Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

>"7      1 <Л» ,


Права человека

Учебник для вузов


Комиссия при Президенте Российской Федерации

Институт государства и права РАН

Права Чправаеловека

Учебник для вузов

Ответственный редактор —

член-корреспондент РАН,

доктор юридических наук

Б. А. Лукашева

 

Издательство НОРМА

(Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М) Москва, 2001


П68


Права человека. Учебник для вузов / Ответственный ре­дактор — член-корр. РАН, доктор юридических наук Е. А. Лукашева. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М), 2001. — 573 с.

"Права человека'' — первый в отечественной юридической лите­ратуре учебник по данному предмету. Авторский коллектив стремился показать всю сложность и многогранность прав человека, их сущность, генезис, социальные корни, назначение, соотношение с правовым и соци­альным государством. В работе раскрываются исторические этапы форми­рования системы прав и свобод человека, развития механизмов их защи­ты, сопоставляется отечественный и зарубежный опыт в данной сфере Большое внимание уделено природе правового статуса человека и гражда­нина, структуре прав человека, их взаимодействию с правом, политикой и нравственностью, взаимодополняемости внутригосударственной и между­народной форм их обеспечения и защиты

Учебник ставит целью дать систематизированные знания о правах человека как движущей пружине общественного прогресса и свободы сту­дентам, аспирантам, преподавателям юридических и других вузов, изуча­ющим право, юристам — научным и практическим работникам, а также всем тем, кто интересуется гуманитарными проблемами истории и современности


 


15ВЫ 5-89123-352-5 (НОРМА) 15ВЫ 5-16-000023-2 (ИНФРА • М)


© Коллектив авторов, 1998

© Издательство НОРМА, 1998


Авторский коллектив:

Васильева Т. А^ кандидат юридических наук — гл. IV;

Карташкин В. А, доктор юридических наук, профессор — гл. XIVXVII;

Колесова Н. С., кандидат юридических наук — § 5, 6 гл. V, § 5 гл. XIII;

Колотова Н. В, кандидат юридических наук — § 7, 8 гл. V, § 4

гл. IX;

Ледях И. А., кандидат юридических наук — гл. X, § 1, 2, 3, 4 гл. XIII, гл. XVIII;

Лукашева Е. А, член-корреспондент РАН, доктор юридических наук — введение, гл. I, III, § 1, 2, 3, 4 гл. V, гл. VIVIII, § 1, 2, 3 гл. IX,

Нерсесянц В. С, член-корреспондент РАН, доктор юридических наук, профессор — гл. II;

Савицкий В. М., доктор юридических наук, профессор — гл. XI; Салищева Н. Г, кандидат юридических наук — гл. XII.

Ответственный редактор — член-корреспондент РАН, доктор юри­дических наук Е. А. Лукашева.


Содержание

Предисловие   ................................     XI

Введение. Предмет и задачи теории прав человека   . .        1

Раздел первый Права человека, государство, общество

Глава I. Права человека: понятие и сущность    ......       12

§ 1. Понятие и генезис прав человека    ............         12

§ 2. Права человека н цивилизация ..............   28

Глава II. Права человека в истории

политико-правовой мысли   .............    35

§ 1. Древняя Греция  ........................   37

§ 2. Древний Рим  ..........................   48

§ 3. Средние века ..........................   57

§ 4. Новое время   ..........................  61

§ 5. Дореволюционная Россия   .................  79

Глава III. Правовой статус человека и гражданина   . .      91

§ 1. Понятие и структура правового статуса. ........      91

§ 2. Права человека и права гражданина   ..........      96

§ 3. Основания ограничения прав н свобод человека

и гражданина ..........................     102

Глава IV. Гражданство   ........................    105

§ 1. Гражданство и его специфика    ..............     105

§ 2. Приобретение н утрата гражданства   ..........     110

§ 3. Двойное гражданство, мпогогражданство

и  безгражданство    ......................     118

§ 4. Иностранцы    ..........................     126

Глава V. Структура прав человека и гражданина ....  132

§ 1. Права и свободы человека и гражданина   .......      132

§ 2. Основные и иные права человека и гражданина   . .     133

§ 3. "Поколения" прав человека  ................  136

§ 4. Права индивида и коллективные права   ........      140

§ 5. Личные (гражданские) права и свободы    .......        142

§ 6. Политические права и свободы .............. 151


Содержание                                                                                                                  VII

§ 7. Экономические и социальные права    ..........     159

§ 8. Культурные права   ......................     170

Глава VI. Права человека и правовое государство ...    173

§ 1. Основные признаки правового государства    .....    173 § 2. Права человека и формирование правового

государства в России    ....................     183

Глава VII. Права человека и социальное

государство  ......................    197

§ 1. Причины и условия формирования социального

государства   ...........................     197

§ 2. Пути сформирования социального государства в условиях реформирования экономических отношений в России   .....................    211

Глава VIII. Человек и государство ...............    214

§ 1. Либеральная доктрина: от человека к государству    .       214

§ 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку   .      223

Глава IX. Права человека, политика, мораль  .......    234

§ 1. Приоритет прав человека по отношению

к политике    ...........................    234

§ 2. Права человека как критерий нравственного

измерения политики и государственной власти . . . 238 § 3. Права человека — консолидирующий принцип

нравственной и правовой ориентации

российского общества   ....................    256

§ 4. Права человека как сфера взаимодополнения

права и морали   ........................    265

Раздел второй

Система юридических механизмов защиты прав и свобод человека

Глава X. Конституционный контроль   .............    277

§ 1. Развитие системы конституционного контроля

в Российской Федерации  ..................    277

§ 2. Конституционный Суд РФ: компетенция, принципы

и формы защиты прав и свобод человека

и гражданина ..........................    286

§ 3. Юридическая сила решений Конституционного

Суда    ...............................    301

Глава XI. Судебная защита прав и свобод человека

и гражданина ........................   305

§ 1. Суд как гарант прав личности   ..............    305

§ 2. Право на судебную защиту    ................    316


VIII


Содержание


 


 


§ 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего

в уголовном суде   .......................    331

§ 4. Защита нрав сторон в гражданском

судопроизводстве   .......................    358

§ 5. Защита по суду от произвола чиновников    ......    366

Глава XII. Административно-правовые формы защиты

прав и свобод человека и гражданина   ...    378

§ 1. Законодательные гарантии прав и свобод человека

и гражданина в сфере исполнительной власти ....    379

§ 2. Защита прав и свобод граждан при применении

мер административного принуждения   .........    395

§ 3. Административный порядок обжалования решений и действий (бездействия) органов исполнительной власти и их должностных лиц   ..............    398

§ 4. Роль государственного надзора и контроля

в защите прав человека н гражданина   .........    402

Глава XIII. Механизмы защиты прав и свобод

человека и гражданина в зарубежных государствах   ....................    410

§ 1. Конституционный контроль — принципы и формы

защиты прав человека   ....................    410

§ 2. Институт парламентского Уполномоченного по

правам человека (омбудсмана)  ..............    430

§ 3. Право на петицию    ......................    435

§ 4. Процедура "хабеас корпус"   ................    439

§ 5. Административная юстиция   ................    441

Раздел третий Международная защита прав человека

Глава XIV. Права человека и развитие

международного права   ...............   459

§ 1. Права человека в истории международных

отношений ............................    459

§ 2. Устав ООН и Международный Билль о правах

человека   .............................    464

§ 3. Права человека как отрасль современного

международного права   ...................    486

Глава XV. Контрольные функции Организации Объединенных Наций в области прав человека   ........................    495

§ 1. Роль н компетенция главных и вспомогательных

органов ООН    .........................    496


Содержание


IX


 


 


§ 2. Функции контрольных органов, учрежденных

международными конвенциями по правам человека   .    505 § 3. Механизм рассмотрения индивидуальных жалоб . .    509

Глава XVI. Региональное сотрудничество государств

в области прав человека    ............    514

§ 1. Европейская система защиты прав человека   .....    514

§ 2. Межамериканская конвенция но правам человека  .    518 § 3. Африканская хартия нрав человека

п нрав пародов .........................    521

Глава XVII. Ответственность за нарушения прав

человека   .........................    523

§ 1. Международные преступления н правонарушения    . .    523 § 2. Правосубъектпость индивида н его ответствен]юсть

за преступные нарушения международного права  . . .    527 § 3. Создание н компетенция Международного

уголовного суда   ........................    530

Глава XVIII. Права человека

и гуманитарное право    ..............    534

§ 1. Понятие, сфера действия п источники

международного гуманитарного нрава  .........    534

§ 2. Основные принципы международного гуманитарного

права   ...............................    543

§ 3. Особый статус права на жизнь в условиях

вооруженного конфликта ..................    547

§ 4. Юридические основания н принципы уголовной

ответственности за нарушения международного

гуманитарного нрава .....................    549


Предисловие

Настоящее издание является первым российским учебни­ком по истории, теории и практике становления и развития прав человека. В нем излагаются основные вопросы, которые обычно освещаются в спецкурсах по внутригосударственному и международно-правовому регулированию прав человека и гражданина. К ним относятся такие проблемы, как понятие п сущность прав человека, правовой статус личности, граждан­ство, структура прав человека и гражданина, система юриди­ческих механизмов защиты прав и свобод человека (конститу­ционный контроль, судебная защита, административно-право­вые формы защиты), международная защита прав человека и Др.

Эти вопросы излагаются на основе как монографических разработок российских и иностранных ученых, так и анализа действующего зарубежного п российского законодательства, а также международных соглашений по правам человека.

Отличительной особенностью учебника является то, что в нем показывается взаимосвязь и взаимозависимость междуна­родного и внутригосударственного права, их влияние на поло­жение личности в современном мире. Учебник подготовлен в Год прав человека в Российской Федерации и 50-летнюю го­довщину принятия Генеральной Ассамблеей ООН Всеобщей дек­ларации прав человека. Его издание предусмотрено Распоря­жением Президента Российской Федерации от 4 апреля 1998 г. "О мероприятиях, связанных с проведением Года прав челове­ка в Российской Федерации",

Учебник подготовлен Комиссией по правам человека при Президенте Российской Федерации п коллективом ученых Института государства п права РАН. Он предназначен для сту­дентов п преподавателей средних и высших учебных завсде-


XII


Предисловие


 


 


пни, научных и практических работников, специализирующих­ся и различных отраслях права.

Учебник издан при поддержке Администрации Президен­та Российской Федерации и Программы Тасчз Европейской Комиссии, которым авторы выражают искреннюю признатель­ность.

Принятые сокращения:

Ведомости РФ — Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Фе­дерации

ВВС (РФ, РСФСР, СССР) - Ведомости Верховного Совета (Российской Федерации, РСФСР, СССР)

САПП — Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации

СЗ РФ — Собрание законодательства Российской Феде­рации

СП СССР — Собрание постановлений Правительства СССР


Введение Предмет и задачи теории прав человека

Предметом данной науки является одна из высших ценно­стей человеческой цивилизации, охватывающая самые различ­ные аспекты индивидуального и общественного бытия, — нра­ва человека.

Права человека — это определенные нормативно струк­турированные свойства и особенности бытия личности, кото­рые выражают ее свободу и являются неотъемлемыми и необ­ходимыми способами и условиями ее жизни, ее взаимоотноше­ний с обществом, государством, другими индивидами.

Права человека неотчуждаемы. Никто не может лишить человека его естественных прирожденных прав — на жизнь, на личную неприкосновенность, свободный выбор способов своей жизнедеятельности, свободу совести, мнений, убеждений, авто­номию в сфере частной жизни и других прав. Современный мир невозможно представить без прав человека, которые осно­ваны на принципах свободы, равенства, справедливости и носят универсальный характер.

Права человека как явление знаковое, всеохватывающее изучаются всей наукой о государстве и праве. И это понятно, так как человек является предметом исследования гуманитар­ных наук в различных аспектах его сущности и деятельности. Юридическая наука призвана изучать человека в его государ­ственно-правовых связях и опосредованиях. И в этом смысле юристы изучают не просто абстрактные государственные и пра­вовые формы, а явления и процессы, прочно вплетенные в чело­веческую жизнь, в которых раскрываются свойства индивида, его связи и зависимости и которые составляют суть бытия че­ловека. Все сложнейшие государственно-правовые явления в конечном счете кристаллизуются в правах человека, выступаю­щих основой, центральным звеном государственной и правовой жизни.


Введение-

Права человека — это ценностный ориентир, позволяю­щий применять "человеческое измерение" не только к государ­ству, праву, закону, законности, правовому порядку, но п к граж­данскому обществу, поскольку степень зрелости и развитости последнего зависит в значительной мере от состояния дел с нравами человека, от объема этих прав п их реализации. Права человека дают ему возможность не только участвовать в уп­равлении государством, но п дистанцироваться от пего, самооп­ределяться в сфере частной жизни, выборе убеждений, отноше­нии к религии, собственности. Поглощение гражданского об­щества государством, огосударствление всех сфер жизни про­исходят там, где права человека либо отсутствуют, либо носят декоративный характер.

Становление п развитие прав человека позволяют раскрыть тип цивилизации, се этап, поскольку отношения человека и го­сударства — важнейший признак, характеризующий природу той или иной цивилизации, а государство — как правовое или пеправовое.

Политико-правовая мысль, возникшая в условиях тех уни­кальных регионов мира, где зародилась демократия п высокая духовная культура (Афины, Рим), и объявившая человека "ме­рилом всех вещей", дала толчок европейской цивилизации, ос­нованной на персоноцентристской парадигме: от человека к государству. Наряду с этим в традиционных обществах (древ­некитайской, индусской, азиатской цивилизациях) господство­вал системоцентристскпй подход, где государство подчиняло своей воле всех подданных, превратив человека в послушного исполнителя.

Поэтому права человека возникают и развиваются в раз­личных регионах мира разновременно в соответствии с ха­рактером культуры, философии, религии, общественным ми­ровоззрением, моралью, определяющими характер той или иной цивилизации. Универсальный характер они приобре­тают в развитых странах европейского региона, в которых в XVIIXVIII вв. свершились буржуазные революции иод лозунгами свободы, равенства, справедливости. Однако и в таких странах права человека утверждались и утверждают­ся непросто, поскольку каждый период общественного раз­вития создает свои проблемы и человечеству еще неизвестна


Предмет и задачи теории Иран человека

ситуация, не требующая усилий для поддержания и защиты прав человека.

Теория прав человека как паука призвана изучать приро­ду и сущность этого явления, его генезис, социальные, фило­софские, политические, этические, религиозные предпосылки, в контекст которых включается данный феномен. Важнейшее место в пауке о правах человека отводится исследованию вза­имодействия прав человека и государства. Правовое демокра­тическое государство признает приоритет прав человека, огра­ничивая этими правами свои властные функции. Поэтому под­линная природа государства раскрывается через права чело­века, место и роль индивида в обществе, его взаимоотношения с государством.

В теории прав человека необходимо исследовать их разви­тие п обогащение, появление новых "поколений" прав человека и причины, обусловившие такой процесс. Важно раскрыть струк­туру прав человека, определяемую спецификой сферы его дея­тельности: личной (гражданской), политической, социальной, экономической и культурной. Это вытекает непосредственно из понятия правового статуса человека (с учетом, его расшире­ния), взаимосвязи нрав и обязанностей в данной структуре, а равно из предпосылок, определяющих известные различия в правовом статусе в зависимости от того, выступает ли индивид в качестве человека или в качестве гражданина.

Интересен вопрос о природе гражданства как особой по­литико-правовой связи человека с государством. В современ­ном мире происходит расширение правового статуса человека и гражданина в результате развития норм не только нацио­нального, но и международного законодательства. Этот про­цесс взаимного обогащения законодательства — важная зако­номерность, поднимающая планку прав человека, повышающая их уровень.

Наука о правах человека рассматривает их не только как явление юридическое; она раскрывает связь этих прав с поли­тикой, нравственностью, философией, религией, поскольку пра­ва человека — это сложное многомерное образование. В раз­личные эпохи проблема прав человека, неизменно оставаясь политико-правовой, приобретала либо религиозное, либо эти­ческое, либо философское звучание.


Введение

Учитывая значимость нрав человека в обеспечении нор­мальной жизнедеятельности общества, следует обратить осо­бое внимание на механизмы п процедуры их защиты, раскрыть ее конституционные, судебные, административно-правовые способы, показать особенности правоохраппых механизмов в зарубежных странах, их становление в российском государ­стве.

Внутригосударственные механизмы защиты прав и свобод человека н гражданина дополняются международно-правовы­ми формами их обеспечения. Поэтому важно изучать систему международно-правовой защиты прав человека, ее развитие, со­четание универсальных и региональных механизмов, осуществ­ляющих такую срункцию.

Все эти сложные проблемы составляют предмет теории прав человека. Они требуют глубокого изучения н освоения, посколь­ку без этого невозможна культура гуманитарного мышления, "человеческое измерение" всех процессов, происходящих внут­ри общества и в современном мире в целом.

При изучении теории прав человека неизбежно ее пересе­чение с иными юридическими науками — теорией государ­ства и права, историей государства и права, историей полити­ческих и правовых учений, всеми отраслевыми юридическими науками — конституционным, гражданским, уголовным, адми­нистративным правом и др., процессуальными отраслями зна­ний — уголовной, гражданской, административной. Так, про­блемы правового статуса личности, правоспособности, дееспо­собности изучаются в общей теории права, в отраслевых юри­дических науках (отраслевой правовой статус); становление и развитие прав человека — в истории государства п нрава (за­рубежной и отечественной), в истории политических учений. В теории государства рассматриваются проблемы взаимоотно­шения человека и государства, концентрирующиеся в правах человека. Природа государства вообще, правового и социаль­ного государства, в частности, — также предмет общей тео­рии государства; в то же время се изучение — важнейший компонент теории прав человека, позволяющий раскрыть их природу и сущность.

