Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

0

С.  С. АЛЕКСЕЕВ



Меха

низм

правового регулирования

в социалистическом

государстве


 

ИЗДАТЕЛЬСТВО    „ЮРИДИЧЕСКАЯ    ЛИТЕРАТУРА"

МОСКВА       1966


34C

A 47

ПРЕДИСЛОВИЕ


1—66


Всестороннее изучение вопросов правового регулирования, в том числе и его механизма, прямо соответствует задачам социалистиче­ского правоведения в современный период. Наша юридическая наука призвана исследо­вать общественные процессы, вызывающие необходимость правового регулирования, оп­ределять наиболее эффективные пути и фор­мы правового опосредствования общественных отношений, изучать практические результаты принятия того или иного закона1.

В последние годы в нашей юридической литературе появились специальные работы, посвященные этой большой и сложной теме. Ряд из них проанализирован в монографии Л. С. Явича «Проблемы правового регулиро­вания советских общественных   отношений»2.

В настоящей работе ставится задача ис-~ следовать содержание и особенности право­вого регулирования в социалистическом обще­стве. Цель работы — выяснить механизм воздействия права на общественную жизнь, его основные части, соотношение этих частей между  собой.

Вопрос о механизме правового воздействия является центральным в   теме правового ре-

1  «Насущные  задачи   юридической  науки»   («Комму­
нист» 1964 г. 12, стр. 71).

2  Л.  С.  Явич,  Проблемы  правового   регулирования
советских    общественных    отношений,    Госюриздат,
1961.


гулирования. История науки свидетельствует о том, что наиболее полное понимание закономерностей данных явле­ний достигается в результате исследования механизма их действия.

Это исследование тем более важно, что оно согласуется с одним из основных направлений развития современной науки — с методом системного анализа, который характе­ризует отдельные явления в качестве составных частей единых систем и «направлен на выявление связей, причем не отдельных, а целого комплекса влияющих друг на друга связей»1.

Характер и содержание настоящей работы обусловили необходимость подвергнуть системному анализу почти все правовые явления, начиная от правотворчества, норм права и кончая правовой культурой. Причем все они анализиру­ются только под одним углом зрения — как части (элемен­ты) механизма правового регулирования. Если при этом и рассматриваются некоторые общие вопросы правотворче­ства, реализации права, юридических норм, правоотноше­ний и другие, то только в той мере, в какой это необходимо для решения главных вопросов настоящей темы — выясне­ния соотношения отдельных элементов механизма правово­го регулирования, их взаимодействия между собой и специ­фических функций.


Правовое     регулирование в социалистическом обществе

И ЕГО МЕХАНИЗМ

ПОНЯТИЕ  ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

1. Под правовым регулированием следует понимать осуществляемое при помощи права и всей совокупности правовых средств юридиче­ское воздействие на общественные отношения.

Право потому и возникает, что в соответ­ствии с требованиями экономического базиса на определенной стадии развития общества оказывается необходимым при помощи юри­дических средств упорядочить общественные отношения, ввести их в определенные рамки, обеспечить их дальнейшее развитие, словом, известным образом юридически воздейство­вать на них1.


 


1 В. Н. Садовский, Методологические проблемы исследования объектов, представляющих собой системы («Социология в СССР», т. 1,М, 1965, стр. 173).


1 Вывод о том, что сущность правового регулирова­ния состоит в воздействии права на общественные отношения, прочно утвердился в советской юриди­ческой литературе (см. П. И. С т у ч к а, Револю­ционная роль советского права, М., 1931, стр. 106; С. Ф. К е ч е к ь я н, Правоотношения ч социалисти­ческом обществе, изд-во АН СССР, 1958, стр. 12— 13; Б. В. Шейндлин, Сущность советского пра­ва, изд-во ЛГУ, 1959, стр. 110; Л. С. Я вич, Проб-лемы правового регулирования советских обществен­ных отношений, Госюриздат, 1961, стр. 26; В. М. Г о р ш е н е в, Участие общественных органи­заций в правовом регулировании, Госюриздат, 1963, стр. 31—32; В. Г. Смирнов, Функции совет­ского уголовного права, изд-во ЛГУ, 1965, стр. 18).


Правовое регулирование представляет собой один из видов общественного регулирования. Отличительной чер­той любого общества является та или иная степень орга­низованности, упорядоченности существующих в нем отно­шений. Поэтому в любом обществе существуют определен­ные формы общественного регулирования. «Урегулирован-ность и порядок,— писал К. Маркс,— являются именно формой общественного упрочения данного способа произ­водства и потому его относительной эмансипации от просто случая и просто произвола»1.

Своеобразие правового регулирования обусловлено тем, что оно (как и государство) возникает в связи с расколом общества на классы, существует как необходимый элемент классового общества и сохраняется до тех пор, пока из практической жизни людей не изгладятся следы противо­положности классов. Право — это классовый регулятор общественных отношений. В обществе с антагонистически­ми классами право, выражая волю господствующих клас­сов, является орудием классового господства. Лишь в со­циалистическом обществе после полной и окончательной победы социализма право из орудия классового господства превратилось в орудие всего общества, в средство выраже­ния интересов и воли всего народа.

Итак, правовое регулирование ограничено исторически­ми рамками классового общества; по своему источнику оно характеризуется классовым содержанием и классовой на­правленностью. Эта черта правового регулирования пред­определяет и все остальные его особенности. Главные из них  таковы:

во- первых, правовое регулирование осуществляется при помощи общеобязательных норм, в кон^чдадц.^нете ПГГГ ГГ^

. Правовое регулирование являет-


ся в принципе государственным регулированием. Государ­ство не только вводит (устанавливает или санкционирует) юридические нормы, но и придает им общеобязательную силу. Юридические нормы обязательны для всех лиц, на которых они распространяются, независимо от их субъек­тивного отношения к велениям государства;

во-вторых, правовое регулирование опирается на воз­можность использования принудительной силы государ­ства. Если лица не исполняют веления государства, то в  действие приводится аппарат государственного принужде­ния. Формы и способы государственного гарантирования юридических норм в различных формациях существенно от­личаются друг от друга. В социалистическом обществе юри­дические нормы исполняются главным образом в силу их морального авторитета, убежденности граждан в ра­зумности и целесообразности предписаний государ-ства;

в-третьих, правовое регулирование связано с действием определенного механизма, охватывающего всю совокуп­ность юридических средств. Юридические нормы, индиви­дуальные государственные веления, правовые отношения и, наконец, акты психического отношения к праву тех или иных лиц — все это характеризует единый, согласованно функционирующий механизм правового регулирования. В этом смысле недостаточно сказать, что право — извест­ная система юридических норм1 (хотя само по себе приве­денное положение является совершенно правильным). Определенную систему, точнее механизм, образуют все юридические средства, при помощи которых осуществляет­ся  правовое  регулирование.

2, Содержание категории «правовое регулирование» мо­жет быть правильно раскрыто лишь в том случае, если ис-


 


1 К. Маркс, Капитал, т. III, Госполитиздат, 1949, стр. 806.


24


' Б.   В.   Ш е й н д л и н,    Сущность   советского   права,   изд-во     ЛГУ, 1959,   стр.   7—9.

7


ходить из обусловленности права экономическим базисом общества.

Экономический базис общества порождает и возмож­ность, и необходимость правового регулирования.

Объективная возможность правового регулирова­ния коренится в том, что действие общественных законов не вызывает фатального поведения человека и не исклю­чает различных вариантов волевого поведения при одних и тех же фактических условиях. Как бы сильно ни было де­терминировано поведение человека внешними (прежде все­го экономическими) причинами, поведение людей имеет волевой, осознанный характер. «Детерминизм,— писал В. И. Ленин,— не только не предполагает фатализм, а, на­против, именно и дает почву для разумного действия»1.

В юридической литературе не всегда уделяется внима­ние другой стороне обусловленности правового регулирова­ния экономическим базисом — тому, что правовое регули­рование при соответствующих экономических и политиче­ских условиях является необходимостью. В классо­вом обществе невозможно упорядочить общественные от­ношения, обеспечить их дальнейшее развитие и охрану без права, правового регулирования.

Если рассматривать правовое регулирование с точки зрения его возможностей, то обнаруживаются объективные пределы правового регулирования. Право достигает своих целей и действительно регулирует общественные отно­шения лишь постольку, поскольку требуемое нормами пра­ва поведение людей объективно возможно, отвечает созрев­шим экономическим и политическим условиям.

Но существование объективных пределов правового ре­гулирования не должно заслонять от нас его значительной активной роли в жизни общества. Право — это не только средство закрепления,   упорядочения общественных отно-

1 В. И. Ленин,   Соч., т.  1. стр. 400. 8


шений, но и мощный рычаг преобразования общественных порядков, дальнейшего развития господствующих общест­венных отношений. Такая оценка активной роли права далека от каких-либо волюнтаристских характеристик: правовое регулирование понимается здесь как объективная необходимость, обусловленная требованиями экономиче­ского базиса.

Узкий подход к оценке роли права (т. е. рассмотрение его только с точки зрения возможностей правового регули­рования) привел к тому, что в юридической литературе возник вопрос о том, допустимо ли вообще говорить о «ре­гулировании» общественных отношений1. Даже те авторы, которые признают постановку вопроса о правовом регули­ровании вполне правильной, считают необходимым огово­риться об условности применяемой здесь терминологии, о специфическом (узком) смысловом значении, вкладывае­мом в этот термин юридической наукой2.

Именно из такого понимания правового регулирования и проистекает его характеристика как средства, значение которого ограничивается только установлением известных «пределов» отношений, определением «границ» поведения людей3, внесением порядка в общественные отношения пу­тем направления поведения людей4 и т. д.

1  См. выступление С. М. Потапова («Советское государство и право-
1940 г. № 8—9, стр. 201).

2   О. С. Иоффе,   Спорные   вопросы учения  о  правоотношении   (сб.
«Очерки по гражданскому праву», изд-во ЛГУ, 1957, стр. 23—24);
Л. С. Явич,   Проблемы правового регулирования советских обще­
ственных отношений, Госюриздат, 1961, стр. 27—29; С. А. Г о л у н-
ский,   О творческой революционной роли социалистического праза
в  период развернутого строительства  коммунизма,  («Советское го­
сударство и право»  1961  г.     10, стр. 40—41).

3   С. Н. Б р а т у с ь,   О роли советского права в развитии производст­
венных отношений, М., 1954, стр.  12;   его   же,   Имущественные и
организационные отношения и их  правовое регулирование в СССР
(сб.  «Вопросы общей теории советского права», Госюриздат,   1960,
стр.   71).

4   С. Ф. Кечекьян, Правоотношения в социалистическом обществе,
изд-во АН СССР, 1958, стр. 12—13, 15—16.


 тем экономический базис не только открывает известные возможности для регулирования общественных отношений, ной объективно требует его. Следо­вательно, объем и характер правового регулирования в ко­нечном счете зависят от требований экономического бази­са. И если данный экономический базис обусловливает необходимость не только упорядочения (введения в опре­деленные рамки) существующих общественных отношений, но и создания новых общественных отношений, то правовое регулирование способно выполнить и такую задачу.

Подобное понимание правового регулирования пол­ностью соответствует общепринятому (этимологическому и семантическому) значению используемой здесь термшголо-гииДКакой бы смысл ни вкладывать в слово «регулирова­ние», оно во всех случаях означает активное воздействие права — такое воздействие, при котором право в соответст­вии с потребностями общественного развития базиса так или иначе   определяет   регулируемые отношения!

Конечно, было бы неправильным преувеличивать роль правового регулирования. Само по себе право не создает, не порождает новые общественные отношения. Оно лишь в соответствии с требованиями экономического базиса, с од­ной стороны, содействует их зарождению и дальней­шему развитию, а с другой — помогает ликвидировать или вытеснить отношения, противоречащие требованиям эконо­мического базиса. Новые общественные отношения созда­ются в результате практической деятельности людей в процессе правового регулирования. «Между юриди­ческими нормами и практическим эффектом, к которому законодатель стремится, существует не непосредственная, а косвенная связь, в качестве одной из посредствующих звеньев которой выступает поведение людей»1. Но это и


свидетельствует о том, что роль правового регулирования не ограничивается одним лишь упорядочением обществен­ных отношений, введением их в определенные рамки (гра­ницы). «Будучи надстройкой над уже сложившимися экономическими взаимоотношениями,— говорил М. И. Ка­линин,— право в свою очередь является фактором, толкаю­щим и дающим определенное направление этим взаимоот­ношениям. Несомненно, оно имеет свойство как закреплять уже сложившиеся отношения, так и толкать, вызывать, спо­собствовать по крайней мере зарождению тех взаимоотно­шений, к которым законодатель сознательно стремится. И в этом состоит сущность творческой роли законодатель­ства»1.

Таким образом, в зависимости от характера объектив­ных требований экономического базиса содержание право­вого регулирования выражается в двух основных направ­лениях: а) в упорядочении и закреплении господствующих общественных отношений и б) в содействии развитию но­вых   общественных  отношений.

Оба эти основные направления правового регулирова­ния сочетаются, находятся в диалектическом единстве. В частности, без надлежащего закрепления и упорядоче­ния господствующих общественных отношений невозмож­но обеспечить их развитие. Более того, само закрепление господствующих общественных отношений нередко откры­вает простор для деятельности определенных групп людей, что обеспечивает развитие данных общественных отно­шений.

Наряду с указанными выше двумя основными направ­лениями правового регулирования существует еще охра­нительная функция, которая направлена на вытес­нение общественных отношений, не соответствующих требованиям экономического базиса.


 


О. С. Иоффе, Юридические нормы и человеческие поступки (сб. «Актуальные вопросы советского гражданского права», «Юридиче­ская   литература»,   1964,   стр.   12).


1 М. И. Калинин,   Статьи и речи, Партиздат,  1936, стр. 80.


10


Итак, если кратко охарактеризовать содержание право­вого регулирования, то можно сказать, что правовое регу­лирование в соответствии с требованиями экономического базиса направлено на упорядочение и закрепление господ­ствующих отношений, на содействие развитию новых видов общественных отношений, а также на вытеснение из жизни общества чуждых общественных отношений.

3, Правовое регулирование в социалистическом обще­стве характеризуется рядом важных принципиальных черт.

Необходимость правового регулирования в условиях коммунистической формации ограничена строгими истори­ческими рамками. Политические средства регулирования общественных отношений, в том числе правовое регулиро­вание, нужны в нашем обществе лишь для осуществления задач социалистической революции и построения коммуни­стического общества. В развитом коммунистическом обще­стве (при наличии соответствующих внешних условий) на­добность в правовом регулировании отпадет.

Правовое регулирование в социалистическом обществе отличается от правового регулирования при капитализме принципиально новой экономической основой. Его эконо­мическую основу составляет общественная социалистиче­ская собственность на средства производства. Это обуслов­ливает новое содержание права, обеспечивает действенность правового регулирования, дает возможность с максималь­ной полнотой использовать правовое регулирование в целях строительства   коммунизма.

Правовое регулирование при социализме характеризует­ся и новой социальной природой. Социалистическое право возникло как право диктатуры пролетариата. Уже тогда со­циалистическое право качественно отличалось от всех пред­шествующих правовых систем: оно с самого начала выра­жало интересы и волю рабочего класса и всех трудящихся, т. е. подавляющего большинства народа. После же пол­ной и окончательной победы социализма пролетарское пра­во превратилось в общенародное право, выражающее волю

12


и интересы всего советского народа, что обусловливает особенности правового регулирования в социалистическом обществе. По своему социальному содержанию правовое регулирование при социализме имеет общенародный харак­тер, направлено на обеспечение интересов всего народа, на строительство высшего социального строя — коммунизма. Одна из основных отличительных черт правового регу­лирования в социалистическом обществе состоит в том, что намного возросла его действенность, его творческая роль в жизни общества. Это прежде всего обусловлено тем, что при переходе к социализму и коммунизму само существо­вание права (как и государства) вызвано в основном необ­ходимостью коренной перестройки общественной жизни и преобразования общественных отношений. Социалистиче­ское право по своему назначению выступает в качестве на­ступательной, революционной силы. Вместе с тем активная творческая роль социалистического права объясняется осо­бенностями коммунистической формации. «Коммунистиче­ское общество,— говорится в Программе КПСС,— в отли­чие от всех предшествующих социально-экономических фор­маций, складывается не стихийно, а в результате созна­тельной и целенаправленной деятельности народных масс, руководимых марксистско-ленинской партией». Своеобраз­но и действие экономических законов социализма. Эконо­мические законы в социалистическом обществе (основной экономический закон; закон планомерного, пропорциональ­ного развития; закон распределения по труду и др.) таковы по своей природе, что они осуществляются лишь в процессе организованной, целенаправленной деятельности миллио­нов трудящихся масс, руководимых Коммунистической пар­тией. Вплоть до построения развитого коммунистического общества эта организованная, целенаправленная деятель­ность нуждается в правовом опосредствовании. Отсюда и активная роль правового регулирования как объективно не­обходимого элемента (рычага) в процессе осуществления экономических  законов   социализма.

13


Значительное возрастание в социалистическом обществе творческой роли правового регулирования отразилось и на его содержании: при социализме на первое место выдвину­лось то направление правового регулирования, которое свя­зано с созданием новых видов общественных отношений. Вся история социалистического права является ярким сви­детельством того, насколько велики те преобразования в общественных отношениях, которые были осуществлены при помощи юридических средств. Как правильно подчер­кивается в литературе, «в противоположность эксплуата­торскому праву издание норм социалистического права за­ключает в себе возможность: а) не только препятствовать одним и благоприятствовать развитию других обществен­ных отношений, но способствовать социальному преобра­зованию общества в целом; б) добиваться определенных социальных эффектов, осознавая и предвидя объективное содержание наступающих при этом как ближайших, так и конечных  результатов»1.

Правовому регулированию в социалистическом обще­стве свойствен новый характер. В отличие от правового регулирования в антагонистических формациях оно опи­рается не на силу государственного принуждения (хотя не­обходимость государственного принуждения сохраняется), а главным образом на организационную деятельность го­сударственных органов, моральный авторитет юридических норм, убежденность граждан в разумности и целесообраз­ности права, юридическую культуру населения.

Для правового регулирования в социалистическом об­ществе характерно непрерывное развитие, причем разви­тие, происходящее в сочетании и взаимодействии с другими видами общественного регулирования (в том числе регули­рования, осуществляемого при помощи нравственных норм

1 О. С. Иоффе, Юридические нормы и человеческие поступки (сб. «Актуальные вопросы советского гражданского права», «Юридиче­ская литература», 1964, стр. 14).

14


и норм общественных организаций). После полной и окон­чательной победы социализма правовое регулирование в сочетании и взаимодействии с указанными общественными формами постепенно развивается (перерастает) в систему общественного регулирования коммунистического общест­ва, в правила коммунистического общежития.

4. Рассмотрение юридической проблематики под углом зрения правового регулирования выявляет один из суще­ственных моментов того качественно нового, что отличает марксистско-ленинскую теорию права от буржуазной (и до-буржуазной)   правовой  науки.

Проблема правового регулирования буржуазной наукой даже не поставлена. Классовая направленность и методо­логическая несостоятельность буржуазной юриспруденции исключают возможность анализа права с точки зрения его активной роли в жизни общества, воздействия на общест­венные отношения и осуществления в практической деятельности людей. Для буржуазной юридической на­уки отдельные элементы правового регулирования — нор­мы права, правовые отношения и т. д. остаются раз­розненными, обособленными друг от друга правовыми явлениями, между которыми существуют лишь некоторые внешние  связи.

Изучение права в рамках проблемы пра­вового регулирования выражает своеоб­разие подхода марксистск о-л ени некой юри­дической науки при исследовании право­вых   явлений.

Марксистско-ленинская наука права ведет разработку отдельных элементов правового регулирования: норм пра­ва, правовых отношений, толкования нормативных актов и т. п. Но сам подход марксистско-ленинской науки при исследовании правовых явлений принципиально отличается от характера исследования соответствующих проблем бур­жуазной наукой. И дело не только в том, что марксистско-ленинская юридическая наука проводит юридический ана-

15


лиз на основе глубокого понимания экономической и клас­совой сущности права, но и в том, что наша наука, в осо­бенности в последние годы, осуществляет системный анализ и в соответствии с этим видит в нормах права, правоот­ношениях, толковании нормативных актов и т. д. не обо­собленные, изолированные друг от друга правовые явле­ния, а единый механизм правового регулирования, обеспе­чивающего активное воздействие права на общественные отношения.

Изучение права в рамках проблемы правового регулиро­вания имеет методологическое значение. Здесь кон­кретно выражается диалектика-материалистический подход при   истолковаиим  правоеых  явленмй.

Изучение правовых явлений здесь сразу же сосредото­чивается вокруг того центрального, что объясняет суще­ствование права как социальной силы, обеспечивающей воздействие на общественные отношения. Причем отдель­ные элементы правового регулирования приводятся в дви­жение, выступают в виде звеньев механизма правового опо­средствования общественных отношений. В. И. Ленин указывал: «Мы не можем представить, выразить, смерить, изобразить движения, не прервав непрерывного, не vnpo-стив, угрубив, не разделив, не омертвив живого»1МГакое «омертвление живого» неизбежно происходит при изолиро­ванном рассмотрении отдельных правовых явлений — норм права, правовых отношений и др. В рамках же проблемы правового регулирования отдельные части правовой надстройки выступают в виде единого «живого орга­низма».

Важнейшая задача сегодняшнего дня в области право­ведения — это проведение социологических, философских исследований, направленных на выяснение глубоких зако-


О


номерностей права, социальной роли и перспектив развития его отдельных отраслей и институтов. Центральный Ко­митет КПСС нацеливает нашу юридическую науку на то, чтобы концентрировать внимание на изучении эффективно­сти применения норм действующего права, на разработке наиболее целесообразных мер по совершенствованию со­ветского законодательства и государственного аппарата, укреплению социалистической законности и правопо­рядка1.

Преодоление узкого подхода при исследовании право­вых явлений, сложившегося ранее, состоит в том, чтобы в полной мере, учитывая своеобразие юридической формы общественного регулирования, соединить в прочное един­ство ф и лософско-социологическое и специ а ль но- юридиче­ское  исследование  права.

Такое исследование права требует использования соот­
ветствующих научных категорий, которые позволили бы
осуществить разработку правовых проблем в указанном
направлении. Ведущим из подобных категорий и является
понят и е правового регулирования. Вот по­
чему в постановлении ЦК КПСС «О мерах по дальнейше­
му развитию юридической науки и улучшению юридиче­
ского образования в стране» специально указывается на
роль социалистического права как регулятора обществен­
ных отношений. В постановлении, в частности, отмечается,
что законы Советского государства, выражающие единство
воли народа и политики Коммунистической партии, имеют
своей целью регулировать поведение членов социа­
листического общества, направлять их действия на осуще­
ствление программы строительства коммунизма, воспиты­
вать граждан в духе высокой идейности, коммунистического
отношения к труду, к социалистической собственности и
общественному  достоянию.                                     \


 


1 В. И. Ленин, Соч., т. 38, стр. 255. 16


17

1 «Насущные   задачи   юридической   науки»     («Коммунист»     1964  г,    12,  стр.   73).

г с. с. Ал


 


2*

Теоретическая ценность категории правового регулиро­вания состоит, помимо прочего, в том, что она позволяет связать воедино весь комплекс юридических средств, при помощи которых осуществляется правовое воздействие на общественные отношения. А это означает, что полная и всесторонняя характеристика правового регулирования ока­зывается возможной при учете всех особенностей права и, следовательно, при надлежащей разработке специальной юридической проблематики.

ПУТИ  ВОЗДЕЙСТВИЯ  ПРАВА НА  ОБЩЕСТВЕННЫЕ   ОТНОШЕНИЯ

1. Советское право обладает большой идеологиче­ской силой. Его идеологическая сила основана на том, что юридические нормы являются выражением научной политики, идеологии всего советского народа, руководимого Коммунистической  партией.

Идеологическая сила права основана и на том, что со­циалистические правовые нормы едины с принципами ком­мунистической нравственности. Высокий гуманизм социа­листического права, последовательное проведение в нем принципа сочетания общественных и личных интересов, на­правленность социалистического права на обеспечение ин­тересов всего советского народа — все это обусловливает большую идеологическую роль права в жизни социалисти­ческого  общества.

Идеологическая сила права возрастает в результате включения в нормативные акты положений, направленных на идеологическое обоснование вводимых юридических предписаний. Этим, в частности, объясняется широкое при­менение в нормативных актах последнего времени преамбул, содержащих общую характеристику нормативных положе­ний, их политическую оценку и значение в коммунистиче­ском строительстве. В нормативные акты включаются так-

18


же общие декларации и призывы. Сами нормативные акты строятся таким образом, чтобы с большей выразительно­стью показать идеологическое содержание нормативных положений.

Подчеркивая роль права как могучей идеологической силы, необходимо вместе с тем иметь в виду, что идеологи­ческое воздействие не является специфическим только для права. В рамках идеологического воздействия регулирова­ние поведения людей проходит по линии воспитания, про­свещения, повышения уровня сознательности. Действие права как идеологической силы в принципе не отличается от влияния на общественную жизнь других идеологических средств, в частности средств агитации и пропаганды; периодической печати, радио, лекционной пропаганды, идеологического воздействия произведений искусства и др.

Поэтому было бы неправильным, как это предлагалось в литературе1, рассматривать все средства и формы влия­ния права на общественные отношения при помощи о д-н о г о понятия — правового регулирования. Идеологиче­ская роль права однотипна с другими способами идеологи­ческого воздействия и поэтому образует особый канал влияния права на общественные отношения2.

2. Параллельно с идеологическим воздействием права, в сочетании с ним осуществляется воздействие при помощи

1  С. А. Г о л у н с к и й,   О творческой революционной роли социали­
стического права в период развернутого строительства коммунизма,
«Советское государство и право» 1961 г. 10, стр. 55; А. С. Пи­
голкин,   Формы реализации норм общенародного права,  «Совет­
ское    государство    и    право»    1963 г.    № 3,    стр. 26;    ср. также
В. Г. Смирнов,   Функции советского уголовного    права,    изд-во
ЛГУ,   1965,  стр.   18.

2  А.  В.  Мицкевич,   Некоторые черты  взаимодействия   права    и
нравственности в   период перехода к коммунизму  («Правоведение»
1962 г. № 3, стр.  17). Автор правильно обращает внимание на то,
что понятие «регулирование» выражает специфику права как норма­
тивного  средства  воздействия   на  общественные   отношения,  но  не
все формы воздействия права на сознание и поведение людей.

19


специальных юридических средств — правовых отно­шений, актов применения права и др. Эта сторона активной роли права в жизни общества охватывается понятием пра­вового  регулирования.

3. Для юридической науки особый интерес представляет характеристика путей воздействия права в процессе пра­вового  (регулирования.

По этому вопросу интересные соображения высказаны в юридической литературе Н. Г. Александровым, который различает следующие пути: 1) доведение предписаний пра­вовых норм до всеобщего сведения; 2) идеологическое обо­снование изданных норм; 3) угрозу применения санкций или  мер  общественного  воздействия1.

