Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

 

Авторский коллектив: Т. А. Александрова, А. М. Балебанов, канд. ист. наук Л. Д. Вознесенский, канд. ист, наук Н. Г. Георгиева, Г. П. Драгунов, Л. П. Замойский, канд. ист. наук Е. В. Котова, канд. ист, наук Е. П. Кудрявцева, д-р ист, наук В. Н. Малов, В. В. Малышев, канд. ист, наук В. А. Матвеев, канд. филол. наук Н. Н. Морозов, канд. ист, наук А. С. Намазова, д-р ист, наук С. П. Пожарская, Н. В. Попов, канд. ист, наук А. В. Ревякин, канд. ист, наук В. В. Рогинский, д-р ист, наук Б. М. Туполев, канд. ист. наук А. П. Черных

Редактор - составитель Н.В.ПОПОВ

 

 

Содержание

 

Введение (С. П. Пожарская) ........

 

Династии Европы к 1789 г. (В. Н. Малое) . .

 Бурбонская ветвь рода Капетингов .....

Португальская династия ............

Габсбург-Лотарингский дом .........

Савойский дом .................

Виттельсбахи ..................

Веттины .....................

Брауншвейг-Эсте ................

Гогенцоллерны .................

Нассауский дом .................

Ольденбурги ...................

Асканийский дом ................

Другие династии ................

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЦАРСТВУЮЩИЕ ДИНАСТИИ

 

Бельгия (А. С. Намазова, А. М. Балебанов)

Династия Саксен-Кобург-Гота .........

"Самый красивый молодой человек..." ...

Леопольд и Шарлотта .............

Греция или Бельгия? ..............

Король Леопольд I ...............

Дела матримониальные ............

"Гениальный идеалист" или "принц-грабитель"? .....................

Частная жизнь Леопольда II .........

Судьба дочерей .................

Герои Бельгии - король Альберт I и королева Елизавета .................

Любовь с первого взгляда ...........

Король-пленник .................

Отречение Леопольда III ............

Принц-регент Шарль ..............

Король Бодуэн I .................

Король Альберт II ...............

 

Великобритания (В. А. Матвеев) ....

Виндзорская династия ..............

Ганноверская династия.............

Престол в качестве приданого ........

Сынок в батюшку ................

Печальный конец ................

Тайна, увидевшая свет спустя столетие ...

От морской палубы - до трона .......

Саксен-Кобургская династия ..........

Победительница .................

Ловелас и политик ...............

Две монархии: родственные связи и их разрыв ....................

Виндзорская династия ..............

Когда падают короны .............

Царство - за любимую ............

Верность традициям ..............

Глава Соединенного Королевства и Содружества наций .................

Трудное семейство ...............

 

Дания (В. В. Рогинский) ...........

Династия Шлезвиг-Голыитеин-Зондербург-Глюксбург ..................

Ольденбургская династия ...........

Скандинавская уния ..............

Зарождение многовекового спора вокруг Шлезвиг-Гольштейна ............

Утверждение абсолютизма ..........

Гольштейн-готторпская головоломка ....

Союзник Наполеона ..............

Обострение династических и национальных проблем ....................

Глюксбургская династия ............

Король Кристиан IX ..............

Датская монархия в XX столетии ......

Королева Маргрете II .............

 

Испания (С. П. Пожарская) ........

Династия Бурбонов ...............

"Просвещенный абсолютизм" Карла III . .

Карл IV и Годой ................

Французы в Испании ..............

Конституция 1812 г. ..............

Возвращение к абсолютизму .........

Прагматическая хартия ............

Карлистская война ...............

Династический брак ..............

Кризис династии ................

Реставрация ...................

Человек "98-го года" ..............

Франко и монархия ...............

Воспитание будущего монарха ........

Король Хуан Карлос I .............

 

Лихтенштейн (Г. П. Драгунов) ......

Князья фон унд цу Лихтенштейн .......

Немного из истории княжеского дома ....

Перемены в судьбе Лихтенштейна ......

Князь Ханс Адам II ..............

 

Люксембург (А. С. Намазова) ......

Династия Нассау ................

Ранняя история Люксембурга .........

Личная уния Люксембурга с Нидерландами

Великий герцог Адольф ............

Дочь А. С. Пушкина и принц Нассауский . .

Великие герцогини ...............

Великий герцог Жан ..............

Наследник престола принц Анри .......

Постскриптум ..................

 

Монако (Г. П. Драгунов) ..........

Династия Гримальди

Бурная история "райского уголка" ......

Знаменитое казино в Монте-Карло .....

Князь Альберт - исследователь моря ...

Другие Гримальди ...............

Наследственная конституционная монархия

Князь Ренье III и его дети ...........

Проблемы маленького княжества ......

 

Нидерланды (А. С. Намазова) ......

Ормкко-Нассаускм двнастяя .........

Республика Соединенных провинций .....

Наследственные статхаудеры .........

Французское господство в Голландии ....

Оранские принцы в изгнании .........

Король Виллем I ................

Русская великая княжна на нидерландском престоле ...................

Пресечение мужской линии ..........

Королевы Нидерландов Вильгельмина и Юлиана ...................

Королева Беатрикс ...............

 

Норвегия (Д. В. Рогинский) .........

Династия Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбург ..................

"Король на одно лето" .............

Шведско-норвежская уния ...........

Обретение независимости ...........

Король Хокон VII ...............

Король Улаф V .................

Король Харальд V ...............

 

Швеция (В. В. Рогинский) ..........

Дшасти Беряадотов ..............

Династии Ваза и Гольштейн-Готторпы ...

Наполеоновский маршал - основатель новой династии ...................

Карл XIV Юхан .................

Швеция при Бернадотах ............

Король Карл XVI Густав ...........

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

НЕЦАРСТВУЮЩИЕ ДИНАСТИИ .......

Австро-Венгрия (Е. В. Котова) .....

Династия Габсбургов ..............

Реформы Марии Терезии ...........

Просвещенные государи ............

Педант на троне .................

Конец системы Меттерниха ..........

Личность Франца Иосифа ...........

Восстановление абсолютизма .........

Частная жизнь ..................

Смерть, окутанная легендами .........

Новые испытания ................

Франц Фердинанд ................

Конец империи .................

Габсбурги в изгнании .............

 

Болгария (В. Д. Вознесенский) .......

Судьба династии Кобургов ...........

Претендент на престол .............

Фердинанд I Кобургский ............

Царь болгар ...................

Первая национальная катастрофа ......

Отречение от престола .............

Царь Борис Ш .................

Авторитарный режим .............

Сближение с Германией ............

Загадка смерти царя Бориса ..........

Регенты при царе Симеоне II .........

Симеон II и его семья .............

 

Германия (Б. М. Туполев) ..........

Динатии Гогенцолернов ...........

"Счастливые" браки Гогенцоллернов ....

"Великий курфюрст", или "самая хитрая лиса Европы" ...................

Приобретение королевской короны .....

"Фельдфебель на троне" ............

Отец и сын ....................

Фридрих II Великий ..............

Период "упущенных возможностей" .....

Во власти страхов ................

"Романтик на троне" ..............

"Картечный принц" ...............

"Железом и кровью" ..............

99 дней .................".....

Последний Гогенцоллерн на троне ......

Гогенполлерны и нацизм ...........

Гогенцоллерны в наши дни ..........

 

Греция (В. В. Малышев) ...........

Династия Шлезвиг-Гольштейн-Зоидербург-Глюксбург ..................

Датский принц на греческом престоле ....

Константин I и три его сына .........

"Он будет хорошим королем!" ........

Король Константин II .............

Государственный переворот ..........

Провал королевского контрпутча ......

Ликвидация монархии .............

 

Италия (Л. П. Замойский) .........

Взлет и падение Савойского дома .......

Суперга ......................

Великая французская революция и Италия .

Два полюса Рисорджименто .........

"Повинуюсь!" ..................

"Блестящий стратег" ..............

"Добрый король" Умберто I .........

Король-пацифист? ...............

Монархия и фашизм ..............

Виктор Эммануил решается ..........

Бегство ......................

Постскриптум ..................

 

Португалия (А. П. Черных) ........

Брагансская династия ..............

Герцоги Брагансские ..............

Первые короли новой династии ........

Монархи века Просвещения ..........

Бразильские императоры ...........

Мигелистские войны ..............

Кобург-Брагансская ветвь ...........

Судьба претендентов ..............

 

Россия (Я. Д. Попов, Н. Г. Георгиева. Т. А. Александрова) ................

Дом Романовых .................

От Московского государства к Российской империи ....................

Новая династия .................

"Тишайший царь" и его сыновья .......

Петр Великий ..................

Дворцовые перевороты XVIII в. .......

Екатерина Великая ...............  423

Павел I и переворот 11 марта 1801 г. ....

"Сфинкс, не разгаданный до гроба" .....

Император Николай Павлович ........

Последние самодержцы .............

Пиррова победа .................

Торжество консерватизма ...........

Путь на Голгофу ................

Дом Романовых после революции- .......

Кровавый финал .................

Бегство из Крыма ................

Великий князь Кирилл Владимирович и его наследники ..................

Раскол в эмиграции ...............

Морганатические браки дома Романовых . .

Константиновичи ................

Другие Романовы ................

Забытая ветвь ..................

 

Румыния (Я. Я. Морозов) ..........

Гогенцоллерны-Зигмарингеиы ..........

Основатель династии ..............

Лояльный ....................

Неподходящий наследник ...........

Королевская диктатура ............

Михай и Антонеску ...............

"Королевская забастовка" ...........

Михай в изгнании ................

 

Франция (А. В. Ревякин) ...........

Династни Бурбонов, Орлеанов, Бонапартов (с 1789 г.) ....................

Первый акт драмы ...............

Бурбоиы .....................

Мученик или тиран? ..............

Тайна гибели Людовика XVII .........

Реставрация ...................

Проблема престолонаследия .........

Последний Бурбон на троне ..........

Самое короткое царствование ........

Короли-изгнанники ...............

Орлеаны .....................

Вина перед династией ..............

Аристократ с внешностью буржуа ......

Культ Наполеона ................

Падение Июльской монархии .........

Бонапарты ....................

Начало карьеры .................

Первый консул .................

Император французов .............

На вершине могущества ............

Династический брак ..............

"Полет Орла" ..................

Орленок .....................

Претендент ....................

Вторая империя .................

Седан и падение империи ...........

Объединение династий .............

Непреклонность графа Шамбора .......

Воссоединение ветвей ..............

Лжепретендент .................

Монархия сегодня? ...............

 

Югославия (Е. П. Кудрявцева) ......

ПеПерепетии престоловаследия в Сербии и Черногории ....................

Карагеоргий ...................

Противоборство с Обреновичами ......

Король Петр I ..................

Образование Югославии ............

Последний король ...............

Династия Негошей в Черногории ......

Потомки сербской и черногорской династий

Генеалогические таблицы ...........

Библиография ..................

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

В последнее время отмечается интерес к судьбам европейских династий, как ныне царствующих, так и покинувших историческую сцену. Это связано, видимо, с желанием по-новому осмыслить прошлое, понять, что двигало историю, какие силы определяли ее развитие. Нельзя сбрасывать со счетов и такой важный фактор, как роль правящей династии. Судьба государства в значительной степени зависела от того, кто стоял во главе его - умный и решительный политик, умевший предвидеть последствия своих действий, или незначительная фигура, игрушка в руках различных политических сил.

Эта книга посвящена в основном последним трем векам в истории европейских династий. Но прежде несколько слов о монархии, та к как династия - это монархи, связанные между собой общим происхождением, сменяющие друг друга на троне по праву родства и наследования.

Генезис европейской монархии окутан легендами и мифами, многое скрыто сгущающейся завесой времени, и тем не менее нет сомнения в том, что монархия - это древнейший государственный институт Европы, сохранившийся до наших дней. Более того, сами истоки и эволюцию европейской цивилизации трудно постичь без учета той роли, которую сыграли монархии в ее истории.

По мере того ка к мы все дальше уходим от двухмерного черно-белого восприятия прошлого и настоящего, приближаясь к объемному многоцветью живой истории, все больший интерес привлекают нетрадиционные сюжеты, к которым относится история европейских династий, роль личности, субъективного начала истории, ее персонификация. Потому что и рождение династий, и особенно их закат и падение зависели не только от социально исторических условий, биологического угасания, от превратностей войн, гражданских смут и дворцовых интриг, но и от способности монарха "слушать и слышать врем я", от степени восприятия ритма истории, особенно в переломные эпохи, когда подвергалась испытанию система социальных и духовных ценностей, сама мотивация устремлений отдельного человека и всего общества.

Однажды возникнув, монархия как идея и система власти, будучи элементом европейской цивилизации, менялась в потоке времени, сохраняя постоянство и верность традициям в том, что касалось таких ее атрибутов, как принцип наследования, узаконивавший институт династии. Другие атрибуты монархии - корона и обряд коронации, скипетр и знамя, сохраняя постоянство формы, что не исключало оттенки и вариации, меняли смысл и со держание в контексте представлений эпохи, будучи в некотором роде зеркалом своего времени.

Монархия возникла еще в античном мире. В Древней Греции многие философы, вслед за Аристотелем, противопоставляли монархию тирании как "правильную форму" государства "неправильной". В ту эпоху монархов избирали. Много позднее монархия приобрела наследственный характер. Сменялись цивилизации, возникали и разрушались государства, а монархия как форма верховной власти оставалась, хотя неоднократно меняла свой облик, порой уступая место республике, чтобы опять возродиться, как это было в Древнем Риме эпохи империи.

С крушением Рима под натиском варваров монархии приобрели новое дыхание, поражая своим разнообразием. Варварские королевства сменились империей Карла Великого, впоследствии распавшейся.

В мире средневековой Европы монархия приобретает собственную инерцию, сакрализируется, обожествляется: монарх отныне - помазанник Божий. Монарх становится символом преемственности и постоянства, он важный фактор в эпоху феодальной раздробленности.

В XIII-XIV вв. европейское общество приобретает сословный характер. В соответствии с иерархией, отраженной в законах и обычаях, за сословиями закрепляются определенные права и обязанности. Это повлекло за собой возникновение новой формы монархии - сословной. Власть монарха отныне сочетается с органами сословного представительства: парламент в Англии, Генеральные штаты во Франции, кортесы в Испании, риксдаг в Швеции, Земские соборы в России.

Конфликт между органами сословного представительства и монархом часто завершался победой последнего, как это было во времена Фронды во Франции XVII в. в годы юности Людовика XIV.

Процесс консолидации нации сопровождался становлением абсолютной монархии. Монарх представлялся гарантом соблюдения национальных интересов, целостности и стабильности государства. Апогей абсолютной монархии как института - Франция эпохи Людовика XIV и Россия, начиная с эпохи Петра I. Монарху принадлежала абсолютная верховная власть, представительные сословные учреждения упразднялись или приобретали формальный характер, централизация государственной власти достигла наивысшей степени.

Чтобы сохранить себя как институт верховной власти, монархия должна была соответствовать ритмам развития общества. Монархия была подобна зеркалу, отражавшему динамику общества в менявшемся мире. Порой это зеркало становилось кривым, и тогда подданные либо поднимались против монарха, либо безучастно наблюдали за крушением монархии. Отсюда - возникновение тупиковой ситуации, кризис, столкновение с обществом, часто завершавшееся революциями, как это было в Англии в эпоху Карла I и во. Франции в годы правления Людовика XVI.

Гроза Великой французской революции, разразившаяся над Европой, и особенно казнь короля Людовика XVI поколебали монархические устои. Революции и войны, на которые были так щедры истекшие два столетия, сокрушили многие троны, и прежде всего тех монархов, которые не смогли или не захотели примирить монархическую идею с "веком свободы", противясь "смене знака" суверенитета, отказываясь видеть его источник в народе.

Но многие европейские монархи смогли примирить традиции с "веком свободы", а потому устояли перед "бурей и натиском" XIX века, века модернизации европейского общества, развивавшегося под знаком конституционализма и парламентаризма. Парламент становится наиболее удачной формой институционирования диалога власти и общества. От результатов этого диалога во многом зависела степень стабильности конституционных, парламентских монархий.

XX век, век двух мировых войн и глобальных социальных потрясений, был неблагоприятен и даже трагичен для судеб монархии. В большинстве стран утвердился республиканский строй. И тем не менее ряд исторических династий сохранили свои троны до наших дней, осуществляя в основном представительские функции. Монархии выжили в Англии и Бельгии, странах северной Европы и Нидерландах, небольших государствах - Люксембурге, Лихтенштейне, Монако. В Испании с именем Хуана Карлоса I общество связывало надежды на переход от авторитаризма к демократии, без кровавых конфликтов и потрясений, на основе общественного согласия. А в Бельгии за последние 30 лет произошел переход от унитаризма к федерализму. Король Бодуэн принял эту экстраординарную эволюцию всех государственных институтов.

Ученые и политики еще долго будут разгадывать загадки, заданные историей, и среди них - почему многие династии утратили трон, а иные его сохранили. Но вряд ли можно сомневаться в том, что ответ следует искать в причудливом раскладе внешних и внутренних реалий, и среди них - в способности монархов и нации примирить традиции с духом времени.

 

С. П. Пожарская, доктор исторических наук

 

ДИНАСТИИ ЕВРОПЫ к 1789 г.

 

Начало старейших из ныне существующих европейских династий восходит к IX-XI вв. - времени, когда после распада великой Каролингской империи возникали новые государственные образования и феодальные владения, во главе которых становились потомки каролинтских графов и баронов, воители германского происхождениям *.

Поскольку в этой книге речь в основ ном пойдет о событиях XVIII-XX вв., представляется необходимым предпослать ей главу о предшествующей истории династий. Чтобы избежать из лишних деталей, мы не будем повествовать о династиях, уже угасших к концу XVIII в., сколь бы важной ни была роль, сыгранная ими в прошлом. Для удобства читателей и наглядности изложения лучше всего представить династическую карту Европы, как она выглядела на один определенный исторический момент - 1789 год, год начала Великой французской революции.

Понятна значимость именно такого хронологического среза. Великая французская революция открыла для европейских монархов полутора вековую эпоху решаю щей трансформации, в ходе которой они должны были превратиться из особ сакрального характера, из хозяев и самодержцев своих стран в глав конституционных государств - там, где монархии вообще сохранятся. Именно на примере трагического конца Людовика XVI и Марии Антуанетты короли впервые осознали общность своих судеб. "Дело французского короля есть дело всех европейских государей", - писала российская императрица Екатерина II, не имевшая оснований опасаться за свой трон и не связанная родственными узами с казненной королевской четой. Еще острее воспринимались парижские события при дворах, многократно породненных с французской династией, - в Вене, Мадриде, Неаполе, Турине.

 

* До наших дней сохранилась только одна старая династия славянского происхождения - Мекленбургcкий дом, восходящий к князю ободритов Никлоту (середина XII в.), защищавшему свою землю от немецких завоевателей; его потомки быстро онемечились.

 

 

Браки между династиями близких в географическом и культурном отношениях стран были традицией, эти родственные союзы возобновлялись из поколения в поколение. Переплетенные такими связями династии составляли как бы единую династическую систему. При ступа я к нашему обзору, мы должны отметить, что в Европе XV III в. отчетливо выделяются две династические системы - католическая и протестантская.

Хотя религиозный фактор перестал быть определяющим в европейской внешней политике после Вестфальского мира 1648 г., инерция созданного Реформацией раскола коронованных родов на католические и протестантские полностью сохранилась. Это деление стало даже более четким благодаря изменениям в династической политике Англии. Если короли из династии Стюартов могли, оставаясь в лоне англиканской церкви, жениться на католичках (Карл 1 был женат на французской принцессе. Карл II - на португальской), то после "Славной революции" 1688 г., низвергшей короля-католика Иакова II, подобные браки сделались для английских монархов невозможными и Англия всецело вошла в протестантскую систему династических сою зов. Когда же в середине XVIII в. на смену традиционной вражде двух великих католических династий. Бурбонов и Габсбургов, пришел франко-австрийский союз, то католическо-протестантский дуализм оказался в общем соответствующим границе между двумя внешнеполитическими блоками, отражением соперничества между катали ческой Францией и протестантской Англией, католической Австрией и протестантской Пруссией. В тесном союзе оказались между собой и три протестантских государства - Англия, Пруссия и Голландия. Прав да, соответствие конфессиональных различий и внешнеполитических блоков было далеко не полным (католическая Португалия давно играла роль английского вассала, влияние Англии чувствовалось и в Неаполе), но все же в общих чертах можно говорить о совпадении религиозных и политических предпочтений, причем, конечно, сам по себе конфессиональный момент (в отличие от ситуации XVI-XVII вв.) не имел никакого причинного значения. Вхождение России именно в протестантскую династическую систему также имело политическое соответствие с тем, что главным антагонистом Российской империи в Европе на протяжении почти всего XVIII в. была Франция, традиционная союзница Швеции, Польши и Турции - соседей России *.

Некоторые протестантские династии после Вестфальского мира вернулись в католичество (пфальцские ветви дома Виттельсбахов, саксонские курфюрсты из Альбертинской линии дома Веттинов и др.). При этом они сразу же входили в систему католических брачных союзов и начинали пользоваться возможностью "помещения" своих младших сыновей на престижных архиепископских и епископских кафедрах (возможность, которой не имели протестантские династии ввиду гораздо более низкого социального статуса протестантского духовенства).

Итак, перейдем к описанию династической карты Европы на 1789 г., начав с католических династий.

 

* Подробнее см.: Попов Н. В. Династия Романовых в семье европейских монархов // Новая и новейшая история. 1994. N 2.

 

Бурбонская ветвь рода Калетиагов

 

Представители династии Бурбонов в 1789 г. правили во Франции (Людовик XVI; 1774-1792 *). Испании (Карл IV; 1788-1808), Неаполе (Фердинанд IV, 1759-1825) и Парме (герцог Фердинанд; 1765-1802).

Бурбоны были младшим ответвлением рода Капетингов, окончательно сменивших Каролингов на французском престоле еще в 987 г. В то время они именовались Робертинами, по первому известному предку Роберту Сильному, графу Парижа, Анжуи Блуа, погибшему в войне с норманнами в 866 г. Происхождение его самого во французской литературе считается неизвестным, хотя в немецкой с 1930-х гг. утвердилась версия о том, что он был выходцем с берегов Рейна, младшим сыном в роду графов Верхнего Рейна и Вормсгау, основатель которого Руперт I впервые упоминается в 733 г. ** Так или иначе, Капетинги были старейшей королевской династией Европы. Свое имя они по лучили от прозвища "Канет", данного правнуку Роберта Сильного королю Гуго I (987-996) уже потомками; значение прозвищ а точно не выяснено ***. Когда французские революционеры, свергнув Людовика XVI, будут судить его как прост ого гражданина, они да дут ему именно фамилию Капет.

Пришедшие к власти в результате переворота, Робертины не находились в отношениях свойства с предшественниками; с уверенностью можно сказать, что кровь Карла Великого стала течь в жилах королей Капетингской династии лишь начиная с Филиппа II Августа (1180 -1223) благодаря его прапрабабке, принцессе из старого Фландрского дома. Зато экстравагантный шаг короля Генриха I (1031-1060), взявшего себе в жены с другого конца Европы киевскую княжну Анну Ярослав ну, привел к тому, что все последующие французские короли стали прямыми потомками Ярослава Мудрого, а среди германских королевских имен впервые появилось и затем стало распространенным греческое имя Филипп.

Род ветвился, выделяя династии для других французских земель, а затем и для иностранных государств. Бургундским герцогством Робертины за владели еще в X в. благодаря брачному союзу с пресекшимся местным домом. Младший брат Генриха I Роберт основал в 1032 г. первую бургундскую династию капетингского происхождения, пресекшуюся в 1361 г.; ее сменила вторая династия (1363-1477), основанная французским принцем Филиппом Смелым, сыном короля Иоанна II, и давшая Бургундии ее самых блестящих герцогов, прибравших к рукам с помощью удачных брачных союзов все богатые земли Нидерландов. В герцогстве Бретань также с 1213 по 1488 г. правили герцоги капетингского происхождения, потомки сына Людовика VI Толстого (1108-1137) Роберта, графа Дрё. От другого сына Людовик а VI, Пьера, пошел дом Куртенэ, который в 1217-1261 гг. дал созданной крестоносцами Латинской империи трех константинопольских императоров - недаром же активнейшими участниками крестовых походов были имен но французские рыцари.

 

* В данной главе даты после имени правителя означают годы правления.

** В фактическом изложении мы опираемся прежде всего на авторитетный генеалогический справочник "Europaische Stammtafeln" (Bd. 1-2. Marburg, 1960).

*** Предполагается, что оно происходило от слова "каппа" (монашеский плащ), как намек на то, что отец основателя династии числился аббатом - покровителем многих монастырей.

 

Особое международное значение придала роду Капетингов деятельность его Анжуйской ветви, основанной сыном Людовика VIII Карлам Анжуйским. Овладев в 1265 г. в результате удачного завоевательного похода Неаполитанским королевством, он основал династию, обладавшую неаполитанским троном до 1435 г. Сын Карла I, Карл II, вступил в брак с венгерской принцессой Марией, и в 1308 г. Анжу-Капетинги сменяют на венгерском троне угасшую национальную династию Арпадов. В 1370 г. король Венгрии Лайош (Людовик) I Великий в качестве сына сестры последнего польского короля из династии Пястов Казимира III объединяет в династической унии венгерское и польское королевства. Но уния длилась не долго; после смерти в 1382 г. Людовика, не имевшего сыновей, дочери передали свои престолы мужьям: наследница Венгрии Мария - Сигизмунду Люксембургу, будущему императору, наследница Польши Ядвига - литовскому великому князю Ягайле из рода Гедиминовичей. Наконец, соседнее с Францией испанское королевство Наварра находилось под властью Капетингов с 1284 г. благодаря браку наваррской королевы Жанны с французским королем Филиппом IV Красивым (1285-1314). После смерти Филиппа и всех его сыновей Наваррское королевство перешло к потомству брата "железного короля", Людовика, графа Эврё, сын которого Филипп д'Эврё женился на внучке Филиппа IV, наследнице Наварры. Дом Эврё правил в Наварре с 1328 по 1441 г. Затем Капетинги появятся вновь на троне Наваррского королевства (к тому времени лишившегося большей части своих земель, отнятых в 1512 г. Испанией) уже в 1555 г., когда принц Антуан Бурбон разделит этот престол со своей супругой, наваррской королевой Жанной д'Альбре. При королях Бурбонах неразделимой частью титулатуры французских монархов становятся слова "король Франции и Наварры".

Многовековое правление Капетингов в дореволюционной Франции принято делить на периоды трех династий: старших Капетингов (987-1328), Валуа (1328-1589) * и Бурбонов (1589-1792). Стыки между этими периодами ознаменовались крупными династическими кризисами.

Переход короны в 1328 г., может быть, не был бы воспринят как начало новой династии (новый король был двоюродным братом покойного), если бы не был связан с решением принципиального вопроса, допустимо ли передавать престол через женщин. Дочь Филиппа IV Изабелла была английской королевой, матерью короля Эдуарда III, и именно к нему, в его дом Плантагенетов, должна была перейти французская корона, если бы на этот вопрос был дан положительный ответ. Англо-французские разногласия вылились в Столетнюю войну 1337-1453 гг. Именно при Валуа кристаллизуется французское династическое право, жестко регламентирующее нормы престолонаследия. Прежде всего, для него характерен так называемый "салический принцип" - абсолютное исключение женщин из числа возможных наследников. Эта важная особенность отличала Капетингов от других крупных европейских династий, она гарантировала Францию от перехода трона к династиям иностранного происхождения. Во Франции не могло быть ни правящих королев с принцами-консортами, ни передач и короны через женщин - зятьям, внукам, племянникам. Столь же решительно исключалось наследование трона незаконными детьми или их потомством (что допускалось, например, во всех пиренейских государствах). Да же могущественный Людовик XIV не мог поколебать это правило в пользу своих бастардов. Трон передавался законным прямым наследникам (сыну, внуку, правнуку), при отсутствии таковых - следующему по старшинству брату или его наследникам; наконец, при угасании целой ветви - старшему представителю следующей по близости к основному стволу рода капетингской ветви. Наконец, король не мог приблизить восшествие на трон своего преемника - отречение от престола не допускалось.

 

* Этот период иногда также подразделяется на три части: старших Валуа (1328-1498), Валуа-Орлеанский дом (1498-1515) и Валуа-Ангулемский дом (1515-1589).

 

Новым испытаниям "салический принцип" подвергся в XVI в. в непредвиденной обстановке, созданной Реформацией. Наследником престола в 1589 г., ввиду пресечения всех старших ветвей рода, оказался гугенот Генрих Бурбон, король Наварры. Но могли быть французским королем еретик? Против этого решительно выступала Католическая лига. Престо л пытались в обход Генриха передать следующему по старшинству претенденту, его дяде кардиналу Карлу Бурбону (которого стали именовать Карпом X), но дядя попал в плен к племяннику и скоро умер. Между тем всеевропейский защитник католицизма испанский король Филипп II предлагал своим французским союзникам вообще отказаться от "салического принципа", передав престол его дочери от брака с французской принцессой. Этот запутанный узел раз вязал сам Генрих Наваррский, перейдя в 1593 г. в католичество , и признанный после этого всеми своими подданными королем Генрихом IV (1589-1610), первым королем Бурбоном.

Бурбонская ветвь отделилась от основного ствола рода еще в XIII в. Ее родоначальником был младший сын короля Людовика IX Святого (1226-1270) Роберт, граф Клермонский. Это была последняя ветвь, имевшая право на наследование: утверди лось мнение, что королем Франции должен быть прямой потомок Людовика Святого, небесного патрона династии, и потомки отделившихся ранее ветвей Капетингов (например, Куртенэ) принцами крови не считались.

В Испании Бурбоны утвердились в 1700 г., когда после пресечения там дома Габсбургов Людовику XIV, который был женат на испанской принцессе, удалось возвести на освободившийся трон своего младшего внука под именем Филипп V (1700-1746). Следствием этой акции была тяжелая война за испанское наследство между союзными Францией и Испанией и коалицией европейских держав, поддерживавшей претендента из австрийской ветви Габсбургов. В конечном счете, по Утрехтскому мир у 1713 г., Филиппу был признан испанским королем (его соперник к тому времени стал императором Карпом VI), но за это должен был отказаться от права на наследование французского престола за себя и всех своих потомков. Такая перспектива была тогда вполне реальной: скончались сын и старший внук Людовика XIV, наследником престола был его трехлетний правнук, и в случае его смерти в детском возрасте трон должен был достаться второму внуку престарелого монарха, т. е. испанскому королю. Чтобы избежать неприемлемой для Европы франко-испанской унии. Бурбонам пришлось принести в жертву свои династические принципы, не допускавшие отречения монарха или наследника престола. Впрочем, приводить этот пункт договора в действие не пришлось: малолетний принц вырос, стал королем Людовиком XV (1715-1774) и продолжил французскую династию.

Семья испанских Бурбонов быстро разрослась. Благодаря своей активной итальянской политике и помощи Франции, Испании удалось обеспечить двух младших сыновей Филиппа V престолами в Италии. В результате новой европейской войны 1733-1735 гг. император Карл VI отказался от доставшегося ему после войны за испанское наследство Неаполя и приобретенной после того Сицилии; был восстановлен после двухсотлетнего перерыва государственный суверенитет Неаполитанского королевства, и его королем стал испанский инфант Карл, до того герцог Пармский (он был сыном пармской принцессы Изабеллы Фарнезе, второй жены Филиппа V). Парма была отдана в качестве компенсации Австрии, но в 1748 г., после новой войны, вернулась под власть Бурбонов, на герцогский трон вступил младший брат Карла Неаполитанского и зять Людовика XV инфант Филипп, родоначальник пармской ветви Бурбонов. В 1759 г., после смерти бездетного старшего брата, Фердинанда VI (сына Филиппа V от первой жены). Карл перешел из Неаполя на испанский трон, став королем Карпом III (1759-1788); в Испании он, как до того в Неаполе, проводил реформы в духе "просвещенного абсолютизма". Неаполитанская корона была возложена на его младшего сына Фердинанда I V, а старший сын Карл поехал с отцом в Мадрид, где и наследовал ему под именем Карла IV. Так от испанской ветви Бурбонов, вслед за пармской, отделилась еще и неаполитанская.

После отречения испанских Бурбонов от прав на французский трон ближайшей бурбонской ветвью, представитель которой мог бы стать королем Франции в случае пресечения потомства Людовика XV (что, впрочем, в 1789 г. представлялось весьма мало вероятным), оказалась линия Бурбон Орлеанов, восходившая к младшему брату Людовика XIV Филиппу, герцогу Орлеанскому. Его сын Филипп в 1715-1723 гг. был регентом королевства при малолетнем Людовике XV.

Заботившийся о судьбе своих бастардов Людовик XIV "унизил" племянника, навязав ему брак со своей побочной дочерью Франсуазой Марией*. Возглавляющий Орлеанский дом в 1789 г. герцог Лун Филипп, правнук регента, продолжает эту традицию: он женат на Луизе Марии Аделаиде де Пентьевр, внучке незаконного сына "Короля- Солнца" **. Герцог заигрывает с либеральной оппозицией, и логика этой роли заведет его далеко: после низвержения монархии в 1792 г. он, разведясь с женой, примет фамилию "Эгалите" ("Равенство") и, став депутатом Конвента, проголосует за казнь бывшего короля. Это ему не поможет: через девять месяцев после Людовика он тоже окончит жизнь под ножом гильотины. Тогда еще никто не мог бы сказать, что сын незадачливого "гражданина Эгалите" все-таки станет королем Лун Филиппом I, и не по династическому праву, а в результате новой. Июльской революции 1830 г.

Другой боковой линией бурбонского дома, выделившейся еще в XVI в. (она происходила от дяди Генриха IV Людовика Конде), была линия Конде-Конти, разделившаяся на эти две ветви в середине XVII в. Последний принц Копти умрет без законного потомства в 1814 г. Три принца Конде - дед, отец и, внук (Лун Жозеф, Лун Анри Жозеф и Лун Антуан Жозеф) - сразу после взятия Бастилии уедут из Франции и будут воевать против револю

 

* Герцог Филипп II Орлеанский был женат на мадемуазель де Блуа, дочери короля от мадам де Монтеспан. Примеч. сост.

** Луиза Мария Аделаида - дочь герцога де Пентьевра. Примеч. сост.

 

ции в созданной ими армии дворян-эмигрантов. Их дом окажется обреченным на вымирание, когда по приказу Наполеона в 1804 г. будет схвачен и за тем расстрелян младший Конде, герцог Луи Антуан Энгиенский. В 1830 г., после трагической гибели отца казненного герцога (его найдут повесившимся), ветвь Бурбон-Конде пресечется *.

Людовик XVI - Карл IV - Фердинанд IV... Они очень схожи между собой, эти три короля Бурбона, и в психическом, и даже в физическом отношении. Высокие, массивные, очень сильные (дети двух сестер, саксонских принцесс, они приходятся правнуками королю-курфюрсту Августу Сильному, недаром носившему такое прозвище), они любят механические ремесла и грубые развлечения. Два брата и их французский кузен выглядят "простецами" перед своими утонченными и образованными предшественниками: Людовик XVI перед дедом, Людовиком XV, Карл и Фердинанд - перед их отцом Карлам III. Люди одного поколения, рожденные в середине века, они уже инстинктивно чувствуют опасность просветительских идей, склонны к консерватизму и набожности. Они добродетельны в семейной жизни, не держат любовниц (психологически понятная реакция на фривольный образ жизни просвещенной и вольнодумной аристократии), любят своих жен и дают им собой распоряжаться. К несчастью, всем троим достались очень капризные и недалекие супруги (Людовик и Фердинадже наты на родных сестрах, австрийских принцессах Марии Антуанетте и Марии Каролине, Карл - на своей кузине Марии Луизе Пармской). Неспособные и слабовольные, не любившие умственной работы, три короля не могли предложить своим странам никакой ясной программы действий. -

 

*Род Конде был обречен на вырождение после брака принца Людовика II де Бурбона, прозванного "Великим Конде", на Клер Клеманс де Мейе-Брезе, дочери маршала Мейе-Брезе и Никель да) Плесси, племянницы кардинала Ришелье. Старший сын "Ве ликого Конде" был психически неполноценным, внук страдал эпилепсией и врожденным уродством, а правнук - психическим заболеванием. Примеч. сост.

 

Португальская династия

 

Португальская династия Также принадлежит к дому Капетингов, к его первой бургундской ветви. П ервый граф Пор тугалии Генрих (Энрике), завоевавший в боях с маврами свое графство в 1095 г., был младшим братом бургундского герцога и внуком основателя этой ветви Роберта. Впрочем, капетинтское происхождение португальских королей не было широко известным фактом**.

В истории португальского правящего дома после образования в 1139 г. королевства Португалия выделяются три периода: первая династия (1139-1383), династия Авис (1385-1580) и династия Браганса (1640--1853), причем каждая новая династия была бастардным ответ влением предыдущей и переходы власти сопровождались острыми династическими кризисами. Как и для французских Капетингов, вставал вопрос о допустимости передачи трона иностранной династии через женщин. В 1383-1385 гг. это означало бы переход короны к кастильскому королю, зятю последнего португальского коро ля Фернанду I. Однако после войны с Кастилией португальцы смогли избежать унии с сильной соседкой, возведя на престол незаконнорожденного брата Фернанду, Жоана I (1385-1433).

 

** Еще в XVI в. национальный поэт Португалии Луиш ли Камоэнс об этом ничего не знал и без особой уверенности приводил версию о том, что Генрих Португальский был якобы отпрыском вен герской династии Арпадов.

 

 

Через двести лет, в 1580 г., ситуация повторилась, но теперь уже Португалии пришлось иметь дело не с одной Кастилией, а с объединенной могущественной Испанией. Португальцы про возгласили королем Антенну I, незаконнорожденного сына одного из принцев угасшей Ависской династии, но Филипп II Испанский, сын императора Карла V от португальской принцессы Изабеллы, введя в Португалию армию, силой решил спор в свою пользу, установив продолжавшуюся 60 лет испано-португальскую династическую унию. Когда же в 1640 г. национальный переворот в Лиссабоне восстановил не зависимость Португалии, ее королем Жадном IV (1640-1656) стал герцог Браганса, потомок в восьмом колене побочного сына основателя Ависского дома Жбана I.

При династии Браганса в 1777 г. впервые был создан прецедент перехода престола к женщинам: после смерти Жозе I (1750-1777) королевой стала его дочь Мария I (1777-1816); правда, она была женой естественного наследника по мужской линии, своего родного дяди, Педру I (1777-1786), но продолжала считаться правящей государыней и после смерти мужа. Оба супруга были людьми весьма ординарными, ознаменовавшими свое правление только отказом от реформаторского курса все сильного при Жозе I министра маркиза Помбала. Вскоре после смерти Педру Мария потеряла рассудок, и регентом королевства стал их сын, будущий король Жоан VI.

В католическую династическую систему португальский дом входил благодаря своим постоянным брачным союзам с испанской династией: по матери Мария I была внучкой Филиппа V и кузиной Карла IV, ее тетка была испанской королевой (женой Фердинанда VI), ее сын и дочь также нашли супругов в королевской семье Испании.

 

Габсбург-Лотарингский дом

 

Первым достоверным предком рода Габсбургов считается упоминающийся в 938 г. Гунтрам Богатый, владевший землями в швейцарских областях Ааргау и Тургау. В Швейцарии же расположено давшее имя роду графство Габсбург. Династия стала королевской в 1273 г., когда граф Рудольф Габсбург после долгого "бескоролевья" был избран королем Германии (1273-1291). Он сумел перенести центр своих владений на восток, приобретя в 1280-х гг. Австрийское и Штирийское герцогства.

Первым коронованным императором Священной Римской империи из рода Габсбургов был Фридрих III (1440-1493). С этого времени императорская корона оставалась в роду Габсбургов.

Умение Габсбургов удачно заключать браки вошло в поговорку. Сын Фридриха III Максимилиан I благодаря браку в 1477 г. с единственной наследницей Бургундского герцогства Марией оказался обладателем Нидерландов и претендентом на все "бургундское наследство", что по родило вековой спор между Габсбургами и французской династией. Сын Максимилиана и Марии благодаря браку с инфантой Хуаной был в 1504-1506 гг. королем Кастилии (Филипп 1); их старший сын Карл унаследовал в 1516 г. испанский престол (Карл I), а в 1519 г., после смерти деда Максимилиана, был избран императором под именем Карла V (1519-1556), соединив императорский авторитет с ресурсами огромной испанской колониальной державы. Брат Карла Фердинанд был женат на сестре Людовика II Ягеллона, короля Венгрии и Чехии, и, после того как его бездетный шурин в 1526 г. пал в битве с турками при Мохаче, занял оба престола.

В 1556 г. Карл V отрекся от престола и разделил свои владения. Испания вместе с Нидерландами, Франш-Косте и землями в Италии отошла к его сыну Филиппу II, а императорское достоинство с родовыми австрийскими герцогствами получил брат Фердинанд, король Венгрии и Чехии; так впервые наметились контуры будущей Австро-Венгерской монархии. Отсюда пошло разделение Габсбургов на две ветви - испанскую и австрийскую, которые находились между собой в теснейшем политическом и династическом союзе, претендуя в качестве защитников католицизма на политическую гегемонию в Европе.

Испанская ветвь Габсбургов пресеклась в 1700 г., уступив место Бурбонам . А через 40 лет, после смерти императора Карла VI в 1740 г., единственной наследницей австрийской ветви оказалась его дочь Мария Терезия. Права последней оспаривались ее кузеном, баварским курфюрстом из рода Виттельсбахов, мужем другой австрийской принцессы. Началась общеевропейская война за австрийское наследство, в ходе которой курфюрст в 1742 г. был коронован как император Карл VII, однако после его смерти в 1745 г. императорской короной овладели Мария Терезия и ее муж Франц I, великий герцог Тосканский и бывший герцог Лотарингии.

Со смертью Марии Терезии в 1780 г. род Габсбургов угас, но потомки ее и Франца, представители Лотарингского дома, приняли имя пресекшейся династии (для точности их дом именуется Габсбург-Лотарингским). Лотарингский дом ведет начало от Герхарда, эльзасского графа, ставшего в 1048 г. герцогом Верхней Лотарингии (современная французская провинция Лотарингия). Род владел этим герцогством до 1431 г., когда Лотарингия перешла к зятю скончавшегося герцога Карла I, принцу из боковой линии дома Валуа Репе I Доброму, герцогу Анжуйскому и графу Прованскому, носившему в силу своих неосуществленных династических притязаний титул короля Сицилийского, Неаполитанского и Иерусалимского. Однако благодаря браку дочери "доброго короля Репе" Иоланты с представителем младшей ветви Лотарингcкого дома графом Фридрихом Водемоном (сюжет оперы Л. И. Чайковского "Иоланта") герцогство в 1473 г. вернулось под власть старого рода.

В XVI в. из герцогского Лотарингского дома выделилась младшая ветвь, члены которой состояли на службе Франции. Это был знаменитый во французской истории род Гизов, основа телом которого был Клад, внук Фридриха Водемона и Иоланты, младший сын герцога Репе II (1473-1508). Старшая ветвь Гизов, происходившая от старшего сына Клада, герцога Франсуа Гиза и его сына, вождя Католической лиги Генриха, убитого в 1588 г. по приказу короля, пресеклась в 1675 г. Младшей ветвью, еще существовавшей ко времени революции (она угаснет в 1825 г.), были графы Аркур-Арманьяки.

Соседство с усиливавшейся Францией становилось все более обремени тельным для Лотарингии. В 1670 г. армия Людовика XIV оккупировала герцогство, изгнав его законного обладателя, старого герцога Карла IV (1624-1670). Его племянник Карл, женившийся нас в одной сестре императора Леопольда, перешел на австрийскую службу и командовал имперскими войсками в победоносной битве с турками под Веной в 1683 г. Восстановление независимости Лотарингии стало од ним из условий Рисвикского мира 1697 г. между Францией и коалицией ее противников; престол получил сын победителя под Веной герцог Леопольд Иосиф Карл (1697-1729), закрепивший возвращение браком с племянницей французского короля. Их сыном был уже упомянутый император Франц I, при герцогском правлении которого, в 1737 г., был окончательно решен лотарингский вопрос. Франц, тогда уже супруг Марии Терезии, уступил свой шаткий лотарингский трон тестю Людовика XV, бывшему польскому королю Станиславу Лещинскому, после смерти которого в 1766 г. Лотарингия вошла в состав Франции. В обмен Франц получил великое герцогство Тосканское, где как раз тогда угас знаменитый флорентийский род герцогов Медичи.

В 1789 г. в Вене царствует император Иосиф II (1765-1790), властный и упрямый преобразователь своей держа вы, которой он с 1780 г. правит единолично, после смерти своей матери и соправительницы Марии Терезии, несколько умерявшей его реформаторское рвение. Во все вникающий монарх военно-бюрократического склада, он неуклонно проводит в жизнь свою прогрессивную просветительскую программу, искореняя в "административном восторге" вредные для государства предрассудки и старинные привилегии. Император вдов и бездетен, его силы подрывает борьба со все нарастающим сопротивлением, он не доживет до 50 лет. Его брат и наследник Леопольд (будущий император Леопольд II), более гибкий реформатор-просветитель, с 1765 г. - великий герцог Тосканский, женат на дочери испанского короля Карла т. Третий брат - Фердинанд - ждет своей очереди на герцогский трон Мелены в качестве зятя последнего герцога из династии Эсте: подобно испанским Бурбонам, Габсбург-Лотарингский дом усаживает своих отпрысков на вакантные троны в Италии. Четвертый брат кайзера - Максимилиан Франц - является курфюрстом архиепископом Кельна (1784-1801); это лишний голос в имперском коллегии восьми курфюрстов, вторым голосом обладает сам глава австрийского дома в качестве наследственного короля Чехии. Три сестры Иосифа II крепят династические связи австрийского дома с Бурбонами: старшая состоит в браке с герцогом Пармы, средняя - королева Неаполя, младшая - Мария Антуанетта - королева Франции.

 

Савойский дом

 

Родоначальником династии был Гумборт Белая Рука, граф Савойский с 1027 г., имевший резиденцию в замке на берегу озера Бурже (современное Лебурже-дю-Лак)*; с 1295 г. столицей графства стал Шамбери. Постепенно объединяя савойские земли, потомки Гумберта расширяют свои владения в северном (к берегам Женевского озера) и в восточном, итальянском на правлении. Уже сын Гумберта, Одной, утверждается в Турине (Пьемонт), и с этих пор Савойский дом, династия "альпийских привратников", владеет землями на обоих склонах Альп, контролируя перевалы, ведущие из Франции в Италию.

Среди графов Савойских выделяется Амедей VIII (1391-1434). Он впервые принял титул герцога, воссоединил временно разошедшиеся савойскую и пьемонтскую ветви династии и обозначил свои притязания на Женеву принятием титула графа Женевского (правда, с резиденцией в Аннеси, поскольку самой Женевой тогда владели ее епископы). Отрекшись от трона, Амедей VIII стал вести жизнь отшельника, и через пять лет оппозиционный Базельский собор избрал его папой римским под именем Феликс V (1439-1449), в церковной традиции он считается антипапой, противостоявшим законному папе Евгению IV. Савойский дом издавна поддерживал тесные династические связи с Капетингами. Еще в начале. XII в. правнучка графа Гумберта, Аделаида Савойская, стала королевой Франции. Савойской принцессой была и Луиза - мать короля Франциска I; воспользовавшись этим, французский монарх предъявил свои претензии на герцогский трон сводному брату своей матери герцогу Карлу III (1504-1553), и в 1538 г. французские войска оккупировали Савойю и почти весь Пьемонт. Французы прочно обосновались в завоеванных землях и только в 1559 г., по Кате-Камбрезийскому миру, были вынуждены вернуть их сыну Карла III Эммануилу Филиберту (1553-1580).

 

* Годы жизни Гумберта Белая Рука - 980-1054, но, по другим источникам, он умер в 1048 г. Гумберт является родоначальником 17 графов, 13 герцогов и 11 королей. Примеч. сост.

 

При этом герцоге столица савойских владений была перенесена из Шамбери в Турин, и династия стала постепенно итальянизироваться. Тогда же в Турин была перевезена из Шамбери главная реликвия рода, плащаница с отпечатком тела Иисуса Христа, приобретен ная ге рцогом Савойским в 1453 г.

Ловко лавировавший между Францией и ее противниками герцог (с 1675 г.) Виктор Амедей II (ум, в 1732 г.) получил королевский титул в 1713 г. сначала как король Сицилии, а с 1720 г. как король Сардинии, на которую была обменена Сицилия. Обширный, но бедный остров давал ему лишь престижный титул, политический центр государства по-прежнему оставался в Пьемонте.

В 1789 г. трон в Турине занимает старый Виктор Амедей III (1773-1796), умеренный реформато р, уделяющий особое внимание укреплению своей армии по прусским образцам. Савойский дом при нем устанавливает особо тесные связи с французской королевской семьей: д ве дочери короля выданы за муж за братьев Людовика XVI, буду щих Людовика XVIII и Карла X , старший сын и наследник Карл Эммануил женат на младшей сестре французского монарха.

В начале XVII в. от главной линии Савойского дома отделилась разветвленная младшая линия герцогов Карипьяно. Представителем младшей ветви Кариньянской линии был велик ий пол ководец принц Евгений Савойский (р. 1663 - ум. 1736); воспитанный во Франции (его мать была племянницей кардинала Мазарини), он прославился на службе австрийских Габсбургов. Старшая ветвь даст Италии в XIX в. ее короля- объединителя Виктора Эммануила II.

 

Виттельсбахи

 

Древний баварский род Виттельсбахов ведет начало от упоминаемого в 895 г. маркграфа Лиутпольда. Среди его первых потомков были герцоги Баварии (до 947 г.), Каринтии, Швабии. Одна из ветвей рода - Бабенберги - долго владела Австрией (976-1246), сначала в качестве маркграфов, затем (с 1156 г.) как герцоги; к ней принадлежал известный историк XII в. Оттай Фрейзин генский. На троне Баварии династия окончательно утвердилась в 1180 г., когда император Фридрих Барбаросса, отняв это герцогство у своего главного п ротивника Генриха Льва, отдал его одному из Виттельсбахов - Оттону I (ум. 1183).

В начале XIV в. баварские Виттельс бахи разделились на две основные линии, идущие от двух братьев. Потомки старшего из них, Рудольфа, стали владеть как землями в северной Баварии (Верхний Пфальц), так и прирейнской областью Нижнего Пфальца; по этому владению они в 1329 г. получили курфюршеское достоинство. Но еще более блестящим было начало младшей, собственно баварской линии: ее родоначальник, младший брат Рудольфа, Людвиг, стал императором Людвигом IV Баварским (1314-1347) и повел энергичную антипапскую политику. Противодействие папской курни недало возможности его потомкам утвердиться на императорском троне; они остались герцогами Баварии, а также были некоторое время первыми курфюрстами Бранденбурга (1324-1373) и графами Голландии (1353-1417).

Пфальцская линия разделилась намного ветвей, сменявших друг друга в качестве курфюршеских династий: старшая ветвь (до 1559 г.), Зиммернская (1559-1685), Нейбургокая (1685-1742), Зульцбахская (1742-1799) ветви. В эпоху Реформации Бавария и Пфальц оказались в противоположных лагерях. Герцоги Баварии остались рьяными католиками, организаторами католических лиг в Германии; младшие сыновья в их роду на протяжении пяти поколений (1583-1761) передавали друг другу, от дяди к племяннику, сан курф юрста-архиепископа Кельна. Пфальцские курфюрсты из Зиммернской линии стали кальвинистами, воителями за протестантское дело. Один из них, Фридрих V, женатый на дочери английского короля Иакова I Елизавете, в 1619 г. был провозглашен восставшими против Габсбургов чешскими сословиями королем Чехии. В Праге он удержался недолго, почему и получил прозвище "Однозимнего короля". Из гнанный из Чехии после Белогорской битвы 1620 г., он потерял затем и Пфальц, и курфюршеское достоинство, переданное императором в 1623 г. герцогу Баварии Максимилиану I. После Вестфальского мира сын Фридриха вернулся в Пфальц и стал курфюрстом, но курфюрстами остались и государи Баварии.

Еще в 1440-1448 гг. одному из пфальцских Виттельсбахов, Христофору, сыну датской принцессы, довелось побывать королем объединенных унией Дании, Швеции и Норвегии. В 1654 г. на шведский престол под именем Карла X вступил второй пфальцекий Виттельсбах Кар л Густев из младшей, Цвейбрюккенской ветви дома, приходившийся по матери двоюродным братом отрекшейся от престола шведской королеве Кристине. Любивший войну, этот монарх как бы передал свою страсть к дальним походам внуку, знаменитому Карлу XII (1697-1718), последнему из трех королей пфальцской династии в Швеции.

Мы уже упоминали о том, как баварский курфюрст Карл Альбрехт, провозглашенный императором Карлом VII, оспаривал трон у Марии Терезни. Со смертью его сына в 1777 г. пресеклась баварская линия Виттельсбахов. Попытки Иосифа II присоединить Баварию к императорским владениям встретили успешное противодействие немецких государей во главе с королем Пруссии, и баварским курфюрстом стал курфюрст Пфальца Карл Теодор (1742-1799); с 1685 г. пфальцские курфюрсты были уже като ликами.

Человек безразличный к управлению и расточительный, старый Карл Теодор не имеет законных детей. Он последний в своей ветви рода, наследником обоих курфюршеских тронов является герцог Цвейбрюккенский Карл, а после его смерти (1795) брат последнего Максимилиан из самой младшей, Биркенфельдской ветви пфальцского дома, также недавно окаталичившейся.

 

Веттины

 

Родоначальником саксонского курфюр шеского рода Веттинов считается упоминаемый в 949 г. Деди, граф Хассегау (на франконско-тюрингенской границе). Род выдвинулся в ходе немецкой экспансии на славянские земли лужицких сербов, благодаря которой уже в XI в. в его владении оказались два маркграфства: Нидерлаузицкое и Мейсенское. В 1249 г. маркграф Мейсена Генрих Светлейший стал вместе с тем и ландграфом Тюрингии.

После того как в 1422 г. пресеклась Виттенбергская ветвь Асканийского дома, давшая первых курфюрстов Саксонии, курфюршеское достоинство перешло к Веттинам, столицей которых остался Виттенберг, но с этого времени географическое понятие Саксония переносится со своего старого ареала (со временная земля Нижняя Саксония) на наследственные земли Веттинов с центром в Дрездене.

Во второй половине XV в. род разделился на две линии, Эрнестинскую) и Альбертинскую, названные по именам их основателей. Старшая происходила от курфюрста Эрнста (1464-1486) и была вначале курфюршеской, младшая - от его брата Альбрехта, ставшего герцогом Саксонским и обладавшего Дрезденом. Сыном Эрнста был курфюрст Фридрих III Мудрый (1486-1525), покровитель Мартина Лютера, благодаря которому Виттенберг стал духовным центром нарождающегося протестантизма.

Курфюршеское достоинство было передано в 1547 г. из Эрнестинской линии в Альбертинскую в драматической обстановке войны Карла V с немецкими протестантами. Победивший император, взяв в плен курфюрста Иоганна Фридриха (1532-1547), главу протестантской лиги, лишил его сана, которым и вознаградил своего союзника герцога Саксонки Марина, выступившего против своего троюродного брата, хотя сам он также был протестантом. Через пять лет, в 1552 г., "иуда Мориц" искупил свою вину перед протестантским общественным мнением: он внезапно вторгся во владения императора, едва не захватил его в плен, добился освобождения из заточения Иоганна Фридриха, но все же не вернул ему курфюршества.

Альбертинская линия Веттинов вернулась в католичество в 1697 г., когда курфюрст Фридрих Август I (1694-1733) был избран королем Польши (в этом качестве известен как Август II Сильный); польский государь, разумеется, не мог быть протестантом. Союзник Петра I в Северной войне. Август II вел тяжелую борьбу за польскую корону со ставленником Карла XII Станиславом Лещинским, потерял престол и вернул его после Полтавской битвы. С русской помощью королем Польши стал и его сын Фридрих Август II (1733-1763; в Польше - Август III). Саксонские короли были популярными среди польской шляхты, но третьего короля Веттина в Польше не было: после смерти Августа III Екатерина II предпочла посадить на польский трон своего бывшего любовника Станислава Понятовского.

В 1789 г. в Дрездене правит правнук Августа Сильного курфюрст Фридрих Август III (1763-1806, в 1806-1827 гг. - король Фридрих Август 1), добросовестный властитель без особых талантов. Его династия успела тесно породниться с основными католическими домами. Обе его бабки были сестрами, дочерьми габсбургского императора Иосифа I, дяди Марии Терезии; дедом по матери ему приходился баварский курфюрст, император Карл VII. Благодаря двум своим теткам он доводится кузеном королям Франции, Испании и Неаполя, третья тетка - с 1777 г. вдовствующая курфюрстина Баварии. Один из дядей, Альбрехт Саксен-Тешенский, - австрийский наместник в Бельгии, второй, Климент, - курфюрст-архиепископ Трира. Са м Фрид рих Август жен ат на Марии Амалии, сестре герцога Карла Цвейбрюккенского, наследника Баварии и Пфальца (а герцог - на его сестре). Брат Антон состоит в браке с племянницей Иосифа II, принцессой Тосканской Марией Терезией.

Эрнестинская линия, оставшаяся верной протестантизму, разделившаяся на несколько ветвей, владеет мелкими герцогствами, в основном в Тюрингии. Среди герцогов выделяется Карл Август Веймарский (1758-1828), друг Гёте, превративший свой Веймар в блестящий культурный центр немецкого Просвещения. Есть еще герцоги Кобург-Готские, Мейнингенские, Хильдбургхаузенские, Заальфельдские. Уже устанавливаются их династические связи с английским королевским домом: кобург-готская принцесса Августа была женой наследника английского трона Фредерика Льюиса, матерью короля Георга III. Почти незаметна самая младшая, Заальфельдская ветвь, представитель которой, австрийский генерал Фридрих Иосия, как раз в 1789 г. вместе с А. В. Суворовым бьет турок при Фокшанах и Рымнике; еще нельзя предвидеть ее блестящего будущего в XIX-XX вв., когда она даст монархов Англии, Бельгии, Португалии и Болгарии.

 

Брауншвейг-Эсте

 

Воспетая Ариосто легендарная родословная рода феррарских герцогов возводилась к паладину Карла Великого Руджьеро, сын которого якобы получил от императора маркграфство Эсте в Северной Италии. Современная генеалогия считает, что род восходит к началу X в. и по происхождению является лангобардским.

Уже в XI в. он разделился на две линии, впоследствии потерявшие друг друга из виду: немецкую и итальянскую. Маркграф Эсте Альберта Аццо II был женат на наследнице знаменитого южногерманского рода Вельфов Кунигунде, и их сын Вельф IV, ставший герцогом Б аварии, принял для себя и своих потомков имя рода своей матери; от него пошла Брауншвейгекая (вельфcкая) династия. Основателем итальянской линии Эсте был сын Альберта Аццо II от его второго брака.

Вельфcкий дом достиг наивысшего могущества в XII в. при Генрихе Льве, сосредоточившем в своих руках в 1142-1180 гг. власть над двумя крупнейшим и германскими герцогствами, Саксонией (современная Нижняя Саксония) и Баварией, самом грозном со пернике своего швабского кузена императора Фридриха Барбароссы; по имени его династии противники им ператоров в Италии стали называть себя гвельфами. Потерпев поражение, Генрих лишился обоих герцогств, но еще его сын тягался за власть с сыном Барбароссы и стал императором Оттоном IV (1209-1218).

Потомки Генриха Льва сохранили свои владения в части нижнесаксонских земель, став брауншвейгcкими герцогами. В XVIII в. Брауншвейгский дом представляли две ветви, разошедшиеся в XVI в.: Брауншвейг-Вольфен бюттельская и Люнебург-Ганноверская; последняя с 1714 г. занимала английский трон.

В старшем ответвлении Брауншвейг Вольфенбюттельской ветви (пресекшемся в 1735 г.) и нашел в 1711 г. невесту для своего сына Алексея Петр I. Дед принцессы Шарлотты, старый герцог Брауншвейгский Антон Ульрих, за год до этого перешел в католичество, и ее старшая сестра Елизавета Христина уже была замужем за императором Карпом VI; бежавший из России царевич искал убежища от отцовского гнева именно у своего свояка-императора.

Второй русско-брауншвейгский брак был заключен в 1739 г., когда императрица Анна Иоанновна выдала свою племянницу Анну Леопольдовну замуж за Антона Ульриха, младшего брата герцога Брауншвейгского Карла I; по матери он был родным племянником жены царевича Алексея и кузеном императора Петра II. Через год их новорожденный сын Иоанн Антонович был объявлен императором (Иоанн III *; 1740-1741). Но только год Браунш вейгекая династия владела русским троном: свергнутый Елизаветой Петровной, бывший император 23 года содержался в заключении и был убит при попытке заговорщиков освободить его.

 

*Иоанна Антоновича называют либо Иоанном III, если ведут счет от первого царя Ивана Грозного, либо Иоанном VI - при счете от Ивана Калите. Примеч. сост.

 

Правящий в 1789 г. герцог Брауншвейгский Карл Вильгельм Фердинанд (1780-1806) - племянник по матери Фридриха II Прусского и муж сестры английского короля Георга III. Как и многие северогерманские династии, его дом вовлечен в орбиту прусского влияния. Сам герцог в 1792 г. поведет прусские войска на Париж. Это он, двоюродный брат несчастного Иоанна Антоновича, выпустит известный весьма неловкий манифест, грозящий страшными карами французским революционерам, если они покусятся на жизнь своих законных монархов. Он не переживет разгрома Наполеоном Пруссии в 1806 г., падет в битве при Ауэрштедте.

Люнебург-Ганноверская ветвь получила права на наследование английского престола благодаря браку в 1658 г. одного из ее герцогов, Эрнста Августа, с Софией Пфальцской, внучкой Иакова I Стюарта, дочерью "Однозимнего короля" и Елизаветы Стюарт. В 1692 г. герцог приобрел титул курфюрста Ганновера. Его сын курфюрст Георг Людвиг (1692-1727 ) в 1714 г. стал королем Англии Георгом I, основателем английской Ганноверской династии (1714-1901). Впрочем, и он, и его сын Георга гораздо меньше интересовались Англией, чем своими немецкими владениями, что было весьма на руку английскому парламент у. Только Георг III (1760-J820) изменил это положение, попытавшись укрепить свою власть в Англии, насколько это было возможно в условиях парламентарной монархии. Потерпев неудачу в войне против американских колонистов, он вынужден был вручить власть премьер-министра недолюбливаемому им лидеру вигов Уильяму Питту Младшему, который в 1780-х гг. быстро восстанавливает внешнеполитический престиж Англии.

Для династической политики Ганноверского дома были особенно характерны постоянные брачные союзы с династиями соседних с Ганновером Дании и Пруссии. Еще сестра Эрнста Августа была королевой Дании, женой основателя датского абсолютизма Фредерика III (1648-1670). В XVIII в. датскими королевами стали еще две ганноверские принцессы: тетка Георга III и его сестра. Сестра и дочь Георга I были королевами Пруссии, последняя, София Доротея, стала матерью Фридриха II. Устанавливаются связи и с другими протестантскими династиями: Нассау-Оранской, Мекленбургской (жена Георга III), Эрнестинской линией Веттино в (его мать).

Итальянские маркграфы Эсте с XIII в. стали сеньорами Феррары и Мелены, а в XV в. приняли титул герцогов двух этих городов. Их главной резиденцией была Феррара, превратившаяся при них в блестящий центр культуры Возрождения, столицу итальянской ренессансной поэзии, где творили Ариосто и Тассо.

В 1598 г. папа, как верховный сюзерен Феррары, отнял ее после смерти бездетного герцога Альфонса II у его кузена Чезаре, считавшегося представителем бастардной ветви рода. В обладании его потомков осталась Мелена. К концу XVIII в. эта ветвь рода также угасает: после кончины в 1803 г. герцога Эрколе III Ринальдо Мелена перейдет к его зятю Фердинанду, принцу австрийского до ма, брату императоров Иосифа II и Леопольда II.

 

Гогенцоллерны

 

Род прусских королей ведет свое начало из южно-германской земли Швабии, где в середине XI в. известен их прямой предок Буркхард фон Цолорин (Цоллерн). Его правнук в 1192 г. стал бург-графом богатого Нюрнберга. Уже в следующем поколении, в XIII в., дом разделился на две линии: одна оставила за собой родовые земли в Швабии, другая (франконская) закрепилась в Нюрнберге. Именно этой последней предстояло большое будущее.

Гогенцоллерны были сравнительно малозаметны до начала XV в., когда бургграф Нюрнберга Фридрих VI выкупил у императора Сигизмунда курфюршество Бранденбург и стал курфюрстом Фридрихом I (1415-1440). Во Франконии, вокруг Нюрнберга, остались земли Гогенцоллернов - маркграфства Ансбах и Байрейт, которые передавались в обладание младшим ветвям рода.

В декабре 1510 г. молодой Альбрехт Гогенцоллерн, двоюродный брат курфюрста, был избран великим магистром Тевтонского ордена *. Через 15 лет в землях ордена победила Реформация. Приняв лютеранство, Альбрехт объявил о секуляризации орденских владений и превращении их в светское государство. Так в 1525 г. возникло с центром в Кёнигсберге герцогство Пруссия под наследственной властью Гогенцоллернов. После смерти в 1618 г. не имевшего мужского потомства сына Альбрехта Пруссия была унаследована бранденбургским курфюрстом Иоганном Сигизмундом (1608-1619) как главой рода и к тому же зятем покойного герцога.

 

*Великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт, сын маркграфа Фридриха Ансбахского и Бай ретского, и Софии Ягеллончик, вступил в должность 13 февраля 1511 г., в Кёнигсберг въехал в ноябре 1512 г. Примеч. сост.

 

Королями бранденбургские курфюрсты стали в 1701 г., когда курфюрст Фридрих III получил от нуждавшегося в его военной помощи императора Леопольда I корону Пруссии; бывшее герцогство было тем самым возведено в ранг королевства. Политический центр государства остался в Бранденбурте, но показательно, что королевское достоинство Фридрих (отныне он стал именоваться королем Фридрихом I) принял по своим прусским владениям, не входившим в состав Священной Римской империи - это подчеркивало его независимость. Название Пруссия стало общим именем страны, собственно прусские земли отныне все чаще именуются Восточной Пруссией.

Всего за три года до Великой французской революции скончался король Фридрих II Великий и его сменил на троне племянник, Фридрих Вильгельм II (1786-1797) *, не выдерживающий никакого сравнения со своим высокоодаренным дядей. По физическому и психическому складу этот недалекий тучный великан напоминает современных ему бурбонских монархов - с той разницей, что набожность и сентиментальность не мешают ему быть двоеженцем, хотя в морганатические браки с фрейлинами он вступает с согласия королевы и при непременном одобрении лютеранской консистории. В порядке реакции на стиль поведения Фридриха II новый король терпеть не может французской культуры и просветительского скепсиса.

Мы уже упоминали о тесных династических связях между Гогенцоллернами и английским Ганноверским домом. Еще более традиционны брачные союзы с датскими Ольденбургами: они восходят еще к XV в.: бранденбургская принцесса Дерется была женой первого датского коро ля из рода Ольденбургов. Отметим еще связи со шведскими династиями (из рода Гогенцоллернов происходила Мария Элеонора, жена знаменитого короля Густава Адольфа, и сестра Фридриха II Луиза Ульрика также была шведской королевой) и с Оранским домом голландских статхаудеров ("Великий курфюрст" Фридрих Вильгельм в XVII в. был женат на принцессе иранского дома, а сестра короля Фридриха Вильгельма II состояла в браке со статхаудером Виллемом V).

 

*Фридрих-Вильгельм II был сыном принца Августа Вильгельма Прусского, брата Фридриха II, и Луизы Амалии, урожденной принцессы Брауншвейг-Вольфенбюттельской. Примеч. сост.

 

На том же уровне и в том же кругу заключают свои брачные союзы принцессы боковых ветвей дома, Байрейтской и Ансбахской: первая в XVIII в. дала королеву Дании (жена Кристиана VI), вторая - королеву Англии (жена Георга II). С 1769 г., после пресечения Байрей тской ветви, оба маркграфства объединены унией, и маркграф уже в 1791 г. отречется от власти, передав свои владения Пруссии, которая впервые приобретет плацдарм в южной Германии.

Незаметное существование на исконных землях Гогенцоллернов ведут князья из швабской линии рода. В конце XVIII в. существуют две ветви этой линии, Эхингенская и Зигмарингенская. Из последней в XIX в. выйдет королевская династия Румынии.

 

Нассауский дом

 

Род известен с начала XII в. Его исконные земли лежали в долине р. Лаи, правого притока Рейна, где было расположено принадлежавшее династии с Ибо г. графство Нассау. В XIII в. выделились две большие линии рода: Вайльбургская и Дилленбургская.

Старшая, Вайльбургская линия с 1422 г. владела Саарской областью, отделенной от центра нассауских владений землями пфальцских Виттельсбахов. В 1789 г. существуют две ветви: Узингенско-Саарская (она пресечется в 1816 г.) и собственно Вайльбургская, к которо й в конце XIX в. перейдет Великое герцогство Люксембургское.

Гораздо более значительной была судьба Дилленбургской (Оранской) линии, устремлявшей свои взоры к нидерландскому северо-западу. В 1403 г. один из нассауских князей, Энгельберт, стал благодаря браку сеньором Бреды и других земель в северном Брабанте. Его потомки выдвинулись на службе владевших Нидерландами бургундских герцогов и сменивших их испанских королей, стали богатейшими нидерландскими землевладельцами, наследственными наместниками (статхаудерами) основных северонидерландских провинций. С начала XVI в. их роду, также благодаря браку, принадлежало южно-французское княжество Оранж - старинный город на берегу Раны, который и дал имя династии.

Под этим именем прославился Вильгельм (Биллем) I Оранский, неутомимый борец за освобождение Нидерландов и первый статхаудер нового независимого государства. Республики Соединенных провинций (1578-1584), основатель голландского статхаудерского дома.

После гибели ставшего жертвой покушения Вильгельма I титул статхаудера унаследовали его сыновья: вначале Мориц, сын от второй жены, дочери героя немецкого протестантизма курфюрста Марина Саксонского, а после его смерти - Фридрих Генрих (Фредерик Хендрик) ( 1625-1647), сын Вильгельма I от четвертой жены, Луизы Колиньи, дочери не менее известного адмирала Гаспара Колиньи, вождя французских гугенотов*.

В XVII в. были завязаны династические связи между Оранским домом и английской династией Стюартов: сын Фридриха Генриха Вильгельм (Биллем) II (1647-1650) был женат на дочери Карла I, а их сын Вильгельм III (1672-1702) - на своей английской кузине, дочери Иакова II Марии. Благодаря этому браку Вильгельм III занял английский трон, свергнув своего тестя в 1688 г., в результате "Славной революции".

 

* Можно также вспомнить, что внуком Вильгельма I был знаменитый французский полководец маршал Тюренн, сын его дочери от третьего брака, заключенного Вильгельмом с французской принцессой из младшей бурбонской ветви.

 

После смерти в 1702 г. бездетного короля-статхаудера пресеклось прямое мужское потомство Вильгельма I и в Голландии, как до этого в 1650-1672 гг., вновь восторжествовали республиканцы. Упраздненный пост статхаудера был, однако, восстановлен в 1748 г., под влиянием усилившейся французской угрозы. Новым главой государства стал представитель Дилленбург-Дицской ветви Вильгельм (Биллем) IV, потомок младшего брата Вильгельма *. Он также обладал титулом принца Оранского (хотя само княжество Оранж было конфисковано и присоединено к Франции еще Людовиком XIV).

Его сын Вильгельм (Биллем) V (1751-1802), подобно настоящему государю, стал статхаудером в трехлетнем возрасте. По матери он внук английского короля Георга II и кузен Георга III, его жена - сестра прусского короля Фридриха Вильгельма II. Эти связи очень пр игодились ему во время его острого конфликта со штатами провинции Голландия: вторгшиеся в страну в 1787 г. войска прусского шурина при дипломатической поддержке Англии восстановили в полном объеме власть статхаудера.

 

Ольденбурги

 

Первым известным предком всех Ольденбургов (в том числе и последних русских царей, начиная от Петра III и Павла I) был упоминаемый в 1091 г. Эгильмар, граф Леритау (в северо-западном углу Германии, на фрисландских землях). Уже его сын стал графом соседнего Ольденбурга, с тех пор не выходившего из рода и давшего ему имя. В 1789 г. старшая линия Ольденбургов владеет короной Дании и Норвегии; младшая, Гольштейн-Готторпская линия правит в Швеции и в лице престолонаследника Павла Петровича готовится занять росси йский трон.

Графы Ольденбурга вышли на авансцену европейской политики в 1448 г., когда граф Христиан был избран датским и норвежским королем Кристианом I (1448-1481). Он же в 1460 г. получил как наследство своей матери датское герцогство Шлезвиг, а затем, в 1474 г., - входившее в Священную Римскую империю герцогство Гольштейн (Голштиния). Ольденбургское графство Кристиан передал своему брату, от которого пошла самостоятельная династия, пресекшаяся в 1667 г., после чего Ольденбург перешел под власть Дании.

Сам Кристиан I, его сын и внук вели постоянные войны со Швецией; одерживая победы, они короновались шведской короной и восстанавливали датско-шведскую унию, которая была окончательно порвана лишь в 1523 г. в результате шведского национального восстания.

Старшая линия Ольденбургов правила Данией более четырехсот лет (1448-1863), а Норвегией - до ее отделения в 1814 г. В 1789 г. трон занимает безумный Кристиан VII (1766-1808), внук по матери английского короля Георга II. Его брак с английской кузиной Каролиной Матильдой, сестрой Георга III, закончился печально: юная королева нарушила верность своему развращенному и сумасбродному супругу, увлекшись министром-реформатором Иоганном Фридрихом Струэнзе. После организованного мачехой короля и его сводным братом низвержения Струэнзе и его казни королевский брак завершился в 1772 г. скандальным разводом, высланная королева вскоре скончалась.

Тем не менее именно этот брак дал Дании ее самого выдающегося короля-реформатора, лучше всех своих европейских собратьев показавшего возможности политики "просвещенного абсолютизма". Это был принц-регент Фредерик, в будущем король Фредерику VI (1808-1839). Уже в 1784г. 16-летний принц истребовал для себя у отца права регента и начал проводить радикальные преобразования, модернизировавшие датскую деревню.

Средняя ольденбургская линия отделилась от старшей во второй половине XVI в. Она называлась Гольштейн-Зондербургской по имени ее резиденции (современный Сённерборг на датском острове Альс у берегов южной Ютландии). В конце XVIII в. эта линия представлена д вумя ветвями: Августенбургской и Бекской. Обе они сыграют свою роль после пресечения старшей линии в 1863 г.: первая получит вышедший из унии с Данией Шлезвиг-Гольштейн, вторая - датскую, а затем греческую и норвежскую короны.

Родоначальником младшей, Гольштейн-Готторпской линии стал герцог Адольф, сын датского короля Фредерика I (1523-1533); центром ее владений был Киль. Постоянно конфликтовавшие с Данией, готторпские герцоги традиционно находились в политическом и династическом союзе со шведскими династиями: готторпскими принцессами были мать Густава Адольфа и жена Карла X Густава. Но после разгрома Швеции в Северной войне герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский (1702-1739), сам племянник Карла XII по матери и претендент на шведский трон, решил заручиться новой поддержкой. В 1725г. он вступил в брак с дочерью императора Петра I цесаревной Анной Петровной.

Их единственный сын Карл Петр Ульрих после восшествия в 1741 г. на престол его тетки Елизаветы Петровны был перевезен в Россию, обращен в православие и объявлен престолонаследником под именем Петра Федоровича. Став императором Петром III (1761-1762), этот ограниченный и взбалмошный человек едва не вовлек Россию в ненужную для нее войну с Данией за гольштейнские интересы. Процарствовав полгода, он летом 1762 г. был свергнут своей женой Екатериной II и вскоре убит. Остался сын Павел Петрович, отстраненный от престола матерью и страстно ее ненавидящий. После его восшествия на престол в ноябре 1796 г. на российском троне окончательно утвердится Гольштейн-Готторпская династия, принявшая имя русской национальной династии Романовых и использовавшая авторитет своего прямого предка, первого императора Петра Великого*.

Из готторпской линии Ольденбургов в начале XVIII в. выделилась младшая ветвь, основателем которой был дядя герцога Карла Фридриха Христиан Август. Его дочь Иоганна, выданная замуж за ангальт-цербстского князя, стала матерью Екатерины II. Таким образом. Хри стиан Август был не только двоюродным дедом Петра III, но и родным дедом Екатерины. Когда в 1743 г. возник вопрос, кто будет наследником шведского престола, Россия поддержала кандидата из опекаемой ею Готторпской династии, посадив на трон сына Христиана Ав густа, дядю Екатерины Адольфа Фридрихам (1751-1771).

Сын его Густав III (1771-1792), восстановивший абсолютизм в Швеции, - племянник по матери Фридриха II Прусского и кузен Екатерины II. Воспитанный в духе французской просветительской культуры, окруженный литераторами и сам литератор, наподобие своей петербу ргской кузины, это человек талантливый и энергичный до авантюризма, соединяющий в себе деспотизм просвещенного реформатора с романтикой отжившей идеи шведского военного великодержавна. Женат он на датской принцессе, сестре Кристиана VII; браки между династиями Дании и Швеции, соседних державравного ранга и одной религии, были, естественно, традиционным явлением.

 

*Вкратце напомним генеалогию дома Романовых. Это был московский боярский род, известный с XIV в.: его предком был боярин великого князя Московского и Владимирского Симеона Гордого Андрей Иванович Кобыла. Генеалогическая легенда считает его сыном выходца из Литвы, а его непритязательное русское прозвище - искажением настоящего имени Камбила. От того же корня пошел ряд старинных русских фамилий - Шереметевы, Колычевы, Сухово-Кобылицы, Яковлевы (предки А. И. Герцена) и др. Свое имя Романовы приняли в XVI в. от одного из потомков Кобылы, Романа Юрьевича Захарьина, дочь которого Анастасия Романовна в 1547 г. стала первой, любимой женой царя Ивана IV Грозного, матерью его детей Дмитрия, Ивана и Федора. На этом свойстве со старой династией Рюриковичей основывались династические права Романовых, первый царь из их рода Михаил Федорович был внучатым племянником царицы Анастасии Романовны.

**Король Швеции Адольф Фредрик.

 

Россия позаботилась и о судьбе второго дяди Екатерины из Готторпского дома. Вступив на престол, царица урегулировала больной для русско-датских отношении готторпский вопрос. Она отказалась от готторпского герцогства, отдав его Дании. Взамен Дания передала в 1773 г. принадлежавшее ей графство Ольденбургское (с 1777г. оно стало герцогством) Фридриху Августу Гольштейн-Готторпскому, младшему брату шведского короля Адольфа Фредрика. Сам он, его сын, а затем потомки его младшего брата Георга Людвига составят герцогскую династию Ольденбурга, находящуюся под постоянным покровительством российских императоров. С 1829 г. герцоги Ольденбургские будут именоваться великими герцогами.

 

Асканийский дом

 

Сама Екатерина II, сумевшая благодаря большому уму и такту стать "матушкой-государыней" для русского дворянства, не имела на российский престол никаких прав, помимо тех, какими обладал ею же устраненный муж и какие она узурпировала у своего сына. Урожденна я принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская, она происходила из старинного Асканийского дома.

Родовым гнездом этой известной с середины XI в. династии (ее имя происходит от замка близ современного Ашерслебена) были ангальтские земли на левом берегу Эльбы, разделявшеи тогда германские и славянские территории. Как и Веттины, Аскании выдвинулись в ходе немецкого "натиска на Восток". Самым знаменитым из их ранних предков был Альбрехт Медведь, первый маркграф Бранденбурга (1136-1170). Именно он, преодолев эльбский рубеж, принялся огнем и мечом расширять свои владения, энергично колонизуя земли лютичей.

От старшего сына Альбрехта Медведя, Оттона I, пошла династия бранденбургеких маркграфов, раздвинувшая пределы Бранденбурга до Одера и за Одер, основавшая его будущую столицу Берлин. Она пресеклась в 1320 г.

Младший сын завоевателя, Бернгард, в 1180 г., после падения Генриха Льва, получил в обладание обширное герцогство Саксония. В следующем поколении его потомство разделилось на две линии: старшую ангальтскую и младшую саксонскую. Эта последняя уже в XIII в. дала две ветви: Саксен-Лауэнбургскую, владевшую землями в нижнем течении Эльбы (она пресеклась в 1689 г.), и Саксен-Виттенбергскую, к которой, пока она также не пресеклась, принадлежали первые саксонские курфюрсты (1370-1422).

К XVIII в. былое могущество рода уже далеко в прошлом. Осталась одна его ангальтская линия, скромно сидевшая на исконных родовых землях. Она раздробилась на несколько ветвей, имеющих резиденции в соседних ангальтских городах: в Дессау, Бернбурге, Кётене, Цербсте и др. Цербстская ветвь, к которой принадлежала Екатерина, была самой младшей. Ангальтские князья состояли на военной службе Пруссии, в их числе был и отец императрицы. Возможно, выбор именно ее в жены наследника русского престола облегчался тем, что браки меж ду Цербстской и Готторпской династиями были традицией; мы уже отмечали, что мать Екатерины была готторпской принцессой, так что она сама приходилась троюродной сестрой своему мужу. В Цербсте правит младший брат Екатерины Фридрих Август. Несмотря на могущество сестры, он очень скромно женат на принцессе из соседней ветви Ангальтского дома. Детей нет, и его смерть в 1793 г. вместе со смертью Екатерины в 1796 г. будет означать конец цербстской ветви. Из других ангальтских династий до XX в. сохранится только Дессауская.

 

Другие династии

 

Нам остается лишь для полноты картины бегло упомянуть о других старых владетельных домах, которые на 1789 г. не владели королевствами или курфюршествами, но обладали достаточным международным авторитетом, чтобы постоянно участвовать в матримониальных комбинациях на самом высоком уровне.

Мекленбургский герцогский дом (с XII в.). О его славянском происхождении мы уже писали (см. с. 7). В XIV в. этот дом был вовлечен в династическую борьбу вокруг скандинавских престолов: из него происходил король Швеции Альбрехт Мекленбургский (1363-1389), чья племянница Мария стала матерью датско- шведско-норвежского короля Эрика Померанского. Династия поддерживает традиционные связи с датским домом, дав нескольких королев Дании. Мекленбургской принцессой является и английская королева София Шарлотта, жена Георга III. Наконец, дочерью Карла Леопольда Мекленбургского от брака с Екатериной Ивановной, старшей сестрой императрицы Анны, была Анна Леопольдовна, правительница Российской империи при ее сыне Иоанне Ш в 1740-1741 гг.

Гессенский ландграфский дом. Известен с середины XIII в. Приобрел большой авторитет среди протестантских династий с XVI в. благодаря ландграфу Филиппу Гессенскому, организатору антигабсбургеких протестантских коалиций, а также активному участнику подавлени я Великой крестьянской войны. При его сыновьях Вильгельме IV (1567-1592) и Георге I (1567-1596) дом разделился на две ветви: кассельскую и дармштадтскую. Из гессен-кассельских ландграфов особую известность получил Фридрих и (1760-1785). Впав в долги, он продал Англии для войны с американскими колонистами 17 тыс. человек своего войска за 21 тыс. талеров. Как и Мекленбургекий дом, династия гессен-кассельских ландграфов связана давними родственными узами с датскими Ольденбургами. К этой же ветви (сын ландграфа Карла I) принадлежал король Швеции Фредрик I (1720-1751), супруг сестры Карла XII Ульрики Элеоноры. Из гессен-дармштадтской ветви происходит королева Пруссии Фредерика Луиза, вторая жена Фридриха Вильгельма и, тогда как ее младшая сестра Вильгельмина (в Р оссии - Наталия Алексеевна) была первой, рано скончавшейся женой цесаревича Павла Петровича. Так было положено начало традиции русско-гессенских династических браков; две гессен-дармштадтские принцессы станут российскими императрицами: Мария Александровна (жена Александра II) и Александра Федоровна (жена Николая II). В 1789 г. в Гессен-Касселе престол занимает воевавший в Америке Вильгельм IX (1785-1821), получивший в 1803 г. титул курфюрста, а в Гессен-Дармштадте с 1790 г. будет править Людвиг X (1790-1830), принявший в 1806 г. титул великого герцога под именем Людвига I *.

Вюртембергский герцогский дом. Известен с середины XIII в. (родоначальник Эбергард, граф Вюртембергский в 1236-1241 гг.), герцогским достоинством овладел в 1496 г. Брак в 1776 г. вюртембергской принцессы Софии (в России императрица Мария Федоровна) с овдовевшим Павлом заложил прочную основу для будущих русско-вюртембергских родственных связей. В 1805 г. династия станет королевской, первым королем Вгортемберга окажется Фридрих I, брат тогда уже вдовствующей российской императрицы, дядя императора Александра I. Дочь Марии Федоровны Екатерина Павловна и ее внучка Ольга Николаевна будут вюртембергскими королевами, ее сын великий князь Михаил Павлович женится на вюртембергской принцессе, ставшей в России великой княгиней Еленой Павловной. Баденский маркграфский дом. Очень старая династия, восходящая к началу XI в., когда упоминается ее предок Берхтольд, граф Ортенау. В традициях Баденского дома были матримониальные союзы с Виттельсбахами, Гогенполлернами, Гессенским домом, готторпской линией Ольденбургов. Принцесса Альбертина Болен-Дурлахская, вышедшая замуж за Христиана Августа Гольштейн-Готторпекого, стала бабкой Екатерины II и матерью первого шведского короля Готторпской династии Адольфа Фредрика. Продолжением русско-баденских родственных связей станет в 1793 г. брак будущего императора Александра I с Луизой Баденской (императрица Елизавета Алексеевна). С 1806 г. государи Бадена примут титул великих герцогов Баденских.

 

*В 1866 г. Гессен-Кассель был присоединен к Пруссии. В том же году Гессен-Дармштадт переименован в великое герцогство Гессенское, просуществовавшее до 1918 г.

 

Часть ПЕРВАЯ

 

ЦАРСТВУЮЩИЕ ДИНАСТИИ

 

БЕЛЬГИЯ

ДИНАСТИЯ САКСЕН-КОБУРГ-ГОТА

 

1790 год. Европа сотрясается мощными волнами французской революции. Празднование годовщины взятия Бастилии 14 июля 1790 г. превратилось в грандиозную демонстрацию могущества французского народа.

1790 год - это год рождения Альфонса Ламартина и смерти Бенджамина Франклина, год, когда ставший впоследствии знаменитым Жаккар задумался над созданием ткацкого станка. Это год, когда в стенах Учредительного собрания звучал громовой голос Мирабо, блестящег о оратора, которого К. Маркс называл "львом революции" .

 

"Самый красивый молодой человек..."

 

В конце бурного года в одном из небольших княжеств праздновали рождение принца. В самом большом зале дворца находились представители всех ветвей Саксонского дома, собравшиеся на крестины Леопольда Георга Христиана Фридриха, сына Франца, герцога Саксен-Кобу рг-Заальфельдского. Хотя герцог был счастливым обладателем многочисленного семейства и еще более многочисленных долгов, этот восьмой ребенок был желанным. Император Леопольд II, его крестный отец, смачивая губки ребенка красным вином, заявил, что мальчик станет фельдмаршалом, как его дядя Фридрих Иосия, победитель турок. Император несколько ошибся в предсказаниях судьбы своего крестника, ибо тот стал впоследствии не только английским фельдмаршалом, но и бельгийским королем.

Мать Леопольда, герцогиня Августа, дочь Генриха XXIV, графа Рейс-Эберсдорф, имела четырех дочерей на выданье, когда подрастал Леопольд. До II лет мальчика воспитывала бабушка, София Антония Брауншвейгекая, женщина властная, перед которой дрожал герцог, ее супруг. Две ее сестры были королевами Пруссии и Дании. От бабушки, рассказывавшей ему тысячи чудесных историй, маленький Леопольд унаследовал учтивые манеры и достоинство, которое его никогда не покидало. У мальчика была привлекательная внешность: правильные черты лица, светло-каштановые кудри и великолепные зеленые глаза.

Герцог Франц - весьма образованный человек - увлекался ботаникой и астрономией. По нескольку раз в неделю он брал своего сына на прогулки. Общение с отцом вызвало у маленького Леопольда интерес к естественным наукам.

В последующие годы его образование было доверено придворному пастору Карлу Теодору Хофлендеру, который преподавал математику, греческий и латинский языки. Пастор занимался также формированием морального облика своего ученика. От своего учителя Леопольд унаследовал суровый, несколько сухой характер, протестантский склад ума.

9 октября 1806 г. войска маршала Ожеро вторглись в герцогство и заняли дворец. Умирающего герцога вместе с Леопольдом заточили в Заальфельдскую крепость. Два других его сына, братья Леопольда, были в войсках коалиции. Герцог умер за шесть дней до подписания трактата, по которому герцогство Саксен-Кобург-Заальфельдское вошло в Рейнский союз.

Наследный принц Эрнст находился в это время в прусском генеральном штабе, прикованный к постели тифом. Наполеон конфисковал имущество царствующей семьи. Леопольд и его мать забились в дальнюю комнату дворца.

Следующим летом герцог Эрнст и принц Леопольд прибыли в Париж, где иностранные принцы искали милости Наполеона. Императрица Жозефина сразу отличила Леопольда среди других принцев и даже подарила для его гербария редкие растения и предоставила ему место в императорской ложе. Многих парижских светских женщин привлекала красивая внешность Леопольда. Впоследствии в своих воспоминаниях, написанных на острове Святой Елены, Наполеон отметит: "Это самый красивый молодой человек, которого я когда-либо видел в Тюильри"*.

Некоторое время Леопольд был на службе у русского императора. Что побудило его к этому? Екатерина II искала жену для своего внука Константина. Услышав, как превозносили красоту трех принцесс Саксен-Кобургских, Екатерина пригласила их в 1795 г. в Санкт-Пете рбург.

Выбор пал на 14-летнюю Юлиану Генриетту. Ее окрестили Анной Федоровной и выдали замуж за цесаревича Константина, но брак ее оказался несчастливым. Через два года другая сестра Леопольда вышла замуж за герцога Александра Вюртембергского, генерала русской ар мии и брата императрицы Марии Федоровны. По этим причинам, вполне возможно, принц Саксен-Кобургский проявлял такую верность царю, которая к тому же совпадала с его личными интересами**.

 

*Bronne С. Leopold l-er et son temps. Bruxelles, 1947. P. 20.

**По свидетельству графини Долли Фикельмон, семья которой была в дружеских отношениях с бельгийским королем, Леопольд "бегло говорил по-русски". При каких обстоятельствах принц стал королем, читатель узнает дальше.

 

В период пребывания в Брюсселе в качестве чрезвычайного посланника и полномочного министра России в Королевстве Бельгия известный русский дипломат князь Н. А. Орлов часто бывал при дворе Леопольда I. Князь Орлов в нескольких своих донесениях подробно описы вал аудиенции у бельгийского короля, неизменно подчеркивая благожелательность бельгийского монарха к русскому императору. Дипломат удивлялся хорошей осведомленности Леопольда в русских делах. В беседах бельгийский король часто употреблял русские слова и вы ражения (АВПРИ, ф. Канцелярия, оп. 469, 1859 г., д. 26, 1860 г., д. 24.).

 

31 марта 1814 г. союзные армии во главе с императором Александром I вступили в Париж. Верхом на белом коне, рядом с прусским королем Фридрихом Вильгельмом III и князем Шварценбергом, представлявшим австрийского императора, впереди блестящей свиты генералов, во главе армии союзников, объединившей все державы Европы, Александр вступил в столицу побежденной страны. Тысячи жителей Парижа, прижавшись к стенам домов, в безмолвии следили за вступлением иностранных войск в Париж. В свите русского императора обращал на себя внимание молодой блестящий офицер, прямо державшийся в седле, в белом одеянии. То был принц Саксен-Кобургский, ехавший во главе гвардейской кавалерии. "Я не помню более прекрасного мгновения в моей жизни, - говорил Леопольд, - чем то, когда входил победителем в этот город, где вел такое жалкое существование" *.

Бурбоны приняли Леопольда с большой любезностью. Он появлялся на приемах Талейрана и маршала Ней. Камергеры и министры, которые некогда отказывали ему в протекции, вились вокруг него, удивленные дружеским расположением, которое ему оказывал русский император.

Леопольд ненадолго приехал в Вену, где заседали представители держав-победительниц. Вена являла собой сплошной праздник, австрийский двор расходовал ежедневно 60 тыс. флоринов на своих гостей. Конгресс танцевал, охотился, флиртовал. Этому непрерывному празднику весной 1815 г. помешала весть о высадке Наполеона на юге Франции. Затем было Ватерлоо.

 

* Bronne С. Ор. cit. Р. 26.

 

Леопольд и Шарлотта

 

В 1816 г. Леопольд поселился в Англии, где ослепший и, что еще хуже, выживший из ума английский король Георг III продолжал занимать трон Великобритании и Ирландии. Старший сын короля, принц Уэльский, ставший в 1811 г. регентом при душевнобольном отце, имел роман с женщиной неподходящего происхождения и положения. Когда встал вопрос о престолонаследии, он бросил свою многолетнюю подругу и женился на принцессе Каралине Брауншвейгской. От этого брака родилась принцесса Шарлотта, возможная наследница английсуого престола. Первым претендентом на руку Шарлотты был принц Оранский. Собираясь отдать ему в жены Шарлотту, регент, с одной стороны, надеялся усилить влияние Великобритании на Голландию (контроль над устьем Рейна), с другой - удалить Шарлотту.

За границей эта новость вызвала настоящий переполох, так как этот союз мог нарушить равновесие в Европе. Александр I немедленно принял меры, чтобы сорвать эту женитьбу. В середине июня 1815 г. великая княгиня Екатерина (сестра Александра I) представила красивого Леопольда Шарлотте. К величайшей ярости отца, Шарлотта не замедлила вернуть данное принцу Оранскому слово. Слегка удивившись столь быстрой победе, принц Саксен-Кобургский еще некоторое время оставался в Лондоне после отъезда Александра I. Но жизнь в Лондоне была дорогой, а бедное его жилище в отдаленном квартале было предметом постоянных насмешек дома Оранских. Оппозиция принца Уэльского казалась непреодолимой. Но не в правилах Леопольда было отступать, не использовав всех средств для достижения цели. "Я решил идти до конца, - писал он своему брату, - и не уезжать до тех пор, пока все мои надежды не будут разрушены" *.

Четвертый сын английского короля, герцог Кентский, симпатизировал молодому человеку. Быть может, он надеялся, что будущий муж принцессы Шарлотты поможет ему заплатить его долги. Когда Леопольд в конце августа покинул остров, он уже был помолвлен с Шарлоттой и друзья были уверены, что им удастся вырвать согласие принца Уэльского.

Леопольд на некоторое время поселился в Париже. Сюда один из офицеров герцога Кентского регулярно доставлял пламенные послания принцессы, требующей его приезда и постоянно спрашивающей, не боится ли он регента. Принц отнюдь не был пугливым, он был осторожен, справедливо считая, что преждевременный приезд в Лондон вызовет гнев ее отца.

В начале 1816 г. тучи рассеялись. В письме принца Уэльского, присланном в Париж, Леопольду предлагалось приехать в Англию. 21 февраля он прибыл в Лондон, лорд Каслри проводил его в королевский павильон в Брайтоне. Регент принял Леопольда, прикованный к кре слу подагрой. В последующие дни, как по мановению волшебной палочки, принц был официально представлен королеве, принцессам и своей невесте. Шарлотта впервые поцеловала своего отца, так велика была ее признательность. Затем для принца начались настоящие чуд еса. В течение двух недель он получил 50 тыс. фунтов, стал членом палаты лордов и генералом британской армии. Регент торжественно сообщил Тайному совету, что его, дочь выходит замуж по любви. Но в отместку за непослушание регент сделал ее герцогиней Кендал, по имени крошечного поместья, которое некогда было владением бывшей королевской любовницы.

 

*Мас Donnel De Courcy J. Belgiume, Her Kings, Kingdom and People. L., 1914. P. 95.

 

 

Вначале польщенный вниманием принцессы Шарлотты, Леопольд не испытывал глубоких чувств к ней. Но с каждым днем он открывал в ней все новые и новые достоинства и все больше привязывался к принцессе. Вскоре вся Англия была оповещена о предстоящем появлении н аследника. 3 ноября 1817 г. у принцессы начались роды. Врачи ждали 52 часа, но Шарлотта разрешилась от бремени мертвым ребенком.

Леопольд три дня и три ночи не отходил от принцессы. На четвертый день Шарлотта скончалась. На заре эту новость узнали в Лондоне, и во всех городах королевства зазвонили печально колокола. Леопольд тяжело переживал эту утрату. Он впал в прострацию, а через несколько дней заболел тифоидной лихорадкой. Состояние его было критическим. Видя страдания Леопольда и сознавая собственную вину, врач Шарлотты Ричард Крофт застрелился у кровати умершей принцессы.

 

Греция или Бельгия?

 

Поселившись в Клермоне, принц Леопольд жил в меланхолическом одиночестве.

При английском дворе снова началась борьба за будущий трон. Герцог Кентский решил, что популярность принца Саксен-Кобургекого сослужит и ему добрую службу, и остановил свой выбор на принцессе Лейнингенской, сестре Леопольда. Виктории Саксен-Кобургской было 30 лет. Это была пышная брюнетка, увлекавшаяся богатыми и разнообразными туалетами. Принц Лейнинген умер, и она осталась вдовой с двумя детьми, с опереточным княжеством и пустой казной. У герцога и герцогини Кентских 24 мая 1819 г. в Кен сингтонском дворце родилась девочка, которая впоследствии стала королевой Викторией. 11 лет Леопольд был опекуном Виктории. Она нежно называла его "мой второй отец".

В последующие годы Леопольд много путешествовал, лишь на несколько дней приезжая в Лондон. Прошло десять лет со дня смерти Шарлотты, а он все еще тосковал по ней.

Вскоре судьба Леопольда круто изменилась. В 1828 г. ему была предложена греческая корона. Вначале он согласился на это предложение, но, узнав, что греческий народ против него, 21 мая 1830 г. объявил представителям трех европейских дворов (России, Австрии и Пруссии), что официально отказывается от короны.

В августе - сентябре 1830 г. произошла революция в Бельгии, в результате которой возникло независимое государство, отделившееся от Голландии. 22 ноября Национальный конгресс проголосовал за конституционную монархию. Необходимо было избрать короля. Претенде нтов было много: сын французского короля Лун Филиппа, герцог Немурский, герцог Лейхтенбергский, эрцгерцог Карл, герцог Рейхштадтский, брат неаполитанского короля Карл Фердинанд, принц Капуанский, принц Оттав Баварский, герцог Карл Луккский, герцог Иоганн С аксонский, принц Фридрих Эрнст Отто Сальмский, принц Евгений Эммануил Кариньянский, принц де Линь, Сюрле де Шокье, Феликс де Мерод, Шарль Рожье, Лафайет, Шатобриан.

Еще до созыва конгресса Временное правительство отправило Жандебьена в Париж и Ван де Вейера в Лондон, чтобы выяснить отношение французского и английского правительств к кандидатуре герцога Немурского. В Лондоне Ван де Вейеру дали понять, что кандидатуру герцога Англия не одобряет, ибо видит в этом попытку усилить влияние Франции в Бельгии, чтобы впоследствии присоединить ее к своим владениям. Почти столь же категоричным был и ответ французского правительства Жандебьену. Франция не скрывала возможности европейской войны в случае провозглашения герцога Немурского бельгийским королем, хотя и утверждала, что не желает войны и стремится в интересах самой Бельгии к сохранению мира.

Кандидатура герцога Немурского была устранена, таким образом, двумя влиятельными кабинетами Европы. Кандидатура малолетнего принца Оттона Баварского вызывала, естественно, недоумение в Бельгии. Внимание бельгийских деятелей привлек герцог Лейхтенбергский, сын Евгения Богарно. Но герцог не устраивал Лун Филиппа, не желавшего создавать у французской границы очаг бонапартизма. 21 января 1831 г. французский министр иностранных дел Себастиани сообщил дипломатическому комитету Бельгии, что французское правительство "видит в избрании герцога Лейхтенбергского комбинацию, способную нарушить спокойствие Франции, и самым категоричным образом заявляет, что оно не признает этого выбора" *. Бельгия оказалась, таким образом, в затруднительном положении.

После длительных и бурных дебатов в Национальном конгрессе в конце апреля 1831 г. Англия осторожно выдвинула свою кандидатуру - принца Леопольда Саксен-Кобургского. В Бельгии эта кандидатура вызвала неоднозначную реакцию. Католическая пресса вела против Леопольда враждебную агитацию: ведь он был протестантом и активным членом масонской ложи. Но у принца Леопольда были и сторонники. Наконец 4 июня 1831 г. Национальный конгресс избрал Леопольда Саксен-Кобургекого бельгийским королем большинством в 137 голосов против 48.

 

*Memoires du prince de Talleyrand. P., 1891. Vol.4.P.28.

 

Король Леопольд I

 

21 июля 1831 г. король Леопольд торжественно въехал на белом коне в столицу своего королевства - Брюссель и принес присягу на верность бельгийскому народу и конституции. Этот день отныне считается одним из главных национальных праздников.

В разгар битв за бельгийский трон Леопольду дали понять, что он непременно должен жениться на дочери французского короля Луизе Марии, которая была на 22 года моложе Леопольда. Французский кабинет в этом союзе видел единственное средство нейтрализовать сильное английское влияние, которое испытывал будущий король Бельгии.

Луиза Мария, старшая дочь французского короля, была прекрасно образована: историю ей преподавал Мишле, красноречию ее учил аббат Гюйон, автор 26-томного курса ораторского искусства. Луизу Марию вовсе не привлекала перспектива стать женой немолодого уже Леопольда, потерять свободу и покинуть отчий дом. Но политические интересы Франции заставили ее принять это предложение. Свадьбу назначили на август 1831 г. Свадебные торжества в Париже длились восемь дней, после этого королевская чета прибыла в Брюссель. Вот как описывал юную жену Леопольд в письме к своей любимой племяннице Виктории, которой было 13 лет: "Ее волосы очень светлые, глаза светло-голубые, в которых светятся ум и доброта, бурбоновский нос и маленький рот. Она очень хорошо держится в седле, у нее множество талантов. Она замечательно танцует и играет на арфе. Она всегда действует согласно своим принципам. Она ценит доброту, достоинство и мужество больше, чем красоту, богатство и развлечения. Кроме того, она очень образована и очень воспитана, говорит и пишет по-английски, по-немецки и по-итальянски".

24 июля 1833 г. в Лакене родился Луи Филипп Леопольд Виктор Эрнст, первый наследный принц Бельгии. К великому неудовольствию оранжистов, продолжение династии отныне было обеспечено. Английский посол, поздравляя Леопольда, сказал ему: "Сир, только сегодня Вы стали королем". К несчастью, маленький принц, не прожив и года, умер 16 мая 1834 г. После смерти первенца Леопольд впал в глубочайшее уныние и подумывал уже о том, чтобы назначить преемником одного из своих племянников. Но Луиза Мария вскоре сообщила Леопольду о возможйости нового материнства. И 9 апреля 1835 г. родился наследный принц Леопольд Луи Филипп Мари Виктор, ставший впоследствии бельгийским королем Леопольдом II. 24 марта 1837 г. в Лакене родился третий сын Леопольда и Луизы Марии - Филипп Эжен Фердинанд Мари Клеман Бодуэи Леопольд Жорж, граф Фландрский. 7 июня 1840 г. там же родилась принцесса Шарлотта. Из троих детей Шарлотта была самым любимым ребенком Леопольда. Ее судьба оказалась трагичной. В 1857 г. Шарлотта вышла замуж за Максимилиана, эрцгерцога Австрийского, брата императора Франца Иосифа I. Эрцгерцог Максимилиан в том же году был назначен генерал-губернатором Ломбарда-Венецианского королевства. С тех пор супруги жили то в Милане, то в замке Мирамар около Триеста. Эрцгерцог Максимилиан был настоящим романтиком, поэтом, выражавшим в нелишенных таланта стихах затаенную мечту о том, что ему суждена корона Германии. Как горячий поклонник наполеоновской идеи, эрцгерцог Максимилиан пользовался симпатиями французского императора Наполеона III. Когда Наполеон III задумал подчинить своему влиянию Мексику, он обратил свои взоры к Максимилиану, как кандидату на мексиканский престол.

Созванное по приказу Наполеона III в столице Мексики собрание нотаблей выбрало Максимилиана в императоры Мексики (1863). Когда депутация этого собрания явилась в Мирамар и предложила корону Максимилиану, он первое время колебался, не желая потерять окончательно свои права на австрийский престол. Но страсть к приключениям возобладала, к тому же в этом предложении он увидел перст судьбы. Честолюбивая Шарлотта также подталкивала его к принятию мексиканской короны. Подписав отречение от своих прав на австрийскую корону, он в 1864 г. отправился с женой в Мексику, но предварительно заехал в Рим, чтобы получить благословение папы. Опираясь на французские войска и небольшие отряды австрийцев и бельгийцев, Максимилиан вступил на трон (10 апреля 1864 г.).

Однако эта мексиканская авантюра окончилась для Максимилиана трагично. Когда французский экспедиционный корпус был отозван (март 1867 г.), он был взят в плен войсками республиканцев, а затем приговорен к смертной казни и в июне расстрелян. Шарлотта, вернувшаяся в Европу еще до печальной развязки, сошла с ума, так и не узнав о судьбе своего мужа.

Бельгийская королева Луиза Мария умерла от туберкулеза легких в возрасте 38 лет 11 октября 1850 г. Леопольд пережил ее на 15 лет и скончался 10 декабря 1865 г. Похороны короля Леопольда состоялись 16 декабря, в этот день ему исполнилось бы 75 лет.

На следующий день, 17 декабря, наследный принц Леопольд вступил в свои права.

 

Дела матримониальные

 

Леопольд, герцог Брабантский, рос здоровым и крепким ребенком. С пяти лет его начали учить иностранным языкам - английскому, немецкому и фламандскому, с 11 лет - латыни, арифметике, истории, литературе, географии. Его учителями были знаменитые люди: так, литературу ему преподавал известный бельгийский романист Анри (Хендрик) Консианс, по происхождению француз, воспевавший в своих произведениях Фландрию. Он же учил принца Леопольда фламандскому языку; уроки французского и латыни ему давал Эжен Дефакз*. Герцог Брабантский рано проявил твердость характера, с легкостью полемизировал с людьми, которые были значительно старше его. В день своего совершеннолетия принц, согласно бельгийской конституции, стал членом сената, отныне ему стали близки все политические вопросы, которые тогда волновали страну.