Отраслевые юридические науки изучают конституционные, гражданские, земельные, аграрные, экологические и иные права


Предмет н задачи теории прав человека


 


 


индивидов, в единстве своем образующие правовой статус чело­века и гражданина.

Конституционное, уголовно-процессуалыюе, гражданско-процсссуалыюе, административно-процессуальное право изучают процедуры и механизмы защиты прав человека, способы восста­новления нарушенных прав. Как уже отмечалось, теория прав человека также отводит большое место рассмотрению данных вопросов.

Международное право исследует систему международно-правовых актов по правам человека, структуру и назначение органов, осуществляющих международно-правовую защиту этих прав.

Поэтому особенностью теории прав человека является се тесная взаимосвязь и пересечение со всеми иными юридичес­кими науками. В этой связи может возникнуть вопрос: нуж­на ли самостоятельная наука — теория прав человека, или возможно и достаточно рассмотреть связанные с правами че­ловека проблемы в иных (традиционных для отечественно­го правоведения) науках? Нам представляется, что есть ряд факторов, определяющих необходимость выделения самосто­ятельной науки и учебной дисциплины — теории прав чело­века.

1. Особая значимость прав человека в жизни общества, в развитии нормальных связен и взаимодействий между индиви­дами и социальными группами, между личностью и государ­ством требует определить общие закономерности этих явлений, позволяющие координировать и упорядочивать общественные отношения.

Теория прав человека должна сформулировать тс основ­ные принципы, которые являются ценностными ориентирами в современном мире. Такие принципы формировались истори­чески, обогащались, совершенствовались; сегодня они являются неотъемлемой частью человеческой культуры.

Эти принципы закреплены в Основном законе Российской Федерации, вобравшем в себя опыт развития прав человека в Демократических зарубежных государствах, а также междуна­родно-правовые аспекты защиты прав человека, нашедшие воп­лощение во Всеобщей декларации прав человека, Международ­ном пакте о гражданских н политических правах, Междуна-


Введение

родном пакте об экономических, социальных и культурных правах, в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ряде других актов:

права человека принадлежат ему от рождения, поэтому они являются естественными, неотъемлемыми и неотчуждаемыми;

права человека универсальны, основаны на принципе ра­венства; они гарантированы каждому, кто находится под юрис­дикцией данного государства;

права человека — высшая ценность, а их уважение, соблю­дение и защита — обязанность государства;

нрава человека — средство контроля за властью, ограни­читель всевластия государства, которое не должно переступать границ свободы, очерченных нравами человека;

обеспечение прав и свобод несовместимо с дискриминаци­ей по какому-либо признаку;

осуществление прав и свобод человека не должно нару­шать права и свободы других лиц;

основные права и свободы должны быть едины на всей тер­ритории государства;

личные, политические, экономические, социальные и куль­турные права и свободы равноценны; в единой системе этих прав нет иерархии;

коллективные права неотделимы от прав индивида; они не должны противоречить индивидуальным нравам, ограничивать правовой статус личности;

права человека регулируются Законом;

права и свободы человека могут быть ограничены Законом на основании обстоятельств, указанных в конституциях и важ­нейших международно-правовых актах: угрозы государствен­ной и общественной безопасности, основам конституционного строя, здоровью и нравственности населения, правам и закон­ным интересам других лиц. Временные ограничения прав и свобод человека возможны в условиях чрезвычайного или во­енного положения. Они должны быть соразмерны и пропорци­ональны ситуации, определяющей необходимость таких ограни­чений, п устраняться по мерс нормализации обстановки, изме­нения причин, вызвавших их.

2. Для России крайне важны понятия прав человека. В общественном сознании, в культуре страны — как дорсволю-


Предмет и .задачи теории прав человека

ционнон, гак и послереволюционной — права человека не за­нимали сколь-пнбудь значительного места. Идеи реформации и просвещения, связанные с демократией и правами человека, были восприняты лишь либеральными русскими юристами — П.И. Новгородцсвым, Б.А. Кистяковским, В.М. Гессеном и др. Даже в среде интеллигенции они не получили достаточно серь­езного распространения. Ы. Бердяев отметил, что в России ре­цепция идеи демократии была оторвана от идеи прав человека и гражданина, поэтому автономия личности и се неотъемлемые нрава были чужды и сознанию, и всему укладу российского общества. Манифест 17 октября 1905 г. и "дарованные" насе­лению гражданские свободы не привели к существенным изме­нениям в этой области.

Октябрьская революция изначально отреклась от идеи равенства, свободы и универсальности прав человека, устано­вив в этой сфере жесткий классовый подход. Вся последую­щая история Советского государства неотделима от грубых массовых нарушений нрав человека. Характерно, что само по себе понятие "права человека", идеи естествеппоправовой док­трины об их неотъемлемой и неотчуждаемой природе реши­тельно отвергались. Господствовала теория октроированных, дарованных прав, которыми государство наделяет своих граж­дан. Политические и личные права и свободы носили чисто декоративный характер; человек был лишен автономии и лич­ной неприкосновенности, его участие в политической жизни было откровенно формальным, механизмы защиты прав и сво­бод человека ненадежны, значение судебной защиты принижа­лось.

Недооценка, а то и полное игнорирование прав человека нашли выражение в советской учебной и научной литературе, в частности в учебниках по теории государства и права. Харак­терно, что в них отсутствовали разделы или главы, посвящен­ные правам человека, правовому статусу личности, ее взаимоот­ношению с государством. Права и обязанности человека как субъекта права рассматривались в главах, исследовавших пра­воотношения, причем последние характеризовались как "осо­бый вид идеологических отношений". Однако в таком контек­сте речь шла о гражданах, государственных организациях, юри­дических лицах, общественных организациях, Союзе ССР, со-


Введение

юзных и автономных республиках. Права человека растворя­лись в абстрактном юридическом понятии одного из "субъек­тов права" — гражданина. К тому же субъективным правом считалось только полномочие, возникающее в конкретном пра­воотношении, а конституционные и иные основные права ха­рактеризовались как "предпосылка" правоотношении, элемент правосубъектности. При таком подходе не могло быть и речи о неотъемлемой, неотчуждаемой природе прав человека, об их приоритете в жизни общества, о прямом действии конституци­онных прав и свобод.

Впервые главы "Государство, право, личность", "Социали­стическое государство и личность" появились в курсе "Мар­ксистско-ленинская общая теория государства и права" (Т. 1. 1970; Т. 3. 1972). Следует подчеркнуть, что для советской юридической литературы весьма непривычными были форму­лировки — "государство, право н свобода личности"; "права и обязанности граждан как необходимое условие их свобо­ды" и др. Разумеется, в соответствии с марксистско-ленин­ской традицией личность признавалась свободной только в социалистическом обществе, однако сама по себе связь прав личности со свободой предполагала новый подход к их ис­следованию, выводила их за пределы конкретных правоотно­шений.

При этом в ряде учебников по теории государства и права, вышедших уже в 80-с годы, сохранялся прежний подход, а в учебнике "Теория государства н права" 1982 г. в главе о пра­воотношениях даже отсутствовал параграф "Субъекты права"; вопрос о субъектах права был включен в "Структуру (элемен­ты ) правоотношений".

Вопросы международно-правовой защиты прав человека рассматривались в учебной литературе по международному праву в связи с деятельностью ООН; излагались они абстраги­рование от советской реальности в сфере прав человека.

Такой подход к ключевой проблеме юридической науки деформировал всю структуру правовых знаний, подчеркивал материалистский характер государства по отношению к чело­веку, концентрировал внимание только на формально-юриди­ческой стороне его субъективных прав. Для нескольких поко­лений советских юристов понятия прав человека как сферы его


Предмет и .задачи теории прав человека

свободы, как ограничителя безмерных властных притязаний государства, как универсального фактора, обеспечивающего равенство и справедливость общественных отношений, автоно­мию индивида, попросту не существовало. Подобные деформа­ции и пробелы в правовом образовании не преодолены полнос­тью и сегодня. Поэтому так важно дать в учебном процессе систему знаний о правах человека во всей их значимости и мпогомерпостп, действии в национальной н международной сис­темах права.

3. Права человека в современном мире — мощный пласт общечеловеческой культуры. Без его освоения невозможно оце­нивать всю систему сложных политических, социально-психо­логических, социальных, экономических, международных отно­шений. Ранее уже отмечалось, что права человека — высшая ценность и как таковая она является критерием "человеческо­го измерения" противоречивых процессов, происходящих се­годня как в России, так и в мире. Только овладение культурой прав человека дает ориентир личности в оценке существую­щих политических режимов, гуманитарной и социальной дея­тельности государств, правовой н нравственной культуры поли­тических лидеров, правосознания народа. Понимание прирож­денного характера прав и свобод, принадлежащих человеку, освобождает его от чрезмерной зависимости от государства, позволяет ему отстаивать свои права от каких бы то ни было посягательств.

Сегодня в России все еще отсутствует подлинное уваже­ние к человеку и его правам. И это понятно, поскольку дефор­мация правосознания, происходившая десятилетия, глубоко уко­ренившееся пренебрежение к правам и свободам создают слож­ную ситуацию незащищенности индивида, его неуверенность в предсказуемости действий властей. В этой связи первостепен­ной задачей является обучение культуре прав человека, кото­рое должно распространяться и па должностных лиц, и па всех людей, проживающих на территории страны. Статья 2 Консти­туции РФ провозгласила: "Человек, его права и свободы явля­ются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства". Принцип, содержащийся в данной статье, к сожалению, еще да­лек о г воплощения. Права человека не заняли достойного мсс-


10


Введение


 


 


та в пашей жизни, их нарушение носит массовый характер (си­стематические невыплаты зарплаты и пенсий, нарушение прав беженцев и вынужденных переселенцев, нарушение нрав воен­нослужащих, возрастающая безработица и др.). В России не гарантирован прожиточный минимум, призванный обеспечить достойное существование человека, значительная часть населе­ния оказалась за чертой бедности.

Преодоление этой ситуации зависит не только от государ­ства, которое не располагает сегодня ип падежными механиз­мами защиты прав человека, ни достаточными экономическими ресурсами, ни подлинной волей к устранению этой ситуации. Нужны усилия и правозащитных организаций, и каждого чело­века, направленные на борьбу против нарушении прав личнос­ти, на установление юридической ответственности за такие дей­ствия. А для этого надо обладать знаниями о правах человека и об их роли в обеспечении нормальной жизнедеятельности людей и общества в целом.

Права человека призваны оказать воздействие на консоли­дацию общества, преодоление политического противостояния, поскольку по своей природе они консспсуальны и основаны на принципе — "моя свобода не должна наносить ущерба свобо­де других". Из этого вытекает и их нравственная природа, ос­нованная на категориях добра и всеобщего блага. Это еще бо­лее повышает ценность прав человека, поскольку они должны содействовать нравственному совершенствованию общества, формированию солидарности, без которых невозможны реаль­но ощутимые преобразования и реформы.

Та тяжелая ситуация с правами человека, которая созда­лась в нынешней России, — закономерный результат и ее пред­шествующего исторического опыта, и тех ошибок и просчетов, которые были допущены в последние годы. Выдающийся юрист П.И. Новгородцев, предвидя пагубные последствия революции 1917 г., равно как и неизбежность крушения системы, установ­ленной после ее осуществления, в работе "Восстановление свя­тынь" писал: "Русскому человеку в грядущие годы потребуют­ся героические, подвижнические усилия для того, чтобы жигь и действовать в разрушенной и откинутой на несколько веков стране. Ему придется жить не только среди величайших мате­риальных опустошений своей родины, но и среди ужасного раз-


Предмет п »адачи теории прав человека                                                               11

вала всех ее культурных, общественных и бытовых основ". Поэтому "нужно понять, что для создания новой России нужны новые духовные силы, нужны воспрянувшие к новому свету души"1.

Знания о правах человека, изложенные в настоящем учеб­нике, дают представление о важнейшем элементе современной, и в частности правовой, культуры. Они ставят целью не только воспитывать людей, формировать правильные представления о правах человека как необходимом условии его свободы и ра­венства, но и создавать правовое общество, в котором права человека являются священными и неотъемлемыми, а уважение п защита прав человека — важнейшим свойством всего уклада государственной и общественной жизни.

Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1991. С. 576 — 577.


Раздел первый Права человека, государство, общество

Глава I Права человека: понятие и сущность

§ 1. Понятие и генезис прав человека

1. Права человека органично вплетены в социальную дея­тельность людей, их общественные отношения, способы бытия индивида. Они являются нормативной формой взаимодействия людей, упорядочения их связей, координации их поступков и деятельности, предотвращения противоречий, противоборства, конфликтов на основе сочетания свободы индивида со свобо­дой других людей, с нормальным функционированием обще­ства и государства. Такие права, как право па жизнь, па досто­инство, неприкосновенность личности, свободу совести, мнений, убеждений, автономию личной жизни, право на участие в поли­тических процессах, являются необходимыми условиями уст­роения жизни человека в цивилизованном обществе и должны быть безоговорочно признаны и охраняемы государством.

К содержанию прав человека и их распределению в обще­стве необходимо подходить конкретно-исторически. Современ­ный каталог прав человека, зафиксированный в международ­но-правовых документах и конституциях правовых госу­дарств, — результат длительного исторического становления эталонов и стандартов, которые стали нормой современного де­мократического общества. Решающим этапом в развитии прав человека явились буржуазно-демократические революции XVIIXVIII вв., которые выдвинули не только широкий на­бор прав человека, по и принципы свободы и формального ра­венства, ставшие основой универсальности прав человека, при­давшие им подлинно демократическое звучание. Права чело­века, определяющие сферу его свободы и основанные на фор­мальном равенстве, стали одним из главных ценностных ори­ентиров общественного развития. Они оказали огромное влия­ние на характер государства, поскольку явились ограничите-


§ 1   Понятие н генслнс прав человека                                                                    13

лем ого всевластия, способствовали установлению демократи­ческого взаимодействия между государственной властью и ин­дивидом, освободив последнего от чрезмерной опеки и подав­ления его воли и интересов со стороны властных структур, формирование правового государства было бы невозможно без утверждения в общественном сознании и практике свободы н прав человека.

Однако этому предшествовал процесс длительного и труд­ного поиска способов взаимоотношений индивидов в государ­ственно-организационном обществе как с властью, так и между собой. Этот поиск никогда не замыкался в сугубо правовом про­странстве. Поэтому права человека изначально имели нравствен­но-этическое, духовно-культурное и религиозное наполнение.

Права человека формировались из многократно воспроиз­водимых актов деятельности людей, повторяющихся связей и устойчивых форм отношений. В процессе человеческой дея­тельности, включающей множество индивидов со своими по­требностями, целями, неизбежно столкновение и противобор­ство их интересов. Однако при всем разнообразии поступков участников общественного взаимодействия кристаллизуются определенные устойчивые нормы, эталоны, ценности, которые способны упорядочивать этот процесс, сочетать интересы раз­личных индивидов в рамках исторически складывающегося бытия с его способом производства, духовной культурой, госу­дарственностью. Каждый человек имеет притязания на опреде­ленный объем благ и условий жизни (материальных и духов­ных), получению которых должны содействовать общество и государство.

Объем этих благ и условий исторически всегда определял­ся положением индивида в классовой структуре общества, в системе материального производства. Эти блага условно могут быть названы правами человека. Такая условность определяет­ся резкой поляризацией общества па различных этапах его раз­вития (рабовладение, феодализм), своеобразием цивилизаций (европейская, азиатская и др.), которые не давали возможности правам человека обрести признак универсальности на основе принципов свободы и формального равенства, получить совре­менное звучание.

Однако само зарождение идеи прав человека в VVI вв. до и. э. в древних полисах (Афинах, Риме), появление прин-


14


Глава I. Права человека: понятие и сущность


 


щша гражданства были крупным шагом на пути движения к прогрессу и свободе. Неравномерность распределения прав человека между различными классовыми и сословными струк­турами, а то и полное их лишение (если говорить о рабах) было неизбежным для тех этапов общественного развития. Каждая новая его ступень добавляла новые качества правам человека, распространяла пх на более широкий круг субъек­тов. И происходило это в борьбе классов и сословий за своп права, за свободу, ее расширение и обогащение.

Процесс исторического творчества человека в значитель­ной мере зависит от объема его прав и свобод, определяющего его социальные возможности и блага, обеспечивающие харак­тер жизнедеятельности, систему связей, взаимодействий, отно­шений людей в обществе. Поэтому проблема прав человека всегда была предметом острых классовых битв, которые ве­лись за обладание правами, за расширение прав, фиксировав­ших статус человека в обществе. И каждая ступень развития общества была шагом на пути обретения и расширения свобо­ды. История показывает, что необходимы постоянные усилия для поддержания и защиты прав и свобод человека. Каждое поколение отвечает на вечный вызов истории, связанный с от­стаиванием такой великой ценности, как свобода и права чело­века.

Культурный прогресс общества невозможен, если он не вносит принципиально нового в положение личности, если че­ловек не получает с каждой новой ступенью развития дополни­тельных свобод, хотя бы классово ограниченных, по все же рас­ширяющихся от одной общественно-исторической формации к другой. Этот важнейший аспект культурного прогресса можно проследить на возрастании гуманного начала в морали, праве, религии, философии по мере естественно-исторического разви­тия общества. Античный раб свободнее первобытного дикаря. Средневековый крепостной свободнее античного раба. Буржу­азное общество создало условия для формальной свободы всех членов общества. И хотя развитие человечества по пути свобо­ды не было поступательным наращиванием только Прогрессив­ных начал, исторический прогресс пробивает себе дорогу через все случайности и хаотические нагромождения социального развития.


