Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Ю. Н. ТОДЫКА

ТОЛКОВАНИЕ

КОНСТИТУЦИИ

И ЗАКОНОВ

УКРАИНЫ:

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Харьков

«Факт»

2003


ББК 67.300 Т50

Рецензенти:

М.В. Цвік, доктор юридичних наук, професор,

академік Академії правових наук України; В.Ф. Погорілко, доктор юридичних наук, професор, член-кореспондент Академії правових наук України


Т50


ISBN 966-637-043-3

В монографии с учетом современной правовой теории интерпрета­ционной деятельности даются теория и практика толкования Консти­туции и законов Украины Конституционным Судом» иными субъекта­ми права, рассматриваются виды, принципы, способы, пределы, стадии, процедуры, акты толкования Конституции и законов органом консти­туционной юрисдикции, иными субъектами; анализируются соотноше­ние и взаимосвязь официального и компетентного неофициального, в том. числе доктринального толкования, факторы, влияющие на направлен­ность и качество интерпретационной деятельности Конституционного Суда и иных субъектов права.

Рассчитана на студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов и факультетов, судей, адвокатов, работников прокуратуры, депута­тов. Книга может быть использована как учебное пособие по конститу­ционному праву Украины, теории государства и права.

Тодика Ю.М.

Тлумачення Конституції і законів України: теорія та практика: Монографія. — X.: Факт, 2003.— 328 с. ISBN 966-637-043-3.

У монографії з урахуванням сучасної правової теорії інтерпрета-ційної діяльності даються теорія і практика тлумачення Конституції і законів України Конституційним Судом, іншими суб'єктами права, роз­глядаються види, принципи, засоби, межі, стадії, процедури, акти тлума­чення Конституції та законів органом конституційної юрисдикції, іншими суб'єктами; аналізуються співвідношення і взаємозв'язок офіційного і компетентного неофіційного, в тому числі доктринального тлумачення, фактори, що впливають на спрямованість і якість інтерпретаційної діяль­ності Конституційного Суду, інших суб'єктів права.

Розрахована на студентів, аспірантів, викладачів юридичних вузів і факультетів, суддів, адвокатів, працівників прокуратури, депутатів. Кни­га може бути використана як навчальний посібник з конституційного права України, теорії держави та права.

ББК 67.300

© Ю.М. Тодика, 2003


СОДЕРЖАНИЕ

Введение.................................................................................................................. 5

РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТОЛКОВАНИЯ

НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ ............................................................  10

Глава 1. Политико-правовые основы толкования

Конституции и законов Украины ......................................  10

§1. Становление и развитие теории толкования.................... 10

§2. Понятие толкования........................................................ 24

§3. Необходимость, значение и цели толкования.................. 38

§4. Гносеологическая природа толкования .......................... 48

§5. Виды толкования............................................................ 57

§6. Соотношение официального и неофициального

толкования .....................................................................  68

§7. Функции толкования........................................................ 76

§8. Принципы толкования..................................................... 80

§9. Акты толкования............................................................ 86

Глава 2. Содержание и структура правотолковательной

деятельности ......................................................................... 95

§1. Понятие содержания и структуры интерпретационной

деятельности.................................................................. 95

§2. Субъекты толкования .................................................... 97

§3. Объект и предмет толкования...................................... 106

§4. Содержание толкования, форма и способы

его осуществления ......................................................  111

§5. Результаты толкования................................................ 115

Глава 3. Способы толкования Конституции

и законов Украины .............................................................  122

§1. Понятие и общая характеристика способов

толкования ...................................................................  122

§2. Грамматический способ толкования ...........................  133

§3. Логический способ толкования ....................................  139

§4. Систематический способ толкования ..........................  146

§5. Исторический способ толкования................................. 153

§6. Телеологический способ толкования............................ 161

§7. Функциональный способ толкования............................. 167

3


ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ 2. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

ПО ТОЛКОВАНИЮ КОНСТИТУЦИИ И ЗАКОНОВ УКРАИНЫ .... 174

Глава 1. Теоретические аспекты интерпретационной

деятельности Конституционного Суда Украины........... 174

§1. Конституция Украины как особый нормативно-
правовой акт официального толкования
......................... 174

§2. Конституционный Суд в механизме толкования

Конституции и законов Украины................................... 187

§3. Влияние доктринального толкования

на официальное.............................................................. 197

§4. Пределы толкования Конституционным Судом

Конституции и законов Украины................................... 209

§5. Официальное толкование Конституции и законов Украины и правовая позиция Конституционного

Суда ............................................................................. 216

Глава 2. Практико-прикладные проблемы интерпрета­ционной деятельности Конституционного

Суда Украины....................................................................... 233

§1. Принципы конституционного судопроизводства и вопросы толкования Конституции и законов

Украины........................................................................ 233

§2. Стадии и процедуры официального толкования............. 243

§3. Способы толкования Конституции и законов Конституционным Судом: правовая природа

и специфика................................................................... 268

§4. Практика официального толкования Конституци­
онным Судом Конституции и законов Украины
............ 269

§5. Акты толкования Конституционного Суда ...................  310

Заключение............................................................................. 322

Об авторе................................................................................ 326


Первое, что должен усвоить каждый, кто хочет сделаться юристом-практиком, это умение обращаться с законом и вообще с источником права. Без такого умения он будет не в силах ступить самостоятельно ни шагу: юрист, не знающий как находить, толковать и применять законы, столь же беспомощен, как врач, не приобретший навыка в излечении больных и назначении лекарств.

Е.В. Васьковский

В условиях построения в Украине демократического, правового государства актуальной задачей государственно-правового разви­тия является обеспечение правильного применения норм Консти­туции Украины и законов, утверждение конституционной закон­ности во всех сферах жизнедеятельности общества, гарантирование прав и свобод человека и гражданина. Это довольно непростая задача в условиях, когда государство и общество находятся на переходном этапе развития. Государственно-правовая сфера на современном этапе наиболее заполитизирована, конфронтацион-на. Между органами государственной власти высшего уровня часто происходят конфликты. Поэтому общество должно иметь соответствующие механизмы разрешения противоречий, возника­ющих в конституционно-правовом поле. Конституция Украины 1996 г. в государственный механизм страны ввела такую инсти­туцию как Конституционный Суд, призванный всей своей деятель­ностью обеспечить конституционную законность и давать офици­альное толкование Конституции Украины и законов Украины. Их толкование органом конституционной юрисдикции является эф­фективной формой разрешения конституционно-правовых кон­фликтов. Это связано с тем, что решения Конституционного Суда интерпретационного характера носят официальный характер и обжалованию не подлежат. Они обязательны к исполнению на всей территории государства.

Деятельность Конституционного Суда по официальному тол­кованию Конституции и законов Украины находится на стадии своего становления. Орган конституционной юрисдикции толь­ко начинает набирать опыт данной деятельности. За время сво­его функционирования по апрель 2001 года им осуществлено официальное толкование относительно 28 статей Конституции Украины и 33 статей законов Украины *.


1 Вісник Конституційного Суду України. 2001. №1. С. 60


В интеллектуальном аспекте это один из самых сложных видов государственной деятельности, поскольку интерпретируя соответствующие конституционные положения, нормы законов, судье Конституционного Суда необходимо обладать глубоким научным потенциалом, знанием практики правоприменительной деятельности, видеть тенденции развития государственно-право­вых процессов, обладать широким диапазоном юридического мышления не только применительно к нормам национальной правовой системы, но и зарубежного законодательства, знанием практики правоприменительной деятельности органов конститу­ционной юрисдикции других стран. От уровня интеллектуально­го потенциала судей Конституционного Суда в значительной мере зависит практика применения конституционных норм, становле­ние конституционализма в Украине на демократических началах, развитие конституционной доктрины и практики, конституцион­ного законодательства.

В настоящее время исходя из имеющегося опыта органа кон­ституционной юрисдикции по официальному толкованию Консти­туции и законов, можно его обобщать, анализировать, делать выводы, предлагать пути его совершенствования. Как в теорети­ческом, так и практическом аспектах, наиболее активно и квали­фицированно это делают сами судьи Конституционного Суда Украины. Но назрела необходимость анализа его правотолкова-тельной деятельности исследователями как бы со стороны, то есть теми, кто непосредственно не принимает участия в официальном толковании Конституции и законов. Придет время и появятся мо­нографии, диссертационные исследования, возможно даже на уров­не докторских диссертаций по данной проблеме, но сегодня пока что тема официального и неофициального толкования Конститу­ции и законов Украины не получила достаточного научного ос­вещения именно как комплексная конституционно-правовая проблема, имеющая большое как теоретическое, так и практичес­кое значение.

Предлагаемая читателю монография преследует цель хотя бы в какой-то мере восполнить данный пробел конституционно-пра­вовой теории и обобщить имеющуюся практику интерпретацион­ной деятельности Конституционного Суда Украины, иных субъек­тов. Данное направление работы органа конституционной юрисдикции будет постоянно обогащаться, развиваться, изменять­ся под влиянием различных факторов объективного и субъектив­ного характера. Следует учитывать, что толкование может быть как официальным, так и неофициальным. Его может давать не только Конституционный Суд, но и иные структуры государствен­ного механизма республики, ученые, адвокаты, юристы, журнали­сты, юридические фирмы и т.д. Но оно не будет носить офици-


ального характера. Особую роль играет доктринальное толкова­ние как вид компетентного неофициального толкования. В свя­зи с этим в научном аспекте стоит задача проанализировать соотношение различных видов толкования, их влияние на кон­ституционно-правовую практику, юридические последствия тол­кований. Следует учитывать, что есть и так называемое обыден­ное толкование Конституции, законов, иных правовых актов гражданами.

Интерпретационная деятельность Конституционного Суда осуществляется в рамках общих закономерностей толкования правовых норм, которое может быть расширительным, ограничи­тельным, аутентичным, доктринальным, нормативным, казуальным, судебным, обыденным и т.д.

В научном аспекте важно выяснить необходимость официаль­ного и неофициального толкования, в какой мере действующее в Украине законодательство дает возможность Конституционному Суду результативно выполнять функцию толкования Конститу­ции и законов Украины, какова роль этой деятельности органа конституционной юрисдикции в проведении в жизнь положений Конституции и законов и обеспечении стабильности конституци­онного строя, почему именно Конституционный Суд является глав­ным субъектом толкования Конституции. Важно также выяснить способы толкования Основного Закона, проанализировать возмож­ности грамматического, логического, систематического, телеологи­ческого, исторического, функционального способов толкования Конституции и законов Украины, показать системную взаимосвязь всех перечисленных способов толкования. Этому аспекту в мо­нографии уделяется должное внимание.

Весьма актуальна проблема пределов толкования Конститу­ции Украины органом конституционной юрисдикции. При официальном толковании Конституции и законов Украины Кон­ституционным Судом важно не допустить им подмены законо­дательного органа, т.е. Верховной Рады. Вопрос о пределах тол­кования Конституции и законов органом конституционной юрисдикции связан с оценкой нормативности актов официального толкования. Это сегодня одна из наиболее сложных проблем ин­терпретационной деятельности, как и роли и места этих актов в системе актов государства. Речь идет и о том, какие юридичес­кие последствия имеет акт официального толкования для нормо­творчества, правоприменительной и судебной практики.

Толкование Конституции и законов Украины Конституцион­ным Судом осуществляется в рамках четко определенных про­цедур и соответствующих стадий. В работе анализируются эти стадии, определяется их значимость для конечного результата ин­терпретационной деятельности органа конституционной юрисдик-


ции. В монографии мы стремились объективно оценить деятель­ность Конституционного Суда Украины на современном этапе по толкованию Конституции и законов нашего государства, акцен­тировать внимание на проблемы и трудности, с которыми сегод­ня сталкивается орган конституционной юрисдикции.

В юридической литературе Украины не исследована пробле­ма правовых позиций Конституционного Суда при осуществле­нии толкования им Конституции и законов Украины. В работе ей уделено должное внимание.

Мы исходим из того, что значение деятельности Конституци­онного Суда по официальному толкованию Конституции и зако­нов Украины будет повышаться для всей юридической практи­ки. Особую роль имеет толкование Конституции Украины, поскольку она является не только высшим правовым актом государства, но и основным источником национального права, базой всего законодательства. Она закрепляет цели и объекты ре­гулирования, заранее определяет формы правовой регламентации, а в ряде случаев непосредственно указывает, что для конкретиза­ции конституционных норм требуется принятие соответствующих законов. Таким образом она различными способами влияет на всю правовую систему и это обусловливает необходимость ее правильного применения. Этому и служит прежде всего офици­альное толкование Конституции Конституционным Судом Ук­раины. Диапазон интерпретационной деятельности органа кон­ституционной юрисдикции будет расширяться под влиянием различных факторов.

Каждый раз, когда стоит вопрос об официальном и неофици­альном толковании Конституции и законов Украины, возникает вопрос о целесообразности такого толкования. В теории права до сих пор идет спор надо ли разъяснять нормы, содержание ко­торых очевидно. Отказ от такого разъяснения обычно базирует­ся на правиле clarus non sunt intepretanda (очевидное не интер­претируется). Как указывает германский конституционалист Конрад Хессе, то, что не вызывает сомнений, не интерпретируется и чаще всего не требует интерпретации 1. Считаем, что вряд ли можно обойтись без интерпретации тех конституционных норм и норм законов Украины, которые, на первый взгляд, не вызыва­ют сомнений. Всестороннее раскрытие содержания правового акта залог его правильного применения. И то, что бывает ясно и очевидно для одного, не всегда ясно и понятно для другого.

На современном этапе усиливается значимость не только официального, но и неофициального толкования Конституции,

1 Hesse К. Grundzuge des Vesassungsgerichts des Bundesrepublik Deutschland. 7 erganzte Auflage. Karlsruhe. 1974. S. 21.

8


законов, иных правовых актов. Это обусловливается глубиной политико-правовых преобразований, происходящих в украинском обществе и государстве, повышением правовой активности субъек­тов права на всех уровнях правоприменительной деятельности. Демократизация государственной правовой политики, принятие новой Конституции Украины, доступность в ознакомлении с за­конодательством граждан и юридических лиц, и в целом с нор­мативно-правовыми актами, открывают новые возможности, с од­ной стороны, для повышения качества правосознания, а с другой, позитивно влияют на практику реализации правовых предписа­ний. В процессе уяснения и разъяснения норм конституционно­го и текущего законодательства юридические и физические лица толкуют соответствующие правовые нормы. Поэтому возрастает значимость разработки научной проблемы официального и не­официального толкования нормативно-правовых предписаний.

Интерпретационная деятельность государственных и обще­ственных структур должна быть направлена на обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Происходит возрастание роли права как средства общественного прогресса и повышение цен­ности прав человека. Согласно Конституции Украины (ст.З), че­ловек в нашей стране признается наивысшей социальной ценно­стью. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства. Идеология официального тол­кования Конституционным Судом Конституции и законов Ук­раины должна базироваться на приоритете прав личности.

В процессе как официального, так и неофициального толко­вания правовых предписаний возможны ошибки, что отрицательно сказывается на правоприменительной деятельности, обеспечении прав человека и гражданина. Ошибки допускаются при уяснении познания смысла толкуемой правовой нормы. Но есть и ошибки, сознательно допускаемые интерпретатором, что проявляется в искажении государственной воли законодателя в угоду, например, ложно понятой политической или иной целесообразности. Про­блема ошибок в официальном и неофициальном толковании в украинской юридической науке не исследована. А их недопуще­ние имеет существенное значение для обеспечения конституци­онной законности, правопорядка.

Таким образом, проблема толкования Конституции и законов Украины, иных нормативно-правовых актов, осуществляемая раз­личными субъектами интерпретационной деятельности, много­гранна, касается различных аспектов жизнедеятельности государ­ства и общества, имеет теоретическую и практическую значимость. В монографии акцентируется внимание на наиболее важных воп­росах данной исключительно актуальной как в теоретическом, так и практическом аспекте, темы.

2     Ю.Н. Тодыка                                                                                                              q


РАЗДЕЛ 1 Теоретические основы толкования нор-f мативно-правовых актов

Глава 1. Теоретические основы толкования норматив­но-правовых актов

§1. Становление и развитие теории толкования

Толкование правовых норм традиционная проблема юридичес­кой науки, которой уделялось и уделяется большое внимание г. Роль толкования в условиях осуществления правовой реформы, форми­рования государственности на демократических началах на пост­советском пространстве не уменьшается, а усиливается, приобре­тает особый характер. Демократизация общественных отношений,

1 См.: Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению закона. М., 1913; Он же: Учение о толковании и применении гражданских законов. Одесса. 1901; Вильнянский СИ. Толкование и применение гражданско-правовых норм. Методические материалы ВЮЗИ. Вып. 2, 1948; Шляпочников А.С. Толкование уголовного закона. М., 1960; Воеводин Л.Д. Толкование норм советского социа­листического права. Автореф.дис. ... канд.Юрид. наук. М., 1950; Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960; Пиголкин А.С. Толкование нор­мативных актов в СССР. М., 1962; Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979; Он же: Толкование права//Общая теория государства и права: Акаде­мический курс. В 2 т. Том 2. Теория права. М., 1998. С.323—342; Спасов Б, Закон и его толкование. М., 1986; Насырова Т.Я. Телеологическое (целевое) толкование советского закона. Казань, 1988; Лузин В.В. Методы толкования Конституции в деятельности Верховного Суда США//Государство и право. 1997. № 10; Эбзе-ев B.C. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федера­ции: теоретические и практические проблемы//Государство и право. 1998. № 5; Он же: Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд. М., 1997; Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 1998; Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: тео­рия и практика. М., 1998; Соцуро Л.В. Неофициальное толкование норм права. М.? 2000; Витрук Н. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Фе­дерации: понятие, природа, юридическая сила и значение//Конституционное правосудие в посткоммунистических странах. Сборник документов. М., 1999; Гаджиев Г. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права//Конституционное правосудие в постком­мунистических странах. Сборник документов. М., 1999; Шабуров А.С. Толко­вание норм права//Теория государства и права. М., 1997; Вопленко Н.Н. Толко­вание социалистического права. Волгоград. 1990; Осипов А.В. Толкование права//Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. М., 1997; Сырых В.М. Теория государства и права. М., 1998. С. 224— 253; Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998. С. 533—544; Оси­пов А.В., Эбзеев Б.С. Толкование права//Теория государства и права. Курс лек­ций / Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. М., 2001. С.478—495.

10


перестройка связей личности и государства, совершенствование работы государственного аппарата, формирование дееспособных структур гражданского общества, необходимость укрепления кон­ституционной законности, становления конституционализма на демократических началах расширяют спектр возможностей тол­кования норм права, делают его универсальным инструментом обеспечения высокого уровня правовой культуры граждан, легальности поведения всех субъектов права, правильного приме­нения правовых норм.

Становление теории толкования прошло длительный путь развития. В литературе отмечается наличие двух тенденций в правотолковательной деятельности статической и динамиче­ской. «Статические теории толкования, пишет Е.Врублевс-кий, преследуют цель обеспечить максимальную стабильность, правовую определенность и предвидимость решений органов, при­меняющих право. Чтобы достичь этой цели, необходимо прини­мается, что значение нормы является неизменным, так как лишь такое значение нормы может обеспечить реализацию вышеука­занной цели» 1. Динамические теории толкования имеют задачу достигнуть максимального соответствия между нормами действу­ющего права и «жизнью» 2. При этом под жизнью понимается широкий круг политических, экономических, культурных и иных факторов, которые изменяются быстрее, чем право.

Борьба динамической и статической тенденций в толковании права нашла отражение в традиционно именуемых объективных и субъективных теориях толкования права. Их различие состо­ит в том, что согласно субъективной теории задачей толкования является установление «воли законодателя» исторического, а со­гласно объективной теории установление «воли закона», или «воли актуального законодателя». Эти расхождения носят не фундаментальный характер, поскольку за каждым из них стоит конкретный подход к толкованию и применению права. «С од­ной стороны, требование учета стабильности и определенности права, а с другой на первый план выдвигается требование при­способляемости права к жизни, значительной свободы интерпре­таторов, наделение последних по сути дела, правотворческой функ­цией» 3. Эта проблема и сегодня весьма актуальна. Речь идет о том, чтобы с помощью актов толкования, например Конституци-

1   K.Opalek, J.Wroblewski. Zagadnienia teorii prawa. Warszawa.  1969.
P. 240//Цит, по кн. А.Ф.Черданцев. Вопросы толкования советского права.
Свердловск, 1972. С.5.

2   Там же. С.241.

3   Черданцев А.Ф, Вопросы толкования советского права. С.7.

11

2*


онного Суда Украины, не подменить законодателя Верховную Раду.

В литературе отмечается, что в теории и практике должно ут­верждаться понимание того, что в процессе интерпретации права необходимо придерживаться стабильности и определенности пра­вовых предписаний. Этому способствует установление в ходе ин­терпретации «воли законодателя», его мысли, точки зрения на со­держание закона в момент его издания. Содержанием Конституции, закона является тот смысл, который придан ему законодателем. Его никто не может изменить, он остается постоянным, неизменным с момента издания до полной отмены или изменения закона. Зада­чей интерпретатора является выяснение того смысла, который за­конодатель вложил в закон. Установление «воли законодателя» свя­зано с его определенными психологическими переживаниями в момент издания закона *. Задача толкования, пишет Е.В.Вась­ковский, состоит в том, как «раскрытие содержания нормы» или «развитие ее смысла» или «выяснение мысли и воли законодате­ля» 2. Регельсбергер отмечает, что закон это сознательный акт творчества. Он является обдуманным произведением законодате­ля. Слово для последнего служит лишь средством выражения его мысли и воспроизведения той же мысли в читателе. Содержание закона это то, что хочет законодатель, его воля. Цель толкова­ния раскрыть содержание закона 3.

На определенном этапе мирового развития преобладающей становилась «динамическая» теория, когда господствующий класс стремился приспособить законодательство к своим изме­няющимся интересам. Наряду с развитием делегированного за­конодательства, в целях приспособления закона используется судебный и исполнительный аппарат, призванный решать кон­кретные юридические дела. При этом на первый план выдвига­ется метод «приспосабливающей» интерпретации законов. От­ражением данного процесса в правовой науке и выступают так называемые «объективные» теории толкования. С позиции дан­ной теории, содержание закона независимо от исторического законодателя. «Норма отрывается от своего «творца» и начина­ет «жить самостоятельной жизнью», приобретает такое значение, которое дает ей наилучшее, по мнению интерпретатора, функцио­нирование в общественных отношениях времени осуществления толкования» 4.


Если «субъективные» теории придавали большое значение историческим материалам, наряду с текстом самого закона и его местом в законодательстве, которые давали возможность с боль­шой точностью устанавливать волю, намерения, цели историчес­кого законодателя, то «объективные» теории не считают необхо­димым обращение к этим материалам. Напротив, по мнению представителей данной теории, наибольшее значение имеет учет условий и обстоятельств не времени издания, а времени толкова­ния и применения закона г. «Закон, пишет Биндинг, явля­ется объективной силой, и в этом его счастье. Благодаря отре­шению закона от индивидуальной воли, право приобретает способность господствовать несмотря на смену поколений. Зако­нодатель не предвидит тех выводов, которым будут служить его нормы. Законодатель, предвидящий будущее, существует лишь в идеале, а не в действительности. Юрист должен считаться с объек­тивной законодательной волей: закон думает и желает то, что извлекает разумно толкующий народный дух. Воля законодате­ля не продукт истории, а принцип правового развития, осуще­ствляющийся при помощи толкования» 2.

В середине XIX века господствующее положение занимает позитивизм, который создает культ права, видит в праве фактор стабилизации, укрепления буржуазных порядков. Но постепен­но намечается отход от позитивизма, возникают новые теории. В частности, школа «свободного права», которая еще не порывает полностью с позитивизмом, но уже в теорию права привносит психологические и социологические аспекты. «Общим для всех направлений «свободного права» (точнее «свободной судебной практики», как отмечает П.И.Люблинский) является стремление освободить судебное толкование от господства «воли закона» как единственного и непреложного источника. Судья должен быть признан стоящим наряду с законом творцом нового права, могу­щим черпать свой материал не только из закона, но и из самых разнообразных других источников» 3.

Школа «свободного права» исходила из некоторых аспектов правовой действительности, в частности из творческого характе­ра толкования и применения абстрактных правовых норм к конкретным жизненным ситуациям, из того, что законодатель не в состоянии предусмотреть всех аспектов правового регулирова-


 


12


1  Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.9.

2  Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. С.29.

3  Регельсбергер. Общее учение о праве. М., 1897. С. 142—143.

4  К.Опалек, Е.Врублевский. Указ. соч. С.242.


1  Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.11.

2  К.Binding. Handbuch des Strafrechts,Lipsk,B.IY. 1885. P. 473//Цит. по кн.:
А.Ф.Черданцев. Вопросы толкования советского права. С.11.

3  Люблинский П.И. Техника толкования и казуистика Уголовного кодекса.
Петроград, 1917. С.142.