Стареющий Леопольд I почти удалился от дел, вел уединенную скромную жизнь. Но матримониальные дела его волновали всегда: он находил особенное удовольствие заключать выгодные браки своих многочисленных племянников и племянниц. Здесь же речь шла о наследнике . В Вене вскоре узнали о том, что Леопольд просил у австрийского императора руки эрцгерцогини Марии Генриетты Анны для своего старшего сына Леопольда. Мария Генриетта приходилась правнучкой знаменитой Марии Терезии. Бельгийский наследник Леопольд и Мария Г енриетта были двоюродными братом и сестрой в четвертом колене. Французский двор выразил крайнее недовольство предстоящей женитьбой Леопольда на австрийской эрцгерцогине, так как в этом усматривалось ущемление интересов Франции и возрастание влияния Австрии на Бельгию. Несмотря на противодействие французского двора, брак этот состоялся. Пышные свадебные торжества согласно строгому протоколу Габсбургов проходили в Вене в августе 1853 г.

 

* Daye Р. Leopold II. P., 1935. P. 23.

 

Вскоре после свадьбы герцог Брабантский, только что перенесший корь, почувствовал себя плохо. Врачи находили, что общее его состояние резко ухудшилось, к тому же он начал кашлять. И тогда Леопольд-отец посоветовал молодым людям совершить длительное путешествие в теплые страны. Герцог Брабантский по-прежнему проявлял большой интерес к географии, и такое путешествие как нельзя лучше соответствовало его натуре.

В ноябре 1854 г. молодые люди отправились путешествовать инкогнито под именем виконта и виконтессы д'Арденн. Через Австрию и Италию их путь лежал в Александрию и Каир. Путешествие в Африку было сказочно интересным, здоровье герцога Брабантского в теплом сухом климате заметно улучшилось. Кроме того, практический ум Леопольда во время путешествия отмечал, какие гигантские возможности для создания новых промышленных предприятий таят в себе эти огромные, пока не освоенные пространства. Он мечтал по возвращении из путешествия заинтересовать соотечественников своими идеями. Во время путешествия он также отчетливо понял, как необходимо ему более глубоко изучить экономические вопросы.

После Египта молодые люди побывали в Иерусалиме, на Кипре, в Греции, Константинополе. Затем их путь лежал в Италию и Швейцарию. 28 августа 1855 г., спустя девять месяцев, виконт и виконтесса д`Арденн возвратились в королевскую резиденцию в Лакене.

18 февраля 1858 г. у герцога Брабантского Леопольда и Марии Генриетты родилась дочь, которую назвали Луиза, 12 июня 1859 г. появился на свет сын Леопольд, в 1864 г. - вторая дочь, Стефания, а в 1872 г. - третья дочь, Клементина. Единственный же наследник Леопольд умер в возрасте десяти лет. После его смерти жизнь королевы Марии Генриетты круто изменилась. Со стороны мужа она чувствовала озлобленность из-за того, что не смогла подарить ему наследника. Мария Генриетта удалилась в свои владения около Сна, где вела уединенную жизнь в обществе любимых ею животных.

В 1880 г. к Стефании посватался эрцгерцог Австрийский Рудольф, славившийся не только своей красотой, но и легкомысленным поведением. Леопольд долго размышлял над этим предложением. 16-летняя принцесса Стефания, прелестное создание с огромными голубыми глазами и белокурыми волосами, была еще в сущности ребенком. Рудольф прибыл в Брюссель просить руки дочери бельгийского короля в сопровождении своей любовницы графини Марии Лариш, племянницы его матери, императрицы Елизаветы. Этот поступок Рудольфа шокировал бельгийский двор. Но заманчивая перспектива видеть свою дочь на австрийском троне пересилила в Леопольде отцовские чувства. Рудольф получил согласие на этот брак. 5 мая 1881 г. Стефания в сопровождении отца прибыла в Зальцбург, где ей был устроен пышный прием. 10 мая состоялась торжественная церемония.. Юная новобрачная была бледна, но личико ее освещала улыбка, порой казалось, что она вот-вот упадет на руки своего прекрасного кавалера. В Вене хорошо знали, а вскоре об этом узнали и в Брюсселе, что Рудольф не отказался от своих прежних похождений. Графиня Мария Лариш, которая надеялась сама выйти за Рудольфа замуж, делала все, чтобы расстроить этот союз. Это она из мести познакомила Рудольфа с ослепительной красавицей баронессой Марией Вечера, которая вскоре стала его любовницей. Рудольф всем демонстрировал, что не испытывает чувства любви к своей жене, она ему нравится лишь свежестью, добротой и высокой культурой. "Я уверен, - писал он, - что она будет для меня прекрасным товарищем в том трудном деле, которому я предназначен". Ко всему прочему он даже не скрывал от нее своих увлечений. Молодые люди поселились в замке Градчаны, в Праге, где спустя два года родится маленькая принцесса Елизавета.

Связь с Марией Вечера продолжалась. Более того, летом 1887 г. эрцгерцог Рудольф осмелился явиться в Лондон в сопровождении своей любовницы на торжества в честь 50-летня царствования королевы Виктории. Стефания вместе со своей маленькой дочкой в это время была в Вене.

Леопольд узнал, что Рудольф, ослепленный безумной страстью, умолял императора Франца Иосифа поддержать его просьбу о расторжении брака, которую он хотел направить в Ватикан. И вдруг в Брюссель из Вены докатилась ужасная новость. 28 января 1889 г. у Рудольфа был бурный разговор с отцом по поводу Марии Вечера и развода со Стефанией. Но Франц Иосиф пригрозил ему, что лишит его трона. Эрцгерцог тотчас же уехал в охотничий дом в Майерлинг. 30 января там обнаружили тела Рудольфа и его любовницы, они покончили с собой*. Потрясенные король и королева поспешили в Вену, чтобы утешить дочь.

А теперь от семейных дел перейдем к делам государственным.

 

"Гениальный идеалист" или "принц-грабитель"?

 

В бельгийской исторической литературе по-разному оценивают колониальную деятельность Леопольда II. Некоторые рассматривают ее как "грандиозную эпопею гениального идеалиста, который показал своей нации, привыкшей к домашнему очагу, что она может сыграть определенную роль в освоении Африки". Для других - это принц-грабитель с безмерным честолюбием и огромными притязаниями. Но не следует впадать в эти крайности.

 

*Такова самая распространенная версия трагического события в Майерлинге.

 

Объективно колониальная политика Леопольда II соответствовала идеям того времени и в принципе не отличалась от колониальной политики других государств. Можно только удивляться умению и настойчивости, с которой бельгийский король проводил свои идеи в жизнь. Вначале его проект почти-никого не заинтересовал. Только несколько сподвижников верили в него. Главный аргумент в доктрине Леопольда: экспансия - необходимое условие существования страны, задыхающейся в слишком тесных рамках. Экономические факторы, несмотря на всю их важность, были подчинены прежде всего экспансионистским интересам.

Для осуществления своих планов Леопольд использовал все аргументы - экономические, гуманитарные и национальные. Будучи еще наследным принцем, а потом и в первые годы своего царствования Леопольд II лихорадочно искал, в каких уголках мира еще возможна бельгийская экспансия. Но ни Португалия, ни Испания, ни Нидерланды, ни Англия не желали уступить ему хотя бы маленькую часть колониальных владений.

Первоначально Леопольд готов был ограничиться созданием коммерческих компаний по образцу голландских и английских компаний XVII в. Основательно изучив карту мира, Леопольд остановился на Центральной Африке как объекте будущей экспансии.

В 1876 г. Леопольд II созвал в Брюсселе международную конференцию географов и других экспертов для рассмотрения комплекса проблем Центральной Африка. Начиная с этого момента Леопольд пустил в ход всю свою огромную работоспособность, все свое умение и настойчивость, чтобы выкроить в этом регионе мира владение, где он будет единственным хозяином. Одна за другой с короткими интервалами в Африку отправлялись экспедиции. Исследователи постепенно проникали в тайну, которая издавна окружала этот континент.

В следующем, 1877 г. под председательством Леопольда была создана Международная ассоциация Африки. Ни одна из стран-участниц не предполагала вносить в нее каюк-либо крупные суммы. Но Леопольд твердо знал, что нельзя упустить свой шанс. Узнав, что Генри Мор тон Стэнли начал исследовать реку Конго у ее истоков, бельгийский король решил взять англичанина к себе на службу. В сентябре 1878 г. он собрал Комитет по изучению Верхнего Конго, который должен был финансировать и организовать новую экспедицию Стэнли. Англичанину было поручено скупать все земли у коренных жителей и ставить их под суверенитет Комитета по изучению Верхнего Конго, который превратился потом в Международную ассоциацию Конго.

В апреле 1884 г. Леопольд добился признания Соединенными Штатами Америки Международной ассоциации как суверенного правительства Конго. Затем он вырвал такое же признание у Франции. Бисмарк также дал свое согласие, но при условии, что государство Конго гарантирует полную свободу торговли. Берлинская конференция 1885 г., признав создание независимого государства Конго, поставила Леопольда II как самодержавного монарха во главе этого государства*.

Таким образом, решение Берлинской конференции о "Свободном государстве Конго" способствовало осуществлению многолетних стремлений бельгийского монарха к приобретению колоний в Африке. Леопольд II еще во время конференции предпринял необходимые меры, чтобы возглавить новообразованное государство: Чтобы стать сувереном "Свободного государства Конго", Леопольд у требовалось согласие парламента, ибо по статье 62 Конституции 1831 г. король не мог быть одновременно главой другого государства без согласия обеих палат, для чего требовалось собрать 2/3 голосов.

 

*См.: Зусманович А. 3. Империалистический раздел бассейна Конго (1876-1894). М., 1962. С. 184-186.

 

После подписания окончательного соглашения с Ассоциацией Леопольд направил послание парламенту Бельгии, в котором сообщал о своем намерении стать главой "Свободного государства Конго". 28 апреля 1885 г. палата депутатов 124 голосами против одного и при од ном воздержавшемся приняла решение: "Его Величество Леопольд II, король бельгийский, имеет право быть главой государства, созданного в Африке Международной Африканской ассоциацией". 30 апреля сенат 58 голосами против одного принял аналогичное решение.

С самого начала существования "Свободного государства Конго" выявилось, что как само его название, так и все связанные с ним декларации были призваны лишь маскировать истинные замыслы и цели новых хозяев страны. За вывеской "Свободного государства" скрывались абсолютная власть и самодержавное правление короля-суверена. Здесь не было ни конституции, ни представительных органов. Все законодательство этой удельной вотчины Леопольда II создавалось им самим. Хотя Бельгия и "Свободное государство Конго" существовали формально независимо друг от друга, по существу между этими двумя государствами, соединенными личной унией, сразу же установились отношения, характерные для метрополии и колонии. Народ Конго был лишен политических прав и полностью устранен от управления страной. Новое государство доставляло королю громадные денежные средства, добывавшиеся путем жестокой эксплуатации населения. Это вызывало в самой Бельгии, особенно в ее радикальных и социалистических кругах, недовольство против Леопольда. В 1908 г. Леопольд уступил права на Конго бельгийскому государству и Конго было обращено в бельгийскую колонию.

 

Частная жизнь Леопольда II

 

В последние девять лет частная жизнь Леопольда II была предметом внимания не только бельгийской, но и европейской общественности. По мнению биографа Леопольда II Барбары Эмерсон, с 1870 по 1900 г. у бельгийского короля практически не было частной жизни. Он был поглощен государственными делами. Но в 1900 г. жизнь его круто изменилась: он познакомился с молодой француженкой Бланш Делакруа, которая вскоре стала его любовницей. В эти годы Леопольд все чаще и чаще ездил в Париж, у него появился вкус к светским развлечениям, чего раньше не было, даже в его молодые годы. Его видели в больших ресторанах, в Фоли Бержер и на бульварах, где он любил прогуливаться, покупая массу газет и журналов. Без сомнения, и до Бланш Делакруа у Леопольда было несколько более или менее тайных связей. В прессе много говорилось о его связи с танцовщицей театра де ля Манне Клее де Мерод, и король был одно время излюбленной мишенью карикатуристов и сатирических газет. Эта история больше всего раздувалась самой Клео де Мерод, видевшей в ней одно из средств своей собственной сенсационной популярности. Любопытно, что английская королева Виктория легко закрывала глаза на эти "шалости" своего кузена.

Бланш Каролина Делакруа, называемая баронесса Воган, родилась в Бухаресте в 1883 г., где ее отец, рабочий-рисовальщик, выходец из Лилля, был в то время консьержем в миссии. Бланш Делакруа опубликовала два тома своих воспоминаний: "Воспоминания о моей жизн и" и "Почти королева". Эти две книги, которые в значительной мере повторяют друг друга, изобилуют неточностями, порой неправдоподобными историями о ее жизни с Леопольдом. Вероятно, стареющий монарх влюбился в очень молодую девушку. Начавшись как простое мимолетное увлечение, это чувство превратилось в сильную привязанность. По мнению современников, Бланш Воган не была красавицей. К тому же она имела вульгарные манеры, а речь ее не отличалась изысканностью. Иногда она могла вспылить, и Леопольд, такой суровый и властный со своей женой и дочерьми, принимал покорно эти грубые окрики. Несмотря на это, бельгийский король ценил в Бланш прежде всего ее молодость, ее прямодушие и заботу о его здоровье и благополучии. Ей удалось пробудить в нем чувства нежности и привязанности, к которым его считали неспособным его близкие. В 1906 г. Бланш родила сына, которого назвали Люсьеном в честь доктора, помогавшего ей при родах. На следующий год появился на свет второй сын, Филипп. Оба мальчика были записаны под именем Делакруа. Однако Филипп умер в возрасте шести с половиной лет, а Люсьен дожил до глубокой старости и умер несколько лет назад.

Бельгийская и иностранная пресса постоянно упрекала Леопольда, что он содержит любовницу и плодит внебрачных детей. Незадолго до кончины Леопольд сумел позаботиться о будущем своей возлюбленной и ее детей, купив ей роскошный замок недалеко от Парижа и оставив в ее распоряжении 6 млн франков*. За несколько дней до своей кончины умирающий король сочетался морганатическим браком с баронессой Воган.

Такая трогательная забота о баронессе Воган резко контрастировала с отношениями Леопольда с собственными дочерьми. Бельгийское общество постоянно упрекало Леопольда в суровом и даже безжалостном отношении к старшим дочерям. История с завещанием Леопольда в течение многих месяцев будоражила умы общественности. Леопольд наследовал от своих родителей 15 млн франков и не уставал повторять, что крупные суммы, которые проходили в разное время через его руки, ему не принадлежат. В завещании 1900 г. Леопольд заявлял, что эти 15 млн составляют его личное состояние, которое он делит на четыре равные части. По 3 750 тыс. франков получила каждая из его дочерей, четвертая часть отошла в его распоряжение. Однако помимо этого Леопольду принадлежали огромные богатства, сосредоточенные в Германии и составлявшие более 50 млн франков, а также несколько замков, вилл, шале в Бельгии, на Лазурном берегу Франции и т. д. Об этих несметных богатствах стало известно лишь после смерти Леопольда. По завещанию же короля 1900 г., каждая из принцесс получила по одной четверти из 15 млн франков и по дворцу. Доля Леопольда вместе с землями, принадлежавшими лично ему, составила так называемую "королевскую дарственную", которая отошла к государству. Интересно, что желание короля основать этот фонд при жизни по бельгийским законам было противозаконным. Парламент и пресса долго обсуждали эту ситуацию. Но подарок короля был слишком заманчив, чтобы от него отказаться, и парламент в конце концов проголосовал за него. Этот "королевский дар" существует и ныне, он является общественным автономным учреждением и находится под контролем министерства финансов**.

 

*Emerson В. Leopold II. Le royaume et rempire. P., 1988. P. 274.

 

Судьба дочерей

 

Суровое отношение Леопольда к старшим дочерям объясняется прежде всего далеко не безупречным их поведением.

Старшая дочь Луиза, выйдя замуж в 17 лет (в 1875 г.) за Филиппа, принца Саксен-Кобургского (1844-1921), была несчастна в браке. Принц Филипп был груб, невоздержан в питье и развлечениях и со временем стал вызывать у своей юной жены настоящую ненависть. Жизнь принцессы Луизы, предоставленной самой себе в Вене, стала небезупречной: ее увлечения и долги вызывали скандал во всей Европе. Она была влюблена в офицера австрийской армии, хорвата по национальности, графа Гезу Маттачича. 18 февраля 1898 г. состоялась дуэль между ним и мужем Луизы, в ходе которой принц Филипп был ранен. Луиза хотела во что бы то ни стало выйти замуж за Маттачича. Для этого она приехала в Брюссель, чтобы получить поддержку от своих родителей в ее желании развестись с мужем. Однако ни о тец, ни мать не поддержали Луизу. Леопольд, несмотря на свой несчастливый брак, считал, что принцессы королевской крови не могут выходить замуж за кого попало. Императорский австрийский дом был, конечно, заодно с Леопольдом, к тому же он требовал от Луизы заплатить ее долги. Большой ошибкой Луизы было вернуться в Вену, где она хотела попытаться добиться развода. Маттачич был арестован и посажен в тюрьму, где он провел 4года. Луиза же была поставлена перед выбором: либо вернуться к своему мужу, либо быть объявленной умалишенной. Она выбрала второе. В 1902 г. Маттачич был освобожден. Он вернулся, чтобы освободить Луизу и уехать вместе с ней в Париж.

 

**Emerson В. Ор. cit. Р. 271.

 

Средняя дочь бельгийского короля Стефания сильно отличалась по характеру от своей старшей сестры. Оставшись вдовой в 25 лет после смерти Рудольфа, она в течение 10 лет жила в Мирамаре со своей дочерью Елизаветой*. В эти годы она была в хороших отношениях со своим отцом и иногда приезжала в Бельгию. В последний раз она была там в 1899 г.

Немного позднее "Тайме" опубликовала сообщение о ее браке с венгерским графом Элемером Лоньяй. Читая газету, Леопольд случайно узнал об этом браке. С этого дня наступил полный разрыв между отцом и дочерью. Зная характер отца, Стефания предчувствовала, что он никогда не согласится на морганатический брак. Чтобы избежать шума, она предпочла поставить его перед совершившимся фактом. После своего печального и унизительного опыта юности Стефания во втором браке была очень счастлива. Все, кто ее знал, находили ее умной, уравновешенной и намного более красивой в зрелом возрасте, чем в юности.

Что касается принцессы Клементины, самой младшей, рождение которой так разочаровало Леопольда, она была единственной, с кем король оставался в добрых отношениях. Когда ей было 18 лет, она страстно влюбилась в своего кузена Бодуэна и мечтала выйти за него замуж. Леопольд всячески поощрял эти чувства Клементины. Не имея наследника мужского пола, Леопольд мечтал продолжить свой род в лице дочери Клементины, которая стала бы королевой, если бы вышла замуж за наследника трона, старшего сына брата короля. Однако этой надежде Леопольда не суждено было сбыться: юный Бодуэн скоропостижно скончался в возрасте 20 лет. Спустя 14 лет Клеменгина поведала отцу о своей любви к французскому принцу Наполеону Виктору, претенденту на императорский трон, жившему в изгнании в Брюсселе. Но она неожиданно натолкнулась на категорический отказ: король никоим образом не желал связывать будущую судьбу своей дочери со страной республиканского строя. В газете "Бельгийская независимость" появилась статья, написанная в типично Леопольдовоком стиле, в которой принцессе напоминали о ее долге по отношению к династии и отцу. Клементина, которой было уже более 30 лет, вынуждена была подчиниться воле отца. Она ждала долгих пять лет, чтобы уже после смерти своего отца выйти замуж за принца Наполеона Виктора. Это произошло в 1910 г.

 

*В 1902 r. Елизавета вышла ммуж за князя Отто Виндишгреца. Супруги развелись в 1924 г. Примеч. сост.

 

У Клементины, скончавшейся в 1955 г., было двое детей: дочь Мария Клотильда, вышедшая в 1938 г. замуж за Сергея Витта, и сын, принц Луи Наполеон Жером Виктор, женившийся в 1949 г. на Алисе де Фореста.

Известно, что после смерти жены, королевы Марии Генриетты, в 1902 г. король Леопольд присвоил себе ее имущество. Стефания, требуя причитающейся ей доли материнского наследства, начала судебный процесс против отца. Она проиграла этот процесс в бельгийском суде, хотя ее защитником был знаменитый бельгийский адвокат и политический деятель, блестящий оратор Поль Жансон.

 

Герои Бельгии - король Альберт I и королева Елизавета

 

Он не был рожден, чтобы вступить на престол. Младший сын младшего брата короля Леопольда II Альберт родился 8 апреля 1875 г. и рос под присмотром наставника-швейцарца. Сын Леопольда II умер рано, а в 1891 г. умер и его племянник Бодуэи, старший брат Альберта, и Альберт в шестнадцать лет остался единственным наследником трона. Старый король, тяжело переживший смерть сына и Бодузна, на которого он перенес свою отеческую любовь, сначала не обращал внимания на Альберта, называя его "запечатанным конвертом".

Но внутри "конверта" скрывалась огромная энергия, которая была характерна для двух великих современников - Теодора Рузвельта и Уинстона Черчилля, хотя в остальном он нисколько не походил на них. Он был более склонен к самоанализу, они же все свое внимание уделяли окружающему их миру. И все же он чем-то походил на Теодора Рузвельта - их вкусы, если не темперамент, во многом совпадали: любовь к природе, увлечение спортом, верховен ездой, альпинизмом, интерес к естественным наукам и проблемам охраны природы. Альберт, как и Рузвельт, буквально "пожирал" книги, прочитывая ежедневно не менее двух по любой отрасли - литературе, военной науке, медицине, колониализму, авиации. Он водил мотоцикл и мог пилотировать самолет. Особую страсть он питал к альпинизму, путешествуя инкогнито чуть ли не по всей Европе. Как прямой наследник, он совершил поездку в Африку, чтобы на месте ознакомиться с колониальными проблемами. Он с одинаковым усердием изучал военное дело, угольные шахты Боринажа или "Красную страну" Баллонов.

В 1900 г. он женился на баварской принцессе Елизавете (1876-1965), дочери герцога Карла Теодора, который занимался в мюнхенском госпитале лечением глазных болезней, и португальской инфанты Марии Жозефы. Взаимная любовь, трое детей, образцовая семейная жизнь - все это находилось в резком контрасте с поведением прежнего правителя, и поэтому, когда в декабре 1909 г. он вступил на престол после смерти короля Леопольда II, к общей радости и облегчению, это послужило одной из причин роста его популярности.

Новые король и королева, как и прежде, не заботились о пышности, принимали кого хотели, любили путешествовать, оставаясь равнодушными к опасностям, этикету и критике. Эта королевская чета стояла ближе не к буржуазии, а, пожалуй, к богеме. Елизавета была высокообразованной женщиной, занималась вопросами искусства и благотворительными делами. Когда она появлялась со своей чудесной улыбкой и ласковым приветствием ко всем тем, кто находился на ее пути, бельгийцы не могли удержаться от восхищения. Став королевой, Елизавета не изменила своим привычкам. Эмиль Верхарн продолжал так же запросто обедать у них, как и раньше. Королева снискала к себе любовь бельгийцев прежде всего тем, что проявляла искреннее сочувствие ко всем тем, кто страдает. Когда она узнала, что любимый в Бельгии художник Эжен Ларманс, уже потерявший слух в детстве, страдает болезнью глаз, она сама отправилась к нему и сказала, что ее отец - знающий окулист и, если надо, она попросит его приехать. Известный художник благодаря ее заботам восстановил зрение и мог снова приняться за живопись.

Королева любила искусство и была настоящим знатоком его. Она не пропускала ни одной выставки, часто приезжала неожиданно, покупала картины. Она была прекрасной пианисткой и скульптором. Изучая жизнь птиц, написала книгу "Певчие птицы Лакена". Когда в Брюсселе в 1910 г. проходила Всемирная выставка и там был устроен салон бельгийской литературы, королева вместе с королем долго его осматривали, и писатели могли убедиться, что многие их произведения прочитаны-королевской четой.

Надо сказать, что, начиная с Леопольда I, все бельгийские государи придавали исключительно большое значение искусству как необходимому условию для процветания нации. При Леопольде I и Луизе Марии королевская коллекция насчитывала более пятисот произведений живописи, графики, скульптуры, дорогой мебели, серебряной и фарфоровой посуды. При Леопольде II эта коллекция значительно пополнилась, причем особое покровительство Леопольд II оказывал бельгийским художникам, покупая их картины на ежегодных выставках в Брюсселе. Большую лепту в пополнение королевской коллекции внесли также Альберт I и королева Елизавета*. В 1977 г. королевскую коллекцию приобрело государство, и с тех пор она стала доступна широкой публике.

Елизавета устраивала летний отдых для больных и неимущих детей и каждое лето на берег моря посылала более 300 детей, которых постоянно навещала, привозила им подарки. Она учредила в стране бесплатную раздачу молока детям, лечебницы и санатории для лечения больных туберкулезом.

Во время первой мировой войны Бельгия оказала ожесточенное сопротивление войскам кайзеровской Германии, в десять раз превосходившим бельгийскую армию. Маленькая Бельгия осмелилась бросить вызов мощной Германии. Бельгийское правительство объявило о своей решимости отразить всеми имеющимися в его распоряжении средствами любое посягательство на независимость страны.

 

*La Dynastie et la Culture en Belgique. Anvers, 1990. P. 25-30, 165-170.

 

Когда началась война, Елизавета оставалась сначала в Брюсселе, а затем в Антверпене до последней минуты, занимаясь беженцами, посещая госпитали, санитарные поезда, терпеливо вынося долгое отступление бельгийской армии до Изера. На небольшом клочке земли, не занятой немцами, в простой вилле, королева устроила госпиталь, который назвала "Океан" *. Она работала в этом госпитале, перевязывая раны бельгийским солдатам и офицерам. В эти тяжелые минуты жизни, когда ей пришлось в течение четырех лет жить в прифронт овой зоне, она чувствовала себя, несмотря на баварское происхождение, прежде всего бельгийкой.

17 февраля 1934 г., во время очередного восхождения в горах, близ Маршле-Дам трагически оборвалась жизнь незаурядной личности, талантливого человека, каким был третий бельгийский король Альберт.

Королеве же Елизавете предстояла долгая жизнь. До последних дней она вела активный образ жизни. С ее именем связаны проведение Международных конкурсов скрипачей (с 1937 г.) и пианистов (с 1938 г.) имени Эжена Изаи в Брюсселе. С 1951 г. в Брюсселе проводятс я конкурсы имени королевы Елизаветы. В 1928 и 1959 гг. королева посетила Конго, где два города носили ее имя (Элизабетвилль и Элизабета). В годы второй мировой войны она находилась в одиночестве в замке Лакеи. Скончалась королева Елизавета 23 ноября 1965 г.

 

*Albert et Elisabeth, 1914-1918. Bruxelles, 1984. P. 89; Les carnels de guerre d'Albert l-er, roi des belges. Bruxelles, 1953. P. 197.

 

Любовь с первого взгляда

 

У короля Альберта I и Елизаветы было трое детей. Старший, наследный принц Леопольд, родился в 1901 г., принц Шарль - в 1903 г., принцесса Mapия Жозе - в 1906 г.

Когда началась первая мировая война и Бельгия была оккупирована гермайскими войсками, королевские дети были увезены в Англию и находились там в графстве Гемпшир, на вилле лорда Керзона. Леопольд и Шарль посещали занятия в Итоне*. Король Альберт и Елизавета старались дать блестящее образование своим детям. Помимо Итона, Леопольд закончил Королевскую военную школу и 24 ноября 1922 г. был выпущен в звании младшего лейтенанта. В 1932 г. он стал полковником и был назначен начальником генерального штаба бельгийской армии.

В 1925 г. в Копенгагене на одном из балов, который давал датский король в честь шведских принцесс, принц Леопольд впервые увидел Астрид. Шведские принцессы Маргрете и Мэрта** были одна красивее другой, но самой очаровательной была принцесса Астрид. Высокого роста, стройная, с великолепными пышными волосами, нежной кожей, зеленоглазая Астрид сразу поразила воображение Леопольда, он влюбился в нее с первого взгляда***. Королева Елизавета организовала поездку Леопольда с несколькими приближенными в Швецию. Они прибыли в Стокгольм инкогнито и остановились в одной из гостиниц. Елизавета также приехала вместе со своим сыном. Во время долгих прогулок за городом молодые люди и мели возможность лучше приглядеться друг к другу и разобраться в своих чувствах. Связывая свою судьбу с принцем Леопольдом, Астрид в какой-то момент испытала страх, что не сможет соответствовать своему будущему высокому предназначению быть королевой.

Наконец робкий от природы, несколько нелюдимый, Леопольд произнес признание в любви. "Я никогда не забуду долгое томительное молчание Астрид после моего первого признания", - писал впоследствии Леопольд. После возвращения в Брюссель Леопольд получил долгожданное письмо с согласием Астрид стать его женой.

21 сентября 1926 г. премьер-министр Бельгии Анри Жаспар официально объявил правительству о помолвке наследного принца с шведской принцессой Астрид. Она была племянницей трех королей: короля Густава V Шведского, Кристиана X Датского и Хокона VII Норвежского.

 

*Nous, roi des belges..." 150 ans de monarchie constitutionnelle. Bruxelles, 1981. P. 54.

**Маргрете вышла замуж за датского принца Акселя, а Мэрта - за норвежского кронпринца Улафа (будущего короля Улафа V). Примеч. сост.

***Astrid (1905-1935). Bruxelles, 1985. Р. 28.

 

В Швеции восприняли с гордостью весть о союзе принцессы Астрид с герцогом Брабантским, сыном героев, каковыми в международном общественном мнении были Альберт I и Елизавета. В Бельгии также были удовлетворены выбором наследника.

Свадьба состоялась 4 ноября 1926 г. "Во всех превратностях судьбы оставайся верна сама себе, и тебя будут любить, и все у тебя будет хорошо" - такой совет дал Астрид ее отец, шведский принц Карл. Действительно, Астрид все любили, она была прекрасной женой, преданной матерью, добрым, отзывчивым человеком. У Леопольда и Астрид родилось трое детей: принцесса Жозефина Шарлотта - 11 октября 1927 г., принц Бодуэн, будущий король Бельгии, - 7 сентября 1930г. и принц Альберт - 6 июня 1934г.

Но эта яркая и такая счастливая жизнь королевской четы внезапно трагически оборвалась. 29 августа 1935 г. в Швейцарии, близ Люцерны, где Астрид и Леопольд проводили отпуск, автомобиль съехал с дороги, мокрой от дождя, и врезался в дерево. Королева Астрид с кончалась мгновенно. Король отделался порезами от разбитого стекла на руках и на лице*.

Похороны состоялись 3 сентября 1935 г. Вся Бельгия была в трауре. 20 тыс. школьников и огромная масса бельгийцев провожали свою королеву, которую успели полюбить как олицетворение красоты и нежности.

Через несколько лет отец Астрид, принц Карл, напишет в своих мемуарах: "Астрид не суждена была долгая жизнь; она была слишком хороша для этого порочного мира. Вся ее жизнь как супруги, матери и королевы была так же коротка, как наше северное лето" **.

 

*Martin M.-М. Baudoin l-er et la Belgique. P., 1964. P. 17.

 

После смерти Астрид никто не захотел вернуться в прежний дом, во дворец Стюйвенберг, и семья переехала в Лакейский дворец. Здесь, на территории парка, Леопольд построил для детей сказочный дворец для "Белоснежки и семи гномов", в котором играли маленькие принцы.

Предвоенные годы царствования Леопольда III совпали с тяжелым парламентским кризисом, который был связан прежде всего с тем, что парламентская система устарела и требовала значительного пересмотра многих ее структур. В частности, Леопольд III выражал резкое неудовольствие по поводу вторжения законодательных органов власти в компетенцию-исполнительных.

Начавшаяся вторая мировая война имела для Бельгии и ее династии трагические последствия. В 5 часов 35 минут 10 мая 1940 г. сухопутные войска вермахта начали вторжение в Бельгию, Нидерланды и Францию. Бельгийские войска оставили позиции на канале Альберта и отступали на линию Антверпен - Лувен. 17 мая немецкие войска заняли Брюссель. 27 мая король Леопольд принял решение о капитуляции бельгийской армии. Протокол о безоговорочной капитуляции был подписан 28 мая в 0 часов 20 минут.

 

Король-пленник

 

После окончания "18-дневной войны", в результате которой нацистская Германия к 28 мая 1940 г. оккупировала всю Бельгию, правительство Пьерло эмигрировало в Англию, в то время как король Леопольд III, оставшись в Брюсселе, превратился в германского пленника. Король отверг требование правительства уехать из страны в случае германской оккупации, сочтя его недостойным для главы государства.

 

**Astrid... Р. 48.

 

Бельгийское правительство в изгнании взяло на себя всю полноту исполнительной и законодательной власти и из Лондона руководило формированием бельгийских вооруженных сил, которые участвовали в боевых операциях против немцев. Со своей стороны король, озабоченный судьбой населения страны, поддерживал создание различных форм социальной помощи, в частности детям бельгийских военнопленных. В ноябре 1940 г., когда положение с продовольствием обострилось до предела, король встретился в Берхтесгадене (Германия) с Гитлером. Леопольд III добился освобождения 50 тыс. бельгийских военнопленных и улучшения снабжения Бельгии продовольствием.

Через шесть лет после смерти королевы Астрид Леопольд III женился вторично. Это произошло 11 сентября 1941 г. в Брюсселе. Супругой короля стала. Мари Лилиан Бале - дочь видного фламандского политического деятеля, бывшего министра Анри Балса. Венчание состоялось в часовне Лакейского дворца.

В ходе гражданской церемонии бракосочетания был обнародован брачный контракт, который объявлял, что новая жена короля не будет иметь ни титула, ни положения королевы. Она была наречена принцессой Рети. Этим же документом закреплялось и положение, при котором дети от брака короля с принцессой Рети лишались всякого права на престолонаследие. Учитывая условия оккупации Бельгии и характер брака, Леопольд III распорядился провести свадьбу в кругу самых близких родственников и без традиционных публичных манифестаций. От этого брака у короля Леопольда родилось трое детей: принц Александр (в 1942 г.), принцесса Мария Кристина (в 1951 г.) и принцесса Мария Эсмеральда (в 1956 г.).

Встреча короля с Гитлером, а также его вторая женитьба были резко негативно восприняты в кругах влиятельного в Бельгии социалистического движения, в которых считали, что Леопольд III своими действиями самоустранился от руководства движением Сопротивления фашистским оккупантам. Этим настроениям в определенной степени способствовала и депортация 7 июня 1944 г. короля, его жены и детей в Германию, а затем в Австрию.

Хотя Бельгия была освобождена от немецко-фашистской оккупации в сентябре 1944 г., король оставался германским пленником до 7 мая 1945 г. В результате бельгийский парламент на основании статей 82 и 85 конституции, предусматривающих право введения в стране института регентства, если король оказывается не в состоянии править Бельгией, избрал брата Леопольда III, принца Шарля, регентом королевства.

Это решение породило серьезный кризис доверия населения страны к Леопольду III. Значительная его часть выступила против возвращения короля в Бельгию. По этой причине Леопольд III после освобождения из германского плена обратился к принцу Шарлю с просьбой " продолжить миссию, которая на него была возложена в интересах Родины".

 

Отречение Леопольда III

 

Несколько правительств тщетно пытались разрешить этот политический кризис, чтобы вывести страну из тупика, в котором она оказалась. В поисках выхода коалиционное правительство католиков и либералов во главе с премьер-министром Гастоном Эйскенсом приняло закон о введении системы народных референдумов.

Первый референдум, посвященный проблеме возвращения Леопольда III в Бельгию, был проведен 12 марта 1950 г. Большинство бельгийцев - 57,7% - высказались за возвращение короля. Пришедшее вскоре к власти после внеочередных парламентских выборов правительство католиков провело через парламент решение, гласившее, что "невозможность Леопольда III править окончилась".

На основании этого решения 20 июля 1950 г. король с семьей вернулся из Швейцарии в Брюссель, где был встречен мощными демонстрациями протеста, которые в результате столкновений с полицией вылились в серьезные беспорядки. 1 августа 1950 г. король Леопольд о братился к правительству и парламенту с просьбой временно передать власть своему сыну, наследнику престола принцу Бодузну. В июле 1951 г. король был вынужден отречься от престола.

Леопольд III со своей семьей поселился в родовом имении Аргентой. Там он полностью отдался своему любимому делу - научным исследованиям в области энтомологии. С этой целью бывший король совершил ряд научных экспедиций в тропические страны. Его работы внесли существенный вклад в развитие энтомологии. Коллекция, собранная Леопольдом III, заметно обогатила экспозицию королевского музея истории природы, расположенного в бельгийской столице. Бывший монарх Бельгии полностью отошел от всех политических дел, жил уединенно, не появляясь на публике. 25 сентября 1983 г. бывший король в возрасте 82 лет скончался в одной из больниц Брюсселя.

 

Принц-регент Шарль

 

В том же 1983 году, 2 июня, после продолжительной болезни в городе Остенде умер граф Фландрский, принц Шарль. Ему было 80 лет. Имя этого человека прочно вошло в историю Бельгии как регента страны в период с 1944 по 1950 год, как человека, внесшего немалый вклад в развитие боль гийского государства в сложный послевоенный период.

Шарль Теодор Анри Антуан Мейнрад, принц Бельгийский, родился в Брюсселе 10 октября 1903 г. Там же получил начальное образование. С началом первой мировой войны родители направили его в Осборнский колледж (город Дартмут, Великобритания), после окончания которого он проходил службу в британских ВМС, в частности на борту военного корабля "Риноун" Служба на флоте привила принцу любовь к морю, которая сохранилась у него на всю жизнь. Он собрал библиотеку ценных книг, посвященных флоту и морской истории бельгийцев.

Вторая мировая война и оккупация Бельгии немецкими фашистами вывели принца Шарля на авансцену политической жизни страны. В июне 1944 г., когда оккупанты депортировали в Германию короля Леопольда III со всей его семьей, принцу Шарлю удалось избежать этой участи: с помощью патриотов из движения Сопротивления он тайно покинул Брюссель и скрывался среди партизан. Поскольку после освобождения Бельгии король еще оставался пленником Германии и был поэтому не в состоянии управлять страной, бельгийский парламент 20 сентября 1944 г. избрал принца Шарля регентом королевства.

За период регентства обострилась политическая нестабильность Бельгии: в 1944-1950 гг. сменилось девять правительств. Причиной тому стал конфликт в обществе по вопросу о будущей судьбе Леопольда III как короля бельгийцев. Однако эта обстановка не помешала б ыстрому развитию экономики. Немецкая оккупация нанесла довольно незначительный ущерб промышленности и экономической инфраструктуре страны (в частности, порту Антверпен). Быстрое оздоровление финансов, вое становление мощностей угольной индустрии, а также экономическая помощь США по "плану Маршалла" благоприятствовали хозяйственному подъему. В 1946 г. был принят закон, предусматривающий государственные субсидии на строительство недорогих жилых домов.

В феврале 1948 г. женщинам предоставили право участия в парламентских выборах. Первые выборы по новому избирательному закону (1949 г.) принесли победу католическим и либеральным партиям и потеснили левые силы. Крупные шаги предприняла Бельгия и в социально й области. Декретом регента от 29 декабря 1944 г. была заложена ныне действующая система социального обеспечения.

Внешняя политика Бельгии в этот период определила развитие страны на многие десятилетия: в 1944 г. был создан экономический союз Бельгии, Нидерландов и Люксембурга (Бенилюкс); в 1945 г. Бельгия вступила в Организацию Объединенных Наций (ООН); в 1949 г. стала одним из основателей Организации Североатлантического договора (НАТО) и членом Совета Европы.

Что касается межнациональных трений между Баллонами и фламандцами, которые войной были отодвинуты на задний план, то в послевоенный период они вновь оживились. В ноябре 1945 г. Валлонский национальный конгресс выступил за предоставление жителям Валлонии ав тономии в рамках единого бельгийского государства.

Стремление к автономии возникло и во Фландрии. Учитывая межобщинные противоречия и стремясь найти наиболее рациональное решение возникших трудностей, правительство создало в 1948 г. Исследовательский центр для поисков национального решения социальных, поли тических и юридических проблем разных регионов страны.

Как видно, принц-регент выполнял свою миссию в сложных условиях. Однако, действуя энергично и с большой преданностью делу, он сумел сохранить и укрепить конституционную основу бельгийского государства.

В 1950 г. внутренний политический кризис в стране был наконец урегулирован. Перестав быть регентом королевства, принц Шарль постепенно отошел от общественной жизни. В 52 года в нем неожиданно проснулся талант художника-портретиста и он целиком отдался живо писи. В 1972 г. принц Шарль устроил первую выставку своих картин. В 1977 г. его работы получили высокую оценку на экспозиции в престижной художественной галерее "Расин" в Брюсселе. Примечательно, что принц выставлялся там под псевдонимом "Шарль Фламандский".

 

Король Бодуэн I

 

Бодуэн Леопольд Альберт Шарль Аксель Мари Густав, принц Бельгийский, граф Эно, родился в Брюсселе 7 сентября 1930 г. В момент восхождения на престол его отца короля Леопольда III маленький принц получил титул герцога Брабантского, которым по традиции наделялся старший сын короля. Став королем, Леопольд III с детьми перебрался из Стюйвенбергского дворца в королевский дворец в Лакене (ныне район Брюсселя), который надолго станет жилой резиденцией Бодуэна вначале как принца, а затем как и короля бельгийцев. До стигнув 18-летнего возраста, Бодуэн вступил в ряды бойскаутского движения, которое восхищало его своим высоким чувством долга и лояльности.

10 мая 1940 г., в момент германского вторжения в Бельгию, принц Бодуэн, его старшая сестра принцесса Жозефи на Шарлотта и брат принц Альберт бежали во Францию, откуда позднее перебрались в Испанию, тогда как их отец, король Леопольд III, и их бабушка, королева Елизавета, остались в Бельгии. Королевские дети 2 августа 1940 г. возвратились в Брюссель, где продолжа ли учебу до 1944 г.

В июне 1944 г., когда союзники открыли в Нормандии второй фронт, Леопольд III, принцесса Рети и его дети от обоих браков были депортированы немцами в Германию, в г. Хирштейн, а затем переведены в местечко Штробль, возле озера Санкт-Вольфганг, в Австрии. Ка к известно, они были освобождены 7 мая 1945 г. солдатами 7-й американской армии.

В октябре 1945 г. король Леопольд с семьей покидает Австрию. Они осели в Швейцарии, на вилле "Вечерний отдых", что в местечке Треньи. Королевская семья прожила там до июля 1950 г. В течение этих пяти лет принц Бодуэи учился в Женевском колледже*. В 1948 г. он совершил поездку в США, в ходе которой посетил Нью-Йорк, Питсбург и Принстон.

22 июля 1950 г. король Леопольд III в сопровождении принца Бодузна возвратился в Брюссель. 1 августа того же года король решает просить правительство и парламент принять закон, обеспечивающий передачу власти Бодуэну, который с 11 августа стал официально ве личаться королевским принцем.

16 июля 1951 г. король Леопольд III подписал декрет о своем отречении от трона и провозглашении королевского принца Бодуэна королем бельгийцев. 17 июля 1951 г. Бодуэн I в присутствии членов обеих палат парламента принес присягу в качестве короля. Свою трон ную речь он произнес на дйух национальных языках страны - французском и нидерландском.

 

*Martin M. -M. Op. cit. P. 25.

 

В июле 1991 г. король Бодуэн I отметил 40-летие своего пребывания на бельгийском троне. За этот период Бельгия не раз сталкивалась с серьезными проблемами, вызывавшими высшую степень напряженности в стране. Это и пятилетняя политическая борьба за развитие государственной системы образования, завершившаяся в мае 1959 г. принятием парламентом так называемого "школьного-пакта". Это и болезненный процесс деколонизации бельгийских владений в Африке - Конго (Заир), Руанда и Бурунди. Это и мощное забастовочное движение бельгийских трудящихся в 60-х и 70-х гг., вызванное ухудшением их материального положения и ростом безработицы в стране в результате глубоких циклических кризисов национальной экономики. Это и непрерывные лингвистические трения между общинами Баллонов и фламандцев, неоднократно приводившие к падению коалиционных правительств. Это и сложнейшая реформа политико-административной структуры Бельгии, превратившая ее в федеративное государство, в котором на правовой основе сосуществуют три автономных региона - Валлония, Фландрия и Брюссель - и исполнительные органы власти трех национальных общин - Баллонов, фламандцев и бельгийцев, говорящих на немецком языке.

В период правления Бодуэна I был даже момент - апрель 1990 г., - когда король, дабы не осложнять политическую ситуацию в стране, на некоторое время отрекся от престола. Это произошло в момент, когда парламент обсуждал вопрос об отмене запрета на аборты, на ложенного властями много лет назад под влиянием могущественной католической церкви. В течение 39 часов Бельгия была без короля, который принял решение не стоять на пути легализации абортов, но и не быть к ней причастным. Бодуэн направил пре мьер-министру письмо, в котором призвал парламент и правительство найти юридическое решение, "которое примирило бы право короля не совершать поступков, противоречащих его совести, и необходимость нормального функционирования парламентской демократии". Парл амент воспользовался 82-й статьей конституции для решения проблемы. Остальной мир смотрел на эту акцию с удивлением, но Бельгия чувствовала, что она уже никогда не будет прежней. Такой "компромисс по-бельгийски" спас монархию от конфликта с Ватиканом и со своей общественностью.

Конституционная монархия в Бельгии - довольно сложный институт власти. Основным законом страны установлено, что вся полнота власти исходит от народа. Это сообщество граждан передало осуществление своей власти различным органам, одним из которых является по литическая власть короля, которым может стать лишь прямой потомок короля Леопольда I. За королем бельгийцев конституция закрепила сугубо определенные прерогативы: его личность неприкосновенна, министры ответственны перед монархом.

Положение монарха в Бельгии отнюдь не обрекает его на пассивность - у него широкое поле деятельности, все зависит исключительно от его личной инициативы. В этом смысле прерогативы короля можно синтезировать тремя словами: советовать, поощрять, предупреждать. В своей деятельности на посту конституционного главы государства король Бодуэн стремился исходить именно из этих принципов. Вступив на престол в момент, когда доверие к монарху в стране сильно пошатнулось, он сумел переломить ситуацию в свою пользу, при чем действовал при этом решительно и твердо. В результате отношения между королем и всеми слоями бельгийского общества стали столь прочными, какими они никогда в прошлом не были. С другой стороны, не вызывает сомнений и тот факт, что своей деятельностью на благо страны король Бодуэн сумел добиться равновесия в определении поняти й "править" и "управлять".

Людей, встречавшихся с королем Бодуэном, поражала его простота в обращении. Бельгийцы помнят, что король Бодуэн в трудные моменты участвовал в организации спасательных работ, оказании помощи пострадавшим от катастроф и стихийных бедствий*.

15 декабря 1960 г. король Бодуэн женился на дочери испанского гранда донье Фабиоле де Мора-и-Арагон. От этого брака у короля детей не было.

Рабочий день у короля начинался в 9 часов утра, когда он покидал свой дворец в Лакене и отправлялся в Брюссельский дворец - рабочую резиденцию главы государства. Все утро он посвящал аудиенциям. Всю вторую половину дня он проводил в изучении дел, переданны х на его рассмотрение. Бодуэн регулярно посещал различные уголки Бельгии, университеты, заводы, музеи; как и дед, проявлял большой интерес к науке и технике.

По сложившейся традиции король может лишь один раз в период своего правления совершить государственный визит в ту или иную страну. Однако это не мешало ему совершать частные поездки в эти же страны, причем неограниченное число раз. В сотрудничестве Бельгии с другими государствами он особое внимание обращал на совместные действия по борьбе с загрязнением окружающей среды, на улучшение жизни людей, строительство жилья.

 

*"Nous, roi des belges..." P. 143-146.

 

В Советском Союзе король Бодуэн побывал с официальным визитом летом 1975 г. Этот визит дал импульс развитию двусторонних отношений сотрудничества в различных областях, в первую очередь в сфере науки и техники, экономики и торговли.

Среди увлечений короля были астрономия и фотография. Постоянно занимался спортом, отдавая особое предпочтение плаванию, лыжам, играм в теннис и гольф. Большой любитель рыбалки, Бодуэн посвящал ей значительную часть своего времени, когда проводил отпуск в И спании, на родине жены.

Король Бодуэн являлся почетным главным маршалом королевских ВВС Бельгии, почетным доктором университетов Лувенского, Гентского, Брюссельского, Льежского, Таиландского и Бразильского.

Как уже сказано выше, королева Фабиола происходит из знатной испанской семьи. Среди предков ее родителей - члены королевских семей Арагона и Наварры, которые сыграли заметную роль в истории Испании. После замужества она получила титул - королева Фабиола Фе рнанда Мария де лае Викториас Антенна Аделаида.

Донья Фабиола де Мора-и-Арагон родилась 11 июня 1928 г. в Мадриде. Ее отец - дон Гонсало де Мора-и-Фернандес Риера дель Ольмо, граф де Мора, маркиз де Каса Риера - скончался в 1959 г. Ее мать - донья Бланка д'Арагон-и-Каррильо де Альборнос Бароэта Альдамар и Элио.

Королева получила домашнее образование, обладает художественными и музыкальными дарованиями. Училась в школе медсестер, некоторое время работала в одной из больниц Мадрида сестрой милосердия. Много путешествовала по Европе с целью совершенствования знаний иностранных языков. Кроме своего родного испанского, королева в совершенстве владеет французским, нидерландским, немецким и английским языками.

Ее основная деятельность в Бельгии концентрировалась главным образом на социальной сфере. Как и королева Елизавета, королева. Фабиола посвящала много времени, сил и энергии оказанию помощи больным и нуждающимся. Она создала в Лакейском дворце секретариат, где ежедневно изучались множество дел граждан, остро нуждающихся в социальной помощи. Большой интерес проявляет королева и к проблемам детства и материнства, детей-инвалидов. Королева часто посещала детские медицинские и учебные заведения. Одно из таких за ведений носит ее имя. Королева написала книгу для детей "12 чудесных сказок королевы Фабиолы" Все гонорары от издания и переиздания этой книги поступают на благотворительные цели для детей.

Биографы королевы отмечают ее скромность и простоту. У королевы хороший вкус и чувство гармонии, которые помогли ей в реставрации Лакейского дворца. Ряд комнат дворца она обставила мебелью, которую ей подарили в день свадьбы.

Король Бодуэи скончался неожиданно в ночь с 31 июля на 1 августа 1993 г. от сердечного приступа, случившегося с ним во время пребывания на отдыхе в Испании. В последние годы король был тяжело болен. В марте 1992 г. ему была сделана операция на сердце.

Внезапная кончина короля Бодуэна повергла всю страну в глубокий траур. Гроб с телом покойного монарха был доставлен в Брюссель и установлен сначала в Лакейском, а затем в Брюссельском королевском дворце. Более 100 тыс. человек пришли проститься с королем Бодуэном. 7 августа в главном кафедральном соборе Брюсселя - соборе Сен-Мишель была проведена торжественная месса прощания с монархом, которая транслировалась по четырем каналам телевидения. Король Бодуэи похоронен в фамильном склепе в Лакене, где покоятся четыре его предшественника.

Король Бодуэн уделял большое внимание вопросам, связанным с федерализацией Бельгии. Выборы в Бельгии редко выделяли явного победителя, и тогда король определял, лидер какой партии должен попытаться сформировать коалиционное правительство. Он всегда стремился к тому, чтобы его выбор был сбалансированным как с лингвистической, так и с политической точки зрения. Это фактически делало его значение и влияние в обществе значительно большими, чем ему было отведено конституцией.

Мягкость, спокойствие и такт, умение находить компромисс позволили королю Бодуэну сыграть ключевую роль в превращении Бельгии из унитарного в федеративное государство, в формировании трех полуавтономных регионов - Валлонии, Фландрии и Большого Брюсселя, в урегулировании постоянных споров между франко- и нидерландскоговорящими общинами страны и между расколовшимися по национальному признаку политическими партиями. В 1993 г. парламент одобрил последние документы, фиксирующие раздел Бельгии на три федеральных региона.

Короля Бодуэна отличала последовательность в защите идеи "федеративной Европы". Он был сторонником всемерной интеграции в масштабах Европейского континента.

В связи с неожиданной кончиной короля Бодуэна бельгийский парламент принял решение, что наследует престол 59-летний младший брат короля принц Льежский Альберт. Парламент при этом исходил из того, что внесенные в 1991 г. поправки в конституцию предусматривают, что на бельгийский трон могут взойти прямые, естественные и законные потомки короля Леопольда I мужского и женского пола, начиная с детей нового короля бельгийцев Альберта II. По мнению многих бельгийцев и иностранных наблюдателей, это было связано с тем, что совершеннолетние дети нового главы государства не готовы пока к тому, чтобы руководить королевством. Поздно вечером 1 августа правительство после непродолжительного заседания в полном составе объявило, что новым королем станет принц Альберт.

 

Король Альберт II

 

9 августа 1993 г., в точно отведенный конституцией срок, Альберт Феликс Умбер Теодор Кристиан Евгений Мари, принц Льежский, на совместном заседании двухпалатного парламента принес присягу в качестве нового главы государства, короля бельгийцев Альберта II.

Новый король бельгийцев родился в Брюсселе 6 июня 1934 г. С детства интересовался всем, что связано с морем. Получил светское и военное образование в Бельгии и за рубежом, закончил военно-морское училище в Брюгге. Имеет звание генерал-лейтенанта и вице-адмирала ВМС Бельгии. Имеет специализированную подготовку по проблемам портовой деятельности и транспорта. Выбор такой специализации не был случаен. Он вызван тем, что Бельгия, лишенная природных ресурсов, в деле создания рабочих мест зависит от своей способности перерабатывать и продавать продукцию, которую она производит и экспортирует.

Своим образованием и подготовкой принц Альберт обязан тому, что в 1962 г. становится почетным президентом Бельгийского бюро внешней торговли. За минувшие с тех пор годы он около 90 раз возглавлял бельгийские экономические делегации, выезжавшие в самые разн ые страны в поисках рынка сбыта и с целью привлечения в Бельгию иностранных инвестиций.

Особое внимание в своей деятельности на посту "патрона" внешней торговли страны принц Альберт уделял мелким и средним предприятиям, которые рассматривал как основной двигатель экономического прогресса. С этой целью он в 1980 г. учредил премию Оскара в обла сти экспорта, которую ежегодно лично вручал фирмам, ставшим победителями в борьбе за этот почетный трофей.

В 1984 г. в ознаменование 25-летня деятельности брата короля по развитию национального экспорта был создан Фонд имени принца Альберта, призванный содействовать подготовке специалистов в области внешней торговли. Деятельность принца Льежского в экономическо й области дополнялась его руководством с 1954 по 1992 год Генеральным Советом Главной сберегательной и пенсионной кассы страны.

Будучи членом королевской семьи, принц Альберт, в соответствии с конституцией, являлся по праву членом сената бельгийского парламента. По просьбе правительства он неоднократно возглавлял бельгийские делегации для участия в крупных официальных мероприятиях за рубежом.

С 1958 г. принц Альберт являлся бессменным президентом Бельгийского общества Красного Креста. Он известен как инициатор многочисленных акций гуманитарного характера, предпринятых обществом как в самой Бельгии, так и за ее пределами.

Начиная с 1967 г. принц Альберт вел активную работу в области урбанизации страны, строительства и благоустройства жилого фонда, по защите окружающей среды, охране памятников культуры и старины. Именно поэтому принц Альберт был приглашен в 1969 г. Советом Европы председательствовать на Конференции европейских министров, отвечающих за охрану памятников культуры. Принц Льежский принимал также участие в международных форумах, посвященных проблемам защиты окружающей среды, в частности в организованной ООН в 1972 г. Международной экологической конференции в Стокгольме. В 1982 г. он руководил Бельгийским комитетом по проведению Европейского года возрождения городов.

Длительное время принц Альберт являлся почетным президентом Олимпийского и межфедерального комитета Бельгии. Он лично на протяжении многих лет вручал лучшим атлетам страны Национальный приз за достижения в спорте. Сам принц был известен как страстный мотог онщик и, как утверждает молва, не раз задерживался полицией за превышение скорости.

2 июля 1959 г. принц Альберт женился на донне Паоле Руффо ди Калабриа, представительнице старинной итальянской княжеской фамилии. Нынешняя бельгийская королева Паола родилась 11 сентября 1937 г. Получила домашнее образование. С принцем Альбертом она познакомилась в 1958 г. в Риме на торжествах по случаю вступления на папский престол Иоанна XXIII. В бытность принцессой Бельгийской деятельность Паолы сосредоточивалась главным образом на своей семье, детях и внуках. Принцесса проявляла большой интерес к кустарным промыслам, в особенности традиционным. Она часто посещала мастерские ремесленников, всемерно поощряла развитие их творчества. Немало времени принцесса посвящала украшению своего дома и уходу за садом. Она прекрасно разбирается в цветах и других садовых декоративных растениях. Спортивные увлечения королевы Паолы - теннис и плавание.

У короля Альберта II и королевы Паолы трое детей: принц Филипп (род. 15 апреля 1960 г.), принцесса Астрид (род. 5 июня 1962 г.) и принц Лоран (род. 19 октября 1963 г.). Принцесса Астрид 22 сентября 1984 г. вышла замуж за эрцгерцога Австрийского-Эсте Лоренца*. У них четверо детей: принц Амедео, принцесса Мария Лаура, принц Иоахим и принцесса Луиза Мария, родившаяся в октябре 1995 г.

В связи со вступлением на бельгийский трон короля Альберта II парламент Бельгии, исходя из того, что принцы Филипп и Лоран пока не имеют естественных и законных наследников, установил следующую очередность в престолонаследии: принц Филипп, принцесса Астрид , принц Амедео (1986), принцесса Мария Лаура (1988), принц Иоамм (1991), принц Лоран.

Наследный принц Филипп, закончив курс общеобразовательной школы, овладев французским и нидерландским языками, в 1978 г. поступил в Королевскую военную школу, которую закончил в 1981 г. Затем он получил военные специальности пилота, парашютиста и десантника. На борту самолета бельгийских ВВС "Мираж" он совершил одиночные полеты. Командовал взводом З-го батальона десантных войск вооруженных сил Бельгии. В 1983 г. наследному принцу Филиппу присвоено воинское звание капитана. 1 декабря 1989 г. он стал полковником.

 

*Эрцгерцог Австрийский-Эсте Лоренц - сын эрцгерцога Роберта (брата Отто фон Габсбурга) и принцессы Маргариты Савойской-Аоста. 10 ноября 1995 г. эрцгерцог Лоренц получил титул принца Бельгийского. Примеч. сост.

 

Свое гражданское образование наследный-принц получил в Тринити-колледже Оксфордского университета (Великобритания). В 1985 г. наследный принц Филипп изучал специально подготовленную для него программу по вопросам конституции, политики, экономики и социальной политики своей страны. Он проявил особый интерес к проблемам молодого поколения, в частности безработицы, профессиональной подготовки, преступности, изучая их на базе Фонда имени короля Бодуэна.

Позднее он посещал спецкурсы по геополитическим, стратегическим и оборонным проблемам в Высшем королевском институте обороны. Наследный принц Филипп проявляет большой интерес к проблемам европейского строительства, международным отношениям. В апреле 1992 г. он посетил Россию. Наследный принц Филипп, герцог Брабантский, не женат.

 

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

ВИНДЗОРСКАЯ ДИНАСТИЯ

 

Британская монархия - старейшая из сохранившихся в мире. В разгар английской буржуазной революции 30 января 1649 г. был казнен король Карл I Стюарт. За этим актом не последовало длительное республиканское правление. В 1660 г. парламент реставрирует монархию в лице Карла II - человека, чьи помыслы сводились к бесконечным удовольствиям, связанным с такими же тратами.

Последние годы своего царствования Карл II правит без парламента. Его опора - армия и французские субсидии. Не сбылись надежды на перемены к лучшему и после смерти Карла и восшествия на престол его брата Иакова II. Новый монарх поворачивает еще заметнее в сторону Бурбонов и католиков, безжалостно расправляется с попытками восстаний.

Результат - временное сплочение окончательно сформировавшихся к тому времени соперничавших партий вигов и тори. В 1688 г. в Англии совершается бескровный переворот, "Славная революция". На английский престол приглашается голландский статхаудер Вильгельм Ор анский. Иаков бежит к своему покровителю в Париж, где он, а затем его сын еще вынашивают замыслы возвращения короны, в том числе и посредством внутренних заговоров своих сторонников в Англии.

Формально династия Стюартов продолжалась: Вильгельм III был зятем Иакова И. Именно при нем - фактически иностранце - Англия обретает права, свободы, образовавшие юридический фундамент того, чем является и нынешнее Соединенное Королевство. Завершается главная задача буржуазной революции. В знаменитом "Билле о правах" зафиксированы на столетия вперед прерогативы парламента и ограничения-монархии. Ей возбраняется приостанавливать действие законов, вводить налоги без санкции парламента, так же как и держать в мирное время постоянную армию. Провозглашена свобода слова (сперва, правда, только в парламенте). Разрешены петиции населения к депутатам. Еще раньше, в 1679 г., был принят так называемый "Хабеа с корпус акт" о неприкосновенности личности от непроизвольного ареста и задержания под следствием.

Конституционная монархия складывается не безболезненно. В последующие десятилетия между парламентом и короной, между ней и правительством происходят баталии за право верховенства. В ходе этой борьбы позиции силы, основанной и на уважении права, все чаще - у сторонников неписаного конституционного порядка.

 

ГАННОВЕРСКАЯ ДИНАСТИЯ

 

Престол в качестве приданого

 

Для дальнейших судеб монархии решающее значение имел принятый парламентом в 1701 г. "Акт о престолонаследии". Его предыстория такова. У Вильгельма III не было детей, а Анна, младшая дочь Иакова II, потеряла последнего из детей еще до кончины здравствовавше го монарха. Кому предстояло занять престол? За Ла-Маншем маячила фигура Иакова. За него стояла часть тори, но против почти единодушно были вита с их преобладанием в нижней палате. Акт требовал, чтобы престолонаследник был протестантом и предусматривал переход короны после кончины Анны к Софии Ганноверской. Вот что писал впоследствии в своем эссе об английских королях-ганноверцах Уильям Теккерей: "Династией ганноверских монархов на нашем престоле мы, британцы, обязаны удачному браку, заключенному первым ганноверским курфюрстом Эрнстом Августом. Спустя девять лет после того, как Карл Стюарт лишился головы, его племянница София, из многочисленного потомства другого свергнутого монарха - злосчастного курфюрста Пфальцского, стала супругой Эрнста Августа и принесла ему по бедности в приданое наследственное право на все три британские короны"*.

Однако ни он, ни его супруга хозяевами Сент-Джеймского дворца (после пожара 1698 г., уничтожившего резиденцию на Уайтхолле, в него переместилось королевское семейство) не стали. Эрнст Август умер в 1698 г., София не дожила двух месяцев до кончины королевы Анны (1714). Трон занял их 54-летний сын Георг Людвиг (1660-1727), ставший Георгом I. Он не отягощал себя умственными занятиями, а вел жизнь, типичную для ганноверского семейства.

Молодой Георг участвовал в войнах Вильгельма III против Франции, тянувшихся с конца XVII в. Политика, как таковая, да еще в стране, где он ни разу до 1713 г. не был, никогда его не интересовала. Его больше волновали любовницы. На эту сторону его натуры не повлияла женитьба на Софии Доротее. Впрочем, она после замужества сблизилась с красавчиком авантюристом графом Филиппом фон Кёнитсмарком. Связи Георга не считались скандальными. Это было в порядке вещей. Но его супруга попыталась спастись бегством из Ганновера с возлюбленным. В 1694 г. граф был убит наемниками, а София Доротея заключена в крепость, где умерла в одиночестве в 1726 г. Двое ее детей были удачливее. Сыну было суждено продолжить династию, а дочь родила будущего короля Фридриха Великого.

 

*Теккерей У. М. Собр. соч.: В 12 т. М., 1979. Т. 11. С. 517.

 

Наиболее известными любовницами Георга были Эренгарда Шуленберг и баронесса фон Кильмансэгг. Вместе с Георгом обе очутились на английской земле. Ловкая, жадная до денег Эренгарда оттеснила соперницу, ставшую графиней Дарлингтон, и в качестве герцогини Кендал занялась продажей государственных должностей.

Монарх не только не интересовался политикой, но и не знал английского языка. У. Теккерей считал эти черты даже положительными для Англии: "Немец-протестант на троне оказался дешевле, добрее и лучше, чем католик Стюарт, чье место он занял, и был предан Англ ии хотя бы настолько, чтобы предоставить ее самой себе"*.

Лондону Георг предпочитал Ганновер, где можно было предаваться удовольствиям вдали от тревог, коими изобиловала жизнь в Англии. Вскоре после его воцарения на севере страны подняли восстание сторонники Иакова. Такие выступления происходили и в дальнейшем, но шансов на успех было немного. Вити прочно сидели в седле, а премьер-министр Роберт Уолпол более двадцати лет фактически правил Англией. Старевшему Георгу не нужно было отвлекаться на воинские подвиги. Период до начала 40-х годов был в основном мирный.

Личная жизнь была бы вполне благополучной, если бы не нелады с сыном. Младший Георг не мог питать симпатий к отцу - виновнику бессрочного изгнания своей матери. В 1717 г. произошел открытый разрыв: тридцатилетний отпрыск короля со своей супругой Каролиной Ансбахской были выдворены из Сент-Джеймского дворца.

Ганноверец остался верен своей земле до конца. Смерть застигла его в карете ночью 11 июня 1727 г., когда он находился на пути в родной Ганновер.

 

* Тетерей У. М. Собр. соч. Т. 11. С. 519.

 

Сынок в батюшку

 

Георг II (1683-1760) вступил на престол в возрасте 44 лет. У него было несколько преимуществ перед отцом. Рядом с ним в течение десяти лет правления до ее кончины находилась горячо любившая его супруга - надежная советчица в государственных делах. Он не ст алкивался с языковым барьером: знал и немецкий и английский. В остальном сынок был в батюшку. Судьбы ганноверского курфюршества волновали его больше, чем английского королевства.

Посредственного интеллекта, мелочный, что заставляло его собственноручно пересчитывать наличные средства, он унаследовал чувственность родителя и не видел ничего зазорного в том, чтобы подробно рассказывать супруге о своих интимных связях "на стороне". Каролина терпимо относилась к этим амурным делишкам. Столь же стоически выдерживала она и другие дурные черты супруга. Он не только не брал в руки книгу, но не выносил, когда кто-либо читал в его присутствии. Каролине - любительнице чтения - приходилось уединяться, чтобы ее не заставали за этим занятием.

У. Теккерей - не единственный из летописцев Ганноверской династии, выражавший удивление по поводу поведения королевы Каролины Ансбахской. Она, писал Теккерей, любила мужа и всем ради него жертвовала, "славилась красотой, умом, ученостью и добрым нравом". "Какими чарами обладал этот низенький человек? Что за волшебство было в тех удивительных письмах длиною в тридцать страниц, которые он писал жене, когда бывал в отлучке, и любовницам в Ганновер, когда находился в Лондоне с женой?"*.

Имелись у Георга II и некоторые положительные стороны, прежде всего бесстрашие. Легко бросался в сражение, не думая о риске. Кроме того, отдавая отчет в ограниченности своих умственных возможностей, прислушивался к советам тех, кто был выше его в этом отношении.

При Георге II был достигнут зенит могущества вигов и начался их закат, режиссировавшийся эрудированным торийским политиком и публицистом Болингброком. Король наблюдал ослабление своих фаворитов с тревогой. От тори он ждал только неприятностей.

Не все было ладно у него с наследным принцем Фредериком Льюисом. Между ними росла неприязнь. Разрыв произошел в 1737 г. Дело в том, что находившуюся в Хэмптон-Корте супругу Фредерика Льюиса Августу Саксен-Готскую в связи с появлением у нее первого ребенка король заботливо опекал. Вместо благодарности назло отцу Фредерик Льюис распорядился о немедленном возвращении супруги в Сент-Джеймский дворец. Разгневанный Георг II приказал удалить принца от своего двора. Тогда Фредерик Льюис с помощью торийских деятелей принялся интриговать против короля.

С кончиной Каролины в 1737 г. Георг II лишился верной опоры, в то время как относительно мирный период для Англии подходил к концу и надо было решать непростые вопросы внешней и внутренней политики. Торговая буржуазия была все менее склонна довольствоваться затишьем на арене колониальной экспансии. В рядах депутатов-вигов складывалась оппозиция с облеченными в патриотическую ритерику призывами к действиям против испанских судов, мешавших торговле метрополии с американскими колониями.

 

*Теккерей У. М. Собр. соч. Т. 11. С. 542, 545.

 

Восходило новое светило вигов - оратор и мастер закулисных комбинаций Уильям Питт Старший. Его пламенно-воинственные речи, возбуждавшие публику, предшествовали объявлению в 1737 г. Англией войны Испании, за чем последовало и возобновление наступательной политики против Франции, приведшей Англию к участию в войне за австрийское наследство (1740-1748).

Георг II - неколебимо на стороне императрицы Марии Терезии, устраивает ей субсидии в 300 млн ф. ст. - шаг столь же непопулярный, как и ведение военных действий на немецкой земле, причем не за английские интересы, а ради защиты Ганновера. Все это влечет за собой большие расходы и увеличение национального долга. Если на поле боя Георг впереди, то в финансовых делах - безнадежно последний.

У власти - более или менее послушные министры. Правда, ненадолго. В лице Питтов - сперва старшего, а потом младшего - формируется (зала, способная противостоять нажиму королевского двора. У. Питт Старшой еще неоперившимся политиком был в числе громких критиков Георга за предпочтение, оказанное им интересам Ганновера. Король этого не забывал, но был бессилен помешать продвижению Питта. В 1756 г. тот занимает пост государственного секретаря. Питт был далек от каких-либо антимонархистских настроений. Он - в пользу сильной популярной монархии, какую проповедовал Болингброк с его идеей "короля-патриота". Себя он видел посредником между монархией и нацией.

В такие рамки Георг II не очень укладывался, и, когда он умирает в 1760 г., нация не очень сожалеет. По оценке энциклопедии "Британника", Георг II способствовал дальнейшему падению роли престола*. Правда, как замечает таже энциклопедия, уния Ганновера и Англии в период правления этого короля имела и свои плюсы. Родившийся в Ганновере Гендель писал в Англии свои музыкальные шедевры - такие, как "Иуда Маккавейский" В середине 40-х гг. они служили патриотическому делу, способствуя подъему борьбы против козней Стюартов. Благодаря тому же монарху был основан Геттингенский университет.

Главным, конечно, для господствующего класса было то, что Георг II всячески содействовал росту имперских владений Англии. В последние годы его правления страна участвовала в Семилетней войне, завершившейся Парижским миром 1763 г.: британскими владениями стали Канада и другие территории в Северной Америке. Ореол этих триумфов воссиял не над Георгом II, а над Уильямом Питтом.

 

Печальный конец

 

Нелепый случай - смертельная травма в 1751 г. на теннисном корте сына Георга II Фредерика Льюиса сделала наследником внука короля - Георга Уильяма Фредерика. Тогда ему шел 13-й год. Он успел полной чашей испить горечь частых размолвок между отцом и дедом, и это не способствовало улучшению его от природы угрюмого, злопамятного характера. Он признавался, что "запоминает то, чего не желает прощать"**.

Втершийся в доверие к Георгу II шотландец-политикан Бьют делает ставку на внука, настраивая его против короля - и не просто из любви к интриганству. Со второй половины XVIII в. торгово-финансовые круги все более конфликтуют с землевладельческой олигархией, без энтузиазма относившейся к войнам ради расширения колониальных территорий. Это обременяло казну, хотя и приносило солидные барыши определенным слоям.

 

*Encyclopaedia Britannica. L., 1955. Vol. 10. P.

**Ibidem.

 

В партии вигов возникают противоборствующие группировки, и этим пользуется по вступлении на престол новый король Георг III (1738-1820). Его враждебность к Битам была окрашена безрадостными воспоминаниями детства, ассоциировалась с их близостью к прежнему монарху. После кончины Георга II он оттолкнул от себя явившегося к нему с соболезнованиями и поздравлениями Питта. Ни с кем, кроме Бьюта, он не советуется, как было принято, при составлении своей коронационной речи.

Молодой король добился ухода Питта, смещает других видных деятелей вигов, причем не стесняется прибегать к подкупу политиков, насаждению в парламенте своих осведомителей. Появляется нечто вроде новой партии - "друзья короля". С их помощью проводится чистка в рядах вигов для укрепления королевской власти.

В первом обращении к нации Георг III отзывается о себе как об истинном британце и обещает отстаивать жизненные интересы страны. Намек на двух своих предшественников, поступавших иначе***. Впрочем, термин "британец" не всем пришелся по душе. В XVIII в. англичане относились еще с большим подозрением к шотландцам, а те платили той же монетой. Близость Бьюта к Георгу III вызывала прежде всего по этой причине сильное недовольство. В конце концов Георг уволил Бьюта за "мягкотелость".

 

**Lloyd А. The Wickedest Age. The Life and Times of George In. Newton Abbot, 1971. P. 70. В

 

Тяготея к методу "сильной руки", монарх не останавливался на полдороге. При нем было принято немало законов, шедших фактически вразрез с "Биллем о правах" и "Хабеас корпус". Острая борьба развернулась вокруг права прессы освещать деятельность парламента. Журналистам туда доступ был закрыт. Делец-радикал из Сити Джон Уилкс возглавил борьбу за открытие парламента для прессы. Он выступает с резкими памфлетами против монарха и добивается своего по вопросу о парламенте, несмотря на отчаянные усилия короля и его свиты расправиться с "ненавистным писакой".

Восстание американских колоний испортило немало крови монарху и следовавшим его указке политикам, прежде всего премьеру Норту. 11 сентября 1774 г. король писал Норту: "Жребий брошен, колонии должны либо подчи ниться, либо взять верх"*. С расширением военных действий в этих заокеанских владениях Георг жаловался премьеру на отказ русской императрицы Екатерины II направить против восставших колонистов контингент ее войск. О том, как он жаждал победы, говорит такой эпизод. Однажды летом 1777 г. он вбежа л утром в спальню супруги с криком: "Я побил их! Побил американцев!"** Но радость была преждевременной. Уже после признания независимости бывших колоний Георг III сделал прибывшему в Лондон первому послу США знаменательное признание. "Я, - сказал он, - был последним в согласии на отделение колоний, но буду первым в выражении дружбы к США как независимому государству'' ***.

 

*The Letters of king George III. L., 1968. P. 105.

** Lloyd A. Op. cit. P. 245.

 

Норт тем временем ушел в отставку, чтобы вскоре снова появиться на сцене уже в качестве оппонента Георга и партнера Чарлза Факса, одного из лидеров Битов, которого еще недавно поливал грязью. Образовав альянс, они вошли в правительство, с возмущением отвергнутое Георгом. Развернулись жаркие баталии. Дело дошло до того, что король пошел на грубый антиконституционный акт, сформировав правительство, не принятое нижней палатой, но санкционированное произвольно верхней.

Усмирить оппозицию угрозой своего отречения Георгу не удалось. Кризис стал важным рубежом для монархии. Памятуя о 1783 годе, последующие правители уже не решались ломать ограничивавшие их конституционные рамки.

Французская революция и последовавшая война Англии против Наполеона, вызвав осложнение внутриполитической обстановки на Британских островах в связи с радикализацией части английского общества, способствовала усилению психического недуга у Георга III, первы е симптомы которого появились в 60-х гг. Он весьма болезненно реагировал на то, что считал посягательствами на свои прерогативы. В 1789 г. Георг III слег с тяжелым психическим приступом, и его старший сын-наследник предвкушал, как усядется на место отца. Н о король выздоровел. Очень помогала ему супруга София Шарлотта Мекленбургская. Удивительно, как быстро Георг принял решение о женитьбе на ней, даже не видя девушки. Как-то он получил от нее письмо с выражением, в частности, чувств ужаса по поводу частых войн на европейской земле. Между знатными родами переписка была делом обычным. Письмо произвело столь глубокое впечатление на Георга, что он сразу предложил Шарлотте свою руку - и быстро получил согласие. Несмотря на непритязательную внешность, она своими качествами компенсировала многие далеко не привлекательные черты супруга, родила ему 15 детей, из коих выжила дюжина. Чета вела строгий образ жизни, ложилась рано спать и обычно натощак, вызывая недовольство дворцовой челяди. Распространенная карточная игра при этом Георге была во дворце запрещена. Отличаясь домоседством, он впервые выехал на не очень далекое расстояние от Лондона лишь в 1778 г., отправившись на лечение на воды в Челтенем. Король увлекался садоводством и огородничеством. Отсюда его прозвище Георг-фермер. Как-то, остановив своего конюшенного, король спросил, сколько он получает. "Только еду и одежду", - ответил тот. "Будь доволен, - заметил ему король, - у меня не больше"*.

 

***Enci1. Brit. Vol. 10. P. 188.

 

До приступа 1789 г. монарх не пользовался популярностью среди своих подданных. Иногда для склонения стрелки чувств народа нужно немногое. Им и стал недуг Георга. Впрочем, талантливые живописцы, музыканты, поэты не могли жаловаться и прежде на монарха. Он и супруга всячески им покровительствовали, особенно живописцам-портретистам, оставившим немало картин семейства Георга и его самого. В активе этого короля - основание Британского музея.

После ряда приступов психического расстройства Георг окончательно потерял рассудок в конце 1810 г. и к тому же ослеп. Он находился в изоляции до кончины в 1820 г. Непоправимым ударом для него стала смерть любимой дочери Амалии.

 

* Lloyd А. Ор cit. Р. 138.

 

Тайна, увидевшая свет спустя столетие

 

Георг III позаботился о хорошем образовании своих детей, в том числе и наследника Георга (1762-1830). Мальчик легко выучил французский, немецкий, итальянский, прекрасно играл на виолончели, обладал красивым голосом и сам был очень недурен собой. Словом, из него должен был вырасти человек незаурядных качеств. Епископ Ричард Хорд, занимавшийся с юным Георгом, предрекал ему будущее "либо самого безукоризненного джентльмена в Европе, либо законченного негодяя - или то и другое вместе"**.

Сбылось второе. Британская энциклопедия резюмировала: "Георг IV был плохим королем". Еще раз подтвердилось: природные способности хороши, когда сочетаются с честностью, порядочностью.

Присутствуя на шекспировском спектакле "Зимняя сказка" в Друри-Лейн, принц не спускал взора с актрисы Мэри Робинсон в роли Перлиты. Возлюбленным Пердиты в пьесе является сын короля Богемии - Флоризель. Вскоре, когда публика узнала о связи принца с актрисой, он был окрещен этим именем, правда, вначале без скандальной шумихи.

Когда вошедший во вкус ловелас завел новую связь, актриса - не будь простушкой - пригрозила публикацией его писем. Королю пришлось раскошелиться на пять тысяч фунтов, чтобы письма оказались у него. Это - в дополнение к пяти сотням фунтов ежегодного "отступного" бывшей любовнице.

В английской литературе упоминается о 18 особах, с которыми принц поддерживал более или менее длительную связь. Теккерей писал о демонах удовольствия, увлекавших этого человека за собой: "Праздность, и сластолюбие, и тщеславие, и пьянство, дружно бряцая веселыми кимвалами, толкали и манили его" *.

 

**Encl. Brit. Vol. 10. P. 188.

 

В 1784 г., когда ему пошел 21 год, его резиденцией неподалеку от Букингемского дворца, куда в 1762 г. въехал с семейством Георг III, стал Карлтон-Хауз. Отделка особняка обошлась в крупную сумму. К ней депутаты парламента, скрепя сердце, прибавили несколько десятков тысяч, вотированных в уплату долга принца. Отпущенных по цивильному листу 50 тыс. фунтов на расходы не хватало.

Умеряющее воздействие на него оказала обаятельная вдовушка Мэри Энн Фицгерберт, самая сильная его страсть. Она рано вышла замуж, потеряла супруга, когда ей было 25 лет. Унаследовала неплохое состояние. Пользовалась прекрасной репутацией в светских кругах. Определенным минусом считалось лишь ее католическое вероисповедание.

Оно-то и явилось серьезнейшим источником выпавших на долю Георга и Мэри Энн коллизий с королевским семейством, с верхами общества. Принц был исполнен решимости связать себя с Мэри Энн на всю жизнь. Спустя полтора века такую же непоколебимость проявил Эдуард VIII в отношении своей возлюбленной. Георг тоже был готов пожертвовать всем ради любимой женщины. Тайное бракосочетание состоялось в декабре 1785 г. Георг отдавал отчет в последствиях. Католичка не могла по Акту 1701 г. быть королевой. Знал он и то, что его отец никогда не согласился бы на этот брак.

 

*Теккерей У. М. Собр. соч. Т. 11. С. 597.

 

Поэтому оформленные при бракосочетании бумаги единственным присутствовавшим священником хранились в тайне. Более столетия так дело и обстояло. Но в 1905 г. по распоряжению специальной комиссии бумаги, хранившиеся в сейфе банка "Куттс", были оглашены. Среди них имелось завещание Георга в пользу Мэри Энн Фицгерберт. В нем она подчеркнуто называлась: "моя жена". Ее медальон Георг просил положить в усыпальницу вместе со своим прахом.

Из Карлтон-Хауза пришлось переехать в Брайтон, где поселились супруги. Тем временем шли пересуды о их подлинном статусе. В парламенте одни утверждали, что брак имел место, другие - отрицали. Двусмысленность положения тяготила Мэри Энн, она хотела порвать с Георгом. Лишь его мольбы заставили ее изменить решение.

В 1794 г. он сам бесцеремонно расстался с ней из-за нового увлечения - леди Джерси. Кроме того, над ним висел очередной долг, погасить который можно было лишь женитьбой на знатной особе. Выбор пал на принцессу Каролину, дочь герцога Браушавейг-Вольфенбюттельского. Свадьбу сыграли в 1795 г. Известно описание такой сцены: принц явился в собор, еле держась на ногах; заплетающимся языком он произнес обет верности...*

Вскоре у Каролины родилась дочь Шарлотта, а затем - в январе 1796 г. Георг с ней расстается. Разные версии циркулировали о причинах, в том числе и о супружеской неверности Каролины, ее психическом нездоровье. Так или иначе, не муж, а она выглядела в глазах публики потерпевшей, а потому на ее стороне были и симпатии.

Стройный юноша превратился в располневшего мужчину с сизыми дряблыми щеками, хотя пыла у него не убавилось. Незадолго до окончательного помешательства короля и назначения Георга принцем-регентом у Мэри Энн Фицгерберт появилась самая серьезная соперница - леди Хертфорд. Теперь это был уже окончательный разрыв. Миссис Фицгерберт снова поселяется в Брайтоне с 6 тыс. фунтов пособия в год. В связи со своей коронацией Георг IV предлагает Мари Энн графский титул - и получает отказ.

А Каролина? Для нее было бы лучше, если бы свет и сам Георг о ней забыли. Италия стала ее убежищем, но спокойной жизни не было. В 1806 г. распространились слухи о появлении у Каролины незаконнорожденного ребенка. Версия не подтвердилась, но это не останавливает Георга от того, чтобы запретить бывшей супруге видеться с дочерью чаще двух раз в месяц. Каролина в письме Георгу просит о снисхождении и, не получая ответа, публикует письмо в "Морнинг кроцикл", завоевывая еще большие симпатии публики*.

 

*Encl. Brit. Vol. 10. P. 613.

 

Новоиспеченный король распоряжается о запрете упоминать ее имя в церковных проповедях. Он готов выложить немалую сумму за отказ Каролины от королевского титула, но тщетно. Во время коронации Георга она пытается пробиться в Вестминстерское аббатство. Ее силой не допускают туда. Вскоре она умирает. Еще раньше при рождении ребенка скончалась Шарлотта, сочетавшаяся с принцем Леопольдом Саксен-Кобургским. Но о нем читатель уже знает.

Во всем рассказанном нет политики. А разгульная жизнь Георга протекала на фоне эпохальных событий в Европе. Они, как видно, не очень его трогали. Неудивительно, что подданные не скрывали своих антипатий к нему. В 1817 г. он чуть было не погиб на пути в парламент, когда в его карету полетели булыжники.

Победа над Наполеоном не принесла Англии прочного внутреннего мира. В движении за всеобщее избирательное право объединились разные слои населения. Выросло число преступлений против собственности. В 1819 г. в Манчестере произошла "резня при Питерлоо" - изби ение кавалерией участников митинга.

Александр I переписывался с принцем-регентом по вопросам европейского устройства после разгрома Наполеона. Корреспонденция продолжалась и при Николае I. В депеше из Лондона русского посла князя X. А. Ливена от 23 января 1826 г. сообщалось о восхищении Геор га IV быстрым подавлением восстания декабристов**. Весьма активную роль при английском дворе играла жена посла княгиня Дарья, урожденная Бенкендорф, выступая советчицей короля против Дж. Капниига и других министров, предостерегавших Георга от вмешательства в сферы, явлйвшиеся прерогативой правительства.

 

*Aspinall A. Politics and the Press (1780-1850). L., 1949. P. 307.

**См.: Внешняя политика-России XIX и начала XX века. Док. Российского мин-ва иностр. дел. Серия II. Т. VI(XIV). М., 1985. С. 812.

 

В марте 1829 г. Георг, пригласив в Виндзор министров, в течение шести часов читал им лекцию о необходимости защиты протестантской веры. Речь оратора сопровождалась слезами, угрозами отречения, если к королю не прислушаются и будет принят билль об "эмансипа ции католиков". Как все гда в таких случаях, монарх угощался коньяком и угощал гостей. Налицо были признаки маразма. Он умер 26 июня 1830 г.

У Байрона есть такие строки о нем:

Кровавый деспот, правящий державой,

Властитель бессердечный и безглавый*.

От морской палубы - до трона

Третий сын Георга III Вильгельм IV (1765-1837) взошел на трон в возрасте 65 лет в 1830 г. и правил всего семь лет. В молодости он не мог рассчитывать на престолонаследие, а устремлял взор на горизонты морей и океанов. Для Англии - островной державы - все, связанное с водной стихией, имеет особое значение, и неудивительно, что монархи стремились обеспечивать карьеру своим отпрыскам во флоте.

14-летним юношей будущий король очутился гардемарином на судне и вскоре участвовал в морском сражении у мыса Сент-Винсент, когда против Англии действовала коалиция в составе Франции, Голландии и Испании в поддержку освободительной борьбы североамериканских колоний. Юноша успешно продвигается по службе, получает титул герцога Кларенского. Политика - вне его помыслов, пока он не сталкивается с отказом отца в 1793 г. доверить ему самостоятельное командование судном с началом военных действий Англии против Франции. Тогда он вместе со старшим братом становится в оппозицию к Георгу III. Поистине над отцами и сыновьями ганноверцев висело проклятие: их неприязнь часто доходила до патологической враждебности.

 

*Байрон Дж. Г. Избр. произв. М., 1987. Т. 1. С. 85. Пер. С. Маршака.

 

Беспорядочный образ жизни старшего брата не смущал Вильгельма. Он сам вступил в связь с актрисой Джордан, с которой благополучно прожил почти 20 лет, пока ему король по-отечески не внушил, что пора обзаводиться законной супругой. В 1818 г. он женится на Аделаиде Саксен-Мейнингенской и ни в какие амурные дела больше не ввязывается.

Еще до занятия трона исполнилась его давняя мечта - он стал Верховным адмиралом и, очевидно, вполне этим удовлетворился бы, учитывая свой возраст. Смерть Георга IV открыла ему дорогу к престолу.

Годы службы во флоте были далекими, однако состояние дел в стране, когда он приступил к своим высоким обязанностям, напоминало палубу судна, попавшего в штормовую погоду. В сельской местности тогда вспыхнуло восстание батраков - "последняя крестьянская война". Радикалы из среды промышленников развернули среди рабочих агитацию за всеобщее избирательное право, вызвав более бурные выступления, чем им хотелось бы.

Проведенная в 1832 г. под давлением Битов избирательная реформа способствовала ломке господства земельной аристократии, увеличив влияние имущего среднего слоя, допустив его представителей в парламент.

Монарх иногда проявлял импульсивность, когда что-то задевало его за живое, вроде давней проблемы религии в Ирландии. Страсти бушевали вокруг того, давать или нет католикам там свободу действий. Из-за разногласий короля с кабинетом возникает несколько правительственных кризисов. В 1834 г. король даже сформировал кабинет, неугодный парламенту. Но обе стороны пошли на компромисс.

Все эти относительно мелкие баталии происходили на фоне процессов, превращавших Англию не только в крупнейшую колониальную державу, а и в "мастерскую мира". Плоды такого развития господствующему классу и монархии предстояло пожать в полной мере уже после смерти Вильгельма IV в июне 1837 г.

 

САКСЕН-КОБУРГСКАЯ ДИНАСТИЯ

 

Победительница

 

64 года царствования Алексаадрины Виктории (первое ее имя - в честь русского императора) из 82 лет жизни до сих пор привлекают внимание британских историков, публицистов. Викторианская эпоха олицетворяет зенит могущества Англии. И пусть она ковалось в кузницах Шеффилда, на верфях Глазго, фабриках Бирмингема, пусть премьеры приходили и уходили, а дельцы зависели от изменчивой фортуны, монархия, способная поддерживать устои порядка, благополучия немалой части населения, внушала подданным тот пиетет, без которого и сильная власть ощущала бы недостаток опоры, особенно же в штормовые периоды.

А Виктории (1819-1901) довелось проходить не единожды через полосы испытаний.

Самой очевидной ее заслугой для верхов общества явилось очищение короны от комьев грязи, налипших за предыдущие полтора столетия от монархов и их семейств, не отказывавших себе ни в чем ради удовольствий, в том числе и сомнительных. Если бы дело продолжало сь так дальше, институт британской монархии,, может быть, не устоял перед радикализацией общества, вызванной беспрецедентными тяготами, бедствиями, выпавшими на долю рабочего люда в те времена.

Закон о работных домах 1846 г. ставит целью толкнуть ремесленников и батраков к работе на фабриках, гарантировать заводчикам дешевую силу мужчин, женщин, детей. Против ужасов подобного законодательства поднялись просвещенные умы и в среде буржуазии. Вспыхнувшее как лесной пожар чартистское движение впервые в английской истории после революции середины XVII в. имело и антимонархическое, республиканское острие.

Верхи общества не могли не оценить умеряющего воздействия монархии. Личные качества королевы, к тому же еще юной, неопытной в тот период, решающего значения не имели. Своими достижениями Виктория обязана не интеллекту, а характеру, умению справиться с тем, что мешало ей выполнять свое предназначение. Она отдавала отчет в своих возможностях и потому старалась опираться на советы, руководство тех, кому доверяла и кто обычно оправдывал это доверие.

Виктория не стала бы королевой, будь ее дяди более расположенными к семейной жизни. Но после смерти в 1817 г. дочери принца Уэльского Шарлотты у шестерых сыновей больного короля Георга III либо вовсе не было детей, либо они были не женаты. А из его дочерей две замужние были также бездетными, остальные четверо являлись старыми девами.

Пытаясь исправить положение, трое сыновей - герцоги Кларенский, Кентский и Кембриджский, - все в летах, в один и тот же 1818 год обзавелись женами. Двое родившихся детей герцога Кларенского умерли в раннем возрасте. Дочь герцога Кентского Виктория, родившаяся 24 мая 1819 г., стала наследницей.

Ее отец, не отлича6шийся примерным образом жизни, умер, когда ей было восемь месяцев. Матушка, кроме больших долгов, ничего практически не получила в наследство. Резиденция Кенсингтон-Палас была не в счет. Для ее поддержания требовались немалые средства. Ведавший финансовыми делами герцогства сэр Джон Копрой добытчиком денег не являлся.

Пока Виктория не взошла на трон, ей возбранялось спать отдельно от матери, разговаривать с незнакомыми в отсутствие матери или гувернантки Луизы Лецей, ее любимицы. Считается, что в качестве не просто воспитательницы, а и компаньонки Виктории в частной жизни, в политических вопросах фрейлен привила своей ученице немало практических черт, сделавших ее почитаемой в стране, где ценятся добросовестность в исполнении обязанностей, сдержанность в выражении чувств, самодисциплинам.

Мать как наставница значила гораздо меньше для дочери, тем более что во всем главном Виктория полагалась на своего дядю - упомянутого выше принца Леопольда. До 1831 г., когда он стал бельгийским королем, Леопольд был бессменным руководителем Виктории. От него исходило решение не посвящать Викторию в то, что ее ожидает престол, пока она не подрастет. Двенадцати лет Виктория об этом узнала и воскликнула: "Я буду хорошей!'' **

Незадолго до коронации сэр Джон Конрой попытался во время ее болезни (тифа) убедить Викторию назначить его своим личным секретарем. Прикованной к постели девушке чуть ли не насильно были вручены перо и бумага. Но королева дала резкий отпор придворному, и он ретировался.

В день объявления о занятии трона Виктория записала в дневнике, что неопытность в государственных делах не помешает ей проявлять твердость в принятии необходимых решений.

 

* Weintraub S. Victoria. L., 1987. P. 99, 100.

**Encl. Bril. Vol. 23. P. 125.

 

Другая запись гласит: "У меня каждый день столько бумаг от министров, а от меня им. Очень довольна такими занятиями"*.

Есть в исповедях юной королевы признания, свидетельствующие о конфликтах между осознанием лежащего на ней долга и естественными, особенно в таком возрасте, потребностями быть самой собой. Ненавистны были для нее утреннее вставание, умывание. Мало интересовали туалеты. Она жаловалась, что тесные платья мешают ей дышать. В то же время ее беспокоила излишняя, как ей казалось, полнота, и она не раз давала тщетно зарок воздерживаться от любимых блюд.

Отрешаясь от замкнутого образа жизни в детстве, лишившего ее общения с членами королевского семейства, Виктория в первые годы правления окунулась в увеселения, балы, приемы. Впоследствии она сожалела о потерянном времени.

Правительство и сам премьер-министр следили за поведением Виктории. Они знали, как черты характера монарха могут влиять на сферу политики. Поэтому премьер-министр виконт Мельбурн по-отечески наставлял Викторию культивировать в себе все, что сделает ее "хорошей королевой", и она чутко к нему прислушивалась.

В английской литературе отношения молодой королевы с главой кабинета виконтом Мельбурном характеризуются в качестве "романтической дружбы". Романтики было больше у Виктории. Мельбурн как лидер вигов не забывал о практической стороне, окружив королеву женам и своих коллег по партии. Мать, герцогиня Кентская, была вне данного круга. Между ее приближенными и окружением, созданным Мельбурном, вспыхивает соперничество, послужившее одной из причин разразившегося громкого скандала.

 

*Епсl. Brit. Vol. 23. P. 125.

 

В центре его оказалась леди Флора Гастингс, 32 лет, исполнявшая функции главной придворной дамы. В начале 1839 г. она обратилась к врачу с жалобой на боли в желудке. Поползли слухи, дошедшие до королевы Виктории, о беременности дамы. Леди Гастингс была вынуждена подвергнуться более основательному осмотру. Выяснилось, что она целомудренна. Испытывая угрызения совести, королева Виктория посетила больную и заверила, что та вернется на свое место сразу после выздоровления. Вскоре леди Флора Гастингс скончалась.

История получила широчайшую огласку. Общественное мнение осуждало "бессердечную королеву"*. Между тем и без этой истории обстановка в стране накалялась.

Со второй половины 30-х гг. развертывалось бурное чартистское движение на общедемократической платформе. По страницам прессы гуляло пугавшее обывателей словечко - "социализм". Королева Виктория и в дальнейшем, когда хотела нарисовать что-то ужасное для нации, прибегала к угрозе "социализмом".

 

*Longford E. Victoria R. I. L., 1964. P. 151.

 

Любимчик Мельбурн был вынужден подать в отставку в 1839 г. Попытки герцога Веллингтона и Роберта Пиля составить новый кабинет не увенчались успехом. Лидер тори Роберт Пиль требовал увольнения статс-дам и фрейлин королевы, назначенных виконтом Мельбурном. Королева взбунтовалась. Уйти пришлось Пилю. Мельбурн вернулся, но выборы 1841 г. дали большинство тори, у руля (до 1846 г.) оказался Пиль.

Теперь, однако, у Виктории был верный ей до гроба друг, советчик, компаньон - супруг Альберт Саксен Кобур-Готский. Она по собственной инициативе предложила ему свою руку, познакомившись с ним несколькими годами ранее. Они сочетались браком 10 февраля 1840 г. Свадебный наряд Виктории был сшит из материи английской выделки. После свадьбы в кабинете Виктории был поставлен второй письменный стол - для Альберта, но, что касалось государственных дел, его обязанности первоначально были ограниченными. Королева писала в дневнике: "Я читаю и подписываю бумаги, а Альберт их промокает..."

Не было и нет до сих пор конституционной формулы для мужа королевы. Король Леопольд говорил, что Альберт должен быть "ходячей энциклопедией для Виктории по любому вопросу". Образование у этого принца из Саксен-Кобургской династии было разностороннее, с упором на технические дисциплины. Внешне он был привлекателен, по натуре - методичен, пунктуален. Любил музыку, живопись, отличался в искусстве фехтования.

С самого начала решил следовать тому, о чем заявлял публично: мой долг - погрузить собственное Я в личность своей жены-королевы... На практике это оказалось не таким легким делом. Рождение у Виктории первого ребенка - девочки вызвало шумную сцену между супругами. Крошка была болезненной. Супруги заспорили, какое лечение лучше. Первой вспылила мать. В слезах она выбежала из комнаты. Альберт сел за стол и настрочил ей послание, предупреждая, что гибель ребенка будет на ее совести, если она станет упорствовать в своих рекомендациях.

Большинство из девяти детей Виктории появилось на свет до того, как для обезболивания родов стал применяться хлороформ. Неудивительно, что она относилась к материнству без энтузиазма.

Влияние супруга и семейные заботы меняют образ ее жизни. Увеселения остаются позади. В хозяйстве двора наводится экономия. Расширяются связи с другими царствующими домами. Постепенно Альберт становится незаменимым советником королевы. Видя во фрейлен Лецен женщину, оказывавшую чрезмерное влияние на Викторию, Альберт добивается ее удаления из дворца. Так появляется близкий к Альберту и королю Леопольду немец Штокмар.

Альберт пришел в ужас, узнав, что королева отпустила 15 тыс. фунтов вигам во время избирательной кампании 1841 г. Монархия не должна становиться на сторону какой-либо политической партии, а придерживаться строго нейтральной позиции. Только таким образом, по убеждению Альберта, она может выступать в качестве авторитетной силы.

Благодаря супругу королева начала пользоваться построенной на севере страны железной дорогой. Стал более доступен замок Балморал в Шотландии, где королева и ее семейство проводили самое счастливое время в играх в кегли, прятки, в сборе фруктов, экскурсиях.

Справляться с грузом государственных забот было все труднее. В первой половине 40-х гг. стоявший у власти с небольшими перерывами кабинет тори во главе с Пилем (в пользу которого Альберт расположил Викторию) пошел наконец на отмену хлебных пошлин и другие шаги в интересах торгово-промышленного предпринимательства. "Деланию денег" - неважно, какими способами, - подчиняется все и вся.

Виктория и Альберт не терпели в кабинете вигов Пальмерстона на постах военного министра, а затем - иностранных дел. Внешние дела Виктория с супругом считали своей эксклюзивной сферой. Пальмерстон действовал ина че. В 1850 г. Виктория предъявила министру нечто вроде ультиматума: он должен с ней постоянно консультироваться, считаться с ее волей*. Пальмерстон согласился - но только на словах.

В стране разгорался тем временем антирусский ажиотаж из-за "Восточного вопроса". Линия Альберта не без основания рассматривалась как направленная против нагнетания воинственных страстей. Его обвинили даже в том, что он "агент Петербурга". Смещение Викторией Пальмерстона с поста главы Форин офис в 1853 г. вызывает лавину протестов. Пальмерстон - твердый орешек. Имея поддержку общественного мнения, он отказывается уйти. Королева бессильна.

Все меняет Крымская война. Споры забыты. Правит бал оголтелый шовинизм. Отрезвление приходит с партиями убитых и раненых, доставляемых из Крыма, сообщениями об ожесточенных боях под Севастополем.

Подданные Ее Величества ожидали быстрого триумфа британского оружия. Разве Англии не предначертано править на морях? Расширять имперские владения? Таков дух первой Всемирной выставки в Лондоне, устроенной по инициативе Альберта в 1851 г.

В начавшем складываться во время Крымской войны культе Виктории, нашедшем выражение в учреждении ордена "Виктория-кросс", происходит, как ни странно, заминка после кончины Альберта в 1861 г. Виктория - в безутешном горе. Затворясь в четырех стенах, она отказывается принимать участие в публичных церемониях. Такое поведение не одобряется. Королева должна выполнять свой долг!

Публика судила слишком строго. И в кабинетной тиши Виктория деятельно занималась государственными делами и, более того, лишившись верного советчика-супруга, исполнилась еще большей решимостью править твердой рукой. Она писала в дневнике, что не позволит никому диктовать, как ей поступать.

 

*Encl. Brit. Vol. 23. P. 125.

 

Во исполнение такого завета она угрожала лидеру оппозиции лорду Дерби своей смертью, если тот будет добиваться смены кабинета. Гладстону, вступившему в союз с радикалами, она в 1880 г. заявила: "Королева (о себе она всегда отзывалась в третьем лице) не мож ет и никогда не будет королевой в демократической монархии: пусть те, кто так радикально говорят и агитируют, ищут себе другую королеву, но она сомневается, найдут ли они ее"**.

Чисто женские приемы, но, исходя от монаршей особы, они срабатывали. Был у нее человек, о котором она после его смерти отзывалась как о "самом близком друге" (разумеется, не считая принца Альберта). Речь идет о ее личном слуге Джоне Брауне, шотландце, любителе выпить (его находили иногда лежащим на полу), с языком, не отличавшимся деликатностью выражений. Что побудило Викторию приблизить его к себе? Существуют разные версии. Некоторые утверждают, что Браун был спиритуалистом, "связывавшим" королеву с Альбертом, когда тот отошел в мир иной. Виктория уединялась с Брауном иногда на несколько часов. Шли сеансы "связи". Немало предположений и о том, что он был ее любовником. Близкие Виктории не терпели его, особенно старший сын Альберт Эдуард. Браун докладывал королеве о их поведении. Первое, что сделал Альберт Эдуард, став королем Эдуардом VII, - распорядился снести сооруженный Викторией памятник Джону Брауну.

 

**Encl, Brit. Vol. 23. P. 125.

 

После кончины Альберта королеве Виктории пришлось определять позицию в ситуациях, связанных с милитаристскими действиями бисмарковской Пруссии. В 1863-1864 гг. возник кризис из-за Шлезвиг-Гольштейна. К тому времени старшая дочь Виктории была замужем за прусским кронпринцем. И без этого обстоятельства поддержка Англией Пруссии была обеспечена. Альберт выступал за объединение Германии. Разумеется, он не мог предполагать, что развитие событий пойдет при Бисмарке в направлении, которое он вряд ли бы приветствовал. Виктория отзывалась о Бисмарке как "ужасном деятеле", но дальше словесного осуждения в узком кругу не шла.

Сильным ударом для нее явилось поражение Австрии и союзных с ней немецких государств в войне с Пруссией в 1866 г. Родственные связи у британской монархии имелись с обеими сторонами. Легче для нее было перенести поражение Франции во франко-прусской войне 18 70-1871 гг. Благодаря ее личному обращению к Бисмарку Париж избежал массированного обстрела наступающими прусскими войсками.

Победы Пруссии могли бы вовлечь Англию в конфликт с родственной монархией Гогенцоллернов, если бы не разрыв в 1837 г. унии с Ганновером после перехода престола от мужской к женской линии. К тому же к 70-м гг. Ганновер являлся уже частью объединенной Германии*. В конце 60-х гг. усилились антианглийские выступления в Ирландии, там было приостановлено действие "Хабеас корпус". Это лишь разожгло террористические акты "фенианского братства". Взрывы, убийства перекинулись на территорию собственно Англии. Виктория стояла за политику кулака, но была вынуждена считаться с реальностями, как и ее ставший самым близким советником Бенджамин Дизраэли - деятель торийской партии, на склоне лет ставший ее лидером.

 

*В 1851-1866 гг. королем Ганновера был внук Георга III Георг V (умер в 1878 г.). Его сын и наследник Эрнст Август, герцог Кумберлендский, был женат на дочери датского короля Кристиана IX принцессе Тире. Примеч. сост.

 

В Дизраэли, его курсе Виктория обрела динамичного имперского деятеля. Приход его к власти в 1874 г. на шестилетний срок был отрадным событием для монархини. В нем она нашла и нового верного советчика. И он взялся усердно за укрепление института монархии, у бедил Викторию и членов ее семейства чаще показываться народу, шире выполнять патрональные и церемониальные функции.

Оформив в 1875 г. в результате энергичных шагов приобретение Англией солидного пакета акций Суэцкого канала под носом Франции, стремившейся к тому же, Дизраэли писал Виктории: "Дело сделано. Он Ваш, Мадам, - канал".

В следующем году стараниями Дизраэли Виктория получила титул императрицы Индии, что особенно польстило ей. Среди заморских владений Индия занимала особое место - жемчужина короны! В знак благодарности она уговорила Дизраэли принять титул графа Биконсфилда. В конце 70-х гг. во время нового кризиса из-за "Восточного вопроса" стараниями Дизраэли и его министров в стране начала нагнетаться снова атмосфера вражды к России. Ее успехи в войне с Турцией в 1877-1878 гг. были восприняты в Лондоне чуть ли не как катастрофа. Сан-Стефанский договор с уступками Турции славянским народам значительной части Балканского полуострова явился последней каплей. Дизраэли и Виктория поставили целью добиться его ревизии - если потребуется, то пойти и на конфликт с Россией.

На этот раз атмосфера в стране, однако, отличалась от русофобии середины 50-х гг. Курс Дизраэли вызывает осуждение. Гладстон называл его политику "безумной". Ничто не останавливает главу кабинета. Он добивается созыва конгресса в Берлине по "Восточному воп росу" и, несмотря на незавидное состояние здоровья, отправляется туда, подкрепляя ультимативную дипломатию демонстрацией военной силы. Британские суда направляются к Дарданеллам. Санкт-Петербург пошел на уступки Англии, Австро-Венгрии и Германии, действовавших заодно против дипломатии Горчакова.