Конечно, идеологическое обоснование изданных юриди­ческих норм нельзя рассматривать в качестве специфиче­ского для права способа регулирования общественных от­ношений. Здесь — идеологическое воздействие права (на это в другом месте правильно обращает внимание и ав­тор2). В то же время доведение предписаний правовых норм до всеобщего сведения относится не к способам воз­действия права на общественные отношения, а к условиям этого воздействия. Однако уже в самом факте размежева­ния воздействия права на основе одного лишь доведения предписаний юридических норм до всеобщего сведения, с одной стороны, и воздействия права с помощью угрозы государственного и общественного принуждения — с дру­гой, содержится правильная мысль, позволяющая с доста­точно широких теоретических позиций подойти к решению рассматриваемого  вопроса.

Угроза государственного и общественного принуждения, а также применение самого принуждения в современных условиях являются необходимым способом проведения пред-

1 И. Г. Александров,  Право и законность в период развернуто­го строительства коммунизма, Госюриздат, 1961, стр. 190—191. 2 Там же, стр. 188—189.

20


писании юридических норм в жизнь в тех случаях, когда те или иные лица не исполняют добровольно нормы права

В социалистическом обществе подавляющее большин­ство субъектов соблюдает правовые нормы добровольно. Факты повседневной советской действительности говорят о том, что большинство граждан не связывает соблюдение норм права с представлением о возможности государствен­ного или общественного принуждения.

Каковы же пути правового регулирования в случаях, когда действие юридических норм непосредственно не опи­рается на государственное (общественное) принуждение или угрозу принуждения? На постановку этого вопроса хотелось бы обратить внимание еще и потому, что в совет­ской юридической литературе уже прочно утвердился взгляд о своеобразии общенародного социалистического права, состоящем в добровольном соблюдении большинст­вом субъектов предписаний юридических норм. Однако при конкретизации этого правильного теоретического поло­жения в литературе обычно ограничиваются ссылками на моральный авторитет норм права, на убежденность граж­дан в их разумности и целесообразности и др. Иными сло­вами, и здесь проблема переводится в плоскость идеологи­ческого содержания и действия права. Поэтому создается впечатление, что в области специально юридических средств главной силой остается все же государственное (общест­венное) принуждение или его угроза.

Между тем, если признак принудительности отступил
в общенародном социалистическом праве на второй план, то
это не могло не отразиться и на характере специально юри­
дических средств воздействия на общественные отношения.
Следовательно, необходимо найти такие правовые катего­
рии, которые позволили бы в самой правовой «материи»
увидеть особенности действия права в социалистическом
обществе.                     ^

Определяющая роль в решении рассматриваемого во­проса принадлежит категориям  субъективного  юри-

21


дического   права   и  субъективной   юридиче­ской   обязанности.

Практика показывает, что само по себе предоставление лицам субъективных прав и возложение на лиц юридиче­ских обязанностей в большинстве случаев является доста­точным основанием для того, чтобы вызвать к жизни тре­буемое поведение. Следовательно, возможность государст­венного принуждения реально в данных отношениях не присутствует.

В то же время было бы известным преувеличением, от­ходом от жизненной правды утверждать, что в рассматри­ваемых случаях действие юридических норм опирается только на высокую сознательность граждан, их убежден­ность в разумности и целесообразности правовых предпи­саний, моральный авторитет норм права. Отдельные лица могут не понять идеологического содержания норм. Не­редко граждане просто не фиксируют своего внимания на разумности и полезности правовых предписаний. Тем не менее многие из них, не поняв идеологического содержания юридических норм или не обратив на это внимания, строго и последовательно соблюдают правовые предписания, при­чем соблюдают вовсе не потому, что им грозит возмож­ность государственного принуждения.

Воздействие права, осуществляемое путем предоставле­ния лицам юридических прав и возложения на них юриди­ческих обязанностей,— это правовое воздействие, непо­средственно не связанное с возможностью государственно­го принуждения. Лица действуют определенным образом потому, что они вправе или обязаны поступать именно так, а не иначе. Как будет показано в дальнейшем, обеспечительным средством, придающим юридический ха­рактер этим путям воздействия права на общественные от­ношения, является с и л а ю р и_д и ческой культуры.

Таким образом^ш^Щ^Ц^Н^ права в процессе пра- \f нового регулирования   таковы:   aj предоставление  лицам субъективных   прав;   б) возложение на   лиц юридических

22


обязанностей; в) угроза применения мер государственного или общественного принуждения; г) обеспечение государ­ственного  принуждения.

4. Характер путей воздействия права на обществен­ные отношения зависит от содержания правового регули­рования, от тех функций, которые оно выполняет. В соот­ветствии с этим складывается несколько типов связей субъективных юридических прав и обязанностей.

Закрепление и упорядочение общественных отношений достигается главным образом путем предоставления лицам субъективных прав на положительные действия и возложе­ния на всех лиц пассивных обязанностей — обязанностей воздерживаться от совершения определенных действии. Именно такую роль играют, в частности, институты права собственности. Юридическая суть институтов права соб­ственности в том и состоит, чтобы закрепить существую­щие имущественные порядки путем предоставления отдель­ным лицам (государству, общественным и кооперативным организациям, гражданам) наиболее широких и непосред­ственно осуществляемых правомочий владения, пользова­ния и распоряжения вещами и возложения пассивной обя­занности на всех других лиц воздерживаться от нарушения субъективных прав собственности. Аналогичная роль при­надлежит и конституционным правоотношениям. Предо­ставляя гражданам такие конституционные права, как право на труд, право на отдых, право на образование и дру­гие, социалистический правопорядок закрепляет опреде­ленный комплекс общественных отношений, соответствую­щих  социалистическому  строю.

Рассматриваемый тип правовых связей имеет сущест­венное значение и для введения новых видов отношений, для их развития. Практика правового регулирования хо­зяйственных отношений в СССР показывает, что само по себе расширение прав предприятий в распоряжении фон­дами, в реализации излишнего оборудования, в налажива­нии договорных отношений и т. д. производит определенный

23


положительный эффект в хозяйственной жизни. Наделение предприятий новыми хозяйственными правами развязы­вает их инициативу, способствует рационализации произ­водства, изысканию дополнительных резервов подъема про­изводительности   труда   и  т.   д.

^JHo все это происходит при установлении соответ­ствующих юридических норм, т. е. как непосредственный результат правотворчества. После же того, как новые об­щественные отношения введены, т. е. в процессе право­вого регулирования, предоставление субъективных прав на положительные действия и возложение на других лиц пас­сивных обязанностей призваны главным образом закрепить данные отношения, утвердить их в качестве господствую­щих,   неприкосновенных.

\ Роль социалистического права как средства, обеспечи­вающего с правовой стороны (т. е. исключительно или пре~ имущественно при помощи правовых средств) развитие общественных отношений, выражается в ином построении субъективных юридических прав и обязанностей: на лиц возлагаются активные юридические обязанности — обязан­ности совершения положительных действий, а содержание субъективного права состоит в возможности требовать это-

/__го  поведения  от  обязанных  лиц.

Почему этот тип правовых связей имеет первостепенное значение в развитии общественных отношений? Дело в том, что ядро, суть общественных отношений, складывается из действий людей. «...Социолог-материалист,— писал В. И. Ленин,— делающий предметом своего изучения опре­деленные общественные отношения людей, тем самым уже изучает и реальных личностей, из действий которых и сла­гаются эти отношения»1. В указанном ранее типе правовых связей сущность общественных отношений, опосредствуе­мых правом, также состоит из действий. Но эти действия совершает носитель субъективного права; он в соответствии

1 В. И. Ленин,   Соч., т. 1, стр. 424. 24


со своими интересами может их и не совершать или совер­шать в угодном ему объеме, в любое время и т. п. В данном же случае действия исходят от обязанного лица, который должен их совершить, причем в объеме и сроки, преду­смотренные в нормах права. Вполне понятно, что правопо­рядок с полной определенностью может обеспечить разви­тие общественных отношений исключительно или преиму­щественно с помощью юридических средств лишь постоль­ку, поскольку на данном участке общественной жизни лица не просто вправе действовать определенным образом, но и обязаны    к    положительному    поведени ю1.

Практика коммунистического строительства в нашей стране свидетельствует о том, что в тех случаях, когда пе­ред правом стоит задача обеспечить с необходимой опреде­ленностью практическую работу по преобразованию в си­стеме общественных отношений, то используется второй из указанных типов правовых связей. Например, на первых этапах социалистической революции завоевание командных высот в экономике неизбежно сопряжено с закреплением господствующих общественных отношений. Однако и здесь реальная борьба за новые виды общественных отношений юридически оформляется прежде всего при помощи возло­жения на лиц обязанностей по совершению положительных действий. Так, в частности, проходит практическая работа по национализации основных орудий и средств производ­ства, по реальному   проведению системы народного конт-

1 Сделанный вывод о роли субъективных юридических прав и обязан­ностей в развитии общественных отношений не имеет всеобщего значения. В дальнейшем будет показано, что в ряде случаев опре­деленного положительного эффекта целесообразнее добиться путем предоставления субъективного права на положительные действия и развития внеправовых стимулов к совершению такого рода действий. Однако здесь достижение положительного эффекта уже не является непосредственным результатом правового регулирования (решаю­щую роль играют внеправовые стимулы). Значение же правового ре­гулирования ограничивается главным образом закреплением опре­деленных общественных отношений, обеспечивающих действие вне-правовых   стимулов.

25


роля, драктически устанавливаются новые хозяйственные связи   и  др.

Вытеснение из жизни нашего общества чуждых отно­шений осуществляется с правовой стороны главным обра­зом при помощи привлечения виновных лиц к юридической ответственности.

Конечно, само по себе закрепление господствующих об­щественных отношений, а также содействие их развитию ограничивает рамки, в пределах которых существуют чуж­дые отношения, постепенно ликвидирует почву, на которой они только и возможны. Но поскольку еще сохраняются чуждые социалистическому обществу отношения (в част­ности, выражающие антиобщественную, индивидуалисти­ческую психологию отдельных лиц), с ними необходимо вести и специальную борьбу. В области права наряду с идеологическим влиянием и превентивным действием юри­дических норм такая специальная борьба осуществляется при помощи привлечения виновных лиц к юридической от­ветственности.

Привлечение виновных лиц к юридической ответствен­ности характеризует тот путь воздействия права на обще­ственные отношения, который состоит в применении к ли­цам мер государственного принуждения. В силу факта правонарушения у государственных органов возникает пра­во расследовать, рассмотреть правонарушение и применить в рамках установленной законом процедуры меры государ­ственно-принудительного воздействия, а у правонарушите­ля — обязанность неукоснительно подчиняться требова­ниям государственных органов. Иными словами, на право­нарушителя возлагается обязанность претерпевать те меры воздействия, которые в соответствии с требованиями социалистической законности (т. е. в пределах норм права и в рамках предусмотренной нормами права процедуры) применяют компетентные государственные органы.

Все рассмотренные типы сочетания субъективных прав и юридических обязанностей в конкретных правовых ин-

26


ститутах переплетаются, перекрещиваются между сбёой. С наибольшим основанием это утверждение относится к правоотношениям, оформляющим применение государст-венно-лринудителыных мер. Правоотношения данного типа как бы «растворены» в большинстве институтов советского права: почти во всех правовых институ­тах содержатся нормы, предусматривающие правовые санкции.

Наряду с этим выделение трех описанных выше типов связей субъективных юридических прав и обязанностей имеет существенное теоретическое значение. Оно позволяет не только более конкретно подойти к характеристике со­держания правового регулирования, а затем и к его меха­низму, но и уточнить теоретические положения о путях воздействия права  на общественные отношения.

Тому пути воздействия права на общественные отноше­
ния, который выражается в предоставлении субъективных
прав, в основном соответствует первый из рассмотренных
выше типов связи субъективных прав и юридических обя­
занностей, при котором субъективное право на положи­
тельные действия сочетается с пассивной обязанностью
другйх™лиц.                —~.                  _.__             .__—-------

Т'ому пути воздействия права на общественные отноше­ния, который выражается в возложении на лиц юридиче­ских обязанностей, в основном соответствует второй из рассмотренных выше типов связи субъективного права и юридической обязанности, при котором обязанностьактив-ного действия сочетается с правом требовать от обязанного1

лица совершения положительных действии.

И, наконец, тому пути воздействия права на обществен-ные отношения, который выражается в применении к лицам мер государственного принуждения, в основном соответст­вует третий из рассмотренных выше типов связи субъек­тивного права и юридической   обязанности, при   котором

27


воздействия права на общественные отношения могут быть рассмотрены и со стороны особенностей юри­дических норм, при помощи которых осуществляется пра­вовое  регулирование.

Основными формами воздействия права на поведение людей являются с этой точки зрения выраженные в юри­дических нормах запреты, дозволения и предписания к ак­тивному  поведению.

Применение указанных форм (обособленно или в соче­тании) позволяет законодателю оказывать такое воздейст­вие на поведение людей, которое соответствует задачам правового регулирования на данном участке общественных отношений.

Запреты и дозволения применяются, как правило, в со­четании. Нетрудно заметить, что они соответствуют пер­вому типу правовых связей, при котором субъективное право на положительное действие (дозволение) связано с пассивной обязанностью других лиц (запрет).

Предписание к активному поведению применяется, как правило, обособленно. Оно соответствует второму типу пра­вовых связей, при котором обязанное лицо должно совер­шить положительные действия, а другое лицо (лица) имеет право  требовать  этого.

При применении мер государственного принуждения используются в определенном сочетании все три указанные выше формы воздействия права на поведение людей — за­преты, дозволения и предписания к активному поведению1.

1 Вопрос о формах правового воздействия, выраженных в юридических нормах, подробно разработан О. С. Иоффе. См. его работу «Юриди­ческие нормы и человеческие поступки» (сб. «Актуальные вопросы советского гражданского права», «Юридическая литература», 1964, стр. 16—26). Автор выделяет две всеобщие формы — запрет и доз­воление, а также третью форму — предписание, которая, по его мне* нию, объединяет в себе элементы запрета и дозволения (стр. 16—17). В принципе — это правильные, плодотворные положения. Следует лишь сделать к ним два уточняющих замечания. Во-первых, на мой взгляд, предписания к активному поведению (по терминологии ав­тора просто «предписания») занимают однопорядковое положение с

28


ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА МЕХАНИЗМА   ПРАВОВОГО   РЕГУЛИРОВАНИЯ

1. Понятие механизма правового регулирования является одним из наиболее общих и важнейших в марксистско-ле­нинской юридической науке. В советском правоведении ему в последнее время уделяется все большее внимание. Так, о понятии механизма правового регулирования четко гово­рит Н. Г. Александров1. Выделение механизма правового регулирования в качестве самостоятельного предмета изу­чения получило поддержку и у других авторов2. Л. С.Явич, не употребляя соответствующей терминологии, обстоятель­но анализирует юридические средства воздействия права на общественные отношения3. Механизм (структура) пра­вового регулирования специально анализируется В. М. Гор-шеневым4.

Необходимо сказать, что понятие механизма правового регулирования достойно того, чтобы связанные с ним во­просы заняли самостоятельное место в марксистско-ленин­ской юридической науке. Механизм правового регулирова­ния не только должен привлечь внимание советских уче­ных как самостоятельный предмет    исследования,    но    и

двумя другими формами, оно соответствует особому типу правовых связей. Во-вторых, необходимо подчеркнуть единство первых двух форм, так как они действуют в сочетании, во взаимной обусловлен­ности. В какой-то мере это признает и автор. Он пишет, что в со­циалистическом обществе «запрет становится не более чем оборот­ной стороной правила, наполненного соответствующим позитивным содержанием»   (стр.   18).

1   Н. Г.   Александров,   Право и   законность в   период разверну­
того строительства коммунизма, Госюриздат, 1961, стр. 183—213.

2   Л. С. Я вич, Новая книга по общей теории советского права («Со­
ветское государство и право»   1962 г. № 4, стр.   140).

3   Л. С. Я в и ч, Проблемы правового регулирования советских обще­
ственных отношений, Госюриздат,  1961, стр.  107 и ел.; см.    также
Б. В. Ш е й н д л и н,   Сущность советского    права,    изд-во     ЛГУ,
1959,   стр.   110   и   ел.

4   В. М. Горшене в, Участие общественных организаций в правовом
регулировании,   Госюриздат,   1963,   стр.   32—33.

29


составить особый   раздел (главу, тему) при   систематиче­ском изложении и изучении общей теории права.

Что же такое механизм правового регулирования?

Под механизмом правового регулирования следует по­нимать взятую в единстве всю совокупность юридических средств, при помощи которых обеспечивается правовое воздействие на общественные   отношения.

Таким образом, понятие механизма охватывает две сто­роны  правового  регулирования.

Во-первых,— это обеспечение при помощи совокупности правовых средств правового воздействия на общественные отношения и, следовательно, обеспечение эффективности правового воздействия. С указанной стороны рассматри­ваемая в настоящей работе проблема имеет своим предме­том механизм обеспечения эффективности правового регулирования.

Во-вторых,— это внутреннее строение механизма, его отдельные элементы (части), взятые в соотношении. Рас­сматриваемая в настоящей работе проблема анализируется под иным углом зрения: предметом анализа являются от­дельные средства правового воздействия, взятые в единстве, а также выполняемые ими специфи­ческие функции в механизме правового регулиро­вания.

К вопросу о механизме (структуре) правового регули­рования можно подойти и с другой стороны — анализиро­вать его с точки зрения деятельности компетентных (го­сударственных и общественных) органов. В этом случае предметом анализа становятся правовые формы (организа­ционные стороны) деятельности органов государства и ор­ганов общественности, осуществляющих правовое регули­рование1,   а   не    совокупность    средств,   обеспечивающих


правовое воздействие^^^ИрЬши о^анизационными сто-роиа^и правового регулирования являются правотворче­ская и правоприменительная деятельность компетентных органов. Правоприменительная деятельность в свою оче­редь имеет несколько разновидностей; она подразделяется, в частности, на правоисполнительную деятельность, право-обеспечительную деятельность и др.1.

В определенной мере оба направления научной разра­ботки механизма правового регулирования совпадают: ор­ганизационные стороны деятельности компетентных орга­нов отражают отдельные звенья механизма, связаны с теми или иными средствами правового воздействия. Более того, если рассматривать механизм с точки зрения обеспечения эффективности воздействия права на общественные отно­шения, то окажется неизбежным рассмотрение правотвор­чества и реализации права (в частности, анализ примене­ния  юридических  норм).

 оргно

 процессе правового регулирования особо важна потому, что здесь открываются широкие возможности для характе-ристики демократизации структуры правового регулирова­ния в социалистическом обществе, усиления роли в этой области общественных организаций трудящихся.  _

Рассматриваемые направления научной разработки ме­ханизма правового регулирования нуждаются в специаль­ной терминологии. В соответствии со сложившимися науч­ными представлениями целесообразно термин «механизм» сохранить для характеристики совокупности средств, обес­печивающих правовое воздействие, а совокупность органи-

Однако указанные направления разработки механизма
правового регулирования требуют обособленного исследо­
вания. Самостоятельная разработка организационных сто­
рон (правовых форм) деятельности компетентных органов
^ процессе правовог                                   б


 


1 В. М. Г о р ш е н е в,   Участие общественных  организаций  в  право­вом регулировании, Госюриздат,  1963, стр. 33—38.

30


' В.  М.  Г о р ш е н е в,   Участие  общественных организаций  в  право­вом регулировании, Госюриздат, 1963, стр. 36,  109—121.

31


зационных сторон  (форм)_правовпго   регулироня^тия nfin-зНачать  термином 1<структура»1.

2Г""Нажнейшая сторона механизма правового регулиро­вания состоит в обеспечении эффективности воздействия права на общественные отношения.

Эффективность правового регулирования — это целесо­образность и результативность правовых мероприятий, юридических норм. Эффективность «следует понимать как получение наибольшего результата в достижении цели дан­ного правового предписания и общей цели — торжества коммунизма»2. Для определения эффективности правового регулирования важно также знать, какими путями и ме­тодами достигнут данный результат3. Существенное значе­ние имеет здесь не только использование всех возмож­ностей правовой формы, максимальная экономия сил, средств и резервов, полное претворение в жизнь дости­жений науки и передового опыта4, но и характер выбирае­мых правовых решений, их соответствие принципам социалистической демократии, началам социалистического гуманизма.

Эффективность правового регулирования представляет по существу глубокую философскую, социологическую проблему. Ее решение предполагает использование как об­ширных философских, экономических и правовых данных, так и обстоятельных и разнообразных конкретно-социоло­гических исследований. Несколько аспектов имеет эта проб-

1   Термин «структура правового регулирования» для обозначения ор­
ганизационных сторон деятельности компетентных органов использо­
ван в указанной выше монографии В. М. Горшеиева.

2   М.  П.  Лебедев,   Об  эффективности  воздействия  социалистиче­
ского права на общественные отношения («Советское государство и
право» 1963 г. 1, стр. 23).

3   Р. А, С а ф а р о в,   Социальный эксперимент и проблемы государ­
ства и права («Советское государство и право»    1964    г. №     10,
стр.   22).

4   М.  П.  Лебедев,   Об  эффективности  воздействия  социалистиче­
ского права на общественные отношения («Советское государство и
право» 1963 г. № 1. стр. 23),

32


лема )И в рамках темы о механизме правового регулиро­вания.

Механизм обеспечения эффективности воздействия пра­ва на общественные отношения характеризует соотно­шение правового регулирования с тем социальным эф­фектом, на который оно направлено.

Поэтому прежде всего существенный интерес представ­ляют объективные пределы правового воздейст­вия с точки зрения его предмета, т. е. те объективные воз­можности правового регулирования, которые обусловлены особенностями регулируемых правом общественных отно­шений.

Далее, большое значение имеет «психологический |i^^%iiHr3^», при помощи которого право воздействует на общественную ^кизнь. Эффективноеть^ правового регу­лирования непосредственно связана с тем «механизмом» стимулов и мотивов в психике людей, который законода­тель в ходе правотворчества постоянно должен иметь в виду.

Наконец, характеристика воздействия права на общест­венные отношения связана с правотворчеством (со­отношение объективных и субъективных моментов в ходе правотворчества, учет общественного мнения, применение правовых экспериментов, налаживание «обратной связи» и др.), а также с реализацией права, в том числе применением юридических норм компетентными госу­дарственными органами и органами общественности (полное использование субъективных прав, строгое и неукоснительное соблюдение юридических обязанно­стей, последовательная борьба с правонарушениями и т. д.). Здесь освещение эффективности правового регулирования наиболее тесно соприкасается с анали­зом его внутреннего строения, его отдельных эле­ментов.

3. По своему внутреннему строению механизм право­вого регулирования   складывается   из   средств   правового

33

3 С.   С  Ал


воздействия, рассматриваемых в единстве, в процессе ре­гулирования общественных отношений.

Процесс правового регулирования состоит из трех ос­новных  стадий.

Первая стадия — регламентирование обществен­ных отношений, нуждающихся в правовом опосредство­вании.

Вторая стадия — действие юридических норм, в ре­зультате которых возникают или изменяются правовые отношения (субъективные юридические права и обя­занности  конкретных  лиц).

Третья стадия — реализация субъективных юридических прав и обязанносте и, при кото-рой правовое регулирование   достигает своих <

Трем стадиям процесса правового регулирования соот­ветствуют три основные элемента или части его механизма: 1) юридические нормы; 2) правоотношения; 3) акты реа­лизации субъективных юридических прав и обязанностей.

Юридические нормы выполняют роль главного юридического средства, при помощи которого осущест­вляется регламентирование общественных отношений. Они

1 По-иному подходит к характеристике стадий правового воздействия Ю. К. Толстой. Он рассматривает не стадии правового регулирова­ния в целом, а стадии воздействия норм права, тем самым с самого начала исключая из механизма правового регулирования его нормативную основу. По мнению Ю. К. Толстого, «следует разли­чать три стадии воздействия норм права на поведение людей: 1) при определении правоспособности граждан и организаций..; 2) при со­вершении правомерных действий, направленных на достижение пра­вового эффекта..; 3) стадию правоотношения» (Ю. К. Толстой, К теории правоотношений, изд-во ЛГУ, 1959, стр. 425). Теорети­чески не только допустимо, но и целесообразно специально рассмот­реть стадии воздействия норм права на поведение людей. Но если даже исходить из этого узкого понимания стадий правового воздей­ствия, то и здесь необходимо выделить стадию реализации субъек­тивных юридических прав и обязанностей. Что же касается юриди­ческих фактов (правомерных действий), то их регулирующая роль неразрывно связана с правоотношениями, в совокупности с которыми они   и   образуют   единую   стадию.

34


образуют   нормативную   основу   механизма право­вого  регулирования.

Правоотношения являются той формой, в кото­рой существуют субъективные юридические права и обя­занности. Они выполняют роль основного рычага, обеспе­чивающего действие права в отношении конкретных лиц. Юридические факты являются условиями, с кото­рыми нормы права связывают возникновение или измене­ние  правоотношений.

Акты реализации субъективных юриди­ческих прав и обязанностей — это основное средство, при помощи которого субъективные юридические права и обязанности претворяются в жизнь — воплощают­ся в поведении конкретных субъектов.

Наряду с этими тремя главными элементами механизма необходимо указать еще на два элемента: во-первых, на нормативные юридические акты и, во-вторых, на правосо­знание  и  правовую   культуру.

Нормативные юридические акты как бы «обслуживают» первое звено механизма — юридические нормы. Они являются в социалистическом обществе глав­ной формой выражения и закрепления юридических норм. Вместе с тем нормативные юридические акты (и тем более связанные с ними правовые явления — юридическая тех­ника, систематизация и толкование нормативных актов) выполняют в механизме самостоятельные функции.

Правосознание и правовая культура за­нимают специфическое место в механизме правового регу­лирования. Схематически правосознание и правовую куль­туру нельзя поместить ни в качестве четвертого звена, ни в каком-либо «промежутке» между тремя указанными вы­ше звеньями. Правосознание и правовая культура имеют общее значение в механизме: они подключаются ко всем его   частям.

Рассматривая основные части механизма правового ре­гулирования, не следует упускать из виду его глубокого,

3*                                                                                                                      35


внутреннего единства. Право, нормативные юридические акты, правоотношения, акты реализации, правосознание и правовая культура потому и характеризуются в качестве элементов механизма правового регулирования, что все они находятся в последовательной, закономерной связи, обра­зуют единую, слаженную систему юридических средстз воздействия на общественные отношения.

Единство правового регулирования при социализме ос­новано на единстве экономического базиса социалистиче­ского общества, на единстве воли всего советского народа, руководимого Коммунистической партией. Поэтому единым является и механизм правового регулирования. Он должен обеспечить претворение в жизнь воли народа, реальное и полное достижение целей, которые ставит законодатель в ходе коммунистического строительства.

Единство механизма правового регулирования в социа­листическом обществе имеет и определенное юридическое выражение. Главное, что необходимо здесь отметить,— это цементирующее значение в механизме принципа социа­листической законности. Социалистическая за­конность не является особым элементом механизма правового регулирования. Она представляет собой прин­цип нашего права, ведущее начало, пронизывающее со­бой как дравотворчество (а следовательно, и содержание социалистического права), так и действие права, ре­ализацию субъективных прав и юридических обязан­ностей.