13


ния, из известного отставания права от жизни. Из того факта, что толкование носит субъективный характер, что судья зачастую занимается правотворчеством (в случае пробелов), представители «движения свободного права» выдвигают требование официально признать за судьями право наряду с законодателем заниматься правотворчеством. Такое право за судьями было официально приз­нано в соответствии с идеями этой школы в ст.1 Швейцарского гражданского уложения (в случае пробела судья выносит решение на основе той нормы, которую бы он установил сам, выступая в качестве законодателя)1.

Субъективный характер толкования особенно подчеркивает­ся при применении права по аналогии. В подтверждение данно­го факта И.З.Штейнберг приводит пример из высказываний Иеринга. У входа в зал для пассажиров вывешена табличка: «Вход собакам запрещен». Вожак с медведем смело входит в зал. Слу­жащий, увидев это, выводит его из зала. При этом оба они руко­водствуются одним и тем же запретом, но по-разному его трак­туют. Вожак, использует argumentum a contratio собакам, но не медведям запрещен вход; служащий же применяет argumentum per analogiam медведь животное, как и собака. Проанализировав ход рассуждений по аналогии, И.З.Штейнберг делает вывод: «Всякое толкование закона, а в случае пробела при помощи аналогии (то же и при помощи других логических при­емов) неизбежно становится субъективным, т.е. правотворческим, quasi законодательным...» 2.

Излагая программу «движения свободного права», И.З.Штейн­берг указывает, что она требует, во-первых, чтобы судья подчинялся закону только в случаях, когда закон ясно дает ответы на вопро­сы, которые возникли в процессе решения дела; во-вторых, чтобы судье было дано право творить правовые нормы в случае пробела в праве. «Говоря короче, она признает принцип intra legem лишь при наличии lex, но вводит принцип praeter legem в случае про­белов, отвергая вместе с тем намек на решение contra legem, воп­реки ясно существующему закону» 3.

Но не все представители «движения свободного права» при­держивались таких положений. Некоторые шли дальше. Так, Стампе, ссылаясь на случаи ограничительного и расширительно­го толкования, по существу считал возможным толкование contra


legem, то есть вопреки закону. По его мнению, «в крайних случа­ях (возможность массового бедствия от применения вредного закона, невозможность немедленного использования законодатель­ного пути) судье должно быть предоставлено право изменять за­кон» х.

Критерии для правотворческой деятельности представители «движения свободного права» усматривали в различных факто­рах. Одни видят такие критерии в «правовом чувстве», «право­вой идее», «правовой совести», «интуитивном праве судьи» (Румпф, Стампе, Рюмелин, Юнг и т.д.), «справедливом» или «правильном праве» (Штаммлер), «природе вещей» (Жени), «жизненных инте­ресах» (Фукс), «взвешенных интересах» (Иеринг) и т.д. 2

На толкование права и его применение существенное влияние оказали социологические теории. При существующих в современ­ной буржуазной теории права различных социологических, екзи-стенционалистских и иных направлениях не изжил себя позити­визм и так называемые «объективные» теории толкования права. Например, по мнению западногерманского государствоведа Т.Маунца, толкование «касается объективного смысла конститу­ции, то есть того, как следует понимать (как должны быть поня­ты) положения конституции, а не то, как понимались их создате­лями». Толкование не имеет своей целью следовать за мыслью законодателя. «Толкователь, смотря по обстоятельствам, может по­нимать текст лучше, чем понимали авторы ее текста... При изме­нении потребностей времени на помощь приходит новое толко­вание. Воля конституции отнюдь не неподвижная, а изменчивая длительная воля». Сравнивая вслед за Радбрухом конституцию с кораблем, Т.Маунц пишет: «При выходе его сначала ведет по предписанному пути через воды гавани лоцман. Но в открытом море он ищет под ответственным водительством капитана свой собственный путь. Эта картина доводит до нашего сознания од­новременно еще одну новую сторону толкования: изменчивость его результатов с изменением требований времени» 3.

К толкованию правовых норм не всегда было положительное отношение со стороны органов власти. Известны случаи, когда государственные органы достаточно ревниво относились к попыт­кам толковать, разъяснять изданные ими правовые акты. Счита-


 


1   Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С. 12.

2   Штейнберг И.З. Что такое «движение свободного права». Закон и судья.
М., 1914. С. 7—10//Цит. по кн.: А.Ф.Черданцев. Вопросы толкования совет­
ского права. С.13.

3   Там же. С.14.

14


1   Stampe. Die Freirechtsbewegung. (Crunde und Grenzen Ihrer Berechtigung.
Berlin. 1911. P. 28—29//Цит. по кн.: А.Ф.Черданцев. Вопросы толкования со­
ветского права. С.13.

2   Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.13.

3   Теодор Маунц. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). М., 1959.
С.106—109.

15


лось, что акты написаны настолько ясно и понятно, что их может понять любое заинтересованное лицо без каких-либо затруднений. Например, Наполеон, узнав об изданном комментарии Граждан­ского кодекса Франции, горестно сказал: «Пропал мой кодекс». В XVIII веке в Австрии, Пруссии, других странах принимались спе­циальные акты, которыми воспрещалось какое бы то ни было толкование законов х. Император Юстиниан в VI веке н.э. запре­тил толкование своих Дигестов, считая, что все неясности были устранены и не осталось оснований для сомнений.

Буржуазные идеологи периода восхождения буржуазии к власти (Монтескье, Беккариа, Марат и др.) требовали точного следования букве закона и были противниками толкования за­конов судами. Это была своеобразная реакция на произвол фео­дального суда. Так, Ш.Монтескье писал, что «природа республи­канского правления требует, чтобы судья не отступал от буквы закона» 2. В докладе Учредительному собранию Франции о про­екте Уголовного кодекса 1891 г. Лепелетье, критикуя хаос и же­стокость феодальных законов, отмечал, что «их свирепая бессмыс­ленность проявлялась в других злоупотреблениях в толковании законов и в произвольном их изменении самими судьями» 3.

Известный русский юрист И.В. Михайловский отмечал, что долгое время бытовало мнение, что толкование законов дело не только ненужное, но и вредное, поскольку толкователь может легко извратить истинный смысл закона под влиянием своего субъек­тивного правосознания. В связи с этим считалось, что единствен­ным толкователем закона может быть его автор. В результате таких мнений появилось стремление законодателей запретить толкование применения закона. Например Юстиниан, издавая Corpus juris, приказал, чтобы суды в случаях сомнений обраща­лись за разъяснениями к самому императору. «Во Франции в 1790 г. также было предписано судам обращаться за разъясне­ниями к законодательному учреждению. И даже в XIX ст. были примеры запрещения толкования законов не только судьями, но даже профессорами права: когда в Баварии был издан уголовный кодекс 1813 г. , король запретил писать какие бы то ни было ком­ментарии к нему» 4. Он отмечает, что это воззрение перешло и в Свод Законов, где в основных законах предписывалось, что «без

1  Сырых В.М. Указ.соч. С.226.

2  Ш.Монтескье. О духе законов. Избранные произведения. М., 1955. С.226.

3  Герцензон А.А. Проблема законности и правосудия во французских поли­
тических учениях XVIII века. М., 1962. С.281.

4  Михайловский И.В. Очерки философии права. Том 1. Томск, 1914. С. 412—
413.

16


доклада Императорскому Величеству никакое место, не исключая и высших правительств, не имеет права переменять в Законе не единой буквы и не допускать обманчивого непостоянства само­произвольных толкований; при этом законы должны быть тол­куемы по точному и буквальному их смыслу» *.

С середины XIX ст. данные воззрения изменились и судам было предоставлено не только право, но и вменялось в обязанность толковать законы. По мнению И.В. Михайловского, «Он (имеет­ся в виду суд Ю.Т.) не должен обращаться за разъяснениями к кому бы то ни было, а все затруднения, все сомнения обязан ре­шать сам. У нас этот принцип выражен в Судебных Уставах 1864 года. Он имеет глубокие основания в самом существе пра­вового государства и в существе судебной власти. Строгая закон­ность, как руководящее начало всей государственной жизни, воз­можна только тогда, когда 1) издаются только на будущее время и 2) когда законодатель не есть в то же время и судья» 2.

Но со временем стало очевидным, что запрет толкования, при­менение закона по «буквальному смыслу» вопреки его реально­му содержанию могут привести иногда к извращению закона, явным нелепостям. Сторонники судейского толкования законов, аргументируя свою точку зрения, приводили яркие примеры не­лепости применения закона в точном соответствии с его «буквой». Так, С.Пуфендорф приводил следующий пример. В Болоньи был издан закон, который предписывал «наказывать с величайшей суровостью всякого, кто станет проливать кровь на улицах». Слу­чилось, что прохожий упал на улице, корчась в конвульсиях. Позвали врача, который для спасения пациента вынужден был сделать кровопускание. Строгое следование букве закона требо­вало сурового наказания врача за кровопускание. Но восторже­ствовало мнение, которое вопреки буквальному смыслу не распро­странило на врача действие данного закона 3.

В эпоху господства естественного права и «просвещенного» абсолютизма было мнение, что построенные на рациональных началах законы доступны пониманию каждого и что применение их не требует никакого особого умения. Считалось, что для при­менения законов достаточно лишь здравого смысла, что специаль­ные приемы юриспруденции не нужны.

В литературе отмечалось, что ошибка таких взглядов состоя­ла в игнорировании эмпирического многообразия реальной жиз­ни, в самомнении законодателя, претендовавшего на математиче­скую точность формулировок юридических норм 4. В связи с этим

1  Михайловский И.В. Указ. соч. С. 413.

2  Там же. С. 413.

3  Черданцев А.Ф. Толкование права. С.326.

4  Тарановский Ф.В. Учебник энциклопедии права. Юрьев. 1917. С.242—243.

17


Самуил Пуфендорф еще в 1726 году писал: «А если что в зако­нах не явное случится, надлежит толкования требовать от зако-нодавца, или от тех, которые дабы они законы исполняемые были, народно представлены» 1.

Но постепенно принцип «clara поп sunt interpretanola» (ясные законы не толкуются) преодолевался под влиянием самой юри­дической практики, требований жизни. Толкование законов, от­мечал К.Малышев, есть работа общая и применимая ко всем за­конам, старым и новым, темным и ясным 2.

Придя к власти, буржуазия наделяет суд правом толкования закона в соответствии с его «духом» и «разумом». Это право было уже закреплено в Кодексе Наполеона. Речь шла о толковании intra legem (в пределах закона), т.е. о формально-юридическом анали­зе закона в соответствии с постулатами юридического позитивиз­ма. С дальнейшим переходом к империализму и усложнением социальных связей возникают новые взгляды. «Движение свобод­ного права», расширяя понятие права, как мы уже отмечали, вклю­чая в него «живое право» (как внутренний порядок в союзах, судебное право, которое создается судами), наделяет судью более широкими полномочиями, не только толковать intra legem, но и praeter legem (помимо, в обход закона) в случае пробелов в праве. А некоторые представители допускали в крайних случаях даже возможность толкования contra legem (вопреки закону), право изменять закон судьями.

Вопросам теории и практики толкования уделялось большое внимание в русской дореволюционной литературе 3.

В период становления социалистического права, периода куль­та личности достаточно ярко проявляется динамический подход приспособления толкования права к новым политико-правовым реалиям.

В первый период, когда допускается применение отдельных законов свергнувших режимов становится неизбежным приспо­собление и изменение их в процессе толкования на основе рево­люционной политики, морали, существующего тогда правосозна­ния. В период культа личности, гибкое, приспосабливающееся

1    Пуфендорф С. О должности человека и гражданина. В 2-х книгах. Книга
первая. СПб., 1726. С.45.

2  Курс общего гражданского права России. СПб. 1878. С.282//Цит. по кн.:
Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С.12.

3  Михайловский И.В. Очерки философии права. Том 1. Томск, 1914. С.412—
428; Шершеневич. Общая теория права. Вып. 4. М., 1912. С.723—742; Трубец­
кой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 1917. С.140—147. Коркунов Н.М.
Лекции по общей теории права. Изд. 8. С.-Петербург, 1909. С.342—347; Вась­
ковский Е.В. Руководство к толкованию и применению закона. М., 1913; Гре-
дескул Н.А. К учению об осуществлении права. Харьков,
1900.

18


толкование было поставлено на службу незаконным репрессиям. В последующие годы теория и практика толкования постепенно исключали возможность произвольного и изменяющего закон толкования *.

Практика показала как ошибочность запретов толковать за­коны и иные нормативно-правовые акты, так и недопустимость использования толкования законов для аргументации политики репрессий. Толкование правовых норм сейчас поощряется, и бо­лее того оно становится все более важной и престижной формой человеческой деятельности. Об этом свидетельствует высокий пре­стиж органов конституционной юрисдикции в государственном механизме стран мира.

А.Ф.Черданцев считает, что развитие буржуазной мысли в воп­росах толкования права прошло несколько этапов: а) вначале признается только строгое следование букве закона (Монтескье, Беккариа и др.); б) затем признание всех способов толкования, но тех, которые используются только для выяснения «воли исто­рического» законодателя, В качестве основной ценности считается стабильность и определенность права; в) появление «объектив­ных» теорий толкования, признающих изменчивость, «динамич­ность» права. Цель толкования «приспособление права к жиз­ни». Судья еще не ставится на один уровень с законодателем; г) возникновение «движения свободного права», уравновешива­ющего судью с законодателем; д) социологическое направление, в особенности «реалисты», которые отдают предпочтение не за­кону, а деятельности судей. Закон рассматривается как «пустой сосуд», который судья может заполнить чем угодно 2.

Безусловно, изложение развития буржуазной правовой мыс­ли в отношении толкования схематично. Здесь нет четкой хро­нологической последовательности. Одновременно сосуществова­ли различные направления в теории толкования права.

В советский период наука также уделяла внимание толкова­нию правовых норм. И здесь тоже не было единства позиций о назначении толкования права, его объеме, возможностях и т.д. Также велась борьба между «статическими» и «динамическими» направлениями в толковании, «субъективной» и «объективной» теориями.

Наиболее ярким представителем «субъективной» теории был П.Е.Недбайло, который считал, что «при толковании выясняется не то, что хотел сказать законодатель, а только то, что он сказал в данном акте. Следовательно, толкуется не воля законодателя

1   Черданцев А.Ф. Толкование права. С.227.

2   Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С. 14—15.

19


вообще, а воля законодателя, содержащаяся в правовых нормах»1. По его мнению, «Понимание толкования права как раскрытия воли законодателя обязывает выяснить смысл нормы в момент ее издания даже в тех случаях, когда норма устарела в связи с изменившейся социально-политической обстановкой»2. Он был категорически против «приспособляемости» закона с помощью толкования. В качестве одной из ценностей толкования он видел стабильность права 3. Исходя из этого, как правильно отмечает А.Ф.Черданцев, есть все основания относить П.Е. Недбайло к представителям «статической» теории толкования.

Из-за сложности, отчасти противоречивости правовой действи­тельности, отражаемой правовой теорией, у некоторых авторов присутствовали как «статическое», так и «динамическое», направ­ления в теории толкования права. Так, М.Д. Шаргородский от­мечает, что толкуя законы, «суд должен стремиться установить не волю закона, волю законодателя времени издания закона, а то, что фактически всегда имело и имеет место: закон толкуется и дол­жен толковаться в соответствии с волей законодателя времени применения закона. Это единственное решение вопроса, которое фактически имеет место в жизни. Достаточно сослаться на фак­ты длительного применения буржуазных законов в странах народной демократии» 4. На этом основании взгляды М.Д.Шар-городского можно отнести к «динамическому» направлению тол­кования права. В другой, более поздней его работе «динамичес­кий» аспект отсутствует 5.

В 20-е годы были не только представители «динамического» направления толкования права, но и последовательные сторонники «статического» толкования и применения законов. Например, М.М.Гродзинский писал, что «интересы революционной законно­сти требуют, чтобы каждый закон применялся в соответствии с тем содержанием, которое вложено в него советским законода­телем» 6.

Но были и сторонники релятивизма в понимании правотол-ковательной деятельности, в том числе и при толковании зако­на. Так, на позициях «изменчивого» толкования уголовного за­кона стоял А.Пионтковский, который считал, что «даже при


наличии неизменно действующего уголовного закона ...возмож­но, вследствие изменения социально-политической обстановки, от­носительно различное раскрытие содержания уголовного закона на протяжении его действия» 1. А.Ф.Черданцев правильно отме­чает, что «гнуть и сгибать» закон, конечно, можно, но вряд ли это соответствует требованию законности» 2. По существу это путь к прямому ее нарушению. Тем более, если это касается уголовно-правовой сферы.

Вопрос о толковании законов в первые годы советской власти дискутировался, в том числе и на партийных форумах, в аспекте обеспечения законности. Так, на XV съезде партии четко обозна­чились два подхода к основному вопросу юстиции о гранях революционной законности и целесообразности. Народный комис­сар юстиции Н.Крыленко на вопрос о том, чем же должны руко­водствоваться суды при разрешении конкретного дела «рево­люционной ли целесообразностью...» или указаниями советской власти, недвусмысленно высказался за точное соблюдение зако­нов, сославшись на слова В.И.Ленина. На возгласы: «Не делайте из этого фетиша» (т.е. из указаний В.И.Ленина о точном соблю­дении законов) Н. Крыленко сказал, что он гордится тем, что никто не может упрекнуть прокурорский надзор и суды в том, «что они берут на себя смелость истолковывать закон по-своему»3. На этом партийном форуме были и другие позиции. Некоторые делегаты выступали против строгого соблюдения законов. Шкирятов, на­пример, говорил, что «кроме буквы закона, должно быть пролетар­ское революционное чутье при разборе любого дела, у них (судей Ю.Т.) иногда закон выше всего» 4. Предпочтение «требованиям жизни, целесообразности» перед буквой закона, отдавал и Янсон. Он выступал против профессионального юридического уклона, «который не совсем полезен для дела советской юстиции» 5. Об­винение в профессиональном юридическом уклоне было невер­ным. Работникам юстиции в тот период явно недоставало про­фессионализма. В своем выступлении Н.Крыленко отметил, что только 10 % судей имели юридическое образование 6.

Эти споры и эти подходы не утратили своей значимости и сейчас. В том числе и в аспекте понимания пределов и возмож­ностей толкования права, закона.


 


1   Недбайло П.Е. Указ.соч. С.331.

2   Там же. С.333.

3   Там же. С.336—339.

4   Шаргородский М.Д. Суд и закон. Ученые записки. № 8. ЛГУ. 1956. С. 18.
D Общая теория государства и права. Изд-во ЛГУ, 1961. С.416.

6 Гродзинский М.М. Законодательная техника и уголовный закон//Вестник советской юстиции. 1928. № 19. С.558.

20


1  Пионтковский А. К методологии изучения действующего права//Ученые
записки ВИЮН. Вып.
6. М., 1946. С.46.

2  Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского закона. С. 19.

3  Пятнадцатый съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М., 1961. С.579.

4  Там же. С.592.

5  Там же. С.527.

6  Там же. С.578.

21


С момента возникновения Советского государства до конца 50-х годов господствующее положение занимала «динамическая» тенденция в теории толкования права. По сути дела это было от­ражением действительности в правоприменительной деятельно­сти судебных органов. С конца 50-х годов эта тенденция в тео­рии толкования права начинает уступать «статической». В качестве одной из основных ценностей права, которые учитыва­ются при толковании, рассматривается стабильность и формаль­ная определенность права. В связи с этим коренным образом ме­няется и отношение к постановлениям Пленумов Верховных Судов как источникам права. Они, как правило, в теории уже не рассматриваются в качестве таковых *. «Таким образом, в совет­ской теории (а она отражает практику) толкования, так же как и в буржуазной, мы наблюдаем определенную «смену вех». Одна­ко эти «вехи» отражают движение в противоположном направ­лении от «приспособляющего» к толкованию стабильному, оп­ределенному» 2.

Помимо общих проблем толкования нормативно-правовых актов, теоретически разрабатывались и отдельные аспекты интер­претационной деятельности. В частности, специфика телеологи­ческого способа толкования, особенности актов толкования, их правовая природа и юридическая сила.

Достаточно не простым был процесс осознания необходимо­сти телеологического способа толкования. Основополагающий вклад в разработку теории и практики телеологического способа толкования сделала Т.Я. Насырова, которая отмечала, что право­мерность использования данного способа толкования базируется на том, что: а) право представляет собой целенаправленную сис­тему; б) единство правовой системы обеспечивается и с учетом целей действующих нормативно-правовых актов во всей право­творческой деятельности; в) цель имеет большое значение для обеспечения стабильности и функционирования правовой систе­мы; г) цели представляют собой целостную иерархическую сис­тему, которой присуща определенная стабильность, и это позво­ляет установить цель анализируемой нормы; д) выяснение целей закона охватывается назначением процесса толкования права и входит в его основные функции; е) цель один из важнейших критериев толкования смысла правовых норм; ж) без познания целей закона не может быть плодотворной практической работы по его реализации 3.

1   Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.22.

2   Там же. С.22.

Насырова Т.Я. Телеологическое (целевое) толкование советского закона. Казань, 1988. С.33.

22


Из-за недостаточной разработанности методологии познания права вообще отрицалась необходимость использования каких-либо приемов толкования права. Но, как указывает П.Е.Недбай­ло, недооценка специальных правил толкования правовых норм сопряжена с недооценкой самих норм 1. В свое время было мне­ние, что нет объективных оснований для выделения ныне широ­ко признанного логического способа интерпретации нормативно-правовых актов 2.

А.С.Пиголкин по поводу телеологического толкования пишет, что «...объективной основы для выделения телеологического тол­кования как самостоятельного вида уяснения смысла правовых норм нет и не может быть. Можно говорить лишь о телеологи­ческом элементе толкования, присущем любому приему, посколь­ку применение любого приема способствует выяснению целей правовой нормы (непосредственной и более общих), как части выяснения ее смысла» 3. П.С.Элькинд, не признавая телеологи­ческого толкования, пишет: «Объект всех предметов толкования один это заключенная в нормативных актах государственная воля. Методы же, способы уяснения этой воли различны. При раз­граничении приемов толкования следует исходить не из разли­чия объекта толкования, а из особенностей возможных методов, способов толкования» 4. С.М.Пунжан считает объективно необ­ходимым выделение этого способа толкования как самостоятель­ного метода в соответствии со спецификой применяемых средств, с особой техникой установления смысла неясных норм путем об­ращения в соответствующих рамках к целям 5.

В 70—90-е годы в теорию толкования внесли существенный вклад А.С.Пиголкин, А.Ф.Черданцев, Н.Н.Вопленко, Б.С.Эбзеев, Т.Я.Хабриева, В.В.Лазарев, Н.В.Витрук, Г.Гаджиев, Л.В.Соцуро, В.В.Лузин, А.С.Шабуров, В.М.Сырых, А.В.Осипов и многие дру­гие представители российской юридической науки. В украинской правовой науке данная тематика только начинает разрабатывать­ся. И прежде всего в связи с интерпретационной деятельностью Конституционного Суда Украины 6. Теория толкования правовых

1   Недбайло П.Е. Указ.соч, С.426.   ^

2   Пиголкин А,С. Толкование нормативных актов в СССР. С.41—43.

3   Там же. С.95.

4   Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального
права. М.,
1967. С.102.

5   Пунжан СМ. Цель в международном праве. Автореф. дис. ... канд.Юрид,
наук. М., 1986.

6   Тихий В. Офіційне тлумачення Конституції та законів України Конститу­
ційним Судом України//Вісник Конституційного Суду України. 1998. № 4; Мар-
тиненко П. Конституційний Суд України: повноваження у контексті дворічно-

23


актов в странах СНГ получит свое дальнейшее развитие. Это, на наш взгляд, связано со следующими факторами: а) функциони­рованием органов конституционной юрисдикции; б) необходимо­стью укрепления законности и правопорядка; в) движением стран СНГ к мировым и европейским стандартам в правопонимании и правоприменении; г) задачей построения на постсоветском пространстве правовой государственности.

§2. Понятие толкования

Термин «толкование» (интерпретация) весьма многозначен. Поня­тие «интерпретация» (лат. interpretatio разъяснение) раскры­вается через разъяснение, раскрытие сущности какого-либо явле­ния и употребляется неоднозначно. Интерпретация в широком смысле (sensu largo) это возможность познать знаки, которые передаются одним сознанием другому и усваиваются через внеш­ние проявления (тексты, речь, жесты и др.). Интерпретация в уз­ком смысле слова (sensu stricto) это разъяснение неоднозначно понимаемых субъектами познавательной деятельности письменных текстов и раскрытие их подлинного содержания.

