Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

ББК 67.99(2) В 63

ISBN 5-21103-636-0

ISBN 5-89123-073-9

ISBN 5-86225-386-6

Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Московского университета

Рецензенты: доктор юридических наук В. О. Лучин, доктор юридических наук А. Я. Верченко, доктор юридических наук В. И. Фадеев

Ответственный редактор кандидат юридических наук Н. А. Богданова

 

Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие. – М.: Издательство МГУ, Издательская группа ИНФРА • М–НОРМА, 1997. – 304 с.

 

В работе исследуется широкий круг вопросов, связанных с сущностью, правовым закреплением и практикой реализации основных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Большое внимание уделяется определению основных понятий и категорий, научной классификации и другим элементам теоретического знания, составляющих институт конституционного статуса личности. В пособии, наряду с изложением научных концепций, даются методические рекомендации по изучению соответствующих проблем.

Книга рассчитана на студентов, аспирантов, ученых-юристов, государственных служащих, депутатов представительных органов всех уровней, а также на широкий круг читателей.

 

© Воеводин Л.Д., 1996

© Издательство МГУ, 1996

© Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1996


СОДЕРЖАНИЕ

Введение ............................5

Глава первая. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ КАК КОМПЛЕКСНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ

§ 1. Основы правового статуса личности в теории и законодательстве 11

§ 2. Сущность правового статуса человека и гражданина в Российской Федерации............. 17

§ 3. Структура правового положении (статуса) личности.....27

§ 4. Основы правового статуса личности в свете социальной свободы и ответственности ......... 39

§ 5. Российское законодательство и международные акты о правовом статусе человека и гражданина........... 44

§ 6. Единство и различия в обозначении основ правового статуса личности................... 50

Глава вторая. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ

§ 1. Система принципов правового статуса личности.......57

§ 2. Учредительный характер основ правового статуса человека и гражданина..................... 62

§ 3. Неотчуждаемость прав, свобод и обязанностей личности ............................ 64

§ 4. Равноправие человека и гражданина как универсальный принцип правового положения личности ............ 67

§ 5. Гуманистическая направленность основ правового статуса личности................... 78

§ 6. Общая доступность прав и свобод и непреложность обязанностей............. 83

Глава третья. СУВЕРЕНИТЕТ ГОСУДАРСТВА И ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ

§ 1. Обусловленность правового статуса человека и гражданина территориальным и политико-правовым верховенством Российской Федерации.............. 88

§ 2. Российское гражданство в системе институтов основ правового статуса личности................... 100

§ 3. Основы правового положения беженцев и вынужденных переселенцев................. 113

§ 4. Основы правового положения лиц без гражданства и иностранцев ......................... 122

Глава четвертая. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА, СВОБОДЫ И ОБЯЗАННОСТИ – ЦЕНТРАЛЬНОЕ ЗВЕНО ОСНОВ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ

§ 1. Понятие прав и свобод человека и гражданина.......129

§ 2. Основные обязанности человека и гражданина и их характеристика ...................... 135

§ 3. Единство основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина............. 141

§ 4. Признаки конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина............. 147

§ 5. Юридическая природа конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина ...... 152

Глава пятая. СИСТЕМА, КЛАССИФИКАЦИЯ И ВИДЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ, СВОБОД И ОБЯЗАННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ

§ 1. Место конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина Российской Федерации в системе прав личности .................... 162

§ 2. Классификация конституционных нрав, свобод и обязанностей........... ............ 172

§ 3. Виды прав, свобод и обязанностей личности (предварительные заметания)................. 186

§ 4. Права, свободы и обязанности человека и гражданина в сфере личной безопасности и частной жизни......... 190

§ 5. Права, свободы и обязанности граждан в сфере государственной и общественно-политической жизни и деятельности...................... 204

§ 6. Права, свободы и обязанности человека и гражданина в сфере экономической, социальной и культурной жизни ...................... 212

Глава шестая. РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ, СВОБОД И ОБЯЗАННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ

§ 1. Место гарантий в механизме реализации прав и свобод.......................... 221

§ 2. Пределы реализации прав и свобод.............237

§ 3. Полномочия органов государственной власти, их должностных лиц и общественных объединений в сфере реализации прав и свобод личности .......... 249

§ 4. Организационные и юридические механизмы реализации прав и свобод.................... 267

§ 5. Правомочия граждан в области защиты прав и свобод личности..................... 279

Программа спецкурса......................287

Литература ...........................294


ГЛАВА ПЕРВАЯ. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ КАК КОМПЛЕКСНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ

Переживаемый нашей страной экономический и политический кризис неотвратимо сказывается на мировоззрении, на всем состоянии общественных наук. Появляются новые представления, которые еще в недалеком прошлом рассматривались как еретические, не соответствующие букве и духу официальной идеологии1. Такая характеристика во многом относится как к науке конституционного права в целом, так и к отдельным ее категориям и институтам2. Перед обществом сегодня встают неотложные задачи обновления законодательства, обеспечения его реальности, создания правового государства на основе действующей ныне Конституции Российской Федерации.

Как известно, составляющая успеха нового законодательства – глубокая теория. В свою очередь теория ищет импульсы в законодательстве. Это в полной мере относится и к поставленным в этой работе проблемам основ правового положения личности в российском обществе и государстве.

§ 1. Основы правового статуса личности

в теории и законолательстве

Термины "правовое положение", "правовой статус" широко употреблялись в законодательстве и в юридической литературе как в прошлые годы, так и сейчас. Их обычно применяют тогда, когда речь идет о характеристике положения того или иного субъекта правового 'общения, например, какого-либо органа государства, предприятия, организации, учреждения, депутата, должностного лица и т.п.

В действующей в настоящее время Конституции термин "статус"

Кудрявцев В. Нужна ли нам идеология ч//Правда, 1990, 26окт

Личность в социалистическом правоном государстве (Круглый стол) // Совет-

ское государство и право. 1989. №9. С 45–56 (продолжение л № 10 и 11)

употребляется в отношении не только отдельной личности и коллектива граждан, но и применительно к субъектам федерации. В ч. 1 ст. 66 отмечается, что "статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики". П. 5 ст. 66 утверждает: "Статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации н субъекта Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом".

Некоторые конституции республик бывшего СССР – ныне независимых государств – также знают обсуждаемый термин. Так, согласно ч. 1 ст. 13 Конституции Кыргызской Республики "принадлежность человека к Кыргызской Республике и его статус определяются гражданством".

Знают это понятие и конституции республик, входящих в состав Российской Федерации. Разд. 3 Конституции Республики Саха (Якутия), закрепляющий административное устройство, содержит термин "национально-государственный статус". Использует термин "государственно-правовой статус" и Конституция Республики Татарстан (ст. 50) (см. также гл.З Конституции Бурятии).

Понятия "статус", "положение", "состояние" и другие подобные им категории, обозначающие место субъекта правового общения, так или иначе употребляются во всех конституциях. При этом, за сравнительно редким исключением, не делается каких-либо различий между терминами "положение" и "статус". Чаще всего они понимаются как синонимы.

Сравните два закона: Федеральный Закон "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"3 и Закон СССР "О правовом положении иностранных граждан в СССР". В обоих случаях по существу закрепляется один и тот же круг государственно-правовых отношений. " т'

Применительно к характеристике места гражданина, физического лица, в правовом общении термины "статус", "положение", "состояние" чаще всего применяются в работах по общей теории государства и права в связи с рассмотрением вопроса о субъектах права и значительно реже – в отраслевых дисциплинах, в том числе в конституционном праве. Однако по мере развития юридической науки в целом и конституционного права в частности становится все более очевидным, что при рассмотрении вопроса о месте российских граждан в обществе и государстве недостаточно ограничиться лишь

Сборник федеральных конституционных законов и федеральных законов.

Вып.1. С. 42–61.

12

анализом основных прав и обязанностей, а также их гарантий. Необходимо вовлекать в этот анализ и другие, закрепленные конституцией и законодательством институты. Одним из первых в этом направлении было стремление рассмотреть гражданство в комплексе с основными правами и обязанностями. Между тем в соответствии с Конституцией J 936 г. вопрос о Гражданстве непременно включался в государственное устройство СССР. И еще долго отдельные авторы продолжали рассматривать вопросы о гражданстве в связи с государственным устройством и настаивали на таком порядке изучения, выдвигая в его пользу определенные доводы4.

В литературе наиболее распространено отождествление институтов прав и обязанностей с правовым статусом. Нередко и в законодательстве правовое положение (статус) стоит в одном ряду с правами и свободами. Тем самым как бы объединяются в единое понятие два соподчиненных института. Вместе с тем правовое положение личности, или, точнее, основы ее правового положения, представляет собой комплексный, государственно-правовой институт, составной частью которого являются основные права, свободы и обязанности граждан.

Хотя в настоящее время в науке конституционного права далеко не все пользуются категорией "правовое положение (статус)", однако не будет преувеличением сказать, что она получила широкое признание и стала важным инструментом изучения места личности в правовом общении. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что во всех учебниках по государственному праву, изданных за последние годы, рассматриваются основы правового положения граждан.

В наше время, когда принята и действует Конституция 1993 г., в которой правам и свободам уделяется первостепенное значение, в науке сохраняется понятие правового статуса личности, или, иначе, основ правового положения личности. Так, в недавно вышедшем учебнике Е.И. Козловой и О.Е. Кутафина раздел IV называется "Основы правового положения личности"5.

Указанное понятие проникло даже в официальные документы. По словам Президента, сказанным в его Послании Федеральному Собранию Российской Федерации (1995), "...права и свободы чело-зека в таком огромном государстве, как Российская Федерация, имеют территориальный аспект. В любом регионе страны гражданин

4

См.. Русинова С. И. Государственное устройство социалистических стран Европы Л., 1566. С. 118.

См.. Козлова Е.И.. К у т а ф и н О.Е. Конституционное право России. М., 1995; см. также: Стрекозов В.Г., К а з я и ч е в Ю.Д. Государственное (конституционное) праио РОССИЙСКОЙ Федерации. М., 1995. Гл. 6 (§ 1).

13

вправе чувствовать себя надежно защищенным Конституцией Российской Федерации. Никакие региональные законы и иные нормативные акты субъектов федерации не могут покушаться на конституционные основы правового положения личности"6 (выделено мной. – Л.В.).

Этим понятием авторы охватывают все институты, определяющие место и роль человека и гражданина в обществе и государстве. Поэтому данная категория характеризуется как комплексный государственно-правовой институт.

Вместе с тем это вовсе не означает, что достигнуто полное единство в интерпретации всех аспектов этой категории7 Все еще идет творческий поиск. Необходимо выработать такой вариант понятия правового статуса личности, который давал бы полное представление о месте человека и гражданина в обществе и государстве.

В этих изысканиях юрист, как известно, руководствуется не только общетеоретическими соображениями и анализом утвердившейся практики, но и положениями законодательных актов, которые сочетают в себе и первое и второе. Понятно, что данное утверждение больше относится к Конституции, чем к каким-либо иным актам. В ней заложены основания для решения ряда недавно спорных теоретических вопросов, что необходимо учитывать при разработке новых законов и в особенности новых конституций республик и уставов других субъектов федерации ч /Проводимые в Российской Федерации реформы в принципе ориентированы на создание демократического, гуманного и правового государства Это направляет конституцию и новое законодательство на защиту человека, на удовлетворение его жизненных потребностей Отсюда права и свободы выдвигаются в Основном законе на первый план. )

В содержательном отношении действующая Конституция РФ не отвечает требованиям переживаемой нами эпохи8. И тем не менее она в общем и целом дает правильное представление об основах правового положения личности в обществе и государстве. Оно выражается в ряде позиций

Во-первых, основы правового положения личности складываются в области отношений общество – государство – личность. При этом данные отношения и связи носят основополагающий

б

Российская газета 1995 17февр

На иных позициях стоят Н В Баглай, Б Н Габричидзе (Конституционное право

Российской Федерации М.1996 С 153–255)

См МихалеваНА Конституционные реформы в республиках – субъек-

тах Российской Федерации//Государство и право 1995 N94

14

характер и выражают взаимную связь общества, государства и личности.

? Во-вторых, используемые Конституцией и законодательством термины "личность", "человек", "гражданин", "лицо" обозначают в социальном плане прежде всего членов общества. В плане же политическом в соответствии с Конституцией личность выступает в качестве российского гражданина, лица без гражданства, иностранного гражданина (подданного), беженца или вынужденного переселенца. Поскольку гражданин РФ – это член российского общества, постольку под правовым положением личности в общем и целом понимается юридический статус гражданина России. Правовой статус лица без гражданства, а также правовой статус иностранного гражданина – вполне самостоятельные категории. Но коль скоро они формируются на основе правового положения российского гражданина (за исключением иностранцев, имеющих дипломатический статус), обоснованно говорить о правовом положении личности в целом, j

Проявление кризиса в нашей науке выражается, в частности, в Стремлении некоторых ученых переиначить не только содержание прежних категорий, но и по возможности терминологию. Ныне стало модным говорить не столько о правах гражданина, сколько о правах и свободах абстрактного человека Примером в этом отношении может послужить разработанная сотрудниками ИГПАН Декларация прав и свобод человека9

^/В-третьих, в Конституции содержатся исходные посылки для определения как структуры комплексного института основ правового положения личности, так и места каждого составного его элемента. Хотя институт гражданства закреплен в I главе Конституции, посвященной основам конституционного строя, тем не менее он предшествует основным правам и свободам человека и гражданина и составляет с ними единую категорию – правовой статус. Вместе с тем редакция ст. 64 Конституции РФ, в которой сказано, что "положения настоящей главы, составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации..", дает основание утверждать? что правовой статус человека и гражданина закрепляется лишь нормами главы 2 – *'Права и свободы человека и гражданина". I

/ Важно понимать, что гражданство представляет собой такой институт, который выполняет двоякую функцию, с одной стороны, выступает как элемент основ конституционного строя, с другой – основ правового положения человека и гражданина. При этом пер-

9

Советское государство и право 1990 №6 С 3–7

15

вая функция института гражданства является исходной посылкой

для второй. Л г-

В-четвертых, в области регламентации отношений государства и личности Конституция устанавливает исходные начала. Другими словами, она закрепляет лишь основы правового положения (статуса) личности в обществе. В этих основах содержится то общее,что конкретизируется в статусе граждан, объединяемых в группы (слои), например, по профессиональному, возрастному, социальному и прочим признакам.^3

В данном случае общее – основы правового положения личности – конкретизируется в особенном, т.е. правовом статусе тех или иных категорий граждан, объединенных не только принадлежностью к российскому гражданству, но и другими специфическими признаками.

Кроме того, вполне оправданно говорить о конкретно-индивидуальном правовом статусе отдельного лица. В этом единичном статусе и находит свое реальное воплощение все то общее и особенное, что потенциально содержится в правовом положении личности в целом.

Ни одна из прежних конституций не упоминает термина "правовое положение (статус) личности", хотя наше законодательство использовало подобное понятие. Ныне действующие Конституция и законодательство закрепляют как данный институт в целом, так и составляющие его элементы, используя соответствующий термин. i

/Между двумя близкими по содержанию понятиями – "конституционный статус" и "основы правового положения личности" – существует как единство, так и различие. Единство состоит, в частности, в общности исходных положений: как конституционный статус, так и его основы опираются на одни и те же устои. Вместе с тем если конституционный статус включает в себя лишь конституционные положения (нормы), то основы статуса наряду с ними развиваются и конкретизируются в текущем законодательстве10.

Правовое положение человека и гражданина как в целом, так и в отдельности обусловливается особенностями социального статуса, существующего в данный период развития государства и общества. Социальный же статус зависит от множества факторов, так или иначе влияющих на него. Однако в системе этого безграничного множества факторов есть такие, которые и служат тем самым "волшебным талисманом", позволяющим угадать глубинную природу

ю

См подробнее: Конституционный статус личности в СССР/Под ред. Б.Н. То-

порнина. М., 1980.

16

прав и свобод человека в обществе. Им является соотношение труда

и собственности. ,

§ 2. Сущность правового положения человека

и гражданина в Российской Федерации

^Значимость влияния труда и собственности на социальный статус личности_)ддя читателя мыслящего и сколько-нибудь знакомого с историей развития общества очень велика.

Совсем другое дело: о каком способе организации труда, о какой форме присвоения, распределения его результатов идет речь. Тут не может быть согласия не только между людьми, стоящими на диаметрально противоположных позициях, но и между теми, кто свои взгляды строит на больших или меньших отклонениях от крайних, ортодоксальных точек зрения. Собственность мыслится как экономическая, философская и духовно-нравственная категория (интеллектуальная собственность охраняется законом (ч. 1 ст. 44 Конституции РФ). В широком плане собственность – это совокупность отношений между людьми. В истории существовали две ее формы: общественная (коллективная) в самых разнообразных формах и частная, также имеющая множество вариантов! Естественно, крайними позициями в обсуждаемом случае являются эти две. К одной принадлежат сторонники такого общества, в котором способ труда и формы его присвоения полностью и безраздельно основаны на частной собственности и прежде всего на средства производства; к другой же – те, кто видит основы общества в полном, тотальном обобществлении собственности.

' Еще недавно наша повседневная жизнь основывалась на идеях и формах общественной и коллективной собственности. Это было зафиксировано во всех советских конституциях и считалось непоколебимым принципом. Но он не возводился в абсолют. Крайней компрометацией идей социализма в глазах мировой общественности стали события в Китае в годы так называемой культурной революции и в Кампучии при режиме Полпота. В этих странах обобществление средств жизни носило тотальный, хаотический характер, доходивший до абсурда. Естественно, в таких условия): речь не шла о правах человека.

/Традиционную сегодня точку зрения, в частности, выразил С.СгАлексеев: "Построение правового, гражданского общества немыслимо, если частное право не занимает в его правовой системе одну из ведущих позиций, если интересы рядового гражданина стоят ниже государственных. Три юридических "кита" составляют основу цивилизованной человеческойгеистемы-– права.и-ою-

17

боды человека, приоритет частного права, независимое и сильное

правосудие"11

Большинство наших ученых, рассматривающих проблемы собственности, в настоящее время придерживаются идеи многообразия ее форм. Так, профессор Е.А. Суханов пишет: "В силу экономических причин одни из форм собственности неизбежно будут преобладать, занимая фактически господствующее положение. Поэтому конституционная задача государства по созданию и поддержанию условий, необходимых для развития разнообразных форм собственности, заключается как в устранении неоправданной юридической дискриминации тех или иных форм, так и в известной поддержке должного соотношения, равновесия между реально выполняемыми ими экономическими ролями"12.

Как адепты частной собственности, так и приверженцы общественной не могут похвастаться сколько-нибудь существенным воплощением своих идеалов. Впрочем, как всегда общественное развитие движется не по идеальным схемам, навязываемым "сильными и гениальными" личностями, а по своим законам

Всякий, кто сколько-нибудь помнит историю нашего отечества и делает из нее выводы, должен руководствоваться ими. "Чрезвычайная обстановка гражданской войны заставила приступить к закладыванию основ социализма сразу с прямого продуктообмена, минуя товарно-денежные отношения Не получилось, ибо их нельзя "отменить", а можно только органически изжить, для чего требуется целая историческая эпоха. Ленин вовремя сделал надлежащие выводы и в считанные месяцы принял очень энергичные меры по переходу к новой экономической политике Ее не приняла почти четверть партии Но у руководства партии хватило мужества продолжить эту политику, и страна на глазах стала подниматься. Новая экономическая политика показала, что в условиях, когда идет острое противоборство, надо уметь находить компромиссы, чтобы обеспечить развитие государства13. Не напоминает ли эпоха нэпа нынешние времена нашей страны. Надо, чтобы честные и подлинно патриотические силы нашли в себе волю, знания и навыки, чтобы переломить сложившуюся в стране обстановку

Самые различные враждующие между собой воззрения в общем-то едины в том, что труд как сложный и многогранный процесс взаимодействия человека с природой, с окружающим его миром

См АлексеевСС Мое право – частное Экономическая конституция глазами Председателя Совета исследовательского центра при Президенте России// Российская газета 1994 9сент

СухановЕА Лекции о праве собственности м , 1991 С 43

Правда Москвы 1995 Ноябрь №22

18

призван поддержать и обеспечить отвечающий достигнутому общественному прогрессу физиологический и духовный уровень жизни личности. Труд, таким образом, неотъемлемое биосоциальное состояние человека, позволившее ему выделиться из природы, овладеть многими ее тайнами и поставить природные материалы, явления и закономерности себе на службу.

Труд, его результаты определяют место и роль человека в природе, сообществе себе подобных, доминируют в жизни людей. Если в основе производства общественно полезных благ лежит способ производства, труд, орудие труда, то в основе распределения результатов труда находятся отношения, определяющие формы владения, пользования и распоряжения полученными результатами, т.е отношения собственности,)ее исторический тип. Естественно, что на протяжении тысячелетий человеческой цивилизации способы труда, формы и типы собственности сменяли друг друга. Лишь одно оставалось постоянным – решающая роль труда в жизни человека. Рано или поздно он влек за собой коренные изменения в отношениях и формах собственности. Отсюда неизбежно менялись положение, место, состояние человека в производстве, а следовательно, в обществе и государстве. Таким образом,^современном мире труд и собственность – два неразрывно связанных изначальных компонента, которые определяют место и роль человека в обществе и государстве, т.е. социальный статус личности. \

Государство в зависимости от своей социально-классовой природы и от других особенностей (национальных, религиозных, идеологических) с помощью правовых средств фиксирует характер труда и собственности, укрепляет их и охраняет от нежелательных перемен и нарушений установленного правопорядка В зависимости от сущности строя приоритет может отдаваться либо продуктивному труду, либо собственности и ее определенному типу и форме, что вызывает социальное неравенство людей и стремление различных общественных сил достичь равенства между ними.

На протяжении долгой истории социальный статус человека обусловливался его отношением к той части общества (группе, классу, сословию, касте, клану и другим общностям), которой принадлежала собственность на средства производства, а порой и на самого работника – полностью при рабстве, частично при феодализме. Лишь при капитализме работник обрел личную независимость от собственника производства и его труд наряду с имуществом в меньшей или большей степени стал определять статус человека. Социализм объявлял в Основном законе государства не собственность, а труд и его результаты факторами, детерминирующими положение человека в обществе. "Общественно полезный труд и его результаты, – было сказано в ст. 14 Конституции СССР 1977 г., –

19

определяют положение человека в обществе". Как бы субъективно ни относиться к этому, данный тезис, еще недавно обладающий титулом "высокого закона", несомненно, выражал и в дальнейшем будет символизировать всемирно-исторический переворот в сознании человека, в его социальной практике.

Однако как в этом, так и в других случаях не существует, тем более в обществоведении, незыблемых истин. Нельзя возводить в абсолют и упомянутый тезис. При социализме, вопреки громким декларациям, не только труд, но и собственность прямо влияла на социальный и даже правовой статус личности.

В принципе это теоретически и тем более практически оправдано. Ведь честно нажитая собственность – это тот же, только овеществленный, человеческий труд. Если еще совсем в недавнем времени труд безоговорочно на конституционном и нормативном уровнях трактовался в качестве единственной доминанты общественного и правового статуса личности, то по духу и букве действующей ныне Конституции его все более и более оттесняет не собственность вообще, а вполне определенный тип и форма ее. Естественно, речь идет о различных формах, модификациях частной собственности. Это основной вектор проводимых в стране так называемых преобразований: кампания приватизации, мероприятия по разгосударствлению общественной собственности, создание крестьянских (фермерских) хозяйств, поддержка мелкого, среднего бизнеса. В результате осуществляемых реформ "в области трудовых отношений сложился резкий диссонанс между экономически благополучными секторами и теми, кто переживает экономические трудности, а также бюджетной сферой. Различия в оплате труда работников достигают 10–15 раз. В результате оказывается подорванным принцип равной оплаты (по количеству и качеству) за равный труд"14.

В нынешних условиях центром пропагандистской кампании и деятельности средств массовой информации являются идеи частной собственности, им отдается приоритет, показывается психологическая связь человека с частной собственностью. Частная собственность особенно привлекательна тем, что она ближе всего стоит к человеку, к природе личной собственности, которая, как известно, является неотъемлемым элементом личного участия работник^ Отсюда легче, убедительней доказывать необходимость для отдельного индивида именно мелкой, а не крупной частной собственности, тем более монопольной. "Возникновение имущественных отношений в конечном счете всегда трудовое (даже для частной собственности,

Независимая газета. 1994. 22 сент.

20

предполагающей непосредственное участие собственника по крайней мере в предпринимательской деятельности)"15.

Несомненно, личное присвоение, личная собственность потребительского назначения не отрицаются научным социализмом. Напротив, марксистская наука, а также все советские конституции в прошлом закрепляли ее. Запрещалось лишь использование этой собственности в целях извлечения нетрудовых доходов. Однако приоритет отдавался общественной собственности. Теперь же в конституциях преобладает иная философия: сначала закрепляется частная форма собственности, а не государственная и коллективная. В ч. 2 ст. 8 действующей Конституции РФ на первый план выдвигается частная собственность, а затем уже закрепляется государственная, муниципальная и иные формы собственности. Разработчикам Конституции этого оказалось мало, и они в ст. 35 еще раз записали: "Право частной собственности охраняется законом". И как следствие этого Основной закон государства устанавливает: "Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности" (ч. 1 ст. 34).

В защиту собственности, естественно ее частной формы, написаны целые горы самых различных сочинений – от строго научных до религиозных и нравственно-поэтических. Однако предпочтение в них обычно отдастся трудовой мелкой собственности. Именно ее связывают с правами и свободами человека и утверждают ее благотворное влияние на права и свободы личности.

Говоря об основных особенностях нового гражданского кодекса, С.С. Алексеев отмечает, что этот кодекс в своем фундаменте содержит основные нормы частноправовых отношений. В связи с принятием кодекса, по мнению автора, произойдут изменения "поистине колоссальные". Не случайно Гражданский кодекс называют "экономической конституцией"16.

Вот и у нас в период перехода от "государственного социализма" к "дикому капитализму" воспевается именно мелкий и средний бизнес, используются сочинения от Адама Смята до различных авторов антикоммунистического направления. Журнал "Новое время" (1992. № .15) поместил целую главу из книги И.А. Ильина (1883– 1954) "Путь духовного обновления". В приводимом журналом тексте И.А. Ильин выдвигает немало убедительных аргументов в пользу обоснования полезности и даже необходимости частной собствен-

Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. С. 141.

Алексеев С.С. Мое право – частное. Экономическая конституция глазами Председатели Совета исследовательского центра при Президенте России (Российская газета. 1994. 9сект.).

21

ности (естественно, мелкой) как для отдельного человека, так и для общества в целом. Однако главный тезис не в этом. Он, как и многие его единомышленники, пытается в какой уже раз доказать, что права и свободы человека, его творческий, одухотворенный труд невозможны, немыслимы без господства частной собственности. Ярко живописуя все мыслимые беды, которые претерпит общество, отрешившееся от господства мелкой частной собственности, Иван Ильин убежденно замечал: "Итак, частная собственность является тою формою обладания и труда, которая наиболее благоприятствует хозяйственно-творческим силам человека. И заменить се нельзя ничем: ни приказом и принуждением (коммунизм), ни противоин-стинктивной добродетелью (христианский социализм)"17.

Перечисляя беды, грозящие любому хозяйству, не основанному на частной собственности, И.А. Ильин пришел к совершенно однозначному выводу. "Попытка отвергнуть или отменит» частную собственность колеблет одну из последних и необходимых основ жизни; ее можно сравнить с попыткою отпилить тот сук, на котором сидит сам отпиливающий, или с попыткою перестроить человеческий организм... Частная собственность связана с человеческой природой, телесным и душевным устройством человека, с жизнью человеческого инстинкта, с теми внутренними мотивами, которые заставляют человека трудиться над внешними вещами и строить хозяйство"18.

В своей оценке места и роли частной собственности в обществе, системообразующей миссии прав и свобод многие авторы не столь категоричны, как И.А. Ильин. Некоторые из них склонны приписывать праву_ частной собственности особую роль обладания и распоряжения, е^ественный инстинкт человека к творческому труду. Да и Ильин не был так наивен. Наблюдая жизнь, действительность, он видел-лорожденные частной собственностью пороки и мерзость, но он считал их как бы неизбежными при любом устройстве общества, в том числе и при социализме, при котором, по его словам, они даже не менее явные. 8 условиях частного буржуазного строя он, как и многие другие, надеялся преодолеть такие пороки старыми как мир средствами – воспитанием и перевоспитанием в духе высоких религиозно-нравственных идей. Что же, замысел благородный! Но вот, выполним ли он?

Труд исторически создал человека. Факт бесспорно доказанный. Однако труд – это деятельность человека, которая может быть как индивидуальной, так и коллективной. Все грандиозные свершения

Новое время 1992. №15.

18

Там же.

22

людей – это плод совместных коллективных усилий. Но присвоение результатов трудовой деятельности человека было и остается частным. Правда, не везде и не полностью, прежде всего при капитализме.

В истории человечества один способ производства уступал место другому. Точно так же вслед за этим на смену устаревшей системе производственных отношений приходили и утверждались новые отношения с адекватными им формами собственности и способами труда, более полно отвечающими изменившемуся типу производства. Но этот процесс не одноактный, а растянутый на многие десятилетия. Понятно стремление правящих классов возможно скорее покончить со старыми отношениями производства и распределения. Однако нередко при этом имеет место отказ от многого положительного, что было в существующих прежде формах, как это произошло в нашей стране и других бывших социалистических странах, что обернулось немалыми трудностями. Но это вовсе не означает, что в предшествующих формах общественных отношений роль труда по сравнению с собственностью в своем влиянии на социальный статус не менялась. Напротив, роль труда постоянно возрастала. И в наше время труд и собственность имеют несомненный приоритет. <СЧтобы установить исторически научное соотношение прав и сво-бодТ^е^одной стороны, труда и собственности – с другой, нужно прежде всего выявить взаимоотношения труда и собственности. В основе любого способа производства лежат производительные силы. Средства производства и труд работника – главные их составляющие. Соответствующий им тип производственных отношений – форма их организации. Эти аксиомы любой экономической теории с непреложностью утверждают первичность труда и вторичность собственности. "Итак, труд и экономика тесно связаны, при этом труд выступает главным фактором... Труд порождает собственность трудящегося на продукт его труда... Труд дает подлинное первоначальное право на частную собственность", – делает вьшод немецкий ученый Ф. Фабрициус19.

Вопреки этому социальный и политико-правовой статус личности в большинстве стран в принципе обусловлен не трудом, а капиталом, его формой, размером и положением собственности. Хотя собственность – овеществленный труд. В этом суть и постоянный источник известного общественного конфликта..^

Конфликты, их острота и продолжительность, способность общества и государства к возможно быстрому их урегулированию зави-

19

Ф а б р и ц и v с Ф. Права человека и европейская политика М., 1995.

С. 37-38.

23

сят от многих факторов: прежде всего от сложившегося исторического образа жизни народа (США, Англия), от обладания природными ресурсами и духовным потенциалом страны. В общем и целом все эти и другие факторы выражают стандарт, уровень жизни народа: чем выше этот стандарт, тем легче урегулировать конфликты между людьми, находящимися на разных полюсах обладания собственностью. Это также зависит от экономического и социально-политического влияния достаточно обеспеченных слоев, откуда бы они ни происходили. Именно в создании такого среднего класса усматривают гарантию стабильности нашего современного общества руководящие политические круги. Однако, увы, все это при господстве частного хозяйства весьма проблематично. Исторически не было такого общества, в котором каждый из его членов обладал бы весомой собственностью. Всегда останутся люди, не имеющие собственности и живущие за счет продажи плодов своего труда, своих рук, интеллекта. Только при усердном творческом труде и адекватной его оплате по количеству и качеству, а также при уважении, охране и защите честно нажитой собственности появляются гарантии прав и свобод человека. Формальные признаки такого подхода заложены в нынешней Конституции (ч. I ст. 37). Вопрос в том, будут ли они реализованы. Нынешняя обстановка в стране мало способствует оптимизму.

Широкая общественность нашей страны весьма критически относится к состоянию прав и свобод, возможностям их реализации. Отмечаются многие факты нарушений прав как в области личной жизни, так и в политической и социально-экономической областях. Неудовлетворительное выполнение записанных в Конституции прав и свобод признается многими должностными лицами весьма высокого ранга. В частности, Президент РФ не отрицает неудовлетворительного состояния с реализацией прав и свобод, в особенности, социально-экономических. По его словам "главное, чего не было сделано – это надежная защита социальных и экономических прав, гарантирование гражданам неприкосновенности их прав". Такое положение он объясняет тем, что, "проводя социальную политику, действуем пассивно., движемся вслед за событиями, часто реагируем лишь на открытые проявления социального недовольства. Социальные обязательства государства выполняются крайне неаккуратно, с крупными провалами и огромным напряжением".

Когда речь идет о социальной поддержке, то имеются в виду наиболее уязвимые слои населения – пенсионеры, инвалиды. Однако сегодня в числе уязвимых, к сожалению, оказалась значительная часть трудоспособного населения. "Дать людям работу, приносящую

24

приличный заработок, – это и есть реальная защита социальных и экономических прав"20.

Нам хотелось бы поставить и решить такой фундаментальный вопрос: труд или частная собственность должны определять социальный и вместе с тем правовой статус личности в современном мире.

Советская научная и конституционно-нормативная доктрина давала на этот вопрос вполне однозначный ответ: труд и его результаты определяли положение человека в обществе. Это социалистическая формула. Она, как известно, была предложена социалистами-утопистами и воспринята классиками научного социализма. В меньшей или большей степени этот принцип осуществлялся при государственном социализме. В нынешний период истории нашей страны его, как бы стыдясь, называют переходным (от чего к чему?). Научнее, а потому точнее было бы именовать его "реставрацией капитализма". Эта реставрация происходит в самых острых конфликтных формах, которые развитые страны прошли два столетия назад.

Имеющая место в независимых государствах – республиках бывшего СССР "реставрация капитализма", происходит не только в острой социально-политической борьбе, но и неравномерно, с неодинаковым результатом.

По убеждению многих, было бы истинным благом для нашего народа (от вполне благополучных в житейском плане людей до малообеспеченных и неимущих слоев и групп населения), когда бы при преимущественном значении активно-творческого труда общественный и правовой статус человека и гражданина определялся также добросовестно нажитой собственностью (на декабрьских парламентских выборах 1995 г. это положение было программным для большинства политических партий и блоков).

Ведущей тенденцией истекающего века является организация такого общества, которое базируется на многообразии форм и видов собственности. Каждая из них, с одной стороны, призвана обеспечить благосостояние всех, а с другой – открыть экономический простор для преумножения собственности на основе большей интенсивности труда, способностей, творческой инициативы и предпри-имчивости.'Соотношение труда и различных форм собственности в благополучном государстве должно быть таковым, чтобы труд позволил создать для каждого достойный современному общественному прогрессу стандарт жизни, а оплата труда и собственность – открыть возможность иметь превышающий достигнутый обществом

20

Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию (Рос-

сийская газета. 1996. 27 февр )

25

уровеньЛПодкрепим эту мысль следующими данными о различном сочетании частного и государственного секторов в экономике некоторых западных стран. Так, государственная собственность в Австрии составляет 40%, в Германии – 30, в США – 22 %а.

Может ли сама жизнь, так сказать, "автоматически" обеспечить такие отношения между трудом и формами собственности, чтобы привести к благосостоянию населения? Возможно ли это? Да, но только при наличии развитого социального, демократического и правового государства, действующего в обществе, в котором установились сотрудничество и обусловленное социальной необходимостью согласие.

Исторически государство возникло как внешний инструмент обуздания классовых противоречий. Правда, сделано это было не путем утверждения господства трудящихся, а путем порабощений их. Но это была не выдумка "злой силы", а факт, продиктованный исторической необходимостью, каменистым путем развития человеческой цивилизации.

Современная демократическая цивилизация достигла такого уровня технического развития, технологического прогресса и социального подъема, когда гибельны не только мировые войны, но и в такой же мере могут оказаться гибельными социально-классовые, религиозно-национальные конфликты, противоречия и противоборства.

"Светлое будущее", над которым всячески изгаляются острые на язык журналисты и патентованные публицисты, будет. Чтобы человечество выжило, оно по большому сче-iy должно быть готово к сотрудничеству и обречено на вынужденное согласие.

Это в большей степени, чем, пожалуй, к какой-либо другой стране, относится к России в ее современном положении. Установление устойчивых гармонических отношений между различными социальными группами, национальными сообществами, религиозными конфессиями, разными частями огромной страны – одно из важнейших условий возрождения России, развития нашего государства и всего общественного организма.

Идея совместности, на наш взгляд, должна быть ключевой во всех формах социального партнерства. В социальном государстве власти и граждане как равные партнеры вместе создают условия для улучшения жизни, правда каждый по способности и возможности. Вновь принятая Конституция в перспективе как бы нацеливает на социальное согласие и сотрудничество. В ч. 1 ст. 7 сказано: "Российская Федерация – социальное государство, политика которого на-

Российская газета 1994 2 аир

26

•ч/–

правлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека".

Однако если подвергнуть глубокому научному анализу содержание этой статьи, то в ней, на наш взгляд, упущен один органический признак социального государства: оно должно обеспечить и поддержать гармонические отношения между социальными слоями и группами. Подлинно социальному государству необходимо отрегулировать и постоянно сохранять баланс между достигнутым уровнем жизни каждого отдельного человека, не допуская появления сверхбогачей и нищих, посредством прогрессивного налогового обложения.

Нынешний уровень человеческой цивилизации пока еще не достиг таких ступеней технического и общественного прогресса, что обеспечило бы всеобщее благосостояние. Такого рода попытка даже наиболее развитых стран обречена на неудачу. Ведь К. Маркс говорил о возможности победы социализма не в одной отдельно взятой стране, а в большинстве наиболее развитых стран Европы. Видимо, придет исторический момент, когда для этого созреют необходимые условия, но понятно, что этот процесс – длительное эволюционное движение всемирной истории.

Наличие двух основных факторов, определяющих сущность общественно-правового статуса личности, высокой производительности социально полезного труда и честно добытой собственности, ставит в особое положение прежде всего государство в системе -прав и свобод личности, превращая его в социальное государство. Еслц при социализме вследствие абсолютно господствующего положения общественной собственности государство не только юридически, но и почти фактически было единственным источником материальных и духовных благ, то благодаря существованию частной собственно- / ,, сти создается некая основа для определенной независимости граж- L/ данина от государства – их обоюдной как бы экономической духовно-нравственной свободы.

<•_ Таким образом, труд, а также добытая в результате добросовестного труда собственность будут в перспективе определять место и роль человека в обществе, его социальный и юридический статус.

§ 3. Структура правового положения (статуса) личности

Правовое положение личности, или, иначе говоря, юридический статус человека и гражданина в обществе и государстве, представляет собой сложный и многосторонний конституционно-правовой институт. Прежде всего он закрепляется не только конституциями РФ и ее субъектов, но и законами, а также в ряде

27

случаев и другими нормативными актами^) Каждый человек является субъектом правового общения как в целом, так и во всех его отдельных отраслях. Поэтому его статус в той или иной области регулируется нормами соответствующей отрасли. Например, юридический статус человека, гражданина как собственника во всех деталях определяется и регулируется нормами гражданского права. В конституциях, как это легко установить, содержатся лишь исходные положения.

Бели в юридическом статусе человека видеть его место в правовом общении, то содержание этого статуса закрепляется всеми теми нормами и институтами, которые в большей или меньшей степени призваны обозначить положение и роль человека в обществе, т.е. в производстве, в управлении делами государства, в области духовной жизни. Вследствие очевидного разнообразия этих отношений столь же численно велики и правовые средства, способные выразить его. Отсюда содержание, объем, а также границы правового статуса трудно очертить.

Поэтому под правовым положением человека понимаются его основы, говоря другими словами, "конституционный статус", "конституционное положение". Все они покрываются понятием "основы правового положения (статуса) личности".

"Основы правового положения личности" (далее для краткости будем именовать "основы") выделяются из всей совокупности отношений, образующих в целом правовое общение человека и гражданина в государстве, потому что их содержание определяется Основным законом.

Хотя нормы Конституции имеют прямое, непосредственное действие, тем не менее они далеко не исчерпываются регулирующим воздействием отношений, составляющих содержание основных, конституционных прав и свобод личности. По нормам Конституции нельзя в полной мере судить о социальном статусе членов общества, отражением которого и являются основы. Записанные в Конституции нормы нуждаются в конкретизации" и развитии в законах, прежде всего на уровне федерального законодательства, а также в отдельных случаях и в законах субъектов федерации. В этом смысле термин "конституционный статус" хотя и близок к понятию "основы правового положения личности", однако он не исчерпывает содержание последнего. На эти мысли наводит сам упомянутый термин. Хотя, впрочем, работы, выходившие под этим названием, по общему правилу не ограничиваются анализом норм Конституции и

22

Надо различать понятия "статус" и "статут" Если статус – это состояние (в юридическом смысле), правовое положение, то статут – зто устав (правовой акт), положение о правах и обязанностях каких-либо лиц или органов.

28

также обращаются к текущему законодательству23. Это связано с тем, что в ряде случаев Конституция сама предусматривает принятие развивающего ее федерального закона. Например, в ч. 1 ст. 6 сказано, что "гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом...". Конституция РФ, закрепляя исходные положения института гражданства, предписывает, что порядок приобретения и прекращения гражданства регулируется соответствующим федеральным законом.

Подобным же образом обстоит дело и в других случаях. Можно определенно утверждать, что каждое записанное в Конституции право и свобода человека и гражданина должно подкрепляться законом: одним или рядом законов либо указами Президента, правительственными постановлениями. Только тогда можно рассчитывать на их осуществление. Хотя необходимость подкреплений соответствующим законом конституционных прав и свобод не вызывает сомнений, тем не менее этот факт сам по себе не разрушает конституционных основ статуса, не превращает их в правовое положение личности в целом, охватывающее юридическое состояние человека и гражданина во всевозможных подробностях. Системообразующим элементом, их специфическим стержнем, как бы ни было обширно сопутствующее им законодательство, всегда остаются конституционные предписания.

/Основы, как и правовое положение в целом, носят объективный характер. Их содержание не зависит от воли и сознания отдельной личности и даже сколько-нибудь обширной группы людей. Социальный статус человека, юридическим выражением которого являются основы, складывается под воздействием всей совокупности общественно-экономических, политических и даже психологических факторов, сформировавшихся в обществе. Решающее значение здесь имеют, как-уже отмеч-алось; труд и собственность. В соответствии с этим устанавливается юридическое состояние личности. Кроме объективной, так сказать, внешней стороны есть еще внутренняя, субъективная сторона. Последняя заключается в том, что индивид в рамках общего юридического статуса действует свободно, т.е. по своей воле, сознательно избирая вид и меру своего поведения, сообразуясь с логикой развития реальной действительности в целях достижения поставленных задач.

Таким образом, основы правового положения человека и гражданина должны быть сконструированы государством с таким расчетом, чтобы обеспечить простор для жизни и деятельности каждому находящемуся в стране человеку. \

в

Конституционный статус личности в СССР.

29

^/^Исторически структура правового статуса личности складывалась на протяжении длительного времени. Еще в Древнем Риме свободные от рабства люди обладали статусом либо гражданина, либо простого человека (плебея). Первый был по тогдашним условиям "полноправным" субъектом общественно-политической жизни; вторые таким правом не обладали24.

Одним словом, гражданство (или лоддэнство> с древности стало определяющим элементом положения индивида в государстве.^ результате длительного исторического развития в общественно-политической мысли утверждалась идея о необходимости признания не только права политического субъекта – подданного, гражданина, но и права человека как такового, независимо от его государственно-правовой принадлежности к той или иной стране (государству). Долгое время это было лишь в идеале. Только Великая французская революция записала эту идею в знаменитой Декларации прав и свобод человека и гражданина 1789 г. Таким образом, было положено историческое начало признанию прав человека в качестве более широкой категории, чем права и свободы гражданина. К числу первых были отнесены такие права и свободы, как право частной собственности, свобода и безопасность личности, свобода выражения мнений и свобода передвижения.

Основополагающие международные документы – Всеобщая декларация прав и свобод человека 1948 г., а также международные пакты о правах и свободах человека, принятые ООН в 1966 г., – свободны от принципа политической принадлежности индивида к какому-либо государству. Они не употребляют термин "гражданин", а говорят о "человеке", о его правах и свободах как всеобщей высшей ценности. Их неуклонное соблюдение поставлено под всеобщий контроль, а их нарушение определяет основания отношений мировой общественности к политике того или иного государства. Вот почему наша Конституция в заголовке второй главы и в тексте наряду с термином "гражданин" употребляет термин "человек", чего прежде, как известно, не было в советских конституциях.

Юридический термин "человек" несет в Конституции двоякую нагрузку. Во-первых, он приводит в соответствие Основной закон с текстом упомянутых международных документов; во-вторых, обеспечивает признание за каждым находящимся на территории России лицом, независимо от его политико-правовой принадлежности, декларируемые международным сообществом права и свободы человека. Однако в государстве эти права и свободы являются вместе с тем и в первую очередь правами и свободами гражданина.

24

Подробнее об этом см'Бережнов ЛГ Права личности некоторые вопросы

теории М , 1991

30

Политико-правовая связь между государством и личностью возникает по двум главным и решающим основаниям. Во-первых, индивид, находящийся на территории Российской Федерации, подпадает под действие ее суверенитета, на него распространяется юрисдикция нашего государства. Это предопределяет его правовой статус. Общим основанием такого пребывания в стране, за исключением дипломатических представителей иностранных государств, служит право убежища, а также соглашение России с каким-либо иностранным государством, дающим право его гражданам въезжать в РФ и находиться на ее территории. Кроме того, основанием для этого является миграция из бывших советских республик русскоязычного населения. Во-вторых, и это главное, наличие российского гражданства.

/Гражданство – исходное начало формирования как в целом правового положения человека, так и в особенности конституционных основ его статуса.

Институт гражданства устанавливает первичную политико-пра-

вовую связь государства, с одной стороны, и конкретного индиви-

да – с другой. Принадлежность к гражданству РФ обеспечивает

обладание и пользование целым рядом специфических прав и сво-

бод. Например, правом граждан рассчитывать на охрану и защиту |t

как внутри страны, так и на покровительство за рубежом. Исключи- И

тельно граждане РФ обладают правом на участие в управлении

делами общества и государства. Это особенно важно подчеркнуть,

поскольку еще в недавнем прошлом отечественные конституции не

делали различия между правами человека и правами гражданина.,,.

Все записанные в Конституции права и свободы объявлялись при-

надлежащими лишь советским гражданам. Хотя в самом тексте та-

кие различия имели место.

Насколько важен институт гражданства в структуре правового положения в целом и его основ, в частности, убедительно свидетельствуют дискриминационное законодательство о нем и еще более негативная практика его применения в некоторых бывших советских республиках, ставших ныне независимыми государствами. Печальную известность приобрело положение с правами человека, к примеру, в Эстонии и Латвии. Начало правовой дискриминации положили противоречащие общепринятым международным стандартам их законы о гражданстве.

Другим составным элементом правового статуса, непосредствен-

но вытекающим из гражданства, является правосубъектность, т.е. ^, 2

праводееспособвость. Она заключается в способности лица иметь ^ ••*

права и нести обязанности. В принципе общая правоспособность

принадлежит каждому, находящемуся в пределах РФ, человеку.

Однако в полном о&ьеме ею обладают только российские граждане.

2ЛД Еоеводин 31

Общая правоспособность непосредственно вытекает из гражданства и им определяется. По общему правилу, конституция не дает определения обшей правоспособности, это дело отраслевого законодательства. Однако ч. 2 ст. 6 Конституции РФ содержит положение, которое можно интерпретировать как фиксацию общей правоспособности: "Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации^) (см. также ст. П)25. Конституция Венгрии гласит: "В Венгерской Республике каждый человек правоспособен" (§ 56).

Чаще всего юридическое положение личности в обществе и государстве изображается как правовое образование, состоящее либо из одних прав и свобод вообще, либо, реже, преимущественно из основных прав и обязанностей, а также их гарантий, В научной литературе есть и другие варианты структуры правового положения личности26. Они или неоправданно сужают число входящих в структуру элементов, или, напротив, без видимой нужды увеличивают их. Все это можно объяснить лишь одним: авторы не выработали тот критерий, который мог бы помочь с определенной степенью научной точности установить действительную структуру правового статуса личности. По нашему мнению, таким критерием является закрепленное правом место индивида в обществе и государстве, т.е. в производстве, в управлении государственными и общественными делами и сфере духовной жизни27. Все институты, непосредственно раскрывающие место индивида в обществе и государстве, можно смело включить в основы правового положения личности. Это в полной мере относится к институту общей правоспособности.

Конституция в целом, а значит, отдельные ее предписания носят учредительный характер. Однако в их иерархии степень учредв-тельности неодинакова – у одних большая, у других меньшая. Говоря иначе, некоторые из них выполняют роль принципов. Самым обшим образом принципы можно охарактеризовать как закрепленные конституцией определяющие, руководящие идеи и установки, концентрированно выражающие содержание конституции, ее учредительную природу. Обычно в конституции принципы выделяются в целом. В научной же литературе в их перечне и классификации нет единства. Одни авторы склонны объявлять большее число

См . также, например, ч I ci 2 ГК РФ, LT. б Всеобщей декларации прав

человека

Воевод и нЛД Конституция 1977 тода и проблемы правового положения

личности//Проблемы rot у дарственного права развитого социализма М , 1986

См по .этому вопросу. Юридические гарантии конституционных прап и свобод

личности в социалистическом обшесгве. М , 1987 С. 5–60

32

конституционных положений принципами, другие – меньшее. В данном случае весьма трудно оспаривать ту или иную авторскую интерпретацию, поскольку большинство конституционных предписаний носят учредительный, а следовательно, принципиальный характер. Наряду с общими принципами каждый закрепленный в конституции комплексный институт опирается на свой относительно самостоятельный круг руководящих идей и установок, которые признаются его принципами. Они либо совпадают с общими принципами, либо, отражая некоторое своеобразие того или иного института, носят по отношению к общим принципам подчиненный характер.

;?)сновы правового положения личности включают в свою структуру как общеправовые идеи, так и некоторые специфические, характерные только для них исходные положения. В качестве общего принципа можно, в частности, назвать равноправие, т.е. равенство прав и обязанностей. Конституция, например, декларирует наряду с равноправием граждан и равноправие других участников различного рода правоотношений, хотя бы субъектов федерации по отношению к федерации в целом. Одним словом, равноправие относится к универсальным идеям и руководящим принципам всей правовой системы.

Естественно, принцип равноправия – одна из главных установок основ правового статуса личности. Ее своеобразие в обсуждаемом случае состоит в том, что здесь речь идет о равенстве в правах и обязанностях граждан, а не других субъектов права*. ',

Для признания тех или иных руководящих идей принципами любого правового института, так же как института основ, необходимо, чтобы они были закреплены либо в Основном законе государства, либо в федеральных конституционных законах, либо, наконец, в текущем законодательстве. Короче, идеи и установки, признающиеся принципами (независимо от их значимости), должны быть облечены в высокую правовую форму. Если одни из них, подобно равноправию, четко прописаны в Конституции, законе (в одной или нескольких нормах), то другие прямо в них не обозначен ны. Их приходится формулировать, исходя из содержания либо всей Конституции, либо той ее части, в которой зафиксирован изучаемый в данном случае институт. Так по большей части и бывает.

Примером тому служит принцип свободного пользования человеком и гражданином записанными в Конституции правами и свободами. Извлечение из правовой системы подобных принципов полностью остается на усмотрении автора: одни могут признавать данную установку за принципы, другие, напротив, нет. Все зависит от степени убедительности приводимых автором аргументов.

<ЛДентральное место в содержании основ правового положения

личности принадлежит конституционным (основным) правам и

2' 33

свободам человека и гражданина. Все другие образующие этот статус элементы так или иначе группируются и объединяются вокруг HHxJBoT почему широко распространено представление о том, будто права и свободы исчерпывают содержание правового статуса личности. Нередко его отождествляют с ними. Дело в том, что все составные элементы правового статуса личности можно выразить в форме прав, свобод и обязанностей. Так, гражданство можно обозначить в виде права на гражданство (закон использует такую формулу). Что касается правоспособности и принципов, то в них, и в названии и в содержании, заложены права и свободы человека и гражданина. Правоспособность, в частности, означает способность иметь права и нести обязанности. Это легко объяснимо: норма может регулировать поведение людей путем дозволения или предоставления им определенных возможностей действовать по своей воле, т. е. приобретать права и свободы, а также путем предписания определенных велений – возложения запретов и обязанностей.

Права и свободы человека и гражданина в правовом пространстве играют далеко не одинаковую роль. По крайней мере. Конституция РФ 1993 г. указывает три аспекта ее проявления. Прежде всего права и свободы выступают в качестве принципа конституционного строя: "Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства" (ст. 2). Далее, они определяют основной вектор деятельности государственных органов. "Они, – сказано в ст. 18 Конституции, – определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием". Однако главное предназначение прав и свобод, записанных в Конституции, – это раскрытие содержания основ правового статуса личности.

В отличие от прежних советских конституций, предусматривающих как права граждан, так и их обязанности, нынешняя Конституция не только не содержит, хотя бы в заголовке соответствующей главы, упоминание об обязанностях граждан, но и. в самом тексте говорит о них как бы "вскользь". Все это может породить иллюзию, будто в современной России граждане почти не несут обязанностей, кроме естественно традиционных – платить налоги и нести воинскую службу.

^Между тем правовой статус личности в любом государстве кроме прав и свобод в своей структуре содержит также и обязанности, ибо регулировать поведение людей, а значит, фиксировать их место в обществе, не предусмотрев обязанности, нельзя.

Обязанности, таким образом, неотъемлемый элемент основ правового статуса человека и гражданина, независимо от того, записа-

34

иы ли они в Конституции достаточно полно или, напротив, весьма скупо, как в Основном законе РФ.^3 -/ о

Конечно, в отличие от прав и свобод основные обязанности внешне не символизируют демократию, идею свободы личности. Они как бы стесняют и даже ограничивают их. Поэтому многие конституция стран мира вообще не упоминают обязанности своих граждан, будто их совсем не существует (кроме, разумеется, обязанности платить налоги). В большей степени данное утверждение относится к "старым" конституциям.

Конституции XX столетия, начиная с Веймарской Конституции Германии 1919 г., постепенно стали включать в свой текст некоторые обязанности. В этом отношении показательна Конституция Италии J947 г. В ней, в частности, закреплен ряд обязанностей: платить налоги, соблюдать Конституцию и законы (ст. 53, 54); защищать Родину, что является священным долгом гражданина (ст. 52).

Конституции бывших социалистических стран как бы по инерции записали в своих текстах традиционные обязанности. В этом отношении наиболее показательна Польская Конституция 1952 г., с изменениями и дополнениями 1989–1992 гг. "Каждый гражданин Республики Польша обязан беречь общественную собственность и укреплять ее как нерушимую основу развития государства, источник богатства и силы Родины" (ст. 91). "Бдительность по отношению к врагам нации, а также строгое хранение государственной тайны являются обязанностью каждого гражданина Республики Польша" (ст. 93)^.

Принятые в недавнем прошлом конституции субъектов федерации также преимущественно ограничиваются декларацией лишь прав и свобод. В одних об основных обязанностях граждан сказано крайне скупо (см. Степное Уложение (Основной Закон) Республики Калмыкия), в других – сравнительно подробно (например, см. ст. 55–61 Конституции Республики Дагестан)29.

Принципиальное значение для понимания основ правового статуса имеют утверждения некоторых конституций государств СНГ о том, что "осуществление прав и свобод неотделимо от исполнения гражданином и человеком своих обязанностей перед обществом и государством" (см. ст. 37 Конституции Республики Туркменистан, а также ч. 3 ст. 12 Конституции Республики Казахстан 1995 г.)30.

28

Новые конституции стран Восточной Европы и Азии (1989–1992)/Под ред

Д Л Златоголмжого М, 1996

Конституции республик в составе Российской Федерации (сборник докумен-

тов) М, 1995

зо

Новые конституции стран СНГ и Балтии. Сборник документов М , 1994

35

В конституциях обязанности граждан записывать не только не модно, но, главное, их сложно сформулировать, поскольку порой трудно отделить от других социальных норм и прежде всего моральных. Вспоминая советские конституции и характер записанных в них обязанностей, надо признать, что некоторые из них не были строго юридическими правилами, а скорее носили характер "нравственного императива": например, обязанность соблюдать правила социалистического общежития. Помимо этого они несли определенную идеологическую нагрузку, подчеркивали "преимущества" социалистического общественного строя. Видимо, эти негативные стороны и были одной из причин отказа в нынешнем российском Основном законе от полновесной записи в нем обязанностей.

Анализируя природу обязанностей, следует различать два их вида: одни из них носят прямой повелительный (запретительный) характер, другие же – как бы косвенный, эвентуальный характер. Такими, например, являются содержащиеся в статьях предписания: Ст. 38 – "Забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей". Ст. 49 – "Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность". Ст. 51 – "Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом". /Установленные в нашей Конституции обязанности (ч. 3 ст. 44; ч. Т ст. 57, 58, 59) так же, как права и свободы, имеют прямое действие, но они в полном объеме могут претворяться в жизнь лишь посредством механизма, детально разработанного вступившим в силу законом. Однако в своем большинстве обязанности, составляющие содержание основ правового статуса, обычно записываются в текущем законодательстве. Именно здесь они обретают необходимые определенность и четкость и потому способны регулировать поведение людей.

Права, свободы и обязанности человека и гражданина – ничто без гарантий, способных реализовать их. Поэтому наша Конституция уделяет им много внимания. Об этом в полной мере свидетельствует хотя бы тот факт, что почти треть текста второй главы Основного закона Российской Федерации, посвященной правам и свободам человека и гражданина, содержит нормы-гарантии.

Что же представляют собой гарантии, входящие в основы правового статуса личности? На этот счет существуют две взаимоисключающие позиции. Одни считают, что гарантии следует рассматривать в качестве составного элемента основ, другие отвергают такое решение на том основании, что гарантии прежде всего по отношению к правам и свободам, к их главному элементу выступают в виде внешней стороны – нечто вроде внешних условий их реализа-

36

дни. Однако твердых приверженцев такой точки зрения сравнительно немного, а теперь, надо думать, станет еще меньше, поскольку действующая Конституция дает на этот вопрос определенный ответ. Она включает нормы-гарантии в одну главу с правами и свободами личности, а содержащиеся в ней положения характеризует как основы правового статуса человека и гражданина Российской Федерации (ст. 64).

Теперь следует ответить на вопрос: в чем суть гарантий как составного элемента основ правового статуса личности? Прежде всего не надо смешивать различные виды гарантий. Они могут . быть социально-экономическими, политическими, духовно-пси- . хологическими (нравственными) и организационно-технически-' ми. Во всех этих случаях речь может идти об определенных условиях и средствах, призванных обеспечивать, гарантировать нормальное, т.е. установленное законом, функционирование того или иного общественного и правового института. Однако в состав основ правового статуса входят не все названные здесь условия и средства, а установленные Конституцией и законом обязанности тех участников правового общения, которым предписано Конституцией обеспечивать практическую реализацию прав и свобод Именно такого рода юридические обязанности обоснованно включаются в состав основ правового положения. И фактически, и юридически такие обязанности возложены в первую очередь на государство, его органы и должностные лица. Об этом недвусмысленно сказано в самой Конституции: /'Государственная зашита прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации, – гласит ч. 1 ст. 45, – гарантируется". Обязанность гарантировать права и свободы – основная функция государства, его органов и соответствующих должностных лиц. В установленных законом случаях эти функции возлагаются и на общественные объединения (ст. 46)

^/Президент РФ как глава государства является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации (ч. 2 ст. 80). При этом Президент, как и другие органы государственной власти и органы местного самоуправления, может использовать любые виды гарантий – от экономических до юридических.

Анализируя конституционные нормы, устанавливающие гарантии прав и свобод, нельзя не отметить то существенное обстоятельство, что в них центр тяжести перемещен с общих (преимущественно общественных и материальных) гарантий, что было характерно для всех советских конституций, на специальные и юридические.

Основной закон России, как и других ее субъектов, особенно

37

пристальное внимание уделяет судебным формам защиты прав и свобод человека и гражданина. Тут Конституция содержит необычные для такого рода актов подробные положения. Как было сказано, ее цель – создать для людей благоприятные условия и предоставить им надежные средства для реализации их прав и свобод. При этом гражданин в случае необходимости может не ограничиваться исключительно внутригосударственными возможностями. Согласно ч. 3 ст. 46, "каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты". Еще недавно такого рода обращения не только не допускались Конституцией и законами, но и самым решительным образом пресекались. Лица, прибегающие к таким мерам, преследовались как в административном, так и в уголовном порядке.

Такого рода примеров немало. Достаточно вспомнить превратную судьбу академика АД.Сахарова, который за свою правозащитную деятельность, в том числе за обращение к международной общественности за защитой своих, а также прав и свобод других лиц, установленных не только тогдашней советской конституцией, но и общепризнанными международными принципами и нормами, был подвергнут необоснованным репрессиям. Его деятельность была признана как антисоветская, и за это он был лишен заслуженных наград, выслан из Москвы и подвергнут другим унизительным гонениям.

Рассчитывая на гарантии со стороны государственной власти, гражданин вместе с тем и сам должен проявлять надлежащую степень активности. Статьей 45 Конституции ему гарантируются соответствующие возможности: "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом".