Группировка юридических средств воздействия на об­щественные отношения по основным звеньям дает лишь общую картину внутреннего строения механизма право­вого  регулирования.

В зависимости от путей воздействия права на общест­венные отношения, типа правоотношений, их характера и ряда других факторов наблюдается либо упрощение меха­низма правового регулирования, либо, напротив, его усложнение.

36


:ых ЛЛ

[ а к,

ВГх ЫНуццшы ииьгда действует /I. Ппзтпт^у   щ| »у основе возни-KagTM| несколько «глпев>^,правооч^ноттте^^^   Я™ уже само по

 саш^етельствует о сложности процессов, происходящих в механизме правового регулирования. В частности, кон­кретные правоотношения возникают в результате актов реализации правоспособности или компетенции. Отсюда следует, что акт реализации права — это не всегда конеч­ный   итог  правового   воздействия.

Например, реализация права на подачу жалобы в ком­петентные органы государства приводит к возникновению конкретных правоотношений между подателем жалобы и государственным органом, в соответствии с которыми гражданин может требовать ответа на жалобу в установ­ленный срок. Реализация этого правоотношения вновь при­водит к возникновению субъективных прав (в частности, на опротестование решения) и т. д. В области уголовного и гражданского процесса правоотношения вообще непре­рывно изменяются, сменяют друг друга по мере движения дела1.

Характеризуя усложнение механизма, не следует упу­скать из виду материальных оснований правового регули­рования. Иначе может сложиться впечатление о самодов­леющем правовом движении («право вновь порождает пра­во»). Как бы ни были сложны процессы в механизме пра­вового* регулирования, они во всех случаях выражают ре­гулирование   общественных   отношений,   которое   на-

Н. А. Чечина правильно отмечает, что «гражданские процессуальные правоотношения находятся в постоянном движении, так как возмож­ность возникновения каждого отношения обусловлена возникнове­нием, существованием или прекращением другого, предшествующего ему во времени отношения, и само это отношение в свою очередь предопределяет возможность возникновения, развития или прекра­щения  иных    самостоятельных    процессуальных    правоотношений»

аг\т Чечина' Гражданские процессуальные отношения, изд-во ЛГУ, 1962, стр. 56). См. также П. С. Элькинд, Сущность совет­ского уголовно-процессуального права, изд-во ЛГУ, 1963, стр. 21.

37


I


правлено на достижение определенного эффекта в общест­венной   жизни.

Все дело лишь в том, что правовое регулирование яв­ляется сложным по своему механизму, оно не может во многих случаях завершиться реализацией одного пра­воотношения, а нуждается в цепи последовательно свя­занных между собой правоотношений и их реализации.¥

Усложнения в механизме правового регулирования мо­гут выражаться не только в пределах указанных выше об­щих элементов (юридических норм, правоотношений, актов реализации субъективных юридических прав и обязанно­стей); в механизм могут включаться и дополнительные эле­менты.

Одним из дополнительных элементов являются инди­видуальные веления, направленные на ка­зуальное регламентирование обществен­ных отношений. Хотя нормативный способ регла­ментации играет ведущую и определяющую роль, в ряде случаев необходимо на основе правовых норм урегули­ровать общественные отношения в тех или иных преде­лах также и в индивидуально-определенном порядке. Такое, в частности, значение имеют властные индиви­дуальные акты органов советского государственного управления, в том числе многочисленные и разнообразные плановые  задания.

Другой, весьма существенный дополнительный элемент механизма может быть определен как акты органов государства (а в некоторых случаях и акты органов общественности), направленные на властную принудительную реализацию юридиче­ских обязанностей. Сюда относятся акты юрисдик-ционных органов (суда, арбитража, органов администра­тивной юрисдикции), акты государственных органов, прак­тически осуществляющих государственное принуждение (исправительно-трудовых учреждений, судебных исполни­телей),   и  др.

38


ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КАК ЧАСТЬ

ОБЩЕСТВЕННОГО   РЕГУЛИРОВАНИЯ

ПРИ   СОЦИАЛИЗМЕ

1. Особенности механизма правового регулирования в социалистическом обществе могут быть правильно поняты лишь постольку, поскольку право рассматривается как ор­ганическая часть социалистической надстройки, всей систе­мы общественного регулирования при социализме.

Правовое регулирование при социализме неотделимо от всей идеологии социалистического общества, марксизма-ле­нинизма — цельной и стройной системы философских, эко­номических и социально-политических взглядов.

Марксизм-ленинизм является идеологической основой правового регулирования, его механизма, обеспе­чивающего, эффективность воздействия права на общест­венные  отношения.

Марксистско-ленинская    теория    вскрывает    глубокие внутренние закономерности развития общества, его тенден­ции, перспективы и движущие силы. Теоретическая разра­ботка и своевременное   практическое решение новых проб­лем, выдвигаемых жизнью,— необходимое условие успеш­ного движения общества   к коммунизму.  Марксизм-лени­низм,     говорится    в    Отчетном     докладе     ЦК - КПСС XXIII съезду партии, всегда глубоко анализировал объек­тивные исторические процессы, классовую   борьбу   и   раз­рабатывал на этой основе теорию   и   тактику   революции, освещал путь строительства нового общества.

Благодаря марксистско-ленинской теории правотворче­ство при социализме носит научный характер. Марксист­ско-ленинская идеология предопределяет основные направ­ления развития социалистического права, эффективность правового  регулирования.

Марксизм-ленинизм как идеологическая основа право­вого регулирования влияет на его механизм и по другим каналам. Одним из* таких каналов являются социалистиче­ское правосознание и правовая культура, которые формя-

39


руются и развиваются   на основе   марксистско-ленинской теории   (см.   §  5,   гл.   111).

Идеология социалистического общества, марксизм-ленинизм обеспечивает с идеологической стороны беспе­ребойное действие механизма правового регулиро­вания.

Теория марксизма-ленинизма сама обладает могучей «регламентирующей силой» — вдохновляет трудящихся на борьбу за светлые идеалы коммунизма, определяет поведе­ние людей, их отношение к обществу, государству, друг к другу. Чем выше сознательность членов общества, тем полнее и шире развертывается их творческая активность в создании материально-технической базы коммунизма, в развитии коммунистических форм труда и новых отноше­ний между людьми и, следовательно, тем быстрее и успеш­нее решаются задачи строительства коммунизма. Поэтому «партия считает главным в идеологической работе на совре­менном этапе — воспитание всех трудящихся в духе высо­кой идейности и преданности коммунизму, коммунистиче­ского отношения к труду и общественному хозяйству, пол­ное преодоление пережитков буржуазных взглядов и нравов, всестороннее, гармоническое развитие личности, создание- подлинного богатства духовной культуры»1.

Развитие коммунистической сознательности, высокая идейность и преданность трудящихся идеалам коммунизма предопределяют добровольное соблюдение людьми юриди­ческих обязанностей, реальное и разумное осуществление субъективных   прав.

Марксистско-ленинская идеология влияет на беспере­бойное действие механизма правового регулирования не только непосредственно, но и опосредственно, в том числе через область эстетического, художественного воспитания людей. Воспитание в   людях чувства прекрасного, возвы-

1 «Программа Коммунистической партии Советского Союза»,    изд-во «Правда»,   1961,   стр.   116—117.

40


шенного, тонкого художественного вкуса, нетерпимости к безобразному — один из каналов упрочения социалистиче­ского правосознания, привычки к неукоснительному соблю­дению правил социалистического общежития, норм права.

2. Конкретной формой связи марксистско-ленинской идеологии с механизмом правового регулирования является юридическая   наука.

Марксистско-ленинская юридическая наука призвана разрабатывать научные основы государственного управле­ния и правового регулирования, исследовать закономерно­сти развития общенародного государства и права, содейст­вовать совершенствованию социалистической демократии, укреплению законности и правопорядка. ЦК КПСС в по­становлении «О мерах по дальнейшему развитию юриди­ческой науки и улучшению юридического образования в стране» поставил перед нашей юридической наукой ответ­ственные задачи, связанные с дальнейшим развитием пра­вовой надстройки, повышением эффективности правового регулирования, усилением активного наступления против буржуазной правовой и политической идеологии.

Хотя правовая наука не относится к юридической ча­сти надстройки, она вплотную примыкает к механизму правового регулирования и, более того, в определенной сте­пени подключается к действию его отдельных элементов.

Большое значение принадлежит юридической науке в области правотворчества  (см. § 3 гл. II).

Юридическая наука является одной из предпосылок, обеспечивающих точную и правильную реализацию юридических норм, в том числе и при осуществлении пра-вообеспечительной деятельности органов государ­ства. Первостепенное значение принадлежит здесь научно­му (доктринальному) толкованию юридических норм.

Доктринальное толкование — это разъяснение смысла нормативного юридического акта, которое дается учеными-юристами и квалифицированными практиками в непосред­ственной связи с определенными научными   воззрениями.

41


Значительное число монографий по специальным вопросам права, статей в сборниках, юридических журналах посвя­щено выяснению смысла тех или других нормативных юри­дических актов, отдельных правовых предписаний.

В силу своего авторитета, научной ценности доктри-нальное толкование непосредственно отражается на содер­жании и оформлении правоохранительных актов — следст­венных, юрисдикционных, прокурорско-надзорных. Судеб­ные решения по сложным уголовным и гражданским делам нередко выносятся судьями после тщательного изучения не только всех обстоятельств дела, но и юридической лите­ратуры по данному вопросу. В приговорах и решениях на­ших квалифицированных судей во многих случаях сказы­вается влияние данных юридической науки, результатов доктринального толкования.

Юридическая наука оказывает определяющее воздей­ствие на общественную жизнь не только через государство и право, но и через правосознание и правовую культуру. От уровня правовой культуры зависит эффективность пра­вового регулирования, полное и добросовестное выполне­ние возложенных на лиц юридических обязанностей, после­довательная борьба с правонарушениями, а отсюда — твердое и последовательное проведение в жизнь требова­ний социалистической законности.

3. Право представляет собой лишь одну из форм общественного регулирования. В любой общественно-эконо­мической формации наряду с правом и в неразрывном кон­такте с ним действуют и другие (неправовые) формы об­щественного регулирования, в том числе нормы нравствен­ности, неправовые нормы общественных организаций, неправовые  обычаи.

Соотношение между нормами права и неправовыми формами общественного регулирования зависит от особен­ностей данной общественно-экономической формации, рас­становки классовых сил, задач, выполняемых государством. В эксплуататорских формациях решающая роль принадле-

42


жит методам государственно-принудительного воздействия, которые (в сочетании с религией) в большой степени под­чиняют себе неправовые формы общественного регулиро­вания. В социалистическом обществе, в особенности после полной и окончательной победы социализма, повышается значение нравственных норм, норм общественных органи­заций, неправовых социалистических обычаев в организа­ции и охране общественных отношений. В этом, в частно­сти, и состоит одна из линий постепенного формирования единых правил коммунистического общежития.

Возрастание роли нравственных и иных неправовых форм регулирования в социалистическом обществе накла­дывает свою печать на социалистическое право, на меха­низм  правового  регулирования.

Нормы нравственности и неправовые нормы обществен- / ных организаций в ряде случаев не только вплотную при- \ мыкают к юридическим нормам, но и подключаются к д е й- \ с т в и ю нормативной основы механизма правового ; регулирования.

В нормативных юридических актах иногда устанавли­вается юридическая обязанность строго соблюдать правила социалистического (коммунистического) общежития. Об­щая обязанность соблюдать правила общежития преду­смотрена в Конституции СССР. В некоторых других нор­мативных актах эта обязанность находит и конкретизиро­ванное закрепление. Так, например, в Устав о дисциплине работников железнодорожного транспорта включено поло­жение, обязывающее работников транспорта «неуклонно соблюдать правила коммунистического общежития, с до­стоинством и честью вести себя, удерживать других от нарушения дисциплины и содействовать ее укреплению»1.

Нравственные принципы нередко являются критерием, способствующим    раскрытию    содержания     юридических

1 Статья 2 Устава о дисциплине работников железнодорожного транс­порта СССР (СП СССР 1964 г. № 13, стр. 91).

43


норм. Поэтому в нормах права в некоторых случаях содер­жится прямая отсылка к нормам нравственности. Напри­мер, ст. 61 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, регламентируя порядок высе­ления за невозможностью совместного проживания, ука­зывает, что противоправные действия съемщика или чле­нов его семьи должны выражаться в «систематическом на­рушении правил социалистического общежития».

Нравственные принципы дают возможность юридиче­ски квалифицировать некоторые действия (например, по существующим нормативным положениям брак расторгает­ся, если его сохранение противоречит принципам коммуни­стической морали), оценить личность гражданина (напри­мер, при решении уголовных дел) и т. п.

В социалистическом обществе правовая регламентация общественных отношений связывается с действием непра­вовых норм Коммунистической партии, массовых общест­венных организаций трудящихся (профсоюзов, кооператив­ных организаций и др.). В этом случае сила юридиче­ских норм соединяется с силой норм общественных орга­низаций.

Особое значение принадлежит в социалистическом об­ществе нормативным актам, которые иеходят от государст­венных органов и Коммунистической партии. В них соеди­нены юридические нормы и партийные директивы. Такое соединение значительно увеличивает общественное значе­ние и общественный авторитет единых партийно-правовых норм. Как справедливо подчеркнуто в литературе, «воле­вое содержание партийно-правовых норм образует един­ство воли партии и государства. Прямое и непосредственное выражение воли партии в партийно-правовых нормах при­дает им политическую заостренность, научную обоснован­ность, повышает их интеллектуальное содержание»1.

1 В. М. К о р е л ь с к и й, Правовые нормы и нормы общественных организаций, автореферат кандидатской диссертации, Свердловск, 1963,   стр.   16.

44


В социалистическом обществе общественные организа­ции трудящихся участвуют в индивидуальной ре­гламентации   общественных отношений.

Во многих случаях индивидуальная регламентация об­щественных отношений осуществляется совместно компе­тентными государственными органами и общественными организациями. Так, смета использования средств из фон­дов предприятия для улучшения культурно-бытовых усло­вий работников и совершенствования производства утвер­ждается совместно администрацией и фабзавместкомом; точно так же распределение жилья в домах ведомственного фонда производится администрацией предприятий совмест­но с профсоюзными организациями. В некоторых случаях общественные организации уполномочены государством совершать самостоятельные акты управления, имеющие значение для индивидуальной регламентации обществен­ных отношений (например, назначение фабзавместкомами пособий по временной нетрудоспособности).

Нормы нравственности и неправовые нормы обществен­ных организаций включаются в действие механизма право­вого регулирования на стадии реализации права, где они служат одним из критериев, определяющих пределы осуществления субъективных прав и ха­рактер исполнения юридических обязан­ностей.

Так, гражданские права не должны осуществляться в противоречии с их назначением в социалистическом обще­стве в период строительства коммунизма (ст. 5 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных рес­публик). Конкретизируя это общее положение, ч. II ст. 5 Основ устанавливает, что граждане и организации при осуществлении прав и исполнении обязанностей должны не только соблюдать юридические нормы, но и «уважать правила социалистического общежития и моральные прин­ципы общества, строящего коммунизм».

Моральные и общественные санкции используются при

45


обеспечении      реализации       субъективных прав    и   обязанностей.

В нормативных юридических актах последнего времени, в том числе в уголовном законодательстве, в ряде случаев устанавливается альтернатива, допускающая при наказа­нии правонарушителя выбор между мерами государствен­ного принуждения и мерами общественного воздействия. Эти меры воздействия выражаются не только в виде мо­рального осуждения, но и в виде определенных средств организационного воздействия со стороны общественных организаций (исключение из членов организации, объявле­ние выговора и т. д.)- Юридические санкции и меры обще­ственного воздействия могут применяться в совокупности, что создает дополнительные гарантии надлежащей реали­зации субъективных прав и обязанностей. Иногда здесь происходит своеобразное переплетение правовых и общест­венных начал, в частности мерам общественного воздей­ствия придается известное юридическое значение: преду­сматривается более строгая правовая ответственность в от­ношении лиц, вновь совершивших правонарушение после применения к ним мер общественного воздействия.

В советском законодательстве по некоторым правона­рушениям установлен порядок обязательного предваритель­ного применения мер морально-общественного воздействия (например, в отношении лиц, уклоняющихся от обществен­но полезного труда и ведущих антиобщественный парази­тический   образ  жизни).

Действие нравственных и иных неправовых форм регу­лирования социалистических общественных отношений не только включается в отдельные звенья механизма право­вого регулирования, но и, кроме того, создает общую ос­нову для полной и беспрепятственной реализации субъ­ективных прав, точного и неукоснительного соблюдения юридических обязанностей. Воспитание членов социали­стического общества в духе коммунистической нравствен­ности приводит к тому, что подавляющее большинство тру-

46


жеников исполняет нормы права вполне добровольно. Дей­ствие норм коммунистической нравственности, неправовых норм общественных организаций объективно служит сред­ством укрепления социалистического правопорядка, социа­листической законности и тем самым — средством эффек­тивной реализации юридических норм.

4. Выше кратко освещены некоторые связи в области социалистической надстройки, характеризующие право как органическую часть общественного регулирования при со­циализме.

Рассматриваемый вопрос может быть поставлен еще шире. Право является органической частью всей общест­венной системы социализма. В этом отношении необходимо прежде всего указать на связь права с базисом социали­стического общества и с социалистическим   государством.

Экономический базис — это первичная основа правового регулирования. Особенности производственных отношений в социалистическом обществе предопределяют не только необходимость правового регулирования, но и его характер, значение в жизни общества, конкретное со­держание. Экономические факторы и сами обладают опре­деленной регулирующей силой (таким фактором являются, например, начала материальной заинтересованности). По­этому правовое регулирование и в практической повседнев­ной жизни действует в контакте, сочетании с экономически­ми   факторами.

Социалистическое государство — это непо­средственная движущая сила механизма правового регули­рования. Органы государства издают юридические нормы, осуществляют индивидуальную регламентацию обществен­ных отношений, гарантируют при помощи правообеспечи-тельных актов надлежащую реализацию субъективных юридических прав и обязанностей. К деятельности госу­дарства в современных условиях все более присоединяется деятельность общественных организаций. Деятельность государства  и   общественных   организаций   представляет

47


собой не только непосредственный источник нормативной основы механизма правового регулирования, но и источник той «энергии», которая обеспечивает его функциониро­вание.

Однако рассмотрение связей правового регулирования с экономикой и государствам выходит за рамки настоящей работы. В частности, характеристика правового регулиро­вания с точки зрения деятельности государства охваты­вается, как уже отмечалось, самостоятельной проблемой — проблемой   структуры   правового регулирования.

Цель данной работы — выяснить механизм специ­альных юридических средств, обеспечивающих воздействие права на общественную жизнь, их соотноше­ние и специфические функции. Некоторые же связи право-. вого регулирования с идеологией и иными формами обще­ственного регулирования рассмотрены лишь в той мере, в какой это необходимо для последующего освещения ме­ханизма обеспечения эффективности воздействия права на общественные отношения и специальных средств пра­вового воздействия (юридических норм, нормативных ак­тов, правоотношений, индивидуальных актов, правосозна­ния  и  правовой   культуры).


 С   С.  Алексеев


Механизм обеспечения

эффективности воздействия

права на общественные

отношения

ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРЕДЕЛЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ПРАВА НА  ОБЩЕСТВЕННЫЕ   ОТНОШЕНИЯ

1. Право в социалистическом обществе — могучий инструмент осуществления задач со­циалистической революции и строительства коммунизма. Как уже отмечалось, из самой природы социалистического базиса, характе­ра экономических законов социализма сле­дует объективная необходимость значитель­ной активной творческой роли социалистиче­ского права. Эта необходимость подкрепляется теми возможностями, которые заложены в социалистическом праве, в том числе в его идеологической основе, в научности выра­женной в нем политики, в демократизме со­циалистического права и т. д.

Опыт строительства социализма и комму­низма в нашей стране со всей убедительно­стью подтвердил значение социалистического права как мощного рычага преобразования общественных отношений. По существу все мероприятия в области хозяйственного и культурного строительства в нашей стране так или иначе получали юридическое оформ­ление, в той или иной   степени опирались на

49


использование права как   инструмента   воздействия на об­щественные отношения.

Постановления мартовского и октябрьского (1965 г.) Пленумов ЦК КПСС требуют, чтобы все решения, в том числе решения, облекаемые в юридическую форму, строи­лись на строго научной основе. А это значит, в частности, что юридическая наука должна точно учитывать объектив­ные пределы воздействия права на общественные отноше­ния, те реальные возможности, которые заложены в нем как в инструменте осуществления задач строительства коммунизма.

Вопрос об объективных пределах воздействия права на общественные отношения представляет собой большую са­мостоятельную проблему, которая должна быть решена исходя из глубоких философских позиций, на основе обшир­ных конкретно-социологических исследований. В настоя­щей работе мы лишь укажем на следующие два аспекта этой  проблемы.

Во-первых, правовое регулирование должно не только выражать задачи и идеалы коммунистического строитель­ства, но и сообразовываться с реальными возможностями социалистического общества на данной ступени его разви­тия. Как подчеркивал К. Маркс, «право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества»1. Иными словами, в праве должны выражаться назревшие потребности общест­венного развития, для осуществления которых имеются не­обходимые материальные и духовные предпосылки.

Во-вторых, применение правовых рычагов для решения задач хозяйственного и культурного строительства долж­но в конечном итоге соответствовать общим перспективам развития государства и права при переходе нашего обще­ства к коммунизму. С этой точки зрения не все свойства

: К. М а р к с,   Ф. Энгельс,   Избранные произведения, т.  II, Гос-политиздат,   1955,   стр.   15.

50


t


и возможности правовой формы общественного регулиро­вания могут быть использованы с максимальной полнотой. В условиях общенародного государства «принудительные свойства» права как ©истемы норм, действие которой га­рантируется возможностью государственного принуждения, требуют осторожного их применения в органическом соче­тании с мерами общественного, морального воздействия. И в современных условиях, разумеется, не исключена не­обходимость усиления по некоторым правонарушениям юридической ответственности, более последовательного при­менения юридических санкций. Но главное внимание долж­но быть обращено на те свойства и возможности пра­вовой формы общественного регулирования, которые ха­рактеризуют ее как творческую, созидательную силу в прогрессивном развитии нашего общества. В частности, на данном этапе коммунистического строительства необходимо с максимальной полнотой использовать те правовые ин­ституты, которые дают возможность развивать творческую инициативу трудящихся масс, правильно и разумно приме­нять на практике начала материальной заинтересованно­сти в сочетании с духовными, моральными стимулами и т. п.

Характеристика объективных пределов воздействия права на общественные отношения в рамках темы настоя­щей работы затрагивает в основном вопрос об особенно­стях предмета правового регулирования. Для выясне­ния лгёханизма обеспечения эффективности правового регу­лирования необходимо прежде всего выяснить, каковы те возможности правового воздействия, которые заложены в самом предмете этого воздействия — в регулируемых пра­вом общественных отношениях.

Если требования экономического базиса, материальный и культурный уровень общества, характер назревших по­требностей общественного развития на данном этапе опре­деляют внутренние границы правового воздействия, его силу и   возможности  в  конкретных социально-экономиче-

4*                                                                                        51


ских условиях (интенсивные пределы), то объективные особенности общественных отношений, рассматривае­мые под углом зрения механизма правового регулиро­вания, определяют его внешние границы (экстенсивные пределы).

2. Под предметом правового регулирования понимают­ся те разнообразные общественные отношения, которые со­ставляют непосредственный объект юридического воздей­ствия.

В юридической науке предмет правового регулирования понимается и в более глубоком смысле. Так, при разгра­ничении юридических норм по отраслям права за основу берется предмет правового регулирования — ближайшее к праву неправовое, материальное основание. Здесь пред­мет правового регулирования рассматривается как выра­жение требований экономического базиса, в конечном счете определяющих деление юридических норм по отраслям права. Поэтому в данном случае главным и решающим в предмете правового регулирования является его глубинное социально-экономическое содержание. Оно и позволяет ис­пользовать предмет правового регулирования в указанных выше классификационных целях. Отдельные же конкрет­ные («фактические») отношения данного вида не имеют такого классификационного значения: они неразрывно свя­заны с действием права, во многих случаях являются ре­зультатом правового регулирования и уже в силу этого не могут определять содержание права, его внутреннее деление.

Иной подход необходим при характеристике предмета правового регулирования, рассматриваемого с точки зрения активного воздействия права на общественные отношения. Здесь предмет правового регулирования образует отдель­ные («фактические») отношения, которые могут быть объ­ектом непосредственной юридической регламен­тации.

Какие же общественные отношения могут быть предме-

52


том непосредственной правовой регламентации? Иными словами, каковы условия, необходимые для того, что­бы общественные отношения могли быть урегулированы правом?

Во-первых, предмет правового регулирования образуют общественные отношения, которые носят так или иначе в о-левой характер или во всяком случае имеют «волевую сторону». Как указывал К. Маркс, «помимо своих действий я совершенно не существую для закона, совершенно не яв­ляюсь его объектом»1. Право вообще воздействует на об­щественную жизнь через волю и сознание людей, через их волевое, осознанное поведение. «Право, регулируя,— пишет Б. В. Шейндлин,— воздействует на поведение, действия людей, оно обращено к их воле и сознанию»2.

Разумеется, общественные отношения обладают много­гранным, глубоким содержанием. Это содержание (в осо­бенности содержание материальных, экономических" отно­шений) является в той или иной степени объективным, не­зависимым от воли и сознания отдельных людей. Общест­венные отношения слагаются из действий людей, но к ним не сводятся3. Но так как данные отношения входят в об­ласть правового регулирования, они «обращены» к праву своей волевой стороной. И право регулирует эти отно­шения через их «волевую сторону».

Во-вторых, предмет правового регулирования образуют такие общественные отношения, которые могут быть опо­средствованы при помощи специфических юриди­ческих средств. Правовое регулирование достигает своих целей лишь тогда, когда с помощью специфических правовых средств оказывается возможным подвергнуть данные отношения внешнему контролю и вызвать к жизни

1   К. Маркс  и   Ф. Энгельс,  Соч., т. I, стр. 14.

2   Б.  В.  Шейндлин,   Сущность  советского  права,    изд-во     ЛГУ,
1959, стр.   108—109.

3   И.  Е. Ф а р б е р,   Рецензия на сборник  «Вопросы   общей    теории
советского права»  («Правоведение»   1961  г. № 4, стр.   146).

53


требуемое правом поведение лиц, к которым обращены юридические   нормы1.

Общественные отношения, регламентируемые правом, способны непосредственно, т. е. сразу, немедленно вслед за наступлением необходимых жизненных обстоятельств, пре­дусмотренных в юридической норме, реагировать на право­вое   воздействие.

3. Характеристика условий, необходимых для того, что­бы общественные отношения могли быть урегулированы правом, и позволяет с устойчивых теоретических позиций определить объективные пределы правового регу­лирования.

