Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РСФСР

СВЕРДЛОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

ПРОБЛЕМЫ

С. G. АЛЕКСЕЕВ

ТЕОРИИ

Курс лекций в двух томах

ПРАВА

Том первый

Основные вопросы общей теории социалистического права

СВЕРДЛОВСК, 1972


3 40.4c А-У6


ОТ РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКОГО СОВЕТА СВЕРДЛОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА


 



Настоящее пособие рассчитано в основном на студен­тов старших курсов и аспирантов юридических высших учеб­ных заведений. Оно может быть использовано также прак­тическими работниками и специалистами иных отраслей знаний, интересующимися вопросами общей теории права.

В основе курса — учебное пособие «Общая теория со-циалистическсго права», опубликованное в 1963—1966 гг. Оно переработано с учетом новых материалов, а также за­мечаний и пожеланий, высказанных при обсуждении этой и других работ автора.

В связи с выходом в свет пособий, специально подго­товленных для студентов, начинающих изучать юридиче­ские науки, в настоящем курсе не повторяются общие исход­ные данные теории, а внимание сконцентрировано на слож-льг. проблемных вопросах.

Курс лекций состоит из двух томов.

Том первый — Введение. Сущность социалистического права. Нормы права и правоотношения.

Том второй — Нормативные акты. Применение права. Юридическая наука (правоведение).

Курс лекций печатается по решению ученого совета Свердловского юридического института от 6 мая 1971 г.

Научный редактор — доцент Р. К. Русинов


ВВЕДЕНИЕ


 



ОТВЕТСТВЕННЫЙ ЗА ВЫПУСК

профессор В. М. Семенов


 


ЗАДАЧИ И СИСТЕМА КУРСА

1. Этапы правового обучения и общая теория права. Пра­во — сложное социальное явление. Изучение свойств и структуры права, его закономерностей и социальной роли, его действия и применения в практической жизни является длительным и тру­доемким процессом, который распадается на ряд этапов.

На первоначальном этапе правовое обучение проходит обыч­но в курсе теории государства и права и примыкающих к нему дисциплин (история государства и права и др.)- Здесь право рассматривается в неразрывном единстве с другой частью над­стройки— государством. Этот курс нацелен на то, чтобы озна­комить обучающихся с основами марксистско-ленинского уче­ния о государстве и праве»

Следующий — наиболее продолжительный — этап правового обучения сводится к овладению отдельными сторонами правового регулирования, государственной деятельности, отдельными отрас­лями права. Обучение здесь замыкается в рамках многих, кон­кретных, обособленных друг от друга дисциплин — уголовного права, гражданского права, трудового права, прокурорского надзора, криминалистики и т. п. Этим конкретным дисциплинам свойствен преимущественно практический уклон. Такое детали­зированное изучение права подкрепляется, наконец, практиче­ской работой (практикой), в ходе которой оттачиваются и обо­гащаются специальные знания по конкретным правовым во­прос^.


Но именно потому, что изучение права проходит в основном в пределах многих конкретных дисциплин и на практике, возни­кает необходимость вновь вернуться к изучению права в делом. Это — третий этап изучения права, на котором подводится изве­стный итог всей ранее проделанной работе и ставится задача наиболее глубокого и полного изучения правовых категорий, которые наполняются многогранным конкретным содержанием. Право вновь воспринимается как цельный механизм — единый регулятор общественных отношений. Причем возвращение к праву как к целому осуществляется здесь на новой качественной основе — на базе специальных знаний, накопленных при прора­ботке конкретных дисциплин.

Изучение общей теории права после того, как усвоены необ­ходимые данные в рамках конкретных юридических дисциплин,обязательный, важный этап правового образования.

2. Основные задачи курса. Изучение общей теории права имеет существенное значение во многих отношениях.

Прежде всего это способствует упорядочению, приведению в определенную систему специальных знаний по конкретным юридическим дисциплинам.

Общая теория права и сама вооружает рядом конкрет­ных «тонких» и детализированных данных, необходимых для практической деятельности (правила применения норм, действия нормативных актов во времени, в пространстве, по кругу лиц и др.).

Общая теория права расширяет «юридический кругозор», ставит практическую деятельность, связанную с изданием и при­менением норм права, на прочную научную основу.

Наконец, общая теория права представляет собой решающее средство внедрения юридической культуры, а также и того, что условно может быть названо «юридическим мышлением». Толь­ко глубокое усвоение всех тонкостей и деталей механизма пра­вового регулирования позволяет проникнуть во все внутренние связи и закономерности права как части надстройки, правильно, умело и эффективно проводить в жизнь правовую политику со­циалистического государства.

Высококвалифицированным юристом может быть назван не тот, кто усвоил лишь конкретное содержание многочисленных нормативных актов (нормативные акты нередко за короткий срок существенно изменяются), а тот, кто на основе глубокого понимания сущности и социального назначения права, всего механизма правового регулирования способен при помощи об­щих юридических понятий осмыслить любой нормативный акт


и самостоятельно принять политически и юридически правильное решение. Это и есть высокая юридическая культура, способ­ность «мыслить юридически» *.

В развитии юридической культуры, а также «юридического мышления» и состоит то*главное, что обусловливает необходи­мость изучения общей теории права.

3. Объем материала и система курса. Настоящий курс посвя­щен социалистическому праву, рассматриваемому преимущест­венно на материале советского права.

Ограничение содержания курса вопросами социалистического права объясняется, главным образом, необходимостью макси­мального приближения его к задачам правового обучения в юри­дических вузах, к задачам сегодняшнего дня, к нуждам прак­тики. В то же время такой подход позволяет рассмотреть и общие правовые понятия и, стало быть, достигнуть решения тех задач, которые обеспечиваются при помощи общей теории права в целом.

Система курса общей теории социалистического права скла­дывается из пяти разделов: 1) право в социалистическом обще­стве; 2) нормы права и правоотношения; 3) нормативные акты; 4) применение норм права; 5) наука права. Эти разделы отра­жают последовательные ступени изучения права, постепенного раскрытия его отдельных сторон и проявлений — от социальной характеристики права (раздел первый) к его внутреннему юри­дическому строению (раздел второй), от этого — к внешним фор­мам выражения права (раздел третий) и в итоге — к практиче­ской деятельности по применению права (раздел четвертый). Следовательно, используя образные — и отсюда недостаточно точные — выражения, можно сказать, что первый раздел отве­ден «социологии» права, второй — его «догме», третий—«юри­дической форме», а четвертый — «практике» действия права, т. е. праву в его практическом применении. И в заключение — характеристика юридической науки — того вида общественного сознания, который связан с изучением социалистического права (раздел пятый).

1 Французский юрист Рене Давид, касаясь юридико-технической сторо­ны правового обучения (что, разумеется, делает его суждения односторонни­ми), пишет: «Главное в преподавании — это не ознакомить студентов с юриди­ческими нормами, а привить им навык к пониманию структуры, категорий и концепций права той или иной страны, обучив их словарю права; научить методам, при помощи которых можно найти нормы, необходимые для реше­ния данной проблемы; развить у студента определенную восприимчивость, которая позволит «чувствовать» это решение в соответствии со стандартами, часто не очень ясными, а иногда и нелогичными, которые приняты в данном


Изучение общей теории социалистического права построено таким образом, чтобы последовательно охватить все основные стороны связи и проявления социалистического права, механиз­ма правового регулирования.

4. Использование специальной литературы при подготовке курса теории права. Достаточно полное изучение теории социа­листического права предполагает тщательную проработку руко­водящей и специальной литературы.

Правда, в настоящем пособии по возможности учтены новые данные советской юридической науки, отражено современное со­стояние теоретической разработки отдельных правовых про­блем2. Но это ни в коей мере не может заменить всего того богатства знаний, которое накоплено советской правовой наукой.

Цель пособия не заменить в кратком изложении сущест­вующую специальную научную литературу по вопросам теории права, а, напротив, побудить читателя постоянно обращаться к ней, выработать вкус и потребность систематического ее изу­чения.

Юридическое образование вовсе не завершается изучением цикла учебных дисциплин, предусмотренных программой высших юридических учебных заведений. Не завершается оно и овладе­нием практических навыков. Практический работник становится высококвалифицированным юристом лишь тогда, когда он непре­рывно пополняет свой теоретический багаж, любит и читает спе­циальную литературу. Поэтому правовое обучение состоит не только в том, чтобы вооружить обучающихся необходимыми конкретными сведениями по праву и привить им «юридическое мышление», но и в том, чтобы развить у них органическую по­требность к постоянному общению с литературой — потребность, выступающую в качестве одной из наиболее ярких проявлений высокой юридической культуры. Юридическое образование, как и всякое другое научное образование, — это непрерывный процесс пополнения знаний, который возможен лишь при достаточно раз­витом вкусе к научной юридической литературе.

обществе. В связи с этим вовсе необязательно, чтобы обучение базировалось на дисциплинах, кажущихся наиболее «практичными»; по нашему мнению, предпочтительнее концентрировать внимание на дисциплинах, наиболее глу­боко разработанных, которые с большей ясностью... могут познакомить с кон­цепциями, методами и общим духом рассматриваемого права» (Р е н е Д а в и д. Основные правовые системы современности. «Прогресс», 1967, стр. 36—37).

2 В пособии с известными коррективами и дополнениями использованы материалы, опубликованные ранее в работах автора, в том числе в книгах «Общие  теоретические  проблемы   системы   советского   права»   (Госюриздат,

8


I


СОДЕРЖАНИЕ КУРСА

1. Главное в содержании курса. Содержанием настояще­го курса является марксистско-ленинская теория права.

В нем право и другие правовые явления освещаются с тех принципиально новых позиций, которые разработаны основопо­ложниками марксизма-ленинизма, —с позиций диалектического и исторического материализма, марксистской политической эко­номии, теории научного коммунизма. В курсе за основу взяты теоретические положения о праве, сформулированные в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, в документах КПСС и других коммунистических и рабочих партий, международных совещаний коммунистических и рабочих партий.

В соответствии с этим курс посвящен изложению и обосно­ванию диалектико-материалистических взглядов на право, на его сущность, функции и роль в социалистическом обществе. Основными идеями курса, непосредственно выражающими ко­ренные устои марксистско-ленинского мировоззрения, являются такие фундаментальные положения диалектико-материалистиче-

1961)' «Механизм правового регулирования в Советском государстве» («Юри­дическая литература», 1966), «Социальная ценность права в советском общест­ве» («Юридическая литература», 1971), а также в статьях и других работах, посвященных вопросам общей теории права и гражданского права (работы опубликованы в журналах «Советское государство и право», «Правоведение», в сборниках статей). В последующем ссылки на эти работы в пособии не приводятся.

9


ского понимания права, как общественно-исторический, объек­тивно-необходимый характер права в классовом обществе, обус­ловленность права экономическим базисом общества, его клас­совость и нераздельная связь с государством, его особенности в качестве государственной воли, возведенной в закон, и др.

Определяющим для содержания курса являются ленинские идеи о праве и законности в социалистическом обществе. В. И. Ленину принадлежит историческая заслуга разработки коренных методологических положений о месте и роли права в социалистическом обществе, о сущности и требованиях социали­стической законности, о праве и культуре при строительстве со­циализма и коммунизма и т. д.

Современный этап коммунистического строительства в СССР — этап развитого социализма — это период наиболее пол­ного и последовательного осуществления ленинских идей о пра­ве и законности в социалистическом обществе. В соответствии с этим по своему главному содержанию курс опирается на дан­ные и материалы, относящиеся к нынешнему периоду развития советского права.

2. Теоретические концепции социалистического права. На основе марксистско-ленинских взглядов на право сложилась и развивается особая область общественных знаний — социалисти­ческое правоведение.

Социалистическое правоведение спаяно идейным единством. Всех марксистов-правоведов объединяют единство методологи­ческой, основы, революционного пролетарского долга, последова­тельное служение интересам народа, строительства социализма и коммунизма.

Идейное единство социалистического правоведения не исклю­чает, однако, творческого разнообразия в исследовании права. Марксизм-ленинизм — враг всякого'" шаблона, мертвечины в науке, закостенелых, догматических схем и постулатов. Творче­ское применение законов и категорий материалистической диа­лектики при исследовании конкретного фактического материала в ряде случаев приводит правоведов к неодинаковым результа­там, к различным теоретическим выводам. Нередко в ходе иссле­дования вырабатываются своеобразные теоретические концеп­ции, объясняющие правовые явления. В советской юридической науке сложилось несколько творческих школ, которые объеди­няют ученых-правоведов известной спецификой в подходе к объ­яснению правовых явлений, особой творческой манерой истолко­вания фактов.

Существенную роль играет здесь углубление теоретического

ю


анализа. Новые явления, вскрытые при таком анализе, могут получить своеобразное теоретическое истолкование, которое в рамках марксистско-ленинской методологии будет означать попытку продвинуть разработку общетеоретической правовой проблематики на новую ступень. Все это и создает возможность, а точнее необходимость существования на базе единых диа-лектико-материалистических предпосылок теоретических концеп­ций социалистического права.

В последние годы социалистическое правоведение на основе завоеванных, прочно вошедших в науку методологических поло­жений сосредоточило внимание на регулятивной, активно-сози­дательной стороне права. Исследовательская работа в указан­ном направлении еще не завершена. Но, на мой взгляд, накоп­ленные в результате такого углубленного исследования понятия и идеи объединяются в теоретическую концепцию социалистиче­ского права как регулятора общественных отношений.

3. Развитие философии и общая теория права. Общая теория права как наука представляет собой такую часть социалистиче­ского правоведения, которая непосредственно связана с филосо­фией, диалектическим и историческим материализмом. Углубле­ние и развитие философских знаний отражаются на состоянии разработки общетеоретических правовых проблем и во многих случаях определяют тот своеобразный «поворот» в понима­нии правовых явлений, который и характерен для теоретических концепций.

В настоящее время происходит довольно интенсивное раз­витие философской мысли. На основе фундаментальных поло­жений марксистско-ленинской философии в последние годы вы­двинут ряд перспективных идей, разрабатываются конструктив­ные направления в исследовании философской проблематики. Для общей теории права, как и для других отраслей социа­листического правоведения, особо существенное значение на дан­ном уровне развития науки имеют:

а)  системный   («механизменный»)   подход — направление   в
исследовании явлений, когда они рассматриваются в качестве
элементов цельных систем, единых, сложных «организмов»;

б)   структурный подход — направление  исследований,  когда
внимание концентрируется на связях и соотношениях элементов,
образующих те или иные объекты;

в)  функциональный    подход — направление     исследований,
когда более глубокое проникновение в сущность явлений дости­
гается при помощи исследования их функций в данной системе
и функций системы в целом;

It


г) аксиологический (ценностный) подход — такое направление исследования, когда явления общественной жизни рассматри­ваются в качестве ценностей, благ, т. е. таких явлений, которые не только необходимы, но и способны принести выигрыш в обще­ственной жизни, связаны с духовными идеалами людей, классов» общества.

Все эти направления развития философской мысли, пред­ставляющие собой специфические формы конкретизации диалек-тико-материалистического взгляда на мир, органически связаны друг с другом, являются ступенью в общем потоке развития философских знаний. И именно они (взятые в единстве) пред­определяют то своеобразие концепции социалистического права как регулятора общественных отношений, которое, по замыслу автора, определяет на базе единых диалектико-материалистиче-ских предпосылок марксистско-ленинской методологии содер­жание настоящего курса.

4. Специальные, «сквозные» идеи курса. В соответствии с кон­цепцией социалистического права как регулятора общественных отношений курс содержит ряд специальных, «сквозных» идей.

Конечно, в настоящей работе прежде всего ставилась задача последовательно провести общие диалектико-материалистиче-ские положения о праве, обобщить и в систематическом порядке изложить общетеоретическую правовую проблематику, попы­таться определить объем и систему самостоятельного курса па общей теории социалистического права. Но именно потому, что при написании работы преследовалась цель с максимальной полнотой использовать новейшие достижения юридической науки, ее современный «дух», курс общей теории социалистического права отразил и указанную выше теоретическую концепцию. К тому же автор в порядке постановки вопроса предпринял попытку свести воедино основные положения этой концепции,, уточнить ее отдельные положения, проверить ее на всем мате­риале общей теории социалистического права.

Каковы же специальные, «сквозные» идеи курса? Укажу на те из них, которые прямо соответствуют упомянутым выше на­правлениям развития философской мысли и которые поэтому представляются особо важными для современного «видения» права, его сущности и роли в жизни социалистического обще­ства.

1) Положение о механизме правового регулирования. Право» правоотношения и все другие правовые явления рассматривают­ся в курсе как звенья единого механизма, обеспечивающего юри~ дическое воздействие на общественные отношения. Это не толь-

12


 


ко позволяет объединить все правовые явления в единую, цело­стную картину, отражающую единство и целостность правовой части надстройки, но и выяснить те особые функции, которые выполняет каждое из звеньев механизма в процессе юридиче­ского воздействия.

2)           Положение об единстве структуры права. Для права ха­
рактерна «системность» — сложное строение составляющих его
норм,   институтов,   отраслей,   связанных   в   прочное   единство.
В курсе предпринята попытка показать, что учет сложной струк­
туры социалистического права предопределяет решение многих
общетеоретических вопросов.

3)           Положение о регулятивных (динамической и статической)
и охранительной функциях права. Это одна из ключевых идей
работы. Разграничение между функциями права оказалось на­
столько существенным, что оно выступило в качестве одного из
главных оснований классификации юридических норм,   диффе­
ренцированного подхода к определению функций правоотноше­
ний, их содержания, объектов и т. д. Иными словами, в зависи­
мости от специфических функций определяется внутреннее строе­
ние права, правового регулирования.

4)   Положение о социальной ценности права. Это также одно
из главных теоретических положений курса. Социалистическое
право представляет собой существенную социальную ценность,
которая является завоеванием социализма и дальнейшее утверж­
дение которой  (как ценности)  способствует укреплению социа­
листической законности, успешному решению задач строитель­
ства коммунизма.

Указанные идеи (положения) объединены мыслью о своеоб­разии правовой формы общественного регулирования. Опираясь на марксистско-ленинские взгляды о соотношении содержания и формы, в курсе показано специфическое содержание права, со­ставляющих его норм, всего механизма правового регулирова­ния. Упомянутые выше теоретические положения и призваны раскрыть различные стороны и проявления специфического со­держания юридической формы общественного регулирования, обусловленного его классово-волевым, политическим содержа­нием. С этой точки зрения в курсе предпринимается попытка осветить многоплановость правовой жизни общества, пра­вовой действительности (и, в частности, сделано ударение на роль индивидуального поднормативного правового регулирова­ния).

И еще одна существенная (правда, только лишь намеченная) «сквозная» идея, определяющая теоретическое содержание кур*

13


са. Это освещение управленческой природы права, его роли как элемента системы социального управления.

Не всегда, быть может, специальные, «сквозные» идеи изло­жены в последующем с надлежащей выпуклостью (так как изло­жение подчинено общей системе и профилю курса). Но как раз по этой причине целесообразно с самого начала проследить их влияние на характер и направление решения соответствующих теоретических вопросов.

Раздел первый


 


ПРАВО В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ


Глава   I

ПРАВО

1. Общественное регулирование и право. Общество — этб сложная й имеете с тем цельная (органичная) система, цельный организм. Непременным условием функционирования и разви­тия общества является его внутренняя организованность, изве­стная степень упорядоченности существующих в нем отношений. Поэтому любое человеческое общество немыслимо без регули­рования поведения людей. Даже на самых ранних ступенях раз­вития общества —- при первобытнообщинном строе — поведе­ние людей охватывалось довольно строгой регламентацией (тра­диции, подчинение авторитету старейшин, религиозные обряды и Др.)1-

Общественное регулирование поведения людей связано с фор­мированием и развитием социальных норм — правил поведения общего характера, распространяющихся на определенный кол­лектив людей (общество в целом). Ф. Энгельс указывал: «На известной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов и позаботиться о том, чтобы отдельный человек подчинился общим условиям производства и обмена»2. Таким образом, регламен­тация поведения людей в обществе выступает в виде норматив­ного регулирования.

Социальные нормы весьма разнообразны. К ним относятся, в частности, обычаи, нормы морали, нормы общественных орга­низаций (корпоративные нормы).


1   К. Маркс писал: неурегулированность и порядок являются именно формой
общественного упрочения данного способа производства и потому его относи­
тельной эмансипации от просто случая и просто   произвола» "XX. Маркс   и
Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. 2, стр. 356—357).

17

2   К-Маркс и  Ф.Энгельс.  Соч., т. 18, стр. 272.   v

Заказ 82


В классовом обществе к этим видам социальных норм при­соединяется и сразу же выдвигается на первое место новое, спе­цифическое средство регулирования поведения   людей — право.

Право — это необходимый, неизбежный продукт классового общества. При существовании антагонистических социальных противоречий господствующий в обществе класс сохраняет и упрочивает свое экономическое господство при помощи полити­ческого господства — государства и права. К. Маркс и Ф. Эн­гельс писали: «Помимо того что господствующие при данных отношениях индивиды должны конституировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловлен­ной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона»3.

Таким образом, возникновение и существование права свя­заны с необходимостью общественного (нормативного) регули­рования отношений классового общества. Право по своему со­циальному назначению выступает в качестве классового регу­лятора — инструмента, обеспечивающего функционирование и развитие классового общества как сложной органичной систе­мы (обьцественного организма).

Раскол общества на классы — социальная основа возникновения права. Подчеркивая это в высшей степени важное для марксистско-ленинской право­вой доктрины обстоятельство и, следовательно, проводя здесь аналогию с возникновением государства, необходимо вместе с тем видеть и особенности в основаниях и процессе возникновения права.

Прежде всего существуют «собственные» экономические и политические причины, обусловившие необходимость правового регулирования. Дело ведь не только в том, что государству для выполнения классовых задач и ведения «общих дел» потребовался инструмент, при помощи которого оно могло бы делать свою волю общеобязательной. Здесь могут быть установлены и про­цессы иного порядка. Разделение труда, потребности товарного производства и обмена вызвали надобность в точных, детализированных и в то же время «всеобщих», строго гарантированных нормах. А уже это наряду с другими более глубокими факторами явилось одним из обстоятельств, вызвавших к жизни всю систему средств политического регулирования классового общества.

Право, надо полагать, имеет и свою предысторию, которая, видимо, свя­зана с формированием нравственных предпосылок правового регулирования (о них речь позже). Эти нравственные предпосылки, а также некоторые свойства права стали постепенно складываться в недрах первобытнообщинно­го строя. Не случайно Ф. Энгельс говорит о «правах» племен, о существова­нии в тот период «материнского права» и т. п.4. По мере разложения перво­бытнообщинного строя стали формироваться такие специфические способы регулирования, которые явились промежуточными образованиями между нор­мами первобытнообщинного строя и правом. Одним из таких промежуточных

3   К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 322.

4   К. Маркс   и   Ф. Энгельс. Соч.,. т. 21, стр.  120,  122,  131,  133,  136,

18


бпазований явились «система табу»5, а затем общинное право (соответст­вующее во многих случаях особой стадии в процессе возникновения государ­ства —«военной демократии»).

2. Классово-волевое содержание права. К. Маркс и Ф. Эн­гельс, раскрывая фальшь буржуазных представлений о праве, писали: «...Ваше право ^сть лишь возведенная в закон воля ва­шего класса, воля, содержание которой определяется материаль­ными условиями жизни вашего класса»6. Это теоретическое поло­жение распространяется на все правовые системы антагонисти­ческих формаций (т. е. не только на буржуазное, но и на фео­дальное, и на рабовладельческое право), а также и на социали­стическое право периода диктатуры пролетариата (с той, разу­меется, оговоркой, что пролетарское право выражает и волю всех трудящихся, т. е. большинства общества). После полной и окон­чательной победы социализма сод^жаниег^ава образует волю всего народа. Так "что" в целом" в '"социалистическом обществе в праве выражается воля трудящихся во главе с рабочим классом,

Положение о классово-волевом содержании права является существенным моментом, раскрывающим его роль как классо­вого регулятора общественных отношений.

Именно в воле, выраженной в праве, закрепляются экономи­ческие и иные интересы господствующего класса. Важно при этом, что право не только отражает интересы господствующего класса, но и активно воздействует на общественные отношения с целью проведения их в жизнь. Такое целенаправленное стрем­ление и отражено в категории «воля класса»7.

В праве выражена классовая, т. е. групповая, коллективная (при социализме —общенародная) воля. Хотя по своей природе воля —явление психологическое, связанное с индивидуальной психикой людей, но, закрепленная в праве, она представляет собой единство психологических и социальных моментов.

В праве воля господствующего класса объективируется. К. Маркс и Ф. Энгельс обращали внимание на то, что господ­ствующие при данных отношениях индивиды   «проводят   свою

5 По мнению А. В. Дроздова, «система табу является зародышем право­вых норм» (А. В. Дроздов. Человек и общественные отношения. Изд-во ЛГУ, 1966, стр. 90; см. также: «Марксистско-ленинская общая теория госу­дарства и права. Исторические типы государства и права». «Юридическая ли­тература», 1971, стр. 71—77).

6"К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 443

7 «Общая теория советского права». Под ред. Н. С. Братуся и И, и. La-мощенко. «Юридическая литература», 1966, стр. 4.

9*                                                                                                                                       19


собственную волю в форме закона, делая ее в то же время неза­висимой от личного произвола каждого отдельного индивида среди них»8.

Таким образом, право представляет собой такой регулятор общественных отношений, который имеет классово-волевое со­держание. Право выражает волю экономически господствующего класса (трудящихся во главе с рабочим классом в социали­стическом обществе^.

3. Право как воля, «возведенная в закон». Важное значение имеет положение о том, что право это воля, «возведенная в закон».

Возведенная в закон — значит прежде всего государственная воля. Что такое закон? — ставил вопрос В. И. Ленин и отвечал: «Выражение воли классов, которые одержали победу и держат в своих руках государственную власть»10. Право — явление в широком смысле государственное. «Чтобы запрещать или пред­писывать,— писал В. И. Ленин, — надо быть властью в государ­стве» п. Право исходит от государства, воплощает его волю, в которой заключена воля экономически господствующего класса (трудящихся во главе с рабочим классом в социалистическом обществе). Государственные органы непосредственно издают или санкционируют юридические нормы. Государственный аппа­рат гарантирует эти нормы, обеспечивая их реальное, фактиче­ское проведение в жизнь.

8   К. Маркс и  Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 322.

Объективированный характер выраженной в праве воли объясняет свое­образие действия юридических норм. «Закон как общее правило поведения действует, «гласит» и тогда, когда словесный и логический смысл, вложен­ный в него, позволяет суду или администрации регулировать те охраняемые государственной властью отношения, которые первоначально не предусмат­ривались законодателем или возникли уже после издания закона» (Марк­систско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты w понятия. «Юридическая литература», 1970, стр. 367).

9   Приведенную формулировку классово-волевого содержания права, каза­
лось бы, можно упростить, указав в единой формуле на то, что право, как
полагают М. И.  Байтин, В.  В.  Борисов, А. М.  Витченко,  Н.  И. Матузов,
В. А. Шебалин, выражает «возведенную в закон волю класса, осуществляю­
щего  политическую  власть   («Советское  государство  и  право»,   1971,     6>
стр. 142). Однако такое «упрощение», если его принять, усложнило бы зада­
чу по раскрытию классово-волевого содержания права: все равно пришлось
бы   расшифровывать   формулировку   «класс,   осуществляющий   политическую-
власть» и, стало быть, возвращаться к исходному — к указанию на то, что*
в   праве   выражается   воля   экономически   господствующего   класса   (трудя­
щихся во главе с рабочим классом — в социалистическом обществе).