Суть гарантий состоит в том, что они направлены на обеспечение, охрану и защиту прав и свобод человека и гражданина в целях беспрепятственного пользования имиЛ>Ныне действующая Конституция, в отличие от прежних, перемещает центр тяжести от обеспечения прав граждан к их защите от возможных нарушений как со стороны государства, так и других лиц. Отсюда особая роль отводится правосудию, а Конституция рецепирует нормы и принципы, которые раньше закреплялись лишь предписаниями уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Приветствуя такого рода решения, однако, не следует забывать позитивных гарантий обеспечения прав и свобод, о которых в нынешней Конституции сказано неоправданно скупо.

38

§ 4. Основы правового статуса личности в свете

социальной свободы и ответственности

Для правильного и глубокого уяснения природы прав, свобод и обязанностей и определения их роли в жизни людей целесообразно исследовать их в свете демократии, социальной свободы и ответственности, ч

Многие ученые рассматривали важнейшие юридические проблемы в органическом единстве с категорией свободы, а права человека – в прямой связи со свободой личности. Невозможно, по словам ф. Энгельса, рассуждать о морали и праве, не касаясь вопроса о так называемой свободе воли, об отношении между необходимостью и свободой31. К. Маркс, в частности, говоря о правах человека, показывал, что они являются средством экономической и политической эмансипации буржуазного общества от феодализма, что они служат формой закрепления и защиты свободы личности собственника, что "практическое применение права человека на свободу есть право человека на частную собственность"32.

Ученые в работах, посвященных правам, свободам и обязанностям граждан, чаще всего впадают в две крайности: в одном случае вовсе не увязывают их с проблемой социальной свободы в обществе, в другом – отождествляют права граждан со свободой личности в целом и не делают между ними каких-либо различий. И первое и второе представления 8 соотношении прав и обязанностей граждан и свободы личности, на мой взгляд, в одинаковой степени ошибочны.

Авторы, придерживающиеся первой точки зрения, освещая основные права граждан, не показывают, что всемерное их развитие, усиление их гарантий влекут за собой всестороннее повышение свободы личности в обществе и государстве и тем самым невольно обедняют общественно-политическую значимость основ правового статуса личности в нашем государстве. Ученые, сводящие свободу личности к юридическим правам, хотя они этого не желают, фактически увековечивают неизменность права.

Свободу личности как фактическое состояние нельзя отрывать от юридических прав и обязанностей и вместе с тем не следует ее отождествлять с ними. Юридические права, в том числе конституционные, – это лишь одна, но не единственная форма проявления свободы личности. Последняя теснейшим образом связана с правами и обязанностями граждан, с правом в целом как одной их форм общественного сознания, но она не менее близко соприкасается и с

См Маркс К.Энгельс Ф Соч Т 20 С 115

Маркс К .Энгельс Ф Со" Т 1 С 400.

39

другими формами общественного сознания: моралью, философией,

наукой, религией и пр.

Подытоживая столь разнообразные грани свободы личности, Франсуа Люшер конструирует ее широкое определение. "Это «право индивида вести подобающий ему образ жизни», т.е. выбирать в жизни то, что ему представляется наиболее подходящим.

Это право можно разложить по его составным частям, каждая из которых имеет соответствующее подкрепление в конституционных положениях и в законах..."33.

?в действующей Конституции вопросы ответственности и свободы нашли рельефное отражение – от преамбулы до заключительных и переходных положений.

Говоря об исторических истоках российской государственности, Конституция в преамбуле исходит из ответственности перед своей Родиной, перед нынешними и будущими поколениями. Основной закон Российского государства содержит различные формы ответственности как граждан, так и должностных лиц за соблюдение законодательства и правопорядка. Крайней формой ответственности граждан за совершенные ими преступления является смертная казнь. В ч. 2 ст. 20 Конституции сказано: "Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей". Однако в абсолютном большинстве случаев законодательство за различного рода правонарушения и проступки закрепляет дифференцированную шкалу ответственности в виде установления за них определенного вида санкций.

(^Свобода и ответственность – незыблемое основание всех институтов, образующих основу правового положения личности.

Социальная свобода, например, выражается в участии граждан в референдуме и свободных выборах (ст. 3 Конституции РФ). Свобода личности проявляется и в том, что "гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его" (ст. 6; ч. 3 ст. 27). Если иметь в виду свободу в самом широком смысле, то она в нынешнем обществе проявляется: в сфере экономической – свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономического пространства (ч. 1 ст. 8); в области политической – признание политического многообразия, многопартийности (ч. 3 ст. 13); в сфере социальной – свобода труда, поддержка материнства, отцовства и де-

Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности М., 1993 с 89

40

^х"

тства, инвалидов и пожилых граждан и иные гарантии социальной защиты. В общем и целом в этой сфере обеспечиваются достойная жизнь и свободное развитие человека (ч. 1 ст. 7); в области нравственно-психологической – признание идеологического многообразия. Социальная свобода и ответственность создаются не нормами права, а характером общественного строя. Нормы лишь закрепляют и охраняют их. Конституционные права означают возможность, а конституционные обязанности – необходимость для граждан активной социальной деятельности, j

Свобода – сложное социальное явление, имеющее множество форм выражения. Каждая из ее граней имеет свои специфические особенности, но всем им присуще то общее, что характеризует их как единое социальное целое34. Быть свободным – это не только иметь возможность проявлять свою личную активность, действовать сознательно, но также поступать в соответствии со своей волей. Сознание а воля индивида, проявляемые в его активной деятельности, – два важнейших компонента, из которых слагается свобода

ЛИЧНОСТИ.

Личная свобода есть нерасторжимое единство субъективного и объективного, избирательной активности человека и условий, в которых она протекает. Она представляет собой субъективное выражение тех объективных экономических, политических и правовых условий, в пределах которых может развиваться активная, сознательная, волевая и целенаправленная деятельность людей.

^Ответственность, как и свобода, – одно из качеств активной, сознательной, целенаправленной деятельности субъекта общественных отношений. Если свобода означает избирательную активность личности, то ответственность есть мера и направление этой актив-ности.^Свобода и ответственность нерасторжимы как две стороны социально-исторической необходимости. Ответственность предполагает свободу; свобода же, чтобы не превратиться в свою противоположность – в произвол, невозможна без ответственности; чем полнее свобода, тем больше ответственность.

, 'Ответственность выступает как средство контроля социального объединения (общества, государства, класса, нации и пр.) за деятельностью его членов, как реакция (негативная или позитивная) на их поступки.

Социальная ответственность как определенная оценка поступков человека со стороны общества и государства представляет собой объективную категорию. Она существует независимо от воли и сознания каждого отдельного индивида. В качестве объективного фак-

34

См Я н а г и д о Кэндаюро. Философия свободы М , 1958.

41

тора социальная ответственность служит основой для формирования личной ответственности каждого отдельного человека Она проявляется как осознание индивидом предъявляемого к нему требования и организации в соответствии с ним своего поведения Субъективная и объективная стороны ответственности здесь также нерасторжимы, как неотделима практическая деятельность человека от тех реальных условий, в которых она протекает.}

Будучи неотъемлемым свойством человеческой деятельности, ответственность имеет место и тогда, когда поведение индивида соответствует требованиям существующей ситуации, требованиям, содержащимся в социальных нормах, а также и тогда, когда его поведение противоречит этим требованиям и нарушает эти нормы. В первом случае ответственность имеет позитивное, а во втором – негативное содержание. Поскольку нарушение норм – факт совершившийся, постольку ответственность в этом случае является ретроспективной, относящейся к событиям прошлого. Юридическая ответственность – основной вид ретроспективной ответственности. Основанием ее возникновения является нарушение норм права (правонарушение), а материальным выражением – различного рода санкции. В Конституции это правило выражается так. "Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совер-шения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон" (ч. 2 ст. 54).

-Главное назначение юридической ответственности заключается в осуществлении функций устрашения, направленного на достижение карательно-предупредительного эффекта.

Ответственность с позитивным содержанием связана не с лишением лица определенных социальных благ, не с причинением ему ущерба, а с наличием таких объективных и субъективных факторов, которые содействовали бы ответственному поведению, т.е в полной мере отвечали бы общественным интересам и согласовывались с требованиями морали, права и религии.^

Из анализа соотношения и ответственности, прав и обязанностей граждан вытекает ряд положений, имеющих ценность для последних.

Нередко в предоставленных нашей Конституцией правах граждан видят лишь проявление их свободы, а в обязанностях – отражение только ответственности, дисциплины и даже принуждения. При таком взгляде на права и обязанности искажается действительная их природа. И свобода и ответственность с необходимостью наличествуют как в любом основном праве, так и в любой основной обязанности. В записанных в Конституции правах зафиксированы и политическая свобода граждан, и их ответственность за ненадлежащее пользование ею. Свободу мысли и слова <ст 29 Конституции

42

РФ), например, было бы глубоко ошибочно трактовать как ничем не ограниченную возможность пользоваться таким острым оружием, каким является критика. Право на высказывание мнения предполагает не только свободу, но и ответственность каждого, кто пользуется им. "Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального или языкового превосходства". Не менее отчетливо свобода и ответственность проявляются и в других конституционных правах граждан. Основной закон РФ (ст. 37), представляя гражданам свободу труда, возможность избирать род деятельности и профессию, запрещает принудительный труд.

Конституционные обязанности также заключают в себе не только ответственность, что составляет их главную особенность, но также свободу. Естественно, обязанности не были бы обязанностями, если бы здесь ответственность, по сравнению со свободой, не занимала бы решающее место. Каждая конституционная обязанность для своего претворения в жизнь требует активности и инициативы граждан, т.е. свободной, сознательной их деятельности.

Одним словом, свобода и ответственность как два нераздельных качества в равной мере присущи всякой деятельности: и той, посредством которой осуществляются конституционные права, и той, в результате которой претворяются в жизнь конституционные обязанности. Нераздельность свободы и ответственности в данном случае обусловливает единство прав и обязанностей. Это единство выражается в том, что содержание прав и обязанностей включает элементы свободы и ответственности.

/Свобода личности, права и обязанности граждан как одна из форм закрепления этой свободы теснейшим образом связаны с существующей в обществе демократией. Поэтому, когда говорят о демократии, всегда предполагают наличие в обществе свободы личности и выражающих ее прав граждан.

Обычно демократию, следуя буквальному смыслу, определяют как народовластие, как власть народа. И это правильно, хотя народовластие далеко не исчерпывает понятие демократии. Если самым общим образом раскрыть содержание демократии, то ее можно свести не к одному, а к двум основным моментам – к участию народных масс в управлении обществом и государством (к народовластию) и к свободе личности35. В Конституции России сказано, что "носителем суверенитета и единственным источником власти в

35

Анализ взаимоотношений обсуждаемых категорий рассматривается в следующих работах ЭбзеевЕС Конституция Демократия Права человека М-Черкесск, 1992, МатузовНИ Личность Права Демократия Саратов, 19J2,

43

Российской Федерации является ее многонациональный народ" (ч. 1 ст. 3).

Свобода личности вместе с народовластием служит показателем демократизма общественного и государственного строя страны.

В условиях перехода к рыночным отношениям свобода и ответственность личности возросли и обогатились принципиально новым содержанием.

§ 5. Российское законодательство и международные

акты о правовом статусе человека и гражданина

Свое юридическое оформление основы правового положения личности в обществе находят прежде всего в Конституции Российской Федерации, а также в конституциях и уставах ее субъектов. В соответствии с установленными актами о разграничении предметов ведения и полномочий между федерацией и ее субъектами конституции или уставы имеют соответственно свой уровень юридической силы.

Естественно, исходные положения правового статуса личности содержатся в общефедеральной Конституции. Акты же субъектов федерации, с одной стороны, воспроизводят принципиальные положения Конституции РФ, а с другой – характерные для того или иного члена федерации особенности. Здесь в общем и целом налицо многообразие в рамках единства. В этом легко убедиться, сравнивая тексты этих документов36,

Ныне, как известно, законодательствует не только федерация, но и ее субъекты. Кроме того, они вправе принимать и другие нормативные акты. В отдельных случаях в них могут встречаться нормы, регулирующие в пределах своей компетенции некоторые моменты реализации правового статуса человека и гражданина. Понятно, что такое возможно лишь в пределах территории данного субъекта федерации. В указанных случаях действует то же правило, что описано применительно к соотношению федеральной конституции и основополагающих актов ее субъектов. Из сказанного вытекает, что: во-первых, в Российской Федерации правовое состояние личности, ее юридический статус в определенной степени регулируется нормами актов различного уровня Во-вторых, чтобы получить полное и, самое главное, правильное представление не только о содержании, но и в первую очередь о порядке реализации прав и свобод как в РФ в целом, так и в ее различных регионах, необходимо учитывать весь существующий в стране законодательный массив и в особенности практику его применения. Конечно, это скорее

36

Конституции республик в Российской Федерации Выл 1 М , 1995

44

пожелание, чем практическое требование. Ибо на этом пути сегодня стоят непреодолимые трудности. Было бы легче, если бы существовал единый свод законов, была бы налажена федеральная служба обобщения правозащитной практики. Контроль и обобщение правозащитной практики призваны также осуществлять органы прокуратуры, правосудия, Министерство юстиции и Министерство внутренних дел.

В системе норм, регулирующих статус личности в РФ, в целях более обстоятельного их анализа имеет смысл различать материальные и процессуальные нормы. Первые обычно фиксируют содержание прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; вторые же – порядок, процедуру их осуществления.

В законах и других нормативных актах следует стремиться сохранять надлежащий баланс между этими двумя видами норм, в которых записаны соответствующие права, свободы и обязанности граждан. К сожалению, этот баланс между материальными и процессуальными нормами нарушался нашим законодательством как в прошлом, так и нередко в наши дни. В прошлом это было почти правилом: в правовых актах, содержащих права и свободы граждан, фиксировались преимущественно материальные нормы, закрепляющие правомочия граждан, а процедуры реализации гражданами их . прав и свобод, как правило, законами не предусматривались. В итоге такого рода пробелов записанные в законах права и свободы оставались лишь на бумаге. Естественно, это относилось в первую очередь к основным, конституционным правам37.

В настоящее время в этой области произошли заметные перемены, хотя и довольно скромные. Кроме Уголовно-процессуального, Гражданско-процессуального кодексов действует Арбитражно-про-цессуальный кодекс. Есть по обсуждаемому вопросу законы, почти целиком содержащие процессуальные нормы. Они обеспечивают порядок пользования людьми гарантированными им правами и свободами и процедуру их реализации, а также защиту от возможных нарушений со стороны государства, его органов и должностных лиц. Как уже было отмечено, Конституция во многих случаях предусматривает в целях развития и конкретизации установленных ею прав издание федеральных конституционных и федеральных законов. Однако законодательная база здесь, как и в других случаях, оставляют желать лучшего.

Было бы неплохо в РФ разработать и ввести в действие особый кодекс о правах, свободах и обязанностях человека и гражданина, содержащий не только достаточно полный их перечень, но, главное,

37

См Л у ч и л В О Процессуальные нормы е советском государственном пра-

ве М, 1976

45

исчерпывающий, в пределах возможного, порядок осуществления и процедуры их реализации.

Как известно, существуют две основные формы обработки законодательства. Одна – инкорпорация (хронологическое размещение актов), другая – кодификация, т.е. систематизация этих актов по строго определенной тематике, правовым институтам. В ряду правовых актов особое место занимают декларации, отличающиеся от названных форм обработки норм права тем, что они являются правовым средством провозглашения определенных намерений, программных установок законодателя. Декларации в отличие от кодексов не предполагают, как правило, процедурных (процессуальных) форм их осуществления. Так что, на мой взгляд, кодекс о правах, свободах, обязанностях человека и гражданина мог бы содержать не только нормы материального, но и процессуального права, иначе говоря, порядок реализации, провозглашенных в конституциях прав и свобод. Поэтому вряд ли можно согласиться с теми, кто противится принятию подобных документов.

Наряду с внутрироссийским законодательством важная роль в регулировании прав и свобод человека и гражданина принадлежит принципам и нормам международного права. Основанием для этого вывода служат предписания действующей Конституции, записанные в ч. 4 ст. 15: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

Российская Федерация заключила ряд договоров о взаимной правовой помощи с государствами СНГ. Кроме того, Россия подписала конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам36, Декларацию прав и свобод СНГ (26 мая 1995г.).

Среди международных актов, так или иначе подлежащих рассмотрению в связи с анализом правового статуса личности в Российской Федерации, необходимо выделить несколько их групп3'. Первая – это общие акты, утверждающие права и свободы человека в принципе или во всей совокупности. Вторая группа – это многосторонние договоры и соглашения в этой области, подписанные и рати-

38

Сборник федеральных конституционных законов и федеральных законов. 1995. № 3.

39

СССР и между на родное сотрудничество в области прав человека (документы и материалы), м., 1989; Права человека. Сборник международных документов/Сост Л.Н. Шестаков М., 1990.

46

фицированные нашей страной в установленном порядке. Третья –

это резолюции, принятые на этот счет международными органами и

организациями .

Конечно, первая и вторая группы в целях более обстоятельного анализа должны быть подвергнуты сравнительно подробной классификации.

К числу общих и наиболее важных международных актов, без рассмотрения которых статус в любой стране был бы по меньшей мере ущербен, относятся такие основополагающие документы: Устав Организации Объединенных Наций, принятый 26 июня 1945 г. и вступивший в силу 24 октября того же года; Всеобщая декларация прав человека, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., и международные пакты, принятые в 1966 г. и ратифицированные СССР в 1973 г., – Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах; Международный пакт о гражданских и политических правах, вступившие в силу в нашей стране в 1976 г. К этой группе относится также целый ряд и других международных актов, содержащих общие положения.

В Уставе ООН (гл. I ст. I ч. 3) содержится принципиальной важности положение: "Осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии...".

Всеобщая декларация прав человека заложила основы систематизации правовых возможностей людей. В соответствии с ее принципом, "...не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся, или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете" (ст. 2). В ней также декларирован универсальный принцип равноправия. "Каждый человек, – сказано в ст. 2 Декларации, – должен обладать всеми правами и всеми свободами ... без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положений".

В качестве международного кодекса прав и свобод человека, видимо, можно рассматривать международные пакты о правах человека. В них в систематизированном виде содержатся права и

«

См об этом: Картишки к В.А. Международная зашита прав человека- Гл. 2

иЗ.М., 1976, С. 47–146.

47

свободы во всех основных областях жизни и деятельности людей: в экономической, социальной, культурной сферах, а также в сфере гражданской и политической. По существу, в систематизированном виде в этих пактах закреплены все основные права и свободы, выработанные на этапе современной цивилизации. Они в той или иной мере лежат в основе современных конституций стран мира. В пактах провозглашаются всеобщее требование к государствам и народам "поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека" (преамбула). В более чем в трех десятках статей Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах имеются положения, характерные в прошлом для социалистических конституций. Так, в частности, в ст. б, 7 провозглашается "право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается..." (ст, 6). Огорчительно, что действующая в настоящее время Конституция отошла от столь прогрессивной формулировки (ст. 37 Конституции РФ).

Оба пакта не только провозглашают права и свободы человека, но и выражают пожелание, чтобы национальное законодательство конкретных стран в меру их экономических возможностей и эффективности существующей в них государственности предпринимало усилия в целях действенных гарантий прав и свобод человека.

8 1984 г. группой известных юристов были разработаны принципы толкования ограничительных оговорок и отступлений от положений Международного пакта о гражданских и политических правах. Разработанный документ получил название Сиракузских принципов. Содержащиеся в документе принципы, не являясь в силу своего характера обязательными для государств, состоят из разумных предложений, разъясняющих положения Пакта и формулирующих определенную процедуру41.

В 1986 г. учеными, специалистами в области прав человека, были разработаны Лимбургские принципы применения Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Лимбургские принципы – всего лишь мнение специалистов, но это квалифицированное мнение, и в этом своем качестве документ имеет большое практическое значение"2.

Сиракузские принципы толкования ограничений и отступлений от положений Международного пакта о гражданских и политических правах / Пер и коммент. ЛН Шестакова//Вести Моек унта Сер Право 1992 №4

Лимбургские принципы применения Международного пакта об экономических, социальньв и культурных правах / Пер и коммент Л Н. Шестакова // Вести. Моек ун-та 1996 № 2

48

е/

Развивая декларируемую Уставом ООН идею уважения прав и свобод человека, Генеральная Ассамблея ООН и ее органы приняли ряд конвенций: от конвенции относительно рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством (1956 г.) и Всеобщей декларации о ликвидации голода и недоедания (1974) до Резолюции о последствиях научно-технического прогресса для прав человека и Декларации о праве на развитие (1986).

Россия уверенно входит в мировое сообщество. В феврале 1996 года она была принята в Совет Европы. Это, с одной стороны, сулит определенные выгоды, а с другой – налагает на нее известные обязательства. В частности, Россия присоединилась к целому ряду конвенций, принятых Европейским парламентом Совета Европы. Многие из них касаются прав и свобод человека, таких форм их защиты, которые прежде не были известны нашему законодательству. В данном случае имеется в виду в первую очередь Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950)43.

Положения упомянутой Конвенции существенно развивают и дополняют нашу Конституцию. Это относится к ст. 46 Основного закона РФ. "Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты". В нынешних условиях, когда Российская Федерация присоединилась к упомянутой Конвенции, механизм защиты прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации дополнился двумя важнейшими международными органами – Европейской комиссией по правам человека и Европейским судом по правам человека. В комиссию могут направляться петиции на имя Генерального секретаря Совета Европы любым лицом, неправительственной организацией или группой лиц, утверждающих, что они явились жертвой нарушения прав, провозглашенных в настоящей Конвенции. Комиссия может рассматривать дело после того, как исчерпаны все местные средства правовой защиты в соответствии с общепризнанными нормами международного права, но только в течение шести месяцев с даты принятия по делу окончательного решения. В Конвенции предусматривается дружественное рассмотрение сторонами спорных вопросов. Суд же может рассматривать дело лишь после того, как Комиссия признала невозможность дружественного урегулирования. Решение Суда является окончательным. Участники Конвенции обязуются исполнять решения Суда по любому делу, в котором они являются

43

СССР и международное сотрудничество в области прав человека (документы и материалы) Права человека Сборник международных документов/ Сост Л.Н Шее-таков

49

сторонами. Решения Суда направляются Комитету министров, который следит за его исполнением

Государственная Дума на своем заседании приняла федеральные законы "О присоединении России к Уставу Совета Европы" и "О присоединения Российской Федерации к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы" и протоколы к нему от 23 февраля 1996 г. Таким образом, Россия должна будет выполнить ряд финансовых, организационных и иных мероприятий, а также внести изменения в национальное законодательство.

Эти и другие договоры, конвенции и резолюции составляют фундамент национальных документов, прежде всего конституций и законов о правах и свободах человека44.

§ 6. Единство и различия в обозначении основ

правового статуса личности

Ранее уже говорилось, что автор не склонен видеть существенных различий в понятиях "правовое положение" и "правовой статус". Представляется, что указанные термины, в сущности, обозначают одно и то же явление – место человека в обществе и государстве. Говоря иначе, место человека в общественном производстве и распределении, в управлении делами общества и государства, в сфере частной (приватной) жизни, личной безопасности. Предпринятые попытки обособить эти понятия, влить в них различное содержание мало что дают для понимания обсуждаемой проблемы.

Другой вопрос: о статусе (положении) какого субъекта правового общения идет речь? Их множество, и статус их различен. Они обозначаются и различаются между собой наименованием участника правового общения, о положении которого говорится Тут могут быть как определенное единство, так и известные различия. Все это побуждает хотя бы кратко остановиться на терминологическом обозначении основ правового статуса

Жизнь, правовое общение настолько многообразны, а число его участников столь велико, что для обозначения их правового статуса используется различная терминология. Между употребляемыми терминами есть нечто общее: все они призваны обозначать статус субъекта правового общения. В рамках этого общего существуют различия, выражающиеся в способности отразить своеобразие, место и положение определенного вида или видов субъектов в правовом общении. Для этого, естественно, нужны как общие термины, употребляемые в обществоведении и других отраслях знания, так и

44

Права человека в России – международное измерение Вып 1 М , 1995

50

специальные, правовые. Что касается общих терминов, то в них отражается типичность. Поэтому было бы ошибочно переносить в правоведение понятия и термины, выработанные в других отраслях знаний, без соответствующей корректировки, без придания пусть условного, но нужного для данного случая смыслового содержания. Этот своеобразный техницизм позволяет той или иной научной области придать необходимую точность.

Каждая ветвь юридической науки наряду с использованием общетеоретических понятий и терминов вырабатывает собственные, призванные выразить все особенности ее содержания45.

Раскрывая суть основ правового статуса личности, вполне уместно остановиться на обсуждаемой проблеме применительно к этому институту.

Как и в других случаях, развитие понятий и терминов, раскрывающих отдельные стороны правового статуса, шло в науке государственного права по мере того, как углублялся анализ этого института, совершенствовалась законодательная форма закрепления.

Первые советские конституции носителями прав, свобод и обязанностей – центрального звена правового статуса – объявляли трудящихся, игнорируя при этом персональный состав этой группы населения. Здесь центр тяжести сосредоточивался не на единичном члене общества, а на общности людей по их классовой принадлежности. Поэтому в первые десятилетий советской власти ни в теории, ни в законодательстве речь не шла об индивидах; все поглощалось классово-коллективным подходом"6.

Определенный прорыв в этом был сделан, на мой взгляд, Конституцией 1936 г. Не отказавшись от классового подхода к статусу членов общества и широко используя адекватное ему понятие "трудящиеся", она вместе с тем от социально-классового обозначения перешла к общеупотребляемому политическому понятию "гражданин". Принятая спустя более чем сорок лет третья союзная конституция мало что изменила в этом отношении. Отказавшись от явно классового подхода к правам и обязанностям граждан, эта конституция по-прежнему ставит обладание записанными в ней правами и свободами в прямую зависимость от принадлежности к советскому гражданству. Между тем СССР в те годы не только присоединился ко Всеобщей декларации прав и свобод человека 1948 г., но и ратифицировал в 1973 г. международные пакты о правах и свободах человека. Ожидалось, что проект новой конституции примет во внимание важнейшие международные документы, на чем настаива-

45

46

См Г а к Г М Диалектика коллективности и индивидуальности М , 1967

См КуприцНЯИз истории науки советского государственного права М ,

1971 С 62-65, 150-156

51

ли граждане, участвовавшие во всенародном обсуждении проекта Основного закона государства.

К чести разработчиков Конституции РФ 1993 г. они использовали при создании ее второй главы позитивный багаж важнейших международных актов о правах и основных свободах человека. Правда, они и не могли поступить иначе, поскольку в пользу этого была настроена широкая общественность. Кроме того, в 1991 г. были приняты две декларации о правах и свободах человека и гражданина СССР и РСФСР. Таким образом, характер упомянутой главы Конституции был как бы задан.

Конституция России прежде всего обозначает правовой статус как права и свободы, принадлежащие человеку и гражданину. Этим она приводит в соответствие национальное законодательство с международными документами. Кроме того, конституции знают немало групповых обозначений носителей прав и свобод, объединяя ту или иную группу лиц по признаку пола (мужчина, женщина); по возрасту (дети, молодежь, пожилые люди); по состоянию здоровья и отчасти – возрасту и стажу работы (инвалиды, пенсионеры); по социальному состоянию (малоимущие, малообеспеченные лица, безработные); по национальной принадлежности (малочисленные коренные народы, национальные меньшинства); по принадлежности к российскому гражданству (граждане России, лица без гражданства, лица с двойным гражданством, иностранные граждане (подданные)). Законодательство может, исходя из реальных потребностей, установить и другие обозначения. Появилась, например, категория беженцев и вынужденных переселенцев, восстановлено сословие казачества, формируется "класс" единоличных крестьян (фермеров) и предпринимателей. Здесь преимущественно указаны конституционные обозначения наиболее обширных групп населения. Вместе с тем каждая отрасль законодательства знает и применяет свои собственные обозначения. Часть этих отраслевых наименований восприняла Конституция, например "задержанные", "потерпевшие" и др.

Каждое из содержащихся в Конституции или законах наименований имеет большее или меньшее значение для характеристики и понимания как концепции правового статуса в целом, так и его отдельных аспектов. Однако наибольшую важность под углом зрения обсуждаемой здесь проблемы обретает вопрос о соотношении таких понятий, как человек, гражданин и личность. Первые два обозначения официально установлены действующей Конституцией; второе бытует в научной литературе. "Права человека – общесоциальная категория. Они складываются объективно в результате развития и совершенствования общественного производства и политической системы общества в виде социальных возможностей пользо-

52

ваться различными экономическими, политическими и духовными силами и существуют еще до государственного их признания.

А права гражданина – это такие права человека, которые находятся под охраной и защитой государства...

Права гражданина – форма опосредования прав человека, которые признаны государством и поставлены под его защиту..."47.

Следовательно, права и основные свободы – это такие юридиче-, ские возможности, которыми обладают все члены гражданского об-: щества. В отличие от этого права и свободы гражданина – это те из I них, которые признаны государством, записаны в Конституции и I законах и гарантированы всеми общественными структурами общества. Термин "личность" объединяет упомянутые выше два обозначения.

Пожалуй, начнем рассмотрение с последнего, поскольку данная работа – "Основы правового статуса личности" – привязана именно к нему. Почему же основы статуса человека и гражданина увязываются с тем понятием, которое не закреплено Конституцией? В известной мере это объясняется научной традицией*. Однако это не главное обстоятельство- Более существенная причина состоит в том, что данное понятие носит общеродовой, универсальный характер. Оно аккумулирует различные близкие к нему обозначения.

По вопросам человека и личности в философской литературе сказано достаточно. Поэтому обсуждать эти вопросы нет необходимости. Г.Л. Смирнов, в частности, рассматривал такие вопросы, как: марксистско-ленинская концепция личности; исторические предпосылки и основные этапы формирования личности; общество как среда формирования личности; проблемы типизации личности в обществе и др.49

Понятия "человек", "индивид", "личность", как и многие другие употребляемые в науке термины, используются в праве, законодательстве, правовой науке. В отличие от философии здесь они не имеют свою собственную интерпретацию, хотя, конечно, исходные постулаты черпаются из этой науки.

Термин "человек" в правовых документах (в конституциях, декларациях, актах) впервые был введен французской Декларацией прав и свобод человека 1789 г. Начиная с XVIII в. он кочует из

ЭбзеевБ.С. Конституция. Демократия. Права человека. М-- Черкесск, 1992

С. 118-120

48

Советское государственное право. М., 1985 С. 137.

См.-С м и р н о в Г.Л. Советский человек М , 1971; Платон овК. К Структура и развитие личности 1986. С. 55, 118, 20S; Человек и эпоха. М., 1967, Мишель Аири Идея государства. Кн.4 Государство и индивидуум перед судом научной философии. М,, 1909 С. 525–649.

53

декларации в декларацию, из конституции в конституцию. С тех пор это понятие принято и в наши дни стало, так сказать, универсальным понятием конституционного права50.

Напомню, что отечественные конституции, кроме Основного закона РФ 1993 г., в общепринятом значении обсуждаемый термин не употребляли. Это, по-видимому, объясняется несовместимостью двух противоположных доктрин прав и свобод личности – социалистической и буржуазной. ЕСЛИ буржуазная (преимущественно западная) концепция формировалась на основе индивидуализма51, то социалистическая (в первую очередь советская) – на идеях и принципах коллективистской философии52.

Между тем просчет как той, так и другой концепции прав и свобод личности состоит в их односторонности. Непредвзятый анализ истории, а также современной реальной жизни показывает, что в правах и свободах нашего времени присутствуют и начала индивидуализма, и начала коллективизма. Поэтому всякий, кто впадает в любую из этих крайностей, рискует дать искаженную картину прав и свобод. В широком общефилософском плане личность и общество как гражданин и государство, будучи парными категориями, неразделимы, и каждое из обоих понятий формируется в органической зависимости от представления о другом. В соответствии с наиболее распространенным представлением личность – это общесоциальное выражение человека как члена общества, выражение его социальной природы. Совокупность общественных отношений составляет сущность личности. Личность как результат определенного общества берется как бы в обобщенном типизированном виде. Конкретный человек с большей или меньшей степенью приближенности может выражать эти типические черты, но он всегда индивидуален и неповторим. Для обозначения этого качества обычно используется термин "индивид". "Ведь если в предшествующие века признавалось бесспорной истиной, что общество является произведением отдельных лиц и что оно механически составляется из их совокупности, то теперь, наоборот, самодовлеющая природа общества стала

50

См., например: X е с с е К. Основы конституционною права ФРГ. М., 1981; Государственное право Германии. Т. 2. М., 1994. С. 161*. Общеевропейский процесс и гуманитарная Европа. М., 1995; Прело М. Конституционное право Франции. М., 1957; Уэйлд ифиллипс. Конституционное право. М., 1950.

См.: Кистяковский Б.А. Социальные науки и право. М., 1916. С. 481– 592; Он же. Государственное право (общее и русское). М., 1908. С. 382 и ел.; Фатеев А.Н. Очерк развитая индивидуалистического направления в истории философии государства. Ч. 1. Харьков, 1904. С. ПО и ел.

Социалистическая концепция прав человека / Пои ред. В.М. Чхиквадзе, Е.А. Лукашевой. М., 1986.

54

настолько очевидной, что индивидуум и личность были признаны лишь продуктом общества и социальной среды"53.

Однако если индивид отражает конкретную определенность человека, его "единичность", то личность, как уже отмечалось, выражает персонализацию общественных связей человека, их обуслов-/ленносгь. Таким образом, личность аккумулирует в себе начала ' человека, индивида и общества54. Личность, независимо от характера общественного строя, выражает с определенной долей приближенности оба начала.

В правовом общении участвуют физические и юридические лица – субъекты права55, обладающие по закону юридическими пра-*\ вами и, как правило, несущие определенную меру ответственности за поведение. Понятия "субъект" и "личность" совпадают, если конституция и закон наделяют данного человека, легально находящегося на российской территории, правосубъектностью и подпадающего под политико-юридическое верховенство России. Именно такое положение установлено действующей российской Конституцией. "Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации" (ч. 3 ст. 62 Конституции РФ).

Согласно Конституции и закону, субъектом права – носителем прав, свобод и обязанностей – признается каждый человек, легально находящийся на территории Российской Федерации. Такая трактовка и обусловливает понятие прав человека.

Термин "гражданин" в отличие от понятия "человек" характеризуется более основательными политико-юридическими связями лица и государства. Они вытекают из государственно-правовой принадлежности россиян к народу, которому в государстве принадлежит суверенитет (верховенство). Всякий человек независимо от каких-либо субъективных и объективных обстоятельств (состояние здоровья, характер политико-правовых связей с государством) признается личностью, т.е. субъектом права – носителем прав, свобод и обязанностей. Таким образом, термины "индивид", "человек", "личность", "гражданин" совпадают, а их юридическим обозначением является "субъект права".

Возникает вопрос: почему Конституция РФ в заголовке второй главы использует два понятия – "человек" и "гражданин" про-

53

Я

Кистяковский Б.А. Социальные науки и право- С. 496.

Шептулин А.П. Диалектика единичного, особенного и общего. М., 1909.

55

См.: Кн. Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 1909.

С. 166 и ел-; Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962.

55

тив одного понятия – "гражданин в двух последних советских конституциях? И дело тут не столько в международных истоках, сколько в противоположности мировоззренческих подходов. Если понятие "человек" связано с категорией "житель страны", ее населением, которое состоит из всех лиц, законно проживающих на территории государства, то понятие "гражданин" сопрягается с категорией "суверенные личности", совокупность которых образует многонациональный народ, осуществляющий в России всю полноту власти.

ГЛАВА УГОРАЯ

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ

ПРАВОВОГО СТАТУСА

ЛИЧНОСТИ

Для многих комплексных институтов конституционного права свойственно иерархическое построение образующих их элементов. Обычно они размещаются в них от общих положений к конкретным и примерно выгладят так: сначала формируются понятия и предмет изучения, даются их наиболее существенные черты, отличие от близких к ним образований, затем анализируются лежащие в их основе фундаментальные идеи, установки, т.е., иначе говоря, принципы, и лишь после этого идет речь о прочих их элементах. Такова традиционная логика научного исследования – от общего к конкретному.

Выяснив в общем и целом, что собой представляют основы правового положения в обществе и государстве, вполне естественно перейти к изучению лежащих в их основе принципиальных идей и установок,

§ 1. Система принципов правового статуса личности

Вопрос о принципах правового положения есть часть более общей проблемы принципов права в целом. Вследствие этого содержащиеся в нашей литературе общие представления относительно принципов права могут быть отнесены и к характеристике принципов правового статуса личности1. Это, естественно, касается прежде всего понятия правового принципа, юридических способов его закрепления, соотношения правовых принципов и объективных закономерностей общественного развития и пр.

Как и во всякой иной области общественной жизни, принципы

Наиболее полно общие вопросы принципов права рассмотрены в работах: Б р а т у с ь С.Н. Принципы советского гражданского права// Правоведение. 1960. № 1;Грибаков В.П. Принципы осуществления гражданских прав// Вести. Моск. ун-та. Сер. Право. 1966. № 3; Ч е ч и н а Н.А. Принципы советского гражданского процессуального права и их нормативное закрепление// Правоведение. 1960. № 3; Коренев А-П. Принципы советского административного права// Правоведение. 1967.NS3.

правового статуса суть лежащие в их основе исходные, руководящие начала, ведущие идеи и установки. Принципы правового статуса личности отражают коренные отношения между государством и человеком в связи с его местом в обществе. Только этим они, собственно, и могут отличаться от принципов в других областях общественной жизни.

Принципы правового статуса – идеологические категории, и как таковые они складываются в сознании людей, воплощаются в их воле. Поэтому принципы не могут существовать и проявляться вне сознательной, волевой и целенаправленной деятельности человека.

Вместе с тем принципы правового статуса отнюдь не являются порождением какого-то "чистого разума", вечными, абстрактными идеями, существующими вне исторического развития. Они возникают, складываются и развиваются в общественном сознании людей, т.е. в их идеологии и психологии, под воздействием всей совокупности общественных отношений, существующих на определенной ступени исторического развития. Объективно существующие отношения составляют реальное содержание принципов, вырабатываемых общественным сознанием. Каков тип общественных отношений, таков и характер соответствующих им идей, категорий, принципов, в какой бы отвлеченной форме они ни были выражены.

Можно согласиться с К. Марксом в том, что "те же самые люди, которые устанавливают общественные отношения соответственно развитию их материального производства, создают такие принципы, идеи и категории соответственно своим общественным отношениям"2.

Однако научными принципами являются не всякие руководящие идеи, хотя бы и признаваемые людьми в качестве таковых, а лишь те из них, которые правильно отражают объективные закономерные тенденции исторического развития. В праве принцип выступает не только в качестве руководящей идеи, отражающей существенные свойства соответствующих явлений, но также и в виде общего правила, определяющего главное направление деятельности людей, основную линию их поведения. Правовые принципы являются таковыми потому, что они закреплены в праве. Интересную характеристику принципов дает немецкий ученый Б. Грефрат:

а) принципы – это нормы, они не являются только политико-

правовыми пунктами программы или теоретико-правовыми обобще-

ниями норм;

б) принципы являются универсальными нормами. Не все обще-

Марвс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 133.

58

признанные нормы являются принципами, но все принципы могут

быть только универсальными нормами;

Б) основополагающие принципы отличаются от других общепризнанных норм тем, что они отражают определенные основные закономерности исторического развития;

г) принципы – императивные нормы. Это означает, что все ос-

тальные нормы должны быть приведены в соответствие с ними;

д) принципы – не только критерий правомерности других норм,

; они одновременно являются направляющими положениями для

дальнейшего развития международного права, его конкретных

1 корм, служащих раскрытию и осуществлению этих принципов3.

\ Хотя все эти признаки принципов раскрыты на основе междуна-

родного права и потому отражают его специфику, тем не менее они

имеют общетеоретическое значение, поскольку указывают на суще-

ственные свойства правовых принципов вообще, т.е. системы права,

отрасли, института.

К разряду правовых принципов правового статуса граждан следует отнести те записанные в Конституции и других законодательных актах руководящие идеи, которые в общем плане фиксируют место человека в обществе и государстве.

Установить такого рода основополагающие начала правового статуса – означает тем самым определить его каркас, в кратких формулах выразить его сущность, указать его специфические черты как особой правовой категории. Поиск таких руководящих начал правового статуса, если они уже в готовом виде сформулированы в Основном законе, не представляет большой сложности. Правила – это принципы, которые утверждаются соответствующими социальными нормами: морали, религии, обрядов и традиций. Юридические нормы принимаются или санкционируются органами государства. Те из них, которые носят обобщенный, ведущий и руководящий характер, могут приобретать высокий титул принципа.

Уже отмечалось, объявление того или иного правила принципом носит либо объективный характер (если он общественно значим и записан в Основном законе государства в одной или нескольких нормах), либо субъективный, т.е. сформулированный автором с учетом и на основе всего содержания Конституции или закона. По большей части так и бывает.

В настоящей работе ее автор обоснованно прибегает как к первому, так и ко второму приему. Большинство сформулированных здесь принципов извлечены из всего содержания Конституции и международного права.

з

См.: Грефрат Б. О месте принципов в системе современного международ-

ного права//Правоведекие. 1969. №2. С. 109 и ел.

59

Первым по порядку, а не по значению является принцип конституционной учредительности, установления всех образующих основ правового статуса человека и гражданина в Российской Федерации в их институтов. Он есть прямое следствие самой Конституции и международного права, на принципы и нормы которого она постоянно ссылается. В первую очередь действующая в нашей стране Конституция дает немало аргументов, чтобы вышеприведенные суждения объявить принципом. Во-первых, Конституция РФ – это не просто закон, а Основной закон Россия, обладающий высшей юридической силой (ч. 1 ст. 15). Отсюда записанные в нем права, свободы и обязанности являются и "основными", и "обладающими высшей юридической силой". Вследствие этого проистекает их учредительный характер. Принимая свой Основной закон, многонациональный народ России исходит из того незыблемого постулата, чтс* этим самым он учреждает "права и свободы человека, гражданский мир и согласие" (преамбула). "J

Сам человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ). Можно и далее продолжать ссылаться на Основной закон Российского государства (как и на конституции других государств СНГ, в которых содержатся конкретные положения, закрепляющие различные грани обсуждаемого принципа).

Анализ содержания данного принципа – дело последующего повествования. Сейчас важно убедиться в том, что руководящие идеи и установки имеют как прямое, так и опосредованное выражение. Пример первого приведен. Что касается второго, тут не возникает каких-либо сложностей. Этого рода принципиальные установки прямо и непосредственно обозначены в одной или нескольких статьях Конституции. В данном случае наиболее наглядным примером может служить равноправие граждан и некоторых других субъектов правового общения. Во всех своих многообразных гранях оно записано как в национальных конституциях, так и во многих международных актах и документах. Значение этого принципа так велико, что один он способен выразить суть правового статуса личности. Это во всех случаях – исходные ведущие идеи и установки, обычно носящие мировоззренческий характер. Этот принцип отличается неподдающимся обобщению многообразием содержания и форм выражения. Что в одном случае возведено в высокий ранг верховного принципа, то в другом – может быть квалифицировано как обычное рутинное суждение. Поэтому к разряду принципов основ правового статуса личности отнесены именно те идеи и установки, которые обладают рядом характерных качеств. Принципами могут считаться лишь такие правила, которые, несомненно, признаны со стороны общества и государства и отнесены к разряду важнейших идей и установок правового статуса человека и гражданина нашей страны.

60

К ним следует отнести, в частности, принцип неотъемлемости и неотчуждаемости прав и свобод личности. Он закреплен как в отдельной ст. 17 Конституции, так и вытекает из ее содержания и подкрепляется нормами международного права. Провозглашая человека высшей ценностью современной цивилизации, Конституция России в строгом соответствии с принципами и нормами междуна-' родного права призвана утверждать и обеспечивать идеалы гуманизма в качестве принципиальной установки – принципа статуса личности в демократическом обществе. Юридически – в идеале – все записанные в действующей у нас Конституции права и свободы принадлежат каждому гражданину, а с некоторыми ограничения-\ ми – каждому человеку, находящемуся на законных основаниях на российской территории, независимо от его гражданской принадлежности. Говоря другими словами, прокламируется для граждан принцип общедоступности конституционных прав и свобод и (добавим) непреложность гражданских обязанностей. Однако этот принцип может быть достаточно реален только во вполне материально и социально благополучном обществе, в демократическом и правовом государстве. К сожалению, нам пока на это можно лишь надеяться.

Ко всему ранее сказанному присовокупим, что отмеченные принципы в нынешних переживаемых нами условиях содержат меньшую или большую долю скепсиса.

Подводя итоги проделанной работе по выявлению лежащих в основе правового статуса человека и гражданина в РФ принципов, можно было бы их систему выразить следующим образом.

1. Учредительное^ всех элементов (институтов) основ правового

статуса личности.

2. Неотъемлемость и неотчуждаемость прав и свобод человека и

гражданина.

3. Равноправие, т.е. равенство в правах, свободах и обязанностях

граждан и человека вообще.

4. Гуманистическая направленность прав и свобод.

5. Общая доступность прав, свобод и непреложность обязанно-

стей.

Каждый из этих принципов так или иначе отражен в Конституции Российской Федерации, в общепризнанных нормах международного права.

Принципы статуса личности хотя и обладают высокой степенью обобщенности, тем не менее вместе с сопутствующими им нормами законодательства осуществляют функцию правового регулирования того круга отношений, который образует содержание правового положения человека и гражданина в нашем обществе. Кроме того, они указывают вектор осуществления прав, свобод и обязанностей людей. Когда речь идет о принципах, то, на мой взгляд, нет нужды

61

иллюстрировать их практикой. Конечно, принцип – это идеальная установка, и она далеко не всегда претворяется в жизнь, всеща в жизни существуют те или иные отклонения как в позитивную сторону, так и в негативную. Все это говорится для того, чтобы не создалось впечатления, будто с реализацией обсуждаемых в этой главе принципов обстоит все благополучно. Можно привести сколько угодно позитивных и негативных примеров в подтверждение этому.

§ 2. Учредительный характер основ правового статуса

человека и гражданина

Может возникнуть вполне уместный вопрос: почему анализ принципов начинается не с универсального, каким, бесспорно, является равноправие граждан, а с другого, тоже конечно важного, однако не столь всеобъемлющего принципа. Тут не только своеобразие авторского видения (хотя и это, конечно, не следует оставлять без внимания), но, главное, суть в том, что данный принцип напрямую выражает одно из определяющих свойств, качеств конституции – быть основным законом государства, обладать высшей юридической силой, составлять, образно выражаясь, и фундамент и вершину правовой системы.

Принцип учредительности в качестве установочной идеи правового положения состоит в том, что статус человека и гражданина обеспечивает стимул, исходные начала для развития и конкретизации текущего отраслевого законодательства, которое, в частности, организует, регулирует механизм их реализации. Статья 8 (ч. 2) утверждает, что основные существующие в России формы собственности обеспечивают права различных субъектов, в том числе физических лиц, на ее владение, пользование и распоряжение. Однако этот исходный принцип – основная база, служащая фундаментом для формирования одного из ведущих комплексных институтов гражданского права – права собственности. Подобного рода примеры можно умножить. В целом общее правило заключается в том, что права, свободы и обязанности как бы возглавляют существенную часть правовой системы. В этом выражаются их приоритет, высшая ценность и, значит, универсальный характер.

Свойственное правовому статусу качество учредительности вовсе не ведет и не должно вести к какому-нибудь умалению или тем более к ущемлению и нарушению прав и свобод других лиц либо к созданию ненадлежащих условий для реализации иных прав и свобод, записанных в законах разного уровня. Они, например, не могут

62

противопоставляться правам национальных сообществ или религи-

озных и иных общественных объединений.

Прискорбно, что в бывших советских республиках – ныне неза-

висимых государствах Прибалтики – права лиц коренной нацио-

нальности ставятся выше общепризнанных прав и свобод человека.

К сожалению, грешат этим пороком и другие государства, исповеду-

гощие национализм, расовую и религиозную нетерпимость.

,' Здесь уместно еще раз подчеркнуть, что в отличие от этого в

i российской Федерации по общему правилу признаются и гаранти-

I руются права и свободы человека и гражданина согласно общеприз-

нанным принципам и нормам международного права и в соответст-

вии с нашей Конституцией. Вместе с тем осуществление основных

прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц

(иностранцев, например) (см. ч. 3 ст. 17).

В своих предписаниях Конституция учреждает не только характер, исходные параметры содержания и формы выражения прав и свобод человека и гражданина, но и их объем. Все это происходит в определенных Основным законом пределах, обусловленных высшей степенью его учредительности. Исходя из этого ни Конституция, ни другие законы не должны, по возможности, вторгаться в сферу отраслевого текущего законодательства, и, наоборот, нормы конкретных отраслей не могут в изобилии содержаться в Основном законе государства, что наблюдается в конституциях некоторых стран. В последнем случае Конституция может утратить свое главное качество – быть Основным законом государства, выполнять свою функцию учредительного акта.

Вот о таком соотношении и говорится применительно к обсуждаемому здесь вопросу в ч. 1 ст. 55 Основного закона: "Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина".

Идею учредительности в качестве принципа основ правового статуса человека и гражданина подтверждает и порядок внесения изменений в гл. 1, 2 и 9 Конституции. Согласно ст. 135, "положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием". Для изменения этих глав установлен'усложненный порядок внесения изменений и дополнений, вплоть до созыва специального Конституционного Собрания, которое призвано либо их отклонить, либо разработать проект новой конституции, который должен быть вынесен на всенародное Голосование.

В отличие от этого гл. 3–8 Конституции РФ изменяются и Дополняются в порядке, предусмотренном для федеральных конституционных законов.

3ЛД Воеводин

63

Особый порядок устанавливается Конституцией для условий чрезвычайного положения. Даже при его введении на территории всей страны или в отдельных ее местностях установливается запрет на приостановление действия статей Основного закона, закрепляющих ряд прав и свобод человека (см. ст. 56)А.

i

§ 3. Неотчуждаемость прав, свобод и обязанностей личности

Какова природа человека? Еще недавно у нас по сути являлось догмой представление о том, что "человек – лишь существо общественное". Это хотя и правильное, однако в целом одностороннее утверждение. Человек по всей природе существо биосоциальное. Он, с одной стороны, плод эволюционного развития природы, с другой – порождение, результат общественного развития (социума). Это двуединая природа человека учитывается правом, лежит в основе принципов и норм международных документов, а также внутригосударственного законодательства.

"В основу правовой системы, – справедливо замечает О.Г. Румянцев, – должна быть положена философия признания общечеловеческих ценностей в качестве естественных прав человека, приобретающих в процессе своего исторического развития общецивилизованный характер. Они составляют природу человеческой личности, а потому их утрата по существу оказывается уничтожением личности, потерей самого себя"5.

Провозглашая человека высшей ценностью современной цивилизации, Конституция России в строгом соответствии с принципами и нормами международного права призвана утверждать и обеспечивать идеалы гуманизма в качестве принципиальной установки, действующей в демократическом государстве и обществе, к созданию которого мы приступаем. Это задача дня, отраженная в Конституции.

В ней сказано: "Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения" (ч. 2 ст. 17).

Конечно, права и свободы гражданина, как и человека, провозглашаются и гарантируются государством в его Конституции, законах и иных нормативных актах. Но из этого бесспорного факта совсем не следует, что оно осуществляет это произвольно и ничем не связано. Государство прежде всего вынуждено считаться с миро-

4

См. подробнее: ДубовикОЛ Механизм действия права в чрезвычайных ситуациях; Жалинский А.Э. Правовой статус населения в условиях чрезвычайного положения; Петрухин ИЛ. Чрезвычайное положение и права человека // Обеспечение безопасности населения и территорий. М , 1994.

Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М., 1994. С. 67.

64

рым общественным мнением, с общепризнанными принципами и нормами, декларациями. Однако изначальным, первичным, побудительным мотивом и обстоятельством при формировании прав и свобод человека, которым общество должно следовать, является требование отражения в законах естественной природы человека. Наглядной иллюстрацией тому рассуждению мог бы быть порядок размещения прав и свобод человека как в международных актах, так и во многих национальных конституциях. Он исходит из естественной природы указанных прав и свобод. Конституции, взяв за основу естественную и общественную природу человека, на первый план выдвигают обычно личные, "естественные права".

В отличие от этого социалистические конституции брали за основу лишь общественную сущность человека, ее социально-классовую природу. Обычно в этих конституциях на первый рубеж выдвигались социальные права не человека вообще, а лишь трудящихся, т.е. человека труда. Эксплуататоры, люди прежде всего привилегированных сословий, обслуживающие их высшие чиновники, а также лица, живущие на доходы от наемного труда и пр., лишались прав (избирательных прав, в частности). Многие права людей в прошлом опять-таки по классовому признаку ущемлялись, глубоко попирались и нарушались. Вспомним, например, историю коллективизации крестьянства и массовое раскулачивание.

Напротив, признавая в каждом индивиде высокое достоинство личности, международные акты и большинство конституций мира на первый план выносят так называемые личные права и свободы человека. Самое ценное из них – право на жизнь. В некоторых странах отменена смертная казнь. Согласно предписаниям принципов и норм международного права, запрещаются пытки, медицинские и научные опыты на людях без их добровольного согласия. Все это с очевидностью свидетельствует о приоритете человеческого над социальным подходом.

Неотъемлемыми, неотчуждаемыми в безусловном значении являются права и свободы человека, признаваемые его личными, субъективными правами. Что касается других прав и свобод человека и гражданина, то они тоже, как свидетельствует мировой опыт, могут подлежать возможным изъятиям и ограничениям. Правда, Конституция РФ в ст. 17 относит этот принцип (следуя буквальному пониманию) ко всем правам и свободам. Однако, исходя из содержания других предписаний Основного закона нашего государства, они могут в определенных случаях подвергаться различного рода ограничениям.

В мировой практике по тем или иным причинам, в силу возникающих в стране экстремальных обстоятельств, по решению компетентных органов государства, может вводиться чрезвычайное или

з- 65

даже военное положение. Примеров такого рода не так уж мало. Особенно часто это практикуется в странах Латинской Америки. В условиях чрезвычайного положения в стране приостанавливается действие конституции в целом либо записанных в ней прав и свобод. Это, естественна, влечет за собой нарушение принципа неотчуждаемости и неотъемлемости прав и свобод человека, декларируемых в актах мирового сообщества (ст. 56).

В нашей Конституции при наличии определенных обстоятельств и в порядке, установленном федеральным конституционным законом, допускается объявление на всей территории страны или в отдельных ее местностях чрезвычайного положения (ч. 2 ст. 56). Оно, в частности, вводилось Указом Президента Российской Федерации в некоторых районах республик Осетия и Ингушетия. Однако в ч. 3 ст. 56 Конституции России предписывается: "не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21,23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть I), 40 (часть 1), 46–54 Конституции Российской Федерации".

Здесь, как видно из содержания указанных статей, принцип неотчуждаемости нацелен преимущественно (кроме ч. 1 ст.\34) на неотчуждаемость (даже временную) личных прав, свобод человека.

Несмотря на то что ч. 3 ст. 118 закрепляется в главе 7 Конституции РФ, подлежащей изменению и дополнению в обычном порядке, Основной закон предписывает: "Создание чрезвычайных судов не допускается".

Отечественная Конституция, обеспечивающая неотъемлемость действий обсуждаемого в данном контексте принципа, возводит его в приоритетную установку. Им утверждается неотчуждаемость прав и свобод человека во время применения некоторых (добавим, любых) правовых актов в условиях необычной ситуации, в которой может оказаться тот или иной человек. Согласно действующему Основному закону (ч. 2 ст. 55): "В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина".

Еще в недалеком прошлом в нашей стране существовала ущербная практика, когда многие нормативные акты, в особенности партийные документы, непосредственно регулирующие статус граждан, выходили либо под грифом "для служебного пользования", либо под грифом "секретно". Понятно, что они были недоступны "простым" гражданам. Порой нередко об этого рода актах не знали государственные служащие "средней руки". Чаще всего именно в них и содержались положения, нарушающие декларируемые Конституцией права и свободы человека. Однако самое прискорбное заключалось в том, что этими предписаниями должны были руководствоваться не только чиновники, порой решающие судьбы людей, но к

66

сожалению, и суды, обязанные, согласно Конституции, отстаивать права граждан.

Для реальности анализируемого принципа особенно важно предписание, закрепленное в ч. 3 ст. 15 Конституции РФ: "Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения"6.

Исследуемый принцип, строго говоря, не закрепляет конкретные права в свободы человека и гражданина, но он определяет направления политики Российского государства в области прав и свобод человека и гражданина, лежит в основе их правового статуса.

§ 4. Равноправие человека и гражданина как универсальный

принцип правового положения личности

Среди других конституционных принципов, на которые опираются основы правового положения личности, важное значение принадлежит равноправию граждан. Оно представляет собой универсальную форму выражения юридического равновесия, сочетания интересов отдельных людей, отдельных социальных слоев и групп населения, а также национальностей.

Равноправие – одно из основных проявлений общественного равенства людей. Оно исторически вырастает из него.

Идеа равенства людей своими корнями уходит в глубину веков. Она первоначально возникла из представления о том, что все люди имеют между собой нечто общее и что насколько простирается это общее, настолько все они равны. Потребовались многие столетия борьбы, прежде чем из этого первоначального представления об относительном равенстве людей был сделан вывод об их равноправии в государстве и обществе. Этот вывод под влиянием общественного развития был сформулирован выдающимися идеологами и получил широкое распространение в результате победы буржуазных революций и утверждения частной собственности, при которой один товаровладелец признает в другом равного себе партнера.

Современное требование равенства, по словам Ф. Энгельса, "состоит, скорее, в том, что из того общего свойства людей, что они люди, из равенства людей как людей, оно выводит право на равное

6

См. Федеральный закон "О порядке опубликования и вступления в силу Федеральных конституционных и федеральна законов, актов палат Федерального Собрания РФ" от 14 июня 1994 г. (СЗ РФ. 1994 № 8 Ст. 801); Указ Президента РФ "О порядке опубликования и вступления Б силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных актов федеральных органов испольннтельной власти" от 23 мая 1996 г (СЗ РФ. 1996. № 22. Ст. 2663)

67

политическое и соответственно – социальное значение всех людей или, по крайней мере, всех граждан данного государства или всех членов данного общества"7.

В приведенных словах в сжатом виде сформулирована самая суть понимания равенства. Именно в равном, одинаковом значении всех людей в сфере политической, правовой, социальной и экономической жизни общества и состоит главное в подлинно научном понимании равенства.

Различия между людьми в способностях, потребностях и вкусах существовали в прошлом и сохранятся в будущем и их нельзя унифицировать, ни тем более уничтожить. Да в этом общество и не может быть сколько-нибудь заинтересовано. Напротив,' общественный прогресс требует всемерного, всестороннего развития личности, ее способностей, потребностей и вкусов. Понимание равенства людей означает исключительно их общественное равенство, т.е. равенство их общественного положения, их равного социального значения во всех областях жизни и деятельности.

Чтобы быть полноценным и разносторонним, общественное равенство должно осуществляться во всех сферах деятельности человека. В этом плане каждая область его жизни имеет важное значение. И все же при этом решающая роль в установлении истинного равенства принадлежит достижению его в сфере социально-экономической жизни. "В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности" – устанавливает ч. 2 ст. 8 Конституции РФ.

В широком плане равноправие есть обладание каждым гражданином равными с другими гражданами правами, свободами и обязанностями, установленными законодательством. Равноправие означает, что каждому члену общества государство предоставляет равные с другими его членами юридические возможности, что из закона для него вытекают равные обязанности и что осуществление прав и обязанностей обеспечивается ему на равных основаниях.

Современная цивилизация достигла такого уровня, когда дискриминация людей по каким-либо внешним признакам рассматривается как отступление от высоких принципов общественного развития. В соответствии с этим утверждаются как принципы и нормы международного права, так и национальные конституции.

Иногда при определении содержания равноправия, исходя из буквального понимания этого термина, указывают лишь одну его сторону – равенство прав и забывают о другой его стороне –

МарксК.Энгел ьсФ.Соч Т. 20 С 108–109

68

равенстве обязанностей. Демократическое равноправие представляет собой органическое единство как прав, так и обязанностей. Поэтому его содержание состоит как в равных правах граждан, так и в их равных обязанностях. При этом равные обязанности для характеристики равноправия имеют отнюдь не меньшее значение, чем равные права.

В полном объеме этот принцип записан в ч. 2 ст. 6 Конституции РФ: "Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации".

Устанавливая равноправие граждан в качестве общественно-политического и правового принципа, Конституция Россия в ст. 19 утверждает, что оно не зависит от каких-либо дискриминационных факторов: пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений и других обстоятельств. Льготы отдельным категориям граждан закрепляются только на основании закона. Никто в Российской Федерации не может пользоваться незаконными привилегиями. Часть 3 ст. 40 Основного закона фиксирует: "Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами". Не говоря уже о том, что законодательно весьма сложно раскрыть понятия "малоимущие", "иные близкие к этой категории лица", в самой реальности эти понятия весьма относительны: одно дело – малоимущие в развитых странах, другое дело – в африканском государстве Буркина-Фасо.

Равенство прав и обязанностей носит не абстрактный, а исторически конкретный характер. Но на любой ступени общественного развития оно всегда предполагает соотношение, сравнение, сопоставление прав, обязанностей членов одной социальной группы людей с правами и обязанностями другой.