Депеши Дизраэли Виктории с конгресса содержат не только деловую информацию, а и верноподданйические заверения, что он, премьер, "работает только ради нее", своей королевы, "без нее для него все потеряно".

В Лондон Дизраэли вернулся триумфатором, и Виктория предложила ему на выбор несколько наград. Он остановился на "ордене Подвязки" - высшем, основанном королем Эдуардом III в 1348 г. Представлялось, что его кабинету ничто не угрожает. Но на выборах 1880 г. в условиях более демократического избирательного закона консерваторы потерпели сокрушительное поражение. Через два дня после оставления им резиденции на Даунингстрит королева дала Дизраэли прощальную аудиенцию. Дружба между ними не прервалась. В письмах Виктория не раз спрашивала у Дизраэли советов. Весной 1881 г. он умер.

Либеральное правление Гладстона в 1880-1885 гг. ознаменовалось не только дальнейшим приращением колониальных территорий, а и неудачами британских сил в Судане, взволновавшими нацию убийствами двух ее государственных деятелей в Дублине, стычками с бурами в Южной Африке, манифестациями обездоленных людей в центре Лондона.

Характер Виктории портится. Ее письма министрам с упреками по поводу недостаточных консультаций воспринимаются как брюзжание. Дело, однако, скорее заключалось в том, что королева не сдерживала отрицательных эмоций: Гладстон никогда не был ей симпатичен.

Утешительным был для нее приход в 1886 г. снова к власти консерваторов с их подчеркнуто наступательной политикой за морями. Китченер в Хартуме отомстил за предыдущие неудачи англичан, а Роберте в Южной Африке развертывал действия против буров. Пышно отпраздновали 50-летний юбилей царствования Виктории. В Лондоне состоялась первая имперская конференция с участием заморских деятелей.

Бесславная отставка Гладстона в марте 1894 г. была бы радостной вестью для королевы, если бы не само ее здоровье. Бремя лет давало знать о себе.

Зато ее сыновья, дочери, внуки, внучки, а затем и правнуки являлись проводниками английского влияния. Особое значение имели династические связи для отношений Англии с Россией и Германией. Несмотря на то что Виктория находилась на седьмом месяце беременност и, она в 1844 г. согласилась на визит Николая I для демонстрации наметившегося англо-русского сближения. Во время пребывания царя в Виндзоре королева была удивлена его просьбой стелить ему на, ночь вместо перин солому из ее конюшей...

В дальнейшем, несмотря на конфликты с Россией, второй сын Виктории, Альфред, женился на дочери Александра II Марии, а ее внучка Алиса Гессенская вышла замуж за Николая II "Теперь я должен звать ее (Викторию) бабушкой" *, - писал он в дневнике. О родственных связях английских монархов с Романовыми подробнее будет сказано дальше.

Виктория внимательно следила за тем, что происходит в России. С типичным для нее лицемерием она писала после убийства Александра II, что, хотя казни в России необходимы, но лучше, если бы они были тайными, а не публичными (23 апреля 1881 г.). 29 декабря Виктория пророчески заметила своей дочери принцессе Баттенберг: "Состояние России настолько плохое, настолько прогнившее, что в любой момент может случиться что-то страшное"**. Королеву все больше беспокоил ее внук (сын старшей ее дочери Виктории) Вильгельм II. В письмах к матери прусская королева и германская императрица не скрывала роста в Германии антианглийских настроений. В начале 1899 г. в связи с предстоящей встречей Николая II с Вильгельмом II Виктория писала царю: "Я опасаюсь, что Вильгельм может высказать что-то против нас, так же как он это делает в отношении Вас в беседах с нами. Если это так, молю сообщить мне об этом откровенно и конфиденциально. Очень важно, чтобы мы понимали друг друга и чтобы этим недостойным и злонамеренным маневрам был положен конец"***.

В Букингемском дворце негодовали, когда Вильгельм в телеграмме президенту Траисвоаля Крюгеру поддержал того против Англии, развертывавшей военные действия в Южной Африке. В кровопролитных сражениях сокрушался один из последних оплотов, стоявших на пути полного господства Англии на Африканском континенте, - бурские республики. После экономического кризиса 80-х гг. промышленность, торговля вновь набирают темпы. Кончина Виктории 22 января 1901 г. после короткого безболезненного недуга оплакивалась миллионами ее подданных с искренними чувствами скорби. В ней они видели Викторию, вполне оправдавшую имя победительницы.

 

*Дневник императора Николая II. Берлин, 1923. С. 51.

**Queen Victoria in Her Letters and Journals. L., 1984. P. 318.

***Weintraub S. Op. dt. P. 599.

 

Имелись, разумеется, и другие мнения. Пусть они были в меньшинстве, имеет смысл упомянуть и о них. Так, У. Блант в своих записях высказывался следующим образом: "Относительно личности королевы избегают говорить все, что думают. Из того, что я слышал о ней, явствует, что в последние годы своей жизни она была довольно банальной почтенной старой дамой и напоминала многих наших вдов с ограниченными взглядами, без всякого понимания искусства и литературы, любила деньг и, обладала некоторым умением разбираться в делах и некоторыми политическими способностями, но легко поддавалась лести и любила ее... Впрочем, публика в конце концов стала видеть в этой старой даме нечто вроде фетиша или идола..." *

Культ Виктории связывался и связывается с эпохой, с викторианством, отождествляемым с пиком британского величия.

Любящая супруга распорядилась о сооружении нескольких монументов в память о муже. Альберт-мемориал и концертный зал - Альберт-холл неподалеку от Музея Виктории и Альберта, основанного по инициативе Альберта в районе Кенсингтонского дворца, знакомы миллиона м иностранных туристов.

У детей, внуков, правнуков умершей королевы (а их насчитывалось не менее четырех десятков) были веские основания чтить ее за бережливость, предпринимательство. Она значительно приумножила личное состояние. В оборот пускались и деньги, жертвовавшиеся ей почитателями.

"Викторианство" завершилось. На смену шло "эдуардианство".

 

Ловелас и политик

 

До занятия трона в 1901 г. Альберт Эдуард (1841-1910) в качестве принца Уэльского не допускался Викторией к участию в государственных делах. Королева не могла питать большого доверия к этому своему отпрыску из-за его, как она считала, легкомыслия. Она была права лишь отчасти, поскольку Эдуард принимал близко к сердцу не только прекрасных дам, но и интересы своей державы. Сочетание не столь уж п ротивоестественное, особенно для королевских особ.

 

*Blunt W. S. My Diaries. Vol. 2. P. 2. Цит. no: Галеви 3. История Англии в эпоху империализма. М., 1937. С. 106-107.

 

Матушка отказала ему в военной карьере, и это сильнее всего ранило его. В отличие от своих предков он не стал строить козни против родительницы, а отдался занятию более приятному - амурным похождениям.

Полученное им неплохое общее образование пригодилось, а специализация по промышленному применению химии - нет. В 18 лет посетил Испанию, затем - инкогнито - США. Охотно участвовал во всякого рода церемониях, взяв на себя немалую долю того, от чего уклонялась мать после смерти супруга. Двадцати двух лет женился на датской принцессе Александре, весьма привлекательной - так что младший брат Эдуарда пытался увлечь ее, - но довольно болезненной, отчего страдали и супружеские отношения.

36-летним отцом трех детей (еще трое появились на свет позднее) Эдуард завел себе "официальную метрессу". Ею стала замужняя женщина - полногрудая, со спадавшими на плечи локонами Лилли Лэнгтри. С помощью художника-любовника она проникла в светское общество. Там и обратил на нее внимание принц. Супруг Лилли скандалов не устраивал, а нашел утешение в крепких напитках, кончив существование в ночлежке.

Когда у Эдуарда появились другие увлечения, он не оставил заботу о Лилли. Его покровительству она обязана карьере на театральной сцене. Труппа с участием Липли гастролировала при переполненных залах не только в Англии, но и в других странах, в том числе в США. К тому времени у Лилли появилась дочь - от Эдуарда. Тот не терял из виду мать и девочку, в письмах давал советы, ссужал деньгами. Когда дочь Лилли подросла, Эдуард ввел ее в свет, и она вышла замуж за сына знатного шотландца. Мать уже 45-летней женщ иной сочеталась с 26-летним баронетом *.

Место этой предприимчивой особы заняла г-жа Алиса Кеппель, на 27 лет моложе Эдуарда. Они познакомились зимой 1897 г. Алиса была образованной женщиной, не искательницей приключений. Она ухитрилась сохранить мужа и одновременно быть возлюбленной Эдуарда, кот орого до конца его дней обожала. Большим ее достоинством являлось умение хранить молчание о делах, которыми делился с ней Эдуард, став монархом. Репортеры осаждали Эдуарда и его возлюбленную во время их пребывания на фешенебельных курортах. Такое времяпреп ровождение требовало средств, и немалых. Порядочность не позволяла г-же Кеппель "доить" Эдуарда, да он сам тоже постоянно нуждался в деньгах, просаживая большие суммы в казино.

Вопрос решился, когда Эдуард с помощью своего приятеля - фабриканта знаменитого чая Томаса Липтона - пристроил супруга г-жи Кеппель на хорошо оплачивавшуюся должность в торговую фирму. Нуждаясь в деньгах, Эдуард окружал себя светилами банковского мира, а те придерживались совершенно определенных взглядов на то, кто был для Англии другом на международной арене, а кто противником.

Ареной оживленных приватных обсуждений в связи с закулисными ходами европейской дипломатии стал богемский курорт Мариенбад, где с 1903 г., обычно в августе, Эдуард от дыхал. Вокруг собиралось блестящее общество. Развлечения, светские рауты перемежались с политикой, бизнесом.

 

*Brook-Sheperd G. Uncle of Europe. L., 1975. P. 55, 57-59, 65, 212.

 

Главным советчиком принца, а затем короля был банкир Эрнст Кассель, сколотивший миллионное состояние с нуля. К его услугам прибегало и английское правительство. В 1908 г. министр иностранных дел Грей запросил у Касселя заем в полмиллиона фунтов для Марокко. Тот, не моргнув глазом, согласился в обмен на пожалование ему одного из высших британских орденов. Министр возмутился, но после консультаций с королем условие принял.

Кассель уговорил Эдуарда во время визита в Ревель в июне 1908 г. для встречи с Николаем II условиться о размещении займа его банка в России. От Ротшильда в связи с этой поездкой Эдуарду поступила просьба заступиться перед царем за подвергшихся преследованиям евреев. Король выполнил это поручение.

Посвященным в самые интимные дела Эдуарда VII был португальский дипломат в Лондоне маркиз Луи де Соверал. Пережив Эдуарда На 12 лет, он отказался при жизни открыть для публики свой архив. Лишь полстолетия спустя были опубликованы дневники Соверала, корреспонденция между ним и Эдуардом VII, что позволило исследователям сделать вывод о недооценке этого короля как политика. Выяснилось, в частности, что Эдуард примерно в течение 40 лет обдумывал шаги для создания в Европе системы союзов с участием Англии. Это дало основание британской прессе уже в начале 70-х гг. текущего столетия назвать его "первым европейцем" в среде британских монархов*.

 

*Sunday Telegraph. 26. 1. 1975.

 

Через Соверала, занявшего в 1896 г. пост министра иностранных дел Порту Галин, Эдуард предотвратил угрозу англо-германского конфликта, когда Берлин выступил в поддержку буров в Южной Африке. Соверал сделал предостережение Германии, что ни одному немецкому солдату не будет позволено высадиться в Португалии, если в Берлине решатся пойти на интервенцию на юге Африки. Заявление подействовало.

Лишь с Совералом советовался Эдуард VII, готовя свои ходы в формировании англо-французской Антанты, особенно после занятия престола. Английский автор Гордон Брук-Шеперд считает поездку короля в Париж весной 1903 г. "самой важной политической миссией", предпринятой британской монархией в современной истории *.

Задача заключалась в изменении мышления и англичан и французов - исконных врагов. Поездка готовилась в глубокой тайне от всех, в том числе и от английского правительства. "Более антиконституционного акта представить было бы невозможно", - свидетельствовал тот же автор. Сперва для прикрытия цели вояжа Эдуард на своей яхте отправился в Португалию. Форин офис был информирован о планах короля, когда его уже не было в Лондоне. Король знал, что президент Франции хочет видеть его в Париже, и потому пошел на немалый риск, минуя официальные британские каналы. Расчеты оправдались. Президент Франции Дубе сократил свое пребывание в Алжире, чтобы приветствовать Эдуарда в Париже.

Как бы в кабинетах Уайтхолла ни кипятились, идти на срыв визита не могли. В Португалии король заявил о предоставлении английских гарантий ее колониям. Из Неаполя, где бросила якорь яхта, Эдуард направился в Рим. Здесь состоялась историческая встреча между ним и папой Львом XIII. До этого правитель Англии ступал на римскую землю лишь в 855 г.

 

**Brook-Sheperde. Ор. cit. Р. 153.

 

Прибытию Эдуарда VII в Париж предшествовало развязывание там националистическими группами антианглийской кампании. Незадолго до этого обе державы были на грани конфликта из-за спора вокруг колониальных претензий. Одна из выпущенных в то время во Франции открыток изображала Наполеона I на вершине Вандомской колонны. Он грозил кулаком Эдуарду и Дубе. "Если бы я был жив!" - восклицал Наполеон.

С прибытием Эдуарда VII в Париж лед растапливался на глазах публики. Непринужденные манеры, комплименты французам, энтузиазм высокого гостя на спектакле в "Камеди Франсэз" - все располагало в его пользу. Восторженные возгласы "Вив ле руа!" давно не раздава лись на улицах Парижа. Этот визит, как и последовавшая поездка президента Франции в Лондон, сыграли немалую роль в формировании Антанты.

Еще в молодые годы принц Уэльский добивался улучшения отношений с Россией, убедив королеву направить его в Петербург в 1866 г. на свадьбу сестры его жены, датской принцессы Дагмары, с будущим императором Александром III. Перед отъездом в письме Пальмерстон у он указывал на желательность формирования "сердечного согласия" между Англией и Росеней. Однако в этот свой первый визит он был занят развлечениями, в том числе и охотой на волков, и не имел возможности обсудить интересовавшие его вопросы.

Такая возможность представилась во время визита в Петербург в 1881 г., когда он привез Александру III награду от Виктории - "орден Подвязки". Лондон неохотно согласился на такой шаг, там еще не утихли страсти, связанные с Восточным кризисом. Царь не проявил интереса к предложениям принца Уэльского, а вскоре Афганистан стал яблоком раздора между двумя странами. Поэтому, как отмечают английские биографы Эдуарда, он без сожалений узнал о кончине монарха в 1894 г. Но теперь уже премьер Разбери настоял на том, чтобы наследник английского престола присутствовал на похоронах Александра III.

9-10 июня 1908 г. в порту Ревеля состоялась встреча короля Эдуарда VII с Николаем II: первый государственный визит британского монарха в Россию, призванный нейтрализовать то, что в Лондоне расценили как нежелательный для Англии сдвиг России в сторону Германии после переговоров Вильгельма II с царем в Бьерке в июле 1905 г. Николай II, о котором Эдуард отзывался как о "весьма слабом монархе", маневрировал между Лондоном, Парижем и Берлином. В 1906 г. он по рекомендации Эдуарда VII назначил своим министром иностранных дел А. П. Извольского, такого же сторонника англо-русского сближения, как и Эдуард. Правда, Николай II не мог забыть того, что Эдуард сказал его супруге Александре Федоровне на одном приеме: "Как профиль твоего мужа похож на профиль Павла I!" Уже в качестве экс-императора Вильгельм вспоминал, как на встрече в Бьерке русский царь не жалел негативных эпитетов по адресу Эдуарда VII. Со своей стороны кайзер мобилизовал все свои интеллектуальные ресурсы, настраивая Николая II против Англии.

Вильгельм II приходился племянником Эдуарду, но в кругу приближенных английский король отзывался о кайзере нелестно: "Он более труслив, нежели честолюбив, поэтому не из-за своей решительности, а из-за своей слабости развяжет войну".

Кайзер несколько раз давал знать о желании видеть дядю-короля в Берлине. После ряда отсрочек визит был намечен на начало 1909 г. У Эдуарда не было иллюзий о реальностях складывавшейся обстановки. Он не только знал о происходивших в тиши кабинетов Уайтхолла дебатах насчет темпов военных приготовлений, но и выступал за их форсирование.

Если в Париже король был в хорошей форме, в Берлине он выглядел изнуренным, а во время приема даже потерял на короткое время сознание. Лишь при прощании с кайзером он затронул больной вопрос - военно-морскую программу Германии и, не получив ободряющего отв ета, выразил надежду на торжество разума.

Весну 1910 г. Эдуард провел на курорте Биарриц. С ним были г-жа Кошель и де Соверал. Погода не баловала. Монарх схватил простуду. Александра звала его присоединиться к плаванию по Средиземному морю. Г-жа Кеппель мнения не высказывала, но это молчание было красноречивее депеш супруги.

Покинуть Биарриц Эдуарда заставил разразившийся кризис в Лондоне, вызванный биллем премьера Асквита, направленным на урезывание полномочий верхней палаты. Бросая прощальный взгляд на курорт, король заметил, что вряд ли вернется.

Вернувшись в Лондон, Эдуард игнорировал предписания врачей поберечь себя. "Какой смысл жить, если нельзя работать!" - говорил он. В саду своего поместья в Сандрингеме он возился и в сырую погоду. Оказавшись снова в Лондоне, он решил навестить давнюю свою светскую возлюбленную, отправившую его назад во дворец с лекарством от кашля. Больше дворца он не покидал.

В течение трех дней шла борьба с приковавшим его к креслу - не постели! - недугом. Александра поспешила в Лондон, но на Виктория-стейшн супруг ее не встречал. На следующий день он скончался. До последнего вздоха был разговорчив, позволил себе затянуться сигарой, а узнав, что его лошадь пришла к финишу первой, молвил: "Я очень рад".. и испустил дух.

Девять иностранных монархов возглавляли траурный кортеж. Сразу за гробом шестовали новый король Георг V и кайзер Вильгельм. До первой мировой войны оставалось четыре года и три месяца.

 

Две монархии: родственные связи и их разрыв

 

То, в чем не преуспел Иван Грозный во второй половине XVI в., стало реальностью для семейства Романовых в завершающие десятилетия XIX в. - обе монархии оказались связанными довольно тесными родственными узами.

Почин положила дочь Александра II Мария. Увидев в родовом замке великих герцогов Гессенских Хейлингберге под Дармштадтом фото сына Виктории Альфреда, герцога Эдинбургского, она нашла его значительно более привлекательным, чем кто-либо из немецких принцев, которых ей прочили в мужья.

Энергичной сторонницей брака принца Альфреда с Марией выступила дочь королевы Виктории Алиса, супруга великого герцога Гессенского. 28 января 1874 г. она писала матери в Лондон: "Душка Мария производит на всех одинаковое впечатление. Как я рада, что она такая, как я думала и надеялась. Такая жена составит счастье Альфи, принесет ему благо и доставит радость Вам самой..." *

 

* Alice. Princess of Great Britain Duchess of Hesse. L., 1897. P. 231.

 

Свадьба состоялась 11 января 1874 г. в Петербурге после ряда попыток и Виктории, и российского императора не допустить такого брака. Еще не были залечены раны Крымской войны, а на горизонте маячила угроза нового конфликта Англии с Россией все из-за того же "Восточного вопроса". Пожелание Виктории о том, чтобы Мария предстала перед ее очами прежде, чем будет вынесено суждение о ее "пригодности" в качестве невесты, царь счел оскорбительным*.

Партия расстроилась бы, не прояви молодые решимости, несмотря ни на что, быть вместе. Виктория во время пребывания в Лондоне в начале 1874 г. этой четы держалась любезно, распорядилась празднично украсить улицы столицы. Прочтя отчет в "Тайме" об оказанном Марии приеме, Алиса писала матери: "Он должен тронуть Марию и показать, как англичане привязаны к своей королеве и ее дому"**.

На деле это было не так. Все в Англии было не по душе дочери царя: погода, пища, сам облик Лондона, а главное - отношение к ней членов семейства Виктории. Королева и ее дочери не скрывали досады, что герцогиня Эдинбургская блистала в таких украшениях, каких у них не было. Наиболее тягостный для Марии период наступил во время русско-турецкой воины, когда Россия стала "врагом номер один". О переживаниях Марии говорила ее решимость не допускать породнения кого-либо из ее дочерей с семейством Виктории.

Между тем они одинаково симпатизировали и "бабушке-императрице" в Петербурге, и "бабушке-королеве" в Лондоне. Воинственный психоз в Англии миновал, муж шел навстречу Марии в ее желаниях. В 1893 г. Альфред стал герцогом Саксен-Кобург-Готским и переехал в Ге рманию, где заканчивал учебу младший Альфред. Под нажимом матери ее дочь - тоже Мария - отказала в браке внуку Виктории, сыну ее наследника, принца Уэльского * * *. В 1899 г. младший Альфред, страдавший от венерической болезни, покончил самоубийством. В следующем году скончался супруг Марии. Она умерла в 1920 г.

 

* Alice. Princess of Great Britain Duchess of Hesse.P.232.

** Ibidem.

 

Второй связующей двух царственных фамилий явилась внучка Виктории, дочь той же Алисы Гессенской, Елизавета. Она родилась в 1864 г. и уже крошкой обращала на себя внимание хорошеньким личиком. Красота ее расцветала. Девочкой увлекся молодой Вильгельм, будущий император, сын старшей дочери Виктории, нареченной также Викторией, и ее мужа кронпринца Фридриха Вильгельма, несколько месяцев занимавшего трон в Германии, пока он не умер от рака горла. В июне 1884 г. она вышла замуж за дядю будущего Николая II, великого князя Сергея Александровича. Отец запретил дочери менять религию до брака, поэтому церемония бракосочетания состояла из двух служб - православной и лютеранской. Елизавета Федоровна обратилась в православие спустя два года.

Великой княгине выпала тяжелая ноша. В 1891 г. Сергей Александрович был назначен московским генерал-губернатором и быстро восстановил против себя и многих сторонников царя нетерпимостью к инакомыслию. Впоследствии дочь английского посла в Петербурге отзывалась о нем как о "реакционере, автократе, почти тиране" ****. 4 февраля 1905 г. великий князь Сергей был убит при выезде из Кремля бомбой, брошенной террористом-эсером И. Каляевым. Елизавета Федоровна посетила убийцу мужа в тюрьме, и он в слезах умолял понять его, хотя и не сожалел о содеянном. Прошение Елизаветы Федоровны Николаю Поломиловании Каляева было отклонено.

 

***Мария Саксен-Кобург-Готская, выйдя замуж за румынского принца Фердинанда, стала впоследствии королевой Румынии. Примеч. сост.

****Buchanan М. Queen Victoria's relations. L., 1954.Р.105.

 

Находясь в конце 1905 г. в Царском Селе, Елизавета Федоровна с началом вооруженного восстания в Москве, несмотря на попытки генерал-адъютанта Дубасова удержать ее, рвалась в Москву. "Я попросту считаю себя "подлой", оставаясь здесь, - писала она московском у генерал-губернатору В. Ф. Джунковскому, - предпочитаю быть убитой первым случайным выстрелом из какого-нибудь окна, чем сидеть тут сложа руки". Главное, что ее волновало, - это помощь "несчастным жертвам восстания". "Не надо бояться смерти, надо бояться жить" *.

Елизавета Федоровна резко изменила образ жизни, отказалась от рыбы и мяса, продала на нужды милосердия часть драгоценностей. В 1910 г. на свои средства она основала в Москве на Ордынке Марфа-Мариинскую обитель - приют для бедных, больных, сирот, раздала свои наряды и украшения, уединилась в кельях обители, ухаживала за больными ближайшего госпиталя - и не расставалась с большим деревянным крестом на груди.

Великая княгиня видела приближение агонии режима, и в отчаянной попытке повлиять на царя через свою сестру императрицу Александру Федоровну в конце 1916 г. она посетила ее в Царском Селе. Сестра даже не пожелала ее как следует выслушать. Весной 1917 г. Елизавету Федоровну навестил шведский посланник с предложением помощи от Вильгельма II в ее возвращении в Германию. Ответ ее был краток: мое место здесь, с сестрами!

 

*Цит. по: Московский журнал. 1991. До 2. С. 48, 49.

 

В мае 1918 г. поступило распоряжение о высылке Елизаветы Федоровны в Екатеринбург, откуда она была вместе с некоторыми другими членами царской семьи переправлена в Алапаевск. Осенью того же года на дне старой шахты в окрестностях Алапаевска были найдены тела Елизаветы Федоровны, великого князя Сергея Михайловича, трех сыновей великого князя Константина Константиновича и сына великого князя Павла Александровича. Местный священник ухитрился отправить останки Елизаветы Федоровны в Китай, где они были достойно погребены. В 1921 г. родная сестра Елизаветы Федоровны леди Милфорд-Хэвен устроила перенесение ее праха в Иерусалим.

Не менее причудлива участь другой внучки королевы Виктории - принцессы Виктории Мелиты, дочери Марии Александровны и герцога Эдинбургского, также связавшей свою судьбу с Романовыми. Не питая никаких чувств к своему первому супругу великому герцогу Эрнсту Людвигу Гессенскому, она была вынуждена терпеть постылый брак, сознавая, насколько непримирима ее бабушка к разводу. Сердце Виктории Молоты принадлежало сыну великого князя Владимира Александровича - Кириллу, но лишь в 1905 г., когда королевы Виктории не было в живых, она после развода с великим герцогом вышла замуж за Кирилла, получив имя Виктории Федоровны. Николай II распорядился, чтобы Кирилл в 24 часа покинул Россию, лишил его звания флигель-адъютанта и уволил со службы.

Отец Кирилла, пользуясь доступом к царю, потребовал отмены его решения. "Вызовите Кирилла к себе, выбраните его, но зачем лишать его родины!" - возмущался Владимир Александрович. Царь был непреклонен. Князь сорвал с груди все награды, бросил их на стол и выбежал из покоев, хлопнув дверью**.

 

*Buchanan M. Ор. cit. Р. 99.

 

Лишь через два года Кирилл Владимирович был прощен, возвращен в Россию с женой и восстановлен на службе. Виктория Федоровна блистала в свете, то был зенит ее жизненного пути. В недалеком будущем колесо истории отбросит ее вместе с мужем на чужбину.

Так же как и ее двоюродная сестра, она пыталась через Александру Федоровну воздействовать на царя, склонив его к компромиссу в верхах с теми, кто стоял за умеренный курс. Она натолкнулась на непреклонность императрицы.

В августе 1917 г. Виктория Федоровна с мужем бежала в Финляндию. После Финляндии Кирилл Владимирович и Виктория Федоровна обосновались во Франции. В 1924 г. великий князь Кирилл провозгласил себя императором Всероссийским. Его супруга скончалась в 1936 г. Два года спустя умер и великий князь Кирилл *.

Еще одна дочь Алисы Гессенской, Аликс, стала императрицей Александрой Федоровной. Нас она интересует прежде всего как внучка королевы Виктории и родственница, стало быть, следующих английских монархов, особенно же Георга V, на правление которого пал критический период отречения Николая II и ссылки его и членов царской семьи.

Аликс была любимицей Виктории, та внимательно следила за ее воспитанием после смерти от дифтерита в 1878 г. Алисы. 12-летней девочкой Аликс на свадьбе сестры Елизаветы увиделась с будущим Николаем II, чуждавшимся новых знакомств, но к Аликс проникшимся симпатиями.

 

* 7 марта 1995 г. останки Кирилла Владимировича и Виктории Федоровны были торжественно перезахоронены в Велисокняжеской усыпальнице Петропавловского собора, где покоятся останки Владимира Александровича и Владимира Кирилловича. Примеч. сост.

 

Достаточно почитать дневники Николая II, чтобы убедиться в силе его чувств к Атаке. Та относилась к нему сдержаннее, и Виктория с самого начала противилась такой партии, считая не без оснований Николая (мабовольным, недалеким. Против такого брака выступали Александр III и его супруга, видя в Аликс "чересчур много немецкого".

Тем не менее в апреле 1894 г. тяжелобольной царь дал согласие на брак. Менялось отношение и Виктории к Николаю: в укреплении уз с Россией она видела средство сдерживания все более воинственной Германии Вильгельма II. Все же в ее голове с трудом укладывалось, что ее любимица будет российской императрицей. В дневнике, после того как Николай и Аликс объявили ей во время встречи в Кобурге о своей помолвке. Виктория записала: "Меня как громом поразило услышанное, так как, хотя я и знала, насколько Инки желал ее, все же полагала, что Аликс еще колеблется'' **.

Бракосочетание состоялось в Петербурге 14 (26) ноября 1894 г. А вскоре после коронации Николая II в Москве в мае 1896 г. он и Александра Федоровна нанесли визит Виктории в ее дворце Балморал в Шотландии.

Виктория была разочарована уклончивостью Николая II, когда она заводила речь о поддержке действий Англии по "усмирению" Судана, о влиянии на Францию, чтобы в Париже умерили антианглийский курс политики, и других жгучих вопросах.

Не родственные связи обеих династий, а другие, более весомые факторы определяли сближение Англии и России после смерти Виктории. Эти связи подверглись решающему испытанию после отречения Николая II от трона - и не выдержали такой проверки, оказались разорванными.

 

** Buchanan М. Ор. cit. Р. 99.

 

Вскоре после прихода к власти Временное правительство через министра иностранных дел Л. Н. Милюкова, связавшегося с английским послом Дж. Бьюкененом, поставило перед Лондоном вопрос о предоставлении царской семье убежища в Англии. 7 марта Керенский заявил, что не будет Маратом русской революции и "в самом непродолжительном времени Николай II под моим личным наблюдением будет отвезен в гавань и оттуда на пароходе отправится в Англию"*.

Но как раз в тот день, когда Керенский выступил с подобным скоропалительным заявлением в Москве, Временное правительство под нажимом Петроградского Совета приняло решение о лишении свободы Николая II и его супруги. В своем исследовании "Революция и судьба Романовых" Генрих Иоффе писал, что это не означало полного отказа от плана отправки Романовых в Англию: "Он лишь откладывался, и... вплоть до конца июня Временное правительство не прекращало секретных переговоров о его реализации в подходящий благоприятный момент..." **

Что же тем временем происходило в Лондоне? Первая реакция и правительства Плоил Джорджа, и Георга V на запрос из Петрограда была положительной. 10 марта Бьюкенен сообщил Милюкову, что Георге согласия министров предлагает царю и царице гостеприимство на британской территории, ограничиваясь лишь уверенностью, что Николай останется в Англии до конца войны.

Это свидетельство П. Н. Милюкова в его "Воспоминаниях" страдает неполнотой. В депеше, направленной Бьюкенену после заседания кабинета Ллойд Джорджа, предписывалось выяснить, какими частными средствами располагает Николай II. "Весьма желательно, - указывалось в депеше, - чтобы Его Величество и семья имели достаточно средств..." ***

 

* Милюков П. Н. Воспоминания. М., 1991. С. 488.

** Иоффе Г. Революция и судьба Романовых. М., 1992. С. 8Э.

 

А если бы их не было - что тогда? До обсуждения этого немаловажного вопроса, однако, дело не дошло. Возражения - и непреодолимые - против Прибытия царской семьи возникли у "двойника Николая II" - Георга V, почти вылитого царя. Л. Н. Милюков в тех же "Воспоминаниях" так описывал свое первое впечатление от Георга V во время своей поездки в Англию весной 1916 г.: "Король Георг V с королевой вышли из двери, и я был поражен: передо мной стоял Николай II".

30 марта министр иностранных дел А. Бальфур получил от личного секретаря Георга V записку о нецелесообразности предоставления убежища Николаю II и его близким. 2 апреля Бальфур ответил, что данное слово уже невозможно брать назад, и на следующий день король как будто согласился с таким мнением. Но уже 6 апреля он направил Бальфуру два послания с категорическими возражениями. Они мотивировались давлением на него общественного мнения. Документированные свидетельства о такой позиции Георга V предали огласке в книге "Досье на царя" два автора - Э. Саммерс и Т. Мэнголд. Они же подробно проследили шаги кабинета Ллойд Джорджа в вопросе о предоставлении убежища в Англии царской семье.

С конфиденциальными посланиями Георга V премьер ознакомил лишь нескольких членов своего кабинета. На заседании правительства 13 апреля, где было решено дать задний ход переговорам с Петроградом об убежище, премьер ни словом не обмолвился, что инициатива пересмотра ранее принятого решения исходит от короля.

 

*** Summers А., Mangold Т.  The File on the tsar. L., 1976. P. 274.

 

Заседание правительства было бурным. У всех в памяти была телеграмма Георга V, направленная в самом начале марта Николаю II: "Я всегда останусь твоим верным и преданным другом" *. Лишь немногие в самом правительстве знали, что король взял эти свои слова обратно.

В дальнейшем будет видно, что он во многих своих шагах за время правления придерживался золотой середины, стремился не идти против господствовавших в стране настроений. Таково единственно возможное объяснение его позиции в вопросе о предоставлении убежища царскому семейству.

Сыграла роль, по мнению Э. Самморса и Т. Мэнголда, "роковая затяжка": Николай II заявил о невозможности для него трогаться с места из-за заболевания его детей корью - и это в то время, когда в Лондоне еще не выдвигали возражений против прибытия в Англию царского семейства.

Другой шанс на спасение представился в связи с переговорами большевистского правительства о Брестском мире. Георг V, видимо, не ошибался, когда утверждал в письме к сестре Александры Федоровны леди МилфордХэвен I сентября 1918 г., что, достаточно было Вильгельму II шевельнуть мизинцем в защиту царской семьи, и она была бы спасена. В Москве не смогли бы отказать Берлину.

На Западе долго не утихал спор, кто несет ответственность за оставление на произвол судьбы семьи Романовых: Англия или Германия? В свете неоспоримых документальных данных ответственность следует разделить поровну между Лондоном и Берлином.

 

* Summers А., Mangold Т. Ор. cit. Р. 244.

 

ВИНДЗОРСКАЯ ДИНАСТИЯ

 

Когда падают короны

Четверть века, в течение которых Георг V (1865-1936) находился на троне, - эпоха громадных перемен в мире. Англию они затронули, но в меньшей степени, чем многие другие страны, и осмотрительность, гибкость монархии имеет к этому прямое отношение. И в самый критический для старого порядка период она выполняла роль социального стабилизатора. Переживаний у королевской семьи хватало. Война оказалась продолжительнее, кровопролитнее, чем ожидалось. Одним из ее результатов было падение монархий - Гогенцоллернов, Габсбургов и Романовых.

Георг был вторым сыном Эдуарда VII. Старший - Альберт, герцог Кларенский - умер в 1892 г., после кругосветного путешествия на судне. Морская карьера определила начало более или менее самостоятельного пути 17-летнего Георга. Он отправился в плавание к берегам Южной Америки, Южной Африки, Австралии, по Средиземному морю. Заканчивает затем престижный колледж в Гринвиче, принимает командование торпедным катером, в 1903 г. - вице-адмирал. На своей яхте "Британия" получил около 400 призов на парусных гонках. Был страстным собирателем марок. Мог по нескольку часов в день проводить за этим занятием.

После кончины старшего брата оставляет службу во флоте, чтобы готовиться к обязанностям более высоким. В 1903 г. женится на принцессе Виктории Марии Тек. Первенец - будущий принц Уэльский - заставит монархию пережить один из самых острых кризисов.

Вступив на трон, Георг заметно изменил порядки при дворе. Прежнего блеска, культа женщин, развлечений нет. В речи по случаю коронации удивил многих своей религиозной ортодоксальностью, заявив о решимости всемерно поддерживать протестантскую церковь. Это аукается обострением напряженности в Ирландии.

Роль Георга в формировании политического курса была невелика. Он еще более ревностно следует завету о монархии как силе, стоящей над партиями. Рост влияния лейбористской партии со снижением роли либералов не вызывает стрессов. Лидеры лейбористов относились к институту монархии не менее уважительно, чем руководство старых партий. Только в начале 20-х .гг. на ежегодной конференции лейбористов один раз дебатировалась резолюция о введении в стране республиканского строя. Серьезно к ней никто не отнесся. Всеобщая забастовка 1926 г. была сильным внутренним потрясением, но она не грозила устоям монархии.

Свою задачу Георг видел прежде всего в обеспечении порядка, дисциплины внутри своего семейства и, в целом, в королевском дворе. В этой сфере проявлялись его жесткость и даже тиранические методы, что испытали на себе его дети. От них требовалось беспрекословное послушание. Некоторые близкие к королю деятели пытались советовать ему быть помягче. Известен его ответ на один такой совет: "Я боялся своих родителей, а мои дети должны бояться меня..." *

17 июня 1917 г. Георг V провозгласил, что его династия будет впредь именоваться Виндзорской и не будет иметь немецких титулов. То же самое должно было относиться ко всем аристократическим титулам в стране. Решение логичное, хоть и запоздалое. Война длилась уже три года.

 

*Donaldson F. Edward VII. L., 1972. Пит, no выдержкам в "Sunday Telegraph" от 11 .VI 1972.

 

Расстрелы в Екатеринбурге сделали британскую монархию непримиримой противницей советской власти, и данное обстоятельство стало постоянным раздражителем в отношениях Англии с нашей страной. Только в конце 70-хгг. герцог Эдинбургский побывал в Москве в связи с Олимпиадой, а принцесса Анна - в связи со скачками в Киеве. Правда, официальный Лондон не возразил против участия советского представителя (им был М. Н. Тухачевский) в похоронах Георга V.

Британская монархия не оплакивала уход со сцены Гогенцоллернов и Габсбургов. Но важно было не допустить распространения "заразы". На континенте сохранилось еще немало царствовавших фамилий - в Скандинавии, на Балканах...

Главное, как и прежде, заключалось в поддержании престижа короны внутри страны. Развитие техники открывало новые возможности. Георг с энтузиазмом отнесся к появлению радио. Некоторые торжественные обряды начали транслироваться для домашней, а потом зарубежной аудитории. Было положено начало рождественским обращениям монарха по радио.

Однако по-прежнему королевский двор тщательно охранялся от постороннего взора. И если волей обстоятельств публика проникала в то, что являлось для него нежелательным, имелся механизм, обеспечивавший исправление создавшейся нежелательной ситуации. Так произошло вскоре после кончины от простуды Георга V в январе 1936 г.

 

Царство - за любимую

 

Пожалуй, ни один монарх не давал столько творческой пищи историкам, литераторам, сценаристам, как находившийся на престоле менее года Эдуард VIII (1894-1972), крещеный как Эдуард Альберт Христиан Георг Эндрю Патрик Дэвид. Его имя стало неотделимо от имени миссис Симпсон, в девичестве - Уоллис Уорфилд, выросшей в небогатой семье в Балтиморе (США) и в 20 лет вышедшей за привлекательного, но склонного к крепким напиткам лейтенанта Спенсера, пилота морской авиации США. За этим последовал развод. Дэвид - так обычно звали его близкие - обратил внимание на молодую, элегантную американку, появившуюся в столичном обществе, когда она была замужем за английским дельцом Эрнестом Симпсоном. Внимание переросло в связь на всю жизнь.

Немало биографов Эдуарда считают, что из-за отсутствия у него в детстве материнской теплоты (королева Мария не баловала детей нежными чувствами) взрослым человеком он испытывал нужду в женском внимании и миссис Симпсон привязала его к себе прежде всего по этой причине. Она к тому же первая среди его возлюбленных стала интересоваться его делами.

Биографы Эдуарда приводят выступление в палате общин по случаю рождения этого первенца герцога йоркского - будущего Георга V, произнесенное одним из лидеров британских социалистов, Кейр Харди: "С детских лет и далее этот мальчик будет окружен льстецами и приучится смотреть на себя как на высшее существо. Между ним и народом ляжет глубокая межа. Его отправят в кругосветное турне, и распространятся слухи о его морганатическом браке (эти слова были встречены негодующими возгласами депутатов), а итогом явится счет, платить по которому придется нации" *.

Характер Дэвида с малых лет выделялся своей неординарностью. Личико этого хрупкого по сложению мальчика обычно выражало задумчивость, меланхолию, но было способно преобразиться, освещаясь улыбкой. Быстрая смена настроения говорила об эмоциональности натуры.

 

*Цит. по: Sunday Telegraph. 2. VII 1972.

 

Родители поручили воспитание ребенка няне, которая обожала мальчика. Впоследствии он с издевкой отзывался о том, как его воспитательница восклицала: "Их Величество готово принять Вас в библиотеке!" Не меньшее раздражение вызывала у него церемониальная суета королевского двора. Его тянуло на природу, к буйным играм, которые он особенно любил.

Дартмутский морской колледж, куда он был отправлен, пришелся ему по душе. Однажды ему поручили в колледже быть гидом "царя Пики" - Николая II во время его визита в Англию. С кончиной Эдуарда VII Дэвид получает титул принца Уэльского и герцога Корнуэльского. Это означало существенное приращение его состояния.

Не своеволие, а чувство собственного достоинства заставило его взбунтоваться, когда отец сообщил о намерении отправить его в Оксфорд. Почему это решается за него? Лишь посулы поездок в Германию и Францию для изучения языков явились утешением. В Оксфорде Дэвид посещает собрания студентов-социалистов, под аккомпанемент своего банджо подтягивает "Красное знамя".

С началом войны он стремится на фронт. Поздней осенью 1914 г. принц попадает во Францию, а к весне следующего года - в окопы, где пользуется популярностью среди товарищей - бесстрашен, общителен, прост.

Война подходила к концу, когда Дэвид в результате случайной-встречи во время немецкой бомбежки Лондона увлекся в доме сестры Эрнеста Симпсона (по удивительному совпадению) хорошенькой замужней женщиной Дадли Уорд. Связь продолжалась 17 лет и была разорвана, когда на горизонте засияла для Дэвида звезда в лице миссис Симпсон.

Принц тогда уже поколесил по свету, нанес визиты в Канаду, на Мальту, где открыл местный парламент, Австралию, Индию, где произвел сенсацию, приветствуя "неприкасаемых" в Бомбее... К сорока годам его фигура не потеряла стройности. Он совершал часовые пробежки в парке Букингемского дворца, играл в гольф, сквош, пилотировал самолет.

Наследник престола не сторонился социальных проблем, проявлял интерес к рабочему, жилищному законодательствам. Во время забастовки 1926 г., находясь на стороне властей, внес тем не менее средства в фонд шахтеров. Заговорили о "принце-радикале".

Фрэнсис Дональдсон, англичанка, знавшая Дэвида, в книге о нем, вышедшей после его смерти, свидетельствовала: "Поскольку он сам писал многие из своих речей, любил время от времени делать выпады против истеблишмента, его ошибочно считали приверженцем опасно-радикальных взглядов. На самом деле он был законченным реакционером..." *

Справедливая оценка, если учесть, например, поразивший многих визит герцога и герцогини Виндзорских, как они стали титуловаться после отречения Эдуарда VIII от трона, в нацистскую Германию, где были приняты Гитлером.

В январе 1936 г. Дэвид стал Эдуардом VIII. К тому времени миссис Симпсон и принц Уэльский были уже фактически супругами. И не скрывали этого. Вместе плавали в 1935 и 1936 гг. по Средиземному морю, были почти неразлучными в Лондоне, сделали один из особняков в Виндзоре своим гнездышком, где американка стала распоряжаться как хозяйка к неудовольствию прислуги. По твердости характера, практичности американка стояла на голову выше Эдуарда. И, конечно, была честолюбивее его. В этом - ключ ко всему происшедшему.

Король не хотел, не мог идти на коронацию, назначенную на 1937 г., в то время как Уоллис оставалась бы еще миссис Симпсон. Он говорил ей об этом. Можно ли было его разубедить? Думается, да.

 

*Цит. по: Sunday Telegraph. 2.VII 1972.

 

Однако в мемуарах она объясняла, что ей "представлялось совершенно немыслимым, чтобы народ Великобритании позволил тому, кто так ему служил и так его любил, уйти со сцены" **.

Иначе говоря, ставка делалась на развитие событий, при котором в выигрыше оказался бы Эдуард VIII - и она сама в качестве его супруги-королевы. На фоне ее поведения действия Эдуарда выглядят благороднее, честнее. Для него, без колебаний, любимая женщина стояла на первом месте. Он пошел на крайнюю жертву ради нее, что в последующие годы обрекло прежде всего его на тягостное существование. Георг VI не откликался на просьбы герцога вернуть его с Уоллис в Лондон и предоставить возможность достойно послужить нации на каком-либо высоком посту. Губернаторство на Багамских островах в годы второй мировой войны не удовлетворяло его.

И Эдуарду и Уоллис давались советы не спешить с развязкой. Так, в частности, рассуждал Уинстон Черчилль. Эти рекомендации отвергались, поскольку любимая женщина была настроена по-иному. Дважды разведенная, при здравствовавших бывших супругах, она не смущалась идти на третье замужество - и за кого!

Правительство ускорило развязку кризиса. Премьер-министр Болдуин, опиравшийся на поддержку большинства соотечественников, довел до сведения короля, что его женитьба на миссис Симпсон приведет к конституционному кризису. В случае отказа Эдуарда пойти навстречу правительству оно вынуждено будет уйти в отставку. Придется объявить всеобщие выборы, а их исход предугадать невозможно.

Усилиями магнатов прессы Бивербрука и Ротермира удавалось предотвращать появление в газетах материалов о миссис Симпсон и Эдуарде, хотя американская пресса была ими полна. Настал день, когда разверзлись врата и изданий на Флот-стрит. Аршинные заголовки кричали о драме в Букингемском дворце.

 

** Duchess of Windsor. My side of the story. L., 1956. Пит, no выдержкам в "Sunday Express" от 17.VI 1956.

 

Болдуин направил королю письмо с предупреждением о роковых последствиях для нации выбора Эдуарда в пользу американки и указал, что единственным шагом, могущим разрядить обстановку, является ее немедленный отъезд из Англии. Сама она в то время находилась в Виндзорском замке. После лихорадочных консультаций между ней и королем было решено не мешкать с отъездом. Бегство состоялось под покровом ночи, чтобы не привлечь внимания осаждавших замок репортеров.

Тем временем Эдуард попытался склонить страну на свою сторону: стал готовить выступление по радио с изложением чисто человеческих мотивов, какими руководствовался. Правительство наложило категорический запрет на этот шаг. Свобода слова в данном случае не существовала для монарха!

Надо было принимать окончательное решение. Оно созревало у Эдуарда еще раньше. Речь шла об отречении от престола. В своих мемуарах виконт Темплвуд, входивший в правительство в то время, отмечал, что, когда Эдуард подписывал 15 документов, оформляя процедуру отречения, ни один мускул на его лице не дрогнул. С объявлением по радио об отречении Эдуард выступил 10 декабря 1936 г. Лорд Темплвуд в своих мемуарах следующим образом резюмировал исход кризиса. "Так окончилось правление Прекрасного принца, чья фатальная слабость - более серьезная, нежели его личная привязанность, - состояла в том, что ему не хотелось быть королем. Церемониальные и традиционные стороны этого исторического института никогда ему не импонировали. Он не менял взглядов с тех пор, как юношей писал в дневнике: "Что за пустота и транжирование денег, энергии все эти государственные приемы! Вот единственное, что я думаю о всех этих спектаклях и церемониях".

В июне 1937 г. во Франции состоялось бракосочетание возлюбленных. За Эдуардом был сохранен титул "Королевского Высочества". Ни Георг VI, ни Елизавета II иметь что-либо общее с супругой Эдуарда не желали. Только с кончиной герцога Виндзорского в 1972 г. его супруга на похоронах увиделась с Елизаветой II. Герцогиня умерла в 1986 г. в 90-летнем возрасте, оставив большое состояние. Детей у них не было.

 

Верность традициям

 

Принц Альберт - подросток, герцог Йоркский - позднее и Георг VI (1895-1952), монарх, был противоположностью своему брату, на которого смотрел всегда с большим уважением. Альберта смущало заикание. Врачи боролись с дефектом, но не очень успешно. Между тем более уравновешенный, цельный характер Альберта побуждал Георга V видеть именно в этом сыне, а не в Дэвиде желанного наследника.

Оба брата участвовали в первой мировой войне, Альберт - во флоте, хотя в самом начале военных действий слег в связи с операцией аппендицита, а потом недомогал от хронического гастрита, приобретенного в детстве от неправильного питания. Альберт участвовал в знаменитом Ютландском сражении в конце мая 1916 г. Все же вскоре его признали негодным к морской службе. Отец - как ни удивительно - послал его учиться на пилота морской авиации. Принц службой тяготился, но против воли родителя не пошел. Экзамены сдал, асом не стал.

Еще позднее - учеба в Кембридже. Он прилежно штудировал право, особенно конституционное устройство. Альберт хорошо усвоил труд Беджгота о монархии, три постулата этого маститого правоведа предыдущего столетия, касавшиеся прерогатив монархии: чтобы с ней правительство консультировалось, чтобы она поощряла его в правильных шагах и чтобы предостерегала от ошибочных.

Принц своевременно позаботился об устройстве своих матримониальных дел. В 1905 г. десятилетним подростком он познакомился с дочерью графа Стратфорда Елизаветой Боуз-Лайон (род. 4 августа 1900 г.), угостившей его засахаренными вишнями с торта. Спустя 18 лет состоялась их свадьба. К тому времени Альберт получил титул герцога Йоркского.

Супруги, как было заведено, совершили несколько имперских турне. Король придирчиво следил за соблюдением сыном протокола, отмечал малейшие оплошности. Он не дал согласия Альберту на принятие в качестве подарка от британского губернатора фермы в Кении, указав, что это создало бы нежелательный прецедент: другим членам королевской семьи тоже могут предлагаться аналогичные дары в разных частях империи. Лучше приобрести ферму за деньги, как сделал брат Дэвид в Канаде...

Вступление на престол в декабре 1936 г. при столь необычных обстоятельствах не доставило радости Георгу VI. Американка бросила тень на все королевское семейство, а в воздухе и без того тянуло порохом. В Европе Гитлер бряцал оружием. В начале 1938 г. из-за разногласий в правительстве по вопросам внешней политики вышел в отставку министр иностранных дел Идеи, стоявший за отпор агрессорам. Король дал знать кабинету о своем недовольстве недостаточными консультациями с ним.

К сентябрю того же года Гитлер довел угрозы против Чехословакии до взрывной точки. Георг VI несколько раз пытался уговорить премьер-министра Чемберлена на то, чтобы тот согласился подкрепить свои усилия по части "умиротворения" Гитлера личным обращением к фюреру британского монарха. Премьер не соглашался, полагая, что его дипломатии будет достаточно. Вернувшись в Лондон с Мюнхенской конференции, где была решена участь Чехословакии сговором с Гитлером, Чемберлен с благословения короля заверил англичан, что "мир обеспечен на поколения". Не прошло и нескольких недель, как новые угрожающие действия Гитлера заставили британское правительство взяться за укрепление позиций Англии.

Частью таких приготовлений стал первый визит королевской четы в Соединенные Штаты Америки в июне 1939 г., прошедший с большим успехом. Тем самым была подготовлена почва для будущего англо-американского военного сотрудничества. Премьер-министр Канады Маккензи Кинг присутствовал при первой беседе Георга с президентом Рузвельтом и впоследствии отмечал, что король проявил враждебность к России, на что Кинг заявил, что, если западные державы не добьются соглашения с ней, она может пойти на договоренность с Германией *.

Так и вышло. В еще большей степени, чем предыдущему монарху, Георгу VI довелось испытать стрессы войны, особенно воздушной, какую вели люфтваффе против Британских островов. 9 сентября 1940 г. немецкая бомба упала на Букингемский дворец. Три дня спустя дворец был снова атакован, что отразилось на физическом состоянии монарха. Он не мог читать, часто с беспокойством смотрел из окна кабинета на небо.

 

* Wheeler-Bennet J. W. George VI. L., 1958. Пит. по выдержкам в "Daily Telegraph" от 29.XI 1958.

 

Королева Елизавета пережила те дни лучше. В дневнике она писала: "Я рада, что нас бомбили. Теперь я могу со спокойной совестью смотреть в глаза своим соотечественникам в Ист-Энде" *. После массированных бомбежек Ковентри Георг посетил город в знак общенациональной решимости держаться до победного конца. Вид короля, его супруги среди рабочих на военных фабриках, в госпиталях, на проводах новобранцев был немаловажным моральным фактором.

На случай фашистского вторжения были разработаны планы эвакуации королевской семьи в Канаду. Но не короля. Георг намеревался оставаться на родной земле. В парке Букингемского дворца король обучался обращению с различным оружием, хотя и без того был неплохим охотником. В случае оккупации Англии он собирался участвовать в движении Сопротивления.

Старые чувства враждебности к СССР дали у Георга VI знать на завершающем этапе войны - особенно после конференции в Ялте, которую, кстати, он расценил как неправомерную по части уступок, сделанных Москве в отношении стран Восточной Европы.

Поражение консерваторов на выборах после окончания войны в Европе король воспринял как неприятнейшую неожиданность. В свое время, в мае 1940 г., король неохотно вручил Черчиллю бразды правления, будучи настроенным в пользу Чемберлена. Впоследствии Георг говорил, что лучшего, чем Черчилль, главы правительства не . могло быть. Монарх и премьер-министр стали встречаться по вторникам за буфетным ленчем, обсуждали в непринужденной обстановке интересующие вопросы.

 

* Wheeler-Bennet J. W. Op. cit. Цит, по выдержкам в "Daily Telegraph" от 30.XI 1958.

 

Для возглавившего лейбористское правительство К. Эттли монарх являлся значительно более опытным деятелем, чем он сам. С первых же шагов своего премьерства он выказал максимум внимания к мнению короля. Так, при обсуждении кандидатуры министра иностранных дел Георг отклонил предложенного Эттли деятеля, настояв на назначении Эрнеста Бевина, известного своими, антикоммунистическими взглядами.

Георг считался застенчивым человеком - как и Эттли. Первоначально во время встреч их беседа часто прерывалась паузами. Со временем между ними установился хороший контакт. Король не стеснялся давать премьеру рекомендации по самым животрепещущим вопросам. Он выражал настоятельное пожелание, чтобы лейбористы не душили частное предпринимательство широкой национализацией промышленности. Равным образом был он против забастовок, которые парализовали бы работу ключевых отраслей хозяйства. Не скрывал монарх неудовольствия планами предоставления независимости Индии, заявляя, что она управлялась Англией и так должно обстоять в будущем.

Оппозиция короля лейбористскому курсу, конечно, не облегчала его проведения, но и не являлась непреодолимым препятствием. На открытую конфронтацию монархия не шла. Шаги лейбористов были весьма популярны в массах населения.

Немалые сомнения имелись у короля и королевы в отношении греческого принца Филипа Маунтбэттена - как кандидата в супруги Елизавете. Возможно. Филин представлялся Георгу не очень блестящей партией. Смущало его, что Елизавета остановила выбор на первом же молодом человеке, с которым едва познакомилась.

Незадолго до своей кончины в феврале 1952 г. Георг VI в третий раз - уже с удовольствием - поручил формирование правительства Черчиллю после поражения лейбористов на выборах.

31 января 1952 г. принцесса Елизавета с мужем вылетели в Кению. Неделю спустя Георг VI умер, причем, как стало известно лишь из преданных огласке спустя десятилетия правительственных бумаг, ради сокращения страданий болевшего раком монарха было решено применить дозу смертельноусыпляющего препарата. У этого короля как заядлого курильщика еще в сентябре предыдущего года было удалено легкое.

 

Глава Соединенвого Королевства и Содружества наций

 

Елизавета II (род. 21 апреля 1926 г.) заняла престол лишь немногим старше, чем это выпало на долю Виктории. Обе монархини одинаково отдавали отчет в своей малоопытности в государственных делах и столь же ревностно стремились справляться со своими обязанностями.

Преимуществом Елизаветы было то, что рядом с ней ко времени ее восхождения на трон находился супруг - принц Филип (род. 10 июня 1921 г.). Их бракосочетание состоялось в ноябре 1947 г., в связи с чем Филину был пожалован титул герцога Эдинбургского. Год спустя родился принц Чарлз, затем принцесса Анна и принцы Эндрю и Эдвард. В феврале 1960 г. было официально объявлено, что потомки Елизаветы II будут носить фамилию Маунтбэттен-Виндзоры.

Главное различие между Елизаветой и Викторией при их вступлении на престол состояло в положении Англии на мировой арене. Виктория принимала бразды правления державы, расширявшей границы своей империи. Елизавета водружала корону в Вестминстерском аббатстве, в которой не было уже самой крупной имперской жемчужины - Индии. Вопросом времени являлось выпадение из короны других колониальных владений. После второй мировой войны позиции Англии на международной арене оказались серьезно подорванными, она очутилась в большой экономической и военной зависимости от США.

Для британских монархов империя обычно значила не меньше, чем метрополия. Для Елизаветы II такая позиция была еще характернее, только в данном случае приходилось выбирать уже не между империей И метрополией, а между возникшими на месте колоний государствами-членами Содружества наций и Европой. В Англии начиная с 60-х гг. набирало силу течение в пользу континентальной ориентации, причем гораздо более выраженной, нежели мыслил Эдуард VII.

"Европеисты" не скрывали расчетов на то, чтобы Англия добилась преобладающего влияния на континенте. Приверженцы неоимперского мышления к такой перспективе относились скептически. Они видели больше шансов в поддержании связей с Канадой, Австралией, Новой Зеландией, Индией, Пакистаном, африканскими странами. Связей, основанных на финансовом, торговом присутствии в бывших владениях. Так, вполне логично, рассуждала и Елизавета II.

Как-никак к моменту вступления на престол большая часть ее жизненного пути падала на имперские времена. Сколько одних дворцовых атрибутов быта было связано с заморскими территориями! Сколько прочитано о них книг!

Свои "домашние задания" она выполняла столь же старательно, как и другие обязанности. Прилежание, пунктуальность, самодисциплина были привиты ей крепко. Она появилась на свет, когда Англию лихорадило от всеобщей забастовки. Даже королевский двор испытывал трудности со снабжением. Опасались, что не хватит кое-чего и для новорожденной.

Резиденция герцогов Иоркских находилась на Крутой-стрит, 17, в районе Пиккадилли. . Здесь, в районе Бэрклисквер, прогуливала в коляске крошку, не привлекая внимания, рослая, уверенная в себе Клара Найт, служившая нянечкой и у матери Елизаветы. Когда во время полугодового заморского турне родители оставили шестимесячную девочку на попечение дедушки и бабушки, те нежно ухаживали за ней. Скоро изображение малышки стало фигурировать на коробках конфет, на страницах газет.

У трехлетней Елизаветы появилась сестренка - Маргарет. Девочек и баловали, и следили за тем, чтобы они не росли в безделиц. На территории Виндзорского замка возник маленький коттедж - дар от жителей Уэльса Елизавете по случаю ее шестилетия. Поддерживать в нем порядок она должна была без посторонней помощи - и делала это с большим старанием.

Мать научила девочку читать, а преподавательницей стала шотландка мисс Марией Кроуфорд, 22 лет, окончившая Эдинбургский университет. Марией стала компетентной воспитательницей. В этом смысле она сделала гораздо больше, чем от нее ожидал Георг V, заявивший при представлении ему: "Выучите внучку приличному письму - и будет достаточно!" *

Библия, поэзия, тренировка памяти, самодисциплина - всего этого не было в программе, но имело не меньшее значение, чем учебные дисциплины. Полтора часа в неделю отводилось истории, полчаса - географии, час - грамматике, остальные полтора часа - литературе, сочинениям. Занятия длились с полдесятого утра до одиннадцати дня. Затем следовали спортивные игры. Хобби Елизаветы стали лошади, таковыми они остаются и поныне. В числе любимых занятий были танцы, пение, рисование, музыка. Отличная память позволяла девочке исполнять упражнения на слух.

 

*Catheart Н. Her  Majesty. L., 1962. Цит, по выдержкам в "Sunday Express" от 4. II 1962.

 

В скромном, тихом ребенке таилась, однако, своя пружина, готовая распрямиться. Так произошло, когда до крайности строгая учительница французского языка довела ученицу до бунта. Выразилось это в том, что Елизавета вылила на свои золотистые кудри склянку с чернилами.

Десятилетняя девочка запомнила суматоху дней конституционного кризиса в 1936 г. После отречения их дяди Эдуарда мисс Кроуфорд сообщила девочкам, что предстоит переезд в Букингемский дворец. "Насовсем?" - спросила скорее испуганная, чем обрадованная Елизавета. В этом дворце она царствует уже более четырех десятилетий.

Вот типичный распорядок дня королевы. В первую очередь - детальное, до мелочей туалета, планирование предстоящих визитов, приемов, поездок, затем - чтение доставляемых ей ежедневно в красных шкатулках правительственных бумаг, депеш. Работа над почтовой корреспонденцией. Наиболее важные письма кладутся ей на письменный стол, остальное обрабатывается в канцелярии дворца. На каждое письмо дается без задержек ответ. Еще позднее - в первой половине дня - одобрение (или отклонение) различных решений, причем относящихся не только к Соединенному Королевству, а и к зависимым территориям (их не так уж мало). На соответствующих бумагах в случае согласия ставится: "Одобрено. Е. Р." (Елизавета Ройял).

Ведущая должность в Букингемском дворце - лорд-чемберлейн, в его ведении - публикация ежедневных сообщений (циркуляров) о мероприятиях двора, контроль над охраной дворца, почтовой службой, составление графика аудиенций королевы (за исключением встреч с премьером - это прерогатива самой монархини).

Хозяйственными и "кадровыми" вопросами (во дворце на полных ставках работает не более 60 титулованных придворных особ, не считая штата прислуги) ведает другой дворецкий. У него громадная территория: одних помещений во дворце более шести сотен. Под началом этого дворецкого находится шеф кухни. Каждое утро меню размечается супругами, предпочитающими простые кушанья. По случаю званых обедов, ленчей королева призывает к себе шефа кухни и консультируется с ним.

Завтракают Елизавета и Филин обычно наедине. Раньше, когда дети были еще маленькими, родители имели обыкновение вместе с ними часа в четыре пить чай.

Девять придворных дам заботятся о туалетах королевы и других ее потребностях. Она обожает цветы. На ее письменном столе всегда стоит букет - чаще всего розовых гвоздик, выращиваемых в оранжереях Сандрингемского дворца.

Финансовыми делами занимается "Хранитель приватной казны". Королева принадлежит к числу крупнейших земельных собственников в Великобритании: помимо значительных владений в Лондоне и на западе страны, у нее имеется около 52 тыс. акров герцогства Ланкастерского в Ланкашире, Чешире, Стаффордшире, Йоркшире и Нортгемптоншире. Со времен Эдуарда IV, когда пятая часть всех земельных угодий в стране находилась у короны, размер этих владений к XX столетию существенно уменьшился. Сохранились остатки необычных привилегий, например королевская собственность на ряд пород лебедей. Мировой известностью пользуются картинная галерея Букингемского дворца, коллекция марок. Их собиранием увлекалась Елизавета в молодости.

После жалоб принца Филина на нехватку отпускаемых правительством средств на содержание королевского двора в связи с инфляцией парламент удвоил такие субсидии. Всего в начале 80-х гг. расходы двора достигали 20 млн фунтов - не столь умопомрачительная сумма, если учесть, что, скажем, концерн "Юнилевер" тратил тогда на рекламу 40 млн.

В королевском хозяйстве не раз наводилась строгая экономия. Такой факт: в 1937 г. у королевской семьи было 86 лошадей, в конце 50-х - 30. Забитая во время охоты дичь продается. На страницах прессы Уильям Эллис, бывший "завхоз" Виндзорского замка, рассказал в январе 1959 г. о жестком режиме этой резиденции. Ничего нового, если можно починить или отремонтировать бывшее в употреблении, не покупается.

С начала 90-х гг., когда королевское семейство стало потрясаться скандалами, публика в Англии начала приглядываться критичнее к стоимости содержания монархии. Больше всего возражений вызывало то, что одна из богатейших женщин в мире, Елизавета II, не платит подоходных налогов. Виктория и ее предшественники вносили такие налоги исправно в казну. Порядок был изменен Георгом VI, договорившимся с правительством об освобождении от налогообложения. Тогда об этом публично не было объявлено.

В 1992 г. в парламенте и за его пределами множились голоса тех, кто указывал на необходимость распространения налогового бремени на королевскую семью. Особенно настойчивыми эти голоса стали после того, как правительство объявило о намерении взять на себя расходы по восстановлению серьезно пострадавшего от пожара в ноябре 1992 г. Виндзорского замка. Стоимость таких работ - не менее 60 млн ф. ст.

Учитывая такие настроения, Елизавета заявила, что она и ее семейство с апреля 1993 г. будут подлежать налогообложению. Кроме того, все траты по реставрации Виндзора она также берет на себя.

Итак, королеве и ее близким приходится платить налоги с доходов от размещенных в различных компаниях, фирмах акций. Под налоговый пресс не будут подпадать увеличенные до 7,9 мин ф. ст. в 1991 г. ежегодные расходы правительства на содержание королевского двора - так же как и личное состояние Елизаветы (поместья, драгоценности, картины и т. п.). Размер его не раскрывается.

Что касается упомянутых 7,9 млн ф. ст., то более 200 тыс. приходится на королевскую кухню, 180 тыс. - на винные погреба, 63 тыс. - на прачечную, 180 тыс. - на мебель, 213 тыс. - на приемы в саду, 138 тыс. - на канц-принадлежности, 123 тыс. - на компьютерную службу, 13 тыс. - на газеты и журналы и т. п.

Многие остальные траты монархии - такие, как содержание спецтранспортных средств (яхта "Британия", ва гоны железнодорожного состава, самолеты с королевской эмблемой), почтовой службы, - правительство финансирует, и это обходится не менее чем в 50 млн ф. ст. в год.

Около тысячи фирм являются официальными поставщиками двора Ее Величества. Они, как правило, присылают образцы своей продукции в Букингемский дворец. Это немалая честь для любого бизнесмена. К тому же, если прежде монархи во время зарубежных поездок брали в качестве подарков предметы антиквариата, Елизавета взяла за правило делать подобные приношения изделиями современной отечественной промышленности. Лучшей рекламы не придумать!

По части подобных турне королева превзошла всех своих предшественников. Естественно, наибольшее внимание уделяется контактам со странами Содружества. В Мальборо-хауз в Лондоне действует постоянный секретариат Содружества. На него падает обязанность подготовки регулярных встреч руководителей этого сугубо добровольного объединения, в котором исторические связи переплетаются с материальными интересами.

То, что некоторые члены Содружества провозгласили у себя республиканскую форму правления, не препятствует Елизавете II быть главой этого объединения, на регулярных встречах лидеров которого она председательствует. Гиб кость, приспособляемость к меняющимся условиям при сохранении того, что считается основополагающим, на ходит наглядное выражение в поддержке английской монархией института Содружества.

Королева не раз энергично вмешивалась, когда, по ее мнению, правительство делало шаги, грозившие ослаблением связей Англии с заморскими территориями. Поэтому без энтузиазма она отнеслась к вступлению Англии в Европейское экономическое сообщество. От происшедшей переориентации британской торговли на Западную Европу сильно пострадали коммерческие интересы большинства стран Содружества. Тем важнее в таких условиях цементирующая роль монархии.

Что касается еще оставшихся в Западной Европе стран с монархической формой правления, то, поддерживая с их династиями тесные связи, в Букингемском дворце, как писал английский автор Э. Сэмпсон в работе "Анатомия Британии" (1962), можно было слышать презрительные реплики о "королях на велосипеде" - монархах Швеции, Норвегии, Нидерландов, отличающихся простотой быта *.

Английские монархи твердо усвоили, что, чем они недоступнее для публики в повседневной жизни, тем легче поддерживать вокруг института монархии ореол величия. В этом - суть ее магии.

 

*Sampson А. Anatomy of Britain. L., 1962. P. 32.

 

Помнится, весной 1954 г., когда королевская чета возвращалась в Лондон из заморского турне, десятки тысяч людей сгрудились на набережной Виктории и прилегающих улицах. В воздухе царило возбуждение. Некоторые из собравшихся подняли над головами перископы - узреть без помех швартовку королевской яхты к причалу. И вот словно электрический заряд пробежал по этому человеческому морю: раздались ликующие возгласы, а вскоре по проходу, образованному полицией, проследовала на приличной скорости королевская процессия: золоченый экипаж, запряженный восьмеркой лошадей, бравые гвардейцы в кирасах.

Другая сцена. Изумрудный ковер большой лужайки перед Букингемским дворцом. Столики с сендвичами, пирожными. Слуги в ливреях разносят чай специально приготовленного букета. Это "парта" - прием в парке дворца. На нем были журналисты некоторых советских газет, аккредитованных в Лондоне. Нам довелось видеть Елизавету, ее супруга, принцессу Маргарет, а некоторым - обмолвиться с ними словом. Смысл не имел значения, важен был сам факт!

Вот почему, когда члены королевского семейства или сам монарх преступают очерченное для них пространство, в среде истеблишмента это считается недозволенным. Отсюда - критика по адресу принцев Филина и Чарлза за выражение ими личного мнения по вопросам, дебатирующимся общественностью. А что, например, позволил себе принц Чарлз? Немногое - критику по адресу архитекторов, соорудивших в Лондоне не очень привлекательные высотные коробки. Принц Филин саркастически заметил, что, если у кого-то в стране появляется оригинальная идея, сразу найдется немало людей, готовых видеть в нем радикала с красным флагом.

Как уже отмечалось, королева лишь в исключительных случаях позволяет себе публичные высказывания по спорным проблемам в стране. Тем более громкий резонанс они получают. Так было в середине октября 1991 г., когда и Елизавета II, и принц Уэльский дали знать о крайнем неудовольствии решением правительства Джона Мейджора сократить на четверть численность сухопутных сил Англии. Букингемский дворец возразил не столько против самого факта таких сокращений, сколько против того, что в числе намеченных к расформированию соединений находились и те, шефами которых по традиции были члены королевской семьи и сама Елизавета II.

Сохраняя замкнутость, что касается приватной жизни, монархия в лице Елизаветы II не считает необходимым держаться за некоторые устаревшие атрибуты, без надобности дистанцирующие ее от общества. Чарлз подростком учился не у частных преподавателей во дворце, а в школе, пусть и привилегированной. С конца 50-х гг. королева завела практику званых ленчей во дворце с приглашением деятелей, представляющих различные организации, группы общества.

Сорокалетие своего правления в феврале 1992 г. Елизавета II отметила без особых торжеств. Она готовилась к очередному заморскому турне - в Австралию. Ничто не указывало на то, что она собирается передавать бразды правления принцу Чарлзу. "Мы обезглавливали монархов, свергали их, но никогда не отправляли на пенсию", - заметил по этому поводу консервативный член парламента. Еще в юности Елизавета шутливо как-то сказала, что на троне ей предстоит "пожизненный срок".

В послевоенные десятилетия, ознаменовавшиеся и в Англии большими переменами, монархия продолжает выполнять социальную функцию стабилизатора существующего порядка. Для этого она располагает и ресурсами, и опытом, и волей.

Ее полномочия достаточно широкие: она может смещать правительство, находящееся у власти, объявлять войну, распускать армию, распорядиться о продаже судов военно-морского флота, увольнять в отставку государственных служащих, уступать территорию под ее юрисдикцией другому государству, возводить в звание пэра, провозглашать чрезвычайное положение (как она поступила 31 мая 1955 г. в связи с забастовкой железнодорожных служащих), амнистировать осужденных, учреждать новый университет. Но только в случаях назначения премьер-министра и роспуска парламента ей не обязательно советоваться с членами правительства. В остальных случаях пользоваться всеми вышеупомянутыми прерогативами она должна при согласовании данного вопроса с правительством, причем последнее слово остается не за сувереном, а за правительством *.

"Выбор премьер-министра - это самая важная из сохранившихся самостоятельных функций монархини", - писали Дж. Харвей и К. Худ в исследовании "Британское государство'' **.

Три раза за время своего правления Елизавете II пришлось брать на себя ответственность за выбор главы правительства в условиях, когда имелся не один, а по меньшей мере два кандидата на данный пост, пользовавшихся поддержкой значительной части партии, располагавшей большинством в палате общин.

 

*Morrow А. The Queen. L., 1983. P. 180.

** Horvey J. and Hood К. The British State. L., 1958. P. 71.

 

В первый раз это произошло в 1957 г., когда вышел в отставку премьер Э. Идеи и выбор преемника пал на Г. Макмиллана. В 1963 г. из-за скандального поведения одного из членов кабинета Макмиллана, Профьюмо, возник правительственный кризис и королева назначила на пост премьера сэра Адска Дуглас-Хьюма. И в1974 г., приняв отставку консерватора Э. Хита, Елизавета II остановила свой выбор на лидере лейбористской партии Г. Вильсоне.

Использовав в этих случаях свое исключительное конституционное право, королева навлекла на себя серьезную критику со стороны влиятельных политических и других деятелей. Так, автор обстоятельного труда о Елизавете 11 Роберт Лжи указывал на непродуманность решений королевы в 1957 и 1963 гг., принятых без консультаций с руководящими деятелями консервативной партии, а под влиянием одного-двух приближенных к Букингемскому дворцу***.

Что же касается политических симпатий королевы, то определенное представление об этом дает Анна Морроу в своей книге о Елизавете . Она писала, что "королева окружает себя не родовитой аристократией, а солидными, одетыми в твидовые костюмы советниками, представляющими владельцев крупных поместий с их фермами и угодьями, лендлордов-охотников, являющихся сторонниками Англиканской церкви, поддерживающих тот дух в стране, который предотвращает возникновение революционных ситуаций" ****.

 

 

***Lacey R. Majesty. L., 1977. P. 304-305.

**** Morrow A. Op. cit. P. 86.

 

Уже одно это обстоятельство определяло отношение Виндзорской династии к советской власти. Но на идеологический фактор накладывался не менее сильный - личностный. "В течение многих лет, - писал в своей книге о Елизавете II В. И. Попов, в 1980-1986 гг. являвшийся советским послом в Лондоне, - расправа с семьей Романовых была препятствием и для контактов королевского дома (Великобритании) с представителями советского руководства. Показательно, что вплоть до 1947 года министерство иностранных дел Британии в день расстрела Николая II рассылало всем дипломатическим представителям в Лондоне ноты в траурной рамке" *.

Между тем со стороны Москвы предпринимались неоднократные попытки договориться об установлении контактов между Букингемским дворцом и советскими руководителями. В. И. Попов вспоминает, что сказал ему А. А. Громыко в связи с назначением на пост посла в Лондоне: не упускать из виду важную роль, которую играет в Англии монархия **.

В 1956 г. Елизавета II устроила у себя во дворце прием в честь находившихся с визитом в Великобритании Н. С. Хрущева и Н. А. Булганина, однако неоднократные сигналы из Кремля о желательности регулярных контактов на самом высоком уровне с Виндзорским домом отклика не получали.

Примечательны разногласия, возникшие в британской верхушке после приглашения, направленного Елизавете II М. С. Горбачевым в 1989 г., посетить СССР. Королева и ее окружение склонялись к тому, чтобы ответить на приглашение и установить дату визита. Премьер М. Тэтчер затормозила такие шаги, опасаясь, как бы пальма первенства в улучшении отношений с "реформистским Кремлем" не досталась Елизавете II ***.

 

 

*Попов В. И. Жизнь в Букингемском дворце. Елизавета II и королевская семья. М., 1993. С. 228-229.

**См. там же. С. 232-233.

***См. там же. С. 208.

 

А вот как высказывалась Елизавета II о переменах в России и странах Восточной Европы: "Это произошло так быстро. Конечно, здесь, в Англии, это, может быть, не так понятно, как там, где это, должно быть, рассматривается как большая травма" ****.

Данное мнение королева высказала в беседе с Джоном Мейджором. В нем нет и тени злорадства, чем грешат иногда заявления на эту тему некоторых деятелей не только на Западе, но и у нас. Крайности любого рода - не в натуре Елизаветы II. В этом смысле Елизавету II можно назвать "образцовой монархиней". И по своему характеру и пониманию своего места в государстве она воплощает на троне правительницу, которая вполне может войти в XXI век и не выглядеть анахронизмом, так как органично соединяет традиционное и современное, ограничивающее ее и дающее одновременно права, полномочия, совместимые с условиями конца XX столетия.

Во время пребывания в Москве, в марте 1994 г., премьер-министра Великобритании Джона Мейджора были установлены сроки визита в Россию Елизаветы II.

 

****См.: Попов В. И. Указ. соч. С. 197.

 

Как бы "передовым отрядом" такого исторического ее вояжа к нам был визит в Санкт-Петербург в середине мая 1994 г. принца Чарлза. "Для меня особенно символичен тот факт, что мой визит в Санкт-Петербург состоялся ровно через сто лет после визита принца Уэльского, приезжавшего в прошлом веке на бракосочетание императора Николая Второго", - заявил, прибыв в город, принц. Он отметил также, что пребывание в Петербурге "дает возможность не только окунуться в историю взаимоотношений двух стран, которые всегда были связаны тесными узами как в период второй мировой войны, так и в мирное время", но и заглянуть вперед, выявить возможности дальнейшего движения России и Великобритании в деловой и культурной сферах *. Имеется в виду, в частности, содействовать привлечению британского капитала к возрождению исторических достопримечательностей Петербурга в преддверии его 300-летая в 2003 г.

Как и было условлено, визит Елизаветы II с мужем принцем Филином в Россию состоялся в октябре 1994 г. Королева прибыла в Москву самолетом 17 октября и отбыла из Петербурга поздно вечером 20 октября на своей шеститысячетонной яхте "Британия". Политическая сторона визита обеспечивалась находившимся в кортеже королевы министром иностранных дел Великобритании Дугласом Хэрдом. Правда, особой нагрузки на него не падало, поскольку никаких переговоров Елизавета II вести не собиралась. Ей и принимающей ее официальной стороне был важен сам факт установления такого личного общения, взаимных контактов.

Немалое значение имело посещение исторических мест, достопримечательностей, связанных со взаимоотношениями наших двух стран, как, например, бывшего Английского подворья в Москве. Оно было выделено еще Иваном IV Грозным английским купцам, завязавшим торговые связи с Русью в бытность Марии Тюдор. И, само собой разумеется, центральным пунктом визита был седоглавый Кремль. Там королеву с супругом ждали покои с убранством, не уступавшим тому, какое готовилось для самых именитых гостей в бытность правления Романовых.

 

*См.: Независимая газета. 1994. 18, 20 мая.

 

Об определенной исторической преемственности можно было судить и по некоторым драгоценностям королевы во время визита. Так, например, ее ожерелье из жемчуга и бриллиантов, украшенное сапфиром, принадлежало императрице Марии, матери Николая II. Вместе с другими драгоценностями на миллионы фунтов стерлингов оно было привезено в Англию Марией на борту британского фрегата, прибывшего в Портсмут весной 1919 г. из Крыма. Почти все эти реликвии были куплены Виндзорами, и ныне их носит не только королева, но и члены ее семейства.

У высокой гостьи и президента России имелось достаточно времени для бесед, разговоров, в том числе и незапланированных. Так, на банкете в Кремле в честь Елизаветы II Б. Н. Ельцин в течение почти полутора часов беседовал с ней "на самые разные темы", как сообщили журналисты.

Еще до отбытия в Россию королева дала знать о своем желании возможно шире пообщаться там с "народом". Однако лишь в Петербурге такая возможность ей более или менее представилась. Подойти к гостье "простым людям" было разрешено в Петропавловской крепости и в Эрмитаже. В Москве даже такого мимолетного общения с жителями почти не было.

Исключение в Москве было сделано в этом отношении лишь для учащихся одной из школ, где побывала королева в течение 45 минут.

Напоследок Елизавета II устроила прием для сотни приглашенных, включая Б. Н. Ельцина и его супругу, на борту своей яхты, бросившей якорь у бывшей Краснофлотской набережной, а теперь восстановившей прежнее название - Английской. По протоколу английская сторона подобных приемов в связи с королевским визитом не устраивает. Для России было сделано исключение.

Елизавета II и члены ее семейства теперь намерены совершать поездки в Россию - правда, неофициальные, поскольку для царствующей в Великобритании особы предусматривается лишь один официальный визит в другую страну.

После визита Елизаветы II заметно оживились связи членов королевского семейства с нашей страной. В июле 1995 г. поездку по северу России совершил супруг королевы принц Филин герцог Эдинбургский в качестве президента Всемирного фонда дикой природы. На пресс-конференции у нас он заявил, что фонду "повезло в том, что в России много энтузиастов и партнеров", и выразил надежду, что "вместе мы многое можем сделать для того, чтобы будущие поколения смогли сохранить богатое природное будущее наследие и жить в здоровой окружающей среде".

В июне 1995 г. гостьей у нас была принцесса Диана, посетившая с благотворительной миссией одну из больниц в Москве и другие учреждения.

 

Трудное семейство

 

В отличие от других существующих сейчас монархий, британская находится почти постоянно в фокусе внимания мировых средств информации, в первую очередь, конечно, в самой Англии, особенно же специализирующихся на "смачных сюжетах".

Елизавете II это по понятным причинам причиняет головную боль, и неудивительно, что, выступая в самом конце 1992 г., она охарактеризовала минувшие 12 месяцев по-латыни как "аннус хоррибилис" т. е. "ужасный год".

Для подобного необычного в ее устах признания имелись веские причины, и о них королева поведала так же откровенно, обратившись с призывом к журналистам относиться к ее семейству "деликатно, в духе добросердечия и понимания".

Последнее слово особенно примечательно: от прессы, телевидения королева ожидает понимания переживаемых ее семейством трудностей, которые могут отразиться на судьбах самой британской монархии, поскольку касаются самого существенного для наследной монархии - вопроса о характере, публичном имидже, а значит, и престиже того, кто со временем займет британский трон.

Как уже указывалось, прямым наследником Елизаветы II является принц Уэльский Чарлз Филин Артур Георг. За ним следуют старший сын Чарлза и Дианы принц Уильям Филин Артур Луи, родившийся 21 июня 1982 г., и младший их сын Генри, который на два года моложе брата. Четвертым в данном ряду считается второй сын королевы принц Эндрю, герцог Йоркский *.

В чем же проблема? Самое парадоксальное состоит в том, что угроза монархии исходит не извне, а изнутри королевской семьи.

Ни один брак, который благословили Елизавета и принц Филин, не оказался прочным. Хрупкость супружеских уз для рядовых британцев - одно, для монархии - нечто совершенно другое. Первой возмутительницей порядка стала принцесса Маргарет, сестра королевы. В середине 50-х гг. она решила выйти замуж за бывшего конюшенного ее деда, короля Георга V, - Питера Таунсенда. Только нажим королевы заставил ее отказаться от этого намерения. Не одобрявшая выбора сестры Елизавета сослалась на принятый парламентом в 1772 г. по настоянию короля Георга III акт, по которому членам королевской фамилии возбраняется вступать в брак с разведенными персонами. А Таунсенд с супругой разошелся.

 

* Далее идут дочери герцога Йормого принцессы Беатрис и Юджин, младший сын королевы принц Эдвард, королевская принцесса Анна и ее дети, принцесса Маргарет и ее дети и т. д. Примеч. сост.

 

Маргарет горевала недолго. В 1960 г. она вышла замуж за Энтони Армстронг-Джойса. Это был фактически мезальянс, но на сей раз Елизавета помешать сестре не могла, так как формальных оснований не имелось. К тому же опасались, что Маргарет может выкинуть что-то похуже. Известно было, как она отчитала королеву, когда та пыталась указать ей на какие-то дефекты ее туалета. "Занимайтесь своей империей, - сказала она Елизавете, - а я буду следить за своими перчатками!" *

Энтони вращался в светских кругах, но как фоторепортер. Ему был пожалован титул графа Сноудона, однако своих привычек, в том числе и в отношении женщин, он после брака не изменил. Небезупречным было и поведение супруги.

Весной 1978 г. дело дошло до их формального разрыва. Стороны разошлись мирно, но Елизавете история стоила многих волнений. Ведь последний скандал такого рода разразился в 1820 г. в связи с бракоразводным процессом только что взошедшего на престол Георга IV против давно оставленной им супруги Каролины.

Пятнадцать лет длилось супружество принцессы Анны и капитана Марка Филлипса. С ним дочь королевы познакомилась, когда он служил рядовым в отряде придворных драгунов. Его незнатное происхождение компенсировалось выигрышной наружностью, и неудивительно, что Анна им увлеклась.

 

*Saturday Evening Post. 20.XI 1965.

 

Отчуждение между супругами началось с рождения у них второго ребенка. Их стали все реже видеть вместе. Пресса заговорила о "связях на стороне". То, что стало достоянием гласности, не могло не шокировать публику. Газета "Ньюс оф уорлд" поместила в 1985 г. более чем откровенное интервью с неким Питером Кроссом, ранее служившим в личной охране Анны. Того в 1981 г. с этой службы уволили за "чересчур фамильярное отношение к принцессе". Сторожить следовало самого сторожа! Слухи о том, что он является отцом второго ребенка Анны, получили подтверждение, когда сразу после родов Питер явился в ее покои повидать младенца. Затем он скрылся с горизонта.

Дальнейший сюжет развивался достаточно банально. Достоянием гласности стали красноречивые письма Тимоти Лоуренса к Анне и не менее разоблачительные свидетельства о связи Марка с кинозвездой. Отступая от традиций, королевский двор информировал публику, что в Букингемском дворце не все ладно. Было объявлено о доказанной неверности Марка. Елизавета - что неудивительно - встала на сторону дочери, отбросив в сторону некоторые условности. Лоуренс был допущен в королевский дворец Балморал в Шотландии по случаю 39-летия Анны, ему был пожалован орден, а затем он был зачислен в свиту Елизаветы II.

Принцесса Анна и Лоуренс начали изредка появляться вместе в светском обществе, но с успехом сторонились прессы, чему способствовало и то обстоятельство, что Анна деятельно занималась благотворительностью, возглавляя в Англии "Фонд помощи детям". 6 декабря 1992 г. в одном из редких выступлений по Би-би-си она с большой убежденностью говорила о нуждах миллионов детей .в "третьем мире". И тогда же было объявлено о втором браке Анны - на Лоуренсе (в апреле 1992 г. она оформила развод с первым мужем). Поскольку Англиканская церковь запрещает вторичные браки, церемония бракосочетания Анны и Лоуренса состоялась 12 декабря 1992 г. в церквушке близ дворца королевы в Шотландии, где законы на этот счет не столь строги. Все было обставлено скромно, в отличие от блеска, пышности свадебной церемонии принца Чарлза и Дианы.

Дочери Елизавета симпатизирует больше, чем своему наследнику. Та соблюдает правила, нормы королевских традиций. Иное дело - Чарлз. У него характер более норовистый и с годами не улучшается, а портится, как дают понять английские журналисты, следящие за веяниями в Букингемском дворце.

В глазах публики монархия должна выглядеть сугубо нейтральной, беспристрастной в вопросах, дебатируемых в обществе. Из-за этого королеве не раз приходилось объясняться со своим супругом, допускавшим высказывания, свидетельствовавшие о его личных антипатиях и симпатиях по таким вопросам.

Старший сын в отца. Но рамки, в которые он поставлен матерью-королевой, не способствуют его "приручению". Сколько раз в истории британской монархии отпрыски царствовавшего правителя становились его врагами из-за того, что тот не допускал их к государственным делам, обрекал на безделие. А где оно, там, как гласит английская поговорка, "верховодит дьявол"! Жизненный путь наследника Георга III оказался буквально устланным горами пустых бутылок из-под крепких напитков, обрывками дамских туалетов, разорванных бурных страстей. А сколько раз этот сын Георга III умолял отца дать ему какое-нибудь достойное занятие! И все тщетно.

Одна английская газета якобы от имени Чарлза как-то поместила на своих страницах шутливое объявление: "Требуется работа. Выпускник Кембриджа ищет интересную должность, много ездил по разным странам, имеет отличные связи, компетентный оратор, умело организует пожертвования на благотворительные цели, обладает несомненными данными к лидерству, служил на флоте и в авиации, женат, двое сыновей, интересуется садоводством, гомеопатией, философией, архитектурой, живописью, игрой в поло, музыкой. Размер оклада значения не имеет..."

Перед нами принц, жаждущий приложения своих сил ко многим сферам бытия. Самый высокообразованный среди своих предшественников под сводами Букингемского дворца. Никто еще в этом ряду не удостаивался звания бакалавра исторических наук.

Значит ли это, что принца влечет наука? Не совсем. Он не без успеха занимался музыкой, учился игре на виолончели, его часто видят в опере - так же как и за мольбертом. Одна из его акварелей была экспонирована на самой престижной выставке живописи в Берлингтон-хауз на Пиккадилли. Члены жюри не знали, что она принадлежит кисти Чарлза.

Стало быть, у принца стихия - мир культуры? Но и это было бы неполной характеристикой. Чарлз служил в авиации и на флоте, не раз прыгал с парашютом, пилотировал реактивные истребители, занимался аквалангом. Его закадычный друг-горнолыжник погиб под лавиной в Альпах, Чарлз находился вместе с ним на лыжах и спасся чудом, после чего в английской прессе раздались голоса, что наследник не вправе пренебрегать безопасностью своей особы. Он - национальное достояние.

Чарлз рассуждает иначе: "Я безнадежный человек, потому что мне по душе ощущение опасности, это позволяет жить полнокровнее".

И в то же время его любимейшее хобби - уединение в своем поместье в сельской местности. Он с энтузиазмом описывал времяпрепровождение там: "Сельская жизнь - отличнейшая для души. Физический труд - благо для человека; очистка стоил для коров, помощь при появлении телки, доение коров, починка забора. Я возвращаюсь после всего этого другим человеком". Чарлз утверждает, что, ухаживая за своим садом, он устанавливает "контакт" с растениями, может беседовать с ними. Наследственные владения Чарлза находятся в Корнуолле, на юго-западе Англии, там принц рад, по его словам, смешиваться с местными жителями не столько из-за того, что эти владения приносят ему немалые доходы, а потому, что Корнуолл воплощает для него лучшее, что может предложить сельская местность.

Впечатление разорвавшейся бомбы произвело в октябре 1994 г. телеинтервью Чарлза журналисту Джонатану Димблби, в котором принц впервые публично выразил недовольство тем, как с ним обходились и обходятся родители. Дальнейшие разоблачения последовали в вышедшей книге того же журналиста "Принц Уэльский. Биография", основанной на свидетельствах Чарлза. В ней принц Филин рисуется черствым, деспотичным отцом, настоявшим, вопреки сопротивлению сына, на его женитьбе на Диане. В таких же тонах изображена мать, поглощенная официальными функциями в ущерб родительским обязанностям. Чарлз выражает обиду, что любимцем родителей всегда была Анна. Принц Филин пошел на необычный шаг, осудив сына за такие высказывания в газетном интервью. Сор был вынесен не из избы, а из дворца!

И еще один штрих к портрету Чарлза: его хлопоты об участи безработных, которые видный деятель консерваторов Норман Теббит связывал с тем, что принц питает естественные симпатии к людям, лишенным работы, будучи сам в таком же положении.

Так же как и Анна, Чарлз патронирует не менее сотни благотворительных и других обществ, разрезает ленточки при открытии выставок, деловых центров. Но подобного церемониала ему недостаточно. Его любимый монарх - Георг III. Вроде бы парадокс. Разве Чарлз не знает, как обходился тот со своим наследником? Конечно, знает, но в данном случае для Чарлза важно другое: Георг III стоял горой за прерогативы монархии, активно вмешивался в дела правительства, часто одерживая верх над самыми упрямыми из министров. "Санди тайме" писала: "Впервые у Великобритании есть претендент на престол, имеющий четкие философские взгляды, базирующиеся на идеалах служения обществу и гражданственности".

Вот в чем причина опасливого отношения к нему со стороны верхушки общества, стоящей за незыблемость порядка, как он олицетворяется традициями монархии. Добившийся в острой борьбе верховенства над короной господствующий класс ревниво следит за тем, чтобы на горизонте не появилось ничего, что грозило бы этому классу ущемлением его прав. В этом - подоплека не очень громкой, но все же заметной кампании консервативной прессы против наследника Елизаветы II.

Средства информации в Англии все чаще противопоставляют Чарлза его супруге. Пышное бракосочетание принца Уэльского и леди Дианы Спенсер состоялось в июле 1981 г. Принцесса Диана сразу же стала кумиром прессы. Смена ее туалетов поражала даже видавших виды знатоков. В последние годы Диана стала выглядеть, по меркам королевского двора, исправившейся, дисциплинированной - в отличие от первых лет замужества, когда она представлялась ветреной, легкомысленной. Пресса, ничего не выдумывая, сообщала о волочившихся за ней великосветских и других поклонниках.

Супруги достигли между собой того, что пресса назвала "модус вивенди". Диана с детьми располагается в достаточно обширных и комфортабельных апартаментах Кенсингтонского дворца у Гайд-парка. Чарлз уединился в поместье, не очень близком к Кенсингтону, создав там подобие "кухонного кабинета" из близких советников.

Вполне реальная перспектива оказаться на троне еще в расцвете сил, судя по всему, привлекает Диану. Для верхушки общества она будет вполне приемлема в таком качестве. Ведь она происходит из аристократической фамилии, ведущей начало со времен Генриха VII. Это подтвердили, в частности, пышные похороны с участием членов королевской семьи умершего весной 1992 г. отца Дианы восьмого графа Спенсера. Граф Спенсер находился в свите Георга VI, а затем Елизаветы II, а бабушка Дианы была придворной дамой у матери нынешней королевы *.

Если Чарлз неудовлетворен своей долей, то Диана вошла в роль принцессы-дивы и любит купаться в лучах славы. Каждое ее появление за пределами Кенсингтонского дворца привлекает репортеров и толпы зрителей.

В течение многих лет Чарлз также был "звездой". Затем в центре очутилась Диана. Журналисты открыто пишут о соперничестве между ними на такой почве. Диана не собирается уступать первенство. "Санди тайме" писала: "Независимость Дианы стала вызывать короткое замыкание во всей системе, а ее популярность неприятно шокировала принца".

 

*По материнской линии весьма отдаленным предком Дианы был шотландский купец Теодор Форбс, женившийся на армянке из Индии Элизе Форбезьян. Этот факт установил уже в наши дни американский профессор Левой Топозян. По его мнению, хотя в жилах Дианы течет 1/64 армянской крови, по чертам характера она типичная армянка.

 

Симпатий Чарлзу в глазах соотечественников, и особенно соотечественниц, не прибавили разоблачения, содержащиеся в вышедшей в Англии в июне 1992 г. книге Э. Мартена о Диане, рисующей в деталях портрет молодой женщины, "оказавшейся, как в западне, в оковах постылого брака".

Еще накануне пышной свадебной церемонии Диана узнала что ее жених, как и прежде, уединяется на ночь с Камиллой Паркер Боулз, ставшей его любовницей десятью годами ранее *. Открытие настолько потрясло ее, что она пыталась покончить самоубийством. Кто из 750 млн зрителей в мире, наблюдавших по телевидению эту церемонию, мог подумать, глядя на счастливое личико Дианы, что она уже перенесла!

Пять раз за время супружества ею предпринимались такие попытки, вызванные неверностью Чарлза все с той же Камиллой. Он часто не соблюдал даже элементарных приличий, отсутствуя, например, на торжествах по случаю ее 30-летия. На нервной почве у Дианы развилась булимия (по-латыни "волчий голод") - мучительная потребность в еде, приступы слабости и боли.

Эти и другие подробности, не известные ранее публике, автор узнал от близких к Диане людей. Они вряд ли решились бы разглашать их без ее согласия. Журналисты делали вывод, что тем самым она подготавливает дело о разводе с супругом. Догадки такого рода Диана опровергла летом того же 1992 года, скорее всего, под давлением королевы.

 

* Дотошные журналисты раскопали, что Камилла приходится внучкой Алисе Кошель, которая была любовницей короля Эдуарда VII.

 

Достоянием гласности стали факты о резких обменах обвинениями между принцем Филипом и Дианой. Супруг королевы осуждал ее за нарушение своего долга перед семейством Елизаветы II в связи с настояниями о разводе с Чарлзом.

Клубок страстей вокруг Чарлза и Дианы остается нераспутанным. Американский журнал "Ньюсуик" задавался вопросом: "Одно дело для Дианы поступать, как она хочет, в качестве принцессы Уэльской, другое - действовать, когда станет королевой Англии: что в таком случае произойдет?" ** Биограф Чарлза историк Э. Холден не исключает, что в таком случае Диана может создать собственный королевский двор ***. Такого в истории английской монархии еще не случалось.

Диана, по мнению английской прессы, исполнена решимости отстаивать свои права, располагая всем необходимым для этого. В то время как в ноябре 1992 г. принц Чарлз отметил свое 44-летие, Диана совершила триумфальный визит во Францию. В течение двух часов с ней беседовал президент Франсуа Миттеран. Они обсуждали гуманитарные и социальные вопросы. Таким образом, она распространяет свою активность и за пределами Англии.

Эти и другие вопросы приобрели еще большую остроту после оглашенных 9 декабря 1992 г. заявлений Букингемского дворца и премьера Мейджора. Они объявили о том, что Чарлз и Диана официально расходятся без формального развода. По словам премьера, отказ от супружеского статуса не отразится на конституционных нормах, относящихся к положению Чарлза и Дианы, включая и право Дианы стать королевой.

Последний пункт заявления премьера Мейджора в парламенте вызвал особенно оживленные дебаты. Многие задавались вопросом: как в таком случае Диана может стать королевой, фактически не являясь супругой Чарлза?

 

**Newsweek. 30.Х1 1992.

*** Ibidem.

 

Что касается его самого, то, отвечая на предположения о том, что он может вступить снова в брак, Чарлз заверил, что не предпримет никаких шагов, которые помешали бы ему реализовать право на наследование трона. Такой шаг, однако, он сделал, признав летом 1994 г. без обиняков факт своей супружеской неверности.

Обсуждение в Англии будущего статуса Чарлза и Дианы страдало главным изъяном - Елизавета II, находящаяся в добром здравии, не выказывает никаких намерений отказываться от трона. Более того, перед лицом отчуждения Чарлза и Дианы Елизавета II будет, видимо, еще неукоснительнее выполнять функции главы государства.

Со стороны наследника и Дианы ее ожидают, однако, дальнейшие осложнения, трудности. О нарушении Чарлзом вековых традиций "невынесения сора из избы" уже упоминалось. Не лучше обстоит дело с Дианой, а точнее, с непредсказуемыми шагами тех, кому она доверяла. Дело в том, что спустя три-четыре года после брака, испив до дна горькую чашу продолжающейся близости мужа с давней любовницей, она позволила себе увлечься недостойным человеком. Он опубликовал ее интимные письма к нему и живописания близости с ней.

Книга 36-летнего Джеймса Хьюитта, бывшего офицера королевской гвардии, "Влюбленная принцесса" вышла в свет осенью 1994 г. Не без самолюбования он рассказал репортерам: "В течение пяти лет я был главным мужчиной в ее жизни. Она часто тайком приезжала ко мне домой в графство Деван, а я навещал ее в Кенсингтонском дворце, когда Чарлз отсутствовал. Мы были чертовски влюблены друг в друга. Она даже хотела оставить Чарлза из-за меня...".

Королева Елизавета II не отреагировала на признание принца Чарлза летом 1994 г. о том, что он не прервал связь с Камиллой, но после телевизионного интервью принцессы Дианы в ноябре 1995 г. предложила им оформить развод. Это лишает Диану, но не Чарлза прав на престол. Диана в этом интервью высказалась нелестно о Чарлзе и порядках в Букингемском дворце.

Не прибавила лавров Букингемскому дворцу версия в прессе о том, что один из киноактеров, Тим Силли, будто бы является незаконнорожденным сыном Эдуарда VIII. Их внешнее сходство поразительно.

Весной 1992 г. наступила развязка тянувшихся несколько лет размолвок, неладов еще одной супружеской пары. Разошлись сын Елизаветы принц Эндрю, герцог Йоркский, и его супруга, урожденная Сара Фергюсон. Чувства Эндрю вспыхнули ярким пламенем и так же быстро погасли, оставив после себя пепел. Отец Сары, майор Рональд Фергюсон, служил у принца Филина тренером по игре в поло, мать Сьюзен убежала с любовником в Аргентину и там осталась. У Сары, едва она достигла совершеннолетия, появился любовник, ирландец Педди Мак-Налли, значительно старше ее. Встреча с Эндрю, падение его к ее стопам завершилось свадьбой в 1986 г. Вряд ли королева одобряла выбор сына. Отец Сары не мог высказаться о ней так, как изрекли близкие Дианы перед свадьбой: "Она - нераспустившийся бутон!" Многое в ней восстанавливало не только сиятельных особ в Букингемском дворце, но и нещепетильную в целом прессу. Неряшливые туалеты, неумение следить за собой. Не отказывая себе в еде и питье, а это тоже ставилось ей в вину, она полнела. Главное же - несдержанность, она выпаливала то, что думала.

Выявились у Сары и другие черты, защитить которые невозможно. Невнимание к двум крошкам-девочкам, которых она бросала ради бронзового загара на пляжах Марокко или во время горнолыжного сезона в Альпах, причем все чаще без Эндрю. Не блистал вниманием к своим детям и отец, и у него появились любовницы.

В январе 1992 г. "Дейли мейл" поместила на своих страницах снимки Сары и нефтяного магната из США Стива Уайатта во время их отдыха на Средиземном море. Снимки не оставляли сомнений в характере их отношений. Затем в прессу попали еще более разоблачительные фотоматериалы, найденные служанкой в апартаментах этого американца в Лондоне.

Но даже и в таких обстоятельствах королевский двор еще считал возможным заглушить скандал, не доводя дело до формального разрыва. Сара была вызвана к Елизавете. Последовали нахлобучка и деловые предложения: Сара обязуется не демонстрировать на публике свои связи и воздержаться от утечек в прессу фактов о частной жизни королевского семейства. Была названа сумма "компенсации": около трех миллионов фунтов стерлингов.

Тем не менее вскоре информация об аудиенции Сары у Елизаветы в прессу проникла. Ее источник был очевиден. Сара не отрицала своей причастности. Негодование королевской семьи было сильнейшим. Пресс-секретарь Елизаветы выступил с такими нападками на Сару, что ему затем пришлось брать свои слова обратно.

Что касается младшего сына королевы, Эдварда, то, когда писались эти строки, английская пресса сообщала о его очередном увлечении, гадая, повлечет оно или нет наконец брачные узы *. Курьезнее было появившееся в прессе сообщение, что созданная некоторое время назад в Эстонии "партия роялистов" собирается предложить трон в стране в случае принятия монархии Эдварду Виндзорскому. У данной партии имеется десять процентов голосов в эстонском парламенте, поэтому совершенно сбрасывать со счета идею партии нельзя.

 

* Главная страсть принца Эдварда - шоу- бизнес. В 1987 г. принц отказался от военной карьеры, бросив учебу на курсах офицеров морской пехоты. Он работал помощником режиссера в труппе Эндрю Ллойда Уэббера, создал собственную продюсерскую компанию, но потерпел финансовое фиаско: его фирма задолжала 600 тыс. ф. ст. (См.: Эхо планеты. 1993. N 49. С. 46.) Примеч. сост.

 

Королевское семейство не ограничивается упомянутыми выше лицами. Точное число его представителей назвать непросто, так как имеются особы "королевских кровей", формально не принадлежащих к данному семейству. Считается, что в этот круг входит более двух десятков человек. Помимо потомства Елизаветы II и принца Филина, а также принцессы Маргарет **, этот круг включает в себя ветви, ведущие начало от двух сыновей и дочери Георга V. Его сын Генри, герцог Глостерский (1900-1974), в 1935 г. женился на Алисе Монтегю Дуглас-Скотт (род. в 1901 г.) ***. Другой сын, Георг, герцог Кентский (род, в 1902 г.), погибший в авиакатастрофе в 1942 г., оставил вдовой греческую принцессу Марину (1906-1968). Их дети - принц Эдвард (род, в 1935 г.), нынешний герцог Кентский, принцесса Александра (род. в 1936 г.) и принц Майкл (род, в 1942 г.) - положили начало довольно многочисленному потомству ****. Дочь Георга V, королевская принцесса Мария (1897-1965), вышла в 1922 г. замуж за виконта Генри Лэйселлза (1882-1947), ставшего в 1929 г. шестым графом Хервудом, и была матерью двух сыновей (Георга, седьмого графа Хервуда, и Джеральда).

 

**Дети принцессы Маргарет - виконт Дэвид Линли (род, в 1961 г.) и леди Сара Армстронг Джонс (род, в 1964 г.). Примеч. сост.

*** Нынешний герцог Ричард Глостерский (род. в 1944 г.) женат на Бригитте ван Дёр (род, в 1946 г.). Их сын Александр (род, в 1974 г.) носит титул графа Ольстерского. Примеч. сост.

**** Герцог Эдвард Кентский с 1961 г. женат на дочери сэра Уильяма Уорсли, Катарине (род, в 1933 г.), у них два сына и дочь, а Александра Кентская с 1963 г. замужем за сыном шотландского аристократа Ангусом Джеймсом Брайсом Огилви (род. в 1928 г.). У них дочь и сын. Примеч. сост.

 

Таким образом, Лэйселлзы - Хервуды, Глостеры и Кенты образуют три ветви родственников семейства Елизаветы II и принца Филина.

В 1985 г. скандальную огласку получил факт, относящийся к прошлому отца жены принца Майкла Кентского - Марии Кристины (на ней он женился в 1978 г.). Она родилась в Чехословакии в 1945 г., но вскоре ее мать после развода с бароном Гюнтером фон Рейбнитцем переселилась в Австралию, где воспитала дочь, вышедшую замуж за состоятельного австрийца, в результате чего ее новым домом стала Вена. Брак не удался, и вскоре После развода с первым мужем свою руку Марии Кристине предложил принц Майкл Кентский. Поскольку жена была католичкой и разведенной, ему пришлось отказаться от права престолонаследования. Жертва была небольшая: он числился шестнадцатым в линии наследников. Серьезнее оказался факт, получивший огласку: оказывается, барон фон Рейбнитц служил в войсках СС. Знала ли об этом принцесса Кентская? Об этом умалчивается. Подноготная Виндзоров с их немецкими корнями содержит свои загадки и тайны.

* * *

Для массы британцев монархия - институт прежде всего декоративный, воздействующий на воображение, щекочущий нервы, позволяющий смаковать детали быта, церемониала и т. п., что представляется чем-то вроде сюжета из живой волшебной сказки.

Для высшего слоя монархия - значительно большее. Между ней и этим слоем существует тесная взаимозависимость. Пока сохраняется монархия, верхи общества чувствуют себя огражденными от неожиданностей. "Основная функция монархии сегодня, - отмечал английский автор Филин Хоуард, - стала негативной - предотвращать возникновение для строя катастрофических ситуаций" *.