10      В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 16, стр. 306.
^ В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 32, стр. 340.

20


Объективирование воли экономически господствующего клас­са в праве оказывается возможным лишь после придания ей характера государственной воли. «...Воля, — подчеркивал В. И. Ленин, — если она государственная, должна быть выра­жена как закон, установленный властью; иначе слово «воляъ пустое сотрясение воздуха пустым звуком» .

Однако формула «возведение в закон» указывает не только на то, что объективированная в праве воля является государст­венной. В этой формуле содержится и другой глубинный смысл, выражающий, в частности, нравственные начала права.

Право — это не вся и не всякая государственная воля. Поли­тическая диктатура экономически господствующего класса мо­жет в принципе осуществляться и вне права, неправовыми ме­тодами политического господства (мерами непосредственного принуждения, фактическими организационными действиями и др.)- И вот как раз для того, чтобы стать правом, государст­венная воля должна быть «возведена в закон». А последнее означает не только придание определенным нормам властной, общеобязательной силы. Слово «возвести» дает представление о праве как о нечто таком, что «приподнято», перемещено в спе­цифическую плоскость.

Право является такой системой классового регулирования, в соответствии с которой участники общественных отношений обладают известной самостоятельностью, имеют комплекс субъ­ективных прав, должны действовать в согласии с началами гос­подствующей справедливости. Здесь государственная воля при­обретает то, что присуще именно «закону», — всеобщность и устойчивость юридических предписаний.

Иными словами, формула «возведенное в закон» выражает правовое содержание, свойственное праву как классовому регу­лятору. На это правовое содержание указывал К- Маркс, когда писал, что в борьбе с необузданными, алчными интересами нуж­но «уделять ...главное внимание правовому содержанию, чтобы у нас в конце концов не осталась одна только пустая маска» 13. В связи с этим К. Маркс подчеркивал: «Форма лишена всякой ценности, если она не есть форма содержания» и.

Наличие специфического правового содержания дает воз­можность понять, почему возведенная в закон государственная воля экономически  господствующего  класса называется «пра-

12 В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 32, стр. 340.

« К. МарксиФ. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 158—159.

14 Т а м же, стр. 159.


вом». Это обусловлено именно тем, что правовая форма обще­ственного регулирования, во-первых, предполагает наличие га­рантированной системы субъективных прав и, во-вторых, вопло­щает в себе господствующие моральные принципы, начала спра­ведливости. Отсюда и близость по смысловому значению слов — «правовое», «правое», «справедливое».

Таким образом, право представляет собой не «просто» выра­жение воли экономически господствующего класса, а его госу-дарственную волю^ возведенную в ^а^он

4ГСвойства права. Особенности права как классового регу­лятора предполагают и своеобразие его свойств.

Всякое общественное регулирование осуществляется при по­мощи социальных норм. Но главное в праве — его социальное назначение и классовое, государственно-волевое содержание — придает специфический характер и нормативности, и всем дру­гим свойствам права, сообщает им особый «правовой» характер.

ГТраву как особой форме (разновидности) общественного ре­гулирования пp^^щиJi^ь[£^<^Qвныe свдйсхва: новматишюсть, формальная бпределенность, системность, п£ин^дительность. XyWo р м а т и в нос т ь. Право состоит изЪощеобязатёльных норм15. Оно потому и способно выполнять роль регулятора общественных отношений в классовом обществе, что определен­ным правилам поведения придается общеобязательное значение. Каждое лицо, которое попадает в сферу действия правовой нор­мы, обязано подчиниться ее требованиям. В отличие от морали и некоторых других неправовых форм общественного регулиро­вания общий характер правовых норм не зависит от субъектив­ного отношения к данным нормам тех или иных лиц.

Особый характер нормативности, свойственной праву, состоит также в том, что юридические нормы в принципе могут распространяться на территорию всей страны и действовать не­прерывно во времени (вплоть до их отмены или изменения). V Системность. Право-представляет собой систему норм16. Существующие в данном государстве правовые нормы настоль­ко тесно связаны между собой, что их действие Друг без друга невозможно. Правовые нормы соединены в единый сложный нормативный механизм правового регулирования. Выражением системности права являются его структура и прежде всего деле­ние юридических норм на отрасли и институты.

15     О.   С.  Иоффе,  М.  Д.  Ш а р г о р о д с к и й.  Вопросы теории  права.
Госюриздат, 1961, стр. 129—130.

16     Б.  В.  Шейндлин. Сущность советского права.  Изд-во ЛГУ,   1959,
стр. 8—12.

22


формальная определенность. Нормы, из которых складывается право, носят формально-определенный характер17. Они имеют определенное, в оольшйнстве случаев точное, кон­кретное, детализированное содержание, с надлежащей полнотой охватывающее данные общественные отношения. А главное — содержание правовых норм закреплено в формальных актах (источниках права), причем в более или менее развитых право­вых системах оно прямо зафиксировано в актах, исходящих от государства.

Принудительность. Право — это система норм, которая гарантируется государством.

Неверным было бы полагать, что принудительная сила госу­дарства— единственное средство проведения правовых норм в жизнь.

В результате идеологического воздействия (а в социалисти­ческом обществе — высокой сознательности людей, их убежден­ности в целесообразности права и др.) требования правовых норм в тех или иных масштабах проводятся в жизнь доброволь­но, без применения принудительной силы государства. Да и сами способы, методы и приемы государственного гарантирования юридических норм весьма разнообразны. Они зависят от исто­рического типа государства, его формы, политического режима и конкретного этапа развития общества.

Несмотря на все это, возможность применения принудитель­ной силы государства во всех случаях остается специфическим признаком права, четко отграничивающим его от других форм общественного регулирования. «...Право, — писал В. И.Ленин,— есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права» 18.

Таким образом, право как классовый регулятор, выражаю­щий возведенную в закон государственную волю экономически господствующего класса, представляет собой систему общеобя­зательных, формально-определенных, гарантированных госу­дарством норм. Будучи устойчивой, стабильной нормативной системой общественного регулирования, право вместе с тем спо­собно изменяться в связи с развитием общественной жизни, ре­агировать на появление новых или отпадение отживших обще­ственных отношений (динамизм права).

5. Содержание и форма в праве. Признаки права. Определе­ние права. Каждое явление имеет содержание и форму.

17      П.  Е.  Нед бай л о.   Применение  советских  правовых  норм.   Госюр­
издат, 1960, стр. 34 и др.

18      В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 33, стр. 99.

23


Содержание права образует объективированная в системе общеобязательных норм возведенная в закон государственная воля19. По своему содержанию право выступает как явление многогранное, многостороннее. Наиболее важными здесь, как сле­дует из предшествующего изложения, являются: а) классово-во­левое содержание, б) те аспекты социального содержания, кото­рые отражены в формуле «возведенное в закон», т. е. то, что может быть названо специфически правовым содержанием.

Форма права выражает организацию содержания. Послед­нее существует и внешне выражается лишь будучи отлитым в известные формы. «Организация» содержания имеет внутрен­нюю и внешнюю стороны. В соответствии с этим различаются внутренняя и внешняя формы.

Внутренняя форма представляет собой структуру содержания. Причем «структуру» права можно рассматривать в двух аспек­тах и, собственно, в двух аспектах понимать внутреннюю форму.

Если структуру понимать как строение «материализованной системы»20, то внутренняя форма права сводится к строению и соотношению таких частей, как отрасли, институты, элементы нормы и др.21. Но если структуру трактовать в более широком смысле, т. е. как способ, закон связи элементов содержания22, то в этом случае внутренняя форма раскрывается не только через системность, но и через всю совокупность правовых свойств — нормативность, формальную определенность и др. Ор­ганизация содержания обеспечивается всеми его свойствами, ко­торые и делают государственную волю «правом».

Следовательно, все рассмотренные в предшествующем изло­жении свойства права характеризуют его внутреннюю форму.

19      Н.   Г.  Александров.  Право  и законность  в  период развернутого
строительства коммунизма. Госюриздат, 1961, стр. 207; О. С. И о ф ф е. О фор­
ме и содержании социалистического права. «Вестник Ленинградского универ­
ситета», 1959, № 11, стр. 84; Д. А. Керимов. Свобода, право и законность
в социалистическом обществе, Госюриздат, I960, стр. 200; А, Ф. Шебанов.
Форма советского права. «Юридическая литература»,  1968,  стр.  17 и след.;
«Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные инсти­
туты и понятия» «Юридическая литература», 1970, стр. 377—378 и др.

20   Р. А. 3 о б о в. О разработке некоторых новых категорий материалисти­
ческой диалектики в советский период.  «Вестник Ленинградского универси­
тета», 1968, № 5, стр. 50—51.

21     «Марксистско-ленинская   общая теория государства и права. Основные
институты и понятия» «Юридическая литература», 1970, стр. 379—380.

22     В.  И.   С в и д е р с к и й,  Р.   А.  Зобов.  Новые  философские  аспекты
элементно-структурных отношений. Изд-во ЛГУ,  1970, стр. 3 и след.

24


Внешняя форма — это источники права и прежде всего нор­мативные    юридические    акты    (законы,   акты   правительства

и т. д.).

Различая внутреннюю и внешнюю формы в праве, необхо­димо указать и на их единство. Внутренняя организация содер­жания, выраженная вовне, и есть внешняя форма. Это — обще­философская сторона вопроса. Применительно же к праву не­возможность отрыва структуры и внешней формы имеет и осо­бые основания, состоящие в принадлежности права к надстро­ечным, идеологическим отношениям. Нормативные акты и иные источники юридических норм представляют собой не просто не­что «внешнее», а необходимый момент в самом существовании

права.

Поэтому, если рассматривать правовые свойства в качестве выражения элементов его структуры (внутренней формы), то становится ясным, что каждый из этих элементов, выраженный вовне, выступает в виде соответствующего, элемента внешней формы — источников права, нормативных актов. Так, норматив­ности права соответствует нормативный характер актов право­творчества, формальной определенности — их документальное, словесно-языковое выражение, системности — структура зако­нодательства и т, д.

Вот почему вполне оправданно говорить об единой форме права (или правовой форме), охватывающей и внутреннюю, и внешнюю формы, а также некоторые моменты того социального содержания, которое выражается положением «возведенное в закон». Именно так, в едином смысле нужно понимать форму права, когда рассматривается соотношение социального содер­жания и правовой формы, возможность отставания, «сбрасыва­ния» старой формы, использования старой формы в новых со­циальных условиях и т. д.23.

П_2_Д^н а к и nj>3 в а — это характерные моменты, отражаю­щие социальнбе""назначение, содержание и свойства права. Вы­деляя главные особенности права, можно указать, во-первых, на   признак,   характеризующий   социальное   назначение   права (выступление в качестве классового регулятора), во-вторых, на признаки содержания права (классово-волевое содержание «воз-веденность» государственной воли в закон) и признаки, отража­ющие  основные  свойства   права   (нормативность,   формальную определенность, системность, принудительность).

23 О диалектике соотношения формы и содержания в праве см.: «Марк­систско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия». «Юридическая литература», 1970, стр. 380—384.

25


Суммируя эти группы признаков, можно общее определение права сформулировать следующим образом:

Право это система общеобязательных, формально опреде­ленных, гарантированных государством норм, выражающих воз­веденную в закон государственную волю экономически господст­вующего класса (трудящихся во главе с рабочим классом в социалистическом обществе) и выступающих в качестве клас­сового регулятора общественных отношений.

В советской юридической литературе определению права уделяется доста-<  точно много внимания.

Действительно, четкое и достаточно полное определение обеспечивает необходимую последовательность и стройность при изложении понятия права, его особенностей и свойств. Немаловажно его методическое значение в про­цессе преподавания проблем общей теории.

Вместе с тем следует признать неплодотворной, лишенной существенного научного значения, попытку некоторых авторов свести всю проблему понятия права к вопросу его определения и состава включаемых в него признаков. В последние годы недостатки принятой в литературе характеристики права подчас связывались с тем, что в его определении не содержится указания на обусловленность воли господствующего класса экономическим базисом, не подчеркивается добровольное в основном исполнение юридических норм в социалистическом обществе и др.24.

Нет нужды подробно разбирать эти и им подобные соображения. Широко известно высказывание Ф. Энгельса об ограниченном, вспомогательном значе­нии дефиниций в науке. Но почему-то получается так, что как только те или иные авторы обращаются к вопросу о признаках, которые должны найти отражение в кратком определении права, этому немедленно придается прин­ципиальное значение. Возвеличивание дефиниций в данном случае тем более непонятно, что все авторы, формулирующие краткое определение права, кото­рое отражает в основном его специфические признаки, неизменно указывают при развернутом изложении «существа самого дела> и на обусловленность права экономическим базисом и на то, что правовые нормы в социалистиче­ском обществе осуществляются в основном добровольно и т. д.

При рассмотрении понятия права необходимо и дальше сосредоточивать усилия на том, чтобы, опираясь на фундаментальные методологические поло­жения марксистско-ленинской теории, углублять наши представления о соци­альном назначении, содержании и свойствах права как классовом регуляторе общественных отношений.

Необходимо, в частности, продолжить исследование того специфического социального содержания права, которое охватывается марксистской формулой «возведенное в закон». Здесь весьма перспективным представляется анализ связей права с его нравственными основами, с общественным прогрессом, с человеческими моральными ценностями.

Не менее перспективным является также исследование свойств права. В этой области назрела необходимость более конкретизированного анализа, который бы позволил выявить своеобразное сочетание свойств правовой фор-

24 См., например: П. Т. Полежай. К вопросу о понятии социалисти­ческого права. «Право и коммунизм». Под ред. Д. А, Керимова. «Юридиче­ская литература», стр. 15 и след.

26


мы в рамках отдельных структурных общностей права. О других возможных направлениях исследования права будет указано позже.

6. Социальная ценность права. Право является ценностью в обществе, т. е. социальным благом, социально полезным ин­струментом, соответствующим интересам и идеалам классов, об­щества, личности.

С точки зрения социального назначения и классово-волевого содержания ценность права является однопорядковой с ценно­стью других социально-политических институтов и учрежде­ний, существующих в данной системе классовых отношений. Ценность права в этой плоскости состоит в «служении» опреде­ленным классовым интересам. В обеспечении экономического, политического и идеологического господства класса (трудящих­ся во главе с рабочим классом — в социалистическом обществе) и заключается высшая социальная ценность права как полити­ческого классового явления.

Освещение ценности права требует также учета его свойств как формы общественного регулирования.

Главное здесь состоит в том, что свойства права позволяют ему быть высокоэффективным и целесообразным нормативным регулятором, В классовом обществе нет другой системы соци­альных норм, которая смогла бы обеспечить столь эффективное и целесообразное регулирование экономических, государственно-политических, организационных и ряда других отношений. Имен­но право в классовом обществе является одним из главных ин­струментов, обеспечивающих высокую организованность обще­ственной   жизни,   функционирование   социального   управления.

В этом обеспечении высокой организованностью «участвуют» все свойства права. При помощи нормативности может быть со­здана единая экономичная, непрерывно действующая система типовых масштабов, программ поведения; при помощи фор­мальной определенности — четкость и определенность в содер­жании программируемого поведения; при помощи принудитель­ности— его стимулирование и т. д. В процессе правового регу­лирования происходит «перевод» свойств права в организован­ность общественных отношений — в их упорядоченность, опреде­ленность, устойчивость, динамичность, системность25.

25 Анализ свойств права, проделанный в работе «Социальная ценность права в советском обществе» («Юридическая литература», 1971, стр. 68 и след.), должен быть дополнен характеристикой такого свойства, как систем­ность. И это свойство, как показало дополнительное изучение проблемы, предопределяет ценность права: оно обеспечивает организованность всей си­стемы общественных отношений в единстве сочетаний, взаимосвязи.

27


Если же взять свойства права в единстве с той стороной его социального содержания, которые охватываются формулой «воз­веденное в закон», то ценность права раскрывается еще в одном, весьма важном отношении. Здесь право выступает как такая общественная форма, которая связана с развитием демократи­ческих принципов в общественной жизни, утверждением и охра­ной прав личности26. Право в данной плоскости является об­щественной формой, противостоящей режиму произвола и без­закония27.

Наконец, право может быть охарактеризовано и в виде свое­образного явления морали, культуры. Оно представляет собой средство, выражающее духовную жизнь общества, т. е. его ду­ховные, культурные, моральные ценности. Известно, например, что В. И. Ленин, по свидетельству А. В. Луначарского, «отно­сился к той или другой правовой формуле как к настоящей на­учной ценности, как к большому приобретению ума»28.

7. Исторические типы, национальные Системы и структурные общности права. Общее понятие права не может пойти дальше ряда характеристик, относящихся к социальному назначению, содержанию, свойствам и ценности правовой формы обществен­ного регулирования.

Для более детального анализа права необходим конкретно-исторический подход. Этой цели служат категории: 1) историче­ский тип, 2) национальные системы; 3) структурные общности (семьи национальных систем).

Исторический тип — категория, отражающая общие социальные черты всех систем права, соответствующих опреде­ленному экономическому базису. Это одно из определяющих понятий марксистско-ленинской правовой теории, позволяющей углубить и конкретизировать классовую сущность права, его классово-волевое  содержание  и  классово-регулирующую  роль.

26    П. М. Рабинович и Н. В. Витрук пишут, что при ближайшем формаль­
ном рассмотрении именно право является источником свободы или несвободы
личности  (П. М. Рабинович, Н. В. Витрук. Социалистическое право и
личность, «Правоведение», 1970, № 3, стр. 18).

27    По справедливому мнению В. А. Туманова, «как ценность право про­
тивостоит режиму произвола и беззакония. Хотя на протяжении веков в пра­
во отнюдь не всегда вкладывалось содержание, отвечающее нуждам прогрес­
са, но вместе с тем без права нельзя утвердить принципы демократии, равен­
ства,   свободы»   (В.   А.   Туманов.   Современный   антимарксизм   и   теория
права. «Советское государство и право», 1969, № 4, стр. 62).

28   А.  В.  Луначарский.  Ленин  как  ученый  и  публицист.  М.,   1924,
стр. 17—18.

23                                                                                                              .


Каждая классовая общественно-экономическая формация вклю­чает «свой» исторический тип права. В соответствии с этим ос­нову марксистско-ленинской типологии правовых систем состав­ляет деление на четыре исторических типа права: рабовладель­ческое, феодальное, буржуазное, социалистическое.

Проводя четкое разграничение между четырьмя историческими типами права, необходимо видеть и то, что могут существовать правовые системы, находящиеся в состоянии перерастания от одного типа к другому. В соответ­ствии с этим они носят смешанный характер. Такие переходные правовые системы существовали в прошлом. Их наличие необходимо учитывать и при освещении правовых систем современного мира. В этом отношении особый интерес вызывают правовые системы, складывающиеся в странах, освободив­шихся от колониальной зависимости. Так, в странах с социалистической ори­ентацией происходят сложные процессы, в ходе которых идет постепенное преодоление норм общинного, традиционно-религиозного, колониального права, права бывших метрополий, и складываются новые институты, являющиеся инструментом и результатом социально-экономических и политических пре­образований.

Национальная система — категория, отражающая особенности права данной страны, взятого в единстве всех его отраслей. Хотя история знает существование в пределах страны нескольких правовых систем (например, в эпоху феодализма), все же в конечном счете общей тенденцией является формиро­вание в стране единой «суверенной» национальной правовой си­стемы. Национальные правовые системы впитывают в себя осо­бенности политического и исторического развития страны, на^ циональные традиции, специфику политического и культурного развития, своеобразие правовых традиций и мышлений.

Структурная общность — категория, выражающая особое «построение» и сочетание свойств права, а также некото­рых моментов его социального содержания (в той части, кото­рая охватывается формулой «возведенное в закон»).

Особыми структурными чертами может отличаться самобыт­ная и своеобразная национальная правовая система (например, частное римское право; советское право до возникновения новых социалистических правовых систем).

Но категория «структурная общность» выражает единство со стороны правовых свойств и правового содержания определен­ной группы национальных систем. Поэтому рассматриваемая категория может быть обозначена и другим термином — семья правовых систем. Такими структурными общностями (семьями правовых систем) в современном  мире являются, в частности,

29


романо-германское право, англо-саксонское (общее) право, семья традиционных и религиозных систем Азии и Африки и др.29.

Структурные общности выражают главным образом юриди­ческие особенности группы национальных систем. Поэтому рас­сматриваемое деление носит вторичный характер. Исходным и решающим остается деление по историческим типам30. Вместе с тем категория «структурная общность» имеет и известное са­мостоятельное значение, отражающее относительную самостоя­тельность правовой формы. Отсюда «живучесть» структурных общностей, возможность существования одной и той же общно­сти в разных эксплуататорских формациях (хотя, разумеется, в каждой формации особенности данной структурной общности выражаются сообразно социально-классовой природе соответ­ствующего исторического типа права).

8. Смысловые значения термина «право». Термин «право» многозначен. Он довольно широко употребляется, так сказать, в «неюридическом» смысле (например, при указании на. мораль­ные права, права члена общественной организации). Да и вооб­ще по своему этимологическому источнику данный термин этиче­ского происхождения.

В сфере юридических явлений термин «право» имеет два ос­новных значения. Различается право в объективном смысле или иначе — объективное право, т. е. классовый регулятор, выражен­ный в системе общеобязательных норм, и право в субъективном смысле или иначе — субъективное право, т. е. гарантированные юридические возможности известного поведения, принадлежа­щие субъекту.

Как следует из изложенного в настоящей главе, марксистско-ленинская правовая доктрина за основу научного анализа пра­вовых явлений берет право в объективном смысле (объектив­ное право), четко отграничивая от него субъективное право и тем более моральные и иные «неюридические» права.

Вместе с тем было бы неверным не видеть внутренней связи между указанными смысловыми значениями. Видимо, не слу­чайно логика языка привела к обозначению одним термином столь различных (разноллоскостных) социальных явлений. Классовый регулятор, выраженный в системе общеобязатель­ных норм, потому и является правом, что он базируется на глу-

29   Интересные фактические данные, обрисовывающие некоторые особен­
ности семей правовых систем, содержатся в книге Рене Давида «Основные
правовые системы современности» («Прогресс», 1967, перевод с французского).

30    Вступительная статья В. А. Туманова в книге Р. Давида «Основные
правовые системы современности», стр. 9.

30


боких нравственных основах господствующей морали и предпо­лагает существование комплекса субъективных прав у участни­ков регулируемых отношений.

9. Некоторые аспекты общетеоретической разработки поня­тия права. Как было показано в данной главе, нынешний уровень общетеоретической разработки понятия права охватывает три основных момента: а) социальное назначение, б) содержание, в) свойства права как классового регулятора общественных от­ношений. Все большее значение в современных условиях приоб­ретает характеристика права как государственной воли, возве­денной в закон. В соединении указанных трех моментов и состо­ит магистральная линия в исследовании особенностей права, его роли и ценности, его своеобразия в тех или иных исторических типах, национальных системах, структурных общностях.

Вместе с тем в настоящее время постепенно открываются перспективы общетеоретической разработки понятия права и в других направлениях. К ним относятся:

    анализ права как сложной органичной динамической ре­
гулирующей системы. Право соответствует разработанной в фи­
лософии   модели   сложной   органичной   системы31.   Оно   имеет
свои первичные элементы,  иерархическую  структуру,  интегра-
тивные свойства и т. д. А это значит, что при исследовании пра­
ва могут быть использованы категории и характеристики, вы­
работанные  в  отношении  органичных  систем  в  целом.  Такой
подход, несомненно, позволит углубить наши знания в правовом
регулировании, выявить в праве новые стороны и свойства32;

    анализ права   как такой   нормативной системы, которая
предполагает функционирование индивидуального регулирования
осуществляемого компетентными органами (применение права).
Положение, в соответствии с которым правовое воздействие не
сводится только к нормативной регламентации общественных от­
ношений,   а   включает   также   индивидуальное   регулирование,
дает возможность увидеть все стороны «участия» государства в
механизме правового регулирования, раскрыть своеобразие пра­
ва, обеспечивающего и всеобщность регулирования, и учет осо­
бенностей   данной   ситуации,   воли   участников   регулируемых
отношений.

31      И.  В.  Блауберг,  В.  Н.  Садовский,  Э.   Г.   Юдин.   Системный
подход в современной науке. Сб. «Проблемы методологии системного исследо­
вания», «Мысль», 1970, стр. 38—39.

32    О своеобразии социальных систем см.: В. Д. Сорокин. О специфике
социальных  управляющих  систем.  «Правоведение»,   1971,    4,  стр.  44—49.

31


В определенной мере указанные аспекты общетеоретической характеристики права приняты во внимание и в настоящем кур­се, в частности при рассмотрении роли права в жизни общества, структуры права, применении права, видов юридических норм и т. д. Вместе с тем можно предположить, что по мере углубле­ния общетеоретической разработки, накопления новых данных эти аспекты приобретут самостоятельное значение и, возможно, существенным образом повлияют на трактовку основных вопро­сов общей теории социалистического права.

Есть еще один аспект перспективной разработки понятия права. На основе единого марксистско-ленинского понятия права как классового регулятора, выраженного в системе общеобязательных норм, думается, постепенно выри­совываются контуры более широкой трактовки правовой формы обществен­ного регулирования. Прав В. М. Чхиквадзе, когда говорит, что «нормативная основа есть только одна из сторон, один из аспектов такой сложной социаль­ной категории, как право» 33. Здесь, видимо, нужно с большей полнотой рас­крыть все проявления «правовой реальности», все то, что «включается» в про­цесс правового регулирования.

В литературе, как известно, попытки расширить понятие права предпри­нимались в направлении объединения в одном понятии юридических норм и правоотношений (А. А. Пионтковский, А. Ф. Кечекьян и др.). Эти попытки, по мнению большинства правоведов, не увенчались успехом: нормы права и правоотношения — явления разноплоскостные; тем более, что роль правоот­ношения в процессе правового регулирования чисто «передаточная», не обога­щающая самое регулирование. Видимо, следует вести поиск в иных направле­ниях. Наряду с выяснением того глубинного содержания, которое выражено в формуле «возведенное в закон», а также указанными выше аспектами общетеоретической разработки права целесообразно рассмотреть юридические нормы в единстве с актами индивидуального регулирования, правоположени-ями, вырабатываемыми в ходе юридической (судебной) практики, а также с правовыми традициями, всей той атмосферой, которую создают господствую­щее правосознание, юридическая наука, т. е. всего того, что активно «рабо- , | тает» в правовом регулировании 34.

Можно предположить, что наше юридическое мышление еще не подготов­лено к восприятию широкой трактовки правовой формы общественного регу­лирования. Да и степень проблематичности рассматриваемой постановки во­проса все еще очень велика. Но исключать такую перспективу в исследовании понятия права было бы опрометчивым.

33   В. М. Чхиквадзе.  Государство, демократия, законность.  Ленинские
идеи и современность. «Юридическая литература»,  1967, стр. 293.