В гуманитарных науках с помощью толкования обозначается способ познания различных объектов человеческой культуры или понимания языковых, т.е. письменных источников. Известный русский юрист Н.М.Коркунов отмечал: «Толкование, как и кри­тика, не составляет исключительной принадлежности юридичес­ких наук; напротив, оно встречается во всех науках, имеющих дело с письменными источниками, например, в истории, богословии» г. Именно в последнем смысле употребляется данный термин, ког­да речь идет о толковании права. Но сам термин «толкование пра-

го досвіду (квітень 1997 квітень 1999 року)//Там же, 1999. № 4; Шаповал В. Офіційне тлумачення як функція Конституційного Суду України (проблеми теорії)//Там же. 1999. № 3; Савенко М. Забезпечення прав і свобод людини і громадянина та їх захист органами конституційної юрисдикції//Право Украї­ни. 1999. № 2; Скомороха В. Окремі питання конституційної юстиції в Україні //Право України. 1999. № 12; Скомороха В. Конституційний Суд України: досвід і проблеми//Право України. 1999. № 1; Козюбра М.І. Науково-практичні про­блеми тлумачення законів України, роз'яснень Пленуму Верховного Суду// Вісник програми сприяння парламенту "України. № 6 (28). 16 червня 1997 p.; Копейчиков В.В. Теоретичні і практичні питання тлумачення Конституції// Вісник Академії правових наук України. 1996. № 7; Цвік М.В. Про офіційне тлумачення законів України//Там же. 1997. № 4(11); Смородинський В. Деякі питання судового тлумачення//Там же. 2000. № 4(23); Тихий В. Правотлума-чення Конституційним Судом України та правова природа його рішень//Вісник Конституційного Суду України. 2001. № 1; Шевчук Станіслав. Основи консти­туційної юриспруденції. Київ, 2001.

1 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. С. 343.

24


ва» может пониматься: во-первых, как определенный мыслитель­ный процесс, направленный на установление смысла (содержания) норм права. В таком понимании толкование права находит свое выражение в совокупности способов его интерпретации. Во-вто­рых, под толкованием понимается результат указанного мысли­тельного процесса, выраженный в совокупности суждений (грам­матических предложений), в которых раскрывается, отражается содержание толкуемых норм й. Например, в комментариях к Кон­ституции Украины, комментарии к Уголовному кодексу Украи­ны дается разъяснение каждой статьи.

Чтобы определиться с понятием толкования Конституции и законов, важно выяснить, как в теоретической литературе понима­ется термин «толкование», поскольку толкование Конституции и законов подчиняется общим закономерностям и методике интер­претационной деятельности по толкованию норм права. Заметим, что в юридической литературе нет единого понимания в отноше­нии объекта толкования, объема и видов толкования, его послед­ствий. Одни авторы применяют термин «толкование права»2 , иные считают, что толкованию подлежит не право или система норм, а соответствующий нормативно-правовой акт, и вполне резонно при­менять термины «толкование закона» или «толкование норматив­но-правового акта»3. Большинство авторов применяют термин «толкование норм права» 4.

В теоретической литературе нет однозначного понимания тер­мина «толкование права», «толкование норм права», их объема, содержания. Толкование права, по мнению А.С.Шабурова, это интеллектуально-волевая деятельность по установлению подлин­ного содержания правовых актов в целях их реализации и совер­шенствования 5. А.С.Пиголкин определяет толкование норм права как деятельность государственных органов, должностных лиц, общественных организаций, направленную на установление содержания норм права, на раскрытие выраженной в них воли социальных сил, стоящих у власти 6. А.В.Осипов определяет тол-

1  Черданцев А.Ф. Толкование права//Общая теория государства и права:
Академический курс. В 2 т. Том 2. Теория права. М., 1998. С, 323.

2  Лазарев В.В. Толкование права//Проблемы общей теории права и государ­
ства. Учебник для вузов. Под общей ред. В.С.Нерсесянца. М., 1999; Черданцев А.Ф.
Толкование права//Общая теория государства и права: Академический курс.
В 2 т. Том 2.; Теория права. М., 1998; Осипов А.В. Указ. соч. С. 440—458.

3  Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962; Гранат Н.Л.
Толкование норм права в правоприменительной деятельности органов внутрен­
них дел. М., 1991.

4  Шабуров А.С. Указ. соч.; Сырых В.М. Теория государства и права. М., 1998;
Соцуро Л.В. Указ. соч., Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998.

5  Шабуров А.С. Указ. соч. С. 358.

6  Пиголкин А.С. Толкование норм права//Общая теория права. М., 1995. С. 280.

25


іг


кование права как сложную и многогранную деятельность раз­личных субъектов, представляющая собой интеллектуальный про­цесс, направленный на познание и разъяснение правовых норм *. По мнению В.М.Сырых, «Толкование это познавательная дея­тельность, осуществляемая с целью установления содержания нормы» 2-. Р.В.Енгибарян и Ю.К.Краснов пишут: «Деятельность, направленная на установление содержания юридических норм, на­зывается толкованием норм права» 3. Это самое короткое опре­деление толкования правовых норм, даваемое в юридической литературе.

Толкование правовых норм может быть официальным и не­официальным. Официальное разъяснение Конституции, законов способствует единообразному их пониманию и применению, а в конечном счете, единству законности в стране. Оно может быть расширительным и ограничительным, аутентичным, комплексным, нормативным, казуальным, судебным, административным, обыден­ным и т.д.

Официальное толкование осуществляется уполномоченным на то государственным органом, формулируется в специальном акте и формально обязательно для определенного круга испол­нителей толкуемой нормы. При этом оно делится на норматив­ное и казуальное. Нормативное разъяснение обязательно для всех лиц и органов, подчиненных (подведомственных) органу, произ­водящему толкование, и распространяется на все случаи, предус­мотренные толкуемой нормой, обеспечивая тем самым единооб­разие и правильное проведение в жизнь ее предписаний. При этом нормативное разъяснение не должно содержать самостоятельные нормы права. Оно только устанавливает действительный смысл и сферу действия толкуемого акта, условия применения, права и обязанности субъектов права. Казуальным толкованием называ­ется официальное разъяснение смысла правовой нормы, которое дается судебным или иным компетентным органом по поводу конкретного дела и формально обязательно для его рассмотрения. Его целью является правильное решение дела. Оно может быть реализовано в зависимости от субъектов, их осуществляющих, в виде судебного или административного толкования.

Доктринальное толкование это неофициальное толкование, которое осуществляется правовой наукой, в том числе наукой конституционного права, специальными научно-исследовательс­кими юридическими учреждениями, учеными или их группами

1  Осипов А.В. Указ. соч. С. 440.

2  Сырых В.М. Указ. соч. С. 224.

3  Енгибарян Р.В., Краснов Ю.К. Теория государства и права. М., 1999. С. 226.


в статьях, монографиях, комментариях 1. «Его сила не в формаль­ной обязательности, а в убедительности, в авторитете тех лиц и организаций, которые осуществляют это толкование. Будучи тесно связано с практикой, оно призвано улучшить качество примене­ния закона, укреплять законность» 2. EL Лазаревский отмечал: «Под доктринальным толкованием разумеют раскрытие смысла законов, даваемое наукой права; обязательную силу оно имело лишь в некоторых странах, где право юристов признавалось са­мостоятельным источником» 3.

В теоретическом и практическом аспектах важно различать понятия «толкование правовых актов» и «официальное толкова­ние», несмотря на то, что они тесно взаимосвязаны. Само понятие «официальное толкование» в юридической науке было аргумен­тировано еще в советский период. Большой вклад в это внес вид­ный украинский юрист-теоретик П.Е.Недбайло, который первым назвал акты официального толкования правовых норм интерпре­тационными актами 4.

В литературе обоснованно подчеркивается, что авторы Консти­туции УССР избегали применять понятие «официальное толко­вание», когда речь шла о компетенции Президиума Верховного Совета УССР, Понятие «официальное толкование правовых норм» не является общепринятым. Оно отсутствует в юридической тео­рии и практике стран, право которых отнесено к англосаксонс­кой правовой системе. Причина заключается в том, что в этих странах доминирует позитивистское восприятие сущности права исключительно через признание и применение соответствующих правовых норм судебными органами, и подобная судебная «экс­пертиза» правовых норм считается самодостаточной как по со­держанию, так и по последствиям. К тому же в этих странах в сфере правотворчества важную роль играет судебный прецедент. Суды, применяя нормы законов или образовывая нормативные и обязательные прецеденты, толкуют соответствующие законы. Но при этом нет никакой необходимости признавать его, как обще­обязательное 5. Понятие официального толкования правовых актов почти не применялось и в романо-германской правовой системе. В этих странах достаточно сильны позиции идеологии юридического позитивизма, судебная власть имеет значительный

1  Пиголкин А.С. Толкование норм права. С. 288—293.

2  Там же. С. 293.

3  Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Том XXXIII.
Спб., 1901. С. 432.

4  Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С, 488.

5  Шаповал В. Офіційне тлумачення як функція Конституційного Суду Ук­
раїни (проблеми теорії)//Вісник Конституційного Суду України.1999. №3. С.53.


 


26


27


авторитет, и, соответственно, судебные решения являются своеоб­разной высшей апробацией правовых норм. В них формула «юрис­дикция национальных судов распространяется на все правоотно­шения внутригосударственного характера» уже давно стала аксиоматичной. Отсюда, как считает В.Н.Шаповал, любое судеб­ное решение основывается на казуальном толковании правовых норм, которые применяются. Такое толкование будет иметь обя­зательный характер в конкретном деле 1.

В настоящее время понятие «официальное толкование Кон­ституции и законов» нашло отражение в конституционном за­конодательстве многих стран и достаточно широко используется в государствоведческой литературе. Это относится и к норматив­ной системе Украины.

Проблема толкования конституции и законов на постсовет­ском пространстве стала одной из наиболее актуальных и слож­ных в конституционном праве многих странах СНГ. Ее разреше­ние имеет как теоретическое, так и практическое значение. Большое внимание толкованию правовых норм уделялось как в прошлом, т.е. в советской юридической науке, так и в настоящее время. Толкованию Конституции и законов Украины не только в практическом, но и теоретическом аспекте существенное вни­мание уделяют судьи Конституционного Суда Украины2. Они на сегодня лидируют в научном анализе данного вопроса. Пробле­мам толкования конституционного текста уделяют определенное внимание специалисты в области государствоведения, 3 теории государства и права 4 .

За время функционирования в Украине конституционной юстиции уже накоплен определенный опыт толкования Консти-

1  Шаповал В. Указ. соч. С. 53.

2  Тихий В. Офіційне тлумачення Конституції та законів України Конститу­
ційним Судом України//Вісник Конституційного Суду України. 1998. №4.;
Мартиненко П. Конституційний Суд України: повноваження у контексті дво­
річного досвіду (квітень 1997—квітень 1999 року)//Там же. 1999. №4; Шапо­
вал В. Офіційне тлумачення як функція Конституційного Суду України (про­
блеми теорії)//Там же. 1999. №3; Савенко М. Забезпечення прав і свобод людини
і громадянина та їх захист органами конституційної юрисдикції//Право Ук­
раїни. 1999. №2; Скомороха В. Окремі питання конституційної юстиції в Ук­
раїні/Право України. 1999. №12; Скомороха В. Конституційний Суд України:
досвід і проблеми//Право України. 1999. №1.

3  Тодика Ю.М., Марцеляк О.В. Конституційний Суд України і прокуратура в
конституційно-правовому механізмі забезпечення основних прав громадян.
X.,
1998; Кордун А. Правовая природа актов Конституционного Суда Украины//
Юридическая практика. 1998. №28. С. 7.

4  Загальна теорія держави і права / За ред. В.В.Копейчикова. К., 1997; Вла­
сов Ю.Л. Теоретичні проблеми визначення сутності тлумачення в правовій нау-
ці//Правова держава. Щорічник наукових праць Інституту держави і права
ім. В.М.Корецького НАН України. Вип.11. К., 2000. С. 54—61.

28


туции и законов. Вместе с тем в научном аспекте важно раскрыть значимость и необходимость толкования Основного Закона Ук­раины Конституционным Судом, соотношение его толкования с доктринальным, компетентным, судебным, аутентичным, неофици­альным и иными видами толкования другими субъектами интер­претационной деятельности. Важно проанализировать способы толкования, возможности и пределы нормативного и казуально­го толкования Конституции и законов Конституционным Судом Украины, раскрыть роль доктринального толкования в преодоле­нии разрыва между теорией и практикой толкования Конститу­ции Конституционным Судом Украины, т.е. о пределах толко­вания Основного Закона и факторах, их определяющих. Важно исследование юридической силы актов Конституционного Суда, их правовой природы, соотношения с актами, которые они интер­претируют. Следует при этом учитывать^ что вопрос толкования Конституции Украины непосредственно связан с обеспечением прав человека и гражданина, правоприменительной деятельностью государственных структур. Согласно ст. 147 Конституции Укра­ины Конституционный Суд решает вопросы о соответствии зако­нов и иных правовых актов Конституции Украины и дает офи­циальное толкование Конституции и законов Украины.

В теоретической литературе под толкованием норм права понимается деятельность государственных органов, должностных лиц, общественных организаций, отдельных граждан, направлен­ная на установление содержания норм права, на раскрытие вы­раженной в них воли социальных сил, стоящих у власти. В про­цессе толкования устанавливается смысл правовой нормы, ее основная цель и социальная направленность, возможные послед­ствия действия толкуемого акта, выясняются общественно исто­рическая обстановка его принятия, условия, в которых происхо­дит толкование.

В литературе по конституционному праву толкование кон­ституции определяется как даваемое уполномоченным консти­туцией органом общеобязательное разъяснение содержащихся в тексте конституции понятий, формулировок, норм 1, или как деятельность государственных органов, различных организаций и отдельных граждан, направленная на разъяснение и уяснение смысла и содержания воли конституционного законодателя, вы­раженной в нормах конституции 2. Бывший член Конституции

1  Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права,
М., 1998. С. 458.

2  Конституционное (государственное) право: Справочник / Под ред. В.И.Ла-
фитского. М„, 1995. С. 162.

29


онного Суда Республики Молдова Н.Осмокеску считает толко­вание «деятельностью, проводимой в целях точного определения смысла юридической нормы, а также правильного и единого при­менения к правовым ситуациям» 1.

В конституционном законодательстве большинства стран СНГ не содержится определения понятия «толкование конституции и законов». Но в Кыргызстане, парламент согласно п. 3 ст, 58 Кон­ституции Кыргызской Республики осуществляет «официальное толкование Конституции и принятых им законов» 2. В Законе «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» ин­ституту толкования посвящается специальная глава (VII). Под толкованием в законе понимаются оформляемые в специальном акте необходимые разъяснения положений нормативных право­вых актов в случае обнаружения неясностей, неправильностей и противоречий практики их применения3. Законом «О Консти­туционном Суде Украины» устанавливается, что основанием для конституционного представления об официальном толковании Конституции Украины и законов является практическая необхо­димость в выяснении или разъяснении, официальной интерпре­тации Конституции Украины и законов Украины (ст. 93), а для конституционного обращения по этому же вопросу наличие неоднозначного применения положений Конституции и законов Украины судами, другими органами государственной власти, если субъект права на конституционное обращение считает, что это может привести или уже привело к нарушению его конституци­онных прав и свобод (ст. 94)4 . В федеральном конституционном законе России «О Конституционном Суде Российской Федерации» только отмечается, что толкованием Конституционного Суда пре­одолевается неопределенность в понимании положений Консти­туции Российской Федерации (ст. 36). Таким образом, в Законе Украины о Конституционном Суде более детально и четко дает­ся понятие конституционного толкования и его основания.

В литературе подчеркивается, что в соответствии с теоретичес­ким постулатом, предметом любого толкования являются нормы, которые содержатся в правовых актах, а не сами акты или отдель­ные их положения. Но в конституциях или в специальных зако­нах, которые предусматривают возможность официального тол­кования, его предметом определяются именно соответствующие нормативно-правовые акты. Примером этого служат ст. 150

1  Официальный Монитор Республики Молдова, 1996. №16. Ст. 13.

2  Новые конституции стран СНГ и Балтии. М., 1997. С. 291.

3  Ведомости Жогорку Кенеша Кырзыской Республики. 1996. №49. Ст. 272.

4  Вісник Конституційного Суду України. 1997, №1.


Конституции Украины и ст. 13 Закона «О Конституционном Суде Украины». Так, ст.150 Конституции устанавливает «официальное толкование Конституции и законов Украины, а не их отдельных норм.

Толкование как процесс придания определенного значения языковым выражениям Конституции, законов, иных норматив­но-правовых актов присутствует на всех стадиях правовой рег­ламентации: в ходе правотворчества, систематизации законода­тельства, при разных формах его осуществления. Но наибольшее значение толкование юридических норм имеет в правопримени­тельном процессе 1.

Толкование Конституции и законов особый вид правовой деятельности Конституционного Суда Украины, иных органов государственной власти, других субъектов права, направленное на охрану Основного Закона, обеспечение стабильности консти­туционного строя, гарантирование прав человека и граждани­на, всех форм реализации права, на предупреждение правона­рушений, разрешение правовых коллизий.

Толкование Конституционным Судом вид правовой деятель­ности высокого юридического уровня, поскольку акты толкования Конституции и законов имеют силу последних. Конституционное толкование носит официальный характер, исходит от компетент­ного государственного органа, имеющего право его осуществлять, закреплено в качестве самостоятельного полномочия Конституци­онного Суда, реализуемого путем принятия в порядке особого раз­бирательства решения о толковании конституционной нормы.

Толкование Конституции это как уяснение, так и разъяс­нение конституционной нормы. Оно выступает в качестве сред­ства разрешения и предотвращения юридических коллизий.

Статья 150 Конституции Украины закрепила специальное право давать официальное толкование Конституции и законов Украины только за Конституционным Судом Украины. В срав­нении с прежними, советскими конституциями, Конституция Украины 1996 года полностью лишает какие-либо государствен­ные органы, кроме Конституционного Суда, возможности давать официальное, обязательное к исполнению толкование Основного Закона. Это связано прежде всего с установлением системы сдер-жек и противовесов, когда в соответствии с принципом разделе­ния властей, закрепленного в ст. 6 Конституции Украины, ни за­конодательная, ни исполнительная ветвь государственной власти не могут под видом толкования Конституции устанавливать угод­ные им правовые нормы. Доверие в этом отношении оказано

Черданцев А.Ф. Толкование права. С. 324.


 


ЗО


31


Конституционному Суду Украины. Но и он не может по собствен­ной инициативе осуществлять толкование Конституции, посколь­ку в Законе «О Конституционном Суде Украины» четко указы­ваются субъекты права на конституционное представление по вопросу об официальном толковании Конституции и законов Украины: Президент Украины, не менее 45 народных депутатов, Уполномоченный Верховной Рады по правам человека, Верхов­ный Суд, Кабинет Министров, другие органы государственной власти, Верховная Рада Автономной Республики Крым, органы местного самоуправления (ст. 41). Закон предусматривает возмож­ность официального толкования через ходатайство в Конститу­ционный Суд о необходимости в официальном толковании Кон­ституции и законов Украины в целях обеспечения реализации или защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также прав юридического лица. Субъектами такого права яв­ляются граждане Украины, иностранцы, лица без гражданства и юридические лица.

Официальное толкование Конституционного Суда может быть как нормативным, так и казуальным. В основном это ка­зуальное толкование, поскольку речь идет главным образом о запросах в Суд компетентных органов и лиц по поводу соответ­ствия Конституции законов, иных нормативно-правовых актов и нормы Конституции Украины толкуются применительно к кон­кретной ситуации. Когда же имеется прямой запрос о толкова­нии соответствующих конституционных норм, то это уже норма­тивное конституционное толкование. Казуальное толкование имеет место тогда, когда Конституционный Суд выносит решения: а) по спорам о компетенции; б) по жалобам на нарушение кон­ституционных прав и свобод граждан; в) по запросам судов о кон­ституционности законов, применяемых или подлежащих приме­нению в конкретном деле.

Нормативное же толкование Конституционного Суда прояв­ляется прежде всего тогда, когда обнаруживается различное понимание конституционных норм высшими органами государ­ственной власти, возникают конфликты и разногласия, склады­вается различная практика. Нормативное толкование отличается от казуального и по такому признаку, что первое распространя­ется на неопределенно большое число случаев, а второе рассчи­тано на тот казус, который стал предметом разбирательства. Вместе с тем имеется точка зрения, что официальное казуаль­ное толкование Конституционным: Судом всегда имеет юриди­ческое значение для всех отношений, аналогичных тем, которые стали поводом для соответствующих разъяснений по конкрет-

32


ной ситуации г. Такая позиция имеет право на существование, поскольку казуальное толкование Конституции также являет­ся официальным и в определенном смысле общеобязательным. И это подтверждает практика деятельности конституционных су­дов стран СНГ. Кроме того, данный вид толкования в объеме его интерпретационной деятельности имеет достаточно большой вес.

Толкование конституционных норм происходит не произволь­но, а в соответствии с четко определенными процедурами. При этом используются апробированные практикой способы толко­вания: грамматический, историко-политический, системный, логический, телеологический. Толкование осуществляется в фор­ме нормативного и казуального толкования. Целью интерпрета­ционной деятельности Конституционного Суда Украины являет­ся прежде всего обеспечение конституционной законности.

Официальное толкование Конституции и законов Украины органом конституционной юрисдикции это деятельность Кон­ституционного Суда в рамках законодательно установленных процедур с помощью апробированных наукой и практикой при­емов и способов по преодолению неопределенности понимания Конституции и законов Украины в форме нормативной или ка­зуальной интерпретации с целью обеспечения конституционной законности и конституционного правопорядка в стране.

Толкование Конституции и законов осуществляется на опре­деленных концептуальных началах. В основу существующих концепций толкования права положен юридический догмат воли, который остается краеугольным камнем отечественной доктри­ны. Он претерпел определенную трансформацию и сейчас не сво­дится только к еще недавно безраздельно господствующему по­стулату «о воле экономически господствующего класса» или «воле всего народа», выражением которого является Конституция или вся система позитивного права 2. Традиционно отечественная теория толкования и практика правоприменения акцентируют внимание на необходимости выяснения либо воли конституци­онного (и обычного) законодателя, либо воли и смысла самой Кон­ституции (обычного закона)3.

1  Хабриева Т.Я. Указ. соч. С. 28, 31.

2  Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской
Федерации: теоретические и практические проблемы//Государство и право.
1988.
№5. С. 6.

3  Гредескул Н.А. Учение об осуществлении права. X., 1909; Васьковский Е.В.
Руководство к толкованию и применению законов. М.,
1913; Шершеневич Г.Ф.
Учебник русского гражданского права. М., 1907; Коркунов Н.М. Лекции по общей
теории права. С.-Пб., 1909; Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в
СССР. М., 1962; Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976;

33

З     Ю.Н. Тодыка


Разрабатывая проблему официального толкования Конститу­ции и законов Украины, безусловно, необходимо учитывать зару­бежный опыт интепретационной деятельности органов конститу­ционной юрисдикции, которые при реализации своих полномочий обращаются к конституции страны, верховенство которой в пра­вовой системе они обязаны обеспечить. А это неизбежно связано с толкованием конституции: при рассмотрении конституционной жалобы на нарушение конституционных прав и свобод; при про­верке конституционности закона; разрешении спора о конститу­ционной компетенции. При этом в ряде стран органы конститу­ционной юрисдикции обладают правом давать общеобязательное официальное толкование конституции. Это в основном страны Центральной и Восточной Европы Албания, Болгария, Венгрия, Словакия, многие республики бывшего СССР. В законе о Консти­туционном Суде Испании (ст. 1) данный орган характеризуется как «верховный толкователь Конституции». Федеральный Кон­ституционный Суд ФРГ выносит решения «о толковании насто­ящего Основного Закона в связи со спорами об объеме прав и обязанностей высшего федерального органа или других сторон, наделенных собственными правами настоящим Основным Зако­ном или Регламентом высшего федерального органа» (п. 1ч. 1 ст. 93)1.

Практика нормативного регулирования работы органов кон­ституционной юрисдикции свидетельствует, что правовое регули­рование их деятельности по толкованию Конституции имеет существенное значение для обеспечения в этих странах консти­туционной законности и конституционного правопорядка, стабиль­ности конституционного строя. По данной модели закрепления интерпретационной деятельности идут страны СНГ, в том числе и Украина.

В процессе толкования правовой нормы происходит ее уясне­ние лицом, осуществляющим его толкование. Уяснение это процесс понимания, осознания содержания норм «для себя» 2. Каждый, кто толкует норму права, руководствуется своим пра­восознанием, знанием правил языка, смысла и значения использу-

Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979; Насырова Т.Я. Теле­ологическое (целевое) толкование советского закона. Казань; 1988; Хабриева Т.Я. Правовая охрана Конституции. Казань, 1995; Белкин А.А. Теоретические, пра­вотворческие и правоприменительные проблемы конституционной охраны. М., 1995; Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд. М., 1997.

1  Конституции государств Европейского Союза. М., 1997. С. 213.

2  Шабуров А.С. Указ. соч. С. 358.