Таков результат длительнейшей, исчисляемой столетиями эволюции английской монархии, позволившей ей, во-первых, приспосабливаться к менявшимся в стране условиям, во-вторых, выглядеть в глазах своих подданных институтом, стоящим над политикой, над межпартийной борьбой, и, в-третьих, обрести такой конституционный статус, при котором вооруженные силы и другие ключевые звенья госаппарата подчинены нейтральному национальному символу - короне.

Английский публицист Джордж Оруэлл замечал в связи с этим: "Люди теперь не могут обходится без барабанов, флагов, парадов, и лучше, если они будут боготворить кого-то, не имеющего реальной власти. В Англии же реальная власть - у джентльменов в котелках, а в золоченой карете, символизирующей величие, восседает другая персона, и, пока сохраняется такое положение, появление Гитлера или Сталина в Англии исключено" **.

В свете уроков истории это - немалое преимущество.

 

*Howard Ph. The Political Influence of the British Monarchy. L., 1970. P. 197.

**The Collected Essayes, Journalism and Letters of George Orwen, 1943-45. N. Y., 1968. P. 84.

 

 

ДАНИЯ

 

ДИНАСТИЯ

ШЛЕЗВИГ-ГОЛЬШТЕЙН- ЗОНДЕРБУРГ-ГЛЮКСБУРГ

 

В Дании несколько раньше, чем у ее скандинавских соседей, сложилась централизованная монархия. Уже в середине XII в. король Вальдемар I, прозванный Великим, победив в кровопролитной борьбе крупных феодалов, сумел объединить страну. Его преемники Кнут VI и особенно Вальдемар II Победитель завершили дело отца. В этот период Дания по сравнению со Швецией и Норвегией оказалась самой развитой, и не случайно именно под ее главенством в конце XIV в. объединились все три скандинавских государства. Укрепление королевской власти произошло при Вальдемаре IV Аттердаге (годы правления - 1340-1375). С его смертью прекратилась мужская линия династии Свейна Эстридссона. Дочь Вальдемара, Маргарита (Маргрете) Датская (1353-1412), вышедшая замуж за норвежского короля Хокона VI, стала правительницей Дании, когда ее малолетний сын Улаф (Олаф) в 1375 г. был избран датским королем, а после смерти мужа в 1 380 г. - и правительницей Норвегии. Когда же в 1387 г. умер семнадцатилетний Улаф, Маргарита осталась единственной главой двух государств. После же разгрома датскими войсками шведского короля Альбрехта Мекленбургского, двоюродного брата Хокона VI, Маргарита добилась избрания своего внучатого племянника Эрика Померанского королем Дании (Эрик VII), Норвегии (Эрик III) и Швеции (Эрик XIII), но до конца жизни продолжала управлять тремя государствами.

 

ОЛЬДЕНБУРГСКАЯ ДИНАСТИЯ

 

Скандинавская уния

В 1397 г. в шведском городе Кальмаре было подписано соглашение об унии. Однако Кальмарскую унию раздирали противоречия. Если приходившая в упадок Норвегия все больше попадала в реальную зависимость от Дании, то шведы начали борьбу за самостоятельность. Именно в этот период на троне Дании, и соответственно на норвежском и шведском тронах, воцарилась немецкая династия: в 1448 г. собрание датской знати избрало на престол князя Кристиана I Ольденбургекого. Эта династия, которая до сегодняшнего дня, правда не прямо, находится на тронах Дании и Норвегии, фактически является одной из старейших в Европе.

В течение первых двух столетий своего царствования в Дании и Норвегии, а до 1523 г. и в Швеции, власть королей Ольденбургской династии в значительной степени ограничивалась могущественной датской знатью, представители которой избирали королей Дании: право на престол здесь не было наследственным. При этом во время коронации короли были обязаны подписывать особые "капитуляции" - своего рода акты о вольности датской знати, которая формировала правительство страны - Государственный совет (ригсрод). В области внешней политики у королей руки были более развязаны, и поэтому все основные усилия они первоначально прилагали к сохранению трехсторонней скандинавской унии. Тем более что в Швеции развернулась национально-освободительная борьба, и уже на протяжении XV в. шведам удалось отвоевать фактическую независимость.

Преемнику Кристиана I королю Хансу Датскому (1481-1513) удалось преуспеть в борьбе против непокорных шведов и на какое-то время восстановить унию, но ненадолго. Однако при его сыне, честолюбивом Кристиане (Кристиерне) II (1513-1523), шведско-датская уния распалась. В 1523 г. Швеция окончательно добилась независимости, а сам незадачливый король восстановил против себя сначала датскую и шлезвиг-голштинскую знать, а затем горожан и крестьянство. Государственный совет Дании низложил его и изгнал из страны. Вместо него на королевский трон был избран его дядя - герцог Фридрих Голштинский под именем Фредерик I (1523-1533). После его кончины низвергнутый Кристиан при поддержке ганзейского города Любека и бюргеров крупнейших датских городов, прежде всего Копенгагена, попытался вернуть себе корону. Дания была ввергнута в гражданскую войну, известную под названием "графская распря", так как наемными войсками Любека командовал граф Кристофер Ольденбургский. Поддержало Кристиана и свободное крестьянство Ютландии, восстав против правивших феодалов. Однако, пытаясь пробраться в осажденный Копенгаген, Кристиан попал в плен к своим противникам. После этого Государственный совет избрал на датский престол в 1534 г. сына Фредерика I Кристиана III (1534-1559), который, опираясь на дворянство, подавил крестьянское восстание, разбил войска и флот Любека, провел реформацию церкви.

 

Зарождение многовекового спора вокруг Шлезвиг-Гольштейна

 

Второе направление внешней экспансии датских королей было южным: борьба за овладение северо-германскими территориями - Шлезвигом и Гольштейном (Голштинией). Еще в 1386 г. голштинские графы объединили Шлезвиг и Гольштейн в фактически единое государство, но к 1460 г. голштинская династия пресеклась, и тогда Кристиан I Ольденбург, действуя в рамках традиционной феодальной политики расширения владений, добился своего избрания на шлезвиг-голштинский трон при условии сохранения личного характера унии Дании со Шлезвиг-Гольштейном. Оба владения (Гольштейн был объявлен герцогством в 1472 г.) должны были управляться как единое целое. При этом положение осложнялось тем, что юридически Шлезвиг стал ленным владением королей Дании, а Гольштейн продолжал оставаться лоном германских императоров. Присоединение Шлезвиг-Гольштейна к Дании на правах личной унии, с их запутанным внутренним положением, более чем на четыре столетия чрезвычайно осложнило историю Дании.

Владение Шлезвигом и Гольштейном оказалось для Дании тяжелым бременем. Ведь на деле они отнюдь не представляли собой единых государственных образований. Политическая карта герцогств X-V-XVII вв. - это буквально лоскутное одеяло, составленное из территорий с разным политическим статусом. Здесь было практически пять форм владений - собственно датские анклавы в Шлезвиге, входившие непосредственно в состав датского королевства; так называемая "королевская часть" герцогств - владения датского короля как герцога Шлезвигcкого и герцога Голштинского на правах личной унии с датской короной; личные владения практически самостоятельных готторпских. или гольштейн-готторпских, герцогов (одной из родственных ветвей династии Ольденбургов, с родовой резиденцией в замке Готторп около города Шлезвиг и со столицей - городом Киль в Гольштейне) на территории Шлезвига и Гольштейна, так называемая "готторпская часть"; находившиеся в совместном управлении датских королей и гольштейн-готторпских герцогов владения крупных феодалов на территории Шлезвига и Гольштейна, которые приносили присягу и королю, и герцогу; и, наконец, владения средней ветви династии - Августенбургов, основателем которой был в XVII в. один из потомков короля Кристиана III, герцог Эрнст Гюнтер, и названной по имени родового замка Августенбург на острове Альс.

Вплоть до 1920 г., когда после первой мировой войны окончательно была установлена государственная граница между Данией и Германией, весь этот сложный комплекс проблем, и династических, и территориальных, и национальных, который именуется "шлезвиг-голштинским вопросом", все время осложнял внешнюю и внутреннюю политику государства, находившегося под властью датских Ольденбургов со столицей Копенгаген, которое для краткости мы будем именовать Данией, хотя в его состав входили не только Дания и упомянутые герцогства, но и (до 1814г.) Норвегия с принадлежавшими ей заморскими территориями - Исландией, Фарерскими островами и Гренландией. Личной унией с Данией были связаны также графства Ольденбург и Дельменхорст, родовые владения династии.

До 1661 г. в Дании власть находилась в руках аристократического Государственного совета. Датские короли Фредерик II (1559-1588) и особенно Кристиан IV (1588-1648) основные усилия направляли на борьбу с постоянно расширявшей свои владения Швецией, стараясь опираться при этом на союз с Российским государством. Однако в конце концов эта борьба закончилась для датчан неудачей. Особенно мощные удары шведы нанесли на исходе Тридцатилетней войны (1618-1648), отняв у Дании ряд ее владений на Скандинавском полуострове. Успехи шведов чрезвычайно подбодрили гольштейн-готторпских герцогов, стремившихся вырваться из-под вассальной зависимости от Копенгагена, объединить оба герцогства под своей властью в единое государство. Герцоги стали естественными союзниками Швеции в борьбе против Дании, оставаясь формально ленниками датской короны. В свою очередь, датские короли не оставляли мысль о полном подчинении себе обоих герцогств.

Датский король Фредерик III (1648-1670), воспользовавшись тем, что шведский король Карл X Густев завяз в польской войне, выступил против Швеции в 1657 г., но Дания оказалась к войне неподготовленной. Талантливый полководец Карл X Густав нанес датчанам с юга сильный удар - шведские войска вторглись в Ютландию и на остров Зеландию. По Роскильдскому миру (февраль 1658 г.), Дания потеряла еще остававшиеся у нее провинции на юге Скандинавского полуострова - Сконе и Блекинге, некоторые норвежские области. Гольштейн-готторпскому герцогу удалось добиться также отказа датской короны от претензий на Шлезвиг, хотя короли Дании и продолжали владеть так называемой "королевской частью" на территориях герцогств.

 

Утверждение абсолютизма

 

Новая попытка Карла X Густава в 1658-1659 гг. вообще уничтожить Данию как самостоятельное государство, правда, провалилась, и Дании кое-что удалось вернуть, но королевство перенесло тяжелые потрясения. Удар был нанесен прежде всего по датской аристократии, утратившей свое влияние. Фредерик III значительно укрепил свой авторитет, руководя героической обороной Копенгагена зимой 1658/59 г. Опираясь на поддержку бюргерства и духовенства, во время собрания сословий осенью 1660 г. он совершил государственный переворот. Королевская власть в Дании была провозглашена наконец наследственной, а в январе 1661 г. был принят так называемый "Акт самодержавного, наследственного правления, или Акт суверенитета", устанавливавший абсолютизм*. Впоследствии самодержавие в Дании было закреплено конституционно особым "Королевским законом", составленным талантливым сыном виноторговца Педером Шумахером, который впоследствии получил титул графа Гриффенфельда. Власть короля объявлялась "от Бога", безграничной, но с некоторыми оговорками: монарх должен был придерживаться лютеранского вероисповедания, не мог поступаться своей властью и делить страну на части, а также пересматривать сам "Королевский закон". Закон не предусматривал возможность недееспособности короля, в частности слабоумия. Составленный к 1665 г. и подписанный королем в 1669 г., "Королевский закон" был полностью опубликован только в 1709 г.**

 

*Boggild-Amiersen С. О. Statsomlvaentelingen 1660. Kobenhavn, 1936.

**Fabricius К. Kongeloven. Kobenhavn, 1920.

 

Важнейшей внешнеполитической и династической проблемой для королей Дании оставались их отношения со Швецией и гольштейн-готторпскими герцогами, в которые беспрестанно вмешивались и западноевропейские державы - Франция, Англия, Голландия. Кристиан V (1670-1699) пытался взять реванш в войне со Швецией в 1675-1679 гг., но безрезультатно, хотя и без страшных поражений, понесенных в царствование его отца. Сменивший его Фредерик IV (1699-1730), вступив в союз с российским царем Петром и саксонским курфюрстом и польским королем Августом Сильным, начал Северную войну 1700r--1721 гг. (в Скандинавских странах ее именуют Великой) вторжением во владения гольштейн-готторпского герцога, связанного родственными узами со шведским королем. Молодой воитель Карл XII при поддержке британского и голландского флотов высадил свои войска, на острове Зеландия и принудил Данию в августе 1700 г. заключить с гольштейн-готторпским герцогом Травендальский мир. Лишь известие о сокрушительном поражении шведов под Полтавой побудило Фредерика IV снова взяться за оружие.

Как известно, в результате Великой Северной войны Швеция потерпела сокрушительное поражение, утратив положение великой державы. По Фредериксборгскому миру между Швецией и Данией (июль 1720 г.), шведы дали обязательство не поддерживать гольштейн-готторпских герцогов против Дании. Еще в ходе войны датские войска заняли и Шлезвиг, и Гольштейн. Теперь они оставили герцогскую часть Гольштейна, сохранив за собой герцогскую часть Шлезвига, которую датская корона потеряла еще в XVI в. Таким образом Шлезвиг, объединенный территориально, оказался полностью под властью датского короля, но не в составе Дании, и по-прежнему управляться он должен был неразрывно с королевской частью Гольштейна.

 

Гольштейн-готторпская головоломка

 

Внешнеполитическое положение Дании в 20-х гг. XVIII в. осложнилось, поскольку вместо союза гольштейн-готторпских герцогов со Швецией перед Данией возникла новая угроза сближения их с Российской империей *. Дело в том, что Петр I выдал замуж свою дочь Анну за герцога Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского, который в июне 1721 г. приехал в Россию, и лишь внутренние перемены в России в конце 20-х гг., смерть императрицы Екатерины и Петра II, воцарение императрицы Анны Иоанновны, не склонной усиливать связи с голштинскими родственниками, позволили Дании вновь восстановить дружеские отношения с Россией. Однако связи российского двора с Гольштейном (или Голштинией, как говорили тогда) составляли потенциальную угрозу для Копенгагена.

 

*Bagger Н. Ruslands alliancepolilik efter freden i Nystad. Kobenhavn, 1974.

 

После того как в 1741 г. на российский трон взошла дочь Петра Елизавета, провозгласившая престолонаследником России своего племянника герцога Гольштейн-Готторпского Карла Петра Ульриха, сына Анны Петровны (будущий император Петр III), эта угроза стала для Дании более реальной. Тем более что и в Швеции в 1743 г. утвердилась Гольштейн-Готторпская династия - риксдаг избрал шведским престолонаследником двоюродного дядю наследника российского трона - князя-епископа Любека Адольфа Фридриха (Фредрика).

Попытки датского короля Кристиана VI добиться собственного избрания на шведский престол не увенчались успехом. Также не удалось добиться от нового шведского кронпринца отказа шведской короны от ее наследственных прав на Шлезвиг и Гольштейн. Русскошведский союзный трактат 1745 г. предусматривал поддержку обоими государствами претензий династии на Шлезвиг. Однако приход к власти в Швеции в 1746 г. настроенной антирусски партии "шляп" сблизил вновь Данию с Россией. В датско-русском союзном договоре Дания согласилась признать претензии российского престолонаследника на готторнскую часть Шлезвига, взамен чего Россия дала обещание не допускать того, чтобы король Швеции стал герцогом в Гольштейне. В 1749 г. шведский наследный принц Адольф Фредрик официально отказался от готторпской части Шлезвига и обещал в случае наследования его родом готторпской части Гольштейна обменять ее на принадлежавшие датскому королю немецкие графства Ольденбург и Дельменхорст.

В середине XVIII в. абсолютистский строй Дании оказался в состоянии постоянного кризиса, поскольку положения о неограниченности королевской власти и невозможности замены монарха сыграли злую шутку. В 1746 г. на престол вступил Фредерик V, который не обладал ни способностями, ни волей для управления государством, к тому же с молодых лет был подвержен алкоголизму и распутству. Делами государства стала заправлять всесильная высшая бюрократия *.

Еще больше кризис обострился, когда в 1766 г. королем стал Кристиан VII, у которого все больше и больше проявлялось слабоумие. Борьба в придворных группировках шла вокруг доступа к формально всевластному королю и возможности заполучить его подпись под указами. В конце 60-х гг. этим воспользовалась группа прогрессивно мыслящих аристократов, стремившихся провести реформы в духе "просвещенного абсолютизма". Их орудием, а со временем и самостоятельно действующим лицом стал последователь просветителей врач-немец Иоганн Фридрих Струэнзе **. Он не только обрел безграничное влияние на слабоумного короля, но и стал любовником молодой королевы Каролины Матильды. Используя свое положение, Струэнзе добился подписания множества королевских указов в духе рекомендации просветителей. В частности, в Дании была введена свобода печати и вероисповеданий, промыслов и хлебной торговли, гласность суда и т. п.

 

*Danmarks historic. Bind 4: Feldbaek O. Tiden 1730-1814. Kobenhavn, 1982. S. 61-71.

** Winkle S. Johann Friedrich Struensee: Arzt, Aufklarer und Staatsmann. Stuttgart, 1989.

 

В целом, однако, прогрессивные реформы часто попадали на неподготовленную почву. Кроме того, немец Струэнзе игнорировал национальное чувство датчан. В стране росло недовольство. Против временщика возник заговор. Заговорщикам в начале 1772 г. удалось тайком проникнуть к королю и заставить его подписать указ об аресте всесильного фаворита. Струэнзе был казнен, скандальный процесс закончился расторжением королевского брака. Главное, почти все реформы были отменены ***. Власть перешла практически в руки вдовствующей королевы Юлианы Марии и ее сына принца Фредерика, за спинами которых стоял новый секретарь кабинета, профессор богословия Уве Хег Гульдберг, противник всяческих реформ.

В конце 60-начале 70-х гг. датской династии удалось решить запутанную гольштейн-готторпскую проблему. Она использовала заинтересованность Екатерины II в союзе с Данией. Следствием заключения в 1767 г. русско-датского союзного договора стал предварительный трактат, подписанный Екатериной II от имени своего сына, несовершеннолетнего великого князя Павла, который унаследовал от отца, императора Петра III, титул герцога Гольштейн-Готторпского. В этом договоре предусматривался отказ Готторпской династии от своей части Шлезвига и обмен готторпской части Гольштейна на графства Ольденбург и Дельменхорст. В 1773 г. великий князь Павел, достигший совершеннолетия, подписал в Санкт-Петербурге окончательный договор. Таким образом, датская династия Ольденбургов наконец приобрела оба герцогства - Шлезвиг и Гольштейн в свое полное владение, не предвидя того, что в XIX в. рост германского национализма в этих герцогствах вновь поставит все государство перед тяжелыми испытаниями.

 

*** См.: Коган М. Л. Просвещенный абсолютизм в Дании. Реформы Струэнзе. Л., 1972.

 

Господство реакции в Дании не было долговечным. Уже в начале 80-х гг. в придворных кругах Копенгагена созрел заговор либеральных дворян, группировавшихся вокруг молодого наследного принца Фредерика, единственного сына больного короля. 14 апреля 1784 г. 16-летний кронпринц был впервые допущен на заседание Государственного совета. Там, воспользовавшись предоставившейся возможностью, он сумел дать отцу на подпись указы о назначении членами совета своих сторонников и об отставке прежних членов. Кроме того, Кристиан VII подписал рескрипт, что отныне все королевские приказания должны контрассигновываться наследным принцем. Все произошло за несколько минут. В последующие годы кронпринцу-регенту удалось провести ряд прогрессивных реформ, прежде всего экономической и социальной сфере (запрет сгона крестьян с земли, отмена их прикрепления к земле, отмена монополии внешней торговли, либеральный таможенный тариф, расширение свободы печати и др.), но политический строй - абсолютная монархия - остался неизменным *. С возрастом либеральные склонности принца Фредерика постепенно исчезли.

 

Союзник Наполеона

 

В 1807 г. Дания оказалась втянутой в наполеоновские войны на стороне наполеоновской Франции. Британский флот напал на Копенгаген и увел военно-морской флот Дании в Англию. В 1808 г. началась война Дании со Швецией, в Данию вступили союзные наполеоновские войска. Увидев их из окна, слабоумный король Кристиан VII от страха скончался, и фактически правивший страной с 1784 г. наследный принц Фредерик вступил наконец на трон. Таким образом, было восстановлено самодержавие монарха в прямом смысле слова. У нового короля были только дочери, поэтому престолонаследником был провозглашен двадцатидвухлетний принц Кристиан Фредерик, сын принца Фредерика, внук короля Фредерика V и его второй жены.

 

*Danmarks historie. Bind 4: Feldbaek O. Tiden 1730-1814. S. 80-83.

 

Однако короля Фредерика VI (1808-1839) ждали в недалеком будущем тяжелые потрясения. Королевство оказалось втянуто в сложный клубок противоречий: на его вторую половину, Норвегию, уже давно зарились шведские короли. После того как в 1808-1809 гг. Россия отняла у Швеции Финляндию, новый правитель Швеции Карл Юхан (бывший наполеоновский маршал Бернадот) утвердился в мысли, что компенсацию нужно искать на западе. Мысль о присоединении Норвегии стала определять всю шведскую внешнюю политику. Именно она во многом побудила шведов пойти на заключение в 1812 г. союза с Россией, ожидавшей наполеоновского вторжения. Фредерик VI же упорно не хотел рвать с всесильным французским императором даже после его сокрушительного разгрома в России в 1812 г. Дания осталась последним союзником Наполеона, в то время как Швеция сделала более удачный выбор, став одним из членов новой антинаполеоновской коалиции, а Карл Юхан с августа 1813 г. - главнокомандующим одной из союзных армий.

В ноябре 1813 г., после "битвы народов" под Лейпцигом, армия Карла Юхана повернула против Дании. Последняя в истории датско-шведская война оказалась недолгой, и 14 января 1814 г. в Киле был заключен мирный договор, по которому датский король отказывался в пользу Швеции от Норвегии, правда, сохранив принадлежавшие последней Исландию, Фарерские острова и Гренландию*. Неожиданно для многих норвежский народ отказался подчиниться этому решению своей судьбы, в стране началась революция.

17 мая 1814 г. Государственное собрание Норвегии избрало датского наследного принца Кристиана Фредерика королем, но пробыть в этом качестве ему пришлось недолго. Уже в августе норвежцы согласились на унию со Швецией, и Кристиан Фредерик вернулся в Данию, где через четверть века ему довелось вступить на датский трон под именем Кристиана VIII (1839-1848). В результате наполеоновских войн датская корона лишилась Норвегии, получив в конце концов после переговоров на Венском конгрессе как бы в качестве компенсации небольшое прусское герцогство Лауэнбург, которое вместе с Гольштейном теперь вошло в состав вновь образованного Германского союза.

 

Обострение династических и национальных проблем

 

В 30-х гг. XIX в. в Дании обострились противоречия между собственно Данией и немецкоязычными герцогствами. В них быстро развивалось немецкое национально-сепаратистское движение, выступавшее за полное слияние герцогств и отделение от Дании, при сохранении лишь личной унии. С другой стороны, в 40-х гг. в Дании оппозиционно настроенные либералы стали требовать разделения герцогств по языковому признаку. Они стояли за полное присоединение к Дании Северного Шлезвига или, как его предпочитали называть датчане. Южной Ютландии, населенной преимущественно датчанами. Был выдвинут лозунг "Дания до Эйдера" - реки, ставшей фактической границей датского и немецкого населения.

 

*Danske Traktater efter 1800. Forste Samling. Kobenhavn, 1877. S. 60-74.

 

Кристиан VIII, в котором мало что осталось от революционно-мечтательного "летнего короля" Норвегии в 1814 г., упрямо проводил династическую политику "единого государства", не желая считаться с национальным подъемом ни в Дании, ни в герцогствах. Порядок престолонаследия в Дании и герцогствах был различным еще с 1665 г.: в собственно Дании наследование шло по обеим линиям - сначала по мужской, затем по женской, в Гольштейне - лишь по мужской, а в Шлезвиге этот вопрос оставался спорным. В 1846 г. Кристиан VIII провозгласил общий порядок наследования для Дании и Шлезвига, что фактически способствовало бы его отделению от Гольштейна. Естественно, сепаратистские настроения в герцогствах усилились.

Смерть Кристиана VIII и вступление на престол в январе 1848 г. его сына Фредерика VII (1848-1863) еще больше осложнили династические проблемы в стране. Ведь новый король был последним представителем старшей, правившей ветви династии Ольденбургов, у него не было детей, а обстоятельства его личной жизни делали маловероятным появление наследника. Лишенный семьи уже с младенчества (ему был год, когда родители разошлись), принц Фредерик воспитывался у родственников. Практически он не получил правильного образования, хотя не был обделен способностями. С молодых лет пристрастился к богемной жизни, и поэтому распался его первый брак с близкой родственницей - принцессой Вильгельминой, дочерью Фредерика VI и Марии Гессенской. Отец, ставший королем в 1839 г., пытался обуздать нрав сына сначала военной службой, а затем назначив его губернатором острова Фюн. В 1841 г. он заставил принца вступить в новый брак с Каролиной Мекленбург-Стрелицкой, но и это супружество оказалось неудачным. Зато гораздо прочнее была связь принца Фредерика с внебрачной купеческой дочерью Луизой Кристиной Расмуссен, которая сначала была балериной, а затем стала владелицей модного салона. Забегая вперед, скажем, что, уже став королем, в 1850 г., Фредерик VII вступил с ней в морганатический брак, предоставив ей титул графини Даннер.

Стремление Фредерика VII продолжать династическую политику "единого государства" сразу же потерпело крах. Обещание дать Дании и герцогствам единую конституцию вызвало взрыв и здесь, и там. Тем более что это происходило на фоне сообщений о начале революционных потрясений в Париже, Вене и Берлине. В марте 1848 г. в Копенгагене произошли демонстрации, и испуганный король пошел на уступки оппозиционным силам. Сформированное либералами правительство объявило о созыве Учредительного собрания для выработки общей для Дании и Шлезвига конституции.

В ответ на это в герцогствах вспыхнуло восстание, которое возглавил родственник короля герцог Кристиан Август Августенбургский, представитель боковой, средней линии династии Ольденбургов. Притязания Августенбургской ветви на Шлезвиг мотивировались тем, что наследование на Шлезвиг могло идти согласно "Салической правде" только по мужской линии. Датчане отказывались признать эти притязания, утверждая, что формально Шлезвиг был присоединен к королевству только в 1721 г., по Копенгагенскому миру.

Восставшие герцогства были поддержаны германскими государствами, прежде всего Пруссией: началась настоящая война, проходившая с переменным успехом. Сначала удача была на стороне немцев, а затем, когда под давлением России Пруссия вышла из войны, шлезвиг-голштинцы потерпели поражение. Тем временем в самый разгар войны, 5 июня 1849 г., Учредительное собрание в Копенгагене приняло довольно либеральную конституцию. Абсолютизм в Дании пал: вводился двухпалатный парламент - ригсдаг, с которым король теперь делил законодательную власть; все королевские указы должны были отныне контрассигновываться министром*.

В 1852 г. пять великих держав, Швеция-Норвегия и Дания подписали в Лондоне особый протокол, гаранта ровавший неприкосновенность монархии Ольденбургов. В обход мятежной, средней августенбургской ветви династии протокол решил вопрос о престолонаследии в пользу представителя младшей ветви принца Кристиана Глюксбургского (1818-1906), женатого на Луизе Гессенской, дочери сестры короля Фредерика VII.

 

*Danmarks historic. Bind 5: Skovgaard- Petersen V. Tiden 1814-1864. Kobenhavn, 1985.

 

Естественно, сложная датско-немецкая национальная проблема не могла быть решена чисто формальным методом династических игр. И поэтому вскоре разразился новый конфликт. Фредерик VII упрямо продолжал традиционную для датских монархов политику единого государства, пытался при поддержке и консерваторов, и либералов всячески укрепить связи метрополии с герцогствами. В 1854 г. было установлено таможенное единство, на следующий год была принята так называемая общая конституция для всей монархии, как бы над конституциями ее составных частей. В ноябре 1863 г. парламент Дании принял новую конституцию "для общих дел королевства Дании и герцогства Шлезвиг", по которой Шлезвиг фактически отрывался от Гольштейна. Это стало детонатором нового взрыва, тем более что переволновавшийся король Фредерик умер на следующий день после принятия этого акта.

 

 

ГЛЮКСБУРГСКАЯ ДИНАСТИЯ

 

Король Кристиан IX

 

На датский престол вступил "принц по протоколу" Кристиан IX Глюксбург (1863-1906). Произошла смена династии, вернее, ее ветвей. Однако немцы в герцогствах, поддерживаемые германскими государствами, прежде всего бисмарковской Пруссией, отказались подчиниться. Германские государства потребовали отмены новой конституции, однако их ультиматум был отклонен. В феврале 1864 г. началась новая шлезвиг-голштинская война. Датчане потерпели поражение. По Венскому миру, подписанному 30 октября, Дания лишилась Гольштейна, почти всего Шлезвига и Лауэнбурга. Поражение в войне привело к серьезному реакционному сдвигу в самой Дании: при пересмотре конституции в 1866 г. полномочия короля были несколько расширены, за ним были сохранены абсолютное вето и право издавать временные законы между сессиями ригсдага.

Кристиан IX, в противоположность своим предшественникам на датском троне, был добродетельным семьянином, отцом многочисленного семейства. Он сумел породниться со многими европейскими дворами. Его старший сын в 1869 г. женился на шведской принцессе Луизе, а в 1906 г. вступил на датский престол под именем Фредерика VIII. Внук Карл, сын Фредерика, в 1905 г. был избран королем Норвегии под именем Хокона VII.

Дочь Александра еще в 1863 г. вышла замуж за будущего короля Великобритании Эдуарда VII. Тогда же сын Вильгельм Георг стал греческим королем под именем Георг I. В 1866 г. дочь Дагмара вышла замуж за великого князя Александра, ставшего в 1881 г. российским императором Александром III. Перешедшая в православие Дагмара приняла имя Марии Федоровны. Младшая дочь Тира в 1878 г. вышла замуж за герцога Эрнста Августа Кумберлендского, а младший сын Вальдемар в 1885 г. вступил в брак с представительницей младшей ветви уже давно потерявших власть Бурбонов - Марией Орлеанской.

В течение всего царствования Кристиана IX в Дании шла борьба между консерваторами и либералами, в которой, естественно, симпатии монарха были на стороне первых. Тем не менее именно ему, уже на закате жизни, пришлось подчиниться введению принципа парламентаризма, ответственности правительства перед парламентом, когда на выборах 1901 г. большинство в нижней палате парламента (фолькетинге) завоевала при поддержке социал-демократов партия левых либералов, так называемых "реформ-венстре". Скрепя сердце король был вынужден поручить формирование кабинета либералам, хотя пост премьера занял и близкий монарху И. Дойнцер, член правления одной из богатейших и влиятельнейших торговых компаний Дании - Восточно-азиатской.

 

Датская монархия в XX столетии

 

Вступивший на трон в 1906 г. Фредерик VIII (1843-1912) оказывал уже гораздо меньшее влияние на датскую внутреннюю и внешнюю политику, ограничивая свою деятельность все больше и больше представительскими функциями *. В отличие от отца новый король не был чужд фривольным развлечениям, и его кончина чудом не стала предметом скандальной хроники. Ранним майским утром 1912 г. гамбургская полиция обнаружила на улице у борделей Репербана пожилого, хорошо одетого господина без всяких документов, с большой суммой денег и признаками тяжелейшего инфаркта. По дороге в больницу неизвестный умер. В это же время в одном из самых дорогих отелей Гамбурга, где остановился находившийся там проездом датский король, его свита, к своему ужасу, обнаружила отсутствие монарха. Один из верных слуг короля, знавший о нравах своего государя, кинулся в полицию, где быстро установили, что скончавшийся неизвестный и датский король Фредерик VIII - одно лицо. Труп перевезли в гостиницу, уложили в постель, и тогда было объявлено о кончине короля. Впоследствии все же история эта стала достоянием гласности.

На датский престол вступил 42-летний Кристиан X (1870-1947), которому довелось царствовать тридцать пять лет. На его время пришлось многое: и первая мировая война, участия в которой Дании удалось избежать; и принятие в 1915 г. новой конституции, во многом демократизировавшей политический строй Дании; и революционные потрясения 1917-1920-x гг., когда под воздействием крушения монархий сначала в России в 1917 г., а затем в Германии и Австро-Венгрии осенью 1918 г. слегка качнулся и датский трон; и пришедшие летом того же 1918 г. известия о расстреле в Екатеринбурге близких родственников, бывшего российского императора Николая II с семьей; и предоставление самостоятельности Исландии в рамках унии с Данией в 1918 г.; и радостный для датчан миг возвращения захваченного Пруссией Северного Шлезвига (или, как предпочитали говорить датчане, Южной Ютландии) в 1920 г.; и бурные 20-е и 30-е годы, когда часто менялись правительства, когда Дании пришлось испытать тяжелые последствия мирового экономического кризиса, когда после 1933 г. южный сосед Дании вновь превратился в серьезную угрозу для страны. В 1924 г., после победы на выборах социал-демократов, Кристиан X поручил им формирование правительства, первого в истории Дании.

 

*Heimberg A. Frederik VIII og hans tid. Kobenhavn, 1962.

 

Кристиану X пришлось испытать и тяжелый день 9 апреля 1940 г., когда гитлеровские войска оккупировали страну. Хотя оставшийся в Дании король, отнюдь не симпатизировавший нацистам, вел себя довольно осторожно, допуская уступки оккупантам, его имя стало символом датской государственности и даже Сопротивления, чему способствовали некоторые его антинемецкие демонстрации. Особенно известным стал так называемый "телеграфный кризис" в сентябре 1942 г. Кристиан X получил ко дню своего рождения поздравление от Гитлера. Вместо полагавшейся по протоколу многословной ответной телеграммы он ограничился сухой благодарностью, чем вызвал настоящий гнев фюрера. Несмотря на то что король послал новый ответ Гитлеру, немцы воспользовались инцидентом для ужесточения оккупационного режима. В 1943 г., когда гитлеровцы стали терпеть поражения, король все больше стал отказываться идти навстречу требованиям оккупантов. Неприятным для короля событием стал разрыв Исландией унии с Данией и провозглашение ее республикой в 1944 г. Несмотря на то что личная популярность короля в годы войны выросла, фактически значение власти короны было сведено к чисто представительским функциям.

 

Королева Маргрете II

 

Это ограничение королевской власти закрепила и новая конституция Дании 1952 г., принятая уже при новом короле Фредерике IX (1899-1972), вступившем на престол в 1947 г. Вопреки воле монарха был изменен порядок престолонаследия, которое могло теперь передаваться не только по мужской, но и по женской линии. Это позволило вступить на трон после кончины Фредерика IX его старшей дочери принцессе Маргрете Александре Торхильдур Ингрид.

Родившаяся 16 апреля 1940 г., через несколько дней после оккупации Дании, юная принцесса стала как бы лучом света в те мрачные дни. Уже готовившаяся стать королевой Маргрете получила хорошее и разностороннее гуманитарное образование. В 1960 г. она поступила в Копенгагенский университет, где начала изучать философию, политологию и археологию. Последнюю - явно под влиянием деда, шведского короля Густава VI Адольфа. В 1960-1961 гг. она училась в Кемридже, затем в датском университете в г. Орхус, в 1963-1964 гг. - в Сорбонне, в 1964-1965 гг. - в Лондоне, в Школе экономики и политических наук. Именно в британской столице принцесса познакомилась с 30-летним французским дипломатом Анри Жаном Мари Андре, графом де Лаборд де Монпеза, замуж за которого она вышла в июне 1967 г.

Анри де Монпеза (род, в июне 1934 г.) раннее детство провел в Индокитае, где его отец занимал высокий пост во французской колониальной администрации. В 1939 г. семья вернулась во Францию, но после второй мировой войны юный Анри уехал с отцом в Ханой, где в 1952 г. окончил французскую гимназию. Вернувшись во Францию, он поступил в Сорбонну изучать литературу и восточные языки. После окончания университета на два года Анри де Монпеза отправился в Гонконг совершенствоваться в китайском языке. Он мечтал стать дипломатом, но судьба распорядилась иначе. Франция вела войну в Алжире, и в 1959 г. Анри де Монпеза был мобилизован. После окончания службы в армии в 1962 г. он благополучно выдержал экзамен и был принят в Азиатский департамент МИД Франции. Давняя мечта сбылась. Молодой дипломат довольно быстро получил должность третьего секретаря французского посольства в Лондоне, где и произошла встреча, изменившая всю его жизнь. Вступив в брак с датской престолонаследницей, он перешел из католицизма в лютеранство и принял имя принц Хенрик Датский. Этим он отчасти повторил то, что совершил в 1810 г. Бернадот, ставший шведским наследным принцем. Конечно, Анри де Монпеза не мог рассчитывать занять трон, что сделал его прославленный земляк. Семья де Монпеза, как и Бернадот, была родом из Беарна, а его отец какое-то время занимал высокую должность в г. По, родном городе Бернадота.

В январе 1972 г. Маргрете вступила на датский престол под именем Маргрете II. Помимо довольно объемистой представительской деятельности, включавшей, в частности, ежегодные предновогодние поздравления датскому народу, и семейных забот (у королевской четы родилось два сына*), Маргрете II известна и в других сферах. Постепенно интерес к археологии уступил место лютеранско-евангелической теологии. Вместе с мужем она перевела на датский язык и издала несколько романов французской писательницы Симоны де Бовуар. Кроме того, как художник королева под псевдонимом Ингахильд Гратмер проиллюстрировала несколько книг, причем критики оценили в ее творчестве определенный профессиональный уровень. Много места в жизни королевской четы занимают официальные зарубежные визиты.

Личности Маргрете II и ее супруга способствовали тому, что престиж короны в Дании поднялся, как отмечают наблюдатели, до того уровня, каким он был у Кристиана X после второй мировой войны. В 1992 г. вся Дания торжественно отмечала двадцатилетие царствования Маргрете II.

 

*Принц Фредерик Андрей Хенрик Кристиан (род. 26 мая 1968 г.) и принц Иоахим Хольгер Вальдемар Кристиан (род. 7 июня 1969 г.). Принц Иоанны 18 ноября 1995 г. женился на Александре Кристине Мэнсли, британской подданной, проживавшей в Гонконге, экономисте по образованию. Примеч. сост.

 

 

ИСПАНИЯ

 

ДИНАСТИЯ БУРБОНОВ

 

В городе Авила, что расположен на северо-востоке от Мадрида, находится монастырь Санта Томе, основанный католическими королями - Изабеллой Кастильской (1451-1504) и Фердинандом Арагонским (1452-1516). В монастыре, теперь музее, внимание посетителей привлекает саркофаг из алебастра работы флорентийского мастера Л. Фанчелли, в крипте похоронен тот, о котором испанский историк К. Санчес Альборнос сказал: "Здесь покоится несостоявшееся будущее Испании". После смерти принца дона Хуана Арагонского (1478-1497), единственного сына католических королей, и быстро промелькнувшего правления его сестры, Хуаны Безумной (1479-1555), испанским троном уже никогда не владели испанцы по крови.

Эпоха Габсбургов (1516-1700), длившаяся почти 200 лет, вместила в себя завоевание Америки и горечь поражения в борьбе за европейскую гегемонию, сокровища Мексики и Перу и упадок городов, где дал свои первые всходы капитализм, серебряные галлоны и гибель Великой армады, "золотой век" испанской культуры и глубокий экономический спад, или, по более оптимистическим оценкам, "застой". В 1700 г. Габсбургов на испанском троне сменили Бурбоны.

Первым был Филипп V (1683-1746), внук Людовика XIV, взошедший на испанский трон при необычных, полных драматизма обстоятельствах. Он был провозглашен королем Испании 24 ноября 1700 г. - такова была воля Карла II, последнего испанского Габсбурга, умершего бездетным. Филиппу дорого пришлось заплатить за свою корону: тринадцатилетняя война за испанское наследство, расколовшая Европу, нанесла удар испанской империи и подорвала экономику Пиренейского полуострова.

Испания потеряла Гибралтар и Менорку, владения в Нидерландах и Италии. Не менее чувствительными были условия Утрехтского мира 1713 г., допускавшие и даже поощрявшие торговлю и иную экономическую деятельность Англии, Франции и Голландии в заморских территориях. Испанский историк В. Паласио Атард назвал эти державы истинными метрополиями Латинской Америки. Но Бурбоны принесли Испании не только горечь утрат, не только французскую модель абсолютной монархии, сутью которой был централизм, - административную систему, по мнению М. Эспадаса Бургоса, весьма далекую от испанских традиций.

XVIII век - век экономического и культурного всплеска в Испании. Начали прокладываться современные дороги и проводиться каналы, в 1713 г.

была основана Королевская Академия языка и литературы, в 1738 г. - Королевская Академия истории. Тогда же были построены дворцы и разбиты парки в Ла Гранха и Аранхуэсе, эти великолепные образцы позднего барокко, и, наконец. Королевский дворец в Мадриде, и поныне вызывающий восхищение.

Как тень промелькнул Луис I (1707-1724), первый Бурбон, родившийся в Испании. Но и правление другого сына Филиппа V, Фердинанда VI (1713-1759), было недолгим: его последние дни поистине драматичны, ведь он унаследовал от своего отца безумие. Детей у него не было, после его смерти в августе 1759 г. королем Испании стал его сводный брат Карл III (1716-1788), герцог Пармский (с 1731 г.) и король Неаполя и Сицилии (с 1735 г.).

 

"Просвещенный абсолютизм" Карла III

 

Новый король взошел на испанский трон в 44 года. Это был уже достаточно опытный, умудренный жизнью политик.

Карла III называют "лучшим алькальдом Мадрида": при нем были сооружены великолепные дворцы, разбиты парки и бульвары, устроены фонтаны, определяющие и поныне облик испанской столицы. Но не только за это современники, а впоследствии и историки столь благожелательно оценивали его правление, щедро одаривая его такими оценками, которыми, пожалуй, не удостаивался ни один испанский монарх.

То была эпоха "просвещенного абсолютизма", и Карл III был одним из наиболее выдающихся его представителей.

Идеи Просвещения, попадая на испанскую почву, приобретали плоть и кровь в экономических реформах, преследовавших цель ослабить путы старого порядка, привнести в традиционные феодальные структуры капиталистические элементы и тем самым преодолеть обозначившуюся к тому времени нежизнеспособность многих государственных и общественных институтов и установлений. Как отмечал русский историк А. С. Трачевский, известный испанист прошлого века, "было сделано решительное нападение на застарелые привилегии и схоластику, на предрассудки и дурные законы, на невежество и лень. Заводились ремесленные школы, прорывались каналы, строились дороги и мосты, работали академии и общества" *.

Карл III обладал истинным талантом в выборе своих помощников, единомышленников, способных не только воплотить в жизнь его мечты, но кое-что и подсказать королю, не останавливаясь перед дискуссией с ним. Он окружил себя самыми блестящими и деятельными протагонистами Просвещения, выдающимися мужами своего времени. Многих из них он назначил министрами: граф Педро Пабло Аранда, Гаспар Мельчор де Ховельянос-и- Рамирес, граф Цедре Родригес Кампоманес, граф Хосе Флоридабланка...

 

* Трачевский А. Испания девятнадцатого века. М.,1872.С.14-15.

 

О последнем российский посланник С. С. Зиновьев писал графу Н. И. Папину в донесении от 6(17) июня 1786г.: "Влияние графа возросло до такой степени, что, не занимая должности премьер-министра, он им в действительности является... Убедившись в ходе последней (Семилетней. - С. П.) войны в его крайнем усердии и добросовестности, король высоко оценил его старания и стал испытывать к нему безграничное доверие. Именно с того времени граф де Флоридабланка, незаметно и не прилагая к тому усилий, овладел всеми браздами управления королевством. И хотя король воображает, будто все верят, что он все делает сам и сам назначает министров, на самом деле граф подчинил его своей воле...

Его (Флоридабланки. - С. П)  любимые занятия - проекты усовершенствования проезжих дорог, рытья каналов, словом, различных видов работ на благо королевства" *.

Испанский историк Мануэль Эспадас Бургос определяет эту эпоху как разновидность революции сверху, авторитарной и патерналистской, весьма точно выраженной в принципе "все для народа, но без народа".

Мало того, испанцы, как аристократия и клир, так и крестьяне, не всегда понимали суть реформ, а порой проявляли и неприкрытую враждебность, полагая, что они посягают на освященные веками традиции. Как говаривал сам Карл III, "мои подданные поступают так же, как дети, которые плачут, когда их хотят вымыть".

И реформы Карла III постигла та же участь, как и деяния иных реформаторов, не защищенных конституцией и законом и не опиравшихся на понимание и поддержку народа: смерть просвещенного монарха 14 декабря 1788 г. прервала, и надолго, попытки модернизации страны.

 

* Россия и Испания: Документы и материалы, 1667-1917: В 2 т. Т. 1. 1667-1799. М., 1991. С. 341, 342.

 

Карл IV и Годой

 

Карл IV родился 11 ноября 1748г. в Неаполитанском королевстве (умер 19 января 1819 г.). Но, унаследовав корону, он не унаследовал достоинств отца, мудрого правителя и истинного сторонника Просвещения. Высокого роста, грузный, с кроткими глазами, с носом, характерным для Бурбонов, - таким он смотрит на нас с полотен Франсиско Гойи. Больше всего он ценил спокойную жизнь и страшился всего, что могло нарушить ее привычный ритм. Он был женат на своей двоюродной сестре Марии Луизе (1751-1819), дочери герцога Пармского. Ее любовь к Мануэлю Голою, ставшему по ее настоянию герцогом Алькудиа, генералиссимусом и князем Мира, не тревожила безвольного короля: он был даже рад, что кто-то взял на себя часть бремени управления государством в столь сложную эпоху.

Российский посланник в Мадриде С. С. Зиновьев, пытаясь предсказать, как же повлияет на политическую жизнь Испании смещение Флоридабланки, писал И. А. Остерману 1 (12) марта 1792 г.: "Прежде всего это означает, что короля до конца его дней будут считать безвольным, а королева, которой отныне никто не станет перечить, даст волю своим капризам. Особую горечь вызывает то обстоятельство, что можно ожидать полнейшего безразличия короля к общественному благу. Он будет следовать лишь внушениям своего фаворита - человека слабовольного, бесталанного, плохо воспитанного, бездушного, окруженного испорченными, безнравственными людьми и невежественного" *.

Современные исследователи более благожелательны к фавориту. М. Эспадас Бургос считает, что "надо видеть в Голое не только любовника королевы или друга короля, но и нового человека на политической сцене, представлявшего альтернативу обновления'' **. Что же касается оценки личности самого короля, то тут нет расхождений во мнениях его современников и позднейших исследователей.

Как Карл сам писал Наполеону, после завтрака и мессы он охотился до обеда, после захода солнца выслушивал информацию Мануэля Годоя о том, плохо или хорошо идут дела. И так каждый день. Но как бы то ни было, окружение Карла IV не смогло выработать свою политику в столь сложное время - эпоху французской революции.

Казнь Людовика XVI и террор, казалось, побуждали искать такие пути, которые смогли бы уберечь династию от подобной судьбы. Но стратегии, адекватной ситуации, так и не было найдено. Любой промах двора оппозиция использовала в борьбе против фаворита и безвольного короля. Номиналным главой оппозиции стал наследник престола, принц Астурийский Фернанд: противники Карла IV в стране и за рубежом умело использовали его неуважение и презрение к отцу и матери, ненависть к Годою. Зрел заговор, умело дирижируемый французскими агентами.

 

*Россия и Испания: Документы и материалы. Т. 1. С. 411.

**Espadas Burgos M. Los Borbones de Espana // Las grandes dinastias. Madrid; Barcelona, 1978. P. 241.

 

Французы в Испании

 

Роковые для испанских Бурбонов события были ускорены тем, что стало известно о планах короля и фаворита, предусматривавших перемещение королевского дома и кортесов в Кадис, а затем и в одну из провинций Испанской Америки, чтобы оттуда руководить сопротивлением в случае, если вторжение французских войск создаст угрозу династии.

В ночь с 17 на 18 марта 1808 г. в Аранхуэсе, где находилось королевское семейство, вспыхнул мятеж. Карл отрекся от трона в пользу сына. Годой был арестован. 24 марта новый король Фердинанд VII (1784-1833) прибыл в Мадрид, где хозяином положения уже был маршал Иоахим Мюрат. 2 апреля он получил предписание Наполеона выслать Фердинанда из Испании. Затем настала очередь Карла и Годоя. Уже в Байонне, близ испанской границы, 5 мая 1808 г. Карл IV подтвердил свое отречение в пользу сына, на другой день под давлением Наполеона от престола отрекся и Фердинанда ***.

1 мая Мюрат сказал: "Я готов дать урок любому, кто посмеет шевельнуться". 2 мая Мадрид "шевельнулся". Восстание против Наполеона, а затем и освободительное движение вернуло Фердинанду трон, но это произошло шесть лет спустя.

Уже в изгнании на острове Святой Елены в январе 1819 г. генерал Бертран записал признание Наполеона: "Наиболее тяжелая ошибка, мною совершенная, была экспедиция в Испанию". Одной из целей этой "экспедиции" было, по его же словам, устранение Бурбонов, сохранившихся на испанском троне, дабы они не отбрасывали тень на законность "четвертой династии" - Наполеонидов****.

 

*** Palacio Atard V. La Espana del siglo XIX, 1808-1898. Madrid, 1981. P. 24-25.

****lbid.P.22.

 

Королем Испании Наполеон назначил своего брата Жозефа, в пользу которого и отрекся от престола Фердинанд. В стране создалось двоевластие: власть правительства Жозефа и власть кортесов в Кадисе, признававших королем только Фердинанда VII "Желанного", как его называли те, кто составлял силы сопротивления Наполеону.

Байоннский пленник, капризный и вероломный, интриги которого против отца - Карла IV и фаворита Годоя послужили Наполеону достаточно веским основанием для замены на троне Испании Бурбонов на одного из Наполеонидов, стал символом борьбы испанцев против французского нашествия.

 

Конституция 1812 г.

 

Кадисские кортесы в 1812 г. приняли конституцию, первую в истории Испании; по мнению недавно скончавшегося испанского философа и политического деятеля Э. Тьерно Гальвана, то была программа, для выполнения которой Испании понадобилось пройти путь, длиной более века. Эта конституция действительно впервые в истории страны назвала Нацию источником суверенитета и утверждала, что испанский народ не может быть собственностью никакого лица и никакого семейства. Статья 1 конституции определяла Испанскую Нацию как "общность испанцев обоих полушарий". Испанские историки едины во мнении, что конституция означала конец абсолютизма. Но было бы напрасно искать в конституции угрозу монархии и существенное ограничение власти короля.

Конституция примечательна тем, что утверждала монархию: согласно статьям 16 и 170, источником исполнительной власти мог быть только король, личность которого объявлялась священной и неприкосновенной. Только за королем признавалось право назначать и смещать министров, членов Верховного суда, гражданских и военных сановников. Король был главнокомандующим вооруженными силами, объявлял войну и заключал мир, руководил внешней политикой.

 

Возвращение к абсолютизму

 

Фердинанд VII, которому победам над Наполеоном вернула трон (март 1814 г.), признал было конституцию, однако затем декретом от 4 мая 1814 г. объявил ее недействующей. То было возвращение к абсолютизму. Либералы никогда не простили Фердинанду этого декрета, иные видели в нем даже акт государственного переворота. А ведь среди адептов либерализма были даже аристократы, представители высшей церковной иерархии, как архиепископ Толедо кардинал дон Луис Мария де Бурбон.

Свои именины - день святого Фердинанда 30 мая 1814 г. - король отпраздновал изгнанием из пределов страны не только всех испанцев, признававших власть Жозефа, но и многих либералов, борцов за свободу Испании. Тюрьмы были переполнены, среди узников находились и депутаты кортесов. 15 декабря 1815 г. Фердинанд собственноручно начертал на следственных делах меру наказания для каждого из 51 обвиняемого - среди них были славнейшие представители нации.

Король, вернувшийся из байоннского плена, стоял перед выбором: или вернуться к ситуации 1808 г., игнорировав уроки 1808-1814 гг., или же вступить на путь реформ, необязательно либерального толка. Фердинанд предпочел первое. Из 19 лет его правления 16 приходится на абсолютистский режим, три - имеются в виду 1820-1823 гг. - на конституционный. Испания заплатила за выбор короля годами застоя, властью камарильи, процветанием коррупции и беззакония. Были забыты все начинания не только 1808-1814 гг., но и предшествовавших лет, не только времен Карла III, но и Годоя, в том числе и все попытки реконструировать империю, учитывая дух времени. Были заброшены все проекты проведения даже ограниченных реформ времен министра Карла III Хосе Гальвеса и план монархической федерации, предложенный графом Арандой. Хронология "освобождения" Испанской Америки достаточно хорошо известна. Хотелось бы только напомнить ту роль, которую сыграло восстание Риего и последующее конституционное трехлетье в судьбе движения за независимость.

Фердинанд оставил по себе недобрую память, хотя и пытался создать имидж защитника простого народа. Подобно Харуну ар-Рашиду, он любил ночью, переодетым, разгуливать по улицам Мадрида, давал аудиенции любому желающему, щедро раздавал милостыню. Для многих он оставался защитником порядка, оплотом традиций: когда после ликвидации режима конституционного трехлетья 13 ноября 1823 г. он возвращался в Мадрид, его колесницу волокли 80 юношей. Впрочем, злые языки говорили, что это были те же самые "махос" которые тремя годами раньше славили конституцию на заполненных толпой площадях и улицах Мадрида.

18 мая 1829 г. Фердинанд VII овдовел в третий раз. Его браки были бесплодными *. Брат Фердинанда дон Карлос Мария Исидоро (1788-1855) в мечтах уже примерял корону Бурбонов. Его жена Мария Франческа Братанеская сплела сложную цепь интриг, дабы помешать Фердинанду вступить в брак в четвертый раз. Но тщетно: 11 декабря 1829 г., не дождавшись окончания траура, Фердинанд вступил в брак в четвертый раз.

 

Прагматическая хартия

 

Марии Кристине де Бурбон (1806-1878) было 23 года, она была хороша собой, умна и образованна *. Как и следовало ожидать, сторонники дона Карлоса, абсолютисты, с тревогой отнеслись к слухам о беременности королевы: ведь, если у Фердинанда родится сын, все их надежды будут развеяны в прах. Король попытался избежать зависимости от природы: 29 марта 1830 г. был опубликован королевский декрет, обнародовавший Прагматическую хартию, принятую кортесами еще в 1789 г., но скрываемую от общества.

 

*Первая жена Фердинанда VII - Мария Антония Неаполитанская. Второй его женой была дочь португальского короля Жоана VI Изабелла, умершая в 1818 г., третья жена - Мария Жозефа Амлия Саксонская (1801-1829). Примеч. сост.

** Мария Кристина была дочерью короля Обеих Сицилий Франциска I и, следовательно, приходилась внучкой Марии Каролине Неаполитанской, жене Фердинанда IV (I). Сестра Марии Кристины - Мария Каролина - вышла замуж за герцога Беррийского и стала матерью герцога Бордоского, более известного как граф Шамбор (Генрих V). Примеч. сост.

 

Эта хартия восстанавливала древние законы Кастилии и Наварры: "Если у короля не будет наследника мужского пола, корону наследует его старшая дочь". Законность хартии была немедленно отвергнута карлистами, усмотревшими в ее публикации интриги либералов: дон Карлос и его сторонники ссылались на "Новый регламент" 1713 г., отменивший Прагматическую хартию и восстановивший салический закон. Однако, как свидетельствовал 6(17) июня 1786 г. в донесении Екатерине II С. С. Зиновьев, отразив настроения современников, салический закон "не является основным государственным законом, и все испанцы считают, что лучшее для их страны время пришлось на правление Изабеллы Католической, которое они не без оснований называют прекраснейшими страницами испанской истории... К тому же известно, что данный закон не был официально принят, ибо при его издании не были созваны представители штатов [кортесов]..." *. Против Прагматической хартии протестовал французский король Карл X, вскоре, однако, лишенный трона Июльской революцией. 10 октября 1830г. у короля родилась дочь Изабелла. 29 сентября 1833 г. Фердинанд умер. Согласно его завещанию, до совершеннолетия Изабеллы регентшей назначалась Мария Кристина.

 

Карлистская война

 

3 октября дон Карлос, высланный в- свое время в Португалию, опубликовал "Манифест де Абрантес", в котором протестовал против узурпации своих прав, призвав своих сторонников к оружию. Так споры о троне стали ключом к гражданской войне. Как отмечали историки Лависс и Рамбо, "преимуществом Христины было то, что она владела Мадридом и что в глазах испанцев она олицетворяла законную власть"**. Если бы у Фердинанда был сын, абсолютная монархия, вероятно, надолго восторжествовала бы в Испании. Но у него была только дочь.

 

*Россия и Испания: Документы и материалы. Т. 1. С. 346.

**История XIX века /Под ред. Лависса и Рамбо. М., 1938. Т. 3. С. 233.

 

Дочь Фердинанда, чтобы сохранить трон, должна была защищать дело конституционалистов, преследуемых ее отцом, поскольку дон Карлос выступил поборником сохранения старого порядка. Однако противостояние двух Испаний, вылившееся в кровопролитную затяжную гражданскую войну, намного сложнее, чем разделение на абсолютистов и "апостоликов", видевших свой идеал в теократической монархии, и либералов, мечтавших о модернизации и конституционном режиме. Дело карлистов поддерживали широкие общественные круги Страны Басков и Наварры, а также сельских районов Каталонии, враждебные к династии, узурпировавшей их старинные вольности ("фуэрос"), а среди сторонников Марии Кристины и Изабеллы было немало представителей знати, владевшей обширными латифундиями.

И все же в течение долгих лет карлистской войны "дело" либералов оказалось тесно связанным с "делом" Изабеллы II, и между ними установился своего рода компромисс. И как его результат - установление статуса конституционной монархии, что было закреплено конституцией 1837 г., замена сеньориальной структуры, этого наследия старого режима, капиталистической, утверждение демократических элементов в политической культуре, прогресс в образовании, расцвет литературы.

Были и негативные тенденции, чему во многом способствовали личные качества Марии Кристины и Изабеллы II, мало соответствовавшие бурной эпохе гражданских смут, военных диктатур и революций. Немалый ущерб репутации Марии Кристины нанес ее тайный брак с камергером Фернандо Муньосом. 17 октября 1840 г. она отказалась от прав регентши и в тот же день отплыла во Францию *.

 

Династический брак

 

Изабелла была объявлена совершеннолетней 8 ноября 1843 г. Было ей тогда 13 лет. До глубины души испанка, открытая и общительная, с большим чувством юмора, она была любима мадридцами. Верующих подкупала ее глубокая религиозность и верность церкви. Но в то же время от глаз современников не могли скрыться ее склонность к интригам, коварство, неразборчивость в любовных связях. Она не могла обойтись без наперсников, окружила себя камарильей. Согласно конституционным установлениям, королева была свободна в выборе супруга, однако на деле ее выбор был подчинен государственным интересам, прежде всего международным соображениям. И не королеве принадлежало последнее слово, а фактическим правителям Испании. Среди претендентов на руку и сердце королевы были герцог Омальский, сын короля Лун Филиппа Орлеанского, против которого решительно выступал генерал Нарвале; принц Леопольд-Саксен-Кобургекий, не устраивавший Францию; граф Трапани, двоюродный брат королевы-матери; Луис Карлос, граф Монтемолин, сын карлистского претендента; инфант Энрике, герцог Севильский, и, наконец, Франсиско де Асиз де Бурбон, герцог Кадисский (1822-1902), брат инфанта Энрике.

 

*В 1843 г. Мария Кристина вернулась в Испанию и пользовалась большим влиянием до конца правления Изабеллы II. От Муньоса, получившего титул герцога Риансареса, она имела несколько детей. С 1854 г. Мария Кристина жила во Франции, где и умерла. Примеч. сост.

 

Королева не испытывала к герцогу никаких чувств, и все же выбор "по высшим государственным соображениям" пал на него. Брак, заключенный в октябре 1846 г., был неудачным, Франсиско не был хорошим мужем и в еще меньшей степени государственным деятелем.

Как подчеркивает М. Эспадас Бургас, правление Изабеллы II называют генеральским режимом. Вмешательство военных в политику с тех пор стало одной из констант бурного XIX в., а пронунсиаменто превратилось в обычный инструмент смены правительств. Реальными правителями были Не Изабелла II или ее безликий муж, а генералы-диктаторы Нарваэс, О' Доннель и Эспартеро.

Очередное пронунсиаменто в сентябре 1868 г. лишило ее трона. Она прожила в изгнании долгие годы без всякой надежды вернуть себе трон, от которого отреклась в июне 1870 г. 19 апреля 1904 г. она умерла в своей резиденции в Париже.

Мадридцы сохранили о ней весьма своеобразную память: в дни апрельской революции 1931 г., как о том поведал Ж. Сориа, они сняли с пьедестала статую Изабеллы II, прославившейся своими любовными похождениями, перенесли ее в монастырь Святого причастия и поручили монашкам обратить ее на путь добродетели.

 

Кризис династии

 

Утрата трона Изабеллой II означала не столько кризис монархии, сколько кризис династии. Недаром период 1868-1873 гг. историки называют временем установления "демократической монархии". Среди депутатов кортесов, собравшихся в 1869 г., было немало (республиканцев, но большинство все же принадлежало монархистам, и свою миссию они видели не в установлении республики, а в поисках короля как в Испании, так и за рубежом.

Кандидатура Альфонса, сына Изабеллы II, поначалу была отвергнута генералом Примом, фактическим правителем страны. В конце концов в качестве наиболее приемлемой кандидатуры был избран Амедей Савойский: 16 ноября 1870 г. 91 голосом против 60 он был избран королем Испании. За Альфонса было подано всего два голоса. Но царствование Амедея было коротким. Несколько месяцев республиканского режима оставили по себе память как о времени гражданских смут и потрясений, второй карлистской войны, углубления кризиса испано-кубинских отношений, вылившегося в кровопролитную войну.

Реставрация монархии и возвращение Бурбонов на трон были связаны с надеждой на установление национального согласия и стабильности. И вновь, как 200 лет до того, Испания, да и Европа, встали перед выбором: кому должен принадлежать испанский трон.

В августе 1873 г. граф Рошфуко, посол Франции в Мадриде, информировал свое правительство о возможной реставрации монархии в лице принца Фридриха Карла Гогенцоллерна. Посол перечислял факторы в пользу нового претендента: престиж побед германского оружия под Садовой и Седаном, репутация принца, обладавшего такими чертами характера, как твердость и решительность, что было особо притягательно для тех, кто полагал, что лишь восстановление авторитета королевской власти способно воссоздать Испанию из хаоса, в который ввергли ее революция и гражданская война *.

 

*Espadas Burgos М. Los Borbones de Espana. P. 249.

 

Но если в монархии современники видели единственную силу, способную преодолеть поляризацию испанского общества, идеологический максимализм, обостривший конфликт между центральной властью и федералистами различных оттенков, то персона Фридриха Карла была неприемлема для многих политиков как в Мадриде, так и в Париже: за ним отчетливо просматривалась фигура "железного канцлера".

Бисмарк и не делал тайны, что кандидатура принца Альфонса де Бурбона для него была неприемлемой из-за "заражения" клерикализмом (напомним о политике "Культуркампф" яростно реализуемой рейхсканцлером); за Изабеллой II, как он полагал, вставала тень Ватикана. Не вызывала сомнения и будущая антигерманская линия в случае восстановления династии Бурбонов.

Принц Альфонс писал матери 5 июня 1874 г.: "Бисмарк не сможет совершить ту же ошибку, что и Максимилиан в Мексике или Амедей в Испании" *. Но Бисмарк, как полагали многие современники, и рискнул бы, если бы не сопротивление Мадрида и многих европейских столиц: фактор "железного канцлера" вряд ли кто-нибудь мог игнорировать и противодействие расширению германского влияния представлялось необходимым условием соблюдения "баланса сил".

 

Реставрация

 

Реставрация династии Бурбонов на испанском троне для тех, кто видел в ней противовес республике, не означала все же "прыжка назад", к ситуации до 1868 г. Реставрация, означавшая конец состояния исключительности, ассоциировалась не столько с Альфонсом XII, сколько с именем Кановаса дель Кастальо, который попытался примирить идеи монархии с веком свободы. Удалась ли эта попытка? Далеко не сразу: для ее реализации Испании предстояло пройти путь длиной в 100 лет.

 

*Archivo de la Real Academia de la Historia. Correspondencia de Isabel II. Seccion 9-31-6, leg. 6952.

 

Кановас мечтал о создании правового государства, вдохновляемого принципами и духом консолидации, включавшей в свою орбиту широкий спектр политических сил не только непосредственных сторонников реставрации, но и тех, кто были протагонистами революции 1868 г. Иными словами, реставрация представлялась ему как промежуточный путь между абсолютизмом и революцией, как синтез испанских традиции и европейского прогресса.

Монархия была провозглашена армией 29 декабря 1874 г., а не кортесами, как мечтал Кановас. Королем стал Альфонс XII. Сын Изабеллы II родился 28 ноября 1857 г. Его судьба была необычной для испанского короля: горькие годы изгнания, которые он разделил с матерью, имели и обратную сторону - знакомство с европейскими реалиями.

Альфонс был поклонником английского конституционализма, хотя обучение в британской военной академии Сандхёрст внесло свои акценты в его англофилию. Но вместе с тем он всегда подчеркивал верность традициям: в своем обращении к испанцам уже после того, как он был провозглашен королем, он сам характеризовал себя либералом, человеком своего века и католиком, следуя образцу своих предков. Испанские историки часто называют его первым королем современного типа **.

 

**Palacio Atard V. Op. cit. P. 494.

 

Его биографы создали весьма привлекательный облик короля, близкого к народу, не чуждого романтики: 19 лет от роду, вопреки воле матери, он женился на своей двоюродной сестре Марии Мерседес Орлеанской. Брак не был долговечным: юная королева умерла от туберкулеза через полгода после свадьбы. Два года спустя Альфонс XII вступил в брак с племянницей императора Франца Иосифа эрцгерцогиней Марией Кристиной Австрийской (1858-1929) - это также был его личный выбор. "Избранные Богом умирают молодыми". И король Альфонс XII, избранник Бога, как полагали его почитатели, умер от туберкулеза 25 ноября 1885 г. 28 лет от роду, так и не увидев своего первенца.

 

Человек "98-го года"

 

Альфонс XIII родился 17 мая 1886 г., шесть месяцев спустя после смерти своего отца. Родился королем - случай уникальный в истории Испании и весьма редко встречавшийся в истории Европы. Его мать, Мария Кристина, регентша в течение 16 лет, не противилась его воспитанию по модели "король-солдат". Не опасаясь его тесной связи с юношеских лет с армией, она полагала, что религиозное воспитание, которым сама руководила, гармонизирует крайности. Что касается большой политики, то она всецело полагалась на Кановаса дель Кастильо и Сагасту, создавших систему смены у власти консерваторов и либералов, отдаленно напоминавшую британскую формулу власти, но в испанском варианте.

Королю было всего 12 лет, когда Испания, потерпев поражение в войне с США, утратила свои заокеанские территории: Кубу, Пуэрто-Рико, Филиппины. Альфонс XIII всегда был человеком "98-го года". Он принадлежал к поколению, воспринявшему утрату империи как катастрофу, испытавшего на самом себе всю глубину отчаяния и унижения. "Испания без пульса", "Испания, погруженная в летальную атмосферу" - король не отделял себя от этих настроений. Но, разделяя популярные идеи возрождения нации, он видел пути, несколько отличные от тех, что предлагали властители дум "серебряного века" испанской культуры, представители "поколения 98-го года".

17 мая 1902 г., в тот день, когда король присягал конституции перед кортесами, он записал в своем дневнике: "От меня зависит, останется ли Испания бурбонской монархией или станет республикой: мне досталась страна, разрушенная прошедшими войнами, войско с отсталой организацией, флот без кораблей, поруганные знамена, губернаторы и алькальды, которые не исполняют законы".

Размышлял король и о социальной реформе в пользу нуждавшихся классов. И далее почти пророческое видение своей судьбы: "Я могу быть королем во всей славе возрождения страны... но могу также стать королем, который не правит, но которым правят его министры, и в результате он окажется за границей" *.

Но король был травмирован не только печальными итогами войны 1898 г.: террористы, преимущественно анархисты, устроили настоящую охоту за Альфонсом XIII. 31 мая 1906 г., в день бракосочетания Альфонса XIII с принцессой Эной Баттенберг (1887-1969), ставшей королевой Викторией Евгенией, внучкой королевы Виктории, одной из самых очаровательных принцесс Европы, на Колье Майор в Мадриде в новобрачных была брошена бомба. Королевская чета не пострадала. Погибли другие лица. Это было первое, но не последнее покушение на короля. В те чепце его долгого царствования анархисты убили трех премьер-министров - Кановаса в 1897 г., Каналехаса в 1912 г., Дата в 1921 г.

 

*Цит. по: Espadas Burgos М. Alfonso XII u los origines de la restauracion. Madrid, 1990. P. 9-43.

 

Его биографы часто задавали вопрос: был ли Альфонс XIII хорошим или плохим правителем? И многие отвечают так: во всяком случае, он был не худшим королем, чем любой другой монарх в Европе. Но сложная и противоречивая обстановка в стране, разо ренной гражданскими войнами и неурядицами, неизбежными во времена рево люции, травмированной печальными итогами войны 1898 г., политические и экономические кризисы, следовавшие один за другим в неспокойную первую треть щедрого на социальные потрясения XX в., привели к тому, что монархия испанских Бурбона вновь оказалась на грани катастрофы.

Испания не участвовала в первой мировой войне. Король, оставаясь нейтральным, старался не давать повода для толкования его слов как проявления симпатии к той или иной стороне. К такой позиции его побуждали и семейные связи: его мать Мария Кристина была австрийкой, а его жена Виктория Евгения - англичанкой. Однако это не всегда удавалось. Как заметил У. Черчилль в своих воспоминаниях, "аристократия была благосклонна к Германии, средний класс, напротив, к Франции, и король говаривал: только я и народные массы на стороне союзников" *.

Но нейтралитет Альфонса XIII, отмечает М. Эспадас Бургос, не был пассивным: король был весьма активен в гуманитарной деятельности, оказывая помощь раненым, больным, военнопленным обеих воюющих коалиций. Возможно, это позволило ему сохранить трон, в то время как многие не торические династии его утратили. Но не надолго. В годы великих социальных потрясений король, его министры и все, кто был заинтересован в восстановлении социальной и политической стабильности и продвижении страны по пути прогресса, не смогли выработать реалистическую стратегию, обеспечивавшую успех.

 

*Цит. по: Espadas Burgos М. Los Borbones de Espana.P.250.

 

Потерпели провал и усилия реформаторов, не сохранила трон и диктатура генерала Мигеля Примо де Риверы, установленная в 1923 г. и упразднившая конституционный порядок. И хотя годы диктатуры совпали с эпохой расцвета и модернизации, общей для всей Европы и Америки, в 1930 г. диктатура пала. Падение диктатуры, против установления которой в свое время активно не протестовал король, ускорила крушение монархии.

12 апреля 1931 г. состоялись муниципальные выборы, сыгравшие роль плебисцита: в тот день около 70% избирателей больших городов отдали свои голоса блоку республиканцев и социалистов. Некоторые командующие военных округов предложили королю немедленно вывести войска на улицы, дабы удержаться на троне, но Альфонс XIII отказался: "Я не хочу, чтобы из-за меня пролилась хотя бы одна капля крови. Я могу быть королем, если смогу рассчитывать на любовь своего народа, но не когда испанцы отказываются от меня". В восемь часов вечера 14 апреля Альфонс XIII тайно покинул Мадрид и направился в Картахену, где его ожидал крейсер "Принц Астурийский" который взял курс на Марсель. В Испанию бывший король уже не вернулся.

Один из биографов Альфонса XIII, Абель Варгас Инохоза, заметил, что он не был больше королем, а всего лишь господином Альфонсом. Но это не совсем верно: в горькие годы изгнания Альфонс XIII не отрекался от престола, почти до дня смерти.

Он несколько раз менял страну своего пребывания. В конце концов он избрал своим местом жительства Тим, предпочитая всем иным резиденциям "Гранд-отель". Оттуда он наблюдал жизнь изгнавшей его страны: попытки модернизации, предпринимаемые молодой республикой, печальные страницы ее истории, когда армию бросили на подавление восставших горняков Астурии, трагедию братоубийственной войны, вспыхнувшей два года спустя, установление диктатуры генерала Франсиско Франко.

Он был тяжело болен, когда в Европе разразилась война. Как и в годы первой мировой войны, он неизменно стремился не дать повода для сомнений в его нейтральной позиции, хотя это и не имело того значения, как в былые годы. Его преследовали личные трагедии: гибель младшего сына Гонсало в автомобильной катастрофе в 1934 г., смерть первенца Альфонса, пораженного гемофилией, в 1938 г., болезнь, обрекшая его второго сына Хайме на глухонемоту.

В предчувствии близкого конца, в январе 1941 г. он отрекся от престола в пользу своего третьего сына, дона Хуана, графа Барселонского (1913-1993). 28 февраля 1941 г. Альфонса XIII не стало.

 

Франко и монархия

 

Летом 1942 г. дон Хуан впервые публично заявил о своем праве на престол, а 19 марта 1945 г. обратился с манифестом к испанскому народу. В нем претендент осудил режим Франко, созданный по образу тоталитарных систем держав "оси", как противоречащий самому духу и традициям испанского народа. Монархия, как полагал дон Хуан, может стать надежным средством примирения и достижения согласия между

всеми испанцами, к тому же приемлемым путем решения "испанского вопроса" для внешнего мира.

Автор манифеста призывал к восстановлению традиционного, т. е. парламентарного, режима, обещал гарантию демократических свобод, широкую политическую амнистию, созыв законодательной ассамблеи, проведение политико-социальных мер в духе времени.

Кальво Серрер, переправивший этот манифест в Испанию из Лозанны, где в то время находился дон Хуан, охарактеризовал этот манифест "как разрыв с Франко, как настоящий заговор". Франко никогда не простил дону Хуану приверженности к либерализму, в течение всей своей жизни он не переставал повторять, что воцарение графа Барселонского было бы истинной катастрофой для испанцев. Но, к счастью, как он полагал, царство дона Хуана не грядет: "Его образ мышления приведет к коммунистической революции, подобной той, над которой мы одержали победу в 1939 г. <..> Если бы вернулся режим, павший апреля 1931 г., он продлился очень недолго и мало-помалу открыл бы ворота коммунизму. Испанский народ не подготовлен к демократии и не ощущает ее так, как народы англосаксонских стран" *.

 

*Franco Salgado Araujo F. Mis conversaciones privadas con Franco. Barcelona, 1976. P. 363, 419.

 

Это не означало, что Франко решительно отказывался видеть будущую Испанию монархией, но ему приходилось считаться с открытой антипатией фалангистов к монархии вообще и к династии Бурбонов в особенности. Он не забыл, что во время встречи Серрано Суньера с дуче 20 июня 1942 г. Муссолини выразил враждебность к монархии как к потенциальному естественному врагу тоталитарных революций. Он полагал, что пройдет немного времени и в Испании у короля возникнет желание задушить фалангизм *.

12 апреля 1945 г. министр иностранных дел X. Лекерика подробно информировал посла США Армюра по поводу тех новшеств, которые Франко готовил для Испании. Предполагалось восстановить монархическую форму правления, создать королевский совет, который назначит короля, но он, однако, не будет принимать на себя полномочий до тех пор, пока Франко не умрет или добровольно не оставит свой пост. В конце концов Франко утвердился в решении официально восстановить монархию. Но не "классическую", ту, что была до апреля 1931 г., а особую монархию "Национального движения", при которой Франко до конца жизни сохранил бы абсолютную власть.

6 июня 1947 г. плебисцит, или "прямая консультация с нацией", подтвердил, что большинство населения предпочло монархию (14 145 165 человек из 17 178 842, принимавших участие в голосовании). 20 дней спустя "Закон о наследовании поста главы государства" объявил Испанию "католическим, социальным и представительным государством, которое в соответствии со своей традицией провозглашает себя конституированным как королевство".

Но кому быть будущим королем? Саму идею о передаче в будущем престола карлистскому претенденту окружение Франко отвергало. К тому же последний законный претендент, как полагали, дон Альфонс Карлос, умер в 1936 г., передав свои права "ветви" Альфонса XIII. Права Ксавье (Хавьера) Бурбон-Пармского, а впоследствии его сына Карлоса Уго официальный Мадрид не признавал: не были забыты серьезные трения в последние годы гражданской войны, к тому же многие считали, что карлизм - это не больше чем "воспоминание о старом романтическом идеале'' **.

 

Воспитание будущего монарха

 

Поиски будущего короля все же привели Франко к тому же графу Барселонскому: 25 августа 1948 г. во время встречи с Франко на яхте "Асор" дон Хуан дал согласие на то, чтобы его сын Хуан Карлос выбрал для места своего жительства Испанию. Пришлось преодолеть сопротивление бабушки, вдовствующей королевы Виктории Евгении, которая предпочитала, чтобы ее внук получил образование в Локарно. Но в конце концов она уступила, приняв во внимание такие аргументы, что ему надо готовиться к трону. А для этого надо установить контакт с испанцами.

Утром 18 января 1955 г. принц Хуан Карлос прибыл в Мадрид. Ему было тогда 17 лет. "Мой отец был прав, когда наперекор всему и вся послал меня для обучения в Мадрид. Смог ли я сделать то, что сделал в Испании, если бы провел всю свою юность в Португалии или Швейцарии и возвратился бы в свою страну, говоря по-испански с французским акцентом?" - скажет позднее король Хосе Луису де Вилальонга, автору наиболее известной биографии Хуана Карлоса, построенной как диалог с королем и его современниками ***.

Хуан Карлос родился 5 января 1938 г. в Риме, где в то время жил его дед Альфонс XIII. Детские годы принца прошли в Риме, Португалии и Лозанне, где он получил среднее образование. Но в Испании Франко сам составил учебный план будущего короля: академия генерального штаба, где принц принял присягу, военные училища: авиационное и военно-морское. В 1959 г. Хуан Карлос получил звание лейтенанта пехоты и авиации и старшего лейтенанта флота. Но более всего Франко был озабочен нравственным воспитанием будущего монарха.

 

*The Ciano diaries, 1939-1943. L., 1943. P. 518-519.

** Espadas Bargos M. Los Borbones de Espana. P.

***Vilallonga J. L. de. El Rey. Barcelona, 1993. P.

 

14 марта, вскоре после прибытия принца в Испанию, он прочел ему "настоящую лекцию по моральному воспитанию", как заметил присутствовавший при этом двоюродный брат и доверенный секретарь Франко Франсиско Франко Солгало-Араухо. Он внушал Хуану Карлосу, что "короли должны находиться в контакте, с народом, как можно более непосредственном, для того чтобы знать его нужды и попытаться учесть их", что "настоящий народ более здоровый, менее эгоистичный, чем люди высокого положения, наделен настоящим чувством патриотизма и любви к родине и более расположен к самопожертвованию во имя ее". Франко предостерегал от дурных примеров, напомнив о фривольности Альфонса VI, призывал не следовать примеру тех, кто уклонялся от выполнения своей миссии и защиты интересов народа, как Филипп IV, передоверивший управление герцогу Оливаресу. "Принц должен иметь в виду, что вся нация смотрит на него, и он должен представлять доказательства своей абсолютной моральности" *. Но принц получил не только военное образование: был составлен специальный план, в соответствии с которым Хуан Карлос изучал в Мадридском университете гуманитарные науки.

 

*Franco Salgado Ataujo F. Op. cit. P. 92-93.

 

14 мая 1962 г. в Афинах состоялась свадьба Хуана Карлоса и греческой принцессы Софии (род. 2 ноября 1938  г.). Дочь греческого короля Пав ла I и королевы Фредерики, внучка королевы Ольги, дочери великого князя Константина Николаевича, праправнучка Николая I, София была подготовлена своим воспитанием и образованием ко всем превратностям, которые могли быть уготованы монархам в неблагоприятный для них XX век.

По возвращении в Афины из Египта и ЮАР (тогда ЮАС), где во время войны находилась семья ее родителей, она поступила в 1946 г. в английский колледж, где учились дети из различных сословий, а затем в 1951 г. в престижный интернат Солома (ФРГ). Она интересовалась историей, древними языками, археологией и изящными искусствами. И все же по возвращении в Афины в 1955 г. София предпочла поступить в медицинское училище и после его окончания работала педиатром. Но принцесса не оставила своих увлечений: в соавторстве со своей сестрой Иреной она опубликовала две книги: "Археологические зарисовки" и "Керамика Детелии". Оксфордский университет присвоил ей степень доктора гражданского права.

София с детства в соответствии с семейной традицией была воспитана в лоне православной церкви, Хуан Карлос был католиком. Принцесса приняла католическую веру, и по прибытии в Мадрид молодая чета венчалась во второй раз, по католическому обряду. В начале июля молодожены посетили Эль-Пардо. После завтрака Франко с удовлетворением отметил, это принцесса говорит достаточно хорошо по-испански, очень мила, кажется разумной и очень культурной. С одобрением он отнесся и к предстоящему визиту молодой четы к папе Иоанну XXIII. Но свадебное путешествие затянулось, после Рима - другие страны Европы и Америки. Дж. Кеннеди принял их в Белом доме, оказав большое внимание.

2 марта 1963 г. диктатор с огорчением сказал своему собеседнику Франко Салгадо-Араухо, что принцесса постоянно общается с персонами из высшей аристократии, которые могут настроить ее против режима, вышедшего из крусады (крестового похода, т. е. гражданской войны. - С. П.). "Я понимаю, что среди нашей аристократии есть достойнейшие люди и большие патриоты, но меня беспокоит окружение, в котором принцесса должна жить в Испании" *.

Что касается Хуана Карлоса, то Франко полагал, что ему надо продолжить изучение различных предметов в сфере экономических и политических наук. "Это можно осуществить только в Испании, посещая различные университеты и школы для специалистов, возможно чаще присутствовать в аудиториях... Для этого жить в стране как можно больше... Я сказал Хуану Карлосу, что надо завоевать молодежь, которая сейчас несколько отчуждена или проявляет скепсис по отношению к этой форме правления. Монархия должна быть народной".

Сомнения, того ли будущего монарха он избрал, все же долго преследовали Франко. Но в конце концов он решился: 23 июля 1969 г. Хуан Карлос был назначен Франко и утвержден кортесами Принцем Испании и наследником престола Испании в соответствии с "Законом о наследовании".

Сам прагматик, Франко большое значение придавал практическому воспитанию будущего монарха. Хуану Карлосу вменялось в обязанность регулярно посещать различные министерства и ведомства для обретения опыта государственного мужа, а в августа-сентябре 1974 г. и в октябре 1975г. в связи с болезнью Франко он временно исполнял обязанности главы государства.

 

*Franco Salgado AraujoF. Op. cit. P. 374.

 

Король Хуан Карлос I

20 ноября 1975 г. умер Франко. В тот же день регентский совет присвоил Хуану Карлосу высшие воинские звания генерал-капитана армии, авиации и флота. 22 ноября 1975 г. Хуан Карлос I принял присягу, став королем Испании.

Начало правления Хуана Карлоса не было легким. Мрачные пророчества зарубежной прессы способны были лишь вселить отчаяние в души тех, кто надеялся на радикальные перемены в стране. "Хуан Карлос обязан своим приходом к власти каудильо, а значит, франкизму. Это ко многому его обязывает перед лицом старой гвардии" - это суждение французской газеты "Орор" от 2& ноября, когда пришли первые известия о смерти Франко, отражало весьма распространенную реакцию в мире.

Мало кого удивил отказ многих глав государств и правительств западных демократий присутствовать на торжественном акте коронации в старинном мадридском соборе Сан Хоронимо. К тому же в Мадриде находился тогда Пиночет, присутствовавший на похоронах Франко, и это было достаточным основанием для демонстративного отказа. Но Пиночет, не получивший приглашения на коронацию, покинул Мадрид, и это несколько облегчило согласие на присутствие президентов Франции, ФРГ и Ирландии.

Не было единодушия и среди монархов, как царствовавших, так и находившихся в изгнании. Поскольку отец Хуана Карлоса дон Хуан не стал королем, многие королевские семейства не сочли возможным присутствовать на коронации, тем самым подтвердив свой отказ признать правомочным "Закон о наследовании". Исключение составили принц Филин, герцог Эдинбургский, принц Бертиль (Швеция), принц Альберт Льежский, брат короля Бодуэна, князь и княгиня Монако, брат короля Саудовской Аравии, сыновья короля Марокко.

Непризнание монархов больно задевало Хуана Карлоса. Но самым горьким для него было неверие самих испанцев в его способность вывести страну из тупика, в который ее завела диктатура; королю было известно, что на улице его называют "Эль Древе", т. е. "Короткий". Но в хор пессимистов врывались и оптимисты.

Еще 20 ноября 1975 г. "Котидьен де Пари" предрекала: "Хуан Карлос, не принимавший участие в гражданской войне и не запятнанный кровью репрессий, пойдет по пути преобразований. Если они не будут исходить из дворца, их проведет сам народ".

Внимая тронной речи короля 22 ноября 1975 г., присутствовавшие на церемонии с удовлетворением отмечали, что король засвидетельствовал "самое почтительное уважение к церкви", а в качестве примера, достойного подражания, сослался на те "великие и преуспевающие страны", которые "больше других сумели отнестись с уважением к собственной истории". Для многих прошел незамеченным призыв Хуана Карлоса к тому, чтобы "с благородством и высотой помыслов все поняли, что наше будущее будет основываться на действенном консенсусе и национальном согласии". Но такие чувства разделялись не всеми.

Даже влиятельная испанская католическая газета "Йа" 23 ноября высказала предположение, что эта "речь не намечает никаких конкретных путей для развития политической жизни Испании в ближайшем будущем". Однако жизнь показала, что в тронной речи Хуана Карлоса содержалась программа действий: предсказания "Котидьен де Пари" оказались пророческими. Но для того чтобы они сбылись, понадобились чувства ответственности, и усилия всех испанцев, озабоченных поиском пути к демократии и возрождению.

Как признался Хуан Карлос в беседе с Вилальонгой, "основная магистральная идея всей моей политики заключалась в том, чтобы никогда больше испанцы не разделялись на победителей и побежденных" *. Еще за несколько месяцев до того, как в своей тронной речи Хуан Карлос призвал "с благороствоми высотой помыслов" осознать, "что будущее будет основываться на действенном консенсусе и национальном согласии", он уже приступил к наведению мостов между "Двумя Испа ниями".

 

* Vilallonga I. L. de.  Op. cit. P. 123.

 

Едва ли не самым трудным - и психологически и практически - был шаг навстречу Сантьяго Каррильо, генеральному секретарю Коммунистической партии Испании. Рассказывает король: "Я вспомнил: когда я был приглашен на празднества, посвященные шаху Ирана... я был представлен Чаушеску. Чаушеску (совершенный безумец) сказал, что знает очень хорошо Сантьяго Каррильо, который имеет обыкновение проводить свой отпуск в Румынии" Ему принц Испании и направил тайно от правительства и даже своих сподвижников послание, в котором просил передать Каррильо, что "Дон Хуан Карлос де Бурбон, будущий король Испании, намерен признать, когда взойдет на трон, Коммунистическую партию Испании, так же как и другие политические партии". Хуан Карлос с нетерпением ждал ответа долгих 15 дней. Наконец доверенное лицо, имя которого король не называет, сообщало, что в Испанию прибудет инкогнито румынский министр. Разумеется, в правительстве никто не знал об этом визите. Ответ Чаушеску гласил: "Каррильо не пошевелит пальцем, пока не станете королем. Затем не должно пройти много времени для осуществления Вашего обещания легализовать партию". По признанию Хуана Карлоса, он "свободно вздохнул за долгое время" *. Он верил, что Каррильо вспомнит свое обещание и не выведет массы на улицы, если Хуан Карлос выполнит свое. Это был компромисс, нелегкий для обеих сторон - убежденного республиканца Сантьяго Каррильо и не испытывавшего ни малейших симпатий к коммунистам Хуана Карлоса, но компромисс мог избавить Испанию от пролития крови в период перехода от авторитаризма к демократии. Король выполнил свое обещание, Каррильо и его единомышленники - свои. 30 июня 1976 г. Хуан Карлос подписал декрет о политической амнистии, во многом предопределивший настроение в стране.

В начале сентября глава правительства Адольфо Суарес обратился к нации по радио и телевидению, объявив о том, что не позднее июня 1977 г. состоятся всеобщие, прямые и тайные выборы двухпалатного парламента - шаг, предпринятый по инициативе короля.

Многие тогда в Испании и мире восприняли с известной долей скепсиса саму возможность свершения таких фундаментальных перемен в обозримом будущем. Не забыли еще предположения министра иностранных дел предыдущего кабинета Хосе Марии де Арейльсы, имевшего репутацию трезвого реалиста, высказанного в интервью газете "Франс суар" 15 декабря 1976 г.: "Необходим десятилетний компромисс".

 

*Vilallonga J. L. de. Op. at. P. 106.

 

Испанские журналисты обычно подчеркивают: "переход", в процессе которого были гарантированы свободы, легализированы партии, включая коммунистическую, что открыло "учредительный период", направивший страну по дороге демократии, был постепенным, медленным (Л. Сернуда, "Камбио-1б", 6 января 1986 г.). Нетерпение испанцев можно понять. Но нам, живущим вне Испании, он представляется не только последовательным, но даже стремительным.

15 декабря 1976 г. законопроект о политической реформе, "уничтожавшей труд всей жизни Франко", как это было сказано в одном из последних заседаний старых кортесов, вынесли на всенародный референдум. И только 245 347 человек, или 2,6%, высказались против реформы. Иными словами, только один испанец из 50 выступил за сохранение старых порядков. Мирный путь перехода к демократии был открыт.

Получив такой мандат народа, Хуан Карлос в первую неделю нового года без колебаний подписал "Закон о политической реформе". Это был смелый шаг. Тогда же, в январе, силы старого порядка, прибегнув к привычному методу нагнетания атмосферы насилия и страха, попытались спровоцировать оппозицию на антиправительственные выступления, а правительство - на возобновление традиционного для франкизма репрессивного режима. 24 января на пороге своего дома был похищен председатель Высшего военного совета военной юстиции Э. Вильяэскуса, вечером того же дня группа экстремистов ворвалась в контору адвокатов, известных своими прогрессивными взглядами, и открыла огонь. Результат: трое убитых и семь тяжелораненых, двое из которых вскоре скончались.

В ночь на 25 января правительство и оппозиция совместно "осудили политический экстремизм, путем насилия пытающийся помешать нынешнему процессу утверждения демократии в Испании". Национальный консенсус, впервые предложенный Хуаном Карлосом 22 ноября, начал обретать реальную плоть.

14 мая 1977 г. произошло весьма примечательное событие, упрочившее позиции короля в глазах монархов Европы. В этот день в резиденции короля Сарсуэла состоялась церемония, на которой присутствовали только члены королевской семьи. Дон Хуан, склонив голову перед своим сыном, прерывавшимся от волнения голосом промолвил: "Ваше Величество, Испания превыше всего". Так произошло его отречение от династических прав в пользу сына. Но для того чтобы закрепить правовое положение короля, этого было мало: общественное мнение весьма критически относилось к "Закону о наследовании", как и к иным правовым актам эпохи франкизма. И вот состоялось новое утверждение прав короля народом, свободным от диктатуры.

Отвечая на вопрос Вилальонги, как Испания могла перейти от более чем сорокалетней диктатуры к демократии с конституционным королем во главе, и все это без больших волнений и потрясений, Хуан Карлос ответил, что, когда он взошел на трон, у него на руках были две важные карты. Первая - несомненная поддержка армии. В дни, последовавшие за смертью Франко, армия была всесильна, но она повиновалась королю, поскольку он был назначен Франко. "А в армии приказы Франко даже после его смерти не обсуждались". Вторая карта - мудрость народа. "Я унаследовал страну, которая познала 40 лет мира, и на протяжении этих 40 лет сформировался могучий и процветающий средний класс, который практически не существовал в конце гражданской войны. Социальный класс, который в короткий срок превратился в становой хребет моей страны" *.

28 ноября 1978 г. Учредительные кортесы, избранные 15 июня 1977 г., приняли конституцию, узаконившую концепцию парламентарной монархии. Права Короны отныне регулировались конституцией, и, хотя они были ограничены по сравнению с прошлыми веками, их совокупность можно определить как президентскую форму правления. Король всех испанцев - так гласит конституция.

Но истинное и искреннее признание и глубокое уважение народа пришло к Хуану Карлосу после памятной ночи с 23 на 24 февраля 1981 г., когда он сыграл выдающуюся, если не сказать решающую, роль в том, что военный переворот, начавшийся захватом подполковником Техеро Молило здания Генеральных кортесов, завершился провалом.

24 декабря 1986 г. за несколько часов до того, как королевское семейство село за праздничный стол, чтобы встретить Сочельник, король согласился дать интервью директору издательского объединения "Группы-16" Педро Рамиресу: журнал "Камбио-16" назвал Хуана Карлоса I "человеком года". Отвечая на вопрос, как оценивает король саму манеру поведения вооруженных сил в течение переходного периода к демократии, король сказал, что вооруженные силы сыграли решающую роль в том, что переход смог быть осуществлен в мирной форме, столь отличной от той, что была в прошлом и чего так боялись испанцы, все еще находившиеся под воздействием воспоминаний о трагическам противостоянии в прошлом. Но нет ли здесь противоречия с тем, что несколькими минутами позже Хуан Карлос признал, что для него очень печальны воспоминания о 23 февраля, хотя он уверен, что эти события стали как бы вакциной, способной покончить с тенденцией к насильственвому свержению конституционной законности. Так что же произошло 23 февраля 1981 г.?

 

* Vilallonga J. L. de. Op. cit. P. 229.

 

В тот день, по плану заговорщиков, воинские формирования должны были восстать по всей стране, чтобы сбросить законную власть и установить диктатуру.

Многие офицеры колебались: танковая дивизия "Брунете", расквартированная в столичном округе, так и не вступила в Мадрид, чтобы в соответствии с планом занять стратегические пункты города. Однако в некоторых регионах положение сложилось угрожающее, панике поддались многие политики. Как вспоминал король, "люди из Рабочих комиссий (профсоюзные объединения, примыкающие к Компартии Испании. - С. П.)  много раз звонили мне, чтобы сказать: "Мы сжигаем наши архивы и укрываемся в горах". И я отвечал им: "Не делайте этого. Я держу ситуацию под контролем" *. И тогда, глубокой ночью, Хуан Карлос I выступил по национальному телевидению в полной форме генерал-капитана и в соответствии с полномочиями, данными ему конституцией, выполняя миссию верховного командующего вооруженными силами страны, отдал приказ сохранять установленный законом порядок и верность конституции. "Корона - символ единства и постоянства Родины - не может терпеть в какой-либо форме деятельность или идеи лиц, которые стремятся прервать силой демократический процесс...

 

*Vilallonga  J. L. de. Op. cit. P. 117.

 

Позднее нашлись люди, которые говорили, что в ту ночь я превысил права, предоставленные мне конституцией. Но моя совесть спокойна", - говорит король **. И армия выполнила приказ! Переворот не состоялся.

С тех пор окончательно утвердился взгляд на короля как на гаранта стабильности и олицетворение общенационального консенсуса. Положение конституции, глаcившее: "Король - глава государства, символ единства и постоянства, арбитр и примиритель", приобрело плоть и кровь.

Конституция не разрешает королю принимать участие в политической борьбе, и тем не менее его роль в определении ориентиров испанского общества огромна. Он пользуется большой популярностью и практически не подвергается критике в средствах массовой информации. Этому способствует его феноменальная работоспособность - рабочий день короля начинается в 7 часов утра, - общительность и качества, вызывающие интерес и симпатию в современном обществе. Хуан Карлос - страстный спортсмен (парусный спорт, виндсерфинг, горные и водные лыжи), имеет права на вождение реактивных самолетов и вертолетов, радиолюбитель-коротковолновик.

Король открыт к общению с самыми широкими кругами испанского общества. Резиденция короля - та же, что он занимал, будучи принцем, - дворец Сарсуэла, который был построен в XVIII в. как охотничий домик. Но несколько раз в год он собирает в банкетном зале большого Королевского дворца, в обычное время используемого как музей, государственных и общественных деятелей, писателей, ученых, художников, музыкантов. Автор этих строк имел возможность присутствовать на подобном приеме, имея в качестве своего "соседа слева" лауреата Нобелевской премии писателя Камило Хосе Села. Атмосфера на таком приеме царила дружеская и непринужденная.

 

**Vilallonga J. L. de. Op. cit. P. 185.

 

Популярности короля способствует и широкая общественная деятельность королевы Софии по оказанию помощи умственно отсталым детям, больным и инвалидам. В дни ежегодного праздника Красного Креста она сама принимает пожертвования на улицах Мадрида, привлекая к ней своих детей - наследника престола принца Астурийского Фелипе (род. 30 января 1968 г.), дочерей Елену (род. 20 декабря 1963 г.) * и Кристину (род. 13 июня 1965 г.). "Иметь детей - благословление Неба", - сказал король в беседе с Вилальонгой. Все трое - замечательные спортсмены, веселые, простые, естественные **.

В Мадриде в 1986 г. открыт центр искусств имени королевы Софии, и это не только дань уважения к супруге Хуана Карлоса: она - почетный президент Национального симфонического оркестра, оказывает помощь и поддержку молодым художникам и музыкантам. На открытии выставок часто можно встретить королеву, скромно, но элегантно одетую, в туалете которой отсутствует натуральный мех - ведь королева София постоянно выступает в защиту животных.

 

* В конце 1994 г. королевский двор сообщил о предстоящей свадьбе инфанты Елены с банкиром Хайме де Маричалара Саэнс де Техада, происходящего из знатного дворянского рода. Инфанта позна комилась с ним в 1987 г., когда изучала историю французской литературы в парижском университете. Свадьба состоялась 18 марта 1995 г. в Севилье. Примеч. сост.

** Vilallonga J. L. де. Ор. cit. Р. 202.

 

"У нее царственностьв крови", - говорил Хуан Карлос. Дочь короля, сестра короля. Донья София насчитывает в своем генеалогическом древе двух германских императоров, восемь королей Дании, семь царей (императоров) России, короля и королеву Норвегии, английскую королеву и пять королей Швеции... Донья София никогда не забывает, что она - королева, но "она враг всякого авторитаризма". Королева Виктория Евгения говорила порой, что она чувствует себя в Испании иностранкой. По словам короля, "Донья София очень скоро стала чувствовать себя в Испании как дома" ***.

Личные достоинства Хуана Карлоса и его семьи укрепили институт монархии и вернули уважение к династии Бурбонов.

В ноябре 1966 г. X. Арангурен опубликовал статью "Политический режим в Испании в 1971 г." Известный философ и политолог писал: "После исчезновения существующего режима монархия будет установлена или монархистами, или нацией, которая не является чрезмерно монархической. Королю они оставят два пути: или удовлетворить стремления монархистов, или оправдать надежды остальной части нации. Если король не откажется от первого пути, то монархия рано или поздно будет обречена. Только "немонархическая" монархия жизнеспособна'' ****. Арангурен оказался провидцем.

***

Январь 1992-го. Королю исполнилось 54 года. Но свой день рождения он встретил в больнице. Телевидение успокаивает: на его экранах улыбающийся король, опирающийся на костыли и достаточно бодро передвигающийся по холлу больницы. Больница государственная, принадлежащая городской системе социального страхования: как каждый мадридец, Хуан Карлос имеет на это право. Что же произошло? Спортивная травма.

 

*** Vilallonga J. L. de. Op. cit. P. 197.

**** Цит. по: Aranguren J. La Cruz de la monarquia espanola actual. Madrid, 1974. P. 205.

 

Рассказывает корреспондент газеты "Известия" Владимир Верников:

"Случилось это с королем, когда он катался на горных лыжах в дни рождественских каникул в знаменитом припиренейском местечке Бакейра-Берет, где обычно он отдыхает.

Горные лыжи и яхты - увлечения короля. И в том, и в другом он достиг мастерства почти профессионала. Но, как говорится, бывает, не везет. Несколько лет назад, в такие же рождественские дни, он упал на горном склоне, получив серьезную травму. Затем в открытом море, в районе Балеарских островов, при сильном ветре перевернуло его яхту, но подоспел спасательный катер. В другой раз, по дороге в горы, на обледенелом шоссе машину, которую он вел, крутануло и выбросило в кювет. Но обошлось тогда без травм.

И вот - нынешний, просто курьезный случай. Уже сняв лыжи, король шел к подъемнику, чтобы взобраться на гору, где стоял его автомобиль. Шел и разговаривал с королевой, когда услышал позади характерный звук спускающегося на большой скорости лыжника и интуитивно обернулся. "Объедет, хорошо идет, видно, не новичок, подумал я, - рассказывал потом с улыбкой Хуан Карлос журналистам. - А парень, лет 14-15 наверное, растерялся, и он влетел в меня..."

Влетел, сбил, поднялся, подошел к нему и спросил:, "Сеньор, извините, я не очень?" - "Все в порядке, не бес покойся", - ответил ему король, встав с колен. Обычный случай, что и говорить. И парень умчал вниз, безусловно не узнав, кого он сбил, - Хуан Карлос был в спортивном костюме, в солнцезащитных очках, королева - тоже. Как все на том горном склоне.. Судя по всему, без охраны".

Хуан Карлос весьма скептически относится к возможности восстановления монархии в иных государствах. "Опыт испанского короля не экспортабелен в страны, экономически разрушенные после 70 лет коммунизма. В стране с ослабленной экономикой, в стране истощенной, никто, ни один король не может совершить великие дела в короткое время". Тем более, добавил король, некоторые из этих королей, представителей исторических династий, "прожили всю свою жизнь за границей, не говорят правильно на языке своего отечества" *

Семь лет спустя после смерти Франко, накануне парламентских выборов 1982 г., принесших победу социалистам, Хосе Луис де Вилальонга спросил генерального секретаря Испанской социалистической рабочей партии Фелипе Гонсалеса: "Существовали ли монархические чувства в Испании к моменту смерти Франко?" - "Абсолютно нет", - ответил он без малейших колебаний. "А существуют сегодня?" Он задумался на секунду и сказал: "Сегодня в общенациональном масштабе существует чувство глубокого уважения и восхищения тем, как король выполняет свою задачу. Я считаю это основополагающим... Не будем обманывать себя, не монархия как институт сумела покорить испанцев, а король" **.

Автор выражает глубокую благодарность Его Высокопревосходительству послу Испании в Российской Федерации г-ну Эухенио Бреголат и проф. Мануэлю Эспадас Бургос за помощь в работе.

 

*Vilallonga J. L. lie. Op. cit. P. 232.

**Figaro. 20.VII 1993.

 

ЛИХТЕНШТЕЙН

 

КНЯЗЬЯ ФОН УНД ЦУ ЛИХТЕНШТЕЙН

 

Что же из себя представляет княжество Лихтенштейн? Это одно из самых маленьких государств Европы, протяженность которого с севера на юг всего 28 км, а с востока на запад - менее 10 км. Население страны около 28 тыс. человек. Эти факты общеизвестны. Но, возможно, не все знают, что в Лихтенштейне нет ни одного аэропорта, а единственная железная дорога, пересекающая княжество, линия Цюрих-Вена, даже не проходит через его столицу. Тот, кто едет в Вадуц поездом, выходит в швейцарском пограничном городке Букс и дальше продолжает путь на автомашине.

Букс смотрит в сторону Лихтенштейна (а он был совсем рядом за Рейном) угрюмым бетонным дотом. Конечно, не от крохотного княжества грозила ему опасность в случае войны. Но разве нет в истории Европы случаев, когда суверенитет небольших нейтральных государств бесцеремонно попирался агрессором? Вспомним хотя бы вторжение гитлеровских армий в Бельгию и удар их оттуда по Франции. Вот и мост через Рейн. Знаменитая европейская река, протекающая через шесть стран, здесь еще совсем узкая и мелкая. Посередине моста два флага слева и справа: красный с белым крестом - Швейцарской Конфедерации, здесь кончается ее территория, и красно-синий - отсюда начинается лихтенштейнская земля. Ни границы, ни пограничников, ни даже таможенников: Лихтенштейн имеет таможенную унию со Швейцарией, и ее таможенники осуществляют необходимый контроль ("Есть ли у вас что заявить? Сигареты? Спиртное?") на лихтенштейнско-австрийской границе, а больше ни с кем маленькое княжество и не граничит. Еще несколько шагов - и вот другой берег Рейна и Фюрстентум Лихтенштейн - "Княжество Лихтенштейн" по-немецки. Заметим, кстати, что здесь говорят на местном диалекте немецкого языка, который с трудом понимают жители Берлина, Гамбурга или Вены; выходящие же в Лихтенштейне две газеты - на литературном немецком языке.

Вадуц - городок маленький, но очень уютный, чистенький, ухоженный. Он приютился под самой горой, на вершине которой стоит старинный княжеский замок под коричневой черепичной крышей, с зубчатой крепостной стеной и массивной квадратной башней. Одно из самых больших зданий столицы - трехэтажный дом правительства, в котором, помимо кабинета министров из пяти человек, заседает также парламент (25 человек - представители двух политических партий), находятся все правительственные и административные учреждения, а в подвале имеется даже тюрьма. На улицах много народа почти во все времена года: одно из самых маленьких государств Европы с его в чем-то экзотическими, оставшимися с давних времен особенностями, с отличными горнолыжными станциями и отелями в горах, ярусами поднимающимися до самой австрийской границы, привлекает туристов не только со всего континента, но даже из-за океана. На центральной улице что ни шаг, то ресторан, кафе, магазин сувениров (как можно побывать в Лихтенштейне и не накупить, открыток, слайдов, платков, портмоне, зонтиков с надписью: "Furstentum Liechtenstein", видом княжеского замка, гербом страны!). А филателисты выстаивают очереди на почтамте - хотя нигде в другом месте очередей нет - за марками, которые высоко ценятся коллекционерами за изящный рисунок, высококачественную печать и, главное, опять же за то, что это почтовые марки княжества Лихтенштейн.

 

Немного из истории княжеского дома

 

Раскопки на берегу Рейна показывают, что первые люди поселились здесь более трех тысяч лет назад. Шаан, Ненден, Тризен, Вадуц и некоторые другие населенные пункты известны с раннего средневековья, а княжество Лихтенштейн как государственное образование возникло лишь в начале XVIII в. Точно так же и историю династии Лихтенштейнов можно рассматривать в двух плоскостях: ее родоначальник Гуго фон Лихтенштейн жил в XII в., а суверенами княжества между Альпами и Рейном Лихтенштейны стали только пять веков спустя.