Общественные отношения, в содержании которых опре­деляющую роль играют объективные моменты (т. е. неза­висимые от воли и сознания отдельных людей), не могут быть целиком урегулированы в правовом порядке. Как уже отмечалось, юридические нормы регламентируют их через «волевую   сторону».

Ряд общественных отношений не может быть предме­том правового регулирования потому, что данное поведение людей не допускает внешнего контроля и не может быть обеспечено (вызвано) при помощи специфических право­вых средств, в частности при помощи государственного принуждения в случае уклонения поведения лица от требо­ваний юридической нормы. Такого рода отношениями яв­ляются, например, личные связи между людьми в области любви, дружбы, товарищества. Вне сферы правовой регла­ментации находится личное, субъективное отношение че­ловека к окружающей действительности, поскольку оно не выражено в действиях. Не могут быть предметом правового регулирования внутрипартийные отношения.

Исходя из особенностей регулируемых правом общест­венных отношений, можно понять, почему пределы право-

1 О. С. Иоффе   и   М.  Д. Шаргородский,     Вопросы   теории права,   Госюриздат,   1961,   стр.   87—88.

54


вого воздействия ограничены не только объективными, но и  субъективными  возможностями  разумной  человеческой

деятельности1.

Пределы правового регулирования общественных отно­шений ограничены не только объективными свойствами этих отношений; для марксистско-ленинской юридической науки важно подчеркнуть, что пределы правового регули­рования  материально  обусловлены.

Правовым регулированием охватываются лишь такие общественные отношения, которые в данных социально-эко­номических условиях объективно требуют право­вого регулирования. В социалистическом обществе сущест­вуют отношения, принципиально допускающие юридиче­скую регламентацию, но в современных условиях не нуж­дающиеся в ней. В число отношений такого рода входят не­которые личные имущественные отношения между гражда­нами, отношения по шефской помощи и др.

4. Одним из наиболее трудных вопросов, связанных с

ассмотрением предмета правового регулирования, являег-

я вопрос   о характере и путях юридического воздействия на производственные, экономические отношения.

В советской юридической литературе совершенно пра­вильно обращено внимание на то, что пределы правового регулирования идеологических отношений и отношений, имеющих материальное содержание, неодинаковы2.

Право непосредственно регулирует значительный круг идеологических отношений. Последние целиком имеют во­левой характер. Они складываются, проходя через волю и сознание людей; их содержание материально обусловлено экономическим базисом лишь в конечном счете. Поэтому идеологические отношения могут быть полностью опосред­ствованы правом, которое обладает здесь весьма значитель­ными   возможностями,

1 Л. С. Явич, Проблемы правового регулирования советских обще­
ственных отношений, Госюриздат, 1961, стр. 24.

2 Т а м ж е,  стр. 80—87.

65


Иную картину мы видим при регулировании обществен­ных отношений, имеющих материальное содержание (иму­щественных, трудовых, земельных, финансовых). Это содер­жание непосредственно ограничено существующей системой производственных отношений, действием экономических законов. Следовательно, правовое регулирование отноше­ний, имеющих материальное содержание, поставлено в бо­лее  жесткие  объективные  рамки1.

Но здесь возникает вопрос, вызвавший в последние го­ды в литературе немало споров: что же представляют из себя эти разнообразные имущественные, трудовые, земель­ные, финансовые отношения. Можно ли рассматривать их в качестве производственных, экономических.

Марксизм-ленинизм понимает под производственными I     отношениями такие.общественные связи, которые характе-\    ризуют экономическую структуру общества, формы собст­венности, положение   социальных групп (классов), иными |     словами,     общественное    бы т и е.    Поэтому    произ-I     водственные     отношения,     подчеркивали     К.    Маркс    и В. И. Ленин,   складываются   не   проходя   через   с о-, * знание   людей.   Но если производственные отношения v имеют объективный характер и складываются помимо со­знания людей, то каким же образом право может их регу­лировать?

Характеризуя механизм воздействия права на произ­водственные отношения, Н. Г. Александров пишет: «Про­изводственные отношения всегда находят свое непосредст­венное выражение в разнообразных волевых отношениях людей, участвующих в общественном производстве, рас­пределении и обмене производимых продуктов»2.   Ту  же

1   Л. С. Я в и ч,  Проблемы правового регулирования советских общест­
венных отношений, Госюриздат,   1961, стр.  80—87.

2   Н.  Г. Александров, Правовые  и производственные  отношения
в социалистическом обществе («Вопросы философии»  1957 г. № 1,
стр.   45).

56


мысль подчеркивает автор и в другой работе: «Конкретное экономическое (хозяйственное) отношение между о т д е л ь-ными лицами представляет собой волевое выраже-ние объективных производственных отношений данного общества»1.

В приведенных положениях, которые получили под­держку со стороны ряда авторов2, содержится ключ к ре­шению рассматриваемого вопроса. Право способно активно воздействовать на экономику, производственные отноше-ния потому, что последние опосредствуются волей людей и, следовательно, имеют волевую сторону. Право и регулирует экономические отношения через их волевую сторону. Тем самым право воздействует и на общественное бытие, на производственные отношения в целом.

Важно подчеркнуть, что конкретные отношения как не­посредственный предмет правового регулирования не отры­ваются от производственных отношений, не противопостав­ляются им3, не характеризуются как нечто такое, что существует наряду с ними4. Они рассматриваются как волевое   выражение   производственных отношений,

1   Н. Г. Александров,    Право и законность в период разверну­
того строительства коммунизма. Госюриздат,   1961, стр.   185.

2   См., в частности,   С. Н.  Б р а т у с ь,   Имущественные  и  организа­
ционные отношения и их правовое регулирование в СССР (сб. «Воп­
росы общей теории советского права», Госюриздат,  1960, стр.    67
и   ел.).

3   К сожалению, именно со ссылкой   на   противопоставление конкрет­
ных экономических (имущественных) и производственных отношений
отдельные  авторы  пытаются  оспорить   характеристику   первых    из
указанных отношений  в качестве волевых   (см.    В.  А.  Тархов,
О понятии имущественных отношений, «Правоведение» 1962 г. № 3,
стр.   26   и   ел,)*

4   Именно   так   оценивает позицию С. Н. Братуся и его сторонников
Ю. К. Толстой. Он решительно критикует авторов, которые, по его
мнению, рассматривают «имущественные отношения в качестве осо­
бых волевых отношений, существующих наряду с производственны­
ми и правовыми отношениями...» (Ю- К. Толстой,   Понятие пра­
ва собственности, сб. «Проблемы гражданского и административного
права», изд-во ЛГУ, 1962, стр. 146). Такая интерпретация «волевой
теории»      имущественных      отношений      справедливо     отвергнута
С. Н. Братусем  (С. Н. Братусь,   Предмет и система советского
гражданского права, Госюриздат,  1963, стр. 27—28).

57


как их «волевая сторона». Речь, следовательно, идет о различиях, о соотношении целого и ча­сти, общего и отдельного, содержания и формы.

Это значит, что конкретные экономические (имущест­венные, трудовые, земельные, финансовые) отношения ме­жду отдельными лицами не причисляются к разряду идео­логических, надстроечных. Они по своей основе обладают материальным содержанием и, следовательно, в общем от­носятся к области материального производства, распреде­ления, обмена, потребления. «...Конкретные волевые эконо­мические акты (например, акты обмена товаров),—под­черкивает С. Н. Братусь,— будучи проявлением и вме­сте с тем источником формирования производственных отношений данного общества, должны рассматриваться как их необходимый элемент, а не как идеологические отношения»1.

Основные недоразумения при обсуждении рассматри­ваемого вопроса возникают главным образом в результате многозначности и известной неопределенности применяемой здесь терминологии. Авторы, исследующие механизм воз­действия права на экономику, не всегда сопровождают нужными пояснениями применение термина «волевое». Это создает иногда представление о том, что в данном случае происходит отождествление базисных и надстроечных яв­лений2.

Вместе с тем нужно считаться и со сложившейся науч­ной терминологией. В философской литературе термин «вс-

1  С. Н. Братусь,   Предмет и система советского гражданского пра­
ва, Госюриздат, 1963, стр. 13. Несколько дальше автор убедительно
возражает против отождествления «волевого» с «идеологическим» и
тем самым с «надстроечным». «...Конкретные экономические акты —
волевые, но не идеологические»  (стр.   14).

2  С такого рода позиций написано письмо В. В. Малькевич «Об одной
правовой  конструкции»   («Вопросы     философии»     1965   г.       6,
стр. 139—141). Правильно указав на необходимость уточнения тер­
минологии, автор затем неожиданно пытается найти здесь «методоло­
гические   ошибки».

58


левое» (применительно к отношениям) понимается по большей части как синоним термину «идеологическое». Между тем при характеристике конкретных экономических отношений этот термин означает только одно, а именно то, что регулируемые правом отношения, в том числе и мате­риальные, неразрывно связаны с волей и сознанием лю­дей, так или иначе выражаются в волевых актах и потому \ способны реагировать на правовое воздействие.

Разумеется, всякая научная терминология должна быть в достаточной степени определенной. С этой точки зрения есть основания подумать над рационализацией и уточне­нием используемых в данном случае терминов. Возможно, при освещении предмета правового регулирования лучше говорить только о «волевой стороне» производственных отношений или их «волевом характере», а не применять вы­ражение   «волевые  отношения».

Но так или иначе говорить о волевом характере экономических отношений или о их волевой стороне необ­ходимо. Это — принципиальный, методологический воп­рос, характеризующий механизм воздействия права на экономику.

Авторы, отрицающие волевой характер конкретных эко­номических отношений, их волевую сторону, не замечают, насколько велики затруднения, которые встают перед ними при последовательной защите отстаиваемых ими позиций. Им приходится объявлять производственным каждое, от­дельно взятое отношение по денежным расчетам, страхо­вым операциям, трудовым соглашениям, пенсионному обес­печению, наследованию и т. д. Они существенно ограничи­вают роль правового регулирования, трактуют его только как средство закрепления и упорядочения общественных отношений. Но это не спасает положения: какой бы смысл\ ни вкладывать в слово «регулирование», получается, что! право играет роль определяющей силы непосредственно по отношению к экономическому базису. Наконец, указанные авторы оставляют совершенно открытым вопрос о меха-

59


н и з м е воздействия права на экономику, на производст­венные  отношения1.

При внимательном анализе выдвигаемых упомянутыми авторами критических возражений становится ясным, что эти возражения имеют, как уже отмечалось, в основном терминологический характер. Так, например, Л. С. Явич признает, что отдельное экономическое отношение «необ­ходимо связано с волей участников этого отношения»2 и что производственные отношения складываются из бесчис­ленных отдельных отношений между конкретными лица­ми, проявляющими свою волю в качестве участников про­изводства, распределения и обмена3. Признается также, что в экономических отношениях обнаруживается единст­во объективного и субъективного4, что нельзя начисто исключать из производственных отношений волю и созна­ние людей5, что «общественно^производственные отноше­ния выражаются в актах волевого поведения людей»6 и что экономические отношения «опосредствуются в той или иной  степени  волей  людей...»7.

Но в этом и состоит вся суть вопроса. Нужно лишь по-

1   Напротив, одной из наиболее сильных сторон идеи о волевом харак­
тере имущественных отношений «является то, что она дает возмож­
ность правильно вскрывать и научно обосновывать механизм право­
вого регулирования общественных отношений, показать роль и место
в этом механизме различных «инструментов»  регулирования  (норм
права, правоотношений и др.)» (О. А.  Красавчиков,   Рецензия
на книгу С. Н. Братуся «Предмет и система советского гражданского
права», «Советское государство и право» 1964 г. № 9, стр. 155).

2   Л. С. Я в и ч, Проблемы правового регулирования советских обще­
ственных отношений, Госюриздат, 1961, стр. 83—84.

Л. С. Явич, Новая книга по общей теории советского права («Со­ветское государство и право»  1962 г. № 4, стр.  140).

4   О.  А.   Красавчиков,    Советская   наука   гражданского    права
(«Ученые труды Свердловского юридического    института», т.    VI,
Свердловск,    1961,   стр.    182).

5   В. А. Т а р х о в,   О понятии имущественных   отношений    («Право­
ведение»  1962 г. № 3, стр. 32).

Ю.   К. Толстой, Понятие права собственности   (сб.  «Проблемы гражданского и административного права», изд-во ЛГУ,   1962, стр.

146).  См.  также  его  работу  «К  теории  правоотношения»,    изд-во

•АГу, 1959, стр. 8.

В. В. Малькевич,   Об одной правовой конструкции,   «Вопросы

философии»   1965 г. № 6, стр.   139.


казать, в чем реально выражается субъективное в произ­водственных отношениях, какова общественная природа ак­тов   волевого  поведения.

Вопрос о том, как квалифицировать конкретные эконо­мические акты  волевого поведения,  относится   к области философской и экономической наук.   Это,   разумеется, не «правовая конструкция». Юристы обратились к рассматри­ваемому вопросу только потому, что в философской и эко­номической литературе он не нашел еще   достаточно   раз­вернутого освещения.  В конечном счете для науки права важно обоснование того, что конкретные экономические отЦ ношения между отдельными лицами   необходимо   связаны} с волей их участников и что производственные отношения ) выражаются в конкретных актах волевого поведения лщ^

Обоснования приведенных выше теоретических положе­ний уже достаточны для того, чтобы охарактеризовать су­щественные моменты воздействия права на экономику, на производственные отношения, определить объективные пределы  этого  воздействия:

1)           право не может полностью охватить своим непо­
средственным регулированием отношения, имеющие мате­
риальное содержание, ибо материальное содержание обще­
ственных отношений складывается, не проходя через волю
и  сознание  людей;

2)     право тем не менее активно воздействует на произ­
водственные отношения,  на материальное содержание об­
щественных отношений,   но    воздействует   через     акты .
волевого поведения людей,   через субъективное в произ­
водственных отношениях, их волевую сторону;

3)     право в регулировании отдельных волевых     актов
(субъективного в производственных отношениях) обладает
большими творческими возможностями, которые не огра­
ничиваются упорядочением  и   закреплением    конкретных
экономических отношений;  отсюда и  большие творческие
возможности в правовом воздействии на производственные
отношения,   на  экономику.

61


«ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ» ВОЗДЕЙСТВИЯ ПРАВА НА ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

1. Особенности регулируемых правом общественных от­ношений и прежде всего их волевой характер позволяют определить «посредствующее звено», связывающее правовое регулирование с тем социальным эффектом, на достижение которого оно направлено. Речь идет о «психологиче­ском   механизме»   правового регулирования.

В специальных правовых исследованиях нередко можно встретить утверждения о том, что социалистическое пра­во — это средство «развития технического прогресса», «развертывания капитального строительства», «организа­ции специализации и кооперирования в промышленности» и т. п. Действительно, социалистическое право выполняет указанные задачи коммунистического строительства, свя­занные с созданием материально-технической базы комму­нистического  общества.

Однако было бы ошибочным полагать, что право может быть охарактеризовано в качестве непосредственного эко­номического инструмента общественного развития. Право само по себе ничего не может создать, построить. Право — это такой инструмент регулирования общественных отно­шений, который действует через волю и сознание людей.

Именно поэтому советская юридическая наука рассмат­ривает в качестве предмета правового регулирования обще­ственные отношения, обладающие в той или >иной степени волевым характером. Регулируя общественные отноше­ния, право тем самым воздействует на волевое поведение людей, которое образует содержание данных отношений.

Правда, в некоторых случаях цепь «посредствующих звеньев», связывающих правовое регулирование с данным социальным эффектом, оказывается более сложной. Так, непосредственный результат издания юридических норм может наступить иногда и независимо от волевого поведе-

62


ния людей (таковы, в частности, юридические нормы, изме­няющие правовое положение тех или других субъектов, правовой режим вещей и др.). Однако и здесь в конечном счете определенный социальный эффект наступает лишь тогда, когда осуществленные преобразования в правовой сфере затронут волевое поведение людей. О. С. Иоффе пра­вильно пишет, что «нормы социалистического права, бес­спорно, призваны к выполнению творческой роли, которая, однако, выражается не в создании или преобразовании реальных общественных отношений, а в стимулировании поведения людей, единственно способных обеспечить на­ступление таких социально значимых результатов»1.

2. Существенная черта «психологического механизма» воздействия права на общественные отношения состоит в том, что правовое регулирование способствует формирова­нию и развитию мотивов поведения, предусмотренного в юридических нормах. «Нормы права,— пишет С. Ф. Ке-чекьян,— не только указывают на определенный образ дей­ствия граждан как на правомерный, одобряемый государ­ством.., но и вызывают в сознании граждан решающие мотивы в пользу этого поведения...»2.

Волевое, осознанное поведение людей — это всегда по­ведение, основанное на определенных мотивах, внутренних-побудительных силах. Мотивы поведения могут иметь орга­нически внутренний, «естественный» характер, т. е. непо­средственно опираться на потребности и интересы людей и их коллективов, соответствовать их образу жизни и мыш­ления. В то же время мотивы волевого    поведения   могут

1  О. С. Иоффе,   Юридические нормы и человеческие поступки  (сб.
«Актуальные вопросы советского гражданского права», «Юридиче­
ская   литература»,   1964,   стр.   12).

2  С. Ф. Кечекьян,   Правоотношения в социалистическом обществе,
изд-во  АН  СССР,     1958,    стр.     10.     «Правовая     норма,— пишет
Р. О. Халфина,— создает определенный стимул для определенного
поведения»   (Р. О. Халфина,  О формах воздействия социалисти­
ческого права на экономику, «Советское государство и право» 1961 г.
   11,  стр.   44).

63


формироваться и развиваться с помощью внешнего воздей­ствия  и  влияния.

Воздействие права на волевое поведение людей связано с внешним воздействием на формирование и развитие мо­тивов поведения, их стимулированием. В социалистическом обществе предписания юридических норм согласуются с внутренними потребностями и интересами людей. На этом основано сознательное, добровольное исполнение юридиче­ских норм абсолютным большинством субъектов права. Но нормы социалистического права для того издаются, чтобы стимулировать формирование и развитие таких моти­вов поведения, которые обеспечивают органическое соче­тание интересов отдельного субъекта с интересами общест­ва в целом, прогрессивное, поступательное развитие социа­листического общества, его перерастание в коммунизм1.

В качестве мощной идеологической силы право выполняет свою роль стимулятора в формировании и раз­витии мотивов поведения тем же путем, каким действуют и другие средства идеологического влияния,— путем подъема сознательности людей, внедрения в их сознание убежден­ности в разумности и целесообразности юридических норм, их необходимости в данной конкретной исторической обста­новке. Существенное значение принадлежит здесь воспита­нию привычки и внутренней потребности соблюдать прави­ла социалистического общежития — тех побудительных мо­тивов, которые станут решающими средствами обеспече­ния правил общежития в коммунистическом обществе.

'1 Р. А. Сафаров пишет: «При сложившемся убеждении гражданин в социалистическом обществе относится к правовым нормам как к актам, выражающим его собственную волю. Такое совпадение инди­видуальной воли с общественной служит социально-психологической гарантией того, что он действует по своему убеждению. Но и здесь имеет место сложное психическое отношение к правовому акту, которое исключает простое рефлекторное действие по схеме «сти­мул— реакция» (Р. А. Сафаров, Общественное мнение и обще­народное право, «Советское государство и право» 1964 г. № 4, стр.  89).

64


Более сложны специфические пути воздействия права на формирование и развитие мотивов поведения лю­дей. Их особенности зависят от характера поведения, пре­дусмотренного  в   юридических нормах.

В соответствии с требованиями юридических норм лю­ди и их коллективы либо совершают положительные действия, либо воздерживаются от совершения действий, либо претерпевают поведение других лиц (в области юридической ответственности).

Обеспечение пассивных форм поведения (воздержания от действия, а также в значительной мере — претерпева­ния) достигается главным образом при помощи формиро­вания и развития сдерживающих мотивов пове­дения. Такую роль право играет, в частности, при уста­новлении общих и специальных запретов совершать дейст­вия определенного рода. Этим обеспечиваются необходи­мые возможности для реального и беспрепятственного осу­ществления субъективных прав, а также ставится преграда к возникновению таких общественных отношений, которые не соответствуют интересам социалистического общества. Аналогичное значение принадлежит возложению на лиц, совершивших правонарушение, обязанности претерпевать установленные для него меры юридического, государствен-ноправового и общественного воздействия.

Итак, юридические средства, обеспечивающие форми­рование и развитие сдерживающих мотивов поведения, в общем однотипны. Это — главным образом возложение на лиц запретов, т. е. обязанности воздерживаться от дейст­вий определенного рода. Исполнение указанных обязанно­стей гарантируется разнообразными мерами юридической ответственности, в том числе и мерами уголовноправовой ответственности.

65

Однако творческая роль права в жизни социалистиче­ского общества не исчерпывается тем, что обеспечивается пассивная форма поведения людей. Последняя имеет суще­ственное значение преимущественно   для    закрепления    и

5 С.  С.  Алексеев


охраны социалистических общественных отношений. К то­му же, как правило, громадное большинство людей в социа­листическом обществе воздерживается от действий, запре­щенных правом, в силу моральных стимулов, высокой соз­нательности, выработанной органической потребности со­блюдать правила коммунистического общежития. Специ­альное значение правовые стимулы имеют здесь в основ­ном для морально неустойчивых людей, лиц, зараженлых антиобщественной, индивидуалистической психологией,

Творческая роль социалистического права состоит прежде всего в том, чтобы стимулировать развитие социалистических общественных отношений в соответствии с задачами коммунистического строительства. Иными сло­вами, социалистическое право в соответствии с требовани­ями социалистического базиса должно обеспечить активные формы поведения людей и, следовательно, формирование и развитие побудительных мотивов к активно­му   поведению.

Каковы же юридические средства, обеспечивающие фор­мирование и развитие побудительных мотивов к активному поведению? Основное значение принадлежит здесь возло­жению обязанностей к активному поведению (предписание к активному поведению) и предоставлению права на совер­шение положительных действий  (дозволение).

Возложение обязанностей к активному поведению с правовой стороны представляет собой наиболее на­дежное средство, обеспечивающее развитие общественных отношений. Право с полной определенностью и категорич­ностью может стимулировать формирование и развитие побудительных мотивов к активному поведению путем воз­ложения на лиц обязанности совершать положительные действия (передать имущество, произвести известные ра­боты, организационные действия и др.). В социалистиче­ском обществе эти обязанности согласуются с моральными обязанностями, с внутренними побудительными мотивами поведения людей и их    коллективов — материальными    и


духовными стимулами. Но все же право здесь непосредст­венно гарантирует наступление определенных последствий (хотя в ряде случаев при неисполнении обязанностей к ли­цам возможно применение таких мер государственно-при­нудительного воздействия, которые являются лишь извест­ным «заменителем» исполнения обязанности, например возмещение убытков, уплата неустойки).

Иное значение имеет предоставление права на совер­шение положительных действий (дозволение). Само по се­бе предоставление права на положительные действия (и одновременно возложение обязанностей на других лиц воз­держиваться от нарушения права) направлено на то, чтобы закрепить общественные отношения. В то же время этот способ регулирования в определенной мере способствует также формированию и развитию побудительных мотивов к активному   поведению.

Предоставление определенных прав может прежде всего снимать сдерживающие мотивы поведения людей. В прин­ципе в социалистическом обществе люди и их коллективы совершают любые действия, поскольку они не запрещены нормами права (и не противоречат принципам коммунисти­ческой нравственности, неюридическим нормам обществен­ных организаций, социалистическим обычаям). Но при оп­ределенной степени урегулированности некоторых групп общественных отношений принцип регулирования изме­няется: лицо может совершать те действия, которые пря­мо предусмотрены нормами права. Именно в преде­лах этих групп общественных отношений с наибольшей яр­костью и силой проявляется активная роль рассматривае­мого способа регулирования. Предоставление лицу субъек­тивного права снимает установленный ранее запрет (сдер­живающий мотив), для лица открывается путь к опреде­ленному поведению — к совершению тех или иных положи­тельных действий. Например, предоставление предприяти­ям более широких прав на самостоятельную реализацию продукции служит условием для того, чтобы предприятия

5*                                                                                         67


с большей энергией и инициативой действовали по заклю­чению хозяйственных договоров, предпринимали меры к налаживанию взаимоотношений со своими контрагентами и т. д.

Однако сами по себе отмена запрета и предоставление права на положительные действия не могут служить побу­дительной причиной к активному поведению людей. Для этого нужна определенная материальная или духовная по­требность. Субъективное право на положительные действия (и корреспондирующая ему пассивная обязанность), за­крепляя данные отношения, создает лишь условия, юриди­ческие возможности для совершения активных действий и именно таким путем способствует формированию и разви­тию материальных и духовных побудительных мотивов.

Существуют также и своеобразные (смешанные) пути правового воздействия на формирование и развитие побу­дительных мотивов к активному поведению. Один из них — установление компетенции соответствующих органов и должностных лиц. В компетенции властные права тесно связаны с обязанностями выполнить поставленные задачи. Причем властные права состоят в предоставленной госу­дарственному органу или органу общественности возмож­ности своими односторонними действиями (актами) по­рождать, изменять или прекращать конкретные правоот­ношения1 и, следовательно, конкретно обязывать опреде­ленных лиц как к активному, так и к пассивному поведе­нию. Обязанности же иных лиц не сводятся только к воз­держанию от нарушения: они, кроме того, должны испол­нять веления государственного органа или компетентной общественной организации. Таким образом, здесь компе­тентный орган не только вправе, но и обязан совершить предусмотренные действия, а иные лица также в конечном счете могут обязываться к активному поведению. Вот поче-

1 А. В. М и ц к ев и ч,  Субъекты советского права, Госюриздат, 1962, стр.   120—130.

68


му установление компетенции соответствующих органов уже само по себе порождает известные побудительные мотивы к активному поведению, способно вызвать опре­деленный эффект в общественной жизни. Таким путем, в частности, осуществляется регулирование хозяйственных отношений и прежде всего распоряжение со стороны орга­нов государства материальными ресурсами и направление трудовой  деятельности  граждан1.

3. Характеристика «психологического механизма» пра­вового регулирования дает возможность наметить пути для решения некоторых практических вопросов, связанных с правотворческой деятельностью социалистического госу­дарства, усилением эффективности социалистического права.

Формулирование воли законодателя в нормативных актах должно производиться с учетом особенностей тех мотивов, на формирование и развитие которых направлены данные юридические нормы. Установить ли запрет, возло­жить ли на лиц обязанность активного поведения или же предоставить лицам субъективное право на положительное действие (дозволение) — все эти варианты формулирова­ния норм права носят не технический, а социально-полити­ческий характер. Они связаны с особенностями правового воздействия, с формированием и развитием тех или иных мотивов поведения и в конечном счете с эффективностью правового регулирования. Тот или другой вариант построе­ния нормативных положений не только влияет на эффек­тивность средств правового воздействия, но и сказывается на их роли в коммунистическом воспитании, на их соот­ветствии процессу формирования нового человека, разви­тия  коммунистической  сознательности.