34   Интересные соображения  об  основных  взаимосвязанных  компонентах,
из  которых складывается  правовая  надстройка   развитого  общества,  выска­
заны В. А. Тумановым.   (В. А. Туманов. Буржуазная правовая идеология.
К критике учений о праве. «Наука», 1971, стр. 143—144).


Глава II

СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПРАВО

1. Общественное регулирование и социалистическое право.

Социалистическое право возникает в результате социалистиче­ской революции. Оно обязательный, неизбежный и вместе с тем социально полезный элемент системы социалистических об­щественных отношений. Его существование следует рассматри­вать в качестве объективной закономерности социалистического общества.

Необходимость права как классового регулятора на первой фазе коммунизма обусловлена прежде всего классово-полити­ческими причинами, т. е. теми же самыми причинами, которые вызывают к жизни всю систему средств политического регули­рования, социалистическое государство, иные инструменты поли­тической организации общества. Необходимость t ликвидации свергнутых эксплуататорских классов, обеспечение функциони­рования социалистической политической системы как власти трудящихся, укрепление ее антиэксплуататорского содержания, направленности на строительство коммунизма — все это предо­пределяет существование социалистического права как клас­сового регулятора общественных отношений.

Если же рассматривать социальные черты правовой формы общественного регулирования в единстве с ее свойствами, то могут быть установлены и «свои» социальные—прежде всего экономические — причины, обусловливающие объективную необ­ходимость права в социалистическом обществе.

3    Заказ 82                                                                                                                      33


К. Маркс и В. И. Ленин указали на эти причины, рассматри­вая вопрос о сохранении в социалистическом обществе так назы­ваемого буржуазного права.

Сразу же подчеркнем, что К. Маркс и В. И. Ленин, говоря о сохранении при социализме буржуазного права, употребляли термин «буржуазное право» в условном значении, в значении сохранения правовой формы («правового мерила»). Характер­ные черты правовой формы получили наиболее полное развитие именно в буржуазном обществе. Поэтому термин «буржуазное право» и может служить для обозначения особенностей формы правового регулирования.

Каковы же исходные экономические причины, обусловли­вающие неизбежность правового регулирования при социа­лизме?

Социалистическое общество — это общество, только что вы­шедшее из недр старого общества. Это еще незрелая стадия коммунизма. Отсюда экономическая организация первой фазы коммунизма предопределяет необходимость использования «об­щих мер», «единых правовых мерил» в связи с особенностями распределения предметов потребления. Отметив, что при социа­лизме равное право работников на производственный продукт «в одном отношении все еще ограничено буржуазными рамка­ми», К. Маркс тут же разъясняет: «Право производителей про­порционально доставляемому ими труду; равенство состоит в том, что измерение производится равной мерой — трудом»1. Но равное право есть неравное право для неравного труда, так как различные люди обладают неравной индивидуальной одаренно­стью, различной квалификацией, имеют неодинаковое семейное положение и т. д. «Поэтому,— продолжает К. Маркс,— оно по своему содержанию есть право неравенства, как всякое право. По своей природе право может состоять лишь в применении равной меры...»2.

Особенности экономики при переходе к коммунизму пред­определяют необходимость использования и других свойств пра­вовой формы общественного регулирования. Развивая положение К. Маркса о праве при социализме, В. И. Ленин, в частности, указал на сохранение в социалистическом обществе той специ­фической черты правовой формы общественного регулирования, которая связана с принудительной деятельностью государства. «...Не впадая в утопизм,— писал В. И. Ленин,— нельзя думать,

1   К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 19.

2   Т а м  ж е.


что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на об­щество без всяких норм права.г

А других норм, кроме «буржуазного права», нет»3.

Практика социалистического и коммунистического строи­тельства подтвердила научный прогноз К. Маркса и В. И. Ле­нина о праве как необходимом социально полезном инструмен­те. Она показала, что социалистическое право является вообще важнейшим регулятором общественных отношений социалисти­ческого общества в сферах организации экономики, государст­венно-политической жизни, культурного строительства и др.

Социальные черты и свойства права (нормативность, фор­мальная определенность и др.) в весьма большой степени при­способлены для обеспечения высокой организованности социа­листических общественных отношений, их слаженности, гармо­нического развития.

Надлежащее и полное использование особенностей и свойств права приносит значительный эффект в обеспечении организован­ности экономических, государственно-политических, социально-культурных и некоторых других отношений. Напротив, недо­оценка права, недостаточное, неполное использование всех его возможностей, как показал опыт некоторых социалистических стран, «мстит за себя», приводит к существенным издержкам и потерям.

2. Социалистическое право как особый исторический тип. Социалистическое право — это качественно особый, принципи­ально отличный от всех предшествующих, высший исторический тип права. Качественное своеобразие социалистического типа права, как и иных исторических типов, раскрывается главным образом через его социальные черты, т. е. социальное назначе­ние как классового регулятора, его классово-волевое и правовое содержание.

Как классовый регулятор социалистическое право представ­ляет собой систему норм, направленную на обеспечение строи­тельства социализма и коммунизма.

С этим неразрывно связаны социальные черты социалистиче­ского права. Его «классовость» как регулятора состоит в том, что оно направлено на достижение высшей социальной цели рабо­чего класса и всех трудящихся — на строительство социализма и коммунизма.

Одна из главных особенностей, противополагающих социа­листическое право всем иным историческим типам права  (ра-

95.

В, И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 33, стр.


 


34


3*


35


бовладельческому, феодальному, буржуазному),— это его анти­
эксплуататорская природа. Следует подчеркнуть, что речь идет
именно об аяг^эксплуататорской природе (а не просто яеэксплу-
ататорской).
                                                                        "^

Социалистическое право всем своим содержанием, принци­пами, «нутром» направлено против эксплуатации человека человеком, на недопущение самой возможности эксплуатации, проявления ее в какой бы то ни было форме. В этой «анти­эксплуататорской миссии» и состоит, надо полагать, один из существенных моментов, выражающих социальную роль социа­листического типа права как классового регулятора обще­ственных отношений.

По своему классово-волевому содержанию социалистическое право представляет собой систему норм, выражающую государ­ственную волю трудящихся во главе с рабочим классом. Оно имеет наиболее широкую социальную базу, незнакомую всем иным историческим типам права. Кратко можно сказать, что это «пра­во трудящегося народа». Значение инструмента классового гос­подства социалистическое право имеет лишь в период перехода от капитализма к социализму по отношению к меньшинству общества — сопротивляющимся пролетарской власти эксплуата­торам. После полной и окончательной победы социализма право выражает государственную волю и интересы всего народа.

Наконец, по своему правовому содержанию, т. е. особеннос­тям воли «возведенной в закон», социалистическое право пред­ставляет собой систему норм, основанную на принципах подлин­ного гуманизма и справедливости, на предоставлении широких, гарантированных прав трудящимся, на высокой сознательности граждан социалистического общества. Отсюда — важная особен­ность социалистического права, состоящая в том, что в подав­ляющем большинстве случаев правовые нормы соблюдаются и исполняются субъектами общественных отношений добровольно, без приведения в действие аппарата государственного прину­ждения.

Конечно, социалистическое право является такой формой об­щественного регулирования, которая связана с применением го­сударственного принуждения. Вместе с тем и в социалистиче­ском праве находит выражение ленинская идея приоритета убеж­дения над принуждением (применение принуждения в качестве второочередной меры, применение мер принуждения и убежде­ния в сочетании и др.).

3. Право на различных этапах развития социалистического общества. Социалистическое право как особый исторический тип

36


Г


обладает с момента своего возникновения рядом общих черт. Вместе с тем социальное содержание права не остается неиз­менным по мере развития социалистического общества.

Опыт Советского Союза и других социалистических стран свидетельствует о том, что для развития социалистического пра­ва характерны три главных этапа.

Первый — это этап пролетарского права — права, выступаю­щего в качестве орудия диктатуры пролетариата. В этот период социалистическое право являлось возведенным в закон выраже­нием государственной воли рабочего класса в союзе со всеми трудящимися, т. е. большинства общества против меньшинства (свергнутых эксплуататоров).

На первом главном этапе социалистическому праву свойст­венны некоторые специфические черты. Так, первоначально, в первые годы социалистической революции, в известных пределах используются некоторые нормативные положения дореволюци­онного права. Когда в экономику страны допускаются капитали­стические элементы, то требуется обеспечить правовое регулиро­вание «частноимущественных» отношений.

Однако во всех случаях социалистическое право первого этапа остается инструментом острой классовой борьбы, мощным средством, которое направлялось рабочим классом и всеми тру­дящимися на уничтожение эксплуататорских классов и построе­ние социализма. Это проявляется и при использовании «старой» правовой формы: она применяется в интересах диктатуры про­летариата (и сущность ее коренным образом изменилась). Осо­бо ярко классовая направленность пролетарского права выра­жается в нормах уголовного, административного, финансового, трудового законодательства.

На первом главном этапе все более развиваются и принци­пиально новые (даже по своей форме) правовые институты, свя­занные с созидательной, творческой, хозяйственно-организатор­ской и культурно-воспитательной деятельностью органов социа­листического государства. Этот процесс наглядно сказался в гражданском и административном праве (в особенности в той их части, которая направлена на регулирование отношений в обла­сти хозяйства), в трудовом праве.

Второй главный этап в развитии социалистического права — это своеобразный «промежуточный» этап, когда пролетарское право перерастает в общенародное. Переход к новому главному этапу обусловлен уничтожением эксплуататорских классов. Од­нако уничтожение последних не означает, что задачи социали­стической революции окончательно решены: необходимо постро-

зт


ить развитое социалистическое общество — завершить строитель­ство новой социалистической экономики, завершить культурную революцию и т. д. В связи с сохранением остатков эксплуататор­ских классов и возможностью (при отступлении от строго клас­совой политики) возвращения к обстановке острой классовой борьбы в определенных пределах сохраняет свое значение дик­татура пролетариата. Вместе с тем по своему государственно-волевому содержанию социалистическое право этого этапа уже не является системой норм, которая была бы направлена против определенной части населения (хотя бы и меньшинства): она выступает в качестве возведенной в закон воли рабочего клас­са и всех трудящихся, т. е. в конечном счете всего народа.

Второй, «промежуточный», этап в развитии советского права оказался в Советском Союзе сравнительно длительным (он про­должался с середины 30-х до конца 50-х годов).

Объясняется это отчасти тем, что советский народ пережил жестокую войну с немецко-фашистскими захватчиками, которая потребовала существенной перестройки правового регулирова­ния и затормозила закономерное развитие социалистического права, и отчасти тем, что в рассматриваемый период на разви­тии права отразились случаи нарушения социалистической закон­ности; неоправданное усиление административных методов регу­лирования; фактическое прекращение работы по обновлению и кодификации законодательства.

Но, несмотря на все трудности (в особенности после приня­тых Коммунистической партией мер по укреплению социалисти­ческой законности), все более развертывается то новое, что ха­рактеризует социальную природу советского права. Получают всестороннее развитие принципиально новые институты совет­ского права в области социалистического хозяйства, трудовых и внутриколхозных отношений и др. Полностью складывается си­стема социалистического права.

Аналогичные процессы происходят в настоящее время и ь правовых системах большинства зарубежных социалистических стран. В них все более утверждаются особенности, свойственные праву развитого социалистического общества (хотя и сейчас, в сложных социальных условиях, продолжают сохранять значение определенные черты пролетарского права).

Третий этап — это этап общенародного права — права раз­витого социалистического общества. Он присущ пока только со­временному советскому праву, вступившему после полной и окончательной победы социализма (вторая половина 50-х и на­чало 60-х годов) в новую полосу развития.

38


Сущность общенародного права раскрывается в теоретиче­ском положении, сформулированном в Программе КПСС в от­ношении общенародного государства. Так же как и общенарод­ное государство, право после полной победы социализма пред­ставляет собой орудие выражения интересов и воли всего со­ветского народа. Развитие права подчиняется задачам создания материально-технической базы коммунизма, формирования ком­мунистических общественных отношений, коммунистического воспитания, охраны и дальнейшего расцвета прав и свобод со­ветских граждан.

Общенародное право характеризует качественно новую, ныне 'только начавшуюся стадию в развитии права. В истории че­ловечества еще не было подобной формы организации общест­венных отношений. Впервые право выступает не_в виде силы, няяятьтвяемой одной частью общества другой его части, а в виде орудия всего обшества_^всего парода.

Но исходя из этого, было бы ошибочным думать, что обще­народное право следует противополагать социалистическому праву на предшествующих этапах его развития. Особенности^об-щенародного права являются закономерным развитием и естест­венным продолжением^характерных черт и преимищв.сШ1Ш6Жст-. венных социалистическому праву^смомента его возникновения. В социалистическом праве с момента его возникновения была заложена перспектива (внутренняя предпосылка) его перерас­тания в общенародное право. В частности, уже пролетарское право выражало интересы и волю рабочего класса и всех тру­дящихся, т. е. подавляющего большинства народа. Следователь­но, уничтожение эксплуататорских классов должно было неми­нуемо привести к тому, что право начнет превращаться.в средст­во выражения интересов и воли всего народа под руководством рабочего класса4.

Социалистическое право на всех этапах своего развития имеет классовое содержание. Классовым явлением остается и общенародное право ( хотя в литературе высказывалось мнение

4 В советской юридической литературе имеет значительное распростране­ние точка зрения, в соответствии с которой социалистическое государство (а ста­ло быть, и право) проходят в своем развитии только два главных этапа — этап пролетарского и общенародного государства. Думается, однако, что такая позиция не дает возможности в полной мере выражать сложную Диалектику развития государственноправовых явлений. По рассматриваемому вопросу автор присоединяется к аргументации, сформулированной А. И. Дени­совым и В. М. Корельским (В. М. Корельский. Общая теория социалисти­ческого государства. Свердловск, 1970, стр. 40 и след.; А. И. Д е н и с о в. Совет­ское государство. Изд^во МГУ, 1967, стр. 162 и след.).


о том, что общенародное право лишается этой принципиальной особенности)5.

Правда, в социалистическом обществе после победы социа­лизма нет антагонистических классов. Общенародное право не является орудием классового господства, орудием навязывания воли одной части общества другой его части. Следовательно,, было бы неправильным, рассматривая социальное назначение общенародного права, использовать положение «классовый ре­гулятор» в том же самом смысле, в каком оно употребляется применительно к праву в обществе с антагонистическими клас­сами.

«Классовость» в отношении общенародного права имеет специфический смысл.

Построение коммунизма в нашей стране представляет собой общенародную задачу. Но исторически построение коммунисти­ческого общества является классовой задачей — задачей рабо­чего класса и всех трудящихся. Следовательно, сама историче­ская основа, на которой выросло общенародное право, придает ему известные черты классового регулятора общественных отно­шений.

Право в период строительства коммунизма сохраняет функ­
ции классового регулятора общественных отношений еще и по­
тому,  что  оно  имеет определенное  значение  в  осуществлении
классовых задач социалистического государства на международ- \
ной арене и в то же время действует в классовом обществе, где |
рабочий класс осуществляет руководящую роль, а также пото- ;}
му, что его существование объясняется факторами, имеющими в j;
конечном счете классовое происхождение.                                       ^

Регулирование общественных отношений приобретает право-" вую форму в социалистическом обществе, в частности по той причине, что еще не ликвидированы «родимые пятна» старого общества. «Родимые же пятна» старого общества представляют ? собой след классового деления общества в практической жизни \ людей. Как подчеркивал  Ф. Энгельс, действительно, человече­ская мораль сложится тогда, «когда противоположность классов не только будет преодолена, но и забыта в жизненной практи-

5 Г. П. 3 а д о р о ж и ы й. Мирное сосуществование и международное право. «Международное отношение», 1964, стр. 339.

Подробное обоснование классовости общенародного государства дано в кн. А. И. Денисова «Советское государство» (Изд-во МГУ, 1967; стр. 123, и след.).

40


ке» б- До тех же П0Р> пока след противоположности классов не из­гладился в практической жизни, общественное регулирование — общенародное по своему содержанию — необходимо связано с применением правовой формы, которая сохраняет функции клас­сового регулятора общественных отношений.

Наконец, один из решающих моментов, характеризующих «классовость» общенародного права, состоит в том, что даже после уничтожения эксплуататорских классов оно имеет анти­эксплуататорское содержание. По самой своей классовой приро­де общенародное право представляет собой антипод эксплуата­торскому праву: оно является такой правовой системой, которая функционирует в условиях, несовместимых с эксплуатацией че­ловека человеком, угнетением, подавлением трудящихся. В со­ответствии с этим общенародное право нацелено на то, чтобы исключить всякую возможность возрождения эксплуатации и угнетения.

4. Социалистическое право как особый структурный тип (общность). Одна из наиболее характерных черт социа­листического права состоит в том, что будучи особым высшим историческим типом, оно одновременно обладает и особыми структурными чертами.

V      На эту характерную черту социалистического права хотелось бы обратить отдельное внимание.

Рабовладельческое, феодальное, буржуазное право — это все эксплуататорские типы. Социальные различия между ними не столь существенны, чтобы они могли сами по себе определять своеобразие их юридического построения. Поэтому структурные общности (семьи национальных систем) зависят не только от конкретных социально-классовых условий, но и от специфики формирования права, положения в механизме государства зако­нодательных и судебных органов, национальных традиций и т. д.

Социальные же черты социалистического права отличаются столь существенными особенностями, что они сами по себе (даже независимо от конкретных социально-классовых, исто­рических и других условий) предопределяют формирование весьма специфического и по своему построению, своеобразного по «юридическому облику» типа Права. Не случайно даже в за­рубежной литературе некоторые авторы, опирающиеся на гос­подствующие в буржуазной науке представления и сообразно этому классифицирующие правовые системы только по «семьям», выделяют социалистическое право как особую «семью» наряду

6 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч,, т. 20, стр. 96  (курсив мой.—С. А.).

41


с романо-германским правом, англосаксонским (общим) правом, семьями традиционных и религиозных систем7.

Социалистическому праву как особой структурной общности присущи в частности:

и — своеобразное сочетание нормативности и формальной определенности, с одной стороны, и динамизма — с другой, обес­печивает активный, созидательный характер содержания права: нормы социалистического права при весьма большой степени общности и устойчивости отличаются в то же время подвиж­ностью; индивидуально-регулятивная деятельность судебных органов не выходит, как правило, за рамки толкования норма­тивных юридических актов;

   такой тип построения правовых связей, при котором центр
тяжести перенесен на предоставление гарантированных субъек­
тивных прав; при этом, однако, в социалистическом праве с необ­
ходимой четкостью определяются границы и пределы осущест­
вления субъективных прав;

   учет в самой «правовой материи» широкого участия, ак­
тивности   общественных   организаций   и   граждан   в   процессе
правотворчества и правового регулирования;

   такое построение норм  и правовых институтов,  которое
наряду с решением задач по регулированию обеспечивает все­
стороннее воспитательное воздействие социалистического права.

Общим определяющим началом социалистического права является принцип законности. Ни для одной правовой системы, существова!вйгсй^тГ^существУющей в рамках эксплуататорских обществ, принцип законности не имел значения существенного конститутивного элемента, определявшего построение «правовой материи». Такое значение принцип законности приобрел лишь в социалистическом праве.

5. Признаки социалистического права. Определение. При ха­рактеристике социалистического права необходимо с достаточ­ной отчетливостью выделить признаки, отражающие его черты как «гуэава», и признаки, выражающие его своеобразие как права «социалистического».

Первую группу образуют признаки, относящиеся к форме пр^ва. Как и всякая правовая форма общественного регулиро­вания, социалистическое право представляет собой систему обще­обязательных, формально определенных, гарантированных госу­дарством норм, выражающих государственную волю. Конечно,—

7 См., например: Р. Давид. Основные правовые составы современности, «Прогресс», 1967.

42


и об этом только что говорилось, — социалистическое право и по ,своей форме, и по сочетанию своих свойств отличается значи­тельным своеобразием. Однако это своеобразие (последнее может быть раскрыто только при развернутом изложении) не устраняет основных свойств права, оно проявляется «внутри» ■его свойств, в их особом сочетании, в специфике их построения8. Да и к тому же своеобразие в свойствах социалистического пра­ва предопределено его социальными чертами.

Признаки, выражающие социалистическую природу нашего права, относятся главным образом к его содержанию и со­циальным чертам. Именно здесь необходимо предельно четко указать на то, что социалистическое право представляет собой возведенную в закон государственную волю трудящихся (под руководством раббчёгб~1СЛас'са); выступающую"в качестве регу­лятора общественных отношений в целях строительства социа­лизма и коммунизма.

Суммируя общие и специфические признаки социалистиче­ского права, можно его краткое определение сформулировать следующим образом:

Социалистическое право это система общеобязательных, формально определенных, гарантированных социалистическим государством норм, выражающих возведенную в закон государ­ственную волю трудящихся во главе с рабочим классом (всего народа после победы социализма) и выступающих в качестве регулятора общественных отношений в целях построения социа­лизма и коммунизма,

6. Ценность социалистического права. Право представляет собой одну из важных ценностей  социалистического  общества.

Высшая социальная ценность социалистического права как классового, политического явления заключается в его истори­ческой миссии, в «служении» интересам трудящихся, в обеспе­чении строительства социализма и коммунизма.

Рассматривая ценность социалистического права со стороны его свойств, необходимо сразу же указать на то, что здесь нужен дифференцированный подход. Если такое свойство, как принуди­тельность, имеет для социалистического общества сравнительно ограниченное значение, то свойства нормативности, динамизма,

8 В литературе для того, чтобы оттенить юридическое своеобразие социа­листического права, иногда вместо слова «гарантируется» государством ис­пользуется выражение «охраняется» государством. Действительно, нормы социалистического права в большинстве случаев исполняются и соблюдаются Добровольно. Но это не устраняет необходимости гарантировать (именно гарантировать!) юридические нормы государством.

43


системности и формальной определенности «работают» для обеспечения той высшей организованности, которая органически присуща социалистическому строю. Именно в условиях социали­стического общества в полной мере раскрывается значение пра­ва как целесообразного и эффективного регулятора обществен­ных отношений, инструмента социального управления, способ­ного обеспечить создание единой, непрерывно функционирую­щей, гарантированной системы типовых «программ» (масшта­бов) поведения, соответствующих объективным потребностям и закономерностям общественного развития. Право, законность при социализме являются основой нормальной жизни обще­ства— фактором, обеспечивающим правильное функционирова­ние и развитие всего общественного организма9.

Ценность социалистического права многогранна. Она прояв­ляется в сферах экономических и политических отношений, социально-культурной жизни. Так, особенности плановой социа­листической экономики таковы, что правовое регулирование включается в сам механизм осуществления экономических зако­нов социализма. Правовое регулирование является одним из важных факторов, содействующих эффективности социального управления, надлежащей работе государственного аппарата, развертыванию социалистической демократии. Утверждение великих прав граждан социалистического общества, исключение из общественной жизни малейших проявлений произвола — про­цесс, неразрывно связанный с развитием правовых начал, повы­шением социальной ценности социалистического права.

В условиях строительства коммунизма возрастает роль социа­листического права как фактора морали и культуры. Право становится одним из важных моментов, определяющих ценност­ную ориентацию личности, при которой уважение к праву, к за­кону превращается в личное убеждение каждого человека. В современных условиях коммунистического строительства пра­во— это один из необходимых компонентов той моральной атмо­сферы, которая создана на подлинном гуманизме, требователь­ности, внимательном и чутком отношении к человеку.

7. Разновидности («формы систем») социалистического права. Социалистическое право как особый исторический и структур­ный тип складывается в настоящее время из ряда национальных социалистических правовых систем — советского права, поль­ского социалистического права, венгерского социалистического

9 Л. И. Брежнев.   Речь на собрании избирателей Бауманского района г. Москвы 12 июня 1970 г. «Правда», 1970, 13 июня.

44


права и др. Все они разновидности единого исторического и структурного типа и, стало быть, по своим главным социальным чертам и свойствам объединяются глубоким единством.

Различия же между национальными социалистическими пра­вовыми системами зависят от этапа развития данной правовой системы, особенностей революции, исторических и национальных традиций, влияния на развитие права субъективных факторов.

Этап развития — главное, что определяет различия между национальными правовыми системами социалистических стран. Советское право — право общенародное. Правовые системы мно­гих других социалистических стран (Болгарии, ГДР, ЧССР, Польши и др.) вступили в стадию перерастания в общенародное право, хотя в определенной мере и сохраняют черты пролетар­ского права. Есть и такие правовые системы, которые по основ­ному содержанию являются системами пролетарского права (право Республики Кубы).

На национальные социалистические правовые системы оказы­вают влияние особенности революции в той или иной стране, исторические и национальные традиции, другие объективные факторы. Так, более широкое использование мирных форм борь­бы за власть в ряде европейских социалистических стран пред­определило большую степень применения дореволюционного за­конодательства, которому юридическая практика придавала социалистическое содержание. На развитие гражданского и зе­мельного права повлияли факт отсутствия общей национализа­ции земли, допущение ограниченной частной собственности на средства производства, большая постепенность при национали­зации промышленности, своеобразие политики ликвидации кула­чества и кооперирования крестьянства и т. д. Государственное и административное право ряда стран отразило особенности по­строения государственного аппарата, некоторые сохранившиеся от прошлого политические и правовые традиции.

На развитие и особенности национальных социалистических правовых систем оказали воздействие и субъективные факторы. К их числу следует отнести влияние на развитие права юриди­ческой науки, отдельных государственных решений (например, издание Хозяйственного кодекса в ЧССР). Следует при этом иметь в виду, что советскому праву пришлось «прокладывать путь»; в ряде случаев новые правовые формы вырабатывались после долгих поисков. При развитии правовых систем других социалистических стран учитывался опыт государственноправо-вого строительства в Советском Союзе. В то же время на раз­витие правовых систем отдельных социалистических стран по-

45


влияли государственноправовые мероприятия, связанные с про­явлениями левооппортунистической или ревизионистской поли­тики, волюнтаристскими решениями (например, уравнение за­работной платы, ликвидация воинских званий и др.)-

На какие же основные разновидности можно подразделить национальные социалистические правовые системы? По мнению Имре Сабо, этот вопрос должен быть решен по аналогии с во­просом о формах социалистической государственной власти. Причем для обозначения этих основных разновидностей надле­жит, по мысли Имре Сабо, использовать аналогичный же термин «формы социалистических правовых систем»10. С этой точки зрения следует различать: 1) советское право, 2) народнодемо-кратическое право (кроме того, с этих же позиций, очевидно, есть основания для выделения в самостоятельную «форму» пра­вовой системы Кубы) п.

Вместе с тем не исключено, что по мере «выкристаллизовы-вания» специфических черт отдельных национальных правовых систем и отпадения особенностей, вызванных преходящими при­чинами, возможно, окажется оправданной и иная их группиров­ка, построенная на учете юридического своеобразия отдельных структурных особенностей. Тогда стало бы необходимым исполь­зование понятия «семья правовых систем» в рамках единого социалистического типа права. Для решения этого вопроса нужны, помимо прочего, глубокие сравнительноправовые иссле­дования.

Освещение проблем общей теории социалистического права требует того, чтобы формулируемые выводы и положения учи­тывали особенности национальных социалистических правовых систем, их «форм». Здесь возможны два пути.