В 1699 г. князь Иоганн Адам Андреас фон Лихтенштейн, вельможа при дворе австрийских Габсбургов, покупает за 115 тыс. гульденов сеньорию Шелленберг, а в 1712 г. - соседнее с ней графство Вадуц за 290 тыс. гульденов. В том же году он умирает. Йозеф Венцель, правивший в 1712-1718 и 1748-1772 гг., в 1719 г. рескриптом германского императора Карла VI становится владетельным князем Лихтенштейна, а княжество - одним из 343 государств Священной Римской империи, как называлась тогда обширная империя Габсбургов *.

Семейство Лихтенштейнов было очень богато, в их владениях находилось 24 города, 156 деревень, им принадлежало 46 замков. Княжество Лихтенштейн - лишь очень небольшая частица их достояний**.

Княжество Лихтенштейн существует, но сами князья там ни дня не живут. Они предпочитают столицу империи Вену, блестящий императорский двор, великолепные балы, приемы и другие празднества; здесь аристократия делает карьеру, добывает военные и придворные чины и награды; здесь жизнь бьет ключом, блистают своим искусством Моцарт, Гайдн, Бетховен, Шуберт, крупные художники, артисты, архитекторы. Лихтенштейны строят великолепный дворец в Вене, который становится одним из центров, как мы бы сейчас сказали, светской жизни столицы (до этого резиденцией княжеской семьи был замок-крепость Лихтенштейн к югу от Вены).

 

*Raton Р. Le Liechtenstein. Histoire et insritutions. Geneve, 1967. P. 17-22; Seger 0. Abrege de l'histoire de Liechtenstein. Vaduz, 1984. P. 5-11.

**Raton P. Op. cit. P. 21.

 

Последний год XVIII в. был для Европы очень бурным. Так называемая Вторая коалиция, в состав которой входили Австрия, Англия, Россия и еще несколько государств, с весны вела борьбу с французской Директорией. Находившиеся под командованием А. В. Суворова русско-австрийские войска нанесли ряд тяжелых поражений французам, вытеснили их практически из всей Северной Италии. В этой кампании проявились большие военные способности генерал-майора Иоганна йозефа Лихтенштейна (1760--1836), сражавшегося в австрийской армии. Великий русский полководец с похвалой упоминает его в своей реляции Павлу I в Санкт-Петербург*. Будущий фельдмаршал отличился при Треббии (июнь 1799 г.). В декабре 1800 г., после битвы при Гогенлиндене, он прикрывал отступление разбитой австрийской армии. После сражения при Аустерлице (декабрь 1805 г.) Иоганн Йозеф Лихтенштейн вел переговоры о мире, который и заключил в Пресбурге. В 1809 г. австрийский фельдмаршал командовал корпусом в сражениях при Асперне и Ваграме **. б том же году он заключил мир с Наполеоном в Шенбрунне. Заметим, что семья Лихтенштейн дала и других видных военачальников. Йозеф Венцель Лоренц (ум. в 1772 г.) отличился в войне с Турцией и был затем при императрице Марии Терезии генеральным директором артиллерии.

 

*А. В. Суворов: Документы. Т. 4. 1799-1800. М., 1953. С. 174.

**Jansen N. Furst Franz Joseph II von Liechtenstein. Vaduz, 1978. S. 28, 39.

 

Скажем, кстати, что в 1799 г. через Лихтенштейн - после перехода через Альпы - прошла армия Суворова. В память о том, что в Бальцерсе останавливался великий полководец, в мэрии этого города в 1985 г. при содействии широкоизвестного в нашей стране русского патриота, давно живущего в Лихтенштейне барона Э. Фальц-Фейна, была открыта мемориальная доска; почта княжества в 1984 г. выпустила марку с портретом Суворова.

Наполеон оторвал княжество Лихтенштейн от Австрийской империи и включил его в 1806 г. в. так называемый Рейнский союз, который, однако, уже в 1813 г. был распущен. В 1814-1815 гг. крохотная страна выставила даже маленький отряд для участия в антинаполеоновских войнах. С 1815 по 1866 г. Лихтенштейн в качестве самостоятельного государства входил в Германский союз, находившийся под гегемонией Габсбургов.

Иоганн Йозеф I правил княжеством с 1805 по 1836 г. Его сын Алоис II (годы правления - 1836-1858) в отличие от отца не делал военной карьеры, его интересовали сельское хозяйство и ботаника. Впрочем, он был здесь не первым: его дядя Алоис I, княживший в 1781-1805 гг., посылал за семенами деревьев даже в Америку и посадил в своих имениях в Богемии много разнообразных деревьев ***.

Алоис II совершил в 1842 г. поездку в Лихтенштейн, куда до него не ступала нога ни одного князя, все они, как мы уже говорили, жили в Австрии, главным образом в Вене. Безотрадную картину увидел он. Верхнее течение Рейна вообще всегда было экономически отсталым районом, почвы были малоплодородны, частые наводнения (когда мелкий Рейн вдруг наполнялся водой от неожиданного таяния ледников) сокрушали и затопляли узкую обрабатываемую полосу у подножья гор, столбовых торговых дорог тут не проходило. Малочисленное население жило очень бедно. Чтобы как-то выправить положение, в середине 40-х гг. в Лихтенштейне было начато строительство земляных дамб вдоль берега Рейна для защиты от наводнений, а также заключена таможенная уния с Австрией (1852 г.), содействовавшая вовлечению в экономическую жизнь империи.

 

*** Jansen N. Op. cit. S. 36, 41.

 

В 1848 г. до маленького княжества докатились раскаты революций в других странах Европы: буржуазно-демократические круги населения стали настаивать на реформах. В результате в 1849 г. был ликвидирован ряд феодальных повинностей и население получило некоторый доступ к политической жизни. Эти положения были отменены в 1852 г. после спада общеевропейского революционного движения. Но сдвиг тем не менее произошел: по конституции 1862 г., депутаты сейма уже не назначались двумя сословиями - духовенством и крестьянством, а выбирались выборщиками от населения, гарантировалась определенная свобода личности и вероисповедания.

Отвлечемся ненадолго от последовательного хода истории, чтобы сказать еще об одном. В роду Лихтенштейнов были видные государственные деятели Австрийской империи: в XVII в. - Карл, председатель Тайного совета и губернатор Моравии, и Карл Эузебиус, которому было поручено заниматься государственными финансами; в XVIII в. - Антон Флориан, камергер и член Государственного совета. О военных мы уже говорили. Среди Лихтен штейнов был и кардинал (в XV в.). Были также и дипломаты: в XVIII в. - Йозеф Венцель, посол в Пруссии и Франции (это был также очень богатый человек, до сих пор цела его великолепная золоченая карета с огромными колесами и зеркальными стеклами), и Антон Флориан - представитель венского двора при Ватикане. Наконец, уже на рубеже XX в., в 1894-1898 гг., принц Франц Лихтенштейн был послом Австро-Венгрии в России (он правил княжеством как Франц I с 1929 по 1938 г.)*. Наше внимание привлекает Фриц Лихтенштейн, занимавший скромный пост атташе в австрийском посольстве в Петербурге в 20-х гг. XIX в. Послом был тогда Карл Людвиг Фикельмон, женатый на внучке М. И. Кутузова Дарье (Долли). Фикельмоны дружили с Пушкиным. Фриц Лихтенштейн встречался несколько раз с великим поэтом и оставил дневник (он был найден в архиве княжеского замка в Вадуце в 1985г.), где рассказывает об этих встречах.

 

Перемены в судьбе Лихтенштейна

 

Вернемся к истории княжеского дома Лихтенштейнов. В Европе трудно, наверное, сыскать другой пример, когда монарх находился бы на троне 71 год. Именно столько правил князь Иоганн II. Он родился в 1840 г., когда еще ездили на дилижансах, освещали дома свечами и срочные новости передавали из города в город оптическим семафорным телеграфом. На престол вступил в 1858 г. В конце же его княжения (он умер в 1929 г.) летали самолеты, города были залиты электрическим светом и люди слушали радио. Княжество за это время тоже пережило большие перемены. В 1921 г. была введена конституция (она действует с некоторыми изменениями и по сей день), по которой страна является "наследственной конституционной монархией, управляемой согласно демократическим и парламентским принципам" (ст. 2). Было учреждено правительство (до этого существовал назначаемый князем Администратор). Князь имеет право вето на принимаемые законы, но практически оно применялось чрезвычайно редко. В случае необходимости законопроекты выносятся на общенациональный референдум. Парламент (ландтаг) избирается прямым тайным голосованием. Одновременно повысился уровень самоуправления коммун *. Был основан Государственный банк. Экономическое положение населения несколько улучшилось, хотя отставало от уровня большинства европейских стран, безработица гнала многих мужчин на сезонные работы в другие страны. Начала зарождаться промышленность.

 

*Jansen N. Ор. cit. S. 49; Kranz W. La Principaute de Lichtenstein.Une documentation. Vaduz, 1977. P. 26.  

 

В 1868 г. армия (80 человек) была распущена: княжество, на земле которого побывало много завоевателей - римляне, швейцарцы, шведы, французы, - сочло, что если и найдется агрессор, то с такими "силами" перед ним не устоять...

Поражение Австро-Венгрии в первой мировой войне было одновременно и ее политическим крушением: монархия рухнула. Все это отразилось на княжестве Лихтенштейн. Если до этого оно имело тесные экономические и финансовые отношения с Австро-Венгрией, то теперь оно заключило почтовую (1921 г.) и таможенную (1923 г.) унии с другим своим соседом - Швейцарией (последнее весьма способствовало экономическому развитию страны). На территории Лихтенштейна стал обращаться швейцарский франк (свои денежные знаки вышли из употребления в конце 20-х гг.). Лихтенштейн продолжал выпускать свои почтовые марки, но почтовая служба была организована уже Швейцарией, таможенную службу и охрану границы с Австрией она тоже взяла на себя.

В 1938 г. правящий князь Франц Йозеф II перенес свою резиденцию из Вены в Вадуц. Другие же члены рода Лихтенштейнов продолжали жить в Австрии **. И вадуцкая ветвь этого рода, и другие владели крупной земельной собственностью, дворцами и замками в Австрии и Чехословакии. Но, может быть, самым большим богатством была и есть сейчас коллекция картин, одно из крупнейших частных собраний в мире.

 

* Ralon Р. Ор. cit. Р. 123-140.

**Kranz W. Ор. cit. Р. 26.

 

Начало ему положил еще князь Карл Эузебиус в XVII в. В этой коллекции картины Леонардо да Винчи, Baн Дейка, Рембрандта, Франса Халса, Брейгеля, Боттичелли, 27 полотен Рубенса. Эти сокровища - около 1500 полотен - хранятся в замке Вадуца, и какая-то часть периодически выставляется в Картинной галерее Вадуца *.

 

*Havrincourt Н. d'. Liechtenstein. Lausanne, 1964.P.62-71..

 

В 1938 г. на престол вступил (после смерти Франца I, того самого, что был послом в России при Николае II) Франц Йозеф II. По матери князь был близким родственником австрийского императора Франца Иосифа I **. Он окончил гимназию в Вене и там же Сельскохозяйственный институт, где специализировался на лесоводстве, может быть, потому, что Лихтенштейны владели большими лесами. Трудные времена переживала тогда Европа. Гитлер аннексировал Австрию, его агентура проникала во многие другие страны: в Лихтенштейне кучка "коричневых" открыто требовала вхождения княжества в "Великую Германию".

Когда вспыхнула вторая мировая война, Лихтенштейн, как и в 1914 г., объявил о своем нейтралитете (однако, по мнению историков, дважды - в 1940 и 1945 гг. - была угроза вторжения) ***. В годы войны происходит дальнейшее сближение княжества со Швейцарией (которая также оставалась нейтральной), в частности в экономической области.

Весной 1945 г., когда под напором союзников рушился "Третий рейх", в Лихтенштейне нашли прибежище и помощь узники гитлеровского концлагеря Дахау. А в ночь на 3 мая границу княжества перешли части власовцев, сражавшихся на стороне фашистской армии; они были разоружены и интернированы ****.

Еще после первой мировой войны с образованием на развалинах Австрийской империи новых государств семья Лихтенштейнов потеряла более половины своих земель на территориях, вошедших в состав Чехословакии.

 

** Эрцгерцогиня Елизавета Амалия была дочерью эрцгерцога Карла Людвига и Аннунциаты Бурбон-Сицилийской, сестрой австро-венгерского наследника эрцгерцога Франца Фердинанда Австрийского-Эсте. Примеч. сост.

*** Seger О. Ор. cit. Р. 27.

**** Vogelsand Н. von. Die Armee, die es nicht geben durfte. Russen in deutscher Uniform und ihre Rettung in Liechtenstein. Ulm, 1995.

 

После 1948 г. они лишились и всех остальных земель в этой стране в связи с национализацией. В итоге княжеские земельные угодья сократились с 1600 кв. км (1914 г.) до 240 кв. км *. Оставшиеся земли находятся в Австрии и дают важную долю дохода княжеской семьи.

Послевоенное экономическое развитие княжества Лихтенштейн характеризовалось быстрым и устойчивым ростом. Еще совсем недавно бедная аграрная страна превратилась в высокоиндустриальную. Сразу после войны в сельском хозяйстве было занято 34% активного населения, сейчас - лишь 3%, зато доля занятых в промышленности возросла до двух третей. Заводы специализируются на точном машиностроении и приборостроении или на уникальных изделиях (искусственные зубы и пр.). Почти вся продукция идет на экспорт в 80 государств, причем в такие высокоразвитые, как ФРГ, Франция, Англия, США. Крупными суммами оперируют три лихтенштейнских банка, один из них принадлежит княжеской семье (он имеет филиалы в Лондоне, Цюрихе, Нью-Йорке). Большие доходы приносят налоги с иностранных промышленных и финансовых компаний, которые имеют в княжестве более 40 тыс. своих представительств (эти фирмы выбрали Лихтенштейн для своих контор, чтобы пользоваться существующими там льготными ставками налогов на сделки). Наконец, немалые деньги приносит туризм и продажа почтовых марок, последняя - до 15% бюджетных поступлений. Непрерывно росло благосостояние населения. Безработицы не только нет, но страна применяет труд 9 тыс. иностранных рабочих **.

 

*Jansen N. Op. cit. S. 70. "Furstentum Liechtenstein. Ehrengastland am Comptoir Suisse. Lausanne, 1989. S. 10-11, 16-18, 20-21.

 

Еще не будучи членом ООН, Лихтенштейн в то же время был членом ряда ее специализированных учреждений (ВОЗ, МОТ и др.), подписал более 50 международных соглашений, в том числе Хельсинкский акт 1975 г. Лихтенштейн - член Европейского совета и Европейской ассоциации свободной торговли. Интересы Лихтенштейна представляют во всех странах посольства Швейцарии. Но в самой Швейцарии Лихтенштейн имеет своего посла (по традиции - один из членов правящей княжеской семьи), как и посла в Ватикане (тоже из семьи князя).

Князь Франц Йозеф II совершил ряд зарубежных поездок, среди них визит в СССР в 1974 г., во Францию, ФРГ и т.п. * Много лет он был членом Международного Олимпийского комитета и голосовал за избрание Москвы как места проведения Игр 1980 г.

Князь Франц Йозеф II скончался 13 ноября 1989 г. (его супруга скончалась в том же году), и 13-м сувереном Лихтенштейна 15 ноября стал его старший сын Ханс Адам (официальная церемония интронизации состоялась 15 августа 1990 г.).

 

*Liechtenstein 1938-1978. Binder und Dokumente. Vaduz, 1978; L'economie de la Principaute de Liechtenstein (Office de Presse et d'infonnation du Gouvenlement de Liechtenstein). Vaduz, 1978. P. 9-24, 33-67, 87-91.

 

Князь Ханс Адам II

 

Кто же он, этот высокий, стройный, спортивного типа седоватый шатен?

Ханс Адам, князь фон унд цу Лихтенштейн, герцог Троппау и Егерндорф, граф Ритберг, родился 14 февраля 1945 г. в Цюрихе. О его отце, князе Франце йозефе, мы уже говорили, мать - Георгина (Гина), урожденная графиня Видьчек, принадлежала к высшей силезской аристократии. Мальчик сначала ходил в обычную начальную школу в Вадуце, а затем был отдан в известную "Шоттенгимназию" в Вене. Окончив лицей в Зуозе, он поступил в Коммерческий университет в Санкт-Галлоне (оба эти учебные заведения в Швейцарии). Работал в качестве стажера в одном из лондонских банков. Помимо родного немецкого языка, владеет английским и французским языками.

Его жена (с 30 июля 1967 г.) Мария Аглае, родившаяся в 1940 г. в Праге, из семьи немецких графов Кински фон Вхинитц унд Теттау. Она училась в школе-интернате сестер Конгрегации Лиоба в Вюртемберге (ФРГ), в школе прикладного графического искусства в Мюнхене, говорит по-английски и по-французски. Мария Аглае интересуется социальными вопросами, вопросами культуры, организации досуга и школьного образования в Лихтенштейне, защиты окружающей среды в княжестве. Супруга князя - президент Красного Креста Лихтенштейна. Почетный председатель Административного совета театра "Кирхплатц".

В семье три сына - Алоис (род. 11 июня 1968 г.), Максимилиан (род. 16 мая 1969 г.), Константин (род. 15 марта 1972 г.) и дочь Татьяна (род. 10 апреля 1 973 г.). Дети также посещали обычную начальную школу в Вадуце. Старший сын Алене является наследником престола. 3 июля 1993 г. наследный принц Алене женился на Софии, герцогине Баварской из династии Виттельсбахов. 24 мая 1995 г. у наследной четы родился сын - принц йозеф Венцель Максимилиан Мария.

Князь живо интересуется политическими, экономическими и финансовыми проблемами, в особенности экономическим и политическим развитием Европы. Еще с 1972 г. он был уполномочен правящим князем заниматься управлением всего имущества княжеского дома и его финансами.

В юности Ханс Адам увлекался подводным плаванием, сейчас его любимый спорт - лыжи и пешие прогулки. Он продолжает дело предков - коллекционирование произведений живописи. Семья князя живет в восточном крыле Вадуцкого замка. Это внешне довольно угрюмое, средневекового облика здание внутри имеет комфортабельный современный вид. Большие залы-салоны, красивые лестницы и лифты. Помещения украшены картинами и гобеленами, коллекцией старинного оружия. В замок, находящийся высоко над Вадуцем и из окон которого открывается великолепная панорама Альп и Рейна, ведет автомобильное шоссе с довольно крутыми поворотами.

Князь является, по конституции, главой государства. Он представляет Лихтенштейн во внешних сношениях (но для заключения международного договора требуется согласие парламента), обладает правом помилования. По представлению парламента он назначает главу правительства и четырех его членов. Его подпись необходима для вступления в силу законов, принятых парламентом. Князь открывает и закрывает сессии парламента, произнося тронную речь, и обладает правом досрочного роспуска его *. В финансовом отношении князь независим от государства и существует с семьей на личные средства (которые, как мы видели, весьма значительны), но на представительские расходы, связанные с выполнением его функций главы государства, ежегодно получает от казны 250 тыс. франков.

Еще будучи наследником престола, - особенно после того, как в 1984 г. князь Франц Йозеф передал ему значительную часть своих полномочий, - Ханс Адам проявил себя убежденным сторонником ряда преобразований во внутренней и внешней политике. Он, в частности, считал необходимым уравнение женщин в политических правах с мужчинами (Лихтенштейн оставался последним государством Европы, где женщины не могли участвовать ни в выборах, ни в референдумах). И он выразил большое удовлетворение, когда "со второй попытки" - первая в 1971 г. не удалась - в 1984 г. лихтенштейнские женщины стали полноправными гражданками. Точно так же еще до вступления на престол Ханс Адам твердо высказался за членство Лихтенштейна в ООН, отмечая, что страна явно выиграет от участия в международном сообществе; он со всей определенностью подтвердил эту позицию в момент получения высшей власти в государстве в 1989 г. Князь Ханс Адам является специалистом в вопросах политического и особенно экономического развития современной Европы. В своих высказываниях по вопросам мировой политики он подчеркивает, что и такие малые и нейтральные страны, как Лихтенштейн, могут и должны вносить свой вклад в дело сохранения мира и международное сотрудничество. В сентябре 1990 г. Лихтенштейн стал членом ООН.

 

*Raton Р. Ор. cit. Р. 132.

 

Ханс Адам знает, что и его страна, этот "островок благополучия в Альпах", стоит перед многими из тех проблем, которые сейчас так озадачивают мир. Это охрана окружающей среды, энергетическое обеспечение и т. п. Есть и "свои", специфические лихтенштейнские проблемы. Дальнейшее экономичес кое развитие страны наталкивается на такой фактор, как нехватка рабочей силы. Уже сейчас иностранные рабочие составляют около 30% всего населения, идти на дальнейшее увеличение - значит столкнуться с такими проблемами, как обеспечение жильем, школами, транспортом и т. п. Требует решения вопрос о промышленных отходах, о потере культивируемой земли в результате индустриализации и дорожного строительства в крохотной по размерам стране, проблема, связанная с "постарением" населения, и т. п.

 

При написании очерка использованы материалы, предоставленные Секретариатом Его Высочества князя фон Лихтенштейна и Службой прессы и информации Правительства Княжества Лихтенштейн.

 

 

ЛЮКСЕМБУРГ

 

ДИНАСТИЯ НАССАУ

 

Слова "Люксембург" (или Лютцембург, Лютцельбург, Летцембург) происходит от названия старинного замка, который в 963 г. купил граф Зигфрид. Этот замок стал центром его владений по Мозолю и в Арденнских горах. Мужское потомство графа прекратилось в 1136 г., и тогда Люксембург перешел сначала к графу Намюрскому, а затем к графу Лимбургскому.

 

Ранняя история Люксембурга

 

Основателем династии Люксембург-Лимбург был Генрих I Белокурый (1247-1281). Сын его Генрих II пал в битве при Ворингене (1288), которая привела к тому, что Лимбург был отделен от Люксембурга. После этого сражения Люксембург был передан во власть герцогов Брабантских. Сын Генриха II, Генрих III Люксембургский, был избран в 1308 г. курфюрстами единогласно на германский престол и коронован в Ахене под именем Генриха VII. К Люксембургской династии принадлежали также императоры Карл IV, Сигизмунд и Венцеслав. После смерти Сигизмунда в 1437 г. династии Люксембургская и Габсбургская слились в лице Альбрехта Габсбурга, женатого на дочери Сигизмунда. Карл IV в 1353 г. передал графство Люксембургское, возведенное им в степень герцогства, своему сводному брату Венцеславу. После смерти Венцеслава, не имевшего потомства, герцогство стало переходить то к герцогам Бургундским, то к Габсбургам, то к Франции. Так, с 1412 г. оно принадлежало герцогам Бургундским, с 1477 г. - Габсбургам. В 1659 г. значительная часть герцогства, в течение века сильно разросшегося, была уступлена испанскими Габсбургами Франции, а в 1684 г. оно целиком попало под власть Людовика XIV.

По Утрехтскому миру 1713 г., та часть герцогства, которая с 1659 по 1689 г. оставалась в испанских руках, перешла в руки Австрии. В 1794 г. она была завоевана Францией, за которой ее закрепил мир в Кампоформио.

Таким образом, в истории раннего Люксембурга прослеживаются три периода:

1) период феодальной самостоятельности под властью собственных графов, начиная с Зигфрида и кончая захватом страны бургундцами (963-1443);

2) период иноземного владычества, который, в свою очередь, делится на Бургундское господство (1443-1505),

габсбургско-испанское господство (1505-1714),

первое французское господство, которое лишь на короткий срок прервало габсбургско-испанское господство (1684-1696),

габсбургско-австрийское господство (1714-1795),

второе французское господство (1795-1814);

3) период постепенного восстановления государственности и борьба люксембуржцев за свою национальную независимость. Этот период начинается с 1815 г.

Венский конгресс 1815 г., отделив от прежнего Люксембурга некоторые области в пользу Пруссии и вообще изменив довольно произвольно его границы, образовал из него самостоятельное Великое герцогство, входившее до 1866 г. в состав Германского союза. Корону Великого герцогства конгресс передал Вильгельму I, королю вновь образованного государства, соединившего Бельгию и Голландию, в вознаграждение за потерянные им Нассауские владения, присоединенные к Пруссии. Таким образом, Люксембург оказался в личной унии с Нидерландами. Связь с Германским союзом выражалась главным образом в том, что город

Люксембург - сильнейшая в Европе после Гибралтара крепость - был признан крепостью Германского союза и занят прусскими войсками.

 

Личная уния Люксембурга с Нидерландами

 

В 1830 г. по Европе прокатилась революционная волна, которая охватила большинство стран. Революции носили в основном демократический и национальный характер. В результате революции произошло отделение Бельгии от Голландии и создание независимого-самостоятельного государства. Бельгийская революция была встречена в Люксембурге с огромным энтузиазмом и вызвала ответные революционные выступления. Присоединение к независимой Бельгии было для Люксембурга единственной возможностью освободиться от Голландии и Пруссии и добиться демократических конституционных прав и свобод. Этот шаг был также для люксембуржцев единственной формой гарантии их демократических требований. К Бельгии отошли почти 2/3 территории Люксембурга с городами Арлон, Бастонь, Буйон, Сент-Ибер, Нёшато. Тогда Великое герцогство и приобрело те очертания, которые без больших изменений сохранились до наших дней.

Великие и малые европейские державы в течение девяти лет вели из-за Люксембурга споры, не раз приводившие к во оруженным столкновениям. Лондонский "Договор 18 статей", заключенный в июне 1831 г. представителями пяти великих держав, закреплял отделение Бельгии от Голландии, но оставлял открытым люксембургский и лимбургский вопросы. 15 октября 1831 г. был принят другой "Договор 24 статей", который решал вопрос о судьбе Люксембурга и Лимбурга. Бельгия и Голландия долго отказывались признать этот договор, и лишь 19 апреля 1839г. они окончательно пошли на такое признание.

Большая часть территории Люксембурга отошла к Бельгии, а остальная часть была возвращена голландскому королю. В результате этого договора Люксембург перестал быть 18-й провинцией Нидерландов, но он не стал еще независимым государством. Больше того, великие державы подтвердили, что Люксембург остается составной частью Германского союза.

Вильгельм II, вступивший на престол в 1840 г. и принявший титул короля - Великого герцога, должен был октроировать в 1847 г. особую конституцию для Люксембурга, в 1848 г. измененную в демократическом духе. В Люксембурге царило огромное недовольство нидерландским правительством по поводу территориальных уступок Бельгии за счет герцогства. В связи с этим правительство Нидерландов вынуждено было провозгласить в 1841 г. декларацию о независимости этого государства при сохранении, однако, личной унии.

 

*См.: Килль Ж. Тысячелетний Люксембург. М., 1965. С. 164.

 

В 1866 г. после австро-прусской войны Германский союз распался, но прусские войска продолжали оставаться в Люксембургской крепости. Тогда Наполеон III обратился к Вильгельму III, королю Нидерландов и Великому герцогу Люксембургскому, с предложением продать Люксембург Франции. Вильгельм III готов был продать Люксембург за сумму, которая в современной валюте составила бы 1 млрд французских франков, и он имел на это право, так как Венский договор передал страну династии Оранских в полную собственность. Договор уже был подготовлен, не хватало лишь подписей. Однако против французского плана выступила Пруссия. По инициативе Бисмарка было объявлено, что присоединение Люксембурга к Франции будет означать войну между Пруссией и Францией. Этот конфликт был улажен мирным путем с помощью Лондонской конференции великих держав в 1867 г. ** Ее решением Люксембург был признан постоянно нейтральным государством, что нашло отражение в новой конституции Великого герцогства, данной королем Нидерландов под влиянием требований люксембургского народа.

После смерти в 1884 г. принца Александра, последнего сына короля - Великого герцога Вильгельма III, вновь встал вопрос о Люксембурге. Бельгийский король Леопольд II, размышляя о будущей кончине Вильгельма III, поведал своему брату, графу Фландрскому, затаенные мысли относительно соседа. Леопольд II писал: "Может случиться, что мы будем свидетелями нового европейского кризиса, вызванного Люксембургом. Не настанет ли удобный момент для частичного пересмотра трактатов 1839 г. и восполнения пробела, допущенного в 1867 году?" Бельгийский король намекал на то, что можно будет пренебречь домом Нассау. "Может быть, твоя жена, - писал Леопольд, - сможет прозондировать почву на этот счет? Если герцог Нассау захочет продать свои права, то Бельгия их купит''' ***. Однако этим планам не суждено было осуществиться, так как герцог Адольф Нассауский и не думал об отречении, напротив, несмотря на свой возраст, старик был счастлив оказаться на троне ****.

 

** см. там же. С. 165-166.

*** 100 Joer Letzetmerger Dynastic. Le Grande Duche de Luxembourg, 1990. P. 50.

**** Герцог Адольф был сыном Вильгельма (1792-1839), бывшего с 1816 г. герцогом Нассау, и его первой жены Луизы (1794-1825), урожденной принцессы Саксен-Хильдбургхаузенсюй. Дед Адольфа, Фридрих Вильгельм (1768-1816), принц Нассау-Вайльбург, в 1806 г. стал сувереном Нассау. Фридрих Вильгельм был женат на Луизе Изабелле (1772-1827), урожденной графине Зайн-Гахенбург и Кирберг. Примеч. сост.

 

Великий герцог Адольф

 

В 1890 г. в связи со смертью Вильгельма III, не имевшего наследников мужского пола, личная уния Люксембурга с Нидерландами распалась. Почему же Вильгельмина, дочь Вильгельма III, взошедшая на королевский трон Нидерландов, не могла быть одновременно Великой герцогиней Люксембурга? Дело в том, что этому мешал давнишний договор, заключенный еще в 1783 г. между Нассаускими княжескими домами и признанный Венским конгрессом, лондонскими договорами 1839 и 1867 гг. и люксембургской конституцией. В соответствии с салическим правом этот договор предусматривал, что на люксембургский престол может претендовать лишь наследник мужского пола. И теперь наследником должен был стать старший представитель дома Нассау. Это был престарелый герцог Адольф (1817-1905).

В 1839-1866 гг. Адольф правил собственной страной - герцогством Нассау со столицей Висбаден. Он принадлежал к тем германским князьям, которые выступали на стороне Австрии. За это он был смещен пруссаками и лишен своего владения. Однако Пруссия оставила ему его замки и поместья, а также выплатила в ценных бумагах с высоким процентом такую компенсацию, что герцог Адольф, живший в своих замках или в Вене как частное лицо, считался одним из богатейших в Европе людей. Принц Адольф состоял в родстве с домом Романовых: в 1844 г. он женился на великой княжне Елизавете Михаиловне, дочери великого князя Михаила Павловича (1798-1849) и Елены Павловны (урожденной Шарлотты Вюртембергской) (1806-1873). Юная супруга герцога Адольфа скончалась через год после свадьбы в результате тяжелых родов. Второй женой герцога Адольфа стала Аделаида Мария, приюдажа Ангальт-Дессау-Кётен (1833-1916), старшая дочь Фридриха, принца Ангальт-Дессау-Кётен, и Марии, принцессы Гессен-Кассельской.

На следующий день после принесения присяги Великий герцог Адольф направил личное письмо императору Александру III, в котором извещал его о своем восшествии на престол. В этом письме подробно разъяснялась та ситуация, в результате которой Адольф оказался на люксембургском престоле. Заканчивая это письмо. Великий герцог Адольф писал: "Стремясь от всего сердца поддерживать и укреплять добрые отношения дружбы и родства, которые постоянно существовали между двором Вашего Императорского Величества и двумя ветвями моего рода, я избрал моего любимого брата - Его Высочество принца Николая Нассауского, чтобы поручить ему вручить Вашему Императорскому Величеству это письмо и заверить Вас от моего имени в моей постоянной готовности доказать Вам чувства глубокого уважения и неизменной привязанности...'' *

 

Дочь А. С. Пушкина и принц Нассауский

 

Здесь уместно остановиться на судьбе Натальи Александровны, дочери великого русского поэта А. С. Пушкина, волею судьбы оказавшейся в родстве с династией Нассау.

Наталья Александровна родилась 23 мая 1836 г. в Петербурге. В феврале 1853 г. шестнадцатилетняя Наталья становится женой Михаила Леонтьевича Дубельта. Наталья Александровна была необычайно хороша собой. "Высокого роста, чрезвычайно стройная, с великолепными плечами и замечательною белизною лица, она сияла каким-то ослепительным блеском. Несмотря на малоправильные черты лица, напоминавшего африканский тип ее знаменитого отца, она могла назваться совершенною красавицей, и если прибавить к этой красоте ум и любезность, то можно легко представить, как Наталья Александровна была окружена на великосветских балах и как около нее увивалась вся щегольская молодежь в Петербурге" - так писал о ней ее современник, сын писателя С. М. Загоскин **. Многие отмечали ее "лучезарную красоту", "царственную осанку".

 

* СССР - Люксембург: страницы истории, 1867-1984: Документы и материалы. М., 1985. С. 23.

** Русаков В. М. Уважены за имя... Рассказы о потомках А. С. Пушкина. М., 1987. С. 77.

 

Брак Натальи Александровны оказался несчастливым. Заядлый карточный игрок М. Л. Дубельт промотал все состояние, даже приданое жены, всячески издевался над ней. С огромным трудом Наталье Александровне удалось добиться развода спустя шесть лет после того, как они разъехались. Задолго до получения развода Наталья Александровна уехала за границу, оставив старших детей на попечение отчима Л. П. Ланского.

А 1 июля 1867 г. Наталья Александровна Пушкина обвенчалась в Лондоне с принцем Николаем Вильгельмом Нассауским (1832-1905), состоявшим в родстве с домом Романовых. Познакомилась с ним Наталья Александровна еще в 1856 г., когда Николай Вильгельм приезжал в Москву как представитель прусского двора на коронационные торжества по случаю восшествия на престол Александра II.

Поскольку этот брак был морганатическим и Наталья Александровна не могла носить фамилию особы королевской крови, зять Николая Вильгельма, владетельный князь Георг Виктор Вальдек-Пирмонт, пожаловал ей 17 июля 1867 г. титул графини Меренберг *. Ни сам Николай Вильгельм, ни его брат Адольф не могли дать Наталье Александровне этот титул, потому что незадолго до женитьбы принца на дочери Пушкина герцогство Нассауское было присоединено к Пруссии и Нассауские лишились своих прежних прерогатив власти, став временно обычной знатной фамилией. Свои прежние привилегии Нассауские получили только в 1890 г., после смерти старшего по мужской линии Вильгельма III, короля Нидерландов и Великого герцога Люксембургского, когда Адольф стал Великим герцогом Люксембургским.

Сын Натальи Александровны и Николая Вильгельма граф Георг фон Меренберг (1871-1948) женился на Ольге (1873-1925), дочери русского царя Александра II и Екатерины Долгорукой. А дочь их была замужем за светлейшим князем Георгием Юрьевским, сыном Александра II и Екатерины Долгорукой, получившей титул светлейшей княгини Юрьевской.

 

* 100 Joer Letzebuerger Dynastic. P. 130.

 

Великие герцогини

 

Великий герцог Люксембургский Адольф правил 12 лет. Он умер в возрасте 88 лет в замке Хоенбург, в Баварии, 14 ноября 1905 г.

22 ноября ему наследовал сын Вильгельм IV, родившийся в 1852 г. Он был женат на португальской инфанте Марии Анне (1861-1942). У них было шесть дочерей: принцессы Мария Аделаида (1894-1924), Шарлотта (1896-1985), Хильда (1897-1977), Антония (1899-1954), Елизавета (1901-1950) и София (1902-1941).

Вильгельму IV в момент восшествия на престол было 53 года, и на нем уже лежала печать смерти. С 1898 г. он страдал церебральной недостаточностью, а в январе 1906 г., спустя два месяца после принесения присяги, перенес новый тяжелейший приступ болезни, после которого так и не смог оправиться. В течение шести лет он был прикован к постели, не мог двигаться и не был в состоянии исполнять свои великогерцогские обязанности **.

 

**Во время болезни Вильгельма IV обязанности регента с 18 ноября 1908 по 25 февраля 1912 г. исполняла его супруга Великая герцогиня Мария Анна. Она же была регентом с 25 февраля по 14 июня 1912 г. при своей несовершеннолетней дочери Марии Аделаиде, провозглашенной наследницей престола 10 июля 1907 г. Еще ранее, с 19 марта по 18 ноября 1908 г., Мария Анна была наместницей Великого герцогства. Примеч. сост.

 

В этой сложной ситуации у бельгийского короля Леопольда II вновь возник план относительно Люксембурга. Леопольд поручил своему секретарю Эдмону Картон де Виару прозондировать через государственного министра Поля Эйшена вопрос, не уступит ли семья Великого герцога свои права на наследование за 20 млн франков. Бельгийский король мечтал о передаче прав на наследование Великим герцогством Люксембургским своему племяннику, наследнику престола принцу Альберту. Но эта затея снова не удалась. Двор Великого герцога предпочел выработать новые условия, обеспечившие право наследования престола старшей дочери Вильгельма IV, Марии Аделаиде. Эти новые условия были одобрены палатой депутатов 41 голосом против 7 и 1 воздержавшемся *.

По достижении 18 лет Мария Аделаида стала Великой герцогиней и принесла присягу в июне 1912 г.

В период первой мировой войны Люксембург был оккупирован германскими войсками. Это произошло 2 августа 1914 г., а в конце месяца в Люксембург была перенесена ставка, из которой немцы осуществляли руководство военными операциями против Франции, в том числе и проигранной битвой на Марне. 6 сентября в ставку прибыл кайзер Вильгельм. Он был принят Великой герцогиней Люксембургской. Мария Аделаида даже после нарушения нейтралитета страны Германией поддерживала связи с германскими княжествами и в разгар войны согласилась на обручение одной из принцесс с баварским наследником престола **. Такая политика Марии Аделаиды во время первой мировой войны вызывала недовольство стран Антанты, но еще большее недовольство высказывали сами люксембуржцы. Поведение Марии Аделаиды во время первой мировой войны, а также существенные разногласия между ней и парламентом, начавшееся революционное движение в Люксембурге за провозглашение республики вынудили Марию Аделаиду отречься от престола. 14 января 1919 г. государственный министр Э. Рейтер на заседании палаты зачитал декрет об отречении Великой герцогини Марии Аделаиды. 28 января 1919 г. Мария Аделаида покинула страну. Она умерла в возрасте 29 лет в замке Хоенбург 24 января 1924 г.

 

* 100 Joer Letzebuerger Dynastie. P. 51.

**Это была, принцесса Антония, сестра Марии Аделаиды, ее брак с сыном и наследником последнего баварского короля Людвига III принцем Рупрехтом состоялся в 1921 г. Рупрехт, потерявший первую жену в 1912 г., был старше Антонин на 30 лет. Примеч. сост.

 

Новая Великая-герцогиня Люксембурга Шарлотта (1896-1985), сестра Марии Аделаиды, принесла присягу 15 января 1919 г. во дворце Кольмарберг.

6 ноября 1919 г. Шарлотта вышла замуж за принца Феликса Бурбон-Пармского (1893-1970), сына последнего герцога Пармского Роберта I и Марии Антонин (1862-1959), инфанты Португальской ***. От этого брака она имела двух сыновей и четырех дочерей: принца Жана (1921), принцессу Елизавету (1922), ставшую впоследствии женой герцога Франца Фердинанда Гогенберга, принцессу Марию Аделаиду (1924), вышедшую замуж за графа Карла Иосифа Хенкеля фон Доннерсмарка, принцессу Марию Габриэль (1925), в будущем жену графа Кнуда Гольштейн-Ледребурга, принца Шарля (1927-1977), женатого на Джоан Дуглас Диллон, принцессу Алису (1929), вышедшую впоследствии замуж за принца Антуана де Линя.

Вследствие брака Великой герцогини Шарлотты с принцем Феликсом титул "королевское высочество" переходит отныне каждому принцу и каждая принцессе Люксембурга.

 

*** Мария Антония Португальская - дочь короля Мигала I, оспаривавшего престол у своей племянницы Марии II да Глория. Примеч. сост.

 

Шарлотта вступила на престол в трудное для страны время. Престиж монархии был сильно подорван политикой Марии Аделаиды. Перед Шарлоттой стояла сложная задача примирения монарха с народом и конституции с конституционной практикой. О пошатнувшемся престиже монархии свидетельствовали суровые цифры: в 1919 г. 25% избирателей голосовали за республику. В этих условиях молодая Великая герцогиня, вступившая на престол, когда ей было 23 года, добилась перелома общественного мнения в свою пользу. В этом ей помогли необыкновенный шарм, изысканность, природное благородство, а главное - понимание новой ситуации в стране. При дворе произошли большие перемены - все иностранцы были заменены люксембуржцами.

В первые же дни своего правления Шарлотта опубликовала декларацию, провозглашавшую "коренную переориентировку политики" Люксембурга в пользу западных держав. Одновременно Великая герцогиня провозгласила принцип суверенной нации: "При исполнении высочайшей власти конституция и законы страны должны быть для меня руководством, моим наставником и советником должно быть правительство, пользующееся доверием народа. Демократическая реформа нашей конституции, которую осуществит Законодательное собрание, найдет мое полное одобрение".

В 1919 г. в стране было введено всеобщее избирательное право, пропорциональная избирательная система. С 15 мая 1919 г. Люксембург стал конституционной монархией.

Вторая мировая война началась для Люксембурга в ночь с 9 на 10 мая 1940 г. Германская армия при поддержке авиации перешла границы Нидерландов, Бельгии, Люксембурга и Франции. Через несколько дней сопротивление Бельгии и Нидерландов было сломлено. Безоружный Люксембург оказал лишь символическое сопротивление. За несколько часов немецко-фашистские войска заняли всю страну.

Ранним утром Великая герцогиня Шарлотта, едва избежав пленения, покинула страну вместе с семьей и правительством. Вначале она укрылась во Франции, но после поражения Франции в июне 1940 г. вместе с правительством страны выехала в Испанию *. Но Франко, состоявший в союзе с Гитлером и Муссолини, не предоставил ей убежища. 23 июня Великая герцогиня Шарлотта выехала в Португалию, оттуда в Лондон, а затем в Соединенные Штаты Америки. Позднее одна часть люксембургского правительства разместилась в Канаде, а другая - в Лондоне. Люксембург стал членом антигитлеровской коалиции.

Во время пребывания в Канаде семья Великой герцогини вела скромную жизнь. Если до войны семью обслуживали 60 слуг, то в изгнании их суровую участь разделили лишь двое. Принцесса Елизавета училась в одном из колледжей Квебека, а принцессы Мария Аделаида, Мария Габриэль и Алиса посещали колледж в Монреале, здесь же учился и принц Шарль. Позднее принцессы Елизавета и Мария Аделаида получили степень бакалавра в университете Лаваля в Монреале.

В январе 1945 г. Мария Габриэль, Шарль и Алиса присоединились к двум другим-сестрам в Лондоне, а 17 апреля три сестры и принц Шарль вместе с другими люксембуржцами сопровождали конвой грузовиков с одеждой и медикаментами от Гавра до Люксембурга, где их ожидали на площади перед ратушей восторженные жители столицы. 1800 дней изгнания закончились. За три дня до этого младшая из сестер, Алиса, вернулась с Великой герцогиней Шарлоттой в Люксембург. Наконец со второй половины апреля 1945 г. вся великогерцогская семья была вместе.

 

*См.: Килль Ж. Указ. соч. С. 238.

 

Национальная позиция Великой герцогини Шарлотты повысила авторитет Люксембурга в глазах мировой общественности. Великая герцогиня Шарлотта извлекла полезные уроки из поведения своей предшественницы, когда в результате ее деятельности под вопрос было поставлено дальнейшее существование независимого люксембургского государства.

В начале сентября 1944 г. Люксембург был освобожден американскими войсками, а 23 сентября в страну возвратилось правительство.

 

Великий герцог Жан

 

Великая герцогиня Шарлотта правила Люксембургом до 12 ноября 1964 г., когда она отреклась от престола в пользу сына Жана.

Великий герцог Жан родился 5 января 1921 г. Он получил образование в колледжах Люксембурга и Великобритании, учился в университете Лаваля (Канада), где изучал право, политическую экономию и философию. В годы второй мировой войны он служил добровольцем в английской армии и принимал участие в военных действиях. С 1946 г. Жан - член Международного Олимпийского комитета. С 1951 по 1961 г. являлся членом Государственного совета, принимал активное участие в политической и законодательной деятельности. Он почетный президент союза ветеранов войны. С 12 ноября 1957 г. - генерал люксембургской армии.

22 ноября 1957 г. наследному принцу Жану была присвоена степень почетного доктора Страсбургского университета.

В 1953 г. Жан женился на принцессе Бельгийской Жозефине Шарлотте Ингеборг Елизавете Марии Жозе Маргарете Астрид (род. 11 октября 1927 г.).

После вступления принца Жана на престол Жозефина Шарлотта получила титул Великой герцогини Люксембургской.

Принцесса Жозефина Шарлотта - дочь бельгийского короля Леопольда III и королевы Астрид - провела детство в брюссельском дворце своих родителей Стюйвенберг. В семилетнем возрасте принцесса потеряла мать, погибшую в автомобильной катастрофе.

Жозефина Шарлотта получила домашнее образование. С 1958 г. она возглавляет Общество Красного Креста Люксембурга, Люксембургское общество педиатрии, а также спортивную федерацию верховой езды. Она активна поддерживает проводимые в Великом герцогстве культурные, спортивные, благотворительные и филантропические мероприятия.

У Великого герцога Жана и Великой герцогини Жозефины Шарлотты пять детей: принцесса Мария Астрид (род. в 1954 г.), принц Анри (1955), близнецы принц Жан Филипп и принцесса Маргарета (1957), принц Гнием (1963).

В 1975 г. Великий герцог Люксембурга Жан и Великая герцогиня Жозефина Шарлотта впервые посетили Советский Союз. В своей речи на обеде, данном в честь его и его супруги, Великий герцог Жан особенно подчеркнул ту огромную роль, которую играла Россия в истории Люксембурга и в прошлом, в период кризиса, угрожавшего в XIX в. самому существованию Люксембурга, и в годы второй мировой войны, когда оба народа оказались союзниками в совместной защите своих отечеств, и ныне, когда создана благоприятная обстановка для сближения и взаимопонимания обоих народов.

Второй визит в Советский Союз Великого герцога Жана, его супруги и их младшего сына Глиома состоялся в июне 1979 г. Поскольку Великий герцог Жан является членом Международного Олимпийского комитета, он был приглашен для ознакомления с состоянием спортивных сооружений Олимпиады-80. Во время этого визита он посетил также город Иркутск, побывал на берегу озера Байкал. В письме, адресованном мэру Иркутска, Великий герцог Жан выразил восхищение красотой окрестностей Иркутска и Байкала. В этом письме он писал: "Моя супруга и я - мы любим природу и стараемся привить такое же чувство своим соотечественникам, имея в виду ее сохранение для будущих поколений" *.

 

Наследник престола принц Анри

 

Наследник престола Его Королевское Высочество принц Анри Альберт Габриэль Феликс Мари Гийом родился 16 апреля 1955 г. Учился в Люксембурге и Франции, получил диплом бакалавра. Окончив военную королевскую академию в Сандхёрсте, получил диплом офицера, имеет чин полковника люксембургской армии. Слушал лекции в Женевском университете, где в 1980 г. получил ученую степень в области политических наук. Принц говорит по-люксембургски, по-французски, по-английски, по-немецки. В 1978 и 1979 гг. стажировался в США. Наследник является почетным президентом Комитета экономического развития, учрежденного в 1978 г. Он патронирует Люксембургский комитет ЮНИСЕФ (Фонд ООН помощи детям), федерацию плавания, общество скаутов, многие другие спортивные комитеты. Любит зимние виды спорта, плавание, парусный спорт, охоту. Увлекается классической музыкой, литературой.

14 февраля 1981 г. он женился на Марии Терезе Местр. Супруга наследного принца родилась 22 марта 1956 г. в Гаване. Она училась в Швейцарии, исповедует католичество. Мария Тереза училась во Французском лицее, затем в Женевском университете, где получила ученую степень в области политических наук. Здесь же, в стенах Женевского университета, наследный принц познакомился со своей будущей супругой. Помимо своего родного испанского языка, Мария Тереза владеет также французским, английским, немецким и итальянским языками. С детства Мария Тереза занималась балетом, пением, играет на гитаре. Любит музыку и литературу, интересуется живописью. Занимается фигурным катанием, плаванием и лыжами. У нее два брата и сестра.

 

* СССР- Люксембург: страницы истории. С. 185.

 

У наследника люксембургского престола и принцессы Марии Терезы пятеро детей: принц Гнием Жан Жозеф Мари (род. 11 ноября 1981 г.), принц Феликс Леопольд Мари Гийом (род. 3 июня 1984 г.), принц Луи Ксавье Мари Гийом (род. 3 августа 1986 г.), принцесса Александра (род, в 1991 г.), принц Себастьян (род, в 1993 г.).

Старшая сестра наследника, Мария Астрид, родилась 17 февраля 1954 г. Училась в Люксембурге и Бельгии. С 1971 по 1974 г. училась в школе медсестер в Люксембурге (в клинике Святого сердца), где она получила диплом медсестры. В 1977 г., закончив Институт принца Леопольда в Антверпене, получила диплом медсестры по тропической медицине с оценкой "очень хорошо". В 1974 г. Мария Астрид присутствовала на открытии в Руамагана (Республика Руанда) школы медсестер, финансируемой люксембургским правительством. Летом 1975 г. она в течение трех месяцев работала в качестве медсестры в госпиталях Руанды. В декабре 1979 г. она открыла новый центр социальной гигиены в Тунисе, который также финансируется люксембургским правительством. Она - президент Общества Красного Креста люксембургской молодежи с 1970 г. Под ее патронажем общество защиты животных, люксембургская ассоциация защиты интересов инвалидов. Принцесса Мария Астрид увлекается классической и современной музыкой,,литературой, плаванием, верховой ездой, теннисом, лыжами и водными лыжами.

6 февраля 1982 г. она вышла замуж за Карла Кристиана Габсбург-Лотарингского, эрцгерцога Австрийского (род. 26 августа 1954 г.), сына эрцгерцога Карла Людвига. У них пятеро детей: принцесса Мария Кристина (род. 31 июля 1983 г.), эрцгерцогиня Австрийская, Имре Эмманюэль, эрцгерцог Австрийский (род. 8 декабря 1985 г.), Кристоф Генрих Александр Марк д'Авиано, эрцгерцог Австрийский (род. 2 февраля 1988 г.) Александр, эрцгерцог Австрийский (род. в 1990 г.), Габриэлла, эрцгерцогиня Австрийская (род, в 1994 г.).

Младший брат наследника, принц Жан Феликс, родился 15 мая 1957 г. Он и принцесса Маргарета близнецы. Принц Жан учился в Люксембурге, Швейцарии и Франции. Получил диплом в области экономических и коммерческих наук. Прошел курс обучения в военной королевской академии в Сан-дхёрсте. Получил звание капитана люксембургской армии. Увлекается водными лыжами, теннисом, аэромоделированием, охотой, лыжами. Любит современную и классическую музыку.

Принц Жан женился 27 мая 1987 г. на Элей Вестюр (род, в 1958 г.). У них трое детей: Мария Габриэль Сесиль София Нассау (род, в Париже 8 декабря 1986 г.), Константин Жан Филипп Марк д'Авиано Нассау (род, в Париже 22 июня 1988 г.) и Венцеслав Нассау (род. 5 ноября 1990 г.).

Маргарета вышла замуж 20 марта 1982г. за Николая Фердинанда, принца Лихтенштейн (род, в Цюрихе в 1947 г.). У них дети: Леопольд (род, и умер в Брюсселе 20 мая 1984 г.), Мария Аннунциата, принцесса Лихтенштейн (род, в Брюсселе 12 мая 1985 г.), Мария Астрид, принцесса Лихтенштейн (род. 26 июля 1987 г.), Жозеф Эмманюэль, принц Лихтенштейн (род, в Брюсселе 7 мая 1989 г.).

Самый младший сын Великого герцога, принц Гнием, родился 1 мая 1963 г. Получил образование в Люксембурге. Как и его сестры и братья, много путешествует по Европе и за ее пределами, пополняя свои знания. Говорит по-люксембургски, по-французски, по-английски, по-немецки. Среди его увлечений настольный теннис, лыжи, водные лыжи, классическая музыка, литература. Патронирует люксембургскую федерацию баскетбола. Принц Гнием женат на Сибилле Вейлер (по женской линии она потомок английской королевы Виктории и испанского короля Альфонса XIII).

 

Постскриптум

 

Несмотря на свои скромные размеры и небольшую численность населения, Великое Герцогство Люксембург занимает в Европе заметное место. Люксембург обладает высокоразвитой промышленностью, эффективным сельским хозяйством, мощной финансовой структурой, активно участвует в международном разделении труда, поддерживает прочные экономические и торговые связи со многими зарубежными государствами, в том числе и с Россией. Объему внешнеторгового оборота Люксембурга могут вполне позавидовать более крупные страны.

При территории в 2,6 тыс. квадратных километров имеется 270 километров железных дорог и 5,1 тыс. километров автомобильных дорог. Почти 90 процентов производимой в стране промышленной продукции идет на экспорт, при этом около 1/3 экспорта составляют сталь и изделия из нее. Металлургическая промышленность - основа экономики Великого Герцогства, в ней создается около 16 процентов валового национального продукта. Уровень валового национального продукта на душу населения составляет ныне около 450 тыс. люксембургских франков.

Люксембуржцы занимают первое место в ЕЭС по числу автомобилей, второе - по количеству телефонов, первое - по обеспеченности местами в госпиталях. В последние годы Люксембург выдвинулся в число основных финансово-экономических центров Западной Европы, там открыли свои филиалы более 100 ведущих банковских групп мира.

Люксембуржцы бережно хранят свою самобытность, неповторимый колорит и традиции своей страны. Предприняты шаги, направленные на закрепление и охрану своей самобытности, в частности в качестве третьего официального языка принят местный диалект - лютцембургеш. Люксембуржцам присущи самостоятельность и прямота суждений, искренняя любовь к своей небольшой стране, прошедшей через многие испытания, но отстоявшей свою независимость и суверенитет, свой традиционный уклад жизни. Эти качества люксембургского народа неизменно вызывают симпатию и уважение у всех, кто ближе знакомится с историей и сегодняшним днем этого государства.

 

Автор выражает глубокую благодарность Посольству Великого Герцогства Люксембург в Москве за предоставленные в его распоряжение материалы и фотографии.

 

 

МОНАКО

ДИНАСТИЯ ГРИМАЛЬДИ

 

13 сентября 1982 г. в княжестве Монако по крутым виражам шоссе, спускающегося к морю, шла автомашина,  за рулем которой сидела супруга князя - Грейс. Рядом с ней находилась ее младшая дочь Стефания. Неожиданно машина сорвалась с обрыва. Княгиня Монако погибла. Стефания чудом осталась жива...

Эта трагедия привлекла тогда внимание газет, радио и телевидения всего мира к крохотному государству, одному из европейских "карликов". Впрочем, упоминания о Монако и княжеской семье довольно часто встречаются на страницах таких известных иллюстрированных журналов, как французский "Пари-матч", немецкий "Штерн", итальянский "Эспрессо" особенно в разделах, посвященных светской хронике, различного рода развлечениям и спорту.

 

Бурная история "райского уголка"

 

Когда говорят о Монако вообще, можно услышать такое суждение: "райский уголок". Действительно, это красивый и приятный для жизни человека участок территории на берегу Средиземного моря, с трех сторон окруженный Францией. Несмотря на свои крайне малые размеры, княжество во многом очень интересно. Подходящая к самому берегу дуга Западных Альп отгораживает Монако от холодных и сырых северных ветров. Триста дней в году на французской Ривьере, или Лазурном берегу, как называют эти места, стоит ясная солнечная погода, воздух сухой и чистый. Вокруг дивная вечнозеленая субтропическая растительность: пальмы, лаванда, розмарин, масса цветов. Рядом плещется голубое ласковое море. Природно-климатические прелести Ривьеры привлекают почти круглый год массу туристов и отдыхающих. Тем более что на Ривьере, особенно в Монако, можно многое посмотреть и хорошо развлечься.

Среди всех европейских "мини-государств" Монако больше лишь Ватикана: площадь княжества 1,9 кв. км, длина по морскому берегу примерно 3,5 км, а ширина в отдельных местах не более 200 метров! Однако это самая густонаселенная страна Европы. Среди 30 тыс. его жителей на первом месте французы, затем итальянцы, англичане и только примерно 5,5 тыс. подданных княжества Монако - монегасков по национальности.

Кого только не видели за долгую историю на этом участке Средиземноморского побережья: финикийцев, греков, римлян, арабов, генуэзцев... Последние построили здесь замок с четырьмя башнями, надежно стороживший вход в бухту, куда приходило немало торговых кораблей. Однажды, это было в 1297 г., в ворота замка поздно вечером постучались, как гласит легенда, несколько монахов-францисканцев. Караульные впустили их обогреться. Оказавшись внутри, монахи вдруг выхватили из-под ряс шпаги. Охрана была перебита, ворота раскрыты, и в них ворвались солдаты, уже не носившие для маскировки монашеской одежды. Крепость была захвачена. Человека, возглавившего эту хитроумную операцию (в чем-то напоминающую введение греками деревянного коня в Трою), звали Франсуа Гримальди *. Эта легенда нашла отражение в гербе дома Гримальди: два монаха-францисканца стоят со шпагами в руках. Кто он был точно - данных нет. По разным источникам, семья Гримальди была одной из наиболее влиятельных в Генуе, ее представители занимались разными делами - от торговли до пиратства. Верна или не верна легенда о взятии крепости, различные сведения о первых Гримальди, важно другое, совершенно четко установленное историческими документами. С 1419 г. династия Гримальди неизменно (до этого им порой не удавалось долго оставаться у власти) правит княжеством Монако. Эта династия относится к старейшим династиям Европы. Судьбы первых суверенов княжества Монако, о которых мы знаем скорее по легендам, чем по документальным источникам, были и разные, и бурные. Один из них, Жан II, был убит в 1505 г. своим братом Люсьеном, который княжил 18 лет, пока его в 1523 г. не заколол кинжалом его племянник Бартоломео Дерна.

 

*Gоrcе Р.-М. де la. Monaco. [Lausanne], [s, а.]. Р. 22-23; Tur J.-J. Les micro-Etats europeens // Notes et etudes documentaires. 1975. 2 septembre. № 4210. P. 9.

 

Собственных сил, чтобы отстоять свою независимость, у маленького княжества (правда, оно тогда было побольше, чем сейчас) не было, и Гримальди обращались за помощью к другим государствам, становясь под протекторат то Испании (1524), то Франции (1641). Великая французская революция, сбросившая с трона Людовика XVI, отозвалась и на Монако: 13 января 1793 г. княжеская власть была там свергнута. Двое из Гримальди попали в тюрьму, а жена одного из них, Тереза Франсуаза, - на эшафот (1794). С 1793 по 1814 г. Монако входило в состав французского департамента Приморские Альпы. Но после отречения Наполеона, по Парижскому договору 1814г., княжество Монако было восстановлено, а Венский конгресс в 1815 г. передал его под протекторат Сардинского королевства. Революция 1848 г. снова свергла Гримальди, князь Флорестан I (1785-1856, правил с 1841 г.) был изгнан из Монако *. Впрочем, на следующий год власть монарха была восстановлена, но уже протекторат Сардинии перестал существовать. На этом бурные события для княжества, однако, не закончились. В 1856 г. восстали жители двух его городков - Ментоны и Рокбрюна, провозгласили там независимую республику. Сын Флорестана, князь Карл III (1818-1889, правил с 1856 г.), сладить с ними не смог и в конце концов продал Ментону и Рокбрюн французскому императору Наполеону III за 4 млн франков.

 

* Кстати сказать, он участвовал в составе наполеоновской Великой армии в походе на Россию и был взят русскими в плен.

 

В результате этого размеры княжества сократились в 12 раз. Франция и Монако заключили таможенный союз (в Монако своей валюты нет, в стране находится в обращении французский франк). С 60-х гг. прошлого века Франция практически стала покровителем княжества. Это было оформлено франко-монакским договором 1861 г. *. С тех пор политическое положение династии Гримальди стабилизировалось, как и спокойно потекла жизнь самого княжества, за исключением периода 1915-1933 гг., когда периодически возникали трения - порой острые - по вопросу о взаимоотношениях между княжеской властью и выборными органами **. Во время второй мировой войны 1939-1945 гг. гитлеровские войска, оккупировавшие всю Францию, а также другой европейский агрессор Муссолини вводили войска на территорию маленького княжества.

 

Знаменитое казино в Монте-Карло

 

Вернувшись немного назад, скажем о событии, которое сыграло очень большую роль, придав, в частности, словам "Монако" и "Монте-Карло" особый смысл. Однажды к Карлу III явился французский банкир Франсуа Клан и предложил открыть крупный игорный дом - казино (небольшой там уже существовал). В 1863 г. Клан приобрел у князя концессию на 50 лет на это казино и основал "Общество морских купаний" ***. Это общество с таким невинным названием построило большое и роскошное здание казино в местечке Монте-Карло (рядом с г. Монако), куда - после открытия железной дороги через Монако - все возрастающим потоком хлынули игроки со всей Европы, а потом и с других континентов. Казино, азартная рулетка, обслуживание иностранцев, среди которых была титулованная знать (германский кайзер Вильгельм, русские аристократы, а в совсем недавнее время искал там счастья У. Черчилль), а также различные авантюристы, нувориши, спекулянты - в казино о происхождении денег, которые выкладывали на зеленый стол, не спрашивали, - все это привело к быстрому росту населения, сооружению нескольких шикарных гостиниц, открытию дорогих ресторанов. Доходы Гримальди быстро поползли вверх, и уже через некоторое время эта княжеская семья стала весьма богатой. Надо сказать, что обслуживание иностранных гостей приносило хорошие деньги и нетитулованным жителям "игорного" княжества. "Золотой дождь" из Монте-Карло позволил Гримальди сделать такой широкий жест, как практически освободить своих подданных от налогов.

 

*Gaullois J.-Р. Le regime international de la Principaute de Monaco (these pour le doctorat en droit). P., 1964. P. 15-35, 86-88; Tur J.-J. Op. cit. P. 7-17.

**Gorce P.-M. de la. Op. cit. P. 44-46.

*** Astraude, le Duc. Les petits Elats d'Europe. Andorre, Liechterstein, Monaco, Saint-Marin. [Nice], 1942. P. 72-76.

 

Большое здание казино выглядит помпезно. Оно построено в стиле ампир с высоким медно-зеленым куполом и шпилем, с лепными украшениями на фасаде и дорогой отделкой - внутри мрамор, красное дерево, великолепные люстры. Автор этих строк побывал в нем с группой журналистов, поинтересовавшихся, как же выглядит казино внутри. В первом зале мы увидели столы с красным и зеленым сукном, на котором лежали круглые и прямоугольные фишки. Крупье вертели колеса рулеток, лопаточками с длинной ручкой передвигали деньги и фишки, то и дело восклицая: "Господа и дамы, делайте ваши ставки!" В следующих залах то же самое, только ставки были все больше и больше. Передвигаясь так из зала в зал, мы уперлись в дверь, у которой стояли два вежливых, но не преклонных человека. Туда нельзя было войти так просто. Над нами все же смилостивились при условии, что мы пробудем там только десять минут, не будем задавать никаких вопросов, фотографировать и т. п. Оказывается, в этом зале публика была "своя", нечто вроде клуба. Здесь если уж выигрывают или проигрывают, то очень по-крупному. В отличие от других залов, где толпилась масса народу и было шумно, здесь стояла тишина и за столом рулетки сидели всего полтора десятка мужчин и женщин. Но какие на них были меховые накидки, ожерелья, браслеты, кольца, перстни! Мы заметили, что, как и в других залах, их глаза горели азартом, они подавались всем телом вперед в те секунды, когда останавливалось колесо рулетки, и все время записывали "счастливые" номера, видимо стремясь познать какую-то закономерность выигрывания. Впрочем, единственный игрок, который никогда не остается в накладе, - само казино: в его пользу идет часть всякого выигрыша.

Да, кто наживал здесь в казино целые состояния, кто проигрывался в нем в пух и прах (некоторые стрелялись). Вспомним, что писали о нем Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, Стефан Цвейг! "Это милое Монте-Карло очень похоже на хорошенький разбойничий вертеп", - заметил, побывав там, А. Л. Чехов *.

 

Князь Альберт - исследователь моря

 

Но если княжение Карла III вошло в историю Монако благодаря открытию казино, то его сын Альберт I (1848-1922, правил с 1889 г.) не в переносном, а в прямом смысле прославил свое имя тем, что внес весомый вклад в мировую науку. Еще юношей увлекся он исследованиями жизни моря, и это стало делом всей его жизни. Он очень много путешествовал. С помощью Альберта I, если не сказать под его руководством, была составлена первая в истории карта глубин мирового океана на 24 листах. Все, что привозил князь Альберт из экспедиций в разные моря и океаны, он передавал в специально построенный им в Монако Океанографический музей (открыт в 1910 г.). В его залах великолепная коллекция раковин, скелеты громадных кашалотов, касаток, чучела диковинных рыб и морских животных. Десятки аквариумов, в которых плавают рыбы чуть ли не из всех морей земного шара. По дну ползают осьминоги, морские звезды, крабы. Благодаря остроумной системе стекол - экранов и специальной подсветке - у посетителей музея создается впечатление, что они сами находятся под толщей воды, как бы "внутри" моря. А в открытых бассейнах под солнцем резвятся морские львы, дельфины. В музее экспонируются также морские навигационные инструменты, оборудование для гидрографических судов. Есть зал, показывающий, что море дает человеку к его столу и т. п. Князь-подвижник, князь- ученый стал основателем Океанографического института (1910 г.), одного из уважаемых международных центров.

 

* Чехов А. П. Поли. собр. соч. М., 1949. Т. 15. С. 190.

 

Другие Гримальди

Ну а другие Гримальди? О Франсуа, хитростью овладевшем когда-то монакской крепостью, мы уже говорили. Карл I (умер в 1357 г.) был адмиралом, наемником на французской королевской военной службе, сражался при Креси (1346 г.). Оноре I (умер в 1581 г.), правивший с 1531 г., был союзником императора Карла V и участвовал в знаменитой битве при Лопайте против турок. Оноре II (1599-1662, вступил на престол в 1604 г.) стал в 1612 г. первым князем Монако и был известен тем, что сменил протекторат Испании на протекторат Франции (1641 г.). За это Людовик XIV вознаградил князей Монако герцогством Валентинуа и маркизатом Бо. В 1731 г. со смертью князя Антуана (1661-1731) пресеклась мужская линия Гримальди. Престол перешел к его дочери Луизе Ипполите, бывшей с 1715 г. замужем за Жаком Франсуа Леонаром де Гойой-Матиньоном, графом Ториньи. Их сын, Камилл Леонар, получил фамилию Гримальди и вступил на престол под именем Оноре III (1720-1795), годы правления - 1731-1793). В 1747 г. Опоре III женился на одной из богатейших женщин (что было совсем нелишне при его скудном финансовом положении), Марии Катерине де Бриньоль, племяннице генуэзского дожа, но не смог избежать того, чтобы она стала любовницей французского принца Конде, за которого в конце концов и вышла замуж. Эту неудачу князю пришлось разделить с другой - потерей своего престола в результате Великой французской революции и присоединения Монако к Франции. Коротким по времени, с 1814 по 1819 г., было нахождение на троне Оноре IV (1758-1819), женатого также на богатой аристократке. Оноре V (1778-1841, правил с 1819 г.) до восшествия на престол служил Наполеону, занимая видный пост при дворе императрицы Жозефины, получил титул барона Империи. Однако в период "Ста дней" он счел благоразумным не присоединяться к Бонапарту, высадившемуся с Эльбы, а остаться в Монако. Людовик XVIII сделал его пэром Франции. О Карле III и Альберте i, которые прочно вписали свое имя в историю Монако, мы уже упоминали. Сын князя Альберта, Луи II (1870-1949, правил с 1922 г.), служил в первую мировую войну во французской армии. На нем пресеклась прямая мужская линия рода Гримальди.

 

Наследственная конституционная монархия

 

Монако сегодняшнего дня - это наследственная конституционная монархия. Ныне действующая конституция 1962 г. определяет, что высшая законодательная власть находится в руках князя и Национального совета (парламента). В Национальном совете 18 депутатов, избираемых на пять лет. В 1963 г. было ликвидировано политическое неравноправие женщин: они получили право избирать и быть избранными. Возрастной ценз для участия в выборах высок - 25 лет. Что касается исполнительной власти, то она принадлежит Правительственному совету, состоящему из четырех человек.

Князь назначает главу Правительственного совета и имеет право единоличным решением отозвать и его, и других членов этого исполнительного органа. Он может распустить парламент, который к тому же обладает весьма ограниченными правами: Правительственный совет ему неподотчетен. Князь назначает членов Совета Короны (совещательный орган при монархе) и членов Верховного суда. И еще один важный фактор - он единолично представляет Монако в сношениях с другими государствами, имеет право заключать международные договоры, согласие парламента на это не требуется *. Членом ООН Монако не состоит, однако принимает участие в работе некоторых ее специализированных органов (ЮНЕСКО, Всемирная организация здравоохранения и др.). Надо отметить, что Монако подписало Хельсинкский акт Общеевропейского совещания.

 

*Constitution de la Principaute de Monaco. 17 decembre 1962 // Notes et etudes documentaires. 1963. 14 octobre. № 3028. P. 3-9.

 

Князь Ренье III и его дети

 

Ныне правящий князь при вступлении на престол взял себе имя Ренье III. Настоящее же его имя Лун Анри Максанс Бертран. Он является сыном французского графа Пьера де Полиньяка (он же герцог Валентинуа) и принцессы Шарлотты Луизы Жюльетты, внебрачной дочери правящего князя Лун II, которую он затем официально узаконил **. В 1944 г. Шарлотта отказалась от наследования трона. Ренье III родился 31 мая 1923 г. Окончил Гастинтский университет (Англия) и университет в Монпелье (Франция). Во время второй мировой войны в чине лейтенанта служил в 1944-1945 гг. во французской армии под началом известного генерала-деголлевца де Латтра де Тассиньи. На престол вступил 9 мая 1949 г., после смерти князя Лун II. Князь Ренье III носит также титулы герцога Валентинуа, маркиза Бо, графа Карладез, барона Бюи, сира Матиньон, сеньора Сен-Реми, графа Ториньи, герцога Мазарини и т. д. В апреле 1956 г. Ренье III сочетался браком с Грейс Патрицией Колли (1929-1982), известной американской киноактрисой, снимавшейся в таких фильмах, как "Преступление было почти невозможно раскрыть" и "Поезд даст три свистка", ее высоко ценил режиссер Хичкок. Супруга князя погибла, как уже говорилось, в 1982 г. в автомобильной катастрофе. Князь имеет от этого брака троих детей: наследного принца Альберта (род. 14 марта 1958 г.) и двух дочерей - принцессу Каролину (род. 23 января 1957 г.) и принцессу Стефанию (род. 1 февраля 1965 г.).

 

** Нередко браки в княжеской семье заканчивались разводами: Оноре IV развелся в 1798 г. с Луизой д' Омон, герцогиней Мазарини, Альберт I развелся в 1880 г. с Марией Викторией Гамильтон и Брандон и в 1902 г. с Марией Алисой, вдовой герцога Армана Ришелье. Наследная принцесса Шарлотта в 1933 г. развелась с Пьером де Полиньяком. Примеч. сост.

 

Принц Альберт - его полное имя Альберт Александр Лун Пьер - носит титул маркиза Бо. Он учился в лицее Альберта I, стажировался в банках, частных предприятиях и адвокатских конторах в США. Он интересуется воспитанием молодежи через спорт, юношей работал в летних молодежных лагерях США. Принц Альберт любит музыку, прогулки пешком, интересуется фламандской живописью XVII в., коллекционирует значки спортивных клубов, собирает книги о кино.

О наследном принце пресса пишет значительно меньше, чем о его сестрах, жизнь которых занимает видное и почти постоянное место в великосветской хронике. Это, в частности, связано с тем, что в Монако ежегодно проходит много фестивалей, гала-концертов, балов, светских раутов, благотворительных мероприятий с участием высшей европейской, и не только европейской знати, миллионеров, звезд кино и эстрады. Их украшением была всегда красавица Грейс Колли. Сейчас там неизменно присутствуют обе ее дочери Каролина и Стефания.

Личная жизнь старшей сестры началась неудачно: Каролина вышла в 1978 г. замуж за Филиппа Жюно, но уже через два года развелась. В 1983 г. она вступила во второй брак со Стефано Казираги, сыном богатого миланского предпринимателя. В браке родилось трое детей (Андреа, Шарлотта и Пьер). Но в 1990 г. произошла трагедия: Стефано, чемпион мира по гонкам на катерах, погиб во время соревнований. Подростком принцесса Каролина училась танцам, особенно народным. Со временем она стала почетным президентом Балета Монте-Карло, имеющего мировую славу (в свое время там блистал С. Дягилев). В 1990 г. эта труппа выступала в СССР, и это был первый за всю историю визит (пусть и неофициальный) члена монакской княжеской семьи в нашу страну. В последнее время Каролина принимает деятельное участие в подготовительных работах по реализации идеи воссоздания Александрийской библиотеки. Как известно, эта библиотека Древнего Египта, считавшаяся одним из Семи чудес света, сгорела во время какой-то войны. Сейчас есть намерение возродить ее и укомплектовать 5 млн книг из всех стран. Надо сказать, что принцесса очень любит чтение и, где бы ни была, обязательно посещает книжные магазины и букинистов. Каролина является также председателем оргкомитета Международного фестиваля искусств Монте-Карло, занимается благотворительной деятельностью.

"Маленьким ураганом" называют иногда репортеры светской хроники младшую из сестер, Стефанию. Действительно, она ведет активную жизнь и увлеченно отдается всему. Она записала множество пластинок рок-песен, снималась в видеоклипах, занималась моделированием женских купальников *. Как пишет журнал "Пари-матч", она "смела" на пляже. "Меня упрекают в том, что я загораю без лифчика. Но так делают сейчас многие женщины", - заявила она. Впрочем, все это не мешает дочери князя заниматься и общественной деятельностью.

 

* Robinson J. Rainier et Grace. P., 1990.

 

Она состоит в руководстве "Фонда принцессы Грейс" (стипендии молодым дарованиям, а также помощь пожилым людям и инвалидам), принимает участие в деятельности Красного Креста Монако, который устраивает балы, имеющие столь престижный характер, что на них стремится попасть весь "высший свет" Европы (доход от участия в них - и немалый - идет на благотворительные цели) *.

Стефания долгое время не выходила замуж. Однако в мае 1992 г. она объявила, что ждет ребенка. 26 ноября 1992 г. у нее родился сын Лун Роберт Поль, отцом которого является бывший телохранитель принцессы Стефании Даниэль Дюкрюэ. 4 мая 1994 г. Стефания родила дочь Полину. Наконец 1 июля 1995 г. Стефания обвенчалась с отцом своих детей.

Мы говорили, что о принце Альберте многого из прессы не почерпнешь. Однако известно, что в его образовании значительное место занимало изучение банковско-финансового дела. На досуге он много занимается спортом: атлетикой, дзюдо, парусным спортом, бобслеем. Он - почетный президент Международной легкоатлетической федерации. Как и сестры, участвует в работе Красного Креста Монако.

 

Проблемы маленького княжества

 

...К полудню все туристы, оказывающиеся в мини-государстве, спешат занять места на площади перед княжеским дворцом, чтобы посмотреть на смену караула. В Монако воинской обязанности, правда, нет и солдаты и офицеры - числом 82 - предоставляются соседней Францией. Караул в парадной форме марширует под звуки военного оркестра мимо бронзовых пушек и пирамид из ядер (подарок французского короля Людовика XIV), все выглядит очень торжественно и красочно. Над главным порталом здания княжеского дворца, причудливо соседствующим со средневековыми башнями, - герб Гримальди. Дворец велик - в нем 180 различных помещений, роскошен Тронный зал с золоченым креслом под малиновым балдахином. Содержание его обходится дорого. Но состояние князя Ренье III - он имеет, в частности, земли даже в Бразилии, не говоря о доходах от рулетки и других поступлениях, - "выдерживает".

 

*Paris-Match. 4 octobre. 1990.

 

Надо сказать, что имя князя Ренье III упоминается в прессе не только в связи с великосветскими раутами. Вот уже много лет он решительно выступает за экологическую чистоту Средиземного моря, против сбрасывания туда промышленно-бытовых отходов с берега и тысяч судов. Известность приобрел и его конфликт с французскими властями: Париж потребовал отменить в Монако ряд привилегий в области обложения налогом, считая, что это поощрение для "бегства" французских фирм и отдельных богатых людей от французского фискального ведомства. Надо сказать, что экономика княжества, как указывает пресса, наполовину основана на деятельности банков и страховых обществ, причем о многих из них нельзя сказать, чьи они "по национальности" **. Ренье Ш выступил против обвинений в том, что его страна является "налоговым раем" и способствует жульничеству с налогами, заявив, что правительство княжества само, если понадобится, будет наводить порядок, вмешательство же Франции недопустимо. Как пишет итальянский журнал "Панорама", князь озабочен тем, что в "тихом уголке" Монако в последние годы резко выросла преступность: ограбления банков, ювелирных магазинов, хотя 400 полицейских (половину которых Монако, как и солдат, "берет напрокат" у Франции) должны бы поддерживать реноме государства **. Учащаются случаи отъезда молодых монегасков за границу, там они надеются найти для себя что-то более их привлекающее, чем работа в княжествe. Неприятный сюрприз преподнесло двору и "Общество морских купаний" (в 50-х.гг. контрольный пакет акций оказался в руках греческого судовладельца-миллиардера Онасиса, но затем княжеской семье удалось стать обладателем 70% акций). Один из служащих Общества позволил себе пойти на очень рискованные финансовые комбинации ***. Возникают и другие аспекты текущей жизни, вызывающие озабоченность. Так что у представителя одной из старейших монархических династий Европы есть, как видим, и проблемы...

 

** Monde. 10 juillet 1990.

** Panorama. 15 aprile. 1990.

*** Gorce Р-М. de la. Op. cit. P. 53; Panorama. 15 aprile. 1990.

 

НИДЕРЛАНДЫ

ОРАНСКО-НАССАУСКАЯ ДИНАСТИЯ

 

Свое начало королевская династия ведет от Виллема, графа I Нассау, принца Оранского, или Виллема I, прозванного современниками Вильгельмом Молчаливым (1535-1584). Воспитанный при дворе Карла V, расчетливый политик и тонкий дипломат, Вильгельм иранский возглавил борьбу против Филиппа II за независимость своей страны. В ходе Нидерландской революции XVI в. возникло первое в мире буржуазное государство - Голландия. И если на территории современной Бельгии революция завершилась реставрацией испанского господства и торжеством феодальной реакции, то семь северных провинций, освободившись от испанского абсолютизма, основали федеративную республику Соединенных провинций.

 

Республика Соединенных провинций

 

Политическое устройство нового государства было весьма прогрессивным для того времени. Города и сельские общины пользовались правом самоуправления, провинции обладали широкой автономией. Высшим органом власти являлись Генеральные штаты с представителями от штатов отдельных провинций. Но наряду с этими буржуазными органами власти в провинциях сохранялась должность наместника - статхаудера. По традиции на эту должность местные штаты избирали принцев из княжеского дома Оранских. Статхаудеры обладали значительной гражданской и военной властью.

Республика Соединенных провинций всегда была в центре политической жизни Европы, она оказалась втянутой в многочисленные войны и конфликты.

В период Английской революции в республике Соединенных провинций сложилась острая политическая ситуация. Торговая буржуазия, представленная партией провинциальных штатов Голландии, политически солидаризировалась с революционным парламентом Англии, но в то же время энергично теснила своих английских конкурентов на внешних рынках. Партия оранжистов, в которую входили в основном дворяне и монархически настроенная часть буржуазной верхушки, активно поддерживала английских роялистов и даже склонялась к коалиции с монархическими державами для вмешательства в английские дела.

Попытка монархического переворота, предпринятая статхаудером Виллемом II в июле 1650 г., не увенчалась успехом. После его смерти в ноябре1650 г. нового статхаудера не избирали более 20 лет. В период первого бесстатхаудерного правления республикой управлял Ян де Витт (1625-1672), а после его смерти (он был убит разъяренной толпой, подстрекаемой оранжистами) республику возглавил юный принц Оранский, Биллем III (1650-1702)*.В 1688 г. Биллем III стал одновременно королем Англии и осуществил таким образом англо-голландскую унию. Вильгельм III умер 16 марта 1702 г. (вследствие падения с лошади), не оставив наследника от своего брака со старшей дочерью Иакова II, королевой Марией, умершей в 1694 г.

По предложению голландского пенсионария А. Гейнзиуса Генеральные штаты республики постановили упразднить должность статхаудера и вернуться к форме правления, существовавшей в Нидерландах в 1650-1672 гг. Формальным поводом к такому решению послужило отсутствие прямых наследников у Виллема III. Правда, провинции Фрисландия и Гронинген признали наследником его кузена, Иоганна Виллема Фриза, который был главой младшей ветви Нассау-Дилленбургов. Но все попытки штатов Гронингена представить Фриза к назначению на должность статхаудера как генерал-капитана и адмирала всех сухопутных и морских сил республики (это звание передавалось по наследству представителям дома иранских) не имели успеха

 

*Будущий Виллем (Вильгельм) III родился спустя неделю после смерти своего отца. Примеч. сост.

.

С 1702 г. республикой номинально управляли Генеральные штаты, а фактически власть перешла в руки крупной торговой буржуазии Голландии, во главе которой в 1702-1720 гг. стоял великий пенсионарий А. Гейнзиус.

В истории страны начался период второго бесстатхаудерного правления (1702-1747), в годы которого значительно усилилась антиоранжистская партия. И только в 1747 г. сын Иоганна Виллема Фриза, Биллем Карел Хендрик Фриза, был провозглашен под именем Виллема IV статхаудером, генерал-капитаном и адмиралом всех сухопутных и морских сил республики.

 

Наследственные статхаудеры

 

В конце 1748 г. статхаудерство было провозглашено наследственным, причем на этот раз право наследования в случае прекращения мужской линии простиралось и на женскую.

После смерти Виллема IV (1751) статхаудерство перешло к его малолетнему сыну, но до совершеннолетия правительницей стала (до 1759 г.) вдова Виллема IV, урожденная английская принцесса Анна, а затем принц Эрнст Людвиг Брауншвейг-Вольфенбюттельский.

Сыну Виллема IV вначале прочили в жены его кузину Каролину Матильду. Но принцесса Анна в период своего регентства, совпавшего с Семилетнейвойной, проводила слишком проанглийскую политику и тем самым вызвала большое раздражение в нидерландских кругах. Проект женитьбы наследника на английской принцессе Каралине Матильде был отвергнут (впоследствии Каролина Матильда стала королевой Дании). А Виллем V в 1767 г. женился на прусской принцессе. Так Нассау-Оранский дом породнился с династией Гогенцоллернов *.

Вильгельмине Фредерике Софии Прусской, племяннице Фридриха II, было всего 16 лет, когда она вышла замуж за Виллема V. Это была умная, честолюбивая женщина, но ее супружеская жизнь была не слишком счастливой рядом с принцем, непоследовательным в своих поступках, мелочным, мстительным, ревнивым к своему собственному авторитету, но особенно к влиянию своей жены, в которой он не мог не видеть интеллектуального превосходства над собой. Современники отмечали, что статхаудер был ко всему жалким трусом перед любой грозившей ему опасностью. Первым ребенком от этого брака была принцесса Луиза, родившаяся в ноябре 1770 г. Принц Биллем Фредерик, будущий король Нидерландов Биллем I, родился 24 августа 1772 г., его младший брат, принц Биллем Георг Фредерик, - в 1774 г.

Накануне Великой французской революции ситуация в республике Соединенных провинций была довольно сложной. Страна понесла огромные расходы, связанные с ведением частых войн, к тому же крупная голландская буржуазия передала огромные ссуды другим государствам, вследствие чего создалась тяжелая экономическая ситуация как для неимущего населения, таки для мелкой и даже средней буржуазии. Прибыли, получаемые от эксплуатации обширных колоний, присваивались также в основном крупной буржуазией. Народное движение поддержали представители демократически настроенной части мелкой и средней буржуазии, которые объединились в политическую партию "патриотов". Между "патриотами" и "оранжистами", сторонниками дома принцев Оранских, представлявшими интересы крупной торгово-финансовой буржуазии, разгорелась борьба. Партия "патриотов" быстро завоевывала популярность и в 1785 г. даже захватила власть в свои руки. Однако прусские войска, вторгшиеся в Голландию в 1787 г., восстановили власть "оранжистов", выступавших за традиционный союз с Пруссией и Англией. Статхаудер Биллем V и торгово-финансовая олигархия, подавившие с помощью прусских штыков революционное буржуазно-демократическое движение "патриотов", усилили репрессии внутри страны, а во внешней политике взяли курс на сближение с державами антифранцузской коалиции. Поэтому Конвент I февраля1793 г. объявил войну Соединенным провинциям. Победы французских армий и их вторжение в страну зимой1794/95 г. вынудили Виллема V 18 января 1795 г. вместе с семьей отплыть в Англию. Отплыл, чтобы никогда больше не вернуться: там, в изгнании, одиннадцать лет спустя он умер.

 

* Schmitz J. Guillamne l-er et la Belgique. P.,1945. P. 9.

 

Французское господство в Голландии

 

Пришедшие к власти "патриоты" провозгласили в мае 1795 г. Батавскую республику (по имени древнего племени батавов, восставшего против римского господства). Республика заключила с Францией мир и союз и оказалась вскоре в политической зависимости от нее. Так начался период французского господства в Голландии, продлившийся почти два десятилетия.

Образование Батавской республики вызвало в стране острые разногласия поповоду дальнейшего политического устройства. После обсуждения различных проектов в 1798 г. была принята новая конституция. В Батавской республике вводилось централизованное управление по образцу Директории с единой системой государственного законодательства, судопроизводства и финансов. Автономия провинций отменялась, права городского патрициата сильно ограничивались. Остатки крепостной зависимости крестьян и привилегии дворян ликвидировались, протестантская церковь отделялась от государства. Конституция 1798 г. положила начало созданию голландского централизованного государства. В июне 1806 г. Батавская республика была преобразована в Голландское королевство во главе с одним из братьев Наполеона - Луи, а спустя четыре года, в 1810 г., присоединена к Французской империи.

Страна была разделена на девять департаментов, подчиненных Парижу. Экономическая ситуация стала еще больше обостряться, национальные чувства всячески подавлялись. Прилив ненависти к завоевателям достиг апогея в связи с тем, что голландские полки были направлены для участия в военных действиях в Испании и России. Нигде, пожалуй, так не ждали конца Французской империи, как в Голландии. Именно поэтому поражение армии французского императора сначала в России, а затем в битве под Лейпцигом было встречено здесь с таким воодушевлением.

Наполеону пришлось отозвать войска из Голландии, после этого французская администрация не продержалась и одного дня. 15 ноября 1813 г. восставший в Амстердаме народ сверг французское господство. Сторонники "оранжистов" быстро воспользовались создавшейся ситуацией. Спустя несколько дней было создано временное правительство, которое решило пригласить на голландский престол сына Виллема V Оранского, последнего статхаудера республики Соединенных провинций.

 

Оранские принцы в изгнании

 

Что же представлял собой сын последнего статхаудера как личность? Годы изгнания, проведенные им в Англии, не пропали даром. Его воспитанием по большей части занималась мать Вильгельмина Фредерика София. Прежде всего она стремилась дать ему хорошее образование. Первыми его учителями были ученые Перроне и Эйлер, а преподобному Гишери предстояло сформировать моральный облик молодого принца. Гувернером и военным наставником Виллема был генерал Стенфорд. Туллиус, автор серии исторических произведений, был учителем истории и естественного права. Под руководством своего гувернера и Туллиуса наследный принц Оранский с сентября1788 по октябрь 1789 г. путешествовал по Германии, где во время своего долгого пребывания слушал лекции в Каролинуме *. В Берлине принц был принят при дворе своего дядюшки, где уже поговаривали о его женитьбе, хотя ему было всего 17 лет. Здесь же он впервые столкнулся с бельгийской проблемой и реакцией европейских дворов, преждевсего прусского, на эту проблему, обострившуюся в связи с брабантской революцией. После возвращения из Германии молодой принц продолжил образование в Лейдене. Здесь он прилежно посещал лекции профессора Пестеля, автора труда о Федерации бельгийских провинций, управляемых Государственным советом под руководством статхаудера. В 18 лет Виллем Фредерик стал членом Государственного совета и был назначен губернатором г. Бреда, а также пехотным генералом. На этом посту принц тщетно старался привлечь внимание своего отца к бедственному положению армии, находившейся в полном упадке. Но Виллем V не желал ничего делать для укрепления армии.

 

*Grew М. The House of  Orange. L., 1947. P. 153.

 

1 октября 1791 г. Виллем Фредерик женился на дочери прусского короля Вильгельмине Фредерике Луизе, своей кузине, которая 6 декабря 1792 г. подарила ему сына Виллема Фредерика Георга Лодевейка, будущего короля Нидерландов Виллема II. Находясь в изгнании. Биллем VI (Виллемом VI он сталс 1806 г.) поступает на военную службу в Австрию. Помня о достойном поведении принца во время военных кампаний 1793-1794 гг., император Франц вполне доверял ему. Во время битвы при Ваграме (1809) под Виллемом VI были убиты две лошади. Своего наследника Виллем VI воспитывает в подобающем духе. Вначале его сын учился в Оксфорде, отец был строгим наставником молодого принца. А затем Виллем VI отправил своего сына в армию английского фельдмаршала Артура Уэлсли (Веллингтон). Виллем VI надеялся, что сын покроет себя славой, сражаясь в рядах английской армии, и затем сможет претендовать на руку юной принцессы Шарлотты, реальной претендентки на английский престол. В июне 1811 г. юный принц в сопровождении своего наставника генерала Констан-Ребека прибыл в армию. Он стал адъютантом главнокомандующего, и Веллингтон был очень доволен молодым офицером. "Он ведет себя прекрасно, его поведение на полях битвы, как и во всех других случаях, заслуживает моего самого глубокого уважения", - писал о нем Веллингтон *.

 

*Luykx Th. La Belgique. Histoire et culture.Bruxelles, 1972. P. 154.

 

После нескольких месяцев военных кампаний молодой Биллем получил отпуск, чтобы вернуться в Англию, а затем навестить своих родных в Берлине, которых он не видел три года. Но отец советовал сыну прежде всего добиваться руки принцессы Шарлотты. Виллем VI с помощью сына очень рассчитывал воскресить прежние симпатии, которые были у Англии, к своему дому, поэтому брак с принцессой Шарлоттой он считал наилучшей гарантией своего плана. Сам же наследный принц думал несколько иначе. В одном из писем Виллем писал отцу: "Принцесса... станет моей королевой, а я ее подданным. Как в этом случае сделать брак счастливым?" Более того, как муж английской королевы, он не мог покидать остров, а его мечтой было вернуться в родную Голландию. Англия также хотела восстановить Оранский дом в Голландии в лице наследного принца, личность которого была хорошо известна повсюду, тогда как его отец, Виллем VI, был уже основательно забыт всеми. Генерал Дюмурье в своих воспоминаниях писал о том, что в Арнхеме можно было видеть медали и флорины с надписью: "Виллем VII, принц Оранский и король Голландии".

Брак Виллема с Шарлоттой не состоялся. Шарлотта предпочла Виллему Леопольда Саксен-Кобургского.

 

Король Виллем I

 

После поражения Наполеона судьбу покоренных им народов решали страны-победительницы, собравшиеся в сентябре 1814 г. на Венский конгресс. Одним из его актов было создание в Европе нового государства - Нидерландского королевства, насильно соединившего бельгийский народ, вопреки его экономическим интересам, языку и религии, с Голландией. Инициатором этого была английская дипломатия, стремившаяся создать из объединенной Бельгии и Голландии более сильное государство, способное противостоять Франции. Талейран, участвовавший в работе Венского конгресса, блестяще охарактеризовал эту сделку великих держав в своих мемуарах: "Создание нового Нидерландского королевства, решенное еще до заключения мира, было, несомненно, враждебным против Франции мероприятием; оно было задумано с целью создания вблизи нее неприязненного к ней государства, потребность которого в защите делала естественным союзником Англии и Пруссии. Следствия этого замысла казались мне, однако, менее опасными для Франции, чем это предполагалось, так как молодому государству предстояла большая работа по своему укреплению. В самом деле, составленное из двух стран, разделенных старинной враждой, противоположных по стремлениям и интересам, оно на долгие годы обречено быть слабым и неустойчивым". Последующие события подтвердили мнение французского дипломата. Новое государство оказалось непрочным и распалось через 15 лет, после революции 1830 г., приведшей к отделению Бельгии от Голландии.

29 марта 1814 г. в Голландии была принята относительно либеральная конституция, по которой Генеральные штаты, избираемые провинциальными штатами, разделяли с государем законодательную власть. Но прерогативы государя были значительны: он один обладал исполнительной властью и решал вопросы войны и мира, жаловал дворянское достоинство и господствовал над Генеральными штатами. В связи с решением Венского конгресса о создании из Бельгии и Голландии объединенного Нидерландского королевства пришлось внести в конституцию определенные изменения.

Воспользовавшись этим. Виллем VI 16марта 1815 г. провозгласил себя королем Нидерландов Виллемом I. В соответствии с германской федеральной конституцией, нидерландский король входил одновременно в состав германской федерации как государь Великого герцогства Люксембургского. Это герцогство передавалось ему в личную собственность вместо принадлежавших ему на территории Германии нассауских владений (Дилленбург, Зиген, Диц, Гадамар).

Когда в бельгийских провинциях в августе 1830 г. вспыхнула революция, приведшая в конечном счете к отделению их от Голландии, Виллем I попытался сохранить статус-кво. Но вскоре убедился, что не способен подавить революцию собственными силами. Обращение за помощью к четырем великим державам Европы-Англии, России, Австрии и Пруссии - тоже не дало никаких результатов. Хотя первым на этот призыв откликнулся русский царь, опрометчиво пообещавший усмирить непокорных бельгийцев.

Во время бельгийской революции 1830 г. проголландская политика русского правительства во многом объяснялась родственными связями двух монархов. У принца иранского были весьма доверительные отношения с Николаем I, братом его жены. Автору этих строк удалось найти несколько писем принца Оранского, адресованных Николаю, а также подробнейшие его отчеты на десятках страниц, в которых день за днем излагаются события в Брюсселе, Льеже, Гонте, Антверпене и других городах восставших бельгийских провинций *. Таким образом, наряду с донесениями посланника Н. Д. Гурьева в российском МИД были еще и письма принца Оранского, а также самого нидерландского короля Виллема I, взывавшего о немедленном вмешательстве в дела Нидерландского королевства.

 

* Архив внешней политики Российской империи. Ф. Канцелярия, 1830 г., он. 469, д. 43.

 

Николай I был уверен, что его союзники - Австрия и Пруссия также поддержат план вооруженной интервенции в Бельгию. Однако Франция и Англия дали ясно понять, что не допустят вооруженного вмешательства в бельгийские дела. Тяжелое внутреннее положение России и начавшееся восстание в Польше окончательно расстроили интервенционистские планы Николая I *.

Международно-правовому признанию образовавшегося в ходе революции самостоятельного бельгийского государства предшествовала сложная дипломатическая борьба великих держав Европы на Лондонской конференции держав 1830-1831 гг. После долгих дипломатических споров участники переговоров признали-таки независимость Бельгии, а нидерландский король Виллем I лишился половины своего королевства. Он согласился официально признать отделение Бельгии от Голландии только в 1839 г.

 

* См.: Намазова Л. С. Бельгийская революция1830 г. М., 1979. С. 157.

 

За два года до этого, 12 октября1837г., умерла королева Нидерландов Вильгельмина Луиза. Это событие резко изменило всю дальнейшую жизнь голландского короля. В память о супруге Виллем I сохранил старые привычки, время от времени показываясь на официальных приемах. Он удерживал при своем дворе знатных дам, которые были приближенными королевы. Среди них особенно выделялись две дамы: баронесса фон Гольц, которая, как и королева, была немкой, и графиня Генриетта д'Ультремон, которой было 47 лет, но она все еще была красива и гораздо моложе своей соперницы. Генриетта д'Ультремон была дочерью графа Фердинанда д'Ультремона, умершего в 1800 г., и вдовой барона де Смет де Дерн **. При дворе ее не любили, хотя королева предпочитала ее общество обществу других придворных дам. Она была слишком горда, но главная причина неприязни крылась в том, что графиня была бельгийкой и католичкой. В кальвинистской Голландии, несмотря на то что количество католиков все время увеличивалось, одно предположение о возможном браке короля с католичкой вызывало бурю протеста. Король мог бы жениться на какой угодно даме своего двора, но в глазах кальвинистов было два типа женщин, с которыми брак короля был невозможен: бельгийка и католичка. Судьбе было угодно, чтобы Биллем влюбился в женщину, в которой сочетались эти два неприемлемых порока.

В голландской прессе начали появляться язвительные статьи по поводу недостойного увлечения стареющего Виллема графиней д'Ультремон. Ей даже открыто угрожали, что, если она появится в Амстердаме, живой из этого города она не выйдет. В такой сложной ситуации король принял единственно разумное решение - отречься от престола в пользу своего сына Виллема. Отречение состоялось 7 октября 1840 г. Принц Оранский тотчас же принял имя Виллема II и принес присягу верности.

 

**Schmitz J. Ор. cit. Р. 318.

 

Старый король до конца года оставался в Голландии, а затем уехал в Берлин. Здесь 17 февраля 1841 г. в протестантской церкви Биллем Фредерик, князь Нассау, сочетался морганатическим браком с графиней Генриеттой д'Ультремон, которая отныне стала носить титул княгини Нассау. Бывший король счастливо прожил в своих польских владениях еще три года рядом с женщиной, ради которой он пожертвовал троном. 12 декабря 1843 г. он умер от апоплексического удара. Тело его было перевезено в Голландию, где он был захоронен в родовом склепе рядом со своей женой. Такова была его воля. Княгиня Нассау прожила еще долгую жизнь и скончалась 26 октября1864 г. в возрасте 74 лет *.

 

Русская великая княжна на нидерландском престоле

 

После несостоявшейся женитьбы Виллема на английской принцессе вновь встал вопрос о браке. Александр I предложил Виллему стать его зятем, имея в виду свою младшую сестру Анну.

Анна Павловна - шестая дочь Павла I - родилась в 1795 г. Когда ей не было еще 15 лет. Наполеон через французского посла Коленкура попросил ее руки. Коленкур подробно и обстоятельно доносил французскому министру внешних сношений обо всех перипетиях переговоров о будущем браке. В одном из писем он писал об Анне Павловне: "Она высока для своих лет. У нее прекрасные глаза, нежное выражение лица, любезная и приятная наружность, и хотя она не красавица, но взор ее полон доброты. Нрав ее тих и, говорят, очень скромен. Доброте ее отдают предпочтение перед умом... Как все великие княжны, она прекрасно воспитана и образована. Она уже умеет держать себя, как подобает принцессе, и обладает тактом и уверенностью, необходимыми при дворе... Подобно братьям, она походит на мать. Все обещает, что она унаследует ее поступь и формы". Матримониальные переговоры были безрезультатными. 23 января 1810 г. Александр I сообщил Коленкуру, что, ввиду молодости великой княжны, императрица Мария Федоровна может дать согласие на брак своей дочери не ранее чем через два года. Такой ответ был равносилен отказу в вежливой форме.

 

*Schmitz J. Op. cit. P. 328-329.

 

Возвращаясь из Англии в Россию, Александр посетил Гаагу. Царь предложил Виллему Приехать зимой в Санкт-Петербург, чтобы поближе познакомиться со своей будущей супругой. Но все это делалось под большим секретом. Доверенным лицом царя в этом вопросе был генерал Чернышев. Через него шла вся секретная переписка между Александром и молодым наследником. Переписка продолжалась всю зиму, но после битвы при Ватерлоо ** царь наконец открыто предложил Виллему заключить брак между его сыном и великой княжной Анной. Голландский король ответил дипломатично: этот вопрос требует тщательного обдумывания. Виллем надеялся женить сына на одной из эрцгерцогинь из дома Габсбургов, и такой уклончивый ответ давал возможность отступления, к тому же он не был уверен, как отнесется наследный принц к этому предложению русского царя. Но в конце концов предложение было принято, и Оранский дом породнился с династией Романовых.

Таким образом, спустя шесть лет после неудавшегося сватовства Анна Павловна была обручена 28 января 1816 г. с наследным принцем Оранским, а 9 февраля в церкви Зимнего дворца свершилось торжественное бракосочетание. До 10 июня чета оставалась в России, живя то в Петербурге, то в Павловске. Александр Сергеевич Пушкин во время учебы в Царкосельском лицее выполнил заказ императрицы Марии Федоровны, которая попросила его написать стихотворение к торжествам в Павловске по случаю отъезда из России нидерландского наследного принца с супругой. В сентябре 1816 г. молодые прибыли в Гаагу.

 

** Виллем I и наследный принц Оранский участвовали в битве при Ватерлоо, причем наследник командовал нидерландскими войсками.

 

Анна Павловна всегда помнила, что она царская дочь и сестра, поэтому она вправе была требовать соответствующего обхождения. Анна Павловна, несомненно, придала блеск королевскому двору Нидерландов. Оказавшись на чужбине, она поддерживала тесную связь с семьей. Два раза в неделю она пишет матери, регулярно посвящает братьев в свои радости, печали и заботы. Анна Павловна снискала к себе любовь и уважение своих подданных. Она изучала нидерландский язык, историю и литературу, много занималась благотворительной деятельностью, основала более 50 приютов для детей неимущих.

2 августа 1818 г. Анна Павловна получила от короля Виллема в дар домик Петра I в Заандаме по случаю рождения второго сына, названного Александром. Она приказала построить для этого домика каменное покрытие по образцу сооруженного по повелению Екатерины II покрытия для домика Петра в Петербурге.

В марте 1848 г. Анна Павловна потеряла горячо любимого сына Александра, подававшего большие надежды, а ровно через год умер ее супруг король Виллем II. Еще до кончины супруга Анна Павловна в своих письмах часто выражала тревогу по поводу финансового положения дома Оранских. Эти опасения оказались не напрасными. Живший на широкую ногу король строил дорогие замки, собрал внушительную коллекцию живописи, не считаясь с расходами. И только после его смерти выяснилось, в какое расстройство привел он семейный бюджет. Анна Павловна в письме от 1 октября 1849 г. писала Николаю I: "Милый брат, дорогой и любезный друг, ты, конечно, понимаешь, что только обстоятельства крайней необходимости вынуждают меня нарушить наше общее горе и говорить с тобой о вещах материального свойства. Я подумала, милый друг, что, поскольку речь идет о чести семьи и памяти нашего дорогого Виллема, которого ты так любил, я должна обратиться к твоему сердцу и воззвать к твоей доброте. Тебе известно о наследстве Виллема. В задачу комиссии, созданной для изучения и рассмотрения этого вопроса, входило собрать необходимые данные и оценить имущество и наличные активы, равно как и сосчитать долги. Последние, как оказалось, составляют 4,5 млн гульденов. Для их уплаты нам нужно будет продать всю землю и недвижимость в этой стране, поэтому я обращаюсь к тебе, любимый брат и друг, с просьбой, чтобы ты в этот роковой час согласился купить собранные Виллемом картины, к которым ты так привязан и которые уже отданы тебе в залог. Если ты выполнишь мою просьбу, мои дети будут спасены. Ты также спасешь честь семьи". Николай согласился и купил коллекцию за 137823 гульдена. Теперь это бесценное собрание картин, среди которых многие принадлежат кисти Рембрандта,- предмет гордости Эрмитажа.

На свои личные средства Анна Павловна приобрела дворец в Сустдейке, "чтобы этот знак национальной благодарности, подаренный нашему Виллему по случаю битвы при Ватерлоо, непопал в руки Бог знает кого".

У Анны Павловны было пятеро детей: будущий король Виллем III, уже упоминавшийся принц Александр, третий сын - принц Виллем Фредерик Генрих, принц Казимир, умерший в возрасте четырех месяцев, и дочь София, вышедшая замуж за великого герцога Карла Александра Саксен-Веймарского (его матерью была великая княгиня Мария Павловна, сестра АнныПавловны).

 

Пресечение мужской линии

 

Виллем II правил Нидерландами всего девять лет, с 1840 по 1849 г. Годы его правления совпали с довольно трудным периодом в истории Голландии. Страна переживала большие экономические и политические трудности, шла активная борьба против конституции1815 г., предоставившей неограниченные права корам. Эту борьбу вела Либеральная партия во главе с ее лидером, профессором государственного права Лейденского университета Йоханом Рудольфом Торбеке. Он подготовил проект новой конституции, ограничивавшей права королевского дома и расширявшей права Генеральных штатов.

После продолжительной борьбы проект был одобрен в октябре 1848 г. Сам Й. Р. Торбеке, ратовавший за политическое переустройство страны, трижды возглавлял правительство. Он провел ряд реформ, способствовавших бурному развитию голландской промышленности, пришедшей в упадок в период французского господства.

Виллем II скончался в результате несчастного случая 17 марта 1849 г.

Преемником его под именем Виллем III стал его старший сын Александр (1817-1890). Придя к власти, Виллем III продолжал политику, начатую его отцом. Согласно новой конституции, в стране необходимо было провести реорганизацию провинциальной и коммунальной администрации, а также судебной власти. Многое было сделано для улучшения работы почтового ведомства. Законодательно был подтвержден принцип свободы для морской и внешней торговли, этих двух источников богатства некогда могущественных Нидерландов. Видя экономиеские трудности, которые переживала страна. Виллем отказался от 1/3 своего цивильного листа, который составил теперь 1696 тыс. франков *. Король с большим рвением занимался общественными работами: постройкой железных дорог, проведением новых каналов, осушением моря близ Гарлема и т. д.

Правление Виллема III отмечено отменой смертной казни, освобождением рабов в колониях, уступкой Англии ряда голландских владений, отменой законов, запрещающих коалиции рабочих.