§ 1. Понятие II генезис прав человека                                                                     15

Права человека, их генезис, социальные корни, назначе­ние — одна из "вечных" проблем социально-культурного раз­вития человечества, прошедшая через тысячелетия. В различ­ные эпохи эта проблема, неизменно оставаясь политико-право­вой, приобретала то религиозное, то этическое, то философское звучание в зависимости от социальной позиции находившихся у власти классов, заинтересованных в обосновании и оправда­нии существующего классово-ограниченного распределения прав и обязанностей в обществе, от исторического этапа социального развития. Права человека — сложное многомерное явление; их становление связано с генезисом правовых норм, в которых сформулированы нрава человека.

Известно, что правила поведения в первобытном обществе носили синкретичный характер. В научной литературе они по­лучили наименование "мопонорм", поскольку они не могут быть дифференцированы, классифицированы как нормы религии, морали, обычного нрава. По своему характеру это правила, выражающие устойчивые привычки, убеждающие своей целе­сообразностью. Они концентрировали стихийно складывавши­еся представления о полезном п вредном для рода или племени и в конечном счете были связаны со становлением обществен­ного труда.

Представляется, что "родовые" нормы содержали в зача­точном состоянии представления о добре и зле, так как они предусматривали правила взаимопомощи, взаимозащиты, эндо­гамии. Но в целом это были жесткие предписания, продикто­ванные крайне трудными условиями существования человека, примитивному сознанию которого противостояли суровые силы природы, необходимость обороняться от враждебных племен. Поэтому и правила первобытного общества как мононормы, в которых еще четко не проступают ни признаки морали, ни при­знаки религии, ни правовые свойства в силу синкретичности сознания первобытного человека, определяемой синкретичнос-тью бытия, в наибольшей степени выражают их характер и социальное назначение — поддержать и сохранить целостность общины, рода, орды. Правильно отмечается, что, углубляясь в природу "родовых" норм, можно обнаружить в них переплете­ние самых разнообразных элементов. Разделение на право и обязанность, право п религию в этих нормах весьма затрудни­тельно. Значение норм приобретают производственные павы-


16                                                     Глава I. Права человека  понятие и сущность

кн; все торжественные события обставляются обрядами и цере­мониями, свидетельствующими о зарождении религиозных норм.

Для мононорм характерным было то, что они никогда не давали преимуществ одному члену рода перед другим, т. е. за­крепляли "первобытное равенство", характерное для потестар-ных обществ. Но суть этого равенства состояла в отсутствии свободы, поглощении человека сообществом, в жесточайшей рег­ламентации всей его деятельности, в консервативности и зас­тойности форм, закрепляющих существующие связи и отноше­ния. Эта "нормативная избыточность" свойственна обществам с относительно бедной культурой, для которых важнейшей за­дачей является поддержание равновесия, "социостаза". Б. В. Поршнев, отмечая внутреннюю порабощснность челове­ка первобытного общества, подтверждает эти выводы исследо­ваниями Томаса Штрелова, проживавшего среди австралийско­го племени араида. По его наблюдению, религиозная традиция и "тирания" стариков (ее хранителей) сковывали всякое твор­чество и воображение туземцев, приводили к апатии и умствен­ному застою1. К этим выводам приходят и другие исследовате­ли — С.А. Токарев, А.И. Першнц, А. Элькин.

Поэтому идеализация первобытного равенства, демократии в потестарных обществах, системы регуляции поведения членов первобытных сообществ, единства прав и обязанностей связана с игнорированием полного поглощения человека общиной, от­сутствия свободы выбора, застойности традиций и обычаев, суть которых состояла в создании своего рода гомсостаза, недопу­щения каких-либо перемен. Однако возникновение мононорм было свидетельством грандиозной эволюции человечества, вы­шедшего из животного царства. Сам факт появления норм — это признак сугубо человеческого бытия, его социальности. Через освоение мононорм культивировались формы поведения, кото­рые были необходимы человеческому сообществу для дальней­шего прогресса. Ведь даже самые консервативные и жесткие социальные предписания пришли на смену стадным инстинк­там и свидетельствовали об осознании человеческими сообще­ствами особенности своего существования и необходимости его поддерживать и сохранять. В рамках первобытной морали, обы­чаев, традиций, ритуалов, выраставших из мопонорм, пронсхо-

См.: Поршнев Б.В. Социальная психология и история. М , 1966. С. 197.


§ 1   Понятие и генезис прав человека                                                                    17

дило становление человеческой социальности. Люди на прак­тике убеждались в полезности п целесообразности определен­ных правил,запретов, предписаний.

На последнем этапе распада первобытнообщинного строя, в эпоху классообразования, возникают нормы права. Однако нормы права и права человека — явления разновременные. Правовые системы большинства регионов мира формируются в связи с крупными общественными разделениями труда, рос­том его производительности, которые создали возможность по­явления избыточного продукта и сосредоточения общественно­го богатства в руках уже сформировавшейся привилегирован­ной верхушки, управляющей родовыми организациями. Они были основаны преимущественно на методах насилия, принуж­дения, применявшихся носителями верховной власти по отно­шению к большинству общества. Уровень свободы был мини­мальный и охватывал правящую верхушку. В таких условиях притязания индивидов на обеспечение нормальной жизнедея­тельности были нереальны. Люди видели в представителях верховной власти ставленников Бога на земле либо просто вла­дык, требовавших беспрекословного подчинения.

Формы рабовладельческого государства были разнообраз­ны и определялись различным соотношением сил между груп­пировками господствующего класса (военная, религиозная, бю­рократическая верхушка), соотношением общественно-частно­го, храмового и государственного секторов экономики, влияни­ем сословно-кастовых перегородок. Своеобразной формой ра­бовладельческого государства была деспотия, которая органич­но вырастала из замкнутости и малоподвижности общинной жизни1.

Специфичной разновидностью рабовладельческого государ­ства явилась полисная форма, которая выступала в виде рабо­владельческой демократии, тирании, аристократии. Полисная демократия породила первые ростки явления, которые могут быть названы "правами человека"2. Это связано с возникнове­нием определенного пространства свободы, которое создало условия для равных политических прав у лиц, являвшихся

См.   История государства и права  зарубежных стран /  Под ред.   О.А. Жидкова н II.А. Крашенииниковоп. Часть I. М , 1988. С. 21. 2 Подробно об .)том в главе II д^

 


18                                                     Глава I. Права человека: понятие и сущность

гражданами. В VI в. до н. э. архонт Солон разработал Консти­туцию, стремившуюся закрепить элементы демократии и уста­новить право на привлечение к ответственности государствен­ных чиновников.

Вклад в развитие гражданских свобод внесли римляне, которые ввели разделение властен, приняли и разработали идеи !• естественного права.

Само же употребление слова "свобода", как утверждают, * появилось в XXIV в. до н. э., когда правитель государства Шу- $ мера установил "свободу" для своих подданных путем приме- ' нения санкций к бессовестным сборщикам налогов, защиты вдов' и сирот от несправедливых действий людей, обладавших влас­тью, и запрета закабаления храмовых слуг первосвященника­ми1.

В период средневековья свобода была крайне ограничен­на, поскольку феодальное общество — общество всеобщей за­висимости. Система внеэкономического принуждения, сослов­ная иерархия, бесправие большинства порождали произвол, культ силы, систематическое насилие. Однако уже в этот период в Англии возникают попытки ограничить нрава монархии, соеди­нить ее с сословным представительством, определить для мо­нарха правила, которым он должен следовать. Противостояние монарха, баронов, рыцарства завершилось принятием Великой хартии вольностей 1215 г. В ней содержатся статьи, направлен­ные на обуздание произвола королевских чиновников, требова­ния не назначать на должность судей, шерифов и констеблей лиц, не знающих законов либо не желающих их выполнять. Особое место занимает ст. 39 Великой хартии, предусматрива­ющая возможность применения наказания свободных не иначе как по законному приговору равных и по закону страны.

Петиция о праве 1628 г., относящаяся уже к периоду фор­мирования буржуазного строя в Англии, возлагала на короля определенные обязанности, которые призваны были защищать подданных от произвола королевской администрации. Даль­нейшим шагом на пути обеспечения прав человека явился Ха-беас корпус акт 1678 г., который ввел понятие "надлежащая процедура", установил гарантии неприкосновенности личности, принцип презумпции невиновности и другие важнейшие для защиты прав личности положения.

1 См.: Права человека накануне XXI века. М., 1994. С. 271.


§ 1   Понятно и плюше прав человека                                                                     19

Актом, закрепившим компромисс между упрочившейся буржуазией и правящей верхушкой землевладельцев, утверж­дением конституционной монархии стал Билль о правах 1689 г. Билль отводил значительную роль парламенту, запрещал без его согласия приостанавливать действия законов, взыскивать налоги и сборы в пользу короны, содержать постоянную армию в мирное время. Наряду с этим Билль внес неоценимый вклад в развитие прав человека, установив свободу слова и прений в парламенте, свободу выборов в парламент, право обращения подданных с петицией к королю.

Указанные нормативные акты — свидетельство "первоот-крыватсльства" Англии в области прав человека и необходи­мом для их защиты разделении властен. Акт об устроении 1701 г. учредил верховенство парламента в сфере законодательства, принцип несменяемости судей, запрет королевским министрам быть членами парламента. Эти нововведения стали возможны в связи с интенсивным развитием буржуазных отношений, уси­лением власти буржуазного сословия, требовавшего положить предел феодальному произволу и абсолютизму.

Последующее развитие идеалов свободы и прав человека, воплотившееся в великих исторических документах, произош­ло в США. Истоки этого процесса были заложены в филосо­фии Просвещения, учениях древнегреческих философов, есте-ствеиноправовой доктрине, таких актах, как Великая хартия вольностей, Петиция о праве, Билль о правах, Хабеас корпус акт.

Учение естественного права было развито Томасом Пей-ном и Томасом Джефферсоном в их борьбе за победу буржуаз­но-демократической и антиколониальной революции. Пафос идей Пейна и Джефферсона направлен не только на утвержде­ние демократической государственности, но и на защиту неотъем­лемых естественных прав человека. Трудно переоценить гума­нистический заряд Декларации прав Вирджинии 1776 г., про­возгласившей, что все люди по природе являются в равной сте­пени свободными и независимыми п обладают определенными прирожденными правами, коих они — при вступлении в обще­ственное состояние — не могут лишить себя и своих потомков каким-либо соглашением, а именно правом на жизнь п свобо­дой посредством приобретения и владения собственностью, пра­вом на стремление к счастью и безопасности. Эта Декларация


20                                                      Глава I. Права человека: понятие и сущность

была первым государственным определением прав человека. К. Маркс, оценивая данный исторический документ, писал, что Америка — это страна, "где возникла впервые... идея великой демократической республики, где была провозглашена первая декларация прав человека и был дан первый толчок европейс­кой революции XVIII века"1.

Идеи Декларации прав Вирджинии были развиты в Дек­ларации независимости 1776 г., провозгласившей: "Мы исхо­дим из тон самоочевидной истины, что все люди созданы равны­ми н наделены Творцом определенными неотчуждаемыми пра­вами, к числу которых относятся жизнь, свобода, стремление к счастью. Для обеспечения этих нрав людьми учреждаются го­сударства, черпающие своп законные полномочия в согласии управляемых".

Конституция 1787 г. не содержит перечня естественных неотъемлемых прав человека. Впоследствии, в 1789 г., были предложены 10 первых поправок к Конституции, составивших Билль о правах, ратифицированный в 1791 г.

Идеи естественных неотчуждаемых прав человека, разви­тые в доктринах Руссо, Гроция, Локка, Монтескье, стали мощ­ным фактором Великой французской революции, создавшей неоценимый по своей исторической значимости правовой акт — Декларацию прав человека и гражданина 1789 г. Более двух веков отделяет нас от принятия этого уникального документа, однако он звучит современно и актуально от первой до послед­ней строки. В нем отмечается, что "невежество, забвение нрав человека или пренебрежение ими являются единственной при­чиной общественных бедствий и испорченности правительств". Поэтому представители французского народа, образовав Наци­ональное собрание, "приняли решение изложить в торжествен­ной Декларации естественные, неотчуждаемые и священные пра­ва человека". Декларация провозгласила, что люди рождаются свободными и равными в правах, цель всякого политического союза — обеспечение естественных и неотъемлемых прав че­ловека — свободы, собственности, безопасности и сопротивле­ния угнетению. Декларация провозглашает презумпцию неви­новности, свободу совести, свободное выражение мнений, свобо­ду печати, гарантии личных и иных прав граждан.

1 Маркс К., Эшслъс Ф. Соч. Т. 16. С. 17.


§ 1. Понятие и генезис прав человека                                                                     21

Как видно из изложенного, на становление прав человека решающее влияние оказала естественно!!разовая доктрина, ут­вердившая приоритет прав человека и определившая новые параметры взаимоотношений между индивидом и властью. Ха­рактерно, что Билль о правах 1791 г. "был замешай на укоре­нившейся в умах американцев идее недоверия к государствен­ной власти, которой органически присуще стремление к произ­волу и попранию прав подвластных. Эта идея диктовалась всем историческим наследием граждан молодой республики, в памя­ти которой С1цс не стерся произвол, чинившийся британской короной в отношении своих политических и религиозных про­тивников"'. Поэтому все образовавшие Билль поправки состав­лены таким образом, чтобы ограничить власть государства по отношению к индивиду. Декларация прав и свобод человека и гражданина видит цель всякого политического союза в защите прав человека.

Такой подход — революционный поворот в общественном сознании: индивид, ранее всецело подчиненный государству и зависимый от него, приобретает автономию, право на невмеша­тельство государства в сферу свободы личности, очерченную Законом, и получает гарантии государственной защиты в случае нарушения его прав и свобод.

2. Исторически права человека могли развиваться и в ре­зультате буржуазных революций получить универсальный ха­рактер для ряда регионов мира, в частности в Североамерикан­ских Соединенных Штатах, Западной Европе, благодаря посте­пенному прогрессу по пути к свободе, которая раскрепощает личность и обеспечивает формальное равенство всех перед за­коном. В становлении прав и свобод человека огромную роль сыграло их идеологическое, доктринальное обоснование — уче­ние о естественных прирожденных правах человека, которые независимы от усмотрения и произвола государственной влас­ти; цель последней — обеспечение прав, предначертанных при­родой или Творцом. Господствовавшие до появления естествен-ноправовых идей этатистские воззрения ориентировали на под­чинение индивида государству как верховной силе, наделенной правом распоряжаться судьбами людей по своему усмотрению. Естественноправовая концепция акцентирует внимание па сво-

Права человека накануне XXI века. С. 245.

2  Прав

>ава человека


22


Глава I. Права человека: понятие и сущность


 


боде и автономии личности, ее индивидуальности. Идея есте­ственных прирожденных прав человека призвана была поста­вить заслон всевластию государства, препятствующего разви­тию свободы, индивидуализма и автономии личности, и заложи­ла основы правового государства.

Ценность естествспноправового учения состояла в опоре на нравственные принципы п категории свободы, справедливо­сти, человеческого достоинства и счастья.

Высоко оценивая роль естественноправовой доктрины в идеологическом обосновании буржуазных революций, станов­лении прав человека, нельзя сказать, что она была единствен­ной и преобладающей в определении взаимосвязей личности и государства, взаимодействии прав человека и государствен­ной власти. Ей противостоял и в значительной мере продол­жает противостоять позитивистский подход к природе прав человека и взаимоотношениям государства и личности. Со­гласно этому подходу, права человека, их объем и содержа­ние определяются государством, которое "дарует" их челове­ку, осуществляя по отношению к нему иатерпалистскис фун­кции.

С таких противоположных позиций оценивались п оцени­ваются природа и сущность прав человека и взаимоотношения индивида и государства. Противостояние этих позиций насчи­тывает столетия; они были характерны и для науки XIX в. Так, Б. Чичерин писал: "Учение о неотчуждаемых и ненарушимых правах человека, которые государство должно только охранять, но которых оно не смеет касаться, есть учение анархическое. Необходимым его следствием является постановление фран­цузской конституции 1793 г., что коль скоро права народа на­рушены, так восстание составляет не только для всего народа, но и для каждой части народа священнейшее из прав и необхо­димейшую из обязанностей. При таком порядке каждый дела­ется судьей своих собственных прав и обязанностей, начало, при котором общежитие немыслимо. В здравой теории, также как и в практике, свобода только тогда становится правом, когда она признается законом, а установление закона принадлежит госу­дарству"1.

' Чичерин Б. Собственность и государство. Ч. 2. М., 1883. С. 301—302.


« 1   Попятно и генезис прав человека __                          __ __ __        23

Ы.М. Коркуиов, критически оценивая некоторые позиции школы естественного нрава1, вместе с тем резко критиковал позитивистский подход, отмечая, что для этого учения личность сама но себе — ничто. Согласно данной теории, "прочный и твердый общественный строй установится лишь тогда, когда будет подчинять себе стремление отдельных личностей с такой же безусловностью и беспощадностью, как законы природы"2.

Различные подходы к взаимодействию права и государ­ства, человека и государства сохранились и в современном мире. Они не замыкаются в сфере научных дискуссий и находят свое отражение в конституциях современных государств. Так, в кон­ституциях США, Франции, Италии, Испании воплощена надпо-зитивная (естсственноправовая) концепция прав человека, в конституциях Австрии, ФРГ — позитивистская. Однако такие различия в конституционных записях не следует переоцени­вать, поскольку основные законы всех стран ориентированы на принципы правового государства и, следовательно, на защиту и охрану прав человека.