Первый путь — это обобщенная, интегрированная характери­стика социалистического типа права, призванная в одной плос­кости раскрыть общее и особенное всех национальных социа­листических правовых систем. Такая «общая» теория социали­стического права может быть только лишь результатом развер­нутых сравнительноправовых исследований, охватывающих пра­вовые системы всех социалистических стран.


Второй путь (в соответствии с которым подготовлен настоя­щий курс)—освещение общетеоретических проблем на базе одной из национальных социалистических правовых систем с тем, однако, чтобы изложение было ориентировано на выяснение социальных черт и свойств, присущих социалистическому праву как особому историческому и структурному типу. Думается, такой путь разработки проблем общей теории социалистического права допустим на базе любой национальной социалистической правовой системы. Но он тем более оправдан, если за основу взято советское право —развитая правовая система, в которой наиболее ярко проявляется ее социалистическая природа. Таким образом, при рассматриваемом подходе «общее» при разработке теоретических проблем берется по отношению к тому главному, что свойственно социалистическому праву как особому истори­ческому и структурному типу, а также по отношению к отрасле­вым юридическим наукам.


10      Имре   Сабо.   Социалистическое  право.   «Прогресс»,   1964,  стр.   129.

11      Начальным этапом в развитии пролетарского права, прообразом права
социалистического типа следует рассматривать систему норм, которая начала
складываться  в  дни  существования   Парижской  коммуны   («Государство   и
право   Парижской   коммуны».   Под   ред.   А.   Ф.   Шебанова.   «Юридическая
литература», 1971, стр. 114 и след).

46


Глава  ill

ПРАВО В СИСТЕМЕ НАДСТРОЙКИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

1. Общество и право. Право — необходимый элемент в структуре классового общества. Социальное назначение права в структуре общества состоит в том, что оно является основой нормальной жизни общества, фактором, обусловливающим раз­витие и функционирование общественного организма в соответ­ствии с требованиями объективных экономических законов.

Общество, в особенности классовое, может быть охарактери­зовано в качестве единого организма — цельной органичной си­стемы. Оно состоит из ряда подсистем (социальных элементов), из которых складывается экономическая, политическая, духов­ная жизнь.

Для того чтобы эти элементы и подсистемы функциониро­вали и развивались как части цельного организма, они должны определенным образом связываться в единую систему. В со­циальном организме существует ряд элементов, выполняющих такую функционально-связующую роль и охватываемых общим понятием «управление». В классовом обществе важнейшим ком­понентом, из которого состоит социальное управление, является право \

1 В советской юридической литературе на «управленческую» природу права обратил внимание В. М. Горшенев (В. М. Горшенев. Способы и ор­ганизационные формы правового регулирования в современный период комму­нистического строительства. Автореферат докторской диссертации. Свердловск, 1969, стр. 6—8).

Интересно отметить, что в философской литературе выдвинуто положение о том, что управление является одним из первичных элементов структуры общества. По мнению В. С. Добриянова, в основе социальной структуры общества «лежат четыре первичных компонента: материальное производство,., производство духовных благ, воспроизводство людей и управленческие отно­шения» (В. С. Д о б р и я н о в. Методологические проблемы теоретического и исторического познания. «Мысль», 1968, стр. 83).

48


Значение права как компонента управления состоит главным образом в том, что оно способно обеспечивать и охранять нор­мальную жизнь общества. Право по своим свойствам приспо­соблено для выражения, закрепления и гарантирования урегу-лированности и порядка в общественной жизни, налаживания нор­мального, основанного на единых началах, гармоничного, строго определенного существования и функционирования господствую­щих общественных отношений.

Однако указание на «управленческую», функционально-свя­зующую роль права еще в полной мере не раскрывает его места в системе общественных отношений.

Для более детального рассмотрения поставленного вопроса необходимо выяснить связи права с основными социальными подсистемами — экономикой, политикой, духовной жизнью общества. Ключом к пониманию этих связей являются марк­систско-ленинские положения об экономическом базисе и над­стройке.

2. Право и экономика в социалистическом обществе. Право представляет собой часть надстройки над экономическим бази­сом общества. Поэтому соотношение права и экономики подчи­няется общим закономерностям, определяющим связь базиса и надстройки.

Первая — главная и решающая — сторона этой закономерной связи состоит в том, что право (так же как и другие части над­стройки) в конечном счете обусловлено экономическим базисом.

Базис — это совокупность общественно-производственных отношений, образующих экономический строй общества. Специ­фическая черта общественно-производственных, материальных отношений состоит в том, что последние складываются незави­симо от сознания и воли людей. Они характеризуют самую эко­номическую структуру общества, формы собственности, положе­ние социальных групп (классов) по отношению друг к другу, т. е. общественное бытие.

49

Определяющая роль экономического базиса по отношению к праву выражается в том, что экономический базис а) порож­дает самую потребность использования правовой формы обще­ственного регулирования как классового регулятора обществен­ных отношений; б) предопределяет существенные социальные черты права в целом, его роль в соответствующей социально-экономической формации; в) обусловливает в конечном счете и конкретное содержание тех или иных правовых институтов и отраслей права, задачи правового регулирования в данный исто­рический период.

Заказ 82


Но связь экономики с правом не является прямой, непосред­ственной. В праве выражаются лишь те требования экономиче­ского базиса, которые проходят через волю государства. Госу­дарственная воля и придает требованиям базиса качество клас­сового регулятора общественных отношений.

Необходимо наряду с этим учитывать, что право (так же как и другие части надстройки) обладает относительной самостоя­тельностью. Надстройка определяется экономическим базисом лишь «в конечном счете». Подчеркивая роль экономического базиса, Ф. Энгельс вместе с тем писал: «...люди сами делают свою историю, однако в данной, их обусловливающей среде, на; основе уже существующих действительных отношений,..» 2.

Относительная самостоятельность права выражается в раз­личных формах.

Так, относительной самостоятельностью права объясняется известная преемственность в праве, которая весьма ярко обнаруживается в эксплуататорском праве; характерный пример: рецепция (восприятие) буржуазным гражданским пра­вом такого специфического структурного образования, существо­вавшего в эпоху рабовладения, каким было частное римское право. Социалистическое право восприняло от ранее существо­вавших структурных общностей определенные технические прие­мы формулирования правовых норм, кодификации законода­тельства.

Относительная самостоятельность права выражается, далее, в том, что существует возможность относительно независимого от базиса развития права. Это развитие вызывается особенно­стями политических, национальных, культурных отношений в данной стране, требованиями согласования изданных правовых норм и т. п. Существование разных структурных общностей права и объясняется воздействием на право такого рода «второочеред­ных» факторов. Более того, своеобразие права как особой фор­мы общественного регулирования вообще сопряжено с рядом специфических факторов, причем не только в экономике (то­варное производство), но и в политике, в духовной жизни обще­ства (развитие классово определенных форм демократии, начал нравственности и справедливости).

Наиболее важной формой относительной самостоятельности права являются его активная роль, его обратное воздействие на экономический базис общества. В этом и состоит вторая сторона закономерной связи права и экономики. Право не только обу-

2 К. Маркс и Ф. Энгельс.  Соч., т. 39, стр. 175.

50


словлено экономическим базисом общества, но и высту­пает в качестве активной силы, обратно воздействующей на ба­зис.

Право потому и является закономерным, необходимым «про­дуктом» базиса, что без права (правового регулирования) не­возможно в данных социально-экономических условиях сохра­нение, упрочение и развитие господствующих общественных отношений. Право как регулятор общественных отношений пред­ставляет собой необходимое орудие в осуществлении задач экономического (а также политического и культурного) раз­вития классового общества.

Весьма знаменательно, что именно право рассматривалось К- Марксом как одно из важнейших орудий, воздействующих на ход экономического развития.

По мысли К. Маркса, даже в условиях антагонистических формаций законодательные акты явились первой попыткой со­знательного и планомерного воздействия общества на стихийно складывающийся характер его общественного производства3. К. Маркс видел в праве значительную «общественную силу»4, указывал на существенные достоинства правовой формы обще­ственного регулирования, в частности на возможность при по­мощи законов «одним ударом» решать определенные экономи­ческие задачи5.

Соотношение права и экономики в социалистическом обще­стве подчиняется указанным выше общим закономерностям. Вместе с тем оно характеризуется и рядом существенных осо­бенностей.

В социалистическом обществе выражение в праве требований экономического базиса идет как вполне осознанный, целенаправ­ленный процесс, осуществляемый на научных основах. «Комму­нистическое общество в отличие от всех предшествующих соци­ально-экономических формаций складывается не стихийно, а в результате сознательной и целенаправленной деятельности на­родных масс, руководимых марксистско-ленинской партией» (Программа КПСС). Марксизм-ленинизм позволяет правильно понять назревшие экономические потребности общества, а дея­тельность социалистического государства — своевременно выра­зить в их необходимой правовой форме. Именно эта особенность соотношения экономики и права в социалистическом обществе

3   К. МарксиФ. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 492.

4   К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 16, стр. 198.

5   К. Маркс и  Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 309.

51


дает возможность с надлежащей полнотой раскрыть роль Ком­мунистической партии в развитии права. Назревшие экономиче­ские потребности общества осознаются прежде всего Коммуни­стической партией, которая выражает коллективный разум рабо­чего класса и всех трудящихся, коллективный опыт коммунисти­ческого строительства.

В социалистическом обществе несоизмеримо возросло обрат­ное воздействие права на экономический базис, на общественную жизнь в целом.

Если даже в эксплуататорских формациях, в условиях стихий­но складывающегося характера производства, при господстве частной собственности правовое регулирование способно играть роль существенного фактора экономического развития, то вполне естественно, что эта роль права намного возрастает в условиях единого, основанного на общественной собственности, плано­мерно организованного социалистического хозяйства.

Своеобразие соотношения экономики и права в социалисти­ческом обществе состоит в том, что правовая форма экономиче­ских отношений является не просто необходимостью, а выпол­няет активную организующую функцию и потому глубоко прони­кает в ткань экономической жизни в качестве важного компонен­та механизма экономических процессов.

Такое значение права в социалистической экономике обуслов­лено прежде всего особенностями социалистической формации. В ходе социалистической революции и строительства коммуниз­ма необходимы коренная перестройка общественных отно­шений, создание и всестороннее развитие принципиально новых отношений. Социалистическое право и представляет собой один из необходимых рычагов перестройки общества на новых началах.

Усиление активной творческой роли права связано также с характером экономических законов социализма. Последние (основной экономический закон, закон планомерного, пропорцио­нального развития, закон распределения по труду и другие) по своей природе таковы, что они требуют активной целенаправлен­ной деятельности миллионов людей, коллективных усилий трудя­щихся. А это предполагает значительное усиление всех форм об­щественного нормативного регулирования, в том числе и возрас­тание роли социалистического права.

Для социалистической формации характерна объективная необходимость высокой организованности экономических отно­шений. Именно эту особенность социалистической экономики имел в виду В. И. Ленин, когда характеризовал социалистиче-


ское хозяйство как единую «монополию»6. В ходе социалистиче­ской революции, говорил В. И. Ленин, «к задачам разрушения прибавляются новые, неслыханной трудности задачи — органи­зационные»7.

Иными словами, в социалистическом обществе в отличие*, от предшествующих формаций «естественное» экономическое' развитие предполагает высокий уровень целенаправленной орга­низации всей экономической жизни, а отсюда необходимость. включения в механизм осуществления экономических процессов активных организующих элементов.

Право же представляет собой как раз такой инструмент-общественного регулирования, который позволяет наиболее эф­фективно, надежно, экономично решать «неслыханной труд­ности» организационные задачи.

В условиях социализма именно при помощи правовой формы создается в соответствии с требованиями объективных экономи­ческих законов социализма единый, четкий, определенный, не­прерывно действующий, стабильный и динамичный механизм планомерного целенаправленного общественного регулирования, обеспечивающего нормальное, «естественное» функционирование и развитие социалистической экономики.

Таким образом, сама природа, особенности социалистической, экономики, ее экономические законы предполагают неустрани­мую объективную необходимость постоянного включения права в экономическую жизнь. Право в этих условиях образует, говоря словами Ф. Энгельса, «сильнейший рычаг самого производ­ства»8. Следовательно, широкое использование правовой формы общественного регулирования следует рассматривать в качестве-одной из объективных экономических закономерностей, сущест­венно влияющей на ход экономических процессов.

Формы и методы воздействия права на экономику социали­стического общества разнообразны. Они зависят от этапа разви­тия экономики, степени воплощения в экономическом организме начал материальной заинтересованности, от системы хозяйствен­ного управления и ряда других факторов. Вместе с тем можно-указать на две основные формы правового воздействия на эко­номику:    а)    прямое   государственно-властное   регулирование* б) диспозитивно-дозволительное регулирование, обеспечивающее-«автономность» — самостоятельность   субъектов   хозяйственных

6   В. И. Л е н и н.  Полн. собр. соч., т. 34, стр. 192.

7   В. И, Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 6.

8   К. Маркс  и   Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 290.

53?


отношений (кроме того, в области хозяйства проявляется и охра­нительная функция права) 9.

Глубокое проникновение правовых форм в ткань экономической жизни социалистического общества не изменяет соотношения базисных и надстроеч­ных явлений, не превращает право в непосредственно экономическое отноше­ние, в элемент базиса (как это применительно к социалистическому государ­ству утверждают отдельные авторы)10. Право, будучи системой общеобяза­тельных норм — частью надстройки социалистического общества, реально включается в механизм экономических процессов лишь тогда, когда юридиче­ские нормы действуют, реализуются, т. е. на стадии правоотношений. Вот здесь, кстати сказать, и «срабатывает» теоретическая концепция, согласно ко­торой в реальных жизненных отношениях фактическое (материальное) содер­жание и юридическая форма находятся в единстве. При помощи правоотно­шений социалистическое право, оставаясь надстроечным явлением, способно выступать в качестве необходимого звена механизма экономических про­цессов социалистического общества.

^ 3. Право и политика в социалистическом обществе. Соотноше­ние права и политики раскрывает следующую (после эконо­мики) важную группу связей, характеризующих место и роль права в системе отношений социалистического общества.

Политика — это сфера общественной жизни, связанная с активным выражением в определенной деятельности отношений между классами, нациями и государством. Политика сложилась и существует как классовая категория, тесно сопряженная с государством, его деятельностью. «...Политика, —писал В. И. Ле­нин,— есть участие в делах государства, направление госу­дарства, определение форм, задач, содержание деятельности государства...» п.

Поэтому вывод о том, что в праве воплощены требования экономического базиса, опосредствованные волей государства, означает в то же время, что право — это явление непосредственно политическое. Требования базиса выражаются в праве лишь постольку, поскольку они прошли через политику.

Разумеется, политика осуществляется не только в праве (политика опосредствуется также в науке, искусстве и т. п.). Но в праве в отличие от других идеологических форм политика получает непосредственное выражение. «Закон, — указывал В. И. Ленин, — есть мера политическая, есть политика»12.

9   О формах   воздействия права на экономику см.:   «Государство,   право,
экономика». «Юридическая литература», 1970, стр. 115 и след.; «Марксистско-
ленинская   теория   государства   и   права.   Основные   институты   и   понятия».
«Юридическая литература», 1970, стр. 456 и след.

10      См.   например:   А.   А.   Годунов.   Введение   в   теорию   управления.
«Экономика», 1967, стр. 166 и след,

11      В. И.  Ленин. Поли. собр. соч., т. 33, стр. 340.

12      В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 30, стр. 99,


В праве опосредствуется только государственная политика. В то же самое время было бы неправильным отождествлять право* и государственную политику. И дело не только в том, что между ними существует так сказать «объемное» несовпадение (в частно­сти право, как уже отмечалось, представляет собой лишь одно из выражений политики). Суть вопроса в том, что для права ха­рактерна специфическая форма. Политические требования явля­ются правом только в той мере, в какой они закреплены в системе общеобязательных формально определенных норм, охраняемых принудительной силой государства. Следовательно, в праве вы­ражается лишь часть государственной политики — та часть, кото­рая для своего осуществления нуждается в общеобязательной форме и государственной охране, т. е. в возведении в закон.

В социалистическом обществе, так же как и в иных классо­вых социально-экономических формациях, право выступает в ка­честве непосредственного выражения государственной политики,, закрепленного в системе общеобязательных формально опреде­ленных норм и охраняемого принудительной силой социалисти­ческого государства. Все дело лишь в природе, особенностях по­литики, выраженной в социалистическом праве.

Если в антагонистических формациях реакционный характер-государственной политики является ярким свидетельством анти­народной сущности эксплуататорского права, то особенности го­сударственной политики в социалистическом обществе говорят о-громадных преимуществах и качественном своеобразии социали­стического права. Каковы же особенности государственной поли­тики в социалистическом обществе.

Во-первых, государственная политика в социалистическом об­ществе является в то же самое время народной политикой (сна­чала подавляющего большинства народа, затем всего народа,, т. е. общенародной политикой). В соответствии с этим народный, а затем и общенародный характер  имеет и социалистическое

право.

Во-вторых,   государственная   политика   в   социалистическом обществе отличается научностью и целесообразностью. Отсюда особенности социалистического права, состоящие, в частности, в. высокоцелесообразном характере его содержания.

В-третьих, государственная политика является политикой; прогрессивной, направленной на достижение идеалов трудящего­ся человечества — построение социализма и коммунизма. В со­ответствии с этим прогрессивный, глубоко идейный характера имеет и социалистическое право — особый, высший исторический тип права,

55,


Государственная политика при социализме направляется Коммунистической партией. «Коммунистическая партия, объеди­няющая в своих рядах наиболее передовых представителей рабо­чего класса, всех трудящихся, тесно связанная с массами, поль­зующаяся безграничным авторитетом в народе, владеющая зна­нием законов развития общества, обеспечивает правильное руководство всей работой по строительству коммунизма, придает €Й организованный, планомерный, научно обоснованный харак­тер» (Программа КПСС). Руководящая роль КПСС и обеспе­чивает подлинно народный, научный, целесообразный и прогрес­сивный характер государственной политики, полное и последо­вательное выражение этих черт государственной политики в праве.

4. Право и государство в социалистическом обществе. Рас­сматривая соотношение права и политики, необходимо выделить связь права с государством.

Государство и право близкие, тесно связанные между собой, «родственные» части надстройки. К. Маркс писал: «Совокуп­ность... производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответст­вуют определенные формы общественного сознания» 13. К. Маркс, следовательно, обособлял государство и право (политическую и юридическую надстройки), которые «возвышаются» над экономи­ческим базисом в отличие от иных частей надстройки — форм общественного сознания, которые «соответствуют» базису.

В чем же состоит единство государства и права?

Прежде всего государство и право имеют непосредственное политическое содержание. Глубокое органическое единство го­сударства и права проявляется через политику (точнее: господ­ствующую политику).

Государство и право по сравнению с другими частями над­стройки (формами общественного сознания) наиболее близки к экономическому базису. Они непосредственнее выражают тре­бования базиса и играют по отношению к нему наиболее дейст­венную активную роль.

Государство и право — важнейшие части надстройки классо­вого общества.

Государство и право всегда существуют вместе. Государство m право вместе возникли, вместе развиваются и функционируют.

Наконец, государству и праву присущи в общем однотипные

13 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 13, стр. 6—7.


способы воздействия на общественные отношения. И по этой чер­те они оба довольно четко отграничиваются от всех других частей надстройки (форм общественного сознания). «Если искусство «показывает», а наука «доказывает»—пишет М. А. Аржанов,— то, определяя специфику государства и права, можно сказать,, что они «приказывают» и.

Будучи в одинаковой степени орудиями осуществления гос­подствующей политики, государство и право принадлежат все же к различным частям надстройки, занимают в ней специфические,, самостоятельные места.

Государство — это организация власти, состоящая из органов; власти («орудий власти»). В своей совокупности эти органы образуют механизм государственной власти, обладающий опре­деленной материальной силой для осуществления организован­ного управления,   а  при необходимости и для организованного

принуждения.

Право же, как мы видели, имеет иное строение, иное непо­средственное содержание. Оно выражается в системе общеобяза­тельных норм, имеющих формально-определенный характер. Право, таким образом, по своему строению вплотную примыкает к общественному сознанию. Непосредственное содержание пра­ва однотипно с непосредственным содержанием такого, напри­мер, вида общественного сознания, как мораль (нравственность).

Наиболее важная черта связи права и государства — их взаи­модействие, которое носит диалектический характер. Это именно, взаимодействие, т. е. такая связь между близкими явлениями, при которой они взаимопроникают, взаимно обусловливают друг друга, взаимно зависят друг от друга. Здесь, следовательно, су­ществуют две встречные линии зависимости.

Первая линия — зависимость государства от права. Она состоит в том, что право — это необходимое, обязательное ору­дие, без которого государство не в состоянии выполнить свои функции, свои задачи. Характерная особенность деятельности государства состоит как раз в том, что веления государственной власти должны быть обязательными для населения всей страны. А этого невозможно достигнуть, если не выражать государствен-

14 М. А. Аржанов. Государство и право в их соотношении. Изд~во АН СССР, 1960, стр. 41—42. Автор тут же поясняет: «Особенность их (при-казывания государства и права. — С. А.) в специфической принудительной силе (мораль и религия также «приказывают», устанавливают нормы дозво­ленного и недозволенного и «наказывают» в соответствующих случаях, однако применяемое ими принуждение имеет принципиально иной характер)» (стр. 42),

57


вые веления в виде общеобязательных правил поведения, т. е. в нормах права.

Право используется и для регламентации деятельности госу­дарственных органов. Если не использовать нормы права, невоз­можно с требуемой четкостью определить соотношение отдельных частей государственного механизма, компетенцию государствен­ных органов, конкретные формы их деятельности.

Вторая линия — зависимость права от государства. Если право необходимый инструмент государства для осуществления его задач, то право в свою очередь немыслимо без государства. Государство всегда зримо или незримо «присутствует» в праве.

Можно указать на следующие три основные вида деятельно­сти  органов   государства,   определяющих существование права:

а)   Правотворческая деятельность — деятельность государст­
венных органов по приданию тем или иным правилам общеобя-

. зательного значения — значения норм права. Правотворчество выражается либо в форме прямого установления правовых норм, либо в форме санкционирования (придания юридической силы) уже существующим социальным нормам.

б)    Правоисполнительная деятельность — деятельность  госу«
дарственных органов по детализации и конкретизации норм пра­
ва в индивидуальных актах, т. е. актах, адресованных определен­
ным  лицам.   Правоисполнительная  деятельность  необходима в
отношении тех норм права, которые при своей реализации нуж­
даются в  издании  компетентными  государственными органами
индивидуальных  актов.   Они и влекут за  собой возникновение
прав   и   обязанностей   определенных  лиц   (издание планового
акта, назначение на должность, обложение налогом и т. п.).

в)   Правообеспечительная    (правоохранительная)    деятель­
ность
— деятельность государственных органов по обеспечению
как исполнения лицами возложенных на них обязанностей, так и
осуществления предоставленных им прав. Эта деятельность вы­
ражается в различных формах — организационной, контрольно-
надзорной, правоохранительной.

Организационная работа по обеспечению юридических норм оказывается, как правило, необходимой применительно к тем правоотношениям, осуществление которых невозможно без созда­ния государством определенных условий (например, для осу­ществления гражданами их избирательных прав).

Контрольно-надзорная работа выражается в наблюдении за исполнением юридических норм всеми субъектами — граждана­ми, общественными организациями, государственными органами. Она   осуществляется   в   порядке   общего   надзора   и   контроля

.58


(общий народный контроль, общий надзор прокуратуры) и част­ного контроля (например, финансовый контроль).

Важнейшей составной частью обеспечения государством юри­дических норм является правоохранительная деятельность. Это деятельность государственных органов по осуществлению право­отношений в случаях, когда лица добровольно не исполняют воз­ложенных на них обязанностей. Она включает в себя решение дел о нарушении юридических норм и принятие специальных, юридических мер воздействия против правонарушений (право­вая ответственность), а также проведение в жизнь этих мер воз­действия.

По вопросу о понятии правоохранительной деятельности в юридической литературе высказан и иной взгляд. По мнению И. С. Самощенко, сюда отно­сится не только указанный выше круг вопросов, решаемых государственными органами в связи с привлечением лиц к правовой ответственности, но и «на-, блюдение за исполнением требований советского права прежде всего органами! *и должностными лицами государства, а также гражданами и общественными организациями» 15.

С таким взглядом трудно согласиться. Сам же автор подчеркивает, что правоохранительная деятельность выражается в «государственном принужде­нии к исполнению требований советского права» . Между тем наблюдение за исполнением юридических норм (в особенности, когда оно осуществляется гражданами и общественными организациями) не требует использования специальных мер государственного принуждения.

Но может быть наблюдение за исполнением юридических норм допустимо характеризовать в качестве «психологически-понудительного фактора» и с этой стороны включать его в область государственного принуждения? Именно так подошел к рассматриваемому вопросу И. С. Самощенко, стремясь в после* дующих работах отстоять изложенный выше взгляд 17.

Но и этот аргумент бьет мимо цели. Для «неустойчивых» людей, о кото­рых пишет И. С. Самощенко18, «психологически-побудительным фактором» может служить не только наблюдение за правомерностью тех или иных дей­ствий, но и сами по себе организационные акции, а также пропагандистская и разъяснительная работа. Да и, строго говоря, «психологически-побудитель­ным» фактором является не сама по себе контролирующая деятельность, разъ­яснения и т. д., а сила «самого» права государственно-принудительных мер. Действия государственного контролера выступают в качестве государственно-принудительных актов лишь тогда, когда лица нарушили юридические нормы, правомерные требования контролера 19. Отнесение же всего того, что «психоло­гически побуждает», и тем более того, что лишь способствует этому, к госу­дарственному принуждению приводит к «размыванию» границ рассматриваем

15      И. С. Самощенко. Охрана режима законности Советским государ*
ством. Госюриздат, 1960, стр. Р4, а также стр. 96 и след.

16      Т а м  же, стр. 89, 94.

17      «Общая теория   советского права». «Юридическая   литература»,   1966,
стр. 384.

18      Т а м ж е.

19      Д. Н. Б а х р а х. Советское законодательство об административной от­
ветственности. Пермь, 1969, стр. 21—22.


*юго сложного социального явления, переключает его из области юридически -реального в область психологически-субъективного.

На государство и право социалистического общества распро­страняются общие закономерности их взаимодействия.

Вместе с тем взаимодействие государства и права в социали­стическом обществе отличается рядом принципиальных особен­ностей.

Обращаясь к особенностям зависимости права от государства в социалистическом обществе, необходимо отметить общую тен­денцию— расширение связей права с иными социальными фак­торами (упрочение связи права и морали, усиление деятельности общественности и др.) и в то же время возрастание значения для права тех сторон работы государственных органов, которые непосредственно не связаны с использованием принудительной силы.

Нормотворческая деятельность социалистического государст­ва все более опирается на общественность, на общественный по­чин. Отсюда придание правового значения многим нормативным актам кооперативных и общественных организаций (колхозов, потребительской кооперации, профессиональных союзов и др.)-

Существенно расширились при социализме такие формы пра-вообеспечительной деятельности государства, которые не связаны с применением специальных мер принуждения к тем или иным лицам.

В социалистическом обществе происходят качественные изме­нения в правоохранительной деятельности государства. Меры го­сударственного принуждения применяются при социализме в не­разрывном сочетании с мерами убеждения.

