алфавитном порядке были указаны десять характерологических черт: бестактность, грубость, категоричность, нерешительность, неуравновешенность, предвзятость, самоуверенность и т. д. Против каждого из перечисленных качеств опрашиваемый ставил цифру от 1 до 10, ранжировав их в порядке своих антипатий от более отрицательного к более терпимому. Вопросы подобного рода задаются и правонарушителям при изучении их взглядов, ценностных ориентации, предпочтений и ожиданий. Этот метод иногда именуется методом ранговых оценок.

Вопросы анкеты по своей форме и функциям бывают прямые и косвенные, личные и безличные, основные, контрольные и дополнительные. Все они требуют четкой формулировки, однозначности, простоты понимания. Несоблюдение данных требований может привести к ошибочным и неточным ответам, а в конечном итоге – к необъективным результатам изучения. В целях уточнения вопросов и проверки планируемой процедуры опроса анкету можно опробовать (произвести пилотаж анкеты) на каком-то количестве исследуемых.

Рассматриваемый вид опроса по процедуре проведения делится на очный и заочный, сплошной и выборочный, открытый и анонимный. Каждый из этих способов имеет свои преимущества и недостатки. Очный опрос, например, может быть более качественным, но требует больших затрат сил и средств. Разновидность очного опроса – опрос по телефону. В этом случае затраты снижаются и повышается оперативность опроса. Неслучайно центры изучения общественного мнения широко используют именно эту разновидность опроса. При заочном анкетировании, позволяющем охватить большие массы респондентов, живущих в разных местах,

146

бывает небольшой процент возврата распространенных анкет. В ответах на них чаще встречаются ошибки и неточности.

В целях контроля результаты очного опроса важно соотнести с некоторыми объективными показателями, что является положительной стороной, но при таком интервьюировании не каждый респондент способен прямо высказать свое действительное мнение. Анонимный опрос (опрашиваемый не ставит своей фамилии в анкете) позволяет выявить действительные мнения и взгляды анкетируемых. Выбор процедуры зависит от целей изучения и возможностей исследователей. Для изучения непосредственных причин преступлений, например, наиболее приемлемы очные и заочные выборочные анонимные анкетные опросы.

Выборочный опрос (анкетирование) – самый распространенный. По сравнению со сплошным, экономя силы и средства исследователей, он требует научного определения качественной и количественной выборок. Порядок определения объема выборки или репрезентативности выборочного анкетного опроса в основе своей такой же, как и при любом выборочном изучении. Он имеет лишь частные особенности, которые можно рассмотреть на конкретном примере.

Предположим, что поставлена задача изучить уровень правосознания несовершеннолетних в городе, численность (генеральная совокупность – N) которых составляет 10 тыс. человек. Предварительное изучение показало, что доля лиц (Р), которая пренебрегает нормами права, равна 10%, или 0,1. Определим объем бесповторной выборки при условии, что ошибка репрезентативности задана двукратной, /=2 (это соответствует вероятности 0,954), а запредельная ошибка репрезентативности (А) не должна превышать + 3%, или ± 0,03. Исходя из приведенных данных, можно рассчитать необходимый объем выборки («):

1 - Р)

10000 22-0,1(1-0,1)

10000 4-0,09

+ t2P(l -Р)~ О.ОЗ2 10000 + 22 • 0,1(1 - 0,1) ~ 0,0009 • 10000 + 4 • 0,09

3600 9,36

= 385 человек, или около 4% от генеральной совокупности.

Выборочный опрос имеет самое широкое распространение при изучении латентной преступности и виктимизации населения. Опросы граждан о совершенных против них и их близких

147

преступлениях, заявлении или незаявлении об этом в правоохранительные органы, реагировании последних на сообщение (заявление) о преступлениях и г. д. используются во многих странах и являются систематическими. Они позволяют отслеживать не только регистрируемую, но и в определенной мере фактическую преступность, которая обычно учитывается не более чем на 50%.

В США, например, с 1972 г. дважды в год выборочно опрашивают граждан и семьи по аналогичным вопросам. Результаты опросов свидетельствуют о том, что фактическая преступность на 50-75% выше учтенной. Полученные данные ежегодно публикуются в статистических сборниках «Криминальная виктимизация в США»1. Подобные опросы проводятся в Австралии, Канаде, Великобритании, Ирландии, Израиле, Нидерландах, Швеции и других странах.

В России такие опросы на официальном федеральном или региональном уровнях пока не проводятся. Однако жизнь потребует этого. Руководство страны и ее народ должны знать реальное положение дел в сфере борьбы с преступностью, которое не отражается в официальной отчетности. Такие исследования ООН дважды проводились даже в международном масштабе. Один раз (в 1991–1992 гг.) в орбите такого изучения оказалась и Россия. Опрос граждан, специалистов, и осужденных в шести областях Европейской части России проводился при участии ВНИИ МВД РФ по отдельным видам преступлений. Он, в частности, показал, что пострадавшие от преступлений лица в 40% случаев в силу различных причин, в том числе и из-за недоверия к правоохранительным органам, не заявляли об этом в милицию2.

Социологическое изучение латентной преступности и викти-мизации населения дает огромный статистический материал, позволяющий на количественном уровне изучать криминологические реалии, причины недоверия граждан к органам правоохраны и их низкий престиж в общественном мнении народа. Подобные изучения можно проводить на любом уровне – в стране, в субъекте Федерации, городе, районе, на предприятии. Опрос о скрывае-

1 См., например: Criminal Victimization in the United States, 1992 / U.S. Departament of Justice. Wash., D.C. 1994.

2 Criminal Victimization in the Developing World. UMCRI. Rome, 1995; Латентная преступность: познание, политика, стратегия // Сборник материалов междуна-

родного семинара. М., 1993. С. 24, 57. 148

мои преступности может проводиться среди сотрудников милиции, прокуратуры и других органов системы уголовной юстиции, а также среди лиц, отбывающих уголовное наказание в местах лишения свободы.

Анкетный метод в криминологии и в праве по сравнению с другими формами опроса имеет ряд преимуществ. Он позволяет: 1) произвести обследования достаточно больших групп граждан, должностных лиц или правонарушителей в короткий срок и с наименьшей затратой сил и средств; 2) максимально формализовать опрос, обеспечив достаточную сопоставимость данных, их статистическую обработку и анализ, в том числе и на ЭВМ; 3) соблюсти анонимность ответов, способствующих выявлению действительного мнения респондентов. К недостаткам этого метода относятся: 1) жесткая определенность вопросов, не позволяющих в конкретных случаях углубить опрос; 2) невозвращение опрашиваемыми значительной части анкет и наличие в них ошибок и неточностей; 3) возможность взаимных влияний на мнение опрашиваемых при организованных опросах в учебных и трудовых коллективах. Главный же недостаток анкетирования, как и иных форм опроса, – это субъективный характер получаемых сведений. Поэтому оценка их достоверности возможна лишь на основе критического подхода и сопоставления со статистическими и иными объективными показателями.