Равноправие принадлежит к тем категориям общественной жизни, которые включают в себя одинаковое отношение к тем или иным явлениям, к различным субъектам правового общения, но прежде всего, конечно, к людям, объединенным в различные группы по тем или иным признакам. К первому случаю относится, например, норма, записанная в ч. 2 ст. 8, которая провозглашает, что в РФ признаются и защищаются равным образом все формы собственности. Конституция декларирует, что "все субъекты Российской Федерации между собой равноправны" (ч. 4 ст. 5). Согласно ст. 13 и 14, общественные и религиозные объединения равны перед законом.

69

Однако все эти виды равноправия в конечном счете сводятся к

равным правам и равным обязанностям граждан.

В нашей стране по идее установлено принципиальное равенство всех граждан во всех областях жизни. В основном оно видится в таких формах:

а) равноправие граждан независимо от социального происхожде-

ния, имущественного и должностного положения, а также рода за-

нятий;

б) равноправие всех граждан независимо от убеждений, мировоз-

зренческих позиций, принадлежности к общественным организаци-

ям и политическим партиям;

в) равноправие женщины и мужчины;

г) равноправие независимо от национальности и языка, вероис-

поведания и отношения к религии;

д) равноправие молодежи со всеми другими гражданами;

е) равенство перед законом и судом.

Обратимся к более конкретному рассмотрению указанных форм и видов равноправия граждан.

а) Важнейшим признаком основ правового статуса человека и гражданина в Российской Федерации является равноправие граждан независимо от социального происхождения, имущественного и должностного положения, а также рода занятий.

Каждому обществу соответствует свой тип равенства и равноправия. После Октябрьского переворота 1917 г. специальным декретом советской власти были упразднены привилегированные сословия – духовенство, дворянство и купеческие гильдии, а также низшие сословия – мещанство, казачество, мелкое чиновничество. Сословный характер имел офицерский состав армии и флота, жандармерия, полиция и пр. Каждое из этих сословий возникло исторически и имело свой юридический статус, включающий в себя различного рода привилегии, преимущества и льготы. На низшие сословия возлагались различного рода тяготы и повинности. Кроме того, население России делилось на естественных подданных и инородцев. Евреям, например, законами Российской Империи устанавливалась черта оседлости. Им также устанавливались дискриминационные правила при поступлении на государственную службу, владении землей и обучении в высших учебных заведениях*.

Такая сложная социальная структура Российской Империи обусловливала неравноправие юридического положения лиц, принадлежащих к различным сословиям, группам и национальностям.

Декретом советской власти от 25 (12) ноября 1917 г. были упраз-

См.. КоркуковМН. Русское государственное право. Т. 1. Спб , 1906.

С. 585–617

70

днены все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины и устанавливалось единое наименование "гражданин Российской Республики".

Однако сам факт упразднения чинов и пр. не повлек за собой не только фактического, но и юридического равноправия.

В полном объеме права предоставлялись трудящимся, людям наемного труда, живущим за счет собственного заработка.

Постепенно наиболее острые моменты, связанные с ограничением прав по классовому признаку, утрачивали свое значение. К 1936 г., к принятию Конституции СССР, все прежние юридические ограничения перестали как бы существовать. Однако возникли новые репрессивные ограничения, имеющие политический характер. В законодательство был включен термин "враг народа". В ст. 131 Конституции СССР 1936 г. говорилось: "Лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность, являются врагами народа" (см. ст, 135 Конституции РСФСР)9. Этот ярлык распространялся и на лиц, осужденных по другим преступлениям, они подвергались различного рода репрессиям я фактически лишались записанных в Конституции прав и свобод. В наши дни на этот счет написано уже немало10. Здесь лишь важно подчеркнуть, что нарушались предписания ст. 122, 123 Конституции СССР 1936 г. Это также противоречило ст. 2 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.

В настоящее время воссоздаются сословно-корпоративные объединения, имитирующие давно ушедшую социальную структуру общества, воссоздаются дворянские собрания, восстанавливаются купеческие гильдии, формируется казачье войско и пр. Однако упомянутые образования, как и другие подобные им, не влияют на правовой статус человека и гражданина, поскольку общественная жизнь, строго говоря, следует нормам Конституции. Государство призвано гарантировать равенство прав и свобод независимо от социальной принадлежности, происхождения, имущественного положения, профессии и рода занятий. Запрещается ограничение этих прав в зависимости'от указанных признаков {ст. 19).

Правда, следует оговориться, что должностное положение в ряде случаев искажает идею равноправия, поскольку чиновники высшего и среднего ранга могут использовать свое положение в узколичных

9

Конституция (Основной закон) СССР, Конституции (Основные законы) Союз-

ных Советских Социалистических Республик М., 1951.

См.. Курицын В.Н. Развитие прав и свобод в советском государстве. М.,

1983.

71

(корыстных) интересах. Необходимость отделить должностные полномочия, обусловленные потребностями службы, от удовлетворения личных интересов – дело порой непростое и нелегкое. Поэтому о безупречном равноправии в этих случаях можно говорить лишь в идеале.

б) Органическим признаком демократии служит равноправие

граждан независимо от убеждений, мировоззренческих позиций,

принадлежности к общественным организациям и политическим

-партиям. Пожалуй, это одно из самых высоких достижений постсо-

циалистического периода. Еще недавно критические замечания в

адрес советского строя рассматривались нашим уголовным законо-

дательством как "антисоветская агитация и пропаганда" и пресле-

довались как преступное деяние. "Никто не может быть принужден

к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них", –

гласит ныне ч. 3 ст. 29 Конституции РФ.

В этой области Основным законом устанавливается равноправие как индивидуальное, так и коллективное. Общественные объединения и религиозные организации равны перед законом (ст. 13, 14). Равноправны также и политические партии в своей деятельности, в частности, в избирательных кампаниях.

в) В любой стране женщины составляют по меньшей мере поло-

вину населения. Уже одно это выдвигает проблему женского равно-

правия в число центральных проблем правового равенства. Потому,

естественно, что Конституция РФ и конституции субъектов федера-

ции уделяют равенству прав женщины с мужниной особое внима-

ние. Они не только провозглашают этот принцип, но и определяют

систему общих и особых его гарантий.

Подлинное равенство женщины с мужчиной, как и другие виды равноправия, возможно лишь на основе достижения общественного равенства. Правовое положение женщин в конечном счете определяется местом в обществе той социальной группы, к которой она принадлежит.

Законодательство дореволюционной России содержало множество постановлений, ущемляющих права женщины, ставивших ее в неравноправное положение с мужчиной. Особенно униженное положение было у женщины – работницы и крестьянки. Что же касается женщин национальных окраин России, то они вообще в своем большинстве были бесправными. Уже первыми декретами советского государства были аннулированы все прежние узаконения, которые закрепляли неравноправное положение женщины. Трудящимся женщинам были предоставлены равные с мужчинами избирательные и другие политические права.

Установление равенства по закону было хотя и важным, но все-таки первым шагом на трудном пути обеспечения фактического

72

равноправия женщины с мужчиной. Было необходимо, чтобы предоставленные женщине по закону юридические возможности стали действительными ее правами.

И в прошлом, и в настоящее время отечественное законодательство определяет как общие, так и специальные гарантии равнопра-'вия женщин, учитывающие особенности женского организма и интересы женщины-матери.

К первому виду гарантий согласно Конституции относятся предоставление женщине равных с мужчиной возможностей в получении образования и профессиональной подготовки, в труде, в равном вознаграждении за него и продвижении по работе, а также в обще-„ ственнО'Политической и культурной деятельности.

В Указе Президента РФ от 30 июня 1996 г. "О повышении роли женщин в системе федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ" отмечалось, "что количество женщин на высших и главных должностях в системе федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации не соответствует их роли в обществе, хотя участие женщин в принятии ответственных государственных решений способствовало бы повышению качества этих решений и эффективности их исполнения". Стремясь устранить это несоответствие, Президент предлагает рассмотреть вопрос о возможности введения минимальной квоты для замещения женщинами государственных должностей федеральной государственной службы11.

Ко второму виду принадлежат специальные меры по охране труда и здоровья женщин: создание условий, позволяющих сочетать труд с материнством; установление правовой защиты, материальной и моральной поддержки материнства и детства, включая предоставления оплачиваемых отпусков и других льгот беременным женщинам и матерям, постепенное сокращение рабочего временя женщин, имеющих маленьких детей.

Что касается правового обеспечения этих сфер жизни, то на этот счет в предшествующие десятилетия принято множество нормативных актов, которые в значительной степени устарели и малоэффективны. Их необходимо пересмотреть. Творческая работа в этом направлении уже проводится. В настоящее время значительно повышаются размеры пособий по уходу за ребенком по достижении им возраста полутора лет и пособия на детей военнослужащих срочной службы. Разрабатываются предложения по дальнейшему усилению социальной поддержки семей с детьми.

СЗ РФ. 1996. № 27. Ст. 3238.

73

Широкий круг мероприятий намечен в следующих федеральных документах: Указ Президента РФ от 14 мая 1996 г. "Об основных направлениях государственной семейной политики"12, Постановление Правительства РФ "О межведомственной комиссии по вопросам улучшения положения женщин" от 17 мая 1996 г.13

Женское равноправие неотделимо от материального, социального и правового благополучия семьи, от заботы о материнстве и детстве. Часть 1 ст. 38 Конституции РФ устанавливает: "Материнство и детство, семья находятся под защитой государства", а ч. 2 ст. 7 гарантирует защиту и отцовству. Подобные же положения содержатся и во многих конституциях стран СНГ. В некоторых из них этот институт закреплен более подробно, чем в нашей Конституции (см. также ст. 32 Республики Беларусь, ст. 26 Кыргызской Республики).

Однако, вопреки лозунгам конституций, дело в этой области обстоит не лучшим образом, в частности, в Российской Федерации. За последнее время из года в год снижается рождаемость. Без всякой меры уменьшается количество детских учреждений: яслей и садов, снижается численность детских оздоровительных учреждений; предприятия, на балансе которых состояли детские учреждения, стремятся избавиться от них; выплачиваемые пособия на детей хотя и время от времени возрастают, но тем не менее не покрывают семейных затрат.

Женское равноправие существенно подрывается постоянно растущей безработицей, ведь в условиях кризисного состояния того или иного предприятия и учреждения в первую очередь лишаются работы женщины.

Одним словом, хотя равноправие женщины с мужчиной возведено в ранг высокого принципа, тем не менее до его истинного осуществления дистанция велика.

Как и в большинстве развитых стран, в России в действительности следует стремиться, так сказать, к двухуровневому развитию равноправия. В первую очередь необходимо обеспечить равенство человека и гражданина на основе общих стандартов, достигнутых современной цивилизацией. Это прежде всего равноправие в правах и обязанностях для большинства населения. Такой вид равноправия отличается от "пресловутой уравниловки" тем, что равенство зиждется не на одинаковой оценке людей, а обеспечивается в соответствии с их способностями, природными задатками и общественными

12 СЗ РФ. 1996 № 21. Ст. 2460.

13 СЗ РФ. 1996 №21 Ст. 2520.

74

"*--/

навыками. Тут равноправие достигается посредством некоторого естественного неравенства.

Второй уровень равенства состоит в том, что общественный строй не должен ограничивать и сдерживать человека в достижении и приобретении более значительного объема социальных благ, чем те, что имеет "простой рядовой человек".

г) Одним из существенных признаков основ правового статуса человека и гражданина в Российской Федерации является равноправие граждан независимо от национальной и расовой принадлежности, языка, вероисповедания и отношения к религии.

Национальное равноправие – незыблемый принцип правового положения граждан в демократическом правовом обществе и государстве (ст. 19 Конституции РФ). Он составляет важнейшую, органическую часть равноправия в целом и как таковой может быть правильно понят и раскрыт лишь в связи и на основе его. Как и другие виды равенства, действительное, а не мнимое национальное равноправие может быть осуществлено только в условиях демократического общества и правового государства14.

Решающим условием для установления равноправия в области национальных отношений в такой многонациональной стране, как Россия, может быть лишь разрешение национального вопроса во всем его объеме и в первую очередь создание государства, основанного на свободном, добровольном и равноправном союзе входящих в него народов.

Равноправие российских граждан различных национальностей гарантируется общефедеральной Конституцией и конституциями субъектов федерации во всех областях хозяйственной, общественно-политической и культурной жизни. Конституция Российской Федерации и все законодательство в целом декларируют равные юридические возможности для всех граждан пользоваться родным языком в государственных и общественных организациях, обучать детей на родном языке, публиковать печатные издания, вещать по радио и телевидению на национальном языке. Во всех республиках – субъектах Российской Федерации приняты законы о национальном языке. Русский язык рассматривается как язык межнационального общения (ч. 2 ст. 26 Конституции РФ). Национальное равноправие граждан России выражается также и в их праве развивать национальную культуру, быть представленными в общественных и республиканских государственных органах.

14

См:Лукашева Е.А. Межнациональные конфликты и права человека; Иванов В,Н. Межнациональная напряженность: принципы и факторы; Т и ш-к о в В.А. Дилемма новой России как многоэтнического государства и другие статьи В сборнике "Права человека и межнациональные отношения". М., 1994.

75

Как и в других областях жизни людей, Российское государство обеспечивает своим гражданам подлинную свободу в области национальных отношений. "Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности" (ч. 1 ст. 26 Конституции России).

Национальное равноправие обеспечивается как общими, так и специальными гарантиями. Согласно ч. 2 ст. 29 Конституции РФ, Основной закон запрещает пропаганду или агитацию, возбуждаю-, щую социальную, расовую, национальную или религиозную йена-, висть и вражду, а также не допускает пропаганду социального, расового, национального или языкового превосходства. г

Несмотря на категорические предписания Конституции, равноправие граждан независимо от национальности в общественно-политической жизни нашей страны имеет существенные изъяны: еще не до конца преодолены рознь и национальная вражда. Это имеет место как на государственном уровне, так и на бытовом. О первом свидетельствуют различного рода межнациональные конфликты, стремление некоторых национально-этнических групп к сепаратизму, к эгоистическим требованиям для своего населения льгот и преимуществ. Наиболее наглядным примером этому являются события в Чечне, приведшие к военному конфликту. ,

Примером второго рода служат миграционные процессы в национальных республиках в составе Российской Федерации. Из них происходит интенсивный отток русскоязычного населения. Однако основную массу беженцев и вынужденных переселенцев составляют жители бывших советских республик: Средней Азии, Закавказья, Прибалтики.

Все это служит питательной почвой для национализма.

В настоящее время в стране сформулирована концепция государственной национальной политики, на основе которой решаются острые проблемы в этой области15.

Россия не только многонациональная страна, но также и многоконфессиональная. Наряду с наиболее многочисленной конфессией русской православной церкви в ней множество приверженцев мусульманской религии, а также других религиозных направлений: католицизм, протестантизм, иудаизм, буддизм и др. В соответствии с Конституцией церковь отделена от государства и все религиозные

См.: Постановление Правительства РФ от 1 мая 1996 г "Об одобрении и предоставлении на утверждение Президента Российской Федерации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации". (СЗ РФ. 1996 № 19 Ст. 2312); Указ Президента РФ "Об утверждении Концепции государственной национальной политики Российской Федерации" от 15 нюня 1996 г, (СЗРФ. 1996. № 25. Ст. 3010)

76

направления и представляющие их объединения равноправны. Согласно ч. 1 ст. 14 Конституции Россия провозглашается светским государством. "Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной".

Порядок взаимоотношения государства и церкви, а также правовой статус религиозных объединений различного толка определяются и регулируются специальным законом РСФСР о свободе вероисповеданий от 25 октября 1990 г. с последующими изменениями и дополнениями. Здесь уместно отметить, что в нашем законодательстве провозглашается как общий статус церкви, так и положение лиц, принадлежащих к различного рода исповеданиям. "Каждому, – сказано в ст. 28 Конституции, – гарантируются свобода совести, 'свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними".

Вместе с тем свобода создания религиозных объединений не означает, что могут образовываться под видом религиозной свободы всякого рода сектантские организации, преследующие далеко отста-ящие от религии цели. Они не подлежат официальной регистрации, их деятельность запрещена законом. Примером такого рода религиозных объединений может служить АУМ Синрике, которое Минюст РФ снял с регистрации. Кроме того, можно констатировать широко распространенное у нас так называемое "Белое братство". Надо отметить, что за последние годы сектантское движение в России получило широкое распространение, что не раз отмечал в своих посланиях Патриарх Русской Православной церкви Алексий П.

д) Молодежь составляет особую, наиболее динамичную часть общества. Перед ней стоят как общие проблемы, продиктованные всем ходом общественного развития той социальной группы, к которой она принадлежит, так и особые проблемы, тесно связанные с первыми, но имеющие специфику, определяемую возрастом. Поэтому равноправие молодых людей и взрослых есть один из демократических показателей общественной жизни.

Демократическое мировоззрение не отрывает равенство прав молодежи от более общей задачи борьбы за равноправие для всех членов общества и рассматривает его как непременное условие достижения этого равноправия.

Установив и обеспечив равноправие для всех граждан, Российское государство создает тем самым прочный фундамент для равноправия молодежи.

С 18-летнего возраста гражданин приобретает не только установленные права и обязанности, но и может пользоваться ими самостоятельно и в полном объеме (ст. 60 Конституции РФ).

77

g 5. Гуманистическая направленность правового

статуса личности

Гуманистические идеи и установки органически связаны с принципом равноправия человека и гражданина. Это связь так глубока и основательна, что содержание принципа гуманизма в значительной степени раскрывается через интерпретацию принципа равноправия личности. И наоборот, порой почти невозможно решить, какой из этих принципов предшествует другому.

История возникновения и развития прав в свобод человека свидетельствует о том, что оба они своим источником имеют естественную природу человека. По мере ее осознания люди больше и полнее приходили к кардинальной мысли о единстве естественной природы человека как родовой общности16. Конечно, для осознания этого постулата понадобились многие и многие столетия, смена целого ряда эпох, различного рода социально-политические потрясения. За это время произошло много других исторических событий, прежде чем равноправие и гуманизм утвердились в сознании людей в качестве незыблемых постулатов их жизни, общепризнанных как мировой общественностью, так и национальным законодательством.

Историческое содержание гуманизма заключается в борьбе за справедливое, основанное на равноправии общество, за утверждение истинно человеколюбивых отношений между людьми. Освобождение от жестокой эксплуатации – высшее проявление социальной справедливости. Социальная справедливость составляет главную черту гуманизма.

Гуманизм, будучи основополагающим началом всего общественного и государственного строя, не может, естественно, не быть и руководящим принципом российского права в целом и прав и обязанностей в частности.

Гуманизм – это не только определенное мировоззрение, созданное прогрессивным развитием человечества, это не только качественная особенность государства, экономики, идеологии, нравственности, права и пр., но это также и принцип, основополагающее начало, руководящая идея, которая лежит в основе практической деятельности людей, членов демократического общества, граждан Российской Федерации.

Эти идеи нашли юридическое выражение прежде всего в действующем ныне Основном законе, а также во многих нормах текущего законодательства.

См. интересную для понимания естественной природы прав человека статью М.И. Ковалева "Генетика человека и его права (юридические, социальные и медицинские проблемы)" (Государство и право. 1994. №1. С. 12–23).

78

Принцип гуманизма правового статуса личности в сжатом виде записан в ст. 2 Конституции; "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью".

Гуманистическая направленность содержания данной конституционной формулы, чем она, по моему мнению, отличается от близких к ней формул советских конституций, заключается в том, что она признает "высшей ценностью" самого человека, а не только удовлетворение его потребностей.

Известно, что в последних советских конституциях, в партийной программе и других документах, особенно в официальной пропаганде, бытовала близкая к нынешнему конституционному положению формула, однако не тождественная ей: "Все во имя человека, все для блага человека".

Нет сомнений в том, что обе названные формулы носят гуманистический характер. Однако существенное различие между ними состоит в том, на что в первом и во втором случае делается акцент. Он обусловлен, на мой взгляд, особенностями мировоззренческих позиций. В соответствии со своими представлениями о жизненных ценностях социализм делал упор на удовлетворение постоянно растущих материальных потребностей человека, на предоставление ему необходимых для нормальной жизни благ – прежде всего материальных. Можно, естественно, спорить о том, насколько провозглашенные советскими конституциями лозунги были реальны. Однако теоретически факт бесспорный, что прежняя формула имела в виду удовлетворение социальных потребностей человека во всех областях жизни за счет общественных богатств. Ныне действующая же конституционная формула на первый план выдвигает не потребности человека и их удовлетворение, а самого человека как самостоятельную, суверенную личность, способную позаботиться о самой себе. Для этого человеку предоставляются общепризнанные права и свободы, а государство берет на себя обязанность гарантировать их.

Объявление человека высшей ценностью в обществе и государстве требует пересмотра правовой системы. Такая реформа законодательства, как уже отмечалось, началась.

В Основном законе нашего государства глава вторая открывается не социальными, а личными правами и свободами, т.е. правами и свободами, утверждающими достоинство человека, его честь и репутацию. Многочисленные статьи Конституции, регламентирующие процедуру защиты таких ценностей, нацелены на отстаивание достоинства человека, даже, если он повинен в совершении правонарушения (преступления). Статьи 49 – 51, 54, пронизаны гуманистическими идеями. "Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в

79

предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность" (ч I ст. 51). И другие из числа перечисленных статей так или иначе были продиктованы гуманистическими идеями. Здесь уместно, по моему мнению, обратить внимание на содержание ст. 48, в которой сказано, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Здесь, как и в других статьях Конституции, провозглашается ценность человеческой личности, ее прав и свобод.

В соответствии с принципом гуманизма российским гражданам предоставляются такие права и возлагаются на них такие обязанности, которые обеспечивают достоинство граждан, всестороннее развитие их физических и духовных способностей, удовлетворение ма-t териальных и культурных потребностей. "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления", – сказано в ч. 1 ст. 21. Но этим не исчерпывается роль указанного принципа. Его главное значение состоит в том, что он корректирует правовое положение каждого отдельного гражданина, приспосабливая его в рамках общих возможностей к индивидуальным особенностям того или иного человека, обеспечивая учет его возраста, пола, состояния здоровья и пр. и тем самым, делая в каждом отдельном случае правовой статус гражданина более справедливым, чем он мог бы быть на основе общих условий.

Таким образом, регламентирующая направленность принципа гуманизма, его идеи и установки имеют как общий, т.е. общерегулятивный, так и сугубо конкретный характер. В первом случае он распространяется на каждого человека и гражданина без всякого учета каких-либо его индивидуальных особенностей. В данном случае его действие аналогично действию принципа равноправия. Он применяется к каждому человеку независимо от каких-либо естественных и социальных различий. Конституция, законодательство подходят к каждому лицу, наделенному от рождения неотъемлемыми правами и свободами, одинаково. При этом государство обязано обеспечивать и защищать их. Поэтому какое бы тяжкое преступление человек ни совершил, закон не допускает к нему самосуда разъяренной толпы либо убитого горем и отчаянием отдельного человека (родственника, например). Разбираться в степени виновности или невиновности конкретного лица или группы лиц – это полномочия органов правосудия. Согласно ч 1 ст. 118, правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. В последнее время существенно расширены судебные полномочия. Так, в частности, арест, заключение под стражу и содержание под стражей

80

допускаются только по судебному решению (ст. 22). Можно сожалеть, что это гуманное предписание конституции и закона пока не действует и эти функции по-прежнему осуществляются органами прокуратуры27.

На началах гуманизма разработан и новый Уголовный кодекс РФ, который вступит в силу с 1 января 1997 г.

Попранием идей гуманизма является применение к человеку независимо от совершенных им правонарушений пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (ч. 2 ст. 21). Такого рода практика имела место, к несчастью, в нашей стране в течение многих лет существования советской власти. Об этом свидетельствуют многочисленные публикаций, вышедшие за последние годы (наиболее наглядные эпизоды приводит, в частности, А.И. Солженицын в своей книге "Архипелаг ГУЛАГ").

Однако и в наши дни положение с правами человека, претворением в жизнь идей гуманизма нельзя охарактеризовать как благополучное. Напротив, оно характеризуется правовым беспределом. Только за 1994 г., по данным МВД, число преступных посягательств на жизнь, здоровье, достоинство личности превысило 113,9 тыс. Особенно резко возросло число умышленных убийств. Убивают не только простых граждан, но и известных в стране людей: депутатов, журналистов, предпринимателей и банкиров. В 1994 г. на контроле МВД находились 562 заказных убийства, вызвавших в обществе повышенный резонанс. Особенно высок уровень организованной преступности, направленной против жизни, здоровья и имущества граждан. По преступлениам, совершенным организованными криминальными группировками, в 1994 г. возбуждено 10,1 тыс. уголовных дел, привлечены к уголовной ответственности 15,2 тыс., или на треть больше, чем прежде, их лидеров и активных участников. В продолжавшемся переделе сфер влияния преступные формирования открыто вступали и вступают в вооруженные столкновения между собой, подвергая опасности жизнь и здоровье случайных людей. В 183 разборках убито 156 и ранены 104 человека. Для достижения своих целей преступники все чаще прибегают к таким изощренным формам насилия, как похищение людей и захват заложников. За 1994 г. только в Москве зарегистрированы 272 таких факта18.

Однако принцип гуманизма было бы неправильно сводить лишь к общим правилам или их нарушениям. В обществе всегда есть

Ст 5 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемьн и обвиня-

емых в совершении преступлений" от 15 июля 1995 г (СЗРФ 1995 №29 Ст2759)

См КлимовВ Ловят чаще, а убивают по прежнему //Российская газета

1995 23февр

81

большая или меньшая категория людей, которая нуждается в особой заботе государства, в проявлении гуманистического отношения к ним. Принципы и нормы международного права и национального законодательства так или иначе учитывают индивидуальные особенности человека. Международное право насчитывает десятки договоров и конвенций, предусматривающих положения о защите прав лиц, находящихся в трудных или даже экстремальных ситуациях. Под эгидой ООН и других международных организаций различного рода развернута гуманитарная помощь.

Исходя из гуманистических принципов, наша Конституция, а еще детальнее отраслевое законодательство, предусматривают определенную систему особых льгот и преимуществ для нуждающихся в

ЭТОМ ЛИЦ.

Конституция, как положено подобного рода документам, указывает лишь сравнительно немногие группы россиян, которым, согласно закону, могут быть предоставлены льготные права и возможности, оставляя эту область правового регулирования текущему законодательству.

Конституция возлагает на государство обязанность защищать детство и материнство (ст. 38), права инвалидов и пожилых граждан (ст. 7), пострадавших от производственных травм (например, пострадавших от Чернобыльской аварии), беженцев и переселенцев, а также репрессированных в прошлом лиц. По преимуществу особенности статуса этих лиц сводятся к материальной помощи. Это, конечно, правильно и нужно. Однако принцип гуманизма не может, не должен сводиться только к этому. Его цель – обеспечить, создать полноценные условия для жизни человека, оказать государственную помощь, если он этого самостоятельно сделать не в состоянии. Только такая политика вправе называться гуманной. Тем не менее российская действительность далека от этой цели,

Выражая эту мысль словами Послания Президента Федеральному Собранию, можно было бы сказать: "Многие россияне до сих пор не знают, как в новых условиях отстаивать свои законные интересы – куда пойти, к кому обратиться, что рискованно, а что надежно; что можно, а чего нельзя. Они не знают, каковы обязанности различных государственных органов по защите прав граждан. Помочь людям приспособиться к быстро меняющимся условиям жизни– задача не менее важная, чем изменение самих этих условий"19.

Как и всякая другая руководящая идея, конституционный принцип гуманизма для своего практического осуществления нуждается

19

Российская газета 1995. S7 февр.

82

в специальном механизме, хотя он и реализуется во всей деятельности государства. Важная роль в нем принадлежит, как было отмечено, тем льготам, преимуществам и особым правам, которыми законодательство наделяет отдельные категории лиц.

Основное назначение льгот, преимуществ и особых прав, пре-

' доставляемых законодательством отдельным категориям лиц, со-

i стоит в выравнивании фактического положения всех российских

I граждан, в создании более благоприятных условий для всесторон-

1 него физического и духовного развития тех людей, которые нуж-

\ даются в этом. Цель льгот и преимуществ – создать фактически

\ равные возможности развития неравных по своим естественным

\данным людей и тем самым, по возможности, уровнять пока еще

неодинаковые их жизненные условия, сгладить еще существую-

щее фактическое неравенство.

§ 6. Общая доступность прав и свобод

н непреложность обязанностей

Конституция Российской Федерации в ст. 15 и 18 провозглашает прямое действие своих предписаний,и, особенно, прав, свобод и обязанностей. Таким образом, права и обязанности граждан являются непосредственно действующими. Может показаться, что они претворяются в жизнь как бы автоматически. Действительно, обладание и отчасти пользование многими правами и свободами не нуждаются в каких-либо условиях. Поэтому может сложиться впечатление, что пользование происходит как бы само собой. Однако это далеко не так. Для этого необходимы как усилия самих граждан, так и многогранная деятельность государства и некоторых общественных структур. В истолковании обсуждаемого принципа необходимо иметь в виду две стадии его реализации: первая – обладание правами и свободами и вторая – пользование и распоряжение ими. Для обладания, – несомненно, достаточно лишь их конституционного законодательного закрепления (ст. 17). Для пользования же ими нужны и гарантии государства, и активность самих граждан.

Юридическое обладание правами и свободами не требует со стороны отдельного человека каких-либо усилий. Все в конечном счете зависит 'от общества, от государства. Тем не менее государство не свободно наделять или упразднять те или иные права и свободы, поскольку оно фактически, и, отчасти, юридически связано внутренними обстоятельствами: социально-экономическими, политическими, духовно-психологическим и. Государство также не может не считаться с международными актами, которые оно одобрило, подписало и ратифицировало. И даже тогда, когда Основной закон государства принимается путем референдума, решающая роль все-таки

83

при этом принадлежит государству. Поэтому установленные Конституцией личные права и свободы, за некоторыми изъятиями, принадлежат каждому человеку и гражданину. Словом, владеть личными правами и свободами и даже их реализовать может каждый.

Сложнее обстоит дело с доступностью закрепленных в Конституции социально-экономических и политических прав и свобод. Тут многое зависит от гарантий, установленных государством, от его экономических и финансовых возможностей.

Принцип всеобщей доступности прав и непреложности обязанностей заключается в том, что каждый гражданин, достигший установленного законом возраста при наличии других содержащихся в законе условий, имеет фактическую возможность пользоваться правами и свободами и нести обязанности. Этот принцип исключает какие-либо привилегии для одних граждан и дополнительные тяготы для других. Он предполагает, что носителем (субъектом) каждого записанного в Конституции права, каждой свободы и каждой конституционной обязанности является каждый российский гражданин. Этот принцип требует внимания яе только к гражданам в целом, но и к каждому конкретному человеку, к его нуждам и запросам. Вместе с тем он не допускает со стороны кого-либо уклонения от несения установленных Основным законом обязанностей, если, конечно, для этого нет достаточных объективных или субъективных причин. Говоря иначе, всеобщая доступность прав и свобод и непреложность обязанностей означают, в частности, что никто не должен лишаться прав и свобод и уклоняться от несения обязанностей, если это право не предусмотрено законом.

Наиболее наглядно принцип всеобщей доступности, естественно, проявляется в правах, свободах и обязанностях, записанных в конституциях. Этот принцип нашел свое четкое выражение в ряде статей ныне действующего Основного закона России. Так, говоря о принципах избирательной системы, Конституция РФ в ст. 32 выдвигает принцип всеобщности. Согласно этому принципу, все граждане России, достигшие определенного возраста, независимо от каких-либо социально-политических условий имеют право участвовать в управлении делами государства, избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, на равный доступ к государственной службе, право участвовать в референдуме и отправлении правосудия.

Таким образом, всеобщая доступность прав и свобод и непреложность обязанностей – это не только теоретически обоснованная идея, а основополагающее начало правового статуса, законодательно закрепленное в Основном законе Российского государства. Иначе говоря, всеобщая доступность прав и свобод и непреложность обязанностей есть юридический принцип правового положения челове-

84

V.

ка и гражданина. Этот принцип является основополагающей нормой поведения как для органов государства и общественных организаций, так и для самих граждан. Из него, в частности, вытекает правило, что гражданин может быть лишен тех или иных прав либо ограничен в них только в случаях, прямо предусмотренных законом, и только уполномоченным на это государственным органом. Ограничение в правах может быть установлено только на определенный срок я не может быть бессрочным.

Принцип всеобщей доступности прав и свобод и непреложности обязанностей имеет огромное общественно-политическое звучание. Он исключительно выпукло оттеняет и подчеркивает особенности и преимущества демократического правового общества. Этот принцип выражает прежде всего количественную сторону в правовом статусе граждан. Но с развитием рыночной экономики, хозяйства, государства, демократии количество здесь переходит в новое качество, обусловливая в перспективе превращение Российской Федерации в демократическое, правовое, светское и социальное государство20.

Развитие принципа всеобщей доступности прав и непреложности обязанностей идет в двух основных направлениях: во-первых, юридически и фактически каждый человек и гражданин становится обладателем тех или иных прав и свобод; во-вторых, увеличивается объем правосуобъективности, постоянно развиваются рамки уже существующих прав и свобод, предоставляются новые права и свободы, непрерывно углубляются гарантии всего правового статуса в целом.

В настоящее время в стране произошли, если судить по действующей Конституции, некоторые изменения в трактовке принципа доступности прав и свобод, особенно в сфере социально-экономической жизни. Причин тут множество. Исключено из Конституции право на труд. Вместо этого в ст. 37 объявлена свобода труда. Признано в качестве общественного состояния безработица и гарантируется гражданам право защиты от нее. Из Конституции исключено право на семичасобой рабочий день, и на частных предприятиях нередко он длится значительно более продолжительное время. В отличие от общедоступного в прошлом среднего и высшего образования ныне общедоступным является лишь дошкольное, основное и среднее профессиональное образование, обязательным, согласно Основному-закону (ч. 4 ст. 43), является основное общее (девятилетнее) образование. Однако и эти высокие конституционные нормы весьма условно действуют: плата в детских дошкольных учреждениях (ясли, детский сад) несоразмерно высока, развернута целая сис-

20

КарташкинВА Международное право и защита прав челопека ы условиях перехода к рынку; АграновскаяЕВ Формирование рынка в России и защита прав граждан//Социальное государство и защита прав человека М . 1994

85

тема дорогостоящих лицеев, колледжей, гимназий, а также коммерческих университетов и институтов. Все это делает недоступным для многих сколько-нибудь качественное образование.

Также обстоит дело с общедоступностью права на охрану здоровья и медицинскую помощь. Общедоступно, т.е. бесплатно, оказывается медицинская помощь лишь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения за счет средств соответствующего бюджета (ч. 1 ст. 41). Действует целая система коммерческих лечебных заведений – от стоматологических до онкологических.

Фактически недоступным в нынешних условиях является право на жилище, хотя Конституция декларирует осуществление этого права (ч. 1 ст. 40).

Ущербна также и другая сторона описываемого принципа. В стране на всех уровнях падает государственная дисциплина. Это объясняется многими причинами и прежде всего ослаблением в РФ начал законности, правопорядка, государственности: старый механизм разрушен, а новый находится в стадии становления. Особенно это относится к органам местной власти. Между тем именно этим органам принадлежит важная роль в деле охраны прав и непреложности обязанностей, т.е. правового статуса человека и гражданина в целом. Лишь одно это обстоятельство резко сказывается на осуществлении принципа доступности и непреложности записанных в Конституции и законах прав, свобод и обязанностей.

Государственные служащие как верхнего, так и нижних эшелонов власти нередко игнорируют веления закона, а то и просто нарушают не только закон, но и Конституцию. Это отмечено самим Президентом в его ежегодном послании Федеральному Собранию: "Далеко не всегда гражданин может безболезненно, в короткие сроки восстановить свое нарушенное право. И дело тут не только в несовершенстве правовой базы, недостатках функционирования судебных органов. Защита прав личности – обязанность абсолютно всех государственных и муниципальных органов. Каждый из них обязан защищать права граждан в рамках своих конституционных задач и присущими ему методами"*1.

В последнее время Президент принимает энергичные меры по укреплению конституционной законности. Им, в частности, 6 июня 1996 г. принят Указ "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы"22.

Добросовестное соблюдение Конституции и законов – непременная обязанность работников государственного аппарата, а также

Российская газета. 1995.17 февр.

22 СЗ РФ. 1996. № 24. Ст. 2868.

86

и самих граждан. Этот принцип в полной мере относится к требованию непреложности и к другим конституционным обязанностям. Между тем они также подвергаются большей или меньшей общественной эрозии. Согласно Конституции, "каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы" (ст. 57). Если в государст-' венных учреждениях и предприятиях, а также в органах местного самоуправления это не вызывает особых трудностей, заработная плата всегда известна и налоги с этих доходов взимает бухгалтерия, то иначе дело обстоит в частном секторе. Предприниматели различных уровней часто игнорируют требования государства представлять балансовый отчет, скрывают реальные доходы и посредством \ различных ухищрений не выполняют эту свою конституционную обязанность – платить налоги. Только за последние два года государственный бюджет недополучил многие триллионы рублей. При этом надо иметь в виду, что для исполнения этой конституционной обязанности создана специальная налоговая служба.

Не лучшим образом обстоит дело с другой обязанностью каждого гражданина Российской Федерации – нести военную службу (ст. 59). По сообщениям различного уровня учреждений и организаций Минобороны многие молодые люди – граждане РФ – уклоняются от несения воинской службы. Кроме того, до сих пор из-за отсутствия законодательства об альтернативной гражданской службе граждан, чьи убеждения или вероисповедание противоречат несению военной службы, исполнению указанной обязанности наносится дополнительный ущерб.

Как и другие принципы правового статуса, доступность прав и свобод и непреложность обязанностей во многом испытывают влияние вновь возникших социальных представлений в нашем обществе. Ныне, во всяком случае на законодательном и официальном уровне, не признается классовая структура общества. Между тем частично Конституцией и законодательством, а более всего в суждениях различных политических групп нашего государства утверждается, что в социальном отношении население делится на три общественных слоя: малоимущие, среднеобеспеченные и зажиточные слои ("новые русские"). Говоря о первой группе населения, Конституция декларирует для ее членов доступность социальных прав и свобод на минимальном уровне. Что же касается обеспеченных слоев населения, то они в состоянии пользоваться правами и свободами самостоятельно, без посторонней помощи за счет собственных средств.

Подводя итог анализа обсуждаемого принципа, можно видеть, что он, как и другие принципы правового статуса, реализуется лишь частично, носит как бы идеальный характер, находится, так сказать, в потенции. Однако без учета его содержания и характера реализации нельзя в полном объеме понять и оценить основы правового статуса личности, закрепленного главой второй Конституции РФ.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

СУВЕРЕНИТЕТ ГОСУДАРСТВА

И ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА

ЛИЧНОСТИ

§ 1. Обусловленность правового статуса человека

и гражданина территориальным и политико-правовым

верховенством Российской Федерации

Основы правового статуса личности в Российской Федерации обусловлены как социально-экономическим строем общества, так и федеральной организацией государства. Если первый фактор так или иначе проанализирован в литературе, то в отношении второго это предстоит сделать. Говоря определеннее, основы правового положения личности необходимо рассмотреть в свете суверенитета государства, его территориального и политико-юридического верховенства. Ведь содержание основ правового статуса личности в первую очередь складывается из отношений человека и общества, гражданина и государства в их различном понимании и юридически признанном обозначении.

Проблема суверенитета, несомненно, одна из самых сложных и многообразных тем обществоведения, философии, политологии и юриспруденции, в частности, и ряда ее отраслевых наук. По данной теме написано много научных работ, принадлежащих философам, юристам и правоведам1.

Разумеется, задачей автора не является рассмотрение проблемы суверенитета во всем ее объеме. У него сравнительно скромная

См.: Алексеев А. К учению о юридической природе государства и государственной власти. М., 1894; Он же. Русское государственное право. М., 1895; Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М., 1894; Он же. Философия права. М., 1900; Палиенко Н.И. Суверенитет. Историческое развитие идеи суверенитета и ее правовое значение. Ярославль, 1903; Он же. Учение о существе права и правовой связанности государства. Харьков, 1908. С. 310 и ел.; М ишел ь Анри. Идея государства. Кн.4. Государство и индивидуум перед судом научной философии. С. 525 и ел.; Д ю г и Л. Конституционное право. Общая теория государства. М., 1908.

В советское время эта проблема была обстоятельно разработана (см.: Левин И.Л-Суверенитет. М., 1948; Д о р о г и н В.А. Суверенитет в советском государственном праве. М., 1948; Б езу г л о в А.А. Суверенитет советского народа. М., 1975;3 л а то-польский ДЛ. СССР ~~ федеративное государство. М., 1967. С-207–222; Он же. Возрождение федеративного государства: проблема государственного суверенитета// Вести. Моск. ун-та. 1995. № 2. С. 3–13).

В"

цель: рассмотреть статус личности в территориальном и политико-правовом аспектах. Ее своеобразным аналогом является, на наш взгляд, проблема действия закона во времени, пространстве и по кругу лид2.

Вопрос о соотношении суверенитета и основных прав и свобод личности в наши дни обстоятельно проанализировал в своих трудах член Конституционного Суда РФ Б.С. Эбзеев. По его мнению, "народ не может быть суверенным, если каждый член общества не обладает реально гарантированными законом и судом основными правами и свободами или в обществе не обеспечено выполнение гражданами возлагаемых на них законом обязанностей". Вместе с тем "права государства не могут быть выше прав человека"3.

Единство, целостность и неприкосновенность территории России – это одно из решающих условий, обеспечивающих устойчивость, непоколебимость и равнозначимость правового статуса личности. Другим условием являются единство и целостность системы государственных органов федерации и ее субъектов, органов местного самоуправления, хотя последние не входят в общую систему органов государственной власти, а осуществляют власть самостоятельно. Тем не менее лежащие в их основе принципы не противостоят единой системе органов РФ.

В Российской Федерации объединены 89 субъектов (республик – 21, краев – 6, областей – 49, автономная область – 1, автономных округов – 10 и два города федерального значения)- Каждый из субъектов федерации имеет свой учредительный основополагающий закон, определяющий его статус: конституции – в республиках, уставы – в остальных'1. Они имеют собственную территорию, население и систему органов власти.

Одним из качеств суверенитета является территориальное верховенство5. Территория, ее режим обусловливают характер и особенности правового статуса личности. Это обстоятельство давно замечено юристами. "Правовое значение территории проявляется в двояком направлении: отрицательно в том, что всякой другой, не подчи-

Т и л л е А.А. Время. Пространство. Закон. М., 1965. С. 157 и cji.

См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Демократия. Права человека. М.; Черкесск, 1992. С. 171, 177; Он же. Советское государство и права человека. Саратов, 1986.

См.подробнее об этом: Г у с е в S. О соответствии конституиий субъектов федерации Конституции Российской Федерации; БолтенковаЛ. В добрый путь, Устав! Устав Курганской области//ЭтнополитическиЙ вестник. М., 1995. NS 1.

В старой (дореволюционной) литературе основными признаками государства утверждались: народ, население, верховная власть (см., например; Алексее в А.С. Русское государственное право. Конспект лекций. М., 1885. С. 4–7). В советской же литературе выдвигались такие признаки, как публичная власть и территориальное деление населения (Теория государства и права. М., 1949. С. 63).

89

ненной государству власти запрещено осуществлять свое господство без прямого разрешения со стороны государства; положительно в том, что все находящиеся в пределах территории лица подчинены власти государства. Входящие в состав государства коммунальные союзы обладают, в силу им присвоенной государством власти, ограниченным территориальным господством, проявляющимся, подобно верховенству государства, положительно и отрицательно... Территория служит ... пространственным основанием для осуществления власти государства над всеми пребывающими в государстве людьми – подданными и иностранцами'"5.

Из приведенных слов Г. Еллинека вытекает, что юрисдикция государства не может не согласовываться с территориальным верховенством. Русский философ Н.И. Бердяев также увязывает территориальное и политико-юридическое верховенство в России7.

Как Российская федерация, так и ее субъекты обладают собственной территорией. Территория РФ составляет не сумму территорий субъектов федерации, а единое, целостное пространство. Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию (ч. 1 ст. 4). На территории субъекта федерации действует юрисдикция Российской Федерации. Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации (ч. 2 ст. 4). Конституции и законы республик, уставы и законы других субъектов федерации распространяются только на их территории. Статус субъектов федерации определяется федеральной Конституцией и конституциями и уставами субъектов федерации <ч. 1, 2 ст. 66). Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории и территорий субъектов федерации.

Российская территория, согласно ч. 1 ст. 67 Конституции РФ, включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Она обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе8 и в исключительной экономической зоне Российской Федерация в порядке, определяемом федеральном законом и нормами международного права (ч. 2 ст. 67).

Из приведенных конституционных положений вытекает, что статус человека и гражданина, их права и свободы формируются и действуют на всей федеральной территории. Эти кардинальные установки обусловливают, во-первых, содержание правового статуса

Е л л и н е к Георг. Общее учение о государстве. Изд. Второе. С.-Петербург,

1908. С. 286, 2S9 и ел.

См.:'Бердяев Н. Судьба России. М., 1990. С. 65 и ел.

В июле 1995 г. Государственная Дума приняла Закон "О континентальном

шельфе Российской Федерации". СЗ РФ. 1995. № 49. Ст. 4694.

90

человека, его прав, свобод и обязанностей, во-вторых, территориальные пределы их действия, в-третьих, круг лиц, на которых они законно распространяются. Рамками их распространения является общепризнанная территориальная граница России. Все лица, находящиеся в пределах этих границ, признаются носителями установленных конституцией и федеральными законами прав, свобод и обязанностей личности. Иначе говоря, ими обладают все жители страны, все ее население, которое состоит из граждан и неграждан.

Основную массу населения образуют российские граждане, небольшая же часть ее жителей состоит из иностранных граждан (подданных), лиц без гражданства, а также некоторых других групп людей.

На российских граждан юрисдикция Российской Федерации распространяется, так сказать, вне территориальных, пространственных границ: массово и без каких-либо исключений, а на граждан, проживающих за рубежом, действует как российское, так и законодательство страны пребывания. На других же лиц, напротив, действует не полностью и на определенный срок. Одним словом, статус российских граждан территориально устойчив и бессрочен, а неграждан – ограничен временем и пространством9.

Утверждая единство и целостность своей территории, суверенная власть в зависимости от обстоятельств разделяет единую территорию на различные части и устанавливает в них определенный правовой режим. В данном случае речь идет не только о том, что в состав Российской Федерации входят государства и государственные образования – ее субъекты, но и о том, что Россия, ее единая территория разделяется на отдельные регионы с собственным правовым режимом. Он различен и определяется многими обстоятельствами. Правовые режимы устанавливаются как федерацией, так соответственно и ее субъектами. Они утверждаются либо прямо федеральным законом, либо на определенный срок актами органов федеральной власти, например в связи с происходящими стихийными бедствиями: землетрясениями, наводнениями, эпидемиями, криминогенными ситуациями и т.п. В этих случаях вводится специальный правовой режим – чрезвычайное положение. Он отражается и влияет на порядок пользования правами и свободами, установленными конституцией и законами, живущими в данном регионе людьми. В некоторых случаях объем осуществляемых ими прав и свобод может быть ограничен (например, свобода передвижения). В других, напротив, расширен путем предоставления жителям льгот и преимуществ (лицам, пострадавшим от землетрясения или наводнения,

9

См.: Абдулатипов Р.Г. Федерализация России и взаимосвязь региональ-

ной и национальной политики//Этнополитический вестник. 1995. № L. С. 5–15.

91

террористических актов). Все это касается строго определенных групп населения и ограничивается территориальными пределами10.

На территории страны находятся как городские, так и сельские поселения, поэтому в связи с обсуждаемой темой можно и нужно различать городскую и сельскую местности. Все эти вопросы так или иначе относятся к институту административно-терррггориального деления страны.

В условиях Российской Федерации с ее огромной территорией, разнообразным национальным составом населения, неодинаковой его плотностью и пр. неизбежно наличие различных административно-территориальных единиц.

Для рассмотрения поставленных здесь вопросов нужна не только характеристика субъектов верхнего уровня. Тут важен также анализ низовых звеньев территориального устройства. Оно складывается из таких единиц, как: сельский район, район в городе, города в составе субъектов РФ, городские поселки, рабочие поселки, курортные и дачные поселения. Такого рода деление обусловлено и величиной территории, и численностью населения, и характером его занятий, а также некоторыми другими обстоятельствами. Проживание (пребывание) в одном из упомянутых населенных пунктов прямо и непосредственно отражаются на характере пользования конституционными правами и свободами, на их объеме и специфике. Отсюда деление населения на селян и горожан имеет важное значение для понимания правового статуса личности.

В дореволюционной России абсолютное большинство населения проживало в сельской местности. В XIX в. крестьяне делились на крепостных и свободных хлебопашцев. Сословие крепостных крестьян разделялось на различные категории в зависимости от владения землей, отношения к помещику и государству, а также к церкви.

После отмены крепостного права хотя крестьяне и стали свободными, тем не менее их правовое положение мало чем изменялось11.

См.: Указ Президента РФ "Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации" от 3 июня 1996 г. (СЗ Рф. 1996. № 23. Ст. 2756).

Конец крепостничества в России. М., 1994. {Документы и материалы).

В законодательстве Российской Империи действовали нормативные акты, опре-

деляющие сословия населения, в том числе в зависимости от территории (Свод зако-

нов Российской Империи. 2-е изд. Спб., 1913. Т. 3. Кн. I).

Обстоятельный анализ влияния территориального принципа на правовое положение российских обывателей дан в учебнике Н.М. Коркунов;> "Русское государственное право" (Спб., 1905. Т. 1. С. 274–360). См. также: Ц ы п к и н П.Т. Свод законов о состояниях. Спб., 1913; Иванюков И.И. Падение крепостного права в России. Спб., 1903; Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. Исторические справки. М.. 1905; ЗаЙончковский П. А. Отмена крепостного права в России. М., 1968; К о р н и л о в А-А. Крестьянская реформа. Спб., 1905; Э и д ел ь м а н Н.Я. "Революция сверху" в России. М., 1989.

92

После октябрьского переворота соотношение сельского и городского населения существенно не изменилось. Лишь в связи с коллективизацией сельского хозяйства количество селян стало неуклонно уменьшаться, а число городов и городских поселений увели-'чиваться, что связано с ростом городского населения.

Типичными в этом отношении являются регионы Центральной России. Одна из областей этого региона – Тамбовская. Территория ее 34,4 тыс. кв. км, а население 1315,1 тыс. человек, из общего числа населения области горожане составляют 758,1 тыс. человек, в то время как сельское население – лишь 557 тыс. жителей.

В территориальном отношении эта область состоит кроме област-s ного центра Тамбова в из ряда периферийный городов, городских поселков и других населенных пунктов (Мичуринск, Моршанск, Котовск, Рассказово, Уварове, Кирсанове).

В свое время было широко распространено утверждение о преодолении существенных различий между городом и деревней, между аграрным и индустриальным трудом. Эта идея даже была возведена в конституционный принцип. В ст. 22 Конституции СССР 1977 г., в частности, сказано: "В СССР последовательно претворяется в жизнь программа превращения сельскохозяйственного труда в разновидность индустриального; расширения в сельской местности сети учреждений народного образования, культуры, здравоохранения, торговли и общественного питания, бытового обслуживания и коммунального хозяйства; преобразования сел и деревень в благоустроенные поселки". Осуществление этой идеи вполне возможно. Об этом убедительно свидетельствует накопленный опыт развитых стран Европы и Америки. Однако у нас в стране она не была осуществлена, и, видимо, предстоят долгае годы ожидания. Как известно, значительная часть населения до сих пор живет пока еще в сельской местности. Существенное различие между городом и деревней сохраняется. Между тем российская Конституция 1993 г., декларируя равенство граждан в правах и свободах, не ставит его в зависимость от места жительства (ст. 19), т.е. не закрепляет территориального равенства.

"Сельско-городской обмен, – сказано в Федеральной миграционной программе, утвержденной Указом Президента РФ 9 августа 1994 г., – при сохранении проблемного характера в перспективе может стабилизироваться под влиянием нового комплекса факторов, вытекающих из реализации социально-экономических реформ в аграрном секторе и сельской местности в целом. Сдерживающими факторами дальнейшего оттока сельского населения в города являются развитие на селе новых форм собственности и хозяйствования, земельная реформа и активизация других приватизационных процессов, а также активизация факторов, противодействующих притоку сельских жителей в города (безработица, неразвитость рынка жилья, напряженность с продовольственным обеспечением). Те же самые факторы будут способствовать миграции горожан в село. Вме-

93

1

сте с тем городские поселения, особенно крупные, не потеряют привлекательности для селян. В результате уже в 90-е годы масштабы миграции сельского населения в города могут сократиться, однако встречный поток из города по-прежнему останется во много раз меньше. В 1992 г. отрицательное сальдо миграции между селом и городом составило 113 тыс. человек12.

Анализ нынешней жизни и соответственно законодательства о правах и свободах не дает оснований для оптимистических выводов. Какую бы область жизни мы ни взяли, всюду налицо различия в пользовании правами и свободами между селянами и горожанами. Это, естественно, относится в первую очередь к социально-экономической жизни и в известной степени к общественно-политической. Да и режим городской территории во многом отличается от деревенской.

Одно дело жизнь в столице республики, края, области; другое дело – в районном городе, сельском поселке или находящейся на периферии деревне. Велики различия в реализации прява на образование в городе и в сельской местности. То же можно сказать о реализации права на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Еще раз уместно подчеркнуть, что сказанное относится не к пра-вообладанию, а к реальному пользованию правами и свободами.

Имея в виду территориальное и политико-юридическое верховенство государства, его значимость для правового статуса России, следует также обозначить и другие режимные территории. К ним относятся: экономические зоны, зоны свободной торговли, повышенной экологической опасности (в частности, радиоактивности), национальные природные парки13, полосы отчуждения для транспорта (железнодорожного, автомобильного, трубопроводного, речного) и т.п. К категории территорий с особым правовым режимом принадлежат также военные и научные городки1"1, приграничные районы15. Еще недавно все они были закрытыми поселениями. Не-

12

13

СЗРФ- 1994. №18. Ст. 2065.

Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" от 14 марта 1995 г.(СЗ РФ. 1995. №12. Ст. 1024).

В настоящее время в процессе сокращения численности армии некоторые военные городки передаются в гражданское использование. В связи с этим меняется их правовой режим. Согласно распоряжениям Правительства РФ от I июля 1995 г. № 922 и от 29 июня 1995 г. № 905. были переданы в государственную собственность Республике Карелия и Архангельской области жилищный фоня и иное имущество бывших военных городков (СЗ РФ. 1995. № 28. Ст. 2743; № 29. Ст. 2827).

Постановление Правительства Российской Федерации "О пограничнЕго представителях Российской Федерации" от 23 мая 1995 г, В кем. в частности, сказано о полномочиях таких представителей: "требовать от должностных лиц и граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства соблюдения законодательства Российской Федерации о государственной границе Российской Федерации с сопредельными странами..." (СЗРФ. 1995. №21. Ст. 1971).

94

сколько лет тому назад существовали целые закрытые города, например Владивосток, Северодвинск, Горький (Нижний Новгород), и даже целые регионы (Приморский край, в частности). Все это оправдывалось заботой о военной безопасности, и не без оснований. Поэтому можно понять требования населения Ставропольского и / Краснодарского краев объявить их приграничными территориями с

/ особым режимом (в связи с военными действиями в Чечне). В особом режиме нуждаются некоторые климатические зоны с трудными условиями жизни и труда. Именно такими являются северные, северо-восточные и восточные территории России16. Обсуждая основы

'., правового статуса человека и гражданина Российской Федерации,

1 этого нельзя не заметить.

\ Ежегодно издается правительственное постановление о государственной поддержке жителей северных районов. Им поставляются необходимые для жизни ресурсы; направляются технические и другие специалисты, которые обустраивают северные территории. Однако, если в прошлом эти работы проводились последовательно, то теперь, по данным печати, они фактически свернуты17.

В районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для их жителей установлены преимущества и льготы. Так, например, для женщин, проживающих в этих местностях, предусматривается вместо восьмичасового рабочего дня шестичасовой, а зарплата выплачивается за полную неделю. Проживающие здесь граждане имеют льготы по пенсиям. Женщины уходят на пенсию по достижении 45 лет (вместо 55) при стаже работы 20 лет, а мужчины по достижении 50 лет (вместо 60) при стаже работы не менее 25 лет. Лицам, проработавшим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям соответственно не менее 15 и 20 лет, пенсия назначается и выплачивается с учетом районного коэффициента к заработной плате независимо от места проживания и времени обращения за пенсией18.

В настоящее время, когда проблемы северных территорий страны, проживающего там населения обострились, Правительство Российской Федерации приняло решение создать Государственный комитет Российской Федерации по вопросам развития Севера. В утвержденном о нем положении записано, что данный комитет коор-

1S

Федеральный закон "Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера Российской Федерации" от 19 июня 1996 г. (СЗ РФ. 1996. №26. Ст. 3030).

См., например: Постановление Правительства РФ "О системе государственной

поддержки и организации поставок продукции (товаров) в районы Крайнего Севера и

приравненные к ним местности в 1995 году" от 24 мая 1995 г. (СЗ РФ. 1995. № 22.

Ст. 2078).

is

Российская газета. 1995. 16 июня.

* ЛД Воеводин 95

динирует важнейшие вопросы социально-экономической и культурной жизни северных и северо-восточных районов страны19.

Выделение территорий с особым правовым режимом, не совпадающих ни с федеративным устройством, ни с административно-территориальным делением, не умаляет качества территории Российской Республики как единого, целостного пространства. Оно служит цели либо оказания населению отдельных частей государства экономической и социально-культурной помощи, либо обеспечению экологической безопасности соответствующей территории. Решить указанные проблемы собственными силами регион не в состоянии.

С распадом Союза ССР и образованием на его территории Содружества Независимых Государств безопасность населения в ряде регионов России требует новых правил обустройства ее внешних границ. Речь идет не столько о военной безопасности, сколько об экономической, валютно-финансовой и иных формах предотвращения ущерба, защите от террористических посягательств20. В этом смысле понятно настойчивое требование населения ряда регионов усилить безопасность и установить для них пограничный режим либо сформировать правовой статус иного вида. Подтверждением этому является казачество, которое при давлении "снизу" и поощрении "сверху" ныне восстанавливается как "военно-земледельческое сословие". 16 апреля 1996 г. Президент РФ издал ряд указов, закрепляющих статус казачества: "Вопросы главного управления казачьих войск при Президенте Российской Федерации", "О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе", "Об экономических и иных льготах, предоставляемых казачьим обществам и их членам, взявшим на себя обязательства по несению государственной и иной службы". В соответствии со ст. 2 "Положения о привлечении членов казачьих обществ к государственной и иной службе" данное мероприятие "не преследует никаких политических целей и направлено на возрождение традиционных для казачества форм хозяйствования, реализацию и защиту гражданских, экономических, социальных и культурных прав и свобод членов казачьих обществ, развитие их активности, повышение престижности военной службы, военно-патриотическое воспитание членов казачьих обществ, осуществление культурно-оздоровительной и спортивной работы и иной деятельности, предусмотренной

19

Российская газета. 1966. 11 апр.

20

Указ Президента РФ "О государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (основные положения)" от 29 апреля 1996 г. (СЗ РФ. 1996. № 18. Ст. 2127).

96

федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации"23.

Естественно, особый статус региона сказывается на основах правового положения каждого человека, проживающего в соответствующем регионе. В одних случаях на определенных территориях не допускается хозяйственная деятельность, в других – вводятся ограничения свободы передвижения и проживания. Эти стеснения могут быть большими или меньшими.

Одним словом, исходя из принципа территориального верховенства, правовой статус федерации корректируется не только федеральным законодательством, но и законодательством на -уровне ее субъектов, а также, отчасти, актами местного самоуправления, которые, однако, принимаются в пределах общефедеральной Конституции и федерального законодательства.

Распад СССР обусловил появление множества трудных проблем, влияющих на становление нынешнего правового статуса личности в России. Это: обеспечение как внутренней, так и внешней границ государства; миграция населения, появление многочисленной армии беженцев как из стран ближнего зарубежья, так и из сопредельных с Россией государств и другие.

Преодоление указанных трудностей потребует больших организационных, финансовых затрат из федерального бюджета. Отзываясь на многие потребности, Президент России учредил рад государственных служб, в том числе федеральную службу миграции22, которая должна заняться нуждами и проблемами беженцев, вынужденных переселенцев, обустройством их жизни, предоставлением жилья и работы. Эти люди материально, нравственно и психологически травмированы тем, что покинули родные места, где они проживали многие годы, а нередко и родились.

Естественно, решение этих проблем требует разработки серьезной правовой базы. К сожалению, сегодня она еще крайне скудна.

Исстари в России существовала довольно значительная внутренняя миграция населения. Она имела место преимущественно в Средней Азии, Сибири и южных областях Украины. Мигранты, по общему правилу, не имели устойчивого юридического статуса, поскольку у них не было постоянного места жительства.

Такое положение существовало и в советский период. Оно сохранилось и в настоящее время. Все это обусловливает ряд негативных последствий. Для преодоления их необходимы были меры и проце-

21 СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1953–1955.

Указ Президента РФ "О федеральной миграционной службе России" от 14 июня 1992 г. (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. №10. Ст. 836).