 

Королевы Нидерландов Вильгельмина и Юлиана

 

Виллем III был женат на принцессе Софии, дочери короля Вильгельма I Вюртембергского. Она умерла 3 июня1877 г., ее трое сыновей умерли в раннем возрасте. 7 января 1879 г. Виллем III женился на принцессе Эмме Вильгельмине Вальдек-Пирмонт (1858-1934). От этого союза родилась наследница Вильгельмина (1880-1962). Когда в 1890 г. умер Виллем III, Вильгельмине было всего 10 лет, до ее совершеннолетия (1898 г.) в течение восьми лет регентшей при ней была ее мать. Только 6 сентября 1898 г. Вильгельмина стала королевой Голландии. 7 февраля 1901 г. королева Вильгельмина вышла замуж за Генриха Владимира Альберта Эрнста, герцога Мекленбург-Шверинского (1876-1934), получившего титул принца Нидерландов.

У Виллема III не было наследника мужского пола. Вильгельмина взошла на нидерландский королевский трон, но не могла стать Великой герцогиней Люксембурга. Личная уния Люксембурга с Нидерландами распалась.

Вильгельмина царствовала 50 лет. При Вильгельмине в Голландии в1919 г. было введено избирательное право для женщин, проведена школьная реформа, которая уравняла в правах государственное и частное обучение.

 

* Die Oranier.Staathalter und Konige in denNederlanden. Munchen, 1939. P. 295.

 

В области внешней политики Голландия, придерживаясь политики формального нейтралитета, рассчитывала остаться в стороне от начинавшегося европейского пожара второй мировой войны. Правящие круги страны неохотно шли на сближение с Великобританией и Францией, противостоявшими Германии, и поэтому полной договоренности о совместных действиях так и не было достигнуто, хотя в Нидерландах понимали, что армия, насчитывавшая в 1939 г. всего 10 дивизий, не сможет оказать серьезного сопротивления Германии в случае нападения.

Официальная Гаага не верила в возможность втягивания страны в войну, а предупреждения о военной агрессии воспринимала как подстрекательство. Поэтому 3 сентября 1939 г., когда Великобритания заявила о том, что находится в состоянии войны с Германией, правительство Нидерландов поспешило заявить о своем нейтралитете.

Война для Голландии началась 10 мая 1940 г. За пять дней страна оказалась во власти нацистской Германии. 14 мая армия капитулировала, а королева и правительство бежали в Лондон. В Нидерландах период 1940-1945 гг. был самым трагическим периодом в их истории. В эти годы из страны было депортировано 117 тыс. евреев, угнано 430 тыс. нидерландцев на принудительные работы в Германию, погибли десятки тысяч мирных жителей. Находясь в эмиграции, в Лондоне, Вильгельмина поддерживала постоянные связи со своей страной, часто выступая по радио и обращаясь к своим соотечественникам. 12 сентября 1940 г. по радио прозвучали следующие слова Вильгельмины: "Нужно честно сказать о том, что на протяжении последних лет правительство страны допустило ряд серьезных ошибок. Осознавая это, мы должны иметь мужество признать это и произвести необходимые изменения и сделать выводы".

В 1945 г. королева Вильгельмина вернулась в страну, а еще через три года, 4 сентября 1948 г., отреклась от престола в пользу своей единственной дочери Юлианы Луизы Эммы Марии Вильгельмины. 28 ноября 1962 г. королева Вильгельмина скончалась.

Королева Юлиана родилась 30 апреля 1909 г. В январе 1937 г. она вышла замуж за принца Бернарда Липпе-Бистерфельда (род, в 1911 г.). У них родились четыре дочери: Беатрикс, Крене, Маргрит и Мария Кристина. Юлиана царствовала 32 года. После вторжения немецких войск в Нидерланды 10 мая 1940 г. будущая королева нашла убежище в Англии, а затем переехала в Оттаву (Канада). 30 апреля1980 г. Юлиана отреклась от престола в пользу старшей дочери Беатрикс. Теперь бывшая королева носит титул принцессы Нидерландской, Оранско-Нассауской, герцогини Мекленбургской, принцессы Липпе-Бистерфельд.

 

Королева Беатрикс

 

Королева Нидерландов Беатрикс вступила на престол 30 апреля 1980 г. По конституции королеве принадлежит высшая законодательная и исполнительная власть. Королева считается командующей вооруженными силами страны; от ее имени осуществляются внешние сношения с другими государствами и международными организациями; в ее полномочия входит одобрение законопроектов, созыв и роспуск парламента, объявление войны и заключение мира, распоряжение государственными финансами. Однако по установившейся традиции власть королевы существенно ограничена. Значительная часть королевских прав, предусмотренных конституцией, передана правительству и парламенту - Генеральным штатам.

Ни одно мероприятие общенационального характера не обходится без королевы. Она принимает послов, аккредитованных при королевском дворе, ведает назначением на многие государственные посты. У нее есть своя резиденция, свой кабинет, двор... Ежегодно в третий вторник сентября королева произносит тронную речь в Рыцарском зале старинного Бинненхофа, открывая ею очередную сессию Генеральных штатов.

Приезд королевы в парламент проходит в торжественной обстановке. Во дворе выстраиваются подразделения войск, которые приветствуют королеву. Речь королевы, произнесенная перед депутатами обеих палат, дипломатическим корпусом и придворными, в тот же день публикуется в качестве приложения к вечерним газетам. С окончанием речи королевы заседание парламента считается открытым.

Национальный праздник страны- день 30 апреля. За 32 года правления королевы Юлианы голландцы привыкли отмечать ее день рождения 30 апреля, и, когда королевой стала дочь Юлианы Беатрикс, она не стала менять дату праздника. 30 апреля вся страна преображается: повсюду развеваются национальные флаги, вывешиваются портреты королевы, звучит веселая музыка. Особенно пышные торжества бывают в Гааге. В этот день королева выезжает в золоченой карете (легенда гласит, что эту карету в качестве свадебного подарка преподнес Александр I в день бракосочетания его сестры с Оранским принцем Виллемом в 1816 г.), запряженной шестеркой лошадей, в сопровождении большого кортежа, направляясь во дворец на Лапте-Фоорхаут. Около дворца процессию встречают гвардейцы в средневековых костюмах и военный духовой оркестр.

Ныне царствующая королева Нидерландов Беатрикс Вильгельмина Армгард родилась 31 января 1939 г. Образование получила в университете г. Лейдена, где изучала социологию, экономику и государственное право. Она - доктор юридических наук.

5 мая 1965 г. королева Юлиана объявила, что ее старшая дочь Беатрикс намерена заключить брачный союзс немецким князем, дипломатом Клаусом фон Амсбергом (род, в 1926 г.). Известие о том, что жених - немец, взбудоражило Голландию. Когда же оказалось, что Клаус во время войны участвовал в боях на стороне рейха, общественное мнение окончательно выступило против этого брака. Голландцы и особенно голландские евреи, благодаря которым был создан бриллиантовый рынок Амстердама, испытывали к немцам антипатию. Но Беатрикс была упряма, так же как и ее сестры. После многих перипетий родители согласились на этот брак. Парламенту же Нидерландов понадобилось девять часов, чтобы принять решение о браке наследницы трона. Свадьба состоялась 10 марта 1966 г. в Амстердаме, как и хотела Беатрикс. Клаус получил титул принца. 27 апреля 1967 г. впервые за сто лет на свет появился мужской потомок дома Оранских - Биллем Александр, за ним еще два сына *. У сестер Беатрикс - Крене и Марии Кристины- по двое сыновей, а у Маргрит - четверо. В 1980 г. Биллем Александр, старший сын королевы Беатрикс, провозглашен официально наследным принцем. Таким образом, будущий глава Нидерландов - первый мужчина за последние сто с лишним лет.

 

* Его младшие братья - принцы Иоанн Фризо(род. 25 сентября 1968 г.) и Константин (род. 11октября 1969 г.).

 

НОРВЕГИЯ

ДИНАСТИЯ ШЛЕЗВИГ-ГОЛЬШТЕЙН-ЗОНДЕРБУРГ-ГЛЮКСБУРГ

 

Норвежское королевство сформировалось как единое целое на рубеже IX-Х вв., а окончательно централизация произошла в XIII в. Несколько столетий Норвегия играла важную роль на севере Европы, однако с XIV в. стала клониться к упадку и попадать в зависимость от своих соседей, сначала Швеции, а затем и Дании. На протяжении XV-XVI вв. шел медленный процесс подчинения Норвегии датской короне: королями Норвегии автоматически становились датские короли, с 1448 г. - из династии Ольденбургов. К моменту установления абсолютизма в Датско-норвежском королевстве название "король Норвегии" в титулатуре датских королей рассматривалось просто как дань исторической традиции. В Копенгагене считали Норвегию неразрывной частью единого государства.

 

"Король на одно лето"

 

Этому был положен конец в 1814 г., когда датский король Фредерик VI, последний союзник Наполеона, потерпел поражение в войне со Швецией и 14 января 1814 г., по Кильскому мирному договору, был вынужден уступить ей Норвегию. Однако норвежский народ отказался выполнить это условие. В стране началась национально-освободительная революция *. В феврале1814 г. была провозглашена независимость страны, создано временное правительство, регентом стал бывший датский наместник 28-летний наследный принц Дании Кристиан Фредерик (1786-1848), сын принца Фредерика, дяди царствовавшего в Дании Фредерика VI. В апреле в местечке Эйдсволл было созвано Государственное собрание, которое 17 мая приняло конституцию Норвегии, одну из самых демократических по тем временам, и избрало принца Кристиана Фредерика королем страны.

 

*См.: История Норвегии. М., 1980. С.253-267.

 

Норвегия сделала огромный исторический скачок: из фактически бесправной провинции королевства с самодержавной властью она превратилась в конституционную монархию. Законодательная власть принадлежала парламенту - стортингу. Исполнительная власть передавалась королю, обладавшему широкими полномочиями. Он мог "принимать и отменять указы касательно торговли, налогов, ремесел, промышленности и полиции, лишь бы они не противоречили конституции и законам, принятым стортингом". Король являлся главнокомандующим сухопутными и морскими силами страны, имел право "собирать войска, начинать войну, заключать мир, устанавливать и разрывать союзы и принимать послов". Он был также главой лютеранской церкви и сам назначал правительство - Государственный совет, распределяя внутри него портфели. Все королевские указы и официальные документы должны были контрассигновываться тем лицом, которое по должности занималось соответствующим делом. В отношении решений стортинга король имел лишь право отлагательного вето, и на срок не более трех раз *.

Кристиан Фредерик недолго оставался королем Норвегии, тем более что в этом качестве он не был признан ни одной державой. Швеция отнюдь не собиралась отказываться от Норвегии, и, после того как миссия великих держав- России, Великобритании, Пруссии и Австрии, посланная на север Европы, чтобы мирным путем урегулировать конфликт, не увенчалась успехом, в конце июля шведские войска перешли норвежскую границу. Однако последняя в истории внутрискандинавская война продлилась несколько дней.14 августа в г. Мосс была заключена конвенция, по которой норвежцы соглашались на унию со Швецией при условии сохранения принятой ими в мае конституции. Кристиан Фредерик, король на одно лето, в состоянии глубокой депрессии вернулся в Данию.

 

* Norges grunnlov i 175 ar. Oslo, 1989. S. 5-18.

 

 

Шведско-норвежская уния

 

4 ноября 1814 г. первый чрезвычайный стортинг избрал шведского короля Карла XIII (1748-1818) королем Норвегии. С этого дня и вплоть до 1905 г. короли Швеции были и королями Норвегии**. Государство на севере Европы носило название "Объединенные королевства Швеция и Норвегия", где каждая из составных частей была полностью самостоятельна во внутренних делах, имела свою конституцию, парламент, правительство, армию, полицию, почту и государственный флаг. Швецию и Норвегию связывали личность короля, внешнеполитическое единое ведомство и единая дипломатическая и консульская служба, а на флаге каждого королевства помещался общий знак унии. Король получал право назначать в Норвегию вице-короля, или наместника, но это был единственный пост в Норвегии, на который можно было назначать шведа. Король не получал в Норвегии права натурализации иностранцев. Членов правительства, губернаторов, епископов, чиновников центральных ведомств король мог назначать только из подданных Норвегии. Из состава Государственного совета выделялись три его члена, которые должны были присутствовать в Стокгольме при короле и принимать участие во всех решениях, касающихся общих для обеих частей унии вопросов.

 

** Карл XIV Юхан (1818-1844), Оскар I (1844-1859), Карл XV (1859-1872), Оскар II (1872-1905).

 

Карл XIII, будучи уже в преклонных годах и тяжелобольным, недолго процарствовал в двух своих государствах. В 1818 г. он скончался и на престолы Швеции и Норвегии вступил наследный принц Карл. Юхан, бывший наполеоновский маршал Бернадот, под именем Карл XIV Юхан (1763-1844). На протяжении всей эпохи шведско-норвежской унии между обеими частями ее шла более или менее острая борьба: шведы стремились сблизить обе страны, т. е. в большей степени подчинить Норвегию Стокгольму, а норвежцы старались расширить свою самостоятельность.

Карл XIV Юхан неоднократно старался добиться сближения государственного строя Норвегии и Швеции: заменить отлагательное вето на абсолютное, получить право на досрочный роспуск стортинга и определение его повестки дня и др. В конце 1820-х гг. Карл XIV Юхан попытался отменить торжественное празднование дня 17 мая, предложив норвежцам отмечать на выбор 14 августа (день заключения Мосской конвенции) или 4 ноября (день принятия стортингом унии со Швецией). Эти попытки успехом не увенчались. Явно в пику королю норвежский стортинг, пожалуй, впервые в Европе, упразднил в 1821 г. дворянство, которого практически в Норвегии не было, но которое стремился возродить Карл XIV Юхан в качестве опоры своей власти.

В 30-х гг. XIX в. фактически единый норвежский фронт отстаивания конституции против королевских посягательств распался. В стортинге возникла мощная национально-демократическая оппозиция, и фактически правившие Норвегией представители высшей бюрократии все больше стали видеть в унии со Швецией и полномочиях короны оплот своей власти. С этого времени короли больше не пытались изменять норвежскую конституцию, а, наоборот, старались предохранить ее от дальнейших изменений в демократическом направлении.

Лишь в 1884 г. норвежским либералам и демократам удалось добиться введения парламентаризма - ответственности правительства перед парламентом. Позиции унионистов в Норвегии постоянно ослабевали, и к концу XIX в. встал вопрос о расторжении унии и соответственно о судьбе династии Бернадотов в Норвегии. Этому способствовала и парламентская реформа в Швеции, проведенная в 1865-1866 гг., которая ставила шведский кабинет в большую зависимость от шведского риксдага, в том числе и во внешнеполитических вопросах. В 1885 г. риксдаг значительно ограничил внешнеполитические прерогативы короля в пользу премьер-министра и министра иностранных дел, т. е. в пользу правительства Швеции. Фактически у короля отнималось право непосредственного руководства внешней политикой Объединенных королевств, что значительно усиливало положение Швеции и умаляло положение Норвегии в унии. В ответ норвежцы стали добиваться создания собственной внешнеполитической службы и внешнего представительства, для начала норвежских консульств. Наиболее радикальные представители выдвинули лозунг полного расторжения унии.

 

Обретение независимости

 

После длительных стычек и примирений в начале 1905 г. норвежское коалиционное правительство либерала К. Миккельсена, в которое входили и консерваторы, провело через стортинг закон о самостоятельной норвежской консульской службе. На это последовало вето короля Оскара II. Правительство Миккельсена подало в отставку, которую король не принял, продемонстрировав свое бессилие, так как не имел возможности сформировать иной кабинет. На пленарном заседании стортинга 7 июня 1905 г. было принято единогласное решение о расторжении унии со Швецией. Полномочия короля были переданы правительству. Одновременно норвежский парламент обратился к Оскару и с просьбой разрешить одному из принцев династии Бернадотов занять трон Норвегии. Против этого обращения проголосовало лишь пять депутатов от Норвежской рабочей партии. Разрыв унии со Швецией был подтвержден общенорвежским плебисцитом в августе 1905 г., когда за сохранение унии высказалось только 184 человека. На происходивших затем в г. Карлстад шведско-норвежских переговорах была достигнута договоренность о мирном расторжении унии - окончательно конвенция была подписана в октябре. Теперь в повестку дня был поставлен вопрос о форме правления в Норвегии.

Еще до общего урегулирования конфликта со Швецией норвежцы стали зондировать почву по дипломатическим каналам. Поздно вечером 29 июня на квартиру британского поверенного в делах в Копенгагене был приглашен второй сын наследного принца Дании Фредерика (будущего короля Фредерика VIII), 32-летний принц Карл Датский. Перед ним бывший шведско-норвежский посланник в Мадриде, один из немногих дипломатов-норвежцев, Фриц Ведел-Ярлберг, от имени своего правительства поставил вопрос: не согласится ли он стать королем Норвегии? Молодой морской офицер был смущен и первоначально очень колебался. Однако не без советов отца вскоре дал принципиальное согласие, хотя официально еще какое-то время все дело держалось в глубокой тайне. Вопрос о разрыве унии еще не был решен, и, кроме того, Оскар II медлил с ответом о возможности избрания принца из дома Бернадотов норвежским королем. Большую роль в переговорах с принцем Карлом сыграл Фритьоф Нансен, всемирно известный полярный исследователь, а в 1905 г. один из активнейших поборников разрыва унии со Швецией.

Кандидатура принца Карла на норвежский престол очень подходила правительству страны во многом по внешнеполитическим соображениям. С 1896 г. он был женат на принцессе Мод (1869-1938), младшей дочери британского короля Эдуарда VII и королевы Александры. Естественно, поддержка Великобритании в этой ситуации была очень ценной. Кроме того, что в династических делах очень важно, у принца Карла был двухлетний сын - будущий наследник. Кандидатура принца была желательна еще и ввиду одного немаловажного обстоятельства - он был родственником дома Бернадотов. Его мать, кронпринцесса Датская Луиза, была дочерью шведского короля Карла XV. Общавшихся с принцем Карлам норвежцев подкупил и его искренний демократизм (именно он потребовал всенародного референдума), серьезность и понимание ответственности*. Фритьоф Нансен, который в 1905 г. неоднократно приезжал в Копенгаген, так охарактеризовал принца в дневниках того времени: "Еще летом я разговаривал с незрелым юношей, а теперь он превратился в настоящего мужчину.

 

* Norges historie. В. 12: Fuglum Р. Norgei stopeskeen 1884-1920. Oslo, 1978. S. 124-130.

 

И чем горячее он отстаивал свою правоту, тем большее вызывал у меня уважение. Я ему сказал, что его слова еще больше убеждают меняв том, что он именно тот человек и именно тех либеральных взглядов, которые подходят для норвежского трона. И все-таки он продолжал стоять на том, что в таком важном вопросе должен высказаться народ, и заметил, что здесь он более либерален, чем я" *. Речь шла о том, что принц Карл стал настаивать на проведении в Норвегии референдума по поводу формы правления - монархия или республика.

После того как Швеция признала разрыв унии, в Норвегии началась агитация в пользу провозглашения республики, за которую выступили радикальные "венстре" (либералы), Норвежская рабочая партия, другие рабочие организации более умеренного толка. В этих условиях принц Карл предложил провести новый плебисцит о форме правления, состоявшийся в ноябре: 259 536 голосов было отдано за монархию, за республику только 69 264. Тогда же, 18 ноября 1905 г., стортинг утвердил изменения в основном законе и избрал принца норвежским королем. Он принял древненорвежское имя Хокон VII, а его сын Александр стал теперь носить имя Улаф. 15 ноября молодой король прибыл в столицу Норвегии Кристианию, 27 ноября - принес присягу в стортинге на верность конституции, а 22июня 1906 г. король Хокон и королева Мод были торжественно коронованы в старинном соборе Нидарос в Тронхейме, где некогда короновались короли древней Норвегии, а после 1814 г. - шведские короли. Впервые за почти 600 лет норвежцы обрели своего короля.

 

* Нансен-Хейер Л. Книга об отце. Л., 1986.С. 216.

 

Король Хокон VII

 

Король Хокон VII пользовался огромным уважением у норвежцев, хотя какой-либо значительной политической роли он не играл вплоть до начала второй мировой войны, когда он стал символом движения Сопротивления немецко-фашистским оккупантам. В 20-х гг. он старался сгладить довольно острые в то время противоречия в обществе, сплотить норвежскую нацию. Он один из первых понял необходимость интеграции Норвежской рабочей партии в конструктивную политическую жизнь страны, что отнюдь не встречало понимания ни у консерваторов, ни у либералов, ни у стоявшей тогда на правом фланге Крестьянской партии, поскольку норвежские социал-демократы, по сравнению со своими шведскими и тем более датскими собратьями, были гораздо радикальнее. С 1919 по1923 г. НРП даже входила в Коминтерн, а от "диктатуры пролетариата" она отказалась лишь в 1927 г., слившись с более умеренной Социал-демократической партией Норвегии. После значительного успеха НРП на выборах 1927 г. (37% избирателей, 59 мест из150 в стортинге) именно Хокон VII настоял на том, чтобы она сформировала правительство, первый социал-демократический кабинет в Норвегии. Хотя опыт оказался неудачен - правительство председателя НРП К. Хорнсрюда просуществовало всего 18 дней, уступив место кабинету "венстре" (либералов) во главе с крупным судовладельцем К). Л. Мувинкелем, благодаря предложению короля НРП как бы обрела новый политический статус в стране. Кроме того, это положило конец антикоролевским, республиканским настроениям в партии. Видный деятель НРП, неоднократный глава норвежского правительства в послевоенные десятилетия Эйнар Герхардсен в своих мемуарах очень высоко оценил инициативу Хокона VII, подчеркнув, что тот проявил большую политическую мудрость. Симпатии к королю в руководстве НРП выросли, когда Его Величество в доверительной беседе с одним из министров кабинета Хорнсрюда сказал, что был бы социал-демократом, если бы не был королем. Но республиканцем я не буду, добавил он с юмором. В 1935 г. лидер Норвежской рабочей партии Юхан Нюгорсволл в коалиции с полевевшей Крестьянской партией образовал кабинет, у которого каких-либо проблем с королем не возникало.

Поздней осенью 1938 г. скончалась королева Мод, тяжело болевшая последние годы и подвергшаяся за год до смерти тяжелой операции. В ноябре1938 г. она отправилась на обследование в Англию, и, когда выяснилось, что болезнь разгорелась с новой силой, послала мужу телеграмму. Хокон VII, отложив все дела, поехал к ней, но не успел. 8 декабря королева была похоронена в Осло, в крепости Акерсхюс. Так закончила свои дни эта необычная женщина, имя которой запечатлено на географической карте мира ("Земля королевы Мод" в Антарктиде, названная так известным норвежским полярным исследователем Амундсеном). В молодости она, к ужасу королевы Виктории, увлеклась велосипедом. Затем она очень интересовалась полярными исследованиями и автомобилями. После переезда в Норвегию она стала заядлой лыжницей. Ей очень хотелось самой попробовать полетать на аэропланах, но супруг не давал своего согласия - это было слишком опасно. Все же соблазн был велик, и королева рискнула. Единственный раз в жизни она прокатилась на самолете, чем рассердила своего супруга. Редчайший случай в истории их совместной жизни.

Мирная спокойная жизнь королевского семейства, как, впрочем, и миллионов других европейцев, была нарушена в сентябре 1939 г. Началась вторая мировая война, Гитлер занял Польшу, а в конце ноября 1939 г. раскаты грома прокатились и над Скандинавией. Советский Союз напал на Финляндию, и зимой 1940 г. в Лондоне и Париже серьезно обсуждали возможность высадки союзного экспедиционного корпуса в Норвегии, который должен был через Швецию прийти на помощь Финляндии. Однако беда ждала норвежцев не отсюда. 13 марта был подписан мирный договор между СССР и Финляндией, и не прошло и месяца, как нацистская Германия напала на Норвегию.

Когда 9 апреля 1940 г. гитлеровские войска начали вторжение в Норвегию, Хокон VII, как глава государства, встал во главе сопротивления захватчикам. Уже на второй день вторжения он категорически отказался признать поставленное оккупантами "правительство" фюрера норвежских нацистов Видкуна Квислинга, что заставило немцев временно отказаться от идеи передачи власти в Норвегии местным фашистами ориентироваться пока на умеренных коллаборационистов. Твердая позиция короля, отказавшегося идти на любые уступки агрессорам, оказала воздействие на правительство и парламент, принявших историческое решение продолжать сопротивление. В течение последующих двух месяцев, когда норвежские войска вместе с прибывшими к ним на помощь англичанами, французами и поляками вели боевые действия против вермахта, Хокон VII вместе с сыном, наследным принцем Улафом, находился при действующей армии в качестве верховного главнокомандующего всеми вооруженными силами Норвегии.

После трагических событий в Европе, когда пала Франция и союзники вывели свои войска из Норвегии, а норвежская армия прекратила сопротивление, Хокон VII вместе со всей семьей и законным правительством на британских военных судах выехали в Лондон.

Потерпев неудачу в попытках устранить Хокона VII (9 апреля специальный отряд попытался захватить его в Осло, а через несколько дней эскадрилья немецких бомбардировщиков подвергла жестокой бомбардировке местечко Нюбергсунн, где находился король, и одна бомба разорвалась метрах в 20 от короля), гитлеровцы оказывали воздействие на оставшихся в Норвегии членов парламента, чтобы заставить их низложить короля и эмигрировавшее правительство, обещая взамен пойти на значительные послабления в оккупационной политике. Норвежские умеренные коллаборационисты уступили: 27 июня 1940 г. президиум стортинга призвал Хокона VII отречься добровольно от престола. Из Лондона король обратился по Би-би-си к норвежцам с призывом оказать сопротивление. Его речь была в тысячах экземпляров размножена подпольными типографиями, став одним из первых документов норвежского движения Сопротивления свободной, не покорившейся оккупантам Норвегии. Вензель короля "Н7" был одним из символов сопротивления, наряду с "V" - виктория, победа. Оставаясь в Великобритании вплоть до окончания войны, Хокон VII продолжал исполнять обязанности главы государства и главнокомандующего вооруженными силами свободной Норвегии. Он постоянно участвовал в заседаниях Государственного совета, давал аудиенции. Его радиообращения к норвежскому народу по Би-би-си становились своего рода руководством норвежским патриотам, боровшимся против гитлеровских оккупантов и их норвежских ставленников-квислинговцев*. Король неутомимо посещал формировавшиеся в Шотландии из бежавших норвежцев военно-воздушные и сухопутные части, ушедшие из Норвегии военно-морские корабли, а также суда огромного норвежского торгового флота, обслуживавшие перевозки союзников, в частности и грузов, направлявшихся после июня 1941 г. в Мурманск и Архангельск, и ставших, пожалуй, самым значительным вкладом норвежцев в победу над фашизмом. В 1942 г. Хокон VII отметил свое семидесятилетие. В Лондоне, в Гайд-парке, состоялся парад норвежских частей, а затем в Реял Альберт-Холле - торжественное заседание, в котором приняли участие около 5 тыс. человек. Празднование семидесятилетия короля, которое тайком проводили и в оккупированной Норвегии, стало символической демонстрацией единения нации вокруг Хокона VII.

 

* Haakon VII. "Kjaere landsmenn": KongHaakon den VII's taler under krigen 1940 til 1945. Red.av Y. Woxtholth. Oslo, 1965.

 

Летом 1944 г., когда норвежская авиация стала принимать участие в налетах на Германию, а норвежские сухопутные части готовились к высадке во Франции в составе союзных армий, Хокона VII в качестве главнокомандующего норвежскими вооруженными силами (куда теперь, помимо находившихся в Великобритании частей, были включены формируемые в Швеции из норвежских беженцев так называемые "полицейские" подразделения и вооруженные отряды "Внутреннего фронта" в самой Норвегии) сменил наследный принц Улаф.

Когда после нападения фашистской Германии на Советский Союз немцы и квислинговцы развернули мощную антисоветскую идеологическую кампанию с целью мобилизации потенциала Норвегии для войны против СССР, используя прежде всего ставшие известными проявления сталинщины и агрессивную политику сталинского руководства в отношении соседней Финляндии в 1939 г., что находило определенный отклик у норвежского народа, именно Хокон VII, вовсе не симпатизировавший тоталитарному социализму, выступая 11 июля 1941 г., заявил: "Помощь немцам в их войне с Россией есть борьба против освобождения нашей собственной страны от германского ярма". Осенью 1944 г., когда Красная Армия с боями вступила на территорию Норвегии, на Крайнем Севере и в Норвегии вновь была развязана новая пропагандистская кампания, изображавшая русских жестокими завоевателями, король приветствовал советских солдат как освободителей. В своей речи по Лондонскому радио 26 октября 1944 г., отпечатанной потом в подпольных типографиях в виде листовки и распространяемой по всей Норвегии, Хокон VII сказал:

"Русская угроза" - явление не новое. Мы знаем миф о "русских точильщиках" *; новое, что пришло после русской революции, - "большевистская угроза".

Сейчас нет никаких доказательств, что Россия имела по отношению к Норвегии какие-либо агрессивные планы. Наоборот, нет недостатка в доказательствах того, что страх перед русскими и большевиками систематически возбуждается государствами и кругами, имеющими агрессивные планы против России. В истории, начиная с 1918 г., имеется более чем достаточно тому примеров.

Представители реакционных кругов пытались посеять этот страх и в норвежском народе. Эти круги заинтересованы в том, чтобы норвежское население поддерживало войну Гитлера против Советского Союза. И эти люди хотят прийти к власти в Норвегии после войны.

 

* Накануне первой мировой войны пресса в Швеции и Норвегии подняла шум вокруг русских точильщиков, которые приезжали в Скандинавские страны на временную работу. Они ходили по провинциальным городам, селам и хуторам, занимаясь своим ремеслом. Скандинавские газеты безосновательно приписывали им занятие шпионажем.

 

На международной арене Советский Союз был решающим фактором в борьбе демократических стран против гитлеровского варварства. В нашей национальной борьбе норвежские коммунисты стояли в первых рядах мобилизации боевых сил народа против угнетателей и против тех, кто не хочет, чтобы развитие после войны пошло на основе конституции.

Путь к свободной, независимой, демократической Норвегии - это путь лояльного и тесного сотрудничества со всеми объединенными нациями, в том числе и с Советским Союзом. Этот путь ведет через откровенное сотрудничество всех честных патриотических сил в норвежском народе, включая коммунистов.

У нас есть много доказательств дружбы и симпатий правительства Советской России и русского народа к нашей стране. И мы с восхищением и восторгом следим за героической и победоносной борьбой Советского Союза против нашего общего врага. Долг каждого норвежца - оказывать нашим советским русским союзникам самую большую поддержку" **.

Норвегия, где Гитлер, опасаясь высадки союзников, до самого конца войны держал более чем двухсоттысячную армию, благодаря счастливому стечению обстоятельств избежала нового тура сражений на своей территории. После того как Гитлер покончил с собой и пал Берлин, командование вермахтом в Норвегии, вопреки настояниям нацистского наместника Тербовена, призывавшего сопротивляться до конца, капитулировало уже 7 мая перед вышедшими из подполья вооруженными отрядами "Внутреннего фронта" и перешедшими границу сформированными в Швеции норвежскими полицейскими силами. 7 июня 1945 г., почти ровно через пять лет после того мгновения, как, покидая Норвегию, Хокон VII поднялся на борт корабля, король вместе с семьей наследного принца вернулся в Осло, встреченный огромными ликующими толпами жителей столицы. Обращаясь к нему, один из лидеров Норвежской рабочей партии, тогда бургомистр Осло, а впоследствии премьер-министр Норвегии Эйнар Герхардсен, сказал: "В годы нужды и борьбы король нашей страны был самой мощной сплачивающей силой. Он шел во главе своего сражающегося народа, он представлял правовое государство, у него никогда не было места сомнениям. Он всегда был тверд в своих взглядах, мудр и мужествен... Сегодня весь народ приветствует своего короля, республиканец и революционер вместе с монархистом и консервативным бюргером..." Именно возвращение короля стало для всех норвежцев символом того, что тяжелая борьба завершена, что вновь страна свободна и независима.

 

** Норвежские были: Воспоминания о борьбе против фашизма. М., 1964. С. 259. Перевод уточнен.

 

В послевоенное время личный престиж короля Хокона VII был огромным, но какого-либо серьезного участия в политических делах он почти не принимал. Король был болен, и даже пятидесятилетний юбилей обретения Норвегией независимости был из-за этого отмечен в 1955 г. гораздо скромнее. 3 августа 1957 г. королю исполнилось 85 лет, и с приветственной прочувствованной речью по радио выступил девятнадцатилетний принц Харальд. Через сорок восемь дней король Хокон VII скончался, и на престол вступил его сын Улаф, приехавший в Норвегию с отцом двухлетним мальчиком.

 

Король Улаф V

 

Принц Александр родился в Лондоне2 июля 1903 г. Как уже говорилось, когда его через два года привезли в Норвегию уже в качестве наследного принца, то он получил имя Улаф. Закончив Норвежскую военную академию и Оксфордский университет, где изучал экономику и политологию, кронпринц стал служить в норвежской армии. В 1924 г. ему было присвоение звание старшего лейтенанта морской пехоты, в 1930 г. - полковника, в 1939 г. - генерала. С детства он увлекался спортом, особенно лыжами и парусным спортом.

В 1928 г. - участвовал в Олимпийских играх, где получил золотую медаль в парусных гонках.

В 1929 г. принц Улаф женился на шведской принцессе Мэрте, дочери шведского принца Карла (1861-1951)и принцессы Ингеборг (1878-1958), сестре принцессы Астрид, которая была замужем за наследным принцем Бельгии Леопольдом. В 1930 г. у супругов родилась первая дочь Рагнхильд, а в 1932 г. - вторая, Астрид. В 1937 г. родился наследный принц Харальд, нынешний король Норвегии.

Когда Норвегия подверглась фашистскому нашествию, принц Улаф сопровождал отца в течение всех двух месяцев, пока норвежская армия оказывала сопротивление неприятелю. Семейство свое он заблаговременно отправил к родственникам в Швецию.7 июня 1940 г. принц Улаф вместе с отцом отплыл на английском крейсере "Девоншир" в Великобританию, где в основном находился в течение всей войны, активно участвуя в создании вооруженных сил свободной Норвегии.

Однако оставаться в Швеции норвежскому королевскому семейству было опасно. Воспользовавшись приглашением президента Рузвельта, которое тот сделал еще в 1939 г., во время визита Улафа и Мэрты в Штаты, а затем неоднократно подтверждал, кронпринцесса Марта с детьми через Финляндию отправилась в Америку.

17 августа 1940 г. в Петсамо (портна Крайнем Севере, находившийся тогда в составе Финляндии) специально за норвежской королевской семьей прибыл корабль "Американский Легион". 28 августа семья кронпринца прибыла в США. Сначала она разместилась в отеле "Вальдорф Астория" в Нью-Йорке, затем на личной даче Рузвельта "Гайд-парк". Потом какое-то время принцесса Марта снимала дом близ Бостона в штате Массачусетс. В конце концов сам президент помог найти им небольшую усадьбу Пуке Хилл неподалеку от Вашингтона, и здесь семья кронпринца Улафа оставалась в течение всей войны *.

Самому наследному принцу, который постоянно жил в Лондоне, удавалось по нескольку раз в год приезжать в США, и он выкраивал время, чтобы посетить Пуке Хилл. Это всегда происходило неожиданно, в обстановке строжайшей секретности. Он звонил из аэропорта: "Я здесь, приезжайте и забирайте меня" **.

Приезжая в Америку, Улаф использовал свои визиты для активной внешнеполитической деятельности, часто разъезжая по стране, встречаясь с представителями различных групп американского общества, выступая с докладами и лекциями о борьбе норвежского народа за свою свободу. Принцесса Мэрта активно помогала ему.

1 июля 1944 г. наследный принц Улаф был назначен главнокомандующим вооруженными силами всей Норвегии.

 

*Borch Ch. Kronprins Harald. Oslo, 1986. S. 35.

**lbid. S. 36.

 

Через несколько дней после капитуляции немцев, 13 мая 1945 г., кронпринц прибыл в Норвегию, проехав через всю столицу среди огромной ликующей толпы в открытой машине, хотя служба безопасности предупредила, что в городе еще много переодетых нацистов. 25 мая он встретил вернувшееся в Осло законное правительство Нюгорсволла, а 7 июня - отца, короля Хокона VII, и свою семью.

В трудные послевоенные годы кронпринц вместе со своей супругой принимали посильное участие в восстановлении страны, в налаживании послевоенной экономики, в укреплении внешне-политических позиций, помогая стареющему отцу, а затем все больше его заменяя. Когда Хокон VII в 1955 г. серьезно заболел, то принц Улаф был назначен исполнять обязанности главы государства.

В начале 1950-х гг. семью Улафа постигло большое несчастье. В 1950 г. кронпринцесса Марта заболела желтухой. Тяжело проболев три месяца, она, казалось, выздоровела, но в самом начале1951 г. все началось сначала. Долгие месяцы ей приходилось лежать в больнице. В ночь с 4 на 5 апреля 1954 г. она скончалась.

В сентябре 1957 г. умер Хокон VII и принц стал королем Улафом V. Его отличали, как и отца, личная скромность, демократизм, увлечение спортом. Он был отличным лыжником и даже олимпийским чемпионом в гонках под парусом. Как и отец, не играя в целом серьезной политической роли, Улаф V пользовался огромным авторитетом в Норвегии, что во многом объяснялось его непосредственным участием в борьбе Норвегии за свободу в годы второй мировой войны. Если до этой войны в норвежском обществе, особенно на его левом, фланге, продолжали существовать республиканские настроения, правда все время слабеющие, то после второй мировой войны они совершенно исчезли. Ни одна серьезная политическая сила даже не ставит вопроса о замене монархической формы правления на республиканскую.

В послевоенные годы личный авторитет норвежских королей укреплялся их внешнеполитической деятельностью, многочисленными государственными визитами, во время которых они поддерживали имидж Норвегии на международной арене.

Во второй половине 80-х гг. здоровье Улафа V значительно ухудшилось и все больше его функции в качестве регента брал на себя наследный принц Харальд. 17 января1991 г. Улаф V скончался. "Это был человечный король", - сказала о нем премьер-министр Норвегии, лидер Рабочей партии Гру Харлем Брундланд.

 

Король Харальд V

 

21 февраля 1937 г. в солнечный воскресный день в семье наследного принца Норвегии Улафа на свет появился третий ребенок, на этот раз мальчик, наследный принц, которого ожидала, без преувеличения, вся страна. Это был первый наследный принц, родившийся на территории Норвегии за последние 567 лет, и не случайно, что он получил имя Харальд, напоминавшее о славной и очень далекой эпохе викингов и королей-воителей древней Норвегии.

Пока дед и отец маленького принца Харальда боролись с германским нашествием, сам он оказался вместе с матерью и сестрами в нейтральной Швеции, где сам король Густав V разрешил ему в виде исключения ловить рыбу в озере Меларен, что было запрещено для других*. В августе 1940 г. Харальд через Петсамо отправился в США. С октября 1940 помай 1945 г. местожительством принца Харальда стала усадьба Пуке Хилл около Вашингтона. Здесь прошло все его детство с трех с половиной лет до восьми. Размеренная жизнь иногда прерывалась неожиданными визитами отца. На праздники семью норвежского кронпринца часто приглашали президент и его супруга. Чтобы скрасить монотонность дней, дети устраивали развлечения: театр теней, гонки черепах. Харальду нравилось гонять в футбол с полицейскими из охраны или ходить на лыжах, если выпадал снег, что бывало здесь нечасто. Он даже пытался заниматься боксом. Очень любил Харальд петь - он пел утром, днем и вечером. Няня Харальда Сигне научила его читать и писать задолго до школы. Он был очень к ней привязан, и тем большим ударом для мальчика стала ее внезапная смерть в 1943 г. *

 

* Borch Ch. Op. cit. S. 32-33.

 

Уже в "маленькой Норвегии" **принц Харальд ощутил, что на нем, как на отпрыске короля, лежат определенные обязанности. На Рождество 1942 г. (ему было пять с половиной лет) Харальд выступил по радио с обращением ко всем норвежским детям. Вместе с матерью и сестрами он всегда участвовал во встречах с норвежскими моряками торгового флота, с гражданскими и военными норвежцами, которые специально приезжали в Пуке Хилл. Вместе с Хоконом VII и кронпринцем королевская семья стала живым символом свободной Норвегии. Самым запомнившимся событием стало посещение в октябре семьей кронпринца "Маленькой Норвегии". Сюда прибывали разными путями сотни норвежских добровольцев, сюда была доставлена закупленная еще до войны техника - учебные самолеты, истребители и бомбардировщики, средства связи. Одним из первых официальных поручений пятилетнего Харальда стало крещение этих самолетов, за что ему было присвоено звание почетного фенрика. Юный принц серьезно воспринял свое производство в чин, и, пока семья находилась в "Маленькой Норвегии", он вместе с летчиками рано вставал на утреннюю зарядку, бегал босиком по снегу и прыгал в холодные волны, сидел на занятиях. Рано утром 6 июня1945 г. Харальд, стоя вместе с дедом на палубе британского крейсера "Норфолк", увидел берега родной Норвегии. На следующий день утром на борт "Норфолка" поднялся отец, кронпринц Улаф, и с торжественным эскортом крейсер направился по Осло-фиорду в столицу, где короля уже с нетерпением ожидали многотысячные толпы.

 

*Borch Ch. Ор. cit. S. 39.** "Маленькая Норвегия" ("Little Norway")- тренировочный лагерь норвежских ВВС, созданный в ноябре 1940 г. в Канаде.

 

В июне 1945 г. для Харальда начиналась новая жизнь на родине. Осенью он пошел в обычную школу в Сместаде, городке неподалеку от Осло, около которого располагалось поместье четы наследного принца Скаутум. Наверное, впервые в Европе особа королевских кровей сидела за одной партой с простыми мальчишками и девчонками и жизнь будущего короля мало отличалась от жизни других школьников из состоятельных семей, разве что в школе присутствовал полицейский для охраны. Он неплохо учился, участвовал во всех школьных делах, играл в самодеятельных спектаклях и, главное, активно занимался спортом, был упорным рыболовом. Маленькие норвежцы буквально с пеленок встают на лыжи, а Харальд был лишен практически этой возможности, так как около Вашингтона, где он провел детство, снег выпадал крайне редко. Теперь ему пришлось наверстывать упущенное, и вскоре он стал превосходным лыжником. С десятилетнего возраста Харальд стал увлекаться, как и отец, парусным спортом.

С 1950 г. принц Харальд учился в Кафедральной школе в Осло. После окончания школы в 1955 г. он поступил в Кавалерийскую офицерскую школу, откуда перешел затем в Военную академию, которую закончил в 1959 г., получив звание лейтенанта. За два года до окончания, в 1957 г., после кончины деда Хокона VII и вступления на престол отца, Харальд был провозглашен наследным принцем Норвегии. Тогда же впервые он занял место слева от отца за длинным столом в королевском дворце, за которым раз в неделю, по пятницам, собирался Государственный совет Норвегии - правительство страны. С конца 50-х гг. государственные обязанности, часто протокольного характера, приемы, официальные заседания, частые визиты за рубеж, все больше поглощали время наследного принца, однако он продолжал учиться. В 1960-1962 гг. Харальд был студентом в Оксфорде, где изучал политическую экономию и историю. Не бросал он и заниматься спортом. В 1964 г. принцу было доверено нести флаг Норвегии во главе команды страны на летних Олимпийских играх в Токио. На следующей Олимпиаде в Мексике Харальд выиграл Золотой кубок регаты. На престижных гонках 1972 г. в Киле наследный принц также занял первое место. В 1982 г. на чемпионате мира он стал серебряным призером в классе средних яхт. В 1987 г. Харальд завоевал золото в гонках мирового чемпионата на яхтах-одиночках, а на следующий год - бронзовую медаль.

Кроме того, Харальд очень интересовался музыкой, предпочитая классику, но и не пренебрегая современными направлениями. Так, ему сразу же понравилась ливерпульская четверка "Битлз".

Был один вопрос государственного значения, который оставался в жизни принца Харальда нерешенным, - его брак. Пресса судачила о возможных кандидатках в норвежские кронпринцессы. Назывались даже кандидатуры - две греческие принцессы, София и Крена. Однако сам наследный принц на все вопросы о его возможной женитьбе отвечал очень уклончиво *. Дело было в том, что еще в 1959 г. он познакомился с фрекен Соньей Харальдсен, взаимные симпатии быстро переросли у молодых людей в гораздо большее, но препятствием на их пути оставалось высокое положение Харальда. Слухи об их отношениях проникли в любопытствующую прессу уже с начала60-х гг., а в 1967 г., когда принц поставил вопрос о своем браке с ней, в норвежском обществе стала обсуждаться эта проблема. Сам король не возражали, посоветовавшись с президиумом стортинга, руководителями парламентских фракций политических партий и рядом видных норвежских деятелей, дал согласие на брак. 29 августа 1968 г. состоялась свадьба наследного принца с Соньей Харальдсен.

 

* Borch Ch. On. cit. S. 122.

 

Сонья Харальдсен родилась 4 июля 1937 г. в семье состоятельного норвежского предпринимателя. Закончив среднюю школу в 1954 г., она училась ремеслу портнихи в профессиональных школах Осло и Лозанны, в Швейцарии. Затем она поступила в столичный университет, где изучала историю искусств, французский и английский языки.

Став наследной принцессой Норвегии, Сонья активно включилась в соответствующую ее новому положению деятельность. Особенно активно она занималась гуманитарной работой по оказанию помощи беженцам и иммигрантам, за что в 1982 г. была удостоена Нансеновской медали ООН. Получив в связи с этим и 50 тыс. долларов, кронпринцесса Сонья пожертвовала их на строительство школ для беженцев в Танзании. В 1987-1990 гг. она была вице-президентом Норвежского Красного Креста, а с начала 1990-х гг. в качестве почетного председателя комитета по культуре Олимпийского комитета принимала самое деятельное участие в подготовке зимних Олимпийских игр1994 г., которые прошли в норвежском городе Лиллехаммер.

17 января 1991 г. наследный принц стал норвежским королем под именем Харальд V, а Сонья - королевой. Впервые со смерти королевы Мод в 1938 г. Норвегия обрела не только короля, но и королеву.

23 июня 1991 г. в г. Тронхейм, в старинном соборе Нидарос, состоялась торжественная коронация короля Харальда V и королевы Соньи.

Первой в семье Харальда 22 сентября 1971 г. родилась девочка, названная Мэрта Луиза. Как многих норвежских детей, ее отдали в детский сад, а затем она стала ходить в обычную среднюю школу. В 1990 г. Мэрта Луиза сдала экзамены за гимназию и поступила на филологический факультет в Оксфорде, чтобы изучать английскую литературу. В 1992 г. она вернулась в Норвегию, где продолжила учебу в частной школе в Бьеркнесе. Из всех видов спорта Марта Луиза предпочитает конный, она - отличная наездница. Большой интерес проявляет принцесса к литературе и музыке, она всегда пела в хоре и однажды выступила в качестве солистки по телевидению, исполняя негритянские спиричуэлз. Она прекрасно играет на флейте и являлась участницей танцевальной группы при Норвежском музее народной культуры. Став совершеннолетней, Мэрта Луиза взяла на себя груз общественных обязанностей. С апреля1992 г. она принимала участие в миссиях ООН по оказанию помощи беженцам в северо-западной Африке, на границе между Либерией и Кот д' Ивуар. Марта Луиза является членом Норвежского совета по вопросам беженцев.

Наследный принц Хокон, представляющий собой четвертое поколение королевской семьи, родился 20 июля1573 г. Вместе с сестрой он рос в поместье Скаутум в Аскере, около двух десятков километров от Осло. Хокон также посещал обычные детский сад и среднюю школу, затем перешел в Христианскую гимназию, которую окончил в 1992 г. Здесь в качестве профилирующих предметов он выбрал экономику и правоведение. Летом того же 1992 г. Хокон поступил в Военно-морскую подготовительную школу в Ставангере, откуда был переведен в Военно-морское училище в Хортене. Избрав службу в военно-морском флоте, он пошел по стопам своего прадеда и тезки, который, напомним, был до своего вступления на норвежский трон офицером датского ВМФ. Дед, король Улаф, и отец, король Харальд, учились в сухопутных военных училищах.20 июля 1991 г. кронпринцу Хокону исполнилось 18 лет, и в тот же день впервые он принимал участие в заседании правительства - Государственного совета, а 22 мая 1992 г., в связи с отъездом отца на День Норвегии на международной выставке в Севилье, ему пришлось впервые председательствовать в Госсовете. Подобно остальным членам норвежской королевской семьи, наследный принц Хокон увлекается лыжами и парусным спортом, интересуется искусством и культурой. Его любимый писатель- Хенрик Ибсен.

До 1990 г. в Норвегии сохранялось конституционное положение о передаче престола только по прямой мужской линии. Затем парламент изменил основной закон - теперь престолонаследие передается по прямой линии вне зависимости от пола, но это положение распространяется только на родившихся после 1990 г. Таким образом, наследником трона в 1991 г. стал Хокон, но на престол имеет право и принцесса Мэрта Луиза, если у Хокона не будет наследника.

 

ШВЕЦИЯ

ДИНАСТИЯ БЕРНАДОТОВ

 

Шведское королевство как централизованное государство сформировалось несколько позже, чем в Дании и Норвегии, лишь в середине XIII в., когда здесь воцарилась династия Волькунгов, потомков известного правителя Швеции в 1248-1266 гг. Биргера, потерпевшего поражение в Невской битве (1240). Однако уже в начале XIV в. в Швеции начался период феодальной раздробленности. После почти столетней чехарды на шведском престоле Швеция в 1397 г. вошла в состав трехсторонней Кальмарской унии. Однако подчинение датским феодалам тяжелым гнетом легло на шведский народ, и уже с 30-х гг. XV в. в Швеции произошло несколько народных восстаний против датского господства.

 

Династии Ваза и Гольштейн-Готторпы

 

В 1523 г. Швеция окончательно сбросила с себя иго унии, и риксдаг (собрание представителей сословий страны) избрал вождя национально-освободительного восстания шведского дворянина Густава Ваза королем. Этот король провел в стране Реформацию. Наиболее знаменитым королем этой династии был Густав II Адольф, прославившийся во время Тридцатилетней войны.

В 1654 г. незамужняя шведская королева Кристина, дочь легендарного полководца, павшего в ноябре 1632 г. в битве при Лютцене, отреклась от престола в пользу своего кузена Карла Густава Пфальцского, ставшего королем под именем Карла X Густава (1622-1660). Его внук, знаменитый полководец Карл XII, погиб в 1718 г. на исходе Великой Северной войны под стенами норвежской крепости Фредрикстеен. Королевская власть в Швеции перешла к его сестре Ульрике Элеоноре, которая в 1720 г. передала ее своему мужу принцу Гессен-Кассельскому. Шведский риксдаг избрал его на трон под именем Фредрик I (1676-1751). Однако у этой супружеской пары детей не было, и в 1743 г., после поражения Швеции в очередной войне с Россией, шведский риксдаг, стремясь угодить Елизавете Петровне и вернуть завоеванную русскими войсками Финляндию, согласился избрать наследником шведского престола голштинского герцога и князя-епископа Любекского Адольфа Фридриха (вступил на престол под именем Адольф Фредрик в 1751 г.). Адольф Фридрихприходился двоюродным дядей престолонаследника российского Карла Петра Ульриха Гольштейн-Готторпского, который вошел в историю России как император Петр III.

Адольфу Фредрику в 1771 г. унаследовал его сын, "просвещенный деспот" Густав III (1746-1792). Путем государственного переворота в августе1772 г. Густав восстановил реальную власть короны, почти утраченную после гибели Карла XII. Проводивший реформы в духе "просвещенного абсолютизма", Густав III вошел в историю как театрал, причем не только потому, что сам был драматургом-любителем. По иронии судьбы его жизненный путь как короля оказался связан с театром. О смерти отца он узнал в одном из парижских театров, и через два десятилетия, в марте 1792 г., на бале-маскараде был смертельно ранен заговорщиком *. Печально сложилась судьба и его сына Густава IV Адольфа (1778-1837), который в год убийства отца еще был несовершеннолетним и взял на себя бразды правления лишь в 1796 г. Густав IV Адольф втянул Швецию в европейские войны начала XIX в. против Наполеона. В 1808 г. началась последняя в истории русско-шведская война, в результате которой Швеция потеряла Финляндию. Страна испытывала жесточайший экономический и финансовый кризис, и в марте 1809 г. армия свергла Густава IV Адольфа. Он был изгнан из страны и закончил свои дни в Швейцарии **. Новым шведским королем риксдаг избрал брата Густава III, герцога Сёдерманландского, бездетного и в довольно преклонных годах. Карлу XIII (1748-1818), так звали нового короля, нужен был наследник. Несколько позже риксдаг избрал таковым принца Кристиана Августа Августенбургского (1768-1810), главнокомандующего датско-норвежскими войсками в Норвегии. Дания в тот момент была союзницей России и вела войну против Швеции. Шведы таким избранием надеялись, что новый кронпринц принесет как бы в приданое Норвегию, но этого не произошло. Более того, в мае 1810 г. на маневрах принц Карл Август (так он стал именоваться в Швеции) внезапно скончался.

 

* Lonnroth Е. Den stora rollen. Kung Gustaf IIIspelad av honoln sjalv. Stockholm, 1986.

** Единственный сын Густава IV Адольфа, Густав Ваза, был австрийским генералом. Дочь Густава Каролина была замужем за саксонским королем Альбертом. Старшая дочь свергнутого короля София стала женой великого герцога Баденского Карла Леопольда. Правнук Карла XIV Юхана король Швеции Густав V был женат на правнучке Густава IV Адольфа, принцессе Викторин Баденсюй. Примеч. сост.

 

Наполеоновский маршал - основатель новой династии

 

Вопрос о престолонаследии встал вновь. Шведы оказались в трудном положении: в качестве возможных кандидатов называли имена датского короля Фредерика VI, Фридриха Христиана, старшего брата покойного принца Кристиана Августа, и даже герцога Ольденбургского, родственника императора Александра I. Карл XIII обратился за советом к всемогущему императору Наполеону. И тут произошло событие, которому было суждено изменить многое в Швеции. Везший в Париж письмо короля молодой шведский лейтенант Карл Отто Мёрнер обратился к одному из наполеоновских маршалов, Жану Батисту Жюлю Бернадоту, владетельному князю Понтекорво, с предложением стать престолонаследником в Швеции. До сих пор историки спорят, было ли это сделано по его собственному побуждению, или за Мёрнером стояли более могущественные силы. Это известие произвело в Европе впечатление разорвавшейся бомбы.

Жан Батист Бернадот принадлежал к той блестящей плеяде наполеоновских маршалов, которых подняла из низов общества Великая французская революция *. Он родился 26 января1763 г. в семье небогатого мелкого чиновника в беарнском (юг Франции) городке По. В 1780 г. из-за тяжелых материальных условий семьи после кончины отца юный Бернадот завербовался в армию, где в дореволюционных условиях его перспективы были не блестящими. Не будучи дворянином, он мог в лучшем случае рассчитывать на чин сержанта. Путь наверх перед ним, как и перед многими ему подобными, открыла революция. Он получил в 1792 г. чин лейтенанта, карьера его начала развиваться стремительно. После битвы при Флерюсе (1794) Бернадот стал бригадным генералом. Его имя все больше и больше делалось известным во время кампаний в Бельгии в 1794 г. и Германии в1795-1796 гг.

Затем судьба свела его в Италии с генералом Наполеоном Бонапартом, и с тех пор жизненный путь этих людей часто перекрещивался самым причудливым образом. Хотя сразу нужно сказать, что в этот период карьера генерала Бернадота развивалась независимо от Бонапарта. В то время как Бонапарт отправился в египетскую экспедицию, Бернадот стал сначала послом Французской республики в Вене, а затем после возобновления войны, в условиях поражений республиканских армий в Италии (1799), его назначили военным министром. На этом посту он находился всего три месяца, но успел многое сделать, чтобы поправить тяжелое положение, в котором оказалась Франция.

 

* Hojer Т. Т. Carl XIV Johan. Stockholm,1939-1960. В. 1-5.

 

В личной жизни Бернадота в это время произошло событие, которое потом отзовется на его судьбе. В августе 1798 г. он женился на хорошенькой Дезире Клари - дочери марсельского судовладельца, у которой за несколько лет до этого был роман с юным Наполеоном Бонапартом, оставившим ее ради Жозефины Богарне **. Старший же брат Наполеона, Жозеф Бонапарт, был женат на сестре Дезире Жюли, и таким образом Бернадот оказался родственником клана Бонапартов.

Хотя Бернадот не принимал участия в перевороте 18 брюмера, его карьера развивалась весьма успешно, и это несмотря на то, что имя Бернадота несколько раз всплывало в связи с антибонапартистскими заговорами в1801-1804 гг. Корсиканец Наполеон Бонапарт свято верил в клановые узы, и Бернадот стал одним из первых маршалов Французской империи, получив затем во владение небольшое итальянское княжество Понтекорво. При всем том отношения его с Наполеоном складывались совсем не безоблачно. Известны случаи, когда Бернадот в ходе военных действий, командуя крупными соединениями наполеоновской армии, действовал так, что император отстранял его от командования. И в июне1810 г. он сидел без дела, в Париже, фактически оказавшись в полуопале. Именно тогда к нему и обратился шведский лейтенант. Почему выбор пал на Бернадота? Идея поставить во главе Швеции кого-либо из близких Наполеону появилась в Швеции еще в 1809 г., особенно среди шведского офицерства, которое горело желанием взять реванш у России. Имя же Бернадота было здесь известнее всех. Еще в ноябре 1806 г. в плен к Бернадоту попало больше тысячи шведов, которыми командовал полковник Г. Ф. Мёрнер. Пленные офицеры шведского корпуса были приняты французским маршалом с таким благоволением и любезностями, что впоследствии об этом узнала вся Швеция. В 1808 г. опять-таки Бернадоту пришлось командовать французским экспедиционным корпусом, который прибыл в Данию, откуда его должны были перебросить в шведскую провинцию Сконе. Это предприятие не состоялось, а имя Бернадота осталось у шведовна слуху.

 

** Girod de l'Ain G. Desiree Clary. P., 1959.

 

К. О. Мёрнер, кстати, близкий родственник полковника Мёрнера, приехав в Париж, не сразу остановил на нем свой выбор. Мелькнули фамилии Массена, Макдональда и пасынка Наполеона Евгения Богарне. Все же жребий пал на Бернадота. В его пользу, кроме прочего, говорило еще и то, что, опять же ирония судьбы, его сын носил чисто скандинавское имя Оскар, будучи наречен так под влиянием модных оссиановских баллад.

Сам Наполеон не без удивления узнал о шведских предложениях. Он больше склонялся к тому, чтобы шведский трон занял его верный союзник датский король Фредерик VI. Однако он не стал препятствовать своему маршалу, предоставив решать все самим шведам. Тем временем кандидатура Бернадота завоевывала все большую поддержку шведов. Поразительно странным было молчание российского императора Александра I, в то время как весь Петербург гудел от негодования. Несмотря на то что Франция и Россия в тот момент были союзниками, тильзитские договоренности начали давать трещины, и в Европе поговаривали о возможном разрыве. А в таком случае вряд ли французский маршал во главе Швеции, только что подписавшей тяжелый для нее Фридрихсгамский мир, был желанным соседом Петербургу.

Лишь через много десятилетий все разъяснилось. Получив столь лестное предложение, Бернадот направился не к Наполеону, а на тайную встречу с блестящим молодым полковником Александром Чернышевым, чиновником российского посольства в Париже, который в промежутках между великосветской столичной жизнью занимался организацией весьма эффективного шпионажа. Донесения Чернышева объясняют позицию Александра: Бернадет заверял, что будет очень удобным для России соседом. Император России знал и о трениях между Наполеоном и его маршалом. Он был в состоянии помешать избранию, но не сделал этого. Впоследствии Бернадот вспоминал в письме царю об этом с благодарностью *.

Как бы то ни было, 21 августа 1810 г. шведский риксдаг, собравшийся в городке Эребру, избрал Бернадота шведским наследным принцем, и в ноябре Карл Юхан, так назывался теперь Бернадот, приехал в Стокгольм, по дороге сменив католицизм на протестантство. Подобно тому как когда-то другой его прославленный земляк, Генрих Наваррский, чтобы получить французскую корону, совершил обратную операцию.

Проникнувшись интересами своего нового отечества и считая, что "счастье Швеции зависит от мира с Россией", Карл Юхан в качестве перспективной цели шведской внешней политики наметил присоединение Норвегии. Для этого он пошел на сближение, а затем и на союз с Россией ** Иногда утверждают, что, согласившись стать во главе Швеции и затем сблизившись с Россией, Карл Юхан якобы изменил императору Наполеону. С формальной точки зрения это не верно. Перед отъездом из Франции Бернадот получил у Наполеона грамоту, по которой он освобождался от каких-либо обязательств перед ним и Францией. При этом произошел инцидент: в первоначальном проекте грамоты Бернадоту не разрешалось вступать в любые антифранцузские союзы и воевать против Франции. Строптивый маршал отказался принять грамоту с таким текстом, и Наполеон, немного поколебавшись, приказал составить новый документ, уже без такого ограничения. Приехав в Швецию, Карл Юхан стал заверять, что не собирается быть наместником императора на Севере и в своих действиях будет исходить из интересов Швеции *. Неслучайно отношения между Швецией и Францией стали портиться, тем более что Наполеон на первых порах вел себя по отношению к Карлу Юхану как к одному из своих вассалов, в полную противоположность Александру I, который постарался расположить к себе нового фактического властелина Швеции (к этому времени король Карл XIII был тяжело болен).

 

* См.: Россия и Швеция: Документы и материалы 1809-1818. М., 1985. С. 20-21; Weibull J.Carl Johan och Norge 1810-1814. Lund-Oslo, 1957.S. 14-4l.

** Tommila P. La Fidlande dans la politiqueeuropeenne en 1809-1815. Helsinki, 1962. P. 87-114.

 

В апреле 1812 г., накануне наполеоновского вторжения, Швеция заключила с Россией союзный договор. Хотя Швеция в войну не вступила, этот договор стал существенным внешнеполитическим подспорьем для России, когда громадная армия Наполеона летом перешла через Неман. Лишь после разгрома Наполеона в России, в конце весны 1813 г., Карл Юхан со своей армией высадился в Германии, где под его командование была поставлена стотысячная Северная армия союзников. Когда после недолгого летнего перемирия вновь возобновились военные действия. Карл Юхан нанес несколько поражений французам, а затем принял самое активное участие в "битве народов" под Лейпцигом.

 

*Girod dе l'Ain G. Bernadotte. Chef de guerre etChef d'Etat. P., 1968. P. 326-330.

 

Выполнив таким образом свои обязательства перед союзниками, он решил заняться чисто шведскими проблемами - отнять Норвегию у Дании, король которой Фредерик VI упрямо держался союза с Наполеоном. Северная армия двинулась к датским границам, вступив на территорию Гольштейна. Потерпев несколько поражений, датчане решили больше не испытывать судьбу и 14 января 1814 г. подписали Кильский мирный договор, по которому датский король отдавал шведскому свое наследственное владение - Норвегию.

Решив таким образом норвежскую проблему. Карл Юхан поспешил со своей армией на основной театр военных действий, где разыгрывался заключительный акт драмы Наполеона. Несомненно, перед шведским наследным принцем на какое-то время замаячила перспектива стать во главе Франции, тем более что об этом вскользь иногда говорил и сам император Александр. Однако другие участники коалиции, прежде всего Австрия и Великобритания, были решительно против. Когда после низвержения Наполеона союзниками в Париже произошла реставрация Бурбонов, Карлу Юхану пришлось вернуться в Скандинавию. Возвращение было тем более необходимым, что события там разворачивались далеко не так, как предполагал наследный принц.

Норвежцы отказались признать условия Кильского мира. Во главе сопротивления встал датский наследный принц Кристиан Фредерик, направленный в Норвегию еще весной 1813 г. в качестве наместника. В феврале1814 г. он провозгласил независимость Норвегии, а себя ее регентом. Было создано временное правительство. На созванном в апреле Государственном собрании сторонники унии со Швецией оказались в меньшинстве. Еще в Париже Карл Юхан добился от союзников посылки на север специальной миссии. Сам же, отправившись на юг Швеции, стал деятельно готовить армию вторжения. После того как переговоры союзных представителей с Кристианом Фредериком и норвежским правительством не увенчались успехом. Карл Юхан двинул свои войска против норвежцев. Однако, понимая ненужность и невыгодность для себя кровопролития, он быстро пошел на уступки норвежцам, обещав сохранить им конституцию 17 мая. Норвежцы согласились на личную унию. 14 августа в Массе была подписана соответствующая конвенция, Кристиан Фредерик вернулся в Данию, и в ноябре чрезвычайный норвежский стортинг (парламент) принял унию со Швецией, внеся соответствующие изменения в конституцию страны и избрав Карла XIII норвежским королем*. На севере Европы возникло новое государственное образование - "Объединенные королевства Швеция и Норвегия".

 

* Norges historic. B. 9. Oslo, 1978. S. 414-447.

 

Карл XIV Юхан

 

В 1818 г. скончался Карл XIII и на престол под именем Карл XIV Юхан вступил бывший генерал французской революции и наполеоновский маршал. Так в посленаполеоновской Европе времен утверждения легитимизма и реставрации на престолах двух древнейших королевств оказалась династия, обязанная своим рождением революции. Это было одним из доказательств того, что полностью вернуться к дореволюционным порядкам в Европе невозможно. И не случайно уже во время Венского конгресса провалилась попытка осуществить реставрацию в Швеции. В Австрии жил и воспитывался принц Густав Ваза, сын свергнутого Густава IV Адольфа, представитель легитимной династии. Реставрации резко воспротивились Александр I и российская дипломатия. Карла XIV Юхана первое время беспокоила возможная активность сторонников прежней династии. Поэтому он старался возродить и распространить появившиеся еще в 70-х гг. XVIII в. в Швеции слухи, что настоящим отцом Густава IV Адольфа был не король Густав III, а его шталмейстер Мунк**.Не чувствующему себя вполне уверенно Карлу XIV Юхану часто чудились прогуставианские заговоры, против которых боролась шведская полиция.

Другой заботой короля в начале20-х гг. стала проблема брака сына Оскара, поскольку европейские монархине были склонны завязывать родственные узы с новой династией. Лишь в 1823 г. удалось женить принца Оскара на Жозефине Лейхтенбергской, дочери пасынка Наполеона Евгения Богарно и баварской принцессы. Так династия Бернадотов вписалась в царствовавшие в Европе дома, тем более что многочисленные дети, родившиеся у Оскара и Жозефины, усилили ее позиции и внутри, и вне страны.

В 30-х гг. Карлу XIV Юхану пришлось столкнуться со все более усиливавшейся внутри Швеции либеральной оппозицией. Король не знал шведского языка, и поэтому круг его общения ограничивался владевшей французским высшей знатью. Попытки выучить язык в первые годы пребывания в Швеции оказались безуспешными. Иногда королю требовалось произносить речи по-шведски, прежде всего перед сословиями риксдага. Из этого положения нашли выход. В семейном архиве династии Бернадотов сохранились шведские тексты таких речей, написанные для короля на французский манер. В конце 20-х гг. доверенным лицом престарелого короля стал граф Магнус Брахе, через которого Карл XIV Юхан осуществлял контакты с миром, сам оставаясь в постелив ***. Злые языки оппозиционеров называли это "постельным управлением", или "господством Брахе" *.

 

** См.: Сборник Императорского русского исторического общества. Т. 121. Спб., 1906. С. 373;Hojer Т. Т. Carl XIV Johan. В. 3. Konungatiden. Stockholm, 1960. S. 18.

*** Carlsson S. Svensk historia. В. 2. Tiden efter1718. Stockholm, 1970. S. 295-307.

 

В области внешней политики Карл XIV Юхан стремился, не ссорясь с могущественным соседом на востоке- Россией, не портить отношения и с другими великими державами. В 1834г., когда обострились русско-британские отношения из-за Турции, Швеция выступила с декларацией о нейтралитете, в определенной степени положившей начало шведской политике нейтралитета.

 

Швеция при Бернадотах

 

После кончины Карла XIV Юхана в 1844 г. на трон взошел Оскар I(1799-1859), настроенный более благосклонно к либералам, с одной стороны, а с другой - довольно настороженно относившийся к России, что чуть было не втянуло Швецию в Крымскую войну. Сменивший в 1859 г. Оскара его сын Карл XV был вынужден согласиться на парламентскую реформу 1865-1866 гг., не только заменившую архаичный четырех сословный риксдаг на двухпалатный парламент, но и еще более ограничившую власть короны. Не везло Карлу XV, поборнику скандинавизма, течения, выступавшего за укрепление межскандинавских связей, и в области внешней политики. Его политика поддержки датского короля Фредерика VII в шлезвиг-голштинском вопросе не встретила одобрения у правительства Швеции. Не способствовало укреплению позиции королевской власти и обострение отношений с партнером по унии Норвегией, где все большую силу набирала национально-демократическая оппозиция. Будучи женат на Луизе Нидерландской, Карл XV не имел наследника. Единственная его дочь Луиза вышла замуж за кронпринца датского Фредерика, ставшего впоследствии королем Фредериком VIII.

 

* Hojer Т. Т. Carl XIV Johan. В. 3.Konungatiden. S. 317-318.

 

Когда в феврале 1872 г. Карл XV скончался, на престол вступил его 43-летний брат герцог Эстергётландский под именем Оскар II (1829-1907).В противоположность своим двум предшественникам на шведском троне Оскар II был консерватором, настроенным весьма патриархально. Идеологические импульсы он черпал как из викторианской Англии, так и из возродившейся Германской империи, чье экономическое, политическое, идеологическое и культурное влияние на Швецию резко возросло именно в то время, оставаясь во многом господствующим вплоть до второй мировой войны. Все свое царствование Оскар II посвятил борьбе против демократизации и либерализации Швеции, за сохранение господства обуржуазившейся аристократии, консервативных верхов бюрократии и тонкого слоя богатейшей верхушки буржуазии. Другой целью короля было сохранение в незыблемости унии с Норвегией, причем здесь монарх опирался на консервативные высшую бюрократию и буржуазию этой страны.

Однако противостоять демократическим веяниям становилось все труднее. В 1884 г. парламентаризм одержал верх в Норвегии. В 1905 г., когда Оскар II был уже тяжело болен, Норвегия разорвала унию и провозгласила независимость. В Швеции крепло либерально-демократическое движение. Выразителем интересов навои социальной силы - рабочего класса - стали социал-демократическая партия и профсоюзы. И уже на закате дней, в 1905 г., победа либералов и социал-демократов на выборах во вторую палату риксдага заставила престарелого короля и фактически правившего кронпринца Густава поручить формирование кабинета лидеру либералов Карлу Стаафу. Сменивший Оскара II в 1907 г. новый король Густав V (1858-1950) также отличался довольно консервативными взглядами. Это проявлялось неоднократно, на протяжении всего долгого царствования.

В 1914 г., воспользовавшись так называемым "крестьянским походом", т. е. внушительной 30-тысячной демонстрацией съехавшихся со всей Швеции помещиков и богатых крестьян, выдвинувших милитаристские требования укрепления армии и флота, Густав V сумел отстранить от власти либерала Стаафа. Ни для кого не были секретом тесные связи короля с правыми. Имея определенные прогерманские настроения (в 1881 г. его супругой стала немецкая принцесса Виктория Баденская), Густав V все же способствовал сохранению Швецией нейтралитета в первой мировой войне*. Значение королевской власти очень уменьшилось в результате потрясших Швецию событий 1917-1920 гг., когда в стране одержали верх демократические силы. Ведущую роль в политической жизни стали играть социал-демократы. Король был вынужден уступать демократическому нажиму, все больше отказываясь от своих прерогатив, но сохранив при этом сам институт монархии.

Густав V вошел в историю Швеции как покровитель спорта. Он содействовал проведению в Стокгольме в 1912 г. Олимпийских игр, был страстным поклонником входившего в моду футбола, но, главное, будучи сам отличным теннисистом, поощрял распространение этого вида спорта в Швеции. Под псевдонимом "Мистер Г" он сам вплоть до 90-летнего возраста неоднократно участвовал в ряде турниров, в том числе и международных. Другимхобби короля была вышивка. Он увлекался вышиванием церковных принадлежностей **.

 

*Carlgren W. Neutralitat oder Аlliaz.Stockholm, 1962.

**Hildebrand К. Guslav V som manniska ochregent. В. 2. Stockholm, 1948.

 

В годы второй мировой войны Густав V, выступая последовательно за сохранение Швецией нейтралитета, все же допускал отклонения, от него в пользу Германии. Так, в роковой исторический день 22 июня 1941 г. именно под нажимом угрожавшего отречением короля правительство Швеции скрепя сердце согласилось на транзит по шведским железным дорогам немецких войск, направлявшихся на северный участок советско-германского фронта.

В 1950 г. после смерти Густава V на шведский трон вступил Густав VI Адольф (1882-1973), во многом отличавшийся по своим склонностям от отца. Он получил широкое гуманитарное образование, профессионально занимался классической археологией, интересовался восточноазиатским искусством. В культурном отношении он больше ориентировался на Великобританию. Об этом говорят и оба его брака. В 1905 г. он женился на британской принцессе Маргарете (внучке королевы Виктории), скончавшейся в 1920 г. От. этого брака было пять детей: принц Густав Адольф, отец нынешнего короля, погибший в возрасте 41 года в авиационной катастрофе, принц Бертиль, герцог Халландский (род, в 1912 г.),бывший наследником престола в 1973-1977 гг. **, принцесса Ингрид, ставшая королевой Дании, супругой?короля Фредерика IX, и др. *** В 1923 г. принц Густав Адольф женился вторично на английской аристократке леди Луизе Маунтбэттен (1889-1965).Именно при Густаве VI Адольфе была разработана новая шведская конституция, оставлявшая за короной чисто представительские функции. Принята эта конституция была уже в 1975 г. при новом короле Карле XVI Густаве,который сменил своего деда 15 сентября 1973 г.

 

** Принц Бертиль вступил в брак с Лилиан Дэвис, получившей в 1976 г. титул принцессы Халландской. Примеч. сост.

*** Принцы Сигвард и Карл Юхая вследствие морганатических браков отказались от прав на престол и получили в 1951 г. люксембургский титул графов айсберг. Примеч. сост.

 

Король Карл XVI Густав

 

74-й король Швеции Карл XVI Густав родился 30 апреля 1946 г. Очень рано лишился отца, погибшего, как было сказано, в авиационной катастрофе. Его матерью была принцесса Сибилла Саксен-Кобург-Готская (1908-1972).

Учился в Уппсальском университете, изучая, в частности, историю. При вступлении на престол король получил высшие воинские звания адмирала флота, генерала армии и авиации. Демократические тенденции XX в. не могли не затронуть и личную жизнь короля. Еще будучи наследным принцем, в 1972 г. на Олимпийских играх в Мюнхене Карл Густая завязал роман с прелестной переводчицей Сильвией Зоммерлат (род, в декабре 1943 г.), наполовину немкой - по отцу, наполовину бразилианкой - по матери.

Несколько лет, в частности после вступления Карла Густава на престол, этот роман держался в тайне. Когда король объявил о своем намерении жениться на Сильвии, то риксдагу пришлось изменить некоторые архаичные законы. Ставшая в июне 1976 г. королевой Швеции Сильвия, кстати быстро освоившая шведский язык, завоевала популярность у шведов, да и за рубежами Швеции *.

У королевской четы родилось трое детей: в 1977 г. - принцесса Виктория, герцогиня Вестергётландская, в 1979 г. - принц Карл Филин, герцог Вермландский, в 1982 г. - принцесса Мадлейн, герцогиня Хельсингландская и Гестрикландская. По праву старшинства наследной принцессой была провозглашена Виктория, но после рождения Карла Филина в 1979 г. в шведском обществе возникли споры. Значительная часть шведов, в основном пожилые люди, считали, что престолонаследие должно быть за наследником мужского пола, что Швеция и в будущем должна иметь короля, а не королеву. Спор был разрешен парламентом в пользу принцессы Виктории, поскольку иное означало бы дискриминацию женщин, законодательно запрещенную в Швеции.

Монархия в Швеции, имея по конституции чисто представительские прерогативы, продолжает оставаться важной составной частью исторического менталитета шведской нации.

 

* Silvias lyckliga ar. Helsingborg, 1977.

 

 

Часть вторая

НЕЦАРСТВУЮЩИЕ ДИНАСТИИ

 

АВСТРО-ВЕНГРИЯ

ДИНАСТИЯ ГАБСБУРГОВ

 

В середине XVIII в. в доме Габсбургов произошли большие изменения. В 1740 г. угасла мужская линия династии, престол перешел к 23-летней дочери императора Карла VI Марии Терезии (1717-1780). Однако, прежде чем добиться этого, ей пришлось вести упорную борьбу со сторонниками баварского курфюрста Карла Альбрехта, предъявившего свои права на австрийский трон. Война за австрийское наследство длилась до 1748 г. и завершилась признанием прав Марии Терезии, правда, Австрия потеряла в ходе войны почти всю экономически развитую Силезию. Муж Марии Терезии, Франц I Стефан Лотарингский (1708-1765),был избран в 1745 г. императором Священной Римской империи. Так была основана Габсбург-Лотарингская линия австрийского дома, хотя до самого конца династии в 1918 г. ее представители продолжали называть себя Габсбургами.

 

Реформы Марии Терезии

 

Сразу же после войны Мария Терезия приступила к проведению реформ, призванных преобразовать находящееся в состоянии финансового кризиса, плохо управляемое разнородное государство в единый организм, способный функционировать в новых экономических условиях. Реформаторская деятельность Марии Терезии охватила практически все стороны государственной жизни. Вынужденная уже при вступлении на престол вести войну за австрийское наследство, она была поставлена перед необходимостью проведения военной реформы, которая повлекла за собой изменения в финансовой системе государства. Закон о всеобщем подоходном налоге положил конец привилегиям дворянства и духовенства. Осуществление этих реформ потребовало усиления централизации и упорядочения системы учета и контроля. Административные реформы Марии Терезии были направлены на то, чтобы укрепить абсолютизм, уничтожить остатки сословной системы.

Стефан Цвейг, отмечая такие черты личности Марии Терезии, как огромное терпение, тщательное обдумывание замыслов и упорство, способность отказаться, когда это нужно, от страстно желаемого, мудрое самоограничение, называл ее "единственным великим монархом австрийского дома" *.

Мария Терезия обладала подлинным талантом выбирать советников и помощников. Ее министры - граф Фридрих Вильгельм Хаугвиц, затем князь Венцель Антон Кауниц - многое сделали для реформирования государственной системы. Одним из главных советников Марии Терезии был человек буржуазного происхождения, что для того времени было едкостью, - правовед и публицист Йозеф фон Зонненфельс, носитель идей Просвещения, автор правовой реформы. Мария Терезия, сама не получившая глубокого образования, справедливо полагала, что новое время и модернизация государства требуют значительного числа образованных специалистов. Поэтому одной из главных ее забот была реформа образования, от начального до высшего. Австрия одной из первых стран в Европе приступила к созданию школ на государственный счет. Основы системы образования, просуществовавшей до 1918 г., были заложены в это время.

При Марии Терезии изменился стиль правления. Если раньше преобладал испанский стиль с его суровым, четко расписанным этикетом (еще отец Марии Терезии воспитывался при испанском дворе), то теперь все стало проще, меньше внимания уделялось внешней стороне. В отличие от предшественников, в генеалогическом древе Марии Терезии сильно преобладал немецкий элемент. Даже типичные физические черты Габсбургов - габсбургский длинный нос и выступающая нижняя губа- у нее и ее детей едва ли можно заметить.

 

* Цвейг С. Мария Антуанетта. Портрет ординарного характера. М., 1989. С. 35.

 

Детей у Марии Терезии и Франца Стефана Лотаринтского было шестнадцать. Большое количество детей не редкость в габсбургских семьях. Как всегда, Габсбурги с помощью брачных союзов крепили связи со многими династиями. Недаром они полагали, что кровно связаны со всеми европейскими правящими домами. Так, дочери Марии Терезии были выданы замуж: Мария Амалия - за герцога Пармского Фердинанда, Мария Каролина - за короля Фердинанда Неаполитанского, Мария Антуанетта - за французского короля Людовика XVI. Сын Иосиф был женат на принцессе Марии Изабелле Бурбон-Пармской, затем на баварской принцессе Марии Жозефе, Леопольд - на принцессе Марии Пуще из династии испанских Бурбонов, Фердинанд - на Марии Беатрисе, последней представительнице рода Эсте, он основал габсбургскую линию герцогов Модена-Эсте.

 

Просвещенные государи

 

За пятьсот лет своего правления династия не создала единого государства с единой нацией, было только понятие австрийского дома. Австрия же - это владения Габсбургов. Для Марии Терезии династия, дом Габсбургов представляли высшую ценность. Однако ее сыновья, Иосиф и Леопольд, под влиянием Просвещения и рационализма прониклись идеей необходимости служения своему государству. Монарх, глава династии, призван служить благу государства и своих подданных. Эти идеи были заложены и в программы воспитания габсбургских принцев *.

Ни об одном из Габсбургов не существует таких противоречивых мнений, как об Иосифе II (1741-1790). Его называли и народным кайзером, и освободителем крестьян, даже кайзером-революционером, и врагом церкви, и доктринером. Для австрийских либералов Иосиф II был национальным героем, консерваторы же осуждали его деятельность.

Иосиф II обладал огромной энергией и работоспособностью, но ему не хватало знания людей и политического инстинкта Марии Терезии. Младший брат Леопольд говорило нем: "Иосиф - это человек, которого каждый уважает, но никто не любит" **. И он платил людям тем же, ценил в них прежде всего исполнительность, четкое выполнение своего долга.

 

* Wandruszka А. Das Haus Habsburg. DieGeschichte einer europaischen Dynastie. Stuttgart,1956. S. 173.

** Gonda J., Niederhauser E. Die Habsburger: Eineuropaischen Phanomen. Budapest, 1978. S. 162.

 

Иосиф мечтал создать современное, хорошо организованное и управляемое государство, которое бы заботилось о благе населения, а не о славе своего господина. С именем этого императора связаны отмена личной зависимости крестьян, принятие эдикта о веротерпимости, реформы в области права, социальной политики и здравоохранения, реформа образования, поддержка сельского хозяйства, ремесла и промышленности. Однако стремление императора к жесткой централизации, желание идти напролом в достижении своих целен привело к нарастающему сопротивлению политике Иосифа II со стороны различных социальных и национальных сил ***. Методы осуществления задуманных кайзером преобразований не соответствовали реалиям такого сложного и разнородного организма, какой представляли собой владения Габсбургов. Вместе с тем в результате реформаторской деятельности Марии Терезии и Иосифа австрийское государство далеко шагнуло вперед по сравнению с 40-ми гг. XVIII в., были заложены основы его функционирования в новых исторических условиях - условиях формирующегося капитализма.

Преемнику кайзера-реформатора, его брату Леопольду II (1747-1792),пришлось отменить ряд постановлений Иосифа и пойти на уступки прежде всего в национальном вопросе. В частности, он короновался венгерской короной, санкционировал венгерские законы, усилил сословные представительства земель. Следует отметить, чтои время вступления его на трон было весьма сложным - 1790 год, второй год французской революции, всколыхнувшей всю Европу.

 

*** Magenschab Н. Joseph II. Revolutionar von Gottes Gnaden. Graz-Wien, 1979. S. 70.

 

Когда императором стал 43-летнийЛеопольд II, до этого великий герцог Тосканы, в стране царило беспокойство, различные сословия выступали со своими требованиями, протестовали против абсолютистской системы. Правление Леопольда в итальянском герцогстве считалось образцом "просвещенного абсолютизма". И если бы не та кризисная внутри- и внешнеполитическая ситуация, в которой оказалась Австрия, если бы судьба уготовила ему более долгое правление, может быть, этот образованный и одаренный человек смог больше сделать для своей страны. Ученик Монтескье и физиократой, Леопольд II придавал большое значение реформированию государства в буржуазном духе, склонялся к конституционному правлению. Вместе с тем он считал, что необходимо учитывать историческое своеобразие и традиции земель, входивших в состав владений Габсбургов. В отличие от автократической манеры правления Иосифа, который верил, что лучше всех знает, что надо делать, и не слушал ничьих советов, Леопольд полагал, что деятельность правителя должна находить поддержку у его народа. Незадолго до вступления на трон в Австрии Леопольд писал своей любимой сестре Марии Кристине (бывшей замужем за штатгальтером Нидерландов Альбрехтом): "Я думаю, что государь, даже наследственный, является лишь избранником и уполномоченным народа, которому он обязан посвятить всю свою заботу и свои труды; я думаю, что каждая страна должна иметь договор между народом и сувереном, который ограничивал бы власть последнего" *.

Однако Леопольду II не удалось воплотить эти идеи в жизнь. За свое двухлетнее правление он смог лишь смягчить государственный кризис. 1 марта1792 г. после непродолжительной болезни Леопольд неожиданно скончался. Его наследником стал Франц II(1768-1835).

 

Педант на троне

 

Леопольд имел шестнадцать детей от брака с Марией Луизой из династии испанских Бурбонов. К сожалению, старший сын - Франц - был наименее одаренным из всех его сыновей. Еще при Иосифе (у которого были лишь дочери, да и те рано умерли) он был взят в Вену и воспитывался при дворе в качестве наследника. Однако это насильственное удаление ребенка из родительского дома во Флоренции, где царил дух образованности и Просвещения, не пошло ему на пользу - он еще больше замкнулся и превратился в сухого педанта.

 

*Wandruszka А. Ор. cit. S. 180.

 

Второй сын Леопольда - Фердинанд (1769-1824) - управлял Тосканой в духе "просвещенного абсолютизма". Эрцгерцог Карл (1771-1847) (третий сын) был редким в Габсбургской династии крупным военным деятелем. В 1809 г. он победил Наполеона в сражении при Асперне, - что, однако, не спасло Австрию от поражения в войне. Карл известен также как автор фундаментальных трудов по военной стратегии. Один из братьев, Иосиф(1776-1847), стал палатином (наместником короля) Венгрии. Он приобрел земельные владения в Венгрии, и его наследники жили главным образом здесь же. Эта линия Габсбургской династии со временем стала называться венгерской, ее представителей население страны считало венграми. Иосиф много сделал для развития столицы Венгрии, где ему впоследствии был поставлен памятник на площади, носящей его имя. Но, пожалуй, самым талантливым сыном Леопольда был эрцгерцог Иоганн Баптист (1782-1859), которого называли некоронованным королем Альп - он владел Штирией и Тиролем. Блестяще образованный ученый-естествоиспытатель, Иоганн пользовался огромной популярностью среди населения своих земель, о развитии которых он заботился. Он вел очень скромный образ жизни и был женат на дочери почтмейстера Анне Плохль. Иоганн, как и его младший брат Райнер (1783-1853), имел либеральные убеждения, что дало основания Франкфуртскому Национальному собранию во время революции 1848-1849 гг. Избрать его правителем империи.

Но, несмотря на эту плеяду значительных личностей, австрийский трон по праву первородства перешел к Францу. Медлительность, неповоротливость ума, отсутствие фантазии, габсбургское упрямство, любовь к бумагам, стремление, чтобы каждое движение жизни было письменно зафиксировано, сделали его бюрократом на троне. Францу недоставало истинного величия государя, да он и не стремился соответствовать этому образу. Это был добропорядочный отец семейства, говоривший на венском диалекте, с утра до вечера занимавшийся своими бумагами, - "добрый император Франц", как называли его венцы. Его коньком было штудирование различных законодательных актов, а любимым детищем- изданный в 1811 г. свод гражданских законов.

При императоре Франце изменился статус династии. До этого глава династии избирался императором Священной Римской империи, являясь владетелем наследственных австрийских земель, королем Чехии и Венгрии, влиятельным князем еще многих провинций страны. 11 августа1804 г. Франц принял титул императора Австрии, и с этого времени название "Австрия" стало официальным для всей империи. А в 1806 г. Франц отказался от короны Священной Римской империи, которая на этом прекратила свое существование. Отныне мы будем иметь дело с императорами Австрии.

Итак, именно Францу, этому бесцветному представителю династии Габсбургов, выпало на долю управлять страной в сложнейший исторический период - период Великой французской революции и наполеоновских войн, когда многое в Европе менялось коренным образом. Как обычно бывает в таких случаях, рядом с Францем возникает фигура, в значительной мере определявшая внутреннюю и внешнюю политику Австрии на протяжении десятилетий, - князь Клеменс Меттерних-Виннебург.

Родившийся в 1773 г. в Кобленце, Меттерних в 20-летнем возрасте переселился вместе с отцом в Вену. Женитьба на внучке бывшего государственного канцлера Кауница открыла блестящему молодому человеку двери венских дворцов. Дипломатическая служба привела его в 1806 г. в Париж, а уже в 1809 г. он был назначен министром иностранных дел. Про Меттерниха говорили, что он служил трем поколениям дома Габсбургов, хотя никогда не был слугой: императором Францем он руководил, за Фердинанда он управлял, а Францу Иосифу давал советы *.

С именем Меттерниха связано установление в послевоенной Европе системы Священного Союза, призванной защищать статус-кво, способствовать сохранению равновесия сил на континенте и с этой целью обеспечивать сотрудничество государств в подавлении революционных движений.

Австрия была кровно заинтересована в этом, так как рост либерализма и национализма в Европе угрожал самому существованию многонационального государства. В 1820 г. в "Программе германской политики" Меттерних писал: "В наше время нет ничего более важного, чем сохранение того, что существует. Сейчас переход от старого к новому чреват теми же опасностями, что и возвращение от нового к тому, чего больше нет. И то и другое в равной мере может привести к беспорядкам, чего важно избежать любой ценой".

 

*Gonda J., Niederhauser E. Op. cit. S. 185.

 

После всех потрясений и потерь, связанных с периодом наполеоновских войн. Дунайская монархия стала в 1815 г. одной из ведущих великих держав Европы. Австрия играла главную роль в созданном на развалинах Священной Римской империи Германском союзе, где ее главным конкурентом выступала все более укреплявшая свои позиции Пруссия. В сфере влияния Габсбургов была и большая часть Италии: империи принадлежало Ломбардо-Венецианское королевство, в великом герцогстве Тосканском правил младший брат Франца Фердинанд, в Модене - его двоюродный брат, Парма стала владением его дочери Марии Луизы, другие итальянские государства были вынуждены считаться с австрийской гегемонией. Положение Австрии казалось весьма прочным. Как говорил император Франц о сложившейся в 1815 г. системе: "На мой век и век Меттерниха ее хватит" *. В отношении себя он не ошибся, а его доверенному лицу довелось увидеть революцию 1848 г.

Два десятилетия правящим кругам Австрии еще удавалось держать ситуацию под контролем, хотя и в империи, и во всей Европе происходили большие изменения. На арену политической жизни выходили новые социальные силы, буржуазия все громче заявляла о своих правах на участие в управлении государством. В многонациональной Дунайской монархии шел процесс роста национального самосознания населявших ее народов. Все это зрело в недрах страны, державшейся в жесткой узде меттерниховской системы. Однако политика сдерживания, проводившаяся правительством, не могла быть достаточно долго эффективной.

 

*Gonda J., Niederhauser E. Op. cit. S. 183.

 

Революции 1830 г. во Франции и Бельгии, польское восстание 1830-1831 гг. были восприняты творцами системы Священного Союза как подлинная катастрофа. Ближайший сподвижник князя Меттерниха Фридрих Генц писал в декабре 1830 г.: "Несовершенная и все же для того момента спасительная система, над которой мы кропотливо и упорно работали 15 лет, разрушена; Европа, несомненно, идет навстречу новым формам, новым комбинациям, новым судьбам".

Тем не менее до конца правления Франца I в империи внешне царило спокойствие. Император вел тихую, размеренную жизнь в кругу своей семьи. Правда, его вряд ли можно было назвать счастливым отцом семейства. Он был женат четыре раза. Первые его жены рано умерли. Детей Франц имел от второй жены - Марии Терезии, дочери Фердинанда Неаполитанского и тетки императора Марии Каролины, т. е. они были дважды кузенами (по отцу и по матери). Это близкое родство не лучшим образом сказалось на детях императорской четы. Первая дочь Франца Мария Луиза стараниями Меттерниха была выдана в 1810 г. замуж за Наполеона I. Наполеон стремился основать династию, и брак с представительницей старейшего европейского правящего дома казался ему весьма престижным. Меттерних склонил своего императора к этому решению, представив ему все выгоды такого союза с властителем Европы. Однако здесь он просчитался, и Мария Луиза вскоре вынуждена была вернуться под родительский кров. От брака с французским императором у нее остался сын Наполеон, герцог Рейхштадтский, который воспитывался при венском дворе. Родные хотели сделать из него настоящего Габсбурга, но он не мог забыть о своем отце. Ранняя смерть в 1832 г. от туберкулеза легких избавила его от этого двусмысленного положения. Имя юного герцога было окутано легендой. Его трагическая фигура не раз вдохновляла авторов романтических произведений.

Мария Луиза совсем не интересовалась своим сыном. Решением Венского конгресса 1815 г. ей было предоставлено во владение герцогство Парма, где она вышла замуж за своего обергофмейстера графа Нейперга. Мария Луиза, по свидетельству современников, была настоящей истеричкой. Еще более сильно дурная наследственность сказалась на ее сестре Леопольдине, выданной замуж за императора Бразилии Педру, которая была на грани слабоумия. Однако самым большим ударом для Франца, панически боявшегося наследственных болезней, стала умственная неполноценность его первого сына, наследника престола Фердинанда (1793-1875). Он страдал эпилепсией, и очень скоро выяснилось, что Фердинанд никогда не сможет управлять страной. Но, несмотря на то что у императора был еще один сын - эрцгерцог Франц Карл (1802-1878), и он сам, и Меттерних не хотели отступать отдуха легитимности и придерживались права первородства. Меттерних в этой ситуации, несомненно, преследовали свои собственные цели. Он заставил императора Франца подписать рекомендации наследнику управлять согласно советам Меттерниха *. Еще при жизни Франца было решено, что осуществлять управление государством будет наиболее близкий ему по духу брат эрцгерцог Людвиг (1784-1864).

 

*Bertier de Sauvigny G. Metternich et son temps.P., 1959. P. 143-144.

 

Конец системы Меттерниха

 

В 1835 г. во главе огромной империи, игравшей важную роль в Европе, встал совершенно недееспособный монарх, подставная фигура, решения за которого принимались другими людьми. У Фердинанда были периоды просветления, когда он казался вполне нормальным человеком. Император интересовался различными вещами: монетами, акварелью, ботаникой, техникой, позднее его главным увлечением стали железные дороги. Однако все это до тех пор, пока он не погружался в тяжелую депрессию.

Важнейшие роли в управлении империей в этот период играли члены высшего государственного органа - государственной конференции, так называемый триумвират: дядя императора эрцгерцог Людвиг, Меттерних и граф Франц Антон Коловрат. Причем последний постоянно находился в оппозиции к Меттерниху и пытался блокировать все его предложения. Часто это приводило к невозможности принятия решений. А тем временем положение в стране становилось все более напряженным. Существующие политические структуры тормозили дальнейшее развитие государства. Правительство опасалось общественных и политических последствий экономического подъема. Серьезную опасность для правящих кругов представляли и национальные проблемы. Особую озабоченность вызывало национальное движение в Венгрии. Несмотря на жесткую цензуру и полицейский режим, в Дунайской монархии ширилось движение за реформы, все громче раздавались требования установления конституционного правления и проведения в жизнь принципов либерализма. Недовольство системой Меттерниха было настолько сильным, что не хватало только искры, чтобы разгорелся пожар. И этой искрой стало в феврале 1848 г. сообщение о революционных событиях в Париже.

Революция 1848 г. потрясла до основания Австрийскую империю. Система Меттерниха рухнула, сам он был вынужден подать в отставку и покинуть Вену. Одну из решающих ролей в его падении сыграла эрцгерцогиня София, жена младшего брата императора, как говорили в 1848 г., "единственный мужчина в императорской фамилии" *. Эта умная, энергичная и честолюбивая женщина, дочь баварского короля Максимилиана I, не могла простить Меттерниху, что он настоял на праве Фердинанда занять австрийский трон. Ее муж, эрцгерцог Франц Карл, был незначительной фигурой. Он вел такой же образ жизни, как и его отец, был простым доброжелательным человеком, имел множество знакомых в среде венского бюргерства. Франц Карл не обладал сильной волей и способностью к решительным действиям. Все свои надежды София сосредоточила на старшем сыне Франце, которого воспитывала как наследника престола.

В тревожные дни революции 1848 г. эрцгерцогиня София оставалась центром и во многом движущей силой двора. Ей удалось воспользоваться сложившейся ситуацией и с помощью нескольких сильных фигур из верхних эшелонов власти добиться отречения Фердинанда в пользу своего 18-летнего сына. 2 декабря 1848 г. началась новая глава в истории Австрийской империи - эпоха Франца Иосифа, продлившаяся 68 лет.

 

Личность Франца Иосифа

 

Эрцгерцог Франц родился 18 августа1830 г. и стал первым внуком престарелого императора, имевшим законные права на престол. Теперь император мог быть спокоен - наследование по мужской линии было обеспечено (хотя Фердинанд и был женат на сардинской принцессе Марии Анне, надежд на наследника здесь не было никаких).

 

*Redlich J. Kaiser Franz Joseph von Ostelteich.Eine Biographie. Berlin, 1929. S. 52.

 

Мальчик рос красивым и здоровым. К счастью, с кровью матери он не унаследовал опасность тех душевных заболеваний, которые явились причиной многих трагедий в баварском правящем доме Виттельсбахов.

Франц получил в детстве хорошее образование и воспитание. У него был талант к языкам: он превосходно говорил по-французски и итальянски, хорошо знал венгерский и чешский языки. София, набожная католичка, воспитывала своих четырех сыновей в строго религиозном духе. Однако Францу не была свойственна глубокая внутренняя религиозность. Все мистическое было чуждо его трезвой, рассудительной натуре. И в людях он ценил прежде всего ясность, простоту и естественность. Искусство, поэзия, музыка играли небольшую роль в его образовании. Это определило во многом отсутствие высоких духовных интересов у Франца. Напротив, большое внимание было уделено военному воспитанию, что являлось нововведением в доме Габсбургов, которые редко до этого выказывали честолюбие добиться успеха на военном поприще. При венском дворе военный дух никогда не был сильно выражен. Эрцгерцог Франц был первым наследником престола, которого планомерно воспитывали как офицера, и все связанное с этой областью его очень интересовало, хотя он и не проявил себя впоследствии как способный военачальник. Учеба Франца была прервана слишком рано - в 18 лет, и он не успел приобрести фундаментальные познания, прежде всего в области политических и юридических наук.

Такого рода воспитание сформировало личность будущего монарха. У Него на всю жизнь сохранилась любовь к порядку, дисциплине, униформе, строгому соблюдению субординации. Главным смыслом его жизни стало выполнение своего императорского долга.

 

Восстановление абсолютизма

 

Итак, этот юный, не отличающийся особыми талантами представитель дома Габсбургов встал у руля огромной империи, раздираемой социальными и национальными противоречиями. В начале своего правления он опирался на поддержку нескольких советников, ведущую роль среди которых играли князь Альфред Виндишгрец, аристократ старой школы, и его зять князь Феликс Шварценберг, ставший в конце 1848 г. главой правительства. По предложению последнего юный эрцгерцог взял себе имя Франц Иосиф, чтобы таким образом продемонстрировать связь своего правления с заветами столь любимого либералами "народного кайзера" Иосифа II. Свое министерство Шварценберг провозгласил конституционным либеральным правительством, которое будет управлять согласно конституции. Однако это был только маневр, призванный успокоить общественное мнение. За этим благопристойным фасадом продолжалось планомерное подавление революционных выступлений, закончившееся в 1849 г. разгромом с помощью войск Николая I венгерской революции. Когда положение несколько стабилизировалось и позиции верховной власти укрепились, конституционность была отброшена. Императорский патент от 31 декабря 1851 г. провозгласил отмену конституции и восстановление абсолютизма. А после смерти в 1852 г. Шварценберга Франц Иосиф сосредоточил в своих руках всю власть. Главную свою задачу он видел в сохранении единства и укреплении мощи Австрийской империи. Достижению этой цели путем жесткой централизации, унификации всех сторон государственной жизни и была призвана служить политика кабинета Александра Баха, возглавлявшего правительство до 1859 г.

Хотя революция потерпела поражение, правящие круги не могли не учитывать серьезных изменений в экономике, социально-политической области, в сознании, связанных с наступлением капиталистической эры. Правительство не решилось посягнуть на важнейшее завоевание революции 1848 г. - ликвидацию крепостнических отношений, что расчистило путь капитализму. Этому способствовали и реформы, создавшие так называемую "баховскую систему": административную, судебную и таможенную, меры по упорядочению торговой и финансовой политики, введение единообразных налогов по всей стране, реформу образования. Целью этих реформ было создание сильного централизованного государства, в котором были бы стерты всякие границы между различными землями монархии Габсбургов. Однако многочисленные феодальные пережитки и разнородность составных частей империи тормозили проведение реформ в жизнь. Кроме того, буржуазные по своей сути, преобразования осуществлялись абсолютистскими методами.

 

Частная жизнь

 

Однако политика политикой, а юному императору пора было подумать и о женитьбе. Это ответственное дело, как и следовало ожидать, взяла в свои руки эрцгерцогиня София. Первая предложенная ею кандидатура - саксонская принцесса Сидения - была отвергнута Францем Иосифом. Племянница же прусского короля принцесса Анна ему понравилась. София надеялась таким образом укрепить австро-прусские отношения, но берлинский двор воспротивился этому браку. Тогда София решила найти невесту в своем баварском доме. Выбор пал на племянницу Елену, дочь ее сестры Луизы и герцога Макса Баварского. Как полагала София, Елена по складу своего характера и по воспитанию смогла бы достойно нести тяготы, связанные с императорской короной. Но все ее планы разрушил Франц Иосиф, который влюбился в младшую сестру Елены - очаровательную Елизавету. Ей не было и, семнадцати лет, когда она вышла замуж и стала императрицей Австрии.

Более несхожих людей, нежели Франц Иосиф и его супруга, трудно себе представить. Воспитанная свободно, не терпящая никакой узды, романтически настроенная Елизавета, для которой духовная жизнь зачастую была более реальной, чем все, что ее окружало, - и педантичный, прагматичный Франц Иосиф. Внешние формы были для него не пустыми формальностями, но выражением порядка, который должен был сохраняться при всех условиях. С годами эта разность характеров проявлялась все более остро, а пока, в.1854 г., молодые люди были счастливы. Однако очень скоро Елизавета почувствовала себя птицей, которую заточили в золотую клетку. София стремилась сделать из своей племянницы настоящую императрицу. Но придворный этикет, соблюдение бесконечных формальностей, все, что ограничивало ее свободу, тяготит Елизавету. К тому же София забрала к себе и сама занималась воспитанием внучек - маленькой Софии (которая умерла в 2-летнем возрасте) и Гизелы. Франц Иосиф, испытывавший к матери глубокое уважение, не мог добиться примирения двух дам. Елизавета, часто остававшаяся одна, писала грустные стихи, много читала, но подлинной ее страстью была верховая езда. А впоследствии, чтобы освободиться от гнетущей опеки, она стала путешествовать.

Елизавета не вмешивалась в политику, за исключением единственного случая, когда она сыграла определенную роль в урегулировании конфликта с Венгрией в 60-е гг. XIX в. Во время визита в Венгрию юной императорской четы венгры были восхищены красотой Елизаветы. Высокая, стройная, с классически правильными чертами лица, сияющими огромными глазами и отливающими золотом роскошными каштановыми волосами, Елизавета никого не оставляла равнодушным. Почувствовав искреннюю любовь венгров, которой ей так недоставало при венском дворе, она прониклась к ним ответной симпатией. Императрица выучила венгерский язык, с удовольствием читала венгерскую литературу и прекрасно говорила. Она много времени проводила в своих венгерских имениях. Одинокая при дворе, где царила эрцгерцогиня София, Елизавета окружает себя придворными дамами - представительницами венгерского дворянства. С этих пор ее доверенные лица и приближенные только венгерки. Она поддерживает связи с деятелями венгерской оппозиции, в частности с ее лидерами - Ференцем Деаком и Дьюлой Андраши, которые через императрицу пытаются оказать воздействие на Франца Иосифа, с тем чтобы он пошел навстречу их требованиям. Усилия Елизаветы имели определенное значение для изменения позиции Франца Иосифа в венгерском вопросе *. В 1867 г. было заключено соглашение, согласно которому империя преобразовывалась в дуалистическую Австро-Венгерскую монархию, где вводилось конституционное правление, и Венгрия получала большие права в решении своих внутренних дел. Франц Иосиф и Елизавета были коронованы в Пеште как венгерские король и королева.

 

*Corti Е. Elisabeth. "Die seltsame Frau".Salzburg, 1940. S. 158-159.

 

Смерть, окутанная легендами

 

В 1858 г. у Франца Иосифа родился наследник - эрцгерцог Рудольф, которому суждено было стать одной из самых загадочных фигур в Габсбургской династии. Он противоречиво соединил в себе черты характера матери и отца. Рудольф унаследовал от Елизаветы страстность, необузданность, нервическую натуру, ироничный ум; от Франца Иосифа - его понимание долга. Рудольф разделял любовь своей материк Венгрии и прекрасно говорил по-венгерски. Как и Франц Иосиф, он был страстным охотником. Умный, одаренный, элегантный, кронпринц пользовался большим успехом в обществе. И вдруг, неожиданно для всех, в январе1889 г. прозвучали выстрелы в охотничьем замке Майерлинг. Что заставило кронпринца лишить жизни себя и свою юную подругу баронессу Марию Вечера? Эта смерть до сих пор окутана легендами. Существуют разные версии случившегося, и, так как династия постаралась уничтожить все следы этой трагедии, трудно прийти к однозначному выводу *.

Елизавета, которая до конца жизни так и не смогла оправиться от этого удара, винила во всем свою баварскую наследственность, ставшую, как ей казалось, причиной душевной неуравновешенности Рудольфа. Многие видели в этом лишь романтическую любовную историю. Наследник был женат на бельгийской принцессе Стефании (кстати, приходившейся внучкой венгерскому палатину Иосифу Габсбургу), но не был счастлив в браке. По некоторым сведениям, незадолго до самоубийства он направил папе Льву XIII письмо с просьбой расторгнуть его брак, но получил отказ. В глазах обывателей этот мотив сыграл решающую роль в принятии кронпринцем рокового решения. Упоминалась также и тяжелая болезнь, перенесенная им в 1886 г., последствия которой якобы угрожали жизни Рудольфа. Однако серьезные исследователи видели за всем этим еще и политическую подоплеку, которая крылась в противостоянии императора и наследника.