§ 2. Социологическое наблюдение и социальный эксперимент в юриспруденции

1. Социологическое наблюдение именуется таковым условно, для того чтобы отличить его от статистического наблюдения. В социологической литературе этот метод обычно называется наблюдением. Оно является одним из важных эмпирических методов социальных, социально-правовых и криминологических изучений. Вот как образно описывает Ф. Энгельс исследование условий жизни рабочих путем наблюдения: «Я достаточно долго жил среди вас, чтобы ознакомиться с вашим положением. Я исследовал его с самым серьезным вниманием, изучил различные официальные и неофициальные документы... но все это меня не удовлетворило. Я искал большего, чем одно абстрактное знание предмета, я хотел видеть вас в ваших жилищах, наблюдать вашу

149

ШЛ1

повседневную жизнь, беседовать с вами о вашем положении и ваших нуждах...»'

Наблюдение в социологии права и криминологии отличается от общесоциального лишь по содержанию. Форма его проведения остается той же. Если в социологии под наблюдением понимается специально организованное, планомерное, целенаправленное восприятие социальной действительности в определенных конкретно-исторических условиях, то наблюдение в юриспруденции отличается от него лишь целями и предметом изучения. Наблюдение за непосредственным исполнением норм права, отношением населения к правоохранительным органам, суду, за отношением государственных юридических учреждений к гражданам; непосредственное изучение условий, в которых воспитывались конкретные правонарушители, или условий их содержания в следственных изоляторах и иных местах лишения свободы, существенно дополняют абстрактную статистическую картину конкретными сведениями об изучаемом явлении и используются при качественном анализе статистических данных.

Применение социологического наблюдения в органическом единстве с другими аналитическими методами помогает работникам правоохранительных органов при изучении и предупреждении преступлений, анализе результатов своей работы, при выработке реальных стратегий борьбы с преступностью и т. д. Данные наблюдения отражают не столько факты сознания, как при опросе граждан, сколько объективную картину изучаемого явления. Она может быть искажена лишь в сознании самого исследователя под влиянием его ошибочных взглядов, предубеждений, оценок, интерпретаций. Правильный методологический подход, основанный на объективном понимании действительности, помогает минимизировать и этот недостаток.

Наблюдение бывает полным, включенным и наблюдением-участием. При полном наблюдении исследователь изучает социально-правовые и криминологические явления и процессы пассивно, «со стороны». Например, исследователь наблюдает, как происходит прием заявлений граждан в милиции о совершенном преступлении или как происходит прием и рассмотрение исковых заявлений в судах. Включенное наблюдение предполагает изучение социально-правовых явлений «изнутри». Это возможно тог-

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 235.

да, когда исследователь находится в той обстановке, которую изучает. Данным видом наблюдения часто пользуются журналисты. При наблюдении-участии наблюдатель не только живет, но и активно участвует в изучаемых им процессах и явлениях. Например, в очень многих диссертациях, которые защищаются практическими работниками юридических учреждений, наличествуют результаты наблюдения-участия. Данный вид наблюдения – наиболее активная форма. Она дает глубинное понимание изучаемых явлений, которое нельзя получить при других формах наблюдения.

Техника фиксации результатов наблюдения несложна. Они могут отражаться в специально разработанных карточках, дневнике наблюдения или с помощью технических средств: магнитофона, фото-, кино- или телекамеры. Наблюдение не требует специального математического аппарата. Оно обычно дополняет важными и конкретными сведениями результаты изучения, полученные с помощью количественных методов.

2. Социальный эксперимент качественно отличается от эксперимента в естественных науках. Его применение в праве и криминологии строго ограничено. Эксперименты в праве, в законодательстве возможны только на основе законодательного решения. Криминологические эксперименты не требуют нормативного разрешения, но возможны лишь в позитивном плане (например, при разработке организационных мер предупреждения преступлений, совершенствовании форм и методов правового воспитания и т. д.), т. е. когда они, позволяя получить необходимую информацию, которую нельзя добыть другими способами, не создают экспериментальных криминогенных условий и ситуаций.

Социальный экперимент в правотворческой деятельности имеет очень важное значение. Он помогает выявить позитивные и негативные последствия той или иной новеллы, уточнить ее содержание, отработать механизм действия. Такие эксперименты возможны при разработке гражданско-правовых и уголовно-правовых норм, новых видов уголовных и административных наказаний, форм организационной деятельности. В настоящее время, например, в ряде регионов России проводится эксперимент введения суда присяжных, в экспериментальном порядке отрабатываются некоторые нормативные элементы налоговой системы и др. Аналогичные экперименты могут проводиться по решению законодательных собраний в субъектах Федерации.

150

151

В зарубежной литературе описаны случаи экспериментального совершения преступлений. Приведем один из них, описанный немецким криминологом Г. Шнайдером1. В отделе самообслуживания большого универсама во Фрайбурге одним из криминологов в целях выяснения степени риска магазинных воров и латентности краж организовали серию экспериментальных «краж» с использованием двух «воров» и наблюдателей за ними. Руководство отдела было предупреждено об эксперименте и согласилось с его проведением. Обслуживаемый персонал отдела об этом не информировался. «Кражи» совершались так неумело, как это можно было ожидать от неопытного вора. Действия «воров» и наблюдателей были четко стандартизированы. «Воры» имели точное предписание о том, какие товары следует покупать, а какие – «красть». У каждого «вора» был портфель и они были одеты обычным образом. После каждой экспериментальной кражи «вор» и наблюдатель (независимо друг от друга) составляли протоколы своих действий. Ни один из 40 случаев экпериментального воровства не был раскрыт. Полностью успешно закончилось 39 «краж». Во время одной «кражи» «вор», почувствовав наблюдение, отказался от своей задачи. Но и это покушение на «кражу» осталось нераскрытым. Две «кражи» были замечены другими покупателями, но они не сообщили об этом. Подобные эксперименты возможны, но их проведение в условиях России обязательно должно быть согласовано с соответствующими властями и правоохранительными органами.

Проведение правового или криминологического эксперимента всегда требует глубокого предварительного исследования изучаемой проблемы, тщательной организационной подготовки, а в определенных случаях – и необходимой правовой регламентации со стороны полномочных государственных органов.