С точки зрения зависимости государства от права право в со­циалистическом обществе остается важнейшим орудием осуще­ствления задач государства. Но оно не единственный инструмент в этом деле. Причем в отличие от эксплуататорского государства (где также государство сплошь и рядом проводит свою деятель­ность вне права) такого рода «внеправовая» деятельность подчи­няется началам законности. Она лишь не умещается в рамках работы государственных органов по изданию норм права, их де­тализации, их обеспечению. Работа государственных органов , оказывается на практике значительно шире, богаче и много­граннее.

Рассматриваемая особенность в деятельности социалисти­ческого государства выражает его принципиально новую приро­ду, его новую роль в жизни общества. В частности, проведение в жизнь таких основных функций государства, как хозяйственно­го


организаторская, культурно-воспитательная, борьба за мир и мирное сосуществование и других, невозможно без осуществле­ния большой организаторской работы, культурной и массово-вос­питательной деятельности, пропаганды и т. д.

Есть еще один важный аспект зависимости социалистического государства от права, который в условиях строительства комму­низма приобретает все большее значение. Как особое надстроеч­ное явление, обладающее «своей» социальной ценностью, право выступает не только в качестве орудия государства, но и имеет по отношению к нему самостоятельное значение20 — явля­ется средством целесообразной и эффективной организации го­сударственной власти. Этот аспект взаимосвязи государства и права в социалистическом обществе выражается в связанности государственных органов действующими законами и изданными на их основе подзаконными нормативными актами21. Конечно, никакой ранее изданный закон не связывает органы государст­венной власти в том смысле, что любой закон, в том числе и кон­ституционный, в установленном порядке может быть отменен или исправлен. Но действующие законы и прежде всего конститу­ционные связывают государственные органы в том смысле, что в пределах своего действия они являются обязательными и для органа, издавшего их. Что же касается органов государственного управления, правосудия, то связующая сила права означает тре­бование подзаконности их деятельности. Как подчеркивал М. И. Калинин, «при всех прочих равных условиях наиболее не­терпимым управлением является управление по усмотрению, управление, переданное в личное распоряжение, как бы ни была мала эта власть в данном лице»22.

Значение права как надежного средства целесообразной и эффективной организации государственной власти в социалистическом обществе дает воз­можность для выдвижения и теоретического обоснования концепции государст­ва законности (точнее — строжайшей законности), которую надлежит противо­поставить буржуазной теории «правового государства». Если последняя сво­дится к требованию подчинения государства некой «идее права» (она на поверку оказывается «идеей» частной собственности, возможности эксплуата­ции и других устоев буржуазного общества), то концепция государства закон­ности теоретически объясняет необходимость рационального использования правовых форм для эффективной организации государственной власти, причем

20   Л. С. Я в и ч. Об одном из аспектов взаимосвязи права и государства.
«Правоведение», 1969, № 5, стр. 33—40.

21      «Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные
институты и понятия». «Юридическая литература»,  1970, стр. 412—413, 418.

22   М. И. Калинин. Избранные произведения. Т. 1, Госполитиздат, 1960,
стр. 671.

61


правовых форм, в их реальном, «осуществляемом» виде в соответствии с кон­кретными условиями данной социально-классовой обстановки.

5. Право в политической организации социалистического об­щества. Характеристика соотношения права, политики, государ­ства может быть подытожена указанием на ту роль, которую играет право в политической организации социалистического об­щества,

Политическая организация социалистического общества — это вся система учреждений и организаций, выражающих и обеспе­чивающих политическую жизнь страны. Основными ее звеньями (элементами) являются государство, общественные организации, Коммунистическая партия. Основу политической организации общества образуют такие социальные общности, как народ, класс рабочих и трудовое крестьянство, социалистические нации, тру­довые коллективы. Наряду с этими элементами известное зна­чение в политической организации общества имеют социальные нормы и прежде всего социалистическое право,

В политической организации социалистического общества право выполняет ту же управленческую функцию, что и в отно­шении всего социального организма — оно является функцио­нально-связующим, организующим элементом. Более конкретно эта функция права была показана применительно к центрально­му звену политической организации общества — к государству. Аналогичное значение имеет социалистическое право и в отно­шении другого звена — общественных организаций. В социали­стическом обществе деятельность общественных организаций трудящихся опирается на твердые правовые основы. При помощи права государство обеспечивает необходимые юридические воз­можности функционирования общественных организаций, в над­лежащих случаях делегирует им государственно-властные полно­мочия, а также определяет их деятельность в строгом соответст­вии с принципами социалистической законности23. Таким обра­зом, в политической организации социалистического общества право выступает в качестве существенного, организационно-свя­зующего компонента, обеспечивающего нормальное функциони­рование и развитие политической системы, ее важнейших элемен­тов — государства, общественных организаций.

Рассмотрение права как необходимого компонента политиче­ской организации социалистического общества принципиальна важно и для анализа «самого» права. Особенности политической

23 «Общая  теория  советского  права».   «Юридическая литература»,   1966Ь стр. 117 и след.

Ъ2


организации социалистического общества, своеобразие соотно­шения ее основных звеньев — все это предопределяет сущест­венные черты и специфику права при социализме. Главным здесь является освещение социалистического права в связи с руково­дящей ролью Коммунистической партии — направляющей силы всей системы политической организации социалистического об­щества. Ценность и престиж социалистического права прямо за­висят от того, насколько полно и последовательно выражается в нем политика Коммунистической партии, насколько действенно оно обеспечивает бесперебойное функционирование и развитие всего механизма политической организации социалистического общества.

Здесь нужен конкретно-исторический, строго классовый марк­систский подход.

В обстановке острой классовой борьбы, в сложных условиях общественного развития Коммунистическая партия путем непо­средственной организационной и иделогической работы, а также через систему государственных органов и общественных органи­заций обеспечивает живое, творческое оперативное руководство общественными процессами, быстрое решение сложных социаль­ных проблем.

Вместе с тем руководящая роль Коммунистической партии в политической организации социалистического общества необ­ходимо предполагает функционирование такого социального ин­струмента, который бы обеспечивал высокую организованность всей общественной жизни, осуществление государственного уп­равления на твердых, постоянных основах, единство и порядок в общественных отношениях. А этих целей можно достичь как раз при помощи широкого использования нормативноправовой фор­мы общественного регулирования.

Применительно к государству нужно подчеркнуть следую­щее. Вопреки утверждениям буржуазных идеологов — пропо­ведников антикоммунизма — руководящая роль Коммунистиче­ской партии в политической организации социалистического об­щества вовсе не исключает и даже не суживает необходимость использования права для обеспечения надлежащей организации государственной власти. Более того, правильное, построенное на ленинских принципах, партийное руководство требует широкого и рационального использования правовой формы для достижения четкой, слаженной, бесперебойной работы государственного ап­парата.

Практика свидетельствует о том, что при недостаточной, не­совершенной правовой регламентации деятельности государст-

63


венного аппарата происходит ослабление партийного руководст­ва. Напротив, чем полнее используются достоинства права для надлежащей организации работы государственного аппарата, тем в большей мере обеспечивается в этой области общественной жизни достижение цели партийного руководства — придать борь­бе советского народа за победу коммунизма организованный, планомерный, научно обоснованный характер.

Таким образом, происходящий в социалистическом обществе объективно обусловленный процесс повышения роли Коммуни­стической партии предполагает и более широкое использование права для эффективной организации деятельности государствен­ных органов, функционирования всех звеньев политической орга­низации социалистического общества,

6. Право и духовная жизнь социалистического общества. Место и роль права в системе социалистических общественных отношений характеризуются также его связями с духовной жизнью общества, культурой, моралью.

Право, обусловленное в конечном счете экономическим бази­сом и воплощающее в своем содержании государственную волю, формируется и существует как «право» также и под влиянием духовной жизни классового общества. Именно в связи с духовной жизнью последнего проявляется в значительной мере ценность права как формы регулирования, противостоящего режиму про­извола и беззакония. Господствующий класс всегда стремится представить свою волю, возведенную в закон, в качестве всеоб­щей и с точки зрения нравственных оснований справедливой, «праведной». А это объективно приводит к тому, что право при­обретает черты моральной ценности, выражающей прогрессив­ное, поступательное движение человеческой мысли, демократи­ческие и гуманные завоевания общества — те прогрессивные эле­менты культуры, наследниками которой являются коммунисты24.

К тому же следует иметь в виду, что правовая форма обще­ственного регулирования, сложившиеся свойства права, в том числе высокая нормативность, формальная определенность, приемы, обеспечивающие его динамизм, процессуальные формы, демократические принципы правосудия и другие представляют собой известные достижения культуры.

Но, будучи (в указанном аспекте) проявлением духовной жизни общества, право «обратно» влияет на эту духовную жизнь.

24 С. Н. Братусь. Некоторые спорные вопросы общего понятия права. «Вопросы севременного развития советской юридической науки*. Изд-во ЛГУ,. 1968, стр. 16—17.


Причем свойства права (его нормативность, принудительность и др.) позволяют ему быть активной силой в утверждении и раз­витии господствующей идеологии, культуры, морали.

Сила и преимущества социалистического права состоят в том, что оно основывается на передовой идеологии — марксистско-ле­нинском научном мировоззрении. Поэтому социалистическое право обладает невиданным ранее моральным авторитетом, гро­мадной идеологической мощью в духовной жизни.

При помощи юридических норм достигается всеобщность идеологического воздействия; идеологическое содержание права выражено в виде точных, категорических нормативных предписа­ний, что также важно в процессе воспитательного воздействия, требующего максимальной точности и определенности.

Развитие правовых начал в жизни социалистического общест­ва связано с утверждением идеи права и законности, чувства права. Эти «идеи» и «чувства» не являются надэмпирическими, надзаконными критериями политического поведения (как трак­тует их буржуазная доктрина), а имеют вторичный характер, выражают в духовной сфере то реальное значение, которое при­надлежит праву в социалистическом обществе. По своим свой­ствам они могут быть охарактеризованы в качестве проявлений социалистического правосознания, правовой культуры.

7. Социалистическое право как социальная реальность. Зако­номерности права. Право — эта часть надстройки над базисом социалистического общества — относится к области субъектив­ного, т. е. к надстроечным, идеологическим отношениям, пред­ставляет собой субъективный фактор общественного развития.

Вместе с тем, будучи явлением субъективного порядка, право по отношению к индивидуальному сознанию, а также к науке и иным формам общественного сознания выступает в виде социаль­ной реальности, т. е. независимой от субъективного мнения на­личной действительности25. «Познание...— писал В. И. Ленин,— находит перед собой истинное сущее как независимо от субъек­тивных мнений... наличную действительность»26.

Действующие в обществе юридические нормы, их свойства, структура и т. д. непосредственно не зависят от сознания тех лю-

25   Проблема соотношения объективного и субъективного в праве явилась
предметом довольно оживленного обсуждения в советской юридической лите­
ратуре.  См., в частности,  высказывания  участников  дискуссии,  проведенной
по этой проблеме журналом «Правоведение»,— В. Ф. Яковлева, Д. А. Кери-
мова, И. Е. Фарбера, М. П. Рабиновича и др.  («Правоведение», 1970, N° 6;
1971, № 1—6; 1972, № 1 и след.).

26   В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 197.


 


Заказ 82


65


дей, которые изучают и применяют правовые предписания, вы­сказывают о них «субъективные мнения». Для них эти нормы — «сущее», «наличная действительность».

Существует лишь один путь воздействия на свойства, струк­туру права, закономерности его развития и др. Это издание но­вых, отмена или изменение действующих норм права, перестрой­ка системы нормативных актов, а также (в качестве первого ша­га в процессе преобразования правовой материи) разработка новых понятий, конструкций, теорий в юридической науке. Толь­ко в таком случае в праве могут быть произведены преобразова­ния, которые способны изменить его структуру, закрепленные в нем принципы, повлиять на присущие ему свойства. Но здесь влияние индивидуального сознания, а также науки, морали, и т. д. в конечном счете непременно должно преломиться через призму государственной воли. А это значит, что проблема вновь переключается в плоскость соотношения экономического базиса (материального бытия) и надстройки (общественного сознания). Праву как социальной реальности свойственны объективные закономерности. При этом следует различать два ряда законо­мерностей права.

Во-первых, закономерности права, которые являются прояв­лением общих социальных закономерностей социалистической общественной системы в целом. Это закономерности развития социалистического права. (Вот почему К. Маркс говорил о том, что право, как и религия, не имеет своей собственной истории). Такой закономерностью является, например, действующая в на­стоящее время тенденция повышения роли социалистического права и укрепления социалистической законности во всех сферах жизни нашего общества.

Во-вторых, специфические закономерности права, т. е. такие связи, которые свойственны праву как относительно самостоя­тельной части надстройки.

К числу специфических относятся прежде всего закономер­ности, выражающие сочетание и единство свойств права. Важ­нейшие свойства права (системность, динамизм, принудитель­ность и др.) носят характер объективных закономерностей право­вой формы. Особенности структурных общностей права, специ­фика собственноправового развития правовой формы состоят в своеобразии сочетания правовых свойств, тех приемов, которые обеспечивают высокую нормативность и формальную определен­ность правовой системы, ее устойчивость и динамизм. Здесь, ко­нечно, нужно учитывать и специфику правового содержания. «Особые ходы» в правовом развитии обусловлены также своеоб-


разием исторической социально-классовой обстановки в пределах данной формации, местом в политической системе правотворче­ских и правоприменительных органов, государственноправовыми традициями, уровнем развития и престижем юридической науки. Но какими бы особенностями не отличались отдельные нацио­нальные правовые системы и их структурные общности, во всех случаях правовая форма сохраняет определенный комплекс свойств, имеющих для права характер объективных закономер­ностей.

Специфические закономерности присущи и правоотношениям, соотношению их элементов. Объективно закономерный характер, в частности, имеют соотношение между субъективным правом и юридической обязанностью, «жесткие» сцепления между право­мочиями и обязанностями, переходы между ними (гл. 18.).

5*


Гла в а IV

ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО  ОБЩЕСТВА

1. Система социальных норм социалистического обще­ства. Право — важная, но не единственная форма регулирова­ния отношений в социалистическом обществе. Наряду с нор­мами права, в неразрывном контакте с ними, действуют и другие социальные нормы, также направленные на регулирование социа­листических общественных отношений. Поэтому особенности, свойства и функции права могут быть правильно поняты лишь постольку, поскольку правовые нормы рассматриваются как часть системы социальных норм, причем такая часть, которая взаимодействует со всеми другими частями, т. е. со всеми иными социальными нормами.

Социальными нормами называются обусловленные социаль­но-экономическим строем правила общего характера, регулиру­ющие поведение людей в обществе.

Субстратом, сущностью социальных норм является не «прос­то» правило (правила существуют и в таких несоциальных обра­зованиях, как математика, грамматика, техника и др.). Социаль­ные нормы — правило поведения, т. е. социально-волевые, исто­рически сложившиеся или целенаправленно установленные мас­штабы поведения. Они выступают как образцы, модели, опреде­ляющие критерии, какими должны быть человеческие поступки с точки зрения данного коллектива — организации, социальной группы, класса, общества К Социальные нормы программируют и

1 «Философская энциклопедия». Т. 4, Изд-во «Советская энциклопедия», 1967, стр. 98.

Л. М. Архангельский, также отметивший указанную черту социальных норм, связывает ее с той ролью, которую играют социальные нормы в обе­спечении функционирования общества как системы. Он пишет: «...система —-упорядоченная  связь  и  достигается  она  внесением  в  отношения  регулирую-

68


направляют поведение люДей и социальных образований в соот­ветствии с заложенной в норме идеальной моделью обществен­ного отношения2.

Социальные нормы — общие правила поведения. Они рассчи­таны на то, что.бы программировать и направлять поведение лю­дей во многих, заранее нефиксированных случаях в рамках от­ношений данного вида. Поэтому социальная норма непрерывно находится как бы в «боевой готовности», вступая в действие каж­дый раз, как возникают соответствующие общественные отноше­ния. Отсюда неперсонофицированность (неконкретность) адре­сатов нормы.

Социальные нормы имеют предписывающий характер (они устанавливают запреты, дают эталоны поведения). Как инстру­мент общественного регулирования они всегда в той или иной степени «внешний» регулятор, обеспечиваемый определенными средствами воздействия на поведение людей.

Все эти свойства социальных норм раскрывают их социальное назначение. С помощью социальных норм достигается целена­правленная, в известной степени управляемая общность в регули­ровании общественных отношений, непрерывно действующий ме­ханизм типовых масштабов поведения.

Социальные нормы образуют единую систему. В своей сово­купности они обеспечивают всестороннее и глубокое воздействие на общественную жизнь, на различные ее области.

Социальные нормы могут быть подразделены по сферам ре­гулируемых отношений и, следовательно, по своему содержанию (политические нормы, технико-экономические нормы и т. д.). Но главное деление — это классификация по их особенностям как элементов единой системы социальных норм, т. е. по их регуля­тивным особенностям. По этому основанию социальные нормы подразделяются на четыре основных вида: нормы права, нормы морали (нравственности), обычаи, корпоративные нормы (нормы общественных организаций).

Каждый из этих видов социальных норм обладает своим «на­бором» регулирующих свойств, особым механизмом действия. Причем наиболее ярким показателем регулятивных особенностей того или иного вида социальных норм является степень, в ка­кой они имеют внешний характер; иными словами, как они свя-

щего начала. Именно здесь и кроется субстанция, родовой признак социаль­ных норм» (Л. М. Архангельский. Лекции по марксистской этике. Ч. 1, Свердловск, 1969, стр. 52—53).

2 Л. М. Архангельский. О характере морального сознания. «Вопро­сы философии», 1969, № 5, стр. 83—84.

69


заны (соотносятся) с общественным сознанием, с волей и созна­нием субъектов общественных отношений3. Это выражает их место и функции в общей системе социальных норм и в то же время характеризует специфику их формирования и форм су­ществования.

Своеобразие свойств того или иного вида социальных норм обусловлено предметом регулирования — тем участком общественных отношений, который опосредствуется данными нормами.

Главными элементами системы социальных норм являются нормы права и морали. Они выступают в качестве основных «пунктов сосредоточения» в структуре социальных норм, в значи­тельной степени определяют черты всей системы, характер взаи­моотношений между ее частями.

Выделяя нормы права и морали, необходимо вместе с тем указать на особое положение в системе социальных норм первой из указанных разновидностей — норм права.

В связи с этим при классификации социальных норм можно подразделить их сначала на правовые и неправовые, а затем выделить внутри второй из указанных групп нормы морали, нор­мы-обычаи и корпоративные нормы (нормы общественных орга­низаций).

Своеобразие правовых норм основано на том, что они всегда выступают в качестве классового регулятора общественных от­ношений, действующего в единстве с государством и обладаю­щего непосредственно политическим содержанием. Поэтому в системе социальных норм они в наибольшей степени яв­ляются «внешним» по отношению к субъектам регулятором — таким регулятором, особенности, свойства и механизм действия которого обеспечивают достижение классовых, политических задач.

2. Право и нормы морали (нравственности). Нормы морали (нравственности)—это правила (принципы) поведения общего характера, выражающие принятые в данной среде воззрения на

3 В. А. Туманов, отметив, что одни разновидности социальных норм «объективированы достаточно четко (например, нормы, устанавливаемые раз­личного рода негосударственными организациями), а другие — спонтанно вы­ражены в разных формах общественного сознания», пишет: «...в некоторые периоды истории процесс диффузии права среди социальных норм даже преоб­ладал над процессом его дифференциации из всей суммы нравственных, эти­ческих, религиозных, традиционных и иных норм» (В. А. Туманов. Бур­жуазная правовая идеология. К критике учений о праве. «Наука»,, 1971, стр. 144).

70


добро, справедливость, долг и т. д. а поддерживаемые силой об­щественного мнения.

Сопоставляя право и мораль как элементы единой системы социальных норм, необходимо сразу же указать на наиболее яркий показатель их места и функции в системе: моральные нор­мы по сравнению с правовыми непосредственно связаны с духов­ной жизнью людей.

Именно при сопоставлении с моралью отчетливо вырисовы­вается своеобразие права как «внешнего» регулятора, выпол­няющего функции политического, государственного, «всеобщего» опосредствования общественных отношений и потому способ­ного регулировать любые отношения, лишь бы они поддавались внешнему контролю и обеспечению при помощи государственно-принудительных мер. Юридические нормы устанавливаются (вводятся) государством, «живут» не в сознании людей, а в офи­циальных актах — источниках права. В связи с этим они обра­зуют единую систему в стране и в то же время динамичны, под­вижны, способны точно и детализированно регламентировать поведение субъектов общественных отношений.

Мораль же представляет собой такую систему общих правил (принципов), которая выполняет функции по духовному воздей­ствию. В морали функция регулирования и ее роль как духовного фактора нераздельны. Поэтому предметом ее воздействия явля­ются общественные отношения, связанные с духовной жизнью. Моральные нормы и формируются в процессе утверждения, раз­вития моральных взглядов; являются в сущности их норматив­ным выражением. Следовательно, сами по себе моральные нормы не нуждаются в каком-либо официальном закреплении. Но это же обстоятельство обусловливает особенности их свойств: они отличаются значительной стойкостью, не способны к быстрым изменениям, к детальной общей регламентации всех сторон обще­ственных отношений.

Отсюда специфика в механизме действия права и морали. Если юридические нормы при помощи государственно-прину­дительных мер могут быть, так сказать, «извне» распространены на любые отношения, поддающиеся правовой регламентации, то мораль в значительной степени опосредствует поступки людей «изнутри». Хотя существуют различия, а подчас и существенные расхождения между индивидуальными моральными воззрениями и господствующей нравственностью, моральные нормы по боль­шей части непосредственно воздействуют на индивидуальное со­знание. Нормы морали и регулируют поведение людей лишь в той мере,  в какой внедрились в общественное  сознание.  Они  дей-

71


ствуют через оценку поступков людей, через механизм общест­венного мнения4.

Таким образом, мораль «уступает» праву по ряду свойств (системность, динамизм, формально закрепляемая определен­ность содержания). Как «внешний» регулятор право способно решать такие задачи по регулированию экономических, полити­ческих, организационных отношений классового общества, кото­рые не под силу морали. При этом важно, что при помощи юри­дических норм оказывается возможным не только возложение на субъектов обязанностей, обеспечиваемых мощью государст­венного принуждения, но и предоставление субъектам гаранти­рованных субъективных прав, в частности гарантированных прав личности.

В то же время и мораль имеет ряд преимуществ. Будучи по­стоянным, относительно устойчивым в данной среде фактором духовной жизни, мораль обладает значительной «проникающей силой». Она способна вторгаться в глубь человеческих отноше­ний, эффективно воздействовать на те из них, где прояв­ляются цели, мотивы человеческих поступков.

Итак, право и мораль — специфические, самостоятельные под­разделения системы социальных норм. Вместе с тем они отлича­ются единством. Это последнее выражается не только в тех чертах, которые присущи всей системе социальных норм (обу­словленность единым социально-экономическим строем, осуще­ствлением единых социальных задач и др.), но и в непосредствен­ных связях права и морали, в их взаимопроникновении и взаимодействии.

Взаимопроникновение этих двух близких элементов системы социальных норм может быть сведено к двум основным моментам: во-первых, право является формой общественного ре­гулирования, основанной на господствующей морали, которая пронизывает содержание, во многом определяет его облик, era

4 «Подлинная моральная норма,— пишет Л. М. Архангельский,— не есть исключительно внешнее предписание; она есть предписание, принятое и усво­енное личностью, ставшее ее внутренней установкой к определенного рода дей­ствиям, сознанием и чувством долга, ответственности, совести» (Л. М. А р -.хангельский. Лекции по марксистской этике. Ч. 1, Свердловск, 1969Г стр.56).

Надо заметить, что в последние годы в философской литературе пробле­мы права (правовой системы) и морали (системы морали) получили доволь­но развернутую разработку (см., в частности: Е. А. Я куб а. Право и нрав­ственность как регуляторы общественных отношений. Харьков, 1970; Я. 3. X а й к и н. Структура и взаимодействие моральной и правовой систем, «Высшая школа», 1972; и др.).

72


черты; во-вторых, мораль в современных условиях имеет в праве одну из необходимых форм своего существования. Оба указан­ных момента выражают единое—особенности права как явления морали и культуры, его моральную ценность.

Нравственную основу права с предельной определенностью подчеркивал К. Маркс. Он обращал внимание на то, что если за­конодательство не может декретировать нравственность, то оно еще в меньшей степени может провозгласить правом безнравст­венность. По Марксу, утверждение в праве безнравственности — это произвол, беззаконие, «законодательный произвол»5.

В условиях классового общества мораль является такой фор­мой общественного сознания, которая проникает в самую «плоть» права. Господствующий класс всегда стремится представить свою волю, возведенную в закон, в качестве «всеобщей» и с точки зре­ния нравственных оснований «праведной», справедливой.

Особо существенное значение для права имеют начала спра­ведливости в их конкретно-историческом классовом выражении. Вот почему начала справедливости являются одним из важней­ших принципов права.

Однако указание на то, что право имеет нравственную основу, раскрывает лишь одну сторону глубокого взаимопроникновения этих элементов единой системы социальных норм. Другая сто­рона состоит в том, что право в классовом обществе может быть охарактеризовано в качестве одной из необходимых форм суще­ствования ряда принципов морали. Определенный круг нравст­венных принципов в классовом обществе, существуя в виде «чисто» моральных, в то же время так или иначе выражается и в юридических нормах.

Это проникновение, «просачивание» нравственных принципов в содержание права носит различный характер. Здесь можно от­метить три основных момента.

Во-первых, в некоторых отраслях права (например, семей­ном) юридические нормы прямо выражают известные нравствен­ные требования, конкретизируют их в виде нормативных, фор­мально-определенных юридических предписаний.

Во-вторых, многие юридические нормы, прямо не воплощая в своем содержании нравственные обязанности, направлены на их юридическое обеспечение, охрану, проведение в жизнь. Тако­вы, в частности, юридические нормы, которые ставят под особую правовую защиту поведение лиц, активно и самоотверженно осу­ществляющих принципы коммунистической морали   (например,

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 162—163.

73


нормы, устанавливающие обязанности по возмещению вреда, по­несенного гражданином при спасании социалистического имуще­ства от грозящей ему опасности; нормы, устанавливающие повы­шенную ответственность за посягательство на жизнь, здоровье, достоинство народных дружинников и других общественных ра­ботников).

Уголовноправовые и административные нормы, направлен­ные на охрану общественной собственности, личности и др., вы­ражают нравственные требования и запреты, основываются на них. Вместе с тем каждая взятая в отдельности уголовнопра-вовая норма закрепляет нравственные требования и запреты не непосредственно, а негативно — путем указания на противоправ­ные, антиобщественные деяния. Противоправные, антиобществен­ные деяния, предусматриваемые нормами уголовного и админи­стративного права, это в условиях социалистического общества всегда и антиморальные акты поведения, нарушающие нравст­венные требования и запреты. Следовательно, нормы уголовного и административного права (да и ряда других отраслей), преду­сматривающие юридическую ответственность, направлены на охрану нравственности, утверждение в жизни принципов морали.

В-третьих, все нормы права принимаются с учетом начал нравственности, справедливости, а поэтому все право представ­ляет собой в широком смысле нравственное явление и несоблю­дение любой юридической нормы является аморальным поступ­ком.