Вместе с тем различия естестве!шоправового и позитивист­ского подходов к природе прав человека требуют внесения определенной ясности. Прежде всего ограничение власти госу­дарства правами человека не должно вести к предельному ума­лению его роли, которая весома не только в охране прав и сво­бод человека, но и в придании им законодательной, т. е. обще­обязательной, формы. Резкая поляризация этих учений (есте-ствсшюправовой школы и позитивизма) обусловливалась раз­личными путями осуществления буржуазных революций в раз­личных странах (например, Франции и Германии). Цель есте-ственноправовой доктрины — ограничить притязания государ­ства по своему усмотрению определять объем прав и свобод человека, не считаясь с необходимым для нормальной жизнеде­ятельности индивида набором прав, которые объективно при­сущи ему от рождения и поэтому являются неотъемлемыми, неотчуждаемыми, независимыми от воли государства. Государ­ство не может не признать права человека на жизнь, достоин­ство, неприкосновенность личности, жилища. И хотя эти права

См.: Коркуиов II,М. Лекции по общей теории права. 9-е изд. СПб., 1914. С. 98-101.

1 Коркунов Н.М. Общественное значение права. СПб., 1892. С. 69.


24


Глава I. Права человека: понятие и сущность


 


принадлежат человеку от рождения, но "защищенность им придает юридическая форма, т. е. закон. Поэтому такие права не могут быть противопоставлены государству, которое должно брать на себя их законодательное формулирование, функцию их защиты и обеспечения. Особое значение имеет запись этих прав в Конституции. Значение позитивного выражения есте­ственных прав подтверждается опытом конституционного раз­вития США. Как отмечалось выше, Конституция США 1787 г. не содержала перечня неотчуждаемых прав, поскольку отцы-основатели исходили из того, что естественно принадлежащие человеку права не нуждаются в позитивном подтверждении текстом Основного закона. Их перечисление могло быть вос­принято как исчерпывающий перечень прав и свобод, что при­вело бы к ущемлению тех прав, которые не вошли в синеок. Однако отсутствие в Основном законе США перечня феде­рально закрепленных прав и свобод вызвало критику этого документа. Под давлением общественного мнения вновь избран­ному Конгрессу США 1789 г. были предложены проекты по­правок, содержащих положения о политических и личных пра­вах. Десять первых поправок к Конституции, составивших фе­деральный Билль о правах, были ратифицированы к концу 1791 г.' Непосредственно к правам человека относилось 7 по­правок, предусматривавших свободу вероисповеданий, свободу слова и печати, право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями, неприкосновенность личности, жи­лища, бумаг и имущества и другие права.

Практика государств, признающих естественноправовую доктрину происхождения прав человека, отнюдь не отвергает их позитивного оформления. И естсственноправовая доктрина, и позитивистский подход в современном мире не выступают как антиподы. Естественноправовая доктрина акцентирует ис­токи происхождения прав человека как условий его свободы, его неотъемлемых, неотчуждаемых свойств. Она ставит права человека превыше государства, пафос ее направлен на ограни­чение правами человека тоталитарных притязаний власти. Вме­сте с тем, не находя закрепления в позитивном законодатель­стве, права человека выступают весьма неопределенно, размыто и это затрудняет осуществление государством функции их обес-

См.: Права человека накануне XXI века. С. 224 — 245.


§ 1   Понятие и генезис прав человека                                                                    25

печения и защиты. Позитивизм в период своего возникновения (вторая половина XIX в.) резко выступал против доктрины естественного права (А. Меркель, Д. Остин, К. Бергбом и др.). Свою главную задачу он видел в систематизации действующе­го права. Источником права и прав человека признавалось го­сударство, которое стоит над обществом и формирует обще­обязательные законы. Позитивистские конструкции были раз­виты в нормативистскоп теории Г. Кельзена, который считал, что государство не может быть вторичным по отношению к праву, "стоять позади права", так как оно является воплощени­ем правопорядка.

Следствием позитивистского подхода к соотношению пра­ва и государства, трактовки права как продукта суверенной го­сударственной власти явилось рассмотрение прав человека не как его естественных неотъемлемых свойств, а как "дара" госу­дарства. А поскольку содержание права трактовалось форма­листично, в отрыве от социальных условий, категорий нравствен­ности, человеческого достоинства, идей естественноправовой доктрины, а главный постулат состоял в подчинении индивида праву и обязанности беспрекословно его соблюдать, постольку права человека также служили цели подчинения индивида го­сударству, а не утверждения приоритета прав человека по от­ношению к последнему.

В современном мире позитивистский подход в области прав человека не должен дистанцироваться от нравственных катего­рий свободы, справедливости, самоценности индивида для того, чтобы законодательно выразить их в определенном каталоге прав человека. Обретая законодательную силу, права человека полу­чают дополнительную "энергию", а государство обязывает себя гарантировать и обеспечивать права и свободы. Конституцион­ная практика развитых государств в известной мере сняла про­тивостояние естсственноправового и позитивистского подходов к правам человека путем закрепления основных прав и свобод, которое исключает подавление и насилие государства по отно­шению к личности, отстаивая ее автономию и приоритет прав человека по отношению к государству.

Об этом интересно сказал бывший председатель ФКС Гер­мании, ныне президент ФРГ Р. Герцог: "Понятие прав челове­ка несет нагрузку и в плане их происхождения и защищенно­сти. Позитивизм считает, что права действуют в силу того и в


26


Глава I. Права человека: понятие и сущность


 


том объеме, в каком они гарантируются государственно-право­выми нормами (норматнвистская теория Кельзена). От этих прав отличаются тс, источниками которых являются христиан­ские ценности, которые не нуждаются в государственном при­знании, а действуют как надпозитивные права. Однако особого практического значения такой подход в ФРГ не имеет, поскольку Основной закон и без того содержит широкий набор нрав и не было особой необходимости провозглашать или прибегать к понятию падпозитнвных прав, хотя в начале своей деятельнос­ти ФКС пользовался таким понятием. Основной закон исклю­чает конфликт между действующей конституцией и надпози-тивнымн правами. Догосударственные права — это те же пра­ва человека, санкционированные государством"1.

Артур Хсфлнгср (Швейцария) в статье "Иерархия кон­ституционных норм и ее функция в защите нрав человека" различает естественные права человека, основные права и пра­ва, соответствующие Конституции.

По мнению Хефлигсра, согласно теории естественного пра­ва имеются права, которые принадлежат индивиду в целях обес­печения его человеческого достоинства и которые обладают вневременным действием. Эта идея воплощена в преамбуле Всеобщей декларации прав человека.

Вместе с тем права человека, которые служат защите досто­инства индивида, почти без исключения с давних пор гаранти­рованы внутригосударственным правопорядком Швейцарии (в основном писаными нормами и лишь в незначительной части — неписаными). Принятая в 1874 г. Федеральная конституция основывается на либеральных ценностях. Поскольку права че­ловека при принятии Конституции были интегрированы во внут­ригосударственное право, постольку со временем Верховный Суд Швейцарии отказал им в признании в качестве неписаных ос­новных прав. Основные права гарантируются во внутреннем праве конституций федерации и кантонов. Это те права, на ко­торые распространяется судебная защита. Однако некоторые важные права не названы в Федеральной конституции. В таком случае Федеральный суд иногда признает неписаные основные права, ликвидируя таким образом пробелы в Конституции2.

1 ЕигорШксЬс Сгип^егссМгеИясЬпП:. 1990. Н. 19/20. 5. 483. 1 Пж1. 5. С. 475.


с 1. Понятие II генезис прав человека                                     __         __     27

Западногерманский ученый К. Штерн пишет: "Основные права, закрепленные в конституциях государств, базируются на правах человека: они вбирают в себя содержащиеся в них лич­ностное и естсствепноправовое начало. В качестве существен­но нового элемента выступает позитивно-правовая инстптуа-лизацня. Государственно-правовое признание и гарантирован-ность означают большой прорыв в идее прав человека... Заим­ствованные из постулатов и деклараций как права естествен­ные, они становятся правами в юридическом смысле"'.

Таким образом мы наблюдаем, как конституционная и су­дебная практика зарубежных государств смягчает противосто­яние естсствепноправовых и позитивистских подходов. При­чем практика идет по пути позитивного закрепления естествен­ных прав и принципов. Это благоприятная тенденция, снимаю­щая крайность указанных доктрин — незащищенность есте­ственных прав человека вне государственного закрепления и дистанцирование позитивистского учения от нравственных, лич­ностных, социальных ценностей.

Именно разрыв позитивизма с этими ценностями позво­лил широко использовать его тоталитарным режимам, в ча­стности Советскому Союзу, который решительно отвергал уче­ние о естественных правах и всегда выступал "благодетелем" по отношению к народу, получающему свои права и свободы по милости всесильного государства. Конституция Российской Федерации впервые в истории отечественного правового раз­вития признала, что "основные права и свободы неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения" (ч. 2 ст. 17). Вместе с тем Конституция содержит позитивное закрепление широкого перечня прав и свобод, и это идет в русле современной консти­туционной практики. Признавая естественные, неотчуждаемые права человека, законодатель стремится закрепить их в основ­ных конституционных правах и свободах и обеспечить систе­мой гарантий и механизмов защиты, также строго законода­тельно регламентированных (конституционная, судебная, адми­нистративная защита, использование института омбудсмана, пар­ламентский контроль и т. д.).

Итак, становление и развитие прав человека имеет дли­тельную историю, сопровождается борьбой доктрин и тради-

1 Государственное право Германии. Т. 2. М., 1994. С. 168.


28


Глава I. Права человека: понятие и сущность


 


ций, характерных для той или иной страны. Несмотря на дав­ность возникновения самой идеи прав человека, подлинный смысл они обретают только на основе принципов демократии, свободы, справедливости, формального равенства, признания самоценности человека. На такой основе стало возможным формирование правовых государств, одним из главных при­знаков которых является верховенство прав человека.

Права человека являются одной из высших культурных ценностей, поскольку они ставят личность в центр всех процес­сов общественного развития, определяют его свободу и равно­правие. В идее нрав человека осуществилась кристаллизация исторического богатства гуманитарного мышления — полити­ческого, правового, нравственного, религиозного, социокультур-ного.

§ 2. Права .человека и цивилизация

Отмечая огромную гуманистическую и нравственную сущ­ность прав человека, нельзя вместе с тем не затронуть вопрос о том, почему права человека в современном мире — явление не универсальное, а большинство государств мира не являются пра­вовыми (они могут быть авторитарными, тоталитарными, а так­же лишенными каких-либо четких характеристик). Представ­ляется, что ответ на этот вопрос связан не только с чисто право­выми характеристиками; он выходит на более широкую сферу общественных отношений, охватываемую понятием цивилизации.

Если исторически проследить путь становления идей прав человека и правового государства, то его нельзя связывать на­прямую с какой-то определенной формацией. Как уже было показано, зародились эти идеи в условиях рабовладельческой формации, однако в тех уникальных регионах мира, в которых была развита демократия и высокая духовная культура (Афи­ны, Рим). Апофеозом прав человека явились буржуазные рево­люции с принципами равенства, свободы, справедливости. Од­нако не все буржуазные государства могли удержать высокую планку демократии и прав человека.

В условиях одной и той же формации могут существовать различные отношения к правам человека и правовому государ­ству. Поэтому такие глобальные для человечества проблемы


$ 2. Права человека и цивилизация                                                                         29

следует рассматривать в контексте цнвилизационного подхо­да. Формация определяет лишь стадию социально-экономичес­кого развития и положение классов, социальных групп в обще­стве. Формационный подход не раскрывает место человека в обществе, его ценность, каталог его естественных и неотчуждае­мых прав. Индивид во всех его сложных связях и зависимос­тях предстает только в рамках цнвилизационного подхода. Ис­ходя из этого можно сделать вывод, что идея ценности челове­ка, его права на свободу и формальное равенство, опоры обще­ства на право, обеспечивающего притязания индивида на гу­манное отношение к нему со стороны власти, характерны преж­де всего для европейской цивилизации.

Цивилизация характеризуется определенным уровнем куль­туры как способа человеческой жизнедеятельности, философи­ей, системой ценностей, общественно значимыми идеалами, сти­лем творчества, обобщенным мировоззрением. Основной прин­цип жизни цивилизации "представляет собой исходные основы жизни народа, его мораль, убежденность, определяющее отно­шение к самому себе, поведение, верования и надежды. Основ­ной принцип жизни объединяет людей в парод данной цивили­зации, обеспечивает его единство и сохраняемость на протяже­нии всей собственной истории"1.

Европейская цивилизация породила высокую гуманисти­ческую культуру, в ней появились представления о ценности индивида, о значимости нрава и основанного на нем порядка, обеспечивающего свободу личности. Как уже отмечалось, идея ценности человека была выдвинута в античном обществе. И если вначале точкой отсчета был полис, то уже с эпохи элли-ннзма ею становится индивид. При феодализме религиозное сознание заслонило человеческую индивидуальность. Однако в Новое время культура вновь делает человека мерилом всех вещей-. Буржуазные революции совершались не только в свя­зи с развитием производительных сил общества, но и потому, что в доктринах просветителей были развиты идеи ценности человека, несовместимой с неравенством и сословными ограни­чениями.

Формация или цивилизация? (Материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 1989. № 10. С. 47. См. там же. С. 48.


30                                                     Глава I. Права человека, понятие л сущность

Разумеется, и в рамках одной цивилизации возможно вре­менное расхождение в выдвижении и практической реализа­ции ценностей, однако речь идет о столбовом пути развития топ или иной цивилизации, при котором в конечном счете утверж­даются основополагающие ценности ее культуры.

Характеризуя наиболее емкие проявления идеологии вза­имоотношения личности и власти, А. Оболонский выделил пер-соноцситризм, где индивид является высшей точкой, "мерилом" всех вещей", и снстсмоцентризм, где индивид либо вообще от­сутствует, либо рассматривается как нечто вспомогательное, способное принести большую пли меньшую пользу лишь для достижения неких надличпостных целей1.

В эту классификацию могут быть включены различные типы цивилизаций. Однако псрсоноцентристской, но всей вероятнос­ти, остается до настоящего времени только европейская циви­лизация. В значительной мере это объясняется неразрывной связью цивилизации и религии. Как справедливо подчеркива­ет Н. Хлебников, основа и фон всякой цивилизации есть, без всякого сомнения, религия, и "все цивилизации покоятся на религиозных началах"2.

Так, господство индусской религии определило особый тип индусской цивилизации. Индусская религия представляла со­бой систему педантично разработанных правил, детально рег­ламентировавших всю общественную жизнь, предписывала оп­ределенный образ жизни и поведения, исключала возможность разумной оценки обычаев и традиций. Наряду с другими соци­альными причинами (экономическая и национальная раздроб­ленность, замкнутость общин) это в значительной мере повлия­ло на аморфность, обезлпченность человека, испытывавшего безусловную власть общины, касты1.

Мусульманская религия породила ближневосточную (ара-бо-ирано-турецкую) цивилизацию. В странах распространения ислама особенность регламентации поведения индивида опре­деляется тем, что ее цель — обеспечить интересы "правовер-

' См.. Оболонский Л.В   Драма российской политической истории: система

против личности. М., 1994. С. 9.

2 Хлебником Н. Право л государство в их обоюдных отношениях. Варшава,

1874. С. 58, 68.

1 См.: Киашеннтшкова //. Индусское право: история и современность. М ,

1983. С. 43.


§ 2. Права человека и цивилизация                                                                         31

иых", ислама в целом. Человек, противопоставивший себя это­му целому, становился отступником от ислама, подвергался тяж­ким наказаниям. Мусульманское право носило религиозный характер, и поэтому осуществление его норм становилось в гла­зах "правоверных" религиозной обязанностью. Мусульманс­кое право призвано детально регулировать не только внешнее поведение мусульман, но и лежащую в основе его постулатов внутреннюю мотивацию1. Это определяет добровольное, созна­тельное подчинение индивида общности, основанной на пред­писаниях ислама, который является одновременно и "верой в государство". Выдвижение идеи прав человека как его притя­заний к власти в контексте исламской культуры означало бы посягательство на незыблемость религиозных установлений.

Европейская цивилизация, основанная на христианской религии, оставляла больше свободы выбора индивиду, носила зачатки псрсоноцеитрнзма. Человеку был дан выбор между добром и злом, открыт путь к совершенствованию своих ка­честв, были трансформированы представления о труде как о постыдном занятии, сложившиеся в рабовладельческую эпоху. Христианская религия немало способствовала этой перемене, расценивая труд как необходимый способ существования чело­века, как проявление добродетели.

Христианство выдвигает идею равенства всех людей перед Богом, равенство всех как грешников. "Как ни парадоксально, но это равенство послужило не объединению людей, по еще большему их разъединению, вело к формированию идеологии и психологии индивидуализма, идеи личного спасения"2. Если в раннем иудаизме — религии в основном общинно-родового скотоводческого общества — проблема отношения с Богом ста­вилась как "Бог — парод", что отражало господствующие прин­ципы коллективного мышления, то с дифференциацией обще­ственных форм жизни п выделением индивида в этой системе данная идея трансформируется в идею личного вознагражде­ния праведника, в идею личного воздаяния и спасения.

Христианство преодолевает национальную ограниченность иудаизма, поскольку личное спасение уготовано не избранному пароду, а избранной праведно]'! личности независимо от ее нри-

^ См.- СюкняпнспЛ.Р. Мусульманское прано. М., 1986. С. 47. Яковлев Е.Г. Искусство и мировые религии. М., 1985. С. 217.


32


Глава I. Права человека: понятие и сущность


 


надлежностп к какому-либо пароду. Разумеется, индивидуали­зация человека не была признанием богатства его внутреннего мира, он выступал лишь элементарной частице]! огромного "хри­стианского мира". Спасалась бессмертная душа, которую Бог вдохнул в каждого индивида'.