В социологической и криминологической литературе иногда употребляется понятие квазиэксперимента. Он не организуется специально, а протекает стихийно в реальных жизненных условиях, в которых осуществляются интересующие юриста социальные воздействия и проявляются их правозначимые результаты. Однако смысл эксперимента сохраняется, если исследователю удается зафиксировать начальное и конечное состояние явления или процесса и точно выявить действие криминогенного или антикриминогенного фактора. Такие эксперименты жизнь ставит постоянно, и они вполне

См.: Шнайдер Г.И. Криминология: Пер. с нем. М., 1994. С. 131.

152

могут быть использованы в изучении и предупреждении преступлений или в решении иных социально-правовых проблем.

Например, в декабре 1988 г., т. е. сразу после Спитакского землетрясения, в Армении в районах стихийного бедствия преступность возросла в 1,4 раза, а в январе 1989 г. рост преступности по сравнению с январем 1988 г. составил 3,6 раза. Наряду с увеличением преступности произошли существенные изменения в ее качественных характеристиках. Криминологическое изучение района до землетрясения и после него представляет собой не что иное, как квазиэксперимент1.

Чтобы получить надежные социально-правовые и криминологические данные, социологические методы должны применяться комплексно и в сочетании со статистическими. В большинстве случаев указанная взаимосвязь является объективно необходимой. Если для сбора социально-правовых сведений, которых нет в документах первичного учета и официальной отчетности, мы не можем обойтись без анкетирования или других конкретно-социологических методик, то дальнейшее использование полученных данных невозможно вне статистических методов сводки, группировки и анализа. Более того, поскольку криминологические и социально-правовые данные, собранные с помощью социологических методов, в большинстве своем не отражают генеральную совокупность, то последние правомерно рассматриваются как разновидность выборочных статистических наблюдений. Поэтому к ним применимы теоретические положения закона больших чисел, выборки и репрезентативности, глубоко разработанные статистической наукой.

Структурная схема социологических методов наблюдения

Социологические методы

Опрос

Наблюдение [| Эксперимент [

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1  1  1

 

 

 

 

Интервью 1 Беседа [[Анкетирование!

1      1

Свободное Стандартизированное Панельное

 

Очное Заочное Анонимное Выборочное

Полное Включенное Наблюдение-участие

Реальный Квази

 

' См.: Туманян А.Э. Проблемы предупреждения преступности в условиях стихийного бедствия: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М., 1997.

153

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ. МЕТОДЫ СВОДКИ И ГРУППИРОВКИ

Глава 7. СВОДКА И ГРУППИРОВКА МАТЕРИАЛОВ СТАТИСТИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ

§ 1. Понятие статистической сводки и группировки

Статистическое наблюдение, проведенное на основе официального учета или путем специально организованного изучения, дает огромное количество сведений, отраженных в статистических карточках, журналах учета и других первичных документах или в анкетах опроса граждан, изучения уголовных, административных, гражданских дел и других материалах. Получаемые сведения, как бы тщательно и научно обоснованно они ни собирались, представляют собой разрозненные «горы данных» о единицах изучаемой совокупности. Представим себе, что у нас в руках находится тысяча статистических карточек на лиц, совершивших преступления. В этих карточках могут содержаться тысячи всевозможных сведений о правонарушителе и совершенном им преступлении. Перебирая их, мы можем видеть среди этих лиц женщин и мужчин, взрослых и несовершеннолетних, ранее судимых и впервые совершивших преступление, людей разных национальностей, образования, места работы и т.д., и т.п. Но этот перебор, каким бы тщательным он ни был, нам не скажет, каково общее число и доля правонарушителей мужчин, несовершеннолетних или судимых в структуре изученных лиц.

Сведения о единицах изучаемой совокупности, собранные при статистическом наблюдении, представляют собой, как образно иногда говорят статистики, только кирпичи, из которых можно построить здание, если соответствующим образом их разложить. Разнообразные сведения о единичных преступлениях, уголовных делах, правонарушителях, гражданских исках и есть те «кирпичи», из которых «строят» здание правовой или криминологичес-

154

кой характеристики юридически значимых явлений и процессов, применив соответствующие методы.

Научная разработка и систематизация материалов статистического наблюдения – следующий, второй этап статистического исследования, именуемый статистической сводкой. Он не менее важен, чем этап статистического наблюдения, ибо при неправильной разработке материалов можно утратить истинный характер полученных сведений. Поэтому они должны быть обработаны так, чтобы получался ответ, точный, объективный, основанный^ учете массовых данных.

Статистическая сводка состоит в том, что первичные материалы, которые значатся в статистических карточках, журналах учета, анкетах и т.д., приводятся в определенный порядок, систематизируются и сводятся вместе, образуя статистические совокупности, которые уже характеризуются итоговыми обобщающими показателями (абсолютными и относительными числами, процентами, коэффициентами, средними). На стадии сводки многочисленные характеристики индивидуальных проявлений отдельных варьирующих признаков конкретных преступлений, административных правонарушений и гражданско-правовых деликтов перерастают в характеристику изучаемой совокупности в целом. Именно на данном этапе начинается «переход» от характеристик случайного и единичного к устойчивому и массовому, от отдельных преступлений, правонарушений и других единиц изучения ~ к преступности, правонарушаемости или целостному представлению о юридической деятельности как социальным явлениям.

В результате сводки мы получаем большой фактический материал, всесторонне и системно характеризующий подытоженную социально-правовую реальность. Для того чтобы это получилось, сводка должна проводиться по определенной программе. Последняя содержит необходимый перечень групп, на которые должна быть расчленена совокупность по отдельным признакам, и перечень показателей, подсчитанных по каждой группе. Практически такая программа может иметь вид макетов сводных статистических таблиц (например, форм статистической отчетности), заполняемых в процессе сведения статистических показателей. Естественно, содержание этой программы должно соответствовать задачам статистического исследования, формам и технике сводки.

155

Пример такого органичного согласования можно наблюдать между документами первичного учета (статистическими карточками) и содержанием различных форм государственной и ведомственной статистической отчетности, между приспособленностью этих карточек для возможной ручной и машинной обработки и компьютерными программами, обслуживающими соответствующие формы отчетности. Согласованность содержания статистического наблюдения и статистической сводки – это координация учета и отчетности в единый процесс, упрощенно именуемый иногда сбором данных.