34


емых в тексте нормативно-правового акта терминов и понятий. С помощью приемов толкования интерпретатор исследует норму права, познает ее содержание, получает представление о ней. Зна­ние приемов интерпретационной деятельности уберегает от оши­бок, поверхностного и одностороннего выяснения смысла норм, помогает вырабатывать правильный подход к их анализу. «Уяс­няя смысл и социальное назначение правовой нормы, интерпре­татор исследует: 1) саму норму; 2) ее правовые связи, то есть вза­имоотношение с другими юридическими предписаниями и правовыми принципами; 3) ее внеправовые связи с другими об­щественными явлениями» 1. Уяснение характеризует гносеоло­гический аспект толкования, направленного на познание права. Это внутренний мыслительный процесс, происходящий в созна­нии субъекта, который применяет правовую норму. Это уяснение для себя и внутри себя, и оно поэтому не имеет внешних форм выражения. Уяснение необходимое условие реализации права во всех его формах: при соблюдении, исполнении и использовании. От правильности, полноты и юридической точности уяснения пра­вовых норм во многом зависит эффект реализации права.

Толкование уяснение содержания правовой нормы состоит из четырех взаимосвязанных процедур: а) установления подлин­ности и достоверности правового акта, подлежащего изучению;

б) уяснения текста нормативно-правового акта, т.е. его «буквы»;

в) выяснения воли правотворческого органа, выраженной в тек­
сте нормативно-правового акта, или его «духа»; г) конструирова­
ния логической структуры правовой нормы на основе норматив­
но-правовых предписаний, содержащихся в тексте акта2
.

Уяснение правовой нормы значительно эффективнее осуще­ствляет лицо, обладающее высокой общей эрудицией, профессио­нальной подготовленностью к восприятию юридического текста. Индивидуально усвоенные навыки и умения юриста позволяют ему, как правило, достаточно быстро и грамотно усвоить смысл того или иного правового предписания. И наоборот, низкая правовая культура лица, интерпретирующего закон, не позволяет ему уяс­нить содержание правовых норм.

Разъяснение вторая часть единого процесса толкования права. Оно продолжение мыслительной деятельности по уяс­нению правовых предписаний и адресовано уже не себе, как при уяснении, а другим участникам социальных связей. При разъяс­нении объективируются результаты уяснения правовых норм, которые находят выражение в официальных актах, документах,

1   Пиголкин А.С. Толкование норм права. С. 284.

2   Сырых В.М. Указ. соч. С. 226.

35


советах, рекомендациях. Они материализуются в устной или пись­менной форме. Толкование в виде разъяснения норм права, осу­ществляемое государственными органами и должностными лица­ми, нередко составляет важнейшее направление их деятельности и способствует устранению неясностей и возможных ошибок в правоприменительной деятельности. Например, работа Консти­туционного Суда Украины по разъяснению положений Консти­туции и законов Украины является одной из его важнейших функций. Среди общественных структур в праворазъяснительной работе особая роль принадлежит адвокатуре. Результаты разъяс­нения государственных органов подлежат оформлению в виде официального акта и являются обязательными для лиц, которым дано такое толкование. Уяснение и разъяснение две взаимо­связанные стороны процесса толкования.

«Толкование-разъяснение» деятельность по изложению и доведению до сведения иных лиц познанного смысла права. «Эта деятельность, естественно, возможна только после уяснения смысла права интерпретатором «для себя». Разъяснение выступает, во-первых, как интеллектуально-волевой процесс интерпретации и, во-вторых, как его результат в виде акта толкования (постанов­ление, разъяснение, инструкция и т.д.)» 1. Оно раскрывает, «рас-предмечивает» предшествующую познавательную деятельность в форме суждений, понятий, умозаключений. Цель разъяснения словесное обоснование смысла интерпретируемых норм «путем конкретизации правовых требований, развертывания их содержа­ния до уровня дополнительной ясности» 2.

Особенностью права является его действенность, поскольку закон живет тогда, когда он реализуется в поведении людей. Но реализация правового императива возможна только в случае по­нимания адресатом его содержания, перехода его во внутреннее желание, сознание индивида. Не случайно для права, правового регулирования характерной является презумпция знания зако­на, т.е. предположение, что субъекты права, его адресаты знают содержание правовых предписаний. А это неизбежно предпола­гает их толкование. Конституция Украины (ч.2 ст. 68) устанав­ливает, что незнание законов не освобождает от юридической ответственности.

Но уяснение содержания правовых предписаний возможно и вне связи с их осуществлением. Таково научное истолкование древних источников права, например законов Хаммурапи, Русской


Правды и т.д. Подобное уяснение текстов нормативных актов ничем не отличается от понимания содержания любых иных письменных источников. В частности, законы XII таблиц, древ­нейший памятник римского права, изучают и понимают не по тексту самого акта, а по цитатам и пересказам более поздних авторов. Подобное толкование не может быть оценено как спе­цифическая деятельность юристов *.

Толкование правовой нормы, как правило, связано с решени­ем конкретной ситуации. Мысленно прилагая толкуемую норму к соответствующему случаю, субъект толкования устанавливает, применима ли она к данному случаю. Тем самым он познает пра­вовую норму. Тесное переплетение толкования закона и исследо­вания фактических обстоятельств дела, подлежащего решению, по­зволяет понять смысл соответствующих положений, терминов, их применимость к определенной категории дел. Конкретные фак­ты помогают выяснить определенные аспекты исследуемой нор­мы, которые не всегда ясно видны при изолированном ее рассмот­рении.

Специфика толкования как процесса познания определяется особенностями объекта познания (норм права). Правовые нормы не относятся к материальным, вещественным объектам, их содер­жание недоступно непосредственному восприятию с помощью органов чувств. Их невозможно увидеть, поскольку видны толь­ко знаки соответствующего языка, которые ничего не скажут субъекту, не знакомому с данным языком. Только мышление (опосредованное познание оперирующее понятиями, суждениями, умозаключениями) может постигнуть смысл правовой нормы. В процессе толкования интерпретатор рассуждает, умозаключает, опираясь на одни знания, выводит другие, отражающие содержа­ние норм права. Толкование как форма интеллектуальной дея­тельности, находит свое выражение в языковой форме. Надо учи­тывать и то, что каждая норма права является частью правовой системы и связана с другими нормами права. Правовые нормы имеют свой генезис (происхождение), знания о котором также используются при толковании.

На процесс реализации правовых предписаний влияют мно­гие факторы. Соответственно, их следует учитывать при толкова­нии. Таким образом, в процессе толкования смысл правовых норм постигается через посредство знания языка, на котором они сфор­мулированы, знаний о системных связях норм права, знаний об их происхождении. Толкование как процесс познания это не


 


1   Вопленко Н.Н. Толкование права//Общая теория права. Курс лекций.
Нижний Новгород, 1993. С. 371.

2   Там же. С. 371.


1 Шабуров А.С. Указ. соч. С. 360.


 


36


37


только объективный процесс, поскольку объект познания не за­висит от познающего субъекта, но и субъективный, ибо он осуще­ствляется конкретным субъектом, а его результат находит выра­жение в субъективных формах мышления (понятиях, суждениях). Субъекты, которые осуществляют толкование права, имеют раз­личные умственные способности, уровень профессиональной под­готовки, индивидуального опыта. Эти свойства могут быть источ­ником заблуждений, ошибок, одностороннего, неправильного понимания норм права. Субъект толкования является носителем соответствующей идеологии, правосознания, морали, представите­лей определенного класса1. Все это влияет на результаты толко­вания,

§3. Необходимость, значение и цели толкования

Реализация права, т.е. претворение правовых предписаний в жизнь, в поведение граждан, невозможно без уяснения содержа­ния правовых норм, выяснения воли законодателя, заключенной в них. Толкование правовых норм необходимый и важный элемент правореализационного процесса, в том числе, правопри­менения. Прежде чем применять ту или иную норму права, надо уяснить ее подлинный смысл, а в некоторых случаях и разъяс­нить. Н.М. Коркунов отмечал: «Толкование разъясняет смысл отдельных юридических норм. Не выяснив смысла нормы, нельзя ее и применять. Поэтому толкование есть безусловно необходи­мое условие применения юридических норм» 2. Толкование при­звано противодействовать попыткам отойти от смысла правовых норм, противопоставить дух и букву закона, выяснить то, что за­конодатель сформулировал. Главная задача толкования обес­печить охрану и всемерное укрепление законности.

Толкование правовых норм объективно необходимо. Это вы­текает прежде всего из специфики права как системы норматив­ной регламентации. Речь идет о таких его свойствах как норма­тивность, общеобязательность, системность, формальная определен­ность, возможность государственного принуждения за нарушение правовых предписаний. Основу права составляют правовые нор­мы правила общего характера. При этом нормативность пра­ва особого рода, поскольку это равный масштаб, применяемый к неравным людям. Но поскольку закон является всеобщим, а слу­чай, к которому он применяется, единичен, а субъекты, его ре­ализующие, индивидуальны, необходимо толкование общей нормы, выяснение того, можно ли использовать ее в конкретном


случае и по отношению к конкретным субъектам. Субъект реа­лизации права всегда «применяет» общее правило к конкретным фактам, личности, учитывая особенности места, времени и т.д. Ис­толковывая правовую норму, этот субъект тем самым определя­ет, а применима ли она и в какой мере к данному конкретному случаю, к конкретному человеку. Подведение под единичное об­щего невозможно без уяснения последнего 1,

А.Ф.Черданцев обоснованно отмечает, что нормы права реа­лизуются в конкретных действиях субъектов, которые применя­ются к конкретным ситуациям. Поэтому при их осуществлении и в ходе правоприменения возникает необходимость конкрети­зировать те или иные содержательные элементы нормы права, выраженные в общей и абстрактной форме, и таким образом приблизить содержание норм права к конкретным ситуациям. В процессе толкования общие и абстрактные нормы переводятся на язык более конкретных высказываний, «не вызывающих со­мнения об относимости толкуемой нормы именно к данной ситу­ации, подлежащей юридическому разрешению» 2. Не исключено появление в общественной жизни и новых жизненных ситуаций, которых не было при создании закона или же они не получили существенного развития, распространение ситуаций, которые кон­кретно не имел в виду законодатель, но в силу абстрактного ха­рактера норм права охватил их регулированием. «Появление таких новых жизненных ситуаций, оказавшихся урегулирован­ными нормами права в силу общего характера последних, также порождает разнообразные вопросы, требующие ответа путем тол­кования норм» 3.

Необходимость их толкования обусловливается и тем, что право представляет собой специфическое общественное явление, обладающее своими закономерностями развития, формами прояв­ления и реализации, структурой, принципами, способами и типа­ми регулирования. Эта специфика требует особой деятельности по выяснению содержания права. Речь идет не только о толкова­нии, понимании специальных юридических терминов, но об уче­те особенностей правового регулирования. Необходимость толко­вания обусловливается и возможными противоречиями между формой и содержанием права. Содержание права находит выра­жение в нормативно-правовых актах, которые не всегда правиль­но выражают волю законодателя. Низкий уровень юридической техники приводит к пробелам, противоречиям, искажению содер-


 


1   Черданцев А.Ф. Толкование права. С. 325—326.

2   Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 347.


1   Шабуров А.С. Указ.соч. С.360—361.

2   Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979. Сб.

3   Там же. С.7.


 


38


39


жания права. В таких случаях именно толкование правовых норм является важнейшим инструментом познания подлинного содер­жания правовых предписаний. Толкование права необходимо и в силу противоречия между формальным характером юридичес­ких норм и динамикой общественных отношений. В силу фор­мальной определенности юридические предписания остаются неизменными, стабильными до их изменения. В то же время жизнь постоянно изменяется. Поэтому нередко закон применяется в значительно изменившихся по сравнению с моментом его изда­ния условиях 1.

Важность толкования правовых норм обусловлена особеннос­тями внешнего их оформления, их языково-логической и «юриди­ческой» формой. Толкование права отчасти необходимо в силу тех же причин, что и толкование любого языкового текста. Норма права представляет собой мысль законодателя о должном или возмож­ном поведении субъектов права. Любая мысль не существует без материальной оболочки. Она формируется, фиксируется, переда­ется одним человеком другому в форме слов и их сочетаний. С помощью языка мысль обретает материальную, чувственно вос­принимаемую форму, становится непосредственной действитель­ностью мысли для говорящего и слушающего, для пишущего и читающего 2.

Необходимость толкования обусловлена и тем, что одно и то же слово или группа слов могут выражать совершенно разные понятия. В нормативно-правовых актах применяются термины, имеющие специально юридическое значение. Одно и то же поня­тие может быть выражено различными словами-синонимами. Необходимость толкования нормативно-правовых актов обуслов­лена и применением специальных юридических терминов или терминов других отраслей знания, не имеющих аналогов в оби­ходной речи. Кроме того, в формировании нормативных велений могут применяться понятия различной степени определенно­сти 3. «Норма права в силу своей абстрактности может учитывать не только факты, возникновение которых предвидел законодатель, но под ее действие могут подпадать и непредвиденные законода­телем вновь появляющиеся факты и ситуации. «Непредвидение» здесь, конечно, относительно. «Непредвидение» только в конкрет­ности, обобщенности» 4.

1   Шабуров А.С. Указ.соч. С.361.

2   Спиркин А.Т. Происхождение языка и его роль в формировании мышле-
ния//Мышление и язык. М., 1957. С.6869.

3   Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С.9.

4   Там же. С.26.

40


Если учитывать, что нормы права толкуются, в основном, при­менительно к конкретным ситуациям, то появление новых ситу­аций, которых не было в момент издания нормы, в определенной мере способствует «движению», «развертыванию» правовой нор­мы. Это «движение» конкретности в рамках абстрактности. По­явление новых фактов «обогащает» содержание общей и абстракт­ной нормы. Развитие и изменение содержания особенно присуще тем правовым нормам, в формулировках которых содержатся оценочные термины. «Содержание понятий, обозначенных оценоч­ными терминами, меняется вместе с изменением социально-по­литической и экономической обстановки. Меняется потому, что меняются критерии социальной оценки тех или иных явлений, обозначенных этими терминами» *. Если при толковании встать на позиции динамической теории толкования, то «самодвижение» содержания нормы права становится очевидным. Но «такое при­спосабливающее толкование с точки зрения законности недопус­тимо, в особенности в тех случаях, когда законодательство свое­временно обновляется» 2.

Необходимость толкования правовых норм вытекает из та­кого их свойства как системность. Нормы права регулируют со­циальные отношения не изолированно друг от друга, а совместно, в определенной совокупности. Между ними имеются определен­ные связи, вытекающие из их специализации, «разделения тру­да» между ними. Действительное содержание правовой нормы не­редко зависит от других логически связанных норм. «Другие нормы, связанные с толкуемой нормой, могут сужать или расши­рять ее содержание. Игнорирование функциональных связей норм права, которые проявляются в логических связях норматив­ных велений, приведет к неверному пониманию содержания тол­куемых норм. Связи же эти могут быть самыми разнообразны­ми 3. Особенно это важно при толковании текста Конституции, где все нормы тесно, системно между собой взаимосвязаны. Как, например, можно отдельно толковать статьи второго раздела Кон­ституции Украины, посвященного основным правам и свободам человека и гражданина, в отрыве от ст.З Основного Закона, за­крепившей концептуальную идею, что права человека в Украине представляют собой наивысшую социальную ценность.

Толкование норм права объективно необходимо в связи со спецификой языка правовых актов. Хотя правовые предписания и выражаются на естественном языке соответствующего народа,

1  Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С.26.

2  Там же. С.26.

3  Там же. С.11.

4     Ю.Н. Тодыка

41


но в силу ряда особенностей их формулирования (использование абстрактных понятий, специальных оценочных терминов), систем­ности права возникает необходимость интерпретации этих пра­вовых предписаний. «Для науки права наибольшее значение имеет понятие интерпретации как раскрытие смысла предписания в целом и отдельных терминов, из которых оно складывается с помощью других понятий и суждений, заключенных в предло­жениях естественного языка, состоящих из слов обыденного зна­чения и специальных юридических терминов. Интерпретация пра­ва означает, следовательно, перевод его абстрактных предписаний на более понятный и доступный язык более конкретных поня­тий и суждений, выраженных в точной терминологии» *.

Следует учитывать, что толкование это процесс, который идет от более абстрактных знаний к конкретным знаниям и практике. Переход от конкретного к абстрактному совершает законодатель в ходе познания конкретной действительности и формулирования абстрактных норм, отражающих эту действитель­ность. В процессе же толкования наблюдается обратный про­цесс переход от абстрактно выраженных норм к более конк­ретным положениям, раскрывающим содержание норм права, а от этих положений к конкретным ситуациям, реализуемым нормами права. «Более конкретные положения, раскрывающие смысл нормы, являются связующим звеном между абстрактной нормой и индивидуальной ситуацией, они облегчают переход от абстрактной нормы к индивидуальным ситуациям, на которые распространяется эта норма» 2.

Конституционному Суду Украины, толкуя соответствующую конституционную норму, как правило, имеющую абстрактный характер, приходится ее интерпретировать применительно к кон­кретной правовой ситуации. Это довольно сложная аналитичес­кая работа, включающая в себя анализ специальных юридичес­ких терминов, уяснение воли законодателя и т.д.

Абстрактная «норма», пишет С.И.Братусь, — зачастую не может быть применена к конкретному жизненному случаю. Она нуждается для этого в опосредовании другими нормами, явля­ющимися также общими, но более детализированными правила­ми. Эти правила охватывают в своей совокупности регулируемые данной нормой отношения» 3. При выведении одних норм из других как акте интерпретации важно, чтобы выводимая норма была более конкретной и целиком бы поглощалась более общей

1  Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.28.

2  Там же. С.41.

3  Теоретические вопросы систематизации советского законодательства. С Л 52.

42


нормой, из которой она выводится, и логически следовала бы из этой нормы. Формулирование же более конкретных норм, когда они логически «не следуют» из других более общих или их дей­ствие выходит за сферу регулирования этих более общих норм, превращается из интерпретации в правотворчество *.

Необходимость толкования правовых норм связана прежде всего с задачей их реализации. Толкование непосредственно свя­зано с реализацией права. Любая форма этой реализации пред­полагает юридическую оценку действий, в которых осуществля­ются нормы права. Юридическая квалификация в свою очередь невозможна без знания и усвоения правовых предписаний. Так, реализация конституционных норм, различное их применение и понимание является основанием (при наличии обращения упол­номоченного субъекта) рассмотрения Конституционным Судом Украины дела о толковании той или иной нормы Конституции Украины в форме нормативного или казуального толкования.

Следует отметить, что для юридической науки всегда был актуальным вопрос, все ли нормы права нуждаются в толкова­нии или же этого требуют только неясные, так называемые «тем­ные нормы»? Известный русский юрист Н.А. Гредескул утверж­дал: «Толкование соотносительно с темнотой или неясностью законов: оно начинается там, где начинается темнота, и возраста­ет в трудности по мере усиления последней» 2. A.M. Гуляев воз­ражал ему и считал, что всякий закон, а не только неясный, под­лежит толкованию. В современной юридической литературе господствует мнение, что толкованию-уяснению подлежат все нормы права, но «интенсивность подобного толкования зависит от индивидуального правосознания конкретных лиц» 3. Позиция, что надо толковать только неясные нормы, а ясным же, понят­ным толкования не требуется, является весьма спорной. Ведь для определения, является ли данная норма ясной, понятной, ее надо уяснить, понять. Иного не дано. Отмечая необходимость толко­вания закона, П.А. Сорокин указывал: «Когда закон точен, ясен и вполне определен, тогда не возможны его различные толкова­ния; тогда каждый может легко определить, чего он хочет. Но издание такого закона, свободного от всякой неопределенности и неясности, дело очень трудное. Самые совершенные законы не­редко вызывают различное толкование» 4.

1  Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.42—43.

2  Гредескул Н.А. К учению об осуществлении права. Харьков, 1900. С.158.

3  Черданцев А.Ф. Указ соч. С.12—13.

4  Сорокин П.А. Элементарный учебник общей теории права в связи с теори­
ей государства. С 721. Цит. по кн.: Хропанюк В.Н. Теория государства и пра­
ва: Хрестоматия. М., 1998. С. 718.

4*

43


В современной юридической литературе господствующей яв­ляется точка зрения, что в толковании нуждается любой закон, что толкование имеет место в любом правоприменительном про­цессе. Но такая позиция разделяется не всеми. Некоторые авто­ры считают, что толкование права имеет место только в опреде­ленных случаях, например, неясности и противоречивости законов. Соответственно, если при непротиворечивом восприятии (прочте­нии) законов сомнений не возникает, то и толкования не требует­ся. Но при попытке более точного анализа терминов «ясное» и «понятное» самым неясным и непонятным оказывается, что же такое ясное и понятное. Здесь наличествует апелляция к субъек­тивным моментам, поскольку то, что является ясным и понят­ным для одного, может оказаться неясным и непонятным для другого. Аргументом в пользу того, что толкованию подлежит любой закон, служит и то, что необходимость толкования выте­кает из диалектики соотношения норм права и действительнос­ти. Правовые нормы носят общий и абстрактный характер, что дает возможность охватить правовым регулированием множество конкретных ситуаций, отношений, которые всегда отличаются друг от друга в том или ином аспекте. Разнообразие ситуаций порож­дает массу юридических вопросов, ответы на которые призвано дать толкование х. «Особенность формулирования норм права (краткость, лаконичность, специальная терминология и т.п.), их смысловые связи с другими нормами, отсылки к иным соци­альным нормам и оценкам, а иногда и недостатки законодатель­ной техники порождают необходимость толкования» 2.

Ясность или неясность норм права в значительной мере за­висит от выражений и формулировок текста, от их функций и целей. Например, Конституция Украины, ставящая важные зада­чи построения в Украине демократического, правового, социаль­ного государства, обеспечение прав и свобод человека и гражда­нина, обращенная к множеству субъектов права, в том числе и международного, снабженная развернутой преамбулой, разъясня­ющая цель принятия Основного Закона, более доступна для по­нимания граждан, чем акт, который предназначен для узкого круга субъектов.

Текст правовой нормы остается неясным, если не учитывать ее связи с другими нормативными установлениями. Кроме того, «даже ясная по своим выражениям правовая норма иногда мо­жет стать неясной, двусмысленной с точки зрения ее цели» 3.

1 Черданцев А.Ф. Толкование права. С.324.

2 Там же. С.324.

3  Василов Л. Гражданское право Народной Республики Болгарии. М., 1958. С.94.


Такая ситуация, как правильно отмечает Т.Я.Насырова, если ис­ходить из отрицания необходимости толкования всех правовых норм, может привести к нарушению закона 1. Например, при кон­кретизации положений закона возможно издание акта, который вследствие непонимания цели, будет противоречить его общему смыслу. Определение цели нормативно-правовых актов состав­ной элемент установления смысла и содержания правовых норм. Толкование нормы средство ее правильного понимания, уста­новления ее истинного смысла. А это, безусловно, предполагает уяснение при толковании цели соответствующих правовых норм и институтов права.

Толкование правовых норм преследует определенные цели. Его задача в том, чтобы уяснить и разъяснить правовые предпи­сания. Известный русский юрист Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «сущность процесса толкования заключается в уяснении содер­жания норм права» 2. Толкование оказывает существенное вли­яние на юридическую практику. Поэтому в теоретическом и практическом аспектах важно выяснить природу толкования права. В юридической литературе отмечается, что наряду с основ­ными формами правовой деятельности имеются вспомогательные, назначение которых состоит в обслуживании (обеспечении) пра­вотворчества, оперативно-исполнительной и правоохранительной работы с целью повышения их эффективности 3. Толкование по своей сущности и функциональному предназначению относится к вспомогательной форме правовой деятельности, значимость которой на современном этапе существенно повышается в связи с принятием новой Конституции Украины, преобразованиями в правовой системе страны, возрастанием роли права в решении проблем государственного строительства.

Право толковать законы, иные нормативно-правовые акты может быть реализовано в следующих целях: а) в познаватель­ных, когда гражданин желает знать, какие нормы действуют в той или иной сфере общественных отношений, для того, чтобы поступать в соответствии с правовыми предписаниями; б) прак­тических для разрешения конкретной проблемы; в) для разъяс­нения правовых норм другим лицам; г) для устранения колли­зий правовых норм.

1   Насырова Т.Я. Указ.соч. С.11 —12,

2   Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М„ 1912. С. 723.

3   Вопленко Н.Н. Праворазъяснение в системе правовых форм государствен­
ной деятельности//Юридическая деятельность, структура, виды. Ярославль, 1989
С. 49.


 


44


45


В научном аспекте важно определиться в том, что является объектом толкования в праве. В качестве такового выступает закон или иной нормативно-правовой акт. Но и сегодня остается дискуссионным вопрос о том, чем должно ограничиваться тол­кование уяснением ли воли законодателя, которую он хотел выразить, но по тем или иным причинам не сумел выразить достаточно определенно, либо той воли, что получила непосред­ственное закрепление в тексте закона. Известный русский юрист, специалист в вопросах толкования права Е.В.Васьковский счи­тал, что толкование должно воспроизвести те представления и понятия, которые связывал с данной нормой ее создатель. Совре­менные юристы в основном приходят к выводу, что результаты толкования должны сводиться к выявлению воли законодателя, выраженной в словесных формулировках закона или иного нор­мативно-правового акта. Иначе создается возможность отхода от действительного содержания нормы права под тем предлогом, что действительные намерения ее творца были иными.