Н. Бердяев, выступая против "мертвящей схоластики" бо­гословия, которая принизила идею Бога, писал: "Бог есть сво­бода, а не необходимость, не власть над человеком и миром, не верховная причинность, действующая в мире. То, что теологи называют благодатью, сопоставляя ее с человеческой свободой, есть действие в человеке божественной свободы. Можно ска­зать, что существование Бога есть Хартия вольностей человека, есть внутреннее его оправдание в борьбе с природой н обще­ством за свободу"2.

Борьба религии за душу человека была признанием цен­ности его духовного мира. Ы.А. Бердяев писал: "Старая тира­ния с кострами инквизиции больше оставляла простора для человеческой индивидуальности, более считалась с ней. Самая страшная нетерпимость может быть все-таки выражением ува­жения к человеческой индивидуальности, к духовной жизни человека. Когда церковь отлучает н анафемствует еретика, она признает бесконечную ценность души человеческой и внима­тельна к ее неповторимой индивидуальной судьбе"'.

Идея свободы и относительной индивидуализации челове­ка в христианской религии заложила основы персоноцеитрпст-ского учения. Однако подлинный духовный смысл христианст­ва в значительной мере был заслонен внешними ритуалами, и религия утрачивала эти ростки персоноцептризма. Тем не ме­нее христианство в своей подлинной сущности обращено было к свободной воле человека, открывало ему пути к совершен­ствованию, сознанию значимости своего выбора.

Особенности христианской религии подготовили обществен­ное сознание к идее свободы, ответственности за свои действия. Однако теологическое мировоззрение средневековья сковыва­ло инициативу человека, церковь по сути дела сливалась с го­сударством. Поэтому церковные догмы утверждали нсзыбле-

1 См.: Яковлев Е.Г. Ук;и. соч. С. 220.

* БердяевН. Судьба России. М., 1990. С. 242.

1 Бердяев Н. Философия неравенства. Письма к недругам но социальной

философии. Париж, 1970. С. 143—144.


33'


2   Права человека и цивилизация


 


мость монархической власти, феодального сословного деления. Буржуазные революции произвели коренную ломку сложив­шихся устоев. Произошел разрыв с теологическим мировоз­зрением средних веков. Сформировалось "юридическое миро­воззрение" буржуазии, где "место догмы, божественного права заняло право человека, а место церкви — государство"'.

Таким образом, совершился определенный исторический парадокс. Раннее христианство, выдвинув идею равенства всех перед Богом, затем в период средневековья догматнзировалс и рнтуалнзировало религию, омертвив ее содержание отрица­нием индивидуальности человека. И поэтому выдвинуть идск прав человека как его притязаний на свободу молено было! путем разрыва с теологическим мировоззрением и утвержде-1 пня принципов равенства, братства и справедливости (не бо­жественной, а человеческой). Это потребовало и отделения цер­кви от государства. Однако ростки персоноцентрпстского па чала в христианстве явились большим вкладом в развитие европейской цивилизации и создали уникальные явления э цивилизации  — права человека и государство, основанное т праве.

Разумеется, нельзя напрямую связывать христианство подготовкой предпосылок для развития идеи прав чсловска.1 Ведь при всей значимости религии цивилизацию определяет и| философия, и культура, и психология, и образ жизни народа! Европейская цивилизация покоится  на учениях античпости| Возрождения, Реформации; и это наследие неповторимо по с ей ценности для утверждения свободы личности, ее индивиду-] алыюсти, для исторического прогресса в целом. Сформировав-) шинся в Европе цивнлизационный архетип проявляет способ-) ность к пространственному развитию. Возникший в центре Европы тип цивилизации постоянно расширялся, охватывая Скандинавский регион, Юго-Восточную и Восточную Европу! Он оказался способным распространить свои ценности па США,! Канаду, Австралию. С переменным успехом они распространяв ются и па некоторые страны Латинской Америки. Во второй половине XX в. осуществляется постепенная адаптация к цен-) ностям европейской цивилизации традиционных восточных об-! Шсств (Японии, Южной Кореи, Индии, Китая и др.). Пронсхо-1

Маркс К., Эшсльс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21   С. 491, 498.


34


Гл;ша I. Права человека: понятие и сущность


 


дят начальные стадии размывания традиционных структур н ценностных стереотипов1.

Ценности европейской цивилизации очень медленно, с боль­шими трудностями начинают внедряться в России, которая не может быть отнесена к какому-то определенному типу цивили­зации. Одна из важнейших составляющих европейской циви­лизации начиная с XVII в. — идея нрав человека — никогда не была значимой в политических доктринах мыслителей Рос-сип и поэтому не могла стать определяющим элементом обще­ственного сознания, целью социального развития.

Поэтому и попытки "даровать населению незыблемые осно­вы гражданской свободы па началах действительной неприкос­новенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов" в Манифесте 17 октября 1905 г. не могли изменить ситуацию в России, дать ей новые ориентиры — права человека и свободу личности. Вековые традиции подавления инакомыслия н инди­видуальности после провозглашения "дарованных" свобод вы­лились в массовые политические репрессии, был упущен истори­ческий шанс па цивилизованное развитие общества, в основе ко­торого — идеи прав и свобод человека. Все последующее разви­тие России подтвердило "особость" се пути, усугубило поглоще­ние личности коллективом, подавление индивидуализма, жест­кое пресечение любых попыток пойти наперекор системе.

Н. Бердяев пишет, что в России рецепция идей демократии была оторвана от идеи прав человека и гражданина. "Идея демократии в той прямолинейной и упрощенной форме, кото­рая была у нас принята, породила целый ряд нравственных последствий. Отвлеченно-демократическая общественная иде­ология сняла ответственность с личности, с духа человеческого, а потому и лишила личность автономии и неотъемлемых прав"2.

Торжество системоцентрнстского мировоззрения прояви­лось в отношении к человеку как "винтику" сложной государ­ственной машины. А какие права могут быть у "винтика", един­ственное назначение которого — безотказное выполнение от­веденных ему функций? Идея коллективизма в послереволю­ционной России была представлена в интерпретации, не совме-

1 См.: Формация или цивилизация? (Материалы "круглого стола")- С. 45.

2 Бердяев Н. Судьба России. С. 212.


Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли                      35

стнмой с автономией и самобытностью личности. Права и сво­боды, официально "дарованные" человеку советскими консти­туциями, явились декорацией, скрывающей фасад тоталитариз­ма, а правовое государство объявлялось хитрым измышлением буржуазной идеологии, направленным на обман масс.

Тяжкий исторический груз, ломка глубоко укоренившихся стереотипов мешают современной России войти в русло право-вон государственности, преодолеть тоталитарные начала, сде­лать индивида с его правами п свободами главным ориентиром п целью общественного развития.

Глава II

Права человека в истории политико-правовой мысли

Теория и практика прав человека имеют долгую и поучи­тельную историю. Современная постановка вопроса о правах человека — при всей своей новизне п особенностях, обуслов­ленных современным уровнем и характером мировой цивили­зации, — опирается на богатый предшествующий опыт чело­вечества прежде всего в области правовых форм организации общественной и государственной жизни людей, правового спо­соба регуляции их социальных отношений.

Права человека — явление социально-историческое. Не отрицая большой новизны, специфики и богатства содержания современных развитых представлений о правах человека, сле­дует вместе с тем иметь в виду и момент исторической преем­ственности этих представлений с предшествующими правовы­ми воззрениями на человека как участника социальной жизни. Как реально, так п теоретически (логически) каждая историчес­ки данная система права включала и включает в себя (явно или латентно) определенную юридическую концепцию человека как субъекта права и соответствующие представления о его правах и обязанностях, его свободе и несвободе. В этом смысле история права и правовых учений — это вместе с тем и история форми­рования и эволюции пред ставлен! и"1 о правах человека: от при­митивных, ограниченных п неразвитых до современных.

В самом общем виде можно сказать, что степень п харак­тер развитости прав человека определяются уровнем развития


36


Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


права в соответствующем обществе. Право вообще и права че­ловека — это ис различные (но своей сути, функциям и назна­чению) феномены, ведущие независимую друг от друга жизнь, а явления принципиально одного порядка и одного типа. Пра­ва человека (в тех или иных формах и объемах их бытия п выражения) — это необходимый, неотъемлемый п неизбежный компонент всякого права, определенный (а именно субъсктно-человеческнн) аспект выражения сущности права как особого типа и специфической формы социальной регуляции. Право без прав человека так же невозможно, как и права человека вне права.

Основной принцип любого права, выражающий специфи­ку права и его отличие от всех иных видов социальных норм и типов социальной регуляции, — это принцип абстрактно­го, формального равенства фактически различных люден, вы­ступающих в роли участников определенного круга отноше­ний.

В этом правовом равенстве присутствует и признание сво­боды субъектов права, т. с. их формальная независимость друг от друга. Присущий праву принцип равной свободы носит все­общий характер, но только в том смысле, что он в одинаковой степени (в качестве всеобщего масштаба и единой меры) зна­чим для всех возможных участников определенного круга от­ношений, подпадающих под действие принципа права и конк­ретизирующих данный принцип правовых норм.

Историческое развитие начал свободы и права в челове­ческих отношениях представляет собой прогресс равенства людей в качестве формально (юридически) свободных личнос­тей. Через механизм права — формального (правового) ра­венства — первоначально несвободная масса людей постепен­но преобразуется в свободных индивидов.

В целом историческая эволюция содержания, объема, сфе­ры действия принципа формального равенства не опровергает, а, наоборот, подкрепляет значение данного принципа (и конк­ретизирующей его системы норм) в качестве отличительной особенности права в его соотношении и расхождении с иными видами социальной регуляции (моральной, религиозной п т. д.).

История прав человека свидетельствует о том, что сформи­ровавшиеся в русле естественноправовых идей представления о прирожденных и неотчуждаемых правах человека лежат в


I


§ 1. Древняя Греция                                                                                                    37

основе и современных положений о правах человека и гражда­нина, современных концепций о правовом статусе личности, о господстве права н верховенстве закона, о гражданском обще­стве и правовом государстве.

Этот естествснноправовой подход (в современной моди­фикации) нашел свое признание в повой Конституции Россий­ской Федерации, согласно которой именно человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Богатый опыт прошлого позволяет лучше понять как ло­гику формирования и развития идей прав и свобод человека, так п наши собственные сложности н проблемы на пути к прак­тическому воплощению этих общечеловеческих ценностей в современных условиях иостсоцналистнчсской России.

§ 1. Древняя Греция

Древнегреческие воззрения о правах человека сформиро­вались в общем русле мифологических представлений о том, что полис (город-государство) и его законы имеют божествен­ное происхождение н опираются на божественную справедли­вость. Право вообще и права отдельных людей — членов по­лиса восходят, согласно подобным представлениям, не к силе, а к божественному порядку справедливости.

Так, уже во времена "гомеровской Греции" (конец II тыся­челетня до н. э.)1 эллины оперируют, в частности, такими поня­тиями, как "дикс" (правда, справедливость), "темпе" (обычай, обычное право), "тнмс" (личная честь, почетное право-притяза­ние), "номос" (закон). Божественная по своей природе спра­ведливость у Гомера выступала в качестве объективного осно­вания и правового критерия. И только то, что соответствовало тогдашним взглядам на справедливость, воспринималось как право. Лишь благодаря легитимации в контексте представле­ний о справедливости (днкс) то или иное притязание призна­валось правом и входило в обычай (темис).

Идея единства справедливости, полиса и закона отчетливо присутствует в поэмах Геснода (VII в. до н. э.) "Теогония" и

' Следует, конечно, иметь в виду, что жизнь п творчество самого Гомера, автора •ншческнх по.)м "Илиада" н "Одиссея", относятся к VIII в. до н. э.


38                      Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли

"Труды и дни". Справедливость (Дике) и Благозаконие (Эв-номия) — это, но Гесиоду, сестры-богини, дочери верховного олимпийского бога Зевса и богини правосудия Фемиды1. Дике при этом охраняет Эвномию, олицетворяющую идеал полисно­го устройства с господством справедливых законов. Отход от этих божественных установлений приведет, по словам Гсснода, к тому, что "правду заменит кулак", "где сила, там будет и право".

Критика насилия и защита права в поэмах Господа свиде­тельствовали об усилении индивидуально-человеческого (лич­ностного) начала "в тогдашней общественно-политической жиз­ни, поскольку право всегда и повсюду предполагает правосубъ-сктность человека, свободную личность.

Известный исследователь античной философской и поли­тико-правовой мысли Эрнст Кассирер в данной связи писал: "Прежде всего благодаря идее права эпос приобрел новый об­лик. Идея права вдохнула в эпос новую жизнь, она дала ему такой личностный характер, который еще отсутствовал у Гоме-ра"2.

Как право вообще, так и права отдельных людей невоз­можны без общей нормы поведения, выражающей одинаковую для всех субъектов меру дозволенного и запрещенного, равную меру свободы. Там, где нет такой равной меры (общей нормы, единого масштаба), нет и права. В этом плане следует отметить существенное правовое значение суждений "семи мудрецов" Древней Греции (конец VII — начало VI в. до и. э.) о необхо­димости соблюдать определенную "меру" и "середину" во всех делах и поступках.

Одним из "семи мудрецов" был Солон (ок. 638 — 559 гг. до н. э.) — знаменитый афинский государственный деятель и законодатель. Реализуя представления о надлежащей мерс в своем законодательстве (594 г. до н. э.), он уничтожил долго­вое рабство и ввел в Афинах умеренную цензовую демократию, пронизанную идеей компромисса знати и демоса, богатых и бед­ных. В своих элегиях Солон отмечал:

1 Кстати говоря, имя богини правосудия    Фемида    восходит к слову темпе (другое его чтение  — фсмнс).

2 Сг/.ч.чи'сг Е. Ьо#ох, О1ке, Кохтох т с!ег Еп<лУ1ск.1ипй. СоЫюг^, 1941   5.  13.


39


§ 1. Древняя Греция


 


 


I


...Всех я освободил. Л этого достиг Закона властью, силу с правом сочетав, И так исполнил вес я, как п обещал, Законы я простому с знатным наравне, Для каждого прямую правду указав, Так написал1.

С точки зрения пашем темы особый интерес представляет понимание Солоном закона (и его власти) как сочетания права и силы. Наряду с различением права и закона такая конструк­ция включает в себя и понимание полисного закона как всеоб­щей (для всех свободных) формы и общезначимой меры офи­циального признания и выражения прав членов полиса. Такая всеобщность закона выражает требование правового равенства: все граждане в равной мере находятся под защитой закона и подчиняются его общеобязательным нормам.

Поиски объективной нормы справедливости и права для полиса п его граждан были продолжены пифагорейцами (VIV вв. до п. э.). Пифагор и его последователи стоят у истоков широко распространившегося п влиятельного представления, что жизнь людей должна быть реформирована и приведена в соответствие с выводами философии о полисе, справедливости и "надлежащей мерс" в человеческих взаимоотношениях. При этом пифагорейцы сформулировали весьма важное для после­дующих представлений о естественных правах человека поло­жение о том, что "справедливое состоит в воздаянии другому равным"2. Это определение представляло собой философскую абстракцию и интерпретацию древнего принципа талиона (око за око, зуб за зуб).

Глубина и новизна пифагорейского взгляда состояла в том, что под понятиями "надлежащая мера" и "соразмерность" они усмотрели известную пропорцию (числовую по своей природе), т. е. некое приравнивание, словом — равенство. Это сыграло важную роль в формировании идей правового равенства людей.

Процесс становления и углубления теоретических концеп­ций права н прав человека в Древней Греции развивался в це­лом в русле поисков объективных естественноправовых основ полиса н его законов.

'Аристотель. Афинская политик. М., 1996. С. 17—18. -Аристотель. Этика. СПб., 1908. С. 91.


40


Глава II Права человека в истории политико-правовой мысли 6


 


Так, Гераклит (VIV вв. до и. э.) трактовал полис и его|
законы как отражение космического порядка. Знание о спра-*
ведливостп, законе и т. д. — это, но Гераклиту, часть знания о!
мире вообще, о космосе как "упорядоченной вселенной", "миро-]
вом порядке". В основе всех событий мира лежит всеобщий |
божественный логос (разум) — первоисточник человеческой!
справедливости п права.                                                                                                    !

Полис и его закон — это, по Гераклиту, нечто общее, оди-! маково божественное и разумное по их истокам и смыслу. "Ведь; все человеческие законы питаются единым божественным, ко-! торый простирает свою власть, насколько желает, всему довле-! ст и над всем одерживает верх"1. Божественный (разумный, П космический) закон как источник человеческих законов  — то же самое, что в других случаях обозначается Гераклитом как логос, разум, природа2. Этот божественный закон дает разум­ный масштаб и меру человеческим явлениям, делам п отноше­ниям, в том числе и человеческим законам.

С учетом последующей эволюции правовой мысли можно сказать, что к гсраклнтовской концепции восходят все те докт­рины античности и нового времени, которые под естественным правом людей понимают некое разумное начало (норму всеоб­щего разума), подлежащее выражению в позитивном законе.

Существенная для естествен]юнравовой теории характс-> | ристика закона и государства как чего-то искусственного, вто-  | ричиого и обусловленного неким естественным началом (естс- ] ствснным развитием человеческого общества) встречается в раз-  | вермутом виде уже у Демокрита (ок. VIV вв. до н. э.К Соотношение естественного п искусственного — это соотно­шение того, что существует "но правде" (т. е. в природе, в

1 Фрагменты Гераклита приводятся по кн.: Материалисты Древней Греции. М., 1955. С. 39-52.

г Эрнст Касснрер отмечал, что "дике" означает "порядок права", по для Гераклита "дпке" вместе с тем означает "порядок природы", поскольку н право, п природа подчиняются одному п тому же всеобщему праву: бытие мере.) логос п через дпке утверждает (велит) нечто универсальное, повышающееся над всяким своенравием н любой особенностью индиви­дуальных представлений п иллюзий. Право тем самым выступает как установление разума, а логос н дпке подлежат признанию как "всеобщее п божественное" (Саьмгег Е. Ор. и!;., 5. 10, 21).