При статистическом наблюдении, проводимом в форме официальной статистической отчетности, этот процесс, как правило, разделен между различными должностными лицами. Например, учет признаков преступлений, лиц, их совершивших, уголовных дел и других показателей уголовно-правовой статистики ведут дознаватели, следователи, прокуроры, а их обобщение -работники информационных служб и центров, где производится первичное, промежуточное и окончательное формирование статистической отчетности. При статистическом наблюдении, проводимом в форме специально организованного обследования, весь этот процесс может находиться в руках одних и тех же лиц. Однако в любом случае, прежде чем производить сводку статистических данных, необходимо проверить обрабатываемый материал с точки зрения полноты охвата обследуемых единиц и качества полученных о них сведений.

По форме статистическая сводка может быть децентрализованной, что бывает тогда, когда она в окончательном варианте сделана на местах, например в низовых органах внутренних дел, прокуратуры, налоговой полиции или в суде; смешанной (сводка осуществляется в районе, городе, затем в субъекте Федерации, а потом в центре); централизованной (только в центре).

В правоохранительных органах и в суде преобладает смешанная форма. Райгорлинорганы внутренних дел, прокуратура или суд на основании документов первичного учета составляют отчеты в подытоженном виде, в субъектах Федерации они обобщаются в объеме республики, края, области или округа, а в Главном информационном центре МВД, Генеральной прокуратуре или Министерстве юстиции Российской Федерации ведомственная сводка данных завершается. Сведения, включенные в государственную отчетность, в окончательном виде обобщаются вместе с дру-

156

гими важнейшими показателями в Госкомстате РФ. К смешанной форме статистической сводки в правоохранительных органах прибегают и при широких специально организованных статистических изучениях разового характера. Она сочетает оперативность исследований с экономным использованием сил и средств в центре, обеспечивая искомой информацией не только центр, но и другие административно-территориальные единицы. Автоматизированные системы информации, которые практически сейчас внедрены во все правоохранительные органы и суды, позволяют оперативно собирать необходимые сведения и при смешанной, и при централизованной системах сводки.

Составными элементами сводки являются: а) разработка системы показателей, характеризующих преступность или другое социально-правовое явление в целом и ее отдельные группы, б) статистическая группировка полученных данных, в) подсчет групповых и общих итогов, г) оформление результатов в статистических таблицах и графиках.

Разработка системы показателей, характеризующих то или иное явление, считается первым, а сама группировка данных – вторым элементом рассматриваемой стадии сводки группировки статистических показателей. Эти элементы тесно связаны между собой, так как в основе любой сводки количественных материалов всегда лежит группировка показателей, собранных в процессе наблюдения. Группировка статистических данных, определяемая задачами и целями исследования, предполагает расчленение показателей о преступлениях, административных правонарушениях, уголовном и гражданском судопроизводстве на качественно однородные группы по существенным признакам. Правильный отбор таких признаков – наиболее важный момент, поскольку один и тот же материал может дать диаметрально противоположные выводы при различных приемах группировки. Поэтому выбор существенных (группировочных) признаков требует всестороннего анализа полученных сведений на основе сущности изучаемых явлений, теории криминологии, уголовного и гражданского права, уголовного и гражданского процесса, административного права, криминалистики и других наук. Уголовное право, например, задает группы и виды преступлений, категории их тяжести; теория криминологии – виды криминальных мотиваций, содержание причин и условий; уголовный процесс – стадии уголовного судопроизводства, процессуальные фигуры лиц, совершив-

157

ших преступления (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный); криминалистика – способы совершения преступлений и т. д.

Группировочные признаки могут отражать качественную или количественную сторону изучаемого явления. При распределении данных по количественным признакам (возрасту правонарушителей, числу лиц в организованной преступной группе, количеству судимостей, срокам лишения свободы и др.) необходимо выделить общее количество групп и определить разницу между максимальным и минимальным значениями признака (интервала) в каждой группе. Причем интервалы нельзя выбирать произвольно, исходя из внешних признаков, равенства и т. д. Они должны отражать существенные стороны явлений и процессов, раскрывать переход количества в качество.

Например, при группировке правонарушителей по возрасту, беря за основу определенные качественно-возрастные особенности, сочетаемые с уголовно-правовыми или уголовно-процессуальными положениями, можно наметить несколько групп с разными интервалами: 1) от 14 до 16 лет (малолетняя). Лица этого возраста несут ограниченную уголовную ответственность по видам деяний и мерам наказания. Расследование дел в отношении данных лиц имеет множество процессуальных особенностей; 2) от 16 до 18 лет (несовершеннолетняя). Эти лица несут уголовную ответственность за любые уголовно-наказуемые деяния, но для них есть ряд уголовно-правовых и уголовно-процессуальных особенностей; 3) от 18 до 25 лет (молодежная). При расследовании дел в отношении данных лиц нет никаких уголовно-правовых и уголовно-процессуальных особенностей, но с криминологической точки зрения это наиболее активная в криминальном отношении возрастная группа. Она имеет самый высокий коэффициент поражаемости преступностью; 4) от 25 до 30 лет и т. д. Аналогичные обоснования необходимы при определении интервалов и по другим количественным группиро-вочным признакам.

Следует однако иметь в виду, что разные интервалы, помогая выявить одни качественно-количественные особенности, могут затушевывать другие. Так, нередко наряду с названными интервалами выделяется группа 30–49 лет, на которую падает наиболее высокий удельный вес совершенных преступлений, хотя преступная активность после 30 лет (если рассматривать по отдель-

158

ным годам) падает1. В сопоставлении разных интервалов этого не видно, так как интервал 30-49 лет включает двадцать возрастных групп, 25-29 – пять, 19-24 – шесть, 16-18 – три, 14–15 – два. Поэтому в целях выявления долевого распределения правонарушителей по возрастным группам надо использовать равные интервалы, а еще лучше (если позволяют данные) разделить их строго по годам: 14, 15, 16, 17, 18 лет и т.д.

Статистические группировки, отражающие качественные (атрибутивные) признаки (степень общественной опасности и тяжести преступлений, вид деяний, содержание мотивации преступного поведения, социальное положение правонарушителей, условия нравственного формирования личности в семье, характер гражданского иска, вид гражданско-правового деликта и т. д.) широко распространены в социально-правовых изучениях. Выбор признаков для формирования статистических показателей требует еще более глубокого проникновения в содержание изучаемых явлений, чем при распределении по количественным признакам. Например, какое существенное качество признака необходимо положить в основу группировки условий нравственного формирования личности правонарушителей: воспитание в неполной семье, в многодетной семье, в семье с антисоциальными традициями, в тяжелых материальных условиях, в неблагоприятных жилищных условиях, в семье с низким уровнем культуры, в семье с отягченной наследственностью и т. д.? Ответ требует глубокого изучения сущности явления и задач исследования. Если цель исследования – изучение биологических детерминант, признак будет один, экономических – другой, психологических -третий и т. д.