4- 97

дуры утверждения легального статуса мигрантов. Для достижения этого использовались прописка, временная прописка, регистрация, разрешение на индивидуальные и коллективные проживания (например, для цыганского табора). Разрешения такого рода выдавались местной администрацией под поручительство ответственного лица. В результате этих или подобных им мероприятий не абстрактное лицо, а каждый человек и гражданин в Российской Федерации обретал конституционный статус.

Россия, как известно, многонациональная страна. На ее территория проживает более ста двадцати больших и малых народов и национально-этнографических групп. Одни из них имеют свою национальную государственность, другие – нет Статус принадлежащих к ним лиц зависит от характера государственности. Малочисленные национальности, не имеющие своей государственности, обладают статусом, установленным российской Конституцией, а также конституциями республик и уставами краев, областей и автономных округов, на территории которых они проживают. "Российская Федерация, – сказано в ст. 68 Конституции, – гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации". Вопросы правового статуса граждан, принадлежащих к малочисленным народам, защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; режим пограничных зон находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ч. 6 ст. 72).

В развитие ст. 69 и 72 Конституции Российской Федерации Государственная Дума приняла 26 мая 1995 г. Постановление "О кризисном положении экономики и культуры малочисленных коренных (аборигенных) народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации". В нем подчеркивается, что "положение экономики и культуры малочисленных коренных (аборигенных) народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, насчитывающих около 200 тыс. человек, продолжает ухудшаться, несмотря на меры, принимаемые в последние годы.

Продолжается развал традиционных отраслей хозяйствования, растут безработица и обнищание населения; ухудшается состояние здоровья, уровень смертности малочисленных народов в полтора раза выше, чем у других жителей, и заметно превышает рождаемость; алкоголизм и преступность среди малочисленного коренного (аборигенного) населения приняли угрожающие размеры.

Чудовищно, что за последнее столетие Россия фактически лишилась таких народов, как кереки, чуванцы, ороки, айны, на грани

98

физического исчезновения находятся юкагиры, кеты, орочи и другие малочисленные народы Севера.

Все это является отражением общей ситуации в стране, но среди малочисленных коренных (аборигенных) народов переход к рыночным отношениям сопровождается значительно большими потерями и лишениями, связанными с особенностями традиционных отраслей хозяйственной деятельности, своеобразием культурно-бытового уклада жизни"23.

В соответствии с целями, предусмотренными указанным постановлением, Государственная Дума рекомендовала, в частности, разработать и принять следующие законы: "О территориях традиционного природопользования", "Об общине", "Об общих принципах местного национально-территориального самоуправления в районах компактного проживания меньшинств и малочисленных коренных (аборигенных) народов России". Также Государственная Дума предложила рассмотреть вопросы об образовании Комитета по делам малочисленных коренных (аборигенных) народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, об учреждении института уполномоченного по правам малочисленных коренных (аборигенных) народов России.

До сих пор не было рамочного закона, определяющего правовой статус коренных малочисленных народов, которых сейчас насчитывается в России более 60, и в общей сложности они составляют 500 тыс. человек. Из них 13 народов насчитывают всего от 100 до 1000 человек, ряд из которых поставлены на грань исчезновения, поскольку промышленное освоение территорий их традиционного расселения осуществлялось без учета экологических, экономических и социальных последствий.

В связи с этим Государственная дума 22 мая 1996 г. приняла Закон "Основы правового статуса коренных малочисленных народов России", который предусматривает юридические гарантии, обеспечивающие свободное волеизъявление малочисленных народов при решении вопросов, касающихся их прав и интересов2''.

Как видно, государственный суверенитет, территориальное и политико-юридическое верховенство самым прямым и непосредственным образом связаны с юридическим статусом личности. Их влияние проявляется как на статусе в целом, так и на его своеобразии применительно к отдельным категориям лиц, проживающих на территории с особым правовым режимом. Однако во всей полноте основы правового положения личности в любом государстве формируются на базе института гражданства.

23 СЗРФ 1995 №24 Ст 2260

24

Независимая газета 1996 25 мая

99

§ 2, Российское гражданство в системе институтов

основ правового статуса личности

' Гражданство – важнейший и первый по месту в системе элемент комплексного института основ правового положения личности в обществе и государстве. Вместе с тем гражданство, его характер, содержание, принципы и пр. тесно связаны с другими институтами и, в частности, с государственно-территориальным устройством Российской Федерации.

Россия – федеративное государство. Поэтому здесь существует общефедеральное и республиканское гражданство. Согласно ст. 2 Закона о гражданстве Российской Федерации от 28 ноября 1991 г. с последующими изменениями и дополнениями "граждане Российской Федерации, постоянно проживающие на территории республики в составе Российской Федерации, являются одновременно гражданами этой республики". Законом от 13 мая 1992 г. Кабардино-Балкарской Республики установлено собственное гражданство. В соответствии со ст. 6 Конституции РФ ст. 4 Степного уложения (Основного закона) Республики Калмыкия предписывает: "Гражданин Республики Калмыкия является гражданином Российской Федерации, Гражданство Российской Федерации и Республики Калмыкия неразрывно". Здесь уместно сказать, что это не двойное, а двуединое гражданство. Оно выражает суверенитет и федерации и республик. Отсюда вопросы гражданства следует рассматривать в органическом единстве общего и особенного во всем законодателъ-ном_массиве федерации и республик.

Стремясь возможно точнее выявить характер гражданства, отыскать его главный конструктивный элемент, в литературе на этот счет было выдвинуто несколько, на мой взгляд, не исключающих одна другую точек зрения25. Одни авторы определяли гражданство как политико-правовую принадлежность лица к государству; другие – как членство его в нем; третьи – как состояние, связь с ним; четвертые же – как юридическое отношение. Если рассматривать государство в качестве универсальной политической организации общества, то каждая из упомянутых точек зрения может найти свое обоснование.26

Изложение и анализ этих точек зрения даны в книге B.C. Шевцова "Гражданство в Советском союзном государстве" (М., 1969. С. 8–45).

26

Упомянутые выше представления о понятии гражданства (подданствя) развивались еще в прошлом. Наиболее полно вопрос о гражданстве в дореволюционной России был изложен в учебнике Н.М. Коркунона "Русское государственное право" <Спб., 1905, Т. I, см. гл.II и Ш "Подданные и иностранцы", "Отдельные разряды подданных". С. 262–369). Свои мысли Н.М. Коркуиов развивает на основе анализа Соответствующих узаконений Российской Империи (Свод законов Российской Империи. Кн.1. В 4 томах. Спб, 19'3. Т. I. Ч. I, Свод основных государственных законов; Т. 3, Свод уставов о службе гражданской. С. 1531–2062).

100

Однако при всем том приоритет имеет такая трактовка гражданства, его понятия, которой отдает предпочтение законодательство.

Первые акты, заложившие фундамент советского законодательства о гражданстве, были приняты вскоре после октябрьского переворота. Они устанавливали совершенно иные взаимоотношения человека с государством, формулировали основные принципы регулирования гражданства. Эти акты предусматривали репрессии против прежних правящих классов.

Декретом "Об уничтожении сословий и гражданских чинов" (СУ РСФСР 1917 г. № 3. Ст. 31), утвержденным ВЦИК 23 (10) ноября

1917 г., советская власть аннулировала ранее действовавшие в Рос-

сии юридические нормы, закреплявшие политическое и правовое

неравенство людей. Этим декретом были отменены все существовав-

шие прежде сословия и связанные с ними привилегии, преимущест-

ва и ограничения, все сословные организации и учреждения, а рав-

но все гражданские чины. Устанавливалось одно общее для всего

населения России наименование – гражданин Российской Респуб-

лики (ст. 2 декрета "Об уничтожении сословий и гражданских чи-

нов" от 23 (10) ноября 1917 г.).

В течение первых пяти лет после революции вплоть до образования Союза ССР гражданство регулировалось законодательством советских республик27. В РСФСР в этот период действовали: декрет ВЦИК от 1 апреля 1918 г. "О приобретении прав Российского гражданства" (СУ РСФСР 1918 г. № 31. Ст. 405); Конституция РСФСР

1918 г. (ст. 20); декрет СНК РСФСР от 22 августа 1921 г. "О при-

нятии иностранцев в российское гражданство" (СУ РСФСР 1921 г.

№ 62. Ст. 437); декрет СНК РСФСР от 28 октября 1921 г. "О

лишении прав гражданства некоторых категорий лиц, находящихся

за границей" (СУ РСФСР 1921 г. № 72. Ст. 578); декрет ВЦИК и

СНК РСФСР от 15 декабря 1921 г. "О лишении прав гражданства

некоторых категорий лиц, находящихся за границей" (СУ РСФСР

1922г. № l.Cr. II).

Для приобретения гражданства Советского государства от иностранцев не требовалось наличия каких-либо условий. Более того, исходя из принципа классовой солидарности, законодательство того времени устанавливало упрощенный порядок приобретения советского гражданства иностранцами из среды трудящихся.

Одним из главных оснований лишения советского гражданства подданных Российской Империи, проживающих за границей, по законодательству того периода были их контрреволюционная дея-

27

См.: К и ш к и н С.С- Советское гражданспю. М.( 1925.

101

тельность или враждебное отношение к установившемуся в Советской России общественному строю.

Начало законодательству СССР о советском гражданстве положили Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик и Конституция СССР 1924 г. Они отнесли к компетенции Союза право установления единых общих основ законодательства о союзном гражданстве и правах иностранцев, проживающих на территории СССР. Статья 7 этой Конституции установила для граждан всех советских республик единое союзное гражданство. На основе Конституции и в развитие содержавшихся в ней положений были приняты три акта СССР о гражданстве: Положение о союзном гражданстве, утвержденное ВЦИК СССР 29 октября 1924 г. (СЗ СССР 1924 г. Ст. 202); Положение о гражданстве Союза ССР, принятое ЦИК и СНК СССР 13 июня 1930 г. (СЗ СССР 1930 г. № 34. Ст. 367); Положение о гражданстве Союза ССР, принятое ЦИК и СНК СССР 22 апреля 1931 г. (СЗ СССР 1931 г. № 24. Ст. 196). Общим для этих актов было то, что в них определялся круг лиц, признаваемых советскими гражданами, устанавливался порядок приобретения советского гражданства иностранцами, регулировались вопросы гражданства лиц, вступивших в брак с иностранцами, а также гражданство детей в связи с изменением гражданства родителей.

В основе Закона о гражданстве СССР 1938 г. лежали положения Конституции СССР 1936 г.2* После его издания ранее действовавшие законодательные акты полностью или частично утратили свою силу.

Закон 1938 г. не содержит норм, регламентирующих правовой статус советских граждан, находящихся за границей. В этой части его дополняли такие акты, как: постановление ЦИК и СНК СССР "О порядке применения консулами СССР законов союзных республик о браке, разводе и актах гражданского состояния в отношении граждан СССР, находящихся за границей" от 4 января 1928 г. и заключенные СССР с иностранными государствами консульские договоры и конвенции.

Вхождение в состав СССР новых советских республик, воссоединение территорий, населенных единокровными с народами страны национальностями, многочисленные просьбы о восстановлении в правах советского гражданства бывших подданных Российской Империи, проживающих за границей и по разным причинам утратившим советское гражданство, – все это поставило перед законодательством новые вопросы, которые не предусматривал Закон о

28

См Гайдуков Д.А. Гражданство СССР. М , 1948

102

гражданстве СССР 1938 г. В связи с этим Президиум Верховного Совета СССР в разное время издал ряд указов, которые в дополнение к Закону устанавливали особый, более облегченный порядок предоставления, восстановления советского гражданства, а также выхода из него.

Нормы советского законодательства, регулирующие условия приобретения, выхода, утрату гражданства, могли не совпадать с правилами, установленными другими государствами по данному вопросу. В результате возникало состояние двойного гражданства, спорного (неустановленного) гражданства и состояние без гражданства. Для предотвращения таких случаев СССР заключил с радом государств Восточной и Центральной Европы конвенции об урегулировании вопроса о гражданстве лиц с двойным гражданством. СССР присоединился также к некоторым многосторонним международным соглашениям 29, имеющим целью уменьшить коллизии в законодательстве о гражданстве и сократить число лиц с двойным спорным гражданством, а равно и лиц без гражданства.

Советское законодательство о гражданстве развивалось по двум основным направлениям. Во-первых, постепенно изымались статьи, предусматривающие дискриминационные требования при принятии в советское гражданство (классовая принадлежность, социальное положение и некоторые другие признаки). Так, ст. 5 Закона о гражданстве СССР 1938 г. предусматривала запреты браков с иностранцами. Она была отменена лишь 4 февраля 1948 г. Во-вторых, развитие законодательства шло от децентрализации к централизации. По существу, важнейшие полномочия, связанные с выходом лица из советского гражданства, были отнесены к компетенции союзных органов.

После принятия Конституции СССР 1977 г. и республиканских конституций 1978 г. наметилась противоположная тенденция – от централизации к Децентрализации. Это можно видеть из содержания Закона СССР о гражданстве СССР от 1 декабря 1978 г., а также от 23 мая 1990 г. Указанная тенденция хотя и медленно, но постепенно ослабевает. В постсоветской России, думается, идет процесс дальнейшей децентрализации этого института.

Как уже отмечалось, наиболее авторитетным определением является установленное законом. Согласно преамбуле Закона 1991 г., под гражданством понимается устойчивая правовая связь человека с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанная на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека. Таким образом,

» /

См, например "Конвенция о гражданстве замужней женщины" от 20 февраля

1957 г. (Ведомости Верховного Совета СССР 1958 №28 Ст 373)

103

российское государство в лице своих органов и должностных лиц ответственно перед гражданами, а граждане в свою очередь ответственны перед государством. Такое законодательное (легальное) определение схватывает самую суть понятия гражданства. Во-первых, институт гражданства как совокупность норм закрепляет и регулирует коренные, наиболее устойчивые отношения лица и государства, которые и образуют постоянную и непрерывную политико-правовую (конечно, не только ее, но и национальную, религиозную, культурную, духовную и др.) связь между ними; во-вторых, содержание политико-правовой связи, т.е. гражданства, раскрывается во взаимных правах и обязанностях граждан и государства. При этом речь в данном случае идет не столько об основных правах и обязанностях (хотя и о них тоже), сколько о специфических правах и обязанностях. Например, об обязанности государства защищать права и законные интересы своих граждан за рубежом) Согласно ст. 61 Конституции РФ и ч. 2 ст. 5 Закона о гражданстве РФ, а также в соответствии с близкими по содержанию статьями республиканских законов (например, ст. 7 Закона о гражданстве Кабардино-Балкарской Республики), российские граждане за пределами РФ пользуются защитой и покровительством Российской Федерации. Россия и входящие в нее субъекты федерации в лице их дипломатических представительств, консульских учреждений, их должностных лиц обязаны принимать меры к тому, чтобы российские граждане могли пользоваться всеми правами и свободами, предоставленными им законодательством страны пребывания, международными договорами, участниками которых являются Россия или ее субъекты и государство пребывания, и международными обычаями в установленном законодательством порядке, а при необходимости принимать меры для восстановления нарушенных прав российских граждан. Соответственно этому у граждан есть право пользоваться и требовать от государства защиты и покровительства. Оно вытекает из следующих норм Конституции РФ; "гражданин Российской Федерации не может быть лишен этого гражданства или права изменить его" (ч. 3 ст. 6), и "гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству" (ч. 1 ст. 61).

В-третьих, в гражданстве как бы в свернутом виде, в потенции, содержится изначальная ответственность государства и его граждан. Она затем раскрывается в нормах всех отраслей российского права, и, естественно, во всех институтах, образующих основы правового положения личности.

Гражданство – это не только объективное право (совокупность норм), но и неотъемлемое, личное (субъективное) право каждого человека, закрепленное как в международных актах {см., напри-

104

мер, ст. 15 Всеобщей декларации прав человека), так и в российском законодательстве. "В Российской Федерации, – сказано в Законе, – каждый человек имеет право на гражданство" (ст. •!). Эта и подобные ей нормы Закона утверждают верховенство основных прав и свобод человека, недопустимость произвольных действий со стороны государства и его органов. В этом отношении гражданство подобно другим основополагающим правам и свободам человека.

Гражданство как составной элемент основ правового положения личности опирается на те же принципы, что и другие их институты. Вместе с тем эти общие начала в законодательстве о гражданстве выражаются в своих специфических формах, адекватных ему. Здесь есть также ряд общих положений, предваряющих конкретные установления.

Как и во всех иных случаях, особое внимание уделено равноправию. Этот принцип объявляет недопустимость какой-либо дискриминации граждан как при наделении их правами, так и в процессе пользования ими. Российские граждане независимо от того, являются ли они таковыми по рождению или приняли гражданство по закону (натурализовались), обладают равными правами и свободами и несут равные обязанности. Противоречат подлинно демократическим принципам – равноправию, справедливости и др. – предпринимаемые в отдельных государствах ближнего зарубежья попытки делить граждан на коренных и некоренных, постоянно проживающих и так называемых мигрантов, и в зависимости от такого деления определять объем их прав.

При этом возникает ряд проблем, одни из которых порождены известным несовершенством правовых норм, образующих институт гражданства, другие – политической и правовой неурегулированностью государственно-территориального устройства России. Все это надо иметь в виду, обсуждая те или иные вопросы гражданства.

Законодательство многих государств отвергает двойное гражданство и стремится преодолеть его путем заключения соответствующих соглашений или договоров.

Конституция и законодательство Российской Федерации в настоящее время допускают двойное гражданство, в то время как в первоначальной редакции Закона о гражданстве РСФСР 1991 г. (ст. 3) было записано: "Приобретение гражданства РСФСР иностранным гражданином допускается при условии его отказа от прежнего гражданства, если иное не предусмотрено международным договором РСФСР__и СССР". Согласно ч. 1 ст. 62 Конституции РФ

1993 г., "гражданин-Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с федеральным законом или международным договором Россий-

105

ской Федерации". Примерно то же самое говорится в ст. 3 Закона о гражданстве в редакции 1993 г.

В декабре 1993 г. между Российской Федерацией и Туркменистаном достигнуто Соглашение о двойном гражданстве: "Каждая из Сторон признает за своими гражданами право приобрести, не утрачивая ее гражданства, гражданство другой стороны" (ч. 1 ст. 1). Далее в соглашении отмечается: "Приобретение гражданином одной Стороны гражданства другой Стороны осуществляется на основании свободного волеизъявления гражданина на условиях и в порядке, установленных законодательством Стороны, гражданство которой приобретается" (ч. 2).

Еще раньше в законе о гражданстве Литовской Республики (1989 г.) ст. 7 допускала в виде исключения двойное гражданство. Однако, в 1991 г. Верховный Совет Литвы дополнил статью закона о гражданстве Литовской Республики. Теперь в случае приобретения гражданства другого государства человек теряет право на гражданство Литовской Республики.Тем самым в Литве запрещается двойное гражданство, которое до сих пор допускалось соответствующим законом, принятым до Акта независимости от И марта 1990г.

Распад Союза ССР по живому резал родственные узы граждан бывшей единой страны. Можно вспомнить, что около 80 млн, граждан внутри России связаны родственными узами с соотечественниками, оказавшимися в ближнем зарубежье. Оторванными от России на пространстве бывшего СССР оказались около 30 млн соотечественников. По данным переписи 1989 г., на Украине они составляют более 11 млн человек, или 22% от всего населения, в Казахстане – более 6 млн человек, или 38%, в Киргизии – около 1 млн человек, или 21%, в Латвии – 905 тыс. человек – 34%, в Эстонии – 474 тыс. человек – 30% населения и т.д.30

Становятся объяснимыми те вопросы, которые постоянно в печати и в других средствах массовой информации дискутируются вокруг проблем двойного гражданства. Однако правящие круги стран бывших союзных республик по разным причинам не хотят двойного гражданства, опасаясь угрозы своей новой государственности и давления со стороны России.

В подписанном в марте 1996 г. Договоре между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях предусмотрено: "Гражданам Сторон, постоянно проживающим на территории других государств – участников

30

См.: ПеченевВ. Курьер зарубежья: на русский вопрос в бывшем Союзе, иди

люди без Род1шы//Российская газета, 1992. 21 окт.

106

настоящего Договора, предоставляется правовой статус, установленный их национальным законодательством, двусторонним и многосторонним договорами; обеспечивается упрощенный порядок приобретения гражданства гражданами Сторон" (ст. 13>31.

В отношениях между бывшими союзными республиками все более преобладают националистические чувства. Так, в свое время (1991–1992 гг.) пришедшее к власти политическое руководство Грузии вопросы гражданства ставило в зависимость от национадь-', ной принадлежности и преданности идее демократического независимого государства, грозя всем тем, кто не исповедует эти идеи, лишением гражданства. Националистические принципы положены в основу законодательства Прибалтийских стран – Эстонии, Латвии, Литвы. В августе 1995 г. группа российских граждан, проживающих в г. Хапсулу (Эстония), обратилась в федеральные органы власти Российской Федерации с просьбой ускорить им выдачу российских паспортов и обеспечить их участие в декабрьских выборах в Государственную Думу для поддержки депутатов, отстаивающих интересы соотечественников за рубежом.

Российское законодательство и практика его применения решительно отвергают в вопросах гражданства националистический, языковой и религиозный признаки, выступая противником национальной вражды и розии. Именно этими качествами пронизано современное российское законодательство о гражданстве.

Анализируя вопрос о гражданстве и его место в системе институтов правового статуса личности, следует прежде всего выяснить: 1) какие лица признаются российскими гражданами; 2) какое порядок приема, приобретения и восстановления российского гражданства; 3) вследствие чего может быть утрачено российское гражданство; 4) как определяется гражданство детей при изменении гражданства их родителей, а также в случае усыновления; 5) какие органы Российского государства полномочны решать вопросы гражданства и какой порядок их оформления; 6) каким образом разрешаются спорные вопросы гражданства. Все эти вопросы так или иначе урегулированы нашим законодательством и в первую очередь Законом о гражданстве 1991 г. в редакции 1992 г. с последующими изменениями и дополнениями32.

В российском законодательстве существует несколько оснований для определения принадлежности лица к российскому гражданству (ст. 12 Закона). Гражданство Российской Федерации приобретается:

31

32

Российская газета. 1996- 2 апр.

Вопросы о гражданстве как самостоятельном институте конституционного права рассмотрены в брошюре С.А. Авакьяна "Гражданство Российской Федерации" (М., 1994). В нейтаюке опубликованы важнейшие нормативные акты о гражданстве.

107

а) в результате его признания;

б) по рождению;

в) в порядке его регистрации;

г) в результате приема в гражданство;

д) в результате восстановления в гражданстве Российской Феде-

рации;

е) путем выбора гражданства (оптации) при изменении государ-

ственной - принадлежности территории и по другим осно-

ваниям, предусмотренным международными договорами Рос-

сийской Федерации;

ж) по иным основаниям, предусмотренным законом о граж-

данстве.

Кроме того, в республиканских законах и проектах законов о гражданстве закрепляются нормы, определяющие основания принадлежности к гражданству республики Эти основания в принципе не расходятся с предписаниями общефедерального закона (см. гл. 11 Закона о гражданстве Кабардино-Балкарской Республики) .

Принадлежность к российскому гражданству тесно связана с вопросом о сохранении гражданства Последний возникает: при заключении брака российских граждан с лицами, не состоявшими в гражданстве РФ; при утрате российского гражданства одним из супругов; при усыновлении граждан РФ, а также при длительном проживании за границей и пр.

Как прежнее, так и ныне действующее российское законодательство утверждает принцип сохранения гражданства при заключении и расторжении браков. Это означает, что "заключение или расторжение брака гражданином Российской Федерации с лицом, не принадлежащим к гражданству Российской Федерации, не влечет за собой изменения гражданства" (ст. 6).

Как в теории, так и в законодательстве нередко смешиваются вопросы о принадлежности и сохранности гражданства с вопросом о приобретении его. К последнему случаю вряд ли следует относить приобретение гражданства по рождению, поскольку отсутствуют и выражение воли лица, и особая процедура вступления в гражданство. Приобретение гражданства, как и его утрата, требует выражения воли лица и особой процедуры. Это достигается либо путем приема и восстановления, либо выхода из гражданства Поэтому в общефедеральном законе, как и в республиканских законах (проектах) , гражданство детей регламентируется дважды. В первом случае в связи с признанием гражданства лиц по рождению, во втором – в связи с изменением гражданства родителей.

Таким образом, строго говоря, приобретение гражданства на ос-

10S

нове рождения следует отнести к проблеме принадлежности и сохранения гражданства.

Признание и сохранение российского гражданства по рождению наше законодательство ставит в прямую зависимость от трех обстоятельств. Во-первых, от гражданства родителей на момент рождения ребенка: либо оба родителя могут быть гражданами РФ, либо гражданство этих родителей может быть неизвестно; либо оба родителя являются лицами без гражданства; либо один из родителей – гражданин РФ, а другой является лицом, не состоящим в российском гражданстве, или гражданство этого второго родителя неизвестно. Во-вторых, от места рождения ребенка (на территории РФ или вне ее пределов). В-третьих, от того, где имели постоянное место жительства оба родителя или один из них на момент рождения ребенка.

Независимо от того, где родился ребенок, на территории РФ или вне ее пределов, он является российским гражданином, если оба родителя на момент его рождения состояли в гражданстве РФ (ст. 14). Если же один из родителей ребенка на момент его рождения состоит в гражданстве Российской Федерации, а другой является лицом без гражданства, ребенок является гражданином РФ независимо от места рождения. При различном гражданстве родителей, один из которых на момент рождения ребенка состоит в гражданстве Российской Федерации, а другой имеет иное гражданство, вопрос о гражданстве ребенка независимо от места его рождения определяется письменным соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения ребенок приобретает гражданство РФ, если он родился на территории Российской Федерации либо, если иначе он стал бы лицом без гражданства (ст. 15). Ребенок, родившийся на территории РФ у родителей, состоящих в гражданстве других государств, является гражданином РФ, если эти государства не предоставляют ему своего гражданства (ст. 17).

Российское гражданство приобретается не только по рождению, но и вследствие приема и восстановления в нем на основании решений компетентных органов. Принять российское гражданство могут как иностранцы, так и лица без гражданства. Законодательство устанавливает для них единый порядок приема в гражданство. Дееспособное лицо, достигшее 18-летнего возраста и не состоящее в гражданстве Российской Федерации, может ходатайствовать о приеме в гражданство Российской Федерации независимо от происхождения, социального положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, политических и иных убеждений (ч. 1 ст. 19). Обычным условием приема в гражданство Российской Федерации является постоянное проживание на территории России: для иностранных граждан и лиц без

109

гражданства – всего пять лет или три года непрерывно непосредственно перед обращением с ходатайством. Для беженцев, признаваемых таковыми законом РФ, договором России, указанные сроки сокращаются вдвое. Срок проживания на территории РФ считается непрерывным, если лицо выезжало за пределы РФ для учебы или лечения не более чем на три месяца (ч. 2).

В соответствии со ст. 3 Закона о гражданстве РФ обстоятельствами, облегчающими прием в гражданство России, т.е. дающими право на сокращение вплоть до снятия требований ч. 2 ст. 19, являются: а) состояние в гражданстве бывшего СССР в прошлом33; 6) усыновление ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации; в) наличие высоких достижений в области науки, техники и культуры, а также обладание профессией или квалификацией, представляющими интерес для Российской Федерации; г) наличие заслуг перед народами, объединенными в Российской Федерации, в возрождении Российской Федерации, в осуществлении общечеловеческих идеалов и ценностей; д) получение убежища на территории РФ; е) состояние в прошлом лица или хотя бы одного из его родственников по прямой восходящей линии в российском гражданстве (подданстве) по рождению.

Порядок приема в гражданство, документация, связанная с ним, а также компетентные органы, на которые возложены полномочия по приему в гражданство, – все эти вопросы урегулированы специальным "Положением о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации", утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 10 апреля 1992 г., в редакции Указа от 27 декабря 1993 г.3"

Иностранные граждане и лица без гражданства представляют в органы внутренних дел или консульские учреждения по месту жительства следующие документы: ходатайство на имя Президента Российской Федерации; документ о наличии установленного Законом срока проживания на территории России; при наличии обстоятельств, дающих право на сокращение установленного Законом срока проживания вплоть до снятия требования о постоянном проживании на территории России, – документы, подтверждающие факты, указанные в частях второй и третьей ст. 19 Закона о гражданстве. При наличии несовершеннолетних детей предоставляются также

В Закон о гражданстве внесена поправка, продлевающая срок регистрации для россиян, оказавшихся после распада СССР за границами Российской Федерации и не успевших оформить необходимые документы, до б февраля 2000 года (СЗ РФ 1995 № 7 Ст 496)

Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ 1992 № 17 Ст 952, Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации 1994 № 4 Ст 302.

ПО

копии свидетельств о браке, рождении детей, лишении родительских прав, письменное согласие заинтересованных лиц на изменение гражданства ребенка, включая согласие детей от 14 до 18 лет (ст. 7 Положения). Примерно такой же круг документов требуется представлять и при приеме в гражданство в порядке регистрации, только в упрощенном порядке (ст. 4 Положения).

В процессе оформления приема в российское гражданство во всех предусмотренных законом вариантах участвуют прежде всего органы внутренних дел РФ, если ходатайство подается на территории России, или консульские учреждения РФ в стране пребывания желающего вступить в гражданство РФ, При этом требуется заключение Федеральной службы безопасности, а в необходимых случаях Министерства внутренних дел РФ. В процессе рассмотрения вопросов гражданства участвуют также МВД республик в составе Российской Федерации; управления (главные управления) внутренних дел краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов. Требуемые для приобретения гражданства документы направляются в Комиссию по вопросам гражданства при Президенте РФ. Она рассматривает ходатайства о приобретении и прекращении гражданства, взаимодействует с соответствующими органами. Все материалы Комиссии и Управления по вопросам гражданства администрации Президента РФ направляют Президенту РФ. Он в свою очередь в зависимости от характера ходатайства принимает решение либо о приеме в гражданство, либо о восстановлении, либо о разрешении на выход из гражданства и т д. В осуществление упомянутых полномочий Президент издает указы (ст 33), которые могут или удовлетворить просьбу о ходатайстве, или отказать в ней. Может быть отказано в приеме в гражданство лицам, которые выступают за насильственное изменение конституционного строя России, состоят в партиях и других организациях, деятельность которых несовместима с конституционными принципами Российской Федерации, осуждены и отбывают наказание в виде лишения свободы за действия, преследуемые по законам РФ (ч. 4 ст. 19).

Решения полномочного органа об отказе в регистрации изменения, приобретения, прекращения либо принадлежности к гражданству РФ могут быть обжалованы в суд (ст. 46).

Лица, имеющие российское гражданство по рождению или приобретшие его в порядке, установленном законом, обладают равным правовым статусом. Они имеют возможность пользоваться и реализовывать все записанные в Конституции и федеральных законах права и свободы, через них осуществлять личный и общественный интерес.

Если естественное состояние в гражданстве или приобретение его в установленном законом порядке означают вместе с тем обладание

111

юридическим статусом, то прекращение гражданства влечет за собой утрату его. Как приобретение, так и утрата гражданства определяются Конституцией и законом и имеют целый ряд процедур их осуществления. В данном случае нет необходимости рассматривать все формы прекращения лицом состояния гражданства. Эти проблемы анализируются в общем курсе конституционного права35. Здесь отметим лишь два способа: один – обычный – выход из гражданства, другой – дискриминационный – лишение лица гражданства с последующим выдворением его с территории страны.

Лишение гражданства предусматривалось в течение долгого времени отечественным законодательством. Так, в Конституции СССР 1977 г. в компетенцию Президиума Верховного Совета СССР входили предоставление выхода из гражданства и лишение его (п.9 ст. 121). Еще раньше Закон о гражданстве 1938 г. предусматривал: "лишение гражданства СССР по приговору суда и в силу особого в каждом случае Указа Президиума Верховного Совета СССР". Сорок лет после него Закон о гражданстве 1978 г. воспроизвел эти дискриминационные установки. Согласно ст. 18, лишение гражданства СССР могло иметь место в исключительном случае по решению Президиума Верховного Совета СССР. Закон определял и основания такого чрезвычайного решения. Оно могло быть принято в отношении лица, если оно совершило действия, порочащие высокое звание гражданина СССР и наносящие ущерб престижу или государственной безопасности. Лицо, лишенное гражданства СССР, могло быть выдворено за пределы СССР.

Эти положения были сформулированы в те годы, когда ООН приняла Конвенции; о статусе апатридов (1954) и о сокращении состояния без гражданства (1961). Так, в последней говорилось: "Договаривающееся государство не лишает лицо его гражданства, если такое лишение гражданства делает его апатридом". Это лицо не может быть выселено за пределы страны (ст. 8, 9).

На основании положений Конституции СССР и Закона Президиум Верховного Совета СССР в 60–70-е годы лишил ряд лиц советского гражданства и выслал их со своей территории. Именно такого рода позорные действия были предприняты Советским государством в отношении автора всемирно известного произведения "Архипелаг ГУЛАГ" Александра Солженицына, супругов Растроповичей и др. Даже в период перестройки правящие круги СССР не сочли возможным отказаться от компрометирующего реальный социализм положения. Статья 23 Закона СССР о гражданстве СССР 1990 г. предписывала: "Лишение гражданства СССР может иметь место в

Конституционное (государственное) право зарубежных стран // Под ред.

Б.А. Страшуна. М , 1993. Т. I. С 88

112

исключительном случае в отношении лица, проживающего за границей, если оно совершило действия, наносящие существенный ущерб государственным интересам или государственной безопасности СССР".

Лишь в 1990 г. Президент СССР М.С. Горбачев издал Указ "Об отмене Указов Президиума Верховного Совета СССР о лишении гражданства СССР некоторых лиц, проживающих вне пределов СССР"36. Согласно ст. 2 этого Указа, такие лица восстанавливались в советском гражданстве ввиду незаконного его лишения, а МИД СССР предписывалось обеспечить, по их желанию, выдачу им паспортов СССР.

Ныне действующая Конституция Российской Федерации и Закон о гражданстве приведены в соответствие с принципами и нормами международного права. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его (ч. 3 ст. 6). Российский гражданин не может быть выслан за пределы России или выдан другому государству (ч. 1 ст. 61).

§ 3. Основы правового положения беженцев

и вынужденных переселенцев

Еще совсем недавно обе эти категории населения не были известны отечественной государственно-правовой лексике. Хотя это вовсе не означает, что в реальной жизни будто бы не было ни беженцев, ни переселенцев. Отечественная история полна трагедий, прежде всего историческими катаклизмами, связанными с ситуациями, когда большие массы людей снимались с обжитых мест, бросали родной кров, имущество, искали себе убежище от чужеземных захватчиков, от жестоких преследований по расовому, национально-этническому, религиозному, социально-экономическому признакам. Нередко коренное население вытеснялось ради приобретения новых территорий, расширения "жизненного пространства".

В результате цервой мировой войны и последовавшей за ней братоубийственной гражданской войны по нашей стране прокатилась мощная волна эмиграции, говоря современным нам языком, беженцев и вынужденных переселенцев. Нельзя сказать, что и в те годы мировая общественность была глуха к жизненным и политико-правовым проблемам изгоев первой четверти двадцатого столетия. Немало для них делалось и тогда.

Так, по инициативе известного полярного исследователя Фрить-

Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990.

№34. Ст 652.

113

офа Нансена (1861–1930), ставшего впоследствии крупным общественным деятелем и Верховным комиссаром Лиги Наций по делам беженцев, 5 июля 1922 г. была созвана конференция и принято положение о получении удостоверения личности для русских беженцев. Отсюда этот документ получил название "положение о наисеновских паспортах", а само удостоверение называлось "нансе-новский паспорт". В 1924 г. было принято положение до армянским беженцам.

Однако эта проблема стала общемировой лишь после окончания второй мировой войны, в эпоху величайших потрясений: распада колониальной системы и образования на ее обломках новых независимых государств; возникновения мировой системы социализма и появления феномена так называемой "холодной войны"; создание ООН и ее активной роли в упорядочении отношений между людьми на цивилизованных принципах и нормах международного права. Все это и немалое другое – помощь людям без родины, без крыши над головой, не имеющим самого необходимого, – побудили ООН и ее региональные органы взять на себя заботу о них.

За истекшие полвека Организация Объединенных Наций создала необходимую международно-правовую базу и образовала механизм для разрешения острейших вопросов беженцев. В Уставе ООН (26 июня 1945 г.), сформулировавшем цели Объединенных Наций, утверждалось подлинно гуманистическое намерение: "Мы, народы Объединенных Наций, преисполнены решимости... вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций..." (преамбула). ООН будет "осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы," пола, азыкз и религии" (ч. 3 ст. 1).

В развитие Устава ООН были приняты такие международно-правовые акты, как "Конвенция о статусе беженцев" (1951), "Протокол, касающийся статуса беженцев" (1967), "Устав Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев" (1950).

Осуществление всех этих актов возлагалось на специализированный механизм ООН, возглавляемый Верховным комиссаром по делам беженцев и его Управлением. Кроме того, были созданы региональные пункты, призванные содействовать решению проблем беженцев.

Появление в нашей стране беженцев и вынужденных переселенцев явилось результатом печальных событий, и в первую очередь

114

развала когда-то передового и могущественного государства, каким был СССР. Не сомневаюсь, что разрушение СССР стало не только трагедией для народов советской страны, но и обернется, если уже не обернулось, драматическим событием всемирного масштаба. Инициаторам и исполнителям этой драмы уготовлена в истории , слава Герострата.

Проблема как беженцев, так и вынужденных переселенцев для нашего общества и государства большая и сложная. Она, естественно, не может быть исчерпана рассмотрением политико-правовых вопросов. Думается, что исходной точкой для ее решения будет идея единой союзной государственности. К тому же страна Советов не перестала существовать в сознании людей37. Другой вопрос, когда и в какой форме возникнет эта интегрированная государственность. На этот вопрос может ответить лишь история. Думаю, что это не столь отдаленное будущее.

Как уже отмечалось, проблема беженцев и вынужденных переселенцев обширна. Поэтому здесь будут подвергнуты анализу только основы правового положения этой группы населения, т.е. показано, в каких юридических формах должен быть выражен их правовой статус.

Советские конституции не содержали не только каких-либо установлений о беженцах"," но и не знали такого термина. Хотя надо сказать, что и в/момент принятия первой советской Конституции 1918 г. основания к тому были. Они тем более существовали ко времени разработки и принятия основных законов СССР 1936 и 1977 гг. Заметим, однако, что и в конституциях других стран также ничего не говорилась о .беженцах. Этому, естественно, имеются определенные причины: беженцами могли быть лишь иностранцы. Тем самым они подпадали под статус иностранных граждан.

Ныне действующая в России Конституция38 разрабатывалась и утверждалась в год (декабрь 1993 г.), когда разворачивалась мощная волна миграции на территории бывшего СССР. Между тем в Конституцию не были включены нормы, регулирующие положение беженцев, хотя в нашей науке к этому времени данный вопрос уже активно обсуждался.

При определении объема и процедуры решений вопросов мигра-

СССР перестал существовать в декабре 1991 г., но он сохранился не только в сознании народов. Так, в Российской Федерации спустя 4 года после провозглашения ее независимым государством, выдается паспорт с наименованием и символикой СССР "гражданин Союза Советских Социалистических Республик" (ноябрь 1995 г.) .О 1раждячстве РФ свидетельствует лишь вкладыш в этот паспорт.

См.: Литвинова ГЛ., Михалева Н.А. Правовая защита беженцев и вынужденных переселенцев в России//Государство и право. 1992. № 4.

115

ции, в том числе проблем беженцев и вынужденных переселенцев, надо исходить из факта распада СССР и причин, обусловивших его. Миграция может выражаться в насильственном перемещении населения (депортации), как это имело место в годы второй мировой войны, когда гитлеровцы угоняли сотни тысяч советских людей (а в сталинские времена – в отношении народов собственной страны)39. Она также может происходить в результате иммиграции в эмиграции. Следует заметить, что указанные разновидности процесса имеют свои особенности и их не следует смешивать.

Несмотря на то что проблема беженцев имеет общемировой характер и в реальности возникает во многих государствах в наши дни (например, в бывшей СФРЮ), эта проблема на территории бывшего СССР имеет ряд специфических особенностей. Во-первых, народы бывшей Российской Империи, а затем СССР проживали совместно в течение не одного столетия. Поэтому сложилась некая историческая общность. Во-вторых, процесс распада СССР и образование на его территории пятнадцати независимых государств не привели к установлению между ними "непроницаемых" границ. В-третьих, Россия объявила себя правопреемницей СССР и вследствие этого взяла на себя бремя решений оставшихся после него проблем. В-четвертых, согласно Конституции СССР 1977 г., официально было признано двуединое гражданство. Согласно предписанию ст. 33, "в СССР установлено единое союзное гражданство. Каждый гражданин союзной республики является гражданином СССР". Отсюда проблема беженцев и вынужденных переселенцев как бы вытекает из этой конституционной установки.

В бывшем СССР хотя союзные республики обладали собственным гражданством, тем не менее при переезде лица из одной республики в другую официально гражданство республики нового пребывания не оформлялось. Существовал единообразный паспорт гражданина СССР. О республиканском гражданстве свидетельствовали лишь место жительства и прописка. Все это ныне обусловливает большие трудности при решении проблем беженцев и вынужденных переселенцев в РФ. В принципе каждый бывший гражданин СССР, въезжая на территорию России, мог бы себя рассматривать в качестве ее гражданина.

39

Анализ судьбы депортироваться и репрессированных народов Северного Кавказа, немцев Поволжья и калмыков см., например: Златопольский Д.Л. Ленинская национальная политика и дальнейшее расширение прав союзных республик. М., 1957.С.36; Он же. Государственное устройство СССР. М., I960. С-206–207; Он же. Государственное единство Российской Федерации: некоторые аспекты про-Йлемы//Вестн. Моск. ун-та. 1994. № 3, С. 8. В статье впервые подсчитано общее количество репрессированных народов Северного Кавказа на основе использования материалов архива.

116

Юридическую базу разрешения вопросов беженцев и вынужденных переселенцев образуют Конституция РФ и принятые еще до нее два федеральных закона: "О беженцах" от 19 февраля 1993 г. и "О вынужденных переселенцах" от 19 февраля 1993 г. в редакции от 20 декабря 1995 г.40 Оба эти закона основаны на международных принципах и нормах о беженцах.

Помимо упомянутых законов в данной области изданы указы и .'распоряжения Президента, а также правительственные постановле-', ния, Правовые нормативные акты по этим вопросам издаются также '.,и в субъектах федерации.

Основная работа по решению проблем беженцев в Российской федерации возложена на Федеральную миграционную службу РФ (ФМС), учрежденную Указом Президента от 14 июня 1992 г. К настоящему времени миграционная служба имеет свои территориальные пункты, на которые возлагается прием ходатайств от беженцев и вынужденных переселенцев. ФМС осуществляет свою деятельность к возложенные на нее обязанности в тесном сотрудничестве с органами МВД, ФСБ, МИД и др.

Вся деятельность федеральной миграционной службы опирается на соответствующие правовые акты. Она руководствуется Федеральной миграционной программой, утвержденной Указом Президента от 9 августа 1994 г.41 Важными источниками для рассмотрения проблем беженцев и вынужденных переселенцев являются Указ Президента РФ "Об,основных направлениях государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом" от И августа 1994 г.42; Постановление Правительства РФ "О мерах по поддержке соотечественников за рубежом"; "Основные направления государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом" от 3] августа 1994 г.43; Указ Президента РФ "О создании фонда по поддержке соотечественников за рубежом "Россияне" от 13 апреля 1996 г.44 Постановление Правительства РФ "О программе мер по поддержке соотечественников за рубежом" от 17 мая 1996 г.45. Обсуждаемые проблемы постоянно нахо-

40

СЗРФ. 1993. № 12. Ст. 426 и 427; 1995. №52. Ст. 5110. Подробный анализ указашплх актов и предложений по их совершенствованию см.: АН д ри че нкоЛ.В., Белоусова Е.В. Беженцы и вынужденные переселенцы: (правовые проблемы) //Государство и право. 1995. N° 5.

41 СЗ РФ. 1994. № 18. Ст. 2065. "2 СЗ РФ. 1994. № 16. Ст. 1888. *Ъ СЗ РФ. 1994. № 21. Ст. 2383. ** СЗ РФ. 1996. № 16. Ст.Шб. 45 СЗ РФ. 1996. № 2J, Ст. 25J 6.

117

дятся в поле зрения федеральных властей. В особенности их волнует реальное осуществление намеченных программ. В данном случае можно сослаться на ряд постановлений Правительства: "О мерах по предупреждению и сокращению неконтролируемой внешней миграции" от 8 сентября 1994 г.46; "Об утверждения положения об иммиграционном контроле" от 8 сентября 1994 г.47; "О дополнительных мерах государственного регулирования миграционных процессов в Краснодарском крае" от 8 сентября 1994 г.148; "О порядке формирования целевого земельного фонда для расселения беженцев и вынужденных переселенцев и режиме его использования" от 14 марта 1995 г. Кроме того, ФМС, издает собственные нормативные акты49.

Проблема беженцев настолько актуальна, что затрагивается и в тех федеральных документах, которые, казалось бы, не относятся к ней. Так, в недавно вышедшем обширном документе, именуемом Федеральной целевой программой "Строительство на территории Российской Федерации жилья для граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", утвержденной Постановлением Правительства от 10 июля 1995 г.50, упоминаются беженцы и вынужденные переселенцы и говорится о миграционном процессе в целом. Эта программа "взаимодействует и реализуется в соответствии с Федеральной миграционной программой", сказано в этом документе.

Для раскрытия основ правового статуса беженцев и вынужденных переселенцев необходимо прежде всего выяснить, что следует понимать под указанными лицами. Можно дать, конечно, синтезированное научное определение, однако для этого нет достаточной правоприменительной практики. Поэтому при всем несовершенстве упомянутых федеральных законов следует руководствоваться, видимо, данными ими определениями (легальными). В ст. 1 Закона о беженцах записано: "Беженец – прибывшее или желающее прибыть на территорию Российской Федерации лицо, не имеющее гражданства Российской Федерации, которое было вынуждено или имеет намерение покинуть место своего постоянного жительства на территории другого государства вследствие совершенного в отношении него насилия или преследования в иных формах либо реальной опасности подвергнуться насилию или иному преследованию по

46 СЗ РФ. 1994. № 21. Ст. 2385.

Там же. Ст. 2384.

* СЗ РФ. 1994. № 20. Ст. 2278.

** СЗРФ. 1995.Nsl2.Cr. 1060.

М СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2936.

118

признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений". Подобным же образом (почти слово в слово) определяется в законе понятие переселенца (ст. 1). Л.В. Андриченко, Е.В. Белоусова в своей статье, посвящен-, ной беженцам и вынужденным переселенцам, пытаются, вопреки законодательным предписаниям, разграничить эти понятия. И думаю, они поступают правильно. По их словам, вопреки тесному единству этих понятий между ними есть принципиальное различие, \ которое "состоит главным образом в том, что вынужденный пересе-\ ленец, в отличие от беженца, как правило, является гражданином -российской Федерации. Это обусловливает более широкую систему льгот, предусмотренных для них законодательством"51. Упомянутое различие существенно. Однако применительно к российской действительности есть одна немаловажная деталь – и те и другие являются бывшими гражданами СССР. По-моему, главное заключается в том, что для выезда из страны пребывания для каждого из них имеются разные побуждения. Если беженцы покидают страну стихийно, под влиянием непредвиденных обстоятельств (военные действия, жестокое обращение, геноцид, расовая, национально-этническая рознь, религиозное преследование и пр.) – тут нет свободного проявления воли человека, то вынужденные переселенцы выезжают из страны, может быть, под влиянием тех же обстоятельств, но делают это обдуманно, по собственной воле и желанию, с соблюдением установленных страной пребывания процедур. Они, например, могут распоряжаться своим имуществом. Отсюда в отличие от беженцев вынужденные переселенцы располагают льготами как в стране прежнего пребывания, так и в принимающем государстве. Надо полагать, что есть и другие различия, которые должны быть учтены не только в законе, но и в правоприменительной практике. Будучи гражданами СССР, беженцы и вынужденные переселенцы фактически подпадают под категорию иностранцев и лиц без' гражданства, которые, согласно ч. 3 ст. 62, "должны пользоваться в Российской Федерации правами и нести равные обязанности наравне с гражданами Российской Федерации...". Между тем установленная российским законодательством процедура приобретения статуса беженца противоречит этому принципу.

Как уже отмечалось, для осуществления законов и других правовых нормативных актов о беженцах и вынужденных переселенцах, желающих переехать из государств, возникших на территории бывшего СССР, российские федеральные власти приняли ряд програм-

51

Государство и право. 1995. № 5. С. 43.

119

мных документов, в которых была определена стратегическая линия по обустройству этих лиц. В одном из них, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 31 августа 1994 г. – "Основные направления государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом", говорится: "По своему правовому положению выходцы из России относятся к трем различным категориям: граждане России, граждане государства проживания (меньшинства) и лица без гражданства (апатриды) – граждане, имеющие и не имеющие вид на жительство в стране фактического проживания". Учитывая их различный юридический статус, стратегической линией политики России по отношению к соотечественникам за рубежом является содействие их добровольной интеграции в политическую, социальную и экономическую жизнь новых независимых государств, адаптации к местной культуре самобытности.

Такая политика направлена на предотвращение массового исхода наших соотечественников из этик государств, который может крайне болезненно сказаться на судьбе миллионов россиян, давно осевших за пределами своей исторической родины52.

На существующей к настоящему времени юридической базе был учрежден порядок приема беженцев и вынужденных переселенцев, прибывающих из стран прежнего места жительства. Понятно, отечественное законодательство регулирует лишь такие отношения, которые входят в сферу юрисдикции Российской Федерации. Таким образом, если выбытие лиц определяется законодательством страны выезда, то прибытие в Россию либо беженцев, либо вынужденных переселенцев регламентируется актами Российской Федерации. В целях предотвращения неконтролируемой миграции иностранных граждан и лиц без гражданства (беженцев) на границах России учреждены посты миграционного контроля органов миграционной службы. Беженцы и вынужденные переселенцы по прибытии на территорию Российской Федерации обязаны незамедлительно обратиться лично или через уполномоченного на то представителя с ходатайством по месту своего пребывания в соответствующий орган Федеральной миграционной службы России либо в органы миграционной службы субъектов федерации, на территории которого они находятся. Орган, принявший решение о регистрации, выносит постановление о признании лица беженцем или вынужденным переселенцем в течение пяти дней со дня обращения с ходатайством. В соответствии с Постановлением Правительства "О мерах по предупреждению и сокращению неконтролируемой внешней миграции" от

12 СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 2383.

120

8 сентября 1994 г. в Краснодарском, Приморском и Хабаровском краях, Волгоградской, Иркутской, Ленинградской, Липецкой, Московской, Новгородской, Новосибирской, Оренбургской, Пермской и Читинской областях определены центры временного размещения иммигрантов. После предусмотренных законодательством процедур признания беженцем или вынужденным переселенцем соответствующему лицу выдается "удостоверение установленного образца" (ст. 4 упомянутых законов). В соответствии с законами "О беженцах" и "О вынужденных переселенцах", вопросы приема, признания, размещения, обустройства и занятости беженцев и вынужденных переселенцев решают Федеральная миграционная служба России и ее органы.

Основы правового статуса беженцев и вынужденных переселенцев определяются законом в форме предоставления им прав, свобод и возложения на них обязанностей. В свою очередь на органы Федеральной миграционной службы возлагаются обязанности и им предоставляются определенные полномочия, о которых Закон достаточно подробно повествует (см. ст. 7, 11, 12 Закона "О беженцах" И T.fl.)j

Хотя закон (с последующими поправками) принят до утверждения ныне действующей Конституции, тем не менее содержащиеся в нем права и обязанности беженцев и вынужденных переселенцев осуществляются в процессе правоприменительной практики.

Лица, не имеющие российского гражданства и призванные законом беженцами или вынужденными переселенцами, приобретают российское гражданство в соответствии с законодательством о гражданстве (см, ст. 9 Закона "О беженцах").

Поскольку, как уже отмечалось, законы о беженцах и вынужденных переселенцах были приняты до утверждения ныне действующей Конституции РФ, постольку отдельные нх положения противоречат ей. В соответствии со ст. 5 Закона "О беженцах" им предписывается оставить место своего временного поселения и переехать на место жительства, избранное ими в соответствии со ст. 5 Закона. Между тем в ст. 5 Закона буквально сказано: "беженец вправе в трехмесячный срок избрать местом своего постоянного жительства либо населенный пункт из числа предлагаемых ему органов Федеральной миграционной службы России, либо населенный пункт, в котором проживают его родственники, при условии их согласия на совместное проживание". Сравните с этим текст ст. 27 Конституции РФ: "Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства".

В научной литературе подмечено серьезное несовершенство обоих федеральных законов. Так, в уже упомянутой статье Л.В. Анд-

121

риченко и Е.В. Белоусова предлагают, в частности, такие уточне-

ния:

– следует возвести в ранг закона принятое ФМС положение о

регистрации и учете на территории РФ беженцев и вынужденных

переселенцев;

– устранить декларативное положение закона о возвращении

вынужденному переселенцу имущества, а если таковое невозможно,

то выплатить компенсацию. Такое гуманное и справедливое госу-

дарственное мероприятие возможно лишь тогда, когда будет отрабо-

тан механизм возмещения ущерба и компенсации за утраченное

имущество.

В статье выдвигаются и другие заслуживающие внимания предложения. Все это приведено мной для того, чтобы молодой специалист усвоил мысль: истинным юристом может быть признан лишь тот, кто не только знает законы, но и умеет критически их анализировать, выдвигать предложения по их совершенствованию.

§ 4. Основы правового положения лиц

без гражданства и иностранцев

Суверенитет Российской Федерации распространяется на собственных граждан, проживающих как в стране, так и за ее пределами. Но под его воздействие подпадают также иностранцы, законно находящиеся на территории России. Суверенитет распространяется также на иностранцев, которые незаконно проникли через российские границы и нелегально проживают в стране.

В законодательстве и особенно в литературе широко используется термин "иностранцы". Однако этот термин, несмотря на его частое употребление, в юридическом смысле крайне неопределен, т.е. под это наименование подпадают несколько групп лиц иностранцев. Такими лицами могут быть: проживающие в Российской Федерации граждане (подданные) зарубежных государств (в равной степени ближнего или дальнего зарубежья); лица, не имеющие гражданства ни России, ни какого-либо иностранного государства (лица без гражданства); а также лица, получившие в Российской Федерации в установленном порядке (ч. 1 ст. 63) политическое убежище (политические эмигранты). Каждый из этих законно находящихся в пределах России категорий лиц имеет свой юридический статус. Он в определенной степени схож с основами правового статуса российских граждан, но отличается от него некоторыми особенностями.

В § 2 III гл. книги речь шла (кратко потому, что нет соответствующего закона) о двойном гражданстве, т.е. о таком состоянии, при

122

котором лицо пребывает и в российском и в иностранном гражданстве. Тут, видимо, есть основания говорить об особой разновидности юридического состояния человека. Тем более что, как сказано в ч. 2 ст. 62 (приведем этот пассаж) "наличие у гражданина Российской федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства". Далее, правда, тут следует оговорка, какая обычно бывает в подобных случаях: "...если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации". Однако возьмем для примера такую ситуацию. Военнообязанный мужчина, имеющий гражданство РФ, не находящийся в пределах России, а пребывая в другом государстве, гражданином которого он также является, по достижении необходимого по местному закону возраста должен отбывать воинскую повинность. В России такая же ситуация. При нынешнем состоянии правовой базы нелегко избежать^еиндрома взаимного непонимания государств.

Уже затрагивался вопрос о правовом статусе беженцев и вынужденных переселенцев. Ведь они были гражданами не только СССР, но также соответствующей союзной республики – ныне независимого суверенного государства. Между тем Федеральный закон "О беженцах" (ст.. 9) устанавливает, что "гражданство Российской Федерации пряобретается_беженцем в соответствии с Законом РСФСР "О гражданстве РСФСР". Таким образом, хотя и бывший, однако, гражданин СССР вынужден приобретать гражданство Российской Федерации на том же основании, что и иностранные граждане и лица без гражданства.

Находящиеся на территории России иностранные граждане – главы и сотрудники иностранных дипломатических и консульских представительств, а также другие лица имеют особый правовой режим. Их правовой статус складывается из привилегий и иммунитетов, установленных законодательством РФ и международными договорами Российской Федерации. К их числу относятся как внутригосударственные акты, так и международные соглашения53.

Дипломатическим статусом пользуются аккредитованные в соответствующем порядке иностранные корреспонденты54, высокого ранга деятели иностранных государств, а также работники ООН Однако это уже епархия другой отрасли.

Уважение прав человека и основных свобод – конституционный

См , например Венская конвенция о дипломатических сношениях (1961) Венская конвенция о консульских сношениях (1963)

54

Постановление Правительства РФ от 13 сентября 1994 г "Об утверждении правил аккредитации и пребывания корреспондентов иностранных средств массовой информации на территории Российской Федерации" (СЗ РФ 1994. №21 Ст 2399)

123

принцип внешней политики РФ. В основе правового положения не состоящих в российском гражданстве лиц лежат те же демократические начала, что и в основе юридического статуса наших граждан. Определяя правовой статус иностранцев и других лиц, не состоящих в российском гражданстве, Россия учитывает такие важнейшие документы ООН, как Всеобщая Декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и другие соглашения.

Юридический статус лиц, не состоящих в российском гражданстве, закрепляется Конституцией РФ, конституциями, основными государственно-правовыми актами субъектов федерации и Законом РФ 1991 г, о гражданстве с соответствующими изменениями и дополнениями.

В свое время (1981 г.) статус иностранцев сравнительно подробно регулировался Законом СССР "О правовом положении иностранных граждан в СССР"35. Ныне, естественно, этот нормативный акт устарел. Однако в связи с отсутствием соответствующего закона в Российской Федерации он пока действует, хотя его применение требует определенной корректировки56.

Статус иностранцев регулируется также нормами отдельных 'отраслей. Так, в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (с последующими изменениями и дополнениями) Федеральным законом от 2 февраля 1995 г. включена глава 32 "Производство по исполнению постановления об административном выдворении за пределы Российской Федерации иностранцев и лиц без гражданства"57.

В отличие от правового статуса иностранных граждан юридическое состояние лиц без гражданства урегулировано недостаточно, даже по сравнению с бывшим советским законодательством. Общий принцип тут состоит в том, что лица без гражданства, находящиеся в России, обладают национальным режимом, т.е. статусом российских граждан за некоторыми изъятиями. Есть, однако, особенности. Например, ст. 17 Закона о гражданстве 1991 г. гласит: "1. Ребенок, родившийся на территории Российской Федерации у родителей, состоящих в гражданстве других государств, является гражданином

Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. № 26. Ст. 836. Анализ этого и других законов в данной области см.: Галенская Л.Н. Правовое положение иностранцев в СССР. М., 1982. С. 17–35.

Сейчас разрабатываются проекты законов: "О правовом положении иностранных граждан на территории Российской Федерации"; "О въезде, выезде и пребывании на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства". >

57 СЗ РФ-1995. № 6. Ст. 453.

124

Российской Федерации, если эти государства не предоставляют ему своего гражданства. 2. Ребенок, родившийся на территории Российской Федерации от лиц без гражданства, является гражданином Российской Федерации".

Несколько лучше обстоит дело с политэмигрантами. Здесь хотя и отсутствуют полновесные нормативные акты, но зато имеются конституционные положения. Согласно ч. 1 ст. 63 Конституции РФ, "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права"58.

В соответствии со ст. 14 Всеобщей декларации прав человека отечественная Конституция закрепила общепризнанные принципы этого института: "В Рхюсийской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (иди бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением" (ч. 2 ст. 63). Нынешнее конституционное положение по сравнению с нормами Конституции СССР 1977 г. страдает определенными изъянами. В нем, в частности, не названы основания-для предоставления убежища. Между тем в ст. 38 последней Конституции СССР сказано: "СССР предоставляет право убежища иностранцам, преследуемым за защиту интересов трудящихся и дела мира, за участие в революционном и национально-освободительном движении, за прогрессивную общественно-политическую, научную или иную творческую деятельность". Наверное, многие могут не согласиться с этими формулировками. Однако бесспорно то, что здесь демонстрируется высокая юридическая техника.

Имеющийся в российском законодательстве пробел отчасти восполняет "Положение о порядке предоставления политического убежища в Российской Федераций", утвержденное Указом Президента РФ. В ст. 2 этого акта установлено, что "Российская Федерация предоставляет политическое убежище лицам, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного места жительства за общественно-политическую деятельность и убеждения, отвечающие принципам, признанным мировом сообществом".

Правовой статус лиц, получивших политическое убежище, при-

5&

В Госудпрствевшой Думе идет работа лад Федеральным законом "Об убежище на территории Российской Федерации". В настоящее же время действует "Положение о порядке предоставлен и я политического убежища в Российской Федерации", Утвержденное Указом Президента РФ от 26 июля 1995 г. (СЗ РФ. 1995. № 31. Ст. 3095).

125

равнивается к статусу иностранных граждан и лиц без гражданства. Таким образом, на них, равно как и на членов их семьи (при условии согласия проследних с ходатайством лица, получившего убежище), распространяются все права, свобода и обязанности, которыми пользуются и которые несут граждане РФ, за некоторыми исключениями, установленными Федеральным законом или международным договором РФ (ст. 4 Положения).