! Русский перевод сохранившихся фрагментов Демокрита см.' Лурье С.Я. Демокрит. Л., 1970. С. 187-382; Материалисты Древней Греции. С. 53-178.


§ 1. Древняя Греция                                                                                                    41

действительности), и того, что существует лишь согласно "об­щему мнению". Соответствие природе Демокрит расценивал как критерий справедливости в этике, политике, законодатель­стве. "То, что считается справедливым, — утверждал он, — не есть справедливое: несправедливо же то, что противно при­роде"1.

С этих естественноправовых позиций Демокрит трактовал полис как "общее дело" своих граждан и их "опору". Интере­сы "общего дела" определяют существо и границы прав и обя­занностей членов полиса. При этом Демокрит имел в виду эл-лпнскнй демократический полис, который он противопоставлял варварской деспотии (царской власти). "Бедность в демокра­тии, — отмечал он, — настолько же предпочтительнее так называемого благополучия граждан при царях, насколько сво­бода лучше рабства"-.

Великая идея естественного равенства и свободы всех лю­дей была впервые высказана софистами (VIV вв. до н. э.).

Основополагающий принцип воззрений софистов был сформулировал Протагором (ок. 481 —411 гг. до н. э.). Звучит он так: "Мера всех вещей — человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют" (Пла­тон, Теэтст, 152а). Положение Протагора о человеке как мере всех вещей резко расходилось с традиционными представлени­ями о значимости именно божественного, а не человеческого начала в качестве масштаба л меры.

Демократическая идея Протагора и вместе с тем максима его политико-правовой концепции состоят в том, что существо­вание государства предполагает равную причастность всех его членов к человеческой добродетели, к которой он относит спра­ведливость, рассудительность и благочестие1.

Обосновывая равноправие членов полиса, Протагор утвер­ждал, что дары Прометея (умение обращаться с огнем и другие практические знания) и дары Зевса ("стыд и правда", умение жить сообща) были даны всем людям (эллинам), так что всем

' Материалисты Древнем! Греции  С. 152.

2 Там же. С. 168.

1 Характеризуя Протагора как "первого большого теоретика н представителя

демократического идеала государства", К. Роде справедливо замечает, что в

протагоровском философии нрава ведущую роль играет принцип равной

причастности всех людей к политико-правовым делам.   — См.:   Ко(1е К.

СезсЫсМе с!ег сигоршзсЬеп КссЫзрЫояорМе. ОияхсЫог!, 1974. 5. 16.


42


Глава П. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


им в одинаковой степени доступно искусство нолпспои жизни н все они в равной мере являются гражданами полиса.

Софист Гпипнй противопоставлял право по природе (ве­ления природы) искусственному закону полиса. Оп критичес­ки отмечал условность, изменчивость, текучий п временный ха­рактер полисных законов, их зависимость от усмотрения сме­няющих друг друга законодателей. В отличие от полисных за­конов, считал Гинпий, неписаные законы природы справедливы и "одинаково исполняются в каждой стране".

Положение о всеобщем равенстве по природе выдвинул софист Антнфонт. При этом он ссылался на то, что у всех лю­дей — эллинов н варваров, благородных п простых — один и тс же естественные потребности. Неравенство же людей проис­текает из человеческих законов, а не из природы. "По приро­де, — говорил Антнфонт, — мы все во всех отношениях рав­ны, притом (одинаково) и варвары, н эллины. (Здесь) уместно обратить внимание на то, что у всех людей нужды от природы одинаковы"1. С этих позиций он отмечал, что "многие (предпи­сания, признаваемые) справедливыми по закону, враждебны природе (человека)"2. Даже полезные установления закона — суть оковы для человеческой природы, веления же природы приносят человеку свободу. Обосновывал он это так: "Ибо предписания законов произвольны (искусственны), (веления же) природы необходимы. И (сверх того), предписания законов суть результат соглашения (договора людей), а не возникшие сами собой (порождения природы); веления же природы суть само-возникшис (врожденные начала), а не продукт соглашения (лю­дей между собой)"-4.

Идею естественноправового равенства п свободы всех лю­дей (включая и рабов) обосновывал софист Алки дам. Ему при­писываются следующие знаменательные слова: "Божество со­здало всех свободными, а природа никого не сотворила рабом'4.

Начало понятийно-теоретического исследования (с помо­щью логических дефиниций и общих понятий) объективной разумной природы полиса п его законов связано с именем Со­крата (469 — 399 гг. до н. э.). Говоря о необходимости соблю-

' Антология мировой философии. М., 1969. Т. 1.4. 1. С. 321.

2 Там же.

1 Там же. С. 320.

4 Цит. по: Аристотель. Политика. М., 1911. С. 408.


§ 1. Древняя Греция                                                                                                    43

дсиия всеми разумных и справедливых законов полиса, Сократ утверждал, что только на этом пути достижима свобода — пре­красное и величественное достояние как для человека, так и для государства.

Личная судьба Сократа, выступившего с принципом индивидуально]"! свободы и автономии личности, его осуждение II казнь отчетливо демонстрируют реальное положение дел в области прав человека и гражданина в эпоху афинской демок­ратии.

Рационалистические идеи Сократа были развиты его учеником Платоном (427 — 347 гг. до п. э.). В его проекте иде­ального государства отсутствуют частная собственность и де­ление люден па свободных и рабов. Вслед за пифагорейцами Платон признает равноправие женщин и мужчин, хотя в число высших правителей женщины в платоновском идеальном государстве не допускаются.

Характеризуя справедливость в идеальном государстве, Платон писал: "Заниматься каждому своим делом это, пожа­луй, и будет справедливостью"; "справедливость состоит в том, чтобы каждый имел свое и исполнял тоже свое" (Государство, 433Ь, е). Справедливость состоит также в том, "чтобы никто не захватывал чужого и не лишался своего" (Государство, 433е).

Эти определения справедливости (сНкаюзупс) относятся им и к праву (сПкаюп), раскрывая тем самым платоновское понимание естественных прав человека'.

Справедливость, согласно Платону, предполагает "надле­жащую меру", определенное равенство. При этом он (со ссыл­кой па Сократа) различает два вида равенства: "геометричес­кое равенство" (равенство по достоинству и добродетелям) и "арифметическое равенство" (равенство меры, веса и числа). Поясняя смысл такого различия, Платон замечает, что "для

' Известный немецкий исследователь естсстлешшправовых концепций Г. Райпер, характеризующий принцип "каждому — свое" в качестве основного положения естественного права, подчеркивает связь лтого принципа с платоновским определением нрава, согласно которому "каждый имеет свое". Соответствующие суждения Платона (Государство, 433е) о справедливости н праве в переводе Г. Райнсра с учетом терминологии оригинала звучат так: "Право ((Маши) и справедливость (сПкаюхупе) состоят в том, что каждый имеет н делает свое, так чтобы никто не имел чужого н не лишался своего". — (Ке1псг Н. О1е Наир1}4гшк11а)4сп с!ег гипс1атеп1а1х(;еп Могтеп с!ех Вам:!, 1976.5.2),


44


I

Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


неравных равное стало бы неравным, если бы не соблюдалась надлежащая мера" (Законы, 757а). "Геометрическое равен­ство" — это "самое истинное и наилучшее равенство": "боль­шему оно уделяет больше, меньшему — меньше, каждому даря то, что соразмерно его природе" (Законы, 757Ь, с).

Эти положения в дальнейшем были восприняты и развиты в учении Аристотеля (384 — 322 гг. до и. э.) о двух видах сира* всдливостп — справедливости уравнивающей и справедливое! ти распределяющей.

Распределяющая справедливость — это проявление сира! ведлнвости при распределении всего того (власти, почести, вып| лат и т. п.), что может быть разделено между членами обще] ства. Уравнивающая справедливость действует в сфере обмену и "проявляется в уравнивании того, что составляет прсдмс обмена" (Этика, V, § 5). Этот вид справедливости применяете* в области гражданско-правовых сделок, возмещения вреда, ире] отупления н наказания.

Принципом распределяющей справедливости, по Аристо-1 телю, выступает деление соответствующих общих для всех граж-[ дан благ по достоинству, т. е. пропорционально их вкладу шц взносу в общее дело. Тем самым распределяющая справедли­вость интерпретируется им (не без влияния пифагорейски) представлений о числовых характеристиках справедливости и! других добродетелей) как равенство в геометрической пронор-[ ции. В уравнивающей же справедливости имеется в виду ариф­метическое равенство.

Трактуя право как политическую справедливость, Арис-| тотель писал: "Не должно ускользнуть от нашего внимания тс обстоятельство, что искомое нами понятие состоит как в спра-| ведливости вообще, так и в политической справедливости (пра-1 ве). Последнее же имеет место между людьми, ирииадлежащи-| ми к одному общению, и имеет целью самоудовлетворенность! их, притом между людьми свободными н равными, равными в| смысле или пропорциональности, или числа вообще. Люди, не! находящиеся в подобных отношениях, не могут и иметь отпоси-1 тельно друг друга политической справедливости (прав), но имеют! некоторого рода справедливость, названную так по сходству с! предшествующим видом. Тс люди имеют права, для которых! существует закон, определяющий их отношения; закон же пред-1


§ 1. Древняя Греция                                                                                                    45

полагает преступление, суд — распределение правды и неправ­ды" (Этнка, V, § 10).

Политическое право Аристотель делит па естественное и волсустановленнос (т. е. позитивное) право. Он отмечает, что хотя вся область права изменчива, однако понятия о справед­ливости и праве изменчивы только в известной степени. "Ясно, — пишет он (Этнка, V, § 10), — что из явлении, могу­щих быть п иными, должно отнести к области естественного права, и что должно отнести не к области естественного права, а установленного законом и всеобщим соглашением"'.

В трактовке Аристотеля различные формы политического (государственного) устройства — в силу именно своей поли­тичности — соответствуют принципу справедливости и идее права, т. с., иначе говоря, носят правовой характер. "Итак, ясно, — пишет Аристотель, — что только те формы государ­ственного строя, которые имеют вЧзиду общую пользу, являют­ся, согласно принципу абсолютной справедливости, правильны­ми; тс же формы, при которых имеется в виду только личное благо правителей, все ошибочны и представляют отклонения от правильных; они основаны на деспотическом принципе, а госу­дарство есть общение свободных людей" (Политика, III, 4, 7, 1279а 26). Такая принципиальная общность и предметно-смыс­ловое единство политических и правовых форм, противопос­тавляемых деспотизму, дают основание говорить о наличии в учении Аристотеля правовой концепции государства2.

Право в целом (и естественное, и волсустановленное) и пра­ва индивида, по Аристотелю, носят политический характер и воз­можны только в государстве (т. с. в условиях эллинского поли­са), "причем для (граждан) свободнорожденных и равных про-

1 Исследователь правовых взглядов Аристотеля В. Зигфрид следующим образом характеризует его естествсниоправовые представления: "По-моему, высшее п всеобщее положение естественного права весьма сжато гласит, каждому — свое, надлежащее... Второе основное положение, представляющее собой форму применения первого, гласит: равным — равное, неравным (соответственно) неравное". — 51еу/гге(1 IV. Вег КссЫздссЬшпс Ьс1 Апь1о1с1с8. 2(тсЬ, 1947. 5. 64-65.

2 В этой связи В. Зигфрид отмечает: "В пате время мы говорим об идеале правового государства. До некоторой степени соответствующее атому выражение у Аристотеля звучит: овпомня (благозакоипе)". Об аристотелевской трактовке деспотизма он пишет: "Деспотический (тиранический) означает неограниченный, нсограждсппын естественным или позитивным порядком; видимо, мы можем использовать здесь современное слово: тоталитарный". — 51с(]{пе(1 ИЛ Ор. аЬ. 5. 47, 68.


46


Главе» II. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


порционалыю пли арифметически" (Этика 10, 25). При господс­ком (т. е. неполитическом) типе власти и отношении (в варварс­ких деспотиях, в отношениях между господином и рабом и т. д.) как право вообще, так и нрава индивидов невозможны. В этих не­политических условиях п отношениях, замечает Аристотель, о праве можно говорить лишь условно, метафорично.

В известном положении Аристотеля о том, что "человек, по природе своей, — существо политическое" (Политика, I, 1,9, 1253а 16), под природой человека понимается не актуальная исходная данность, а возможная конечная потенция, реализо­ванная лишь у эллинов (в полисной организации), но не осуще­ствленная пока у варваров, живущих в условиях деспотизма и рабства. "Варвар п раб по природе своей понятия тождествен­ные" (там же, I, 1,5, 1252в 10). Все это в целом означает, что естественные права человека, согласно Аристотелю, реально существуют лишь в виде прав политического субъекта, т. е. гражданина полиса.

Особо следует отметить последовательную защиту Арис­тотелем (в полемике против Платона) права личности на част­ную собственность и индивидуальную семью. На эти положе­ния в дальнейшем ссылались многие сторонники естественных прав человека.

В эпоху эллинизма представления о государстве и праве как договоре об общеполезном для обеспечения индивидуаль­ной свободы и взаимной безопасности людей развивал Эпикур (341—270 гг. до п. э.). Основные ценности эпикуровской эти­ки (свобода, удовольствие, "атараксия" — безмятежное спокой­ствие духа), как и вся она в целом, носят индивидуалистичес­кий характер.

Свобода человека — это, согласно Эпикуру, его ответствен­ность за разумный выбор своего образа жизни. Сфера челове­ческой свободы — это сфера его ответственности за себя; она вне и необходимости, поскольку "необходимость не подлежит ответственности"1, и непостоянного случая. Свобода обретается благодаря уяснению того, "что зависит от нас" и "не подлежит никакому господину"-. "Необходимость, — говорил он, — есть бедствие, но нет никакой необходимости жить с необходимо­стью"5. Обуздание страстей и желаний разумом и довольство

1 Материалисты Древне]'! Греции. С. 212.

2 Там же.

' Там же. С. 219.


§ 1. Древняя Греция                                                                                                    47

немногим — существенная черта свободного человека. "Вели­чайший плод довольства своим (ограничения желаний) — сво­бода"1.

Главная цель государства н основания политического об­щения состоят, но Эпикуру, в обеспечении взаимной безопасно­сти люден, преодолении их взаимного страха, пеиричинении ими друг другу вреда. В рамках политического общения "безопас­ность от людей достигается до некоторой степени благодаря некоторой силе, удаляющей (беспокоящих людей), и благосос­тоянию"2.

С таким пониманием характера н цели политического об­щения, смысла свободы связана н эиикуровская трактовка го­сударства и права как договора людей между собой об их об­щей пользе и взаимной безопасности. "Справедливость, проис­ходящая от природы, — писал Эпикур, — есть договор о полезном — с целью не вредить друг другу и не терпеть вре­да"-1.

Договорный характер государства н права в учении Эпи­кура означает, что они не данности природы, извне и слепо на­вязанные людям, а их собственные самоопределения, челове­ческие установления.

Договорный характер справедливости он пояснял так: "Справедливость сама но себе не есть нечто, но в сношениях людей друг с другом в каких бы то ни было местах всегда есть некоторый договор о том, чтобы не вредить н не терпеть вре-да'м.

Принцип и критерий справедливости применимы, согласно концепции Эпикура, лишь в отношениях участников договор­ного общения (людей и пародов). Конкретное содержание по­нятия справедливости изменчиво — в зависимости от индиви­дуальных особенностей той )1ли иной страны, изменяющихся обстоятельств и т. п. Однако во всей этой изменчивости неиз­менным остается сам принцип справедливости: "... в общем справедливость для всех одна и та же, потому что она есть нечто полезное в сношениях людей друг с другом"1.

1 Материалисты Древней Греции. С. 224

2 Там же. С. 215. 'Там же. С. 217. 4 Там же. ' Там же.


48                      Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли

В концепции Эпикура справедливость — в свете ее соот-' ношения с законом — представляет собой естественное право с изменяющимся (в зависимости от места, времени и обстоя­тельств) содержанием, каковым является изменчивая общая польза взаимного общения. В этой конструкции соотношения естественного права и закона движущим началом и вместе с тем источником изменчивых "естественных представлений о справедливости" являются изменяющиеся практические потреб­ности взаимного общения людей. С изменением этих потребно­стей изменяется и представление об общеполезном, т. е. то, что составляет содержание справедливости. Здесь справедливость (естественное право с изменяющимся содержанием) выступает как критерий соответствия закона изменяющимся потребностям людей п вместе с тем их изменяющимся естественным пред­ставлениям о справедливости.

Законы, соответствующие справедливости, выступают как средство ограждения и защиты "мудрых" от "толпы", как публичная гарантия свободы, безопасности и автономии индивида. "Законы, — говорит Эпикур, — изданы ради мудрых, — не для того, чтобы они не делали зла, а для того, чтобы им не делали зла"1.

Эпикуровская договорная трактовка государства и права подразумевает равенство, свободу и независимость людей — членов договорного общения и по существу является исторически первой философско-правовой концепцией либерализма п правового индивидуализма. Важная линия свя­зи тянется от договорно-правовой концепции Эпикура к идеям общественного договора Нового времени.

§ 2. Древний Рим

Естсственноиравовые идеи древнегреческих мыслителей о свободе и равенстве всех людей получили дальнейшее развитие в Древнем Риме.

Так, положения греческих стоиков (Зенона, Хрнсиппа и др.) о мировом естественном законе ("общем законе" для всех людей и народов) были использованы римскими стоиками (Се-

Матерпалисты Древней Греции. С. 235.