Официальные статистические данные правоохранительных органов группируются по качественным и количественным признакам уголовно-правового (по главам и статьям уголовного закона, формам вины, категориям тяжести деяния, видам и размерам уголовного наказания) и криминологического характера (сферам социальной жизни, причинам, мотивам, обстоятельствам совершения преступления, социально-демографическим признакам правонарушителей и др.). В данном случае группировочные признаки заложены в соответствующих формах статистической отчетности органов внутренних дел, налоговой полиции, тамо-

1 См.: Личность преступника. М., 1975. С. 121-122.

159

женной службы, прокуратуры, суда. Упорядоченное распределение единиц совокупности по качественным или количественным признакам представляет собой соответственно атрибутивные или вариационные ряды распределения, которые и лежат в основе различных видов статистических группировок.

В криминологической литературе выделяются еще и качественно-количественные или «полуколичественные» признаки1, по которым обладающие ими объекты могут сравниваться в понятиях «больше–меньше». «Полуколичественный» признак, например, является общественная опасность, отраженная в категориях преступлений (ст. 15 УК РФ). По этому признаку все преступления, исходя из их общественной опасности (качественный признак) и максимальных мер наказания в годах лишения свободы (количественный признак), делятся на деяния небольшой тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы; преступления средней тяжести – 5 лет; тяжкие – 10 лет; особо тяжкие – свыше 10 лет и более строгое наказание.

В прежнем уголовном законодательстве общественная опасность в годах лишения свободы не формализовывалась, но преступления различались по ее степени и характеру в понятих «больше-меньше». Одни уголовно наказуемые деяния считались более опасными, чем другие. Так, разбой – менее опасное преступление, чем бандитизм и более опасное, чем грабеж. Этот факт истолковывался в том смысле, что признак «общественная опасность» наиболее сильно выражен у бандитизма, менее сильно – у разбоя и еще слабее – у грабежа.

При сравнении силы выраженности «полуколичественного» признака изучаемые объекты как бы выстраивались по порядку. Первым ставился объект, у которого признак выражен слабее, чем у всех остальных, вторым – объект, у которого признак выражен сильнее, чем у первого, но слабее, чем у последующих, и т. д. Каждому объекту присваивался порядковый номер (ранг). В силу этого объекты ранжировались от меньшего к большему или наоборот.

Такой прием группировки особо распространен при анкетировании граждан, когда есть необходимость ранжировать их ответы методом суммарных оценок (шкала Лайкерта) по пятибал-

1 См.: Блувштейн Ю.Д. Криминологическая статистика. Минск, 1981. С. 14.

160

льной системе. В этих случаях при формулировании вопросов анкеты одновременно дается веер закрытых ответов, из которых делает выбор анкетируемый: 1 – «полностью не согласен», 2 -«не согласен», 3 – «нейтрален», 4 – «согласен», 5 – «полностью согласен»1. Или, например, вопрос к осужденному: «Раскаиваетесь ли вы в совершении преступления?» – может сопровождаться таким веером закрытых ответов: 1) раскаиваюсь полностью; 2) больше раскаиваюсь, чем не раскаиваюсь; 3) больше не раскаиваюсь, чем раскаиваюсь; 4) не раскаиваюсь совсем.

Сравнение объектов по «полуколичественному» признаку позволяет зафиксировать лишь тот факт, что у одних из опрошенных этот признак выражен сильнее, чем у других. Вопрос о том, насколько сильнее он выражен, остается при этом открытым. Тем не менее, такой способ группировки позволяет выявить некоторые качественно-количественные сдвиги в структуре изучаемых явлений.

§ 2. Виды статистических группировок

Содержание группировок имеет важное значение в социально-правовых и криминологических изучениях, так как они позволяют: а) выявлять качественно однородные совокупности (типы); б) раскрывать структуру совокупностей; в) наблюдать структурные сдвиги в зависимости от варьирования показателей; г) исследовать взаимосвязи между юридически значимыми показателями, с одной стороны, и различными социальными явлениями – с другой. В соответствии с этими задачами в юридической статистике применяются три основных вида группировок: типологическая, структурная и аналитическая.

Под типологической группировкой понимают расчленение изучаемой совокупности преступлений, преступников или других явлений, имеющих юридическое значение, на отдельные качественно однородные совокупности по важнейшим существенным качественным признакам. Наиболее распространенные типологические группировки в криминальной сфере – это деление преступлений по формам и видам вины (умышленные и неосторожные, которые в свою очередь делятся на преступления, совершенные с прямым

Рабочая книга социолога. М., 1976. С. 223.

161

или косвенным умыслом, по легкомыслию или небрежности), категориям тяжести (небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие), содержанию мотивации (насильственные, корыстные и др.), личности виновных (мужчины и женщины, взрослые и несовершеннолетние, ранее судимые и несудимые, осужденные и оправданные; подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, заключенные), сфере деятельности (экономическая, социальная, духовная) и т. д. Качественные признаки нередко переплетаются между собой, образуя сложную типологическую группировку деяний.

Обратимся к делению преступлений в официальной отчетности правоохранительных органов на качественно однородные уголовно-правовые типы. В Особенной части УК РФ имеется шесть разделов: 1) преступления против личности, 2) преступления в сфере экономики, 3) преступления против общественной безопасности и общественного порядка, 4) преступления против государственной власти, 5) преступления против военной службы, 6) преступления против мира и безопасности человечества.

В большинстве разделов, за исключением последних двух (включающих в себя по одной одноименной главе), имеется по 3-5 глав. Всего же Особенная часть насчитывает 19 глав и 266 статей, каждые из которых предусматривают качественно особые группы и виды преступлений. Полная сложная структура уголовно-правовых типов, групп и видов преступлений воспроизводится лишь в отчетах МВД формы 1-Г и отчасти в отчетах Минюста форм 10 и 11. В остальных отчетах, а также официальных и оперативных сборниках о преступности, она используется выборочно. Этот отбор строится на двух взаимосвязанных критериях: опасности деяний и их распространенности. В него, как правило, не попадают опасные, но единичные преступления (например, терроризм) или распространенные, но малозначительные деяния (скажем, побои). Они учитываются обычно в строке «иные преступления». Однако в любом случае типологическая группировка строится не по одному, а по двум-трем и более признакам, что делает ее сложной или комбинированной.