Важна четкая методика интерпретационной деятельности. Прежде всего необходимо установить подлинность и достоверность нормативно-правового акта, подлежащего толкованию. Посколь­ку регулятором общественных отношений выступает только нор­ма права, принятая в легитимном порядке, т.е. с соблюдением процедурных и иных требований, первая задача, которую решает интерпретатор, сводится к тому, чтобы удостовериться в соответ­ствии анализируемых им правовых норм этим требованиям. В противном случае за норму права можно принять нечто неза­конное, либо недействующее, либо действующее, но в иной редак­ции. Процесс толкования нормы права начинается с уяснения текста соответствующего правового акта, то есть его «буквы». То, что записано в тексте, принимается за волю правотворческого орга­на. Но при кажущемся полном согласии «буквы» и «духа» нор­мативно-правовых актов такого согласия может и не быть по многим причинам, в том числе и из-за плохой редакции текста данных актов, неумелого применения правил юридической тех­ники и грамматики. Еще со времен Древнего Рима был известен один из основополагающих принципов, что знание состоит не в том, чтобы держаться за их букву, а в том, чтобы понимать их смысл и значение» х.

В литературе отмечается, что если неукоснительно следовать только лишь «букве» закона, то можно создать порядки, которые противоречат воле правотворческого органа. Например, в одном

1 Сырых В.М. Указ.соч. С.227.

46


из штатов США в начале XX в. был издан нормативно-правовой акт, в соответствии с которым рестораны и иные подобные заве­дения, торгующие спиртными напитками, не могли находиться на расстоянии ближе одной мили от образовательных учреждений. Тем самым целью законодателя было ограничить деятельность заведений, торгующих спиртными напитками. В результате на практике получилось все наоборот, поскольку по решению судов стали закрывать образовательные учреждения, т.е. осуществлять действия, противоречащие действительным намерениям, воле законодателя *. «Следовательно, чтобы не совершить деяний, про­тивных «духу» закона, иного нормативно-правового акта, необхо­димо толкование доводить до уяснения действительной воли пра­вотворческого органа. Поскольку эта воля формулируется в виде нормативно-правовых предписаний, а для практического приме­нения требуется знание соответствующей нормы права, то процесс толкования может считаться завершенным после того, как удастся выявить содержание нормы в единстве всех ее элементов» 2.

Известный русский юрист Н.М. Коркунов отмечал: «Так как положительное право составляет только то, что нашло свое выра­жение в источниках права, то воля законодателя лишь настолько составляет закон, насколько она выразилась в законодательном акте... Закон служит настолько источником права, насколько он выражает волю законодателя. Поэтому, если случайно выраже­ния закона окажутся шире действительной воли законодателя, за­коном должно считать только то, что составляло действительную волю законодателя. Ошибка или неправильность языка не может служить источником права. Поэтому ближайшим образом за­дачу толкования законов составляет выяснение воли законода­теля, настолько оно выразилось в законодательном акте» 3. Из­вестный русский юрист И.В. Михайловский считал, что «следует отвергнуть теорию, по которой задачей толкования является об­наружение воли законодателя. Такой задачей надо признать выяснение смысла закона, т.е. исследование того, что мог выра­зить законом не тот или другой определенный человек, а вообще разумный человек, законодатель в абстрактном смысле слова» 4.

Толкование правовых норм процесс, который имеет место всегда, когда необходимо установить смысл правовых предписа-

1  Люблянский П.И. Техника толкования и казуистики Уголовного кодекса.
Петроград,
1917. С.121//Цит. по кн.: Черданцев А.Ф. Вопросы толкования со­
ветского права. С.
8.

2  Сырых В.М. Указ.соч. С.227.

3  Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. С. 343.

4  Михайловский И.В. Очерки философии права. С. 415.

47


ний. Некоторые авторы, признавая важность интерпретационной деятельности, связывают ее только с правоприменением. Однако толкование влечет последствия в целом для реализации права. Более того, толкование выходит за пределы правореализации, по­скольку оно весьма важно и для нормотворческой деятельности.

§4. Гносеологическая природа толкования

Гносеология (от греч. gnosis познание и logos учение) учение о познании. Гносеологический относящийся к процес­су познания х. Толкование права как вид познавательной деятель­ности, безусловно, имеет гносеологический аспект. Речь идет о способах уяснения и разъяснения Конституции, законов, иных нормативно-правовых актов различными субъектами права, при­менении современного методологического инструментария для правильной интерпретации правовых норм. При этом интерпре­тироваться может не только действующее законодательство, но и прошлое, сыгравшее свою роль в становлении соответствующих правовых норм и институтов. Это достаточно сложный вид ин­теллектуальной деятельности, которому присущи общие законо­мерности мыслительной работы и имеющий свои особенности, обусловленные спецификой правовой материи, которая является объектом толкования.

Гносеологический аспект толкования правовых норм предпо­лагает анализ роли для интерпретационной деятельности таких философских категорий как единичное, общее и особенное, сущ­ность и явление, цель и средства, структура и система, связь, содержание и форма, теория и практика и т.д. Философские ка­тегории помогают проанализировать структуру правотолкователь-ной деятельности, увидеть все имеющиеся взаимосвязи, возмож­ные тенденции развития.

Толкование правовых предписаний важный вид юридичес­кой деятельности, обладающий спецификой, закономерностями развития, своими целями и задачами. Толкование правовых ак­тов важный аспект познания права. Те закономерности, кото­рым подчиняется толкование нормативно-правовых актов, яв­ляются отражением общефилософских закономерностей познания действительности вообще. Поэтому к проблеме толкования при­менимы выводы теории познания. Толкование нормативных ак­тов, например Конституции Украины различными субъектами интерпретационной деятельности это процесс познания права, важная ступенька в освоении правовой материи. Все познание

1 Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С.109.


права, как правильно отмечает А.С.Пиголкин, это обширная проблема, охватывающая изучение происхождения, сущности и путей развития права различных социально-экономических фор­маций, происхождения и сущности отдельных правовых актов и норм права, их роли в регулировании общественных отношений, вопросов совершенствования законодательства в целом и отдель­ных его институтов. Толкование отдельных нормативных актов это та часть познания права, целью которой является наиболее правильное и целесообразное применение правовых норм к кон­кретным жизненным ситуациям 1.

В гносеологическом аспекте толкование можно охарактери­зовать как опосредованное познание, поскольку нормы права это такой объект, который невозможно установить путем непос­редственного восприятия с помощью одних чувств: их нельзя видеть, слышать, осязать и т.д. Как образно выразился С.С.Алек­сеев, невозможно «подержать в руках» гипотезу юридической нормы 2. Например, нормы конституционного права нельзя иссле­довать с помощью каких-либо приборов. Норма права, будучи результатом обобщения и абстракции, сама может быть объектом лишь обобщенного, абстрактного познания, т.е. мышления, про­текающего в форме понятий, суждений и умозаключений. Мыш­ление не только обобщенное, но и опосредованное познание, процесс, в ходе которого человек сопоставляет мысли (понятия, суждения), т.е. рассуждает, умозаключает, из одних мыслей вы­водит другие, в которых содержится новое знание 3. В «Философ­ском энциклопедическом словаре» мышление понимается как «внутреннее активное стремление овладеть своими собственны­ми представлениями, понятиями, побуждениями чувств и воли, воспоминаниями, ожиданиями» 4.

Н.М.Коркунов, отмечая гносеологический аспект толкования, указывает, что «в действительности научные обобщения не суть вовсе суммированные лишь копии действительности. Все науч­ные обобщения суть идеальные построения, представляющие со­бой своеобразные комбинации полученных путем анализа общих элементов наших представлений... Такой характер обобщений есть во всех науках без исключения: всякая наука дает не копию дей­ствительности, а идеальное построение» 5.

1  Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. С.30—31.

2  Алексеев С.С, Объективное в праве//Правоведение. 1971. № 1. С.11.

3  Кондаков Н.И. Логический словарь. М., 1971. С.319.

4  Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С.280.
а Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. С.352.


 


48


49


В процессе толкования выводится содержание правовых норм, используются значения, посредством которых интерпретатор по­стигает действительное содержание правовых норм: а) знание язы­ка, на котором сформулирована норма права; б) знания о систе­ме права, связях интерпретируемой нормы с другими правовыми нормами; в) знания о генетических связях (истоках) нормы пра­ва; г) знания об условиях реализации норм права, об их функцио­нальных связях в процессе реализации с иными социальными явлениями 1.

Толкование права носит объективный характер, обусловлен­ный прежде всего объективными потребностями общественной жизни. Нормы права можно рассматривать как мысли законода­теля о должном и возможном поведении субъектов права, отра­жающие объективную реальность. В этом плане нормы права субъективны. Но чтобы право могло быть предметом познания, в частности предметом толкования, оно должно быть объективно реальным, чувственно воспринимаемым, облекаться в форму, до­ступную органам чувств. Мысли законодателя, которые не обре­ли внешней, материальной формы, чувственно воспринимаемой, не­доступны субъектам права, к которым они обращены. «Такой формой, которая придает мыслям законодателя объективную реальность, делает их чувственно воспринимаемыми, служит язык. Материя языка делает нормы права объективно реальными и не зависящими от отдельных субъектов, познающих их смысл» 2.

Толкование правовых норм это мыслительный процесс субъекта их интерпретации, базирующийся на законах логики. Так, анализируя нормы Конституции Украины, необходимо строго сле­довать законам логики, что предполагает прежде всего недопусти­мость подмены интерпретатором предмета, объекта толкования, недопущения в рассуждениях противоречивых суждений. Важно, чтобы каждый тезис, раскрывающий смысл правовой нормы, был доказанным, имел достаточные основания своей истинности. Это достигается с помощью соответствующих способов, приемов толко­вания, которые использует орган конституционной юрисдикции Украины при толковании норм Конституции. Речь идет прежде всего о грамматическом, логическом и систематическом способах толкования, которые чаще всего использует Конституционный Суд при толковании конституционных норм. Требованиям формаль­ной логики подчинен весь процесс интерпретационной деятельно­сти органа конституционной юрисдикции.

1  Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С.19.

2  Там же. С.21.

50


і


Вместе с тем толкование правовых норм это диалектичес­кий процесс познания. Объективность толкования как процесса познания заключается в том, что оно осуществляется в соответ­ствии с объективно действующими законами диалектики. Мысль о диалектичности толкования высказана рядом ученых г. Боль­шинство из них диалектику толкования сводят к историческому способу толкования или же к приспосабливающему, корректиру­ющему толкованию. Так А.С.Пиголкин отмечает: «Естественно, что при грамматическом толковании мы прежде всего должны использовать правила формальной логики, в то время как в исто-рико-политическом толковании следует особое внимание уделять диалектической логике. Больший удельный вес диалектической логики нужен также и при необходимости ограничительно или расширительно толковать словесный смысл правовой нормы» 2. Удельный вес применения правил и закономерностей формаль­ной и диалектической логики зависит от применяемых интерпре­татором приемов толкования нормативных актов.

Важной характеристикой толкования права является то, что оно непосредственно связано с практикой воплощения правовых предписаний. Практика выступает критерием истинности наших знаний о содержании норм права. Так, именно практика функ­ционирования в течение 5 лет Конституции Украины 1996 г. высветлила ее сильные и слабые стороны. И это учитывается в процессе интерпретации конституционных норм различными субъектами правотолковательной деятельности.

Толкование имеет конкретный характер, поскольку направлено на уяснение, а при необходимости и разъяснение соответствую­щих конституционных и иных норм. Особенно это характерно для казуального толкования, которое в структуре интерпретационной деятельности, например Конституционного Суда Украины, зани­мает ведущее место. Конкретность этой деятельности состоит в том, что толкование осуществляется, как правило, применитель­но к конкретному случаю. Это относится как к официальному, так и неофициальному видам толкования.

Толкованию конституционных норм как диалектическому процессу свойственны и определенные противоречия: противоре­чия правильного и неправильного, полного и частичного знания

1  См.: Пионтковский А.А. К методологии изучения действующего права. Уче­
ные записки ВИЮН.
Bbin.VI. M., 1946. С.55—56; Недбайло П.Е. Указ.соч. С.427;
Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отно­
шений. М., 1961. С.143; Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР.
М.,
1962. С.52—53.

2  Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962. С.53.

51


 



о содержании этих норм. Возникновение и разрешение противо­речий сопровождает процесс толкования правовых предписаний. «В этом видится, следовательно, и определенный процесс разви­тия, движение толкования от гипотетического, неполного, неточ­ного к знанию достоверному, полному и точному» *.

В деятельности судей Конституционного Суда по толкованию Конституции и законов Украины данный процесс носит сугубо профессиональный характер, поскольку судьи занимаются право-толковательной деятельностью не только при официальном тол­ковании этих актов, но и при определении конституционности соответствующих нормативно-правовых актов. При этом идет уяснение не только правовых норм, положений, но и отдельных терминов, понятий. Судьи Конституционного Суда не просто осу­ществляют формально-логические операции с понятиями, но и анализируют действительность, практику реализации конституци­онных и иных предписаний. Выделяя существенные признаки понятия, они анализируют саму действительность, исследуют при­знаки реальных явлений, отражаемых в понятиях. В процессе подготовки дела к рассмотрению судьи Конституционного Суда собирают необходимые материалы, справки, изучают не только отечественное, но и зарубежное законодательство, практику его применения. В результате накопления знаний по готовящемуся вопросу идет внутренний мыслительный процесс системного уяс­нения тех или иных правовых норм, переход от неполного к пол­ному знанию, (хотя полное знание в принципе недостижимо, осо­бенно если это касается сложных социальных процессов). Вместе с тем, опираясь на аналогичные материалы, судьи Конституцион­ного Суда Украины нередко приходят к различным мнениям и выводам, что, на наш взгляд, обусловливается рядом объективных и субъективных факторов, различием в правовых позициях судей.

Болгарский ученый Л.Василов диалектику толкования пра­вовых норм усматривает в учете всесторонних связей нормы права (в связи с историческими условиями возникновения, целями ее издания с проводимой политикой, правилами общежития, право­сознанием с иными правовыми нормами) 2.

Как разновидность познания, толкование права носит не только объективный, но и субъективный характер. Эти два аспекта в интерпретационной деятельности составляют определенное един­ство. Субъективный характер толкования, например, конституци­онных норм, предопределяется тем, что оно осуществляется опре-


деленным субъектом, который является носителем различных ка­честв: умственные способности, уровень индивидуального право­сознания и морального сознания, наличие или отсутствие юриди­ческого образования, объем индивидуального опыта, личные интересы и т.д. Результат толкования представляет собой идеаль­ное отражение нормы права в голове интерпретатора, который вы­ражается в таких субъективных формах мышления, как понятия и суждения. Процесс толкования права протекает в идеальных фор­мах мышления: понятиях, суждениях и умозаключениях.

Субъективный аспект толкования обусловливает его творчес­кий характер, поскольку в процессе толкования достигаются но­вые знания, отражающие содержание правовой нормы. Если бы толкование не давало нам новые знания, то оно было бы не нужно ни практически, ни теоретически. Толкование осуществляется, как правило, применительно к конкретным фактам, требующим пра­вового решения. Необозримо число разнообразных по своим ин­дивидуальным свойствам фактов, которые оказываются в сфере правовой регламентации. Специфика индивидуальных фактов в процессе реализации правовых норм ставит перед интерпретато­ром самые разнообразные вопросы юридического характера. От­веты на эти вопросы следует искать в содержании норм права. Разнообразные вопросы требуют различных ответов, в определен­ной мере новых знаний о содержании правовых норм *.

Специфика работы судей Конституционного Суда заключает­ся в том, что им трудно знать, какого рода и из какой области юриспруденции им завтра придется анализировать правовую ситуацию в процессе официального толкования или при опреде­лении конституционности соответствующих нормативно-право­вых актов. Тем более, что здесь трудно ввести в какой-то мере принцип специализации при рассмотрении дел. Надо учитывать и то, что на них лежит особая ответственность за результаты официального толкования.

При толковании конституционных норм Конституционным Судом новизна знаний относительна. Эти знания не должны со­держать в себе ничего нового, что не было бы заключено в абст­рактной формулировке конституционной нормы. Новизна знаний состоит в том, что при ее интерпретации достигаются более кон­кретные и детальные знания о соответствующей норме Консти­туции Украины, выясняются ее системные связи. Судьи Консти­туционного Суда в ходе интерпретационной деятельности выясняют заложенную в конституционной норме волю законода-


 


1   Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С.27.

2   Василов Л. Гражданское право Народной Республики Болгарии. М., 1958
С. 100.


1 Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С.29.


 


52


53


т


теля — Верховной Рады. Дело в том, что при формулировке пра­вовых норм законодатель использует общие и абстрактные по­нятия. Особенно это характеризует нормы Конституции. На уров­не восхождения от конкретного к абстрактному (от реальных явлений, регулируемых правом, к общим и абстрактным нормам) отражается не весь богатый многочисленными характеристика­ми материал конкретного, а только его существенные черты. «При толковании норм права применительно к конкретным ситуаци­ям возникает необходимость приблизить абстрактную норму права к этим ситуациям, перевести абстрактные и общие поня­тия на язык более конкретных понятий и суждений, отражающих богатство содержания нормы права в ее конкретности» *.

Субъективный характер толкования обусловливается и тем, что объект толкования отражается в мышлении разных субъектов, в разных условиях и с различной степенью полноты и глубины проникновения в содержание правовых норм. Одно дело толко­вание конституционных норм, осуществляемое судьями Консти­туционного Суда, учеными-конституционалистами, юристами-про­фессионалами, и другое интерпретация их на уровне обыденного толкования, осуществляемого обычным гражданином, не обреме­ненным юридическими знаниями.

Полнота и глубина толкования зависят не только от того, кто осуществляет интерпретационную деятельность, но и от целей толкования, их юридических последствий. Безусловно, особыми правовыми последствиями обладают решения Конституционно­го Суда по официальному толкованию норм Конституции и за­конов Украины. Соответственно, и требования к актам органа конституционной юрисдикции повышенные. Как правило, им интерпретируются достаточно сложные вопросы.

Субъективный характер толкования может быть источником ошибок и заблуждений, одностороннего понимания смысла пра­вовых предписаний. Их не избегают и органы конституционной юрисдикции в странах СНГ, в том числе и в Украине. В значи­тельной мере это выясняется с помощью оценки их актов со сто­роны ученых, специалистов в соответствующей области юриспру­денции.

Таким образом в гносеологическом и онтологическом аспек­тах толкование правовых норм представляет собой процесс, кото­рый имеет место в любом случае, когда необходимо установить смысл нормативных предписаний. Учитывая существенные отли­чия толкования в процессе правоприменения и других практичес­ких целях, можно говорить о различных уровнях толкования пра-

1 Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С.30.


вовых актов: научно-теоретическом и практико-прикладном. Тол­кованию подлежат все без исключения правовые нормы. При том важно учитывать, что степень ясности закона, иного правового акта неодинакова и зависит от многих обстоятельств. Назначение тол­кования, состоящее в уяснении смысла нормативно-правового акта, охватывает собой и установление целевой направленности этого акта. Содержание процесса толкования закона составляют как его уяснение, так и разъяснение. Это две тесно взаимосвязанные меж­ду собой стороны. Надо учитывать, что процесс толкования проте­кает в сознании человека в форме различных внутренних мысли­тельных, интеллектуально-волевых операций. Слияние уяснения и разъяснения нормативно-правового акта или конкретной право­вой нормы происходит в акте толкования.

В процессе толкования проявляется диалектика общего, осо­бенного и отдельного. «Задачей толкования является раскрытие содержания общего (правовой нормы) применительно к отдель­ному (реальному) факту, охватывающему общее, через особенное (более конкретное суждение о содержании правовой нормы или более конкретная интерпретационная норма, выведенная из об­щей)» г. Общий и абстрактный характер правовых предписаний зависит от использования законодателем общих и абстрактных понятий, которые прежде всего нуждаются в толковании и с ко­торыми интерпретатор в процессе толкования производит логи­ческие мыслительные операции (анализ, синтез, определение, де­ление понятий и т.д.). При этом при анализе, синтезе и других операциях с понятиями осуществляется интерпретация через сущность, при которой происходит соотнесение понятий, заклю­ченных в правовой норме, с мысленным образом объективной реальности. Интерпретатор не просто производит формально-ло­гические операции с понятиями, а обращается к самой действи­тельности, мыслимой с помощью понятий. Выделяя существенные признаки понятия, интерпретатор неизбежно анализирует саму действительность, исследует признаки самих реальных явлений, отражаемых в понятиях 2. «В содержательном анализе понятий, в их сопоставлении с объективной действительностью проявля­ется диалектика толкования права как содержательного мышле­ния, выходящего за рамки формально-логических операций. В самом результате анализа понятий, выраженном в совокупно­сти суждений, также проявляется диалектика толкования, а имен­но диалектика общего, особенного и отдельного» 3.

1   Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.73.

2   Там же. С.73.

3   Там же. С.73.


 


54


55


1


Процесс толкования правовых предписаний это мыслитель­ный процесс, процесс логических рассуждений, который направ­лен на уяснение норм права. Это процесс познания смысла пра­вовой нормы. Специфика данного познания выражается в том, что его объектом являются не предметы, явления, которые существу­ют вне зависимости от мыслительной, волевой деятельности лю­дей, а объекты, созданные мыслительной деятельностью людей-законодателей. Это объекты мысли, получившие свое выраже­ние в языковой и юридической форме. Правовые нормы, будучи мыслями законодателя о должном или возможном поведении людей, объективизируясь, закрепляются с помощью языка в нор­мативно-правовом акте в виде письменной речи и продолжают свое самостоятельное существование, «самостоятельную» жизнь. На эти мысли законодателя и направлена познавательная деятель­ность интерпретатора в процессе толкования. Таким образом, предметом мысли интерпретатора является мысль законодателя, выраженная в высказывании о должном или возможном пове­дении, закрепленная письменной речью в форме предложений г. В литературе отмечается, что предметом мысли могут быть: а) реальные вещи, их свойства и отношения; б) верные или иска­женные отражения их в сознании, в частности сами истинные или ложные мысли; в) словесные выражения мысли 2. При толкова­нии правовых норм предметом мысли интерпретатора является именно мысль законодателя, и именно это определяет специфику интерпретационной деятельности.

Гносеологический аспект толкования правовых норм предпо­лагает исследование проблемы истинности результатов интер­претационной деятельности. Сложность заключается в том, что истинность наших знаний о содержании правовых предписаний такова, что она не может быть проверена с помощью чувств или измерительных приборов. Знания о нормах права не могут быть получены с помощью непосредственного восприятия. Они могут быть только опосредованными, выведенными из других достовер­ных знаний. Истинность знаний о содержании правовых норм основывается на других ранее проверенных на практике знани­ях, принятых в качестве истинных. «Следовательно, истинность этих знаний фактически доказывается, выводится из других, по­этому процесс толкования можно рассматривать как процесс до­казывания тезисов, раскрывающих содержание норм права» 3.

Любой способ толкования правовых норм есть процесс мыш­ления, в котором уяснение смысла норм, рассуждение об их дей-


ствительном содержании отталкиваются от определенных истин­ных, достоверных знаний к истинному знанию содержания норм права. При уяснении правовых норм не только находят подтвер­ждение те или иные положительные тезисы, раскрывающие содер­жание норм права, но и опровергаются ложные тезисы и положе­ния, т.е. могут доказываться тезисы, отрицающие в содержании нормы права наличие того или иного признака, свойства, обстоя­тельства. Все положения, на которых строятся доказательства и из которых необходимо сделать вывод о содержании норм права, дол­жны быть истинными. Эти первоначальные достоверные знания (основания, аргументы) могут быть самыми различными: а) поло­жения об удостоверенных фактах; б) аксиомы; в) определения; г) ранее доказанные положения науки. Все они находят примене­ние в процессе уяснения содержания норм права х.

Гносеологические проблемы толкования должны быть предме­том дальнейших научных исследований. Они носят методологи­ческий характер, и их разрешение важно с точки зрения повыше­ния эффективности интерпретационной деятельности различных субъектов.

§5. Виды толкования

Толкование правовых норм в зависимости от субъектов интер­претационной деятельности может быть официальным и неофи­циальным. В свою очередь последнее делится на компетентное и обыденное, а компетентное делится на профессиональное неофи­циальное и доктринальное.

Некоторые характеристики официального толкования нами рассмотрены выше. Поэтому имеется необходимость раскрыть ос­новные виды неофициального толкования в соответствии с выше приведенной классификацией. Существенным его признаком яв­ляется произвольность его формы в правовом аспекте, т.е. необязательность для юридической практики. «Неофициальным толкованием называется разъяснение смысла права, осуществля­емое не уполномоченным специально на это органом, лицом и не имеющее обязательного характера» 2. Официальное толкование нормативно регламентировано и его акты интерпретации обладают юридической силой, что не присуще актам неофициального тол­кования.

В соответствии с Конституцией Украины, иными законами правом толковать нормативные акты обладают Верховная Рада,


 


56


1  Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.78—79.

2  Мышление и язык. М., 1957. С.175.

3  Черданцев А.Ф. Указ соч. С.79.