Названное Положение в ст. 5 определяет также круг лиц, которым политическое убежище не предоставляется. Это, во-первых, лица, преследуемые за пределами РФ за действия (бездействия), признаваемые в РФ преступлениями, или виновные в совершении действий, противоречащих целям и принципам ООН. Во-вторых, это лица, привлеченные в качестве обвиняемых по уголовному делу или в отношении которых имеется вступавший в силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор суда на территории РФ. В-третьих, не предоставляется убежище лицам, прибывшим из третьей страны, где им не грозило преследование, а также, в-четвертых, тем, кто имеет гражданство третьей страны, где они не преследуются.

В 1967 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о территориальном убежище. В этом документе впервые государства выразили отношение к праву территориального убежища59.

Характер правового статуса иностранных граждан законодательство ставит в зависимость от времени и цели их нахождения на территории России. В связи с этим оно различает иностранных граждан: постоянно проживающих на территории РФ, т.е. имеющих на то разрешение и вид на жительство, выданные органами внутренних дел; временно пребывающих, т.е. находящихся в РФ на ином законном основании. Они обязаны в установленном порядке зарегистрировать свои заграничные паспорта или заменяющие их документы и выехать из России по истечении определенного им срока пребывания.

Правовое положение постоянно проживающих в РФ иностран-

АЛ «

ных граждан0" в принципе соответствует правовому статусу российских граждан. Их правовое положение основывается на тех же принципах, что и статус российских граждан. Такими принципами являются гуманизм, равноправие, недопустимость какой бы то ни

59

Подробнее об этом институте ем Гале и екая ЛН Право убежища М ,

1993.

«1 „

Подробно и в различных аспектах рассматривается статус иностранцев в кн

Лазарев ЛВ.Марышеаа НИ,Пантелеева ИВ Иностранные граждане (правовое положение) М , 1992 Правда, поставленные в ней вопросы анализируются на материалах советского законодательства

126

было дискриминации по признаку пола, расы и национальности, уважение прав и свобод личности.

Постоянно проживающие иностранные граждане пользуются в РФ национальным режимом.

Однако материальное обслуживание иностранцев и наших граждан за рубежом осуществляется на паритетной основе. В соответствии с Постановлением Правительства от 28 октября 1995 г. обучение иностранных граждан в государственных образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования РФ осуществляется на эквивалентной основе, с выплатой стипендий и медицинским обслуживанием на условиях, установленных для граждан Российской Федерации.

В связи с образованием Российско-белорусского сообщества (1996 г.) граждане Белоруссии иностранцами в РФ не считаются. Они пользуются на ее территории такими же правами, что и граждане России.

В сравнении с советским прошлым в нынешней России положение иностранцев существенно изменилось-Вхождение в рынок внесло серьезные коррективы, прежде всего в сферу экономической жизни. Согласно отечественному законодательству, иностранцы обладают в этой сфере такими же правами, как и российские граждане. "Каждый, – гласит ст. 34 Конституции РФ, – имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности".

Однако они, по-прежнему, не имеют права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме61. Иностранные граждане несут установленные для российских граждан обязанности: должны уважать Конституцию и соблюдать законы, с уважением относиться к образу жизни, традициям и обычаям российского народа62. Вместе с тем иностранные граждане в соответствии с федеральным законодательством не несут обязанности воинской службы в рядах Вооруженных Сил РФй3.

61

См , например, ст 1–3 и др Федерального закона РФ "О выборах депутатов

Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 21 июня 1995 г , в-которых право избирать и быть избранным в Государственную Думу предоставлено только российским гражданам См также ст I–3 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации" от 17 мая 1995 г

62

Распоряжение Президента РФ "Об обеспечении деятельности Комиссии при Президенте РФ по расследованию фактов бесследной пропажи граждан иностранных государств, а также российских граждан, исчезнувших при невыясненных обстоятельствах за пределами границ бывшего Советского Союза" от 11 февраля 1994 г

Законом "О воинской обязанности и военной службе" от II февраля 1993 г (ВВС 1993 № 51 Ст 4931) и Законом "О статусе военнослужащих" от 22 января 1993г (ВВС 1993 №6 Ст 188) обязанность и долгзащищать Отечество возлагается только на граждан Российской Федерации

5 ЛД Воеводин 127

Иностранцы, постоянно проживающие в России, обладают в сфере частной жизни и личной безопасности такими же правами, какими пользуются россияне. Это право на жизнь, неприкосновенность жилища, достоинство личности, тайна переписки, телефонных переговоров и пр. (см. ст. 20–29 Конституции РФ). Им также предоставляются права и свободы в области общественно-политической жизни и, в частности, право на участие в общественных объединениях. В ст. 1 Закона РФ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 г. сказано: "Иностранные граждане и лица без гражданства имеют равные права с гражданами Российской Федерации в сфере отношений, регулируемых настоящим Федеральным законом, за исключением случаев, установленных федеральными законами или международными договорами Российской Федерации".

Предоставленные иностранным гражданам Конституцией и законодательством России права и свободы гарантируются российским государством. Они имеют право на обращение в суд и иные государственные органы для защиты принадлежащих им личных, имущественных, семейных и иных прав. Пользование иностранными гражданами правами и свободами не должно наносить ущерб интересам российского общества и государства, правам и законным интересам граждан России и других лиц. За нарушение установленных законом правил проживания в России иностранные граждане несут соответствующую ответственность. Иностранному гражданину, нарушающему законодательство о правовом положении иностранных граждан в РФ, может быть, в частности, сокращен определенный ему срок пребывания в Российской Федерации. В случае грубого нарушения законодательства РФ об иностранцах или по другим не менее веским основаниям иностранный гражданин может быть выслан за пределы России.

Правонарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства согласно российскому законодательству (ст. 16 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях) может выразиться, в частности, в несоблюдении режима государственной границы РФ, пограничного режима, режима в пунктах пропуска через государственную границу РФ и пр. Решение об административном выдворении за пределы России принимается компетентными органами (МВД, МИД, ФСБ России) и "заключается в принудительном я контролируемом их перемещении через государственную границу Российской Федерации за пределы Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, – контролируемом самостоятельном выезде выдворяемых из Российской Федерации" (ст. 32 Закона)64.

64

Федеральный закон "О внесении изменений в Кодекс РСФСР об администра-

тивных правонарушениях" от 2 февраля 1995 г. (СЗ РФ 1995.№6 Ст 453).

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА,

СВОБОДЫ И ОБЯЗАННОСТИ –

ЦЕНТРАЛЬНОЕ ЗВЕНО ПРАВОВОГО

СТАТУСА ЛИЧНОСТИ

§ 1. Понятие прав и свобод человека и гражданина

/I

:

Наиболее концентрированно содержание основ правового статуса личности выражается в их конституционных правах, свободах и обязанностях.) Если в недалеком прошлом их называли не только конституционными и основными, но и субъективными, то теперь в научной литературе чаще всего говорят о правах, свободах и обязанностях человека и гражданина либо об основных (конституционных) правах и свободах1.

В Конституции РФ 1993 г. в отличие от прошлых конституций глава вторая называется "Права и свободы человека и гражданина". В самом заголовке, во-первых, не содержится их характеристики, а во-вторых, нет указаний на обязанности граждан. Соответствующие главы прежних конституций закрепляли эту атрибутику – "основные права" и "основные обязанности". Ныне, видимо, разработчики действующей конституции в определении наименования упомянутой главы руководствовались не характером записанных в ней прав и свобод, а эталонами международных документов. И во Всеобщей Декларации прав и свобод человека, и в международных пактах 1966 г. упор делается на права и свободы человека. Этим самым как бы подчеркивается их общий признак, который может истолковываться как "основные" права и свободы, или, иначе, "права человека и основные его свободы".

Между тем в самом тексте нашей Конституции нередко используется такое их определение. Так, в ст. 17 Конституции РФ применительно к неотчуждаемым правам и свободам человека и гражданина употребляется термин "основные".

Это утверждение со всей определенностью подчеркивал

Конституция Российской Федерации и совершенствование юридических механизмов защиты прав человека ("Круглый стол" журнала)//Государство и право 1994. №10.

М.С. Строгович. По его словам, "...обе группы прав личности неотделимы друг от друга: в более широком плане одно и то же право формулируется как конституционное, основное, а в более конкретизированном, детализированном виде оно же находит выражение в соответствующей отрасли права"2 (например, право на жилище – в жилищном кодексе, неприкосновенность личности – в уголовном и уголовно-процессуальном кодексах и т.д.)

^Провозглашенные государством права и свободы всегда означают определенную для лиц юридическую возможность поступать так или иначе. Отсюда "возможность" есть тот исходный конструктивный элемент, который дает первоначальное представление о правах и свободах человека и гражданина. В правовом общении имеющиеся у лица права и свободы всегда ассоциируются с наличием у него предоставленных законом возможностей.

Категория возможности позволяет не только выявить наиболее существенную особенность юридических прав и свобод граждан, но, что самое главное, помогает, взяв ее за основу, сконструировать понятие, правильно отражающее их действительную природу Вот почему в нашей литературе хотя и существует различный подход к пониманию юридической природы прав и свобод граждан, тем не менее их понятие единодушно определяется через категорию возможности. В свое время В.М. Чхиквадзе обоснованно отмечал, что "понятие субъективного права можно определить через категорию возможности, которая, будучи обеспечена необходимыми средствами, в любое время может быть реализована"3.

Обычно под возможностью понимается то, что при наличии определенных условий может стать реальностью, превратиться в действительность Это свойство возможности в полной мере присуще всем записанным в Конституции и законах правам и свободам личности. При таком истолковании возможности в первую очередь подчеркивается ее способность, обеспеченная наличными условиями, стать действительностью. Практическая ценность юридических прав и свобод граждан как раз в этом и состоит (может превратиться из возможного в наличное, из потенциальной возможности, какой является всякое предоставленное законом право, в конкретное притязание).

Здесь центр тяжести переносится из сферы раскрытия внутреннего содержания возможности в область превращения ее в действительность. При таком понимании возможности, заключенной в пра-

СтроговичМС Проблемы советского социалистического государства и

права в современный период Теоретические вопросы советской законности М , 1959

Чхиквадзе ВМ Государство, демократия, законность Ленинские идеи и

современность М, 1967 С 339»

130

вах и свободах, содержание последних можно определить лишь через указания на гарантии С этих позиций трактует понятия юридических прав известный венгерский юрист И. Сабо- "...субъективное право есть такая ... гарантированная правовая возможность, превращение которой в общественную реальность обеспечивается материальными, политическими, социальными, культурными и иными отношениями..."".

Более плодотворным для анализа понятия прав и свобод личности является другое существенное свойство возможности.''Чтобы стать реальностью, превратиться в действительность, возможность должна осуществиться в активной, целенаправленной деятельности человека. Для превращения возможности в действительность, для достижения поставленных целей из множества дозволенных, допустимых Конституцией и законами вариантов человек избирает такой вариант поведения, который, по его представлению, полнее всего обеспечивает нужные ему результаты. Это можно проиллюстрировать на содержании норм ст. 34, 37 Конституции РФ. Опираясь на содержащиеся в них положения, каждый человек может выбирать себе работу. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34), а также каждый вправе выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37). \

Таким образом.^врзможность свободно избирать вариант поведения, его вид и меру – главный элемент всякого юридического права и юридической свободы. Это свойство возможности и лежит в основе содержания прав и свобод человека Оно есть то главное звено, которое дает ключ к раскрытию понятия природы юридических прав и основных свобод.

^/Нормами права удается успешно регулировать множество разнообразных поступков людей, направлять их в должное русло прежде всего потому, что они. содержат выверенный эталон поведения человека в определенной ситуации, который позволяет установить правомерность тех или иных деяний. Право в так называемом объективном смысле всегда выступает в качестве масштаба, известного шаблона, служащего внешним основанием для оценки поступков людей, средством для регулирования их поведения.

Здесь право, любая норма проявляет себя как должное, подкрепляемое государственным принуждением либо убеждением, обязательное поведение. Следовательно, записанные в законе права и свободы человека и гражданина – не нормы (они лишь формы их

СабоИмре Социалистическое право Пер с венгерского М, 1995 С 326

131

выражения), а возможность самостоятельно избирать один из вариантов дозволенного в рамках этих норм поведения. В этом можно убедиться, анализируя содержание норм каждой из почти пятидесяти статей главой второй Конституции Российской Федерации, закрепляющей права, свободы человека и гражданина. v

Записанные в российском Основном законе права и свободы личности всегда выражают не одностороннюю, а, по крайней мере, двустороннюю (или многостороннюю) связь субъектов. Праву одного лица соответственно корреспондирует активная или пассивная обязанность других лиц. Самостоятельно в пределах закона распоряжаться заключенной в праве возможностью гражданин может, лишь опираясь на активное содействие, помощь других лиц, государственных органов, общественных объединений, пользуясь при этом их действиями как средством для достижения собственных целей либо, напротив, рассчитывая на их невмешательство.

Раскрывая понятия прав и свобод граждан и подчеркивая, что его главный элемент состоит в возможности самостоятельно действовать, не следует вместе с тем изолировать эту возможность от другой – требовать содействия, помощи или невмешательства других лиц.

Анализируя заключенную в правах и свободах возможность, можно указать еще на одно ее проявление, состоящее в дозволении прибегнуть к защите государства в случае, если нарушено право или его осуществлению не оказывается надлежащее содействие.

Возможность самостоятельно в пределах закона избирать вид и меру поведения предполагает в качестве непременного условия, что дозволенные государством действия будут поддерживаться'им, охраняться и защищаться от всевозможных нарушений и посягательств. Наша Конституция содержит целый ряд положений правоохранительного свойства, которые обеспечивают как пользование правами и свободами, так и порядок их восстановления. Последних сравнительно много. "Каждому, – сказано в ч. 1 ст. 46 Конституции, – гарантируется судебная защита его прав и свобод". В ч. 1 ст. 45 закреплена норма, обобщающая различные виды государственной поддержки прав и свобод и правила их восстановления в случае нарушения последних: "Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется". В осуществлении этого конституционного положения задействованы все органы государства и некоторые общественные структуры. Установленные в Конституции права и свободы не являются абстрактными предписаниями. Их назначение заключается в предоставлении человеку и гражданину возможности выбора определенных жизненных благ, в которых он заинтересован. Нередко термином "социальные блага" обозначают лишь материальные средства. В действи-

132

телыгости же, с точки зрения конституции и законов социальными благами следует признавать все то, что позволяет человеку и гражданину вести нормальный образ жизни, соответствующий уровню современной цивилизации: это и пользование материальными благами, политическими возможностями, духовными достижениями общества. Иначе говоря, термином "социальные блага" объединяются как материальные, так и нематериальные возможности (интеллектуальна^ собственность, например ч. 1 ст. 44). Это наглядно можно раскрыть, анализируя все виды конституционных прав и свобод – личные, общественно-политические и социально-экономические.?

Поведение и социальные блага лежат вне права, право может лишь регулировать поведение людей и пользование социальными благами.

Рассматривая понятие юридических прав и свобод личности вообще и конституционных в особенности, необходимо также указать, в чьих целях они предоставлены и осуществляются. Цель объективируется в интересах людей. Она придает правам и свободам личности социальную определенность, т.е. указывает на те слои и группы населения, в интересах которых используется это конституционное право. Например, оно может утвердить права собственника: "Право частной собственности охраняется законом" (ч. 1 ст. 35), или предписать государству заботиться о малоимущих (ч. 3 ст. 40).

L Лрава и свободы личности важны не сами по себе, а в той мере, в какой они служат удовлетворению реально существующих потребностей людей, их коренных интересов.

Для достижения определенных интересов юридические права и свободы являются как бы особым социальным инструментом. Подобно тому как о характере всякого инструмента судят по его назначению, так о природе юридических прав и свобод можно составить достоверное представление, зная, чьим интересам они служат.

Члены общества, граждане государства пользуются правами и свободами как в личных, так и в общественных интересах. Особенно полно это проявляется в конституционных правах и свободах. Поэтому их понятие нельзя правильно раскрыть, не включив указанное положение, в их определение.

^Записанные в Конституции РФ права и свободы означают прежде всего возможность свободно, самостоятельно в пределах закона действовать, активно участвовать в управлении государством, развивать свои способности и дарования, определять свои поступки, избирать вид и меру своего поведения и, как следствие всего этого, возможность пользоваться различного рода социальными благами.

Конституционным правам и свободам корреспондируют соответствующие обязанности государства. Эти обязанности находят юри-

133

дическое выражение в виде записанных в законе гарантий, т.е. условий и средств, которые создает и предоставляет государство гражданам для осуществления ими своих основных прав и свобод. В конституциях, как ныне действующих, так и в прежних, наряду с термином "права" человека и гражданина повсеместно используются также термины "свобода", "свободы", "основные свободы" человека и гражданина.

/ "Человек в новом государстве не может довольствоваться пассив-ной ролью, он требует проявления своей личности в области целого ряда общественных и политических отношений, поэтому понятие свободы в государстве значительно расширяется и обнимает собой проявление самоопределения индивида в области как индивидуальной, так и общественной и политической жизни; говоря о свободе в государстве, необходимо разуметь все те нормы, которые гарантируют свободное проявление индивида в сфере общественных и политических отношений^

^Между двумя этими понятиями есть сходство и различия. Сходство состоит в том, что первое и второе определяются через правовую возможность. И в том и в другом случае говорится о возможности избрать тот или иной вид поведения, пользоваться предусмотренными конституцией социальными благами как в собственных интересах, так и в интересах всего общества.

Вместе с тем между основными правами и основными свободами имеются определенные различия. Кратко говоря, основные права свидетельствуют о возможности получения каких-то социальных благ, т.е. "право на"... получение чего-то. Свобода – это возможность избежать человеку воздействия со стороны государства, государственной власти тех или иных ограничений. Свобода характеризуется независимостью от государства. "Свобода от"... цензуры, на-пример.)

Нередко термины "право и свобода" употребляются как синонимы. Например, создавать общественные объединения характеризуется как право образовывать их, так и свобода граждан входить в них.

Скорее, употребляющиеся в международных актах и конституциях термины "права человека" и "свободы человека" являются данью минувшему времени, когда правовые возможности человека виделись ему в независимости от государства, в его самостоятельности. Да и сейчас, если глубоко анализировать содержание соответствующей главы конституции, можно увидеть указанные различия. Например, с одной стороны, используется термин "право на

Свешников М.И. Очерк общей теории государственного правд. В кн:

Конституционное право. Ч. II. Хрестоматия. М., 1994. С. 120.

134

жизнь1", "право на неприкосновенность личности", а с другой – свобода от произвольных арестов, задержаний и заключений под стражу, еще "право на труд" и "свобода труда".

Все это показывает, что различая между основным правом и основной свободой обусловлены как историей их возникновения, сложившимися традициями, так и смысловой нагрузкой. Можно говорить, свобода слова, печати, собраний – это более употребимые выражения, чем право на свободу печати, собраний, митингов, демонстраций; уличных шествий... Конечно, можно сказать "право на свободные мысли", но традиционно говорят о свободе мысли, слова, печати* подчеркивая как раз в этом случае идею самостоятельности и независимости (ч. 1 ст. 29)й.

Поэтому, несмотря на единство двух обсуждаемых категорий, они в международных документах и конституциях по общему правилу употребляются хотя и одновременно, но не однозначно.

/Подводя итог анализу понятия конституционного права и кон-

ституционной свободы, можно определить их следующим образом.

Конституционные права и свободы – это закрепленные в Конституции и гарантированные государством возможности, позволяющие каждому человеку и гражданину свободно и самостоятельно избирать вид и меру своего поведения, созидать и пользоваться предоставленными ему социальными благами как в личных, так и в общественных интересах.

§ 2. Основные обязанности человека и гражданина

и их характеристика

Если правам и свободам личности в действующей ныне Конституции н в литературе уделяется большое внимание, то этого нельзя сказать об основных обязанностях7. В Конституции содержатся лишь пять статей, посвященных обязанностям. 'В литературе же имеются лишь отдельные статьи, в которых они анализируются8.

Подробнее см.: В ое в од и и Л.Д., Краснов М.А. О формах конституционного закрепления свободы личности в СССР//С"иетгкое государство ч пряно. 1982. NS4.C.3–2\.

Близкие по смыслу к обязанности слова: долг, повинность, бремя, тяготы. В современном законодательстве синоним обязанное™ – долг.

Си..'Мату зовН.И.. СеменкоБМ. Исследование проблемы юридических обязанностей граждан С ССР//Советское государство и право. 1980. № 12; Е м B.C. К вопросу о понятии, содержании и сущности правовых обязан ноете и//Пестн. Моск. ун-та. 1981. № 1; К о р о т к о в а Л.П. Обязанности граждан по воспитанию детей//Советское государство и право. 1983. № 12; М а с л е к и и к о в ВА. Конституционные обязанности граждан СССР: сущность и проблемы реализации// Советское государственное право. 1983. № б.

135

Отсутствие в литературе полновесного анализа понятия обязанностей вовсе не означает недооценки их роли в правовом регулировании поведения членов нашего общества. Напротив, все авторы, в той или иной мере затрагивающие проблему обязанностей, довольно единодушно подчеркивают их важное значение в укреплении общественной дисциплины и правопорядка. Видимо, причина недостаточной разработки понятия юридической обязанности заключается в другом – в кажущейся простоте ее. "В Уголовном кодексе, в законах, регулирующих финансовую деятельность государства, административную деятельность государства и т.д., всюду мы найдем указания на известного рода обязанности и повинности гражданина"9.

Конституционные обязанности личности – лишь небольшая часть всех тех обязанностей, которые закон возлагает на нее. Они отличаются от прочих обязанностей граждан рядом особенностей, и все же можно говорить о едином понятии юридической обязанности независимо от того, в каком нормативном акте она записана.

Как известно, правовая норма, закрепляя должное поведение людей, регулирует их деятельность посредством установления либо прав, либо обязанностей. Категория "должное поведение", т.е. поведение, обеспечиваемое принудительной силой государства и соответствующей санкцией в юридической норме, отражает специфику •права в целом, отличие правовых от всех других социальных норм. Однако она не дает достаточного представления о правах и обязанностях как таковых, не делает между ними каких-либо различий. Они в рамках должного существуют в степени долженствования, хотя эту степень категория "должного" не в состоянии выразить. Она не может быть с надлежащей полнотой отражена в категориях "возможности" и "необходимости"10.

Правовая необходимость полнее всего раскрывает существо юридической обязанности. Она, с одной стороны, указывает, что эта обязанность существует и развивается в рамках должного, установленного законом и обеспечиваемого государством поведения. С другой же стороны, она выражает содержание обязанности и присущую ей специфику. "Необходимость" для раскрытия обязанности играет такую же роль, какую в понятии прав и свобод личности выполняет "возможность'^)

В данном случае необходимость указывает то направление, в котором должен идти научный поиск при определении понятия юридической обязанности. Очевидно, юридическая обязанность есть

Алексеев Л.Л. Лекции по государственному праву. В кн.: Конституционное

право Ч II. Хрестоматия. М., 1994.

См.: X а 1! а и Герхард Социалистическое право и личность. М., 1971. С. 239.

136

не просто должное (правомерное) поведение, а это также и характеризуемое определенным качеством (вид) и находящееся в определенных границах (мера) поведение^Здесь налицо переход от сущности первого порядка к сущности второго порядка. Вторая выражает специфику правовой обязанности полнее и глубже, чем первая, и потому она является содержательнее ее.

,-"' "Должное" подчеркивает лишь одну сторону обязанности, ее, так сказать, внешний признак – "веление" должно быть исполнено. Это качество обязанности производно от нормы (ведь всякая норма должна быть исполнена). Но обязанность во внутреннем содержании – не норма, а закрепленное в норме требование следовать определенному поведению. "Должное", таким образом, не выражает внутреннего содержания обязанности, не позволяет отграничить ее от нормы, в которой она фиксируется.

Н.С. Братусь и С.Ф. Кечекьян определяют обязанность не через "должное", а через "долженствование".

По мнению С.Н. Братуся, "обязанность, будучи мерой поведения, означает "долженствование", необходимость этого поведения со стороны обязанного лица..."11.

"Долженствование", как и "необходимость", в отличие от "должного" выражает внутреннюю сторону обязанности. Оно позволяет взглянуть на обязанность как бы изнутри ее, со стороны обязанного субъекта, а не государства, установившего должное поведение и озабоченного тем, чтобы оно было исполнено.

С.Ф. Кечекьян, раскрывая понятие обязанности через "долженствование", трактует его как "необходимость" и в своем определении предпочитает использовать термин "необходимость", хотя и оговаривается, что употребление этого термина связано с некоторыми неудобствами. С.Ф. Кечекьян считает, что "правовая обязанность есть обусловленная ... необходимость определенного поведения"12. Поскольку необходимость чаще всего употребляется в философском значении и здесь не связана с действующими в природе и обществе закономерностями, то он поясняет: необходимость употребляется не только в философском, но и в других смыслах.

Термин "необходимость" в данном случае используется в смысле "социальной связанности" поведения обязанного субъекта. По мнению С.Ф. Кечекьяна, здесь речь идет о связанности, создаваемой правопорядком, о необходимости, диктуемой нормами права и всей системой поведения людей13. Иначе говоря, содержащаяся в право-

Братусь С.Н Субъекты гражданского права. М , 1950. С. 11.

См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М.,

1958 С. 60.

Там же. С. 61.

137

вой обязанности необходимость в первую очередь вытекает не из объективных законов общественного развития, а из правовых норм. Но с точки зрения установленного государством правопорядка обязанность – это то же общественно необходимое поведение. Как видно, в данном случае идет речь о правовой необходимости, обусловленной природой существующего в стране общественного и государственного строя, т.е. конституционного строя.

/Как юридическая возможность, так и правовая необходимость особенно отчетливо проявляются в конституционных правах, свободах и обязанностях людей. J

В литературе предпринята не лишенная интереса попытка раскрыть понятие обязанности через категорию возможности. Так, Г.В. Мальцев полагает, что "юридическая обязанность есть не только должное, но и возможное в человеческом поведении"14. Однако содержащееся в обязанности возможное поведение в отличие от возможности, заключенной в субъективном праве, является одновременно и государственно необходимым. "Обязанность, – утверждает он, – есть возможность поведения, имеющая необходимый характер, т.е. возможное в поведении одновременно является и необходимым"15.

Как видно, здесь правильно подмечена связь правовой возможности и правовой необходимости. В праве эти категории не только взаимосвязаны, но и взаимно проникают. И, видимо, обоснованно будет характеризовать юридические права и свободы и юридические обязанности качествами возможного и необходимого поведения. Это особенно отчетливо можно проследить на примере конституционных прав и свобод и обязанностей. Как известно, право на основное общее образование является обязательным (ч. 4 ст. 43 Конституции РФ). 8 этом предписании Конституции заключаются и возможность (право) и необходимость (обязанность). В органическом соединении возможность и необходимость находятся также и в политических правах и свободах.

Не следует из этого делать вывод, что как юридические права и свободы, так и юридические обязанности целесообразно раскрывать через категорию возможности. Мне представляется, что это делать нецелесообразно. Во-первых, потому, что при этом смазываются различия между правами и обязанностями, поскольку и права и обязанности в равной мере определяются как правовая возможность. Во-вторых, характеризуя как права и свободы, так и обязанности в виде правовой возможности, нужно оговориться, что в по-

ы

Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности (теоретические

вопросы) М., 1968 С. 71.

Там же. С. 74.

138

следнем случае речь идет о необходимой по закону возможности. Но необходимая по закону возможность и есть правовая необходимость. /Методологически правильнее будет раскрывать понятие прав и свобод через категорию правовой возможности, а юридических обязанностей – через категорию правовой необходимости. Такой подход позволяет установить существующие различия между правами, свободами и обязанностями, вскрыть содержание каждого из этих лравовых явлений. К этому же выводу в итоге приходит сам Г.В. Мальцев. "Государственное признание необходимости поведения, – пишет он, – такова основная специфическая черта обязанностей в отличие от субъективных прав"16. Хотя понятие обязанностей следует раскрывать через правовую необходимость, вместе с тем нужно помнить, что между необходимостью и возможностью нет барьера, "китайской стены", что необходимость, имея строгие рамки, содержит в себе известные возможности.

Носитель конституционных обязанностей, например, должен строга следовать предписанным законом виду и мере поведения, но в границах этого правового требования он может проявлять свою самостоятельность и активность как в постановке цели, так и в ее реализации. В условиях демократического общества обязанное лицо является не пассивным объектом государственного властвования, а активной личностью, для которой практическое воплощение в жизнь обязанностей есть свободный творческий процесс, полный инициативы и созидания.

^Конституционные права, свободы и обязанности прежде всего опосредуют отношения и связи между государством и его гражданами. Возлагая на граждан основные обязанности, государство сохраняет за собой возможность в лице соответствующих органов устанавливать содержание и объем этих обязанностей путем издания конкретизирующих актов, определять условия их исполнения, принимать меры воздействия к тем, кто злостно уклоняется от их несе-ния-Д1одобно тому как конституционным правам и свободам соответствуют обязанности государства, выражающиеся в гарантиях этих прав, так и конституционные обязанности сопряжены с полномочиями государства и его органов создавать, руководствуясь принципами законности, такие условия, предпринимать такие меры, которые должны обеспечить неуклонное исполнение содержащихся в обязанностях предписаний. Иначе говоря/предоставляя гражданам права и свободы и возлагая на них обязанности, государство берет на себя бремя гарантировать эти права и сохраняет за собой возможность в пределах правопорядка прибегнуть к широкому диапа-

16

М а л ь ц е в Г.В Указ. соч. С- 76.

139

зону мер от убеждения до принуждения – с тем, чтобы установлен-

ные обязанности были исполнены, 'i

В научной литературе имеются другие подходы в области интерпретации природы и содержания основных обязанностей. Их обычно истолковывают либо в связи с правами и свободами, пределами их осуществления, либо с принципами, прежде всего, с идеями равноправия. По словам немецкого исследователя X. Хофмана, "основные обязанности в сочетании с принципом равенства так сильно выросли с момента своего возникновения, что могут пониматься даже как основное право на равное распределение обязанностей..."17.

/ В отличие от прав (свобод) основные обязанности имеют широкомасштабное содержание. В Конституции они проявляются прежде всего в форме правового требования исполнять установленные законом вид и меру поведения либо воздерживаться от этого. Вследствие широкой формы обобщения обязанность нередко опирается не только на правовые нормы, но и нормы морали. "Иными словами, основные обязанности граждан сочетают в себе качества юридического веления с качествами морально-идеологического императива, а их нормативность обеспечивается действием своих элементов их содержания, т.е. нравственным долженствованием и юридической обязанностью"18.

Российская Конституция устанавливает прямое действие своих предписаний (ч. 1 ст. 15>. "Права и свободы человека и гражданина, – согласно ст. 18, – являются непосредственно действующими". Если закрепленные конституцией права и свободы в отдельных случаях могут применяться непосредственно, то записанные в ней обязанности по общему правилу лишены такой возможности. В самом деле, ст. 57 предписывает каждому обязанность платить установленные законом налоги и сборы. Как видно из содержания указанной статьи, тут провозглашается общий принцип – "платить установленные законом налоги и сборы". Однако для осуществления этого принципа недостаточно выполнения лишь этого правила. Для претворения в жизнь этого требования необходим специальный закон или даже несколько, которые определяли бы субъектов налогообложения, размер и виды налога и пр.19. Поэтому прямое действие норм, закрепляющих конституционные обязанности, без под-

Государственное право Германии. Т. 2. М., 1994.

Масленников В.Л. Конституционные обязанности граждан СССР: сущность и проблемы реализации//Советское государственное право. 1983. № 6. С. 5. см. подробнее также: Конституционный статус личности в СССР. М., 1980. С. 85–86,

В настоящее время готовится проект Налогового кодекся РФ.

140

крепления их специальным законодательством крайне затрудни-

тельно или вообще невозможнол

/ Обязанности в основе правового статуса человека и гражданина в реальной действительности выполняют разнообразные многоцелевые функции и социальные роли. В литературе они характеризуются следующим образом: одно из составляющих правового статуса личности; вид и мера должного поведения; гарантия и необходимое условие осуществления прав и свобод граждан; фактор укрепления

i " 7(1

законности и правопорядка, выполнения функции государства .

Если юридические права характеризуются содержащейся в них личной свободой, то наиболее существенное в обязанностях заключается в ответственности за исполнение предписаний закона. Ответственность – социально-правовой фактор, который, с одной стороны, связывает обязанного субъекта существующим правопорядком, а с другой – стимулирует его активность, обеспечивает строгое и неуклонное исполнение обязанности21.

Конституционные обязанности устанавливаются как в целях осуществления интересов всего общества, государства, так и в интересах каждого отдельного гражданина. Обязанности, подобно конституционным правам и свободам, не следует отрывать от целей, выражением которых являются интересы.

Весь проделанный анализ позволяет определить понятие конституционных (основных) обязанностей.

Конституционная (основная) обязанность – это установленная государством в интересах всех членов общества и закрепленная в его Конституции необходимость, предписывающая каждому гражданину определенные вид и меру поведения и ответственность за ненадлежащее его исполнение^

§ 3. Единство основных прав, свобод

и обязанностей человека и гражданина

Если в прежних советских конституциях содержались нормы, закрепляющие единство основных прав, свобод и обязанностей, то нынешний Основной закон Российской Федерации подобных норм не содержит. "Осуществление прав и свобод неотделимо от исполнения гражданином обязанностей" – гласила ст. 59 Конституции СССР 1977 г. Это же положение закреплялось всеми советскими конституциями, принятыми в соответствии с Конституцией СССР.

См.: М а т у з о в Н.И., Семенеко Б.М. Исследование проблемы юридических обязанностей граждан С ССР//Советское государственное право. 1980. № 12.

Об ответственности в связи с правами и обязанностями см.: Боброва Н.А., Зражевская Ф.Д- Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж, 1985, особенно главы! и IV; Мат у зов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987, особенном. VII "Позитивная ответственность личности". С. 191–216.

141

Однако и сейчас конституции некоторых республик, входящих в Российскую Федерацию, фиксируют подобные положения (ст. 20 Степного уложения Республики Калмыкия).

Вопрос о единстве прав, свобод и обязанностей в основах правового статуса личности независимо от того, закреплен ли он в конституции или нет, является определяющим моментом правового статуса личности. Это единство обусловлено прежде всего сочетанием личных (частных) и общественных интересов. Именно это обстоятельство диктует необходимость рассматривать их как целостное правовое явление.

Как известно, в нашей Конституции опущена обязанность граждан трудиться. Это в известной степени символизирует теоретический и практический разрыв прав и обязанностей. В этой связи заслуживает всяческой поддержки посыл немецкого ученого Ф.Фабрициуса: "Право на труд признается в качестве примера прав человека. Вывод об обязанности трудиться представляется допустимым, ибо ценности, не обеспечиваемые природой, должны создаваться трудом"".

В системе права конституционные права, свободы и обязанности занимают свое особое место и представляют собой самостоятельный институт.

Как особый государственно-правовой институт основные права, свободы и обязанности обладают рядом таких свойств, признаков, которые выделяют их из всей системы прав, свобод и обязанностей граждан и обусловливают их определяющую роль в оформлении правового статуса личности в демократическом обществе и государстве.

Отечественные юристы единодушны в том, что основные права, свободы и обязанности образуют общественно-правовой институт, но они расходятся относительно его содержания. Если большинство ученых считают, что в этот институт следует включать все записанные в конституции права, свободы и обязанности гражпан, то некоторые, напротив, полагают, что к нему относятся не все, а лишь те права, свободы и обязанности, которые непосредственно связаны с функционированием государственной власти23.

По моему мнению, не часть, а конституционные права, свободы и обязанности в совокупности составляют государственно-правовой институт, ибо все они закрепляют место человека, его положение в обществе и государстве. Конституционные права, свободы и обязан-

ФабрициусФ Права человека и европейская политика М , 1995 С. 43–

44.

См. Лепешки и Л.И Курс советского государственного правя Т Г М, 1951-С 21, Он же Соотношение государственного права и норм советской Конституция// Советское государственное право. 1971 №2 С 107

142

яости фиксируют правовое положение граждан не в целом, а лишь его основы. Следовательно, всем им и каждому из них в науке конституционного права могут даваться лишь общая характеристика и оценка.

Предметом конституционного права является не взятое в отдельности то или иное, записанное в Основном законе право, свобода и обязанность, а все вместе, в единстве, в комплексе.

Вывод о том, что все взятые вместе основные права, свободы и обязанности образуют единый конституционно-правовой институт, имеет важное теоретическое и практическое значение, так как он позволяет взглянуть на них как на нечто целостное, обладающее специфическими признаками и свойствами системы. Конституционные права, свободы и обязанности рассматриваются как основополагающие. Основными конституционные права, свободы и обязанности являются не только по форме, поскольку они закреплены в Основном законе Российского государства, но, что особенно важно, и по содержанию- Именно содержание конституционных прав, свобод и обязанностей выделяет их из всей системы прав, свобод и обязанностей граждан, обеспечивает им в правовом статусе личности решающее значение. Форма же, т.е. закрепление их в Основном законе, есть лишь прямое следствие исключительного значения их содержания.

Иначе к этому вопросу подходил и А.Х. Махненко. Он считал, что единственным признаком, обеспечивающим для того или иного права качество основного, является закрепление его в конституции. В данном случае им отвергалось значение тех отношения., которые закрепляются основным правом, свободой или основной обязанностью, играющих, по моему мнению, решающую роль. А.Х. Махненко по этому вопросу писал: "Можно вести бесконечные и бесплодные дискуссии по вопросу о том, какие права и обязанности граждан являются основными, а какие – неосновными. Но единственным критерием основных принципов, прав и т.д. в данном случае является то, что эти принципы, права, обязанности и т.д. закреплены в Основном законе, в конституции"24.

На первый взгляд может показаться как раз наоборот, что решающее значение здесь имеет форма, а не содержание, поскольку именно по форме «роще всего отграничить конституционные права, свободы и обязанности граждан от всех других прав, свобод и обязанностей.

Однако основными записанными в Конституции права, свободы •и обязанности являются прежде всего потому, что они опосредуют

Махненко А.Х Основные институты государственного права европейских

стран народной демократии. М.,(1<№4. С. 26.

143

наиболее существенные, коренные, принципиальные отношения и связи между обществом и его членами, государством и его гражданами.

Это в первую очередь отношения, складывающиеся в связи с местом индивида в производстве и распределении общественных богатств. На основе господствующих в данную эпоху отношений собственности формируются связи, в том числе и правовые, между обществом, государством и личностью.

Таким образом, единство прав, свобод и обязанностей обусловлено как их содержанием, так и формой закрепления. Конституционная форма представляет собой один из факторов их единства.

Вопрос о правах, свободах и обязанностях, порядок их размещения решается конституциями по-разному. Наиболее распространенными является такой порядок, когда в Основном законе фиксируются только права и свободы, а обязанности отсутствуют. Как уже отмечалось, это прежде всего относится к старым конституциям (Конституция США, например). Другое размещение – это когда обязанности закрепляются отдельно от прав и свобод. Такая форма конституционного закрепления характерна для современных конституций.

Во многих конституциях права, свободы и обязанности записаны в одной главе и реже, когда им посвящены самостоятельные главы. В качестве примера можно привести Конституцию Республики Узбекистан (гл. Ш.

В современной Конституции Российской Федерации такие институты, как права и свободы, обязанности, а также их гарантии, представлены единой второй главой. Здесь разработчики, по моему убеждению, допустили некоторую нелогичность в порядке размещения этих институтов. Видимо, для более четкого восприятия этого документа требовалась не одна, а несколько самостоятельных глав, в которых бы последовательно закреплялись основные структурные элементы конституционного статуса человека и гражданина.

Практическое значение такого способа размещения прав, свобод и обязанностей и их гарантий оказало бы действенную помощь также и разработчикам законов, развивающих и конкретизирующих права, свободы и обязанности. Из этого тезиса вытекают для них примерно такие правила: во-первых, в любом законе должны содержаться не только права и свободы, но и обязанности, и они должны быть сопряжены между собой; а во-вторых, отсутствие одного из указанных компонентов делает закон односторонним, поскольку регулировать отношения между обществом, государством и личностью можно успешно, опираясь на два рычага – права и обязанности. Анализ новейшего законодательства показывает, что далеко не все законы отвечают этим требованиям.

144

Единство прав и обязанностей достигается в основном: а) посредством таких формулировок, в которых права и свободы трудно отделять от обязанностей. Они как бы сливаются между собой. Примером такого способа служит текст ст. 48. Здесь возможность основного общего образования является вместе с тем и обязанностью. В советских конституциях право граждан на труд означало в то же время и обязанность трудиться; б) путем сочетания различных но содержанию прав и обязанностей, например закрепленное в ст. 35, 37 право частной собственности и право на свободный труд связано с обязанностью платить установленные законом налоги и сборы (ст. 57); в) посредством согласования прав и свобод человека и гражданина с его обязанностями или путем гарантии прав одних обязанностями других. Так, в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ утверждается, что "осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц".

Здесь также уместно отметить наличие единства между правовым статусом личности и статусом государства, его органов, должностных лиц, а также общественных объединений. Предоставление прав и свобод человеку и гражданину и возложение на них определенных обязанностей должны координироваться с правами и обязанностями соответствующих субъектов правового обшения. Оно выражается в том, что правам и свободам личности должны соответствовать определенные обязанности государства и его органов. И наоборот, возложенные на человека и гражданина обязанности обусловливают права и полномочия государства, государственных органов и должностных лиц. Сравните две нормы Конституции: "Граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе" и "Президент Российской Федерации формирует и возглавляет Совет Безопасности Российской Федерации...".

Здесь в первом случае речь идет о праве граждан, во втором – об обязанности Президента РФ.

Однако, определяя правовой статус, например, органа государства посредством указания на права и обязанности, конституция и закон порой не делают различия между этими двумя институтами. Оно объясняется тем, что в правовом статусе любого органа и должностного лица права и обязанности сливаются воедино, образуя их компетенцию. Для государственного органа и должностного лица в их практической деятельности не имеет в общем большого значения, определятся ли предоставленные ему полномочия терминами "имеет право" или "обязан". И в том и в другом случае они должны осуществить определенные действия или воздержаться от них. Использование обсуждаемых терминов при характеристике компетенции государственного органа или должностного лица вызывается необходимостью подчеркнуть обязательность предоставленных им

145

правомочий. Когда говорится о праве, то этим самым закон предоставляет им более широкую возможность, большой простор для выбора деятельности. Этим термином обозначается, что законом установлены определенные границы для усмотрения целесообразности того или иного действия, возможность выбора. Термином же "обязан" пределы выбора сужаются до определенных границ. Но в общем и целом и права и обязанности объединяются более емким понятием – "предмет ведения" и "полномочия" (компетенция). Однако такое истолкование прав и обязанностей применимо к органам власти, должностным лицам н не может быть использовано для характеристики правового статуса личности. В последнем случае даже при слиянии прав и обязанностей между ними все же пролегает определенное различие.

Рассуждая о единстве прав и обязанностей, следует, по-видимому, поддержать характеристику, данную Н.И. Матузовым. По его мнению, единство прав и обязанностей выражается: в их одинаковой социально-политической однородности, одинаковой значимости и ценности; в их юридической согласованности; в диалектическом взаимодействии как парных категорий; в однозначности роли как определителей вида и меры поведения субъектов (соответственно возможного и необходимого); невозможности раздельного (независимого) функционирования и реализации; в общности целей, путей, задач развития; в гарантированности со стороны государства и одинаковой заинтересованности в осуществлении и тех и других25.

В прежних советских конституциях как права, так и обязанности, закрепляя правовое положение личности, несли также идеологическую нагрузку. Ныне, когда взят курс не деидеологизацию конституций и законов, некоторые права и в особенности обязанности не восприняты Российской Конституцией 1993 г. Отсутствуют в Конституции РФ и основных законах ряда ее субъектов такие права, как: право на труд (ст. 40 Конституции СССР 1977 г.) и обязанность трудиться (ст. 60), обязанность беречь и укреплять социалистическую собственность (ст. 61), обязанность оберегать интересы государства (ст. 62), обязанность уважать национальное достоинство других граждан, укреплять дружбу наций и народностей (ст. 64), обязанность уважать права и законные интересы других лиц, быть непримиримым к антиобщественным поступкам, всемерно содействовать охране общественного порядка (ст. 65), содействовать развитию дружбы и сотрудничества с народами других стран, поддержанию и укреплению всеобщего мира (ст. 69).

Если от одних прав и обязанностей по идеологическим соображе-

25

См.: М а т у з о н Н.И. Правовая система и личность. С. 182.

146

ниям или в связи ^ориентацией государства на новые ценности необходимо отказаться, то от других, возможно, отказываться нецелесообразно. Напрасно, в частности, новая Конституция не включила в свой текст право на труд, обязанность уважать национальное достоинство других граждан.

§ 4. Признаки конституционных прав, свобод

и обязанностей человека и гражданина

Ковда заходит речь о правах, свободах и обязанностях человека и • гражданина, то в первую очередь имеют в виду те из них, которые провозглашены во Всеобщей декларации прав человека и международных пактах, а также записанные в национальных конституциях. Эти права, свободы и обязанности хотя и составляют небольшую часть всей системы, тем не менее символизируют ее в целом. Для f Л них характерен целый ряд признаков: I) конституционные права, г свободы и обязанности являются основными; 2) составляют юридическую базу для всей системы прав, свобод и обязанностей; 3) обладают наивысшей юридической силой; 4) подлежат повышенной защите.

В ходе длительной и упорной борьбы за права и свободы личности сложился довольно устойчивый комплекс политических свобод и гражданских прав. Эти права и свободы приобрели характер широко признанных социально-политических ценностей. И уже в силу традиции, независимо от того, содержатся ли эти права и свободы в конституции или яет, в общественном сознании они все равно относятся к основным.. С неуклонным их соблюдением обычно связывается представление о справедливости, демократии, правопорядке, законности и пр. ^

Немаловажную роль в признании за традиционными правами- и свободами качества основных играет их закрепление во Всеобщей декларации прав человека, одобренной ООН в 1948 г., и в международных пактах о правах человека, принятых в 1966 г.26

В ныне действующей Конституции России хотя записанные в ней права, свободы и обязанности в заголовке не определяются как основные, тем не менее в ее тексте этот термин используется.

Как уже отмечалось, основными права, свободы и обязанности граждан являются в первую очередь потому, что они опосредуют наиболее существенные коренные отношения между государством и

По этому вопросу подробнее см.: Островский Я.А. ООН и права человека, М,, 1968; Аркадьев Н.А., Я го ре в Я. Пакты о правах человека. 1967. №5; Фабрициус Ф. Права человека и европейская политика. М., 199?; Карташкин В.А. Международная защита прав человека. М., 1976.

г> • и жы! м

147

его гражданами в связи с их местом в важнейших областях жизни и деятельности. Но, будучи основными по содержанию, соответствующие юридические возможности могут стать таковыми по форме, если они будут закреплены в Основном законе государства.

/ В ныне действующей Конституции РФ записаны лишь такие права, свободы и обязанности, которые сложились на базе вызревших в обществе коренных, существенных отношений и связей между государством и его гражданами. Эти права, свободы и обязанности являются основными и фактически, и юридически.^)

Те или иные права, свободы и обязанности граждан могут к определенному времени развития общества сложиться как основные, если они опосредуют принципиальные и существенные отношения между обществом и его членами. Но, несмотря на это, за ними может быть и не признана соответствующая юридическая сила, так как они не записаны в конституции.

/В качестве основного, например, ныне сложилось право на охрану чести и достоинства граждан. "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления", – сказано в ч. 1 ст. 21 Конституции РФ. Охрана названного права предусмотрена Гражданским кодексом (ст. 152), а также нормами уголовного права. Все это выделяет его из системы прав, свобод и обязанностей и ставит в один ряд с другими основными правами и свободами граждан. Видимо, то же можно сказать о праве на охрану брака и семьи, закрепленного соответствующими нормами законодательства Российской Федерации. \ Еще недавно такое основополагающее право, как свободное передвижение и выбор места пребывания, не было записано в Конституции СССР и России. Теперь же оно закреплено в ст. 27 Конституции РФ.

^Быть основным – это не единственный признак конституционных прав, свобод и обязанностей граждан. Кроме этого им присущ ряд других признаков и свойств, которые обособляют их в системе прав, свобод и обязанностей граждан.

Конституционные права, свободы и обязанности являются юридической базой для всех прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, записанных в текущем законодательстве, ибо они содержат исходные, принципиальные положения в той или иной сфере регулирования общественных отношений. Провозглашенное в ст. 34 Конституции РФ право граждан на предпринимательскую деятельность содержит исходное, принципиальное положение для регулирования сферы хозяйственной жизни. Чтобы установить исходные положения, конституционные права, свободы и обязанности должны формулироваться в самом общем виде, однако должны быть определенными по содержанию. Только при этом условии они будут иметь прямое действие и обеспечивать необходимый простор для

148

текущего законодательства, призванного развивать записанные в

Конституции права, свободы и обязанности.

?_Из того факта, что конституционные права, свободы и обязанности являются юридической базой для других прав, свобод и обязанностей, вовсе не вытекает вывод, что вторые составляют часть пер-вых._)Соотношенне между этими двумя группами прав, свобод и обязанностей – не отношение части к целому. И конституционные права, и права, установленные нормами каждой отдельной отрасли права, носят самостоятельный характер. Соотношение тут еовер-шенно-иное: оно-состоит в том, что]конституционные права, свободы и обязанности граждан указывают исходное, главное направление развития всей системы прав и обязанностей граждан./Конститу-ционные права, свободы и обязанности определяют в принципе содержание, основную целевую направленность всех других прав, свобод и обязанностей.

Однако записанные в Конституции права, свободы и обязанности для своего претворения в жизнь нуждаются в конкретизации и развитии посредством текущего законодательства. В противном случае они рискуют в значительной степени остаться нереализованными. Поэтому, подчеркивая самостоятельное значение конституционных прав, свобод и обязанностей, в то же время не следует их отрывать от всех остальных прав, свобод и обязанностей, в совокупности которых воплощены содержащиеся в них идеи.

В результате правотворчества, развернувшегося в нашей стране за последние годы, целый ряд конституционных прав и свобод, а также их обязанностей были конкретизированы в нормах текущего законодател ьства.

^Конституционные права, свободы и обязанности обладают наивысшей юридической силой.

{Из этого свойства прежде всего следует, что все другие права, свободы и обязанности должны в принципе соответствовать конституционным правам, свободам и обязанностям граждан^ Указанное положение не нужно понимать буквально, будто в текущем законодательстве могут закрепляться лишь такие права, свободы и обязанности, которые тождественны по содержанию конституционным. Необходимо, чтобы все другие права, свободы и обязанности, возла-гаемые.на граждан различными нормативными актами, не противоречили, а соответствовали в принципе конституционным правам, свободам и обязанностям.^ этом, как известно, выражается принцип законности. Соответствие всех других прав и обязанностей граждан конституционным вовсе не исключает, а предполагает их многообразие, так как они призваны удовлетворять разнообразные интересы и потребности личности, коллектива, общества. Соответствие должно пониматься как их единство в главном, в основном,

149

t.e. согласие в целях, которые стоят перед обеими группами прав, свобод и обязанностей. Ь

Нередко это подчеркивается и внешним образом. Нормативные акты, развивающие записанные в Конституции права, свободы и обязанности и устанавливающие в соответствии с ними другие права, свободы и обязанности граждан, обычно содержат ссылки на надлежащие статьи Основного закона. "В целях обеспечения конституционного права граждан на труд в условиях, отвечающих требованиям гигиены, усиления надзора и контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о труде и охране труда, – говорится в одном из Указов Президента РФ от 13 мая 1994 г. № 850, – постановляю...".

Во всей полноте и многообразии закрепленные во второй главе конституции права и свободы будут развиты и конкретизированы лишь с принятием Свода законов Российской Федерации. Начало этому было положено Указом Президента РФ от 9 февраля 1995 г. № 94. В нем, в частности, говорится: "В целях реализации положений статьи 15 Конституции Российскрй Федерации, упорядочения законодательства, обеспечения его стабильности, укрепления конституционной законности постановляю; I) Признать необходимым начать подготовку к составлению и изданию Свода законов Российской Федерации – официального систематизированного полного собрания действующих нормативных актов Российской Федерации". В данном Указе ведущим юридическим учреждениям Москвы предложено представить рекомендации в первом полугодии 1995 г. по принципам формирования и структуре Свода законов Российской Федерации. Министерству юстиции Российской Федерации и Государственно-правовому управлению Президента Российской Федерации в качестве первого этапа подготовки к изданию Свода законов Российской Федерации осуществить в течение 1995 г. инвентаризацию всех действующих, формально не отмененных федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации, нормативных постановлений Правительства Российской Федерации, иных нормативных актов, а также нормативных актов Союза ССР, продолжающих действовать на территории Российской Федерации, в целях формирования хронологического собрания действующих нормативных актов на машиночитаемых носителях.

Из наличия у конституционных прав, свобод и обязанностей высшей юридической силы вытекает также, что лицам не могут быть предоставлены такие права или возложены на них такие обязанности, которые противоречат или несовместимы с конституционными. В случае возникновения подобной ситуации действуют конституционные права, свободы и обязанности, а противоречащие им права, свободы и обязанности должны быть отменены компетентными государственными органами. "В Российской Федерации не долж-

150

Г"

Ф~А

ны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина" (ч. 2 ст. 55 Конституции РФ).

Обеспечение за конституционными правами, свободами и обязанностями высшей юридической силы является гарантией незыблемости всего правового статуса человека и гражданина. ^

Российское государство берет на себя обязанность охранять, обеспечивать и защищать, т.е. гарантировать, все права и свободы человека и гражданина независимо от того, в каком нормативном акте они записаны (ч. 1 ст. 45). Однако повышенное внимание оно уделяет основным правам и свободам, а также обязанностям. Это выражается в том, что указанные права и свободы закреплены в специальной главе Конституции (гл. 2). Оно также проявляется и в том, что содержащиеся в Основном законе государства положения, направленные на реализацию прав и свобод, имеют в виду прежде всего претворение в жизнь именно основных прав и свобод. Принятые в их развитие и конкретизацию законы и иные нормативные акты должны быть опубликованы. "Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения" (ч. 3 ст. 15)._Как уже не раз отмечалось, конституционные права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодателей и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18)./Главная нагрузка в деле гарантий основных прав и свобод возлагается на органы правосудия. Суд призван не только восстанавливать нарушенные права и свободы человека и гражданина, но и обеспечивать их неуклонное претворение в жизнь посредством разбирательства обращений граждан в суд, связанных с несвоевременным, с неполным осуществлением или просто-напросто игнорированием органами власти и должностными лицами установленных законом прав и свобод.27.

Повышенные гарантии проявляются и в том, что Конституция предусматривает должность Уполномоченного по правам человека (ч. 1 п. "д." ст. 103). Она также предоставляет необходимые полномочия Конституционному Суду. "Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом (ч. 4 ст. 125

См • Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия "//Государство и право №4, 1996.

151

Конституции РФ и гл. XII Федерального Конституционного закона

о Конституционном Суде Российской Федерации). f

Л Российская Федерация наряду с усиленной охраной прав и свобод проводит политику, направленную на неуклонное обеспечение основных, конституционных обязанностей. Такое усиленное внимание к основным обязанностям выражается в образовании специальных органов, призванных обеспечить их непреложность. Для неуклонного исполнения обязанности платитЁГ~закбнно-установленные налоги и сборы созданы федеральная налоговая инспекция и налоговая полиция. Основная обязанность нести военную службу подкрепляется специальными органами (военкоматами) в составе Министерства обороны Обеспечивать соблюдение законов и других нормативных актов призваны органы прокуратуры. Таким образом, каждая из конституционных обязанностей подкрепляется как соответствующими нормативными актами, так и определенными организационными структурами.--

В теории и практике реализации основных прав и свобод уделяется первостепенное внимание. Примером этому может служить французский опыт, обобщенный в книге Ф Люшера "Конституционная защита прав и свобод личности", в которой на протяжении более чем трехсот страниц анализируются законодательство и конституционные учреждения Франции, направленные на обеспечение реальности основных прав и свобод. В книге по преимуществу идет речь о роли в этой области двух органов – Конституционного совета и Государственного совета республики. Автор делает вывод, что без соответствующего законодательства и деятельности упомянутых органов права и свободы личности не могли бы быть реализованы По словам Ф.Люшера, контроль за мерой соблюдения в законодательстве принципа "общего интереса" во Франции осуществляют одновременно и Конституционный и Государственный совет, но первый орган это делает применительно к общему принципу свободы, а второй – оценивая правомерность управленческих решений с точки зрения охраны прав граждан28.

§ 5. Юридическая природа конституционных прав, свобод

и обязанностей человека и гражданина

В настоящее время, говоря об основных правах и свободах, как

уже отмечалось, редко используют термин "субъективные права"

Более других в этом случае употребляется просто "лрзва и основ-

ные свободы" человека. Между тем юридическая природа конститу-

ционных прав и свобод может быть раскрыта и понята лишь в

28

ЛюшерФ Конституционная защита прав и свобод личности М 1993

152

сопоставлении объективного права как совокупности норм и субъективного права как возможности человека избирать вид и меру поведения в рамках закона.

Проблема юридической природы конституционных прав, свобод и обязанностей хотя и не сводится к обсуждению их субъективного характера, тем не менее этот вопрос занимает в ней одно из центральных мест29,

Ныне в литературе по данному вопросу сложились две противоположные точки зрения. Сторонники одной из них отрицают субъективный характер конституционных прав, свобод и обязанностей. Напротив, приверженцы другой решительно высказываются за признание за ними такого качества. Если в недалеком прошлом первая точка зрения была господствующей, то теперь, видимо, большинство за теми, кто отстаивает субъективный характер конституционных прав, свобод и обязанностей.

Ученые, отрицающие за ними качество субъективности, для подтверждения своего мнения выдвигают ряд доводов. Но все они в конечном счете опираются на одно исходное положение: субъективное право может существовать только в рамках конкретного правового отношения. Оно, взятое вне правоотношения, исключенное из него, превращается в ничто, в социальный нуль. Такое истолкование субъективного права всецело вытекает из его прямого противопоставления так называемому объективному праву.

Если субъективными считать исключительно права, свободы и обязанности, существующие в рамках конкретных правоотношений, то в таком случае их особенности полнее всего могут предстать в сопоставлении с объективным правом. Но права, свободы и обязанности, приобретенные гражданином в конкретных правоотношениях, не являются его единственными: правами, свободами и обязанностями. Ему также присущи и все те права, свободы и обязанности, которые закреплены за ним законом.

Юридическую природу конституционных прав, свобод и обязанностей, их особенности во всей полноте можно выявить, рассматривая их как главный элемент правового положения человека и гражданина.

Характеризуя конституционные права, свободы и обязанности граждан как субъективные, необходимо подчеркнуть тот несомненный факт, что они принадлежат каждому гражданину, являются его личными правами, свободами и обязанностями. Следует самым решительным образом отвергнуть утверждение, будто конституционные права, свободы и обязанности имеют своим адресатом некоего

29

Не случайно поэтому Н И Матузов, рассматривая конституционные права граждан, наибольшее внимание уделяет доказательству их субъективного характера <см МатузовНИ Личность Права Демократия Гл III С 147–174)

[53

абстрактного гражданина30, а не каждого человека. Субъективность конституционных прав, свобод и обязанностей и состоит именно ь том, что они принадлежат не только всем вообще, но и каждому отдельному гражданину, что "принадлежащее субъекту право (как вид и мера его возможного поведения) зависит в известных пределах от его воли и сознания, личного желания и усмотрения особенно в смысле использования"*1. Однако такой характеристикой конституционные права, свободы и обязанности граждан ни в коей мере не отождествляются с их правами, свободами и обязанностями, приобретенными в результате вступления в те или иные конкретные правоотношения. Хотя и первые и вторые суть субъективные, личные права, свободы и обязанности граждан, тем не менее их юридическая природа различна, их особенности неодинаковы. Они приобретают качество субъективности по различным основаниям. Здесь налицо два самостоятельных правовых явления, имеющих одно общее начало. Поэтому не следует переносить особенности прав, свобод и обязанностей в конкретном правоотношении на конституционные; точно так же не следует стремиться обнаружить отсутствие особенностей прав и свобод в конкретном правоотношении у конституционных и тем самым доказать их несубъективный характер.

Между тем все, кто опровергает субъективный характер основных прав, свобод граждан, прибегают к этому приему. Они исходят из того, что эти права и свободы могут быть охарактеризованы субъективными лишь в том случае, если они имеют свойства прав в свобод в конкретном правоотношении.

Именно с этих позиций опровергал тезис о субъективном характере конституционных прав граждан Д.М. Чечот. "Мнение авторов, рассматривающих право на труд, право на обеспечение в старости, право на образование и т.д. в качестве субъективных прав граждан, несостоятельно", – утверждал он. По его словам, оно опирается на целый ряд ошибочных исходных данных. Во-первых, на тезис о возможности существования права без корреспондирующей ему обязанности (или наоборот). Во-вторых, на утверждение о том, что субъективное право на труд или право на образование постепенно развилось из явлений, которые вначале (в силу социально-экономических условий) не носили характера субъективного права32. В-третьих, сторонники этого мнения упускают из виду то, что консти-

30

См.: П а т ю л и н В.А. Субъективные права граждан основные черты, стадии,

гарантии реализации//Советское государство и право 1971 №6 С. 28

МатузовНИ К делению права на объективное и су бъектипное/ /Правоведе-

ние. 1971 №2 С. 105.