В основе типологического деления лежат существенные признаки, отражающие качественно типические стороны тех или иных преступлений. Опираясь на существующие типологии, ГИЦ МВД РФ изменяет и дополняет их, исходя из криминологической об-

162

становки, требований жизни и практики борьбы с преступностью, ее отдельными видами и группами. При этом следует иметь в виду, что статистика должна давать не произвольные столбцы цифр, а количественное освещение различных типов изучаемого явления, которые наметились или намечаются жизнью.

В качестве примера приведем комбинированную типологическую группировку в большинстве своем «новых» преступлений так называемой экономической направленности, зарегистрированных в первые месяцы действия УК 1996 г. Она является неполной, но в ней отражены наиболее актуальные разнопорядковые качественные признаки экономической преступности.

Таблица 1 Преступления экономической направленности (январь–май 1997 г.)

 

 

 

Виды преступлений

Абсолютное число

Доля, %

Из них крупного размера

Абсолютное число

Доля, %

Всех видов

98205

15061

15,3

В том числе:

 

 

 

 

предварительное следствие

 

 

 

 

по которым обязательно

70753

100,0

13 121

18,5

Из них:

 

 

 

 

тяжкие и особо тяжкие,

45333

64,1

8624

19,0

связанные с:

 

 

 

 

потребительским рынком

7236

10,2

2048

28,3

финансово-кредитной

 

 

 

 

системой

10079

14,2

2853

28,3

внешнеэкономической

 

 

 

 

деятельностью

996

1,4

439

44,1

приватизацией

706

1,0

211

29,9

Против собственности

45053

63,7

9586

21,3

В том числе:

 

 

 

 

присвоение, растрата

17442

24,7

2720

15,6

мошенничество

18231

25,8

6001

32,9

В сфере экономической

 

 

 

 

деятельности

8100

П,4

2984

36,8

В том числе:

 

 

 

 

лжепредпринимательство

1253

1,8

844

67,4

незаконное получение

 

 

 

 

кредита

16

0,02

14

87,5

подделка денег

3228

4,6

72

2,2

контрабанда

1479

2,1

903

61,1

163

Продолжение табл. 1

Против интересов службы

 

 

 

 

в коммерческих и иных

 

 

 

 

организациях

441

0,6

12

2,7

Против государственной

 

 

 

 

власти, интересов госслужбы

7688

10,9

192

2,5

В том числе:

 

 

 

 

взяточничество

3046

4,3

142

4,7

Из приведенных примеров и табл. 1 видно, что некоторые типологические группировки переходят в классификации, имеющие устойчивый долговременный характер и фундаментальное не только статистическое, но и уголовно-правовое, криминологическое, криминалистическое, уголовно-процессуальное и пенитенциарное значение. Аналогичные классификации заложены в 13 справочниках для кодированного заполнения документов первичного учета преступлений и лиц, их совершивших, в целях сжатия кодированной информации. Справочник № 1 – классификатор отраслей, справочник №2 -- место совершения преступления, справочник № 5 – национальности, справочник № 8 -наркотические средства, справочник № 9 – социальное положение и т. д.

Те же задачи решают типологические группировки в гражданско-правовой статистике. Анализ гражданских дел невозможен без изначальной типологической группировки их по категориям или по отраслям права: трудовые, жилищные, семейные, имущественные, финансовые, о наследовании, авторском или изобретательском праве и др. Далее они классифицируются по категориям, видам истцов и ответчиков, характеру решений и санкций.

Трудовые дела чаще всего связаны с возмещением ущерба, причиненного гражданам при исполнении трудовых обязанностей, с восстановлением на работе неправомерно уволенных лиц, взысканием невыплаченной заработной платы и другими спорами. Жилищные дела группируются по характеру спора (выселение, принудительный обмен, раздел жилого помещения), видам жилого фонда (приватизированное, неприватизированное, ведомственное, отдельное, коммунальное жилье), санкциям (выселение без предоставления другого помещения, выселение с предоставлением другого жилого помещения). Особое место занимают семейные дела о расторжении брака, классифицируемые по при-

164

чинам распада семьи, усыновлении (удочерении) детей, признании отцовства и др. Гражданские дела классифицируются по результатам рассмотрения (рассмотрено с вынесением решения, прекращено, оставлено без рассмотрения, передано в другие суды)

Структурная, или вариационная, группировка статистических данных может производиться, чтобы изучить изменение структуры типически однородных групп преступлений, правонарушителей, гражданских исков и других показателей. Для структурной группировки материала необходимо наличие однородных совокупностей, расчленяемых по величине изменяющегося (варьирующего) признака. Если в основе типологической группировки лежат качественные признаки, то в основу вариационной положены количественные (удельные веса преступлений, лиц, дел, возраст правонарушителей, сроки наказания, число судимостей, число оконченных классов, суммы ущерба, суммы иска, сроки расследования и рассмотрения уголовных или гражданских дел и т. д.).

Количественные сдвиги в структуре изучаемых явлений за несколько лет свидетельствуют об изменении объективных тенденций и закономерностей, следственной или судебной практики, о результативности деятельности правоохранительных или других юридических органов. Взяв, например, абсолютные и относительные показатели судимости за много лет, мы выявим тенденции в судебной практике и ее связь с реальной преступностью. Изучив динамику абсолютных чисел учтенных преступлений какого-то вида, динамику его удельного веса в структуре всей преступности, мы обнаружим тенденции развития этого деяния.

Для начала рассмотрим структурную группировку динамики оконченных и неоконченных (покушений) умышленных убийств за длительный период времени (по десятилетиям).

Таблица 2

Динамика умышленных убийств в СССР (1960-1990 гг.)

Год

Число (доля, %)

Доля убийств

Доля

 

умышленных убийств

без покушений,

покушений,

 

с покушениями

%

%

1960

14258 (100,0)

55,7

44,3

1970

15 265 (100,0)

69,2

30,8

1980

21 430 (100,0)

79,9

20,1

1990

24875(100,0)

87,8

12,2

165

В табл. 2 четко просматривается уменьшение доли покушений на умышленное убийство и адекватно этому – рост оконченных умышленных убийств. Показатели реальные. Их серьезные структурные сдвиги свидетельствуют о росте агрессивности убийц, их стремлении доводить задуманное до конца. С этими выводами согласуется и рост применения огнестрельного оружия для совершения умышленных убийств. Если учесть, что за указанные 30 лет умышленные убийства увеличились на 75%, то данная структурная группировка раскрывает вполне определенные тенденции и закономерности постепенного объективного роста умышленных убийств. Он более интенсивно продолжился после распада СССР. За последние 5 лет (к 1995 г.) умышленные убийства на территории бывшего СССР увеличились в 2 раза и их уровень приблизился к 50 тыс. зарегистрированных деяний.