§ 2   Древний Рим                                                                                                        49

некой, Эпиктетом, Марком Аврелием) для обоснования универ­сальной концепции естественного права и космополитических идей, согласно которым все люди (по своей природе и по зако­нам мироздания в целом) — граждане единого мирового госу­дарства и что человек — гражданин вселенной. "Весьма уди­вительно, — писал Плутарх по поводу этих идеи стоиков, — что главное в форме правления, которую описал Зепоп, поло­живший начало школе сгопков, состоит не в том, что мы обита­ем в городах и областях н отличаемся своими особыми закона­ми и правами, а в том, что мы рассматриваем всех людей как своих сограждан, что жизнь одна подобно тому, как мироздание одно. Это как бы стадо, которое пасется на общих пастбищах согласно общему закону"1.

Из естествсшюправовых позиций стоиков следует, что раб­ство не имеет оправдания, поскольку оно противоречит общему закону и мировому согражданству людей.

В естественноправоиой концепции Сенеки неминуемый и божественный по своему характеру "закон судьбы" играет роль того права природы, которому подчинены все человечес­кие установления, в том числе государство и законы. Вселен­ная, согласно Сенеке, естественное государство со своим есте­ственным правом, признание которых — дело необходимое и разумное. Членами этого государства но закону природы яв­ляются все люди независимо от того, признают они это или нет. Что же касается отдельных государственных образова­ний и их установлений, то они случайны и значимы не для всего человеческого рода, а лишь для ограниченного числа люден.

Исходя из естественного права как общеобязательного и равного для всех мирового закона, Сенека наиболее пос­ледовательно среди стоиков отстаивал идею духовной свободы и равенства всех людей.

Сходные естественнонравовыс представления развивал Эпиктет. Каждый, поучал он, должен надлежаще исполнять ту роль, которая ниспослана ему судьбой и мировым законом. Исходя из этого, он отстаивает следующий принцип: "Чего не желаешь себе, не желай и другим"2. Этот принцип он исиользу-

1 Антология мировой философии  Т   1. Ч   1. С  503

2 Там же. С. 519.


50                      Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли!

ст для критики рабства как безнравственного и порочного яв-| лошя, противоречащего естественному праву.

Стоик Марк Аврелий (в 161 — 180 гг.  — римский нмпера-1 тор) развивал представление о "государстве с равным для всех" законом, управляемом согласно равенству п равноправию всех, и царстве, превыше всего чтущем свободу подданных"'. Из об­щего всем людям духовного начала, писал Марк Аврелий в сочинении "К самому себе", следует, что все мы разумные суще­ства. "Если так,  — продолжает он,  — то и разум, повелеваю­щий, что делать п чего не делать, тоже будет общим; если так, то и закон общий; если так, то мы граждане. Следовательно, мы причастны какому-нибудь гражданскому устройству, а мир по­добен Граду. Ибо кто мог бы указать на какое-нибудь другое общее устройство, которому был бы нрнчастсп весь род челове-1 ческий? Отсюда-то, из этого Града, и духовное начало в пас, и разумное, и закон"2.

Усилиями стоиков естсствеппоправовая идея свободы и равенства всех людей была выведена за узкополисныс и этнические рамки и распространена на всех представителей человеческого рода как сограждан единого космополитического государства.

С позиций естественного права философское учение о государстве, законе и правах людей весьма основательно разработал Цицерон (106 — 43 гг. до и. э.).

В основе права, согласно Цицерону, лежит присущая природе справедливость. Причем справедливость эта трактуется им как вечное, неизменное н неотъемлемое свойство природы в целом, включая и человеческую природу. Следовательно, под "природой" как источником справедливости и права (права по природе, естественного нрава) Цицерон понимает весь космос, весь окружающий человека физический и социальный мир, формы человеческого общения и общежития, а также само человеческое бытие, охватывающее его тело и душу, внешнюю и внутреннюю жизнь.

Цицерон дает такое определение естественного права: "Истинный закон — это разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное,

1 Антология мировой философии. Т. 1.4. 1. С. 519.

2 Там же. С. 520.


§ 2. Древний Рим                                                                                                          51

которое призывает к исполнению долга, приказывая, запрещая, от преступления отпугивает; оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им и не воздействует на бесчестных, приказывая им что-либо или запрещая. Предлагать полную или частичную отмену такого закона — кощунство; сколько-нибудь ограничить его действие не дозволено; отменить его полностью невозможно, н мы ни постановлением сената, ни постановлением народа освободить­ся от этого закона не можем" (О государстве, III, XXII, 33).

Этот "истинный закон" — один и тот же везде и всегда, и "на все народы в любое время будет распространяться один извечный и неизменный закон, причем будет один общий как бы наставник и повелитель всех людей — бог, создатель, судья, автор закона" (О государстве, III, XXII, 33). Всякого, кто, презрев человеческую природу, своевольно и произвольно не покоряется данному закону, Цицерон характеризует как беглеца от самого себя, который неминуемо понесет величайшую (божью) кару, если даже ему удастся избежать обычного людского наказания.

Значение этой справедливости в плане прав человека состоит в том, что "она воздает каждому свое и сохраняет равенство между ними" (О государстве, III, VII, 10). Речь при этом идет именно о правовом равенстве людей, а не об уравнивании их имущественного положения. Нарушение неприкосновенности частной н государственной собственности Цицерон расценивал как осквернение и нарушение справед­ливости и права (Об обязанностях, I, 20 — 21).

Естественное право (высший, истинный закон), согласно Цицерону, возникло "раньше, чем какой бы то ни было писаный закон, вернее, раньше, чем какое-либо государство вообще было основано" (О законах, II, 19). Само государство как "общий правопорядок" (О государстве, I, XXV, 39) — это по существу естественное право самих людей (граждан государства).

Право, по Цицерону, устанавливается природой, а не чело­веческими решениями и постановлениями. "Если бы права ус­танавливались повелениями народов, решениями первенствую­щих людей, приговорами судей, то существовало бы право раз­бойничать, право прелюбодействовать, право предъявлять под­ложные завещания, — если бы права эти могли получать одоб­рение голосованием или решением толпы" (О законах, I, 43). Закон, устанавливаемый людьми, не должен нарушать порядок


52


Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


в природе и создавать право из неправа или благо из зла, чест­ное из позорного.

Соответствие пли несоответствие человеческих законов природе (и естественному праву) выступает как критерий и мерило их справедливости или несправедливости. Приводя примеры законов, противоречащих справедливости и праву, Цицерон отмечает, в частности, законы тридцати тиранов, пра­вивших в Афинах в 404—403 гг. до п. э., а также римский закон 82 г. до и. э., согласно которому одобрялись все действия Сул-лы как консула и проконсула и ему предоставлялись неограни­ченные полномочия, включая право жизни и смерти но отноше­нию к римским гражданам.

Подобные несправедливые законы, как и многие другие "пагубные постановления народов", по словам Цицерона, "заслуживают названия закона не больше, чем решения, с общего согласия принятые разбойниками" (О законах, II, 13).

Свои общие представления о справедливых законах Ци­церон конкретизировал в предлагаемых им проектах законов о религии и о магистратах (О законах, II, 19 — 68; III, 1 —48). Подчеркивая универсальный характер этих законов, он писал: "Ведь мы издаем законы не для одного только римского наро­да, но и для всех пародов, честных и стойких духом" (О зако­нах, II, 35).

Цицерон всемерно восхвалял политическую и правовую активность граждан и подчеркивал, что "при защите свободы граждан нет частных лиц" (О государстве, II, XXV, 46).

Существенный вклад в развитие юридических представле­ний о правах человека внесли римские юристы. Важное значе­ние в этом плане имели разработанные ими положения о субъек­те права, о правовых статусах людей, о свободе людей по есте­ственному праву, о делении нрава па частное и публичное, о справедливом и несправедливом праве и т. д. Они формирова­ли более четкие воззрения на юридический смысл прав людей в контексте систематического научного учения о нраве п госу­дарстве, о различении естественного и позитивного права, пра­вовом характере взаимоотношений между индивидом и госу­дарством, соотношении права личности и компетенции органа власти, формах и процедурах реализации субъективных прав и исполнении юридических обязанностей, государственно-право­вых средствах и способах защиты прав индивидов и т. д.


§ 2. Дрсвшш Рим.                                                                                                         53

Поясняя деление права на публичное и частное, Ульпиан отмечал, что публичное право "относится к положению римс­кого государства", а частное право "относится к пользе отдель­ных лиц". Частное право, в свою очередь, включало в себя сле­дующие три части: естественное право (шз па1:игае, Ш5 па1:ига1е), право народов (ш$ §епиит) н цивильное право (шз с1у11е). "Частное право, — писал Ульпиан (Д. 1.1.1.2), — делится на три части, ибо оно составляется или из естественных предписа­ний, или (из предписаний) народов, или (из предписаний) ци­вильных".

К естественному праву относились все значимые с точки зрения права предписания природы. Ульпиан писал: "Естест­венное право — это то, которому природа научила все живое: ибо это право присуще не только человеческому роду, по и всем животным, которые рождаются на земле и в море, и пти­цам". К институтам естественного права Ульпиан относит, в частности, брак и воспитание детей, отмечая, что "и животные, даже дикие, обладают знанием этого права" (Д. 1.1.1.3).

Право народов римские юристы понимали как такое право, которым "пользуются народы человечества; можно легко по­нять его отличие от естественного права: последнее является общим для всех животных, а первое — лишь для людей (в их отношениях) между собой" (Ульпиан. Д. 1.1.1.4). Право на­родов, таким образом, трактовалось как часть естественного права.

Под цивильным правом понималось собственно римское право. "Цивильное право, — пояснял Ульпиан — не отделя­ется всецело от естественного права или от права народов и не во всем придерживается его; если мы что-либо прибавляем к общему праву или что-нибудь из него исключаем, то мы созда­ем собственное, т. е. цивильное, право" (Д. 1.1.6).

Аналогичные воззрения развивал в середине II в. н. э. юрист Гай. "Все народы, которые управляются на основании законов и обычаев, — писал он, — пользуются частью своим собственным правом, частью правом, общим для всех людей. Ибо то право, которое каждый народ установил для себя, явля­ется собственным правом государства и называется цивиль­ным правом, как бы собственным правом самого государства; то же право, которое естественный разум установил между всеми

3 Права человека


54


Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


людьми, соблюдается у всех одинаково и называется правом народов, как бы тем правом, которым пользуются все народы" (Гай. Д. 1.1.9).

Естественное право, согласно пониманию римских юрис­тов, воплощало требования справедливости и в целом выража­ло ту основополагающую идею, что право вообще справедливо. "Слово "право", — писал юрист Павел, — употребляется в нескольких смыслах: во-первых, "право" означает то, что все­гда является справедливым и добрым — каково естественное право" (Д. 1.1.11). Показательно, что именно (и только!) "по естественному праву все рождаются свободными" (Ульпиан Д. 1.1.4).

С точки зрения античного (афинского, римского) пози­тивного права не все люди — человеки, не все они признаны в качестве правомочного человека. "И хотя все мы, — писал Ульпиан, — носим единое наименование "люди", но, согласно праву народов, возникло три категории: свободные, и в противоположность им рабы, и третья категория — отпущенные на волю, т. е. те, кто перестали быть рабами" (Д. 1.1.4). Здесь только по естественному праву раб признается свободным, т. е. человеком. Отсюда и великая идея естественного равенства как основа прошлых и современных представлений о естественных правах и свободах любого из людей.

Но раб юридически не признавался человеком по дейст­вовавшему афинскому или римскому праву; в этом позитивно-правовом измерении раб (все люди, находившиеся в состоянии рабства) был объектом, а не субъектом права. Он был по свое­му правовому положению "вещью", "говорящим орудием", объек­том собственности наряду с прочим хозяйственным инвента­рем и средствами производства.

Характеристика права как справедливости и добра восходит к знаменитому юристу I в н. э. Цельсу. В этой связи Ульпиаи писал: "Занимающемуся правом следует сначала выяснить, откуда пришло наименование права (шз). Оно восходит к справедливости (ш5Ш1а): ведь, как элегантно определяет Цельс, Ш5 651: агз Ьош е! ае^ш" ("право есть искусство добра и эквивалента") (Д. 1.1.1).

Противоположность между справедливым и несправед­ливым правом в римской юриспруденции выражалась путем противопоставления ае^иит шз (эквивалентного, равного пра-


§ 2. Древний Рим                                                                                                         55

ва) шз пщиит (праву неэквивалентному, неравному). Здесь, да и вообще в любом праве правовой эквивалент означает рав­ную справедливость, или, что то же самое, справедливое равен­ство. Идея такого правопонимания присутствует и в известном определении Ульнианом понятия справедливости. "Справед­ливость, — подчеркивал Ульпиаи, — есть неизменная и по­стоянная воля предоставлять каждому его право. Предписа­ния права суть следующие: жить честно, не чинить вред друго­му, каждому воздавать то, что ему принадлежит. Справедли­вость есть познание божественных и человеческих дел, наука о справедливом и несправедливом" (Д. 1.1.10).

В этом определении, опирающемся на сходные предшеству­ющие (древнегреческие и римские) философско-правовые идеи и положения, но существу речь идет об основном принципе права (не только естественного права, но и права вообще) — о равенстве, которое предполагает и выражает равную справед­ливость и справедливое равенство для всех людей — субъек­тов права. Идея такого правопонимания лежала в основе рим­ской юриспруденции.

Учение римских юристов о естествениоправовой справед­ливости и справедливом праве существенно повлияло на фор­мирование и развитие юридической концепции прав и свобод человека.

Опираясь на источники действующего права, римские юристы в своей трактовке прав индивидов интерпретировали сложившиеся правовые нормы в духе их соответствия требованиям справедливости (аецшЬаз) и в случае коллизий зачастую изменяли старую норму с учетом новых представлений о справедливости и справедливом праве (ас^иит шз). Такая правозащитная и правопреобразующая деятельность римских юристов обеспечивала взаимосвязь различных источников права и содействовала сочетанию стабильности и гибкости в развитии и обновлении юридической конструкции прав индивида как основного субъекта права.

Известный романист Т. Кипп писал: "Ни одно из самых блестящих положений римского права не обеспечивало за ним в такой мере право на бессмертие, как его отношение к ас^и^(;а5. Ае^и^^;а5 (аеяииз, Ьопит с! ае^иит) есть прежде всего нравственное понятие, означающее справедливость, правиль­ность. Представляя с субъективной стороны лишь известную


56


Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысл!&


 


добродетель, аедшслз в то же время определяла содержание норм"1.

Ае^и^(:а5 как принцип играла роль руководящей идеи при интерпретации норм позитивного права вообще п прав пндпви-' да в особенности. Тем самым отвлеченное представление о ес-тествениоправовой справедливости было трансформировано в принцип самого позитивного права и стало основным критери­ем подлинного права. "Идеей справедливости, т. с. соответствия права потребностям жизни, — отмечал В.И. Синайский, — руководились римские юристы, создавая "право юристов". В этом соответствии лежала мощь права юристов, которое ни­когда не было законом. Под воздействием же идеи справедли­вости создалось наконец резкое различие старого римского стро­гого права (шз зЬпсЬит) н права справедливого (шз ае^иит). Идея естественного права была видоизмененной идеей цивиль­ной, народной справедливости, т. с. справедливости, осуществ­ленной в отношениях членов одной н той же гражданской об­щины"2.

Трактовка справедливости как необходимого свойства са­мого права п конституирующего момента его понятия означала, что все нормы, противоречащие требованиям принципа естс-ственпоправовой справедливости, не имеют юридической силы.

Юридическая конкретизация смысла и значения представ­лений о естествешюправовой справедливости, включая и соот­ветствующее противопоставление справедливого права нраву несправедливому и т. д., разработанная юристами Модестн-ном, Павлом, Юлианом, стала важной вехой в научном осмыс­лении проблем правосубъектности индивида и заложила необ­ходимые теоретические основы для дальнейшего развития юри­дических положений о естественных правах и свободах чело­века.

Большое значение для развития концепций прав п свобод человека имело разработанное римскими юристами правовое понимание и толкование государства, правовое определение полномочий и обязанностей должностных лиц и учреждений. Согласно римской юриспруденции, государство в его отпоше-

1 Клип Т. История источников римского права  СПб., 1908  С  7 — 8.

2 Синайский В.И. История источников римского права Варшава, 1911. С. 59.1


§ 3. Средние века____________________________________57

пнях с индивидами стоит не вне и над правопорядком, а внутри его в качестве его составной части, которой присущи все основ­ные свойства права вообще.

В римской юриспруденции основанием и критерием спра­ведливого, правомерного и правильного в отношениях между индивидом и государством является право (правовая справед­ливость и справедливое право — Ьош ег, ае^и^, аециит шз), а не государство: юридическое правопопимание здесь первично и оно определяет также правовой характер понимания госу­дарства (полномочий магистратов, компетенции магистратур и т. д.). Государство, следовательно, должно относиться к инди­видам не по собственным особым (внсправовым) правилам, а как нравопослушный субъект в соответствии с общими для всех требованиями права — требованиями Ьош е!: ае^ш, ае^иит

Ш5.

Таким образом, римская юриспруденция, распространяя на государство (как объект своего изучения наряду с позитивным правом) единое понятие права, трактовала взаимосвязи госу­дарства и личности как правоотношения.

§ 3. Средние века

Античные идеи свободы и равенства людей были воспри­няты и развиты светскими и религиозными мыслителями сред­невековья.