См - Ч е ч о т Д.М. Субъективное право и формы его защиты Л., 1968.

С. 16–П

154

туционные права, как и правоспособность, лежат й-сфере возможности, в го время как субъективное право находится в сфере действительности. Поэтому они в отличие от субъективных прав непосредственно не могут защищаться в судебном порядке. В-четвертых, если допустить, что конституционные права являются субъективными правами граждан, то неизбежным следствием этого должно быть признание их "неравенства", так как права, свободы и обязанности субъектов в конкретных правоотношениях могут быть и неравны. Отсюда автором делается вывод, что признание конституционных прав, свобод и обязанностей субъективными противоречит принципу равенства правового статуса человека и гражданина.

Хотя приведенные Д.М. Чечотом доводы были высказаны давно, тем не менее и сегодня можно встретить подобные утверждения. Ныне действующая Конституция РФ, на мой взгляд, пошла по другой линии – по линии признания субъективными записанных в ней прав и свобод. Это, в частности, подтверждается тем, что упомянутые права и свободы широко защищаются судебными органами: "Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод", "Решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд" (ч. I, 2 ст. 46).

Все приведенные выше аргументы исходят из того еще не доказанного кем-либо тезиса, что субъективными правами граждан являются лишь исключительно те из них, которые приобретены ими в результате вступления в конкретные правовые отношения. Все юридические особенности этих прав, свобод и обязанностей обобщаются и объявляются в качестве единственных и абсолютных признаков субъективного права. Поскольку же конституционные права, свободы и обязанности не вполне отвечают этим признакам, постольку отсюда делается категорический вывод, что концепция о субъективности этих прав несостоятельна.

Чтобы опровергнуть субъективный характер конституционных прав, свобод и обязанностей, совершенно недостаточно доказать, что им не присущи особенности прав, свобод и обязанностей лица в конкретном правоотношении. Для этого нужно также показать, что эти права, свободы и обязанности имеют "безличный" характер, что они принадлежат только всем и никому в отдельности, Субъективным в данном случае признается только такое право, которое принадлежит строго определенному лицу. Если же право принадлежит не только данному, конкретному лицу, но и всем другим лицам, то оно на этом основании не рассматривается субъективным и квалифицируется как элемент правоспособности.

Отправным пунктом для выявления юридической природы кон-

155

ституционных прав, свобод и обязанностей служит тезис о том, что они опосредуют отношения и связи граждан с государством. Эти отношения и связи вызваны к жизни политико-правовой принадлежностью каждого гражданина к народу, осуществляющему суверенную власть в стране. Человек в них выступает прежде всего как гражданин, как ассоциированный носитель суверенитета. Указанное качество гражданина имеет решающее значение и для других опосредуемых отношений.

В опосредуемых конституционными правами, свободами и обязанностями отношениях и связях государство также выступает в своем строго определенном качестве. Оно присутствует в целом как единая, охватывающая всех граждан политическая организация, а не в виде своих агентов – многочисленных органов, действующих от его имени. В указанном качестве государство и является стороной всех тех отношений и связей, которые закрепляются конституционными правами, свободами и обязанностями граждан. Подобного рода отношений, где государство выступает как их субъект, в конституционном праве имеется немало, и выраженные в основных правах, свободах и обязанностях связи не составляют какого-либо исключения. В общетеоретической и государственно-правовой литературе эти отношения уже не раз отмечались, указывались также их особенности33. Тем не менее при анализе конституционных прав, свобод и обязанностей далеко не все авторы и отнюдь не в полной мере исходят из специфики этих отношений.

В литературе высказывается мысль, что юридическую природу основных прав, свобод и обязанностей граждан можно объяснить, исходя из теории так называемых абсолютных субъективных прав34.

На мой взгляд, главный порок в предпринятой попытке заключается в том, что не учитывались особенности конституционных прав, свобод и обязанностей граждан, ке делались какие-либо различия между ними и другими записанными в законе правами, свободами и обязанностями граждан. В результате по своей юридической природе конституционные права, свободы и обязанности граждан приравниваются к праву частной собственности. Присущие праву собст-

См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966 С. 140 и ел.; О с н о в и н B.C. Советские государственно-правовые отношения. М., 1965. С. 12; М в ту зовН.И. Правовая система и личность. М., 1988. С. 244; С и н ю к о в В.Н. Российская правовая система- Введение в общую теорию. Саратов, 1994.

См.: Г е н к и н Д.М Право собственности кик абсолютное право//Советское государство и право. 1958. № 6. С. 93, 95; Н е д б а и л о П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 108 и др.; Я в и ч Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. С. 118; К у ч и п с к н и В.А. Личность, свобода, право. Минск, 1969. С. 118.

156

венности особенности переносятся на конституционные права. Они рассматриваются как абсолютные субъективные права, т.е. права, носителям которых в качестве обязанных субъектов противостоит неопределенное число лиц, каждое из которых должно воздерживаться от какого-либо вмешательства в их осуществление. Одни авторы анализируют эти права в рамках особых общерегулятивных правоотношений, в которых носителю конституционных прав в качестве обязанного субъекта противостоит неопределенное число лиц35 или определенный комплекс общественных отношений, соответствующих существующему строю. Другие же справедливо указывали на уязвимые стороны первой точки зрения и, стремясь избежать их, предлагали рассматривать конституционные права вне правоотношений30.

Применительно к конституционным правам, свободам и обязанностям, за исключением права частной собственности (ч. 1 ст. 35), неудовлетворительность этих концепций состоит в том, что они не рассматривают указанные права, свободы и обязанности в рамках отношений "государство–гражданин", и, в особенности, обе они отрывают их от гарантий37. Ведь для обладания правом собственности вполне достаточно пассивной обязанности всех других лиц не вмешиваться в возможность владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. Большинство же конституционных прав могут быть подлинными правами, а не благими пожеланиями, не декларациями только при условии, когда они подкрепляются постоянной и активной деятельностью государства.

Если не придавать должного значения указанным различиям, то может показаться, будто конституционные права, свободы или обязанности или, по крайней мере, некоторые из них существуют вне рамок каких-либо правовых связей гражданина с государством, "Выступление на митинге в порядке осуществления свободы слова, – пишет В.А.Кучинский, – отнюдь не означает того, что выступающий находится в правоотношении со всеми его участниками или с государством"38.

Конечно, для выступления на митинге гражданину нет нужды вступать в какие-либо конкретные правоотношения. Но означает ли

См.: Алексееве.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. С 23,139 и др.; Он же. Социальная ценность права в советском обществе. С. 146, 1971.

См.: Строгоаич М.С. Основные вопросы советской социалистической

'законности. М.. 1966: К у ч ин с к и и В.А. Личность, свобода, право.

37

См.: Кучинский. В.А. Личность, свобода, право. С. 118.

Там же. Сюда же следует отнести права и свободы в сфере личной безопасности

и частной жизни (ст. 20, 21 и т.д.). ,

157

это, что конституционное право на свободу слова существует вне каких-либо правовых связей, в частности государства с гражданином, реализующим это право? Думается, что отрицание в данном случае, как и в других подобных случаях, связей гражданина и государства является заблуждением, вызванным игнорированием роли гарантий. Гражданин имеет возможность беспрепятственно пользоваться свободой слова не только потому, что она предоставлена ему Основным законом, но и потому, что на государстве лежит прямая обязанность гарантировать свободу слова, как и другие конституционные права и свободы. Здесь налицо прямая правовая связь – конституционным правам и свободам гражданина корреспондирует обязанность государства осуществлять деятельность, направленную на обеспечение этих прав и свобод, на претворение их в жизнь.

Сам по себе факт, что отдельные конституционные права и свободы (свобода слова, неприкосновенность личности, свобода передвижения, пребывания и места жительства и др.) и многие конституционные обязанности могут реализоваться вне конкретных правоотношений, вовсе не опровергает и не может опровергнуть утверждения, что все конституционные права, свободы и обязанности опосредуют отношения и связи между гражданами и государством, формой реализации их могут быть как конкретные правоотношения, так и отношения, не урегулированные нормами права.

Представляется, что было бы в равной мере ошибочным приписывать конституционным правам и свободам граждан особенности как относительных, так и абсолютных прав. Конституционные права и свободы имеют некоторое сходство и с первыми и со вторыми, но это сходство не имеет глубоких корней, и потому они не могут быть приравнены по своему характеру ни к тем, ни к другим.

Хотя в опосредуемых конституционными правами, свободами и обязанностями отношениях и связях государство, как и его граждане, выступает лишь стороной, но оно, естественно, имеет здесь решающее значение. Сообразуясь с потребностями общества и интересами его членов, государство предоставляет своим гражданам права и свободы, возлагает на них обязанности, определяет объем как первых, так и вторых, наделяет средствами и создает условия для возможно полной их реализации.

В данном случае государство одновременно выступает и как учредитель основных прав и свобод граждан, и как сторона, взявшая на себя обязанность осуществлять их обеспечение, охрану и защиту.

Анализ процесса реализации конституционных прав, свобод и обязанностей также позволяет выявить ряд существенных их особенностей. Как известно, для осуществления любых прав необходимо, чтобы они принадлежали данному лицу, были у него в наличии, чтобы он

158

имел реальную возможность пользоваться ими. Именно такими и являются основные права и свободы граждан Российской Федерации. Они закрепляются за гражданами в Конституции России и благодаря соответствующим гарантиям и активной деятельности органов государства, многочисленных общественных объединений превращаются в наличные юридические возможности каждого гражданина.

Отстаивая мысль о том, что конституционные права и свободы гражданина являются их наличными правами, которыми они обладают постоянно, до вступления в соответствующие конкретные правоотношения, необходимо при этом не только помнить о гарантиях этих прав, но и о своеобразии их содержания. Оба этих момента должны приниматься во внимание, когда речь идет о конституционных правах и свободах как об особой разновидности субъективных прав граждан.

Все без исключения конституционные права, свободы и обязанности граждан РФ, несмотря на свое сложное содержание, выражены в Основном законе в крайне общей форме. Конечно, Конституция не может и не должна давать исчерпывающее описание содержания всех тех прав, свобод и обязанностей, которыми она наделяет граждан. Это задача текущего законодательства. И все же решающее значение при определении содержания любого конституционного права, любой конституционной свободы и обязанности принадлежит Основному закону государства. Содержание записанных в конституции прав, свобод и обязанностей образует не одна или несколько предусмотренных ими возможностей, а лежащая в их основе идея, получившая законодательное выражение в этих и других правовых возможностях.

Право на образование означает возможность получения дошкольного, основного общего (девятилетнего), среднего профессионального, высшего (на конкурсной основе) образования. Здесь содержание этого права граждан раскрыто через перечень основных школ, в которых гражданин может учиться и после окончания которых может получить соответствующее образование. Возможность получения каждого из указанных видов образования и составляет это конституционное право. Но ни один из упомянутых видов образования в •отдельности, ни все они вместе не могут охватить содержание рассматриваемого права граждан РФ, не могут исчерпать его. Во-первых, потому, что существуют и другие виды обучения, а во-вторых, в нашей стране школа является хотя и основной, но не единственной формой получения образования. Если все это принять во внимание, то можно прийти к выводу, что содержание права граждан на образование не сводится только к возможности обучения в том или ином учебном заведении, получения среднего или высшего образования и пр. Его суть заключается в возможности постоянно

в ЛД Воеводин 1™

овладевать знаниями, используя в этих целях как систему общеобразовательных школ, так и все другие существующие в стране виды обучения. Конституция РФ предоставляет, а государство поддерживает различные формы образования и самообразования (ст. 43).

Аналогичным путем следует подходить и ко всем другим конституционным правам, свободам и обязанностям. Их содержание было бы неправильно сводить к одной или нескольким конкретным правомочиям. Содержание каждого конституционного права заключается в том главном, на что прежде всего нацелено правообладание.

В большинстве случаев, чтобы осуществить определенные конституционные права, свободы и обязанности, граждане вступают в те или иные конкретные правоотношения. В результате возникновения этих правоотношений они приобретают уже новые права, свободы и обязанности, представляющие собой одно из конкретных проявлений тех многочисленных возможностей, которые заключаются в концентрированном виде в соответствующем конституционном праве, свободе или обязанности.

Тем не менее, несмотря на разнообразие прав, свобод и обязанностей граждан в конкретных правоотношениях, ими вовсе не исчерпывается все богатство возможностей, содержащихся в конституционных правах, свободах и обязанностях. Всегда остается простор для приобретения новых конкретных прав, свобод и обязанностей.

Некоторые конституционные права, свободы и обязанности граждане осуществляют и, не вступая в конкретные правоотношения. Для того чтобы осуществить свои конституционные права на жизнь, неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, тайну переписки, обязанность соблюдать Конституцию и законы и т.п., гражданину не нужно вступать с кем-либо в правоотношения. Они претворяются в жизнь в результате собственных усилий самих граждан. Правоотношения могут возникнуть вследствие нарушения этих прав, свобод и обязанностей или неправомерного их осуществления. Отдельные конституционные права и свободы (свобода слова, например) в зависимости от избранного гражданином способа реализации могут осуществляться как вне правоотношений, так и посредством вступления в них.

На наличие и содержание конституционных прав, свобод и обязанностей не влияет ни факт осуществления гражданином или неосуществления им этих прав, свобод и обязанностей, ни то, в какой форме они претворяются в жизнь.

Конституционные права, свободы и обязанности не погашаются в ходе их многократной или даже непрерывной реализации. В процессе пользования правом на информацию (ч. 4 ст. 29) у каждого гражданина может возникать и прекращаться множество конкретных субъективных прав, свобод и обязанностей, но конституцион-

160

ное право на информацию сохраняется постоянно, его содержание не зависит от того, какие конкретные права приобретает гражданин. По существу, большинство конституционных прав, свобод и обязанностей граждан находится в состоянии непрерывной реализации, но при этом они всегда сохраняются у граждан и их содержание остается постоянным. Относительное постоянство содержания конституционных прав, свобод и обязанностей, их непогапгаемость в процессе реализации – оба этих свойства обеспечивают стабильность правового статуса человека и гражданина.

С названными свойствами конституционных прав, свобод и обязанностей тесно связан и другой их специфический признак. На охрану конституционных прав, свобод и обязанностей нацелены соответствующие нормы всех отраслей права. Записанное в Основном законе право собственности охраняется не только нормами гражданского права, но и другими отраслями (уголовным, административным, например).

Итак, анализ юридической природы основных прав, свобод и обязанностей граждан позволяет глубже заглянуть в их сущность, выявить те их особенности и свойства, которые выделяют их из массы других прав, свобод и обязанностей, превращают их в основные и обособляют в самостоятельный государственно-правовой институт.

ГЛАВА ПЯТАЯ

СИСТЕМА, КЛАССИФИКАЦИЯ

И ВИДЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ,

СВОБОД И ОБЯЗАННОСТЕЙ

ЛИЧНОСТИ

§ 1. Место конституционных прав, свобод и обязанностей

человека и гражданина Российской Федерации в системе

прав и обязанностей личности

В юридической науке термин "система" применяется для характеристики политической организации общества, органов государства, права и многих других сложных общественных явлений. Система означает, с одной стороны, целостность и единство данного явления, а с другой – внутреннюю структурную дифференциацию составляющих его частей, т.е. их известную обособленность по отношению к целому. Системное рассмотрение всякого сложного общественного явления позволяет видеть и учитывать как общие черты всех структурных подразделений, образующих систему, так и их особенности. В этом выражается диалектика общего и особенного. "Системный подход, – справедливо замечают В.М.Чхиквадзе и Ц.А.Ямпольская, – позволяет сосредоточить внимание на выявлении интегративных качеств, возникающих в результате соединения элементов в единое целое"1.

В нашем законодательстве и в литературе права, свободы и обязанности граждан как в прошлом, так и в настоящем сравнительно редко характеризуются как единая система2. Между тем они, будучи сложной правовой категорией, представляют собой не простую совокупность, а систему, так как им присущи все качества последней: единство и внутренняя дифференциация3.

Указанные права и свободы едины в том смысле, что все они

ЧхиквадзеВм.,Ям польская Ц.А О системе советского права//Со-ветское государство и право 1967 № 9. С 32

Одним из первых этот вопрос был рассмотрен в книге "Советское конституционное право" под ред. С.И.Русиновой и В.А Рянжина. (Л., 1975).

В известной мере в пользу этого утверждения приводятся аргументы в книге "Государственное право Германии" (Ч. 6. И., 1904 С. 172–180).

возникают и формируются на основе существующих общественных отношений, которые составляют их содержание; все они так или иначе выражают интересы и потребности как всего российского общества, так и его отдельных членов; все они представляют собой возведенную в закон волю народа, а их содержание определяется конкретными условиями жизни наших людей.

Система прав, свобод и обязанностей российских граждан едина и в материальном и в юридическом отношениях, подобно системе российского права в целом4.

Однако совокупность прав, свобод и обязанностей российских граждан является не одноструктурным монолитом, а содержит в себе, подобно праву в целом, внутренние подразделения. В системе права такими относительно обособленными подразделениями являются отрасли права.

Как известно, главным классификационным основанием для деления права на отрасли в юридической науке приняты предмет и метод правового регулирования5. Поскольку права, свободы и обязанности, установленные нормами данной отрасли, составляют органическую ее часть, постольку все особенности, отграничивающие одну отрасль от других отраслей, полностью относятся и к закрепляемым ею правам, свободам и обязанностям. Одним словом, предмет правового регулирования составляет одно яз оснований для группировки прав, свобод и обязанностей российских граждан:, выделения из всей массы этих прав, свобод и обязанностей таких, которые опосредуют однородные отношения и связи. Поэтому можно говорить о соответствующих правах, свободах и обязанностях российских граждан в области административного, финансового, трудового, гражданского, семейного, экологического права. Все эти права, свободы и обязанности, будучи органической частью единой системы, индивидуализируются в ней в той же мере, в какой соответствующая отрасль права обособляется внутри всей правовой системы.

Деление прав и – реже – обязанностей человека и гражданина по отраслевом у принципу признается наукой и применяется в законодательстве6 . Широко используются такие собирательные поня-

См.Синюков В.Н Российская правовая система- Автореф дис. докт. юрид. наук. Саратов, 1995

В юридической литературе проблема системы права и оснований его классификации обсуждалась дважды в 1938–1940 и 1956–1958 гг. В ходе дискуссий было единодушно признано, ото основанием деления права на отрасли является предмет правового регулирования. Различные аспекты этой большой и сложной проблемы подробно обсуждаются в книге С.С.Алексеева "Общие теоретические проблемы системы советского права" (М., 1961)

См.: Лившиц РЗ. Теория права Гл. 7, §2. Система законодательства, М-, 1994 С. U3–124.

163

тля, как политические, трудовые, жилищные, семейные, имущественные, личные неимущественные, процессуальные права граждан.

Для правильного понимания основ правового статуса личности важно также знать не только то, что закрепляющие ее положение права, свободы и обязанности образуют систему, состоящую из группы прав, относящихся к различным отраслям, но и необходимо четко представлять, каково их значение во всей системе, какие функции выполняет та или другая отраслевая группа прав, свобод и обязанностей в оформлении юридического состояния, каковы взаимоотношения между этими группами.

Своеобразной попыткой установить взаимоотношения различных отраслей правовой системы явилось широко распространенное в прошлом и восстанавливаемое ныне деление права на публичное и частное. Указанное деление, подмеченное еще римскими юристами, было развито и обосновано в трудах многих ученых прошлого и начала настоящего столетия7. В прежние времена оно пользовалось всеобщим признанием, но и теперь это деление сохраняет свое значение. В его обоснование были положены разнообразные концепции. Однако ни одна из них так и не смогла дать удовлетворительного объяснения. И все же независимо от того, признается ли теми или иными авторами научная состоятельность деления права на публичное и частное или отрицается, оно не без оснований используется в научном обиходе8.

К тому же даже те из современных ученых, которые отвергают деление права на публичное или частое, все же пользуются им применительно к группировкам субъективных прав9.

Деление права на публичное и частное предопределяется господством частной собственности10, развитие которой с необходимостью предполагает известное ограничение государственного вмешательства в сферу частных интересов собственника. И в этом смысле указанное деление права имеет под собой вполне реальное основание. Оно исчезает тогда, когда общество уничтожает частную собственность и передает основные орудия и средства производства в распоряжение всего народа, делает их общественным достоянием. Поэто-

Ш вопросу о делении субъективных прав на пу&янчиоен частное право см.: Рождественский А. Теория субъективных публичньк прав. М., 1913.

С. 179–233.

g

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Гл. 3, §5. "Гражданин – субъект публично-правовой деятельности". М., 1995. С. 126–134.

Так, Марсель Прело записанные в преамбуле Французской Конституции 1946 г. права и свободы именует "Публичные пряна и свободы", хотя и не делает тех выводов, которые делали старые юристы (см.: ГГ р е л о М. Конституционное право Франции. М., 1957. С. 347 и ел.).

См.: Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 63.

164

му в недалеком прошлом наша юридическая наука, руководствуясь известным положением В.Й. Ленина о том, что "для нас все в области хозяйства есть публично – правовое, а не частное..."11, в принципе отвергало деление права на публичное и частное12.

Хотя в советской правовой науке отвергалось деление прав на публичные и частные, тем не менее не отрицалась необходимость поисков такой их дифференциации, которая опиралась бы на лежащие в основе системы права твердые критерии.

Укрупненная классификация прав, свобод и обязанностей граждан, так же как и их отраслевая классификация, не имеет независимого характера, а определяется научной дифференциацией права в целом.

В соответствии с существовавшим в теории и практике делением отраслей права на три главных звена" права, свободы и обязанности также можно разделить на три группы: 1) основополагающие (ведущие); 2) материальные; 3) процессуальные.

Первая группа прав, свобод и обязанностей граждан закрепляется нормами конституционного права. Их отличительная особенность состоит в том, что они фиксируют основополагающие (общие) нормы, регулирующие отношения между обществом и личностью, государством и гражданином^; вторая – такими отраслями, как административное, трудовое, экологическое, гражданское, семейное и уголовное право, а третья – соответственна нормами гражданского, уголовного и арбитражного процесса. Такое распределение в принципе правильно, но применительно к системе прав и свобод личности оно нуждается в некоторых коррективах.

С большей и меньшей степенью определенности все правовые нормы по характеру выполняемых ими функций можно разделить на материальные и процессуальные. Лишь некоторым отраслям соответствуют процессуальные формы15 (уголовно-процессуальная,

Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 44. С. 398.

Подробнее см.: Карева М.П. К вопросу о делении права на публичное и частное //Советское государство и право. 1939. № 4.

См.: Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы системы советского права. С. 131.'

Об этом см. гл. 4 данной работы.

Хотя в недалеком прошлом советской наукой не признавалось наличие процессуальных (процедурных) норм в отраслях так называемого материального права, тем не менее отдельные ученые настойчиво вьсдвигали и обосновывали существование тамге норм в этих отраслях (см.: Лучин В.О, Процессуальные нормы в советском государственном праве. М., 1976; еще раньше см.: Салнщева Н.Г. К вопросу об административном процессе п СССР//Вопросы административного права на совре-" менном этапе. М., 1963; Она же: Административный процесс в СССР. М.. 1964; Она же: Гражданин и административна» юрисдикция в СССР. М., 1970; Сорокин В.Д. Проблемы административного процесса. М.. 1968. С. 49 и ел.; 94 и ел-).

165

гражданско-процессуальная и др.). Во многих отраслях, таких, как конституционное, трудовое, экологическое право, наряду с нормами материального права содержатся также и процедурные нормы. Нормы процессуального права имеются в большем или меньшем числе в каждой из указанных отраслей материального права. Отсюда нормы этих отраслей права закрепляют как материальные, так и процессуальные права и свободы граждан.

Подобно нормам материального и процессуального права, группируются права, свободы и обязанности.

К числу материальных прав, свобод и обязанностей относятся те из них, которые закрепляют за человеком и гражданином возможность удовлетворять свои потребности, пользоваться предоставленными обществом и государством разнообразными социальными благами. Главное функциональное назначение их в единой системе прав, свобод и обязанностей заключается в установлении тех благ, которыми личность имеет возможность пользоваться (право, свобода) или которые должна предоставлять обществу (обязанность, долг, повинность). В отличие от этого к категории процессуальных прав, свобод и обязанностей следует отнести те из них, которые осуществляют функцию обеспечения материальных прав и свобод, их защиту от возможных нарушений, а также восстановление, если они уже были нарушены. Иначе говоря, они определяют процесс, процедуру их осуществления.

Деление прав, свобод и обязанностей российских граждан на материальные и процессуальные имеет важное значение не только в теоретическом, но и в практическом плане. Что касается теоретического значения такой дифференциации, то оно заключается в более глубоком проникновении в механизм правового положения граждан (статуса), в выявлении особенностей отдельных категорий прав и свобод, в установлении их назначения во всей системе прав, свобод и обязанностей.

Практическую ценность этой классификации следует видеть в том, что материальные и процессуальные права и свободы не могут успешно и действенно функционировать друг без друга; нормативные акты, предоставившие гражданину те или иные материальные права, должны содержать и соответствующие процессуальные права, обеспечивающие фактическую возможность пользоваться ими16.

Процессуальные права и свободы по отношению к материальным правам и свободам имеют отчетливо выраженный служебный характер.

Особую функцию в этой системе выполняют права, свободы и обязанности личности, закрепленные в нормах конституционного

16

Прекрасной иллюстрацией к только что сделанному мной утверждению служат

работы, помещенные веб. "Парламенти Президент". <м., 1995).

166

права, которому в правовой системе принадлежит ведущая роль. Естественно, что правам, свободам и обязанностям отводится такое же место во всей системе прав, свобод и обязанностей россиян. Этот вывод можно сделать, исходя из общего учения о системе отраслей российского права, но он также подкрепляется сравнительным анализом прав и свобод граждан, закрепленных нормами соответственно конституционного и других отраслей права'7.

Относя все права, свободы и обязанности граждан, записанные в нормах конституционного права, к категории ведущих, необходимо вместе с тем различать в них права, свободы и обязанности, закрепленные Конституцией н установленные нормами текущего законодательства18.

Хотя обе эти группы прав, свобод и обязанностей записаны в нормах конституционного права и вследствие этого занимают в системе прав, свобод и обязанностей человека и гражданина ведущее положение, тем не менее между ними имеются важные различия.

Имеющиеся в конкретных отраслях права, свободы и обязанности личности выполняют по отношению к основным правам, свободам и обязанностям двоякую служебную функцию: во-первых, они раскрывают содержание и определяют объем конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; во-вторых, отраслевые права, свободы и обязанности являются средством реализации конституционных прав, свобод и обязанностей и выполняют по отношению к ним функции юридических гарантий, хотя Конституция имеет прямое действие (см. ст. 15, 18). "Устанавливая вместе с основными правами и свободами систему материальных гарантий, обусловливающих для граждан возможность осуществления этих прав и свобод, нормы государственного права тем самым устанавливают правовые основания защиты прав личности. Они дают как бы канву, по которой нормы других отраслей права создают сложный узор правовой защиты личности, ее прав и интересов", – справедливо писал в свое время видный отечественный юрист B.C. Основин19.

Основные (конституционные) права и свободы, будучи органиче-

С наибольшей обстоятельностью обсуждаемый вопрос рассмотрел и выдвинул

убедительные аргументы Н.И.Матузов (М а т у з о в Н.И. Правовая система и лич-

ность. Саратов. 1987). *

is

См.; О с и о в и н B.C. Советские государствен но-правовые отношения, М., 1965. С. 20–21. В паши дни уже с современных позиций эти вопросы проанализированы в книге "Конституция. Закон. Подзаконный акт". (М., 1994). написанной учеными Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ,

19

Основин ПС. Защита прав граждан средствами государственного права//Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства. Саратов. 1962. С. 52.

167

ской частью целостной системы прав и свобод, занимают в ней особое место. Их значение выходит за рамки одной отрасли, за рамки конституционного права20. Они как бы органически входят соответствующей частью в содержание прав и свобод каждой из отраслей российского права. Большинство конституционных прав и свобод в области социально-экономической жизни (право собственности (ст. 35, ч. 2 ст. 8), свобода труда (ст. 37) и др.) составляют основу гражданских и трудовых прав и свобод. Без многих конституционных прав и свобод и, естественно, обязанностей не может считаться исчерпывающей система субъективных прав и свобод личности в области управления обществом и государством. Одни и те же конституционные права, свободы и обязанности могут входить в качестве составных частей в несколько отраслевых систем. Так, право частной собственности (ст. 35 Конституции РФ) является органической частью многих отраслевых систем.

Как уже говорилось в главе IV, входящие в отраслевые системы конституционные права, свободы и обязанности занимают в них особое место; они для этих систем являются исходными положениями, руководящими принципами, теми устоями, на которые опираются все отраслевые системы прав и свобод.

Однако важнее всего в рамках всех прав и свобод личности выделить конституционные права в как обособленную самостоятельную систему. Они обладают внутренне согласованным единством и структурными подразделениями, т.е. теми качествами, которые присущи всякой системе.

С Если в системе всех прав и обязанностей положение человека и гражданина закрепляется во всех деталях и подробностях, то система конституционных прав, свобод и обязанностей содержит лишь 'его общие основы. Об этом уже шла речь (гл. 1 и 4). Но основы юридического статуса личности по отношению к правовому положению в целом выступают как вполне самостоятельное правовое образование.

Как ни проста на первый взгляд мысль о необходимости рассматривать конституционные права и свободы в виде системы, тем не менее такой подход к ним в нашей литературе встречался сравнительно редко21. Но если даже о конституционных правах, свободах и обязанностях отдельные авторы и говорили как о системе, то и в

20

См.: Воеводин Л.Д. Конституция Российской Федерации и правовые отрасли: проблемы соотношенияХ/Вестн. Моск. ун-та. Сер Право 1994. № 5. С. 31–37-

В вышедших в последние два года учебниках их авторы не столько ставят, сколько упоминают обсуждаемые проблемы (см.: Козлова Е.И., К у т а ф и н О.Е. Конституционное право России. М., 1995 С. 194–198).

168

этом случае из данной характеристики они, по моему мнению, не

делали всех вытекающих отсюда выводов22.

Вместе с тем следует предостеречь, что не всякая записанная в той или иной конституции совокупность прав и свобод может рассматриваться в качестве системы, если, конечно, подходить строго научно к решению этой проблемы.

^__Сцсгему составляет такая совокупность прав, свобод и обязанностей личности, которая охватывает своим регулирующим воздействием все важнейшие и наиболее существенные сферы жизни и деятельности человека и гражданина. Закрепление за гражданами в соответствующих областях конституционных прав, свобод и обязанностей превращает их совокупность в систему. Это служит решающим критерием, руководствуясь которым можно правильно судить о наличии или отсутствии системы прав, свобод и обязанностей в той или иной конституции.

Кроме этого следует также иметь в виду, что система конституционных прав и свобод находится в развитии: она может достигать большей или меньшей степени зрелости, быть относительно простой или сложной. Только с учетом этих обстоятельств следует подходить к решению поставленного вопроса. Примером зрелой системы прав и свобод может служить Всеобщая декларация прав человека 1948 г. и международные пакты о правах и свободах человека и другие международные документы такого рода. (^-Системность прав и свобод выражается также во взаимной связи их гарантий. Система конституционных гарантий в свою очередь представлена сложной гаммой внутренних связей как основных прав между собой, так и прав и обязанностей друг с другом.

Возникшая в процессе становления капиталистической формации частная собственность послужила отправным пунктом для появления всех других современных прав и свобод как в области индивидуально-частной жизни, так и в сфере политической.

Предшественником таких личных прав, как право на имя, честь и достоинство граждан, тайну переписки, была частная собственность. Как справедливо отмечала Е.А.Флейщиц, "права эти и стали не чем иным, как своеобразным привеском к системе имущественных прав буржуазного гражданского права, служащий вместе с ними единой цели всего буржуазного гражданского права..."23.

Если в советскую эпоху фундаментом всех видов прав и свобод личности была общественная собственность, то ныне таковым явля-

22

См.: Мазохина А.Г. Свобода личности и основные права граждан в

социалистических странах Европы. М., 1965. С. 109.

Ф л е и щ и ц Е.А. Личные права в гражданском праве Союза ССР и капитали-

стических стран//Ученые труды ВИЮН HKIO СССР. Вып. 1. М., 1941. С. 52.

169

ются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (ч. 2 ст. 8). В переходный период все более и более фундаментальный характер приобретает частная собственность (ст. 35). Она в перспективе, видимо, станет, как и прежде, основой всех прав и свобод человека и гражданина.

Взаимоотношения прав, свобод и обязанностей личности в социально-экономической сфере с ее правами, свободами и обязанностями в политической области во многом сходны с соотношением экономики и политики. Права, свободы и обязанности в политической жизни по своей сущности есть концентрированное выражение прав, свобод и обязанностей, сложившихся в сфере социально-экономической деятельности. Первые в такой же мере зависят и обусловливаются вторыми, в какой политика определяется экономикой. Но политика по отношению к экономике обладает известной самостоятельностью и, в свою очередь, оказывает обратное, и при этом весьма существенное влияние, на экономику. Точно так же права в сфере политической жизни, определяясь в конечном счете правами, свободами и обязанностями, сложившимися в сфере социально-экономической жизни общества, обладают по отношению к последним относительной самостоятельностью.

Облагораживающее влияние права, свободы и обязанности в сфере социально-экономической жизни оказали и на права, призванные обеспечить и защищать область проявлений личной свободы человека, его способностей и стремлений.

Ныне собственность и труд, ставшие решающим критерием социальной ценности человека, превратили эти права в высоко личные, обеспечивающие для каждого человека широкую возможность для утверждения и развития присущей ему индивидуальности. В идеале права и свободы россиян, в том числе и право частной собственности, имеют своим назначением развитие личности, ее блага, удовлетворение физических и духовных потребностей человека.

В советской действительности, как обоснованно замечала Е.А. Флейщиц, личная собственность в качестве имущественного института системы гражданского права отвечала единственно той же цели развития личности гражданина, что и его субъективные права24.

В свою очередь личные права представляют собой необходимую предпосылку для успешного осуществления социально-экономических и в особенности политических прав и свобод. Их ущемление или нарушение может самым отрицательным образом сказаться на

24

См.: ФлейщицЕА Личные права в гражданском праве Союза ССР и

капиталистических стран. С. 102

170

состоянии всех других прав и свобод граждан. Право на жизнь и личная неприкосновенность человека, например, одно из непременных условий для беспрепятственного пользования всеми конституционными правами и свободами.

Итак,/система прав, свобод и обязанностей возникает, складывается и развивается вместе с формированием общества, государства и права данного исторического типа. Решающее значение в системе прав, свобод и обязанностей имеют права, свободы и обязанности, складывающиеся в сфере социально-экономической деятельности .человека. Обусловливая характер всех других прав и свобод, они сами вместе с тем испытывают на себе непосредственное их воздействие. Оно сказывается как на содержании, так и, в особенности, на их осуществлении.

Разбирая вопрос о системе конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, не следует сводить его, как было уже сказано, к рассмотрению взаимоотношений лишь тех групп прав и свобод, которые сложились в решающих сферах жизни и деятельности людей.

Анализ системы конституционных прав, свобод и обязанностей требует также уяснения значительно более многообразных и сложных взаимоотношений, которые существуют между отдельными конституционными правами, свободами и обязанностями граждан. Содержание каждого записанного в Российской Конституции права (свободы), каждой обязанности, порядок, формы и средства их осу-цествления во многом зависят не только от других конституционных прав личности, но и от всех прав, записанных в текущем Законодательстве.

Выполнение российскими гражданами конституционной обязан-

ности нести военную службу в Вооруженных Силах РФ (ст. 59)

шым прямым и непосредственным образом сказывается как на

правах, так и на обязанностях. Помимо обязанности соблюдать

Сонституциго России и исполнять законы (ч. 2 ст. 15) военнослужа-

ций должен также строго выполнять требования воинских уставов.

1о иному, чем для других граждан, решается для военнослужащего

'вопрос о личной свободе, о свободе передвижения, пребывания и

места жительства (ч. 1 ст. 27)25. Подобного рода связи имеют каж-

дое конституционное право (свобода), каждая конституционная

обязанность.

Внутри системы конституционных прав, свобод и обязанностей граждан связи между составляющими ее элементами проходят по многим направлениям.

Эти конституционные идеи развиваются Федеральным заколом "О статусе

военнослужащих"от 23января 1993г. (Российскаягазета. 1993 9 феир.)

171

1. Осуществление одних конституционных прав, свобод или обя-

занностей служит основанием для реализации других прав и свобод.

Использование гражданами своего конституционного права на труд

служит основанием для получения права на отдых и права на мате-

риальное обеспечение в старости, в случае болезни и потери трудо-

способности.

2. Исполнение одних прав, свобод или обязанностей может быть

основанием для приостановления исполнения других обязанностей

или осуществления иных прав и свобод. Временная или постоянная

потеря трудоспособности служит не только основанием для пользо-

вания конституционным правом на социальную защиту, но также

освобождает от исполнения конституционной обязанности нести во-

енную службу.

3. Нарушение прав и свобод и неисполнение гражданами своих

обязанностей убедительно влияют на все остальные конституцион-

ные права и свободы. Выражаясь официальным языком, "перечисле-

ние в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод

не должно толковаться как отрицание или умаление других обще-

признанных прав и свобод человека и гражданина" (ч. 1 ст. 55).

Говоря о единстве системы основных (конституционных) прав, свобод и обязанностей человека и гражданина Российской Федерации, нельзя не отметить, что его аналогом является системное изложение прав н основных свобод человека в таких международных актах, как Всеобщая декларация прав человека (1948) и два международных пакта о правах человека (1966).

Вместе с тем система прав и свобод человека и гражданина в РОССИЙСКОЙ Федерации напрасно не воспроизвела некоторые положения декларации и пактов. Так, если во Всеобщей декларации говорится о том, что каждый человек имеет право на труд (ст. 23), то в нашей Конституции говорится лишь о свободе труда (ст. 37). Нетрудно понять, что в первом случае придается больший приоритет труду, чем во втором.

§ 2. Классификация конституционных прав,

свобод и обязанностей

Классификация есть один из приемов аналитического и синтетического способа исследования тех или иных явлений. Разлагая целое на составные части, анализ "обнаруживает в многообразии явлений, во множестве свойств и сторон вещи то главное, существенное, что составляет их "порождающую основу"36.

Розен тал ьМ.М. Принципы диалектической логики. М., 1960. С. 404.

172

Приняв за основу найденные в результате анализа исследуемых явлений те или иные их существенные признаки и свойства, можно произвести научную классификацию этих явлений. Претендующая на научное значение классификация должна опираться не только на результаты анализа, но также и на данные синтеза. Синтез, как известно, соединяет части, составные элементы в целое. В процессе классификации исследуемых явлений, расчленяя целое на составные элементы, необходимо иметь в виду целое во всем его многообразии. В результате аналитического и синтетического способов познания изучаемое явление предстает как единство в многообразии или как многообразие в единстве. Все это следует иметь в виду при классификации основных прав, свобод и обязанностей.

Представление о всеобщем равенстве людей встречается у ряда мыслителей Древней Греция я Рима (софисты, стоики, раннее христианство). Римские юристы заявляли, что по естественному праву все люди рождаются свободными. Однако писатели древности не пошли дальше общих теоретических соображений об общносги присущих людям свойств. Выводов о предоставлении всем людям равных прав и равного положения в обществе и государстве в древнем мире никем сделано не было.

Средневековые богословы и юристы воспроизводили положения античных мыслителей относительно естественного права, в частности о естественной природе собственности и свободе людей (Исидор Севильский, Грациан, Руфинус и др.), но они не связывали с этими положениями никаких юридических последствий. Гораздо большее значение имело в соответствии с иерархической структурой феодального общества утверждение, что неравенство людей и общественная иерархия отвечают естественному закону (Псевдо-Дионисий, Бонавентура, Фома Аквинский).

Просветители XVII–XVIII вв, исходили из представления о правах человека как о средствах, ограничивающих государственную власть, устанавливающих известные пределы ее действиям и налагающих на нее определенные обязанности. Именно таковой была концепция голландских и английских мыслителей XVII в. (Спинозы, Мильтона, Лильберна, Локка и др.) и французских просветителей (Монтескье, Гельвеция, Гольбаха, Руссо и др.) в России – Козельского, Радищева и др.27

Права человека были зафиксированы в буржуазных декларациях прав человека и гражданина XVIII в. Первой Декларацией прав человека и гражданина был "bill of rights", принятый штатом Вирджиния 12 июня 1776 г, Декларация независимости США была про-

27

Подробнееобэтомсм.гГамбаровЮ.С. Свобода и ее гарантии. Спи.. 1911

(гл, 1П>.

173

возглашена на три недели позднее вирджинской28. Еще позднее появились французские декларации 1789 и 1793 гг. Концепция естественных неотчуждаемых прав человека получила отныне значение определенного института в политической организации буржуазных стран29.

С момента провозглашения прав и свобод французской Декларацией 1789 г. широкое распространение получило деление их на права человека и права гражданина. Эта двучленная классификация основывалась на естественно-правовой доктрине, которая учила, что одни права и свободы существовали до государства и не зависели от его признания, другие же, напротив, провозглашались государством и поэтому не существовали до него. Первые – права человека, вторые – права гражданина. Упадок естественно-правовой школы подорвал и доверие к основанной на ней классификации прав. И если такая классификация сохранилась в буржуазной литературе позднейшего времени вплоть до наших дней, то объясняется это либо данью традиции, либо некритическим использованием старой литературы, либо, наконец, новым по сравнению с естественно-правовой доктриной истолкованием этого способа деления прав. Как бы то ни было, эта классификация в итоге разделила судьбу того учения о правах, частью которого она была.

Пришедшие на смену естественно-правовой доктрине концепции (нормативистские) утверждали, что права и свободы исходят только от государства, являются одним из его правовых установлений и в этом отношении ничем не отличаются от других государственных институтов.

За основу классификации прав личности приверженцы этих концепций брали специфику отношений индивида к государству.

Отмеченные идеи нашли наиболее последовательное выражение в теории субъективных прав Г, Еллинека30, на основе которой им и была разработана классификация прав личности. Эта классификация нашла отражение в трудах многих авторов. В основу своей классификации Г. Еллинек кладет взаимоотношения государства и личности. В его трактовке личность есть публично-правовая категория. Человек личностью не является, а становится в силу пред-

28

См,. КаленскийВ.Г. Билль о правах в конституционной исюрии США М , 1983. Гл. I.

29 , ,

Историческое развитие проблем прав и свобод в связи с политическими и правовыми учениям» рассматривается в таких фундаментальных учебниках, как История политических учений/Под ред. С.Ф.Кечекьяна, Г.Н.Федькина. М., 1955. С. 49–54; История политических и правовых учений/Под ред- В.С Нерсесянца М , 1988

30

J е М I п е k G. System der subjektiven offenillchen Rechle. 1 Aiifl, S. 77; 2 Aufl, S. 82.

174

писания государства, членом которого он состоит. Государство может придать индивиду определенную публично-правовую квали-фикацию, предоставить"ему определенный статус, поставить его в соответствующее публично-правовое состояние. Рассматривая возможные отношения, в которые государство ставит индивида, Г. Ел-линек различает четыре направления его публично-правовой квалификации, четыре состояния: пассивное, негативное, позитивное и активное.

Пассивное состояние заключается в том, что индивид находится в подчинении у государства, которое, по мнению Г. Еллинека, явля-• ется основанием всякой государственной деятельности. При этом состоянии исключено самоопределение индивида, его удел – беспрекословное подчинение. Из этого состояния для человека вытекают лишь обязанности, а не права, поэтому здесь нет личности. Индивид становится личностью лишь во втором состоянии, в рамках негативного статуса. Признав индивида личностью, государство тем самым предоставляет ему возможность самоопределяться. Это влечет за собой ограничение пределов господства государственной власти и образование области, свободной от ее вмешательства. В результате этого образуется область индивидуальной свободы, негативного состояния, при котором индивидуальные цели удовлетворяются свободной деятельностью самой Личности. Позитивный статус выражается уже в признании государством за индивидом правовой способности привлекать государственную власть для осуществления своих интересов и пользоваться ее учреждениями. В результате | этого индивид приобретает притязания положительного характера; государство признает за ним позитивное состояние, которое составляет основание для всей государственной деятельности, осуществляемой в интересах индивида. Наконец, под активным статусом Г. Ел-линек понимал состояние усиленной, квалифицированной, активной гражданственности, при котором государство само признает за индивидом способность действовать за него, т.е. осуществлять так называемые политические права.

Таким образом, Г. Еллинек рассматривает положение индивида в четырех состояниях: индивид или исполняет обязанности по отношению к государству, или свободен от вмешательства со стороны государства, или пользуется услугами государства, или же участвует в организации и деятельности государственных органов. Если первое состояние образует лишь обязанности, то из трех последующих для индивида вытекают соответственно три группы прав и свобод.

Сконструированная Г. Еллинеком классификация получила широкое распространение и признание в конце прошлого и нынешнем

175

столетии как в Германии31, так и в других европейских странах и, в частности, в России.

Классификации публичных прав, выдвинутые современниками Г. Еллинека Лёнингом32, Майером, Штемгелем и Флайнером, в своих основных чертах воспроизводят предложенную этим автором группировку прав.

В России классификации Г. Еллинека придерживались, в частности, Б.А. Кистяковский и А.И. Елистратов. Последний различал тройной статус гражданина: негативный, позитивный и активный. В качестве же посредствующего звена между правом личной свободы и правом публичных служб он устанавливает публичное вещное право33.

Классификация Г. Еллинека, как и другие классификации, близкие к ней, несмотря на кажущуюся убедительность, страдала многими как общеметодологическими, так и частными пороками, которые свойственны всему его учению о публичных субъективных правах. При всем признании достоинств концепции Г. Еллинека ее с большей или меньшей активностью критиковали как после выхода его книги, так и в наше столетие34.

Изменившиеся условия вызвали к жизни и новые концепции прав личности. Конструируемые ныне в современной литературе классификации, независимо от их индивидуальных особенностей, стремятся утвердить идею о том, что провозглашенные современным государством права гарантируют индивидуальную свободу отдельной личности.

Именно так распределял права граждан австрийский государст-вовед Л. Адамових. Чтобы подчеркнуть "решающее значение инди-

См.; X е с с е К. Основы конституционного права ФРГ. М.. 1981. С 148–149, Государственное право Германии. Т II. Штерн К. Ч. 6. С 178–179 М., 1994, Grunderchte Handbuch fur Theorie imd Praxis der Grundrechie Berlin, 11 vol , 1954. S. 640.

3!

Так, например, Лёнинг считал, что все субъективные публичные права состоят

"частью в полномочии осуществлять публичную власть, частью и праве быть членом государства и других публичных корпораций, частью в полномочии требовать услуг со стороны государства, частью, наконец, в признанной по отношению к государству и его органам личной свободе" (toning. Lehrbuch des deulschen Verwalttingsrechis 1884, 12–13). Отсюда он различал следующие группы субъективных публичных прав индивида, это, во-первых, право гражданства, или право на признание со стороны государства (и других корпораций) быть членом государства; во-вторых, право населения на положительную деятельность со стороны государства, в-третьих, право активного участия в государственном властвовании, в-четвертых, право личной свободы.

См.: КистяковскийБА Социальные науки и право. М, 1916 С. 527–529; Елистратов А.И. Учебник русского административного права. ВЫП.1.М-, 1911. С 85 и ел

34

См.: КечекьянКФ. Правоотношения в социалистическом обществе. М , 1958. С 71.

176

видуальной свободы", он выделял из всей совокупности прав особую группу основных прав отдельной личности и ставил ее на передний план. Сюда им отнесены такие права и свободы, как равенство граждан перед законом и право на законного судью, свобода личности, неприкосновенность жилища, тайна переписки, свобода местожительства, свобода передвижения35.

Кроме группы основных прав отдельной личности Л. Адамових говорит также об основных правах в общественной жизни, к сфере которой он относит право на объединение и собрания, право петиции, свободу выражения мнения и свободу печати; о группе прав в области религии (свободе верования, свободе совести и праве на объединение в религиозные общества); о праве на образование и обучение как самостоятельной группе прав; о группе основных прав в области хозяйственной жизни, которая складывается из неприкосновенности собственности, права на приобретение недвижимости, свободы предпринимательства36.

Если в одних случаях в основу классификации кладут права, то в других случаях – свободы (хотя мной эти понятия не разделяются). Так, в частности, бывший член Конституционного совета Франции, ректор университета в Сорбонне Франсуа Люшер разделяет свободы на индивидуальные, публичные и свободы местных и территориальных коллективов37.

В том же русле находится классификация прав граждан США, даваемая и другими американскими юристами. Так, Д. Койл, в частности, проводил в качестве известного эталона группировку прав, данную комиссией по гражданским правам, назначенной президентом Трумэном в 1946 г.

Упомянутая комиссия выдвинула четыре группы прав: 1) право безопасности и неприкосновенности личности; 2) право на гражданство я его привилегии; 3) право свободы совести и ее свободного выражения; 4) право равных возможностей. Сам же Д.Койл считал, что право "можно классифицировать также и в зависимости от того, от чего оно предохраняет гражданина – от правительства, от частных лиц или от всеобщих бедствий, начиная с безработицы и кончая эпидемией оспы". Такая классификация, по его мнению, чрезвычайно полезна при обсуждении политических и государственных вопросов38.

AdamovtchL. Handbuch des oslerrelchischen Verfas sungsrechts. Wlen, 1957,

S. 433–448, 460–467.

36 Там же. С. 448–473.

CM : Л ю ш е р Ф Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993.

С. 84 и с.ч; С а и д е в у а р П. Введение в право. М., 1994. С. 174–180.

К о и л Д. Политическая система Соединенных Штатов и как она действует.

Нью-Йорк, 1961. С. 142.

177

Можно было бы и далее приводить различные варианты классификации прав и свобод, выдвигаемых современными авторами. Однако и рассмотренные выше отдельные варианты показывают, что все они так или иначе, кроме юридико-технических целей, преследуют общую цель – показать "особую ценность" индивидуальной свободы личности и представить многообразие прав и свобод граждан демократического государства.

Целесообразность использования как в нашей стране, так и за рубежом классификации в качестве одного из важных приемов и методов исследования прав, свобод и обязанностей широко признается в науке. "По нашему мнению, – писал, например, А.ИЛе-пешкин, – научная классификация основных прав, равно как и основных обязанностей, граждан СССР не только нужна, но и совершенно необходима. Она позволяет более глубоко и всесторонне раскрыть социалистическое содержание основных прав советских граждан и более правильно определить их значение и роль в осуществлении функций государственной власти"39.

На практическую важность классификации в исследовании прав, свобод и обязанностей указывали и другие авторы (М.С.Строгович, С.Ф.Кечекьян, А.Г.Мозохина, В.А.Патюлин, ЦЛ-Ямпольская)40.

Классификация, будучи частным вопросом общего учения о правах, свободах и обязанностях, вместе с тем отчетливо отражает методологический подход ко всей проблеме в целом.

Наличие или отсутствие классификации основных прав, свобод и обязанностей в том или ином исследовании зависят не только от его автора, но и не в последнюю очередь от национальной конституции, в которой эти права, свободы и обязанности записаны. Если Основной закон государства зафиксировал в своих постановлениях лишь немногие гарантии свободы личности, то при всей изобретательности исследователя у него вряд ли появится мысль дать их классификацию. Потребность в классификации основных прав, свобод и обязанностей возникает лишь тогда, когда в Основном законе содержатся разнообразные по содержанию и в сравнительно большем числе права, свободы и обязанности.

У>

ЛепешкинАИ Куре советского государственного права. Т. 1. М., 1961. С. 488

40

См -Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. С 165–166, Кечекьян С.Ф Правоотношения в социалистическом обществе С. 73; МазохинаАГ. Свобода личности и основные права граждан в социалистических странах Европы. С 128–133; П а т ю л и н В.А. Всемерное расширение и охрана прав граждан – важнейшая задача социалистического государства //Право и коммунизм М., 1965 С. 66, Ямпольская Ц.А О субъективных правах советских граждан и их гарантиях//Вопросы советского государственного права. С 176–177.

178

Впервые классификацию прав и обязанностей граждан, записанных в Конституции СССР 1936 г., осуществила М.П.Карева.

За основу классификации она взяла материальный критерий, т.е. | реальное содержание основных прав и свобод граждан. "Отправляясь от материального критерия, а именно от реального содержания всех этих прав, легко можно, по ее словам, разделить их все на три более или менее однородные группы"41. Это, во-первых, социально-экономические права, во-вторых, гарантия равноправия граждан и, в-третьих, демократические свободы.

Как и всякая первая попытка, эта классификация была не впол-'не совершенна и нуждалась в дальнейшем уточнении. Прежде всего в ней нечетко очерчено основание классификации конституционных прав. Что такое "реальное содержание"? Реальным является как конкретное содержание отдельных постановлений конституции, в которых записаны соответствующие права и свободы, так и те общие, существенные признаки, которые присущи конституционным правам и свободам личности. Очевидно, автор имела в виду именно последнее. Однако вопрос о том, каковы эти признаки, остался открытым.

Попытка преодолеть слабые стороны классификации, предло-^женной М.П.Каревой, была предпринята в учебном пособии, вы-1едшем в 1950 г.42

За основу группировки взяты те области жизни, в которых граж-цане действовали и в которых складывались их соответствующие Рправа и свободы.

По их мнению, в рамках единой системы основных прав и свобод граждан можно различать следующие группы прав: а) основные права граждан в области хозяйственной и социально-культурной жизни; б) конституционная основа равноправия граждан; в) основные права граждан в области государственной и общественно-политической жизни; г) личные свободы граждан43.

Рассматриваемая классификация по сравнению с предшествую-|, щей обладает рядом преимуществ.

Во-первых, в ней более четко определено основание классификации. Им, как видно, является "область", "сторона общественной жизни", гражданина.

Во-вторых, преимущество данной классификации состоит также в в том, что в ней выделена особая группа личных свобод. Этим

41

41

Советское государственное право. М., 1948. С. 148.

Речь идет о книге "Советское государственное право", подготовленной С.С Студеникиным, Н.П. Фарберовым, Б.П. Кравцовым, А.Е. Дунаевым, Д.С. Каревым, Н.А. Пономаревым под общей редакцией Н.Я. Куприца, (М., 1950).

Там же. С 342.

179

фактически как бы подчеркнуто то обстоятельство, что общество, государство якобы проявляет заботу как о сфере общественной жизни гражданина, так и о сфере его индивидуальной свободы, для чего наделяет его соответствующими правами и свободами.

В-третьих, благодаря сравнительно определенному основанию классификации авторы, по моему мнению, более отчетливо распределили основные права по намеченным ими группам.

Однако, несмотря на известные достоинства, в этой классификации сохраняются недостатки прежней: здесь группируются лишь права, а не взятые в единстве права и обязанности, остается неясным место равноправия в классификации; оно трактуется как особая группа прав, а не в качестве их принципа.

Указанные недостатки сохраняются в большей или меньшей степени и в вариантах классификации, выдвинутых после этого, многими другими авторами44.

В те годы, на мой взгляд, отдельные авторы проделали полезную работу по дальнейшему совершенствованию классификации, по устранению слабых ее сторон. В частности, ряд ученых равноправие граждан в соответствии с его действительным характером стали трактовать как правовой принцип45, относящийся ко всем правам, свободам и обязанностям, а не в качестве составной части политических свобод или самостоятельной категории прав.

Дальнейшее совершенствование предложенных классификаций, по моему мнению, выражается в попытках отдельных авторов осуществить группировку не только основных прав и свобод, но также и основных обязанностей46.

Одну из таких попыток предпринял А.И. Лепешкин. Все записанные в Конституции СССР 1936 г. обязанности граждан он по их содержанию предлагал разделить на две группы: а) обязанности граждан по укреплению советского общественного строя; б) обязанности граждан по укреплению и защите социалистического отечества47. Несмотря на известную полезность этой группировки, она не привела к улучшению классификации, так как обязанности по-прежнему группировались здесь в отрыве от основных прав, с

44

См Денисов А.И., Кириченко М.Г. Советское государственное право М., 1957. С. 249; У м а н с к и и Я.Н. Советское государственное право М., 1955. С. 272–273; Он же Советское государственное право М., 1960. С. 371.

См.; Крутоголов М.А. Конституционные права и свободы 1раждан // Буржуазные конституции в период общего кризиса капитализма. М., 1966-С. 131; Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962 С 72 и ел ; М а х -н е н к о А X. Государственное право зарубежных социалистических стран. М., 1970. С. 166.

См.: Мицкевич А.В. Субъекты советского права. С. 51 и ел.

См.: Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. Т. 1. С. 533

180

/

которыми они составляют в реальной жизни органическое единство.

Всякая классификация прав, свобод и обязанностей должна иметь своей целью раскрыть их общественную полезность, выделить, подчеркнуть, оттенить тот или иной коренной их признак, их важную особенность. Только в этом случае предложенная классификация оправдывает себя и может рассчитывать на признание48.

Классифицироваться должны не только права и свободы, но также и обязанности, так как только вместе взятые они составляют единое целое и лишь в единстве очерчивают основы правового статуса ЛИЧНОСТИ.

По моему мнению, классификация как действенный прием исследования существенно ослабляет себя, если группируются либо одни права, либо одни обязанности. И дело тут не только в том, что формально нарушается существующее в правовом регулировании их единство, а, прежде всего и главным образом, в том, что при этом утрачивается правильное представление о мере той свободы, которая закреплена в них. Одно дело, если черпать представление о свободе личности лишь из содержания конституционного права на благоприятную окружающую среду (ст. 43), другое – если принять во внимание и обязанность сохранять природу, окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58).

Одним словом, необходимо, чтобы единство прав, свобод и обязанностей не только декларировалось, предшествовало анализу прав, свобод и обязанностей, но и было положено в основу их классификации.

Классификация, как и всякие приемы и методы изучения, носит субъективный характер, т.е. каждый ученый вправе иметь свой взгляд на эту проблему. Отсюда, естественно, допустимы несколько видов классификаций. Даже весьма совершенная классификация прав и обязанностей не исключает, а предполагает другие виды, и поэтому было бы ошибкой настаивать на универсальном характере той или иной классификации прав или прав и обязанностей и отвергать другие виды.

В литературе общепризнано, что предметом классификации яв-

43

В одной из последних своих работ Л И.Лепешкин уже давал классификацию основных прав и обязанностей в органическом единстве и делил их на группы: а) социально-экономические права советских граждан и их обязанности; б) политические права и демократические свободы советских граждан, в) равноправие граждан СССР и их общественный долг, г) личные права и свободы граждан. Их обязанность по защите социалистического отечества (см.: Лепешкин А.И Правовое положение советских граждан. М., 1966). Как видно, таким подходом он, в известкой степени, преодолевает слабые стороны той классификации, которой придерживался в работе "Курс советского государственного права".

181

лаются не только те права, свободы и обязанности, которые записаны в конституциях, но и вообще закрепленные в них права, свободы и обязанности, как прямо ими установленные, так и вытекающие из некоторых их общих положений. Необходимо также систематизировать конституционные права, свободы и обязанности граждан с таким расчетом, чтобы их группировка возможно полнее выражала место личности в обществе и государстве.

Для каждого общества характерены определенный тип прав, свобод и обязанностей его членов, их объем, содержание и порядок распределения. Классификация прав, свобод и обязанностей, будучи одним из научных способов анализа, не может абстрагироваться от этого, ие рискуя превратиться в пустую схоластику. Отсюда не может быть какой-то универсальной классификации.

Реальный социализм и современный капитализм – две противоположные системы устройства общества. Вследствие этого в каждой из этих систем общественно-политического строя могли выдвигаться и противоположные варианты классификации, поэтому, строго следуя научным критериям, нельзя признавать одну из них истинной, другую – абсурдной.

Исходя из этого мной в свое время, опираясь на особенности социалистического общественного строя, была выдвинута и аргументирована классификация прав и обязанностей. Хочу подчеркнуть, что я отнюдь не склонен считать, будто она носит антинаучный характер. Это следствие времени44. В наши дни, когда Россия активно включается в современную мировую систему капитализма, нужна другая, отличная от разработанной мной классификация. Видимо, ее исходными устоями должны быть изменившиеся социально-экономические, политические и психологические условия.

В настоящее время я придерживаюсь мнения, что в основу классификации необходимо положить два основания: природную сущность и социальный характер человека. Распределяя содержащиеся в конституциях права, свободы и обязанности личности по группам, необходимо учитывать, как уже отмечалось, природу человеческого индивида, а также историко-социальное его развитие. Иначе говоря, человек – социально-биологическое существо. В его реальной жизни наличествуют природные инстинкты; во многих случаях они предопределяют его поступки, поведение. Однако человек суть существо социальное. Его на протяжении многих тысячелетий преобразовывал и формировал социум. Другими словами, человек не мог развиваться и формироваться как разумная личность вне и помимо

49

Подробнее см.: Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М-, 1972. С. 210–258; Советское государственное право- М-, I9S6. Гл, XIV. С- 173–177.

182

общества. Отсюда жить в обществе и в то же время быть независимым от него человек не может.

"Человек по самой своей природе есть животное, если и не политическое, как думал Аристотель, то во всяком случае общественное. Сущность человека, – подчеркивал К.Маркс, – не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений"50.