Структурные группировки могут быть построены на основе долевого распределения преступлений по сферам и объектам преступного посягательства, субъектам Федерации, регионам и территориям (табл. 3). Структурные различия в этом случае могут раскрывать особенности криминологической обстановки в том или ином регионе.

Таблица 3

Соотношение численности населения, числа правонарушений и преступлений в СССР по союзным республикам (ранжированы по доле населения, 1990 г.)

 

Доля, %

Число правона-

Республика

 

рушителей на

 

Население

Административ-

Преступления

одно преступ-

 

 

ные правонару-

 

ление

 

 

шения

 

 

Эстония

0,5

Нет данных

0,9

Нет данных

Латвия

0,9

1,0

1,2

13,2

Армения

1,2

0,3

0,4

13,3

Литва

1,3

1,1

1,3

13,6

Туркменистан

1,3

1,1

0,7

26,9

Киргизия

1,5

1,1

1,1

16,1

Молдавия

1,5

1,6

1,5

16,9

Таджикистан

1,8

1,5

0,6

40,6

Грузия

1,9

0,9

0,7

20,4

Азербайджан

2,5

0,4

0,5

10,6

Белоруссия

3,6

4,2

2,7

25,1

Казахстан

5,8

5,4

5,3

16,5

Узбекистан

7,0

6,7

3,2

34,3

Украина

17,9

16,1

13,3

26,9

Россия

51,3

58,5

66,0

14,5

166

Логично было бы предположить, что доли правонарушений и преступлений должны быть близки к доли населения в стране. В действительности этого нет. В Азербайджане проживало 2,5% населения Союза, правонарушения там составили только 0,4%, а преступления – 0,5, т. е. в 5 раз ниже. В Эстонии проживало 0,5% населения, а было зарегистрировано 0,9% всех преступлений. В России проживало 51,3% населения, тогда как правонарушений было зарегистрировано 58,5%, а преступлений – 66,0. Еще более существенные структурные сдвиги наблюдались в том, сколько учтенных административных правонарушений приходилось на одно преступление. Различия достигают четырехкратной величины. Всем этим структурным диспропорциям есть объяснения. Мы не углубляемся в них. Наша задача показать, какие возможности открывают структурные группировки для анализа криминологических, уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и административно-правовых реалий.

К структурным (вариационным) группировкам примыкают ряды распределения единиц совокупности по варьирующим признакам. Примером такой группировки может служить табл. 4 об образовании правонарушителей, совершивших преступления против порядка прохождения военной службы в 70-е гг.

Таблица 4

Распределение доли преступлений по образовательному признаку, %

 

 

Виды преступлений

Число оконченных классов

Итого

4

5

6

7

8

9

10

11

Против порядка прохождения военной службы

11,0

20,1

20,8

27,1

8,3

4,7

5,3

2,7

100,0

В том числе: Самовольная отлучка

12,5

18,0

18,0

29,5

9,2

4,3

6,0

2,5

100,0

Самовольное оставление части

10,2

25,0

19,3

23,8

6,8

5,6

5,4

3,9

100,0

Дезертирство

0,0

20,1

50,2

19,9

9,8

0,0

0,0

0,0

100,0

Членовредительство

6,2

17,6

41,1

23,9

5,8

5,4

0,0

0,0

100,0

Как видно из таблицы, 79% всех правонарушителей имели образование в пределах четырех–семи классов, а среди дезертиров и членовредителей их насчитывалось соответственно 91,2 и 88,8% и

167

не было ни одного с законченным средним образованием. Различия между структурными группировками и рядами распределения в наших примерах заключаются в том, что первые вскрывают закономерности изменения структуры во времени или пространстве, а вторые – закономерности в характере распределения данных.

Аналитическая группировка юридически значимых показателей позволяет обнаружить взаимосвязь и зависимость изучаемых явлений и процессов. В определенной мере эта задача решается и типологической, и структурной группировками. Но аналитическая группировка данных специально предназначена для решения этой задачи.

В статистике явления, влияющие на другие, называются фак-ториальными, а те, которые изменяются под воздействием факториал ьных явлений или зависят от них – результативными. Если бы эти термины были приемлемы в социологии права или криминологии, то показатели преступности следовало бы отнести к результативным явлениям, а ее причины и условия – к фактори-альным. Примером таких группировок могут служить многочисленные данные, показывающие зависимость преступности от уровня воспитания, наличия в семье обоих родителей, пьянства, безработицы и т. п. В качестве иллюстрации приведем табл. 5, раскрывающую зависимость преступлений от трудоустройства и состояния опьянения правонарушителей в России.

Таблица 5

Взаимосвязь некоторых криминогенных факторов и видов преступлений

в 1995 г., %

Факторы

Умышленные убийства

Изнасилования

Хулиганство

Разбой

Грабеж

Кража

Взяточничество

Все прочие

Нет постоянного источника доходов

54,3

46,4

40,7

63,4

54,1

50,5

11,4

47,2

Состояние

 

 

 

 

 

 

 

 

алкогольного

73,5

77,6

69,8

59,7

57,0

37,7

0,0

39,0

опьянения

 

 

 

 

 

 

 

 

Состояние

 

 

 

 

 

 

 

 

наркотического

0,5

0,4

0,1

0,6

0,4

0,2

0,0

0,4

опьянения

 

 

 

 

 

 

 

 

168

Взаимосвязь между перечисленными факторами и традиционными насильственными, насильственно-корыстными и корыстными деяниями очевидна. Но криминогенное влияние трех факторов на различные виды преступлений далеко не одинаково. Например, отсутствие постоянного источника дохода регистрируется у 63,4% разбойников, но 46,4% насильников; состояние опьянения -- у 69,7% хулиганов, но совершенно отсутствует у взяточников.

Статистические взаимосвязи существуют не только между фак-ториальными и результативными явлениями, но и внутри самих «результативных» явлений, например внутри различных показателей преступности и судимости (табл. 6). Для этих целей можно посмотреть аналитическую группировку о динамике взаимосвязей между преступностью и судимостью.