 

* Franzel Е. Kronprinzen-Mythos und Mayerling-Legenden. Wien; Munchen, 1963.

 

В кронпринце определенные общественные круги видели либерала, сторонника реформ. С ним связывались надежды на перемены в империи. И для этого существовали веские основания. Рудольф вырос в период расцвета австрийского либерализма, стараниями матери получил современное воспитание в явно либеральном духе. У него были друзья в среде свободомыслящих кругов, он поддерживал связи с венгерской оппозицией. В 1881 г. Рудольф написал "Меморандум о политической ситуации", предназначенный для Франца Иосифа. В нем наследник предлагал провести ряд внутриполитических реформ, предоставить больше прав славянским народам империи, во внешнеполитической области - совершить поворот от союза с Германией к союзу с Францией **. Эти идеи не находили отклика у его отца. Наследник не допускался к ведению государственных дел. После 1886 г. Рудольф все более отдаляется от своей семьи. Его отношение к жизни становится скептическим, горечь сквозит во многих его высказываниях. Наконец, в предсмертном письме своей младшей сестре Марии Валерии он советует ей покинуть страну после смерти Франца Иосифа, так как нельзя предвидеть, что случится тогда с Австро-Венгрией ***.

 

Новые испытания

 

Смерть наследника - не первая и непоследняя потеря в семье Франца Иосифа. 1867 год был не только поворотным в судьбе империи. В этом году трагически завершилась авантюра, предпринятая младшим братом императора, Максимилианом, против которой Франц Иосиф с самого начала решительно возражал. Максимилиан и его супруга, бельгийская принцесса Шарлотта, движимые тщеславием и подстрекаемые французским императором Наполеоном III, приняли в 1864 г. предложенную им узким кругом мексиканских клерикалов императорскую корону и отправились в Мексику. В 1854 г. в этой стране началась революция и развернулась гражданская война. Либеральное правительство Бенито Хуареса проводило буржуазные реформы. Однако на рубеже 1861-1862 гг. на помощь реакционным силам пришли англо-франко-испанские войска. Особенно активную позицию в этой борьбе занимала наполеоновская Франция. При ее поддержке и была провозглашена империя, но она не смогла долго удержаться на французских штыках. В начале1867 г. французские интервенты были вынуждены покинуть Мексику. Вскоре после этого республиканцы разгромили войска Максимилиана, который в июне того же года был расстрелян, а его жена в результате перенесенных потрясений сошла с ума.

 

** Барт И. Незадачливая судьба кронпринца Рудольфа. М., 1988. С. 215.*** Corti Е. Ор. cit. S. 422.

 

Испытания такого рода судьба посылала Францу Иосифу еще не раз: самоубийство сына, а затем смерть жены. На протяжении последних 20 лет своей жизни Елизавета очень мало времени проводила в Вене и вообще в пределах империи. Какое-то беспокойство гнало ее по свету, с одного места на другое. Единственное, что связывало ее с домом, была младшая дочь Мария Валерия, родившаяся в 1868 г. Этот ребенок принадлежал Елизавете целиком и полностью. Она не расставалась с дочерью до самой ее свадьбы в 1890 г., после чего с удвоенной энергией пустилась в странствия. Оружие убийцы - итальянского анархиста Луиджи Луккени - настигло ее10 сентября 1898 г. в Женеве.

И этот удар Франц Иосиф перенес мужественно. Несмотря на все беспокойство, которое доставляла ему жена, он продолжал любить ее и впоследствии, вопреки настояниям его ближайшего окружения, неоднократно отказывался от второго брака. У Франца Иосифа никогда не было друзей. С многочисленными родственниками из дома Габсбургов его не связывали теплые отношения. Одиночество императора скрашивала дружная многодетная семья его дочери Марии Валерии, вышедшей замуж за отпрыска тосканской линии Габсбургов эрцгерцога Франца Сальватора, и актриса венского Бургтеатра Катарина Шратт. С К. Шратт познакомила Франца Иосифа еще в 1886 г. сама императрица. Она казалась императору воплощением лучших черт австрийской женщины. Ее веселый нрав, сердечная теплота, естественность позволили Катарине завоевать расположение Франца Иосифа. Эта дружба на протяжении четверти века занимала большое место в его жизни.

После самоубийства Рудольфа наследником императора становится его младший брат, эрцгерцог Карл Людвиг (1833-1896), с которым Франц Иосиф в общем-то никогда не поддерживал тесных контактов. После смерти Карла Людвига наследником стал его старший сын от брака с Марией Аннунциатой из династии неаполитанских Бурбонов - Франц Фердинанд (1863-1914).

Однако император отнюдь не приблизил к себе наследника и не торопился посвящать его в государственные дела. Как и прежде, Франц Иосиф все делал сам. Свой метод работы он сохранил на всю жизнь. Монарх стремился охватить весь комплекс управления огромной империей, вникнуть в каждую мелочь. Каждый день много времени он посвящал просмотру бумаг. За этими бумажными делами и мелочами нередко терялись главные проблемы, упускалось что-то важное. Император строго соблюдал раз и навсегда установленный порядок. Он не любил нововведений и в своей частной жизни отказывался от всех технических новшеств - телефона, автомобиля и пр. Однако что касается государственных дел, то на протяжении почти 70-летнегоправления Францу Иосифу неоднократно приходилось идти на компромиссы. Но главную свою задачу, которой была подчинена вся его деятельность, вся его жизнь, он видел в сохранении империи.

На рубеже веков Франц Иосиф являлся для многих олицетворением империи. К нему относились как к пришедшему из старых времен в новый век европейскому джентльмену. И сам Франц Иосиф понимал эту свою чуждость новому миру. 80-летний император говорил экс-президенту США Теодору Рузвельту (на которого он произвел большое впечатление): "Вы видите во мне последнего европейского монарха старой школы" *. Вместе с тем Франц Иосиф был очень популярен и пользовался глубоким уважением среди широких масс населения, чего нельзя сказать о Франце Фердинанде.

 

*Wandruszka А. Ор. cit. S. 197.

 

Франц Фердинанд

 

Еще во времена своей достаточно бурной юности Франц Фердинанд и его брат Отто (1865-1906) создали себе нелучшую репутацию. Правда, впоследствии, особенно в период лечения от туберкулеза в 1895-1898 гг., характер Франца Фердинанда сильно изменился. Он много работал над восполнением пробелов в своем образовании, особое внимание уделял при этом изучению австрийской истории и политики. Тогда же произошло событие, осложнившее и без того не самые лучшие отношения между императором и наследником. Франц Фердинанд встретил свою будущую жену, которая вопреки всем династическим правилам не являлась принцессой какого-либо владетельного дома Европы. София Хотек была представительницей старинного богемского графского рода. Ни о каком браке с ней, по мнению Франца Иосифа, не могло быть и речи. Однако Франц Фердинанд оказался настойчивее своего дяди, и в 1900 г. после отказа наследника от прав будущей жены и детей на императорскую корону морганатический брак был заключен. Супруге наследника был пожалован титул княгини (затем герцогини) Гогенберг. Это был редкий в Габсбургской династии счастливый брак. Но Франц Иосиф продолжал игнорировать Софию и впервые принял детей Франца Фердинанда лишь после гибели их родителей. Детей опекала затем жена их деда Мария Тереза Португальская. Она пыталась устроить судьбу сыновей убитого наследника - герцогов Макса и Эрнста. Вовремя первой мировой войны Мария Тереза вела переговоры с германским императором Вильгельмом II о передаче своим внукам во владение имперских земель Эльзаса и Лотаринтии *. Но, как и следовало ожидать, эти попытки оказались безрезультатными. В период фашистской диктатуры Макс и Эрнст Гогенберг были брошены в концлагерь Дахау, где показали пример товарищества и готовности прийти на помощь всем, кто в ней нуждается.

 

* Wandrmzka А. Ор. сП. S. 198.

 

Однако до этого еще далеко. А пока, в начале XX в., Франц Фердинанд стремился, несмотря на противодействие императора, играть значительную роль в решении государственных дел, прежде всего в военной области. Наконец наследник получает собственную военную канцелярию, и к 1913 г., когда он стал генеральным инспектором всех вооруженных сил, ему удалось сосредоточить в своих руках реальную власть в этой сфере. С помощью своих доверенных лиц, занявших ключевые постыв армии, Франц Фердинанд проводит ряд реформ. Его сильная воля, авторитарный характер, решительность и непреклонность в отстаивании своего мнения, взрывной темперамент не прибавляли Францу Фердинанду популярности в глазах либерального общественного мнения, в парламенте и среди населения. Его опорой была армия. При всем том Франц Фердинанд понимал, что для сохранения империи всем населявшим ее народам должно быть предоставлено равноправие и гарантировано свободное развитие их национальных культур. Поэтому он резко выступал против дуализма, против мадьяризации живущих в Венгрии народов, вынашивал планы создания "Соединенных штатов Великой Австрии" *. Его стремление объединить хорватов с сербами в рамках империи в корне противоречило целям сербской политики, направленной на воссоединение юго-славянских земель Габсбургской монархии с Сербией: Политическая напряженность на Балканском полуострове, где сталкивались интересы ведущих европейских держав, возрастала. Наконец, 28 июня 1914 г. в Сараево прозвучали выстрелы, которые привели к мировой катастрофе. Убийство Франца Фердинанда и его жены стало последним в ряду кровавых трагедий, которые довелось пережить императору за долгие годы его правления.

 

*Kiszling R. Erzherzog Franz Ferdinand von Osterreich-Este. Graz; Koln, 1953. S. 120 ff.

 

Конец империи

 

Франц Иосиф был настроен весьма пессимистически в отношении исхода войны. В первые же дни он заявил: "Если монархии суждено погибнуть, то она по крайней мере должна погибнуть достойно" **. К новому наследнику престола, племяннику Франца Фердинанда эрцгерцогу Карлу Францу Иосифу (1887-1922), император относился с симпатией, Францу Иосифу нравились скромность и подчеркнуто уважительное отношение к нему молодого эрцгерцога (ему было 27 лет). Он распорядился, чтобы все руководители министерств представляли Карлу доклады о положении дел в их епархиях. Однако к делам управления наследник, как и прежде, не допускался. Франц Иосиф еще два года пытался удержать в своих слабеющих руках все нити управления. Однако силы оставляли его. Все труднее было контролировать сложную внутриполитическую ситуацию. Да и ход военных дел давал мало оснований для оптимизма. Здоровье Франца Иосифа резко ухудшилось. Воспаления легких в ноябре 1916 г. он уже не мог перенести. 21 ноября его не стало. Вместе с ним ушла целая эпоха- эпоха империи.

Его преемнику досталось уже разваливающееся, находящееся в состоянии все более углубляющегося внутреннего кризиса государство, которое он тщетно пытался спасти. Франц Иосиф своим авторитетом еще как-то сдерживал центробежные силы, но эта задача в тех условиях была явно не под силу молодому монарху, неопытному политику, да к тому же не обладавшему сильной волей. Его поиски сепаратного мира и попытки переустройства империи потерпели крах.

Благодаря своим семейным связям Карл рассчитывал договориться с Антантой. После истории с женитьбой Франца Фердинанда император и слышать не хотел ни о каких браках, заключенных вопреки династическим законам. Когда стали распространяться слухи о взаимной симпатии Карла и принцессы Гогенлоэ, Франц Иосифрешительно заявил эрцгерцогу, что будущая императрица должна быть изправящего рода. После долгих семейных советов была выбрана дочь португальской инфанты Марии Антонини последнего герцога Пармского Роберта принцесса Пита (1892-1989).Два ее брата - Сикст и Ксавье - вовремя первой мировой войны служилив бельгийской армии. Они были близкик правительственным кругам Франциии Англии.

 

** Redlich I. Op. cit. S. 348.

 

Весной 1917 г. принцы Бурбон-Пармские дважды встречались с Карпоми обсуждали возможность заключениясепаратного мира *. В письме Карла,переданном ими президенту Французской Республики Раймону Пуанкаре, доверительно сообщалось, что императорбудет поддерживать справедливое требование Франции о возвращении Эльзас-Лотарингии, а также восстановление Бельгии и Сербии как суверенныхгосударств. В свою очередь Карл потребовал гарантий сохранения целостности монархии, что завело переговоры в тупик. Ни с военной, ни с политической точки зрения этот план заключения сепаратного мира не мог бытьреализован. Слишком много у него было бы противников и слишком сильны они были, чтобы с ними не считаться. Они скорее пожертвовали бы династией, чем своим положением. Для Карла же речь шла прежде всего о сохранении власти Габсбургов.

Но обстоятельства были сильнее его. Карл предпринял попытку найти выход из создавшегося положения, опубликовав 16 октября 1918 г. манифест, который провозгласил создание в австрийской части империи союза самостоятельных государств - немецко-австрийского, чешского, югославянского и украинского (польские земли должны были присоединиться к независимой Польше). В этом федеративном государстве предусматривалось совместное ведение иностранных и военных дел. И конечно, символом единства выступала династия. Однако к этому времени самостоятельность, независимость составлявших монархию национальных образований была свершившимся и частично признанным западными державами фактом. Империя уже не могла быть спасена. 12 ноября 1918 г. была провозглашена Австрийская Республика, 16 ноября - Венгерская. На развалинах империи образовалось несколько независимых государств.

 

*Griesser-Pecar Т. Die Mission Sixtus.Ostereichs Friedensversuch im I. Weltkrieg. Wien;Munchen, 1988.

 

Габсбурги в изгнании

 

Император Карл, отказавшийся от формального отречения, вынужден был отправиться в изгнание. Отъезд Карла с семьей в Швейцарию описывает в своих мемуарах Стефан Цвейг, который, возвращаясь после революции в Австрию, встретил на границе императорский поезд. Он передает чувства, владевшие многими австрийцами в это нестабильное, смутное время: "Кайзер"- это слово было для нас воплощением всей власти, всего богатства, символом незыблемости Австрии... А теперь я видел наследника, последнего императора Австрии, изгнанником, покидавшим страну. Доблестная череда Габсбургов, которые из столетия в столетие передавали из рук в руки державу и корону, - она заканчивалась в эту минуту. Все вокруг ощущали в этот момент историю, мировую историю" **.

 

** Цвейг С. Вчерашний мир. М., 1991. С. 259,

 

Но последний австрийский император не смирился со своей участью. Дважды в 1921 г. он с помощью своих сторонников во вновь провозглашенной королевством Венгрии предпринял попытки вернуть себе хотя бы венгерскую корону. Однако решительные возражения Антанты против реставрации власти Габсбургов и укреплявшийся в Венгрии режим Миклоша Хорти сделали эти надежды иллюзорными. В октябре 1921 г. вооруженный мятеж легитимистов был подавлен, их войска взяты в плен вместе с королем, а 3 ноября по настоянию стран Антанты был принят закон о лишении Габсбургов прав на венгерский трон. Венгрия оставалась королевством без короля.

Карл был выслан на остров Мадейра, где он и скончался 1 апреля 1922 г. на 35-м году жизни. Там в маленькой церкви для паломников стоит простой металлический саркофаг с единственным украшением - изображением тернового венца и надписью на латыни: "Да свершится воля твоя". Так завершился жизненный путь последнего императора из рода Габсбургов.

Его вдова Цита осталась с восемью детьми, старшему из которых, Отто, было в 1922 г. десять лет. Первая республика разрешила Габсбургам жить в Австрии при условии, что они не будут претендовать на престол *. Однако Цита никогда не отказывалась от своих прав. Она жила в Швейцарии. Впоследствии правительство Бруно Крайского разрешило Ците приехать в Вену. Эта неординарная женщина пользовалась в Австрии большим уважением и симпатиями. Когда она умерла уже в очень преклонном возрасте (ей было за 90лет), на похороны съехалась вся широко разветвленная семья Габсбургов и представители дворянских родов. Цита была похоронена в усыпальнице почти всех габсбургских правителей- венской Капуцинеркирхе.

 

* Первой из детей Карла I приехала на родину в середине 1936 г. эрцгерцогиня Аделаида. Она поступила в университет, но после заключения австро-германского соглашения от 11 июля снова уехала из Австрии. Примеч. сост.

 

Старший сын последней императорской четы, Отто, окончил в 1935 г. Лувенский университет в Бельгии и получил степень доктора политических и социальных наук. Во время второй мировой войны он был в эмиграции в Соединенных Штатах Америки, где активно выступал за восстановление независимости Австрии. После окончания войны Отто вернулся в Австрию. Но правительство запретило ему носить имя Отто фон Эстеррайх (Австрийский), он стал именоваться доктор Отто Габсбург. Через несколько лет он обосновался в Германии. Здесь, в имении Пёкинг, и живет сейчас его семья. В 1951 г. он женился на принцессе Регине Саксен-Мейнингенской. Отто не изменил габсбургской традиции - у него семь детей: пять дочерей и два сына, Карл (род, в 1961 г.)** и Павел Георг (род. в 1964 г.).

 

** Осенью 1992 г. было объявлено о помолвкеэрцгерцога Карла с баронессой Франческой фонТиссен-Борнемисса, дочерью известного миллиардера барона Ханса Генриха фон Тиссен-Борнемисса.Свадьба состоялась в начале 1993 г. Примеч. сост.

 

Всю жизнь Отто Габсбург много путешествовал, выступал с лекциями в разных странах Европы, Латинской Америки, Ближнего и Дальнего Востока, в США и Канаде. Он знает несколько языков. Еженедельно его статьи о международных отношениях появлялись в мировой прессе. За свою разностороннюю деятельность Отто Габсбург был избран членом Французской Академии гуманитарных и политических наук. Испанской королевской Академии. Португальской Академии культуры, членом ПЕН-клуба, удостоен ряда литературных премий. Он выпустил25 книг по проблемам политологии, в частности по вопросам европейского единства *. Еще перед войной Отто стал участником паневропейского движения, а в 1973 г. возглавил Паневропейский союз. Убежденный сторонник объединенной Европы, Отто Габсбург с 1978 г. является депутатом Европейского парламента от Христианско-социального союза. В этой деятельности ему помогла младшая дочь Вальбурга (род, в 1958 г.), которая работала в Европейском парламенте и играла одну из ведущих ролей в молодежном паневропейском движении. В Австрии Отто Габсбург весьма авторитетен и популярен. Об этом свидетельствует то, что он избран почетным гражданином многих австрийских городов.

Габсбургский дом находился у власти шесть с половиной столетий и являлся одной из старейших и сильнейших династий Европы. Временами его могущество простиралось на большую часть континента и за его пределы. Император Карл V имел право сказать, что в его империи никогда не заходит солнце. Габсбурги не без оснований считали, что в своей родословной они соединили все благородные крови Европы. Причем собственно габсбургская кровь не являлась доминантой. После1918 г. эрцгерцог Леопольд Сальватор подсчитал, что у него только 1/16 часть габсбургско-лотаринтской крови, а 15/16- бурбонской. Примерно такая же картина была и у его родственников. Однако это никогда не мешало представителям династии ощущать себя Габсбургами. Ни один из владетельных домов Европы не стал на протяжении исторического развития таким ярким воплощением универсального наднационального имперского принципа господства. Вместе с империей ушла в прошлое и власть династии Габсбургов.

 

* Habsburg О. Entscheidung um Europa.Innsbruck, 1953; Idem. Ocr ferne Osten ist nichtverloren. Wien, 1963; Idem. Politik fur das Jahr 2000.Wien; Munchen, 1968; Idem. Die Reichsidee: Geschichte und Zukuaft einer ubernarionalen Ordnung.Wien.1986.

 

БОЛГАРИЯ

СУДЬБА ДИНАСТИИ

КОБУРГОВ

 

В августе 1886 г. оказался вакантным болгарский престол. После освобождения Болгарии от пяти векового османского ига в результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и утверждения Учредительным собранием страны в апреле 1879 г. Тырновской конституции, провозгласившей Болгарию конституционной монархией, его занимал по рекомендации императора Александра II князь Александр Баттенберг - сын гессенского принца Александра, генерала австрийской службы, племянник Марии Александровны, супруги царя. Мало подготовленный к государственной деятельности, обладавший лишь кругозором офицера прусской армии, молодой монарх (он им стал в возрасте 22 лет) не сумел утвердить себя в болгарском обществе и через семь лет вынужден был отречься откняжеского престола.

Созданное на период до избраниянового князя регентство во главе с влиятельным, прозападно настроенным политическим лидером формировавшейся болгарской буржуазии Стефаном Стамболавым направило в ноябре1886 г. в столицы западноевропейских стран делегацию депутатов Народного собрания для подыскания кандидата на болгарский престол. Это было нелегким делом, так как, согласно Берлинскому договору 1878 г., закреплявшему итоги русско-турецкой войны, претендентом на него не мог быть представитель правящих династий великих держав и, кроме того, ему требовалось получить одобрение русского царя.

После бесплодных переговоров с разными кандидатами болгарские делегаты в декабре 1886 г. прибыли в Вену. Порядком утомленные, они в один из вечеров отправились в Венскую оперу. Там с одним из них встретился по собственной инициативе неизвестный господин в штатском, но с военной выправкой, представившийся майором в отставке, и попросил его выслушать. Он сообщил, что его бывший сослуживец по гусарскому полку австрийской армии в чине поручика, принц Фердинанд Кобургский, предлагает себя в качестве претендента на болгарский престол. Болгарские представители за отсутствием каких-либо других вариантов приняли это предложение *.

 

Претендент на престол

 

Оповещенный об этом Стамболов согласился на переговоры с Фердинандом, но тут же дал указание болгарскому дипломатическому представителю в Вене навести справки о возникшей кандидатуре.

Собранные данные свидетельствовали о богатой родословной 26-летнего претендента на болгарский престол. Он был сыном принца Августа Саксен-Кобург-Готского (1818-1881), генерал-майора австрийской армии, и принцессы Марии Клементины Орлеанской (1817-1907), дочери короля Лун Филиппа. Дядями Фердинанда по линии отца были король Португалии Фернанду II и супруг английской королевы Виктории принц Альберт, бельгийскому королю Леопольду I он приходился внучатым племянником.

Эти сведения вполне удовлетворяли болгарские правящие круги. Но занять болгарский трон Фердинанд смог только через восемь месяцев после начала переговоров с ним. В столицах западных великих держав не возражали против вступления Фердинанда на болгарский престол, но обусловливали свое официальное согласие на это получением одобрения со стороны Александра III. У того, однако, еще со времени знакомства с Фердинандом, представлявшего семейство Кобургов на его коронации в 1883 г., сложилось впечатление о немецком принце как о легкомысленном повесе, потолком которого так и останется чин поручика австрийской армии. "Выдвижение его в качестве кандидата на престол столь же комично, сколь комична и сама кандидатура", - заявил русский царь. Такое представление о Фердинанде, сохранявшееся у Александра III и в дальнейшем, было не совсем точным.

 

* Констант С. Фердинанд Лисицата. Цар на България. София, 1992. С. 7-8. Автор книги - английский журналист Стоян Константин Данев, болгарин по происхождению.

 

Действительно, в юношеские годы Фердинанд отдал дань разгульному образу жизни, тяготился навязанной ему отцом военной службой (сначала в австрийском гусарском полку, а затем у венгерских гонведов), которую он бросил сразу же после его смерти в 1881 г. Но у молодого Кобурга были и серьезные увлечения естественными науками (орнитологией, энтомологией), а также геральдикой. Особой страстью Фердинанда на всю жизнь стали путешествия по разным континентами странам. Со временем все больше крепли и честолюбивые устремления.

И когда возникла возможность занять болгарский престол, Фердинанд неожиданно для многих проявил в этом упорство и энергию. Он решился, по мнению всех своих родственников, на "отчаянный шаг": несмотря на отсутствие официального согласия ведущих западных держав и неодобрение со стороны Александра III, принял предложение Великого народного собрания, избравшего его 7 июля 1887 г. князем Болгарии. В этом решении сказалась характерная для всей последующей деятельности Фердинанда черта - политический авантюризм, стремление идти ва-банк ради достижения своих амбициозных целей.

Это, правда, сочеталось и с другим его постоянным качеством - обостренным чувством самосохранения. Все рискованные для себя решения Фердинанд осуществлял в обстановке секретности. И в Болгарию он, опасаясь покушения со стороны агентов русского царя, отправился тайно. Венские газеты сообщили об этом лишь два дня спустя после его отъезда.

 

Фердинанд I Кобургский

 

2 августа (по старому стилю) 1887 г. в средневековой болгарской столице Тырнове состоялось торжественное восшествие Фердинанда на княжеский престол.

Уже после первого общения с Фердинандом премьер-министр Стамболов сказал своим приближенным: "Болгария для него лишь подсадная утка". Полученный престол князь рассматривал прежде всего как возможность для личного возвышения до уровня (ни много, ни мало!) монархов ведущих европейских держав. Малую страну он претенциозно намеревался использовать как средство проведения своей "большой политики" на европейской арене.

Благополучие и процветание болгарского народа интересовали новоиспеченного князя лишь постольку, поскольку это могло способствовать росту его личного престижа. Сразу же возникла сознательно проведенная князем грань между собой - потомственным аристократом, предназначенным от рождения быть властителем, - и, как он считал, забитым, несамостоятельным, долгое время угнетавшимся народом. Привыкшим к скромному образу жизни, трудолюбивым болгарам были странными и непонятными дворцовая роскошь, расточительность, пышные приемы, высокомерие и нежелание князя и приехавшей с ним многочисленной немецкой свиты считаться с болгарскими обычаями. Русский дипломат князь Г. Н. Трубецкой, общавшийся с болгарским венценосцем, свидетельствовал: "Свой народ Фердинанд не любит. Он не стеснялся презрительно отзываться о нем, и мне лично пришлось слышать от него подобные отзывы... Болгары боялись его, никто не любил его" *. Знаменательны и слова Стамболова, произнесенные им на смертном одре: "Болгарский народ простит все мои грехи. Но никогда не простит мне, что я возвел Кобурга на болгарский престол" **.

До конца своего правления Фердинанд был в Болгарии чужеродцем. Лишь первые два года он безвыездно провел в стране. Затем снова дала себя знать страсть к путешествиям. Как только возникал подходящий случай, он рвался за пределы страны, чтобы окунуться в столь приятную ему блестящую светскую жизнь западноевропейских столиц. Там князь чувствовал себя значительно лучше, чем в тихой Софии.

 

*Князь Трубецкой Г. Н. Русская дипломатия в 1914-1917 гг. Война на Балканах. Монреаль,1983.С.46.

**Йовков И. Кобургът. София, 1980. С. 112.

 

Это, однако, отнюдь не означало, что Фердинанд отлынивал от государственных дел. Он активно и не без успеха занимался ими. В крови всех Кобургов была прочно укоренившаяся склонность к политической игре, интригам. В совершенстве владел этими Фердинанд. "Иезуит по природе и актер" - так характеризовал его упоминавшийся выше Г. Н. Трубецкой.

Князю удалось с помощью повышения в чине большой группы офицеров завоевать симпатии в армии и затем, в 1894 г., ловко столкнуть тогдашнего военного министра со своим слишком властным премьер-министром Стамболовым, освободиться от тяготившей его опеки со стороны последнего, пытавшегося внушать Фердинанду: "Пока есть Стамболов, существует и князь; не будет Стамболова, не будет и князя" *.

Устранение русофоба Стамболова понадобилось князю и для того, чтобы вступить в переговоры с Россией и добиться там, а вслед за тем и в столицах других великих держав своего официального признания. Это Фердинанду удалось лишь после трудно давшегося ему согласия на требование Петербурга, чтобы родившийся в 1894 г. престолонаследник Борис, князь Тырновский, принял православие (в 1893 г. убежденный католик Фердинанд вступил в брак с ревностной католичкой, дочерью герцога Пармского Марией Луизой).От этого брака у Фердинанда, помимо старшего сына Бориса, были еще сын Кирилл и дочери Евдокия и Надежда. В 1899 г. при рождении последней Мария Луиза умерла. Крестным отцом при принятии Борисом православия в феврале 1896 г. был взошедший в октябре 1894 г. на российский престол Николай 11. Фердинанду, постоянно испытывавшему к России, по свидетельству современников, "чувство непреодолимой антипатии и известного страха", пришлось посчитаться с Россией как могущественным внешнеполитическим фактором в Европе, и на Балканах в особенности, а также с сильными русофильскими настроениями значительных слоев болгарского народа, видевших в России освободительницу страны от османского ига. В 1896 г. все великие державы официально признали Фердинанда князем Болгарии.

 

* Йовков И. Указ. соч. С. 99.

 

Царь болгар

 

Однако Болгария, согласно Берлинскому договору 1878 г., формально все еще оставалась вассально зависимым от Порты княжеством. Провозглашение полной независимости и одновременно превращение ее из княжества в царство, каким она была до османского завоевания в XIV в., стало следующей внешнеполитической целью Фердинанда. Обретение страной полной независимости отвечало национальным чаяниям болгар и имело прогрессивное значение.

Благоприятные условия для этого возникли летом 1908 г., когда в результате прихода к власти младотурков, стремившихся к большей самостоятельности страны, отношение великих держав к Турции ухудшилось. Заручившись поддержкой Австро-Венгрии, также рассчитывавшей использовать удобный момент в свою пользу, Фердинанд 5 октября 1908 г., за два дня до объявления в Вене об аннексии Боснии и Герцеговины, провозгласил в торжественной обстановке независимость Болгарии. Одновременно страна стала именоваться царством, а Фердинанд- царем болгар.

Подготовка и сам этот политический акт были проведены в характерной для него манере скрытности и внезапности. Всеми действиями болгарского кабинета министров по дипломатическому обеспечению важного политического шага Фердинанд дирижировал, находясь за пределами страны, чтобы раньше времени не заронить каких-либо подозрений у младотурков. Лишь убедившись в том, что можно действовать наверняка, он за день до официального акта прибыл в страну, заявив встречавшим его министрам: "Завтра в 11 часов будет провозглашена независимость" **.

 

** Йовков И. Указ. соч. С. 218.

 

Самой церемонии в Тырнове Фердинанд постарался придать скромный характер, дабы не слишком дразнить турецкое правительство. Не доезжая Тырново, он сошел с поезда и, минуя городской вокзал, где ему подготовили пышную, многолюдную встречу, пешком, с букетом скромных полевых цветов, собранных по дороге, пришел в предназначенный для церемонии храм.

Тем не менее этот акт вызвал концентрацию турецких войск на болгарской границе. Турецкое правительство потребовало выплатить огромную денежную компенсацию. Обострение болгаро-турецких отношений было снято лишь вмешательством России, взявшей на себя обязательство учесть требуемую Турцией сумму в счет погашения турецкой задолженности России по долгам, связанным с окончанием войны 1877-1878 гг.

В том, что Россия пришла на помощь Болгарии в столь критический для нее момент, вероятно, сыграл свою роль и заключенный Фердинандом в феврале 1908 г. брачный союз с 47-летней принцессой Элеонорой Рейсс младшей линии (1860-1917), двоюродной сестрой и близкой подругой жены великого князя Владимира Александровича Марии Павловны, урожденной принцессы Мекленбург-Шверинской,с которой Фердинанд был в приятельских отношениях еще с юных лет. Она и взяла на себя обязанности свахи. Элеонора Рейсс заслужила определенное доверие семьи Николая II, работая вместе с Марией Павловной сестрой милосердия в одном из госпиталей во время русско-японской войны.

Укрепление своего политического авторитета Фердинанд использовал для окончательного установления в стране режима "личной власти". Будучи мастером интриг, он разжигал противоречия между лидерами болгарских политических партии, ловко играя на их человеческих слабостях. Поощряя политиков к легкой наживе и, взяточничеству, он собирал при этом на каждого компрометирующие документы и таким образом крепко держал их в своих руках. Фердинанд добился, что смены кабинетов министров происходили, как правило, по его инициативе и лидеры тех или иных партий долго не задерживались у власти. "Личность князя Фердинанда, - писал английский дипломат Дж. Бьюкенен (генеральный агент и консул в Софии в 1903-1909 гг., посол в Петербурге в 1910-1918 гг.), - так выдавалась над окружающими, что я не считаю необходимым говорить об его министрах, с которыми мне приходилось иметь дело. Все они большей частью были игрушками, движения которых управлялись его рукой" *.

Рос и внешнеполитический аппетит Фердинанда. Он уже мечтал о возрождении под своим скипетром Византийской империи. Его мечты совпадали с устремлениями окрепшей болгарской буржуазии, жаждущей присоединения новых территорий, создания "Великой Болгарии". Несмотря на активное противодействие демократических сил страны, Фердинанд сумел с помощью буржуазно-монархических кругов провести в 1911 г. через Великое народное собрание изменение 17-й статьи Тырновской конституции, согласно которой заключение договоров с иностранными государствами могло происходить с одобрения болгарского парламента. В результате у царя Фердинанда и послушных теперь ему правительств Гешова и Радославова были развязаны руки для тайных дипломатических акций.

 

* Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата. М.,1991. С. 74.

 

Первая национальная катастрофа

 

Следствием этого стало подписание 13марта 1912 г. договора между Болгарией и Сербией, предусматривавшего (в соответствии с секретным приложением к нему) совместные действия против Турции с целью последующего раздела владений Порты, которые ими будут освобождены. Затем было заключено и аналогичное тайное болгаро-греческое соглашение. К трем государствам примкнула Черногорца. Главной силой в этом балканском союзе была Болгария, располагавшая наиболее крупной армией.

Фердинанд считал, что его 25-летняя мечта стать вровень с коронованными особами великих держав близка к осуществлению. У него уже были заготовлены копии регалии византийского императора Юстиниана. Оставалось только выбрать удобный момент для военного похода на Константинополь. Повод представился, когда летом 1912 г. вспыхнули освободительные восстания в Албании и началась резня турками македонского населения.

5 октября 1912 г., в день пятой годовщины провозглашения независимости Болгарии, Фердинанд объявил Турции войну и взял на себя (согласно 11-й статье Тырновской конституции) функции главнокомандующего болгарской армии. Начавшаяся война была популярной в Болгарии и других Балканских странах, ибо вела к освобождению угнетенных единоплеменных народов от феодального ига султанской Турции.С воодушевлением сражавшиеся войска балканских союзников быстро разгромили турецкие войска. Ослепленный военным успехом, Фердинанд, несмотря на предостережения с разных сторон и поступившее турецкое предложение о перемирии, скрытое им от своих союзников, попытался с присущим ему авантюризмом овладеть Стамбулом.

Но потерпел в этом неудачу. Впрочем, и контратакующие действия турецкой армии в январе-марте 1913 г. не внесли перелома в ход войны. 30 мая 1913 г. при посредничестве великих держав в Лондоне был подписан мирный договор, отторгавший от Турциив пользу балканских союзных государств значительные территории. Их победа в первой Балканской войне принесла освобождение ряду балканских народов от чужеземного ига.

Но при разделе освобожденных территорий сказались противоречия между союзниками. Это проявилось уже в ходе Лондонской мирной конференции и привело в итоге к возникновению в июне 1913 г. второй Балканской, или Межсоюзнической, войны, к чему приложили руку Германия и Австро-Венгрия, задавшиеся целью развалить союз балканских государств.

Застрельщиком в Межсоюзнической войне выступил Фердинанд, не смирившийся с нарушением сербской стороной условий секретного протокола 1912 г. о разделе македонской территории, хотя Болгария в виде компенсации получила часть Фракии с выходом к Эгейскому морю. Полностью разделяя распространявшиеся в стране максималистские призывы болгарских шовинистов "Все или ничего!", "Война окончена! Да здравствует война!", Фердинанд спустя всего месяц после подписания Лондонского мирного договора рискнул силой решить македонскую проблему. Как и при занятии княжеского престола в 1887 г., он пошел ва-банк, на перекор предупреждению Петербурга, поддержанного Лондоном, Берлином и Парижем, о нежелательности нового военного конфликта на Балканах. Действуя в обход болгарского премьер-министра, пытавшегося с помощью русского посланника в Софии убедить Фердинанда прислушаться к сделанному предупреждению, он отдал приказ военному министру - единственному из всех министров, посвященному тогда в планы царя, - атаковать сербские и греческие войска в Македонии.

Военная авантюра Фердинанда потерпела крах уже в первые дни. К тому же трудным положением Болгарии воспользовалась Румыния с целью захвата Южной Добруджи. Ее армия вторглась на болгарскую территорию и стала быстро продвигаться к Софии. Против Болгарии выступила и Турция.

Фердинанд оказался у роковой черты. Его просьбы к Николаю II о посредничестве остались без ответа. Подвели австрийский император Франц Иосиф, обещавший "полную поддержку", но ограничившийся лишь телеграммой со словами сочувствия. Все европейское общественное мнение осудило предательские, как оно считало, действия Фердинанда по отношению к своим бывшим союзникам и требовало примерно наказать его.

С большим трудом болгарскому правительству удалось добиться перемирия со своими противниками. По Бухарестскому мирному договору 10 августа 1913 г., Румыния получила Южную Добруджу, Сербия и Греция поделили между собой почти всю Македонию, оставив Болгарии лишь небольшой Пиринский край. По 6олгаро-турецкому договору в Стамбуле29 сентября 1913 г., Турция вернула себе почти всю Восточную Фракию.

Межсоюзническая война принесла болгарскому народу значительные людские потери. Страна лишилась большей части приобретенных в итоге первой Балканской войны территорий. Авантюра Фердинанда летом 1913 г. вошла в историю Болгарии как первая национальная катастрофа.

Межсоюзническая война ярко показала несостоятельность Фердинанда как верховного военного руководителя, нанесла чувствительный удар по его престижу искусного дипломата и политика. Это осознавал и сам Фердинанд, записавший в те дни в своем дневнике: "Скорбь, огорчение, все потеряно, даже и честь не спасена". "Стал посмешищем для всего мира. Не смею показаться в Европе", - жаловался он министру иностранных дел.

Однако Фердинанд не смирился со своим военным и политическим поражением. Его воинственность не убавилась. Позднее, при встрече в Вене с испанским королем Альфонсом XIII, он с вызовом заявил: "Да, я сделал ошибки. Знаю, какие упреки мне последуют. Но меня ничто не остановит. Мой час придет. Я отомщу. Подожгу Европу со всех четырех сторон".

Урок Межсоюзнической войны состоял в том, что, как только Фердинанд перешел от дипломатических методов удовлетворения своих политических амбиций (как, например, в 1908 г.) к военным, силовым, он потерпел поражение. Однако Фердинанд не извлек этого урока. Наоборот, стремление военным путем взять реванш одержало верх. В октябре 1913 г. австрийский посланник в Софии граф Тарновский сообщал в Вену о своей беседе с болгарским царем. "В словах Его Величества чувствовалось озлобление против Сербии и Греции и желание взять реванш". Вслед за этим Фердинанд подчеркнул, что "сейчас и на будущее перед Болгарией открыт лишь один путь" - к союзу с Австро-Венгрией*.

Но Фердинанд не был бы Кобургом, если бы действовал прямолинейно, не прибегая к политическому маневрированию. Он хотел выторговать у противостоявших группировок великих держав наибольшую плату за вступление Болгарии в надвигавшуюся войну. После ее начала Болгария еще более года официально занимала нейтралитет между воевавшими блоками. Однако, после того как к осени 1915 г. определился военный успех Центральных держав и Фердинанду стало ясно, что наиболее полно его реваншистские планы могут быть удовлетворены только этими государствами, он принял в октябре1915 г. окончательное решение вступить в войну на их стороне.

 

* Йовков И. Указ. соч. С. 300.

 

Отречение от престола

 

В первые два месяца болгарские войска в союзе с австро-германскими силами сумели разбить сербскую армию и занять значительную часть Сербии и Македонии. Но вскоре война для Болгарии приняла затяжной, позиционный характер. В конце 1916 г. ей пришлось сражаться уже на двух фронтах: Салоникском - на юго-западе, против войск Антанты, и на Добруджанском - на северо-востоке, против румынских войск и пришедшей им на помощь русской армии.

Затягивание войны стало губительно сказываться на экономике страны. Резко ухудшилось положение народных масс, остро чувствовалась нехватка продовольствия. В городах начались демонстрации голодающих женщин-работниц. Возникло недовольство в армии, падала воинская дисциплина, нарастало массовое дезертирство. Сильное воздействие на развитие возникшего в стране революционного кризиса оказали Февральская и Октябрьская революции в России.

Последним толчком к революционному взрыву в Болгарии послужило крупное поражение болгарской армии на Салоникском фронте в середине сентября 1918 г. Среди начавших отступать болгарских солдат возник стихийный порыв к свержению правящей буржуазно-монархической клики и окончанию изнурительной войны. "На Софию!", "Смерть виновникам катастрофы!" - под такими лозунгами солдатские массы двинулись к болгарской столице.

В этой критической для себя ситуации Фердинанд попытался овладеть положением с помощью срочно выпущенного из тюрьмы лидера крестьянской партии (Болгарский земледельческий народный союз) Александра Стамболийского (в тюрьму крестьянский лидер попал в конце 1915 г. по приказу Фердинанда за резкие выпады лично против него). Но, будучи убежденным антимонархистом, Александр Стамболийский вместе со своим сподвижником Райка Даскаловым воспользовался стихийным восстанием солдат для провозглашения в стране республики. 28 сентября 1918 г. восставшие солдаты подошли к Софии, но промедлили с решающим штурмом. Правительство успело собрать в ударный кулак находившихся в столице офицеров и юнкеров военных училищ. С помощью срочно переброшенных к Софии германских войск оно сумело 30 сентября разбить восставших. За день до этого направленная в Соломки правительственная делегация подписала с представителями Антанты соглашение о перемирии на условиях полной капитуляции болгарской армии.

События 1918 г. стали для Болгарии второй национальной катастрофой. Главную ответственность за нее нес Фердинанд. 2 октября 1918 г. он по настоянию правительства принял по отдельности лидеров болгарских политических партий, задавая каждому один и тот же вопрос: "Что вы думаете о моем положении?" За исключением двух ярых германофилов все остальные, выразив "большое прискорбие", попросили принести "последнюю жертву на алтарь отечества" и отречься от престола. Вошедшему последним в царский кабинет премьер-министру Василу Радославову Фердинанд заявил с обидой: "В течение 31 года чего только я не сделал для этой крестьянской страны. Денно и нощно я трудился, заботился о ней..." - "Оставьте это суду истории. Ваше Величество",- прервал его премьер-министр. "Действительно, пусть история оценит меня", - процедил сквозь зубы Фердинанд.

Каким же вошел он в болгарскую историю?

Хотя при Фердинанде в стране произошли большие сдвиги в экономическом и культурном развитии и были осуществлены такие исторически прогрессивные акты, как провозглашение независимости Болгарии в 1908 г. и освобождение ряда балканских народов от феодального османского ига в ходе первой Балканской войны, все же имя Фердинанда в памяти болгарского народа связывается главным образом с двумя национальными катастрофами (1913 и 1918), принесшими болгарам национальное унижение и неисчислимые бедствия.

... 3 октября 1918 г. Фердинанд подписал отречение в пользу 24-летнего сына Бориса и отправился в Кобург (Бавария), где и доживал свой век. Активной политической деятельностью он больше не занимался, хотя поддерживал связи с нацистскими руководителями и пытался в их духе с помощью наставительных писем как-то влиять на политику своего сына. Он пережил его на пять лет: скончался 9 сентября1948 г. на 88-м году жизни.

 

Царь Борис III

 

Царский трон Борис занял, когда ситуация в мире коренным образом менялась. На его глазах мощная революционная волна сметала еще недавно могущественные династии Романовых, Габсбургов, Гогенцоллернов. В памяти Бориса надолго запечатлелись тяжелое военное поражение болгарской армии на Салоникском фронте в сентябре1918 г., стихийное восстание солдат и последовавший затем подъем революционной борьбы болгарского народа. Все это, естественно, вынуждало Бориса приноравливаться к новым историческим условиям.

Он уже не мог позволить себе многое из того, что было свойственно его отцу, правившему в обстановке относительной стабильности политических режимов в Европе. В отличие от Фердинанда царь Борис вел достаточно скромный образ жизни, считался примерным семьянином, не высказывал открыто своей аристократической надменности. Он родился и вырос в Болгарии, лучше отца знал жизнь и обычаи народа.

Отчасти разница характеров объяснялась и нежеланием Бориса походить на своего отца, которого он недолюбливал еще с детства из-за его деспотичного обращения. Кроме того, в течение всего царствования Борис боялся возвращения отца на болгарский престол. Он упорно противился стремлению последнего хотя бы погостить в Болгарии. Вместе с тем Борис соблюдал сыновнюю почтительность к родителю, посещал его в фамильном замке, аккуратно переводил туда просимые денежные суммы и самое основное - нередко принимал отцовские политические советы. Фердинанд как бы незримо присутствовал рядом с Борисом. По словам английского посланника в Софии (в 1938-1941 гг.) Дж. Рендела, это особенно чувствовалось во время посещения рабочего кабинета царя, над письменным столом которого мрачно нависал большой портрет Фердинанда *.

Сколь ни разнились характеры болгарских венценосцев, между ними имелось, конечно, и немало общего. И тот и другой, например, были образованными людьми. Борис "проявлял, - отмечает в мемуарах Рендел, - интерес к истории естествознания и к ботанике. Его раскинувшийся на склонах гор сад при загородном дворце во Вране, в шести милях от Софии, был одним из самых прекрасных в Европе, доставляя наслаждение и вызывая восхищение, и он [царь] всегда готов был помочь в определении любого редкого растения". Еще в юношеские годы Борис увлекался железнодорожной техникой и даже сдал экзамен на машиниста паровоза. (В газетах нередко появлялись фотографии царя, сидящего в будке локомотива.) С чисто немецкой дотошностью Борис вникал во многие другие вопросы. Он однажды изумил английского военно-морского атташе своей осведомленностью о развитии английского флота, вооружении кораблей и их командирах. Вообще военное дело было хорошо знакомо царю Борису: он окончил Софийскую военную академию, в годы первой мировой войны находился при штабе главнокомандующего болгарской армии. Умение вести беседы на разные темы, и притом в доверительной манере, позволяло царю Борису быстро завоевывать расположение многих встречавшихся с ним буржуазных политических деятелей, дипломатов, представителен творческой интеллигенции, помогало его приближенным создавать вокруг личности царя ореол "мудрого правителя".

 

* Rendel G. The Sword and the Olive Recollections of Diplomacy and the Foreign Service,1913-1954. L., 1957. P. 153.

 

Человек чрезвычайно мнительный, постоянно читавший медицинскую литературу и обнаруживавший у себя различные болезни, не пропускавший и дня, чтобы не принять лекарства (хотя физически он был достаточно крепким), человек настроения, очень неуравновешенный, нередко испытывавший безотчетный страх перед будущим, за свою жизнь, впадавший в крайний пессимизм, вплоть до мыслей об отречении и самоубийстве, - таков был царь Борис, по отзывам его ближайших советников.

Подход к политическим делам Борис явно перенял от Фердинанда и других Кобургов. Он "в главном был Кобуртом", - приходил к выводу Рендел. Это главное заключалось в отмечавшейся выше склонности к политическим интригам и изворотливости. Отсюда вытекало и стремление царя почти всегда идти к достижению политических целей сложным, а не простым, прямым путем.

Оба Кобурга в совершенстве владели искусством "притворства и одурачивания", хотя использовали они его по-разному, в соответствии со своей индивидуальностью. "Отец предпочитал, - пишет известный болгарский политический деятель Дима Казасов, - пышные и яркие декорации, а сын имел склонность к самой обычной, будничной обстановке, которая, как он считал, может легче ввести в заблуждение такого "наивного и простодушного" зрителя, как болгарский" *. Борис любил подчеркивать, что он "республиканский царь", близкий к нуждами заботам простолюдинов. Для поддержания такой репутации болгарский монарх часто посещал массовые празднества, дома крестьян, вступал в беседы с людьми "низкого происхождения", мог с демонстративной терпеливостью разделять участь маршировавших на параде под грозовым ливнем солдат, с трогательным для окружавших вниманием оказывать срочную помощь солдату, которому в глаз залетела соринка, или людям, попавшим в автомобильную аварию близ загородного царского дворца. "Личина для государей необходима, так как большинство судит о них по тому, чем они кажутся, и только весьма немногие бывают в состоянии отличить кажущееся от действительного" **, - это макиавеллистское правило болгарский монарх применял не без успеха.

 

*Казасов Д. Видано и преживяно, 1891-1944.София, 1969. С. 196.

** Макиавелли Н. Государь и рассуждения на первые три книги Чита Ливия. Спб., 1869. С. 76.

 

Авторитарный режим

 

Царь Борис не сразу и не легко утвердил свою личную власть. При правительстве Болгарского земледельческого народного союза (1920-1923), возглавлявшемся А. Стамболийским, Борис только царствовал, но не управлял. Стамболийский сохранял монархический институт лишь в угоду державам-победительницам, зажавшим Болгарию в жесткие тиски Нейиского мирного договора 1919 г. Скрепя сердце Борис выполнял роль "послушного монарха". "Я нахожусь, - жаловался он, - в положении хозяина магазина по продаже стеклянных изделий, в который ворвался слон. Приходится постоянно убирать осколки стекла, нести убытки".

Свержение правительства Стамболийского 9 июня 1923 г. создало благоприятные условия для расширения власти Бориса. Ударным кулаком в этом перевороте была болгарская военная верхушка - самая привилегированная, наиболее консервативная и относительно самостоятельная в государственном аппарате сила, формально стоявшая вне политики, но активно вмешивавшаяся в ход событий, когда, по ее мнению, "нарушалось народное единство", "попирались национальные идеалы" и "подрывались устои государства".

Правда, сам Борис в период подготовки и проведения переворота постарался остаться в тени. Зачем, в самом деле, вызывать излишнюю ненависть крестьянских масс, поддерживавших правительство А. Стамболийского! За два дня до его свержения царь отправился на загородную виллу Стамболийского и гостил там почти целый день, всячески показывая свое "дружеское" отношение к популярному болгарскому деятелю, над которым участники переворота вскоре учинили зверскую расправу. Царь предпочитал влиять на заговорщиков в нужном направлении через своих доверенных лиц. Окончательно убедившись, что режим Стамболийского пал, царь подписал указ о передаче власти новому правительству во главе с профашистски настроенным профессором Софийского университета Александром Цанковым.

Однако и после переворота 9 июню1923 г. позиции царя Бориса оставались еще шаткими. В сентябре того же года ему пришлось пережить несколько неприятных для себя дней, очень напоминавших бурное революционное время1918 г. Речь идет об антиправительственном вооруженном восстании, подготовленном и проведенном под руководством болгарской компартии. "Мы переживаем ответственный момент, - обращался он к армии. - Мы поставлены перед дилеммой - быть или не быть". Армия вновь выручила Бориса, подавив восстание.

Усиление роли армии в политической жизни страны вскоре привело к тому, что отдельные высшие офицеры, почувствовавшие вкус к политике, стали претендовать на установление своей диктатуры, замахиваясь при этом и на власть самого царя. Значительно позднее он признавал, что его неудачные заявления, в которых умалялся авторитет военных, дали повод к росту их недовольства. Любой государственный деятель, рассуждал царь, подчеркивающий, что "он один может спасти положение", теряет поддержку армии. "Военные таких вещей не прощают" *.

В этом Борис убедился во время государственного переворота 19 мая1934 г., организованного верхушкой офицерского союза "Военная лига" и тесно с ней сотрудничавшей политической группой "Звено", в которую входили и представители буржуазной интеллигенции. Над Борисом вновь навис дамоклов меч. В кармане одного из деятелей военной оппозиции, приезжавших к Борису утверждать состав нового правительства, лежал указ о его отречении на тот случай, если он не согласится на их требования. Но сравнительно малочисленную группу заговорщиков не поддержала промонархически настроенная основная масса офицерства. Репрессиями и лестью, угрозами и подкупами, закулисными интригами, ловкой игрой на возникших с самого начала противоречиях среди участников переворота царь Борис сумел не только обезопасить трон от покушения со стороны высшего офицерства, но и превратить армию в свою верную опору. Использовав реакционные плоды переворота 19 мая 1934 г.(фактическая отмена Тырновской конституции 1879 г., роспуск политических партий), он проложил путь к установлению единоличной монархической диктатуры, навеянной укрепившимся в Германии гитлеровским режимом.

 

* Филов Б. Дневник. Под общата редакция на академик Илчо Димитров. София, 1990. С. 489.

 

Но при этом болгарский монарх подчеркивал, что он против "абсурдных теорий" и "тоталитарных методов "гитлеровцев. Конечно, венценосный потомственный аристократ вряд ли мог питать особые симпатии к бывшему ефрейтору, не пожелавшему к тому же восстановить в Германии столь близкую Кобургам династию Гогенцоллернов и с презрением относившемуся к титулованной знати в своей стране, преследовавшему отдельных ее представителей, в том числе и сестру Бориса - Надежду, герцогиню Вюртембергскую (умерла в 1958 г.). Льстя Гитлеру и его подручным в глаза, царь Борис тем не менее в порыве откровенности не раз высказывал доверенным лицам критические замечания по адресу германского фюрера и других главарей "третьего рейха".

Но при всем том многое в Гитлере привлекало Бориса, и он без какого либо оттенка лести говорил об этом. Нараставшие политические и военные успехи гитлеровцев - вот что определяло отношение болгарского царя и его окружения к ним. Царю, сколько бы он ни говорил о своем неприятии тоталитаризма, несомненно, импонировал принцип авторитарности власти. Политическая действительность Болгарии, особенно конца 30 - начала 40-х гг., свидетельствовала о том, что его помыслы направлялись именно на воплощение в жизнь этого принципа. "Мы имеем царя, - подтверждали его приближенные, - который вникает во все политические дела и в самые малейшие их подробности". "В настоящее время, - сообщал в октябре 1941 г. в госдепартамент американский посланник в Софии Дж. Эрл, - царь обладает абсолютной властью" *.

Правда, царь Борис устанавливал личную диктатуру иначе, чем это делали Гитлер и Муссолини. Болгарский монарх, например, не пошел по пути создания массовой партии. В отличие от германских и итальянских фашистских главарей, ему не надо было захватывать власть с помощью такой партии. В ее существовании Борис видел даже потенциальную угрозу своей власти. Царя больше привлекал "беспартийный" режим. Он предпочитал управлять страной с помощью не принадлежавших к какой-либо партии чиновников и советников из дворцовой камарильи.

 

* Цит. по: Груев С. Корона от. тръми. София,1991.С.371.

 

Близко к царю в последние годы его жизни стоял премьер-министр Богдан Филов, с именем которого связаны трагичные страницы истории Болгарии периода второй мировой войны. Начав в 1906 г. служебную карьеру скромным музейным работником в Софии, он затем выдвинулся на научном поприще, стал действительным членом Болгарской академии наук, профессором археологии Софийского университета, получил высокие ученые звания в научных учреждениях Германии, Чехословакии, Австрии. Болгарскому монарху не могло не импонировать, что Филов - убежденный защитник концепции "беспартийного" режима. Этот режим "должен опираться на самых близких сотрудников власти - государственных и муниципальных служащих, на некоторые общественные организации, контролируемые властями и сотрудничающие с ними" *. Такие взгляды Филова вполне устраивали царя Бориса. В результате Филов в ноябре 1938 г. стал министром просвещения, а в феврале 1940 г. - премьер-министром.

Всю деятельность царя Бориса, по свидетельству Рендела, пронизывал страх перед "новой динамичной силой - марксистским коммунизмом". На Западе, полагал Борис, "революционеры были кроткими теоретиками", "респектабельными и подчиняющимися закону людьми". Поэтому революции там "существенно отличались бы" от "красных революций" на Балканах, населенных "буйными и соперничающими" нациями. "Как только закон и порядок будут поколеблены, наступит невообразимый ужас", - говорил царь Борис **.

 

* Пит, по: Казасов Д. Указ. соч. С. 638.

**Rendel G. Ор. cit. Р. 155.

 

Он, в отличие от своего отца и воинствующих шовинистов, часто бряцавших оружием, предпочитал добиваться "национальных идеалов" болгарской буржуазии мирным путем, с помощью дипломатии. "То, в чем мы нуждаемся здесь [на Балканах], - говорил Борис, - это длительная эпоха ненарушаемого порядка и мира"***. Болгария, согласно Нейискому договору 1919 г., со странами-победительницами в первой мировой войне была ослаблена в военном отношении, финансовые затруднения также тормозили организацию болгарских вооруженных сил в соответствии с уровнем того времени. Царь Борис вынужден был считаться с этим обстоятельством. Кроме того, болгарский монарх знал, что в стране живы воспоминания о национальной катастрофе в 1918 г. Да и сам Борис никогда не забывало пережитых им в том году событиях. Все это накладывало сильный отпечаток на внешнеполитическую деятельность царя.

 

Сближение с Германией

 

Для реализации своей ревизионистской программы царь Борис стремился заручиться поддержкой великих держав. Наиболее благоприятный отклик это стремление нашло в гитлеровской Германии, поставившей целью ликвидировать Версальскую систему договоров. "С помощью держав "оси", - говорил болгарский посланник в Берлине П. Драганов, - мы сможем осуществить мирную ревизию невыносимого положения, созданного Парижскими договорами".

Сближение Болгарии с Германией началось сразу же после прихода Гитлера к власти. Болгария нуждалась во внешних рынках. Она нашла их в Германии. Последовало заключение нескольких торговых и финансовых соглашений между Болгарией и Германией.

 

*** Rendel С. Ор. cit. Р. 155.

 

Но, от природы осторожный и склонный к лавированию, царь Борис не проводил прогерманский курс форсированно и прямолинейно. Он не спешил с принятием, по его словам, "зафиксированных политических обязательств", пытался до поры до времени сохранять известную самостоятельность, свободу рук во внешнеполитических делах, уверяя недовольных подчас этим германских и итальянских дипломатов, что именно такая линия "соответствует интересам держав "оси", правильно понятым" *.

Суть же "выжидательной политики" "мастера стратегии в последнюю минуту" (оба выражения употреблены в одном из донесений германской миссии в Софии) заключалась в том, что, все больше вовлекаясь во внешнеполитическую орбиту держав "оси", он намеревался свести к минимуму связанный с этим риск ухудшения и даже разрыва отношений с другими ведущими государствами. Болгарский монарх маневрировал, действуя сообразно с развитием международной обстановки, которая в предвоенной Европе быстро и неожиданно менялась. Обезопасить личную власть при любом повороте событий - вот чем в первую очередь руководствовался болгарский монарх. "Я заявляю, что свой трон буду охранять от всех и всеми средствами", - говорил он.

Все свои дипломатические маневры в начальный период второй мировой войны царь Борис прикрывал флагом нейтралитета, полагая, что такой способ действий будет иметь положительный для него эффект и внутри страны. Он полушутливо замечал: "Генералы мои - германофилы, дипломаты - англофилы, царица - итальянофилка **, народ настроен русофильски. Я единственный нейтральный человек в Болгарии". Однако болгарский посланник в Берлине разъяснял: "Мы проводим политику нейтралитета, которая по отношению к Германии отнюдь не является нейтральной". Да и сам ход событий наглядно показал, в чью пользу в конечном счете обернулся нейтралитет немецкого аристократа на болгарском троне.

 

* Documents of German Foreign Policy, Series D.L., 1953. Vol. 5. P. 286.

** Царь Борис женился 25 октября 1930 г. на дочери итальянского короля Виктора Эммануила III принцессе Джованне (род. 13 ноября 1907 г.), нареченной после православного обряда венчания в Болгарии царицей Йоанной. Их внутрисемейные отношения развивались не всегда гладко, часто возникали ссоры по вопросам воспитания детей, взаимоотношений с сестрой Евдокией и братом Кириллом. Царь не раз жаловался своему советнику и доверенному лицу Любомиру Лулчеву, что живет в "сумасшедшем доме".

 

Правда, под воздействием ряда факторов царь Борис некоторое время оттягивал присоединение Болгарии к Тройственному пакту. Но страх перед коммунизмом, уверенность в конечной победе германского оружия, возникшая под влиянием военных успехов вермахта в Западной Европе, соблазн получить обещанные Гитлером территориальные приращения в случае вступления Болгарии в Тройственный пакт и повысить тем самым свой авторитет среди болгарских буржуазных шовинистов взяли верх над колебаниями царя Бориса. Кроме того, он понимал, что промедление с официальным присоединением Болгарии к Тройственному пакту может привести к печальным последствиям - немецкие войска войдут в страну и без его согласия, и он окажется в роли царствующего пленника. "Я сохраню свое положение главы государства только в том случае, - рассуждал болгарский монарх, - если встречу их (германские войскам в качестве лояльного союзника Германии". Таково было окончательное решение царя Бориса. 1 марта 1941 г. был подписан протокол о присоединении Болгарии к Тройственному пакту.

В самом начале своего царствования Борис III, находясь под впечатлением грозных для Болгарии событий 1918 г., заявил начальнику личной канцелярии П. Груеву: "Пока я царь, болгарский солдат никогда не будет вовлечен в войну! Клянусь! Я никогда не позволю, чтобы болгары были принуждены снова воевать за пределами своей страны!" Эту клятву, по свидетельству многих, он повторял неоднократно и впоследствии. Действительно, Борис III стремился к этому, но обстоятельства оказывались сильнее его желания. Ему, правда, удалось в отличие от всех других союзников Гитлера не посылать болгарские войска на советско-германский фронт, ограничить их участие в войне оккупацией югославских и греческих территорий "с целью поддержания порядка" в тылу гитлеровских армий. Но сам Гитлер считал целесообразным держать основную часть болгарской армии на турецкой границе для предотвращения вступления Турции в войну на стороне антигитлеровской коалиции. И все же под давлением Германии Борису III в ходе войны постепенно приходилось увеличивать свои военные обязательства. Немцам были предоставлены военно-морские базы и другие военные объекты на болгарской территории для военных действий против СССР. Неоднократно расширялась болгарская оккупационная зона в Югославии и Греции, туда направлялись дополнительные болгарские войска для усиления репрессий против югославских и греческих партизан, а также с целью высвобождения немецких дивизий для более "горячих" участков военных действий, прежде всего на Востоке. Борис III сделал роковой шаг, объявив в декабре 1941 г. под давлением Германии, ссылавшейся на обязательства Болгарии по Тройственному пакту, войну США и Англии. Борис III надеялся, что это будет лишь "символическая война". Спустя два года такой шаг привел к тому, что англо-американская авиация стала подвергать разрушительным бомбардировкам Софию и другие болгарские города.

 

Загадка смерти царя Бориса

 

Делая ставку на Германию, Борис, как и его отец в 1915 г., совершил фатальный просчет. После Сталинградской и Курской битв, высадки союзных войск в Северной Африке в ноябре 1942 г. и в Сицилии в июне1943 г., выхода Италии из войны стало ясно, что гитлеровскую Германию ожидает близкий военный крах. Вместе с ней у грани третьей национальной катастрофы оказалась и Болгария. В этот критический для страны момент царь Борис в конце августа 1943 г. внезапно скончался. Обстоятельства его смерти долгое время оставались загадочными, породили немало разноречивых версий.

15 августа 1943 г. болгарский монарх после двухдневного визита в Германию вернулся в Софию крайне удрученный. Через день переутомленный монарх отправился в загородную резиденцию в Рильских горах, где пробыл до 23 августа. Вернувшись в столицу, царь сразу же пожаловался на плохое самочувствие и через несколько часов в рабочем кабинете, просматривая деловые бумаги, потерял сознание. Первый диагноз врачей был таков: у царя тяжелое заболевание печени. Но состояние его здоровья не улучшилось и наследующий день, и тогда лечащие врачи изменили свое мнение, констатировав острый сердечный приступ. 28 августа под вечер звон колоколов софийских церквей возвестил о кончине болгарского самодержца. В тот день один из приближенных монарха припомнил его слова, что "он умрет в 50 лет, как царь Симеон" (правил в 893-927 гг.).Царь Борис скончался на 50-м году жизни. Официальное медицинское заключение, опубликованное 30 августа, гласило: "Смерть наступила от закупорки левой сердечной артерии (тромбоз), двухсторонней пневмонии и кровоизлияния в легкие и мозг".

Однако мало кто поверил этому документу. В Болгарии и за ее пределами. Сразу же стали распространяться слухи о насильственной смерти царя Бориса. Причем большинство считало виновниками его преждевременной смерти гитлеровцев. Ведь болгарский монарх умер после поездки в Германию. И следовательно, post hoc, ergo propter hoc (после этого, значит, по причине этого). Такая логика оказалась сильнее, чем официальное коммюнике и разъяснения Филова на специальной пресс-конференции, проведенной 31 августа.

Стихийно возникшая версия о причастности нацистов к смерти царя Бориса широко распространилась еще и потому, что соответствовала возраставшим антигитлеровским настроениям в болгарском народе, не говоря уже об общественности стран, сражавшихся с фашистскими завоевателями.

Эта версия оказалась живучей. С течением времени она обрастала различными подробностями. В январе1945 г. в отчетах о заседаниях Народного суда над болгарскими военными преступниками, помещенных в некоторых западных газетах, указывалось, что брат царя князь Преславский Кирилл (1895-1945) считает причиной смерти Бориса слишком большую концентрацию кислорода в кислородной маске при его возвращении на самолете, управлявшемся личным пилотом Гитлера.

К сторонникам версии о насильственной смерти царя Бориса, не вдаваясь в догадки о ее виновниках, примкнула и его супруга царица Йоанна, опубликовавшая в 1961 г. воспоминания в миланском журнале "Oggi", которые затем вышли отдельной книгой, переведенной и на болгарский язык *. Главный ее аргумент - царь Борис за13 лет супружеской жизни никогда ничем серьезно не болел и вдруг так быстро скончался. Однако в воспоминаниях Иоанны исследователи обнаружили противоречия, фактические неточности. К тому же известно, что она всегда стояла в стороне от государственных дел мужа, посвящая все свое внимание светским развлечениям и детям.

 

* ?Царица Йоанна. Спомени. София, 1991.

 

Упорно, но бездоказательно говорила о причастности гитлеровцев к смерти царя Бориса его сестра Евдокия (1898-1985), всегда с предубеждением относившаяся к любым контактам царя Бориса с нацистскими главарями.

О том, что гитлеровцы замешаны в смерти болгарского монарха, писали и другие западные мемуаристы, журналисты и историки. Их рассуждения, однако, не подкреплялись документальными данными.

Первым их изучение начал западногерманский историк X. Хейбер, пришедший к заключению, что нацисты не были заинтересованы в смерти царя. Вместе с тем он не исключал возможности насильственного устранения царя Бориса и в конце исследования подчеркивал: "Загадка, которую задала смерть царя, пока не поддается разрешению" **.

 

**Heiber Н. Der Tod des Zaren Boris// Vierteljahrschefte fur Zeitgeschichle. 1981. № 4. S.415.

 

Это мнение сохраняется и до сих пор. Его придерживается, например, С. Груев, болгарский эмигрант, сын упоминавшегося выше П. Груева, казненного по приговору Народного суда в 1945 г. В изданной им в 1987 г. на английском языке и переведенной в 1991 г. на болгарский язык солидной книге о 25-летнемцарствовании Бориса III он утверждает, что вопросы и подозрения, связанные со смертью царя, не сняты окончательное *.

В частности, С. Груев приводит свидетельство военно-воздушного атташе германского посольства в Софии фон Шёнбека, пользовавшегося доверием царя Бориса и принявшего активное участие в срочной доставке на самолете двух немецких врачей в Софию для лечения царя в первые дни его заболевания. Как явствует из дневниковых записей фон Шёнбека от 27 и 28 августа 1943 г., эти врачи сказали ему, что появившиеся перед смертью царя темные пятна на теле порождают подозрение в отравлении его каким-то длительно действующим индийским ядом, подложенным царю еще за несколько месяцев до смерти. Шёнбек при этом вспомнил о полученном в конце мая 1943 г. пророческом сообщении из Турции, что царь Борис не доживет до сентября этого года **.

Тем не менее болгарский историк И. Димитров, глубоко изучивший на основе широкого круга литературы и источников, прежде всего болгарских, обстоятельства смерти царя Бориса, попытался развеять миф о ее "загадочности" ***.

Гитлеровцы были непричастны к смерти царя Бориса. Известие об этом в Берлине восприняли с большим огорчением. Геббельс заявил: "Царь Борис умер. Мы лишились важной опоры на Балканах" ****. Но Гитлер выдвинул версию, что смерть Бориса "дело рук итальянцев". Он посчитал, что Бориса отравила сестра царицы Йоанны принцесса Мафальда, приезжавшая в Софию.

Однако Мафальда не посещала Софию накануне смерти царя Бориса. Она приехала туда уже на погребение. Итальянским правящим кругам, готовившимся к выходу из войны, в то время было, конечно, не до болгарского царя. Они, в том числе и королевская семья, думали прежде всего о своей собственной судьбе. Очевидно, версия о причастности итальянцев к смерти царя Бориса возникла у Гитлера на почве нараставшей у него под влиянием капитуляции Италии в 1943 г. вражды к итальянскому королевскому дому и правительству Бадольо.

 

*Груев С. Указ. соч. С. 453.

** см. там же. С. 444-445.

***Димитров И. Смъртта на цар Борис III //Исторически преглед. 1968. N 2.

****Semmler R. Goebbels - the Man Next toHitler. L., 1947. P. 100.

 

Предположение об отравлении царя Бориса не подтвердило и вскрытие его тела, проведенное болгарскими врачами. Вот что сообщил И. Димитрову болгарский медик, наблюдавший вместе с другими врачами за развитием болезни царя. "Смерть Бориса III - характерный случай инфаркта. Сколько людей становится жертвой этой внезапной, неожиданной болезни, всегда возникающей как следствие переутомления, тревоги, сильных эмоций... Наш клинический диагноз полностью подтвердился и при вскрытии. Мне не известен яд, который можно ввести так, что он попадет прямо в сердце и не оставит никаких следов в других органах".

Изыскания И. Димитрова в совершенно ином свете представляют и показания князя Кирилла в Народном суде в 1945 г. Болгарский историк, ознакомившись непосредственно с протоколами судебного разбирательства, установил, что князь Кирилл давал неискренние, противоречивые ответы на вопросы, связанные с выяснением обстоятельств смерти своего брата. Вначале он категорически отрицал насильственную смерть болгарского монарха и называл в качестве ее главной причины нервное переутомление, накопившееся у последнего за 25 лет царствования. Мнение князя изменилось, когда ему показалось, что от него ждут другого объяснения.

Несостоятельна и версия, получившая распространение в последнее время, о причастности к смерти царя Бориса советских органов и болгарских коммунистов. Если, задать классический вопрос "кому выгодно?", то, конечно, смерть царя Бориса - одной из ключевых для гитлеровцев фигур на Балканах - создавала благоприятные политические условия для Советского Союза, способствовала борьбе болгарских коммунистов против царского режима. Но в равной степени это событие соответствовало и политическим целям всех, кто входил в антигитлеровскую коалицию и стремился к разгрому держав "оси" и их сателлитов. Главное же состоит в том, что, как отмечает С. Груев, которого нельзя заподозрить в симпатиях к коммунистам, "никаких конкретных фактов и доказательств в пользу этой версии не было найдено ни по горячим следам, ни в последующее время".

Итак, судя по всему, болгарский монарх умер естественной смертью. Сложная международная обстановка летом 1943 г., в которой это случилось, внезапность и преждевременность кончины царя способствовали распространению версии о насильственном устранении болгарского венценосца. Подлинной же причиной, ускорившей смерть царя Бориса, было его тревожное, угнетенное состояние, вызванное сознанием того, что проводимая им политика заходит в тупик и династии грозит новая, еще более серьезная, чем в 1918 г., катастрофа. "Наше представление окончено", - с отчаянием говорил он за несколько дней до своей смерти брату Кириллу*. Создавалось впечатление, что царь Борис в те дни сам искал быстрой смерти. Не случайны слова, сказанные им Филову 15 августа по возвращении из ставки Гитлера: он "на обратном пути даже хотел повстречать вражеский самолет и погибнуть" **. По наблюдениям людей, близко общавшихся тогда с ним, пишет С. Груев, он "вел себя как человек, стремившийся к смерти", делая все, несмотря на начавшиеся боли в сердце, "на пределе своих физических возможностей", что и привело к гибельному исходу ***. С. Груев оценивает такое поведение царя Бориса как "пассивное самоубийство".

Тело царя Бориса было похоронено в часто посещавшемся им при жизни Рильском монастыре, живописно расположенном в горах в нескольких десятках километров от Софии. Усилившееся паломничество к месту погребения царя побудило власти Отечественного фронта в 1946 г. перезахоронить гроб в малодоступном для посетителей парке загородного царского дворца "Брана". После выезда царской семьи из Болгарии дворец "Врана" был превращен в государственную резиденцию, могила царя и небольшая часовня вскоре исчезли, но о том, что произошло с гробом и останками царя, пока достоверных сведений не имеется. В 1990 г. начались раскопки места погребения. Удалось лишь обнаружить герметически запаянный стеклянный сосуд с бальзамированным сердцем царя Бориса и приложенным к нему письменным подтверждением этого врачами, проводившими вскрытие его тела. Медицинская экспертиза согласилась с заключением болгарских врачей в 1943 г. - царь Борис скончался от инфаркта ****.

 

* Архив внешней политики России, фонд микрофильмов, нег. 656, поз. 10, ф. 299, л. 13-14 (Дневник генерала Н. Михова).

** Филов Б. Указ. соч. С. 601.

***Груев С. Указ соч. С. 450.

****Леверсон А. Цар Борис III. Щрихи към портрета. София, 1995. С. 529.

 

Регенты при царе Симеоне II

 

У царя Бориса от брака с Йоанной было двое детей: дочь Мария Луиза(род. 13 января 1933 г.) и сын Симеон(род. 16 июня 1937 г.).

После смерти Бориса встал вопрос о создании, ввиду малолетства престолонаследника Симеона, регентского совета при нем. Согласно Тырновской конституции 1879 г., регенты в количестве трех человек должны были выбираться Великим народным собранием. Но, учитывая сложные внешние и внутренние условия, правящие круги пошли на нарушение конституции, и выборы регентов были проведены 9 сентября 1943 г. на XXV обыкновенном Народном собрании. В регентский совет вошли князь Кирилл, премьер-министр Филов и военный министр генерал Михов.

Царская семья, собравшаяся в полном составе (за исключением Фердинанда I) на похороны Бориса III 5 сентября 1943 г., согласилась с тем, что представителем от нее в составе регентства должен быть князь Кирилл. Высказывая это согласие в беседе с Филовым, царица Иоанна заявила также, что, учитывая особенности характера князя Кирилла, будет спокойна, если и Филов войдет в состав регентства. Не все члены царской семьи, и прежде всего сестра Бориса Евдокия, положительно воспринимали Филова, откровенного германофила, но другого варианта в условиях, когда гитлеровские представители проявляли большую заинтересованность в сохранении прогерманского курса Болгарии, не было видно.

Центральной фигурой в регентском совете формально считался князь Кирилл. Но он не имел в стране политического влияния. "На всех представительных мероприятиях, - отмечал германский посланник в Софии, - он находился по сравнению с царем в тени" и "всегда говорил с голоса царя". По натуре Кирилл был легкомысленным человеком, мотом и гулякой, часто появлялся в непрезентабельных кабаках в обществе небезупречных друзей. Малозаметным деятелем был и генерал Михов, занявший в 1942 г. пост военного министра по рекомендации Филова и с тех пор видевший в нем своего благодетеля и покровителя. Доминировал в регентском совете Филов, не обладавший, правда, как и все премьер-министры при царе Борисе, "качествами вождя", но мечтавший стать им. "Царь-заместитель" - так сразу же окрестила его молва.

Регентский совет продолжал проводить политику царя Бориса, направленную на союз с гитлеровской Германией, хотя и стремился в условиях приближавшегося краха "третьего рейха "избегать расширения обязательств, особенно военных, перед ним. Но регентский совет оказался неспособным укрепить свое положение даже в правящем лагере. Непрочность власти, возникшей после смерти царя Бориса, стала одной из причин нарастания политического кризиса в стране. По мере приближения Красной Армии к границам Болгарии этот кризис углублялся, ширилась вооруженная освободительная борьба против существовавшего строя, завершившаяся 9 сентября 1944 г. его свержением и установлением власти Отечественного фронта.

Однако монархия Кобургов просуществовала еще два года. Члены прежнего регентского совета, князь Кирилл, Филови Михов, по приговору Народного суда были казнены в 1945 г. В состав нового регентского совета вошли ученый-философ коммунист Тодор Павлов и представители оппозиционных царскому режиму кругов профессор-юрист Венелин Ганев и Цвятко Бобошевский. Малолетний царь Симеон II с матерью скромно жил в загородном дворце. Но еще существовала придворная камарилья, правда сильно поредевшая. Царскую семью довольно часто навещал представитель США в Союзной Контрольной Комиссии(СКК) генерал Д. Кроил, отдавая подростку-царю и царице Иоанне официальные и неофициальные почести.

Регентский совет даже своим существованием в определенной мере сказывал влияние на политическую жизнь в стране. Оппозиционные правительству Отечественного фронта силы надеялись использовать в своих интересах институт монархии.

8 сентября 1946 г. на общенародном референдуме по вопросу о форме правления подавляющее большинство населения высказалось за ликвидацию монархии и установление народной республики. 15 сентября 1946 г. Народное собрание провозгласило Болгарию Народной Республикой. Так завершилось почти 60-летнее правление в Болгарии немецкой династии Кобургов.

 

Симеон II и его семья

 

16 сентября 1946 г. Симеон II вместе с матерью и другими родственниками покинул страну. Поначалу царская семья поселилась в Александрии (Египет),где тогда жили покинувшие Италию отец и мать Иоанны король Виктор Эммануил III и королева Елена. Симеон учился в английском колледже. Летом1951 г. Симеон с согласия испанского правительства переехал в Мадрид, в котором проживает и в настоящее время. Там окончил французский лицей, а затем военную академию в США (имеет чин лейтенанта запаса США). В январе 1962 г. он вступил в брак с дочерью испанского потомственного аристократа Мануэля Гомес-и-Модета, казненного вместе со своей супругой Мерседес Сехуэла-и-Фернандес в начале гражданской войны в Испании, Маргаритой Гомес-Асебо и Сехуэла. (После его женитьбы царица Иоанна приобрела виллу в небольшом местечке на океанском побережье Португалии и проживает там со своей секретаршей, часто приезжает в Мадрид.) От этого брака Симеон имеет четверых сыновей и дочь. Сыновья носят громкие титулы: Кардам - князь Тырновский, Кирилл - князь Преславский, Кубрат - князь Панагюрский, Константин Асен - князь Видинский *.Симеон активно занимается бизнесом **.

Долгое время в испанской прессе Симеон II упоминался лишь в связи с его присутствием на свадьбах представителей европейских династий. Но в последнее время Симеон II стал приобщаться к политическим делам. В связи с коренными переменами, происходящими в Болгарии с конца 1989 г., там пробудился интерес к фигуре царя. В болгарской печати и по телевидению появились интервью с ним, из которых видно, что он питает надежду на возвращение в Болгарию и превращение ее в конституционную монархию. "Держу двери открытыми для всех возможностей, касающихся моей роли в Болгарии, моего возвращения в страну и дальнейших шагов", - заявляет Симеон II, подчеркивая при этом, что он царь "по профессии".

Вопрос о возвращении в Болгарию Симеона II, о котором не вспоминали 43 года, вызывает в стране неоднозначную реакцию. Промонархические настроения среди болгарского населения, уставшего от бесплодной для судеб страны борьбы за власть между различными политическими группировками, становятся все более заметными. Возникают, правда пока еще неустойчивые, надежды, что монарх, встав надпартийными групповыми интересами, сможет обеспечить национальное возрождение Болгарии. Неожиданно теплый прием был оказан жителями Софии сестре Симеона II княгине Марии Луизе, приехавшей туда в мае 1991 г. с .частным визитом ***. В конце мая1991 г. Великое народное собрание даже приняло решение провести 6 июля 1991 г. референдум по вопросу о будущей форме правления в стране. Но через неделю оно было отменено, поскольку реакция в Болгарии на это решение была большей частью негативной. Ведь в 1946 г. народ уже высказал свое мнение о форме правления. Промонархические силы, поняв, что в данный момент невозможно рассчитывать на успех, отложили исполнение своих намерений до наступления лучших времен. Тем не менее президент Болгарии Желю Желев санкционировал выдачу Симеону II болгарского паспорта.

В конце мая 1992 г. внимание журналистов привлекла пресс-конференция в Мадриде, на которой бывший болгарский монарх рассказал о беседе, которая у него состоялась с президентом Болгарии. Президент беседовал с Симеоном более четырех часов, и, по словам бывшего царя, переговоры прошли" в обстановке сердечности, в деловом и позитивном духе".

В конце августа 1993 г. царица Иоанна и ее дочь Мария Луиза получили возможность приехать на короткое время в Болгарию по случаю 50-й годовщины смерти царя Бориса и захоронения сосуда с его бальзамированным сердцем в Рильском монастыре. Промонархические настроения определенной части болгарского населения продолжают сохраняться. В конце 1994 г. в интервью французской газете "Фигаро" Симеон заявил, что он приедет в Софию, только если это будет необходимо. "Монархия имеет смысл лишь в том случае, если она нужна большинству".

 

* Кардам (род, в 1962 г.) учился в США и работает в Вашингтоне в одной из фирм, Кирилл (род. в 1964 г.), женившийся в 1990 г. на Росарии Надал, окончил Принстонский университет (США) по специальности "теоретическая физика", работал в Нью-Йорке, а затем переехал в Лондон, Кубрат (род, в 1965 г.) окончил университет в Памплоне (Испания) и работает в Лондоне, Константин (род. в 1967 г.) и дочь Калина, родившаяся в 1972 г., окончили французский лицей в Мадриде. Примеч. сост.

**См.: Цар Симеон и семейството му. София,1991.

*** Княгиня Мария Луиза в 1957 г. вышла замуж за принца Карла Владимира Лейнингенского и имеет от него сыновей Карла Бориса (1960) и Германа(1963). Брак расторгнут в 1968 г. В 1969 г. Мария Луиза вышла замуж за Бронислава Хробока, поляка по происхождению, владельца небольшой фирмы. У них двое детей: дочь Александра (1970) и сын Павел (1972). Супруги проживают в США. Примеч. сост.

 

ГЕРМАНИЯ

ДИНАСТИЯ ГОГЕНЦОЛЛЕРНОВ

 

Правители маркграфства Бранденбург уже в середине XIV в. входили в число семи наиболее значительных князей-курфюрстов, участвовавших в избрании императора Священной Римской империи германской нации. Столицей маркграфства стал Берлин, основанный в 1240 г. на р. Шпрее. С начала XV в. здесь обосновался швабский дом Гогенцоллернов.

По преданию, Гогенцоллерны вышли из Швейцарии в период раннего средневековья. Два брата - рыцари, промышлявшие разбоем на больших дорогах, - осели в Швабии, соорудив на скале Цоллер в горах Швабиш Альбкрепость (бург). От названия этой скалы высотой 855 метров, господствующей над равнинными по существу окрестностями, и произошло наименование этих рыцарей и их потомков - Гогенцоллерны (от южнонемецкого "хоэнцоллер" - высокая скала).

Франконская линия Гогенцоллернов, которой суждено было править в государстве Бранденбург-Пруссия, выделилась в 1227 г. и владела бургграфством Нюрнберг.

Примерно в это же время созданный в конце XII в. духовно-рыцарский "Орден дома святой девы Марии Тевтонской", так называемый Тевтонский, или Немецкий, орден, завладев частью польских земель, развернул экспансию против язычников-пруссов в Прибалтике. Подчинив себе Орден меченосцев, Тевтонский орден распространил свои владения по южному и восточному побережью Балтийского моря.

В 1415 г. бургграф Нюрнбергский Фридрих VI (1371-1440) из рода Гогенцоллернов получил марку Бранденбург, став курфюрстом Фридрихом I (правил в 1415-1440 гг.). Своего признания в качестве суверена он добился в упорной борьбе, устранив феодальную анархию в интересах дворянства, а также городов, которые оказали ему поддержку. Это не помешало его преемнику курфюрсту Фридриху II(1440-1470) отплатить городам черной неблагодарностью. Воспользовавшись внутренними противоречиями, Фридрих II в 1442 г. подчинил себе Берлин, лишив его городской автономии *.

К концу XV в. Германия становилась все более раздробленной, в то время как Испания, Франция и Англия уже сложились в национально оформленные государства. Германия не являлась национальным комплексом, так как включала в свой состав французские и славянские территории и считала Рим своим центром. Образование национального государства стало в Германии невозможным из-за римского императорского титула и связанных с ним стремлений к мировому господству. К тому же, и это было самым главным, отдельные германские княжества и группы провинций оставались изолированными друг от друга. Ганза, Рейнский и Швабский союзы городов также были разобщенными.

Вместе с тем естественное развитие торговли, - а основные международные торговые пути проходили через германские земли, - насильственная германизация покоренных славянских земель, а также утрата Италии и французских областей создавали предпосылки для образования централизованного национального государства в Германии.

 

*Kathe Н. Die Hohenzollernlegende. Berlin, 1978.S. l0-ll.

 

"Счастливые" браки Гогенцоллернов

 

Когда Гогенцоллерны появились в Бранденбурге, государство Тевтонского ордена уже покорило или истребило литовское племя пруссов. В 1455 г. Фридрих II приобрел у ордена Ней-Марк. По Торуньскому миру (1466), западная часть Пруссии была присоединена к Польше, а у великого магистра ордена, утратившего свою резиденцию в Мальборке (Мариенбурге), осталась восточная часть, называвшаяся "герцогской Пруссией" со столицей в Кёнигсберге.

Между тем великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт фон Ансбах из рода Гогенцоллернов перешел в лютеранство и произвел секуляризацию владений ордена. В 1525 г. он подписал с Польшей мирный договор в Кракове, в соответствии с которым становился ее вассалом уже в качестве светского герцога Пруссии.

Курфюрст Иоахим I (1499-1535),будучи противником Реформации, с такой яростью выступал против протестантизма, что его жена Елизавета, не выдержав фанатизма супруга, в 1528 г. бежала в Саксонию. Его старший сын Иоахим II, став курфюрстом (правил в 1535-1571 гг.), наследовал две трети территории Бранденбурга. В 1539 г., вопреки завещанию отца, Иоахим II перешел в протестантизм. Это не помешало ему в 1550 г. вместе с императором и некоторыми другими владетельными князьями принять участие в осаде Магдебурга, являвшегося оплотом протестантизма.

Объединение Бранденбурга и Пруссии произошло при следующих обстоятельствах. Герцог Альбрехт Фридрих Прусский (1553-1618, правил с 1568 г.), имевший весьма нелестную кличку Слабоумный, женился на Марии Элеопоре, старшей дочери герцога Иоганна Вильгельма фон Клеве. Она родила ему много детей, из которых в живых остались только дочери. Умер Альбрехт Фридрих в 1618 г. от "помрачения рассудка", наступившего вследствие злоупотребления алкоголем. Еще в 1594 г. его старшая дочь Анна вышла замуж за будущего курфюрста Бранденбургского Иоганна Сигизмунда (1572-1619, курфюрст с 1608 г.). Хотя в их семье и было шестеро детей, этот брак отнюдь нельзя назвать счастливым не только из-за того, что кальвинистские взгляды Иоганна Сигизмунда не уживались со строго лютеранской верой Анны, но главным образом потому, что курфюрст был запойным пьяницей. Постоянное обжорство и пьянство подрывали его здоровье: он настолько потолстел, что больше не мог ходить. В 1615 г. Иоганна Сигизмунда "хватил" апоплексический удар, однако умер он лишь четыре года спустя. Как и брак ее матери, несчастное замужество Анны оказалось выгодным для династии. По существовавшему соглашению, в случае прекращения прусской линии Гогенцоллернов территория герцогства Прусского переходила к бранденбургской линии. В 1618 г., после смерти последнего прусского Гогенцоллерна герцога Альбрехта Фридриха, Восточная Пруссия была объединена с Бранденбургом. Зять покойного герцога Иоганн Сигизмунд (курфюрст Бранденбургский в 1608-1619 гг.) принес клятву верности польскому королю и стал герцогом Прусским, оставаясь в этом качестве вассалом Польши. Тевтонские рыцари превратились в крупных феодалов, родоначальников прусского юнкерства.

Когда в 1609 г. дядя Анны по материнской линии Иоганн Вильгельм, последний герцог Клеве, "отдал Богу душу" также от "помрачения рассудка", началась длительная тяжба из-за его наследства, состоявшего из пяти небольших герцогств и графств, довольно развитых в промышленном отношении. Несмотря на незначительные размеры, они имели серьезное значение в трудносохраняемом равновесии между католическими и протестантскими государствами Европы. В ходе затянувшейся борьбы Иоганн Сигизмунд открыто перешел в кальвинизм, в то время как его семья и подданные оставались лютеранами. Благодаря этому маневру он прочнее связал себя с нидерландскими кальвинистами и французскими гугенотами. В 1614 г. был все же достигнут компромисс, в результате которого Клеве, Марк и Равенсберг перешли к курфюрсту, распространив его владения до Рейна.

Таким образом, к марке Бранденбург в течение четырех лет были сделаны значительные территориальные приращения на востоке и западе. Однако вновь приобретенные земли были весьма слабо связаны друг с другом не только географически. У них не было ни общих традиций, ни религии. В эпоху войн такая разбросанность владений таила в себе большую опасность.

Перед Гогенцоллернами стояла задача "заполнить" географические бреши, отделявшие Бранденбург на западе от Клеве и на востоке - от Восточной Пруссии, т. е. создать государство, влияние которого должно было далеко выйти за его границы.

 

"Великий курфюрст", или "самая хитрая лиса Европы"

 

Сын курфюрста Георга Вильгельма, Фридрих Вильгельм (1620-1688, правил с 1640 г.), вошел в историю как "Великий курфюрст". Опираясь на дворянское землевладение, он урезал политические права сословий и создал централизованную государственную систему с сильной бюрократией и постоянную армию. Курфюрст, чиновничество и военный аппарат осуществляли политику в интересах юнкерства. В 1653 г. Фридрих Вильгельм подтвердил права бранденбургских юнкеров на крепостных и объявил, что крестьянин, который не сможет доказать обоснованность своей жалобы на господина, подлежит строгому наказанию. Обнищание крестьянства и упадок городов только усиливали экономическую, социальную и политическую власть юнкерства.

От других государств Пруссию отличала доминирующая роль армии, которая с неизбежностью должна была привести к милитаризации всего общества. Однажды курфюрст заявил, что "на мече и науке должно быть основано значение этого государства без прошлого, с одним будущим", и приступил к реализации своих "державных" замыслов.

Своего прадеда Фридриха Вильгельма "великим" назвал Фридрих II. Открыв гроб своего истлевшего предка, он коснулся рукой его головы и сказал: "Господа, он совершил здесь великие дела". Однако из своих главных устремлений - добиться суверенитета в Пруссии, приобрести Переднюю Померанию и гавань на Балтийском море- он сумел осуществить лишь первое.

Когда Фридрих Вильгельм в 1640 г. в 20-летнем возрасте стал курфюрстом, его земли были опустошены Тридцатилетней войной, заняты иностранными войсками или разорены своими. Значительного успеха он достиг при заключении Вестфальского мира (1648). Воспользовавшись своей 8-тысячнойармией в качестве средства давления, он приобрел секуляризованные епископства Минден и Хальберштадт и право на присоединение Магдебурга после смерти его архиепископа. Он получил также Заднюю Померанию, в то время как Передняя Померания осталась у шведов.

В 1651 г. Фридрих Вильгельм попытался силой оружия решить вопрос о герцогствах Юлих и Берг, расположенных по обоим берегам Рейна, что ему не только не удалось, но и заставило просить помощи у императора. Кроме сомнительной славы "нарушителя мира", эта авантюра ему ничего не принесла.

Фридрих Вильгельм всегда следовал основному жизненному правилу, что "никакой союз не должен дальше сохраняться, если он достиг своей цели, и никакой договор не обязательно соблюдать вечно". Когда в 1655 г. началась война между Швецией и Польшей, бранденбургский курфюрст сначала выступил на стороне Швеции. Действия союзных войск привели к серьезному успеху - падению Варшавы. В соответствии с Велявско-Быдгощским договором (1657), курфюрст был освобожден от ленной зависимости в отношении Польши и признан сувереном в Восточной Пруссии. Однако, когда Фридрих Вильгельм перешел на сторону своего недавнего противника, надеясь завладеть Передней Померанией, ни Польша, ни империя не поддержали его притязаний. Оливский мирный договор (1660), завершивший Северную войну (1655-1660), закрепил права бранденбургского курфюрста в Восточной Пруссии.

В 70-х гг. Фридрих Вильгельм неоднократно менял союзника в войне между Францией и Голландией. В конце концов Людовик XIV отомстил своему неверному партнеру, подтолкнув Швецию к вторжению в Бранденбург. В 1675 г. шведские войска выступили из Померании и заняли часть владений Бранденбурга, однако в сражении при Фербеллине небольшая прусская армия численностью в 8 тыс. человек разбила превосходящие силы шведских войск. Эта победа привела к небывалому взлету международного престижа Бранденбурга-Пруссии, а курфюрст был прославлен в одной балладе как "великий" *.

 

*Frey L. и М. Friedrich I. Preussens erster Konig.Graz-Wien-Koln, 1984. S. 25.

 

Фридриху Вильгельму удалось изгнать шведов из Бранденбурга и завладеть Передней Померацией и Штеттином, однако, по Нимвегенскому мирному договору (1679), он вынужден был возвратить Швеции Переднюю Померацию и часть устья р. Одер.

В 1670 г. был составлен план захвата Силезии. С надеждой на территориальные приобретения Фридрих Вильгельм в 80-х гг. выразил молчаливое согласие с присвоением Людовиком XIV некоторых имперских территорий, однако это ему не помогло. Передняя Померания так и осталась в шведских руках.

Перед своей смертью он вознамерился вновь сменить союзников и вместе с императором, англичанами и голландцами выступить против Франции, хотя незадолго до того был готов поддержать французскую кандидатуру на императорский престол. Примечательно, что пароль для караула в день его смерти звучал: "Лондон и Амстердам". Из-за постоянных нарушений им своих союзнических обязательств Людовик XIV назвал его "самым вероломным из всех неверных вассалов", а один из французских дипломатов - "самой хитрой лисой Европы"*.

Основную ставку "Великий курфюрст" делал на армию. В своем завещании он писал: "Хотя союзы и могут быть достаточно хороши для обеспечения безопасности, однако собственная армия - лучше". К концу его правления небольшое наемное войско численностью в 2,5 тыс. человек превратилось в 30-тысячную дисциплинированную армию, составлявшую примерно 3% населения. Вся военная система подверглась радикальной реформе. Рекрутирование проводилось на "свободном рынке" в его землях от имени курфюрста. Полки комплектовались из солдат, завербованных в разных провинциях, что нанесло сильный удар по "регионализму" Унификации армии содействовали учреждение своего рода генерального штаба и назначение генерального военного комиссара, выполнявшего интендантские функции. Создание офицерских школ и введение строгой регламентации службы содействовали превращению армии в профессиональную.

 

* Augstein R. Preussells Friedrich und die Deutschen. Frankfurt a. M., 1968. S. 27; Hinrichs С. Friedrich Wilhelm I. Konig in Preussen. Hamburg, 1941. S. 7.

 

Как постоянная армия, так и флот оплачивались в значительной степени за счет налогов, выжимаемых курфюрстом из своих подданных. Этой цели служили поступления из доменов, от пошлин, чеканки монет, прямых и косвенных налогов, акциза, военных налогов и т. д. Примерно половина всех поступлений шла на армию.

Так как дворяне весьма успешно противостояли сбору акциза, он, по существу, взимался лишь в городах. Особенно активную оппозицию курфюрст встретил в Восточной Пруссии, где руководителем "аристократического" сопротивления стал Альберт фон Калькштайн, а вождем оппозиции в Кёнигсберге - член магистрата и купеческой гильдии Иеронимус Рот. Взбешенный курфюрст решил их сурово наказать. Рот всю оставшуюся жизнь провел в заключении, а Калькштайна, бежавшего под защиту польского короля, по распоряжению Фридриха Вильгельма похитили, что и в те времена считалось грубым нарушением международных норм. Завернутым в ковер его перевезли через границу, предали суду как изменника и после пыток казнили. На этом с оппозицией в Восточной Пруссии было покончено.

Вместе с тем Фридрих Вильгельм проявлял большую веротерпимость. При нем в страну переселились тысячи иммигрантов из разных стран, в том числе около 20 тыс. гугенотов из Франции, много лютеран и кальвинистов из католических княжеств Германии, а также католиков и евреев. Они создавали бумажные, шелковые и другие мануфактуры. Это соответствовало представлениям Фридриха Вильгельма, что "промышленность и торговля суть главные опоры государства".

Уделяя большое внимание вопросам образования, курфюрст носился с фантастическим проектом строительства небывалого университетского города, который он рассчитывал с помощью международных соглашений сделать неприкосновенным в случае военных действий. Основные направления деятельности курфюрста позволяли современникам утверждать, что сила его государства опирается на оружие и просвещение.

Главное достижение Фридриха Вильгельма - создание из слабо связанных между собой владений достаточно сплоченной территории с четко функционирующим государственным аппаратом. При этом курфюрсте сложилась абсолютистская система правления. Его постоянная армия не только усилила позиции Бранденбурга-Пруссии в Европе, но и играла роль объединяющего фактора для далеко отстоявших друг от друга земель. Возникли предпосылки для формирования так называемого служилого дворянства, которое должно было стать существенной опорой абсолютного монарха.

Любопытно, что в своем завещании Фридрих Вильгельм высказал пожелание разделить свою страну между сыном от первого брака (с Луизой Генриеттой Нассау-арапской) и его братьями от второго брака (с Доротеей Гольштейн-Глюксбургской). Это завещание, однако, никогда не было исполнено, что и позволяет считать "Великого курфюрста" основателем прусского государства, бюрократической системы управления и прусской армии.

 

Приобретение королевской короны

 

По иронии судьбы преемником Фридриха Вильгельма стал его сын Фридрих, не отличавшийся "богатырским" здоровьем. Потомки обычно рассматривали его правление как интермедию между правлением "Великого курфюрста" и Фридриха Вильгельма I, а его единственное выдающееся политическое достижение - приобретение королевской короны - как плод его непомерного тщеславия. По мнению Фридриха II, его дед был "велик в малом и мал в великом".

Третий сын "Великого курфюрста"* родился 11 июля 1657 г. в Кёнигсберге и при крещении в лютеранской церкви был наречен Фридрихом. Из-за травмы позвоночника, полученной в детстве, он приобрел кличку Горбатый, что в общем-то не соответствовало действительности, так как для сокрытия этого физического дефекта вполне хватало парика. Однако на формирование таких его личных качеств, как пессимизм и недоверчивость, большое влияние оказали страдания, перенесенные им при лечении врачами-ортопедами, использовавшими всевозможные корсеты и костыли. По специальной программе, подготовленной курфюрстом, его обучали не только немецкому, но и иностранным языкам, географии и истории, игре на флейте и клавикордах. После кончины матери отношения Фридриха с отцом быстро ухудшились, а курфюрстом он стал в 1688 г. лишь благодаря смерти своего старшего брата.

 

* Старшие сыновья "Великого курфюрста "Вильгельм Генрих и Карл Эмиль умерли: первый- младенцем, а второй - в 18-летнем возрасте.

 

Подчинявшийся обычно воле отца, Фридрих проявил удивительное упорство и добился его согласия на брак с Елизаветой Генриеттой Гессен-Кассельской, который был заключен в 1679 г. Впоследствии он женился еще два раза: на Софии Шарлотте Ганноверской, сестре будущего английского короля Георга I, и Софии Луизе Мекленбургской. Когда здоровье отца серьезно ухудшилось, Фридрих стал принимать все большее участие в государственных делах и присутствовал на заседаниях правительственного совета **.

Так как владения Фридриха III простирались от Балтики до Рейна, он был вовлечен в международные конфликты и на Востоке, и на Западе. Его экспансионистские устремления неизбежно велик усилению напряженности в отношениях со Швецией из-за Передней Померании, с Польшей и Россией - из-за Западной Пруссии и Эрмланда, а владения на Рейне побуждали его противостоять территориальным притязаниям Франции.

 

**Frey L. и. М. Ор. cit. S. 33-34, 36, 41.

 

Примерно в то же время, когда принц Оранский завладел короной Англии, а курфюрст Фридрих Август Саксонский проложил себе путь к польскому трону, Фридрих III энергично приступил к осуществлению своего плана восшествия на королевский престол. Однако то, что в своих истоках воспринималось современниками как проблема престижа, оказалось "шедевром государственного искусства".

Само географическое положение Бранденбурга-Пруссии и сила армии Фридриха III могли превратить его для соседей или в важного союзника, или в опасного противника. Исходя из этого, он пришел к выводу, что если Фридрих I сделал Гогенцоллернов династией курфюрстов, то он, Фридрих III, должен добыть для них королевскую корону. Однако, несмотря на поддержку некоторых имперских министров, получивших от него взятки на общую сумму в 300 тыс. талеров, император упорно уклонялся от положительного ответа на его демарши, опасаясь дальнейшего усиления курфюрста Бранденбурга-Пруссии и считая, что Вена все равно ничего не выиграет от появления нового "короля вандалов на Балтике".

В конце концов согласия кайзера на получение им королевского титула Фридрих III добился в связи с вопросом об испанском наследстве. Кайзер не только принял обязательство признать Фридриха королем в Пруссии, но и убедить другие державы поддержать это решение. Однако королями не в Пруссии, а Пруссии Гогенцоллерны стали лишь в 1772 г., когда при разделе Польши приобрели Западную Пруссию. Правда, по-французски Фридриха I уже называли королем Пруссии. В свою очередь Фридрих обещал в случае войны предоставить кайзеру 8-тысячное войско и поддержать Габсбургов при следующих выборах императора.

Коронация Фридриха состоялась 18 января 1701 г. в Кёнигсберге, в Восточной Пруссии, т. е. вне пределов Священной Римской империи. Здесь Фридрих родился, здесь же и стал королем, собственноручно увенчав себя королевской короной. Лишь один из преемников Фридриха I, Вильгельм I, был коронован там же в 1861 г. Всего на всю процедуру коронации ушло около 6 мин талеров, причем для покрытия этих расходов был введен специальный коронационный налог. Королевское достоинство, без сомнения, усилило позиции Фридриха I и внутри и вне пределов империи. О значении этого события говорит хотя бы само продолжительное сопротивление императора притязаниям Фридриха на королевский трон и тот факт, что Ватикан до 1788 г. отказывался признать Прусское королевство.

Так как Пруссия не входила в состав Священной Римской империи, Фридрих I имел возможность предоставлять прусские контингенты как в распоряжение кайзера, так и его противников. Королевский титул наконец-то принес Пруссии полную независимость от Польши. Однако Западная Пруссия оставалась под польским суверенитетом и разделяла владения Фридриха I на две части, что служило "основанием" для грядущих экспансионистских устремлений Пруссии в отношении Польши.

Приверженность Фридриха I протестантизму играла в его, внешней политике особую роль, что не мешало ему выступать вместе с католиком-кайзером против лютеран-шведов. За получение королевского титула Фридрих дорого заплатил австрийскому дому. Фридрих II справедливо упрекал своего деда в том, что он пожертвовал 30 тыс. своих подданных в войнах кайзера и его союзников. Кровью своего народа он расплачивался с англичанами и голландцами. Правда, когда Англия вышла из воины за испанское наследство, Фридрих продолжал военные действия, так как Франция угрожала интересам его государства. В то же время участие в Северной войне не дало ему ничего, так как после 1709 г. воюющие державы уже не хотели идти на какие-либо существенные уступки Пруссии.

Не будучи по своей сущности военным, Фридрих I увеличил численность армии до 40 тыс. человек. Регулярно заседал Тайный военный совет. Огромные расходы на содержание войск и невероятная роскошь королевского двора нанесли колоссальный урон государственным финансами Однако в тех пределах, которые ему позволяли бедность и разбросанность его владений, Фридрих I сделал много для развития искусства, науки и образования. Так, по его замыслу были основаны университет в Галле и Берлинская Академия наук, а построенные при нем здания определяли архитектурный облик Берлина вплоть до конца второй мировой войны. Умер он в 55-летнемвозрасте в феврале 1713 г. *

 

* Koch W. Hof-und Regierungsverfassung KonigFriedrichs I von Preussen (1687-1713). Breslau, 1926.

 

"Фельдфебель на троне"

 

Его сын Фридрих Вильгельм I(1688-1740, правил с 1713 г.) принял решительные меры по укреплению в Бранденбурге-Пруссии государственного механизма абсолютной монархии с его важной составной частью - милитаризмом. Гогенцоллерны по-прежнему стремились к дальнейшему округлению своих владений всеми возможными средствами, прибегая к взяткам, покупке территорий, мошенничеству с наследствами и вероломным договорам о разделе чужих земель. Территориальная раздробленность и экономическая отсталость государства Гогенцоллернов усиливали их стремление к присоединению более развитых областей. В стране происходило заметное развитие лишь тех отраслей промышленности, которые были связаны с военными поставками - производством оружия и сукна для обмундирования.

Фридриху Вильгельму I приписывалось изречение, что Пруссия может быть или слишком большой, или слишком маленькой. Он, разумеется, считал, что она не должна быть "слишком маленькой", и прилагал все усилия к ее расширению. Так, едва став королем, Фридрих Вильгельм договорился со шведами о том, что до конца Северной войны Штеттин будет занят прусскими войсками, так как сами шведы уже были не в состоянии противостоять русской армии. Однако, как бы оказав шведам дружескую услугу, Фридрих Вильгельм I не только не собирался уходить оттуда, но и был полон решимости даже с помощью оружия присвоить еще большую часть Передней Померании. 13 июня 1714 г. Фридрих Вильгельм I подписал секретный договор с русским царем Петром I, в соответствии с которым мог завладеть Передней Номерацией до Песне. В 1720 г. под давлением Англии Пруссия заключила договор со Швецией и разорвала союз с Россией. От Швеции к Бранденбургу-Пруссии перешла часть так называемой Старой Передней Померании.

Фридрих Вильгельм I по своему облику и темпераменту был прямой противоположностью отцу. Насколько охотно он пускался в детстве в потасовки с более слабыми сверстниками, настолько тяжело переживал, когда доставалось ему самому, как это было в случае с его двоюродным братом, будущим английским королем Георгом II. С ним он примирился лишь на смертном одре, попросив свою жену, сестру Георга, сообщить ему о том, что он его простил.