Хотя биологическая природа человеческого индивида в процессе социально-исторического развития серьезно изменилась, тем не менее человек не может утратить свои органические свойства.

Приведенные рассуждения с позиций современных научных знаний носят, конечно, упрощенный характер, тем не менее их целесообразно повторить, чтобы в ходе анализа основ правового статуса человека и гражданина, их прав, свобод и обязанностей не впасть в одну из обычных крайностей, т.е. объявить права и обязанности либо продуктом "природной (божественной) силы", либо творением государства.

Дело в том, что зафиксированные как в международных документах, как и в национальных основополагающих законах страны права и свободы имеют свое генеральное стратегическое назначение. Их цель – гарантировать личность во всех ее ипостасях; частную жизнь и личную безопасность; участие в управлении общественными и государственными делами; включение ее в социально-экономическую жизнь. Права и свободы призваны охранять, обеспечивать и защищать человека и гражданина посредством наделения лица различными условиями и средствами, в том числе юридическими правами и возможностями. Таким образом, их назначение состоит в первую очередь в том, чтобы защищать личность во всех ее состояниях.

Как мне представляется, любая претендующая на научную значимость классификация, должна, по крайней мере, отвечать следующим критериям: а) единство и однородность, взятые за исходный пункт для систематизации и классификации прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; б) чтобы каждая группа включала однородные по содержанию права (свободы), чтобы объединялись они независимо от места нахождения в конституции (не только в главе 2-й, но и в других главах); в) чтобы классификация соответствовала логике истории возникновения и развития, а не была простой схемой – деление ради деления.

К сожалению, эти требования выполняются далеко не всегда51.

50

М а р к с К., Э it г е л ь с Ф. Соч. Т. 3. С. 3.

51

В качестве примера можно сослаться на недавно вышедший учебник В.Г.Стре-хозова и ГО.Д.Казанчева "Государственное (конституционное) право Российской Федерации" (М., 1995. С. 121–124); в главе 7 (§1) не только нет обоснования классификации, но и не указываются ее критерии.

183

Человек и общество, гражданин и государство не разделимы. Отсюда правовой статус человека и гражданина, их права, свободы и обязанности основываются на трех китах: индивид, государственная власть (государство), собственность. Именно названные ипостаси, будучи главными устоями конституционного строя России, должны лежать в основаниях классификационного ряда прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской Федерации.

Подчеркнем еще раз однородность названных оснований. Здесь они выражаются в том, что человек и гражданин во всех сферах их жизни стоит в центре единства и дифференциации прав, свобод и обязанностей.

Руководствуясь названными критериями, можно было бы выделить права, свободы и обязанности человека и гражданина: 1) в сфере личной безопасности и частной жизни; 2) в области государственной и общественно-политической жизни; 3) в области экономической, социальной и культурной деятельности. На мой взгляд, каждая из названных сфер и областей охватывает особенности личности в отдельных ситуациях ее жизни и деятельности. Их нельзя противопоставлять друг другу. Только в органическом единстве трех этих областей можно получить обобщенную картину юридического статуса человека и гражданина.

Такая группировка конституционных прав и свобод личности соответствует не только международным пактам о правах человека, но и отечественной Конституции.

Анализируя конституционные права и свободы россиян, можно получить на основе указанной классификации не только обобщенное представление об основах правового статуса личности, но в то же время и детальную картину правового положения человека и гражданина в отдельных областях.

Эта, по моему мнению, универсальная классификация может стать начальной базой для последующей более дифференцированной систематизации.

Так, следует различать права и свободы, прямо сформулированные конституцией, и права, вытекающие из ее норм. К первой группе относятся прежде всего все права, записанные в гл. 2 Конституции РФ 1993 г., и права, прямо закрепленные в других ее главах; ко второй же – права, соответственно вытекающие из норм Основного закона нашего государства. Примером этому может служить право граждан на участие в самоуправлении (ч. 2 ст. 130), которое вытекает из содержания ст. 32.

По характеру осуществления конституционные права, свободы и обязанности также можно разделить на две группы: первую составляют те из них, которые реализуются в конкретных правоотношениях (например, право на социальное обеспечение (ст. 39), обязан-

184

ность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57»; вторую образуют права, свободы и обязанности, реализуемые вне правоотношений, и лишь их нарушение может породить конкретные правоотношения (право на жизнь (ст. 20), право на охрану достоинства личности (ст. 21), тайна переписки, обязанность соблюдать Конституцию и законы (ст. 15). Такая классификация помогает установить особенности осуществления отдельных прав, свобод и обязанностей.

По форме осуществления права и свободы можно подразделить на индивидуальные (свобода мысли и слова (ст. 29) и коллективные (совместные), обладание и пользование которыми могут быть только коллективными (совместными) (право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования (ст. 3D).

Необходимо отметить, что такое разделение исключительно по научным соображениям ввел в конце прошлого века М.И.Свешников, отнюдь не одобряющий идеи социалистического направления. Характеризуя различные виды свободы в государстве, он писал, что "...человек для осуществления своих целей желает не только довольствоваться признанием своих прав в области личной неприкосновенности, в области экономических и духовных интересов, он желает признания его права свободно соединяться с другими людьми для достижения различных общественных целей. Этот вид свободы может быть назван общественной свободой, и в него входит понятие собраний, сходок, петиций. ...Название "общественная свобода" может быть приложено к ним потому, что они осуществляются большим количеством лиц, ибо все они имеют в виду удовлетворение интересов с помощью соединения с другими людьми"52.

Видимо, золотая середина в сфере систематизации прав личности находится в органическом единстве индивидуального и коллективного. Можно согласиться с Б.С.Эбзеевым, утверждающим, что "ретроспективный анализ конституционного и текущего законодательства приводит к выводу, что для известного этапа развития нашего общества и государства в теории и общественной практике приоритет был отдан извращенно истолковывавшимся коллективным началам в ущерб личным..."53.

В перспективе автор видит установление взвешенности между индивидуализмом и коллективизмом в осуществлении реформы конституционного и текущего законодательства, которая должна,

Свешников М.И. Очерк обшей теории государственного права- Спб,. 1896. С. 147–148, 164; см. также: Кистяковски йБ.А. Государственное право (общее и русское). М., 1909. С. 132.

Э б з е е в Б.С, Конституция. Демократия. Права человека, М.-Черкесск. 1992. С. 130.

185

по его словам, утвердить народный суверенитет и привести масштаб прав и свобод личности в соответствие с уровнем общественного развития и потребностями современного этапа социального прогресса54.

По характеру обеспечения конституционных прав и свобод их можно разграничить на права, для осуществления которых требуется со стороны государства предоставление в распоряжение граждан определенных материальных и духовных благ (право на социальное обеспечение, на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (ст. 37), а также на защиту от безработицы) и прав, для реализации которых достаточно поддержания общественного порядка и законности (неприкосновенность личности, жилища и др.).

В предложенную классификацию не вписываются права, направленные на охрану других прав и свобод. К последним следует отнести такие права, как право на жалобу, право на судебный иск, право обвиняемого на защиту и др. Указанную группу прав можно именовать как категорию прав, выражающую правомочия граждан по защите своих прав и свобод55. Таким образом, по объекту основные права и свободы можно разделить на две группы: первую группу составляют те права, которые предусматривают пользование определенными социальными благами, вторая же группа направлена на охрану других прав и свобод личности.

Можно, конечно, привести и некоторые другие варианты классификации конституционных прав, свобод и обязанностей, основанных на более конкретных критериях и потому имеющих частный характер и ограниченные пределы применения. Все эти и другие варианты классификаций не выходят за рамки общей систематизации прав, свобод и обязанностей и так или иначе основываются на ней.

§ 3. Виды прав, свобод и обязанностей

личности (предварительные замечания)

Как известно, конституция – основной источник всех отраслевых дисциплин, включая и государственное (конституционное) право. Однако ее анализируют по-разному: комплексно – лишь в государственном (конституционном) праве; частично – отраслевыми науками. Исключением из этого правила являются лишь всякого

Там же. С. 131.

Указанная группа прав будет рассмотрена в главе VI.

186

рода комментарии к конституции или словари56, которые дают ее последовательные, постатейные разъяснения.

Вместе с тем углубленные знания отдельных положений, записанных в тех или иных статьях конституции, можно почерпнуть лишь на основе овладения правовыми нормативными актами тех отраслей законодательства, которые развивают и конкретизируют конституционные права, свободы и обязанности человека и гражданина. Они исследуются отраслевыми науками. Хотя Конституция РФ, как и записанные в ней права и свободы, имеют прямое действие, однако по преимуществу реальное их осуществление возможно посредством отраслевого законодательства57.

Оценивая в связи с правами и свободами нынешнюю Конституцию, следует поддержать высказывания многих политиков и ученых, что она сделана непрофессионально, хотя в ее разработке участвовали высококвалифицированные юристы. Объясняется это тем, что в ее апробации решающая роль принадлежала не столько специалистам, сколько политической верхушке. Они делали Основной закон РФ "под себя", чтобы удержаться у власти.

По моему мнению, наиболее обстоятельно процесс отхода от "подлинно демократических принципов" к "авторитарному строю" проанализировал О.Г. Румянцев в монографии "Основы конституционного строя России". Особенно для рассматриваемых нами проблем интересны выводы, сделанные автором в заключении. По словам автора этой книги, "12 декабря 1993 года состоялось голосование по Конституции РФ. Россия получила еще одну фиктивную грамоту, которая далеко не во всем отвечает требованиям справедливого конституционного строя"58.

Недостатки действующей Конституции носят не только политический, но и юридико-технический характер. Даже в главе второй Конституции 1993 г., посвященной правам и свободам человека и гражданина, разработать которую было совсем несложно, немало упущений. Трудно понять, по каким причинам создатели действующей Конституции опустили в ее содержании право человека и гражданина на труд и оплату его по количеству и качеству, а также

См.. например: Конституция Российской Федерации, Энциклопедический словарь. М., 1995.

В развернутом виде этот тезис раскрывается в кн.: Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе/Под ред. Л.Д.Воеводина. М., 1987; см. также: К у ц о в а Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973; Пашкевич П.Ф. Процессуальное обеспечение конституционного права гражданина на судебную защиту от преступных посягательств/ /Проблема совершенствования советского законодательства. М., 1980; Пет-рухнн И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985.

Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М., 1994. С. 214.

187

ограничение времени работы наемного персонала, в то время, когда ст. 23 Всеобщей декларации прав человека провозглашает: "Каждый человек имеет право на труд...", и еще полнее об этом говорится в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. В нем, в частности, сказано: "Участвовавшие в настоящем Пакте государства признают право на труд..." (ст. 6) "разумное ограничение рабочего времени..." (ст. 7). Между тем указанный документ был принят ООН в 1966 г. и ратифицирован СССР в 1973 г. Более того, еще 60 лет тому назад была принята Конвенция о сокращении рабочего времени до сорока часов в неделю {1935 г.) Она была ратифицирована СССР в 1956 г. Все это не могли не знать разработчики Конституции РФ.

В Конституциях СССР и РСФСР (1977 в 1978) и в принятых на их основе конституциях других республик были обеспечены рабочим и служащим рабочая неделя, не превышающая 41 часа, сокращенный рабочий день для ряда профессий и производств, сокращенная продолжительность работы в ночное время. Между тем в наши же дни в области трудовых отношений творится полный произвол. Порой в частном секторе рабочий день длится 10–12 часов.

В отличие от российских законодателей Верховный Совет Республики Беларусь в принятой в 1994 г. Конституции в ст. 41 записал: "Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека". Здесь среди гарантий права на труд установлена 40-часовая неделя (ст. 43). Даже в Конституции Узбекистана (1991 г.), который всегда отличался своим восточным "консерватизмом", в ст. 37 закреплено право на труд.

В некоторых западных странах, например в Италии, Испании и др., признается и обеспечивается право на труд и другие социально-экономические права. В частности, в итальянской Конституции 1947 г. сказано, что Италия как демократическая республика, основывающаяся на труде (ст. 1), признает право на труд (ст. 4). "Все испанцы имеют право на труд и обязаны трудиться с целью удовлетворения посредством труда своих потребностей и потребностей своей семьи", – сказано в ст. 35 испанской Конституции. Конституция Японии в ст. 27 также провозглашает право на труд.

В ныне действующих Конституциях постсоциалистических стран право на труд конституционно закрепляется (§ 70/Б Конституции Венгерской Республики; ст. 48 Конституции Болгарии; ст. 38 Конституции Румынии). А в Конституции Монголии устанавливается даже обязанность трудиться (ст. 17ч. 2).

Спрашивается, почему российские разработчики проекта конституции проигнорировали такие обязанности человека, записанные в Конституции РСФСР 1978 г., как добросовестный труд в избранной им области общественно полезной деятельности, а также соблюде-

188

ние трудовой дисциплины (ст. 58); или, например, обязанность уважать национальное достоинство других граждан (ст. 62); обязанность уважать права и законные интересы других лиц (ст. 63)?

В чем же состоят причины отказа от прав и обязанностей, которые содержатся как в международных документах, так и в ряде национальных конституций. Здесь, видимо, дело отнюдь не в неосведомленности разработчиков нашей Конституции, ведь названные права записаны во всех бывших советских конституциях, а в неприятии нынешними правящими кругами Российской Федерации всего социалистического, которому еще недавно некоторые, принадлежащие к ним, клялись в пожизненной верности. Ну, что ж, политическая история знает и не такое. Однако в науке всегда ценились объективность, порядочность, а не ренегатство.

Долгое время в советской науке в соответствии со схемой прежних конституций отстаивался тезис о том, что приоритет в ряду прав и свобод должен отдаваться социально-экономическим правам граждан, а не их личным правам и свободам (автор тоже приложил к этому руку) и все основные права должны были рассматриваться в строгом соответствии с действовавшей тогда Конституцией СССР 1936 г. Такова была официальная политическая установка. Как известно, в этой Конституции основные права и обязанности граждан находились на одном из последних мест (гл. 10). Предпринятая попытка изменить установившуюся схему в учебнике советского государственного права 1948 г. дорого обошлась его авторам. И хотя их учебник не только по тем, но и по нынешним меркам был одним из лучших, его лишили грифа и тем самым изъяли из процесса обучения.

Если раньше раздел о правах и обязанностях граждан располагался в конце конституции, то сейчас некоторые пустились в другую крайность, предлагая начинать систему конституции прямо с главы о правах и свободах человека и гражданина.

Напомню, что права, свободы и обязанности мной разделены на несколько классов, видов и групп. Это сделано в целях более эффективного научного анализа. Вся система прав, свобод и обязанностей человека и гражданина находится в органическом единстве. При этом одни раскрывают содержание других, гарантируют их. Так, право на жизнь нельзя рассматривать в отрыве от права на охрану здоровья и медицинскую помощь, а также обязанности, сформулированной в ст. 41: "Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом".

Хотя нынешняя Конституция принята в конце 1993 г., она в части обсуждаемых проблем, как и Всеобщая декларация прав человека (1948), представляет собой больше намерение, чем законообя-запгельное установление. В преамбуле Декларации сказано: "Гене-

189

ральная Ассамблея провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства (выделено мной. – Л.В.), чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания я осуществления их..."

Различие подходов очевидно. В Международных пактах о правах человека, которые ратифицированы в 1973 г. бывшим СССР, поставленные в них цели должны быть реализованы государствами, а в Декларации соответственно выдвинутые ею задачи могут выполняться государствами по возможности, сообразуясь с имеющимися у них национальными ресурсами.

Нынешняя российская действительность такова, что России далеко до международных стандартов. Так, к середине 1995 г., когда правящие круги заявляли о стабилизации, 42% населения жили ниже прожиточного минимума. За время после открытой либерализации цен 2 января 1992 г. сводный индекс потребительских цен за год (декабрь 1995 г. к декабрю 1991 г.) увеличился примерно в 1830 раз, а с учетом "разгона" инфляции в 1991 г. (т.е. к декабрю 1990 г.) цены, судя по данным Госкомстата, возросли без малого в 4800 раз59. В первом полугодии 1996 г. подписка на газеты и журналы и другую печатную продукцию составила 7% общей подписки 1990 г. Судя по последним данным, численность подписчиков периодической печати неуклонно сокращается.

Безработица на начало 1995 г. составляла 2,2%, а на начало 1996 – соответственно 3,3%, прогноз на 1997 г. – 4,3% трудоспособного населения страны. Уровень безработицы неквалифицированных и квалифицированных работников различается в 2,5 раза. Провоцирующими безработицу факторами являются плохие условия труда, низкий уровень зарплаты, нарушение регулярности ее выплат, наличие разного рода дискриминаций*0.

§ 4. Права, свободы и обязанности человека и гражданина

в сфере личной безопасности и частной жизни

Систему названных прав и свобод образуют все те из них, которые фиксируют проявления жизни и деятельности человека в сфере безопасности, индивидуальной и частной жизни. В ныне действую-

59

Известия. 1996 23 янв.

60

Независимая газета. 1996 22 марта

190

щей Конституции указанные права закрепляются в статьях от 20 до 29 (ч. 1). Это право на жизнь каждой личности, ее человеческое достоинство; свобода индивида и его личная неприкосновенность; право на неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, защита своей чести и доброго имени, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища; определение своей национальной принадлежности, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества, а также право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства; сюда же относятся свобода слова и мысли и, как конкретное проявление указанного права, свобода совести и вероисповедания. К этому раду прав и свобод относятся, на мой взгляд, также право на брак, защита материнства, детства, семьи, а равно права и обязанности родителей и детей в отношении друг друга (ст. 38).

Каждое из упомянутых прав и свобод характеризует человека и гражданина как биосоциальное существо, наделенное природой разумом. Это наиболее обширная группа прав и свобод личности. С их историей возникновения, становления и развития складывается вся система прав, свобод и обязанностей личности в целом. Однако отмеченная особенность вовсе не означает, что права и свободы в сфере безопасности и индивидуальной частной жизни имеют приоритет над иными правами и свободами в других областях. Оставаясь на почве избранного нами предмета, не отвлекаясь от обсуждаемой проблематики, целесообразно привести слова известного французского юриста прошлого века А. Эсмена – представителя исторической школы права. "Источник всякого права находится в личности, так как только личность есть существо реальное, свободное и ответственное... Лучшее средство гарантировать это развитие – это позволить личности направлять его по его собственному усмотрению, самопроизвольно, на свой страх и риск, лишь бы не нарушались права других лиц. В обеспечении этого свободного развития и заключается цель различных свобод, составляющих личные права"61.

Строй конституционных прав и свобод определяется логикой их возникновения, становления и развития. В связи с дальнейшей эволюцией общечеловеческой семьи, в результате освоения не только земного, но и космического пространства, несомненно, появится еще не одна новая группа прав и основных свобод, и они займут в этом ряду свое место.

Однако закрепленные в настоящее время в Конституции права и свободы представляют наибольшую ценность для свободы, демокра-

61

EsmeinA Elements de droll consiiiulionned 1903 P 381, или см ЭсмеиА

Общие основания конституционного права Спб,1903 Т I С 301–325

7 ЛД Ввеаодин 191

тии и прогресса. Все они увязаны одним стержневым стратегическим основным правом – правом каждого человека на жизнь (ст. 20). Все остальные так или иначе объединяются вокруг него, отражают его различные стороны.

Таким образом, право на жизнь как бы образует фундамент всех других прав и свобод, складывающихся в сфере личной безопасности и частной жизни. Оно выражает наивысшую ценность человеческого бытия.

Хотя право на жизнь человека и является базой всех прав и свобод в сфере личной безопасности и индивидуальной частной жизни, тем не менее и в этой группе прав существует определенная системность, т.е. можно выделить три подгруппы. К первой относятся такие права, как право на жизнь человека, неприкосновенность личности, защита чести и достоинства; ко второй – все те права, которые обеспечивают тайну индивидуальной семейной жизни; и третий вид составляют свобода мысли, слова и совести.

Предложенная группировка, конечно, отражает субъективное видение автора. Могут быть и другие варианты классификации. Не останавливаясь специально на этой проблеме, назову лишь авторов, которые соответственно своему времени эту область прав и свобод группировали, исходя из других критериев. Так, М.Ориу различал свободу отдельного существа и свободу деятельности. Свобода личности как существа распадается на свободу моральную (свобода совести) , свободу физическую (гражданская свобода, личная свобода или безопасность, свобода передвижения и неприкосновенность частного жилища) и свободу социальную (в смысле семейных и сословных различий). Свобода деятельности в свою очередь разделяется на свободу труда, свободу преподавания, свободу печати и т.д.

Указанные сведения взяты из книги Е.Тарновского – русского юриста и статистика (1859–1936), переизданной в 1995 г.бг

I. Рассмотрим первую упомянутую нами группу прав. Ст. 20 Конституции РФ провозглашает право человека на жизнь во всех ее формах и проявлениях. Это право возникает с момента рождения человека и продолжается до его кончины. В связи с объемом содержания этого права в течение многих лет ведутся дискуссии и высказываются различные мнения на этот счет. Одни утверждают, что началом жизни человека следует считать его прибывание в утробе матери, другие же – с момента рождения.

Китайцы, например, считают годы жизни человека не с момента рождения, а с момента зачатия63. По европейскому календарю чело-

62

См.: Тар но веки й Е.Н. Четыре свободы. Спб., 1995. С. 39–40.

63 ,

См.; Воеводин Л.Д. Государственный строй Китайской Народной Респуо-

лики. М., 1956.

192

веку может быть 17 лет, а по китайскому – соответственно почти 18 лет. Весьма дискуссионным является вопрос о том, может ли женщина – будущая мать самостоятельно решить вопрос о прекращении беременности, В целом ряде католических и мусульманских стран производство абортов запрещается не только религиозными догматами, но и законодательством. В других же странах (Китай, Индия), напротив, в целях сокращения рождаемости поощряются различные формы. В Китае, например, действует так называемая программа планирования семьи, по принципу одна семья – один ребенок. Для этого используется метод стерилизации (обеспложивания). В тех же странах, где население сокращается, создаются условия для его возрастания. Для этого разрабатываются различные меры материального, организационного и психологического воздействия в целях поощрения рождаемости и охраны материнства и детства54. Недавно были утверждены Указом Президента России от 14 сентября 1995 г. "Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года" (национальный план действий в интересах детей)6S.

Жизнь человека в современном обществе зависит от многих факторов66 и прежде всего от государства, которое посылает своих граждан на театр военных действий, где смерть рассматривается как естественный результат (ст. 59) (обычно говорят о потерях в ходе военных действий (Афганистан, Чечня)).

Смерть может также наступить в результате преступных посягательств на жизнь человека со стороны криминальных элементов. В Российской Федерации действительность такова, что убивают и рядовых людей, и представителей элитарной части общества, бизнесменов, военнослужащих, политиков, работников правоохранительных органов и других лиц. Подвергаются террору не только собственные российские граждане, но и иностранцы. В охране жизни в стране творится беспредел, и не спасают в этом отношении ни частные детективы, ни наемные охранники и пр. Наконец, прекра-

64 „

В международном плане права материнства и детства гарантируются такими

Документами, ках; Конвенция об охране материнства (28 иц>ня 1952 г.); Декларация прав ребенка (20 ноября 1959 г.). Первого июня каждого года и большинстве стран отмечается День защиты детей. В середине 1995 г. в Пекине (КНР) состоялся Международный конгресс женщин, на пленарных и секционных заседаниях которого обсуждались множество проблем, связанных с защитой материнства и детства.

65 СЗ РФ. 1995. № 38. Ст. 3669.

Наиболее общие вопросы о личной безопасности человека и гражданина см. в кн.: РудинскийФ.М. Личность и социалистическая законность. Волгоград, 1976; Теоретические вопросы личных конституционных прав советских гааждан Саратов, 1974.

7- 193

щение жизни может быть в результате самосуда (линчевания)67, смертной казни или естественной смерти.

По официальной статистике в России каждый день от рук матери погибает один младенец. Оказывается проще убить ребенка, чем отказаться от него. У нас нет ни одного государственного органа, который бы обеспечивал анонимность отказа от ребенка. Однако детские дома не пустуют. В них более 450 тыс. малышей. Вместе с тем в России 21 млн бездетных семей6*. По данным статистики, каждая четвертая семья распадается

В соответствии с Семейным кодексом в республике установлен и действует принцип единобрачия <ст 14).

До сих пор не прекратились дискуссии по вопросу о том, в какой момент наступает смерть. Он приобрел особую актуальность в связи со все расширяющейся практикой трансплантации человеческих органов и других форм воздействия на анатомию и физиологию человека, а также использование психотропных средств Для нас важно установление факта юридической ответственности На поставленные вопросы отвечает Закон Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. "О трансплантации органов и (или) тканей человека". В ст. 9 предусмотрено, что заключение о смерти (открывающее возможность пересадки органов) дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга)

Часть 2 ст. 20 Конституции РФ предусматривает, что "смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления...". По этому вопросу идут дискуссии, которые вы можете найти не только в специальной литературе, но и в массовой прессе69

Вопрос о том, быть или не быть смертной казни, в России решен на конституционном уровне. В мире же по-разному решают его. Около 100 стран в настоящий момент сохраняют и применяют смертную казнь за общеуголовные преступления. К началу 90-х годов XX столетия 35 стран отказались от применения смертной казни, исключив ее из уголовного законодательства 18 стран отменили

UT

Линчевание – суд Линча (американский расист Ч Линч) – самосуд, зверская

расправа над неграми и прогрессивными деятелями в США в XVIII в

Аргументы и факты 1995 №29

69 „

По вопросу о смертной казни в течение нескольких веков идут острые дискус

сии, начало которым положил Ч Беккариа "О преступлениях и наказаниях" (ни русском языке вышла в 1803 г t (см Юмашев ЮМ Беккариа и РоссияХ/Государ ство и право 1995 № 7, (см также КистяковскийАФ Исследования о смертной казни М , 1906, Он же Некоторые черты из истории смертной казни в России Спб,1877 Смертная казнь за и против М , 19S9, М а л ь к о АВ Смертная казнь как правовое ограничение//Государство и право 1993 №1

194

смертную казнь за общеутоловные преступления, сохранив ее только для военных преступников. 27 государств, сохранивших в уго-ловном законодательстве смертную казнь как вид наказания, на практике уже давно не лишают своих граждан жизни. Альтернатива смертной казни – пожизненное заключение.

В связи с вступлением в Совет Европы Россия должна будет отменить смертную казнь. Однако, по признанию официальных кругов нашего государства, она в настоящее время не в состоянии осуществить это требование. Новый Уголовный кодекс РФ, который вступит в силу с 1 января 1997 г., существенно сокращает количество преступлений, наказание за которые предусматривает смертную казнь. Если в отдельные годы смертная казнь предусматривалась по более чем 40 статьям УК, то теперь только по 5.

Уже отмечалось, что конституционные положения выражают лишь идею того или иного права или свободы. Это в полной мере относится к ч. 1 ст. 21, закрепляющей право на человеческое достоинство, в которой содержится следующая конституционная норма: "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления". Содержание этого права выра-

и -1|\

жается в ряде отраслей права – трудовом'", административном, гражданско-процессуальном и, в особенности, гражданском71. Достоинство как субъективное право человека включает в себя охрану чести, репутации и доброго имени человека. Это все глубокие и содержательные понятия, рассматриваемые не только в праве, но и в философии, социологии и других общественных науках. По вопросу о достоинстве существует обширная литература. Однако мы остановимся на отечественном законодательстве, определяющем формы защиты. В недавно принятом ГК РФ (часть Общая) гл. 8 посвящена "нематериальным благам личности".

Заметим, что, вопреки Конституции, названная глава вместо "права и свободы человека" (гл. 2 Конституции РФ) использует термин "гражданин", который, как отмечается в пособии, является более узким по объему понятием.

Каждый вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

См . Б а р у М И. Охрана трудовой чести по советскому законодательству М , 1966.

См МалеинНС Гражданский закон и права личности в СССР М , 1981, ВелявскийАВ.Придворов НА Охрана чести и достоинства личности в СССР М, 1971, СергеевЛП Право на защиту репутации Л, 1989, Красавчикова ЛО Личная жизнь граждан под охраной закона М , 1983, и др.

195

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Если указанные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом.

Лицо, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа и опровержения в тех же средствах массовой информации.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением,

Если невозможно установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

Общее, как философское, так и правовое, понимание достоинства личности сформировано в ряде работ, в том числе в книгах В.Е.Гулиева и Ф.М.Рудинского "Демократия и достоинство личности", Н.А.Придворова "Достоинство личности и социалистическое право"72.

Посягательство на достоинство человека может быть как средством физического, так и психического воздействия. В связи с этим в ч. 2 ст. 21 Конституции России устанавливается, что "никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам". Эти права человека и гражданина гарантируются как отечественным законодательством, так и принципами и нормами международного права Согласно ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания {10 декабря 1984 г.) под пытками понимается: а) причинение человеку сильной боли или страданий, физических либо нравственных; б) цель – получить признание, наказать, запугать или принудить к каким-ли-

См ГулиевВЕ.РудинскийФМ Демократия и достоинство личности М , 1983, При дворов НА Достоинство личности а социалистическое право М , 1977

196

бо действиям или сообщениям; в) субъект – государственное должностное лицо или иное лицо, выступающее в официальном качестве (например, контролер ИТУ, солдат внутренних войск) или действующее по их подстрекательству или с их ведома либо с их молчаливого согласия (например, избиение обвиняемого другими арестованными с молчаливого согласия администрации ИТУ)73.

В Законе Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. каждому человеку обеспечивается соответствующая помощь и устраняются злоупотребления в целях принудительного воздействия на них под видом подобного заболевания. Злоупотребления наносят ущерб не только здоровью, достоинству и правам каждого человека, а также международному престижу государства (преамбула Закона). 8 прошлом использование принудительных средств под видом психических заболеваний широко применялось в репрессивных целях, о чем стало известно из многочисленных публикаций74.

В упомянутом законе предусматривается, что "психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица или с его согласия, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом" (п, 1 ст. 4). Прибегать к принудительным средствам законом строго воспрещается. Гражданин при оказании ему психиатрической помощи вправе пригласить по своему выбору представителя для защиты своих прав и законных интересов (ст. 7). Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ, конституциями республик в составе РФ, законодательством РФ и республик в ее составе. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами России.

Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства (ст. 5).

Как современно звучат слова Яна Амоса Коменского, высказанные еще более трех веков назад; "Распри этого рода я называю бесчеловечностью, ибо человек, сотворенный по образу божьему, обязан 'быть всегда и во всем приветливым, благопристойным и миролюбивым. Но ныне, когда человек чурается человека, когда человек ополчается на человека, мы видим явный упадок человеч-

Конституция Российской Федерации (комментарий) /Под ред Б Н Топорнина

М , 1994

74

См , например Ч у р к и н А Психиатрия и политикаХ/Новое время (прило-

жение к журналу) 1988 №12 С 11

197

ности; подобного не встречаем мы даже среди немых тварей, исключая разве бешеных псов, которым пристало рычать и лаять друг на друга, грызться и кусаться до омерзения"".

Наряду с обеспечением права на жизнь и достоинство Конституция РФ (ст. 22) провозглашает, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Обсуждаемые здесь конституционные права и свободы личности раскрываются, в частности, в Законе РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" от 15 июля 1995 г.

В упомянутом Законе определяются характеристики граждан, которые могут подвергнуться задержанию и аресту. Это: подозреваемый – лицо, задержанное по подозрению е совершении преступления, а также лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения; обвиняемый – лицо, в отношении которого в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого в совершении преступления; подсудимый – лицо, обвиняемое в совершении преступления, уголовное дело в отношении которого принято к производству судом; осужденный – лицо, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, не вступивший в законную силу.

Этими понятиями надлежит руководствоваться при анализе не только ст. 22 Конституции, но и ст. 45–54.

В указанном законе содержатся нормы как материального, так и процессуального права. Говоря иначе, в нем можно найти раскрытие объема конституционных прав и свобод в сфере личной безопасности и частной жизни, а также процедуры их осуществления российскими гражданами и защиту их прав и свобод органами и должностными лицами в процессе правоприменительной деятельности. "Содержание под стражей, – говорится в ст. 4 Закона, – осуществляется в соответствии с принципами законности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей".

7S

Коменский Я.А. Всеобщий совет об исправлении человеческих дел//Трак-

таты о вечном мире. М., 1963. С. 69.

198

П. Конституция РФ предусматривает гарантии на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также обеспечивает право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23). Кроме этого в эту подгруппу следует включить и такие права и свободы, как: право на неприкосновенность жилища, право определять и указывать свою национальную принадгеж-ность, право пользоваться родным языком, на свободный выбор языка общения, обучения, воспитания и творчества. К числу прав и свобод в сфере личной безопасности и частной жизни относится и право на обеспечение материнства, детства и семьи (ст, 38).

Все права в этой области обеспечиваются тем, что без согласия лица не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о его частной жизни (ст. 24),

Рассматриваемые здесь права охраняются и обеспечиваются отраслевым законодательством, прежде всего уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным. Здесь важное значение имеют такие новые федеральные законы, как уже упоминавшийся Закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и Закон "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г., а также ряд других уже принятых и ждущнх своего принятия законов.

Если в первом случае центром всех прав и свобод были право на жизнь и право на ее неприкосновенность и достоинство жизни, то в данном случае таковыми являются невмешательство в частную и семейную жизнь человека и гражданина и сохранение тайны этой жизни, доверенной как отдельному человеку, так и должностным лицам.

Право на неприкосновенность частной и семейной жизни я сохранение ее тайны означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Осуществляя это право, каждый может требовать от всех лиц воздерживаться от вмешательства против его воли в частную жизнь; в случае необходимости требовать от компетентных органов ограждения личной жизни от неоправданных посягательств на нее и привлечения к ответственности лиц, допустивших грубые и незаконные вторжения в нее. В содержание названного права входит также охрана тайны всех тех сторон личной жизни, оглашение которых лицо по тем или иным причинам считает нежелательным (тайна завещания, усыновление, врачебные диагнозы, тайна денежного вклада, дневниковых записей, фотографий и пр.).

Охраняемая Конституцией России (ч. 2 ст. 23) тайна переписки,

199

телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений не только органически связана с правом на охрану индивидуально-частной жизни, но к является логическим его развитием.

Гарантированные Конституцией указанные свободы означают право лица на государственную охрану от незаконного ознакомления со всеми видами корреспонденции, телефонными переговорами, телеграфными и иными сообщениями. Эти свободы охраняются нормами различных отраслей законодательства, защищаются ими от незаконных действий со стороны как частных, так и должностных лиц.

Так, в Законе РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст. 5) сказано; "Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность запрещается: ...разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами".

Одним из ограничений права на тайну всех форм сообщений и переговоров является то, что решение правоохранительных органов о его нарушении должно быть принято на основании постановления суда.

Тайну почтовой корреспонденции в нашем отечестве впервые установила императрица Екатерина Великая, хотя это ее установление постоянно нарушалось, поскольку она сама предписывала доставлять ей корреспонденцию, вскрытую секретно на почтамте. В эпоху тоталитаризма, по словам некоего Л.Авзенера, работавшего в 1946–1952 гг. в отделении Политконтроля в г.Чите, количественный рост аппарата перлюстраторов и расширение сети пунктов перлюстрации были весьма значительными. На одном только читинском почтамте на этой ниве трудилось около 70 человек. Логично предположить, что в масштабах всей страны в послевоенные десятилетия речь могла идти уже о тысячах людей (Аргументы и факты. 1995. № 38).

И ныне существует множество технических средств для подслушивания, подглядывания и иных способов вмешательства в личную и семейную жизнь человека. К сожалению, они используются и нередко в обход закона, нарушая одно из важнейших личных прав человека.

Хотя ныне цензура запрещена Конституцией РФ (ч. 5 ст. 29), тем не менее средства массовой информации довольно часто сообщают о нарушениях этого конституционного принципа.

В соответствии со ст. 25 Конституции России каждому гарантируется неприкосновенность его жилища.

200

Неприкосновенность жилища означает право личности на государственную охрану арендуемого или принадлежащего ему на правах собственности жилого и подсобного помещения от незаконных вторжений как должностных лиц, так и отдельных граждан. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25).

Эта юридическая возможность лица обеспечивается преимущественно нормами административного, уголовного и уголовно-процессуального отраслей права.

Согласно законодательству, правом на осмотр жилого и подсобного помещения обладают представители некоторых государственных инспекций – санитарной, страховой, налоговой полиции, пожарной службы и т.п. Они пользуются им лишь в строго очерченных законом пределах и в целях, отвечающих их прямому назначению. Право производить осмотр помещения принадлежит также работникам органов по эксплуатации жилых зданий и коммунальных услуг. Осматривать жилище граждан они должны, как правило, лишь в дневные часы и в присутствии совершеннолетних членов семьи. Согласно новому УК РФ незаконное проникновение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц является преступлением (ст. 139).

Конституция 1993 г. не предусматривает запись в документах о национальной принадлежности. Каждый гражданин вправе определять ее самостоятельно независимо от национальности родителей (ч. 1 ст. 26). "Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества" (ч. 2 ст. 26)76.

Заслуживает особой поддержки положение Конституции о том, что каждому человеку и гражданину предоставляется возможность защищаться от всякого рода инсинуаций и домыслов. "Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом" (ч. 2 ст. 24), а/также, как уже упоминалось, "сбор, хранение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются" (ч. 1 ст. 24/,

Следует отметить, чтр подробный анализ этих прав и свобод здесь нецелесообразен, поскольку об этом будет идти речь в другом

7ft

Ныне во многяк республиках бывшего СССР приняты законы о языках (см.:

Закон РСФСР от 25 октября 199t г, "О языках народов РСФСР")

^

201

месте. То же самое следует сказать о праве на свободное передвижение, выбора места пребывания и жительства (ст. 27), которое рассматривалось в гл. III настоящей работы77.

III. В ч. 1 ст. 29 Конституции РФ закрепляется свобода мысли и слова. Она тесно связана со свободой совести {ст. 28>, которая носит не столько юридический, сколько нравственный характер.

Свобода совести в этическом плане – это право человека мыслить и поступать в соответствии со своими убеждениями, его независимость в моральной самооценке и самоконтроле своих поступков и мыслей. Тем не менее на протяжении многих веков значительное большинство серьезных мировоззренческих вопросов было либо прямо, либо косвенно связано с религиозным миропониманием, моралью и вращалось в рамках богословско-нравственных учений. Поэтому постепенно, в ходе эволюционного развития, свобода совести приобрела более узкое понимание – свобода в области религии. Она стала рассматриваться в плане взаимоотношения церкви и государства, а не только свободы мысли.

С течением времени свобода совести стала не только субъективным правом человека, но и самостоятельным правовым институтом. Он представляет собой систему правовых норм, регламентирующих право каждого гражданина исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, право отправления религиозных культов и право атеистической пропаганды, а также устанавливающих систему специальных гарантий, обеспечивающих эти права78.

Ст. 14 действующей Конституции объявляет, что "Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". В соответствии с этим в нашей стране в нынешние дни, как, впрочем, и в предшествующие годы, церковь отделена от государства79. Это

77

Гражданство и свобода передвижения. Нормативные акты и документы М-, 1994.

78

См.: Р о л ь с т Г.Р., рудинский Ф.М Свобода совести как правовой институт//Советское государство и право 1981.№9.С. 30

Относительно положения церкви в системе советского общества см.: Кириченко М.Г. Свобода совести в СССР М., 1985 (это, по моему мнению, наиболее обстоятельная монография, всесторонне рассматривающая положение церкви в советскую эпоху и эволюцию законодательства); РозенбаумЮ. Право на свободу совести/ /Новое время М , 1988; Куроедов В. А Религия и церковь в Советском государстве. М., 1982. В современных условиях вопрос о взаимоотношениях государства и церкви освещен в таких работах, как: Стрекозов В.Г., Королев Г.Н Свобода вероисповедания и статус военнослужащих: проблемы суждения//Государст-во и право. 1994. №4; Морозова Л.А. Государство и церковь: особенности взаимоотношений//Государство и право. 1995. № 3.

202

было провозглашено 23 января 1918 г. Декретом СНК РСФСР "Об отделении церкви от государства и школы от церкви"80.

В постсоветскую эпоху законодательство о свободе совести претерпело существенные изменения. Это совершенно определенно выражено в ст. 28 Конституции 1993 г. В соответствии с ней, "каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними".

Однако Закон РСФСР "О свободе вероисповеданий" от 25 октября 1990 г. принят до обнародования нынешней Конституции, и, естественно, в нем имеются определенные несогласованности, хотя в процессе его реализации они, по возможности, преодолеваются. В частности, 9 июля 1994 г. Постановлением Правительства РФ было утверждено "Положение о Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации и ее персональном составе". Эта комиссия была образована в целях рассмотрения вопросов, находящихся в компетенции Правительства России и возникающих в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений, включая вопросы передачи религиозным объединениям культовых зданий и иного имущества. Немалое значение в этом плане имеет также Постановление Правительства РФ "О порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения" от 14 марта 1995 г. Б соответствии с упомянутым Постановлением к середине апреля 1995 г. около 15 тыс. предметов культового назначения уже возвращено церкви81. Кроме этого осуществляется передача церкви различного вида предметов культа, похищенных криминальными элементами для перепродажи их за рубеж. Это осуществляют таможенная служба и правоохранительные органы.

Можно и далее рассказывать о крупных переменах, происшедших во взаимоотношениях государства и церкви. Одни из них имеют, на мой взгляд, несомненно положительное значение, другие, напротив, негативное. Вряд/ш можно согласиться с практикой, когда государство ассигнует немалые средства для поддержки культовых сооружений и не выплачивает миллиардные суммы оплаты труда шахтерам, работникам других профессий, пенсии и социальные пособия малоимущему населению. Фактов в поддержку этого

80

История Советской Конституции 1917–1956 гг./Под ред. С.С.Студенкина М.,

1957 С.109

81

Российская газета. 1995, 15 марта

203

тезиса можно привести немало. Но и то, что отмечено, дает пищу для размышлений.

Что касается свободы вероисповедания, то здесь также имеются как положительный, так и отрицательный моменты. Достаточно указать, что действует огромное число религиозных сект, которые не только подрывают основы конституционного строя России, но и ущемляют права граждан.

Одним словом, употребляемые в ст. 28 термины "свобода совести и вероисповедания" имеют два значения: во-первых, означают принадлежность к какой-либо религии, конфессии и, во-вторых, понимается как субъективное право каждого человека индивидуально или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Последнее гарантируется прежде всего Конституцией и развивается и конкретизируется в текущем законодательстве.

Мы не будем подробно рассматривать этот вопрос, поскольку на этот счет имеется немало работ, комментирующих проблемы свободы совести и вероисповедания и, в частности, в наши дни82.

В итоге следует задаться вопросом: существует ли в России свобода совести? На это отвечает достаточно полно не только законодательство, но и жизненная практика.

§ 5. Права, свободы и обязанности граждан в сфере

государственной и общественно-политической жизни

и деятельности

Если в предыдущем параграфе права и свободы рассматривались с точки зрения безопасности человека, его телесной и духовной неприкосновенности, а также неприкосновенности его жилища и пр., то теперь речь пойдет об участии граждан в осуществлении власти в обществе и государстве83.

Власть во всех формах ее проявления связана с политико-юридической принадлежностью лица к государству – гражданством. Поэтому различные формы участия граждан (как индивидуально, так и коллективно) в осуществлении государственной власти, участие в местком самоуправлении образуют тот всеохватывающий центр, вокруг которого группируются все права, свободы и обязанности в сфере государственной и общественно-политической жизни и дея-

82

См.: Ловинюков А.С. Свобода совести (анализ, практика, выводы)//Госу-

дарство и право. 1995. № I. /

См.: Дмитриев К). А., Златопольский А.А. Гражданин и власть. M".i

1994.

204

тельности. Только видение всех прав, свобод и обязанностей через "призму власти" поможет правильно понять и взвесить их ценность.

Поэтому необходимо рассмотреть хотя бы в общих чертах вопрос о том, что представляет собой власть.

Издано огромное количество книг, в которых либо прямо, либо косвенно затрагивается вопрос о власти, ее возникновении, становлении и содержании. При этом между государством и государственной властью, между обществом и общественной властью нередко либо не делают различий, либо, напротив, противопоставляют их друг другу84. На мой взгляд, наиболее обстоятельно вопрос о власти в различных ее проявлениях (иначе говоря, эволюционный и революционный пути ее развития) рассмотрел французский ученый Ан-ри Мишель85. Он более чем на восьмистах страницах прослеживает развитие идеи государства вплоть до конца прошлого века.

Любопытно отметить, что А.Мишель высоко оценивал труды К.Маркса, в частности "Капитал", подчеркивая его самостоятельность и ценность. Автор упомянутой книги, критикуя, отнюдь не отвергает идеи социализма86.

В советскую эпоху обстоятельно вопрос о государственной власти подвергли анализу известные отечественные ученые В.Т.Кабышев, И.М.Степанов87, болгарский автор Киров Басил Цветанов и другие.

Киров, в частности, различает власть политическую (государственную) и общественную (неполитическую). "Неполитическая власть – это власть в объединениях людей, организациях и движениях, не связанных непосредственно с государством и не имеющих непосредственного отношения к нему, равно как и к государственному управлению общественными процессами... Политическая власть – это власть, осуществляемая через государство и в государственной системе, в системах политических партий, организаций и движений"*8.

Систему прав, свобод и обязанностей, относящихся к рассматриваемой сфере, объединяет, как уже сказано, право на участие граж-

84

См.: Б а и т и н М.И. Государство и политическая власть. Гл. 3. М., 1972. С. 102–160. -

*уг

См.: М и ш е л ь Л. Идея государства (критический опыт)/Под ред. П.Рождественского- М., 1909.

86

Там же. С. 599–611.

Я7

См.: Степанов И.М. Советская государственная власть. Гл. IV. Советская государственная власть и конституционные основы взаимоотношений личности с обществом и государством. М., 1970. С. 117–147; К а 6 ы ше в В.Т. Элементы понятия государственной власти//Проблемы конституционного права. Саратов, 1969.

Киров В.Ц. Парадоксы государственной власти в гражданском обществе. М., 1992. С. 42–43.

205

дан в осуществлении государственной власти. Оно может быть как непосредственным, так и опосредованным. Ст. 3 Конституции провозглашает: "Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы".

Из этих конституционных принципов вытекают права, записанные в ст. 32 Конституции: 1} граждане РФ имеют право участвовать в управлении государственными и общественными делами как непосредственно (референдум), так и через своих представителей, и право на участие в местном самоуправлении; 2) граждане РФ имеют равный доступ к государственной службе; 3) граждане имеют право участвовать в отправлении правосудия.

Вокруг этих системообразующих элементов группируются такие права, как: право на создание объединений (ст. 30); право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31); право на обращение как индивидуально, так и коллективно в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33); и, наконец, свобода массовой информации (печати, радио, телевидения и пр.); в эту же классификационную группу включаются такие многогранные обязанности, как обязанность граждан и их объединений соблюдать Конституцию и законы (ч. 2 ст. 15); защита Отечества, которая характеризуется как долг каждого гражданина (в первую очередь мужчин определенного возраста, а также женщин, владеющих соответствующей специальностью и квалификацией). Она осуществляется как путем военной, так и альтернативной гражданской службы (ч. 2 ст. 59).

Субъектами указанных прав и свобод, а также обязанностей являются не человек вообще, а прежде всего граждане, образующие в своей совокупности многонациональный народ России. Хотя некоторые из рассматриваемых прав и свобод могут осуществляться и не гражданами (см. ч. 4 ст. 29).

Особенности обсуждаемых прав89 составляют коллективные фОр-

89

См., например Гражданин и аппарат управления в СССР М , 1984, Н о в о с е-л о в В И. Правовое положение граждан в советском государственном управлении Саратов, 1976; ОльсенТВ Свобода информации и возможности ее реализации Московская конференция "Право и экономическое сотрудничество" Тезисы советских и американских докладчиков. М., 1990, Федотов М.А Советы и пресса. М , 1987; Дмитриев Ю.А .Златопольский А.А. Гражданин и влаяъ. М , 1994, Векгеров А.Б. Право и информация в условиях автоматизации управления. М., 1978; и т д.

206

мы их обладания, пользования и осуществления. Это дает повод делить права на индивидуальные (субъективные) и коллективные (общественные). Если первые обозначаются такими терминами, как "каждый", "никто", то во втором случае – "гражданин", "граждане", "все" (см., например, ст. 31). Учитывая, что по обсуждаемым вопросам опубликована обширная литература, нет необходимости подробно рассматривать каждый из них.

Однако остановимся на тех правах, свободах и обязанностях, которые получили новую интерпретацию в принятых за последние годы законах.

Итак, права, свободы и обязанности в рассматриваемой сфере условно можно подразделить на две группы. Первую группу образуют те из них, которые функционируют в сфере государственной власти и местного самоуправления; вторую – права и свободы в сфере общественно-политической жизни и деятельности граждан. Остановимся прежде всего на первой.

1. 1. Осуществление в Российской Федерации народовластия

обеспечивает каждому гражданину фактическую и юридическую

возможность активно участвовать в решении вопросов в жизни

страны. Права и обязанности гражданина складываются в сфере

участия граждан в управлении общественно-государственной жиз-

нью и местного самоуправления, охватывают область общественной

и политической свободы. "Политическая свобода, – подчеркивал, в

частности, В.И.Ленин, – означает свободу народа распоряжаться

своими общенародными, государственными делами"90.

2. Право на участие в управлении государственными делами

обычно гарантируется подлинно демократической организацией

всей политической системы общества, Конституцией и текущим за-

конодательством, всей практикой организации федеральных форм

власти, вовлекающей каждого гражданина в активную политиче-

скую деятельность. Она обеспечивается возможностью граждан из-

бирать и быть избранными в общефедеральные органы законода-

тельной и исполнительной власти, а также в органы местного само-

управления. Эти права и свободы на нынешнем этапе Российской

Федерации развиваются и конкретизируются в отдельных законах.

Это прежде всего Федеральный закон "Об основных гарантиях из-

бирательных прав граждан Российской Федерации" от 6 декабря

1994 г. Федеральный закон РФ "О выборах Президента Российской

Федерации" от 17 мая 1995 г. В соответствии со ст. 81 Конституции

Президент РФ избирается гражданами России на четыре года на

основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тай-

90

Ленин В.И. Поли собр. соч. Т. 7. С. 134.

207

ном голосовании. Далее следует назвать Федеральный закон "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 21 июня 1995 г. В этом Законе содержатся как материальные права, так и процедуры их осуществления. В частности, участие в выборах является добровольным (ст. 1) и наступает по достижении 18 лет (ст. 3).

Как уже отмечалось, право на участие в местном самоуправлении представляет собой один из важнейших элементов правового статуса гражданина. "Граждане Российской Федерации осуществляют свое право на местное самоуправление в городских, сельских поселениях и других муниципальных образованиях..." (ст. 3 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 19 августа 1995 г.). "Местное самоуправление в Российской Федерации – признаваемая и гарантируемая Конституцией Российской Федерации самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций" (ст. 2).

Право гражданина на участие в местном самоуправлении принадлежит (хотя и косвенно) к так называемым основным правам. Оно вытекает из ряда конституционных положений, но прямо не сформулировано в Конституции. В литературе же оно достаточно отчетливо просматривается в ряде научных трудов91.

3. Пожалуй, впервые в Конституции России закреплено право граждан на равный доступ к государственной службе (ч. 4 ст. 32)'2. В развитие этого конституционного положения принят Федеральный закон "Об основах государственной службы Российской Федерации" от 31 июля 1995 г. В нем (ст. 3) говорится, что "государственным служащим является гражданин Российской Федерации. ...Государственная служба основана на принципах: равного доступа

91

См.: Барабашев Г-В. Муниципальные органы современного капиталистического государства М , 1971. С. 119–139, Фадеев В.И. Муниципальное право России. М , 1994. С. 37–47; ПискотинМИ. Местное самоуправление – самоуправление населения//Местное самоуправление в России' состояние, проблемы и перспективы М , 1994 С. 65–69; Л ю ш е р Ф Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. На мой взгляд, особенно интересна для поставленных здесь проблем гл VI С. 133–191, Пособие по демократии Функционирование демократического государства на примере Швейцарии. М., 1994 С. 27–30; Постовой Н.В Местное самоуправление Гл. V М , 1995. С. 107–162; А в а к ь я н С.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: концепции и решения нового закона// Вес™. Моск. ун-та Сер. Право. 1996. № 2.

ад ™

Долгое время ведется широкая дискуссия о личных и деловых качествах вы-

борньш членов органов государственной власти и местного самоуправления, а также государственных служащих (см.1 Поп ков В.Д. Этика советской государственной службы. М, 1970).

208

граждан к государственной службе в соответствии со способностями и профессиональной подготовкой" (ст. 5).

4. В заключение надо сказать, что в эту группу, как уже отмеча-1 лось, входят две обязанности: обязанность граждан и их объединений соблюдать Конституцию и законы, которая носит универсальный характер (поскольку ее должны исполнять как российские граждане, так и нероссийские граждане (ч. 3 ст. 62)); менее универсальна – обязанность военной службы. Эта обязанность подкрепляется Законом Российской Федерации "О статусе военнослужа-|* щих" от 22 января 1993 г. В ч. 1 ст. 1 этого Закона сказано: "Статус военнослужащих есть совокупность прав, свобод, обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных законодательством и гарантированных государством. Особенности правового статуса военнослужащих в обществе определяются возложенными на них обязанностями по вооруженной защите государства...".

Часть 3 ст. 59 Конституции предусматривает так называемую альтернативную службу для российских граждан. "Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой". Пока закон об альтернативной службе не принят. Однако определенные мероприятия для ее несения предприняты. Так "министром обороны принято решение: удовлетворять просьбы тех, кто не хочет служить в строевых частях. Помимо Вооруженных Сил имеется 13 других воинских формирований. Например, Федеральное дорожно-строительное управление, Минстрой, Минатом, ФАПСИ, МЧС и т.д. Во многих служба проходит без оружия, без принятия присяги, занятий по боевой подготовке"93.

С 1 октября 1995 г. вступил в силу нормативный акт, в соответствии с которым все, кто находится на военной срочной службе и призывается на нее, будут служить два года94. Конечно, меру популярной не назовешь, но она необходима. Российской военной реформой предусматривается переход к контрактной системе формирования вооруженных сил. Однако это мероприятие не срабатывает. Денег в казне нет, поэтому каждый четвертый контракт расторгается либо из-за того, что молодые люди не хотят посвятить себя военной службе (престиж воинской обязанности упал), либо потому, что контрактуются далеко не самые лучшие. Сейчас контракт-

93

Хочешь быть красивым – послужи России//Российская газета 1995 7 окт.

Том же.

209

ник обходится государству в четыре раза дороже, чем солдат срочной службы.

II. Права, свободы и обязанности в сфере общественно-политической жизни и деятельности образуют вторую группу прав и свобод в этой области. Она обозначена в Конституции РФ менее обстоятельно в численном отношении.

В частности, в ч. 3 ст. 13, посвященной основам конституционного строя, записано: "В Российской Федерации признаются политическое многообразие и многопартийность". Между тем в гл. 2 Конституции эта идея не закреплена и нет соответствующего закона. Известно, что в настоящее время политическое многообразие и многопартийность стали действительностью. На прошедших выборах <17 декабря 1995 г.) в Государственную Думу были зарегистрированы 43 избирательных блока. Однако только 4 из них преодолели 5%-й заградительный барьер.

1. К названной группе прав относится прежде всего право граждан на объединение95 (ст. 30 Конституции), развитое в Федеральном законе "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 г. Наибольший интерес для нашей темы представляет определение права на объединение, перечень объединений и их видов%.

"Право граждан на объединение включает в себя право создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей, право вступать в существующие общественные объединения либо воздерживаться от вступления в них, а также право беспрепятственно выходить из р общественных объединений" (ст. 3). В ст. 7 этого Закона сказано, что "общественные объединения могут создаваться в одной из следующих организационно-правовых форм: общественная организация; общественное движение; общественный фонд; общественное учреждение; орган общественной самодеятельности". Конечно, указанный перечень не является исчерпывающим. Его нормы не регулируют создание и деятельность политических партий и религиоз-

95

В свое время проблемы общественньц; организаций (объединений) активно обсуждались в научной литературе. Это объяснялось тем, что программа КПСС предусматривала перерастание социалистической государственности в общественное социалистическое самоуправление (см.: Лукьянов А.И., ЛазаревБМ. Советское государство и общественные организации. М , 1960, Творческие союзы/Под ред Ц А.Ямпольской. М., 1970, Ямпольская Ц.А. Общественные организации в СССР М., 1972; Общественные организации, право и личность/Под ред Ц А Ям-польской, А.И.Щиглика М , 1981; Общественные организации в условиях развитого социализма/Под ред А И Щиглика. М., 1982, Конституционный статус общественных организаций в СССР/Под ред. А И Щиглика М , 1983; идр )

См.: А в а к ь я н С.А. Политический плюрализм и общественные объединения в Российской Федерации1 конституционно-правовые основы м, 1996

210

ных объединений. Как уже сказано, на этот счет разрабатываются соответствующие федеральные законы97.

2. Конституционное право граждан на свободу массовой информации предусматривает уже не раз упоминавшаяся ст. 29 (кроме ч. 5). Свобода массовой информации (СМИ) в настоящее время конкретизируется Законом "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. с последующими изменениями и дополнениями. К этим средствам относятся телевидение, радио, газетные и журнальные публикации и многие другие средства, которые созданы нынешней научно-технической мыслью. Положения названного Закона развиваются в ряде нормативных актов. Это, в частности, Федеральный закон "О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания в Российской Федерации" от 1 декабря 1995 г., а также Федеральный Закон "Об экономической поддержке районных (городских) газет" от 24 ноября 1995 г.м

Однако раскрытие этого права есть дело трудное и требует много времени, поэтому ограничимся лишь некоторыми замечаниями: а) цензура в Конституции отменена; б) большинство газет, особенно оппозиционных, не пользуется государственной поддержкой. Этой поддержкой пользуются лишь правительственные газеты и журналы (например, "Российская газета", "Российские вести" и др.)99; в) нас уверяют, будто "никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной".

Пределы свободы информации, согласно ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, определяются законодательством о сохранении государственной тайны. Этот вопрос регулируется Законом РФ от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне", а также подзаконными актами: указами Президента РФ от 20 января 1996 г. "Вопросы Межведомственной комиссии по защите государственной тайны"100, от 9 марта 1996 г. "О государственной программе обеспечения защиты государственной тайны в Российской Федерации на 1996–1997 годы"101; Поста-

97

Уже приняты Федеральный закон "О некоммерческих организациях" и Федеральный Закон "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (СЗРФ. 1996. №3. Ст. 145, 148

№' СЗ РФ. 1995. № 49. Ст. 4698. № 4В Ст. 4559.

99

В октябре 1995 г Президент Ельцин подписал указ, выделяющий дополнительные государственные средства крупнейшим теле- и радиокомпаниям России. Статус национальных компаний и повышенное финансирование предоставляются трем телевизионным и трем радиостанциям. Кроме того. Петербургский телеканал и две радиостанции будут наполовину приватизированы для укрепления их независимости (Указ Президента РФ от б октября 1995 г. "О совершенствовании телерадиовещания в Российской Федерации" <СЗ РФ 1995. №41. Ст 3978).

100СЗРФ. 1996 №4 Ст. 268

101

СЗРФ. 1996 № 12 Ст. 1057.

211

нетлением Правительства РФ от 4 сентября 1995 г. "Об утверждении правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности"'02.

Много внимания вопросам свободы прессы и ее ограничениям в законодательстве уделял К. Маркс в связи с дискуссией о новой

и о 1П1

рейнской газете ,

В заключение хотелось бы отметить работу "Советы и пресса" М.А. Федотова104.

3. В соответствии со ст. 31 Конституции, граждане Российской Федерации имеют права собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования. Однако эти вопросы лучше всего изучить по материалам специальной литературы105.

§ 6. Права, свободы и обязанности человека

и гражданина в сфере экономической,

социальной и культурной жизни106

Ранее уже говорилось (гл. I), что социальный статус личности (как и правовой) опирается на две изначальные категории: труд и собственность. Именно они обусловливают место человека и гражданина в обществе и государстве. Напоминается это для того, чтобы правильно понять права, свободы и обязанности в сфере экономической, социальной и культурной жизни. Этого можно достичь лишь тогда, когда твердо усвоены соотношение и взаимная обусловлен-

102

СЗРФ.1995 №37. Ст.3619.

103.

И в частности, см.: М а р к с К. Дебаты о свободе печати и об опубликовании протоколов сословного со6рания//Соч Т. 1; О н же. О свободе печати и слова в Германии//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т 17.

104 105

См.. ФедотовМА. Советы и пресса.

См.: Дмитриев Ю-А .Златопольский А. А. Гражданин и власть Интересная интерпретация различных форм манифестаций дана в книге "Конституционное (государственное) право зарубежных стран" под ред. Б. А. Страшу на (М., 1993. С. 99–102), см. также1 Скуратов Ю.И. Свобода собраний, митингов и демонстраций: теория и практик а//Советское государство и право. 1989. № 7.

Наименование этого параграфа навеяно названием Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (1966). Как сказано в ч. 4 ст 16 Конституции РФ "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Кстати, если сравнить закрепленные в Конституции РФ положения о правах и свободах человека в сфере экономической, социальной и культурной жизни с содержанием упомянутого пакта, то это сравнение отнюдь не в пользу нашей Конституции. Содержание названного пакта численно и качественно превосходит Конституцию России 1993 г.