1  Черданцев А.Ф. Указ. соч. С.79—80.

2  Вопленко Н.Н. Толкование социалистического права. Волгоград, 1990. С. 16.

57


Президент Украины, Кабинет Министров в отношении издаваемых ими актов. Верховный Суд Украины и Высший Хозяйственный суд имеют право давать разъяснения по вопросам судебной прак­тики. Неофициальное толкование осуществляют научные и учеб­ные юридические учреждения, ученые, адвокаты, юрисконсульты, судьи, прокуроры, граждане. Но только толкование Конституции и законов Украины, осуществляемое Конституционным Судом, согласно Конституции является официальным, общеобязательным. Вместе с тем нельзя преуменьшать роли и значимости неофици­ального толкования, в том числе и в аспекте его влияния на офи­циальное. Такое толкование, безусловно, обогащает официальное и имеет важное значение для выработки единства взглядов и под­ходов к процессу толкования права.

В системе неофициального толкования большое значение имеет компетентное толкование. В юридической литературе оно признается не всеми учеными и иногда отождествляется с докт-ринальным, т,е. научным толкованием права, или же называет­ся профессиональным 1. В действительности связь компетентно­го толкования с доктринальным и профессиональным весьма тесная, поскольку эти виды познавательной и разъяснительной деятельности в реальной практике переплетаются и выступают в качестве комплексных, обладающих многими свойствами интер­претационных актов. Однако нет оснований отожествлять данные виды толкования 2.

Компетентное толкование разновидность неофициального толкования права, исходящего от сведущих в области права лиц, действия которых по разъяснению правовых норм не приобре­тают силу юридического факта3. Оно, по мнению Л.В.Соцуро, может осуществляться не только лицом, имеющим юридическое образование. Им может быть любой гражданин, пользующийся заслуженным общественным признанием, обладающий автори­тетом в общественной жизни. Следовательно, компетентное тол­кование это не во всех случаях юридически правильное и безупречное разъяснение смысла норм права, в том числе кон­ституционного. Главное состоит в том, что оно исходит от субъекта, обладающего определенным социальным признанием, и поэтому является авторитетным для других лиц. Профессиональное тол­кование всегда компетентное, но не любое авторитетное разъяс­нение права основывается на профессионализме. Компетентное


неофициальное толкование шире по объему в сравнении с про­фессиональным неофициальным толкованием. Последнее входит в структуру компетентного и отличается от иных видов компе­тентного неофициального толкования тем, что им занимаются юристы-профессионалы. Субъектами компетентного толкования правовых норм являются философы, психологи, социологи, жур­налисты, педагоги, юристы, писатели, общественные, юридические и иные некоммерческие организации, коллегии адвокатов, юри­дические фирмы и кооперативы и т.д.1

Указанным участникам интерпретационной деятельности по толкованию правовых норм соответствуют виды компетентного толкования: а) доктринальное (систематизированное и несисте­матизированное); б) официальное; в) специально-юридическое. Компетентное толкование может быть общим и казуальным. Субъектами неофициального профессионального толкования яв­ляются: ученые-юристы; юрисконсульты; адвокаты; юридические фирмы и кооперативы, общественные и иные некоммерческие организации 2. Л.В. Соцуро к ним относит также субъекты, об­ладающие властными полномочиями, но толкующие право вне конкретной управленческой деятельности. Считаем, что эта по­зиция сомнительна, поскольку субъектами, имеющими властные полномочия, могут быть и не юристы. Но их никто не имеет пра­ва лишить возможности толковать правовые нормы.

Субъектами профессионального толкования права являются юристы,- лица, обладающие специальными юридическими познани­ями. В толковании, осуществляемом юристом, выражена их субъек­тивная воля и понимание той или иной правовой ситуации, их профессиональная компетентность в соответствующей сфере обще­ственных отношений, урегулированной правом. У юристов по срав­нению с обычными гражданами более высокий уровень правовой культуры и знаний в области права. Это и определяет более высо­кое качество их интерпретационной деятельности. «Сущность правового сознания юристов конкретизируется в его содержании системе присущих данной профессиональной группе правовых знаний, оценок, представлений, стереотипов, традиций, привычек, ценностных ориентации и т.д.» 3. Профессионализм в правовой сфере, безусловно, связан с наличием у лица специальных юриди­ческих знаний, которые дают ему возможность грамотно осуществ­лять специально-юридический или аналитический вид профессио­нального толкования. Учитывая, что «знания юристов в области


 


1   Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права. Казань, 1987.
С. 250.

2   Соцуро Л.В. Неофициальное толкование норм права. М., 2000. С. 42.

3   Лазарев В.В. Применение советского права. Казань, 1972. С. 83—90.

58


1   Соцуро Л.В. Указ. соч. С. 43.

2   Там же. С. 44.

3   Соколов Н.Я. Профессиональное сознание юристов. М., 1988. С. 19.


59


права значительно полнее и детальнее, чем у других граждан» и достигают экспертного уровня» *, неофициальное профессиональ­ное толкование можно определить как уяснение и разъяснение пра­вовых норм, осуществляемое юристами.

В условиях формирования в Украине правовой государствен­ности особенно возрастает роль качественной интерпретации правовых норм применительно к нормотворческой, правоприме­нительной и правоохранительной видам деятельности, посколь­ку «именно юрист непосредственно формирует качество, совершен­ство закона как определяющего момента в правовом государстве, только юрист может обеспечить оптимальный режим всего ме­ханизма предписаний закона, поскольку последний выступает продуктом юридической практики и инструментом в повседнев­ной деятельности юриста» 2.

В литературе отмечается, что «Толкование норм права чаще всего связано с определенным фактом, случаем, который необхо­димо решить на ее основе и этот факт имеет немаловажное зна­чение для более правильного и всестороннего понимания смысла нормы права.

Мысленно прилагая определенный факт к толкуемой норме, устанавливая, применима или нет она к нему, мы более глубоко познаем правовую норму, чем если бы мы ее брали вне связи с конкретным фактом 3. Качество правотолковательной деятель­ности юриста проверяется жизнью. Оно не оторвано от практи­ческой реализации норм права.

В связи с этим встает вопрос об истинности, адекватности тол­кования правовой нормы. Здесь, на наш взгляд, должны быть апробированные философской наукой подходы относительно по­нимания истины. «Истина адекватное отражение объекта со­знания субъектом, воспроизведение его таким, каким он существу­ет сам по себе, вне и независимо от человека и его сознания; объективное содержание чувств, эмпирического опыта, понятий, идей, суждений, теорий, учений и целостной картины мира в диа­лектике ее развития» 4. В «Философском энциклопедическом словаре» отмечается, что «Истина правильное, адекватное от­ражение предметов и явлений действительности познающим субъектом; бытие того сущего, которое называется истинным» 5.

1  Соколов Н.Я. Указ. соч. С. 21.

2  Бенедик И.В. Профессионализм юридической практика/Фундаменталь­
ные проблемы концепции формирования правового государства. Харьков, 1990.
С. 116.

3  Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962. С. 27.

4  Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 226.

5  Там же. С. 189.

60


А.Ф.Черданцев считает, что критерием истинности результатов толкования «можно рассматривать сам закон, это можно сказать и о государственной воле» 1. Безусловно, у юриста куда больше возможности правильно протолковать правовую норму, чем у представителя другой профессии. Результаты неофициального профессионального толкования находят выражение в монографи­ях и беседах, юридических консультациях, в речах адвокатов, видео- и кинофильмах, радиопередачах и т.д.

Одним из видов неофициального толкования права является доктринальное (научное) толкование, которое понимается как научное разъяснение правовых актов смысла и целей правовых норм, которое дается в результате творческих поисков, научного анализа права2. Оно, как правило, осуществляется учеными-юри­стами, используя достижения юридической науки. Сила этого вида толкования в его убедительности, научности, авторитете лиц, его осуществляющих. Истинность доктринального толкования опре­деляется умелым синтезом теории и практики юриспруденции.

Его роль существенно повышается, когда в юридической прак­тике имеется необходимость в применении аналогии закона или права. При этом в ситуации, когда надо применить аналогию закона или права, «интерпретатор выполняет следующие мысли­тельные операции: а) изучает аналогичный случай со сходной нормой права каждого в отдельности, производит выявление их существенных признаков; б) сравнивает выявленные признаки аналогичных ситуаций и на этой основе устанавливает общие признаки (сходства), а также признаки различия; в) оценивает признаки аналогии и предвидения последствий применения за­кона» 3.

В литературе выделяют также официозное толкование как вид неофициального толкования. Н.Н.Вопленко называет их «офи­циальными разъяснениями» 4. Эти «разъяснения», по мнению Л.В.Соцуро, находятся как бы на грани официального и неофи­циального толкования норм права. В качестве примера могут служить «круглые столы» радиотелепередач, в ходе которых на вопросы отвечают юристы, журналисты, философы, экономисты, социологи и т.д. Практикуются ответы на правовые вопросы в газетах и журналах. Отличительными чертами официозного тол­кования является то, что оно не подкрепляется государственным

1  Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979. С. 125.

2  Лазарев В.В. О роли доктринального толкования//Советская юстиция, 1969.
С. 4.

3  Соцуро Л.В. Указ. соч. С. 56.

4  Вопленко Н.Н. Следственная деятельность и толкование права. Волгоград,
1978. С.51.

61


принуждением, выступает средством осуществления целей «чет­вертой власти», т.е. прессы, характеризуется широким кругом участников (слушателей) и узким кругом использующих сред­ства массовой информации, оперативностью и доступностью, возможностью каждым участником выражать не только офици­альную установку, но и высказывать свои взгляды, чувства, пред­видения и т.д. 1. «Толкование норм права средствами массовой информации определяет официозное толкование или (официоз­ное разъяснение) как самостоятельный вид компетентного не­официального толкования норм российского права» 2.

Кроме того, имеется и такой вид толкования правовых норм, как обыденное толкование, осуществляемое субъектами, не име­ющими юридического образования. Их интерпретационная дея­тельность по толкованию правовых предписаний не входит в структуру их профессиональной обязанности. Обыденное тол­кование это правовое явление, выражающее правовые чувства, эмоции, представления, переживания, оценочные и иные сужде­ния, происходящие в сфере психики граждан в связи с исполне­нием прав и обязанностей, отношение к праву в целом и к кон­кретному закону или подзаконному акту в частности. Сущность этих актов толкования состоит в том, что они являются непосред­ственной действительностью процесса уяснения и разъяснения смысла правовых норм вне связи с правоприменительной деятель­ностью. Оно имеет существенное значение для успешной реали­зации гражданами своих прав и законных интересов 3. Г.Ф. Шер-шеневич отмечал: «Совершенно неправильно рассматривать процесс толкования норм права как научную деятельность. Тол­ковать законы могут и должны все, обязанные сообразовывать свое поведение с велениями норм права 4.

Качество обыденного толкования определяется уровнем пра­вовой культуры граждан, должностных лиц, общества в целом. При этом следует исходить из того, что «Правовая культура это не только уровень развития нормативных и индивидуальных юриди­ческих актов, это еще и уровень развития всей правовой деятель­ности, уровень развития всего права, правового сознания, это пра-вопсихологический климат, правовые ценности и идеалы, традиции и обыкновения и главное это реальное правовое положение личности в государственно-организованном обществе, уровень ее

1   Соцуро Л.В. Указ. соч. С. 58—59.

2   Там же. С. 59.

3   Там же. С.75.

4   Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. С. 723—724.

62


прав и свободы поведения, гарантированных государством» х. Чем демократичнее государство, чем больше оно уделяет внимания правовому воспитанию населения, юридическому всеобучу, тем компетентнее суждения граждан о праве, тем квалифицированнее они могут судить о Конституции, законах, иных нормативно-пра­вовых актах.

Обыденное толкование осуществляется людьми, не являющи­мися специалистами в области юриспруденции. Оно направлено прежде всего на себя и ближайшее окружение, родных и близких. Участники отношений, общаясь на бытовом уровне, вырабатыва­ют свои стереотипы поведения в правовой сфере. В ходе этого общения усваиваются одни и отрицаются иные правовые установ­ки. Общественное правосознание источник, который дает пищу для ума и чувств индивидуальному правосознанию и мышлению и является «практическим правосознанием» 2.

В актах обыденного толкования отражаются его основные черты: а) формирование отношения к праву и закону на уровне массовой психологии; б) широкий и весьма разнообразный круг субъектов участников толкования; в) исключительно практи­ческая его направленность; поиск в толковании удовлетворения нравственных подходов, связанных с рассудочным смыслом» ин­тересов участников, их пониманием и стремлением к истине 3. Участие граждан в обыденном толковании с одной стороны за­кладывает фундамент правовой культуры личности, а с другой привычку исполнять акты толкования.

Специфическая черта обыденного толкования широкий плюрализм мнений в оценке правовых норм. Здесь сказывается различный уровень правосознания, факторы национальные, рели­гиозные, социокультурные и даже степень освоения языка обще­ния. Указывая на последний фактор, в литературе применитель­но к структуре бытовых связей отмечается: «Решающим здесь оказывается тип организации индивидуального языкового созна­ния реципиента, его способность и подготовленность к адекват­ному восприятию и интерпретации речевого общения, то есть определенный тип тренированности» 4.

1  Семитко А.П. Правовая культура социалистического общества: сущность,
противоречия, прогресс. Свердловск, 1980. С. 37—38.

2  Витрук Н.В., Баранов П.П. Рецензия на монографию Н.Я.Соколова «Про­
фессиональное сознание юристов»//Советское государство и право.
1990. №3.
С. 154.

3  Соцуро Л.В. Указ. соч. С. 77.

4  Дридзе Т.М. Уровень семиотической подготовки и функционирования мас­
совой информации в обществе//Вопросы философии. 1975. №11. С. 119.

63


В обыденном толковании правовых предписаний участвуют не только конкретные личности, но и группы, коллективы людей. Важно, чтобы у них было позитивное отношение к праву. Это необходимо для становления в Украине правовой государствен­ности. Здесь особенно четко проявляется правовая психология, которая соответствует эмпирическому, обыденному уровню обще­ственного сознания, формирующегося в результате повседневной человеческой практики как отдельных людей, так и социальных групп. Содержанием правовой психологии выступают чувства, эмоции, переживания, настроения, привычки, стереотипы, возни­кающие у граждан в связи с действующими правовыми нормами и практикой их осуществления. Правовая психология, будучи своего рода стихийным слоем правосознания людей, выражаю­щаяся в реакциях конкретного человека или определенной соци­альной группы на правовые установления, безусловно, влияет на интерпретацию, толкование ими соответствующих правовых норм.

В юридической литературе советского периода доминировало отрицательное отношение к правовым чувствам, их недооценива­ли, а зачастую не признавали. И тем более правотолковательная деятельность не могла анализироваться в аспекте правовой пси­хологии. И совсем недавно глубоко стали исследовать правовую психологию х. Известные русские юристы придавали большое значение чувствам и эмоциям в правовой сфере. Так, Л.И.Петра-жицкий в основу своей теории права положил правовые эмоции. «Это главные факторы жизни человека, в связи с чем все осталь­ные психические процессы интеллектуальные и волевые играют подчиненную, незначительную роль» 2. Безусловно, здесь весьма сильно преувеличивается роль психологического фактора и имеет место недооценка социальных условий. «Чувством закон­ности, говорил Г.Ф.Шершеневич, называются побуждения соблюдать установленные законы, т.е. общие правила поведения, не сообразуясь с конкретными условиями их применения» 3.

На современном этапе нет оснований преувеличивать, но и не следует занижать роль правовой психологии, в том числе приме­нительно к правотолковательной деятельности, поскольку право­вая психология наиболее распространенная форма осознания права, присущая в той или иной степени всем общественным от­ношениям, возникающим между субъектами правовых связей в сфере нормативно-правового регулирования. Радость или огор-


чение в связи с принятием или отменой ранее действовавшего за­кона, конституционной нормы, нормы подзаконного нормативно-правового акта, чувство удовлетворения или недовольства практи­кой применения юридических предписаний соответствующими государственными структурами, действиями правоохранительных органов, нетерпимое или равнодушное отношение к нарушениям правовых запретов все это правовые чувства (эмоции), образую­щие в совокупности в общественном сознании сферу правовой психологии.

Но чтобы эти чувства возникли, человек уясняет для себя правовую норму, оценивает ее в аспекте справедливости, соответ­ствия общественным и личным интересам. То есть на обыден­ном уровне происходит интерпретационный правотолкователь-ный процесс уяснения соответствующей правовой нормы или их совокупности, в целом нормативно-правового акта.

Учет правовой психологии, в том числе и в аспекте толкова­ния норм права, важное требование времени. Это касается любых видов интерпретационной деятельности официального, доктринального, компетентного, обыденного, толкования. Право­вая психология, как правильно отмечает Т.В.Синюкова, наи­более глубинная, скрытая от непосредственного восприятия и понимания сфера правового отражения, дающая иногда такие типы индивидуальных и массовых реакций на право и законода­тельство, которые способны кардинально определить успех или неудачу тех или иных законодательных программ. Невосприятие в психологии населения тех или иных запретов как реально уп-речных, а дозволений как социально оправданых, ведет, как правило, к серьезным проблемам в реализации нового законода­тельства, порождает массу трудностей в деятельности правоохра­нительных органов. «Игнорирование юридической психологии населения в правовой политике государства не раз оборачивалось провалом соответствующих государственных мероприятий, каза­лось бы весьма полезных с точки зрения интересов общества (на­пример, борьба с самогоноварением, с отдельными противоправны­ми традициями и обычаями и т.д.)» х.

Толкование может быть нормативным или казуальным. Нор­мативное толкование дается применительно к рассмотрению всех дел определенной категории, которые разрешаются на основе со­ответствующих правовых норм. Толкование называется норма­тивным не потому, что это толкование норм. Любое толкование это толкование правовых норм. А.Ф.Черданцев считает, что нор-


 


1  Коновалова В.Е. Правовая психология. Харьков, 1997.

2  Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравствен­
ности. Изд. И. Т.
1. СПб, 1909. С. 3.

3  Шершеневич Г.Ф. О чувстве законности. Казань, 1897. С. 8.


1 Синюкова Т.В. Правосознание и правовое воспитание//Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. М., 1997. С. 557— 558.


 


64


5     Ю.Н. Тодыка


65


мативным оно является в силу того, что носит общий характер, формально обязательно при рассмотрении всех дел, разрешаемых на основе истолкованной нормы. Оно нормативно и потому, что результат такого толкования важен в интерпретационных, обяза­тельных для иных субъектов норм. Это нормы о нормах, в них предписывается, как следует понимать и применять другие пра­вовые нормы. Нормативное толкование законов, как считает он, обычно дается в постановлениях пленумов Верховного Суда, Выс­шего арбитражного суда. Правом толкования Конституции на­делен Конституционный Суд *.

В отношении актов судебного нормативного толкования от­мечается, что они во-первых, «нормативные, то есть содержат нор­мы в нормах; во-вторых, они формально обязательны для субъек­тов, применяющих эти нормы. Этим они напоминают иные нормативно-правовые акты, как акты правотворчества. Но в от­личие от последних они не должны иметь нормативной новизны, не содержать ничего, чего бы не было в толкуемых законах. Это как бы источники (квазиисточники) права. Сами по себе они не действуют и не могут быть положены в основу приговоров или решений суда. Они служат лишь аргументом в пользу того или иного понимания и применения нормы права» 2.

Судебная власть не наделена правом правотворчества. Ее функция осуществление правосудия, что вытекает из ст. 124 Конституции Украины. Сами высшие судебные инстанции не рассматривают себя в качестве правотворческих органов. При издании актов судебного нормативного толкования, как правильно отмечает А.Ф.Черданцев, верховные судебные инстанции (плену­мы судов) не дают оценок толкуемым законам с точки зрения их эффективности, целесообразности и справедливости, которые неизбежны в процессе правотворчества. Постановления пленумов высших судебных инстанций базируются на анализе и оценках правоприменительной практики нижестоящих судов. Они при­нимаются, как обычно указывается в постановлениях, в целях правильного и единообразного понимания и применения законов, но не в целях их поправок и дополнений. Повод принятия дан­ных постановлений необходимость обобщения судебной прак­тики по соответствующей категории дел и вскрытие при этом ошибок. Или же они издаются в связи с принятием новых зако­нов, вызывающих затруднения при их применении, в связи с воз­никновением у судов вопросов, требующих своего разрешения 3.


Помимо верховных судебных инстанций официальное толко­вание могут давать и исполнительные органы, но в пределах сво­ей компетенции и только тех законов, которые они призваны осуществлять. А.Ф.Черданцев отмечает, что ни Президент, ни Правительство Российской Федерации не могут толковать Кон­ституцию России, Уголовный, Гражданский, уголовно-процессуаль­ный, Семейный кодексы и др. Это компетенция судов. Но в порядке исполнения законов они издают подзаконные акты с целью их конкретизации и определения порядка исполнения. В этих актах могут содержаться также и истолковательные, разъяснительные положения. Но только тех законов, во испол­нение которых они изданы. Специальных актов толкования за­конов они, как правило, не издают. Но очевидно, что они имеют право на аутентичное толкование своих собственных актов. То же самое относится и к подчиненным правительству, министерствам, комитетам и службам, которые издают в пределах своих полно­мочий постановления, приказы и инструкции во исполнение за­конов, указов Президента и постановлений Правительства. В их актах также могут содержаться положения истолковательного ха­рактера. Министерства, ведомства, их управления и отделы рас­сылают на места документы интерпретационно-разъяснительно­го характера: информационные письма, указания и т.д., в которых могут быть разъяснения нормативных актов, указания о порядке их применения. Вышестоящие судебные органы рассылают ни­жестоящим соответствующие обзоры практики с анализом не­достатков толкования и применения законов. А.Ф.Черданцев отмечает, что такого рода документация носит, скорее, информа­ционный, нежели строго предписывающий характер, характер советов, рекомендаций о том, как следует толковать и применять те или иные нормативно-правовые акты. Но поскольку эти доку­менты исходят от вышестоящих органов, то они обладают доста­точной степенью авторитета и направляют деятельность нижесто­ящих инстанций в нужное русло *.

Казуальное толкование дается применительно к отдельному случаю (казусу) и является формально обязательным только для конкретного дела. В литературе отмечается, что например, прези­диум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев какое-либо дело в порядке надзора, отменяет решение нижестоящего суда и в своем определении дает свое толкование применительно к данному конкретному делу. Но действительное значение актов казуального толкования, которое дается вышестоящими ин-


 


1 Черданцев А.Ф. Толкование права. С.339.

2 Там же. С. 339.

3 Там же. С. 340.


1 Черданцев А.Ф. Толкование права. С. 341.


 


66


5*


67


станциями, значительно шире, поскольку эти акты выступают для нижестоящих органов в качестве образцов понимания и приме­нения законов. Нижестоящие инстанции, как правило, ориенти­руются на практику толкования и применения законов, осуще­ствляемую вышестоящими органами и обычно следуют ей. Иногда принципиальные положения, содержащиеся в решениях высших судебных инстанций по конкретным делам, называют прецеден­тами. Но как правильно отмечает А.Ф.Черданцев, «...этот преце­дент является лишь примером для подражания, для правильного понимания и применения закона. Формальной обязательности для других дел он не имеет и не является прецедентом в смысле ис­точника права, как это имеет место в англосаксонских правовых системах» 1. С этой позицией можно полностью согласиться.

§6. Соотношение официального и неофициального толкования

Официальное толкование дается органами, уполномоченными на это государством, и является обязательным для других субъектов права. Оно подразделяется на аутентичное и делегированное. Аутентичное осуществляется органом, издающим толкуемый нор­мативно-правовой акт. Например, Верховная Рада Украины обла­дает правом толковать Конституцию и законы Украины, изданные ею постановления, иные принятые ею акты. Президент Украины имеет право толковать свои указы, а Кабинет Министров поста­новления и т.д. Специального полномочия на аутентичное толко­вание не требуется, поскольку оно вытекает из правотворческого полномочия органа. Если соответствующий государственный орган наделен правом издавать нормативные акты, то отсюда логически следует, что он имеет право их разъяснять.

Делегированное толкование базируется на законе. В этом случае закон наделяет тот или иной орган государства правом давать толкование актам, изданным другими органами. Так, Кон­ституционный Суд Украины обладает правом толкования Кон­ституции и законов Украины, принятых парламентом Украины, что вытекает из ч.2 ст. 147 Конституции Украины.

Между официальным и неофициальным толкованием есть как общее, так и различия.