В отличие от отца Фридрих Вильгельм был экономным до скаредности, ненавидел пышность и мотовство, процветавшие при дворе, считая, что они ведут к разрушению государства. Король невероятно гордился тем, что он "настоящий немец", хотя его язык изобиловал французскими словами. По его мнению, "настоящий немец" не нуждается в образовании. Он любил говорить, что все ученые - дураки, а позднее неоднократно угрожал закрыть Берлинскую Академию наук. "Фельдфебель на троне", Фридрих Вильгельм с презрением относился к ученым, поэтам и писателям. Лейбница он считал совершенно бесполезным человеком, непригодным даже для того, чтобы "стоять на часах". Известный философ-просветитель Кристиан Вольф, профессор Галльского университета, был по распоряжению кабинета в 1723 г. выслан из страны, так как в детерминизме его философии монарх усматривал... оправдание дезертирства!

Фридрих Вильгельм I был страстным охотником, но особенно любил все, что было связано с армией. После назначения его командиром пехотного полка он все свободное время занимался муштровкой своих солдат. Даже во время болезни он для повышения жизненного тонуса рисовал солдатиков. И в дальнейшем армия оставалась в центре его помыслов, являясь тем орудием, с помощью которого он добывал себе новые земли и подданных. Недаром для его современников Пруссия была не государством, владевшим армией, а армией, которая владела государством. В историю он вошел как "солдатский король". Позже Фридрих II весьма метко сказал, что если при Фридрихе I Берлин стал Афинами Севера, то при Фридрихе Вильгельме I - Спартой. К концу его правления прусская армия насчитывала почти 90 тыс. человек (при населении в 2,5 млн) и занимала по своей численности четвертoe место в Европе. Для выжимания из населения средств, шедших в основном на военные нужды, Фридрих Вильгельм создал "Высшее управление финансов, военных дел и доменов".

Военная сила применялась внутри страны для борьбы с выступлениями крестьян, ремесленников, подмастерьев и т.д. Когда в 1717 г. в Котбусском округе около 4 тыс. сербских крестьян отказались отрабатывать барщину на своих помещиков, по приказу короля войска жестоко подавили восстание. По его же распоряжению в 1731 г. несколько рот солдат сносили старые дома в Берлине, чтобы принудить жителей к строительству новых зданий, соответствующих облику большого города - резиденции короля.

Отличительными особенностями прусского милитаризма были реакционная военная идеология, бесчеловечная муштра и система варварских наказаний, практиковавшихся не только в армии, но и среди других слоев населения, когда порке подвергались даже придворные. Жестко, до мелочей регламентируя жизнь своих подданных, монарх, будучи в плохом настроении, наносил прохожим палочные удары или бил их ногами.

 

Отец и сын

 

Пропасть между Фридрихом I и его сыном Фридрихом Вильгельмом была, пожалуй, непреодолимое, чем у других Гогенцоллернов, для которых вообще был характерен конфликт поколений. Однако, глубоко веря в необходимость подчинения установленной Богом власти, кронпринц всегда сохранял послушание в отношении отца. 24 января1712 г. он обрадовал больного Фридриха известием, что родился горячо желаемый им внук, который по предложению деда был при крещении также назван Фридрихом. Отныне будущее дома Гогенцоллернов было связано с этим ребенком, третьим сыном Фридриха Вильгельма I, сыгравшим выдающуюся роль в германской истории.

В 1718 г. Фридрих Вильгельм I пригласил в качестве воспитателей своего сына прусских офицеров и в соответствии с модой того времени - французов. На формирование личности Фридриха большое влияние оказали постоянная натянутость в отношениях между его родителями и жизнь при наполненном интригами дворе. Ни любви, ни доверия Фридрих Вильгельм от него таки не дождался. Фридрих ненавидел отца и по возможности старался его избегать, испытывая перед ним лишь "дикий страх, рабское почтение и покорность". Королева София Доротея, воспитанная во французском духе дочь курфюрста Ганноверского, ставшего в 1714 г. королем Англии Георгом I, поощряла как хорошие, так и менее привлекательные наклонности сына, сознательно противодействуя во всем своему мужу. Жизнь королевской семьи (у Фридриха Вильгельма I было 14 детей*), по свидетельствам очевидцев, проходила в ненависти, страхе, притворстве и лжи. В связи с дальнейшим ухудшением отношений между отцом и сыном король даже обдумывал возможность лишить его права наследования престола.

Тогда, воспользовавшись путешествием, которое они совершали вместе с королем по различным германским "столицам", Фридрих договорился с лейтенантом Катте, с которым имел дружеские отношения, об организации побега. Однако "заговор" раскрыли. Фридрих был взят под стражу, а военный трибунал, заявив, что осуждение кронпринца не входит в его компетенцию, приговорил Катте к пожизненному тюремному заключению. Недовольный этим, король настоял на смертном приговоре, который и привели в исполнение под окнами его сына. По приказу короля два капитана подвели Фридриха к окну, чтобы он увидел казнь собственными глазами.

С находившегося в Кюстрине Фридриха посланная королем специальная комиссия взяла клятву, что он будет следовать воле отца, в противном же случае лишится права на наследование короны. В мае 1731 г. Фридрих Вильгельм I писал гофмаршалу фон Вольдену в Кюстрин о Фридрихе: "...он должен только выполнять мою волю, выбросить из головы все французское и английское, сохранив в себе лишь прусское, быть верным своему господину и отцу, иметь немецкое сердце, выбросить из него все франтовство, проклятую французскую политическую фальшивость и усердно просить у Бога милости..." **

В следующем году, после возвращения Фридриха в Берлин, Фридрих Вильгельм I, не особенно интересуясь его мнением, женил кронпринца на принцессе Елизавете Христине Брауншвейг-Вольфенбюттельской (брак оказался бездетным). После свадьбы Фридрих отправился в свой "любимый гарнизон" в Руппин, в который ранее был назначен командиром полка. Однако вскоре монотонное течение его жизни прекратилось. В связи с форсированием французскими войсками Рейна кронпринц летом 1734 г. "как волонтер" отправился в главную квартиру принца Евгения, самого крупного полководца своего времени. Хотя военные действия велись вяло, все же пребывание в армии оказалось для него "школой, в которой из путаницы и беспорядка, царивших в этой армии, можно было извлечь уроки". Теперь он знал, "какой должна быть обувь мушкетеров, как долго солдат может ее носить и сколь долго он должен обходиться ею во время кампании, а также все мелочи, относящиеся к солдатской жизни, вплоть до стофунтовой пушки и в конечном счете вплоть до высших должностей..." ***

 

* Дочери Фридриха Вильгельма I Филиппина Шарлотта и Луиза Ульрика (Ловиза) были замужем соответственно за герцогом Карлом I Брауншвейгским (братом Елизаветы Христины, на которой был женат Фридрих II) и шведским королем Адольфом Фредриком. Примеч. сост.

** Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen,Berichten, Anekdoten. Mit lebensgeschichtlichenVerbilldungen. 13. Aufl. Ebenhausen bei Munchen,1941. S. 29.

*** lbid. S. 48, 49, 54, 55.

 

Отец приобрел для него возле Руппина замок Райнсберг, причем кронпринц лично руководил его перестройкой. По его замыслу замок должен был стать "святилищем дружбы". Основными его занятиями были служба, чтение и музыка.

В 1738г. вышла под псевдонимом первая политическая "прокламация" Фридриха "Соображения о современном политическом состоянии Европы", в которой он излагал "просветительские" взгляды на проблемы международных отношений. "Вместо того чтобы беспрестанно вынашивать планы завоеваний, - писал он о князьях, - пусть эти земные боги приложат все старания к тому, чтобы обеспечить счастье своего народа... Пусть они поймут, что подлинная слава князя состоит не в подавлении своих соседей, не в увеличении числа своих рабов, но в том, чтобы выполнять обязанности своего предназначения и во всем соответствовать намерениям тех, которые наделили его властью и от которых он получил высшее могущество"*. Правда, став королем, он отбросил эти благие пожелания.

В отношении интеллектуальных интересов Фридрих был на порядок выше других европейских монархов, профессионально занимаясь литературой, философией и музыкой. Он написал огромное количество специальных исследований ("Генеральные принципы ведения войны", "О немецкой литературе", "Критика "Системы природы" (Гольбаха), "История Семилетней войны" и др.). Его политическая и личная переписка охватывает десятки томов. Проявляя большую веротерпимость и даже приближаясь к атеизму, он в 1736 г. вступил в переписку с Вольтером, продолжавшуюся всю жизнь. С 1750 по1753 г. Вольтер жил в Потсдаме в качестве гостя короля Фридриха II.В 1745-1747 гг. по рисунку короля архитектор Георг Кнобельсдорф построил в Потсдаме дворец Сан-Суси, ставший любимой резиденцией Фридриха. Король прекрасно играл на флейте и сочинил много музыкальных произведений разнообразных жанров. Он не скрывал симпатий к французскому Просвещению. Современники и потомки считали его представителем "просвещенного абсолютизма".

Ко времени последней болезни Фридриха Вильгельма I отношения между ним и сыном значительно смягчились. Король заявил окружавшим его придворным: "...я оставляю после себя своего сына, который имеет все способности к тому, чтобы хорошо править; он мне обещал, что сохранит армию. Я знаю, что он любит войска и храбр, я знаю, что он сдержит свое слово, оно бладает разумом, и все будет идти хорошо" **.

 

* Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 77.

** Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 82.

 

Фридрих II Великий

 

Став в 1740 г. королем, Фридрих II получил в наследство сильную армию и безотказно функционирующий бюрократический государственный аппарат.

Еще будучи кронпринцем, Фридрих в своем труде "Антимакиавелли" изложил свои взгляды на различные виды войн, между прочим всецело оправдывая развязывание превентивных войн. Он считал, что если монарх видит приближение военной грозы, молнии, которые ее возвещают, но не может один предотвратить ее, то, если он достаточно умен, "объединится со всеми, интересы которых оказались в столь же угрожающем положении... Таким образом, будет лучше, если князь, если он еще располагает возможностью выбирать между оливковой ветвью и лавровым венком, решится предпринять наступательную войну, чем если бы он дождался того безнадежного времени, когда объявление войны может отсрочить лишь на несколько мгновений его рабство и его гибель. Лучше опередить самому, чем позволить опередить себя..." *.

Тогда эти слова кронпринца не привлекли к себе особого внимания. Но, едва став королем, Фридрих II немедленно взялся за дальнейшее усиление армии. Вольтеру он написал о том, что "увеличил силу государства на 16 батальонов, 5 эскадронов гусар и один гвардейский эскадрон и заложил основу для нашей новой академии". Он создает департамент торговли и мануфактуры, приглашает художников и скульпторов. "Наибольшие хлопоты, - сообщал он Вольтеру, - я имею от закладки новых складов во всех провинциях, которые должны быть столь значительны, чтобы содержать для всей страны зерно на полтора года вперед" **. Таким образом, рассказ о его "просветительских" и реформаторских намерениях и деяниях даже в послании к Вольтеру переплетается с повествованием о чисто военных мероприятиях.

Поводом для реализации вызревавших у Фридриха II экспансионистских замыслов послужила смерть императора Карла VI, "последнего габсбургского правителя". Узнав об этом, писал Фридрих II в "Истории моего времени", "я тотчас принял решение выдвинуть притязания на княжества Силезии, на которые мой дом имел очень обоснованные права, и принял меры, чтобы осуществить свои притязания вооруженным путем. Это было безошибочным средством увеличить власть моего дома и добыть себе славу, если счастье придет на помощь моему предприятию" ***.

В обмен за признание "прагматической санкции" 1713 г., в соответствии с которой в случае отсутствия у императора сыновей престол переходил к его дочери Марии Терезии, Фридрих II потребовал уступки ему Силезии, предъявив необоснованные притязания на герцогства Егерндорф, Лигниц. Бриг и Воляу. Когда Мария Терезия отвергла его домогательства, прусские войска вторглись в Силезию. Так началась война за австрийское наследство - первая Силезская война1740-1742 гг.

Уже в этой войне, развязанной Фридрихом II с целью захвата плодородной и промышленно развитой Силезии, проявился его авантюризм, ибо Мария Терезия не имела тогда недостатка в союзниках. Король Англии, Голландия, другие европейские государства и сама империя гарантировали выполнение "прагматической санкции". Как признавал Фридрих II, опасности, из-за которых приходилось рисковать, "были велики как в отношении числа, таки характера врагов, которых надо было победить. Я не имел союзников, изменчивое военное счастье или несчастье проигранного сражения могло поставить меня в тяжелое положение", да и противостоявшие ему войска состояли из опытных "старых солдат кайзера, поседевших в боях" ****.

Однако в этой войне Фридрих II не был так уж одинок, как он это пытался позднее изобразить. Если на австрийской стороне выступали Англия, Голландия и Россия, то на стороне Пруссии - Франция. В войне принял участие и ряд германских государств, в том числе Саксония и Бавария. В ходе боевых действий особенно пострадало население Силезии, Богемии, Моравии, Пфальца и Саксонии. Первоначальные военные успехи прусской армии сменились контрнаступлением австрийских войск. Тогда, забыв о своих союзниках, Фридрих II заключил сепаратный мир с Австрией, удержав за собой большую часть Силезии.

 

*Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 87.

** Ibid. S. 95-96.

***Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 108.

**** Ibidem.

 

Однако в 1744 г. прусские войска возобновили военные действия, начав вторую Силезскую войну. В следующем году Пруссия подписала новый сепаратный мир с Австрией и Саксониейв Дрездене. Война за австрийское наследство завершилась Ахенским миром(1748). Дрезденский и Ахенский мирные договоры подтвердили переход значительной части Силезии к Пруссии. Государство Фридриха II настолько усилилось в политическом и экономическом отношении, что стало в ряды великих европейских держав.

После войны за австрийское наследство соотношение политических сил между германскими государствами стало определяться вновь сложившимся австро-прусским "дуализмом", соперничеством между Габсбургами и Гогенцоллернами. Разразившаяся между Австрией и Пруссией таможенная война препятствовала складыванию в германских землях внутреннего рынка и отрицательно сказывалась на развитии немецкой торговой буржуазии.

Милитаризация общественной жизни в Пруссии вела к дальнейшему укреплению господствующих позиций юнкерства. Офицеры нередко пополняли ряды высших государственных служащих, пересаживая военный образ мышления и действий в сферу гражданской администрации. Осуществляя политику "просвещенного абсолютизма", Фридрих II истолковывал буржуазные государственно-правовые теории в феодальном духе и использовал их для идеологического обоснования своего господства. Проводимые им реформы ограничивались в основном сферами юстиции и культуры.

Так как почти все государственные средства уходили на содержание армии и ведение войн, на школы денег в Пруссии никогда не хватало. В королевском школьном регламенте 1763 г., как бы оправдывавшем "чрезвычайный упадок" школьного дела в стране, говорилось о том, что "из-за неопытности большинства церковных служащих и учителей молодые люди в деревнях растут в невежестве и глупости". По его собственному признанию, Фридрих по-немецки говорил, "как кучер". Он так и не понял значения Гете и Канта для культурного развития страны. Поклонник французской литературы, он на закате своих дней о немецкой литературе высказывался с пренебрежением. Сама конфессиональная терпимость Фридриха II объяснялась стремлением увеличить население страны с фискальными целями, в интересах ее промышленного развития и расширения возможностей рекрутирования солдат.

Противоречия феодального общества со всей остротой проявлялись в армии, где дворянин, выступавший в роли офицера, поддерживал свое господствующее положение с помощью палочной дисциплины, а позднее требовал безусловного послушания крестьянина в своем поместье. Фридрих II считал, что "солдат должен бояться своего офицера больше, чем противника", и нередко лично присутствовал при телесных наказаниях в армии. По уставу, в прусской армии палку имели все, кроме солдат. В своем Политическом завещании 1752 г. Фридрих II писал, что "о военных следует говорить с таким же священным благоговением, с каким священники говорят о божественном откровении".

Известному итальянскому поэту Альфьери, посетившему Пруссию, Берлин представился "омерзительной огромной казармой, а вся Пруссия с ее тысячами наемных солдат - одной колоссальной гауптвахтой". На крестьян и другие недворянские классы и слои народа были возложены расходы на содержание военного и гражданского аппарата управления. Чтобы увеличить поступление акциза, в сельской местности было почти повсеместно запрещено занятие ремеслом. Горожане несли тяготы по расквартированию солдат и выплачивали налоги. Все это позволяло содержать армию, считавшуюся одной из самых сильных в Европе.

Все, с кем Фридрих II воевал, узнавали "философа на троне" со всем с другой стороны. Он вынашивал планы захватов в Польше, аннексии Богемии, а Курляндию рассчитывал превратить в зависимое от Пруссии княжество со своим братом Генрихом на престоле. Но особенно притягивало его к себе одно из наиболее промышленно развитых немецких государств - Саксония.

В августе 1756 г. прусские войска вторглись в Саксонию и заняли ее территорию, положив тем самым начало Семилетней войне. В ней столкнулись две коалиции, окончательно сложившиеся уже в ходе военных действий. Если от Англии Фридрих II получал лишь субсидии (основные военные действия между Англией и Францией велись в Северной Америке), впрочем крайне ему необходимые, то ему противостояла так называемая "коалиция Кауница" (по имени австрийского канцлера),в которую входили, кроме Австрии и Франции, Россия, Польша, а позднее и Швеция. В конфликт было вовлечено большинство немецких государств.

В течение семи лет Фридрих II совершил три наступательных и четыре оборонительных похода, что свидетельствует о том, что время работало против него. На начальном этапе война была для него успешной. В ноябре 1757 г. пруссаки нанесли французским войскам тяжелое поражение у Россбаха, а в декабре того же года одержали победу над австрийцами при Лейтене. Однако еще в июне 1757 г. пруссаки проиграли австрийцам сражение при Калине, что заставило их уйти из Богемии. Почти одновременно русская армия под командованием фельдмаршала С. Ф. Апраксина вступила в Восточную Пруссию, нанеся противнику поражение при Гросс-Егерсдорфе.

В августе 1758 г. произошло кровопролитное сражение между прусской и русской армиями под Цорндорфом. Потери прусских войск составили 12тыс. и русских - 19 тыс. убитыми, но решающего успеха ни одна из сторон не добилась. Самое крупное поражение войска Фридриха II (48 тыс. человек, 200 орудий) потерпели от соединенной русско-австрийской армии генерал-аншефа П. С. Салтыкова (41 тыс. русских, 18,5 тыс. австрийцев, 248 орудий) при Кунерсдорфе I (12) августа 1759 г. Прусская армия потеряла 19 тыс. человек и 172 орудия. Потери союзников составили около 15 тыс. человек. О разгромленном при Кунерсдорфе прусском короле А. В. Суворов, участвовавший тогда впервые в крупном сражении, позже писал как о "повергнутом в ничтожество Фридрихе". Гусарский конвой чудом уберег его от плена. Потерянная Фридрихом II при бегстве шляпа до сих пор хранится в Эрмитаже. Прусская армия, снискавшая своему полководцу прозвище "Великого", не выдержала столкновения с русской армией. "Русского солдата мало убить, его нужно еще и повалить", - говорил Фридрих II *.

 

*См. Суворов А. В. Письма. М., 1987.С. 414-415, 651; Семилетняя война. М., 1948.С. 482-489.

 

Осенью 1760 г. русские войска вступили в Берлин, но оставались там недолго. Спасла положение Фридриха II смерть императрицы Елизаветы 25 декабря 1761 (5 января 1762) г. и воцарение на российском престоле Петра III, прекратившего войну против своего кумира. Семилетняя война завершилась в 1763 г. подписанием мира между Англией и Францией в Париже и в замке Губертсбург (под Лейпцигом) - между Австрией и Саксонией, с одной стороны, и Пруссией - с другой. Фридрих II признавал, что в ходе Семилетней войны он потерял 120 своих генералов *. Эта война, стоившая жизни полумиллиону человек и повлекшая за собой страшные разрушения, не привела к существенным изменениям в расстановке сил в Европе. Пруссия сохранила за собой завоеванную ранее Силезию и графство Глац. Произошло как бы закрепление прусско-австрийского равновесия среди немецких государств. Однако противоречия между обеими странами отступили на второй план, когда в 1772 г. они совместно с Россией произвели первый раздел Польши. Увязнув в очередной войне с Турцией, Россия была вынуждена уступить настояниям Фридриха II. Пруссия завладела землями в нижнем течении Вислы, что привело к соединению Восточной Пруссии с остальной территорией государства. За Польшей сохранились Гданьск и Торунь.

Фридрих II внес большой вклад в развитие военного искусства. В общем оставаясь в пределах тогдашнего способа ведения войны, он преобразовал и усовершенствовал старую тактику применительно к новым видам оружия.

К концу правления Фридриха II его армия выросла до 195-200 тыс. человек, а на ее содержание уходило 2/3 государственного бюджета. Однако отказаться от устаревшей линейной тактики, позволявшей поддерживать боевой порядок, пользуясь методами палочной дисциплины, он не мог.

Фридрих II добился превращения своей страны в великую европейскую державу, оспаривавшую пальму первенства у Австрии за преобладание среди германских государств. Вместе с тем в условиях усилившегося развития капитализма его "просвещенный абсолютизм" был специфической защитной реакцией на постепенно возраставшуюугрозу безраздельному господству юнкерства.

 

* Schieder Th. Friedrich der Grosse. Ein Konigtum der Widerepruche. Frankfurt a. M.; Berlin;Wien, 1983. S. 232-239.

 

Период "упущенных возможностей"

 

Непродолжительное правление Фридриха Вильгельма II (1786-1797), ставшего королем в 42-летнем возрасте и обладавшего, как не без ехидства отмечал позднее Бисмарк, "сильным сексуальным развитием" и "известной восприимчивостью к мистическим явлениям", отличалось крайней реакционностью во внутренней политике. Ограниченность реформ, осуществлявшихся "просвещенным абсолютизмом", вызвала в конце 80-х гг. серьезную критику со стороны прогрессивных буржуазных сил и части угнетенного крестьянства, недовольство которого доходило вплоть до вооруженных антифеодальных выступлений. Правящие круги Пруссии пошли на отмену некоторых из уже проведенных реформ. До того как прусское юнкерство было смертельно напугано Великой французской революцией, оно, по существу, стало отходить от своей политики приспособления к изменяющимся социально-экономическим условиям. В 1788г. в Пруссии подвергались преследованиям даже умеренные просветители.

Войска Гогенцоллернов не только подавляли революционные выступления в собственной стране, но сыграли ведущую роль и в ликвидации Майнцской республики, в свирепых преследованиях местных якобинцев в 1793 г. Только в 1796 г. Пруссия ввела подготовленное еще при Фридрихе II Всеобщее земельное право, которое в интересах абсолютизма унифицировало до тех пор раздробленные в территориальном и сословном отношениях правовые представления и создавало возможность для освобождения наследственно зависимых государственных крестьян от феодальных пут.

Реакционной внутренней политике Фридриха Вильгельма II соответствовала экспансионистская внешняя политика. Так, в 1787 г. он направил в Голландию 20-тысячное войско с целью восстановления власти Виллема V, мужа своей сестры, что дало повод современникам говорить об этом эпизоде как о "семейной войне". Однако для подобных действий Фридрих Вильгельм II имел более серьезные основания, так как отстранение от власти Виллома V вело к резкому возрастанию влияния Франции и Англии в Голландии, что ставило под угрозу интересы Пруссии.

Еще в 1785 г., незадолго до своей кончины, Фридрих II создал под прусской эгидой союз немецких князей для противодействия имперским амбициям Австрии в Германии. Однако в 1792 г. Австрия и Пруссия совместно выступили в авангарде военной интервенции против революционной Франции, потерпев неудачу уже в первом крупном сражении с французскими войсками при Вальми.

Чтобы компенсировать себя за это поражение, Фридрих Вильгельм II продолжил аннексию польских земель, совершив в 1793 г. совместно с Россией второй раздел Польши. К провинции Западная Пруссия, с образованием которой еще "король в Пруссии" Фридрих Великий смог завладеть титулом "короля Пруссии", были присоединены Гданьск и Торунь с их округами. Из аннексированных Пруссией при втором разделе Польши земель была создана провинция Южная Пруссия. В 1794 г. Пруссия, Австрия и Россия жестоко подавили национальное восстание под руководством Тадеуша Костюшко, а в 1795 г. произвели окончательный раздел польской территории и ликвидацию польского государства.

В 1795 г. Фридрих Вильгельм II вполне в традициях Гогенцоллернов заключил сепаратный мирный договор с Францией в Базеле, что ознаменовало начало распада первой антифранцузской коалиции.

Придавая решающее значение "национально-немецкой" идее, т. е. борьбе за объединение Германии под главенством Пруссии, Бисмарк позднее подверг резкой критике весь период правления Фридриха Вильгельма II. "После смерти Фридриха Великого, - писал он, - ясно осознанные цели в нашей политике либо вовсе отсутствовали, либо неуклюже выбирались или осуществлялись; это имело место с 1786 по1806 г., когда наша политика, лишенная с самого начала определенного плана, привела к печальному концу" *.Он считал эти годы периодом "упущенных возможностей", который включал в себя и первое десятилетие правления Фридриха Вильгельма III (1797-1840).

На рубеже XVIII-XIX вв. Германия продолжала пребывать в состоянии политической раздробленности. Она состояла более чем из 300 феодальных владений - королевств, герцогств, княжеств, епископств и других государств. Франция аннексировала все германские территории на левом берегу Рейна и ликвидировала расположенные там светские и клерикальные государственные образования. Устранение на этих землях феодализма путем проведения глубоких реформ фактически являлось началом буржуазного переворота на территории, которая в 1815 г. снова отошла к германским государствам. По инициативе Наполеона было упразднено 112 германских феодальных государств, что привело к значительному уменьшению территориальной раздробленности Германии.

 

* Бисмарк О. Мысли и воспоминания: В 3 т.М., 1940-1941. Т. 1. С. 196.

 

Во власти страхов

 

Основание в 1806 г. Рейнского союза, когда включенные в него немецкие князья заявили о своем отделении от империи, в том же году повлекло за собой ликвидацию Священной Римской империи.

Напав в 1806 г. "в качестве наемника Англии и России на воплощенную в лице Наполеона французскую революцию" *, Фридрих Вильгельм III Справедливый (как его назвала дворянская историография) потерпел сокрушительное поражение в сражениях при Йене и Ауэрштедте. До той поры преемники Фридриха II, по словам Бисмарка, "тешили себя преувеличенной оценкой своих военных и политических дарований. Лишь катастрофа, последовавшая в ближайшие за Йеной недели, заставила двор и народ осознать, что управление государством было преисполнено промахов и ошибок" **. Окостенелое прусское феодальное государство разваливалось под натиском войск наполеоновской Франции.

По Тильзитскому мирному договору(1807), Пруссия лишилась почти половины своей территории (земли, расположенные между Эльбой и Рейном, и часть польских территорий, аннексированных ею при разделах Польши), должна была выплатить 100 млн франков контрибуции и, оказавшись в зависимости от Франции, превратилась во второстепенное государство.

 

* Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 6. С.

** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 202.

 

Реформы, проводившиеся в Пруссии в 1807-1813 гг., были плодом усилий не Фридриха Вильгельма III, а немецких патриотических сил, группировавшихся вокруг Штейна и Гарденберга. Они создали предпосылки для освободительной борьбы против иностранных угнетателей. Стремясь к консервации феодально-абсолютистского строя, король уступал давлению народных масс, находившихся под влиянием идей французской революции, лишь в той мере, в какой это соответствовало интересам прусского юнкерского государства.

В 1807 г. при активном участии главы гражданской администрации Штейна был принят закон об отмене крепостного права. Однако содержавшиеся в самом эдикте ограничения и оговорки, а также последующие правительственные указы и распоряжения позволили юнкерам спасти многие из своих привилегий. Так, эдикт 1811 г. предусматривал отмену феодальных повинностей и податей, но принуждал крестьян передать феодалам в качестве "вознаграждения" до половины своей земли. Развитие капиталистических отношений в деревне происходило медленным, мучительным путем, получившим название "прусского".

Далеко идущие планы Штейна ограничить политическую власть дворян в деревне и принять конституцию потерпели неудачу уже в конце 1808 г. из-за консервативной позиции короля и сопротивления юнкерства.

Когда 30 декабря 1812 г. после поражения наполеоновской армии в России генерал Йорк фон Вартенбург, командир прусского вспомогательного корпуса, без разрешения короля подписал так называемую Таурогенскую конвенцию с русским генералом о своем нейтралитете, что послужило своего рода сигналом к освободительной войне немцев против французских захватчиков, Фридрих Вильгельм III поспешил послать гонца, чтобы отстранить Йорка от должности. Патриотические, но самостоятельные действия генерала были им причислены к категории наказуемых.

Фридрих Вильгельм III постоянно испытывал страх: сначала перед французской революцией, потом перед Наполеоном, а затем и перед русским царем, оказывавшим решающее влияние на деятельность реакционного Священного Союза. Бисмарк довольно категорически утверждал, что "самостоятельной прусской политики с 1806 г. и вплоть до 40-х гг. вообще не существовало: наша политика делалась тогда попеременно то в Петербурге, то в Вене" *. Значительную роль играли династические связи Гогенцоллернов с домом Романовых. Император Николай I был женат на дочери Фридриха Вильгельма III и королевы Луизы (урожд. принцессы Мекленбургской) ** Шарлотте, ставшей в России Александрой Федоровной.

После Венского конгресса 1815 г. количество германских государств сократилось до 39. Из них самым крупным была Пруссия, вместе с Австрией превратившаяся в оплот реакции в Центральной Европе.

Заигрывая с народом, поверившим в собственные силы в ходе недавней успешной борьбы против чужеземного господства, прусский король 22 мая1815 г. торжественно обещал созвать всеобщий прусский ландтаг и принять конституцию. При этом Фридрих Вильгельм III был намерен сохранить в своих руках всю полноту власти и придать ландтагу такой статус, чтобы он не стал прусским парламентом, как-то ограничивающим прерогативы короля, а оставался лишь совещательным органом. Последовательно собрав, а затем распустив четыре комиссии, на которые была возложена подготовка проекта конституции, Фридрих Вильгельм III ограничился в 1823 г. учреждением местных ландтагов в каждой из восьми прусских провинций.

Во время Июльской революции во Франции Гогенцоллерн сконцентрировал свои войска на границе, принял решительные меры не только против возможных выступлений собственного народа, но и для подавления революционных волнений в ряде мелких немецких государств.

В годы правления Фридриха Вильгельма III в Пруссии пышным цветом расцвели полицейский деспотизм, произвол бюрократии, цензура, вмешательство властей в судопроизводство, преследования демократов и финансовая расточительность. Все усилия этого представителя дома Гогенцоллернов были в соответствии с целями Священного Союза направлены на укрепление господства дворянства, бюрократии и военщины.

 

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 201.

** Королева Луиза (умерла в 1810 г.), дочь Карла II, с 1815 г. великого герцога Мекленбург-Стрелицкого, приходилась племянницей английской королеве Софии Шарлотте, жене Георга III. Овдовев, Фридрих Вильгельм III вступил в морганатический брак с графиней Августой фон Гаррах. Примеч .сост.

 

"Романтик на троне"

 

Периодом "упущенных возможностей", прежде всего с точки зрения достижения германского единства, Бисмарк считал и 1842-1862 гг., т. е. в основном время правления Фридриха Вильгельма IV (1840-1861). Об этом "лично обаятельном" короле он писал, что у него немецкое, или "тевтонское", национальное чувство было "сердечнее и живее, чем у его отца, но его проявление тормозилось из-за пристрастия короля к средневековым формам и из-за того, что он не любил принимать ясные и твердые решения в своей практической деятельности" *.

Действительно, этот "романтик на троне", как его называл младогегельянец Давид Штраус, придерживался прямо-таки средневековых взглядов на священную неприкосновенность христианско-феодальной монархии. Именно он придумал новый "романтизированный" военный головной убор - остроконечную каску, ставшую символом прусского милитаризма.

"Я помню, что получил свою корону от всевышнего Господа, и перед ним я ответствен за каждый день и каждый час своего правления, - сказал Фридрих Вильгельм IV в своей речи 10 сентября 1840 г. - Кто требует от меня гарантий на будущее время, тому я адресую эти слова... Эта гарантия прочнее, чем все присяги, чем все обещания, закрепленные на пергаменте... Кто хочет довольствоваться простым, отеческим древнегерманским и христианским правлением, тот пусть с доверием взирает на меня" **. Являясь вполне законченным типом монарха "милостью Божьей", Фридрих Вильгельм IV свысока относился к своим советниками министрам, которых считал своими слугами, не имеющими собственной воли и существующими лишь для выполнения его желаний.

Фридрих Вильгельм IV своей высокопарной риторикой оживил в стране националистические настроения и романтический культ германской старины. После кратковременного увлечения либерализмом он перешел к крайне реакционным методам управления, применяя "драконовские" репрессии против любых проявлений демократического мышления в печати, в том числе против так называемых политических поэтов, не говоря уже о каких-либо манифестациях массового недовольства; преподавание в университетах подвергалось педантичной регламентации. В либерально-демократических кругах сама личность короля вызывала нарастающую враждебность. Дело дошло даже до покушения на его жизнь.

В 1847 г. Фридрих Вильгельм IV созвал в Берлине провинциальные ландтаги в качестве Соединенного ландтага, на котором отверг саму идею конституции. Он заявил, что никогда не допустит ее введения, ибо этот исписанный лист бумаги (вспомним уже упоминавшийся в его речи 1840 г. пергамент) "вторгается словно второе провидение" между страной и "нашим Господом Богом на небе" ***.

Когда в Берлине произошло восстание, явившееся началом революции1848 г. в Пруссии, в ночь с 18 на 19марта Фридрих Вильгельм IV подписал обращение "К моим дорогим берлинцам", в котором возлагал ответственность за репрессии против восставших на "шайку злодеев, по большей части иностранцев", подталкивающих население к бунту. "Ради всего святого" он просил берлинцев разобрать баррикады и разойтись по домам, обещая немедленно убрать все войска с улиц и площадей. Дрожавший от страха Гогенцоллерн был вынужден оказать почести павшим революционерам во дворе замка.

По мнению Бисмарка, в промежутке между революциями в южногерманских государствах и в Австрии и событиями 18 марта в Берлине было очевидно, что в революционной буре устояла только Пруссия и "германские князья готовы были явиться в Берлин и искать там защиты" на условиях, которые можно было использовать в интересах объединения Германии.

 

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 29.

** Там же. С. 283-284 (примеч.).

*** Klassenkampf, Tradition, Sozialismus.Grundriss. Berlin, 1974. S. 239; Kathe H. Op. cit. S. 19.

 

Однако уход Гогенцоллернов с исторической арены удалось тогда предотвратить не только военной силой, но и с помощью буржуазии, ставшей "щитом династии". Через три дня после начала мартовских событий Фридрих Вильгельм IV с черно-красно-золотой лентой (эти цвета служили символом объединенной Германии) "под знаменами студенческих корпораций" предпринял театрализованную поездку по Берлину, чтобы продемонстрировать свое "единение с народом". Перед городской ратушей и университетом он провозгласил, что Пруссия отныне "растворяется" в Германии, что он желает спасти немецкое единство и свободу и стать во главе конституционного государства. Даже всегда лояльный в отношении своего монарха Бисмарк, выступавший в то же время за решительное подавление народных волнений, назвал эту поездку "недостойным шествием", когда "король оказался уже во главе не своих войск, а во главе... техне покорных масс, перед угрозами которых [германские] князья несколько дней назад искали у него защиты". По мнению Бисмарка, излишняя "мягкость" Фридриха Вильгельма IV нанесла вред политике Пруссии тем, что "была упущена благоприятная возможность" для объединения *.

Франкфуртское Национальное собрание, созванное во время революции1848-1849 гг., в подавляющем большинстве состояло из представителей либеральной и мелкой буржуазии, неспособных к решению коренных вопросов революции. Франкфуртский парламент ограничился обсуждением проекта конституции будущей объединенной Германии, которая так и не была признана правительствами германских государств.

Франкфуртское Национальное собрание от имени немецкого народа 28 марта1849 г. предложило императорскую корону Фридриху Вильгельму IV. Однако уже 3 апреля он отверг эту корону под предлогом ее "незаконного происхождения". В личной беседе прусский король назвал ее слепленной из грязи и слов "булыжной короной", пораженной "тлетворным запахом революции" ** Это, правда, не помешало ему заявить, что решение Франкфуртского парламента "дает ему "право притязания", значение которого он умеет ценить" ***.

5 декабря 1848г., в тот день, когда было распущено прусское Национальное собрание, Фридрих Вильгельм IV октроировал более чем умеренную конституцию Пруссии. Для того чтобы придать ей вполне "законный" характер, на основе трехклассной избирательной системы были избраны две палаты, подготовившие пересмотренный текст конституции 1850 г., действовавшей в стране вплоть до Ноябрьской революции1918 г. Пруссия стала конституционной монархией. Сохранялась доминирующая роль короны, а "исписанный лист", как еще в начале своего правления Фридрих Вильгельм IV назвал конституцию, служил орудием господства консервативных сил. В соответствии с трехклассной избирательной системой все избиратели делились на три группы, объединявшие налогоплательщиков, вносивших 1/3 от общей суммы налога(третья группа включала и лиц, не плативших налога по бедности), каждая из которых избирала одинаковое число выборщиков. Таким образом, преобладание первых двух групп наиболее крупных налогоплательщиков обеспечивало господство юнкерства и крупной буржуазии.

 

* См.: Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 30-31.

** Лихтенбержэ А. Современная Германия. М.,1914. С. 111-112, 121, 124.

*** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 41.

 

Важным событием периода революции явилась война из-за приэльбских герцогств Шлезвига и Гольштейна, находившихся под сюзеренитетом датского короля. 24 марта 1848 г. ландтаги обоих герцогств порвали с Данией и обратились за поддержкой к Германскому союзу. 10 апреля прусские войска вступили на территорию герцогств, а затем оказались и на исконно датской земле в Ютландии. Однако под давлением Англии, России и Швеции Фридрих Вильгельм IV заключил с Данией перемирие в Мальмё, и оба герцогства так и остались за Данией. В мае 1849 г. было разогнано Франкфуртское Национальное собрание.

В последние годы жизни у Фридриха Вильгельма IV резко усилились антипатия к конституционным порядками стремление обеспечить королевской власти большую свободу действий, чем это ей полагалось согласно прусской конституции, которая, хотя и незначительно, все же ограничивала власть короля. Уже будучи больным, он носился с мыслью о замене конституции "королевской хартией".

Неизлечимое психическое заболевание Фридриха Вильгельма IV привело в 1858 г. к установлению регентства его брата Вильгельма, который в 1861 г. стал королем.

 

"Картечный принц"

 

Будущий король Пруссии и германский император Вильгельм I родился 22марта 1797 г. и был вторым сыном прусского короля Фридриха Вильгельма III. При нем лишь кронпринцу было дано воспитание, соответствующее положению наследника престола. Вильгельм же получил исключительно военное образование. Военные в течение всей его жизни оказывали на него более сильное влияние, чем гражданские лица. Среди людей, влиявших на него, особое место занимал его адъютант генерал фон Горлах. В 1807 г., в 10-летнем возрасте, Вильгельм стал лейтенантом, в 1814 г. участвовал в военных действиях против Франции*, а в 1818 г. был уже генерал-майором и командиром гвардейской пехотной бригады. В 1838г. он был назначен командующим гвардии. В 1829 г. Вильгельм женился на принцессе Августе Саксен-Веймарской **.

После того как на престол вступил его бездетный брат Фридрих Вильгельм IV, Вильгельм стал играть весьма заметную роль в придворной реакционно-милитаристской камарилье.

Во время революции 1848 г. Вильгельм выступал за ее решительное подавление, однако скоро был вынужден, сбрив усы и выдавая себя за некоего "почтальона Леманна", бежать через Гамбург в Англию. Собравшееся между тем прусское Национальное собрание с удивлением узнало, что государственная казна пуста, хотя было известно, что в начале года в ней хранились миллионы талеров. На прямой вопрос о судьбе этих денег министр финансов Ганземан, отец директора берлинского банка "Дисконте-Гезельшафт", получившего дворянство одновременно с банкиром Блейхрёдером, заявил, что не может говорить об этом. Позднее стало известно, что эти деньги были ночью вынесены из подвала берлинского замка, погружены на судно на р. Шпрее и тайно, опять-таки через Гамбург, доставлены в Лондон. Судя по всему, Фридрих Вильгельм IV надежно упрятал их в Английском банке.

 

* 15 февраля 1814 г. в сражении при Бар-сюр-Об семнадцатилетний капитан принц Вильгельм Прусский увлек за собой Калужский пехотный полк, за что был награжден русским боевым орденом св. Георгия IV степени и железным крестом. Примеч. сост.

** Матерью принцессы Августы была великая герцогиня Саксен-Веймарская Мария Павловна, дочь Павла I. Примеч. сост.

 

В июне 1848 г. Вильгельм вернулся в Берлин, посвятив свою деятельность сплочению сил реакции. Через год, в июне 1849 г., Вильгельм возглавил войска, расправившиеся с повстанцами в Бадене и Пфальце. После сдачи крепости Раштатт принц Прусский объявил договор о ее капитуляции недействительным, и многие ее защитники были расстреляны. Этот "подвиг" Вильгельма закрепил за ним кличку "картечного принца", которую он приобрел еще вовремя баррикадных боев в Берлине.

Бисмарк как-то отметил, что его "поразила неосведомленность принца о наших государственных учреждениях и о политической ситуации" *. В разговоре с ним Вильгельм пустился в рассуждения о том, что он не враг дворянству, но и не может согласиться с тем, "чтобы дворяне жестоко обращались с крестьянами". Бисмарк был вынужден представить ему "краткую записку о том, как создался нынешний аграрный уклад, как возникли нынешние взаимоотношения между помещиками и крестьянами" **.

С назначением его регентом Вильгельм, как писал Бисмарк, "так живо почувствовал недостатки своего образования, что работал день и ночь, только бы восполнить этот пробел. "Занимаясь государственными делами", он работал, действительно, в высшей степени серьезно и добросовестно... Не было такого развлечения, которое отвлекло бы его от государственных дел". Он никогда не читал книг, не имевших отношения к его королевским обязанностям, не курил и не играл в карты. Его единственным отдыхом было вечернее посещение театрам ***.

Так как Вильгельм в основном послушно следовал проводимой Бисмарком политике, последний в своих воспоминаниях не жалел красок на описание достоинства монарха. Бисмарк называл Вильгельма I "бесстрашным офицером на троне", которого "испугать... было невозможно". "Он был джентльменом на троне, человеком благородным в лучшем смысле этого слова... Он соблюдал верность и честь по отношению не только к монархам, но и к своим слугам до камердинера включительно" ****.

Вместе с тем кайзер Вильгельм "чрезвычайно боялся справедливой критики современников и потомства. В этом смысле он был типичным прусским офицером, который по приказу свыше без колебания пойдет на верную смерть, но страх перед порицанием начальства или общественного мнения повергает его в отчаянную нерешительность..." *****. К тому же он находился под прямо-таки могучим влиянием своей супруги. "...Его чувствительность к нарушению домашнего уклада и привычек повседневной жизни создавали мне такие помехи, которые порой труднее было преодолеть, чем препятствия, чинимые мне иностранными державами или враждебными партиями", - писал Бисмарк ******.

 

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 2. С. 252.

** Там же. С. 253.

*** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 2. С. 253, 254, 270.

****Там же. С. 255, 258-259.

*****Там же. С. 259.

******Там же. С. 258.

 

"Железом и кровью"

 

Взойдя на трон в 1861 г., Вильгельм I стал добиваться реорганизации прусской армии, чтобы устранить демократические черты, сохранившиеся со времен военной реформы 1808 г. Новая военная реформа проводилась без вотирования парламентом необходимых для этого средств, плело дошло доконституционного конфликта с палатой депутатов. Будучи в 1862 г. назначен прусским министром-президентом, Бисмарк осуществлял военную реформу вопреки позиции палаты депутатов и проводил активную политику, направленную на достижение объединения Германии.

Еще в те дни, когда принц Прусский уже в ближайшее время "считался с возможностью" занять королевский трон, он во время длительной прогулки с Бисмарком спросил его, следует ли ему в этом случае признать конституцию (изданную в 1850 г. и считавшуюся "демократической") или потребовать ее пересмотра. Бисмарк посоветовал ему не затрагивать этого вопроса и не нарушать спокойствия в стране, хотя бы ее условным отклонением. "Значение Пруссии в Германии и ее дееспособность на европейском поприще уменьшились бы в результате разлада между правительством и ландтагом; несомненно, вся либеральная Германия будет против этого шага... - сказал Бисмарк, - конституционные вопросы имеют второстепенное значение сравнительно с нуждами страны и с ее политическим положением в Германии... теперь важнее всего проблема силы и наша внутренняя сплоченность" *. В этом взгляды Вильгельма и Бисмарка, судя по всему, совпадали.

В годы правления Вильгельма I войны Пруссии с Данией (1864), с Австрией (1866) и с Францией (1870-1871) привели к объединению Германии "сверху" "железом и кровью", причем прусские правящие круги готовы были использовать для их развязывания любые поводы. Так, газета "Социал-демократ" писала позже о том, что, когда Дания захотела стать единым государством, в Шлезвиг-Гольштейне была отменена старая феодальная конституция и введена демократическая датская. Разумеется, король Вильгельм Прусский и его министр-президент Бисмарк не могли спокойно взирать на то, как датский король "не соблюдает" конституцию своей страны. В ответ на их ультимативное требование восстановить конституцию Шлезвиг-Гольштейна, или иначе - война, датчане ответили отказом, и кровь действительно пролилась. После того как 50 тыс. человек были убиты или искалечены, Вильгельм I благополучно забыл о мотивах этой войны. Территория Шлезвиг-Гольштейна в 1866 г. была аннексирована и "осчастливлена" прусской конституцией. Вильгельм завладел (за "свои" деньги) и небольшим доходным герцогством Лауенбург, расположенного возле Любека, также принадлежавшим датскому королю.

 

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 143, 144.

 

18 января 1871 г. в Зеркальном зале Версальского дворца состоялась официальная церемония провозглашения Германской империи. После проповеди священника прусского королевского двора Рогге, краткого обращения Вильгельма I к немецким князьям, в котором он заявил о принятии предложенной ему императорской короны, и оглашения Бисмарком воззвания к немецкому народу с обещанием добиваться процветания Германской империи непутем завоеваний, а мирными средствами в области благосостояния, свободы и культуры великий герцог Баденский Фридрих I провозгласил здравицу в честь кайзера Вильгельма.

Для проведения церемонии день18 января был выбран не случайно. Ровно 170 лет назад бранденбургский курфюрст Фридрих III овладел прусской короной. Так демонстрировалось господство Пруссии во вновь созданной Германской империи. Пруссия была страной юнкерства, считавшего свое государство находящимся под особым Божьим покровительством. Олицетворяя политическую реакцию, этот класс являлся главной опорой прусского государства, задавал тон и в административно-бюрократическом аппарате, и в дипломатии, и - прежде всего- в армии, определяя антидемократический характер объединенной Германии. Во внутренней политике правящие круги действовали по принципу: "Против демократов помогают лишь солдаты". Хотя в экономическом отношении крупная буржуазия уже теснила позиции юнкерства, оно всегда могло рассчитывать на поддержку со стороны монархии, гарантировавшей его преобладание в сфере политики.

В Версальском дворце во время провозглашения Германской империи присутствовали короли и герцоги, министры и генералы, но, разумеется, не было представителей народа. Даже состоявшая из преданных прусской монархии буржуазных депутатов ландтага делегация, направленная в Версаль для того, чтобы просить прусского короля о принятии императорской короны, должна была ждать, пока Вильгельм не получил сочиненное Бисмарком письмо от баварского короля, содержавшее такую же просьбу.

В последующие годы Вильгельм I в еще большей степени, чем прежде, подчинялся политическому курсу Бисмарка, в наиболее ответственные моменты уступая воле "железного канцлера", который, в сущности, всегда и во всем отстаивал коренные интересы прусской монархии и Германской империи.

После покушения Гёделя на Вильгельма I 11 мая 1878 г. Бисмарк внес в рейхстаг проект исключительного закона против социал-демократии, однако лишь после второго покушения на кайзера 2 июня 1878 г., совершенного Нобилингом, ему удалось добиться одобрения законопроекта рейхстагом. Этот закон послужил основанием для широких репрессий против участников рабочего движения. Наряду с Берлинским конгрессом 1878 г. Вильгельм считал принятие "Закона против общественно опасных стремлений социал-демократии" всемирно-историческим событием. По его мнению, этот акт позволил "законным путем выступить против врага, который угрожал гибелью всему государственному порядку".

В конце своей жизни, в день 70-летняБисмарка, Вильгельм послал канцлеру картину Антона Вернера "Провозглашение империи в Версале", на которой центральной фигурой был Бисмарк. Выражая ему чувства признательности, кайзер писал Бисмарку, что эта картина "изображает один из величайших моментов в истории дома Гогенцоллернов, о котором нельзя и думать, не вспомнив одновременно и о Ваших заслугах" *.

Все правление Вильгельма I, по существу не обладавшего четко выраженной политической позицией, прошло как бы в лучах славы такого крупного государственного деятеля, каким являлся князь Отто фон Бисмарк, в решающей мере благодаря деятельности которого кайзер слыл символом верного своему долгу, истинно "солдатского" пруссачества.

 

99 дней

 

Сын Вильгельма I, Фридрих Вильгельм, ставший новым германским кайзером и прусским королем под именем Фридриха III, родился 18 октября1831 г. и по традиции Гогенцоллернов пошел по военной линии, что, однако, не помешало ему в 1849-1851 гг. учиться в Боннском университете. В 1858 г. он вступил в брак с принцессой Викторией Адельгейдой, старшей дочерью английской королевы Виктории, что оказало большое влияние на формирование его политических взглядов.

С принцем Фридрихом Вильгельмом Бисмарк впервые встретился летом 1848 г., когда тому было всего 17 лет. Во время войны с Данией (1864), а затем с Австрией и Францией он занимал высокие командные должности в армии. В частности, в ходе военных действий против Франции он командовал З-й армией, принимавшей участиев сражении при Седане.

 

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 2. С. 266.

 

Между Бисмарком и кронпринцем установились весьма напряженные отношения, что современники считали следствием их различного подхода к существовавшей в Пруссии и Германии политической системе. Бисмарк объяснял либеральные взгляды Фридриха Вильгельма влиянием жены и ее матери, которые, по его мнению, "не признавали своеобразия прусского государства и невозможности управлять им при помощи сменяющихся парламентских групп" *. Выступая в ратуше Данцига в июне 1863 г., кронпринц открыто осудил политику Бисмарка, преследовавшего оппозиционную прессу. В письме к министру-президенту Пруссии он писал о том, что его политика "лишена доброжелательства и внимания к народу, опирается на весьма сомнительное толкование конституции, обесценивает конституцию в глазах народа и толкает его на внеконституционный путь" **. Правда, кронпринц был вынужден просить у отца прощения за свое выступление и предлагал освободить его от всех занимаемых должностей.

Хотя мир между отцом и сыном был восстановлен, с 60-х гг. кронпринц оказался почти полностью вытесненным из прусской и имперской политической жизни, по существу ограничиваясь вместе с женой выполнением представительских функций.

Несмотря на враждебность, проявленную в отношении правительства Бисмарка в 60-х гг., в 1885 г., когда здоровье Вильгельма I пошатнулось, кронпринц пригласил Бисмарка в Потсдам и спросил его, останется ли он на службе в случае смены монарха. Бисмарк ответил, что согласится на это при двух условиях: "Никакого парламентского правительства и никаких иностранных влияний в политике". "Об этом не может быть и речи!" - воскликнул кронпринц, сопровождая эти слова выразительным жестом. Так что "либерализм" Фридриха Вильгельма к этому времени заметно поубавился.

Бисмарк категорически опроверг легенду, согласно которой кронпринц в 1887 г. будто бы подписал документ, отказываясь в случае смерти отца отправления в пользу принца Вильгельма. Однако еще при жизни Вильгельма I у Фридриха Вильгельма началось серьезное заболевание, оказавшееся раком горла. Вокруг вопроса о диагнозе и возможной операции в правящих кругах развернулась скрытая борьба, связанная со стремлением определенных сил не допустить его прихода к власти.

Уже смертельно больным вступив на престол 9 марта 1888 г., 67-летний Фридрих III заверил своих недоброжелателей в том, что в управлении страной будет следовать отцовской линии, и предложил Бисмарку остаться на посту рейхсканцлера и министра-президента Пруссии.

Как писала газета "Социал-демократ" миллионы людей облегченно вздохнули, когда пришло известие о смерти Вильгельма I, так как его правление было для них господством беспримерного подавления и преследований, а в самой природе человека заложено - ожидать от наступивших изменений улучшения своего положения.

Однако во время продолжавшегося всего 99 дней правления Фридриха III его либерализм не пошел дальше известных разногласий с канцлером и отстранения от должности махрового реакционера министра внутренних дел Р. фон Путтоамера. Смерть Фридриха III последовала 15 июня 1888 г.

 

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 234.

** Там же. С. 233.

 

Последний Гогенцоллерн на троне

 

Вступление Германии в новую стадию развития сопровождалось глубокими сдвигами в классовой структуре общества. Интенсивное капиталистическое развитие не только в промышленной сфере, но и в сельском хозяйстве оказало значительное влияние на положение юнкерства, все шире прибегавшего к методам капиталистического хозяйствования. Связи юнкерства с буржуазией становились все более тесными. Занимаясь промышленной деятельностью, крупные аграрии все чаще прибегали к посредничеству и услугам банковского, торгового и промышленного капитала. Проникновение буржуазных элементов в офицерскую касту и заключение браков между представителями юнкерства и буржуазии также способствовало сближению обоих господствующих классов.

В условиях классового компромисса между крупными аграриями и буржуазией Вильгельм II, последний Гогенцоллерн на императорском троне, являлся высшим представителем монархической системы господства германского юнкерства и монополистической буржуазии.

Будущий король Пруссии и германский кайзер Вильгельм II родился 27января 1859 г. в Потсдаме и был старшим сыном Фридриха Вильгельма (позднее - кайзера Фридриха III). С рождения он не мог пользоваться левой рукой, которая была на 15 см короче правой. И вообще левая половина его тела была развита слабее правой. Камердинеры, помогавшие ему не менее пяти раз в день переодеваться, постоянно опасались, что он упадет во время этой процедуры. Воспитатель-кальвинист держал его в строгости. Вильгельм ненавидел свою либерально настроенную мать и презирал отца, находившегося под ее влиянием. Внутренне неуверенный в себе, Вильгельм всегда держался вызывающе не только при обсуждении военных и политических вопросов, но и в разговорах о живописи, музыке, театре и даже кораблестроении.

После окончания университета в Бонне в 1879 г. Вильгельм проходил военную службу в Потсдаме. В июне 1885 г. он стал полковником гусарского полка, а в 1888 г. был произведен в бригадные генерал-майоры. В 1881 г. он женился на шлезвиг-гольштейнской принцессе Августе Виктории.

Мировоззрение Вильгельма складывалось под сильным воздействием феодально-аристократических взглядов прусского офицерства. Его мышление было пронизано грубым, неприкрытым расизмом. X. Чемберлена с его расовой теорией он считал "союзником в борьбе за германцев против Рима, Иерусалима и т.д".

Еще в 1886 г. Вильгельм впервые встретился с графом Филиппом Эйленбургом, который в течение многих лет оказывал на него, как никто другой, очень большое влияние. Эйленбург был доктором права и дипломатом, неплохим музыкантом и довольно известным поэтом-романтиком. Слыл он также антисемитом и сторонником спиритизма. Молва утверждала, что он был гомосексуалистом, но это осталось недоказанным.

Между прочим, в своих "Мыслях и воспоминаниях" Бисмарк отмечал, что Вильгельм II "не остался чужд наследию Фридриха Вильгельма II" в двух направлениях. "Одним из них является сильное сексуальное развитие, а другим - известная Восприимчивость к мистическим влияниям" *.

Одним из ближайших друзей Вильгельма был махровый реакционер генерал-квартирмейстер граф Альфредфон Вальдерзее. Всегда благосклонно относившийся к флоту, Вильгельм, еще будучи принцем Прусским, постоянно вращался в военно-морских кругах, был завсегдатаем морского казино.

 

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 3. С. 100.

 

Рекрутам Вильгельм однажды заявил, что они должны будут стрелять в своих отцов и братьев, если он им прикажет. Весной 1884 г., после учений в районе Потсдама, принц Прусский обратился к присутствующим резервистам с призывом "всегда, в том числе и в гражданском состоянии, противостоять всем социалистическим и анархистским проискам. Если вы когда-либо услышите социалистические высказывания, то должны будете донести на соответствующих лиц, но как солдаты - можете сами принять против подобных людей энергичные меры". Известившая об этом своих читателей газета "Социал-демократ" не преминула воспользоваться слухами о том, что будущий властитель Германии берет весьма обстоятельные уроки соблюдения шестой заповеди у дочери некоего булочника в Потсдаме... *

В июне 1888 г. 29-летний Вильгельму наследовал трон своего отца. Однако молодой монарх не обладал к тому времени ни соответствующими знаниями, ни личными качествами. Его отец отмечал "его склонность к слишком поспешным и скороспелым суждениям". "В его знаниях еще много пробелов, - писал он Бисмарку, - до сих пор ему не хватает необходимых основ. Поэтому совершенно необходимо пополнить и усовершенствовать его знания". Бисмарк, в свою очередь, считал, что Вильгельм не проявляет "склонности к усидчивому труду" ** Все это объясняло дилетантизм его действии у о многих областях государственной жизни, когда его весьма неоправданное самомнение причудливо сочеталось с неопределенностью оценок и суждений.

 

* Der Sozialdemokrat, 8.V.1884.

** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 3.С. 4, 5.

 

Тем не менее Вильгельм II воспринимал себя как нового, "еще более великого", Фридриха II. Еще до восшествия на престол, поздравляя рейхсканцлера с Новым годом, он писал ему: "...если суждено разразиться войне, не забывайте, что всегда наготове рука и мечу того, чьим предком был Фридрих Великий, один боровшийся с втрое большим количеством врагов, чем их имеется в настоящее время у нас, и что 10 лет упорной военной подготовки не пропали для него даром!

В остальном - "Цольре зовет на бой!" *** (старинный клич Гогенцоллернов, первоначально именовавшихся Цольре).

Во всяком случае, от Фридриха Вильгельма I он, несомненно, усвоил пристрастие к "длинным парням". Почти все флигель-адъютанты кайзера были необычайного роста - около 6 футов и выше.

Вильгельм II окружил себя поклонниками и советчиками, пытавшимися - прямо или косвенно - противодействовать внутренней и внешней политике рейхсканцлера Бисмарка. Свои особенно тесные связи с офицерским корпусом сам Вильгельм II объяснял той значительной ролью, которую сыграл "в подборе окружения" монарха его бывший начальник генерал фон Ферзей. К ближайшим "соратникам" кайзера принадлежали, в частности, Г. фон Луканус - новый шеф гражданского кабинета- и генерал В. фон Ханке - шеф военного кабинета. Своего друга Вальдерзее Вильгельм уже 14 августа 1 888 г. назначил начальником генерального штаба.

Верхушка немецкого бюргерства, особенно разбогатевшие промышленники, в своем образе жизни подражали офицерам-дворянам и стремились сами стать дворянами. Бисмарк и в еще большей степени Вильгельм II поддерживали эти устремления. Кайзер приближал ко двору магнатов индустрии, банковского и торгового капитала. В его окружение входили такие крупные промышленники, как Крупп, Карл Фердинанд фон Штумм-Хальберг, Гвидо Хенкель-Доннерсмарк, банкиры Артур фон Гвиннер и Карл Хельферих от "Дойче банк", и происходившие обычно из прусских юнкерских фамилий офицеры и представители высшей бюрократии. К ним относилось и значительное число богатых еврейских семей, большей частью перешедших в христианство до получения дворянства. Хотя были и исключения. Так, банкир Герсон Блейхрёдер был возведен во дворянство, сохранив свое иудейское вероисповедание.

 

***Бисмарк О. Указ. соч. Т. 3. С. 11.

 

Однако положение этих еврейских семей в консервативном высшем обществе Германской империи оставалось весьма неустойчивым. Тот факт, что кайзер принимал и прислушивался к советам Баллина, Эмиля и Вальтера Ратенау, Карла Фюрстенберга, Артура Заломонзона или Макса Варбурга, отнюдь не исключал того, что в придворных кругах, среди министров, высшего чиновничества и офицерства процветал скрытый антисемитизм. Вместе с тем, занимая во внутриполитических вопросах либерально-консервативные или даже частично - леволиберальные позиции, эти ассимилированные еврейские семьи активно поддерживали программу германской империалистической "мировой политики".

Как никакой другой конституционный монарх того времени, Вильгельм II верил в то, что он - государь "милостью Божьей". Для него было поистине невыносимо, что Бисмарк как бы "препятствовал" неограниченному осуществлению им своих императорских прерогатив. Уважая старого канцлера, кайзер с самого начала собирался в будущем править единолично. Еще в 1887 г. он дал понять одному из особенно близких к рейхсканцлеру министров, что князь Бисмарк еще будет нужен на своем посту некоторое время, но позднее монарх "возложит" бремя власти на себя. Как некоторые статссекретари, так и прусские министры поддерживали план Вильгельма лишить Бисмарка власти постепенно. Усиление господства крупного капитала, рост экспансионистских устремлений монополистической буржуазии, безуспешность политики подавления революционного рабочего движения сделали правительственный курс Бисмарка неустойчивым и в конечном счете привели к его отставке в 1890 г.

Отходя еще со времени стачки рурских горняков 1889 г. от бисмарковской политики открытых репрессий против рабочего класса, кайзер после ряда безуспешных попыток "поймать на удочку" рабочее движение мнимо либеральными и социально-политическими уступками, стал занимать в отношении него все более жесткую позицию. В значительной мере личную волю кайзера отражали законопроекты об усилении армии (1892-1893), о государственном перевороте (1894-1895), направленном против социал-демократии, проект закона о каторжных тюрьмах(1898-1899). Его заявление на банкете в мае 1891 г.: "В стране лишь один господин - это я, и другого я не потерплю" или сделанная им в сентябре того же года в "Золотой книге" ратуши в Мюнхене запись: "Воля монарха- высший закон" - в условиях обострения противоречий внутри господствующих классов отражали стремление Вильгельма II установить в стране систему "личного правления". Одно время он подумывал даже об упразднении поста имперского канцлера вообще.

В своих многочисленных выступлениях, как бы "обосновывая" и оправдывая свою абсолютистски-монархическую миссию, Вильгельм II поначалу наводил подлинный страх на всю Европу, которая постоянно ожидала то государственного переворота в Германии, то ее нападения на кого-либо из соседей.

В феврале 1894 г. на банкете в Бранденбурге он говорил об убежденности династии Гогенцоллернов в том, что сам Бог возвел ее на престол и что только перед Богом и своей совестью она отчитывается о деяниях, совершаемых ею исключительно для блага отечества. В августе 1897 г. о своем деде, первом германском императоре, он заявил в Кобленце: "Нам всем, а особенно нам, правящим государям, он оставил в наследство жемчужину, которую мы обязаны хранить и считать священной, а .именно - монархию милостью Божьей, монархию с ее тяжелыми обязанностями, работой, нескончаемыми трудами и страшной ответственностью перед Создателем... В сознании этой ответственности и сознании того, что он является орудием Господа, этот великий император шел по своему пути, исполненный смирения" *.

Кайзер "славился" сомнительным пристрастием к разного рода непристойным и грубым шуткам. Так, однажды в библиотеке он так долго щипал и пинал молодого герцога Саксен-Кобургского, что тот разразился слезами **. Выходка кайзера на борту королевской яхты в июле 1897 г. привела к трагедии. Официально сообщили о том, что лейтенант Ханке погиб вовремя прогулки на велосипеде, свалившись в бурную реку. В действительности же по какому-то случаю кайзер напустился на лейтенанта, а тот, защищаясь, попытался ударить своего обидчика. В результате Ханке был "изолирован", и с него взяли обещание после освобождения покончить с собой, что тот и сделал.

 

* Цит. по: Ротштейн Ф. А. Международные отношения в конце XIX века. М.; Л., 1960. С. 18.

** Речь идет о герцоге Карле Эдуарде, который наследовал престол в 1900 г. после смерти своего дяди Альфреда. Примеч. сост.

 

Будучи болтливым, напыщенными тщеславным, весьма неустойчивым в своих настроениях, Вильгельм II прикрывал свою посредственность помпезностью императорского двора, причем "солдатская" грубость и крайняя нетактичность сочетались в нем с утонченной любезностью и доброжелательностью, если этого требовали обстоятельства. С особым удовольствием Вильгельм II использовал "сочные" выражения по адресу депутатов рейхстага, называя их "отребьем без отечества" или утверждая, что "немецкий парламентарий со временем становится свиньей". "Пусть скорее придет тот день, - заклинал кайзер, - когда гренадеры-гвардейцы со штыком и барабаном очистят помещение (рейхстага)".

Своего мнения о депутатах он не скрывал и от русского царя, с которым годами обменивался родственными посланиями. "Мой рейхстаг ведет себя настолько скверно, насколько это вообще возможно, он постоянно колеблется между социалистами, подталкиваемыми евреями, и ультрамонтанами-католиками; обе партии, насколько я понимаю, скоро созреют для того, чтобы всем вместе быть повешенными" ***.

Для так называемого "личного правления" Вильгельма известные трудности возникли в период канцлерства Леофон Каприви, однако с приходом на пост главы правительства находившегося в преклонных годах и лишенного всякой инициативы Хлодвига Гогенлоэ-Шиллингсфюрста вмешательство кайзера в имперскую политику достигло наивысшей точки.

 

*** Rohl J. С. G. Deutschland ohne Bismarck. Die Regierungskrise im zweiten Kaiserreich, 1890-1900.Tubingen, 1969. S. 31-32.

 

В поведении кайзера современность вполне закономерно уживалась со средневековыми традициями. Поддерживая развитие новых отраслей промышленности и новой технологии, являясь энтузиастом строительства грандиозного военно-морского флота и проведения "мировой политики", Вильгельм II оставался приверженцем прусско-монархической политической концепции. Это было обусловлено тесной взаимосвязью консервативно-юнкерских интересов с развитием монополистического капитализма и империалистических тенденций в стране.

На руководящие посты в империи пришли люди, тесно сотрудничавшие с Вильгельмом II. Так, в 1897 г. Бернхард фон Бюлов стал статс-секретарем ведомства иностранных дел, а в 1900 г. - рейхсканцлером; в 1897 г. статс-секретарем военно-морского ведомства (морским министром) становится адмирал Альфред Тирпиц. Происходила консолидация сил, выполнявших волю господствующих классов, официальными представителями которых выступали кайзер, канцлер и имперское правительство.

Характерной для экспансионистской линии кайзера, борца против "желтой опасности", была пресловутая "гуннская речь", с которой он обратился 27июля 1900 г. к немецким войскам, отправлявшимся на подавление народного восстания в Китае: "Никому не давать пощады! Пленных не брать!.. Как тысячу лет назад гунны под предводительством своего короля Этцеля создали себе имя, которое еще и сегодня в преданиях и сказках свидетельствует об их могуществе, так и само слово "немцы" на тысячу лет вперед должно быть представлено вами в Китае таким образом, чтобы китаец никогда даже не осмелился косо посмотреть на немца! "Позднее из Китая стали приходить письма немецких солдат, в которых сообщалось о зверствах, совершаемых там с благословения кайзера германским милитаризмом.

Резкое усиление влияния монополистической буржуазии в структуре государственной власти в Германии сочеталось со стремлением правящих кругов в интересах обоих эксплуататорских классов ограничить непредсказуемое вмешательство кайзера в проведение политического курса и приспособить монархию к парламентским формам правления.

В новых исторических условиях Вильгельм II по существу активно поддерживал правительственную линию, внося весомый вклад как в осуществление "политики сплочения" господствующих классов внутри страны, таки в развертывание германской экспансии на мировой арене. Так, кайзер, слывший большим любителем морских путешествий, содействовал развязыванию первого марокканского кризиса, высадившись по настоянию Бюлова в Танжере, где произнес вызывающую речь, потребовав для Германии равных с другими державами прав в Марокко.

Это, однако, не исключало и самовольных выходок монарха в духе его "личного правления". Например, в 1908 г. английская "Дейли телеграф" опубликовала интервью Вильгельма II, в котором содержались лицемерные попытки втереться в доверие к Англии, рисовалась фантастическая картина будущего развития международных отношений, содержались выпады против Японии, России и Франции. Это интервью вызвало такой взрыв возмущения в политических сферах страны, что даже буржуазные партии потребовали принятия каких-то мер для исключения впредь подобных инцидентов.

За аферой с "Дейли телеграф" последовал весьма характерный эпизод в ближайшем окружении кайзера. Стремясь развеять его дурное настроение, шеф военного кабинета, генерал фон Хюльзен-Хэзелер, изображая из себя балерину, скончался от сердечного приступа.

Вильгельм II нес большую личную ответственность за экспансионистский внешнеполитический курс, связанный с риском развязывания мировой воины и прямой подготовкой к ней, хотя временами у него и возникали сомнения относительно возможных последствий "мировой политики" для Германии и династии Гогенцоллернов.

Своим главным союзником кайзер считал Австро-Венгрию, многонациональное государство, фактически уже обреченное на распад. Он то вел переговоры с Англией, надеясь сделать ее союзницей Германии в борьбе против России, то с Россией о союзе против Англии. Предметом его особой ненависти была Франция. Натравливая державы друг на друга, кайзер стремился с помощью шантажа добиться от них политических уступок или территориальных "компенсаций". В конечном счете кайзеровская Германия, восстановив против себя все великие державы, за исключением Дунайской монархии, по существу оказалась в международной изоляции.

В декабре 1912 г. кайзер собрал военный совет, на котором было принято решение об осуществлении военным путем германских экспансионистских устремлений в течение ближайших полутора лет. На следующий день кайзер отдал распоряжение - с помощью прессы объяснить народу, насколько велики национальные интересы Германии, которые будут поставлены на карту в случае войны из-за австро-сербского конфликта.

После убийства в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда Вильгельм II выступил в .роли одного из главных поджигателей войны, оказывая Австро-Венгрии всемерную поддержку против Сербии и России. В то же время, продолжая разыгрывать роль "кайзера мира", в конце июля 1914 г. Вильгельм II неожиданно выступил с заявлением, что после ответа Сербии на ультиматум больше нет никакой причины для начала военных действий. 4 августа, сразу же после развязывания войны, инициатором которой стал германский империализм, он провозгласил: "Я не знаю больше никаких партий, я знаю только немцев". Изображая из себя якобы стоящего над классами высшего представителя государственной власти, он выступал под лозунгом националистического "единства народа".

В годы первой мировой войны Германия потерпела сокрушительное поражение. Монарх безоговорочно следовал решениям и рекомендациям генерального штаба и имперского кабинета. Еще летом 1914 г. Вильгельм II был уверен, что через каких-нибудь восемь недель война завершится победой Германии. Но его надежды на "блицкриг" не оправдались. Война продолжалась более четырех лет, приведя страну к полному истощению.

Ноябрьская революция 1918 г. свергла династию Гогенцоллернов и других немецких князей. Революционные события заставили Вильгельма II срочно покинуть Берлин. Он отправился в находившуюся на бельгийской территории ставку, надеясь опереться на армию. Однако и германский генералитет, и рейхсканцлер принц Макс Баденский сознавали неизбежность его отречения. На состоявшемся в ставке совещании генералов и старших офицеров большинство присутствовавших заявило, что за кайзером не пойдет. 8 ноября Макс Баденский имел длительный телефонный разговор с кайзером, убеждая его принести "добровольную жертву" и отречься от престола. Однако Вильгельм II продолжал колебаться, еще надеясь сохранить прусскую корону. В ночь на 10 ноября Вильгельм II бежал в Нидерланды. Формальный акт об отречении он подписал лишь 28 ноября 1918 г.

В ходе революционных боев1918-1919 гг. звучало требование о "создании революционного трибунала для суда над Гогенцоллернами и другими виновниками войны". Однако державы-победительницы не стали настаивать на выполнении положений Версальского мирного договора, предусматривавших привлечение к судебной ответственности бывшего германского кайзера, виновного, как говорилось в тексте договора, "в высшем оскорблении международной морали и священной силы договоров".

Имущество бывшего кайзера было перевезено в Нидерланды в 58 железнодорожных вагонах. В Нидерландах Вильгельм приобрел старинный замок XIV в., бывшую собственность епископа Утрехтского, в котором и прожил два десятка лет. Вывезенного из Германии имущества ему хватило на оплату и приведение в порядок замка и парка, на организацию археологического фонда, основание клуба теологических исследований. Вильгельма обслуживало 60 человек прислуги и садовников.

В серебряном зале замка было размещено фамильное серебро. Здесь находилась великолепная коллекция старинных картин, редкой мебели, в том числе два стула с золотыми гвоздями. На одном из них любила сидеть жена Вильгельма II Августа Виктория. После ее смерти в 1921 г. бывший кайзер женился на принцессе Гермине фон Рейсе, вдове принца Шёнайх-Каролата (умерла в советской зоне оккупации в 1947 г.).

Вильгельм II скончался 4 июня1941 г. и похоронен в мавзолее, расположенном возле замка *.

 

* Сведения о пребывании Вильгельма II в Нидерландах любезно сообщила А. С. Намазова.

 

Гогенцоллерны и нацизм

 

В Германии продолжала сохраняться угроза реставрации монархии. Сторонниками Готенцоллернов оставались юнкеры и другие представители высшей аристократии, многие промышленные магнаты, высокопоставленные чины гражданской администрации, реакционное офицерство и генералитет, "кондотьеры" добровольческого корпуса. Даже среди руководителей германской социал-демократии были деятели, выступавшие за установление в стране конституционной монархии британского типа. Ф. Эберт, например, считал, что власть можно было бы передать одному из сыновей Вильгельма II, за исключением разве что распутного кронпринца. Однако военно-монархический путч Каппа - Лютвица, происшедший в марте 1920 г., окончился полным поражением заговорщиков.

На судебном процессе 1924 г. в Мюнхене главарь германского фашизма Гитлер заявил: "Судьба Германии - не в республике или в монархии, а в содержании этой республики или монархии. То, против чего я борюсь, - это не государственная форма, как таковая, а ее позорное содержание". Позднее Гитлер заверил, что не собирается трогать юнкерство, стоящее "на службе отечеству", и добивается "сплочения всего немецкого народа - от кайзеровского сына до последнего пролетария" *.

Еще в 1925-1926 гг. Гитлер убеждал экс-кронпринца Вильгельма (1882-1951), что усматривает "в восстановлении монархии венец своих стремлений". Но это заявление не произвело тогда особого впечатления, так как фюрер, как считала супруга кронпринца, казался еще слишком "жалким". Правда, в 1929 г. вторая жена бывшего кайзера, Гермина, уже сочла нужным приехать на съезд нацистской партии.

 

* Цит. по: Руге В. Как Гитлер пришел к власти. Германский фашизм и монополии. М., 1985. С. 170.

 

Посланный Гитлером в Нидерланды Геринг, считавший себя "аристократом", затронул в беседе с Вильгельмом и его супругой вопрос о возможности возвращения престола Гогенцоллернам. Гитлер, несомненно, был заинтересован в поддержании связей и с экс-кронпринцем, придававшим нацистской партии все большее значение по мере роста ее популярности среди избирателей. Два младших брата кронпринца уже несколько лет носили форму штурмовиков.

Летом 1931 г. германский министр оккупированных территорий Г. Тревиранус в течение нескольких часов беседовал с Гитлером, Герингом и четвертым сыном Вильгельма II, принцем Августом Вильгельмом, что явилось началом серии подобных встреч. Август Вильгельм вообще довольно часто появлялся в обществе фюрера, который использовал этого представителя рода Гогенцоллернов для усиления своих позиций в консервативно-юнкерских кругах. После того как Августу Вильгельму однажды досталось в драке, затеянной нацистами со своими политическими противниками, экс-кайзер направил сыну ободряющее послание: "Ты можешь гордиться тем, что стал мучеником этого великого движения" **.

В октябре 1931 г. среди участников Гарцбургской конференции, сыгравшей особую роль в подготовке прихода Гитлера к власти, были и сыновья бывшего кайзера - принцы Эйтель Фридрих и Август Вильгельм.

 

** Гинцберг Л. И. На пути в имперскую канцелярию. Германский фашизм рвется к власти. М.,1972.C.206-207,253-254.

 

Потерпев неудачу с попыткой выдвижения собственной кандидатуры на выборах в рейхстаг 1932 г., экс-кронпринц призвал избирателей отдать голоса Гитлеру, неоднократно выступал в поддержку национал-социалистов и побуждал отца заявить о своих симпатиях к фюреру.

В своем "сочинении" "Пруссия должна снова стать прусской" (1932) Геббельс писал, что нацисты преследуют в обновленном виде те же идеалы, к осуществлению которых стремились Фридрих Вильгельм I, Фридрих II и Бисмарк. Монархические организации со своей стороны поддержали установление нацистской диктатуры.

Символичным стало само открытие рейхстага, избранного уже после захвата власти гитлеровцами, 21 марта 1933 г., в гарнизонной церкви Потсдама, у гробниц Фридриха Вильгельма I и Фридриха II. Для проведения церемонии Гитлер и Геббельс выбрали эту дату, потому что именно 21 марта1871 г. Бисмарк открыл заседание рейхстага Германской империи. "День Потсдама", как бы освященный "величием" Гогенцоллернов, означал официальное признание Гитлера германским генералитетом.

27 января 1934г. потсдамский регирунгспрезидент санкционировал проведение торжеств по случаю 75-летня Вильгельма II. Когда же двумя неделями позже, 11 февраля, шеф гестапо принял решение о запрете монархических объединений, оно мотивировалось отнюдь не характером этих организаций, а лишь возможностью их использования "в антигосударственных целях". При выполнении этого решения было предписано избегать даже "видимости ненужной строгости".

Развязав мировую войну, Гитлер оправдывал свою агрессию ссылками на Фридриха II. "Я должен выбирать между победой и уничтожением, - заявил он своим приближенным 23 ноября1939 г. - Я выбираю победу. Величайшее историческое решение, сравнимое с решением Фридриха Великого перед первой Силезской войной. Пруссия обязана своим возвышением героизму одного человека. Тогда ближайшие советчики также были склонны к капитуляции. Все зависело от Фридриха Великого" *.

О том, насколько большое значение в гитлеровской Германии придавалось традициям прусско-германского милитаризма и легенде о Гогенцоллернах как важному компоненту реакционного пруссачества, ярко свидетельствует тот факт, что во время второй мировой войны, в 1943 г., в связи с усилением бомбардировок Берлина и его окрестностей саркофаги с останками Фридриха Вильгельма I и Фридриха II перевезли в более безопасное место. В конце войны они были спрятаны на руднике в Тюрингии, откуда американцы вывезли их в Марбург **.

Семья Гогенцоллернов извлекла из экспансионистской политики гитлеровцев колоссальные прибыли. Значительная часть ее капиталов . была инвестирована в военные отрасли промышленности. По официальным данным, состояние Гогенцоллернов составляло в 1933 г. 18 млн, в 1939 г. - 28 млн и в 1942 г. - 37 млн марок.

Это отнюдь не помешало участникам заговора против Гитлера активно обсуждать вопрос о возможности передачи власти Гогенцоллернам. Так, Попитц, один из главных заговорщиков из числа гражданских лиц, желал видеть на германском престоле кронпринца, но его кандидатуру отвергло большинство заговорщиков. Тогда все участники заговора были убеждены, что из круга вероятных кандидатов на престол, безусловно, должен быть исключен четвертый сын кайзера, принц Август Вильгельм, фанатичный приверженец Гитлера, группенфюрер Сеноеде смерти Вильгельма, старшего сына кронпринца, последовавшей 26 мая1940 г. от ран, полученных в бою во Франции, большинство заговорщиков к лету 1941 г. признало наиболее подходящей кандидатурой на германский трон Лун Фердинанда. Он родился 9 ноября1907 г. в Потсдаме в семье кронпринца Прусского Вильгельма и кронпринцессы Цецилии, урожденной принцессы Мекленбургской. В 1931 г. Лун Фердинанд защитил философскую докторскую диссертацию, а затем несколько лет работал на автомобильных заводах Форда в Дирборне (вблизи Детройта, США), являлся служащим немецкой авиакомпании "Люфтганза". В 1933 г. его старший брат принц Вильгельм за "женитьбу, недостойную его звания" был лишен наследственных прав, в связи с чем Лун Фердинанд в будущем должен был возглавить дом Гогенцоллернов. В 1938 г. он женился на великой княжне Кире, дочери великого князя Кирилла Владимировича.

 

* Kathe Н. Ор. cit. S. 121, 123.

** В 1952 г. внук Вильгельма II Луи Фердинанд перевез саркофаги в часовню замка Гогенцоллернов вблизи Хёхингена (Баден-Вюртемберг). 17 августа1991 г. останки Фридриха Вильгельма I и Фридриха II были торжественно возвращены в Потсдам.

 

Луи Фердинанд из всех Гогенцоллернов выделялся своей демократичностью и интеллигентностью. Он сочувствовал оппозиционерам и считался личным другом Рузвельта, поскольку во время свадебного путешествия в 1938 г. по приглашению президента США останавливался в Белом доме *.С началом второй мировой войны Луи Фердинанд служил в германских военно-воздушных силах в чине обер-лейтенанта, однако в 1940 г. после гитлеровского указа "О принцах" ушел в отставку.

 

* См.: Ширер У. Взлет и падение третьего рейха. М., 1991. Т. 2. С. 298.

 

После смерти отца 20 июля 1951 г. Луи Фердинанд стал главой дома Гогенцоллернов с резиденцией в Хёхингене, в родовом замке Гогенцоллернбург. В 1952 г. он написал первую автобиографическую книгу "Внук кайзера, путешествующий вокруг света", а в 1969 г. - "Историю моей жизни". Он не был лишен и музыкального дарования, сочинив, между прочим, колокольный перезвон для церкви кайзера Вильгельма в Берлине.

С великой княжной Кирой Лун Фердинанд прожил в счастливом браке, принесшем ему семерых детей, тридцать лет. После ее кончины в 1967 г. Луи Фердинанд велел установить саркофаг с ее останками в русской православной часовне, построенной близ замка Гогенцоллернбург. Он частенько приезжал в эту часовню, чтобы, по его словам, "пообщаться со своей бывшей супругой".

Члены дома Гогенцоллернов считали Лун Фердинанда достойным претендентом на германский престол. "Я воспользуюсь таким правом, однако моерешение целиком и полностью будет зависеть от воли немецкого народа", - заявлял он неоднократно.

 

Гогенцоллерны в наши дни

 

В конце 1968 г., спустя 50 лет после свержения Вильгельма II, шпрингеровская "Бильд-Цайтунг" выступила за избрание Лун Фердинанда новым президентом ФРГ. Западногерманский историк В. Гёрлиц в статье, помещенной в газете "Ди Вельт" (февраль 1967 г.),отмечал, что "династия Гогенцоллернов уже однажды была символом имперского единства...".

Собравшийся в 1947 г. Совет министров иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции утвердил закон Союзного Контрольного Совета в Германии о ликвидации Прусскогого сударства, изданный 25 февраля того же года. "Прусское государство, - говорилось в законе, - являющееся с давних времен носителем милитаризма и реакции в Германии, фактически перестало существовать". Предпосылкой принятия этого закона являлась полная и безоговорочная капитуляция фашистской Германии, государственно-политическим ядром которой была Пруссия.

С момента утверждения этого закона державами антигитлеровской коалиции Прусское государство прекратило свое существование и в государственно-правовом отношении. Этот юридический акт поставил последнюю точку и на исторических "перспективах" династии Гогенцоллернов. Однако Луи Фердинанд так не считал. Незадолго до переноса останков Фридриха Вильгельма I и Фридриха II из Хёхингена в Потсдам он заявил, что после урегулирования проблем, связанных с объединением Германии, немецкому народу должна быть предоставлена возможность на референдуме решить вопрос об установлении в стране парламентской монархии. Это, по его мнению, могло бы привести к возвращению на престол династии Гогенцоллернов.

Ныне в ФРГ о монархии вспоминают лишь в связи с кончиной того или иного из наследников последнего германского императора. Так, осенью1994 г. пресса ФРГ сообщила о смерти в своем доме в Бремене 86-летнего внука Вильгельма II, главы дома Гогенцоллернов, Лун Фердинанда, принца Прусского. 8 октября 1994 г. в Берлине состоялась официальная церемония его похорон.

Много лет назад Луи Фердинанд избрал своим преемником сына, носившего такое же имя *. Однако после его гибели в 1977 г., во время военно-морских учений, он назначил наследником своего внука Георга Фридриха Фердинанда (род, в 1976 г.). Обычно он живет в местечке Сиверсхаген вблизи Пейзана (земля Шлезвиг-Гольштейн), но в настоящее время находится в интернате в Шотландии, где учится в школе. Он мечтает отслужить положенный срок в бундесвере, а затем окончить университет. По словам его матери, герцогини Донаты, вышедшей замуж после смерти первого мужа за герцога Ольденбургского, Луи Фердинанд поощрял стремление внука учиться за границей. В завещании было сказано, что принц Георг Фридрих Фердинанд имеет право официально возглавить дом Гогенцоллернов в 30-летнем возрасте, непременно женившись до этого срока на дворянке. Всеми делами династии временно вершит его дядя, принц Кристиан Сигизмунд Прусский (род, в 1946 г.),младший сын Лун Фердинанда.

 

* Принц Луи Фердинанд (1944-1977) - третий сын главы дома Гогенцодлернов - был женат на принцессе Лопате Кастель-Рюденмузен (род. в 1950 г.). Его старшие братья - Фридрих Вильгельм (род, в 1939 г.) и Михаил (род, в 1940 г.). Примеч. сост.

 

ГРЕЦИЯ

 

ДИНАСТИЯ ШЛЕЗВИГ-ГОЛЬШТЕЙН-ЗОНДЕРБУРГ-ГЛЮКСБУРГ

 

В октябре 1862 г. был свергнут король Греции Оттай I, принадлежавший к немецкой династии Виттельсбахов. На вакантный престол оказалось несколько претендентов, за которыми стояли великие державы. Кандидатура Николая Максимилиановича, герцога Лейхтенбергского, была угодна как Александру II, так и Наполеону III: он приходился внуком Николаю I и Евгению Богарно. Англия выдвинула кандидатом второго сына королевы Виктории, принца Альфреда, но этот кандидат не устраивал ни Россию, ни Францию.

Единственным кандидатом, который устроил великие державы, стал принц Кристиан Вильгельм Фердинанд Адольф Георг Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургский, второй сын будущего датского короля Кристиана IX, в то время наследника престола. Сестра принца только что вышла замуж за принца Уэльского, наследника английского престола *. Датский король Фредерик VII дал согласие на то, чтобы его двоюродный внук занял греческий престол.

 

Датский принц на греческом престоле

 

30 марта 1863 г. Учредительное собрание избрало принца Георга греческим королем. Лондонский трактат 13 июля того же года санкционировал перемену династии державами-покровительницами (Англия, Россия, Франция). Корона Греции была признана наследственной в Глюксбургском доме. Новому королю эллинов (таков был официальный титул) Георгу (Георгиосу) I не было еще и 18 лет (род. 24 декабря 1845 г.), и он не знал греческого языка. За согласие избрать угодного ей кандидата Англия согласилась в марте 1864 г. уступить Греции Ионические острова, которые с 1815 г. были ее протекторатом. Население Греции увеличилось на 200 тыс. человек.

 

*См.: Дебидур А. Дипломатическая история Европы. От Венского до Берлинского конгресса (1814-1878). М., 1947. Т. 2. С. 226.

 

30 октября 1863 г. Георг прибыл в Лирой и на следующий день принял присягу на верность конституции совершенно незнакомой ему страны. К тому же новый король исповедовал лютеранство, а Греция, как известно, страна православная.

Королю Георгу досталась экономически крайне отсталая сельскохозяйственная страна. Наиболее развитые территории (остров Крит, Фессалия, Эпир, острова в Эгейском море) продолжали находиться под властью турок. Ставленник англичан, Георг искал поддержки у других государств, в частности у России.

В октябре 1867 г. в Петербурге была сыграна пышная свадьба греческого короля с великой княжной Ольгой Константиновной (1851-1926), племянницей Александра II. Король был счастлив в семейной жизни. От этого брака королевская чета имела пятерых сыновей и двух дочерей *. Королевский брак способствовал усилению русофильской партии при дворе, укреплению дипломатических связей Греции с Россией. Королева Ольга часто приглашала к себе во дворец матросов с русских судов, стоявших в Пирсе. Это вызывало недовольство как гре ков, так и русского морского командованиям **.

Королева Ольга много занималась благотворительностью, в частности основала образцовую больницу, а во время русско-турецкой войны

 

* Сближение санкт-петербургского и афинского дворов продолжалось и в последующем: младший сын Александра II Павел в 1889 г. женился на принцессе Александре (1870-1891), дочери Георга I, а великий князь Георгий Михайлович (внук Николая I) в 1900 г. женился на ее сестре Марии (1876-1940). В 1902 г. дочь великого князя Владимира Александровича (сына Александра II) великая княжна Елена Владимировна вышла замуж за принца Николая, третьего сына Георга I. Примеч. сост.

 

** См.: Эхо планеты. 1992. № 43. С. 34-35.

 

1877-1878 гг. предписала открыть медицинские курсы для женщин, готовящихся в сестры милосердия, и сама посещала их, научившись перевязывать раны.

Пятидесятилетнее царствование Георга I оказалось бурным и драматичным. С прибытием короля Георга в Грецию начались уличные схватки между его сторонниками и противниками.

В 1866 г. против турецкого владычества восстало население Крита, потребовавшее воссоединения с Грецией. Державы помешали греческому правительству оказать помощь восставшим критянам, что не прибавило популярности королю. На заключительном этапе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. греческие войска вступили в Фессалию, но после заключения Сан-Стефанского перемирия вынуждены были отступить. Все же державы посоветовали Турции пойти на уступки Греции, и 2 июля 1881 г. к королевству были присоединены Фессалия и часть Эпира *.

В мае 1896 г. на Кроте вновь вспыхнуло восстание. На помощь восставшим пришло много добровольцев, на острове высадился отряд греческих войск. Наследный принц Константин, герцог Спартанский, принял командование греческой армией. Турция объявила войну Греции. Война 1897 г. была скоротечной, продолжалась всего 30 дней. Незадачливый главнокомандующий бежал с поля сражения. Греция запросила перемирия. По Константинопольскому мирному договору 4 декабря 1897 г., Греция была вынуждена исправить в пользу Турции границу в Фессалии, уплатить контрибуцию и отказаться от Крота.

 

* См.: История XIX века /Под ред. Лависса и Рамбо. М., 1939. Т. 7. С. 476.

 

Однако великие державы вынудили Турцию предоставить Кроту полную автономию и вывести с острова свои войска. По предложению России греческий королевич Георг (1869-1957), второй сын короля, в ноябре 1898 г. был назначен сроком на три года верховным комиссаром острова Крот в качестве представителя держав, но под сюзеренитетом султана. На посту верховного комиссара он находился до сентября 1906 г.

В 1910 г. к власти в Греции пришло правительство вождя критских либералов Элефтериоса Венизелоса, которое приступило к реализации великогреческой идеи. В октябре 1912 г. Греция в союзе с Болгарией, Сербией и Черногорией начала войну с Турцией для освобождения Македонии и Фракии. В первые же дни войны греческая армия овладела Южной Македонией с Салониками, частью Эпира и несколькими островами Эгейского моря. Турция запросила перемирия, но Греция отказалась его подписать. Военные действия возобновились. Тем временем между Грецией и Болгарией возник конфликт из-за притязаний на освобожденные от турецкого владычества территории.

В разгар военных действий, 18 марта 1913 г., король Георг I был убит в Салониках.

 

Константин I и три его сына

 

На престол вступил старший сын короля Георга - Константин (Константинос) (1868-1923). Если Георг I в основном ориентировался на Англию, то Константин твердо верил в военную мощь Германии и ее будущую победу. Он учился в Берлинской военной академии, был женат на прусской принцессе Софии (1870-1932), сестре кайзера Вильгельма II *. В начавшейся мировой воине греческие правящие круги разделились: крупная буржуазия, тесно связанная с англо-французским капиталом, ориентировалась на Антанту. Выразитель ее интересов Венизелос добивался скорейшего вступления Греции в войну на стороне последней. Военно-монархические круги во главе с королем Константином придерживались дружественного Германии нейтралитета.

С октября 1915 г. с согласия Венизелоса войска Антанты стали высаживаться в Салониках, чтобы предупредить захват этого важного порта Центральными державами. Константин категорически протестовал против такого нарушения нейтралитета. Венизелос, вынужденный подать в отставку, 9 октября 1916 г. создал в Салониках Временное правительство национальной обороны, которое было признано союзниками де-факто. Конфликт короля с державами Антанты углублялся. Соглашаясь на требования союзников, Константин не прекращал оживленную переписку с Вильгельмом, всячески препятствовал действиям Англии и Франции. Наконец 10 июня 1917 г. верховный комиссар держав Жоннар после совещания в Салониках с Венизелосом и командующим союзными войсками генералом Саррайлем потребовал в 24 часа отречения Константина от престола. II июня король был вынужден отречься от престола в пользу своего второго сына Александра (Александроса) I (1893-1920), в обход наследного принца Георга, который, как и отец, был германофилом. 14 июня Александра провозгласили королем эллинов. Константин уехал в Швейцарию. На пост премьер-министра вернулся Венизелос, и 29 июня 1917 г. Греция обявила войну Германии. В Салоникской армии сражалось 150 тыс. греков. Осенью 1918 г. Салоникская армия разгромила болгар и пленила 11-ю немецкую армию.

 

*В 1913 г. Вильгельм II пожаловал своему шурину жезл генерал-фельдмаршала. Король Константин по этому случаю произнес в Берлине речь, в которой заявил, что Греция своими успехами обязана исключительно Германии. "Я не колеблюсь вновь повторить, что нашими победами мы обязаны мощи наших греческих войск и тем принципам ведения войны, которые я и мои офицеры приобрели здесь, в Берлине". Греческое правительство под нажимом Франции было вынуждено дезавуировать короля. Король поспешил в Париж, где в присутствии президента, министра иностранных дел и начальника французской военной миссии в Греции заявил об "исконной и неизменной дружбе Греции" к Франции. Примеч. сост.

 

Почти сразу же (в мае 1919 г.) Греция высадила свои войска в Турции, стремясь захватить малоазиатское побережье. В разгар войны 25 октября 1920 г. от укуса комнатной обезьянки скончался король Александр I. На выборах Венизелос потерпел поражение, а новая палата 19 декабря 1920 г. вернула трон Константину. Как и во время греко-турецкой войны 1897 г., Константин стал во главе войск. Сначала греческая армия успешно наступала и в августе 1921 г. подошла к Анкаре. Однако, отрезанная от своих баз, страдавшая от недостатка снабжения, лишенная хорошего руководства, она вынуждена была начать отступление. В конце августа 1922 г. турецкая армия перешла в наступление, одержала победу и оттеснила греков к морю. Главный штаб греческой армии вместе с главнокомандующим генералом Трикуписом сдался в плен. 26 сентября в греческой армии вспыхнуло восстание. В этот же день королю Константину пришлось вторично отречься от престола, теперь уже в пользу старшего сына Георга II (1890-1947). Константин нашел убежище в Италии. 11 января 1923 г. он скончался в Палермо.

Царствование Георга II было непродолжительным. В декабре 1923 г. на выборах победили республиканцы, и 18 декабря король покинул Грецию. 25 марта 1924 г. Учредительное собрание провозгласило Грецию республикой. В республиканской Греции не прекращалась ожесточенная борьба партий. Монархисты во всех бедствиях винили республиканский режим. На выборах 1932 г. они одержали победу. Премьерминистром стал монархист Константанос Цалдарис, военным министром - генерал Кондилис. 10 марта 1935 г. Кондилис произвел военный переворот, провозгласил себя регентом, а затем провел плебисцит в пользу монархии. 25 ноября 1935 г. Георг II вернулся из Лондона в Афины. В августе 1936 г. в Греции была установлена военная диктатура генерала Метаксаса. Несмотря на давние и прочные связи с Англией *, Греция все больше ориентировалась на гитлеровскую Германию.

В годы второй мировой войны Георг II вновь оказался в изгнании. В 5 часов 30 минут утра 6 апреля 1941 г. германские войска перешли греческую границу, мотивируя это тем, что в Греции находятся английские войска. 24 апреля в войну вступила Болгария.

Греческая армия, несмотря на поддержку английского экспедиционного корпуса и английских военно-воздушных сил, значительно уступала противнику. 23 апреля командующие Эпирской и Македонской армий капитулировали, даже не поставив об этом в известность главное командование. 27 апреля немцы вступили в Афины. Король и правительство эвакуировались на остров Крит, но и Крит в мае 1941 г. был Занят немецкими десантными частями. Король и правительство нашли убежище в Египте, а в конце войны король перебрался в Англию.

 

* B 1934 г. внучка Георга I, принцесса Марина, вышла замуж за Георга, герцога Кентмого, младшего сына английского короля Георга V. Примеч. сист.

 

Осенью 1941 г. в оккупированной Греции были созданы Национально-освободительный фронт (ЭАМ) и Народно-освободительная армия (ЭЛАС). Буржуазно-монархические круги создали свою организацию - Национально-демократический союз (ЭДЭС). Партизанские отряды ЭДЭС находились под английским контролем.

В мае 1944 г. патриотические силы пошли на соглашение с премьер-министром эмигрантского правительства Георгиосом Папандреу о роспуске всех вооруженных организаций, проведении плебисцита для установления образа правления и создании правительства всех партий.

С приближением освобождения Греции деятельность эмигрантского правительства активизировалась. В сентябре 1944 г. Папандреу обратился к Черчиллю с телеграммой, в которой просил послать в Грецию "внушительные британские силы вплоть до Побережья Турции, ибо политических средств для борьбы с народом недостаточно".

Поражение немецких войск на Балканах изменило положение и в Греции. Народно-освободительная армия перешла в наступление, очистив от врага Афины и Пирей, Салоники и другие города. К 4 ноября 1944 г. территория Греции была очищена от оккупантов. Высадка британских войск началась в тот момент, когда военное положение немцев уже давно было безнадежным.

Правительство Папандреу отказалось выполнять соглашение с ЭАМ, а 1 декабря английский генерал Скоби отдал приказ о роспуске ЭЛАС, открыто вмешавшись во внутренние дела Греции. 3 и 4 декабря полицейские части и английские войска расстреляли массовые демонстрации в Афинах и Пирсе. В стране началась гражданская война.

26 декабря в Афинах состоялась конференция представителей правительства и ЗАМ с участием Черчилля и Идена. Стороны пришли к примирению, высказавшись за установление регентства и проведение плебисцита.

31 декабря 1944 г. король Георг II, находившийся в Лондоне, назначил регентом архиепископа Дамаскиноса, а в феврале 1945 г. в местечке Варкиза близ Афин было подписано соглашение между ЭАМ и новым правительством генерала Пластираса. ЭЛАС была разоружена.

27 сентября 1946 г. в Греции был проведен плебисцит, давший победу сторонникам монархии. На престол в третий раз вернулся король Георг II. 1 апреля 1947 г. он скончался, не оставив потомства от брака с дочерью румынского короля Фердинанда I. Престол перешел к третьему сыну короля Константина, Павлу (Павлосу) I (1901-1964), женатому на принцессе Фредерике Луизе (1917-1981), дочери Эрнста Августа, герцога Брауншвейгского.

 

"Он будет хорошим королем!"

 

Будущий король Константин родился во дворце в Палео Психика. У него было две сестры: принцесса София (вышедшая потом замуж за принца дона Хуана Карлоса Астурийского, ныне испанского короля) и принцесса Крена, считавшаяся наследницей престола в 1964-1965 гг. Константин был вторым ребенком в семье, он родился 2 июня 1940 г. Когда ему исполнился всего один год, он вместе с родителями покинул Афины. Королевская семья решила уехать 22 апреля 1941 г., когда к греческой столице подходили вторгнувшиеся в страну гитлеровские войска.

Вместе с родителями Константин оказался на острове Крот, затем в Египте и в Южной Африке. В Афины королевская семья вернулась лишь спустя два года после освобождения Греции от нацистов, 27 сентября 1946 г.

Павел I, которого никто специально не готовил к роли короля эллинов, воспитывал сына, специально предназначая его для этой миссии. Ему с самых ранних лет давали возможность присутствовать на всех семейных беседах, чтобы "набираться опыта". В школу он пошел в возрасте шести лет. Отец не стал нанимать сыну преподавателей, как это было принято в их кругу в то время. Константин стал ходить в школу, которую создал Павел I, вместе с детьми, подобранными из всех слоев общества. В возрасте девяти лет его перевели в школу в местечке Анаврита под Афинами, основанную на "демократических и спартанских традициях" с использованием самых современных методов образования и воспитания.

Молодого принца впервые "показали" публике на похоронах его дяди, короля Георга II, в апреле 1947 г. Школа в Анаврита была заведением интернатного типа, и он пробыл в ней до 1958 г., в совершенстве овладев английским и немецким языками, а также рядом других дисциплин. Константин увлекался спортом, в особенности парусным. Впоследствии он стал одним из основателей Международного союза яхтсменов, а на Олимпийских играх 1960 г. в Риме даже получил золотую медаль за участие в парусной регате.

Согласно конституции, греческий король являлся главнокомандующим вооруженными силами, поэтому с раннего детства уделялось большое внимание его военному воспитанию. В течение двух лет Константин посещал военные академии трех родов войск. Сначала ему был присвоен чин "почетного командос", а в 1958 г. - чин лейтенанта сухопутных войск, затем ВМС и ВВС.

В связи с пожеланием отца Константин много путешествовал за рубежом, гостил в США, где посещал военные школы и центры армейского обучения. В качестве наблюдателя он принимал участие в маневрах войск НАТО.

Еще будучи юношей, Константин присутствовал вместе с отцом практически на всех важных государственных мероприятиях. Он почти всегда находился в кабинете отца, когда тот принимал министров, послов и командующих армиями. В 1961 г. принц ездил в ФРГ, где в местечке Обер-Амергау прошел курс для высших офицеров. Со временем он начал выполнять обязанности регента, когда король Павел I уезжал из Греции. На одном из заседаний Совета министров Константин, будучи еще совсем юношей, высказал настолько зрелую точку зрения по довольно сложному и запутанному вопросу, что кто-то из присутствующих воскликнул: "Он будет хорошим королем!"

23 января 1963 г. Константин обручился с датской принцессой Анной Марией (род, в 1946 г.), дочерью короля Фредерика IX. Их свадьба состоялась в 1965 г. От этого брака родились принцесса Алексия, принцы Павел *, Николай и Филипп, принцесса Феодора.

 

Король Константин II

 

Королем принц Константин был провозглашен 6 марта 1964 г., после смерти Павла I. В этот же день он принес присягу в присутствии двора и министров и стал царствующим монархом под именем Константин II. Согласно греческой конституции 1957 г., королю были предоставлены довольно большие права. Он возглавлял вооруженные силы страны, объявлял войну, заключал мирные, торговые и союзные договоры.

 

* Отставной офицер британской армии принц Павел в 1995 г. женился на дочери британского миллионера Марии Чэнтел Миллер. Он работает в американском торговом флоте. Примеч. сост.

 

Денежное содержание короля ко времени вступления Константина на престол составляло 17,5 млн драхм в год и выплачивалось ему по специальному цивильному листу. В 1965 г. он сам предложил сократить его на 2 млн драхм, что и было сделано. В этом же году по его же предложению было сокращено и валютное содержание, выплачиваемое по цивильному листу: с 580 тыс. дол, в год до 514 тыс. дол. Этот шаг молодой король предпринял, сославшись на необходимость "поддержать шаткую экономику государства". Однако, скорее всего, этот жест был предпринят в чисто рекламных целях и направлен на создание в народе образа "заботливого монарха" .

Политические взгляды Константина II характеризовались ярко выраженным антикоммунизмом. В новогоднем послании к греческому народу, опубликованном в конце декабря 1965 г., Константин II писал: "Коммунизм представляет собой миазмы, порожденные вне Греции, вдохновляемые и направляемые извне. Его мораль - ложь и предательство. Он отравляет и превращает в заклятого врага родины всякого, кто вступает с ним в контакт, всякого хорошего грека, не замечающего опасности".

Период правления Константина выпал на очень сложный и трудный период в послевоенной истории Греции. В то время когда в соседних странах Европы, в частности в Италии, происходил бурный экономический рост, сопровождаемый подъемом жизненного уровня населения, Греция продолжала оставаться на "европейских задворках". Национальная трагедия внутреннего конфликта затормозила политический, социальный и экономический прогресс страны, надолго поставила ее в зависимость от иностранных держав.

Тем не менее в начале 60-х гг. в Греции вновь происходит подъем демократического движения. Правившая правая партия Национальный радикальный союз (ЭРЭ) потерпела поражение на парламентских выборах в ноябре 1963 г. К власти пришло правительство Союза центра во главе с его лидером Георгиосом Папандреу. Оно осуществило некоторые демократические мероприятия, хотя и проявляло непоследовательность, тенденцию к соглашательству с правыми группировками. На этом фоне все более решительными и боевыми становились манифестации студентов, выступления крестьян, городских слоев населения, не прекращались забастовки рабочих заводов и фабрик.

Эволюция в сторону демократических перемен серьезно обеспокоила греческую крупную буржуазию, военную верхушку и, конечно, королевский двор. Они стали готовиться к контрнаступлению. 15 июля 1965 г. король неожиданно совершил так называемый "дворцовый переворот": грубо отстранил Г. Папандреу с поста премьер-министра и назначил на его место деятеля правого толка Г. Афанасиадиса-Новаса. Этот шаг короля был антиконституционным и направлен против рабочего и демократического движения.

Однако "дворцовый переворот" натолкнулся на массовые выступления протеста, в которых приняли участие широкие слои населения. Попытки правых кругов создать правительство в течение двух месяцев терпели неудачу. Созданный лишь в сентябре кабинет С. Стефанопулоса опирался исключительно на поддержку правых сил и королевского двора.

Обострение политической ситуации продолжалось. Кабинет Стефанопулоса оказался не в состоянии обеспечить стабильность в стране и в декабре 1966 г. ушел в отставку. Служебный кабинет во главе с И. Параскевопулосом должен был подготовить условия для проведения парламентских выборов. Тем временем реакционные силы Греции стали все отчетливее ориентироваться на насильственные решения. При этом одна часть греческой олигархии вместе с королевским двором готовилась навязать военную диктатуру при помощи хунты генералов, другая же ее часть, орудием которой являлась хунта греческих полковни