Так, представители ряда юридических школ того времени (XXI вв.), возникших в Риме, Павин, Равенне и других горо­дах, в своем правопонимании ориентировались на идею право­вой справедливости (ае^и^^а5) п связанные с ней естественно-правовые представления и концепции. В данной связи И.А. Покровский отмечал, что "в юриспруденции Павийской школы рано образовалось убеждение, что римское право есть общее право, 1ех депсгаНз отшит... Отсюда и дальнейшее воззрение, что и внутри каждой отдельной правовой системы всякая норма подлежит оценке с точки зрения той же ае^и^I:а5, что норма несправедливая при применении может быть отвергнута и за­менена правилом, диктуемым справедливостью... Понятие ае^и^(;а5 при этом отождествляется с понятием шз паЪига1е, и, таким образом, юриспруденция этого времени, по своему обще-


58


Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


му и основному направлению, является предшественницей ее-!
тествешюправовой школы позднейшей эпохи"1.                                                  \

Применительно к государству такой естсственноправовой | подход означал приоритет (и верховенство) естественного права перед государством. Так, юрист Балдус утверждал, что есте­ственное право сильнее, чем принципат (власть государя): "Ро(;ш5 ез! шз па<:ига!е диат ргтараглз"2.

Ряд средневековых мыслителей (Марсилий Падуаискнй, Генри Брэктон, Филипп де Бомаиуар и др.) защищали идею свободы, равенства всех перед законом. Характерна в этом от­ношении антикрепостническая позиция известного французского юриста XIII в. Бомануара, утверждавшего, что "каждый чело­век свободен", и стремившегося к конкретизации данной идеи в своих юридических построениях3.

Новое звучание и смысл античные идеи естественноправо-вого равенства и свободы всех людей получили в христианстве.

Зародившись в эпоху рабовладения, христианство высту­пило как религия свободы н сыграло значительную роль в про­цессе становления универсальных понятий прав человека. Со­гласно христианству, все люди равны как "дети Божий": "нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос" (Колос, 3, 11). Это всеобщее равенство сочетается в христианстве со все­общей свободой. "Закон Христов есть закон совершенный, за­кон свободы, ибо дан не рабам, но детям Божиим, которые по­буждаются исполнять его не рабским страхом, но живущею в них любовью Христовой" (Иак., 1, 25).

Из предшествующей иудаистской и античной мысли хрис­тианство восприняло "золотой правило" справедливого пове­дения каждого человека: "Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки" (Мф., 7, 12).

Это "золотое правило" нормативной регуляции имеет в виду общую и равную для всех людей норму поведения, т. е.

1 Покровский И.А. История римского права. Петроград, 1918. С. 191 — 192.

2 Там же. С. 198.

1 См.: СшояноаА. Методы разработки положительного права н общественное значение юристов от глоссаторов до конца XVIII столетия. Харьков. 1862. С. 35.


59


§ 3. Средние века


 


 


по существу нормативную конкретизацию принципа правово­го равенства в разнообразных сферах человеческих взаимоот­ношений. Ряд таких конкретизации принципа равенства со­держится в самом Новом Завете: "Не судите, да и не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и ка­кою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф., 7, 1—2); "В равное возмездие... распространитесь и вы" (2 Коринф., 6, 13).

Новозаветные идеи получили углубленную разработку и развитие в политико-правовых учениях ряда христианских мыслителей (Августина, Фомы Аквинского и др.).

Значительную роль в этом плане сыграл Фома Аквинс-кий (1225 — 1274), разработавший христианскую доктрину права и государства под заметным влиянием учения Аристотеля об этике и политике, политической природе человека, естествен­ном и волеустаповленном праве, правовом равенстве свобод­ных индивидов — членов политического (государственного) общения.

В духе античных естественноправовых идей Фома Ак-вннский утверждал, что цель государства — это "общее бла­го" его членов, обеспечение условий для их разумной и дос­тойной жизни. При этом он противопоставлял политичес­кую монархию (т. е. политическую форму правления на основе законов и во имя "общего блага") тирании (т. е. правлению в интересах самого правителя в условиях безза­кония) и обосновывал право народа на свержение тирани­ческого строя.

С этих позиций он дал новую трактовку известного поло­жения апостола Павла (Рим., 13, 1): "Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, существу­ющие же власти от Бога установлены". Преодолевая апологе­тику всякой власти, присутствующую в этих словах апостола, Фома Аквинский утверждал, что только по своей сущности вся­кая власть является божественной, тогда как по своему проис­хождению и использованию та или иная форма власти (напри­мер, тирания) может противоречить своей сущности и не соот­ветствовать своему предназначению. Эти положения Фомы Аквинского сыграли заметную роль в формировании христи­анских идей правовой государственности.


60


Глава П. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


Для развития христианских концепций прав человека су­щественное значение имело учение Фомы Аквинского о есте­ственном законе, который предписывает всем людям стремить­ся к самосохранению и продолжению рода, искать истину и истинного Бога, уважать достоинство каждого человека. Дан­ное положение о божественном по своему первоисточнику че­ловеческом достоинстве всех людей и естественном праве каж­дого человека на достоинство является большим вкладом Фомы Аквинского и в целом христианского гуманизма в концепцию неотчуждаемых естественных прав человека.

С точки зрения исторического прогресса идей свободы и прав человека следует отметить, что в средние века поляриза­ция правосубъектиости свободного и бесправия раба заменя­ется более разветвленной и детализированной структурой пра­ва и правового общения в соответствии с сословпо-иерархи-ческим принципом строения и функционирования феодально­го строя в целом. В согласии с непосредственно политичес­ким и правовым значением сословного деления права челове­ка стали определяться его сословной принадлежностью. Раз­личные социальные статусы обусловливали разные уровни (круги) прав-привилегий людей в общей пирамиде феодаль­ной системы права-привилегии. Принцип правового равенства (и, следовательно, право как таковое) стал распространяться на более широкий (чем ранее) круг людей и отношений, прав­да, в их сословной дифференциации и ограниченности. Права человека на этой исторической ступени остаются различными по содержанию и объему правами-привилегиями членов раз­ных сословий, сословными правами человека (правами сослов­ного человека).

Однако возникшая в древности идея всеобщего равен­ства людей не заглохла в средние века; она продолжала раз­виваться с различных позиций, в разных формах и направ­лениях, в творчестве светских и религиозных авторов. По­этому в контексте истории прав человека следует отметить определенную содержательную связь, логику преемственнос­ти и момент развития в цепочке таких, в частности, актов, как английские Великая хартия вольностей (1215 г.), Петиция о праве (1628 г.), НаЬеаз Согриз Ас1 (1679 г.), Билль о пра­вах (1689 г.); американские Декларация прав Вирджинии (12


§ 4. Новое время                                                                                                           61

июня 1776 г.), Декларация независимости Соединенных Шта­тов Америки (4 июля 1776 г.), Конституция США (1787 г.), Билль о правах (1789 — 1791 гг.); французская Декларация прав человека и гражданина (1789 г.), Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), международные пакты о нравах че­ловека.

Этот перечень можно, конечно, дополнить многими после­дующими документами. Но и названные акты достаточно убе­дительно демонстрируют связи истории и современности в об­ласти юридико-нормативных форм признания, выражения и закрепления исторически вызревавших, изменявшихся и обога­щавшихся представлении о правах человека.

Уже па материале перечисленных правовых документов можно увидеть пути и логику формирования юридических норм и конструкции в области прав и свобод человека, утверждение этих норм и конструкций первоначально в сословно-ограни-ченном варианте, последующее развитие и обогащение первич­ной модели, постепенное ее распространение (в той или иной модификации и модернизации) на другие социальные слои и страны, наконец, признание универсального характера прав че­ловека современным мировым сообществом и проистекающие, отсюда международно-правовые (в сочетании с внутригосу­дарственными) возможности, формы и средства для их утвер­ждения во всех государствах и национально-правовых систе­мах.

§ 4. Новое время

В историческом и теоретическом развитии новых представ­лений о правах и свободах человека в эпоху перехода от фео­дализма к капитализму решающее значение приобретают про­блемы политической власти и ее формально равной для всех правовой организации в виде упорядоченной системы раздель­ных государственных властей, соответствующей новому соот­ношению социально-классовых и политических сил и вместе с тем исключающей монополизацию власти в руках одного лица, органа или союза. Юридическое мировоззрение нового восхо­дящего строя утверждало новые представления о свободе че-


62


Глава II. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


ловска посредством господства режима права и в частных, и в публично-политических отношениях.

Новая рационалистическая теория прав человека была разработана в трудах Г. Греция, Б. Спинозы, Д. Локка, Ш. Мон­тескье, Т. Джсфферсона, И. Канта и других мыслителей. Своей критикой феодального строя и обоснованием новых концепций о правах и свободах личности, о необходимости господства нрава в отношениях между индивидом и государством эта теория внесла большой вклад в формирование нового юридического мировоззрения, в идеологическую подготовку буржуазных ре­волюций и юридическое закрепление их результатов.

Важным составным моментом этого процесса стала кон­цепция общественного договора как источника происхождения и правовой основы деятельности государства. Разрабатывая договорную концепцию государства, Г. Гроций (1583—1645) пцсал: "Государство есть совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы"'. С та­ким пониманием государства, содержавшим идею правовой го­сударственности, связано (у Гроцня и целого ряда последую­щих мыслителей) и положение о естественном человеческом праве оказывать сопротивление насилию властей, нарушающих условия общественного договора.

Развивая естествешюправовые воззрения и договорную концепцию государства, Б. Спиноза (1632— 1677) отмечал, что "цель государства в действительности есть свобода"2. Он под­черкивал, что "естественное право каждого в гражданском со­стоянии не прекращается, поскольку и в естественном, и в гражданском состоянии человек действует по законам своей природы, сообразуется со своей пользой, побуждается страхом пли надеждой. Полное лишение людей их естественных прав привело бы к тирании.

В этой связи Спиноза выделяет и исследует факторы, оп­ределяющие пределы государственной власти в ее отношениях с индивидами. Во-первых, замечает он, такой предел обуслов­лен собственной природой государства, тем, что оно "зиждется

1 Гроций Г. О праве войны и мира. М , 19.56. С. 74.

2 Спиноза Б. Избранные произведения. Т. 2. М., 1957. С. 261. ' Там же. С. 300.


§ 4. Новое время                                                                                                           63

на разуме и направляется им"1. Во-вторых, к нраву государ­ства не относится "все то, к выполнению чего никто не может быть побужден ни наградами, ни угрозами"2. Так, согласно Спи­нозе, вне государственного вмешательства в жизнь и дела граж­данина, т. с. в сфере его естественного права, находятся спо­собность суждения, свобода совести, вопросы взаимной любви и ненависти люден, право человека не свидетельствовать против самого себя, право па попытку избежать смерти и т. д. "В-третьих, наконец, — пишет он, — нельзя упускать из виду, что к праву государства менее всего относится то, на что него­дует большинство"3. Это означало, что право государства дол­жно соответствовать мнению большинства и что государствен­ная власть должна считаться с общественным мнением.

Последовательная либеральная доктрина неотчуждаемых естественных прав и свобод человека на основе идей господ­ства права, правовой организации государственной жизни, раз­деления властен и верховенства закона была разработана Д. Локком (1632 — 1704). Такую правовую форму государства он противопоставляет деспотизму (всем остальным видам прав­ления).

Закон природы, согласно Локку, является выражением ра­зумности человеческого существа и "требует мира и безопасно­сти для всего человечества"1. В духе естествешюнравового прин­ципа — воздавать каждому свое, его собственное, ему принад­лежащее — Локк обозначает совокупность неотчуждаемых естественных прав человека как право собственности, т. с. как право, не отчуждаемое без волн самого индивида. Каждый че­ловек по закону природы имеет право отстаивать "свою соб­ственность, т. е. свою жизнь, свободу и имущество"1. Обеспече­ние этих неотчуждаемых прав человека и является главной целью договорного объединения людей в государство и переда­чи себя под его власть. Причем закон природы продолжает действовать и в государственном состоянии, определяя как права человека, так п характер и пределы полномочий политической власти.

1 Спином Б. Избранные произведения. Т. 2. С. 302.

2 Там же.

1 Там же. С. 303.

[Локк Д. Избранные философские произведения. Т. 2. М., 1960. С. 8.

1 Там же. С. 50.


64


Главм 11. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


Г


Обеспечение неотчуждаемых прав человека в условиях государственности Локк связывает с двумя существенными моментами. Первый из них заключается в необходимости раз­деления властей (на законодательную, исполнительную и феде­ративную), без чего политическая власть неизбежно превратит­ся в абсолютную и деспотическую силу в руках одного органа или лица. Разделение властей — необходимое условие соблю­дения требований общественного договора и его сути — при­знания и защиты неотчуждаемых прав человека.

Второй существенный момент состоит в "доктрине закон­ности сопротивления всяким незаконным проявлениям влас­ти"1. Законность такого сопротивления как формы борьбы за право человека (вплоть до восстания против деспотической власти) коренится, согласно Локку, в суверенных правомочиях народа — учредителя государства. И после заключения общественного договора парод остается сувереном и судьей, решающим, правильно ли учрежденные и уполномоченные им власти выполняют возложенные на них договорные обязательства или эти власти стали отклоняться от условии договора и нарушать их.

Таким образом, общественный договор — это, по Локку, постоянно действующий фактор политической жизни, и договорные отношения парода с политической властью — не­прерывный процесс, протекающий в соответствии с принципом согласия индивидов и народа в целом с действиями властей. Данный принцип, опирающийся на идею народного суверени­тета и положение о неотчуждаемых правах человека, Локк про­тивопоставляет феодальным представлениям о прирожденном подданстве людей, о естественном праве власти на люден как на свою собственность, о безусловной, не зависящей от человека и как бы самой природой предопределенной его связанности с данной властью.

По мнению Локка, индивид не безвольный подданный го­сударства, а его добровольный член. Договорная концепция государства (договорный характер его происхождения, сущно­сти, целей, функций и пределов деятельности, договорная фор­ма установления гражданства — добровольность членства людей в государстве и т. д.) в трактовке Локка предполагает

Локк Д. Избранные философские произведения. Т. 2. С. 116.


§ 4. Повое время                                                                                                           65

взаимные права и обязанности договаривающихся сторон, а не абсолютное право государства и безусловную обязанность у подданных, как это, например, имеет место в гоббсовской интер­претации идеи договорного возникновения государства. Абсо­лютную власть, которая всегда суть изначальное бесправие под­данных и октроированный характер предоставляемых им по усмотрению самих властей ограниченных прав и свобод, Локк вообще не признает в качестве формы государственного уст­ройства и гражданского правления. Такая деспотическая власть ввергает люден в рабство; она хуже естественного состояния с его хотя и недостаточно гарантированными, но все же равными правами и свободами всех.

Большим достоинством локковского учения о правах человека является и анализ необходимой внутренней связи меж­ду свободой и законом. "Несмотря па всевозможные лжетол­кования, — писал Локк, — целью закона является не уничто­жение и не ограничение, а сохранение и расширение свободы. ...Там, где нет законов, там пет и свободы"1.

С позиций такого понимания законности Локк отвергает вульгарные представления о свободе как произвольном усмотрении и несвязанности никаким законом. "Свобода людей, находящихся под властью правительства, — писал Локк, — заключается в том, чтобы иметь постоянное правило для жизни, общее для каждого в этом обществе и установленное законодательной властью, созданной в нем; это — свобода следовать моему собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон, и не быть зависимым от постоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого чело­века"2.

Выраженный здесь Локком правовой принцип индивиду­альной свободы лишь словесно несколько отличается от после­дующей дошедшей до нас формулы: "Разрешено все, что не запрещено законом". Кстати говоря, Локк более точен, поскольку этот принцип правомерен лишь применительно к индивиду, но не к носителям власти (государственным органам, должност­ным лицам), в отношении которых должен действовать другой правовой принцип: "Запрещено все, что не разрешено законом".

1 Локк Д. Избранные философские произведения. Т. 2. С. 34.

2 Там же. С. 16.


66


Глава 11. Права человека в истории политико-правовой мысли


 


Признание, защита и реализация неотчуждаемых прав и свобод человека в гражданском состоянии, по Локку, возмож­ны, таким образом, лишь при определенных условиях и гаран­тиях. В числе таких условий — и правовое качество закона (выражение и защита в законе прав и свобод индивидов), и надлежащее устройство самой государственности (путем раз­деления властен).

Концепция прав человека получила дальнейшее развитие в творчестве французского юриста XVIII в. Ш. Л. Монтескье (1689-1755).

Как и у Локка, трактовка прав человека тесно связана у Монтескье с принципом разделения властей. В своем знамени­том произведении "О духе законов" он рассматривает пробле­му политической свободы людей в двух аспектах: в се отноше­ниях к государственному строю и к отдельной личности, граж­данину'. Первый аспект этих отношений политической свобо­ды, выраженный в правовом (и конституционно-правовом) зак­реплении трех властей (законодательной, исполнительной н судебной), выступает в качестве необходимого средства обеспе­чения гражданских прав и свобод, безопасности личности.

Без сочетания этих двух аспектов политическая свобода остается неполной, нереально]'! и необеспеченной. "Может слу­читься, — замечает Монтескье, — что и при свободном госу­дарственном строе гражданин не будет свободен, или при сво­боде гражданина строй все-таки нельзя будет назвать свобод­ным. В этих случаях свобода строя бывает правовая, но не фактическая, а свобода гражданина фактическая, но не право-

вая"2.

Монтескье подчеркивает, что политическая свобода вооб­ще возможна лишь при умеренных правлениях, но не в демок­ратии или аристократии, а тем более в деспотии. Да н при уме-

' См . Монтескье Ш. Набранные нрошвсдснпя. М., 1955. С. 316. Это положение получило свое развитие и специфическое преломление в творчестве известного французского теоретика либерализма н конституционализма, приверженца конституционной монархии Б. Копстапа (1767—1830). Противопоставляя свободу древних п новых пародов, он отмечал, что в древности иод свободой подразумевали политическую свободу (т. с. свободу доступа граждан к участию в государственных делах), а в современных условиях под свободой имеют в виду прежде всего личную, гражданскую свободу, понимаемую как определенную независимость от государства. 1 Там же. С. 317.


§ 4. Новое время___________________________________67|