Решение задач по охране и закреплению социалистиче­ских общественных отношений, по   налаживанию    четкого

1 Р. О. X а л ф и н а, О формах воздействия социалистического права на экономику («Советское государство и право» 1961 г. № 11, стр. 41—42).


порядка и строгой дисциплины обеспечивается главным об­разом установлением запретов, мер юридической ответст­венности. Таким путем формируются и развиваются сдер­живающие мотивы, вырабатываются стойкие привычки к поведению, соответствующему правилам коммунистическо­го общежития. Существенную роль играют здесь нормы социалистического уголовного права, а также правовые институты, регулирующие административную и дисципли­нарную ответственность. Социалистическое государство и в современных условиях в ряде случаев расширяет область юридических запретов, усиливает правовую ответствен­ность граждан и социалистических организаций. Но по мере продвижения социалистического общества к комму­низму будет неуклонно возрастать значение моральных и непосредственно общественных стимулов, обеспечивающих неприкосновенность социалистических общественных отно­шений, четкий порядок и строгую дисциплину в обществе. «В процессе перехода к коммунизму,— говорится в Про­грамме КПСС,— все более возрастает роль нравственных начал в жизни общества, расширяется сфера действия мо­рального фактора и соответственно уменьшается значение административного регулирования взаимоотношений меж­ду  людьми"»1.

Каковы же пути развития в современных условиях по­будительных мотивов к активному поведению, обеспечиваю­щих поступательное развитие социалистических обществен­ных отношений, их перерастание в коммунистические?

Если исходить из возможностей, заложенных в самой юридической форме общественного регулирования, то, еле-дует- ук-азаТь прежде всего на наиболее прямой путь -у- воз­ложение на лиц юридических обязанностей к активному поведению. Именно таким путем право в повседневной практической  деятельности  может   обеспечить    требуемое

1 «Программа Коммунистической партии Советского Союза»,    изд-во «Правда»,   1961,   стр.   119,

70


активное поведение людей. В социалистическом обществе этот способ регулирования еще долго сохранит существен­ное значение. Велика его роль в области хозяйственной жизни. Хозяйственное планирование выражается с право­вой стороны в возложении на предприятия и организации точных, рассчитанных по срокам заданий, т. е. обязанно­стей к активным положительным действиям. И в других областях общественных отношений содержится значитель­ное число норм, устанавливающих строго определенные, точные обязанности субъектов к активному поведению.

Однако практика социалистического и коммунистиче­ского строительства в нашей стране показывает, что при всем громадном значении права в жизни социалистического общества оно далеко не единственное средство в развитии социалистических общественных отношений. В ряде случа­ев нужные практические результаты могут быть достигнуты с большей эффективностью, если роль правового регулиро­вания ограничивается только закреплением и охраной обще­ственных отношений, а их развитие обеспечивается главным образом с помощью внеправовых -U материальных и духов­ных — стимулов.

Марксизм-ленинизм никогда не рассматривал право, правовое регулирование как самоцель. Коммунистическая партия ставят своей задачей использовать прежде всего материальную заинтересованность людей, моральные и иные духовные мотивы к активному поведению, обеспечи­вающие быстрый подъем экономики, развитие социалисти­ческих производственных отношений, рост и укрепление коммунистической   сознательности.

Особо существенное значение приобретают в социали­стическом обществе нормы права, непосредственно закреп­ляющие определенные материальные и моральные стиму­лы. Здесь предоставление прав на известные положитель­ные действия прямо связывается с формированием матери­альных и моральных стимулов. При этом на практике очень часто применяется комплексное регулирование, когда возло-

71


женйе обязанностей на положительные действия (выпол­нить плановые задания, произвести работы, улучшить ка­чество изделий и т. д.) соединяется с предоставлением прав (на получение премий, дополнительных вознаграждений, нематериальных поощрений и др.)- Комплексное регулиро­вание тем более оправдано, что и юридические средства, направленные на обеспечение исполнения обязанностей со­вершить положительные действия, также все больше свя­зываются с определенными материальными и духовными стимулами: поощрениями и наградами в случае успешного выполнения и перевыполнения возложенных обязанностей, заданий, а с другой стороны — мерами материального воз­действия в случае их неисполнения или ненадлежащего исполнения1.

Отмеченная выше тенденция с особой четкостью прояв­ляется в области правового регулирования хозяйственных отношений. Поэтому здесь «нормативное администрирова­ние все более и более вытесняется комплексным, экономи­чески и политически наиболее целесообразным регулирова­нием отношений, обеспечивающих материальную и мораль­ную заинтересованность каждого госоргана в наиболее це­лесообразном с общегосударственной точки зрения реше­нии  хозяйственных  вопросов»2.

1 Интересно,  что  в  некоторых  случаях  комплексное     регулирование
оказывается   еще   более  сложным.  Иногда  условием   для  развития
побудительных мотивов к активному поведению могут быть и запре­
ты. Например, для   более широкого   использования промышленных
отходов в производстве товаров народного потребления Совет Ми­
нистров СССР запретил   предприятиям   «сдавать заготовительным
организациям  в  качестве  вторичного  сырья  или  металлолома  про­
мышленные отходы, которые могут быть использованы как сырье и
материалы  для  выпуска   товаров    народного    потребления...»    (СП
СССР 1964 г. № 13, ст. 88, п. 1). И тут же установлен материаль­
ный стимул — металлоотходы, использованные для производства по­
требительских товаров, «засчитываются в выполнение плана сдачи
лома   черных   металлов»   (п.   2).

2 В. К.  Мамутов,   Программа   КПСС и  регулирование  компетен­
ции госорганов в решении хозяйственных вопросов  (сб. «Советское
государство и право в период развернутого строительства коммуниз­
ма», Харьков,   1962,  стр.   104).

72


Решительные шаги в рассматриваемом направлении сде­ланы в последнее время. С целью улучшения управления промышленностью, совершенствования планирования и усиления экономического стимулирования промышленного производства сентябрьский (1965 г.) Пленум ЦК КПСС и принятые на его основе нормативные юридические акты не только усилили ответственность предприятий за выполне­ние государственных заданий, но и расширили комплекс прав, предоставляемых предприятиям и хозяйственным объединениям. Пленум признал «целесообразным устра­нить излишнюю регламентацию деятельности предприятий, сократить число плановых показателей, утверждаемых предприятиям сверху, наделить их необходимыми средст­вами для развития и совершенствования производства, улучшить использование таких важнейших экономических рычагов, как прибыль, цена, премия, кредит». В соответ­ствии с хозяйственной реформой 1965 года промышленные предприятия получили значительные права, связанные с системой экономического стимулирования. Эти права, за­крепленные в Положении о социалистическом государст­венном производственном предприятии, обеспечивают пол­ное использование начал материальной заинтересованности в интересах строительства коммунизма. В частности, разви­тие производства, улучшение качества продукции и иных показателей промышленного производства стимулируются не только возложением положительных обязанностей на предприятия, но и установленным ныне порядком отчисле­ний от прибыли в фонды предприятия и использования их средств на нужды коллектива, системой премирования, воз­можностью дифференцировать вознаграждение, получаемое работниками в зависимости от доли их участия в работе предприятия,  и   т.   д.

Комплексное регулирование все шире применяется и в области сельскохозяйственного производства. Оно исполь­зовано, в частности, при установлении нового порядка пла­нирования закупок сельскохозяйственных продуктов, вве-

73


денного в соответствии с решениями мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС. В соответствии с планом закупок на 1966—1970 гг. на колхозы и совхозы возложены прямые обязанности по продаже строго установленного количества сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем колхозам и совхозам предоставлено право продажи продукции сверх установленных размеров по повышенным ценам. Сверхпла­новая закупка по повышенным ценам производится на доб­ровольных началах без доведения до хозяйств дополни­тельных  заданий1.

Таким образом, содержание нормативных положений, призванных решать те или иные хозяйственные, политиче­ские, организационные задачи, должно соответствовать со­временным тенденциям в развитии правового регулирова­ния. Далеко не всегда достижение поставленной цели обес­печивается предписаниями по образцу: «возложить обя­занность»; необходимо применять более широкий и гибкий комплекс средств юридического регулирования, опираю­щихся на всестороннее использование материальных, мо-ральных   и   иных  духовных   стимулов.

Развитие приемов правового регулирования, основанных на всестороннем использовании материальных, моральных и иных стимулов, согласуется с развертыванием социали­стической демократии, с объективными процессами перера­стания социалистического права в систему норм комму­нистического общежития. Расширение прав отдельных субъектов ведет к развитию активности, инициативы, творческого почина тружеников социалистического об­щества.

1 См.    постановление    ЦК    КПСС        и    Совета    Министров    СССР

от    1    апреля     1965   г.   «О   плане  закупок    сельскохозяйственных

продуктов   на   1966—1970  годы»         (СП  СССР    1965  г.    8—9,
ст, 58).

74


ПРАВОТВОРЧЕСТВО   И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРАВОВОГО  РЕГУЛИРОВАНИЯ

1. Эффективность воздействия права на общественные отношения обеспечивается прежде всего путем право­творчества, осуществляемого компетентными государ­ственными органами (а в некоторых случаях — с санкции государства — общественными организациями).

Правотворчество — это деятельность компетентных ор­ганов (государственных и общественных), направленная на выработку и издание нормативных актов — актов, содержа­щих юридические нормы. Формирование воли народа до известной степени происходит более или менее стихийно или, во всяком случае, без вмешательства правотворческих органов (хотя в условиях социализма здесь всегда сильно сознательное творческое начало, которое выражает прежде всего целенаправленную деятельность Коммунистической партии, ее научно обоснованную политику). Однако завер­шение формирования воли народа, ее «кристаллизация», юридическое оформление, превращение воли народа в госу­дарственную и возведение государственной воли в закон осуществляются в результате правотворческой деятельно­сти   компетентных   органов.

Важнейшая особенность правотворчества состоит в том, что оно представляет собой активную деятельность. Это именно «творчество» права, происходящее при наличии определенных объективных условий и предпосы­лок. При одних и тех же равных объективных условиях «творчество» права может более или менее соответствовать назревшим потребностям общественного развития, в боль­шей или меньшей степени отвечать очередным задачам ком­мунистического   строительства.

Главное, что определяет успех правотворческой деятель­ности компетентных органов,—- это правильное соотноше­ние объективного и субъективного: полный учет на основе марксистско-ленинской теории назревших объективных по-

75


требностей общественного развития, реальное выражение в праве воли народа, своевременное осуществление назрев­ших правовых мероприятий, формулирование воли народа с максимальным использованием достижений юридической науки   и   т.   д.

2. Начальной побудительной силой, исходной основой для формирования воли народа, нуждающейся в юридиче­ском выражении, является определенная потребность общественного развития и прежде всего объек­тивные требования экономического базиса социалистиче­ского общества, экономических законов социализма.

Разумеется, в социалистическом обществе далеко не все потребности общественного развития нуждаются в юриди­ческом выражении и опосредствовании. Многие задачи в области хозяйственного и культурного строительства, ком­мунистического воспитания и другие решаются при помо­щи громадной организационной работы партийных органов и других общественных организаций, активной творческой работой трудящихся масс. Но там, где в современных усло­виях потребности общественного развития объективно нуждаются в использовании права, эта необходимость должна быть установлена своевременно, с достаточной точностью и полнотой.

Точность и полнота в установлении объективной необ­ходимости правового регулирования важны именно потому, что в ряде случаев одни и те же задачи, казалось бы, могут быть решены как при помощи права, так и при помощи неправовых средств, и прежде всего силой общественности. Так, несколько лет назад у некоторых людей создалось впечатление, что успехи коммунистического строительства позволяют нам уже сейчас во многих случаях отказаться от использования правовых форм при регулировании обще­ственных отношений. Не случайно в проекте Положения о товарищеских судах, опубликованном в 1950 году, целый ряд довольно серьезных юридических дел предполагалось передать в ведение товарищеских судов. Практика показа-

76


ла, однако, что на нынешнем этапе коммунистического стро­ительства необходимо в полную меру использовать не только силу общественности, но и силу закона, правового регулирования. Вот почему принятое впоследствии Поло­жение передало в ведение товарищеских судов лишь такие дела, которые действительно более, целесообразно решать органами общественности (тем более, что и в указанных случаях сохраняется в известных пределах правовое регу­лирование  общественных  отношений).

Первостепенное значение принадлежит своевременно­сти установления потребности общественного развития, нуждающейся в правовом опосредствовании. Забегание правотворчества вперед или, напротив, отставание права от назревших потребностей общественного развития оди­наково может принести вред строительству коммунистиче­ского общества, повлечь непредвиденные, а порой и неже­лательные  последствия1.

Известно, например, что преждевременное введение (без надлежащей подготовки) некоторых форм самообслужива­ния, в том числе в области торговли и на транспорте, при­вело не только к тому, что в ряде случаев от этих форм пришлось отказаться, но и к дискредитации в указанных случаях практики самообслуживания, к определенному уро­ну в организации взаимоотношений между людьми, осно­ванных на доверии. Вполне понятно, что если бы такой подход к организации самообслуживания нашел норматив­ное юридическое закрепление в законодательстве, то это означало бы явное забегание правотворчества вперед.

Значительный ущерб может принести и отставание права от назревших потребностей общественного развития. Так, необходимость широкого использования начал матери­альной заинтересованности для быстрого развития сельско-

1 М. П. Лебедев, Об эффективности воздействия социалистиче­ского права на общественные отношения («Советское государство и право»   1963  г.     1,  стр.  25).

77


хозяйственного производства назрела уже давно. Однако до последнего времени правотворческие органы не разра­ботали такие нормативные акты, которые обеспечили бы твердое и последовательное проведение этих начал в жизнь. Решительный сдвиг в этом отношении намечен в решениях мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС, которые преду­смотрели, в частности, введение новой системы планирова­ния сельскохозяйственного производства, обеспечивающей постоянную заинтересованность работников сельского хо­зяйства  в  развитии   производства.

В современных условиях отчетливо выявилось отстава­ние правового регулирования от задач борьбы с пьянст­вом, алкоголизмом. Как показывает практика, действующее законодательство нуждается в дальнейшем совершенство­вании для того, чтобы обеспечить последовательную и эф­фективную борьбу с этим социальным злом.

3. Формирование воли народа, составляющей содержа­ние социалистического права, происходит не только в силу данной конкретной потребности общественного развития, но и под воздействием целого комплекса объективных фак­торов. Ф. Энгельс обращал внимание на то, что «нет авто­матического действия экономического положения.., а сами люди делают свою историю, но в определенной, обусловли­вающей их среде, на основе уже существующих действи­тельных отношений, среди которых экономические условия, как бы сильно ни влияли на них прочие — политические и идеологические, являются в последнем счете все же ре­шающими и образуют ту красную нить, которая пронизы­вает все развитие и одна приводит к его пониманию»1.

Эффективность социалистического права в значитель­ной степени зависит от того, насколько в ходе правотворче­ства полно и всесторонне учтены разнообразные объектив­ные факторы, воздействующие на формирование права.

1 К. Маркс   и   Ф. Энгельс,   Избранные письма, Госполитиздат, 1948,   стр.   470.

78


Здесь прежде всего должны быть приняты во внимание все возможные последствия, которые наступят (или могут наступить) при издании данных юридических норм. В неко­торых случаях, казалось бы, простое и эффективное меро­приятие, которое на первый взгляд дает возможность пол­ностью решать данную задачу, оказывается на поверку не­эффективным или даже вредным с точки зрения других задач.

Возьмем, к примеру, проведенные в свое время меро­приятия, направленные на обеспечение рационального ис­пользования хлебных ресурсов, на предупреждение разба­заривания хлеба и зерна, используемых на корм скоту. Взятая сама по себе, эта задача решается довольно просто. Необходимо ограничить содержание скота там, где для это­го нет нужных условий и где отдельные граждане исполь­зуют на корм скоту хлеб и зерно, в частности в промыш­ленных городах и поселках. По этому пути и пошел зако­нодатель: сначала были введены ограничения в содержа­нии скота, а затем содержание скота в городах и поселках было запрещено. Однако в условиях, когда общественное животноводство полностью не обеспечивает потребности на­селения в мясных и молочных продуктах, указанная мера ограничила возможности в снабжении населения продук­тами животноводства. В настоящее время введенные ранее запрещения отменены. Разбазаривание же хлеба и зерна предупреждается иным способом: населению продаются концентрированные корма из государственных фондов.

В зависимости от характера попутных и параллельных нежелательных последствий должен решаться вопрос о возможности и целесообразности издания данных юриди­ческих норм. О. С. Иоффе отмечает, что здесь возможны три варианта решения вопроса. В одних случаях законода­тель вводит дололнительные нормативные положения, на­правленные на устранение параллельных нежелательных последствий; в других — приходится отказываться от изда­ния запроектированных норм ввиду невозможности устра-

79


нения возникающих серьезных отрицательных параллель­ных последствий; и, наконец, если основная цель запроек­тированного закона приобретает особенно существенное значение, он может быть принят, несмотря на то, что это повлечет за собой некоторые неустранимые отрицательные последствия1.

При издании юридических норм необходимо учитывать состояние правосознания отдельных слоев населения, сло­жившееся общественное мнение, влияние проводимых ме­роприятий на решение воспитательных задач и т. д. Так, всемерное использование начал материальной заинтересо­ванности для решения задач коммунистического строитель­ства требует в то же время правильного сочетания указан­ных начал с моральными стимулами к труду, с трудовым энтузиазмом масс. Чрезмерное развитие материальных сти­мулов (в том числе и в области удовлетворения индивиду­альных потребностей граждан), не оправданное задачами строительства коммунизма, может на определенном рубеже прийти в противоречие с задачами коммунистического вос­питания, трудящихся, привести к росту частнособственни­ческих тенденций. Вот почему принимаемые в настоящее время меры по развитию принципа материальной заинтере­сованности сопровождаются установлением точных и стро­гих рамок, пределов осуществления этого принципа.

Иногда комплекс отношений, с которым связано право­творчество, настолько сложен, что правильное решение по­ставленной задачи представляет значительные трудности. Это относится, например, к вопросу, который на первый взгляд особой сложности не представляет,— к вопросу о правовом положении так называемых внебрачных детей и возможности в этом случае установления отцовства. По мнению многих журналистов, философов, ряда ученых-юри-

1 Подробнее см. О. С. Иоффе, Юридические нормы и человеческие поступки (сб. «Актуальные вопросы советского гражданского пра­ва»,  «Юридическая литература»,  1964, стр. 41—42).

80


стов, эта проблема нуждается в незамедлительном решении, т. е. фактические брачные отношения также должны полу­чить государственное юридическое признание (как это бы­ло до принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г.). Но такого рода решение, хотя оно и продиктовано гуманными соображениями, не отве­чает, однако, некоторым человеческим взаимоотношениям, а также существующими в данный момент особыми обсто­ятельствами (в частности, существованием в настоящее время значительного числа одиноких женщин). Именно поэтому и сейчас продолжается тщательное изучение всего комплекса вопросов, связанных с фактическими брачными отношениями, что со временем позволит выработать наи­более целесообразный вариант решения рассматриваемой проблемы.

Правотворчество опирается и на многие другие объек­тивные факторы, в том числе на успехи культурного раз­вития общества, национальные особенности и др. Сущест­венное значение имеет также сложившаяся правовая систе­ма, существующий уровень правовой культуры.

4. Определяющая роль при формировании воли народа,
нуждающейся в правовом выражении, принадлежит нау­
ке,   воздействию науки на процесс правотворчества....

Марксистско-ленинская теория является идеологиче­ской основой правового регулирования прежде всего пото­му, что она позволяет своевременно, точно и полно выявить назревшие потребности общественного развития, а также весь комплекс объективных факторов, влияющих на фор­мирование социалистического права. Это и обусловливает научный характер правотворчества в социалистическом обществе, действенность и эффективность социалистическо­го права. Именно наука является основным каналом, связы­вающим правотворчество в социалистическом обществе с практикой коммунистического строительства, с богатым опытом, накопленным широкими народными массами и государственными органами в борьбе за коммунизм.

6 С.  С. Алексеев                                                                                              81


При достаточно прочных контактах, установленных меж­ду правотворчеством в социалистическом обществе и нау­кой, исключается субъективизм при издании юридических норм, практика «волевых решений». Поспешные и непро­думанные государственные решения, имевшие место в про­шлом, явились как раз следствием нарушения указанного принципа правотворчества, его научного характера.

Значение науки в правотворчестве не исчерпывается только тем, что она дает возможность компетентным орга­нам осуществлять правотворчество на твердой объективной основе, на базе правильно понятых закономерностей обще­ственного развития, практики коммунистического строи­тельства. Марксистско-ленинская наука, в том числе и юри­дическая наука, позволяет найти наиболее целесообразный вариант из нескольких возможных при данных объективных условиях.

Правотворчество, будучи по своей сущности объектив­ным процессом, является деятельностью, которая, как и всякая деятельность, имеет определенную субъектив­ную сторону. Как правильно показано в юридической ли­тературе, общественно-экономические отношения порож­дают ряд реальных возможностей поведения людей1, раз­личные варианты достижения намеченной цели2. В соответ­ствии с этим искусство законодателя состоит не только в том, чтобы вовремя увидеть назревшие потребности общест­венного развития, всю совокупность объективных факторов, влияющих на правотворчество, но и найти наиболее целе­сообразный вариант достижений намеченной цели, вопло­тить его в ясных и четких юридических формах.

Практика показывает, что в тех случаях, когда в про-

1   И. Б ы с т р ж и н а,   М. Л а к а т о ш,   Некоторые вопросы правового
регулирования  в  социалистическом  обществе   («Советское   государ­
ство и право» 1964 г. № 2, стр. 17—18).

2   Р.  А.  С а ф а р о в,   Социальный  эксперимент  и  проблемы  государ­
ства  и  права   («Советское   государство   и   право»   1964  г.      10,
стр. 17).

82


цессе правотворчества не учитываются в достаточной мере научные рекомендации, степень эффективности изданных юридических норм значительно снижается. Так, одним из положений марксистско-ленинской юридической науки яв­ляется требование, согласно которому правовые предписа­ния должны охраняться определенной системой юридиче­ских гарантий, опирающихся на возможность государствен­ного принуждения. Это требование не получило, однако, последовательного осуществления в законах об охране при­роды, принятых в союзных республиках. Поэтому некото­рые важные положения указанных законов до сих пор на­рушаются, следовательно, эти законы не дали того эффек­та, на который они были рассчитаны.

Нечеткость в формулировках, неправильное или непол­ное использование средств и приемов юридической техни­ки, пробелы в регулировании отдельных отношений — все эти недостатки правотворчества вызывают затруднения при реализации юридических норм, порождают в некоторых случаях ненужные дела в юрисдикционяых органах, а порой создают известные условия для правонарушений.

Эффективность правового регулирования зависит, на­конец, от того, насколько полно систематизировано дейст­вующее право, каков размах и объем кодификации, как поставлена справочно-информационная работа по действу­ющему праву. Проведенная в последние годы кодификация уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, граж­данско-процессуального и некоторых других областей зако­нодательства содействовала усилению эффективности соот­ветствующих отраслей социалистического права.

5. Решающая, организующая и направляющая роль в формировании воли народа принадлежит Коммунистиче­ской партии, которая в результате победы социализма в СССР стала партией всего народа, расширила свое направ­ляющее влияние на все стороны общественной жизни. «Пар­тия,— подчеркивается в Программе КПСС,—существует для народа, в служении ему видит смысл своей деятельно*

6*                                                                                                                     83


сти»1. Марксистско-ленинская партия, вооруженная знани­ем законов общественного развития, богатым опытом рево­люционной борьбы, тесно связанная с массами, сплачивает в своих рядах наиболее испытанных и авторитетных руко­водителей масс, способных чутко улавливать «пульс жиз­ни», назревшие потребности общественного развития.

Непосредственную правотворческую работу осуществля­ют органы социалистического государства (а также с санк­ции государства — общественные организации). Поэтому закрепление в праве воли всего народа зависит от развития демократических принципов организации и деятельности социалистического государственного аппарата, и прежде всего представительных органов государственной власти. В Программе КПСС, указывающей на необходимость даль­нейшего углубления социалистической демократии, преду­сматриваются меры, которые призваны еще больше разви­вать демократические принципы организации и деятельно­сти правотворческих органов социалистического государ­ства.

В процессе правотворчества, осуществляемого государ­ственными органами, велико значение и прямого волеизъ­явления трудящихся и их общественных организаций. Тру­дящиеся и их общественные организации во многих слу­чаях являются инициаторами издания норм права; активно обсуждают проекты нормативных актов, вносят в них по­правки и дополнения; общественные организации в настоя­щее время непосредственно участвуют в издании правовых норм.

Закрепление в праве воли всего народа обеспечивается учетом в правотворчестве общественного мнения. Р. А. Са-фаров правильно отмечает, что «общенародное право толь­ко тогда может быть воплощением общенародной воли, ког­да оно учитывает    реально    существующее    общественное

1 «Программа   Коммунистической партии Советского Союза», изд-во «Правда»,   1961,   стр.   140.

84


мнение народа»1. Поэтому целесообразно, чтобы приня­тию, изменению или отмене каждого правового акта в об­щенародном государстве, как правило, предшествовало использование той или иной формы непосредственного вы­ражения  общественного  мнения2.

6. Правотворчество в социалистическом обществе под­чинено определенной процедуре, охватывающей как подго­товку проектов нормативных юридических актов, так и принятие нормативных актов компетентными органами. От характера этой процедуры, ее строгого соблюдения во многом зависит полное и последовательное решение задач, стоящих перед правотворческими органами, и, следователь­но, эффективность правового регулирования в социалисти­ческом  обществе.

Характерно при этом, что некоторые стадии правотвор­ческого процесса имеют определенное значение непосредст­венно для правового регулирования. Так, первым юриди­ческим действием, с которого начинается официальный правотворческий процесс, является решение компетентного органа о подготовке проекта нормативного юридического акта, в котором выражена его воля о необходимости изда­ния данного акта. Указанное решение и официальная раз­работка проекта оказывают определенное влияние на пра­вовое регулирование. Во всяком случае идеологическое действие проекта, разработанного на основе решения ком­петентного органа, совсем иное, чем действие проекта, со­держащегося в научной литературе или публицистических статьях.

Существующая в социалистическом обществе процеду­ра издания нормативных юридических актов (в особенно­сти процедура издания законов) призвана обеспечить тща­тельность подготовки проектов, привлечение к их состав-

1   Р.  А.  С а ф а р о в,   Общественное   мнение  и  общенародное   право
(«Советское государство и право»  1964 г. № 4, стр. 81).

2   Там    же,    стр.   83.

85


лению компетентных лиц, согласование выработанных проектов с заинтересованными организациями, их предва­рительное обсуждение, в том числе всенародное обсуждение важнейших законопроектов, строгое соблюдение демокра­тических принципов рассмотрения проектов и их принятия.