Взаимодействие права и морали состоит в том, что в процессе своего формирования, развития, функционирования пра­вовые и моральные нормы контактируют, опираются друг на друга, действуют в единстве, сочетании.

Основой такого взаимодействия является глубокое взаимо­проникновение права и морали. Точнее: именно потому, что право и мораль близкие, взаимопроникающие элементы системы со­циальных норм, они не могут действовать изолированно, обособ­ленно, вне контактов друг с другом.

Взаимодействие права и морали осуществляется в несколь­ких формах6. Основными из них являются: а) влияние морали на формирование и развитие норм права, б) влияние права на фор­мирование, утверждение и развитие нравственных норм, в) охра­на правом моральных норм, нравственных устоев, г) использо­вание нравственных норм при применении права.


Для юридической науки и практики особый интерес представ­ляет последняя из указанных форм, которая реально выражает взаимодействие права и морали в процессе их функциониро­вания.

Мораль влияет не только на формирование юридических норм, но и на процесс их реализации компетентными правопри­менительными органами.

Впрочем, если исходить из той трактовки применения права, которая защищается в настоящем курсе, то «включение» морали в правоприменительный процесс оказывается столь же законо­мерным, как и ее воздействие на правотворчество. Коль скоро при применении права происходит индивидуально-регулирующая деятельность правоприменительных органов, то вполне естест­венно, что последние, так же как и органы правотворчества, .должны опираться на нравственные принципы и воззрения.'

В тех же случаях, когда нравственные принципы прямо вы­ражены в правовых нормах, использование морали при приме­нении права становится юридически обязательным, а не только возможным и желательным7. Здесь без использования мораль­ных норм невозможно раскрыть содержание нормы права. Нор­мы морали, в частности, являются основанием для того, чтобы:

а) юридически квалифицировать конкретные действия и установить, могут ли они служить основанием возникновения, изменения или прекращения правоотношений. В качестве при­мера можно сослаться на решение вопроса о расторжении брака, который по действующим нормативным положениям расторгает­ся, если его сохранение противоречит принципам коммунистиче­ской морали. Следовательно, здесь для оценки (юридической квалификации) конкретных действий лиц, состоящих в браке, необходимо обратиться к нормам нравственности. Точно так же для того, чтобы квалифицировать противоправные действия в качестве злостного хулиганства (ч. 2 ст. 206 УК РСФСР), необ­ходимо, опираясь на моральные нормы, установить, проявляется ли в данных действиях явное неуважение к обществу, имеют ли они дерзкий или циничный характер;

е) оценить личность данного гражданина. Такая оценка лич­ности необходима, в частности при индивидуализации меры наказания, назначаемого судом за совершенное преступление. В ряде случаев при дозировке наказания нет иного способа ин-


 


6 Ю.  С.  Васильев.  Взаимодействие  права  и  морали.  «Советское  геи сударство и право», 1966, №11, стр. 12.


7 Р. К. Русинов. Использование норм нравственности при применении норм права. Автореферат кандидатской диссертации. Свердловск, 1967, стр. 7. и след.


 


74


75


ДивиДуализировать меру наказания, как, обратившись к нравст­венным нормам, оценить на их основе личность преступника. Оценка личности необходима при решении дел по семейным: правоотношениям. Например, в судебной практике признано не­обходимым при так называемых «спорах о детях» учитывать моральные качества родителей, личные привязанности ребенка;

в)   оценить те объективные явления, с которыми связано от­
ношение,   регулируемое   правом   (характер   объекта,   интереса
и др.)- Так, гражданское законодательство предусматривает, что
размер неустойки может быть снижен судом с учетом не только
имущественного, но и всякого иного, заслуживающего внимания^
интереса  кредитора; Характер  же интереса  кредитора  в  ряде
случаев нельзя установить иначе, как обратившись к соответст­
вующим нормам нравственности;

г)  определить  пределы   осуществления   субъективных   прав.
Статья 5 Основ гражданского законодательства Союза ССР и
союзных республик устанавливает, чтб- гражданские права не
должны осуществляться в противоречии с их назначением в со­
циалистическом обществе в период строительства коммунизма.
Каким же образом определить, осуществляются ли субъективные
права в соответствии с их назначением? Для этого и используют­
ся нормы коммунистической морали. Как следует из ч. 2 ст. 5
Основ,   при   осуществлении   прав   и   исполнении   обязанностей
граждане и организации должны не только соблюдать законы,
но и «уважать правила социалистического общежития и мораль­
ные принципы общества, строящего коммунизм».

3. Право и нормы-обычаи. Нормы-обычаи (традиции, обыкно­вения) — это правила поведения общего характера, исторически складывающиеся в силу данных фактических отношений и в ре­зультате многократного повторения вошедшие в привычку.

Обычаи занимают в системе социальных норм весьма свое­образное положение.

Их регулирующее действие, так же как и норм морали, тесно связано с духовной жизнью людей. Более того, нормы-обычаи входят в сферу общественной психологии8 и через нее непосредственно включаются в индивидуальное сознание. Иными словами, особенности обычаев как внешних регуляторов прояв­ляются еще менее выпукло, чем у норм морали.

И еще одна важная черта норм-обычаев. Многие обычаи представляют собой форму иных социальных норм. Самостоя-

8 «Общая   теория   советского   права».   «Юридическая   литература»,   1966, стр. 120—121.

76


тельное значение обычаи приобретают в той мере, в какой дан­ные нормы находят «отражение» в фактических отношениях. К. Маркс подчеркивал, что «если форма просуществовала в те­чение известного времени, она упрочивается как обычай...»9. По­этому предметом обычаев могут быть в сущности любые отноше­ния: когда те или иные правила поведения входят в привычку, они приобретают черты обычаев.

Таким образом, нормы-обычаи выполняют в системе общест­венного регулирования особую миссию: включаясь в сферу обще­ственной психологии и индивидуальной психики, они закрепляют действие социальных норм, превращают их в привычку, тради­цию, обыкновение10.

Это предопределяет особенности формирования и существо­вания норм-обычаев. Они еще в меньшей степени, чем нормы мо­рали, могут быть «установлены», «введены». Они должны утвер­диться в общественной психологии, в индивидуальной психике. Нормы-обычаи складываются в силу данных фактических отно­шений в результате многократного их повторения. Конечно, каж­дый обычай имеет определенное основание (например, требова­ния целесообразности, удобства, моральные взгляды и т. п.). Но это основание ушло в прошлое; норма как бы порвала с ним связь. Норма действует в силу данных фактических отно­шений, которые в современных условиях и являются ее непосред­ственным источником — силой, поддерживающей ее существо­вание.

Да и существуют обычаи как бы в самом образе жизни лю­дей, нередко имеют характер традиций, обыкновений — того, что «принято». Поэтому они — устойчивые правила поведения людей. Внедрение обычаев в поведение людей — длительный процесс (ведь правило должно стать постоянной привычкой!). Но после того, как правило вошло в привычку, оно живет сравнительно долго, имеет устойчивый, «консервативный» характер. Даже сме­на фактических отношений, непосредственно питающих обычаи, не приводит сразу к их отмене или преобразованию. Привычка

9   К. Маркси Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. 2, стр. 357.

10      В литературе обращено внимание на то, что правило поведения, обра­
зующее ядро, внутреннюю структуру обычая, «не существует в «чистом виде»,
а находится в единстве с его процессуальными средствами — символикой, ри­
туалами, обрядами и т. д.».   И   дальше:   «Художественные   средства   также
являются компонентами обычая, усиливающими его психологическую основу,
живучесть и защиту» (Б. Я. Токарев. Место обычаев в системе социальных
норм». «Вопросы  Советского государства и  права». Материалы. Северо-Кав­
казской научной конференции. Ростов-на-Дону, 1968, стр. 23).

77


как   бы   «законсервировалась»,  приобрела   относительно   само­стоятельное существование.

Весьма своеобразны свойства обычаев. Обычаи — это всегда конкретизированные и детализированные правила поведения. Данные конкретные фактические отношения могут непосредст­венно обусловливать лишь «подобные себе» нормы, т. е. вполне конкретизированные и детализированные пЪ содержанию. Толь­ко такие нормы могут войти в результате многократного повто­рения в привычку.

Обычаи не представляют собой цельной, связанной в прочное единство, системы норм. Они выступают по большей части в виде отдельных, изолированных друг от друга правил поведения, не представляющих единого механизма регулирования обществен­ных отношений.

Обычаи имеют в основной своей массе локальную сферу дей­ствия. Они действуют лишь постольку, поскольку данные прави­ла вошли в привычку, рассматриваются людьми в качестве есте-ственно неизбежных. Для того чтобы распространить действие обычаев на более широкий круг людей, необходимо подкрепить их силой нравственного, общественного или даже государствен­ного воздействия.

Наконец, особыми чертами характеризуется и механизм дей­ствия норм-обычаев. Так как нормы входят в привычку, вопрос об их обеспечении какой-либо внешней силой в принципе стано­вится излишним. Конечно, государство, общественные организа­ции, отдельные группы лиц могут поддерживать либо отвергать тот или иной обычай. Но до тех пор, пока норма сохраняет каче­ство обычая, она исполняется в силу привычки, в силу «естест­венного обыкновения вещей». Лица, придерживающиеся обы­чаев, поступают так, а не иначе, потому что они привыкли дей­ствовать подобным образом, другое поведение представляется им противоестественным. (Конечно, в той мере, в какой обычаи выражают нравственные принципы, они поддерживаются и си­лой общественного мнения).

Каково же соотношение права и обычаев в социалстическом обществе?

При ответе на этот вопрос необходимо иметь в виду особое положение обычаев в системе социальных норм.

По сравнению с нормами нравственности обычаи, условно говоря, несколько дальше отстоят от права. Они не обладают тем единым, цельным идеологическим содержанием, как это харак­терно для морали. Поэтому обычаи в современных условиях не имеют существенного значения при издании и применении пра-

78


вовых норм (необходимо, однако, заметить, что в эксплуататор­ских обществах, в частности при возникновении права, а также в эпоху феодализма связь между обычаями и правом была более непосредственной и тесной). Значительное число действующих в настоящее время обычаев лишено какой-либо зримой связи с пра­вом,  правовым   регулированием   (правила   этикета,   обрядовые

правила и др*)-

Вместе с тем необходимо учитывать, что обычаи, хотя и те­ряют в ряде случаев связь с породившими их условиями, все же в основной своей массе не нейтральны. Одни обычаи несут на себе печать отношений, уходящих в прошлое; некоторые из них являются даже реакционными, вредными в социалистических условиях. Другие обычаи носят прогрессивный характер (напри­мер, обычаи в области социалистического соревнования, движе­ния ударников коммунистического труда, организации здорового отдыха трудящихся и др.).

В соответствии с этим нормы права связаны с обычаями по-разному. В социалистическом обществе юридические нормы в ряде случаев нацелены на борьбу со старыми, в частности фео­дальными обычаями, находящимися в противоречии с социали­стическими общественными порядками. В качестве примера мож­но указать на ряд норм советского уголовного права, предусмат­ривающих уголовную ответственность за совершение таких обычаев (ст.ст. 231, 232, 233, 234, 235 УК РСФСР).

Что же касается передовых, прогрессивных обычаев, то тео­ретически они могут быть использованы при издании юридиче­ских норм. Содержание обычаев (точность, детализированность, конкретность) принципиально позволяет придавать им значение норм права без особо сложной нормотворческой работы. Не случайно поэтому даже новейшее советское законодательство использует ссылки на обычаи для конкретизации содержания регламентируемых правом действий. Так, в брачно-семейном законодательстве закреплена обязанность органов записи актов гражданского состояния обеспечивать торжественную обстанов­ку регистрации брака при согласии на это лиц, вступающих в брак (ст. 14 Кодекса о браке и семье РСФСР).

Обычаи имеют известное перспективное значение и для раз­вития социалистического права. Перспективное значение принад­лежит той части обычаев, которая характеризует особенности механизма их действия. Превращение основных правил челове­ческого общежития в привычку является одной из закономерно­стей развития социалистического права в период строительства коммунизма. В. И. Ленин писал, что при переходе к коммунисти-


ческому обществу «люди постепенно привыкнут к соблюде­нию элементарных, веками известных, тысячелетиями повторяв­шихся во всех прописях, правил общежития...» и.

Особые формы соотношения с правом имеют отдельные разно­видности обычаев, в частности традиции 12, обыкновения.

Традиция-— обычай, выражающий систематический или периодически повторяющийся образ поведения, укоренившийся пример поведения. Традиции в отличие от «просто» обычаев не­редко включают в себя определенный организационный элемент. В ряде случаев традиции проникают в самое содержание право­вого регулирования. Такова, например, сложившаяся в социали­стическом обществе традиция всенародного обсуждения проек­тов важных нормативных юридических актов. Определенные традиции складываются в юридической практике. Здесь они за­крепляют те линии, которые выражают существенные моменты правосознания, выводы из содержания юридических норм приме­нительно к тем или иным своеобразным фактическим обстоя­тельствам. В связи с этим традиции, складывающиеся в юридиче­ской практике, приобретают значение факторов, влияющих на са­мую «правовую материю».

Обыкновения — обычаи, выработанные в деятельности государственных органов или деловой, хозяйственной жизни (деловые обыкновения). К их числу принадлежат, например, обыкновения, сложившиеся в практике работы Верховных Сове­тов (собрание старейшин, открытие сессии старейшим депутатом и др.), обыкновения, конкретизирующие некоторые условия до­говорных отношений (ст.ст. 168, 245 ГК РСФСР, ст.ст. 134, 135, 149 Кодекса торгового мореплавания). Обыкновения — это такие обычаи, которые действуют в сочетании с юридическими нормами, в ряде случаев конкретизируя содержание тех или иных действий. Иногда в юридической литературе им придают значение источников права.

и В. И. Л ен и н. Соч., т. 33, стр. 89.

12 По мнению М. Н. Кулажникова, автора, внесшего существенный вклад в разработку проблемы соотношения обычаев и юридических норм, традиции представляют собой самостоятельную разновидность социальных норм. Он полагает, что «при помощи традиций общество (либо его отдельные объеди­нения) формируют социальные требования, превращая их в своеобразные не­писаные законы — обобщенные устойчивые нормы и принципы поведения, адре­сованные к людям» (М. Н. Кулажников. Советское право, традиции и обычаи в их связи и развитии: Автореферат докторской диссертации. Киев, 1972, стр. 19). Думается, однако, что признаков, объединяющих обычаи и тра­диции, значительно больше, чем свойственных им особенностей.

80


4. Право и корпоративные нормы. Корпоративные нормы (нормы общественных организаций) 13 — это правила поведения общего характера, установленные негосударственными общест­венными организациями, распространяющиеся на членов данной организации и поддерживаемые мерами организационного воз­действия.

В социалистическом обществе (так же как и в ином классо­вом обществе) корпоративные нормы14 имеют политическое со­держание. В отличие от норм морали и норм обычаев они так же, как и юридические нормы, характеризуются «внешним», четко объективированным характером. Они призваны регламентиро­вать организационные и иные отношения, складывающиеся внутри той или иной общественной организации или в системе общественных организаций, поддающихся внешнему контролю и обеспечению при помощи организационных мер и санкций.

Отсюда их известная близость к юридическим нормам также и по внешним особенностям и свойствам. Корпоративные нормы устанавливаются (вводятся) данной общественной организацией, «живут» не в сознании людей, а в актах общественных организа­ций— уставах, положениях, решениях. В пределах организации они образуют единую систему, динамичны, подвижны, спо­собны точно и детализированно регламентировать поведение членов общественной организации, взаимоотношения между ее отдельными подразделениями. Весьма существенно и то, что при помощи корпоративных норм может обеспечиваться предостав­ление лицам гарантированных субъективных прав (в рамках дан­ной организации). Наконец, в какой-то степени сходен с право­вым регулированием и механизм действия корпоративных норм: обеспечиваются они организационными мерами и санкциями, обладающими большой воздействующей силой (обсуждение по­ведения члена организации на общем собрании с вынесением выговора, предупреждения и т. п., исключение из членов орга­низации).

Вместе с тем нормы общественных организаций существенно отличаются от норм права. Главное здесь — это отсутствие непо­средственной связи с деятельностью государства. Несмотря на

13      Термин «корпоративные нормы» для обозначения  норм  общественных
организаций удачно использован в кн. «Марксистско-ленинская общая теория
государства и права. Основные институты и понятия» («Юридическая литера­
тура», 1970, стр. 361).

14      Характеристику   особенностей   корпоративных   норм   см.:   В.^ М.   К о -
рельский. Правовые нормы и нормы общественных организаций. Авторе­
ферат кандидатской диссертации. Свердловск, 1963.

81

6    Заказ 82


указанные выше особенности, они остаются корпоративными, об* щественными (в узком смысле) нормами. Данные нормы исходят от общественных организаций и поддерживаются специфически­ми общественными мерами воздействия. Для них, в частности, чужд тот способ принуждения, который гарантирует действие юридических норм. Кроме того, корпоративные нормы всегда ло­кальны: в принципе действуют лишь в пределах данной общест­венной организации.

Таким образом, корпоративные нормы уступают юридическим по своей силе, «мощи», сфере действия, категоричности. Но они имеют и свои преимущества. Будучи необходимыми для обеспе­чения функционирования одного из звеньев политической органи­зации общества (общественных организаций), эти нормы выра­жают самодеятельность, инициативу и активность общественных организаций, еще теснее, нежели право, связаны с моралью и в ряде случаев способны опосредствовать такие отношения (внутрипартийные, внутрисоюзные), которые лежат за пределами предмета правового регулирования.

Взаимодействие между правовыми и корпоративными норма­ми имеет специфический характер. Им несвойственно то глубо­кое взаимопроникновение, которое присуще праву и морали. В то же время с точки зрения своих внешних особенностей и свойств правовые и корпоративные нормы близки друг к другу.

Поэтому здесь на первое место выдвигаются «свои» формы взаимодействия.

К числу основных форм взаимодействия правовых и корпора­тивных норм могут быть отнесены следующие.

Во-первых, корпоративные нормы могут приобретать юриди­ческое значение и выступать в виде правовых норм. Это происхо­дит в случаях, когда государство санкционирует общественные (в узком смысле) нормы. В результате такого санкционирования они уже исходят от государства и гарантируются его принуди­тельной силой. Но по своему непосредственному источнику вы­раженной в них воли они остаются корпоративными нормами. Примечательно, что в рассматриваемых случаях нормы общест­венных организаций подчас приобретают внешнее действие, т. е. распространяются не только на членов данной организации, но-и на иных лиц. Такой характер, например, имеют нормативные акты соответствующих органов профсоюзов, направленные на регулирование трудовых отношений.

Во-вторых, нормы общественных организаций и правовые нормы в ряде случаев выступают в нераздельном единстве, т. е. в виде норм,  одновременно  являющихся  и  корпоративными, и


правовыми. Речь идет о совместных постановлениях государст­венных органов и общественных организаций трудящихся (на­пример, совместные постановления государственных органов и профсоюзных организаций и др.).

В-третьих, санкции норм общественных организаций в опре­деленных случаях используются при обеспечении юридических норм. Нередко юридические санкции и меры общественного воз­действия применяются в совокупности, что создает дополнитель­ные гарантии надлежащего осуществления требований норм права 15.

Таким образом, правовые и корпоративные нормы уже сейчас в какой-то степени являются взаимозаменяемыми; они могут дей­ствовать как «близкие» партнеры, сочетаясь и поддерживая друг друга. Как будет показано в последующем, отмеченные черты близости и взаимодействия рассматриваемых разновидностей социальных норм указывают на одно из перспективных направ­лений развития права при переходе к коммунизму (гл. 11).

5. Единство социальных норм. Политические нормы. Прави­ла социалистического общежития. Все социальные нормы социа­листического общества характеризуются глубоким внутренним единством. Выражая требования единого экономического бази­са, они функционируют как цельный, сложный нормативный организм, обеспечивающий организованность, урегулированность и порядок в социалистических общественных отношениях.

Единство всей системы социальных норм социалистического типа выражается в том, что:

а)  одно и то же правило во многих случаях одновременно
обладает особенностями и свойствами,   характерными   для   не­
скольких видов социальных норм (таковы, например, нормы се­
мейного права, которые выражают моральные принципы и в то
же время нередко приобретают свойство обычая);

б)  между отдельными видами социальных норм существует
взаимопроникновение,   причем   такое,   что,   например,   природа
права не может быть с достаточной полнотой понята, если не учи­
тывать его нравственных, моральных основ;

в)   между всеми видами социальных норм существуют связь
и взаимодействие, при которых разные виды социальных норм
функционируют во взаимной обусловленности, сочетании.

15 По вопросу о сочетании и взаимодействии правовой и общественной ответственности см.: А. И. Петелин. Соотношение правовой и обществен­ной ответственности в социалистическом обществе. Автореферат кандидатской диссертации. Свердловск, 1968? стр. 12 и след.

6*                                                                                                                                       83


Важной закономерностью развития общественного регулиро­вания в социалистическом обществе является постоянное усиле-* ние контактов взаимосвязи между всеми элементами {частями) системы социальных норм, В этом, надо полагать, состоит одна из существенных направлений, характеризующих развитие пра­ва, морали и других социальных норм при переходе к комму­низму. Если по мере успехов строительства коммунизма все бо­лее упрочивается нравственная основа правовых норм, то одно­временно и нормы морали воспринимают некоторые внешние свойства и черты норм права (например, закрепление главных принципов коммунистической нравственности в моральном кодексе строителей коммунизма). Возрастает значение корпора­тивных норм, которые, как и нормы права, способны регламенти­ровать многие организационные отношения и потому нередко после санкционирования государством приобретают юридиче­ское значение.

Наряду с отмеченными выше показателями, выражающими единство всей системы социальных норм, существуют и показа­тели более глубинные. Главный из них — это определяющее и цементирующее значение политических норм.

Правда, когда речь идет о политических (а также техниче­ских, эстетических и других) нормах, то перед нами деление норм не по их регулирующим особенностям в единой системе, а по содержанию регулирования. То, что может быть отнесено к «политическим нормам», является с точки зрения их регулирую­щих особенностей нормами юридическими, корпоративными, мо­ральными. Однако, если рассматривать систему социальных норм в целом, то политические нормы имеют и известное само­стоятельное значение. Они выступают в качестве основы, ядра всей системы, цементирующих все ее части, определяющих ее облик и основные черты. Реально политические нормы как само­стоятельный элемент системы общественного регулирования вы­ражаются в партийных нормах (директивах), в том числе в ле­нинских нормах партийной жизни, в директивах съездов по пяти­летним планам, в ряде уставных положений (например, положе­ниях о праве контроля низовыми партийными организациями администрации предприятий и учреждений).

Единство социальных норм социалистического общества на­ходит выражение также и в особой категории —в правилах со­циалистического общежития. Эта категория широко используется в общественно-политической и правовой литературе, а также и в законодательстве (ст. 130 Конституции СССР, ст.ст. 5, 61 Основ гражданского законодательства).

84


Термином «правила социалистического общежития» обозна--чается родовое, собирательное понятие. Этим понятием охваты­ваются моральные нормы, новые социалистические обычаи, нор­мы общественных организаций и, наконец, нормы социалистиче­ского права. Это, следовательно, не особый вид социальных норм, а вся их система, взятая в определенном аспекте.

Что же является объединяющим стержнем для всех этих норм? По какому основанию они соединяются в единую группу?' Правила социалистического общежития — это социальные нор­мы, которые непосредственно отражают новые начала взаимоот­ношений людей в социалистическом обществе, передовую ком­мунистическую идеологию, отношения дружбы, взаимного ува­жения, товарищества и сотрудничества 16. Их главным признаком является то, что «они имеют моральное обоснование и направ­лены на сплочение, объединение народа, организацию его сотруд­ничества в целях решения задач укрепления социализма и по­строения коммунизма» 17. Иными словами, это — социальные нормы, выражающие начала социалистической морали. Поэтому правила социалистического общежития носят всегда оценочный характер. Ссылки на правила социалистического общежития мы: находим в законе в тех случаях, когда необходимо указать на социальные нормы (неправовые и правовые), позволяющие оце­нить характер поведения людей или личность человека с точки зрения моральных норм (принципов, идеалов).

Понятию правил социалистического общежития принадлежит важное значение при характеристике перспектив развития социа­листического права в период строительства коммунизма.

Правила социалистического общежития образуют основное1 содержание норм социалистического типа. Они составляют ту основу, из которой в перспективе и разовьются правила поведе­ния людей во второй фазе коммунизма, т. е. нормы коммунисти­ческого общежития 18.

6. Классификация социальных норм по содержанию. Техни­ческие нормы. Наряду с делением социальных норм по их регу­лирующим   особенностям   существенное  значение  принадлежит

16      М..П. Карева. Право и нравственность в социалистическом общест­
ве. Изд-во АН СССР, 1951, стр. 74.

17      А. М. Айзенберг. Правила социалистического общежития, их роль.
в советском обществе. Труды ВЮЗИ, т. 12, 1969, стр. 104.

18      А. М. Айзенберг. О развитии норм социалистического общежития
в единые правила коммунистического общежития. «Советское государство и
право», 1961, № 12, стр. 34—35.

85.


другой классификации —делению норм по своеобразию их со­держания.

В зависимости от своеобразия содержания социальные нормы могут быть подразделены, в частности, на следующие виды:

   политические   нормы — правила   поведения,   складываю­
щиеся в сфере политики, непосредственно выражающие политику
класса, социальной группы, общества;

   технико-экономические    (технические)    нормы — правила
поведения, функционирующие в области экономики, техники;

   организационные нормы-—правила поведения, регулирую­
щие организационные отношения во всех сферах общественной
жизни;

   нормы культуры  (нравы)—правила .поведения, опосред­
ствующие  социально-культурные   связи,  отношения   в   области
быта, культуры поведения и т. д.;

   эстетические нормы — правила, выражающие требования
к красоте поведения, этикету, моде, манерам и пр.;

   «игровые нормы» — правила, регламентирующие действия
людей в спортивных и иных играх.

Надо еще раз подчеркнуть, что это деление социальных норм строится в иной плоскости, нежели классификация по регули­рующим особенностям норм 19. Поэтому каждая из указанных разновидностей может быть выражена в виде либо норм права, либо норм морали, либо корпоративных норм, либо норм-обы­чаев.

Вместе с тем указанные классификации частично перекрещи­ваются.

Так, нормы морали, обособляемые по особенностям их регу­лирующего воздействия, в то же самое время представляют со­бой самостоятельный вид и по содержанию. Мораль (с точки зрения содержания) не исчерпывается одними лишь требова­ниями культуры; она имеет более глубокое идеологическое со­держание. Именно поэтому принципы морали воплощаются не

19 Вот почему нельзя признать правильными такие выдвинутые в лите­ратуре классификации, которые основаны на смешении (соединении) двух классификационных критериев (например, А. М. Айзенберг «в одном ряду» выделяет такие разновидности: а) политические нормы, б) нормы социали­стического права, в) нормы морали, г) нормы общественных организаций, д) эстетические нормы, е) обычаи, ж) организационные нормы.— А. М. А й-з е н б е р г. Правила социалистического общежития и их роль в советском об­ществе. Труды ВЮЗИ, т. 12, 1969, стр. 106 и след).


только в моральных нормах как таковых, но и в нормах права,-корпоративных нормах, нормах-обычаях20.