Таблица 6 Основные показатели преступности и судимости в России (1991-1996 гг.), %

Показатели

1991

1992

1993

1994

1995

1996

Рассмотрено заявлений о преступлениях

100,0

121,5

123,2

114,0

125,2

117,0

Зарегистрировано преступлений

100,0

127,3

129,1

121,4

127,1

121,1

Выявлено подозреваемых

100,0

120,2

132,0

150,8

166,8

169,2

Привлечено к уголовной ответственности

100,0

119,1

147,7

170,6

199,5

211,7

Осуждено

100,0

111,7

133,4

155,7

174,4

187,3

В абсолютных показателях разница между числом рассмотренных заявлений о преступлении и количеством осужденных лиц является почти четырехкратной (даже в 1995 г. поступило 3,7 млн заявлений и сообщений о преступлениях, а осуждено было чуть более 1 млн человек, а в прежние годы это различие было большим), существенные расхождения имеются и между другими показателями, а их динамика различается менее рельефно. Она свидетельствует лишь об одном: с 1993 г. идет усиление репрессий. Темпы роста числа лиц, выявленных, привлеченных к уголовной ответственности и осужденных, существенно обгоняют темпы роста учтенной преступности. При углублении этих констатации можно прийти к важным выводам.

169

Аналитические группировки имеют большое значение для всех отраслей юридической статистики. Они дают возможность выявить многие скрытые зависимости и взаимосвязи, что имеет важное значение для принятия практических решений и развития юридической науки. Аналитический потенциал есть и у других видов группировок, а также иных статистических приемах, но собственно аналитическая группировка прямо преследует установление зависимостей между исследуемыми явлениями.

По характеру своих задач к аналитической группировке близко стоят группировки корреляционные, когда зависимость между исследуемыми явлениями или процессами может быть относительно точно измерена.

Все виды рассмотренных группировок при анализе социально-правовых, деликтологических и криминологических аспектов, как правило, применяются вместе. Например, для установления общественной опасности и тяжести совершаемых преступлений мы можем расчленить их совокупность по категориям деяний и формам вины (типологическая группировка). Для определения результативности борьбы с преступностью различных правоохранительных органов (внутренних дел, налоговой полиции, таможенной службы, прокуратуры, службы безопасности) мы можем исследовать варьирование раскрываемости преступлений в упомянутых ведомствах (вариационная группировка). Для того чтобы установить причины и условия роста или снижения преступности в городе, регионе, стране, следует применить целый ряд аналитических группировок.

На основе рассмотренных базовых группировок могут формироваться группировки сложные, комбинированные, многомерные, вторичные и другие.

Сложные группировки обычно отражают разнородность изучаемых явлений, когда последние имеют несколько противоречивых тенденций динамики и распределения. Наиболее распространенный вид сложных группировок – комбинированные, которые формируются не по одному, а многим признакам, нередко иерархизированным между собой (см. табл. 3). Комбинированные группировки помогают решать многие задачи – и выделения типов, и выявления структурных сдвигов, и изучения взаимосвязей.

Многомерные группировки формируются на основе одного из методов статистической теории распознавания образов – клас-

170

мерного анализа (от англ, cluster – скопление, группа элементов, характеризуемые каким-то общим свойством). Кластерный анализ включает в себя большое количество вычислений и обязательно связан с использованием быстродействующих ЭВМ, что в настоящее время не является препятствием. Эти вычисления производятся не последовательно по отдельным признакам (как при комбинированной группировке), а одновременно по большому набору признаков. Этот набор образует так называемое «признаковое пространство».

Каждому признаку придается смысл координаты. Если в наборе большое число (обозначим его символом «и») признаков, то каждый объект рассматривается как точка в n-мерном пространстве. Задача многомерной группировки сводится к выделению сгущений точек (группы объектов) в этом пространстве. Геометрическая близость двух или нескольких точек (объектов) в этом пространстве означает как бы их количественную однородность по описываемым признакам. Мерой близости (сходства) между объектами могут служить различные критерии: коэффициент корреляции, евклидово расстояние между объектами и др. Чем меньше это расстояние, тем больше сходства.

Задача многомерной группировки сводится к выделению сгущений точек объектов в образуемом пространстве. Группы объектов (кластеры), сформированные на основе «близости», описывают объект одновременно по всему комплексу признаков. На основании многомерных группировок совокупность статистических признаков расчленяют на однородные группы таким образом, что различия между признаками, попавшими в одну группу, оказываются менее значительными, чем между признаками, попавшими в разные группы1. Освоение многомерных группировок юридическими статистиками на основе современных компьютерных программ поможет решить многие сложные проблемы в криминологии, деликтологии и социологии права в тех случаях, когда число различных факторов (объектов) исчисляется сотнями и даже тысячами, а их взаимосвязи при обычных статистических методах выявляются с трудом.

Вторичные группировки представляют собой образование новых группировок на основе имеющихся. Это осуществляется пу-

1 См.: Ряузов Н.Н. Общая теория статистики. М., 1979. С. 92; Социальная статистика. М., 1988. С. 36-38.

171

тем изменения (укрупнения) интервалов в вариационных группировках или путем долевых перегруппировок имеющихся показателей в типологических и аналитических группировках. Такая необходимость возникает при преобразовании группировок, построенных на основе количественных признаков, в качественные однородные группировки; при приведении двух и более группировок с различными интервалами к одной сопоставимой; при образовании более укрупненных групп, в которых яснее проявляются реальные тенденции.

Вторичные группировки могут решать и более сложные задачи. Нидерландский криминолог Берг, не владея закрытой в 80-е гг. уголовной статистикой СССР, на основе огромного числа открытых советских публикаций (отдельных сведений и таблиц), в которых приводились абсолютные и относительные (в процентах) показатели об уровне, структуре и динамике преступности и судимости в СССР, рассчитал и построил единый статистический ряд данных о судимости в СССР за 1920-1982 гг.1 Нельзя признать, что его вторичное обобщение было абсолютно точным, но полученные сведения близки к данным официальной статистики и относительно полно раскрывали уровень и тенденции судимости в нашей стране2, где они в эти годы имели гриф «Совершенно секретно».

Вторичные группировки осуществляются путем сглаживания, укрупнения и смыкания ряда дробных показателей.

Сглаживание рядов динамики различными методами предполагает, когда из данных первичной группировки вычисляются средние и иные показатели, в связи с чем ряд принимает плавный, сглаженный вид, что способствует более четкому выявлению основных тенденций. Например, динамический ряд преступности по среднепятилетним арифметическим данным устраняет случайные колебания в отдельные годы и выявляет главную тенденцию сокращения или роста преступных проявлений в городе, регионе или стране.

Проиллюстрируем это на динамике преступности в России за последние 20 лет (табл. 7).

1 Ger P. Van den Berg. The Soviet System of Justice: Figures and Policy. Dordrecht / Boston/ Lancaster, 1985. P. 11, 12.