Научный характер правотворчества в социалистическом обществе требует многократной предварительной проверки отдельных вариантов подготавливаемого нормативного ак­та, тщательной отработки всех его положений. В этом отно­шении велика роль социального (правового) эксперимента, т. е, предварительной практической проверки эффективно­сти данного нормативного акта (или отдельного мероприя­тия), для выяснения возможности широкого применения его в последующем на практике1. Так, новая система плани­рования и экономического стимулирования, введенная в соответствии с решениями сентябрьского (1965 г.) Плену­ма ЦК КПСС, была сначала экспериментально проверена в отдельных автохозяйствах Москвы и Ленинграда. Новые методы планирования и экономического стимулирования были проверены также на ряде предприятий швейной, обувной   и   текстильной   промышленности.

Разумеется, возможности для проведения правовых экспериментов имеют определенные границы, так как пра­вовые нормы регулируют поведение людей. Поэтому  экс-

1 Р. А. С а ф а р о в, Социальный эксперимент и проблемы государ­ства и права («Советское государство и право» 1964 г. № 10, стр. 14 и ел.). Автор указывает, что правовой эксперимент «должен быть поставлен тогда, когда: целесообразность и эффективность данного нормативного акта или правового преобразования нельзя обосновать с точки зрения логического умозаключения; невозможно научно предсказать наиболее важные конкретные результаты экспе-риментируемых проблем..; на основе предшествующей и существую­щей общественной практики нельзя утверждать или отрицать пра­вильность важного нормативного акта или мероприятия, которое является предметом опытной проверки; с достоверностью не изве­стны содержание и характер неизбежных последствий экономиче­ского, политического, социального и иного порядка; лишь приблизи­тельно можно представлять направление реакции общественного мнения на проводимые в жизнь нормативные акты и мероприятия».

86


перименты в области права требуют большой осторожно­сти. Едва ли, например, было бы оправданным введение «в качестве эксперимента» на определенный срок сложных нормативных актов на территории всей страны или отдель­ных ее районов1. Однако более широкое применение право­вых экспериментов в ходе правотворчества, в частности в области правового регулирования хозяйственных отно­шений,— требование сегодняшнего дня. Эксперименталь­ная проверка некоторых нормативных актов или отдель­ных положений этих актов позволит значительно усилить эффективность правового регулирования, предупредит воз­можные ошибки при решении сложных проблем, затраги­вающих область правового регулирования.

7. Правотворчество, рассматриваемое в широком со­циальном аспекте, не заканчивается принятием компетент­ным органом нормативного юридического акта. Это — не­прерывный процесс, отражающий взаимодействие право­вого регулирования и общественной жизни. Юридические нормы, сформировавшиеся в результате правотворчества на основе назревших потребностей общественного разви­тия, активно воздействуют на общественные отношения, производят в общественной жизни определенный эффект. В то же время здесь существует и «обратная связь». Прак­тические результаты правового регулирования так или ина­че «обратно» влияют на правотворчество, а через него — на содержание права,  правового регулирования.

Практика правового регулирования указывает на необ­ходимость усовершенствования принятых норм, их даль­нейшего развития; выясняет такие стороны и последствия принятых норм, которые заранее не были предусмотрены: оттачивает и уточняет отдельные положения действующих нормативных актов; обнаруживает необходимость издания

1 О. С. Иоффе, Юридические нормы и человеческие поступки (сб. «Актуальные вопросы советского гражданского права», «Юридиче­ская литература»,  1964, стр. 46).

87


дополнительных актов и актов, конкретизирующих данные нормы; иногда практика показывает нецелесообразность сохранения   принятых  норм  и   т.   д.

Таким образом, правотворческий процесс продолжает­ся на основе общественной практики, в том числе практики применения юридических норм компетентными государст­венными и общественными органами. Именно практика че­рез механизм «обратной связи» обусловливает дальнейшее развитие содержания правового регулирования, повыше­ние его эффективности, усиление его роли в общественной жизни.

Каковы же те показатели общественной практики, ко­торые являются источниками «обратной связи» между общественной жизнью и правотворчеством?

Основными из таких показателей являются факты, сви­детельствующие о достижении или недостижении постав­ленных законодателем целей, о тех трудностях, которые возникли при реализации нормативного акта, о параллель­ных и попутных последствиях. Существенное значение имеет здесь реакция общественного мнения. Противоречия и расхождения между общественным мнением и отдельны­ми нормативными актами «устраняются в социалистиче­ском обществе на основе его социально-политического и идейного единства путем разъяснительной работы или вне­сения  изменения  в  законодательство»1.

Чутким барометром, указывающим на необходимость дальнейшего совершенствования действующих норматив­ных актов, их изменения или отмены, является практика применения юридических норм компетентными государст­венными органами и органами общественности (в частно­сти, судебная практика). При решении конкретных юри­дических дел не только с достаточной полнотой раскры­вается смысл нормативных актов применительно к тем или

1 Р. А. С а ф а р о в,    Общественное   мнение   и   общенародное   право («Советское государство и право»  1964 г. № 4, стр.  86).

88


иным конкретным фактическим обстоятельствам, но и вы­ясняются пробелы в урегулировании общественных отно­шений, неточные или неясные формулировки нормативных положений, необходимость уточнения отдельных норм и т. д. В ходе судебной практики иногда постепенно выраба­тывается наиболее целесообразный вариант урегулирова­ния данных отношений, который затем используется в пра­вотворческой деятельности компетентных органов.

Необходимым посредствующим звеном в «обратной связи» между общественной жизнью и правотворчеством является юридическая наука. Обобщая практику примене­ния действующих нормативных актов, юридическая наука на основе глубокого понимания сущности и закономерно­стей правового регулирования в социалистическом обще­стве способна снабжать правотворческие органы обосно­ванными, научно проверенными рекомендациями. Эти рекомендации нередко выражены в виде готовых формули­ровок отдельных нормативных положений или даже проек­тов нормативных актов, которые сразу же могут быть ис­пользованы  в   правотворческой  работе.

Логика общественной жизни такова, что потребности общественного развития, выраженные в общественной прак­тике, так или иначе приведут к необходимым изменениям в содержании правового регулирования. Механизм «обрат­ной связи» рано или поздно «исправит» допущенные в ходе правотворчества просчеты и недостатки, обеспечит -дальнейшее прогрессивное развитие * социалистического права.

Вместе с тем в условиях социалистического общества механизм «обратной связи» между общественной жизнью и правотворчеством должен работать четко и бесперебойно. Это вытекает из сущности социалистического законода­тельства, его оперативности и непрерывности. В. И. Ленин подчеркивал: «Если текущая жизнь обнаружит злоупо­требления, которых мы не досмотрели раньше, мы сейчас же внесем   нужные исправления. На этот счет вы все, ко-

89


нечно, прекрасно знаете, что быстроты законодательства, подобной нашей, другие державы, к сожалению, не знают»1.

Четкая и бесперебойная работа механизма «обратной связи» между общественной жизнью и правотворчеством нуждается в определенных организационных формах, обес­печивающих быстрое поступление данных о практике дей­ствия принятого нормативного акта и их незамедлительный учет  в  правотворческой  работе.

Огромная роль в этом отношении принадлежит юриди­ческой науке, которая должна еще больше помогать право­творческим органам. В настоящее время в СССР создано специальное научное учреждение — Всесоюзный научно-исследовательский институт советского законодательства, который работает под руководством Юридической комис­сии при Совете Министров СССР. Наряду с непосредст­венным участием в подготовке проектов нормативных актов институт изучает и обобщает все предложения об измене­нии и дополнении действующих нормативных актов, а так­же координирует работу научно-исследовательских учреж­дений, занимающихся вопросами совершенствования со­ветского законодательства. Таким образом, указанный институт служит своеобразным «мостом» между научной разработкой права, носящей неофициальный характер, и официальным правотворческим процессом. Функции ин­ститута состоят не только в том, чтобы аккумулировать все предложения по совершенствованию законодательства, но и быть активным советником, помощником правотворче­ских  органов2.

В то же время и в работе правотворческих органов должна быть создана такая атмосфера, когда бы все посту­пающие данные о практике действия нормативных актов и прежде всего научные рекомендации брались на учет и


рассматривались по существу. Постановление ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию юридической науки и улучшению юридического образования в стране» возло­жило на Верховный Суд СССР, Прокуратуру СССР, ми­нистерства и ведомства обязанность обеспечить своевре­менное рассмотрение и внедрение результатов научных ис­следований в практику государственных органов.

Целесообразно активизировать и работу самих право­творческих органов по изучению эффективности действую­щих нормативных актов. Заслуживает, например, поддерж­ки предложение о том, чтобы обязать постоянные комиссии Верховных и местных Советов изучать эффективность нор­мативных актов и при необходимости ставить вопрос об из­менении, дополнении или отмене соответствующих актов; выявлять случаи несоответствия отдельных нормативных ; актов общественному мнению и принимать меры по устра­нению этого несоответствия, предлагать в необходимых случаях проведение опроса общественного мнения по дей­ствующим нормативным актам и т.  д.1.

РЕАЛИЗАЦИЯ  ПРАВА  В   МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

1. Эффективность воздействия права на общественные отношения обеспечивается наряду с надлежащей научной организацией правотворчества полной и точной реали­зацией юридических норм в общественной жизни, их фактическим претворением в поведении людей.

Полная и точная реализация юридических норм зави­сит прежде всего от содержания правового регулирования. Нормативные акты, выработанные в строгом соответствии


 


1   В. И. Ленин,   Соч., т. 33, стр. 356.

2   См. С. Н.  Братусь, И. С, Самощенко,   О   научно-организа­
ционных   формах    совершенствования   советского    законодательства
(«Советское государство и право»  1964 г. № 4, стр. 59).

90


1 Р.  А.  С а ф а р о в,   Общественное    мнение  и   общенародное  право («Советское государство и право»  1964 г. № 4, стр. 83).

91


с назревшими потребностями строительства коммунизма, с учетом всех факторов, влияющих на правотворчество, бы­стро и безболезненно реализуются в фактическом поведе­нии людей. Немаловажное значение принадлежит и тому, насколько полны и эффективны меры организационного и юридического обеспечения (санкции), предусмотренные в нормативном акте. Достаточно полная и эффективная си­стема организационных и юридических мер обеспечения является надежной гарантией того, что правовые пред­писания не останутся только записанными на бумаге, а будут претворены в реальных жизненных отноше* ниях.

Общим условием, обеспечивающим полную и точную реализацию юридических норм, является режим со­циалистической законности. По существу ос­новные требования социалистической законности состоят как раз в том, чтобы добиться строгого и неукоснительного соблюдения всеми субъектами юридических обязанностей, полного и реального осуществления субъективных прав, надлежащего и эффективного применения права. Осущест­вление режима законности означает последовательную и полную реализацию юридических норм, последовательное и полное соответствие поведения всех субъектов их содер­жанию. Законность — это и есть соответствие пове­дения всех субъектов требованиям юридических норм, при котором юридические нормы реализуются в фактических жизненных  отношениях.

Реализация юридических норм требует в ряде случаев значительной предварительной подготовки. Эта подготов­ка, с одной стороны, касается правовой пропаганды и вос­питания. Иногда нужно провести предварительную разъяс­нительную работу среди населения, объяснить сущность нормативных юридических актов, их значение в жизни со­циалистического общества. С другой стороны, подготови­тельные мероприятия затрагивают вопросы, касающиеся материальной  базы,  расстановки  и  передвижения  кадров

92


и т. д. Такая предварительная подготовка необходима, в частности, в отношении нормативных актов, предусматри­вающих проведение реорганизации в области хозяйства, го­сударственного управления  и  т.  д.

Важным условием, обеспечивающим полную и точную реализацию юридических норм, является своевременное до­ведение их содержания до сведения всех субъектов, на которых они распространяются. Для того, чтобы правовые предписания произвели необходимое действие, лица долж­ны знать их содержание или во всяком случае их суть. Отсюда видно, какое имеет значение надлежащее, быстрое и широкое опубликование принятых нормативных юриди­ческих актов. Опубликование нормативных актов пред­ставляет собой не просто технический акт, характеризую­щий заключительный момент процедуры возведения госу­дарственной воли в закон, а необходимое условие воздей­ствия права на общественные отношения.

2. Место и роль реализации права в обеспечении эф­фективности правового регулирования в значительной сте­пени зависит от форм реализации.

Реализация права всегда выражается в определенном поведении субъектов, направленном на претворение норм права в жизнь. Но это поведение по-разному связано с юридическими нормами, совершается различными субъ­ектами. В частности, существенное значение принадлежит тому, реализуется ли норма права только в действиях субъ­ектов фактического отношения, регулируемого правом, или же необходимо прибегнуть к помощи компетентных орга­нов, наделенных властными полномочиями. Когда юриди­ческая норма реализуется только в действиях участников данного отношения, формы реализации различаются по признаку того, направлены ли действия субъектов лишь на исполнение обязанностей или же они прежде всего выража­ют осуществление субъективного права.

В соответствии с указанными обстоятельствами разли­чаются три основные формы реализации права: а) соблю-

93


дение норм права; б) использование или исполнение норм права; в) применение юридических норм1.

Соблюдение — это такая форма реализации, при которой субъекты общественных отношений исполняют воз­ложенные на них юридические обязанности. В большинстве случаев соблюдение юридических норм (в особенности ис­полнение пассивных обязанностей) происходит незаметно, в ходе обычной повседневной деятельности лиц.

Использование (исполнение) — это такая форма реализации, при которой субъекты общественных отношений активно осуществляют субъективные права2. Использование юридических возможностей, предусмотрен­ных нормами права, также может происходить само собой, в ходе повседневной деятельности (например, получение заработной платы, фактическое использование объектов личной собственности и др.)- Вместе с тем нередко субъек­тивное право может быть осуществлено только в виде юри­дически оформленных действий (актов).

Применение — это такая форма реализации, при которой особые органы,   наделенные властными полномо-

1  По мнению А. С. Пиголкина, «разделение реализации права на при­
менение,   исполнение  и  соблюдение...  лишь   запутывает  и   без  того
сложный  вопрос о  формах  реализации  норм права в  жизни  совет­
ского общества» (А. С. Пиголкин, Формы реализации норм об­
щенародного права, «Советское государство и право»   1963 г. № 6,
стр.   36).

Автор, разумеется, вправе отстаивать свою позицию о формах реализации права, которая существенно отличается от взглядов большинства ученых. Однако едва ли эта позиция становится проч­нее от того, что иные взгляды получают столь суровую оценку. Тем более, что, выделяя такую форму реализации, как применение пра­ва, автор оставляет открытым вопрос о том, как же назвать все дру­гие   формы   реализации.

2  В литературе еще нет устоявшегося термина для обозначения этой
формы реализации права. Нередко ее называют «исполнением». Од­
нако  «исполнение»  по существу  представляет  собой  синоним  слова
«соблюдение».   Термин   «использование   права»   несколько   непривы­
чен.  Но он довольно точно   передает  суть  данной  формы  реализа­
ции,  при  которой  субъекты  используют    те  юридические  воз­
можности, которые представляют  им нормы права.

94


чиями, специально направляют свою деятельность на то, чтобы обеспечить претворение норм права в жизнь.

В юридической литературе под применением права иног­да понимается всякая активная деятельность по реализации юридических норм1 или же всякая деятельность по органи­зации осуществления норм в правоотношениях2. Конечно, можно пойти еще дальше и вообще отождествить понятие реализации и понятие применения права, что, кстати ска­зать, уже предлагалось в литературе3. Но это не приведет к более глубокому пониманию форм реализации права, их роли в механизме правового регулирования, в обеспечении эффективности воздействия права на общественные отно­шения.

Поэтому представляется более правильным мнение тех советских ученых, которые полагают, что лхрименшие пра­ва — это такая деятельность государственных органов (а по уполномочию государства — и общественных организа­ций), которая специально направлена на претворение пред­писаний юридических норм в жизнь4. Эта форма реализа­ции юридических норм отличается от других тем, что дея­тельность по претворению юридических норм в жизнь совершается специальными органами на основе властных полномочий, причем данные органы (административные органы, суды, арбитражи, исправительно-трудовые учреж­дения и др.) во многих случаях не являются участни­ками регулируемых правом общественных отношений: они как бы действуют «со стороны», дополняя властную силу юридических норм властной силой индивидуальных актов.

1   «Теория государства и права», Госюриздат, 1955, стр. 384; «Общая
^ теория государства и права», изд-во ЛГУ,   1961, стр. 407.

2   П. Н. Н е д б а й л о,   Применение советских правовых норм, Госюр­
издат,   1960,  стр.   129.

3   «Теория государства и права», Госюриздат,   1949, стр. 413.

4   «К  итогам дискуссии применения  норм советского права»  («Совет­
ское государство и право»   1955  г. №  3).

95


3. Обеспечение эффективности правового регулирова­ния при соблюдении и использовании юриди­ческих норм связано главным образом с системой гаран­тий надлежащего исполнения юридических обязанностей и осуществления субъективных юридических прав.

Определяющим фактором полной, точной и своевре­менной реализации юридических норм является социали­стический общественный строй — социалистическая собст­венность на средства производства, социалистическая си­стема хозяйства, политическая организация общества. Эко­номические и политические условия социалистического об­щества создают необходимые предпосылки для того, что­бы субъективные права и обязанности, предусмотренные нормами права, реально и полно претворялись в жизнь. Это касается, в частности, таких общих социально-экономиче­ских прав граждан, как право на труд, право на отдых и  т.  д.

Существенная роль в полной и точной реализации субъ­ективных юридических прав и обязанностей принадлежит также организационным и юридическим гарантиям.

Как уже отмечалось, реализация юридических норм зависит прежде всего от их содержания. Для того, чтобы обеспечить точное, полное и своевременное осуществление субъективных юридических прав и соблюдение юридиче­ских обязанностей, последние должны быть реальны-м и, осуществимыми и исполнимыми в данной конкретной обстановке. Известно, например, что, если в результате ошибок в планировании на предприятие возложены невы­полнимые для него юридические обязанности, касающие­ся производственной программы, то это заранее обрекает предприятие на невыполнение установленных обязан­ностей.

Но дело не только в содержании субъективных прав и обязанностей. Во многих случаях для обеспечения реаль­ного, полного, точного и своевременного осуществления субъективных прав и исполнения обязанностей необходимо


создание определенных   организационных и   правовых ус­ловий.

Так, при соблюдении юридических обязанностей, состоящих в совершении положительных действий, долж­ны быть созданы организационные условия, которые обес­печивали бы возможность беспрепятственного, удобного ис­полнения обязанностей (например, при внесении платежей по налоговым обязанностям, при оплате гражданами вы­полненных для них услуг, квартирной платы и др.). Неред­ко правовым условием для соблюдения обязанности яв­ляется надлежащее исполнение встречных обязанностей, в том числе так называемых кредиторских обязанностей по гражданским правоотношениям в области социалистическо­го хозяйства. Например, по подрядным строительным пра­воотношениям возможность выполнения подрядчиком обя­занностей, состоящих в сооружении определенного объекта, поставлена в прямую зависимость от исполнения ряда обя­занностей со стороны заказчика (обеспечение финансиро­ванием, проектной документацией, выделение участка под строительство и т. д.).

Для обеспечения возможности реального и полного осу­ществления субъективных драв (использование норм) зна­чение системы организационных и правовых условий еще более возрастает. За исключением субъективных прав со­циалистических организаций в области хозяйства и госу­дарственного управления (где права соединены с аналогич­ными обязанностями), социалистическое государство, как правило, не обязывает осуществлять данное субъективное право. Следовательно, для обеспечения возможности реаль­ного и полного осуществления субъективного права в прин­ципе исключается применение каких-либо мер воздейст­вия к управомоченному. Но для управомочевного должны быть созданы максимально благоприятные условия, кото­рые позволили бы ему в полном соответствии со своими интересами воспользоваться предоставленным субъектив­ным  правом.


 


7 С   С.   Алексеев


97


Одним из ярких примеров создания указанных условий является система организационных и правовых мер, обес­печивающих реальное и полное осуществление избирателя­ми своих прав при выборах депутатов в Верховные и мест­ные Советы. Широкая сеть избирательных участков, расположение их непосредственно в жилых кварталах, на­лаженный порядок в их работе и т. д. — все это обеспечи­вает реальное и полное осуществление прав   избирателей.

В настоящее время на основе решений сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС разработаны мероприятия, связанные с расширением прав предприятий и хозяйствен­ных организаций- Важно обратить внимание на то, что одна из главных сторон этой проблемы состоит в обеспе­чении условий, которые гарантировали бы реальность предоставляемых прав. Как подчеркивалось на Пленуме, должны быть установлены «прочные законодательные га­рантии расширяющихся прав предприятий». Для этого, помимо организационных мер, необходимо конкретизиро­вать права, предусмотреть соответствующие обязанности других организаций и др. Недостаточно, например, лишь расширить хозяйственно-оперативную самостоятельность предприятий; нужно для обеспечения этой самостоятельно­сти установить четкие ее границы, предусмотреть обязан­ность руководящих хозяйственных органов в указанных границах не вмешиваться в оперативную самостоятельность данного предприятия и т. д. Вот почему одной из первых мер по реализации постановлений ЦК КПСС и Совета Ми­нистров СССР, принятых в развитие решений сентябрь­ского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС, было введено в дей­ствие Положение о социалистическом государственном производственном предприятии, в котором конкретно уста­новлен определенный комплекс npatB предприятий, а также обязанностей вышестоящих организаций и ведомств.

Реальное осуществление субъективных прав и исполне­ние обязанностей гарантируется также специальны­ми   мерами   обеспечения,  в том числе юридически-

98


ми санкциями. Так, для обеспечения возможности реаль­ного и полного осуществления субъективных прав должны быть установлены меры защиты, которые бы гарантирова­ли восстановление субъективного права в случае его нару­шения, а также меры ответственности в отношении нару­шителей права и лиц, не создавших необходимых условий для осуществления права. Такую ответственность, напри­мер, было бы целесообразно установить в отношении орга­нов планирования и руководства сельскохозяйственного производства на тот случай, если они вопреки постановле­нию мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС увеличат объем плановых заготовок сельскохозяйственной продук­ции для того или иного хозяйства.

4. Применение юридических норм представляет собой такую форму реализации, существование которой само по себе вызвано необходимостью обеспечить эффективность воздействия права на общественные отношения. Реализа­ция юридических норм, осуществляемая при помощи ком­петентных органов, наделенных властными полномочиями, специально направлена на обеспечение полного, точ­ного и своевременного осуществления субъективных юри­дических прав и исполнения юридических обязанностей. Применение права — это не просто одна из форм реализа­ции, а такая особая форма, которая по отношению к другим выполняет обеспечительные функции, что служит одним из оснований, предопределяющих необходимость обособления применения права от других форм реализации.

Таким образом, обеспечение эффективности правового регулирования в области реализации права неразрывно связано с работой правоприменительных органов.

Отсюда следует, что обеспечение эффективности пра­вового регулирования зависит не только от общей социаль­но-экономической обстановки, содержания правового регу­лирования, организационных и правовых условий и иных факторов, о которых говорилось ранее. Немаловажную роль играет здесь и качество работы правоприменительных ор-

99


ганов — быстрота и оперативность, строгое соблюдение предусмотренной процедуры, организация четкой и после­довательной борьбы с правонарушениями и т. д.

Когда же возникает необходимость применения права? Она возникает в случаях, когда властность юридических норм должна быть подкреплена властной деятельностью компетентных  органов,  а  именно:

а)  в случаях, когда субъективные права и обязанности
не могут возникнуть без властной деятельности компетент­
ных органов. Такое   значение   принадлежит, в   частности,
властной деятельности органов государственного управле­
ния, направленной на решение конкретных вопросов в об­
ласти хозяйства (выделение фондов, утверждение титуль­
ного списка), распределение некоторых материальных благ
(назначение пенсий, распределение квартир в домах госу­
дарственного  фонда)  и  др.;

б)  в случаях, когда существуют определенные препят­
ствия к осуществлению субъективного права или нет доб­
ровольного исполнения юридической обязанности  (напри­
мер, при оспаривании права данного лица, при недопостав­
ке продукции в установленный срок и т. д.);

в)  в случаях, когда   в соответствии с   предписаниями
юридических   норм   необходимо   применить   юридические
санкции, в том числе меры юридической ответственности.

Во всех указанных случаях применение права в конеч­ном счете обеспечивает эффективность правового регулиро­вания, достижение целей права. Следует п<ри этом иметь в виду, что правоприменительная деятельность компе­тентных органов не только приводит, как правило, к реаль­ному осуществлению субъективных юридических прав и ис­полнению юридических обязанностей, но и обладает боль­шим  воспитательным  значением.

Качество работы правоприменительных органов связа­но с рядом больших и сложных вопросов общей теории права и других юридических наук. Особое значение для характеристики   эффективности   правового   регулирования

100


принадлежит вопросам толкования нормативных актов и индивидуального регулирования, осуществляемого право­применительными   органами.

5. Эффективность правового регулирования в области реализации (применения) юридических норм во многом зависит от того, насколько правильно и точно установлено содержание этих норм, их смысл. Установление содержа­ния, смысла юридических норм и, следовательно, содержа­ния прав и обязанностей субъектов достигается при помощи толкования   нормативных актов.

Как будет показано ниже, толкование нормативных ак­тов реально завершает процесс регламентации обществен­ных отношений, осуществляемый на основе юридических норм (см. § 2 гл. III). Вместе с тем толкование является одним из начальных элементов процесса реализации юри­дических норм. Так, при применении права наряду с уста­новлением фактических обстоятельств дела и нахождением нужной нормы следует сразу же установить путем толко­вания  точное  ее  содержание.

Значение толкования нормативных актов для обеспече­ния эффективности правового регулирования раскрывается а связи с определяющим принципом, которому подчиняется толкование в социалистическом обществе,— принципом з д-конности, рассматриваемом в единстве с началами партийности.

Принцип законности означает, что толкование должно быть подчинено только одной задаче — раскрытию и выяв­лению действительной воли, содержащейся в правовом акте.

Одновременно толкование представляет собой деятель­ность, связанную с познанием права, которое всегда строится в соответствии с началами пар1ЛЙности. Это зна­чит, что при толковании права интерпретатор должен ис­ходить из марксистско-ленинской теории, интересов социа­листического общества, интересов трудящихся. Такой подход полностью соответствует принципу законности, ибо интересы    социалистического    общества    и      трудящихся


определяют содержание социалистического права, закреп­ленной  в  нем  воли  народа.

В процессе толкования недопустимы какие-либо отступ­ления от государственной воли, выраженной и закреплен­ной в нормативных актах. В условиях социалистического общества толкование не преследует никаких иных задач, кроме выяснения действительного содержания норматив­ных актов. Поэтому следует признать неправильным вывод, согласно которому при толковании достигается «конкрети­зация и детализация» юридических норм1 или их «приспо­собление» к -новой  обстановке2.

Детализация и конкретизация общих норм могут про­изводиться только в процессе правотворчества (в виде кон-кр етизирующ их подзаконных норм ). Приспособление стар о-го закона к новым условиям в социалистическом обществе осуществляется также лишь путем правотворчества. В на­ших условиях «у суда нет и не может быть такой привиле­гии, чтобы на свой лад приспособлять закон к новой обста­новке «путем его истолкования». Это сфера деятельности законодателя, который корректирует и приспособляет за­кон к новым условиям путем его отмены или изменения»3.