Выше уже отмечалось особое место политических (партий­ных) норм. В социалистическом обществе они не сводятся (в плоскости регулятивного воздействия) к иным социальным нор­мам. И хотя политические нормы как бы «находятся внутри» всей системы социальных норм, они имеют и определенное само­стоятельное значение.

Конкретное место в системе общественного регулирования занимают технико-экономические или технические нормы.

Ряд советских ученых полагает, что технические нормы вооб­ще не относятся к числу социальных. По их мнению, эти нормы, хотя и могут иметь известное социальное значение, но в целом регулируют не отношения между людьми, а отношения человека к природе, средствам производства и т. д.21.

Другие советские ученые считают, что технические нормы яв­ляются социальными22.

Каково же решение этой проблемы? Определенный круг норм относится к числу технических потому, что их содержание в зна­чительной степени прямо обусловлено законами природы, тех­ники и т. д. Последние носят всеобщий характер: их требования одинаково действуют в отношении всех лиц. И если рассматри­вать требования природы и техники только со стороны их объек­тивного содержания, т, е. безотносительно к тому, регулируют ли они поведение людей или нет, то эти требования можно опре­делить как «чисто технические нормы» и противополагать их социальным нормам.

Однако «чистые технические нормы» являются абстракцией, известным   отвлечением   от  реальных    жизненных   отношений.

20   В  эксплуататорских  формациях     особенности  в  эпоху  феодализма)4
в качестве ядра системы социальных норм, имеющего в ряде отношений и са­
мостоятельное значение» выступали религиозные нормы. В социалистическом:
обществе они сохраняются лишь в виде остатков отживающей морали и норм-
обычаев, а также в виде корпоративных норм в существующих еще религи­
озных организациях.

21     «Теория государства и права». Госюриздат, 1955, стр. 344; А. Ф. Шеба-
н о в. Нормы советского социалистического права. Изд-во МГУ,  1956, стр. 7;
Л. С. Я в и ч. Советское право — регулятор общественных отношений в СССР.
1957, стр. 16; П. Е. Нед
бай л о. Советские социалистические правовые нор­
мы.   Изд-во   Львовского    университета,    1959,    стр.    41;    О.   С.    И о ф ф е>
М.   Д.  
Шаргородский,    Вопросы    теории    права.     Госюриздат,    1961,
стр. 124—127.

22    П. Т. По л еж аи, В. С. Шелестов. О соотношении юридических и
технических  норм  в  социалистическом   обществе.  «Советское  государство   и
право», 1960, № 10, стр. 13—21.

87


В сущности они имеют такое же значение, как и «правила» ма­тематики, грамматики и других несоциальных образований. Как только технические требования соприкасаются с поведением людей и люди начинают сообразовывать свои поступки с техни­ческими требованиями, иными словами, как только технические требования (правила) становятся общими правилами поведения (т. е. нормами) в точном и строгом смысле этого слова, они неиз­бежно приобретают социальное значение.

Относя в общем технические нормы к числу социальных, не следует упускать из вида важные особенности, которые выде­ляют их среди иных социальных норм. Главная из этих особен­ностей указана выше: содержание технических норм по основ­ным своим моментам обусловлено законами природы и техники, что, однако, не исключает волевого момента в их содержании: законы природы и техники дают известный простор для выбора тех или иных вариантов поведения. Отсюда проистекают и дру­гие особенности технических норм. Их социальный характер внешне не имеет ярко выраженных признаков. В технических нормах отступают на второй план и меры общественного обеспе­чения (общественные, правовые, моральные санкции). В боль­шинстве случаев технические нормы используются лицами в силу их целесообразности, неотвратимости или возможности матери­альных, технико-экономических или других отрицательных по­следствий в случае их несоблюдений23.

Приведенными соображениями предопределяется решение во­проса о соотношении технических и юридических норм. Катего­рии «технические нормы» и «юридические нормы» — это перекре­щивающиеся, частично совпадающие понятия. Часть технических норм облекается в правовую форму.

Технико-юридические нормы занимают специфическое место среди иных норм права. Государственно-волевой момент не яв­ляется единственно определяющим в их содержании (определяю­щее значение принадлежит здесь требованиям законов природы и техники). Поэтому технико-юридические нормы сами по себе не являются нормативным основанием для возникновения право­вых отношений. Они всегда действуют в совокупности с иными цормами права. Роль технико-юридических норм сводится в основном к тому, что они конкретизируют права и обязанности участников правоотношений  (например, обязанности поставщи-

23 В дальнейшем (т. 2) будет показано, что к технико-юридическим нор­мам относятся также общие правила, обусловленные требованиями немате­риальной (в частности юридической) техники.


ка в отношении качества поставляемой продукции, обязанности участников трудовых отношений в области безопасности и др.) 24. Возрастание в социалистическом праве удельного веса техни­ко-юридических норм свидетельствует, помимо прочего, об уси­лении активного воздействия права на экономику. Содержание технических норм непосредственно обусловлено требованиями техники, организации производства и др. Это и дает в свою оче­редь возможность с большей эффективностью воздействовать через технические нормы на указанные элементы производитель­ных сил.

Проблема социальных норм привлекает все большее внимание советских ученых — юристов, философов, социологов.

К сожалению, однако, основные усилия при ее рассмотрении сосредоточи­ваются вокруг вопросов, касающихся видов социальных норм, а также при­знаков, выражающих их единство и различие.

Конечно, внесение достаточной ясности в решение указанных вопросов — -дело немалой  важности.  Необходимо  добиться  точного определения  класси­фикационных критериев, что позволит проводить классификацию в нескольких плоскостях и устранит возможность смешения норм,  принадлежащих к раз­ным классификационным рубрикам.

Вместе с тем рассмотрение упомянутых вопросов не должно заслонять наиболее важных, «перспективных» сторон проблемы — характеристики видов социальных норм как элементов единой системы. Именно здесь следует искать ключ к пониманию своеобразия действия тех или иных разновидностей соци­альных норм, их свойств и функций.

Такой подход в особенности важен по отношению к социалистическому праву. Упрочение и углубление контактов и взаимосвязи между всеми соци­альными нормами социалистического общества означает, помимо всего иного,, что своеобразие правового воздействия, его достоинства и функции в полной мере раскрываются только с учетом всего комплекса системных связей между юридическими и иными социальными нормами 25.

24   По вопросу о соотношении технических норм с юридическими и о свое­
образии   роли   технико-юридических   норм   в   правовом    регулировании   см.:
А. Ф. Черданцев. Теоретические вопросы соотношения технических и юри­
дических норм. Сборник аспирантских работ по вопросам государства и пра­
ва.  Свердловск,   1963,  стр.  30—53;   его   же.  Технико-юридические  нормы  в
советском праве. Автореферат кандидатской   диссертации.  Свердловск,   1963;
его  же. Понятие технико-юридических норм и их роль в формировании об­
щественных отношений. «Советское государство и право», 1964, № 7, стр. 134—
138.

25   Ряд интересных вопросов, посвященных системе социальных норм, по­
ставлен в статье В. И. Нижечека «Правовое регулирование как разновидность
нормативного   регулирования»   («Вопросы   теории   и   истории   государства   и
и права», Иркутск, 1969). Жаль только, что автор противополагает в качестве-
конкурирующих понятий категории «общественное регулирование» и «норма­
тивное регулирование»  (при этом он отдает предпочтение последнему из ука­
занных терминов). Между тем никакой конкуренции здесь нет.  Нормативное
регулирование представляет собой один  из  аспектов  общественного  регули­
рования,   характеризующий   главные   средства   регулятивного   воздействия.


Глава   V

АКТИВНАЯ РОЛЬ И ФУНКЦИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА

1. Активная роль права в жизни социалистического об­щества. Место и роль права в системе отношений (гл. 3) и в системе социальных норм социалистического общества (гл. 4) свидетельствуют о том, что социалистическое право:

а)   является активным элементом в общественном организме,
воздействующим "на его правильное функционирование и разви­
тие. При этом активная роль социалистического права не сводит­
ся к одному лишь упорядочению и закреплению существующих
отношений. Право при социализме содействует созданию новых
отношений. М. И. Калинин писал: «Будучи надстройкой над уже
сложившимися   экономическими   взаимоотношениями,   право в
свою очередь является фактором, толкающим и дающим опреде­
ленное направление этим взаимоотношениям. Несомненно, оно
имеет свойство как закреплять уже сложившиеся отношения, так
и толкать, вызывать, способствовать по крайней  мере зарож­
дению тех взаимоотношений, к которым законодатель сознатель­
но стремится. В этом состоит сущность творческой роли законо­
дательства» ];

б)  обладает такими свойствами, которые делают правовую
форму общественного регулирования высокоэффективным и целе­
сообразным
средством опосредствования общественных отноше­
ний.   В   ряде   важнейших   областей   жизни   социалистического

1 М. И. Калинин. Вопросы советского строительства. Госполитиздат, 1958, стр. 124.

Здесь же М. И. Калинин подчеркивал, что закон, который сумел правиль­но уловить пульс общественной жизни, помогает «отваливаться отмирающим отношениям и способствует здоровому росту возникающих». В этом как раз и состоит сущность творческой роли законодательства.

90


общества, в том числе в области экономики, политики, орга­низационных отношений, в современных условиях нет иной альтернативы, кроме права, для обеспечения надлежащего («нормального») функционирования и развития социалистиче­ского общественного организма.

Активная роль права в значительной степени раскрывается через его связь с государством. Будучи орудием социалистиче­ского государства, право является необходимой формой, при по­мощи которой социалистическая государственная власть осу­ществляет свои задачи и функции.

В то же время социалистическое право имеет в системе обще­ственных отношений и самостоятельное значение. Как уже отме­чалось, социалистическое право — основа нормальной жизни. общества. С этой стороны социалистическое право является важ­ной организующей и дисциплинирующей силой, направленной на обеспечение урегулированности и порядка во всей системе со­циалистических общественных отношений.

Право в социалистическом обществе (вместе с моралью) яв­ляется одним из главных элементов всей системы обществен­ного нормативного регулирования. От уровня совершенства социалистического права, его эффективности во многом зависят совершенство и эффективность общественного регулирования в целом.

2. Пределы активной роли права в жизни социалистического общества. Подчеркивая активную роль права в жизни социали­стического общества, его ведущее значение в системе обществен­ного регулирования, нужно видеть и пределы юридического воз­действия. Право — могучий, действенный, высокоэффективный, но не всемогущий инструмент общественного развития. При по­мощи права, закона нельзя сделать «все и вся».

Пределы активной роли права в жизни общества определяют­ся: а) особенностями права как субъективного фактора общест­венного развития, б) своеобразием его свойств, в)*характером регулируемых правом общественных отношений, г) задачами социалистического и коммунистического строительства.

Право это субъективный фактор общественного развития. Если рассматривать право в соотношении с другими элементами (подсистемами) общественной жизни, то указание на то, что оно принадлежит к субъективным факторам общественного разви­тия, сразу же с достаточной четкостью определяет возможности: права. Конечно, эти возможности более значительны, чем у об­щественного сознания как такового. К. Маркс указывал, что при помощи права общественное сознание превращается в общест-

9k


венную силу2. Но К. Марксу Принадлежат и слова 6 том, чтб «право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества»3. Праву «не дано» выполнить в общественной жизни йичего сверх того, что входит в круг возможностей «субъективного».

Так, правовое регулирование должно не только выражать задачи и идеалы социалистического и коммунистического строи­тельства, но и сообразовываться с теми реальными возможностя­ми, которые характеризуют состояние социалистического обще­ства на данной ступени его развития. В противном случае новый закон окажется либо «мертворожденным», либо- законом, кото­рый в известной степени затормозит движение вперед. На­пример, некоторые советские ученые с тем, чтобы устранить воз­можность использования крупного наследства нетрудовыми эле­ментами, предлагали существенно ограничить право наследова­ния (в частности, установить предельный размер имущества, переходящего в порядке наследственного правопреемства). Однако принятие такого рода предложений привело бы в конеч­ном счете к неоправданному стеснению права личной собствен­ности, к ограничению начал материальной заинтересованности, а отсюда и к ослаблению темпов нашего хозяйственного строи­тельства. Поэтому вполне понятно, что советский законодатель не пошел по такому пути. Напротив, Основы гражданского зако­нодательства СССР и союзных республик расширили наследст­венные права граждан (ст. 119).

Право фактор общественного развития, возможности кото­рого определяются его свойствами. При помощи права возможно решать такие социальные задачи, которые «согласуются» с его свойствами как субъективного элемента общественной жизни. Свойства же права (нормативность, формальная определенность, принудительность и др.) таковы, что они главным образом при­способлены для обеспечения высокой организованности в обще­ственных отношениях, внесения в них урегулированности и по­рядка. В соответствии с этим право призвано прежде всего обеспечить закрепление господствующих общественных отноше­ний; на этой основе оно в известных пределах способствует ста­новлению и развитию новых отношений.

Право способно воздействовать на общественную жизнь лишь через отношения, которые «поддаются» правовому регулирова­нию. Право регулирует не все общественные отношения, а лишь

2   К. Маркс   и  «Ф. Энгельс. Соч., т.  16, стр.  198.

3   К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т, 19, стр. 19.


такие, которые могут быть подвергнуты внешнему контролю й обеспечены государственным принуждением4. Для этого общест­венные отношения должны быть индивидуализированы, а глав­ное, выражаться в волевом поведении субъектов. Иначе при по­мощи права, юридических норм они не могут быть опосредство­ваны.

Отсюда теоретическое значение сделанного в советской юри­дической науке вывода о том, что предметом правового регули­рования являются волевые общественные отношения. «Волевые» не в том смысле, что общественные отношения принадлежат к области идеологии, а в том, что выражаются в волевых дейст­виях людей. В частности, общественно-производственные отно­шения становятся предметом правового регулирования лишь в той мере, в какой они выражаются в конкретных имуществен­ных, трудовых, организационных отношениях, имеющих волевой характер. При этом важно подчеркнуть, что воздействие права на общественную жизнь (в том числе и на общественно-произ­водственные отношения) тем значительнее, чем сильнее право­вые формы оказывают влияние на волю и сознание людей.

Положение о волевом характере регулируемых правом общественных от­ношений (наиболее полно развернутое в работах С. Н. Братуся5), на мой взгляд, имеет характер существенного научного открытия, «теоретические ре­зервы» которого в полной мере еще не использованы. Это положение, в част­ности, является исходным при освещении психологического механизма право­вого регулирования, при разработке вопросов, связанных со стимулирующей ролью права, и т. д.

Весьма симптоматично, что в последнее время спал накал той дискуссии, которая возникла по данной проблеме. Теперь, думается, всем стало ясно, что право воздействует на общественную жизнь через волю и сознание людей и, стало быть, через такие общественные отношения, которые выражаются в волевых действиях. Спор же, как это, к сожалению, еще бывает в науке, свелся по существу к терминологической стороне проблемы: можно ли назвать регулируемые правом общественные отношения «волевыми» — вопрос хотя, быть может, и важный, но не такой уж принципиальный, как это пытались представить отдельные авторы 6.

Рассматривая механизм опосредствования правом общественных отноше­ний, В. М. Чхиквадзе указал на значение в этом механизме такого специфи­ческого явления, как «интерес»7. Следует вместе с тем заметить, что положе-

4 О. С.  Иоффе,   JVL   Д. Шаргородский.   Вопросы   теории   права. Госюриздат, 1961, стр. 87—88.

5 Из последних работ по данной проблеме см.: С. Н. Б р а т у с ь. Роль права в развитии советской экономики. «Знание», 1971, стр. 3 и след.

6   В.  В. М а л ь к е в и ч.  Об одной правовой конструкции.  «Вопросы фи­
лософии», 1965, № б, стр. 139—141.

7   В. М. Чхиквадзе.  Государство, демократия, законность. Ленинские
идеи и современность. «Юридическая литература»,  1967, стр. 305—308.

93


ния об «интересе» дополняют научную разработку вопросов правового регу­лирования, но не заменяют и не снимают проблемы о характере и способах волевого  опосредствования  регулируемых  правом  общественных  отношений.

Правовое воздействие должно быть согласовано с общими тенденциями развития социалистического общества, всеми зада­чами социалистического и коммунистического строительства, В ряде случаев при помощи правовой формы (в частности при интенсивном использовании свойства принудительности) можно ускорить решение некоторых задач сегодняшнего дня.

Однако гуманистическая природа социалистического строя, начала социалистической демократии, вся система задач социа­листического и коммунистического строительства ограничивают применение принудительной силы права, ставят принуждение в праве в определенные рамки, связывают его осуществление со всеми свойствами права.

^ Итак, активная роль в жизни общества небеспредельна. Пра­во—н-е всесильный инструмент в социалистическом и коммуни­стическом строительстве. Конечно, этот вывод не должен приво­дить к недооценке социалистического права. Активная, созна­тельная роль социалистического права велика. Но как раз для того, чтобы с надлежащей полнотой, правильно и эффективно-использовать этот мощный инструмент социалистического и ком­мунистического строительства, нужно отдавать ясный отчет в том, каковы объективные возможности права, какие задачи оно может решить, а какие нет.

х 3. Функции социалистического права. Активная роль права в социалистическом обществе выражается в его функциях, т. е. направлениях правового воздействия.

Функции права можно рассматривать в трех основных пло­скостях, определяемых «широтой» угла зрения, т. е. в зависи­мости от того, освещаются ли они в рамках всего общественного организма или в пределах государственноправовой части над­стройки, или, наконец, только в границах «самого» права. В со­ответствии с этим в праве можно различать: *общесоциальную функцию, ^социально-политические   и : специально-юридические

Ф

ункции. ^"\ у Общесоциальная функция — направление правового воздей­ствия, выражающее роль права во всей системе социалистиче­ских общественных отношений. В данной плоскости социалисти­ческое право выполняет «управленческую», функционально-свя­зующую роль, выступая в качестве основы нормальной жизни общества — фактора, обусловливающего правильное развитие и функционирование общественного организма (гл. 4).

91


С Социально-политические функишг — направления правового воздействия, выражающие тотШально-политическое содержание правового регулирования. Право в данной плоскости рассматри­вается в единстве с государством. Поэтому и их функции в об­щем совпадают.

Так, в переходный период в условиях ожесточенной клас­совой борьбы с сопротивлением свергнутых эксплуататорских классов определяющее значение 'имеет функция подавления — направление правового регулирования, нацеленное на то, чтобы в условиях строжайшей социалистической законности не дать простор для развития контрреволюционных, антисоциалистиче­ских сил, обеспечить постепенное вытеснение эксплуататоров из всех сфер общественной жизни. После уничтожения эксплуата­торских классов главенствующее значение приобрели функции права, связанные с хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работой социалистического государства, т. е. экономическая и воспитательная функции, а также функция, на­правленная на обеспечение государственной и гражданской дис­циплины, безопасности и неприкосновенности социалистического строя, охрану прав и свобод граждан.

Словом, каковы функции государства и осуществляемые им задачи, таковы в рассматриваемой плоскости и функции права. Государство и право здесь берутся в единстве как внутренне еди­ные средства политического властвования, осуществляющие одни и те же социальные цели.

Специально-юридические функции — направления правового воздействия, выражающие своеобразие права, его юридическое назначение для опосредствуемых отношений. В данной плоскости различаются регулятивные (статическая и динамическая) и охранительная функции.

В советской юридической литературе проблема функций права относится к числу сравнительно новых проблем. Вместе с тем уже сейчас ясны некото­рые недостатки, выявившиеся в ходе ее разработки.

Так, ряд авторов наряду с регулятивной и охранительной функциями указывает на существование воспитательной функции8. Но почему только воспитательной? Если обособлена воспитательная функция, то под этим же углом зрения не с меньшим, а, пожалуй, с большим основанием нужно выде­лить, например, экономическую функцию.

Здесь явно смешиваются плоскости научного анализа. Получается, что будто бы право всегда оказывает воспитательное воздействие независимо от правового регулирования, а регулирование касается лишь области хозяйства, общественного  порядка  и  других  сфер  общественной  жизни.   Рассмотрение

8 Например: И. Е. Ф а р б е р. О воспитательной функции общенародного права. «Советское государство и право», 1963, № 7, стр. 39—41.

95


всех функций права в «одном ряду» (регулятивная, охранительная, воспита­тельная) обедняет наши представления о направлениях правового регулиро­вания, не позволяет с достаточной полнотой раскрыть многообразные функции права в жизни социалистического общества, причем ни с точки зрения свое­образия правового воздействия, ни с точки зрения социально-политического содержания правового регулирования 9.

4. Регулятивные (статические и динамические) и охранитель­ная функции. Правовое воздействие, рассматриваемое с точки зрения его юридического своеобразия, имеет две стороны: поло­жительное регулирование и охрану господствующих обществен­ных отношений. В соответствии с этим специально-юридические функции, выражающие своеобразие правового воздействия, под­разделяются на две главные группы — регулятивные и охрани­тельную функции.

'/Регулятивные функции — направления правового воздейст­вия, нацеленные на то, чтобы обеспечить надлежащую органи­зацию социалистических общественных отношений, их функцио­нирование в соответствии с требованиями объективных законов общественного развития. Не случайно поэтому регулятивные функции иногда обобщенно именуют «функцией организации». / Ох^ш&£лъшз_г<футщя> — направление правового воздейст­вия, нацеленное на охрану социалистических общественных от­ношений, их неприкосновенность и сообразно этому —на вытес­нение отношений, чуждых социалистическому обществу.

Однако указанным делением не исчерпывается классифика­ция специально-юридических функций. То, что называлось «ре­гулятивными функциями» (или функцией организации), по сути дела, представляет собой обобщенное наименование двух функ­ций— регулятивной статической и регулятивной динамической.

Регулятивная статическая функция выражается в воздейст­вий прав а^'наГ общественные отношения путем их закрепления в тех или иных правовых институтах. В этом состоит одна из коренных задач (назначений) правового регулирования. Социа­листическое право прежде всего закрепляет, т. е. утверждает,

9 Две из указанных плоскости общетеоретического анализа функций пра­ва в настоящее время четко различает Т. Н. Радько. Если ранее автор вслед за И. Е. Фарбером в «одном ряду» рассматривал регулятивную, охранитель­ную и воспитательную функции (Т. Н. Радько. Функции социалистическо­го общенародного права. Автореферат кандидатской диссертации. Саратов, 1967), то ныне Т. Н. Радько, обособив первые две из упомянутых функций, с другой уже плоскости указывает на существование экономического, поли­тического и воспитательного направления в правовом регулировании (Т. Н. Радько. Основные функции социалистического права. Волгоград, 1970, стр. 38—42).

96


возводит в разряд неприкосновенных господствующие общест­венные отношения, выражающие волю и интересы народа.

Решающее значение в проведении статической функции при­надлежит институтам права собственности, юридическая суть которых в том,и состоит, чтобы закрепить существующие иму­щественные порядки путем предоставления отдельным лицам (государству, общественным и кооперативным организациям, гражданам) наиболее широких и непосредственно осуществляе­мых правомочий владения, использования и распоряжения ве­щами. Статическая функция права отчетливо выражена и в ряде других институтов (в том числе в институтах политических прав и обязанностей граждан, избирательном, авторском и изобрета­тельском праве и т. д.).

^Регулятивная динамическая функция выражается в воздейст­вии права на общественные отношения путем оформления их движения {динамики). При помощи правового регулирования, в частности, оказывается возможным способствовать изменению и совершенствованию существующих отношений, а также вызы­вать к жизни новые общественные отношения.

Конечно, было бы неправильным противопоставлять динами­ческую функцию права статической. Способствовать развитию общественных отношений можно лишь постольку, поскольку гос­подствующие отношения закреплены, утверждены в качестве незыблемых, неприкосновенных. Да и само закрепление общест­венных отношений является средством, обеспечивающим их: дальнейшее развитие. В то же время нельзя не видеть, что в определенных правовых институтах активное («действенное») начало социалистического права выражено особо отчетливо и ярко; отчетливо и ярко потому, что эти институты оформляют движение, динамику общественных отношений.

К такого рода институтам относятся, например, институты административного, гражданского, трудового права, опосредст­вующие хозяйственные процессы в нашей экономике; правовые институты, оформляющие процесс распределения производимых продуктов, и др. Так, нормы трудового права возлагают нарабо^ чего или служащего обязанности точно и полно выполнять тру­довые функции, соблюдать дисциплину труда и т. п., а на работо­дателя— предоставлять необходимые условия, обеспечивать без^ опасность работ, оплачивать работу и т. д. При помощи указан­ных обязанностей оформляются движение трудовых отношений,; их динамика.

Таким образом, в более конкретизированном виде функции права, рассматриваемые под углом зрения своеобразия, право;-

7    Заказ 82                                                                                                                      91


вого воздействия, таковы: а) регулятивная статическая, б) регу­лятивная динамическая, в) охранительная.

Различия между этими тремя функциями непосредственно влияют на внутреннее строение права, определяют важные мо­менты его структуры. Регулятивные (статическая и динамиче­ская) и охранительная функции осуществляются при помощи различных по своим свойствам норм, типов правоотношений. Им соответствуют качественно разнородные пласты «правовой материи», охватывающие все отрасли права.

Чтобы оттенить качественный характер различий между ви­дами норм и типами правоотношений, соответствующих функ­циям права, их целесообразно именовать «функциональными различиями». При таком подходе оказывается, что некоторые подразделения юридических норм (деление норм на регулятив­ные и охранительные, а регулятивных — на обязывающие, упра-вомочивающие и запрещающие), а также совпадающие подраз­деления правоотношений — это не одна из возможных классифи­каций, а группировка норм и правоотношений, непосредственно отражающая функции права.

Функциональные различия между нормами права и правоот­ношениями в ряде пунктов оказываются довольно существенны­ми: настолько существенными, что нормы и правоотношения становятся подчас несопоставимыми; и, следовательно, без учета функциональных различий невозможно решать многие теорети­ческие вопросы (см. гл.гл. 13, 18, 19).

5. Эффективность социалистического права. Важным показа­телем, характеризующим активную роль права в жизни социали­стического общества, является его эффективность.

Эффективность права — результативность правового воздей­ствия1®. Она выражает тот реальный эффект, тот практический результат, который достигается при осуществлении намеченного правового мероприятия.

Эффективность права охватывает ряд моментов, в том числе: а) фактическую эффективность, б) обоснованность и целесооб­разность, в) полезность, г) экономичность правового воздей­ствия.

Фактическая эффективность — это соотношение между фактически достигнутым, действительным результатом и той целью, для достижения которой были приняты соответствую­щие юридические нормы. Цели правовых норм (непосредствен-

10 В. И. Никити некий. Эффективность норм трудового права. «Юри­дическая литература», 1971, стр. 12.     ^


ные, ближайшие) являются масштабом оценки их эффектив­ности. Сопоставляя эти цели с реальным результатом действия норм, можно количественно измерить степень фактической эффективности данного правового мероприятия. В этой пло­скости показатель эффективности может иметь не только поло­жительное значение, но и значение отрицательной эффектив­ности— эффективности права со знаком минус п.

Фактическая эффективность является исходным, решающим моментом при определении результативности правового воздей­ствия. Без него сама постановка вопроса об эффективности пра­ва лишается твердой научной почвы. Однако эффективность права как сложного социального явления не исчерпывается толь­ко указанным «количественным измерением». Для получения полного представления о степени результативности правового воздействия должны быть учтены и другие важные моменты.