Общее в официальном и неофициальном толковании прояв­ляется в следующем. Во-первых, эти виды толкования представ­ляют собой мыслительный процесс, направленный на уяснение смысла (содержания) правовых предписаний. Во-вторых, это сам результат мыслительного процесса интерпретационной деятель­ности, в ходе которого раскрывается содержание толкуемых пра-


вовых норм, происходит разъяснение государственной воли, вы­раженной в нормативных актах. В-третьих, у официального и неофициального толкования имеются общие гносеологические и методологические основы, способы, приемы и подходы к толкова­нию. Причем тождество форм толкования, как определенного познавательного процесса, имеет место на всех стадиях норматив­но-правового регулирования, т.е. при нормотворчестве, система­тизации права и в ходе его реализации. В-четвертых, имеются общие причины функционирования официального и неофициаль­ного толкования необходимость обеспечения единства в пра­вильном понимании и применении правовых норм. Это важно для обеспечения единства законности на всей территории государства, функционирования общества в режиме согласия. В-пятых, общ­ность официального и неофициального толкования проявляется и в том, что они базируются на правилах формальной и диалек­тической логики, «подчиняются» общим моделям мыслительного процесса. Толкование правовых норм носит объективный харак­тер и подчиняется существующим, независимо от нашего созна­ния, законам диалектической логики. В-шестых, эти виды тол­кования объединяет и то, что в процессе интерпретации как бы происходит конкретизация норм права, которая является одним из важных мыслительных актов, способствующих раскрытию смысла норм права. Интерпретация, истолкование правовых норм невозможны без их конкретизации. Содержание интерпретируе­мой нормы раскрывается в совокупности конкретизирующих высказываний. Получение последних и составляет цель мысли­тельных актов, которые мы называем конкретизацией. Следует подчеркнуть, что в процессе конкретизации могут быть получе­ны, с одной стороны, более конкретные нормы, а с другой в оп­ределенной степени конкретные суждения о содержании норм права. В тех и других раскрывается смысл норм права 1.

Для обеспечения стабильности конституционного строя, консти­туционной законности особенно важное значение имеет адекват­ное понимание и восприятие норм Конституции Украины. Этому служит, например, изданный Институтом законодательства Верхов­ной Рады Украины Комментарий к Конституции Украины 2. Имеются как бы и «общественные» комментарии Основного Зако­на. Так, А.Г. Мучник издал «Комментарий к Конституции Украи­ны», в первой части которого прокомментирован ее первый раздел3, то есть первые 20 статей Конституции. Издан также Комментарий


 


1 Черданцев А.Ф. Толкование права. С. 339.


1  Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. С.35.

2  Коментар до Конституції України. Київ, 1996.

3  Комментарий к Конституции Украины. Книга первая. К., 2000.


 


68


69


законодательства Украины о правах и свободах человека и граж­данина1, рекомендованный Министерством образования и науки Украины в качестве учебного пособия для студентов.

Различия официального и неофициального толкования пра­вовых норм проявляются в: а) субъектах толкования; б) обязатель­ности результатов толкования; в) нормативной регламентации са­мой процедуры интерпретационной деятельности. Некоторые виды официального толкования, в отличие от неофициального, норматив­но урегулированы. Так, интерпретационные акты Конституцион­ного Суда Украины по толкованию Конституции и законов Укра­ины имеют юридическую силу и порождают правовые последствия. Толкование осуществляется в соответствии с положением Закона «О Конституционном Суде Украины» и Регламентом Конститу­ционного Суда Украины.

Главными чертами участников официального толкования и их результатов, их интерпретационной деятельности, на наш взгляд, являются: во-первых, высокий профессиональный уровень правотолковательной деятельности, особенно Конституционного Суда Украины, Верховной Рады, Президента Украины, Верховно­го Суда, Высшего хозяйственного Суда; во-вторых, обязательный характер результатов официального нормативного толкования норм Конституции и законов Украины Конституционным Судом для всех субъектов права, материализующихся в форме опреде­лений Конституционного Суда; высокий авторитет актов иных субъектов официального толкования в соответствующих сферах общественных отношений по сравнению с актами неофициального толкования; в-третьих, отсутствие системы координации усилий участников официального толкования, единства их позиций в пра-вотолковательном процессе, в том числе и применительно к тол­кованию норм Конституции и законов Украины; в-четвертых, наличие больших, чем у субъектов неофициального толкования, возможностей доведения своей позиции до общества, различных субъектов права за счет того, что у участников официального тол­кования имеются значительные властные полномочия, средства массовой информации, в целом мощный «административный» ресурс; в-пятых, четкая целевая направленность интерпретаци­онной деятельности субъектов официального толкования в кон­ституционно-правовой сфере отношений, что в значительной мере определяется спецификой развития политического процесса в стране на том или ином этапе ее развития, местом соответству­ющего органа официального толкования в государственном ме-

1 Конституція України. Офіційний текст. Коментар до законодавства Украї­ни про права та свободи людини і громадянина. Київ, 1999.


ханизме. Даже Конституционному Суду не удается быть до кон­ца объективным и единодушным, находиться «над схваткой» в правотолковательном процессе. Об этом ярко свидетельствует ин­терпретация различными политическими силами результатов все-украинского референдума, проведеного 16 апреля 2000 года. Об отсутствии единого понимания толкования правовых предписа­ний законопроектов свидетельствует использование Президентом Украины права вето на многие законопроекты; в-шестых, в ин­терпретационной деятельности субъектов официального толкова­ния правовых предписаний наиболее четко выражен государствен­ный интерес как основание познавательной и разъяснительной деятельности по толкованию норм права, в них содержится не только тактическая, но и стратегическая проработка возможных последствий результатов толкования для развития социально-эко­номических и политических процессов в стране.

Для объективной оценки возможностей официального и не­официального видов толкования для правоприменительной и нор-мотворческой практики обязательно необходимо учитывать раз­личия, которые имеются между этими видами толкования.

Основные черты участников неофициального толкования и их результатов толкования: 1) высокий профессиональный уро­вень в области права при осуществлении доктринального толко­вания; 2) различная правовая подготовка участников обыденного толкования; 3) второстепенный, необязательный и в то же время вспомогательный характер результатов неофициального толкова­ния; 4) отсутствие четкой системы координации усилий участни­ков этого толкования; 5) ограниченность возможностей в право-разъяснительном процессе; 6) субъективный интерес как основание познавательной и разъяснительной деятельности.

Без субъектов интерпретационной деятельности не осуществ­ляется ни официальное, ни неофициальное толкования правовых норм, Конституции и законов. Индивидуальные участники дан­ного процесса должны обладать правоспособностью и дееспособ­ностью. Но это не означает, что лицам с аномалиями в психичес­ком поведении (алкоголикам, наркоманам и т.д.) запрещено рассуждать на правовую тематику. Правосубъектный, а особенно профессионально квалифицированный участник правотолкова­тельной деятельности, имеет больше шансов быть услышанным и понятым, и тем более оказывать влияние на юридическую прак­тику. Особенно это касается субъектов доктринального толкова­ния, в целом компетентного толкования.

Организации как участники неофициального толкования ха­рактеризуются следующими признаками: а) это организационно единые коллективы людей, как формальные, так и неформальные;


 


70


71


 



б) они, как правило, выступают от своего имени; в) их правосубъ­ектность определяется задачами организации и поэтому она все­гда является специальной; г) правоспособность и дееспособность организации составляют единое свойство право дееспособ­ность, поскольку передать другим организациям свои полномо­чия она не может и осуществляет их сама через свои органы; д) организация может быть участником как властных правоот­ношений, так и общественно-правовых, то есть быть участником неофициального толкования правовых норм 1.

Для субъектов официального толкования правовых предпи­саний характерно то, что это формальные коллективы, обладаю­щие государственно-властными полномочиями. Причем функция официального толкования Конституции и законов (для Консти­туционного Суда Украины) является одной из основополагающих. Эти органы выступают от своего имени, имеют право официаль­но толковать издаваемые ими акты (Верховная Рада законы и постановления, Президент Украины свои нормативные указы, Кабинет Министров нормативные постановления, Пленум Вер­ховного Суда Украины издавать постановления, обобщающие судебную практику в республике по соответствующим вопросам, и т.д.).

Все виды толкования норм права между собой тесно взаимо­связаны, взаимовлияют друг на друга, взаимообогащаются. Иног­да не просто их разграничить. Так, в деятельности судей Консти­туционного Суда в определенной мере соединяется доктринальное и официальное толкование норм Конституции и законов Украи­ны, если судья имеет ученую степень кандидата или доктора наук.

Акт толкования всегда субъективен, поскольку осуществляется участниками интерпретационной деятельности, обладающими во­лей, сознанием, субъективным восприятием политико-правовых и экономических реалий, различным уровнем образования, ин­теллекта, жизненного опыта. В основу интерпретационной дея­тельности по толкованию норм Конституции и законов, иных нормативно-правовых актов различными субъектами могут быть положены разные теории, идеи. Отражением этого являются осо­бые мнения членов Конституционного Суда Украины. Весьма много различий в интерпретации правовых предписаний, осуще­ствляемых при доктринальном и профессиональном толковании юристов. При доктринальном следует учитывать, что существу­ют различные научные школы, взгляды, теории, неоднозначное понимание процессов, происходящих в правовой сфере, тенденций


развития права. Особенно это характерно для обществ, находящих­ся на переходном этапе развития, к которым, безусловно, относится Украина. Политический и идеологический плюрализм, закреплен­ный в ст. 15 Конституции Украины, достаточно ярко проявляет­ся как в официальном, так и неофициальном толковании различ­ных субъектов интерпретационной деятельности.

Официальное нормативное толкование осуществляется для устранения затруднений или ошибок, которые возникают или могут возникнуть при применении Конституции, законов, иных нормативно-правовых актов. Данному толкованию подвергают­ся не все акты, или их нормы, а только те, которые вызывают неясности и ошибки или с точки зрения определенного государ­ственного органа нуждаются в дополнительном разъяснении. Любой орган, обладающий правом давать и официально разъяс­нять смысл нормативных актов, не ограничен в пределах своей компетенции ни в поводах, ни в основных толкованиях норматив­но-правовых актов Ч

Это общее положение. Но применительно к Конституционно­му Суду имеются определенные исключения, поскольку орган кон­ституционной юрисдикции не может по своей инициативе толко­вать Конституцию и законы Украины. Оно допустимо если определенный законом субъект в соответствии с четкой процеду­рой обратился в Конституционный Суд с просьбой протолковать то или иное положение Конституции, закона. Основанием для конституционного обращения об официальном толковании Кон­ституции и законов Украины является наличие неоднозначного их применения судами Украины, другими органами государственной власти, если субъект права на конституционное обращение счита­ет, что это может привести или привело к нарушению его консти­туционных прав и свобод.

Официальное толкование, осуществляемое на то уполномочен­ными органами, формируется в специальном акте и формально обязательно для определенного круга исполнителей толкуемой нормы. По существу это официальная директива, как правильно понимать конкретную норму. Речь в данном случае идет о нор­мативном и казуальном толковании.

При этом нормативным называется официальное разъясне­ние, которое обязательно для всех лиц и органов, которые подчи­нены (подведомственны) органу, осуществляющему толкование. Оно распространяется на все случаи, предусмотренные толкуемой нормой, обеспечивая тем самым единообразие и правильное про-


 


1 Соцуро Л.В. Указ. соч. С. 15.


Пиголкин А,С. Толкование нормативных актов в СССР. С. 121.


 


72


6     Ю.Н. Тодыка


73


ведение в жизнь ее предписаний. Действие разъяснения зависит от компетенции органа, который издал такое разъяснение, от юридической силы актов, в которой оно воплощается. Безуслов­но, нормативное разъяснение не содержит и не должно содержать самостоятельные юридические нормы. Оно только устанавлива­ет действительный смысл и сферу действия толкуемого акта, ус­ловия его применения, права и обязанности субъектов права. В нормативных разъяснениях также указывается, как изменение условий и новая практика влияют на применение правовой нор­мы (разумеется, в рамках закона), подпадают ли новые факты под действие этой нормы права и т.д.г

Нормативному толкованию подвергаются акты, которые с точ­ки зрения компетентного органа нуждаются в дополнительном разъяснении в силу обнаружившихся затруднений, неправильной или противоречивой практики или в связи с иными причинами. Нормативное разъяснение по существу не имеет самостоятельно­го значения в отрыве от толкуемого правового акта и полностью разделяет его судьбу: его отмена или изменение, как правило, приводит к отмене или соответствующему изменению норматив­ного разъяснения.

Если нормативный акт на практике вызывает неясности или применяется противоречиво, орган, его издавший, разъясняет акт путем нормативного толкования. Это так называемое аутентич­ное толкование. Подобные разъяснения даются парламентами, президентами, иными правотворческими органами. Акт норматив­ного толкования обладает той же юридической силой и, как пра­вило, имеет аналогичную внешнюю форму, что и разъясняемый акт. Официальное нормативное толкование дается в форме инст­рукций, разъяснений также особыми органами в силу предостав­ленных им специальных постоянных либо разовых полномочий. Это так называемое легальное толкование, осуществляемое в рам­ках компетенции органа, который производит разъяснение. Его обязательная юридическая сила распространяется на субъектов, подпадающих под юридическую силу государственного органа, дающего толкование2. Так, согласно Конституции Украины Кон­ституционный Суд уполномочен давать официальные толкование Конституции и законов Украины.

В отношении аутентичного толкования Г.Ф.Шершеневич высказал довольно интересную мысль: «сила аутентичного тол­кования не в его убедительности, а в его обязательности. Хотя бы толкование законодателя шло вразрез с логикой, оно все же обя-


зательно для всех. Поэтому аутентичное толкование не толко­вание закона, а закон. В этом юридическом авторитете аутентич­ного толкования заключается и его опасность» Ч

При рассмотрении судебных дел важны разъяснения Верхов­ного Суда по вопросам применения законодательства. Такие руководящие разъяснения, издаваемые в форме постановлений Пленума Верховного Суда, будучи разновидностью легального толкования, даются по вопросам судебной практики на основа­нии рассматриваемых судами цел и являются результатом их обобщения. В них разъясняются вопросы, вызывающие сомне­ния и неясности у судебных органов и порождающие разобщен­ность в отправлении правосудия, ошибки и неправильные реше­ния. Такого рода разъяснения обращены в первую очередь к судебным органам и формально обязательны для них. Но в то же время они обязательны и для всех иных лиц и органов, кото­рые в той или иной форме непосредственно участвуют в судеб­ной деятельности. Суды в своих решениях обычно ссылаются на отдельные пункты нормативных постановлений Верховного Суда. Но учитывая строго подчиненный и вспомогательный относитель­но закона характер таких разъяснений, по мнению А.С. Пигол-кина, делаются подобные ссылки только в качестве дополнений к закону. Существенное значение для разрешения хозяйственных споров имеют разъяснения Пленума Высшего арбитражного суда2.

Судебным или иным компетентным органом может осуще­ствляться казуальное толкование, которое дается по поводу конк­ретного дела и формально обязательно только при его рассмотре­нии. Цель такого толкования обеспечить правильное решение дела. Казуальное толкование имеет место там, где в процессе пра­воприменения ставится специальная цель разъяснить норму, например, разъяснение вышестоящего суда по поводу и в связи с рассмотрением дела, если решения или определения нижестоящих судов по нему являются неправильным, не соответствующими закону. «Казуальное толкование осуществляется как в деятельно­сти судов (судебное толкование), так и в процессе применения права другими органами (административное толкование)» 3. Формаль­но судебное толкование касается только судов, которые участвова­ли в рассмотрении дела, и осуществляется в пределах конкретного дела. Но оно в целом имеет значение для совершенствования ра­боты всех судов, а не только конкретного суда, для унификации судебной практики. Существенное значение в связи с этим имеют


 


1   Пиголкин А.С. Толкование норм права. С. 290—291.

2   Там же. С. 291.


1   Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 726.

2   Пиголкин А.С. Указ. соч. С. 291—292.

3   Там же. С. 177.


 


74


і


75


судебные решения, публикующиеся в специальной периодической печати. Специфика административного толкования в том, что оно не ограничивается рамками конкретного дела, а содержит указа­ния соответствующим органам относительно того, как те должны решать то или иное дело. Такое указание может быть дано в акте об отмене вышестоящим органом незаконного акта, в решении кон­трольных государственных органов, специальных инспекций х. Официальное и неофициальное толкования между собой тес­но взаимосвязаны. Они различны по многим параметрам. Но глав­ное что их объединяет это то, что они направлены на уяснение и разъяснение Конституции, законов, иных нормативно-правовых актов в целях оптимизации правоприменительной и праворазъяс-нительной деятельности.

§7. Функции толкования

Вопрос о функциях толкования права недостаточно исследован как в теории государства и права, так и в литературе по консти­туционному праву. Его изучение объективно необходимо для по­нимания функциональной предназначенности правотолкователь-ной деятельности, тенденций ее развития. Толкование правовых норм, как специфическая юридическая деятельность имеет боль­шое значение для правового регулирования, обеспечения закон­ности и правопорядка, качества оптимального функционирования и развития национальной правовой системы.

В литературе по теории права выделяют следующие функции толкования права: познавательную, конкретизационную, регламен­тирующую, правообеспечительную и сигнализаторскую 2. Счита­ем, что первую функцию толкования права следует назвать не «по­знавательной», а «познавательно-разъяснительной», поскольку субъект интерпретации правовых норм, в том числе конституци­онных, не только познает для себя правовые предписания, но и, как правило, разъясняет их другим субъектам права. Это прису­ще прежде всего официальному и доктринальному видам толко­вания, и в меньшей мере разъяснительный аспект правотолкова-ния проявляется при обыденном толковании.

Познавательно-разъяснительная функция толкования пра­ва вытекает из самого содержания и сути толкования, в процессе которого субъекты правотолковательной деятельности познают право, содержание правовых предписаний, разъясняют их иным субъектам права. В ходе толкования происходит уяснение смыс­ла правовых норм, заложенной в них государственной воли.

1   Соцуро Л.В. Указ. соч. С.17.

2   Шабуров А.С. Указ.соч. С.373.


I


Особенно ценным и важным является правильное толкование норм Конституции, определяющих параметры и направленность развития национальной правовой системы Украины. Для этого создан Конституционный Суд, который дает официальное толко­вание Конституции и законов. Его работа по интерпретации кон­ституционных норм в последние годы под влиянием требований практики существенно активизировалась. Познавательно-разъяс­нительная функция толкования права реализуется на основе фор­мальной и диалектической логики с применением современных приемов и способов интерпретационной деятельности.

Конкретизационная функция толкования права заключает­ся в том, что при толковании правовые предписания оценивают­ся с учетом конкретных обстоятельств применения норм права. Достаточно четко данная функция толкования проявляется при функциональном способе толкования, когда интерпретатор стре­мится системно учесть весь комплекс факторов, влияющих на реализацию правовой нормы. Ведь с учетом особенностей места, времени и других условий, субъектов правоотношений одни и те же обстоятельства могут быть признаны уважительными или неуважительными, существенными или несущественными. Это достаточно важная функция толкования, в том числе и в аспекте понимания и развития конституционного законодательства. Та же самая конституционная норма через 10—-20 лет действия Кон­ституции может быть истолкована органом конституционной юстиции по-новому с учетом тех политико-правовых реалий, в которых эта норма функционирует. Недаром в литературе от­мечается, что применительно к конституционному толкованию можно сказать, что в отличие от других видов толкования оно осо­бенно близко к нормотворчеству.

Регламентирующая функция толкования права проявляет­ся в том, что толкованием в форме официального разъяснения как бы завершается процесс правового регулирования общественных отношений. Это означает, что граждане, организации, предприя­тия и учреждения, органы государства и должностные лица, при­меняющие правовые нормы, руководствовуются не только норма­ми закона, указов Президента, постановлениями Кабинета Министров, но и актами их официального толкования. Примени­тельно к Конституции и законам Украины особое значение име­ют акты официального толкования Конституционного Суда, ко­торые согласно ст. 150 Конституции Украины обязательны к исполнению на территории Украины, окончательны и не могут быть обжалованы.


 


76


77


Регламентирующая функция толкования права влияет не только на правоприменительную практику, но и на законотвор­ческую деятельность. С фактом создания на постсоветском про­странстве во всех республиках бывшего СССР конституционных судов возможности, границы и даже обязанности законодателя становятся объектом оценки со стороны органов конституцион­ной юрисдикции и законодатель, таким образом, больше не сво­боден в том, как понимать Конституцию и законы, поскольку свя­зан толкованием, исходящим от Конституционного Суда. Акты толкования Конституции в значительной степени связывают ис­полнительно-распорядительные органы, иных субъектов правопри­менения. Регламентирующая функция официального толкования Конституционным Судом Украины Конституции и законов Ук­раины направлена на оптимальную реализацию принципа разде­ления властей в государственном механизме, обеспечение един­ства конституционной законности и правопорядка на всей территории страны.

Регламентирующая функция толкования в интерпретацион­ной деятельности Конституционного Суда тесно связана с позна­вательно-разъяснительной функцией, поскольку как и любой другой субъект толкования Конституционный Суд Украины в решении любого дела уясняет для себя содержание конституци­онных и иных норм. В результате по делам о толковании Кон­ституции Конституционный Суд выносит акты официального толкования, обязательные к исполнению.

Правообеспечительная функция толкования права заключа­ется в том, что акты толкования, и прежде всего официального, издаются для обеспечения единства и эффективности правопри­менительной практики. Этому служат не только решения Кон­ституционного Суда, но и постановления пленумов Верховного Суда Украины (применительно судебной практики). Эта функция важна для обеспечения единства законности в стране, однознач­ного понимания правовых предписаний.

Сигнализаторская функция толкования права проявляется в том, что толкование нормативно-правовых актов позволяет об­наружить их недостатки содержательного и юридико-техничес-кого характера этих актов. Это является «сигналом» для законо­дателя о необходимости совершенствования соответствующих правовых норм. В этом отношении большое значение имеют акты Конституционного Суда по толкованию Конституции и законов Украины, на которые прежде всего ориентируется законодатель.

Существенную роль в функциональном аспекте играют резуль­таты доктринального толкования, которое осуществляется учены­ми и материализуется в монографиях, научных статьях и т.д.

78


В этой связи целесообразно в период становления правовой госу­дарственности уделить особое внимание повышению авторитета этого вида толкования. Считаем, что необходимо создать право­вой механизм реализации научных предложений по всем отрас­лям национальной правовой системы, особенно по конституци­онному праву Украины. Предложения, которые содержатся в диссертационных исследованиях, не должны уходить в небытие, как это нередко и случается. Важно систематически по централь­ному и местному телевидению давать выступления ученых по раз­личным вопросам конституционного и иных отраслей права, ввести рубрику «Доктринальное толкование». Особенно важно разъяснение новых законодательных актов, анализ их реализа­ции, коллизий и трудностей в их применении.

К сожалению, нередко их пропаганда ограничивается только самим фактом опубликования в периодической печати. Для достижения цели доктринального толкования необходим систем­ный подход к его организации и проведению. Своевременное квалифицированное доктринальное толкование может выполнять превентную задачу, упреждать возможные ошибки в нормотвор-ческой и правоприменительной деятельности государственных органов, иных субъектов права. Силой своего авторитета доктри­нальное толкование воздействует на правосознание граждан, фор­мируя их правовую культуру и побуждая их действовать в рам­ках конституционно-правового поля.

Одна из проблем государственно-правовой практики Украи­ны, как и других стран СНГ недоведение своевременно до ад­ресатов принятых правовых актов, хотя это императивное требо­вание конституционного законодательства. Н.А.Бура, исследуя функции общественного правосознания, подчеркнул мысль, от­носящуюся к обыденному толкованию: «Чтобы нормы права «работали» на общество в своем нормативно-регулирующем зна­чении и более эффективно осуществлялись в конкретных право­отношениях, их в первую очередь необходимо довести до созна­ния широких масс в качестве общих норм поведения, социальных ценностей» х. Недоведение или несвоевременное доведение до граждан законов, иных нормативно-правовых актов не способству­ет формированию высокой правовой культуры участников пра­воотношений, реализации ими функций официального или не­официального толкования.

Все функции толкования права между собой тесно взаимосвя­заны и системное их применение субъектами интерпретационной

1 Бура Н.А. Функции общественного правосознания. Киев, 1986. С.23.

79


деятельности позволяет им качественно толковать правовые пред­писания. Тем самым достигается цель толкования правовых норм. Системность правотолковательной деятельности в значи­тельной мере определяется уровнем интеллектуального потенци­ала субъектов толкования. В лучшую сторону здесь отличается официальное толкование Конституционного Суда и доктриналь-ное толкование.

§8. Принципы толкования

Латинский термин «принцип» означает первоначало, руково­дящая идея, основное правило поведения *. В общей теории пра­ва вопросу принципов права уделяется существенное внимание, поскольку они представляют собой руководящие идеи, характе­ризующие содержание права, его сущность и назначение в обще­стве. С одной стороны, они выражают закономерности права. А с другой, представляют собой наиболее общие нормы, кото­рые действуют во всей сфере нормативно-правового регулирова­ния и распространяются на всех субъектов права. Эти нормы либо прямо сформулированы в законах, либо выводятся из их общего смысла. Именно принципы права определяют пути совершенство­вания правовых норм. Выступая в качестве руководящих идей для законодателя, по существу они являются связующим звеном между основными закономерностями развития и функциониро­вания общества и правовой системы. Благодаря принципам пра­вовая система государства адаптируется к важнейшим интере­сам и потребностям человека и общества, становится совместимой с ними.