Вместе с тем толкование осуществляется в связи с кон­кретными фактами действительности сегодняшнего дня. В практической деятельности толкование представляет со­бой не деятельность по установлению вообще смысла нормы, а выяснение ее содержания в связи с конкретными фактами. К. Маркс писал, что «судья обязан толковать за­кон в применении к отдельному случаю...»4. Поэтому,  не

1  П. Е. Н е д б а й л о,   Применение советских правовых норм, Госюр­
издат,   1960,  стр.  489.

2  А. С. Пиголкин,   Толкование нормативных актов в СССР, Гос­
юриздат,   1962, стр.   18—19.

3  П. Е. Н е д б а й л о,   Применение советских правовых норм, Госюр­
издат,   1960,   стр. 341;    см.   также    рецензию   П.    С.    Дагель   и
П. Ф. Елисейкина на работу А. С. Пиголкина «Толкование норма­
тивных актов в СССР»  («Советское государство и право»   1964 г.
№ 7, стр.   154).

4   К. Маркс  и  Ф.Энгельс, Соч., т. 1, стр. 67.

102


изменяя и не корректируя в процессе толкования волю за­конодателя, необходимо в соответствии с началами партий­ности видеть ее реальное содержание таким, каким оно рас­крывается применительно к фактам сегодняшнего дня. Это значит, в частности, что в ряде случаев нельзя ограничи­ваться только буквальными формулировками, не замечать за устаревшими выражениями действительную сферу дей­ствия данных норм и т. д.

Таким образом, в соответствии с принципом социали­стической законности воздействие права на общественные отношения тем эффективнее, чем точнее путем толкования установлено действительное содержание нормативного ак­та. Всякого рода отступления от воли законодателя, оправ­дываемые «целесообразностью», «большей эффективно­стью», и т. д., на самом деле приводят в конечном счете к снижению эффективности социалистического права. Такие отступления нередко выражают местнические тенденции, нарушения законности, произвольную трактовку интересов общества  и  государства.

6. Применение права — это не простое распространение юридических норм на те или иные фактические обстоятель­ства. Применение права — творческий процесс. Поэто­му обеспечение эффективности правового регулирования в области реализации юридических норм состоит помимо все­го в том, чтобы создать необходимые условия для творче­ской деятельности правоприменительных органов.

Одна из главных сторон, характеризующих применение права как творческий процесс, выражается в том, что пра­воприменительные органы осуществляют на основе норм права казуальное (индиаидуальное) регулирование общест­венных отношений. Такое казуальное регламентирование оказывается необходимым потому, что в нормах права не­возможно заранее предусмотреть все особенности общест­венных отношений, все особенности условий, при которых они функционируют, все особенности данной конкретной ситуации. С особой силой необходимость индивидуального

103


(казуального) регламентирования сказывается в области социалистического хозяйства. Действие экономических за­конов социализма и прежде всего закона планомерного, пропорционального развития предполагает повседневное, конкретное и оперативное регулирование хозяйственных процессов, что требует не только установления в норматив­ном порядке общих условий хозяйственной деятельности, но  и   их   казуального  регулирования.

Казуальное регулирование является необходимым эле­ментом правоприменительной деятельности во всех случаях, когда субъективные права и обязанности не могут возник­нуть без властной деятельности компетентных органов. Происходящее здесь наделение субъектов правами и обя­занностями представляет собой по существу казуальное регулирование общественных отношений (со стороны их субъектного состава, содержания и др.). Такой характер носят, в частности, плановые задания в области хозяйства, которые не только определяют субъектов хозяйственных отношений, но и конкретное содержание их прав и обязан­ностей.

Казуальное регулирование может иметь место также в случаях, когда правоприменительная деятельность компе­тентных органов связана с возложением на лиц юридиче­ских   санкций1.

Обеспечение эффективности при казуальном регулиро­вании состоит прежде всего в том, чтобы в нормативном порядке строго определить возможности субъектов в инди­видуальной регламентации общественных отношений. Эти возможности не могут быть беспредельными. Если наде­лить государственные органы неоправданно широкими воз­можностями для казуального регулирования, подобный по­рядок создаст определенные условия для нарушения режи­ма социалистической  законности    и    в    конечном     счете


приведет к снижению эффективности социалистического права.

В то же время эффективность правового регулирования может быть снижена и в том случае, если возможности правоприменительных органов в казуальном регулировании неоправданно стеснены. Казуальное регулирование вызва­но определенными объективными причинами, в частности особенностями регулируемых общественных отношений. Не­обходимость максимального учета конкретной обстановки, своеобразия положения тех или иных субъектов и т. д. тре­бует предоставления компетентным органам достаточных возможностей для индивидуального урегулирования обще­ственных отношений и умелого их использования в право­применительной деятельности. Так, расширение самостоя­тельности таких звеньев хозяйственного управления, как производственные объединения, производственные фирмы и т. д., выражается, помимо прочего, и в том, что им предо­ставлены большие права в решении хозяйственных вопро­сов и, следовательно, в казуальном регулировании хозяйст­венных  отношений.

Наконец, для обеспечения эффективности правового воздействия при казуальном регулировании общественных отношений важное значение имеет и система юридических гарантий. К таким гарантиям относятся, в частности, поря­док обжалования и опротестования вынесенных решений, а также возможность их изменения или отмены компетент­ными органами (в том числе в порядке судебного надзора).


1 См. стр. 155—172. 104


Основные элементы

механизма правового

регулирования

НОРМАТИВНАЯ ОСНОВА

1- Начальное, исходное звено механизма правового регулирования образуют юридиче­ские  нормы.

Значение юридических норм в механизме
правового регулирования заключается в нор­
мативном              регламентировании
(нормировании) общественных отно­
шений.

Регламентирование — это не только жест­кое урегулирование поведения людей, уста­новление строгого, непререкаемого порядка. Применительно к праву регламентирование следует понимать в широком смысле, т. е. как урегулирование отношений между людьми, которое выражается и в возложении юриди­ческих обязанностей, и в предоставлении субъективных прав.

Регламентировать (в праве) — значит оп­ределять поведение людей. При помощи пра­ва — системы общеобязательных, охраняемых государством норм — определяются в соответствии с потребностями общественного развития те общественные отношения,  кото-

106


\


рые соответствуют воле законодателя, и вся та совокуп­ность юридических средств, которая используется для осу­ществления этой воли.

Таким образом, когда мы рассматриваем юридические нормы как часть механизма правового регулирования, то положение, что «право — регулятор общественных отноше­ний» — оказывается чрезмерно общим: юридические нормы выполняют роль регулятора общественных отношений в совокупности со всеми другими средствами юридического воздействия. Роль же самого права как такового, т. е. как системы общеобязательных, охраняемых государством норм, выражается в регламентировании (норми­ровании)  общественных отношений.

Юридические  нормы  регламентируют:

а)   круг  общественных   отношений,   на кото­
рый распространяется действие юридических    норм,    т, е.
виды регулируемых отношений, а отсюда и субъектов
отношений;

б)   содержание   поведения   людей,   на    кото­
рых распространяется действие юридических норм (предо­
ставляется юридически гарантированная возможность со­
вершать положительные действия известного рода; возла­
гается пассивная обязанность воздерживаться от опреде­
ленных действий и т. д.); в ряде случаев здесь в особом
определении нуждаются  объекты,  которые конкретизи­
руют содержание поведения, а также некоторые его усло­
вия, в частности  место  совершения тех или иных дейст­
вий,   порядок их совершения  и  др.;

в)   обстоятельства,     с   наступлением   или
иенаступлением которых связывается возникновение,
изменение, а также прекращение возможного или должного
поведения;

г)    юридические   средства,   с помощью которых
обеспечивается возможное или должное поведение, в том
числе характер субъективных прав и юридических обязан­
ностей, тип их связи между собой, а также государственно-

IQ7


принудительные меры, применяемые к лицам при неиспол­нении или ненадлежащем исполнении юридических обязан­ностей   (правовые  санкции).

На основе юридических норм определяются как сами регулируемые правом общественные отношения (их круг, содержание и пр.), так и юридические средства обеспече­ния возможного или должного поведения.

В этой связи следует указать на ошибочность мнения, согласно которому отвергается мысль о регламентирова­нии при помощи юридических норм самих правоотноше­ний, субъективных юридических прав и обязанно­стей.

Конечно, предметом правового регулирования в целом являются фактические общественные отношения, находя­щиеся вне права. Именно на них направлено правовое воз­действие.

Правильному положению о том, что предметом право­вого регулирования являются фактические общественные отношения (отношения, находящиеся вне права), вовсе не противоречит другое положение — положение о праве как регламентаторе специальных средств юридического воздей­ствия, в том числе правовых отношений.

2. Правовые нормы обладают рядом особенностей, ко­торые позволяют использовать их в качестве «регла-ментатора» общественных отношений. Каковы эти особен­ности?

Правовые нормы способны регламентировать обществ ен- ные отношения прежде всего потому, что они имеют в о л е- вое   содержание.

Отправляясь от известного положения К. Маркса и Ф. Энгельса о сущности буржуазного права, марксистско-ленинская юридическая наука утвердилась в выводе^ что право представляет собой возведенную в закон государст­венную волю господствующего класса (в обществе с анта­гонистическими классами) или государственную волю все­го народа (в социалистическом обществе после полной и

108


окончательной победы социализма) — волю, содержание которой определяется экономическим базисом данного об­щества.

Положение об общенародном праве как возведенной в закон воле всего народа, определяемой экономическим ба­зисом социалистического общества, дает надежный ориен­тир для более детальной характеристики содержания юри­дических   норм.

Воля включает в себя известные интеллектуальные эле­менты, которые представляют собой идеальное отражение / в правовых нормах регулируемых общественных отноше-Ч' ний. Само же по себе волевое содержание юридических норм характеризует в них активное («повелительное») начало. Волевой момент и позволяет рассматривать юриди­ческие нормы в качестве предписаний, велений. Юридиче­ские нормы — это не только идеальное отражение регули­руемых «фактических» отношений (т. е. того, каким мыс­лит себе законодатель поведение его участников); они содержат в себе также стремление, активную направлен­ность законодателя к тому, чтобы эти отношения реально возникли,  осуществились.

При характеристике волевого содержания юридических норм существенное значение принадлежит: а) степени и формам повеления (обязывается ли лицо к опреде­ленному положительному поведению или же лицу дозво­ляются известные действия, а на всех иных лиц возлагается обязанность пассивного поведения и др.); б) характе­ру и жесткости обеспечительных мер, при­званных гарантировать должное или дозволяемое поведе­ние участников регулируемых отношений (в том числе ха­рактеру юридических санкций, а также основаниям и спо­собам  их  применения).

Другая специфическая черта права как регламентатора j общественных отношений — его   нормативный   харак­тер. Право состоит из норм, т. е. общеобязательных правил поведения общего действия.

109


Нормы права в отличие от индивидуальных велений всегда являются типовыми масштабами, которые направле­ны не просто на регламентацию общественных отношений, а на такую регламентацию, при которой достигается общ­ность регулирования, единая, непрерывно действующая система опосредствования общественных отношений, рас­пространяющаяся на всех участников отношений данных видов.

Действие юридических норм позволяет охватить регу­лируемые отношения с максимальной широтой. Объектом их регламентации являются не единичные, строго индиви­дуализированные отношения, а определенный вид обще­ственных  отношений1.

В силу указанных выше особенностей юридических норм обеспечивается общность в правовом регулировании, т. е. устанавливается непрерывно действующая система типовых масштабов, охватывающих данные виды общественных от­ношений  в  целом.

3* Общность, обеспечиваемая при нормативно-правовом регламентировании общественных отношений,— это суще­ственное условие прогрессивного политического развития социалистического  общества.

Прежде всего здесь достигается еди hcjt^b о государст­венного регулирования. В принципе при использовании права как регламентатора общественных отношений одни и те же случаи находят единообразное решение, основанное на  единых  началах.

Единство регулирования, осуществляющееся на базе юридических норм, дополняется его устойчивостью. Установленный в юридических нормах порядо1ГЗо^ествен--

Н. Г. Александров, Сущность права, Госюриздат, 1950, стр. 34; его же, Право и законность в период развернутого строи­тельства коммунизма, Госюриздат, 1961, стр. 187; А. С. Пигол­кин, Нормы советского социалистического права и их структура, сб. «Вопросы общей теории советского права», Госюриздат, 1960, стр. 157.

110


ных отношений действует вплоть до его отмены или изме­нения. В условиях социалистического общества это озна­чает, что единообразное решение получат не только одни^  и те же случаи, складывающиеся в настоящее время, но и  аналогичные случаи .^которые возникнут в будущем. Таким образом, нормативное регулирование обеспечивает проч­ность и преемственность в регулировании общественных отношений.

Наконец, при нормативном способе обеспечивается мак­симально экономичная, удобная и целесооб­разная система регулирования общественных отноше­ний. Государственным органам уже не нужно каждый раз регулировать одни и те же случаи в индивидуальном по­рядке, а участникам общественных отношений обращаться за таким урегулированием. Конечно, там, где это необхо­димо, нормы права оставляют возможность (а нередко и предусматривают необходимость, обязанность) индивиду­ально-определенной регламентации. Но последняя осущест­вляется на основе юридических норм, она не касается типи­ческих, повторяющихся отношений и, следовательно, носит дополнительный  характер.

Итак, нормативное регулирование является тем спосо­бом (организации общественных отношений, при котором до­стигается их единство, устойчивость и порядок, что свиде­тельствует об организованности общественных отношений. Поэтому в социалистическом обществе, где существует объ­ективная необходимость в высокой организованности всей общественной жизни, нормативный способ регулирования используется не только потому, что он наиболее экономичен и целесообразен, но и потому, что его применение в усло­виях социализма объективно необходимо. Использование' нормативного регулирования до построения коммунизма представляет ее неустранимую объективную закономер­ность.

Нормативно-правовое регулирование является одной из предпосылок      социалистической     законности.

111


Законность как принцип социалистического права предпо­лагает, что регулирование общественных отношений осуще­ствляется на основе норм — правил поведения общего ха­рактера. Иначе невозможно с надлежащей эффективностью обеспечить не только порядок, организованность и устойчи­вость общественных отношений, но и осуществление самой законности, ибо законность • означает соответствие поведения всех субъектов требованиям общих масштабов поведения — нормам права. Вот почему в современных условиях укрепление социалистической законности выра­жается, в частности, в упорядочении законодательства, его кодификации, замене устаревших нормативных положений новыми и т. п., словом, в развитии, в совершенствовании нормативной основы правового регулирования.

Вместе с тем нужно видеть и объективные пределы нор-и мативно-правовой регламентации общественных отношений. Так, в области социалистического хозяйства юридические нормы должны оставлять необходимый простор не только для индивидуальной регламентации, осуществляемой госу­дарственными органами (в особенности при помощи плано­вых актов), но и для инициативы и самостоятельности исполнителей государственных планов — предприятий и хо­зяйственных организаций. Чрезмерная, детальная регла­ментация хозяйственных отношений сковывает инициативу и самостоятельность предприятий и организаций, нередко приводит к нарушению их интересов, делает хозяйственное законодательство громоздким, практически необозримым1.

1 Р. О. Халфина отмечает: «Одним из явлений, характерных для послевоенных лет, была попытка решать все вопросы, связанные с управлением народным хозяйством, в нормативных и индивидуаль­ных актах, так что для проявления инициативы исполнителей оста­валось мало возможностей. Чрезмерное обилие нормативного мате­риала (этот недостаток до сих пор еще полностью не изжит), по­пытки предусмотреть в норме каждый отдельный возможный слу­чай повлекли за собой: чрезвычайную запутанность хозяйственного законодательства, практическую необозримость его, несогласован­ность отдельных актов и в результате этого пробелы, так как самое подробное регламентирование не сможет предусмотреть все возмож-

112


В области социалистического хозяйства «чем более пол­но будет раскрыто содержание экономического отношения, чем более точно будет определено требуемое поведение в общей форме так, что учет специфических особенностей бу* дет предоставляться коллективам и лицам, непосредственно осуществляющим определенную деятельность, тем более полно будет осознана и реализована в деятельности произ­водственных коллективов объективная необходимость, обус­ловленная действием экономических законов»1.

4. Нормативно-правовое регламентирование обществен­
ных отношений представляет собой определяющее
звено в механизме правового регулирования. Все осталь­
ные звенья (за исключением правосознания и правовой
культуры, занимающих специфическое место в механизме)
не только обусловлены системой юридических норм, обра­
зующих в своей совокупности право, но и по существу пред­
ставляют собой его  к онкретные   про явления.                         \/

С изложенных позиций можно подойти к решению од­ного сложного теоретического вопроса, вызвавшего в по­следние годы острую дискуссию. По мнению ряда авторов (А. А. Пионтковского, С. Ф. Кечекьяна и др.)» понятие права не должно быть «узконормативным»; по их мнению, оно охватывает не только юридические нормы; не только «право в объективном смысле», но и «право в субъективном смысле», т. е. правоотношения. А. А. Пионтковский писал: Ыо «Вполне обоснованно рассматривать право как диалектиче­ское единство нормы и правоотношения. Это не есть меха­ническое сложение различных явлений, а есть рассмотрение права как общественного явления во внутренней органиче­ской связи его самых существенных черт»2.

ные частные случаи» (Р. О. Халфина. О правовой форме эконо­мических отношений, «Советское государство и право» 1965 г. № 7, стр. 30).

1   Т а м    же.

2   А. А. Пионтковский, К вопросу об изучении общенародного
права («Советское государство и право» 1962 г. № 11, стр. 24).

113

 С  С  Алексеев


 


8*

Такое понимание права вызвало в советской юридиче­ской литературе существенные возражения1. Если внима­тельно проследить за аргументами, выдвигаемыми сторон­никами широкой трактовки права, то можно сделать вы­вод, что упомянутые выше авторы проводят правильную мысль, подчеркивая единство юридических норм и право­вых  отношений.

Однако мысль о единстве юридических норм и право­вых отношений все же не является достаточным основанием для того, чтобы существенно расширять понятие права. Если рассматривать правовую часть надстройки в един­стве всех ее элементов, то нужно наряду с юридическими нормами и правоотношениями указать и на другие сред­ства юридического воздействия. Если же признать это, то станет ясным, что пересмотр сложившихся представлений о праве и не требуется, так как уже существует более ши­рокая категория — категория правового регулирования, охватывающая и нормы права, и правоотношения, и инди­видуальные акты — все средства юридического воздей­ствия.

Но дело не только в этом. Юридические нормы пред­ставляют собой определяющее звено в механизме правового регулирования. Следовательно, характеризуя со­циалистическое право как систему общеобязательных, охраняемых государством норм, выражающих государствен­ную волю всего народа, мы тем самым указываем и на все специальные средства юридического воздействия, преду­смотренные в нормах права. Таким образом, «узконорма­тивная» трактовка права в конечном счете оказывается до-

1 См., в частности, И. Е. Ф а р б е р, О сущности права, изд-во Сара­товского университета, 1959, стр. 49—51; Л. С. Г а л е с н и к, Нор­мы права и практика коммунистического строительства (сб. «Во­просы общей теории советского права», Госюриздат, 1960, стр. 34); О. С. Иоффе, М. Д. Шаргородский, Вопросы теории права, Госюриздат, 1961, стр. 58—59; Н. Г. Александров, Право и законность в период развернутого строительства коммунизма, Гос­юриздат, 1961, стр. 195—196 и др.

Ш


статочно широкой, она предполагает последовательное при­влечение в круг научного анализа всех элементов механизма правового  регулирования.

5. Право является регулятором (регламентатором) об­щественных отношений в единстве, в системе своих норм. Следовательно, характеризуя право как нормативную основу механизма правового регулирования, необходимо учитывать, что такую роль выполняют не отдельные, изо­лированно взятые юридические нормы, а нормы права в единстве, т. е. правовые институты, а нередко и совокупности институтов разных отраслей права.

Отдельные нормы права никогда не действуют обособ- */ ленно, изолированно. Возьмем, например, юридические нормы, регламентирующие порядок регистрации брачных отношений. Это — обширная совокупность юридических норм, определяющих необходимость подачи заявления в орган записи актов гражданского состояния, место подачи заявления, перечень предоставляемых документов, про­цедуру регистрации брака и др. Все перечисленные нормы как бы дополняют друг друга, функционируют в связи, в сочетании. Более того, здесь вступают в действие и нормы государственного права о гражданстве, нормы, определяю­щие свободу личности и, следовательно, свободу вступле­ния в брачные отношения. В отношении работников орга­нов записи актов гражданского состояния действуют нор­мы трудового и административного права, определяющие их права и обязанности при регистрации брака.

Таким образом, право   представляет   собой   единый-, нормативный   механизм  регламентирования (нор- I мирования) общественных отношений. Оно функционирует как «цельный организм», в нераздельном единстве, систе­ме своих норм и (институтов.

Именно отсюда и проистекает важная качественная осо­бенность права — его «системность». «Право в обществе,— пишет Б. В. Шейндлин,— есть не простое множество норм, не суммарное выражение, а нечто целостное (единое). Это

Ш


качественно   определенная   совокупность — система   норм, составляющая особую социальную реальность»1.

Чем объяснить «системность» права, его внутреннее единство как регламентатора общественных отношений? Вполне понятно, что истоки этого единства следует искать в единстве требований экономического базиса социалисти­ческого общества, в единстве государственной воли наро­да, руководимого Коммунистической партией. Экономиче­ское и социально-политическое единство общенародного социалистического права предопределяет и его юридическое единство, цельность. Однако дело не только в этом.

Право потому является регулятором (регламентатором) общественных отношений в единстве, в системе своих норм, что отдельные группы юридических норм выполняют в рамках единой правовой системы специфические задачи, особые  функции.

Законодатель в ряде случаев вынужден выделять нормативные положения, направленные на выполнение лишь отдельной операции в процессе правового урегулиро­вания, т. е. выделять такие нормативные положения, кото­рые признаны регламентировать только ту или иную сто­рону данных общественных отношений, то или иное спе­циальное юридическое средство.

Так, в социалистическом обществе существует объек­тивная необходимость в общем конституционном закрепле­нии основ общественного и государственного строя. При этом общее конституционное-з^крепление таково по своей природе, что оно не нуждается в детддьной регламентации данных общественных отношений. В особую группу выде­ляются юридические нормы, непосредственным предметом регулирования которых оказываются сами юридические акты, их действие и юридическая сила. В едином социали­стическом праве обособляются юридические  нормы,  свя-

1 Б. В. Ш е и н д л и н, Сущность советского права, изд-во ЛГУ, 1959, стр. 8.

116


занные с применением мер государственно-принудительно­го воздействия, в том числе с правовой ответственностью.

Необходимость обособленной и дифференцированной регламентации государственно-принудительных мер (санк­ции) в правоохранительных нормах обусловлена различ­ным характером нарушения юридических обязанностей, а также характером и степенью их общественной опасности. Так, общая обязанность не нарушать право общественной социалистической собственности является единой и нераз­дельной. Но 'нарушения этой обязанности могут быть раз­личными не только по своему фактическому содержанию (кража, грабеж, присвоение, растрата и др.), но и по сте­пени опасности соответствующих противоправных действий для общества (уголовное преступление, административный проступок). Существенное значение в рассматриваемом от­ношении принадлежит субъективной стороне правонаруше­ний — целям и намерениям правонарушителя, формам ви­ны, а также последствиям совершенного деяния, в частно­сти характеру и величине ущерба, причиненного обществу. Все эти обстоятельства и предопределяют необходимость существования правоохранительных норм. Сущность по­следних в том и состоит/чтобы отразить особенности тех обстоятельств, которые приняты во внимание законодате­лем при нарушении юридических обязанностей, и устано­вить в соответствии с этим меру государственно-принуди­тельного   воздействия.

Развитие объективного процесса специализации юриди­ческих норм обусловливается ростом культуры законода­тельства, повышением уровня обобщений, используемых при формулировании норм права.

Так, путем обобщений оказалось -возможным самостоя­тельно урегулировать некоторые общие (повторяющиеся) элементы общественных отношений. В нормативных актах, например, обособляются нормативные постановления, по­священные правосубъектности (правоспособности и дее­способности). Во многих случаях оказалось возможным та-

117


ким путем сформулировать в виде самостоятельных норм постановления, касающиеся специфических условий совер­шения тех или иных действий (их места, способа и др.), сроков исполнения обязанностей и т. п.

С повышением уровня обобщений в ходе нормотворче-ского процесса Советского государства растет также удель­ный вес юридических норм — дефиниций, т. е. юридических норм, содержание которых сводится к формулированию в кратком, обобщенном виде характерных особенностей дан­ной правовой категории. Аналогичную в сущности роль выполняют юридические нормы, содержащие пояснения ^/ отдельных юридических терминов или же указывающие на смысл, который вложил законодатель в ту или иную кате­горию.

Определенное юридическое (а не только техническое) значение приобретают заголовки статей и частей система­тизированных нормативных актов, то или иное расположе­ние в них отдельных статей и глав. В частности, заголовки статей и глав в систематизированных актах представляют собой законодательное формулирование смысла данных нормативных положений и, следовательно, нормативное за­крепление некоторых общих признаков данных правовых отношений  или   категорий.

6. Объективно существующую системность права необ-I ходимо всемерно учитывать при разработке общих теоре-\   тических проблем советской юридической науки.

Возникающие при  характеристике    юридической   нор­мы трудности обусловлены отчасти    тем,    что   отдельные авторы стремятся сформулировать безотказно действующие 'общие определения, которые    с    одинаковой    силой    рас-; пространялись бы    на    все   разновидности    юридических "норм.

Например, некоторые авторы без каких-либо оговорок отвергают самую мысль о возможности существования юридических норм без правовых санкций потому, что воз­можность применения государственного принуждения яв-

118


ляется общим признаком лрава. Значит, утверждают они, ; момент принудительности, выраженный в санкциях, свой-/ ствен каждой юридической   норме1.   Но делать подобные выводы можно лишь при том   условии,  если   признавать юридическую  однородность  правовых  норм  и   не  видеть системности  права.

■/

Действительно, возможность применения государствен­ного принуждения является неотъемлемым признаком права. Но это не означает того, что каждая норма права непременно должна иметь юридическую санкцию. Опреде­ленные виды юридических норм (в том числе юридические нормы — дефиниции) таковы по своей природе, что сами по себе они не нуждаются в охране государственным при­нуждением. Они действуют только в совокупности с иными нормами права, которые непосредственно охраняют ся государственным принуждением, и лишь в связи с этими нормами проявляется их юридический характер. При характеристике юридических норм, не оснащенных санкциями, вполне основательно утверждать, что их охра­на может быть обеспечена посредством санкций, содержа­щихся в других юридических нормах, либо при помощи всей системы действующего права2.

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

1. Нормативные юридические акты представляют собой такое звено в механизме правового регулирования, кото­рое  обслуживает  его нормативную основу.

Такая «служебная» роль свойственна вообще правовым актам, к которым, кроме нормативных, относятся также индивидуальные акты (см. § 4 настоящей главы).