Обоснованность и целесообразность — это усло­вия и требования, осуществление которых делает само социали­стическое право действенным, результативным регулятором об­щественных отношений. Здесь угол зрения расширяется и в соот­ветствии с этим рассматривается соотношение между конечными, перспективными целями, лежащими в основе правового меро­приятия, и содержанием юридических норм. Данный момент эффективности права касается главным образом правотворче­ства (научная обоснованность правовых норм, их соответствие назревшим потребностям общественного развития, степень учета общественного мнения и т. д.).

Полезность — это фактическая эффективность, уточнен­ная с точки зрения обоснованности; и целесообразности право­вого регулирования. Здесь берется лишь степень «положитель­ности» реально достигнутого эффекта. Иными словами, в дан­ной плоскости цель и реальный результат рассматриваются с учетом тех положительных задач, которые вызвали к жизни юри­дические нормы. Такой анализ, конечно, возможен только после определения фактической эффективности юридических норм. Однако полезность (степень положительной эффективности) юридических норм является главным показателем, характери­зующим активную роль права в жизни социалистического обще­ства.

11 Такой подход к эффективности права, когда она рассматривается как соотношение между целью и достигнутым результатом, подробно и обстоя­тельно обоснован в ряде работ И. С. Самощенко и В. И. Никитинского (см., в частности, их статью в журнале «Советское государство и правож, 1969, Хо8> стр. 3—11).

7*                                                                                                                                       99


Экономичность — это положительная эффективность, скорректированная с учетом количества затраченных в процессе правового регулирования материальных средств, человеческой энергии и времени. Реальный эффект правовых мероприятий нельзя рассматривать безотносительно к тем средствам, которые были использованы в процессе правового регулирования. Глав­ное здесь — деловая подготовка кадров, структура и штат госу­дарственных органов, их техническая оснащенность и т. д. И хотя в данной плоскости характеристика права связывается с осве­щением эффективности управления, такая «увязка» оказывается неизбежной, так как и само право является компонентом управ­ления.

Реальные показатели эффективности права во многом зави­сят от его функций. Так, эффективность права в области осущест­вляемых им охранительной и регулятивной статической функций выражается главным образом в состоянии правопорядка (преду­преждение правонарушений, результативность мер государствен­но-принудительного воздействия, динамика правонарушений и т. д.). Эффективность же права в области осуществляемой им регулятивной динамической функции нераздельно связана с ре­зультативностью социально-экономического или социально-куль­турного мероприятия, облекаемого в правовую форму. В послед­нем случае количественное измерение эффективности подчас мо­жет получить выражение в определенных экономических (со­циальных) показателях.

Изучение эффективности социалистического права в настоящее время при­обрело значение одного из главных направлений в развитии социалистического правоведения. Весьма существенно, что вопросы эффективности ныне не толь­ко рассматриваются в качестве важнейшей научной проблемы, но и характе­ризуют известный поворот в профиле научных исследований, в их содержа­нии и направленности. Нет сомнений в том, что этот «поворот» приближает юридические исследования к общему уровню социологических разработок, проводимых в современных условиях, и, следовательно, обеспечивает подъем престижа юридической науки, ее действенной роли в жизни социалистического общества.

За последние годы существенные шаги в разработке вопросов эффектив­ности права сделаны как в плане общей теории права (Д. А. Керимов, М. П. Лебедев, И. С. Самощенко и др.), так и в плане специальных юриди­ческих наук — уголовного права и криминологии (Н. А. Беляев, М. Д. Шар-городский и др.), трудового права (В. И. Никитинский, О. В. Смирнов и др.), семейного права.

Вместе с тем вопрос об общем понятии эффективности права все еще остается дискуссионным. Нередко отдельные авторы обосновывают такое поня­тие эффективности, которое сориентировано лишь на одном из моментов, харак­теризующих его содержание (например, полезность, экономичность, целесооб­разность и др.). Большой заслугой И. С. Самощенко и В. И. Никитинского является освещение эффективности как соотношения между действительный


 


результатом и целью правовых предписаний. Однако такого рода трактовка эффективности «в чистом виде» (необходимая для проведения социологиче­ских исследований) все же оказывается неполной, односторонней, так как она не дает возможности выявить все то, что показывает «эффект», «результатив­ность» действия права.

Важной и, надо полагать, перспективной проблемой при изучении эффек­тивности права является постановка вопроса о возможности и путях выявле­ния результативности юридического инструментария как такового. В настоящее время — и это вполне обоснованно на современном этапе исследования-—под эффективностью права по существу понимается результативность социально-экономических (политических, культурных) мероприятий, облекаемых в пра­вовую форму. Но ведь для юридической науки первостепенный интерес пред­ставляет результативность «самой» правовой формы, т. е. степень, величина юридической обеспеченности социально-экономических (политических, куль­турных) мероприятий при помощи данных норм и правоотношений, рассмат­риваемых с точки зрения их свойств и соответствия специально-юридическим принципам.

При таком подходе необходимо исходить из особенностей функций права, видов юридических норм, типов правоотношений и т. д.— всего того, что по­зволяет измерить соответствие целей правового регулирования его реальным результатам и возможностям юридической формы. Специфический характер имеют здесь и показатели эффективности: в зависимости от функций права, а также «подсистем» правового регулирования (например, правотворчества и применения права) они, видимо, должны выражать состояние организованно­сти и упорядоченности социалистических общественных отношений, в частно­сти степень реального осуществления субъективных прав, уровень обеспечен­ности исполнения юридических обязанностей, быстроту и надежность ликви­дации конфликтных ситуаций и т. д.12.

12 Вот почему следует признать плодотворной позицию Е. П. Шикина, рассматривающего эффективность применения права в ином ракурсе, нежели эффективность права в целом. По мнению автора, «общим мерилом эффек­тивности правоприменения во всех его видах является то, насколько полно и реально пользуются граждане и их объединения, а также все другие субъек­ты правами, предусмотренными законом, но предоставляемыми или обеспе­чиваемыми в каждом отдельном случае правоприменительными органами; насколько точно исполняют они возложенные на них в ходе применения пра­ва обязанности» (Е. П. Ш и к и н. Основные условия эффективного примене­ния права. Автореферат кандидатской диссертации. Свердловск, 1971, стр. 6).


Глава VI

ПРИНЦИПЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА

1. Понятие принципов права. Это выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни. Принципы — это то, что пронизывает пра­во, выявляет его содержание в виде исходных, сквозных «идей», главных его  начал, нормативно-руководящих положений.

При рассмотрении принципов права наиболее существенны­ми являются следующие их стороны и черты.

Принципы права — это его сквозные «идеи». Право является общественным явлением, принадлежащим к сфере надстройки, идеологических отношений. Поэтому содержание права как над­строечного, идеологического явления может быть выражено в некоторых идеологических категориях, т. е. определенных сквоз­ных «идеях».

Принципы характеризуют содержание права. Если фактиче­ское содержание, выраженное в конкретных юридических нор­мах, носит всегда конкретизированный характер, то классово-волевое (социально-политическое) и «правовое» содержание институтов, отраслей права в целом может быть представлено в виде обобщенных категорий — начал, «идей», т. е. принципов.

Принципы выражают основы права, закрепляемые в нем закономерности общественной жизни. Принципы — это такие на­чала, в которых проявляются законы общественного развития, главные «устои» жизни социалистического строя, его тенденции и потребности !.


Иными словами, принципы выступают в качестве таких пра­вовых явлений, которые непосредственно связывают содержание права с его основами — теми закономерностями общественной жизни, на которых данная система права построена и которые она закрепляет. Принципы права —это его «одухотворяющие на­чала», выражающие главное и решающее в его содержании.

Именно потому, что принципы характеризуют содержание права, его основы, они являются наиболее ярким и выразитель­ным показателем своеобразия классово-волевой (социально-поли­тической) природы права, его качественных юридических особен­ностей в пределах определенной общественно-экономической формации. В них аккумулируются, кристаллизуются, собирают­ся воедино характерные черты данного типа права. Вот почему для характеристики своеобразия социалистического права, его отличительных свойств, по сравнению с эксплуататорским пра­вом, наша юридическая наука'обращается прежде всего к пра­вовым принципам.

Принципы права реально выражены в самой материи права. Они как бы «растворены» в праве, «разлиты» в нем, пронизы­вают собой многие правовые нормы.

Те начала, которые еще не закреплены в правовых нормах, не могут быть отнесены к числу правовых принципов. Они яв­ляются лишь идеями (началами) правосознания, научными вы­водами, но не принципами права.

В то же время принципы права, будучи исходными началами (связывающими содержание права с его основами), коренятся в более глубоких пластах общественной жизни и по своему источ­нику в определенной мере сохраняют внеправовой характер.

Хотя принципы права неотделимы от действующих юридиче­ских норм, вместе с ними существуют и функционируют, они имеют в праве и самостоятельное регулирующее значение, т. е. значение нормативно-руководящих начал. В развитых правовых системах принципы представляют собой своего рода «сгустки» правовой материи, выявляющие наиболее характерные черты содержания данной системы.

Принципы по большей части выступают в виде норм (норм-принципов): они либо формулируются законодателем как от­дельные общие юридические нормы, либо существуют как «скры-


 


1 Эта особенность принципов права верно подмечена В. П. Грибановым. Он пишет, что «правовые принципы — это руководящие положения социали­стического права, его основные начала, выражающие объективные законо­мерности, тенденции и потребности общества, определяющие сущность всей системы, отрасли или института права и имеющие в силу их правового за­крепления общеобязательное значение»   (В. В.  Грибанов. Основные про-

103


<блемы осуществления и защиты гражданских прав. Автореферат докторской диссертации. Изд-во МГУ, 1970, стр. 10). Значение правовых принципов как юридического выражения основных начал и закономерностей общественных отношений отмечает также Е. И, Аюева («Советское государство и право-1969, №3, стр. 16).

103


тые» («спрятанные») в конкретных нормах общие нормативные положения. В то же время в советской юридической литературе подмечено, что иногда формулируемый в преамбуле закона прин­цип является структурным звеном системы отрасли права, хотя он и не образует особой нормы2.

Отсюда значение принципов права для юридического регули­рования общественных отношений, для юридической практики.

Претворение требований права в жизнь — это прежде всего полная и последовательная реализация заложенных в нем прин­ципов. На практике при решении юридических дел необходимо в первую очередь руководствоваться правовыми принципами, что позволяет точно и правильно применять юридические нормы, принимать обоснованные и законные решения.--

Правовые принципы определяют линии судебной и иной юри­дической практики. Они помогают установить пробелы в законо­дательстве, необходимость отмены устаревших и принятие новых правовых норм. Правовые принципы — необходимая юридиче­ская основа при восполнении «пробелов в праве». (Когда ст. 12 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик говорит об «общих началах и смысле советского зако­нодательства», то это-.и есть не что иное,  как принципы права).

Вот почему познание права, усвоение его «духа», его общих начал и смысла состоит помимо всего в том, чтобы раскрыть принципы права.

Одним из решающих моментов, позволяющих выяснить значение принци­пов права, состоит в обосновании их единства с содержанием права. Это тем более важно подчеркнуть, что до настоящего времени высказывается мысль о том, что принципы выражают не содержание права, а представляют собой категории правового сознания 3.

Нераздельность принципов права и юридических норм, думается, убеди­тельно доказана в ряде работ В. М. Семенова. Для того чтобы с большей силой оттенить эту нераздельность, автор, надо полагать, и определяет пра­вовые принципы как «качественные особенности права». Он пишет, например, что отраслевые принципы «являются такими качественными особенностями, которые совершенно неотделимы от всего содержания отрасли права»4.

2   В качестве примера такого принципа О. С. Иоффе указывает на фор­
мулируемые в преамбуле Основ гражданского законодательства Союза ССР

и союзных республик положения о задачах гражданского права, положение, которое раскрывает смысл ст. 5 Основ (О. С. И о ф ф е. Структурные подраз­деления системы права (на материалах гражданского права). Ученые запи­ски ВНИИСЗ, вып. 14, 1968, стр. 45).

3   Е.   А.   Л у к а ш е в а.   Принципы   социалистического   права.   «Советское
государство и право», 1970, № 6, стр. 21—23.

4   В.   М.   Семенов.   Специфические   отраслевые   принципы   советского
гражданского    процессуального    права.    «Сборник   ученых   трудов    СЮИ»,
вып. 2, Свердловск, 1964, стр. 193.

104


Лишь два уточнения хотелось бы сделать в отношении выводов, защи­щаемых В. М. Семеновым.

Во-первых, вряд ли автор прав, когда отрицает возможность характери­стики принципов права в качестве своего рода «идей». Ведь право — надстро­ечное явление, принадлежащее к сфере идеологических отношений. И поэтому те его начала, которые пронизывают (как бы освещают изнутри) содержание юридических норм, могут быть названы своего рода «идеями» (идеями спра­ведливости, законности и т. д.). К тому же сам по себе термин «качественные особенности» не отражает специфику принципов права: не только принципы, но и свойства, и закономерности права — все то, что выделяет его как свое­образное явление социальной реальности, может быть названо «качествен­ными особенностями».

Во-вторых, В. М. Семенов, на мой взгляд, несколько недооценил самостоя­тельное значение принципов в правовой материи. Правда, в одном месте он говорит о том, что «нередко нормы-принципы носят и регулятивный харак­тер» 5. Однако в последующем он саму постановку вопроса о том, имеют ли принципы самостоятельное регулятивное значение, признает неправильной6. Между тем в развитых правовых системах правовые принципы, функционируя как нераздельная часть единой структуры социалистического права, оказывают и непосредственное воздействие на регулирование общественных отношений, на юридическую практику.

И еще одно замечание. Связывая бытие правовых принципов непосред­ственно с содержанием права (юридических норм), нельзя ставить на этом точку. И дело не только в том, что принципы по своему источнику имеют внеправовой характер. Существуя прежде всего в юридических нормах, право­вые принципы свойственны всей правовой материи, всему механизму право­вого регулирования. Они проявляются и в юридической практике, и в право­сознании, и в правоприменительных актах. И хотя это лишь «формы прояв­ления», они должны быть приняты во внимание при подробном освещении того или иного принципа. Впрочем такой подход к правовым принципам со­пряжен с той широкой трактовкой правовой формы, о которой (как о возмож­ной постановке вопроса) упоминалось в предшествующем изложении.

2. Виды принципов права. Принципы права подразделяются на виды в зависимости от того, каково их значение при характе­ристике содержания социалистического права и, следовательно, на какую область правовых норм они распространяются. По это­му признаку принципы права делятся на четыре группы.

1) Общие принципы — руководящие начала, характери­зующие ЪснЮтегв^асобейности социалистического права и в силу этого распространяющиеся на социалистическое право в целом. При этом не требуется, чтобы тот или иной общий принцип дей­ствовал с одинаковой силой во всех отраслях социалистического права. Важно, чтобы он характеризовал главные особенности содержания социалистического права в целом.

5   В. М. Семенов.    Специфические    отраслевые    принципы    советского
гражданского   процессуального   права.    «Сборник    ученых   трудов    СЮИ»,
вып. 2, Свердловск, 1964, стр. 189, 193.

6   Т а м   же, стр. 194.

105


2)           Межотраслевые принципы — руководящие  начала,  выра­
жающие содержание определенных групп отраслей права. Такой,
в частности, характер  носят принципы  судебной "деятельности,
пронизывающие собой ряд институтов административного права
(судоустройство), уголовно-процессуального и гражданско-про­
цессуального права. В отличие   от   общих   принципов   их   роль
ограничена сравнительно локальной сферой: они не выражают
основных,    ключевых    особенностей    социалистического    права
в целом.

3)           Отраслевые принципы — руководящие начала, характери­
зующие содержание данной_5трасл.и....яцава   (трудового права,
гражданского права и др7)Т

4)     Принципы   правовых   институтов — руководящие   начала,
выражающие содержание того или иного правового института
или группы институтов (например, принципы жилищного права*
страхового права и др.).

3. Общие принципы социалистического права. Общими прин­ципами социалистического права являются «идеи», носящие в целом характер социально-политических начал. Они выра­жают классово-волевое содержание нашего права, т. е. его социалистическую природу. Право — органическая часть обще­ственной системы социализма. И потому общие принципы социа­листической системы распространяются также и на право. Хотя эти начала не являются специфическими только для права, они имеют существенное значение для понимания его социальной природы, его коренного отличия от иных исторических типов права.

Таким образом, общие социально-политические принципы со­циалистического права —это принципы социализма.

Среди принципов социализма непосредственное значение для понимания социалистической природы нашего права имеют сле­дующие руководящие начала:

   социально-экономические   начала    господ­
ство   социалистической   общественной   собственности,   антиэкс­
плуататорская направленность экономики, принцип планирова­
ния, распределение по труду и т. д.;

   политические   начала — принцип полновластия на­
рода, социалистический демократизм, демократический центра­
лизм, равноправие граждан, сочетание убеждения и принужде­
ния и т. д.;

   идеологические начала — господство марксистско-
ленинской идеологии, руководящая роль Коммунистической пар­
тии;

106


   политико-национальные   начала  — принципы
пролетарского   интернационализма:   идеи   свободы,   подлинного
равноправия, дружбы между народами, национальностями, ра­
сами;

   нравственные   начала — принципы гуманизма   (че­
ловеколюбия), гармонического сочетания  непосредственно лич­
ных и общественных интересов.

Эти общие начала свойственны социалистическому праву в целом. Иными словами, они являются «общими» и потому, что пронизывают собой всю общественную систему социализма, и потому, что отражаются  во  всех отраслях социалистического

права.

Характеризуя общие принципы социалистического права как его социально-политические начала, необходимо видеть и то, что из их состава выделяется особая группа, которую условно мож­но назвать правовые принципы (или «специально-юридиче­ские») 7.

На первый взгляд между выражениями «принцип права» и «правовой принцип» различий нет. Но это только на первый взгляд. Принципы права, т. е. социально-политические начала, пронизывающие содержание социалистического права,— и гос­подство социалистической общественной собственности, и социа­листический демократизм, и сочетание убеждения с принужде­нием, и пролетарский интернационализм и т. д., т. е. принципы социализма. Правовой же принцип — это лишь те социально-по­литические начала, которые свойственны самой правовой мате­рии, «правовому» содержанию, органически связаны со свойст­вами права.

Если вся система общих принципов права говорит о том, по­чему наше право с точки зрения его содержания является социа-

7 Мысль о необходимости разграничения «принципов права» и «правовых принципов» была высказана Г. С. Остроумовым (Г. С. Остроумов. Пра­вовое осознание действительности. «Наука», 1969, стр. 126).

Следует заметить, что необходимость разделения (точнее — выделения, ■обособления) специальных правовых принципов, так сказать, «висит в воз­духе», в том или ином виде признается рядом авторов. Так, по мнению И. Сабо, следует разграничивать «основные» принципы и «специфические пра­вовые принципы» (И м р е С аб о. Социалистическое право. «Прогресс», 1964, стр. 76). Да и Е. А. Лукашева, которая указала на непонятность критерия при разграничении социально-политических начал и специфических правовых принципов, по сути дела также обособляет от общеполитических прин­ципов (свойственных и праву) специфические правовые принципы, к которым она относит «лишь то, что определяет непосредственно характер, организацию правового регулирования» (Е. А. Лукашева. Принципы социалистического права. «Советское государство и право», 1970, № 6, стр. 22—23).

107


диетическим, то правовые принципы раскрывают другое—поче­му наше право с точки зрения его содержания является правом/

Правовые принципы (как и все принципы права) по своей основе являются социально-политическими началами. Более того, например, законность приобретает значение правового принципа лишь постольку, поскольку она становится элементом демократического режима, т. е. явлением, по своей основе выхо­дящим за пределы правовой сферы (гл. 7). Они лишь в отличие от других социально-политических начал, во-первых, относятся к специфическому правовому содержанию, раскрывают важные особенности права как воли, возведенной в.закон8, а, во-вторых, воплощаются в нормативноправовом способе регулирования, не­посредственно связываются с его свойствами.

К числу общих правовых (специальных юридических) прин­ципов социалистического права следует отнести:

1)           Принцип законности. Это наиболее общий, всеобъемлю­
щий правовой  притшнТ Он концентрированно  выражает  в  си­
стеме четких требований основные особенности права, его свой­
ства,  рассматриваемые  в  действии,  в  процессе  практического
осуществления правовых предписаний. Законность — это такой
принцип (элемент) социалистической демократии, в соответствии
с которым социалистическое право выступает как реальная регу­
лирующая сила, обеспечивающая верховенство закона, равен­
ство всех перед законом, строгое соблюдение и исполнение юри­
дических норм и т. д.

2)     Принцип справедливости. Справедливость, представляя по
своей осШв^^оциально-нравственное явление в  нашем обще­
стве— в ее специфически-классовом, социалистическом выраже­
нии, приобретает значение правового принципа в той мере, в
какой она воплощается в нормативно-правовом способе регули­
рования, в тех началах «соразмерности», «равного масштаба»
и т. д., которые присущи самому построению правовых институ­
тов (например, при определении размера санкций, порядка вин­
дикации и т. д.). Справедливость имеет в юридической практике
и самостоятельное значение: она является одним из ведущих на-

8 Таким образом, между всей системой общих принципов права и спе­цифическими правовыми принципами есть весьма четкий критерий — это та «сторона» содержания права, которая проявляется в тех или иных принци­пах. Важно при этом указать, что в обоих случаях принципы выражают имен­но содержание права. Вот почему представляется необоснованным упрек в адрес защищаемой классификации, сводящийся к тому, что классификация «построена на отрыве формы от содержания» (В. М. Семенов. Специфи­ческие отраслевые принципы советского гражданского процессуального пра­ва. «Сборник ученых трудов», вып. 2, Свердловск,  1964, стр. 205).

108


чал при решении юридических дел, когда суду или иным компе­тентным органам предоставлена «свобода усмотрения», т. е. ко­гда они осуществляют функцию по индивидуальному регулиро­ванию (например, при установлении размера алиментов, выпла­чиваемых на содержание родителей; при установлении точной меры наказания ит. д.).

3)           Принцип юридического  равецсхва   (всеобщности  право­
субъектности) . ""Одно из" ведущих начал социалистического пра­
ва состоит в том, что все участники общественных отношений
(все люди, все общественные образования и т. д.) выступают в
качестве субъектов права, т. е. обладают правосубъектностью.
Объем их прав и обязанностей нередко весьма различен (напри­
мер, в областях административного подчинения, исправительно-
трудовых отношений и1 т. д.)- Но во всех случаях участники об­
щественных отношений остаются субъектами права  (и, в част­
ности, лица, отбывающие уголовные наказания, подвергающиеся
административному воздействию и пр., не становятся «объекта­
ми»;   и   они   обладают   известным   комплексом   субъективных
прав).

4)     Принцип JtoUjUaJLbHOU  свободы.   Правовое  регулирование
органически~сТя                                 лиц субъективных прав, вы­
ражающих их социальную свободу, и, следовательно, одно из
главных начал социалистической демократии. Причем для права
характерна не просто социальная свобода, а свобода, выступаю­
щая в виде субъективных прав, т. е. определенных по содержа­
нию, гарантированных   юридических   возможностей   субъектов.

 

5)           Принцип социального, гражданского долга (дисциплины).
«Правовое» сопряжен© ео~ттртл*от И четким порядком, общест­
венной дисциплиной, ответственностью каждого за свои действия^
Но и здесь перед нами не просто «долг» (это — категория мо­
рального порядка), а социальный долг, выраженный в строго
определенных, категорических правовых обязанностях.

6)           Принцип объективной истины  («правды»). Правовое ре­
гулирование строится таким образом, *Ггоёы решение всех юри­
дических вопросов опиралось на точно установленные, доброт­
ные и достоверные факты. О ходе решения юридического дела во
всех случаях должна быть установлена «правда» — объективная
истина.

7)           Принцип ответственности за вину. Вина является ведущим
началом,   определяющим   основания   юридической   ответствен­
ности. Последовательное проведение начал вины в социалистиче­
ском праве выражает не только его гуманизм, но и связь права
с задачами коммунистического воспитания.


I


Таковы основные общие правовые принципы9. Они являются основными потому, что непосредственно выражают «правовое содержание», определяют самый строй, организацию права как воли,возведенной в закон.

Перечень общих правовых принципов (а также их обозначение в краткой формулировке) нуждается в уточнении. Причем здесь, по всей видимости, весьма важно правильно определить соотношение специально-юридических принципов: 1) со свойствами и 2) с закономерностями права.

Принципы и свойства права не могут быть отождествлены (первое — основополагающие идеи права; второе — его объективные качественные осо­бенности). Вместе с тем определенные идеи приобретают значение юридиче­ских принципов лишь в той мере, в какой они характеризуются в связи, в един­стве с его свойствами. Например, сами по себе начала справедливости — идея нравственного порядка, но, воплощенные в нормативноправовом способе регулирования, они становятся правовым принципом.

Нет оснований и для отождествления принципов и закономерностей права. Разумеется, и в данном случае нужно видеть, что принципы отражают право­вые закономерности (например, такие, как нераздельная связь права и обязан­ностей). Но все же закономерности выражают связи в правовой материи, а не основополагающие идеи, пронизывающие содержание права.

4. Отраслевые принципы. Существенное значение в праве имеют отраслевые принципы — руководящие начала, выражаю­щие содержание главных подразделений правовой системы — отраслей права.

Принципы той или иной отрасли относятся к различным ви­дам. Содержание отрасли выражают:

а)  общие принципы  (они «оборачиваются» для данной от­
расли своеобразным сочетанием, при котором на первый план
выступают либо социально-экономические начала, либо полити­
ческие и т. д.);

б)  межотраслевые принципы  (они свойственны не всем от­
раслям, а тем из них, которые близки друг другу по источнику
и содержанию);

в)  специфические отраслевые принципы (они выражают юри­
дическое своеобразие данной отрасли, особенности ее содержа­
ния) 10.

9    Е. А. Лукашева относит к общим следующие принципы социалистиче­
ского   права:   справедливость,   равноправие,   законность,   неразрывную  связь
трав и  обязанностей,  сочетание убеждения  и принуждения,  ответственность
;за вину (Е. А. Лукашева. Принципы социалистического права. «Советское
государство и право», 1970, № 6, стр. 25—29).

10      Именно по этим трем рубрикам проанализировал принципы советского
гражданско-процессуального права В. М. Семенов  («Сборники научных тру­
дов Свердловского юридического института». Свердловск, 1964, вып. 2, 3, 4).

НО


 


Отраслевые принципы являются одним из объективных пока­зателей, выделяющих отрасль в правовой системе. Наряду с другими показателями (прежде всего методом регулирования) они характеризуют то особое место в правовой системе, которое занимает отрасль, представляют собой ориентир, позволяющий с достаточной полнотой раскрыть ее содержание, определить линии судебной (юридической) практики при реализации отрас­левых юридических норм.

Вопросы отраслевых и межотраслевых принципов, а также принципов правовых институтов органически связаны с проблемами структуры (системы)

права.

Принципы каждого вида «привязаны» к тем или иным подразделениям

структуры права.

Даже межотраслевые принципы оказываются не где-то «между» отрас­лями: и они относятся к определенным («вторичным») подразделениям право­вой системы. Например, межотраслевые принципы процессуальных отраслей представляют собой начало такого своеобразного вторичного структурного подразделения, каким является судебное право.