Принципы пронизывают всю правовую жизнь страны. Они характеризуют не только сущность, но и содержание права, отра­жают не только его внутреннее строение, статику, но и весь про­цесс его применения. Принципы права оказывают большое вли­яние на весь процесс подготовки нормативно-правовых актов, их издания, установления гарантий правовых требований. Принци­пы права выступают своеобразной несущей конструкцией, на которой покоятся и реализуются не только его нормы, институ­ты, отрасли, но и вся его система. Принципы служат главным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и пра­воохранительной деятельности государственных органов. От сте­пени их соблюдения в прямой зависимости находится уровень слаженности, стабильности и результативности правовой системы. «Имея общеобязательный характер, принципы права способству-


 


ют укреплению внутреннего единства и взаимодействия различ­ных его отраслей и институтов, правовых норм и правовых отно­шений, субъективного и объективного права» 1.

Правовые принципы подразделяются на свойственные праву в целом (общеправовые), его отдельным отраслям (отраслевые) или группе смежных отраслей (межотраслевые).

Это означает, что любая отрасль права или вид юридической деятельности характеризуются своеобразным выражением общих и межотраслевых и, конечно же, наличием специфических прин­ципов. Потенциально содержит принципы и неофициальное тол­кование. Применительно к принципам неофициального толко­вания в литературе относят: демократизм, научность, точность и ясность, единство теории и практики, принцип конкретизирующей деятельности 2.

Исследование принципов официального и неофициального толкования важно с точки зрения повышения результативности интерпретационной деятельности, и прежде всего ее влияния на юридическую практику. Грамотное толкование права позволяет выявить коллизии между правовыми нормами, устаревшие нор­мы, пробелы в законодательстве. Знание принципов права и прин­ципов его толкования позволяет влиять на правотворческую и правоприменительную деятельность. Игнорирование принципов толкования не способствует адекватному уяснению и разъясне­нию правовых норм, выяснению реальной воли законодателя.

Принцип демократизма состоит в том, что при неофициаль­ном толковании всем обеспечиваются равные возможности, т.е. каждый имеет право высказывать свое мнение, как в личных беседах, так и публично (в средствах массовой информации, на собраниях, митингах и т.д.) о праве, о состоянии законности, спра­ведливости, работе механизма правоприменения. Граждане име­ют право знакомиться с законами, иными нормативно-правовы­ми актами, давать им оценку, участвовать в обсуждении проектов нормативных актов, вносить конкретные предложения, дополне­ния и замечания 3. Правовая активность граждан, в том числе в толковании права, важный показатель развития демократии в стране. Государство, если оно стремится стать демократическим, должно поощрять активность своих граждан в вопросах толко­вания права. Но это не всегда имеет место. Так, в Украине, как и других странах СНГ, исчезла практика обсуждения гражданами наиболее важных законопроектов. Ограничилось все только про-


 


1 Философский словарь. М.Д980. С.295.


1  Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 1996. С.59.

2  Соцуро Л.В. Указ.соч. С.33.

3  Там же. С.33.


 


80


81


цессом обсуждения проектов новой конституции. То есть из по­литической жизни ушел позитивный опыт, который был в госу­дарствах, не закреплявших на конституционном уровне положе­ния о том, что они правовые и демократические. Эту ситуацию, безусловно, надо исправлять, поскольку в ст*5 Конституции Ук­раины записано, что народ первоисточник власти. Такая нор­ма имеется в основных законах других стран СНГ.

Принцип демократизма интерпретационной деятельности применительно к официальному толкованию имеет свои особен­ности. И в этом отношении есть существенные отличия между возможностями парламентариев и судей Конституционного Суда. Так, если народные депутаты Украины могут высказывать свою позицию в отношении той или иной правовой нормы, всего пра­вового акта, то этого не могут делать судьи Конституционного Суда Украины перед рассмотрением дела, хотя после его решения в Конституционном Суде они могут комментировать свою позицию, в том числе через средства массовой информации. Демократизм официального толкования в Конституционном Суде правовых предписаний проявляется и в том, что председательствующий при рассмотрении дела предоставляет возможность каждому консти­туционному судье высказать свою точку зрения. Так в демокра­тическом режиме формируется правовая позиция органа консти­туционной юрисдикции. Каждый судья Конституционного Суда имеет право высказать особое мнение по делу. Это также прояв­ление демократизма толкования Конституционным Судом Кон­ституции и законов Украины. Мнение судьи докладчика по делу может расходиться с позицией большинства судей Консти­туционного Суда. В результате в решении органа конституцион­ной юрисдикции будет воплощена воля большинства, в чем также проявляется демократизм процедуры официального толкования. В результате судья-докладчик вынужден высказывать свое особое мнение по делу. Причем иногда более обоснованное, чем мнение большинства, нашедшее отражение в решении Конституционного Суда.

Демократизм официального толкования законов, иных нор­мативно-правовых актов в парламенте заключается и в том, что представители различных политических сил, исходя из своего понимания тех или иных государственно-правовых процессов в стране, по-разному оценивают действие соответствующих норма­тивно-правовых актов и могут предлагать концептуально разные законопроекты. По существу толкование правовых норм пер­манентный, непрекращающийся в работе Верховной Рады процесс, поскольку все время идет оценка правовых установлений. Неже­лание определенной части народных депутатов Украины согла-

82


ситься с правовой позицией, выносимой на голосование в парла­менте, иногда приводит к тому, что определенная их часть уходит из зала, как бы «голосуя ногами». Вряд ли такую практику мож­но оценить позитивно с точки зрения демократизма парламентс­ких процедур. Недемократичной является и практика, когда один народный депутат с помощью электронных карточек голосует за нескольких своих коллег. Законодательство Украины такой воз­можности не предусматривает.

Демократизм правотолковательной деятельности пленума Вер­ховного Суда Украины базировался на том, что его определения направлены на устранение неоднозначности, противоречивости правовой ситуации, возникшей при разрешении дел нижестоящи­ми судами, учета опыта этих судов, мнения ученых. Интерпрета­ционная деятельность Верховного Суда, как правило, высокого уровня, поскольку базируется на обобщении широкого практиче­ского опыта работы судов и на учете мнения ученых в соответству­ющей отрасли права.

Принцип научности толкования норм права это учет ин­терпретаторами выводов науки для толкования правовых пред­писаний. Данный принцип имеет большое значение в целом для правовой деятельности, в том числе правотолковательной. Одно из отличий доктринального и профессионального видов толкова­ния от обыденного заключается в том, что первых два в большей мере основываются на научности оценки правовых явлений. Доктринальное толкование, осуществляемое учеными, активно влияет на профессиональное и обыденное виды толкования права. К сожалению, потенциал доктринального толкования в пол­ной мере не используется для повышения общего уровня право­толковательной деятельности в Украине, на чем мы уже акцен­тировали внимание выше.

Вместе с тем демократизация общественных процессов, ста­новление новой правовой системы, новеллизация конституцион­ного и текущего законодательства объективно способствуют повышению интереса граждан к правовым процессам, происхо­дящим в государственно-правовой сфере. Соответственно, акти­визируется и правотолковательная функция обыденного сознания. Этому способствовало и публичное обсуждение, в том числе че­рез средства массовой информации, нескольких проектов Консти­туции Украины, проведение в апреле 2000 года всеукраинского референдума. Правда, на этот референдум были поставлены перед гражданами вопросы, на которые они должны были отве­тить, но которые были непростыми и для специалистов в области конституционного права. Например, не было и нет среди консти­туционалистов единого мнения, нужен ли Украине двухпалатный

83


парламент, сколько должно быть в Верховной Раде Украины на­родных депутатов — 450 или 300 депутатов.

Принцип научности толкования правовых предписаний пред­полагает необходимость усиления влияния официального толко­вания и их носителей ученых-юристов в конкретной отрасли права в целом на процесс толкования права. Достижения юри­дической науки должны более весомо влиять на данный процесс. Тем более, что ученые в своих разработках стремятся учитывать не только отечественный, но и зарубежный опыт правовой регла­ментации общественных отношений, принципы международного права, практику Европейского Суда по правам человека, положе­ния международных договоров.

Принцип точности и ясности правотолковательной деятель­ности означает качество уяснения и разъяснения правовых норм субъектами их интерпретации. Особенно большая роль в этом принадлежит грамматическому, логическому и систематическо­му толкованию.

Возможности проявления данного принципа также различны у официального, профессионального и обыденного толкования. На­пример, Конституционному Суду Украины, органам конституци­онной юрисдикции других стран СНГ нередко приходится тол­ковать такие термины, как: «законодательство», «суверенитет», «компетенция», «государственный язык», «официальный язык», «язык межнационального общения», «должностное лицо» и т.д. Принцип точности и ясности толкования правовых предписаний несет существенную функциональную нагрузку в уяснении и разъяснении смысла толкуемой правовой нормы. Аристотель считал, что если речь не ясна, она не достигает цели. «Достоин­ство слога быть ясным и не низким» г. В.Г.Белинский писал: «слово отражает мысль: непонятная мысль непонятно и сло­во» 2. Точность и ясность в интерпретационной деятельности по толкованию правовых предписаний в значительной мере дости­гается с помощью системного использования субъектом интер­претации приемов толкования. В жизни нередко встречается, что вполне понятная модель решения правовой ситуации специаль­но запутывается, усложняется. В какой-то мере поговорка «Два юриста три мнения» характеризует такие случаи.

Это имеет место не только при компетентном толковании вообще, но и в таком ее проявлении как доктринальное, матери­ализуемое в научных статьях и монографиях, когда можно не­сколько раз прочитать абзацы или страницу текста и ничего не

1  Античные теории языка и стиля. М., 1936. С. 175.

2  Докусов A.M. Русские писатели о языках. Л., 1955. С.143.

84


г


понять. При этом авторы таких публикаций нередко применя­ют специально усложненную терминологию, в том числе в попу­лярных, рассчитанных на массового читателя публикациях. Вме­сто термина «избиратели» пишут «электорат». В обиход вошли, особенно с помощью журналистов, термины «мэр», «губернатор», которые не содержатся в законодательстве. Все это не способствует ясности и четкости в правотолковательной деятельности.

Принцип единства теории и практики интерпретационной деятельности заключается в том, что толкование как результат интеллектуальной работы, должно быть проверено практикой нормотворческой и правоприменительной деятельности соответ­ствующих субъектов права. Речь идет об оценочном явлении. Единство теории и практики условие обеспечения качества толкования. Познание права идет от живого созерцания к абст­рактному мышлению и от него к практике. Такова модель взаи­модействия теории и практики в философском, социологическом и юридическом аспектах. Практика освещается теоретическим познанием, а последнее находит свое подтверждение в практике. В деятельности судей, адвокатов, прокуроров, юрисконсультов, нотариусов и т.д. четко соединяется практический и теоретиче­ский аспект толкования правовых норм.

Исходя из принципа единства теории и практики правотолко­вательной деятельности важно определиться с тем, каким по со­ставу должен быть Конституционный Суд. Считаем, что оптималь­ной является его структура, при которой в нем достаточно представлены не только теоретики, но и практики. Особенно ак­тивно и эффективно трудятся судьи Конституционного Суда, проработавшие значительное время в Верховном Суде. Это подтвер­ждает и деятельность органа конституционной юрисдикции Ук­раины. Судьи, избранные от съезда судей, достаточно эффективно осуществляют свои задачи и функции. В.Е.Скомороха, избранный от съезда судей Украины, судьями Конституционного Суда был избран председателем Конституционного Суда Украины.

Теоретический и практический аспекты правотолковательной деятельности достаточно емко соединяются в работе судей Вер­ховного Суда Украины, которым нередко приходится рассматри­вать не только конкретные дела, но и обобщать практику по соответствующей их категории. В постановлениях Пленума Вер­ховного Суда обобщается судебная практика. Впоследствии по­становления и их применение проверяются жизнью. В работах ученых в ходе доктринального толкования дается как оценка по­становлений, так и практика их реализации.

Принцип правоконкретизирующей деятельности толкования является тем общим и особенным, чем отличается процесс тол-

85


кования от иных видов юридической деятельности. Будучи сво­его рода посредником между общей абстрактной нормой и реаль­ными обстоятельствами ее действия правоконкретизирующая де­ятельность позволяет в своих результатах (правовых актах) отразить специфику конкретных видов общественных отношений (действий, фактов, субъектов и т.д.), их развитие, не изменяя при этом исходной нормы 1. Конкретизация выступает особым на­чалом, с помощью которого абстрактная норма становится конк­ретной, а следовательно, более точным и ясным становится ее смысл в результате толкования 2.

Принципы толкования права представляют собой целостную взаимосвязанную систему, применение которой в совокупности позволяет на высоком уровне осуществлять официальное и не­официальное толкование правовых предписаний.

§9. Акты толкования

Акт толкования права правовой акт, содержащий разъяснение смысла юридических норм. Эти акты включают в себя различ­ный по правовому характеру материал: он может представлять собой разъяснение смысла правовых норм; содержать конкрети­зирующие предписания; действовать только в единстве с теми нормами, которые толкуют.

Акты толкования правовых норм имеют большую значимость для нормотворческой и правоприменительной практики. П.Е.Нед­байло обособлял акты толкования в отдельную самостоятельную группу и относил их к категории «юридических средств правиль­ного и эффективного применения правовых норм» 3. Это свойство и социальная предназначенность актов толкования относится к актам как официального, так и неофициального компетентно­го толкования. Назначение этих актов состоит в объяснении пра­вовых предписаний, уяснении заложенной в них государственной воли, доведении ее до адресатов.

В механизме правового регулирования акты толкования носят вспомогательную, а не основную роль. В связи с этим в литературе отмечалось, что «Содержание актов официального тол­кования характеризуется, в отличие от нормативных актов, вспо­могательным значением» 4. Речь в данном случае идет о со­отношении актов, которые являются объектом интерпретации и

1   Шмелева Г.Г. Конкретизация юридических норм в правовом регулирова­
нии. Львов,
1988. С.5.

2   Соцуро Л.В. Указ. соч. С.34—35.

3   Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С.488.

4   Вопленко Н.Н. Указ. соч. С.33.

86


актом толкования как актом разъяснения государственной воли, заложенной в соответствующем законе, указе, постановлении и т.д. Об этом свидетельствует и то, что судьба акта толкования опре­деляется судьбой интерпретируемой нормы или акта. Например, если изменили Конституцию или закон, отменили действие ка­кой-либо правовой нормы, то, соответственно, перестает действо­вать и акт, толкующий данную норму права.

Акты толкования имеют внутреннюю структуру и форму. В отношении некоторых видов актов официального толкования законодательно устанавливаются четкие требования, которым они должны соответствовать. Это касается прежде всего актов орга­нов конституционной юрисдикции. Так, согласно п.2 ст.13 Закона «О Конституционном Суде Кыргызской Республики» Конститу­ционный Суд «решает споры, связанные с действием, применени­ем и толкованием Конституции» х. Его решения должны отве­чать определенным требованиям, поскольку в них обязательно должны быть указаны: наименование решения, дата и место его вынесения; состав Конституционного Суда, вынесший решение; секретарь заседания; стороны и их представители; предмет тре­бований; нормы Конституции Кыргызской Республики и законо­дательства о Конституционном Суде, установившие право Консти­туционного Суда рассматривать данный вопрос; требование заявителя; обстоятельства, установленные Конституционным Судом; точное наименование нормативного акта, конституцион­ность которого проверялась, с указанием источника его опубли­кования или получения; действие или решение должностного лица, конституционность которого проверялась; описание обсто­ятельств правоприменительной практики, конституционность которой проверялась; доводы в пользу решения, к которому при­шел Конституционный Суд, и доводы, опровергающие иные мне­ния; нормы Конституции Кыргызской Республики, которыми руководствовался Конституционный Суд; краткая формулиров­ка решения; порядок и срок исполнения решения, указание на окончательность решения (ст.29).

В отношении актов неофициального толкования таких требо­ваний не содержится, в особенности применительно к актам док-тринального и обыденного толкования.

К сожалению, в законодательстве, регламентирующем право­вой статус органов государственной власти, обладающих правом аутентичного толкования своих актов, не содержатся требования к актам их толкования, как это сделано в отношении конститу-

1 Ведомости Жогорку Кенеша. 1994, № 2. Ст.46.

87


ционных судов. А необходимость в этом имеется с точки зрения повышения влиянп/1 интерпретационных актов на нормотворче-скую и правоприменительную практику.

Содержание акта официального и неофициального толкова­ния неотделимо от содержания того акта (Конституции, закона, указа, постановления и т.д.), которые являются объектом интер­претации. Акт имеет письменную или устную форму выражения. Для обеспечения стабильности правовой практики предпочтитель­нее письменная форма, которая материализуется в решениях, постановлениях, определениях, разъяснениях, посланиях при офи­циальном и профессиональном толкованиях, в монографиях, на­учных статьях, тезисах при доктринальном толковании. Для обыденного толкования в основном присуща устная форма ин­терпретации нормативно-правовых актов.

В зависимости от критерия выделяются следующие виды ак­тов толкования права: а) акты нормативного и казуального тол­кования от типов официального толкования; б) акты органов государственной власти, управления, судебных и прокурорских органов в зависимости от органов, дающих толкование; в) акты толкования уголовного права, административного, гражданского и т.д. от предмета правового регулирования; г) материальные и процессуальные акты в зависимости от характера правовых предписаний; д) указы, постановления, приказы, инструкции и т.п. в зависимости от формы акта; е) интерпретационные акты правотворчества и интерпретационные акты правоприменения в зависимости от юридической природы акта х.

Считаем, что в данной классификации отсутствует деление на акты официального и неофициального толкования, в основу кри­терия деления которых положены правовые последствия толко­вания. По органам, осуществляющим официальное толкование, можно выделить акты Конституционного Суда, парламента, Пре­зидента, Верховного Суда и т.д. Кроме того можно выделить акты неофициального профессионального толкования, природа которых уже рассматривалась в литературе 2. Особым видом актов тол­кования являются решения органов конституционной юрисдик­ции. Т.Я.Хабриева глубоко исследовала специфику актов толко­вания Конституции Российской Федерации 3.

1  Енгибарян Р.В., Краснов Ю.К. Теория государства и права. М., 1999. С.227.

2  Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976; Недбай­
ло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960; Пиголкин А.С. Нормы
советского права и их толкование. Автореф. дис. ... канд.Юрид.наук Л., 1962;
Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979; Соцуро Л.В. Указ,соч.
С.64—74.

3  Хабриева Т.Я. Указ.соч. С.51—63.


Правовая природа, виды и требования к актам толкования права в украинской юридической литературе серьезно не иссле­довались. А необходимость в этом имеется. И довольно большая.

Актам официального толкования присуще много общего. Отмечая это, Н.Н.Вопленко указывал, что «вся совокупность су­ществующих в советском праве актов официального толкования образует в рамках системы правовых актов качественно однород­ную подсистему, характеризующуюся единством юридической природы и функционального назначения» г.

Акты неофициального компетентного толкования также име­ют тождественные правовые признаки, свойства, но различаются по качеству интерпретации, их воздействию на правовую практику по субъектам, в силу чего их можно разделить на три группы, имею­щие единую форму и структуру выражения своей сущности: а) акты толкования ученых-юристов; б) официозные акты толко­вания правовых норм средствами массовой информации; в) акты толкования общественных организаций и юридических кооперативов, юристов-практиков, адвокатов, юрисконсультов и т.д.

Правомерность и практическая результативность актов неофи­циального толкования и требования, предъявляемые к ним, заклю­чаются в следующем: во-первых, важно, чтобы такими актами не допускалось искажение смысла толкуемой нормы; во-вторых, акт должен содержать интерпретационные положения относительно того, как следует понимать и применять соответствующую право­вую норму на практике; в-третьих, норма права должна интерпре­тироваться только подзаконными правовыми средствами, приема­ми и способами; акт толкования не должен выходить за пределы нормы права; в-четвертых, практическую результативность не сле­дует смешивать с результатами толкования, поскольку практичес­кая результативность свидетельствует о том, сколько и как часто к интерпретационному акту обращаются правоприменители и дру­гие заинтересованные лица, чтобы положить его в основу юриди­ческого дела; в-пятых, акты неофициального профессионального толкования вместе с актами официального толкования служат дополнительной гарантией правильного применения нормы пра­ва; в-шестых, акты неофициального толкования не имеют обяза­тельной юридической силы, но обладают и некоторыми юридичес­кими свойствами, присущими актам официального толкования 2.

Содержание акта толкования неотделимо от смысла разъяс­няемой правовой нормы, поскольку в нем находит отражение

1 Вопленко Н.Н. Указ.соч. С.26.

2 Соцуро Л.В. Указ.соч. С.6465.


89


закрепленная в норме государственная воля. Толковать норму не­обходимо с учетом существующих официальных интерпретаций. Речь идет в том числе и об актах толкования, которые ранее были даны Конституционным Судом. Акт толкования своеобразная «разверстка» содержания и значения правовой нормы. Но нельзя ее разъяснение рассматривать в качестве модификации правовой нормы, утверждать, что толкование вносит изменение в действу­ющее законодательство. Акт толкования не может восполнять пробелы в Конституции, законах, иных нормативно-правовых актах. Решения Конституционного Суда, например, не могут счи­таться «вторичным источником права».

Некоторые ученые применительно к Конституционному Суду обосновывают теорию «судебного активизма», апеллируя не столько к законодательным положениям, сколько к более стабиль­ным принципам справедливости, полагая более удачной ту Кон­ституцию, которая постоянно меняется в потоке жизни общества. Эти рассуждения не разделяются большинством авторов, посколь­ку противоречат одному из фундаментальных положений права о том, что субъект толкования не вносит ничего нового в разъяс­няемую норму, а лишь с помощью соответствующих способов и методов стремится уяснить ее действительный смысл и содержа­ние г. «Акт о толковании содержит информацию, но относится она к разъяснению смысла закона» 2.

Акты толкования могут характеризоваться и с точки зрения их формы. В юридической литературе под формой актов офици­ального толкования понимается «способ изложения познанной государственной воли, содержащейся в правовых нормах, подверг­шихся толкованию» 3. Это относится и к форме актов неофици­ального профессионального толкования. Акт толкования имеет внутреннюю и внешнюю форму выражения.

При этом внутренняя его форма раскрывается с помощью юри­дической техники. «Насколько качественно отразила в себе фор­ма акта внутреннюю согласованность, настолько она сработает в правоприменительном процессе. Следовательно, чем выше про­фессионализм, тем четче и грамотнее идет процесс в познании и согласовании внутренних элементов с выходом на достижение эффективного результата в юридической практике» 4. Речь идет о качественном уяснении субъектом интерпретации правовой


нормы, ее уяснении для себя и разъяснении для других. Причем, без уяснения нормы права не может быть ее разъяснение. В литературе отмечается, что уяснение и разъяснение содержа­ния правовых норм это два основных процесса, тесно связан­ных между собой. Первый уяснение обязательно предше­ствует второму. Но за уяснением не обязательно должно следовать разъяснение. «Иногда вполне достаточно бывает уяснить смысл закона, чтобы вынести решение по конкретному делу» х.

Внутренний и внешний аспекты толкования права между собой тесно взаимосвязаны и вряд ли целесообразно их противо­поставлять. Так, процесс уяснения норм права для себя, если он внешне не выражен в акте толкования, не имеет юридического значения. Но именно данный внутренний мыслительный процесс обеспечивает правильное и глубокое понимание правовых норм, предохраняет от возможных ошибок. «Уяснение смысла нормы права как внутренний мыслительный процесс это выяснение, раскрытие того, в чем заключается гипотеза нормы, каково веле­ние правовой нормы, в чем суть обязанности и правомочия, на кого распространяется ее действие (кто является субъектом правомо­чия и обязанности), какие изъятия и исключения эта норма до­пускает, каковы те последствия, которые должны наступить в случае нарушения ее велений» 2.

Внешняя форма актов толкования представляет собой пись­менный или устный способ выражения смысла толкуемой нор­мы, акта. При этом акт толкования, выраженный в письменной форме, имеет соответствующие реквизиты. В частности, акт офи­циального толкования всегда содержит: наименование органа, который его издал, наименование акта, число, порядковый номер, дату и содержание самого разъяснения, а также подпись руково­дителя органа. Внешняя форма актов официального толкова­ния решения, постановления, разъяснения и т.д., неофициаль­ного монографии, доклады, лекции, статьи, выступления, советы, консультации и т.д. К самостоятельному виду внешней формы от­носятся кинофильмы, видео- и аудиозаписи.

Устный вид проявления внешней формы акта неофициально­го толкования применяется значительно чаще, чем письменный. Его разновидности определяются правовой культурой, нормами морали. Умноженные на высокий профессионализм интерпрета­тора, они обладает убедительностью не только для лица, которое


 


90


1  Хабриева Т.Я. Указ.соч. С.53.

2  Спасов В. Закон и его толкование. М., 1986. С.48.

3  Вопленко Н.Н. Указ.соч. С.42.

4  Соцуро Л.В. Указ.соч. С.68.


3 Ткаченко Ю.Г. Нормы советского социалистического права и их примене­ние. М., 1955. С.45.

2 Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М.,