1   О.  Э.  Лей ст,      Санкции   в   советском   праве,  Госюриздат,   1962,
стр. 12.

2   О. С. И о ф ф е,          М. Д. Ш а р г о р о д с к и й,   Вопросы теории пра­
ва,  Госюриздат,                                                                   1961,  стр.   160.

119


Правовой акт — это внешнее выражение воли государ­ства или отдельных лиц, направленное на определенный юридический эффект. Правовые акты связаны с различ­ными частями механизма; нормативные акты — с самой нормативной основой правового регулирования, т. е. юри­дическими нормами; индивидуальные — главным образом с правоотношениями, т. е. в основном с обеспечением субъ­ективных юридических прав и обязанностей, их реализа­цией в фактическом поведении участников правоотношения.

Однако во всех случаях основная специфическая функ­ция правовых актов в механизме правового регулирования состоит в том, что они призваны обеспечить целе­направленные изменения в праве, правовом ре­гулировании. Правовые акты — основной и решающий спо­соб, при помощи которого достигаются намеченные преоб­разования в правовой ткани социалистического общества, реально осуществляется воздействие государства и отдель­ных лиц на элементы механизма правового регулирования, и прежде всего на нормы права и правоотношения.

С рассматриваемой точки зрения нормативный юриди­ческий акт представляет собой акт, который выражает волю государства, направленную на установление, изменение  или   отмену   юридических   норм1.

Iе

Нормативные юридические акты являются актами пра­вотворчества. Они выступают в качестве способа измене-Г ния нормативной основы механизма правового регулирова­ния (и прежде всего способа введения в правовую систему новых норм) и, следовательно, формы существования юри­дических норм. В указанном смысле они являются акта­ми, которые содержат нормы права, т. е. юридическими источниками   права2.


В зависимости от правового положения правотворческо­го органа, юридической силы и сферы действий данных норм права нормативные акты подразделяются на отдель­ные разновидности. Среди нормативных актов социалисти­ческого общества решающее значение имеют законы — пер­вичные правовые акты по основным вопросам жизни социа­листического государства, непосредственно выражающие волю всего народа и обладающие высшей юридической си­лой. Немалое значение принадлежит также подзаконным нормативным актам, в том числе постановлениям прави­тельства, инструкциям отдельных ведомств, решениям местных Советов  и т. д.

Нормативные юридические акты закрепляются в опре­деленной документальной форме. Рассматривая норматив­ные акты в единстве с их документальной формой, можно дополнительно отметить еще ряд моментов, характеризую­щих их роль в механизме правового регулирования. Глав­ное, что здесь необходимо подчеркнуть, состоит в том, что нормативные акты (рассматриваемые в единстве с их доку­ментальной формой) призваны обеспечить пол­ное и точное выражение содержащейся в них вол и. От того, насколько полно и точно выражена в нормативных актах государственная воля народа, зави­сят сила и действенность права, четкая и бесперебойная ра­бота  правоприменительных  органов.

Другая важная функция нормативных юридических ак­тов-документов состоит в том, что они обеспечивают осу­ществление одного из условий правового регулирования — доведение государственной воли народа до всеобщего сведения.


\/


 


1  А. В. Мицкевич, «Ученые записки ВНИИСЗ», вып. 3 (20), М„
1964,  стр.   198.

2  Кроме нормативных юридических актов источниками права (в ука­
занном выше   специально юридическом  значении)   являются  также
санкционированные обычаи и  судебные прецеденты,  а также  неко-

120


торые другие формы выражения и закрепления юридических норм. Однако в социалистическом обществе судебный прецедент не яв­ляется источником права, а санкционированный обычай играет край­не незначительную роль. Поэтому они специально не рассматрива­ются в настоящей работе. К тому же их функции в механизме пра­вового регулирования в общем совпадают с функциями нормативных юридических   актов.

121


Наконец, функции правовых актов-документов связаны с идеологическим воспитательным воздействием права на сознание людей. Нормативные акты представляют собой существенное средство и источник правовой пропаганды и правового воспитания. Сила и эффективность идеологиче­ского воздействия права зависят не только от полноты и точности выражения государственной воли в нормативных актах, но и от соответствующего оформления актов, в част­ности от ясности и четкости изложения нормативных поло­жений, включения в содержание актов призывов, рекомен­даций.

Таким образом, значение нормативных юридических актов в механизме правового регулирования может быть правильно понято лишь в связи с той ролью, которую иг­рают в механизме юридические нормы. Их функции со­стоят главным образом в том, чтобы обеспечитьвведение в правовую систему новых юридических норм, их измене­ние и отмену, а также эффективность действия юридиче­ских норм, нормативной основы механизма правового регу­лирования в целом.

2. Действенность нормативных юридических актов, полное осуществление присущих им функций в механизме правового регулирования связаны со систематиза­цией актов, т. е. их упорядочением, приведением в опре­деленную систему. Такую роль играет прежде всего коди­фикация, при которой упорядочение нормативного мате­риала производится в ходе правотворчества; в результате кодификации издаются единые сводные нормативные акты. Другой важной формой систематизации является инкорпо­рация, при которой нормативный материал объединяется в  сборниках1.

1 Подробнее о различиях между кодификацией и инкорпорацией см. «Теоретические вопросы систематизации советского законодатель­ства»,   Госюриздат,   1962.

122


Необходимость систематизации нормативных актов вы­звана определенными нуждами практического характера. Нормативные акты издаются в различное время, различны­ми (иногда непосредственно не связанными друг с другом) правотворческими органами. Многие акты принимаются в связи с определенными конкретными событиями или осо­быми задачами в деятельности государства, его отдельных органов; они могут оказаться несогласованными, противо­речивыми. Отсюда и проистекает практическое значение систематизации.

Систематизированное законодательство облегчает тол­кование, понимание юридических норм. Оно становится бо­лее обозримым и удобным в пользовании. Практические работники легко ориентируются в систематизированном законодательстве, быстро находят нужный им нормативный акт. Надлежащим образом систематизированное законода­тельство создает реальные возможности и для того, чтобы все граждане и должностные лица могли ознакомиться с ос­новным содержанием социалистического права, его отдель­ных институтов.

Вместе с тем систематизация нормативных юридических актов имеет и более глубокие основания. Она является не­обходимым выражением одной из коренных внутренних особенностей социалистического права — системности юри­дических норм. Если социалистическое право действует как единый, слаженный во всех своих частях регулятор общест­венных отношений, то и нормативные акты должны быть согласованными, едиными. Отсюда следует, что система­тизация обеспечивает эффективность и действен­ность правового регулирования. Систематизированное (кодифицированное) законодательство оказывает значи­тельно больший эффект в общественной жизни, нежели за­конодательство, состоящее из множества разрозненных, подчас не согласованных нормативных актов. В процессе такой формы систематизации, как кодификация, оказывает­ся возможным широко использовать данные юридической

123


науки, повышать уровень нормативных обобщений, дости­гать необходимой «специализации» между юридическими нормами. Все это усиливает регулирующее воздействие права  на общественные  отношения.

В настоящее время в Советском Союзе проводятся зна­чительные работы по систематизации нормативных актов. Уже проведена кодификация таких важных отраслей зако­нодательства, как уголовное, гражданское, уголовно-про­цессуальное, гражданско-процессуальное, бюджетное и др. Ведется подготовка к кодификация трудового, земельного и ряда других областей законодательства. Осуществляется издание хронологических и подготавливается издание си­стематических собраний нормативных актов.

Из указанных выше разновидностей систематизации ос­новное значение принадлежит кодификации. При ко­дификации происходит переработка всего накопленного нормативного материала. В ходе кодификации открываются наиболее благоприятные возможности для развития и со­вершенствования законодательства. Нормативный акт, соз­даваемый в результате кодификации, отличается логической стройностью, внутренней согласованностью. Переработан­ный нормативный материал не просто размещается по оп­ределенной системе, но и внутренне объединяется с макси­мальным использованием нормативных обобщений.

Инкорпорацию (сведение действующих норматив­ных актов в сборники) в ряд& случаев можно рассматри­вать в качестве промежуточной ступени к кодификации. Однако некоторые части законодательства требуют только инкорпоративной обработки и далеко не все законодатель­ство может быть заключено в сводные, кодифицированные акты1.

К систематизации нормативных юридических актов при­мыкает справочно-информационная   работа,  когда   норма-

1 «Теоретические   вопросы   систематизации   советского   законодатель­ства», Госюриздат,   1962, стр.  21.

124


тивные акты не подвергаются какому-либо объединению в единые акты или сборники, устанавливаются «внешние свя­зи» между отдельными актами, а также вводятся опреде­ленные способы дополнительного оснащения действующих нормативных актов (в виде приложений, постатейного ма­териала, алфавитно-предметного указателя, системы «вкле­ек»   и т.  д.).

В ряде ведомств (в органах юстиции, прокуратуре, Ми­нистерстве финансов и др.) справочная работа по законо­дательству дополняется информационной деятельностью. Так, Министерство финансов СССР и ряд других ведомств издает «Бюллетени». Информация о текущем законода­тельстве помещается также в юридических журналах, в том числе «Социалистической законности» и «Советской юсти­ции».

В перспективе целесообразна организация единой госу­дарственной службы справочно^информационной работы по социалистическому праву. Единая система справочно-ин-формационной службы могла бы обеспечить необходимы­ми данными всех заинтересованных лиц — государственные органы, общественные организации, должностных лиц, от­дельных  граждан.

3. Нормативные юридические акты тем эффективнее воздействуют на общественную жизнь, чем совершеннее форма их выражения. Это совершенство достигается при помощи юридической техники — совокупности средств и приемов, используемых при выработке, оформ­лении и систематизации нормативных актов. Эти средства и приемы выражаются и закрепляются в определенных правилах — правилах юридической  техники.

Юридическая техника касается не только нормативных, но и индивидуальных актов. Вместе с тем технические средства и приемы, связанные с выработкой, оформлением и систематизацией нормативных актов (и прежде всего ко­дифицированных актов), имеют для механизма правового регулирования наиболее существенное значение.

125


Средства и приемы юридической техники являются «техническими» потому, что они выступают в качестве ин­струментов, призванных обеспечить совершенство право­вых актов. Их значение по отношению к нормативной ос­нове механизма правового регулирования является «слу­жебным», как бы организационно-вспомогательным.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть существенную роль юридической техники в обеспечении эффективности правового регулирования. Полное и правильное использо­вание всех средств и приемов юридической техники обес­печивает точное выражение содержания правовых актов, доходчивость и доступность последних, возможность их наиболее рационального использования в практической ра­боте.

Значение юридической техники во многом совпадает с ролью систематизации нормативных актов в механизме правового регулирования. Это вполне понятно: системати­зация нормативных актов в значительной степени и со­стоит в правильном использовании определенных средств и приемов юридической техники (кодификационной техни­ки). Так же, как и при систематизации, необходимость пол­ного и всестороннего использования юридической техники, выражающей передовой опыт законодательства и прогрес­сивные рекомендации науки, является объективной законо­мерностью, недоучет которой приводит к отрицательным последствиям.

Средства и приемы юридической техники довольно мно­гообразны. Они касаются средств изложения содержания юридических предписаний (терминология, нормативное из­ложение, юридические конструкции), приемов формулиро­вания отдельных норм (абстрактный и казуистический ме­тод и др.) и построения нормативных актов в целом (под­разделение  на  разделы,  статьи  и  др.).

Юридическая техника выражается, в частности, в стиле нормативных актов. Стиль правовых актов концентрирует воедино   и   использование   средств   юридической   техники

126


(терминологии юридических конструкций), и общие требо­вания к языку официальных документов, и требования со­временного  литературного  языка.

Главное, что определяет сти/ь нормативных (а также индивидуальных) актов, состоит в том, чтобы обеспечить сочетание, с одной стороны, доступности и убедительности актов, а с другой — их точности, определенности и высокой юридической  культуры.

Требование доступности предполагает, что язык право­вых актов должен быть максимально прост, ясен, понятен для каждого гражданина. Конструкция правового акта должна быть несложной, без излишней перегрузки их при­даточными  предложениями.

Стиль нормативных актов должен обеспечивать пре­дельную убедительность содержащихся в нем предписаний. В нормативные акты необходимо в ряде случаев включать преамбулы и пояснения. По своей четкости, построению, «внутренней силе» формулировки нормативных актов при­званы донести до всех лиц глубокую убежденность законо­дателя в необходимости и целесообразности проводимых мероприятий. Таким образом, совершенная языковая фор­ма нормативных актов является одним из средств, обеспе­чивающих идеологическое воздействие норм социалисти­ческого  права.

Вместе с тем, правовой акт — это не обычное выступле­ние, речь или статья. «Язык закона,— писал академик Л. В. Щерба,— требует прежде всего точности и невоз­можности каких-либо кривотолков; быстрота понимания не является уже в таком случае исключительно важной, так как заинтересованный человек безо всякого понукания про­чтет всякую статью закона и два, и три раза»1.

1 Л. В. Щерба, Современный русский литературный язык («Рус­ский язык и школа» 1939 г. № 4, стр. 20—21). Цит. по статье А. А. Ушакова, О понятии юридической техники и ее основных проблемах («Ученые записки Пермского университета», т. XIX, вып.   5,   1961,   стр.   75),

127


Стиль нормативных актов должен обеспечить точность и полноту выражения воли законодателя. Необходимо, чтобы нормативные акты по возможности содержали в себе исчерпывающие ответы на все могущие быть вы­двинутыми жизнью, практикой вопросы, связанные с их применением1.

Важнейшие требования стиля правовых актов — это строгая определенность фраз, выражений, терминов. Как правильно подчеркивается в литературе, «едва ли возмож­но назвать какую-нибудь иную область общественной дея­тельности, где неверно или неуместно употребленное сло­во, ошибочно построенная фраза, разрыв между мыслью и ее текстуальным выражением влекут за собой такие серьез­ные, а иногда и тяжелые последствия, как в области право­творчества»2.

Одним из средств точного и определенного словесного выражения воли законодателя является специальная юри­дическая терминология. Она необходима не только потому, что сокращает изложение, но главным образом потому, что во многих случаях без нее невозможно с необходимой точ­ностью выразить мысль законодателя. Применение спе­циальной юридической терминологии является показате­лем высокой юридической культуры правотворческой и иной  юридической  работы.

Однако специальной юридической терминологией нуж­но пользоваться умело и осторожно. Должны использовать­ся только проверенные, жизненные, отработанные наукой термины и только в случаях, когда они действительно необ­ходимы для обеспечения точности и определенности стиля нормативных актов. При этом специальные термины, как правило, должны получить нормативное разъяснение.

1  П. Т. В а с ь к о в, Ю. Е. В о л к о в,   О точности и   определенности
формулирования правовых норм  (сб. «Вопросы кодификации совет­
ского законодательства», Свердловск, 1957, стр. 23—24).

2  Д. А. Керимов,   Кодификация и законодательная техника, Гос­
юриздат,   1962,   стр.   91.

128


4. Средством, обеспечивающим действие нормативной основы механизма правового регулирования, является толкование   нормативных   актов.

Рассматривая толкование как элемент механизма пра­вового регулирования, нужно прежде всего указать на его роль в обеспечении нормативной регламентации общест­венных  отношений.

Толкование нормативных актов — это деятельность субъектов, при помощи которой реально завершает-с я   процесс нормативной регламентации.

При помощи толкования раскрывается содержание нор­мативных актов. Толкование правовых актов способствует устранению недостатков в их форме. В этом смысле толко­вание является своеобразным продолжением юридической техники, обеспечивающим выполнение одних и тех же за­дач— полноту и точность выражения воли, содержащейся в  актах.

Толкование нередко выражается в разъяснении содержания нормативных актов. Здесь интерпретатор не только уясняет содержание акта «для себя», но и опреде­ленным образом внешне выражает свое понимание этого содержания.

129

Официальное разъяснение (в особенности — норматив­ное) может быть выражено в виде специальных интер­претационных актов, издаваемых компетентными органами. К их числу принадлежат интерпретационные указы и постановления Президиума Верховного Совета СССР и Президиумов Верховных Советов союзных респуб­лик, многие постановления Пленума Верховного Суда СССР, разъяснения Государственного комитета Совета Ми­нистров СССР по вопросам труда и заработной платы и др. Толкование также может быть дано в специальных указа­ниях разъясняющего характера, которые содержатся в актах надзора юрисдикционных и административных орга­нов. Так, в постановлениях (определениях) судов второй и надзорной инстанций нередко прямо разъясняется смысл

9 С.  С. Алексеев


применяемых нормативных актов. В то же время казуаль­ное толкование не сводится только к прямым разъясне­ниям; оно может быть дано и в самом решении юрисдик-ционных и административных органов по конкретным де­лам1. Именно поэтому важнейшей основой для толкования нормативных актов служат не только акты судебного и административного надзора, где можно найти прямые разъ­яснения, но и все юрисдикционные решения, т. е. вся су­дебная, административная и иная практика применения норм  социалистического  права.

По своему содержанию интерпретационные акты — это особый вид правовых актов. Он существует наряду с нор­мативными и индивидуальными актами2. Вместе с тем ин­терпретационные акты неотделимы от тех актов, которые они  разъясняют.

Интерпретационные акты как бы подключаются к нор­мативным. Они вместе, в совокупности «обслуживают» нор­мативную основу механизма правового регулирования, обеспечивая эффективность ее действия в условиях стро­гой  социалистической  законности.

ПРАВООТНОШЕНИЯ

1. Правоотношения составляют главное средство, при помощи которого осуществляется действие юридиче­ских  норм.

Функции правоотношений в механизме правового регу­лирования  таковы:

1М. Д. Шаргородский, Уголовный закон, Юриздат, 1947, стр. 175; А. С. Шляпочников, Толкование уголовного закона, Госюриздат, 1960, стр. 145; Л. С. Явич, Проблемы правового ре­гулирования советских общественных отношений, Госюриздат, 1961, стр.   141.

2 П. Е. Н е д б а й л о, Применение советских правовых норм, Гос­юриздат,   1960,   стр.   488.

130


во-первых, правоотношения закрепляют круг лиц, на которых в данный момент распространяется действие юри­дических норм. Многие юридические нормы и соответству­ющие им правоотношения носят общий характер. Их участ­никами являются все субъекты права. Другие же нормы права распространяются на тех или иных лиц только при наличии дополнительных обстоятельств (юриди­ческих фактов). В этом случае связанность данных лиц правоотношением говорит о том, что именно они (и только они) охватываются действием соответствующих юридиче­ских  норм;

во-вторых, правоотношения закрепляют конкретное по­ведение, которому должны (или могут) следовать лица. Как только возникло правоотношение и, стало быть, как только лица стали носителями субъективных юридических прав и обязанностей, сразу же оказываются очерченными те рамки, в пределах которых управомоченный может, а правообязанный должен строить свое поведение;

в-третьих, правоотношения открывают возможность для приведения в действие специальных средств обеспечения юридических обязанностей и в случае необходимости для применения мер государственно-принудительного воздей­ствия.

Таким образом, правоотношения — это средство «перевода» общих предписаний юридиче­ских норм в плоскость субъективных юри­дических прав и обязанностей для данных субъектов.

Если юридические нормы выступают в качестве «регла-ментатора» общественных отношений, нормативной основы правового регулирования, то правоотношения — это «кон-кретизатор» общих требований юридических норм приме­нительно   к  данным  субъектам.

2. Значение правоотношений в механизме правового регулирования зависит от тех функций, которые выполняет социалистическое право, и, следовательно, от   типа связи


между субъективными   юридическими правами   и обязан* нюстями   (типа  правоотношений ).

Как уже отмечалось, в процессе регулирования общест­венных отношений могут складываться _два основных типа связи между субъективными юридическими правами и обя­занностями.

Когда правовое регулирование направлено на то, чтобы закрепить и упорядочить данные общественные отноше­ния, возникают правоотношения «пассивного типа». Опре­деленным лицам предоставляются права на положительные действия, а на всех других лиц возлагаются пассивные обязанности — обязанности, воздерживаться от действий известного  рода.

Когда же правовое регулирование направлено на то, чтобы обеспечить с правовой стороны (т. е. исключительно или преимущественно при помощи правовых средств) раз­витие, динамику общественных отношений, возникают пра­воотношения «активного типа». На определенных лиц возлагаются активные юридические обязанности — обязанности совершения положительных действий, а содер­жание субъективного права состоит в возможности требо­вать этого поведения от обязанного лица.

Следует оговориться, что термины, используемые для характеристики указанных типов правоотношений (право­отношения «активного типа» и «пассивного типа»), имеют условное значение. Оба типа указанных правоотношений играют в социалистическом обществе активно-творческую роль. Но особенности каждого из них во многом обуслов­лены как раз тем, какие функции — активные или пассив­ные — выполняет обязанное  лицо   (лица).

Важно подчеркнуть, что особенности правоотношений, выражающие функции социалистического права, характе­ризуют не просто отдельные виды правоотношений, а ка­чественно своеобразные их типы. Они отли­чаются друг от друга особыми юридическими свойствами и по некоторым признакам несопоставимы друг с другом.


В правоотношениях активного типа главное в содержа­нии — юридические обязанности. Это и понятно. Право­вое регулирование достигает здесь своей цели в результате положительных действий обязанного лица. Содержание же субъективного права сводится лишь к одному — к возмож­ности требовать от обязанного лица исполнения обязанно­стей. В рамках данного отношения никаких иных юриди­ческих возможностей у управ омоченного лица нет.

По-другому сочетается субъективное право и юридиче­ская обязанность в правоотношениях пассивного типа. Главное здесь — субъективное право, представляющее со­бой юридическую возможность на положительные действия самого управомоченного. Обязанности в правоотношениях пассивного типа являются лишь гарантией, обеспечиваю­щей «неприкосновенность» субъективного права и, следова­тельно, беспрепятственное осуществление предоставленных управомоченному юридических возможностей. Воздержание от действий само по себе еще не образует фактического содержания данного общественного отношения и само по себе не приводит к удовлетворению соответствующих об­щественных или индивидуальных интересов.

Различия между правоотношениями активного и пас­сивного типов четко прослеживаются во всех институтах социалистического  права.

Правоотношения активного типа — это гражданскопра-вовые обязательства (купли-продажи, подряда, контракта­ции, правоотношения по литературному заказу и др.)» трудовые правоотношения, налоговые правоотношения и  т.  п.

К правоотношениям пассивного типа принадлежат пре­жде всего правоотношения собственности, предоставляю­щие лицу правомочия на положительные действия — право владения, пользования, распоряжения. Сюда же следует причислить государственноправовые отношения, оформля­ющие конституционные права граждан; авторские право­отношения и др. Пассивными являются и административ-

133


ные правоотношения, закрепляющие компетенцию государ­ственных органов (права отдельных ведомств, главных управлений,   предприятий).

В ряде случаев можно наблюдать известное переплете­ние элементов указанных типов правоотношений (напри­мер, обязательственным правоотношениям по жилищному найму характерны некоторые элементы отношений пассив­ного типа; известное переплетение правоотношений обоих типов свойственно и отношениям по компетенции).

Разграничение правоотношений на активные и пассив­ные имеет и практическое значение. Так, при формулиро­вании нормативных актов права и обязанности в правоот­ношениях   a.fljfipirairsn   титуд     ^еПЛЯЮТСЯ   В   обяЗЫВаЮЩИХ

jHOpMax: указание на _об^яаннпгти субъектов полйДЕтыо раскрывает содержание правоотношения. Правоотношения же пассивного типа нуждаются в том, чтобы наряду с ука­занием на обязанности субъектов были специально закреп­лены в угфавомочивающих нормах и права на положитель­ные действия. Вот потШугнапршгерг

содержание компетенции государственных органов при по­мощи одной лишь ссылки на обязанности других организа­ций и лиц; необходимо в нормативных актах прямое за­крепление положительных прав данного органа.

Четкое уяснение того, к какому типу принадлежит дан­ное правоотношение, важно и для применения юридических норм, В частности, в каждом случае применения норм права необходимо выяснить, гдечшггр тяж^тф правоотношения

(в юридических обязанностях или же в субъективных пра­вах), каково содержание субъективного права (сводится ли оно к содержанию обязанности или же оно предоставляет управомоченному право совершать известные положитель­ные действия) и др. Например, когда анализируются пра­воотношения по жилищному найму, мало сказать, что эти правоотношения принадлежат к числу обязательственных. Необходимо углубить анализ с точки зрения типов право­отношений. При таком подходе оразу же выясняется, что

134


в жилищных правоотношениях имеются определенные эле­менты отношений пассивного типа. Поэтому квартиросъем­щик может удовлетворять свои интересы не только через действия обязанного лица, когда наймодатель исполняет свои обязанности (по предоставлению услуг, по капиталь­ному ремонту и др.), но и через свои собственные положи­тельные действия (обмен жилплощади, сдача части поме­щения   в  поднаем).

С теоретической стороны разница между правоотноше­ниями активного и пассивного типов столь существенна, что учет ее необходим при решении всех основных теоретиче­ских  вопросов  правоотношений.

Обратимся, например, к вопросу о содержании субъек­тивных юридических прав и обязанностей.

Общее определение суъективного права может быть ог­раничено указанием на то, что лицо наделено мерой воз­можного (дозволенного) поведения в правоотношении, обеспеченной обязанностями других лиц. Ответ же на во­прос: в чем конкретно состоит указанная мера возможного (дозволенного) поведения, зависит от типа правоотно­шения.

В правоотношениях пассивного типа она слагается из двух частей: во-первых, возможности требовать известного поведения от обязанных лиц (воздержания от действий из­вестного рода) и, во-вторых, возможности совершения по­ложительных действий самим управомоченным. Например, собственник, с одной стороны, вправе требовать от всех третьих лиц воздержания от действий, нарушающих его право, а с другой — обладает правомочиями владения, пользования и распоряжения вещью. В правоотношениях же активного типа мера возможного (дозволенного) пове­дения состоит лишь из одной возможности — возможности требовать предписанного поведения от обязанного лица. Зато это поведение состоит уже не в воздержании от дей­ствий, а в совершении положительных действий, удовлетво­ряющих интерес управомоченного.

135


Таким образом, дискуссия о том, каков состав субъек­тивного права, входит ли в его содержание одна, две или три возможности, является беспредметной. Мера возможно­го (дозволенного) поведения в правоотношениях пассив­ного типа состоит из двух возможностей, а в правоотноше­ниях активного типа — из одной1.

В дифференцированном подходе нуждается и характе­ристика юридической обязанности, объекта и т. д.

3. Правоотношения находятся в определенной взаимо­связи с теми общественными отношениями, которые регу­лируются юридическими нормами (они условно именуются «фактическими», или общественными отношениями в «ре­альной форме».

Надо отметить, что правовое и фактические отношения неразрывно связаны друг с другом, друг от друга неотде­лимы. Правоотношение есть не что иное, как та форма или тот вид, который приобретают фактические отношения, бу­дучи урегулированными нормами права2.

Положению о единстве в правоотношении фактического ^материального)   содержания и юридической формы при-:  надлежит существенное значение для понимания механиз-I ма правового регулирования. Именно   потому, что право-3 отношение есть в'ид или форма общественного отношения,