2J2

ность экономических, социальных и культурных категорий и соответствующих правовых институтов.

Как известно, назначение права – регулировать отношения в упомянутых сферах. В качестве примера можно обратиться к собственности, рассмотрев ее как экономическую категорию и юридический институт – право собственности. Собственность существует в обществе независимо от юридических норм. Однако отношения собственности регулируются и закрепляются правовыми нормами.

В экономическом плане существуют два основных типа собственности: общественная и частная. Каждая из них на протяжении всей истории цивилизации имела и имеет различного рода модификации (модели). В этом отношения Конституция 1936 г. была одним из самых точных и последовательных документов. В ней закреплялась общественная собственность в двух формах ее проявления: государственная, колхозно-кооперативная. Нынешняя же Конституция Российской Федерации страдает эклектическим пороком, т.е. соединением разнородных элементов (что-то от "государственного социализма", что-то от так называемого либерального капитализма и т.д. и т.п.). Именно это присуще положению ч. 2 ст. 8 Конституции РФ. В ней говорится, что "в Российской Федерации признаются (признаются ли? – Л.В.) и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"107. Мягко говоря, это неправда. Более правдиво сказано в ст. 35 Конституции, содержание которой мы еще будем обсуждать: "Право частной собственности охраняется законом". Поэтому когда рассуждают о гражданском обществе и говорят о нем как о современном идеале, то надо иметь в виду, что гражданское общество в подлинном смысле – это общество частных собственников, а не общество благоденствия. Как утверждал великий поэт России: "В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань".

К.Маркс в одной из своих ранних работ108 вслед за Гегелем различал гражданское общество и политическое общество (государство) , поэтому государственная собственность отнюдь не всегда является формой общественного типа собственности. Как раз в условиях гражданского общества государство выступает в качестве частного собственника. На Руси государственная собственность именовалась казенной собственностью.

В главе второй наряду с термином "собственность" используется

107

Определение этих понятий содержится в новом ПС РФ. Часть общая.

Ст. 213–215.

ina

См.. МарксК. К еврейскому вопросу//Маркс К, Энгельс Ф. Соч Т. 1.

213

другой близкий, хотя и неидентичный, термин "имущество" (ст. 34, 35). В данном случае речь идет о праве лица на имущество как совокупность прав и обязанностей, как возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему собственностью (вещами). Издавна в науке гражданского права различались вещное право и обязательственное право (см. ст. 209 ГК РФ). Все сказанное так или иначе надо иметь в виду для глубокого понимания конституционных прав и свобод, складывающихся в данной области. Подлежащие рассмотрению в этом параграфе права, свободы и обязанности человека и гражданина представлены довольно широко с точки зрения сторонников гражданского общества. Они закрепляются в Конституции преимущественно начиная со ст. ЗА по ст. 44. Все содержащиеся в этих статьях права, свободы и обязанности можно разделить примерно на три группы: 1) права и свободы в сфере экономической жизни и деятельности; 2) в социальной области; 3) наконец, в культурной сфере.

Первую группу образуют такие права, свободы и обязанности, как: право частной собственности (ст. 35); право на предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность (ст. 34); право на землю (ст. 36); право на жилище (ч. 1 ст. 40), обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57). Вторую группу составляют такие права, как: право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37); право на защиту от безработицы (ч. 3 ст. 37); право на отдых (ч. 5 ст. 37); право на социальное обеспечение (ст. 39); право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41); право на благоприятную окружающую среду (ст. 42); обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам {ст. 58). В третью группу включаются следующие права, свободы и обязанности: право на образование (ст. 43); свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества и преподавания (ч. 1 ст. 44); право на участие в культурной жизни (ч. 2 ст. 44); обязанность заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ч. Зет. 44).

В итоге рассматриваемых трех групп отметим, что системообразующим каждой из них соответственно являются; право частной собственности, вокруг которого объединяются все другие близкие по содержанию права, свободы и обязанности; право на свободный выбор труда, рода занятий и профессии, составляющий центр подобных ему прав, свобод и обязанностей, и, наконец, право на участие в культурной жизни и свобода творчества.

214

В дальнейшем остановимся хотя бы кратко109 на их анализе. Кратко потому, что в соответствующих отраслевых дисциплинах они рассматриваются подробно и обстоятельно, поэтому нам, нет нужды занимать время ненужным повтором.

Конституция РФ закрепляет частную собственность на землю <ч. 2 ст. 9 и ч. 1 ст. 36). Правовой механизм реализации этого права, включающий условия и порядок пользования землей, согласно ч. 3 ст. 36 Конституции, "определяется на основе федерального закона". Однако, вопреки этому конституционному предписанию, обосновывая свои действия отсутствием закона и необходимостью выполнять функцию гаранта прав граждан, Президент РФ 7 марта 1996 г. издал Указ "О реализации конституционных прав граждан на землю" ш. В соответствии с ним собственник земельной доли вправе передавать ее по наследству, использовать для ведения крестьянского (фермерского) и личного подсобного хозяйства, продавать, дарить, обменивать, передавать в аренду и т.д.

Если в прежние времена гражданскому жилищному строительству уделялось пристальное внимание, то с середины 80-х годов это внимание год от года ослаблялось, хотя Конституция провозглашает в ст. 40, что каждый гражданин имеет право на жилище, однако стоимость жилья непрерывно растет и ныне достигает размеров, доступных лишь очень богатым людям. Согласно Конституции, только малоимущим и иным гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов. Чтобы ослабить напряженность в области обеспечения граждан жильем, была разработана жилищная программа "Свой дом" и приняты Президентом указы: "О государственной поддержке граждан в строительстве и приобретении жилья"111, а также "Основные направления нового этапа реализации Государственной целевой программы "Жилище" от 29 марта 1996 г."ш.

Не будем много рассуждать о всех тех правах и свободах, которые записаны в упомянутых статьях Конституции. В самом деле, ну что можно говорить о субъективном праве, которое записано в Кон-

1W,,

Можно принести множество литературных источников по каждому из записанных в Конституции прав, свобод и обязанностей. Отметим только, что по вопросам права собственности написано немало трудов (см.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность М.; Л., 1948; КорнеевСМ Право государственной социалистической собственности в СССР М , 1964', Он же. Основные проблемы права государственной собственности в СССР. М., 1971; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991).

10СЗРФ. 1996 №11 Ст. 1026

111СЗ РФ. 1996. № 14. Ст. 1430.

112

Там же. Ст. 1431.

215

ституции <ст. 34): будто "каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности". Кроме того, принят Указ Президента РФ "О первоочередных мерах государственной поддержки малого предпринимательства в Российской Федерации" от 4 апреля 1996 г.113

В средствах массовой информации уже немало было сказано о формах осуществления обязанности платить законно установленные налоги и сборы. Российские чиновники Минфина всячески раздумывают о том, что бы еще можно обложить налогами. Притчей во языцах стал налог на так называемую добавленную стоимость, от которого стонут не только мелкие предприниматели, но и крупные финансовые воротилы – "новые русские". Этот налог съедает значительную часть законно добываемой прибыли. А что уж тут говорить об основателе "пирамидостроительства" С.Мавроди, который присвоил многие миллиарды рублей далеко небогатых вкладчиков.

Но, пожалуй, обскакали российский чиновный люд казахстанские финансовые деятели. По сообщению "Казахстанской правды" от 17 августа 1995 г., в одном из городов республики, якобы, установлен налог на дым. Он взимается в зависимости от качества топлива. Нечто подобное было и у нас в конце XVII – начале XVIII в.

Надежда на упорядочение налогооблажения возлагается ныне на Налоговый кодекс, который сейчас разрабатывается. На данный момент законодательство по налогооблажению распылено более чем по 900 нормативным документам, ни один федеральный закон не устанавливает четкого порядка исчисления налога в различных случаях, сроков его внесения и проч. Поэтому налоговые отношения на практике регулируются не столько законами, сколько инструкциями, письмами и разъяснениями Госналогслужбы РФ.

Принятие Налогового кодекса приобретает сегодня особую значимость не только как создание инструмента реализации основных задач либерализационной концепции, но и как рождение систематизированного свода общепринятых правил, обеспечивающих комплексный подход к решению поставленных задач, в том числе уменьшение числа налогов со снижением налогового бремени на законопослушных налогоплательщиков, разграничение налоговых источников бюджетов различных уровней, разработка единой налоговой

113

СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1583.). Подробный анализ права на предприниматель-

ство содержится в книге судьи Конституционного Суда РФ Г.А.Гаджиева "Защита

основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской /

Федерации" (М., 1995). /

216

правовой базы с четким определением самой процедуры взимания налогов и мер ответственности за налоговые правонарушения. Поэтому проект Налогового кодекса состоит из четырех частей, которые детально регулируют основы налоговой системы и конкретный порядок взимания федеральных, региональных и местных налогов114.

В ст. 37 Конституции, как уже отмечалось, говорится не о праве на труд, а о свободе труда. Почему бы нашим разработчикам Конституции не записать такое право, как право "каждого человека на свободу от голода" (ст. 11 Пакта). Ведь Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах является, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции, составной частью правовой системы России. По сообщению печати, голода пока еще нет, но нередки случаи голодных обмороков. Даже в российской армии, по сообщению прессы, продуктовое довольствие из месяца в месяц сокращается.

Основной закон государства (ч. 3 ст. 37) провозглашает: "Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены..." Однако, вопреки этим высоким конституционным предписаниям, дело обстоит далеко не так гладко. 10 октября 1995 г. на парламентских слушаниях можно было услышать, что, начиная с 1990 г. на российских предприятиях в результате несчастных случаев погибло около 50 тыс. человек, 200 тыс. стали инвалидами и свыше 3 млн пострадали от тех или иных производственных травм115.

В соответствии с предписанием указанной статьи каждый имеет право на защиту от безработицы. Постановлением Правительства РФ принята Федеральная программа содействия занятости населения в Российской Федерации на 1995 год от 31 мая 1995 г. Сколько уж этих программ по разным вопросам принималось (утверждают, что более тридцати), а воз и ныне там. Однако безработица в текущем году на месте не топталась. В конце июня 1995 г. в ее рядах официально зарегистрировали 2 млн человек, реально же их раза в три больше – около 8% экономически активного населения. Для сравнения: год назад безработных было 4,6 млн, или 6,1%. Прогнозы на 1996 год крайне не утешительны: уровень безработицы в ходе экономических реформ будет возрастать и в дальнейшем.

Коснемся еще одного права, записанного в ст. 39 Конституции, реализация которого в наши дни вызывает острое недовольство и

ш

Подробнее об этом см.: К а ш л е в С. Фискальная игра убивает бюджет

(Независимая газета. 1996.16 апр.)

Российская газета. 1995. 13 окт. Официальные власти содействуют выполнению требовании Конституции (см., например: Постановление Правительства РФ от 26 августа 1995 г. "О мерах по улучшению условий и охраны труда").

217

обусловливает социальную напряженность. Каждому, сказано в этой статье, гарантируется социальное обеспечение, в том числе право на государственные пенсии и пособия. Между тем федеральные власти не следуют требованиям закона. Ведь не секрет, что установленные методы исчисления и размер пенсий не гарантируют даже самого основополагающего права; права на жизнь. Об этом свидетельствует, в частности, волюнтаристский "уровень прожиточного минимума", который назван в народе "уровнем вымирания".

В 1990 г. минимальная пенсия (70 руб.) позволяла приобрести 35 кг мяса (против 7 кг в июле 1995 г.), или 190 литров молока (против 29), или 88 кг сахара (против 24), или 400 кг хлеба (против 50), или 350 кг картофеля (против 75 кг) и так далее (Аргументы и факты. 1995. №36).

Социальное законодательство России представлено радом законов и указов Президента РФ. К ним, в частности, относятся федеральные законы, повышающие размер минимальной пенсии, Федеральный закон "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" от 24 ноября 1995 г.116, Федеральный закон "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования" от 1 апреля 1996 г.117

Думаю, что приведенные данные не нуждаются в комментарии"8.

Согласно конституционным постановлениям (ст. 42, 58), каждый обладает правом на благоприятную окружающую среду и несет обязанность по ее охране. В соответствии с этими правами и обязанностями еще 19 декабря 1991 г. были приняты закон "Об охране окружающей среды" и множество других нормативно-правовых актов, призванных обеспечить это достояние российского общества119. Между тем общественная организация "Гринпис" на своих международных и региональных форумах неоднократно относила многие регионы России к наиболее неблагополучным местам планеты.

Многие функции по охране природы возлагаются законодатель-

Ш СЗ РФ. 1995. NS 48. Ст. 4563.

ШСЗ РФ. 1996. № 14. Ст.1401.

В качестве антипода записанных в нынешней Конституции прав и свобод4 и в особенности их претворения в жизнь можно сослаться на книгу Н.С.Бондаря, в которой анализируются соответствующие права и свободы, записанные в тогдашних советских конституциях (см.: Бондарь Н.С. Самоуправление народа и социально-экономические права граждан СССР. Ростов, 1988 С. 65–115)

Рассмотрению и оценке экологического законодательства России посвящена статья М.М.Бринчука, С.А.Боголюбова и др. "Проблемы развития системы российского экологического законодательства" (Государство и право 1995 №2) /

/

218 1

ством на Правительство РФ (см., например, Постановление Правительства РФ "О плане действий Правительства Российской Федерации в области охраны окружающей среды и природопользования на 1996–1997 годы" от 19 февраля 1996 г.)ш.

Остановимся на таком фундаментальном праве в сфере культуры, как образование. "Каждый имеет право на образование" (ст. 43). В Конституции РФ предусматривается, что "гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и са-|мообразования". Все это хорошо, если бы конституционные положе-|ния отвечали действительности. Между тем в реальной жизни наша страна движется от бесплатного образования к платному, и примеров тому очень много.

Бесспорно, что одним из достижений нашей действительности является свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания (ст. 44). Естественно, что предусмотренная Конституцией свобода наличествует в жизни. Однако, как и в других случаях, одной свободой сыт не будешь. Поэтому, видимо, не случайно из страны выехало за границу более трехсот тысяч дипломированных специалистов, в том числе крупных ученых. Между тем советская наука еще недавно процветала. Вот наглядные данные: 34% всех открытий в СССР было сделано в 50-е годы, 40 – в 60-е, 18 – в 70-е и 2% – в 80-е. Были, видимо, какие-то внутренние пороки во всей системе производства знания, которые из года в год вели к деградации. Быть может, причина в том, что финансирование социальной сферы, науки и культуры по-прежнему осуществляется по "остаточному принципу".

13 января 1996 г. Федеральным Собранием был принят Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об образовании"121. В главе первой новой редакции Закона содержатся принципы, отвечающие идеалам совре-

120

121

СЗРФ. 1996 № 10 Ст 935

СЗ РФ. 1996. № 3. Ст 150

219

менного государства. Далее дается характеристика системы образования, установленной ст. 43 Конституции РФ. В последующих главах определяются управление и экономика системы образования, устанавливаются социальные гарантии реализации прав граждан на образование, а также регулируется международная деятельность в области образования. В Законе предусматривается существование наряду с государственными и негосударственных образовательных организаций и учреждений. Негосударственная система образования (коммерческие средние и высшие учебные заведения) содержатся за счет учащихся, их родителей, а также за счет предприятий различных форм собственности. Обеспечивается единство образовательных требований путем установления государственных образовательных стандартов, включающих федеральный и национальный компоненты. В связи с вхождением России в международные организации по сотрудничеству в области образования Правительство приняло три важных постановления: "О межведомственной комиссии по международному партнерству в области образования" от 12 окт. 1995 г.122, "О развитии сотрудничества с зарубежными странами в области образования" от 28 октября 1995 г.123, "Об участии Российской Федерации в конвенциях Совета Европы в области образования" от 4 декабря 1995 г.124

122

123

СЗ РФ. 1995. № 43. Ст. 4064. СЗРФ. 1995. №45. Ст. 4317. СЗ РФ. 1995 № 50. Ст. 4926.

124

ГЛАВА ШЕСТАЯ

РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ, СВОБОД И ОБЯЗАННОСТЕЙ

ЛИЧНОСТИ

§ 1. Место гарантий в механизме реализации

прав и свобод

Как и во всякой системе, в правовом положении личности все составляющие ее элементы не только тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга, но вместе с тем каждый из них имеет свое назначение, выполняет определенную функцию. Это в полной мере относится и к гарантиям как одному из элементов основ правового статуса человека и гражданина. В рамках целого – системы – назначение гарантий состоит в том, что они призваны обеспечить такую возможно более благоприятную обстановку, в атмосфере которой записанные в конституциях и законах юридический статус личности и, особенно, ее права и свободы становились бы фактическим положением каждого отдельного человека и гражданина.

Гарантии, таким образом, служат тем надежным мостиком, который обеспечивает необходимый в основах правового статуса личности переход от общего к частному, от прокламируемой в законе возможности к действительности. Во всех предшествующих гарантиям элементах основ правового статуса личности последняя предстает как идеальная модель, в соответствии с которой должно формироваться юридическое и фактическое положение конкретного лица. Но для этого процесса нужны благоприятные условия, необходимы эффективные средства, и все это объединяется весьма емким понятием "гарантия"1.

Бесспорно, что гарантии необходимы для правового статуса в целом и для каждого его элемента. Однако прежде всего в них нуждаются права, свободы и обязанности. Более того, без соответствующих гарантий провозглашенные в конституции, в законах права и свободы – пустой звук.

Гарантия (фр. garantie) – ручательство; условие, обеспечивающее что-либо В этом смысле термин "гарантия" употребляется во всех областях как техники, науки, так и социальной жизни

"На бумаге, – замечает К. Маркс, – легко можно прокламировать конституции, право каждого гражданина на образование, на труд и прежде всего на известный минимум средств существования. Но тем, что все эти великодушные желания написаны на бумаге, сделано еще не все; остается еще задача оплодотворения этих либеральных идей материальными и разумными социальными учреждениями"2.

Наибольшую необходимость в гарантиях права и свободы испытывают потому, что именно они составляют самый подвижный, динамичный элемент основ правового статуса личности. Их реализация требует не только благоприятных условий, но и подкрепленной эффективными средствами активной деятельности как государства, его органов, общественных объединений, так и самих граждан. Напомним, что права и свободы вместе с обязанностями образуют центральное звено основ правового статуса. Все другие его элементы, хотя и являются самостоятельными, группируются вокруг них; практическое претворение правового статуса в жизнь в последнем случае осуществляется в виде конкретных прав, свобод и обязанностей, принадлежащих отдельным индивидам и их объединениям Вследствие всего этого именно в правах и свободах с наибольшей полнотой сфокусированы сущность и особенности основ правового статуса личности. Можно с полным основанием утверждать, что гарантированность прав и свобод означает в то же время и гаранти-рованность основ правового статуса в целом. Поэтому в нашей литературе охрана правового статуса граждан обоснованно рассматривается в первую очередь как проблема гарантий прав и свобод.

Не следует, однако, упускать из виду, что правовой статус претворяется в жизнь не только посредством прав и свобод, но также и юридических обязанностей. При этом они распространяются как на отдельных индивидов, их объединения, так и на государство, его органы и должностные лица. Отсюда, видимо, вполне уместно поставить вопрос: необходимы ли для обязанностей и, в частности, конституционных, гарантии? На первый взгляд может показаться, будто физическое и юридическое лица при выполнении своих обязанностей не нуждаются в гарантиях. От них в данном случае требуется строго следовать тем велениям, которые предусматриваются содержанием обязанности. Поскольку общество и государство заинтересованы в строгом исполнении гражданами их обязанностей, а их невыполнение или ненадлежащее выполнение влечет за собой ответственность, постольку проблема гарантий здесь как бы "утрачивает" свое значение. Видимо, кажущейся простотой механизма реа-

МарксК.ЭнгельсФ Соч Т 3 С 687–688

222

лиэации правовых обязанностей объясняется тем, что большинство авторов редко ставили проблему гарантий применительно к обязанностям. Лишь немногие ученые говорили о гарантиях не только прав и свобод, но и обязанностей3.

Представляется, что гарантии требуются не только для реализации прав и свобод, но и обязанностей. Особенно в них нуждаются конституционные: например, обязанность платить налоги (ст. 57), сохранять природу (ст. 58). Эти обязанности таковы, что заключенное в них предписание неоднозначно: оно в рамках строгой необходимости содержит возможность избирать такой вариант поведения, который наиболее полно отвечает интересам народа, общества и государства и представлениям человека о гражданском долге (например, выполнение воинской обязанности может осуществляться в виде военной службы либо альтернативной гражданской (ст 59)).

Гарантии для обязанностей имеют значение в первую очередь тогда, когда их осуществление непосредственно связано с реализацией прав и свобод.

Конституционные обязанности, как известно, неотделимы от конституционных прав и свобод, и даже содержание некоторых из них во многом совпадает. Вследствие этого осуществление указанных обязанностей есть вместе с тем реализация основных прав. "Забота о детях, их воспитании, – сказано в ч. 2 ст. 38 Конституции, – равное право и обязанность родителей" Однако было бы неверно необходимость гарантий для конституционных обязанностей граждан исключительно обосновывать их органическим единством с конституционными правами и свободами. Независимо от этого потребность в гарантиях обязанностей непосредственно вытекает из их природы, из того назначения, которое они выполняют в закреплении положения граждан в государстве.

Следовательно, гарантии нужны как для реализации конституционных прав и свобод граждан, так и для их конституционных ! обязанностей. Гарантии, как бы они ни были важны для правового статуса личности, для прав, свобод и обязанностей, тем не менее не являются только их внутренней проблемой. Вопрос о гарантиях возникает всякий раз, когда осуществляется переход от должного к : сущему: Гарантии во всех случаях есть проблема реальности правового явления4. Известно, что гарантии – один из главных вопросов

См Правовые гарантии законности в СССР/Под ред М С Строговича М , 1962 С 49, АлександровНГ Право и законность ч период развернутого строительства коммунизма М , 1961 С 229, Бер езовскпяСГ Охрана прав граждан советской прокуратурой М , 1964 С 93, С к о 6 е л к и н В Н Юридические гарантии трудовых прав рабочих и служащих М , 1969 С 31

См КеримовДА Категории действительности и возможности в праве/ /Советское государство и право 1968 №8

1 Л Д Воеводин

223

проблемы правильного применения правовых норм3, законности6 и многих других процессов правовой деятельности.

Реализация основных прав, свобод и обязанностей граждан по существу лишь часть более общей проблемы – применения норм права и соблюдения законности. Ведь права, свободы и обязанности записаны в правовых нормах – значит, правильное применение норм, неуклонное соблюдение законности включают в себя осуществление прав, свобод и обязанностей. Отсюда проблемы гарантий применения правовых норм, соблюдения законности и реализации прав, свобод и обязанностей имеют между собой много общего. Оно прежде всего проявляется в общности тех обстоятельств, которые обусловливают во всех указанных случаях необходимость гарантий, в единстве их целей, и методике научного исследования. Поэтому многое из того, что в литературе говорится о гарантиях правильного применения правовых норм, о соблюдении законности, может быть отнесено и к гарантиям реализации конституционных прав, свобод и обязанностей личности7.

Вместе с тем, как и в каждом из упомянутых случаев, гарантии конституционных прав, свобод и обязанностей имеют немало особенностей, обусловленных спецификой реализации этих прав, свобод и обязанностей. Говоря о претворении в жизнь конституционных прав и свобод граждан, обычно этот процесс обозначают такими терминами, как "обладание", "пользование", "осуществление", "реализация". Видимо, в общем и целом каждый из упомянутых терминов выражает суть этого процесса, и поэтому они могут употребляться как равнозначащие.

Однако, чтобы глубже проникнуть в механизм реализации конституционных прав и свобод, целесообразно различать в нем отдельные формы их осуществления, каждая из которых требует отвечающих ее специфике гарантий. Реализация прав и свобод может выражаться в форме фактического правообладания, пользования,

См.: Недбайло П.Е. О юридических гарантиях правильного осуществления советски правовых норм//Советское государство и право. 1957. № 6 С. 20; Он же. Применение советских правовых норм. М., I960. С. 472 и ел.

См.'. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М., 1966. С. 65 и ел.

См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966; Лазарев В.В. Эффективность правоприменительных актов. Казань, 1975; Он же. Применение советского права. Казань, 1972. Д го ря г и н И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1973; Пиголкин А.С. Понятие правоприменения и его место в механизме социального регулирования// Правоприменение в советском государстве. М.. 1985; А ва к ь я н С.А. Реализация норм советского государственного права//Советское государство и правд. М., I984NN9 1; Ко п ей ч и-к о в В.В. Реализация субъективных прав граждан /Советское государство и право-1984. № 3.

224

распоряжения ими или в защите, восстановлении прав в случае их нарушения6. Обладание, пользование и распоряжение, а в случае нарушения и восстановление конституционных прав и свобод составляют содержание юридического процесса претворения их в жизнь. Наиболее полно оно выражается в пользовании теми социальными благами, которые предусмотрены соответствующими конституционными правами и свободами. Чтобы пользоваться правами, необходимо не только по закону, но и фактически обладать ими. Фактическое обладание основными правами и свободами всегда предшествует пользованию ими, ибо нельзя пользоваться тем, чем не обладаешь.

Любое записанное в Конституции право содержит не один, а несколько вариантов возможного поведения, и каждым из них гражданин может воспользоваться. В соответствии с Основным законом он всегда обладает большими правовыми возможностями, чем в данный момент пользуется. В этом смысле обладание как форма претворения субъективного права в жизнь выступает самостоятельно. Вычленить эту форму реализации прав и свобод можно и тогда, когда лицо, обладая тем или иным субъективным правом, по каким-либо причинам еще не воспользовалось им. Обладая, например, правами избирать и быть избранным, гражданин не осуществил их. Или хотя все граждане имеют право исповедовать любую религию, тем не менее многие из них не пользуются этим правом.

Если рассматривать содержание прав и свобод российских граждан во всем их объеме, т.е. как совокупность всех предусмотренных данными нормативными актами возможностей, то обладание ими по общему правилу сопровождается пользованием. В ряде случаев обладание записанными в Конституции РФ правами и свободами вообще трудно отделить от пользования ими. Именно так обстоит дело в сфере личной безопасности и частной жизни. Обладая конституционными правами на неприкосновенность личности, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища, граждане повседневно пользуются ими. Во всех тех случаях, когда для реализации прав и свобод граждан нет необходимости вступать в конкретные правоотношения, обладание правами и свободами трудно отделить от пользования ими.

По общему правилу права и свободы выступают "как реализующиеся возможности, и эта их реализация есть не что иное, как способ их существования"9.

См.: Алексеев С.С. Указ, работа. С. 93–94.

М п т у з о в Н.И, Личность. Права. Демократия. Саратов, 1992. С. 125.

225

Само собой разумеется, что восстановление нарушенных прав в свобод не является и не может являться непременной формой реализации основных прав и свобод граждан. Напротив, оно составляет отступление от общего правила.

В наши дни особенно велико место различного рода коллизий. В своей книге "Юридическая коллизия" Ю.А.Тихомиров выделяет наиболее типичные коллизии. Среди них нас более всего интересуют следующие: а) правомерность издания тех или иных законов и подзаконных актов, оценки их соотношения между собой и в особенности с Конституцией. ...в) соотношение прав, обязанностей и ответственности участников спора. ... Далее автор перечисляет и другие обстоятельства, в результате которых возникают различного рода споры, конфликты, недоразумения и наглядно показывается роль коллизионных норм в их устранении10.

Осуществление гражданами своих конституционных обязанностей, как и реализация прав и свобод, представляет собой процесс, в котором проявляются с большей или меньшей отчетливостью несколько состояний и стадий. Это, во-первых, способность фактически нести возложенные Основным законом обязанности (по состоянию здоровья, например), во-вторых, добровольно соблюдать содержащиеся в правовых нормах запреты (например, "никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц..." (ст. 25)); в-третьих, своими активными действиями добросовестно исполнять обязанности (например, обязанность заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ч. 3 ст. 44)).

Назначение гарантий. Гарантии нужны не сами по себе, а для возможно полного претворения в жизнь прав, свобод и обязанностей. Отсюда их характер, система и виды должны возможно полнее соответствовать определенным формам реализации прав и свобод и осуществления обязанностей.

Функциональное значение гарантий в литературе обычно усматривают в охране прав граждан. И это правильно, если под словом "охрана" понимать не только их защиту от возможных посягательств и нарушений, но и обеспечение обладания и пользования этими правами. Видимо, будет точнее говорить, что назначение гарантий состоит как в обеспечении, так и в охране прав и свобод.

Назначение 'гарантий основных обязанностей также определяется содержанием процесса их осуществления. Здесь гарантии выражаются в создании возможно более благоприятных условий для

10

См.: ТихомировЮ.А. Юридическаяеоллиэия. М , 1994 С 12.

226

несения н активного исполнения обязанностей, а также в установлении ответственности и применении вытекающих из нее мер к лицам, не выполняющим своих обязанностей11.

Еще до принятия ныне действующей Конституции Институт социально-политических исследований Российской Академии наук выдвинул заслуживающую внимания концепцию стратегических мероприятий по обустройству Российской Федерации в области социально-экономической, политической и духовно-нравственной жизни. Все они так или иначе связаны с совершенствованием общественных и государственных структур, с охраной обеспечения и реализации демократии, прав и свобод человека и гражданина, укреплением их гарантий.

В числе намеченных программой мероприятий, в частности, в области экономической предлагается: определение социального содержания и целей экономических реформ; опора в экономической стратегии на концепцию смешанной социально ориентированной экономики; выявление и поддержка государством приоритетных направлений в области новых технологий и фундаментальных наук; введение государственного контроля за ценами на товары повседневного спроса (хлеб, молоко, масло, картофель и т.д.) с возможными временными дотациями со стороны государства; принятие согласованной системы мер по закреплению в аграрном секторе экономики многообразия форм собственности; предоставление преимущественных прав предпринимательской деятельности, связанной в первую очередь с развитием производства; концентрация усилий правительства на программах "малой приватизации", дающих быструю социальную отдачу, прекращение непродуманной приватизации; нормализация экономических отношений между городом и селом; правовое обеспечение государством гарантий инвестиций крупного зарубежного капитала в экономику страны, строгое выполнение обязательств перед зарубежными фирмами, поставляющими в государство жизненно необходимые средства потребления (медикаменты, медицинское оборудование и т.д.).

Далее в сфере социальной они направлены на: регулирование посредством налогов, нацеленное на ограничение чрезмерной имущественной дифференциации по доходам; индивидуализацию социальной политики государства, придание ей той степени эффективности, когда она становится реальной для каждого человека; укрепление социальной базы реформ в лице "среднего класса", созданного в дореформенный период, перенос социального центра тяжести реформ прежде всего на высококвалифицированную часть

См БоброваНА Гарантия реализации государственно-правовых норм

Воронеж, 1984.

227

рабочих промышленности, аграрного сектора, экономики, интеллигенцию и работников управления; создание системы высокой социальной мотивации труда и образования для молодежи, которая в настоящее время все больше втягивается в "дикий" рынок и сбрасывается на нижние уровни социальной структуры; принятие государственной программы охраны материнства и детства; улучшение демографической ситуации (повышение рождаемости, уменьшение смертности); разработку и принятие комплекса политических и экономических мер и решений, позволяющих защитить русских в ближнем зарубежье; принятие государственной программы социальных гарантий в области здравоохранения, образования и фундаментальной науки.

В сфере политической; строгое соблюдение принципов и положений Конституции Российской Федерации, действующей или вновь принятой; развитие в политике принципов демократии соучастия и самоуправления; прекращение конфронтационных политических действий, подрывающих возможность достижения компромисса между исполнительной и законодательной ветвями власти; отказ в политической практике от идеологии создания "врагов", завоевание и привлечение на свою сторону союзников; формирование в массовом сознании позитивных ориентации на интеграционную модель реформируемого общества; укрепление конституционного строя, использование традиций отечественной политической культуры; сокращение и удешевление государственного аппарата власти.

В области духовно-нравственной жизни: проведение государством политики духовного обновления развития общества и человека в его индивидуальности на основе многовековой культуры народов России и сохранение культурной преемственности всех периодов развития общества; создание обстановки уважительного отношения к народным демократическим культурным традициям; проведение государственной политики, способствующей стабилизации российских межконфсссиональных отношений; демонополизация системы средств массовой информации.

К сожалению, представленная программа в своей основе так и осталась на бумаге. Более того, последующие события октября 1993 г. привели не только к отказу от нее, но и к их фальсификации в ряде положений. ,

Понятие и виды гарантий-СБолее полное претворение в жизнь прав и свобод граждан зависит от множества самых разнообразных по характеру факторов, каждый из которых выступает в качестве гарантий прав и свобод.

В широком плане понятием "гарантии" охватывается вся совокупность объективных и субъективных факторов, которые направлены на подлинную реализацию прав и свобод российских граждан,

228

на устранение возможных причин и препятствий их неполного или ненадлежащего осуществления и защиту прав от далеко нередких в наши дни нарушений. Хотя эти факторы и весьма разнообразны, но по отношению к процессу реализации прав и свобод они выступают в качестве условий, средств, способов, приемов и методов правильного его осуществления. Поэтому следует под гарантиями понимать условия и средства, обеспечивающие фактическую реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод всех и каждого11.^

Углубленный анализ конституционных прав и свобод россий-

ских граждан требует того, чтобы в арсенале гарантий более стро-

го различались условия и средства их реализации. Чтобы успеш-

но претворить в жизнь записанные в Конституции РФ права и

| свободы, нужна прежде всего благоприятная обстановка, которая

1 складывается из множества объективных и субъективных факто-

| ров. Обсуждаемые факторы имеют между собой то общее, что они

должны обеспечивать благоприятный режим, среду для реализа-

ции этих прав и свобод. Можно сожалеть, что в настоящее время

обстановка в стране не располагает к активному осуществлению

как прав, так и свобод, в особенности в сфере социально-эконо-

шческой жизни.

С учетом указанной особенности одну группу гарантий целесооб-азно именовать "условиями" реализации конституционных прав и свобод, а другую – "средствами". В последнем случае речь идет о Гарантиях, выступающих в качестве способов, приемов и методов охраны и обеспечения крав и свобод личности- Следовательно, первая группа гарантий направлена на создание благоприятной обстановки для пользования основными правами и свободами и исполнения обязанностей, вторая же группа вооружает органы государства, органы местного самоуправления, общественные объединения, самих граждан эффективным инструментом в борьбе за надлежащее осуществление основных прав и свобод.

Выделение в системе гарантий конституционных прав и свобод

двух групп – условий и средств – имеет и теоретическую, и прак-

|тическую значимость.

В теоретическом плане оно дает возможность глубже познать (механизм охраны, обеспечения и защиты прав и свобод и осуществления обязанностей граждан. В практическом – указанное деление шолезно в том смысле, что оно гарантирует поиск конкретных путей

См.: Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в

^ общенародном социалистическом государстве//Советекое государство и право. 1963.

№ S. С. 24; В и т р у к Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и

охраны прав советских граждан //Правоведение. 1964. № 4. С. 29; Советское государ-

ственное право/ Под ред. А.И.Лепешкина. М., 1971. С. 216.

229

повышения эффективности их реализации. Механизм гарантий прав и свобод гаков, что его эффективное функционирование будет нарушено, если утратится слаженное взаимодействие обеих групп гарантий.

Вместе с тем, в каждом конкретном случае указанное различие не следует абсолютизировать. Один и тот же фактор в одном случае может выступать как условие, а в другом – в качестве средства реализации прав и свобод. Такое разграничение имеет смысл лишь в общем плане, когда речь идет о гарантиях прав и свобод в целом, а не в каждом отдельном случае.

В старом обществе борьбу трудящихся В.И.Ленин рассматривал в качестве условия, гарантирующего признание прав народа. "В чем гарантия действительного признания этих прав?" – спрашивал он в отвечал: " В силе тех классов народа, которые осознали эти права и сумели добиться их"13.

Множественность и разнообразие факторов, выступающих в качестве гарантий прав и свобод, обусловливают потребность проведения систематизации и классификации гарантий. В научной и учебной литературе с некоторыми модификациями стало общепризнанным деление гарантий прав и свобод граждан на экономические (материальные), политические, идеологические и правовые14. Однако такое деление было признано в прошлом.

В настоящее время, когда наша страна находится в переходном периоде, материальные гарантии как условия претворения прав и свобод в жизнь остались ностальгическим воспоминанием о минувшем. Исходя из ныне действующей Конституции, все гарантии выражаются в юридических средствах и способах защиты прав и свобод человека и гражданина и, прежде всего, в судебном обеспечении. Начиная со ст.45 Конституции РФ 1993 г, и практически до конца второй главы, закреплены постановления, фиксирующие принципы и нормы защиты различных категорий людей (см. ст. 46, 47 и др.).

Юридические гарантии и предъявляемые к ним требования15. Как уже было отмечено, в системе условий и средств охраны, обеспечения и защиты конституционных ппав, свобод и обязанностей

13 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 12. С. 54.

14

См., например: Керимов Д.А. Обеспечение законности в СССР. М., 1956. С. 27; Д е и и с о в А.И., Кириченко М.Г. Советское государственное право. С. 250; Лепешки н А.И. Курс советского государственного права. Т. I. С. 524; Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. С. 229; Мазок н на А.Г. Свобода личности и основные права граждан в социалистических странах Европы. С. 89; С т р о г о в и ч М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. С. 65–66; и т.д.

Об этом подробнее см.: Н е д б а и л О П.Е. Применение советских правовых норм. С. 18–!25, 472 и ел. /

230 /'

граждан России важное место принадлежит юридическим гарантиям. Юридические гарантии не следует ни отрывать, ни тем более противопоставлять другим видам гарантий. Роль и значение указанных гарантий можно правильно понять и оценить, анализируя их в единстве с другими гарантиями, рассматривая их как часть единого целого. Системный подход к юридическим гарантиям позволяет правильно определить их место. С одной стороны, не следует преувеличивать (как делается сегодня) роль юридических гарантий в охране, обеспечении и защите конституционных прав и свобод, выдвигая их на решающее место16; с другой же стороны, было бы в равной мере ошибкой рассматривать юридические гарантии в качестве некоего "довеска" к другим гарантиям (как это изображали ранее).

Научный подход к проблеме гарантий основных и всех других прав и свобод исключает всякую односторонность, недооценку или переоценку различных групп гарантий. Каждый из отмеченных видов гарантий, на мой взгляд, по-своему важен, и лишь все вместе они могут обеспечить полную и всестороннюю реализацию прав и свобод человека и гражданина. Отсюда значение юридических гарантий конституционных прав и свобод российских граждан так же велико, как и других их гарантий. Более того, чем прочнее становятся основы конституционного строя, тем сильнее возрастает роль юридических, а равно и других гарантий прав и свобод.

Юридические гарантии конституционных прав, свобод и обязанностей граждан можно определить, указав лишь на сферу их формирования. В литературе довольно единодушно под юридическими гарантиями понимаются те правовые средства и способы, с помощью которых в обществе обеспечивается гражданам реализация их прав и свобод17.

Юридические гарантии конституционных прав и свобод многочисленны и весьма многообразны. Но их объединяет одно присущее всем им общее свойство. Все они выражены, закреплены в законодательстве.

Юридические гарантии конституционных прав и свобод граждан России выражаются прежде всего в нормах федерального законодательства, которые раскрывают и конкретизируют указанные права

На мой взгляд, именно так обстоит дело в концепции правовой реформы в России, предусмотренной Указом Президента РФ "О разработке концепции правовой реформы в Российской Федерации" от 6 июля 1995 г. (Российская газета. 1995. 12 июля).

См., например: Лукашеаа Е.А. Социалистическая законность в современный период И Советское государство и право. !%8. № 3. С. 12; М и ц к Е в и ч А.В. О гарантиях прав и свобод советских [раждан в общенародном социалистическом государстве//Советское государство и право. 1963. N° 8. С. 28.

231

и свободы и в, особенности, устанавливают порядок их осуществления. Однако отнюдь не все без исключения правовые нормы являются юридическими гарантиями прав и свобод граждан, а лишь те из них, которые содержат определенные средства и способы, при помощи которых достигаются беспрепятственное пользование правами и исполнение обязанностей, защита прав и свобод и восстановление в случае их нарушения.

Как уже отмечалось, поскольку все отрасли права имеют нормы, закрепляющие те или иные средства и способы охраны, обеспечения и защиты прав и свобод, постольку можно говорить о конституционно-правовых, административно-правовых, гражданско-правовых, уголовно-правовых и процессуальных гарантиях18.

Юридические гарантии прав и свобод непосредственно связаны с применением правовых норм и выражаются в правовой деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных объединений, самих граждан. Это достаточно отчетливо выражено в ст. 18 "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Однако надо иметь в виду, что в качестве правовых гарантий выступает не любая их деятельность, а только та, с которой закон связывает наступление определенных юридических последствий19. Хотя деятельность государственных органов и общественных объединений, в результате которой обеспечивается пользование гражданами правами и свободами, складывается из отдельных конкретных их действий, тем не менее каждое такое действие, по моему мнению, не может квалифицироваться в качест-

18

В качестве примера первого вида можно привести законодательные предписания, содержащиеся в Федеральном Законе РФ "Об основных гарантиях избирательных прав граждан" от 6 декабря 1994 г. Уголовно-правовые гарантии основных прав граждан подробно исследуются в книге В.Н.Иванова "Уголовно-правовая охрана прав граждан". (М., 1967); См. также: Л а р и и A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; Л е д я х И.А. Защита прав человека как функция конституционного правосудия- В кн.: Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов защиты прав человека/Под ред. Е.А.Лукашевой. М., 1994.

В литературе довольно единодушно практика деятельности государственных органов рассматривалась в качестве одной из разновидностей юридических гарантий. Однако отдельные правоведы стоят на иных позициях. Так, Э.Ф. Куцова считает "необоснованным отождествление уголовно-процессуальных гарантий прав и законных интересов личности с деятельностью" соответствующих органов и должностных лиц. (Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1972. С. 12). Представляется, что приведенные автором доводы не подтверждают сделанный вывод, а свидетельствуют лишь о соотношении двух разновидностей гарантий, подчеркивая определяющее значение содержащихся в уголовно-процессуальных нормах гарантий по отношению к правоохранительной деятельности.

232

ве юридических гарантий конституционных прав и свобод. Конституционные права и свободы эффективно могут быть гарантированы лишь устойчивой, стабильной практикой работы государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, а также общественных объединений, которая в целом обеспечивает гражданам пользование правами и свободами, предотвращает их от возможных нарушений. Уже не раз отмечалось, что конституционные права и свободы – это субъективные права, т.е. неотчуждаемые и неотъемлемые (ч. 2 ст. 17). Они реализуются при наличии юридических фактов, но, вопреки утверждениям некоторых ученых, юридические факты, на мой взгляд, не являются гарантиями этих прав20. Как известно, в качестве юридических фактов могут выступать как правомерные, так и неправомерные действия. Между тем гарантией конституционных прав, свобод и обязанностей граждан служит лишь такая деятельность государственных органов и должностных лиц, которая отвечает строго закону и направлена на возможно полное их осуществление.

В качестве гарантии конституционных прав и свобод граждан выступает не только сам результат деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и общественных объединений, но и механизм, определенный законом порядок осуществления этой деятельности.

Абсолютное большинство гарантий в виде условий обеспечивает благоприятную обстановку, в атмосфере которой гражданин может эффективно пользоваться своими конституционными правами и свободами и исполнять возложенные на него Конституцией обязанности. Такие условия образуют внешнюю среду деятельности каждого человека и гражданина и не зависят от его воли и желаний, ибо они коренятся в общественном и государственном строе. Гарантии в виде средств и способов обеспечения и охраны конституционных прав и свобод также создаются не каждым отдельным гражданином, а обществом, государством, коллективом и используются ими для претворения указанных прав и свобод в жизнь. Однако вместе с этим существуют и такие условия и средства обеспечения и охраны конституционных прав и свобод граждан, формирование и пользование которыми во многом зависит от них самих, от их воли и желания. Основываясь на упомянутых различиях в литературе, гарантии делят на объективные и субъективные, и надо сказать, что

20

В.В. Мальков, например, утверждал; "Административно-правовые гарантии прав граждан реализуются не только в нормативных актах, но и в индивидуальных актах различных органов советского государственного управления" (Мальков В.В. Административное законодательство о правах и обязанностях советских граждан. М-, 1968. С. 42; См. также: В и т р у к Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан //Правоведение. 1964. № 4. С. 34.

233

такое разграничение целесообразно как в теоретическом, так и в практическом плане.

В теоретическом аспекте это деление содействует более глубокому изучению природы гарантий конституционных прав и свобод. Что касается практической значимости, то она заключается в правильном распределении участия в охране прав как государства, общественных объединений, так и самих граждан.

Конечно, деление гарантий прав на объективные и субъективные имеет условный (относительный) характер. В литературе на этот счет нет четких критериев. Представляется, что к разряду объективных гарантий следует отнести те условия и средства осуществления прав и свобод, которые создаются, и в особенности используются, в охранительной деятельности общества, государства, его органов и должностных лиц.

Те же средства, которые применяет гражданин для защиты прав по собственному усмотрению, видимо, можно отнести к субъективным гарантиям.

Поскольку главное бремя охраны, обеспечения и защиты конституционных и других прав граждан лежит на обществе, государстве, объединениях граждан, постольку абсолютное большинство гарантий носит объективный характер. Естественно, такая характеристика в первую очередь относится к гарантиям, выступающим в качестве условий (социально-экономических, политико-правовых и духовно-нравственных). В объективности гарантий прав и свобод, естественно, заключается один из важных источников прочности и устойчивости правового статуса каждого отдельного человека в нашем обществе. Однако, увы, об этом сейчас можно лишь мечтать.

В немалой степени успешное осуществление прав и свобод, их защита зависит от личных качеств гражданина, от степени его социальной активности, образования, профессиональной подготовленности и вообще всего нравственного облика. При всех прочих равных возможностях правом граждан РФ на участие в управлении делами государства, т.е. избирать, выдвигать кандидатов в государственные органы и органы местного самоуправления, например, полнее и разностороннее могут пользоваться те граждане, которые лучше подготовлены к этой деятельности. Воспользоваться гарантированной конституцией свободой печати может тот, кто обладает известным минимумом образования (неграмотный человек стоит вне политики). Хотя отмеченные качества не даются человеку от рождения, а приобретаются им в результате личных усилий и, следовательно, в конечном счете зависят от него самого и от сущности общества, они, по моему мнению, квалифицируются как субъективные гарантии конституционных прав и свобод граждан. Особенно велика роль субъективных гарантий в осуществлении гражданами

234

конституционных обязанностей. Добровольное и добросовестное исполнение конституционных и других гражданских обязанностей абсолютным большинством людей обеспечивается в значительной степени воздействием субъективных факторов.

В числе юридических гарантий в качестве субъективных, на мой взгляд, следует квалифицировать предоставленные гражданам законами права на охрану их конституционных прав и свобод. Субъективными эти гарантии являются по тем же основаниям, что и права, выражающие их.

Кроме уже отмеченных в системе гарантий конституционных прав и свобод отчетливо просматриваются две разновидности гарантий. Одни из них служат условиями и средствами охраны, обеспечение в защиты всех или значительной части прав ы свобод, другие же – строго определенных. Первые носят общий, вторые – специальный характер. К числу первых относится такое положение Конституции, как: "Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется" (ч. 1 ст. 45), Ко вторым – "никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем" (ч. 2 ст. 30). Читая Конституцию РФ и сопоставляя численность как первых, так и вторых гарантий, легко убеждаешься, что конкретные гарантии многократно превышают общие21. Практический смысл такого разделения гарантий состоит в том, чтобы четко видеть соотношение между ними, не забывать за общими гарантиями о специальных и не преувеличивать значение одних в ущерб другим. Поиск такого оптимального соотношения особенно важен при разработке конституционных и других законов, содержащих права и свободы граждан и условия и средства их охраны, обеспечения и защиты.

Принципы гарантий прав и свобод личности. Как бы ни было велико значение отдельных видов гарантий в деле охраны, обеспечения и защиты прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, их общий правоохранительный эффект многократно возрастает, когда так или иначе гарантия действует в комплексе и с необходи-

На наш взгляд, общие и специальные гарантии имеются во всех основных подразделениях гарантий, в том числе и в юридических. Поэтому нельзя согласиться с теми, кто лишь юридические гарантии квалифицирует как специальные. Ими в той или иной степени могут быть и другие. Так, В.В.Мальков утверждает, что "экономи-ч&кие и политические гарантии нвляются общими, правовые – специальными гарантиями прав человека" (Мальков В.В. Административное законодательство о правах и обязанностях советских граждан. С. 39; См. также: Недбайло П.Е. О юридических гарантиях правильного осуществления советских правовых норм//Со-ветское государство и право- 1956. № 6. С 20; В и т р у к Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан//Правоведение. 1964 №4. С. 30).

235

мой полнотой22. Комплексность и полнота гарантий – непременное требование (принцип), которое лежит в основе и которым должны руководствоваться в своей правоохранительной деятельности все структуры общества и государства.

Оно означает, что при анализе процесса реализации основных прав и свобод нужно с максимально возможной полнотой учитывать роль каждого из отмеченных видов гарантий и помнить, что в реальной жизни они действуют совместно (системно), подкрепляя и взаимно усиливая друг друга. Юридические гарантии прав и свобод могут быть оценены по достоинству лишь вкупе с социально-экономическими, политике-правовыми и культурно-нравственными гарантиями. Здесь уместно остановиться на последней. Уровень культуры, морали, нравственности как отдельного члена общества, так и всех их в целом обуславливает степень эффективности реализации прав и свобод. Особенное значение имеет общественное мнение, настрой членов общества.

Другим непременным требованием (принципом), предъявляемым к гарантиям, является их действенность, эффективность. Его суть состоит, в частности, в том, что гарантии во всех случаях в конечном счете должны обеспечить человеку и гражданину реальное пользование предоставленными Конституцией и законом благами. Названный принцип особенно важен при оценке правовых гарантий. В данном случае эффективность в первую очередь зависит от того, насколько указанные средства приравнены к реализации именно этой категории прав и свобод, насколько они отвечают целям защиты прав и свобод от возможных нарушений и восстановления их, когда они уже нарушены. Разработка таких средств – первоочередная задача правовой науки и прежде всего процессуальных ее отраслей.

Однако эффективность гарантий конституционных прав, свобод и обязанностей в конечном счете определяется существующими в стране экономической обстановкой, социальными условиями жизни и политическим режимом. Она в немалой степени зависит также от состояния международной обстановки, от влияния как ООН, так и отдельных государств на практику соблюдения прав и свобод.

Согласно ст. 7 Российской Конституции, Россия провозглашается социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, на развитие социальных служб, устанавливающих гарантии социальной защиты. Конкретизацией этого конституционного положе-

22

Несколько другую интерпретацию дает Н.А.Боброва (Боброва Н.А. Указ,

работа. С. 56–91)._____

236

ния является принятый 10 декабря 1995 г. Федеральный закон "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации"23. В соответствии с этим законом "социальное обслуживание представляет собой деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации". Под социальными службами Закон имеет в виду предприятия и учреждения независимо от форм собственности, предоставляющие социальные услуги, а также граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью по социальному обслуживанию населения без образования юридического лица. Под трудной жизненной ситуацией Закон разумеет такую ситуацию, объективно нарушающую жизнедеятельность гражданина, которую он не может преодолеть самостоятельно. 8 28 статьях Закона устанавливаются юридически обязательные правила для структур социальных служб, которыми они должны руководствоваться в процессе своей деятельности.

§2. Пределы реализации прав и свобод

Пределы осуществления прав и свобод в свете свободы и ответственности. Как в научной литературе, так, хотя и реже, в законодательстве раскрывается содержание процесса реализации правовых норм. С.А.Авакьян абсолютно прав, утверждая, что "реализация норм права имеет много аспектов, но все они так или иначе связаны с качеством, механизмом их действия, материальной обеспеченностью, уровнем общественного сознания, наконец, с подготовленностью тех, кто осуществляет правоприменение"24. Он же справедливо подчеркивает, что каждая отрасль имеет свои особенности реализации правовых предписаний и формы и методы ее обеспечения. Однако вместе с тем существует и общее представление о характере реализации, применении правовых норм. В частности, А.С.Пигол-кин формулирует общее представление о реализации норм права. По его мнению, "реализация норм права есть процесс превращения юридических идеальных моделей, отражающих нужные для господствующего класса или народа... состояния в практическую реальность, в действующую систему общественных отношений"25.

/ В СЗ РФ. 1995. №50. Ст. 4872.

/ 24

А в а к ь я н С.А. Реализация норм советского государственного права//Советское государства и право. 1984. № 1.С. 15.

Пиголкин А.С. Понятие правоприменения и его место в механизме социального регулирования//Правоприменение в советском государстве. М., 1985. С. 9.

237

Принятие Конституции 1993 г. существенно меняет наше представление о многих правовых институтах и, в особенности, институтах конституционного права Российской Федерации, Еще недавно применительно к реализации прав и свобод преимущественно говорилось о пределах их осуществления. Теперь, видимо, на эту проблему надо взглянуть шире: рассуждать не только о пределах реализации прав я свобод, но и об ограничениях их осуществления. Дело в том, что реализация прав и свобод происходит в процессе совместной деятельности как граждан, так и государства, его органов, должностных лиц и общественных объединений. Несколько лет назад было общепризнано, что граждане не применяют норм, а лишь соблюдают, руководствуются ими в процессе своего поведения, действия или бездействия. Применение правовых норм относилось исключительно лишь к функциям государственных органов, их должностных лиц. Новая же Конституция дает иную трактовку правоприменительной деятельности. Легализация института референдума является прямым доказательством того, что граждане не только соблюдают законы, но и применяют их. Относительно гарантий в общем плане в ч. 3 ст. 3 Конституции сказано: "Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы", а народ – это и есть совокупность граждан – "субъект" высшей власти. В развитие этого положения в ст. 33 Федерального конституционного закона "О референдуме" от 10 октября 1995 г. фиксируется: "Каждый гражданин, имеющий право на участие в референдуме Российской Федерации, голосует лично". "Решение, принятое на референдуме Российской Федерации, является общеобязательным и не нуждается в дополнительном утверждении", – провозглашено в ст. 40 названного Закона.

Подводя итог сказанному, можно вполне утверждать, что претворение в жизнь записанных в Конституции и законодательстве прав и свобод, а также обязанностей реализуется в результате совместных усилий как самих граждан, так и государства, его органов, органов местного самоуправления, должностных лиц и общественных объединений.

Можно безусловно согласиться с сутью определения реализации прав и свобод, сформулированного Н.В.Витруком и В.В.Копейчико-вым: "Реализация прав граждан – это регламентированный нормами права демократический по своему содержанию и формам осуществления процесс, обеспечивающий каждому гражданину те материальные и духовные блага, которые лежат в основе принадлежащих ему субъективных прав, а также защиту этих прав от любых

посягательств

"2*

26

ВитрукНВ,КопейчиковВВ Реализация прав и свобод личности как

процесс//Реализация прав граждан в условиях развитого социализма М,1983 С 50

238

Вопрос о пределах осуществленвв прав и свобод возник не сегодня. Эта проблема дискутировалась еще в период абсолютизма. А.Эс-мен так ставит эту дилемму: "Верховная власть, по-видимому, уже по самому существу своему неограниченна, и, следовательно, право государства не имеет пределов. Таково, несомненно, и было представление о нем в древнегреческом и древнеримском мире. Наиболее значительные усилия, которые делались в интересах свободы в древних республиках, были направлены, с одной стороны, к допущению всех свободных граждан в народное собрание, в котором сосредоточивалась верховная власть, а с яругой – к ограничению я сокращению власти должностных лиц... Напротив того, в новое время твердо укоренилась и оказалась весьма плодотворной идея о том,

что личность имеетдарства, – права

высшие и предшествующие правам госу-

которые поэтому государство должно уважать"27

В этом направлении в конце XVIII – начале XIX в. сложились две тенденции правоприменительной деятельности, в том числе и в механизме реализации прав и свобод. Одна доктрина – нормативи-стскаа школа – утверждала принцип незыблемости и беспробель-ности правовой системы; другая же – школа свободного права, напротив, пропагандировала идеи пробельности права и отсюда доктрину усмотрения правоприменителя – администратора, судьи и пр. Один из наиболее известных представителей школы свободного права Эрлих писал: "Никакая теория права не может упразднить действительного факта, что всякая система твердо установленных правовых правил по собственной своей природе всегда имеет пробел, что, по сути дела, она устаревает в тот самый момент, когда она установлена, так что она едва ли способна овладеть настоящим, ни s коем случае – будущим"28.

Так называемая школа свободного права развязывала руки чиновничеству в применении законодательства в реализации прав и свобод обывателей. По существу, чиновник, решая то или иное конкретное дело, руководствовался не столько предписаниями закона, сколько своими убеждениями, усмотрениями. Все это оправдывалось, по словам Эрлиха, либо пробельяостыо правовой системы, даже в момент принятия законодательства, либо невозможностью предсказания характера будущих общественных отношений. Понятно, что все это было направлено на обоснование произвола чиновничества, на оправдание его бюрократических посягательств.

Как в советскую эпоху, так и в постсоветский период не прекра-

1'Щался спор между сторонниками твердого соблюдения законода-

B*J_____

ЭсменА Общие основания конституционного права Спб , 1903 С 18–19.

ErJieh FreieSechafmdtngundfreieKechtswtesenschaft, I9Q5 С 22

I ЛД Воеводин

239

тельства и свободного обращения с ним, т.е. допущения чиновничьего усмотрения в процессе правоприменительной деятельности. "Усмотрение, – по словам М.С. Студеникиной, – может быть охарактеризовано как определенная рамками законодательства известная степень оперативной самостоятельности при разрешении дела, используемая им для наиболее оптимального исполнения предписаний закона или иного нормативного акта"29. В наши дни усмотрение в деятельности государственного аппарата весьма велико и нередко принятые законы и иные нормативные правовые акты либо вовсе не исполняются, либо подвергаются таким искажениям, что не достигают предусмотренных ими целей. Причиной тому во многом служит нестабильность российского законодательства. "Сегодня оно не является системным и хаотично. Действуют акты и СССР, и Российской Федерации, причем акты разного уровня – законы, указы Президента, постановления и распоряжения Правительства, ведомств... Все это ведет к нарушению внутренней логики отраслей законодательства. Одно из главных негативных свойств законодательства – его нестабильность"30. Хаос в законодательстве составляет питательную среду для попрания прав и законных интересов граждан.

Осуществление или реализация прав и свобод граждан – это сложный и многосторонний процесс. В нем участвуют помимо граждан государственные органы, органы местного самоуправления, должностные лица и общественные объединения. Пользование конституционными правами и свободами хотя и не охватывает всего механизма их осуществления, тем не менее составляет главный компонент его содержания. Одним словом, фактическое, реальное пользование, степень его полноты есть исходное и конечное мерило ценностей основных, как и всех других, прав и свобод человека и гражданина.

Пользование основными правами и свободами гарантировано всей совокупностью существующих в обществе экономических, политических и социально-культурных условий всеми установленными законом средствами. Гарантии в современном обществе выполняют две взаимосвязанные задачи: с одной стороны, они обеспечивают гражданам фактическое пользование конституционными правами е свободами; с другой – они направляют процесс осуществления этих прав и свобод по правильному пути, т.е. по пути, отвечающему интересам российского общества, нашего народа. Одним из условий

29

СтуденикинаМС Содержание и границы усмотрения в деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих правоприменение в сфере управлениа//Правопримбнение н Советском государстве. М., 1985 С. 41.

Российская газета. 1995 1 нояб

240 ' "~~

и средств, выполняющих вторую из упомянутых задач, выступают существующие в обществе социально-политические и установленные государством правовые пределы осуществления основных прав и свобод.

Что же в данном случае имеется в виду? Обычно, когда речь идет о пределах осуществления прав и свобод, то в первую очередь называют установленные нормами моральные и правовые запреты, которые ограничивают, очерчивают фактическое пользование социальными благами. Это правильная, хотя и неполная характеристика. Конечно, пределы не выполняли бы своей задачи, если бы они не определяли той пограничной черты, за которой использование прав и свобод гражданами не допускается. Недопустим также выход за пределы ведения и полномочий, установленных Конституцией и законами, органов государства, органов местного самоуправления, должностных лиц и общественных объединений. Тут границы, пределы очерчиваются их компетенцией, т.е. их полномочиями. Однако подобное представление о пределах осуществления прав и свобод, хотя оно и кажется очевидным, не раскрывает их сущности. Раскрывая суть пределов осуществления прав и свобод, с нашей точки зрения, важно установить, какие существующие в обществе социальные ценности служат критериями и ориентирами для определения границ правильного, иначе говоря, дозволенного государством пользования провозглашенными Конституцией правами и свободами. Поэтому пределы осуществления прав и свобод можно было бы определить как совокупность сложившихся на основе существующих в обществе социальных ценностей критериев и ориентиров, очерчивающих границы пользования гражданами своими конституционными правами и свободами, а также осуществления в пределах Конституции и законов органами государственной власти и органами местного самоуправления принадлежащих им полномочий.

Для каждого исторически конкретного государства характерна своя определенная система социальных ценностей и обусловленная ею совокупность критериев и ориентиров, образующая пределы осуществления государством и гражданами установленных законом прав и свобод. В этом смысле пределы осуществления прав и свобод, закрепленных конституциями и законодательством различных государств, несмотря на некоторое терминологическое сходство, различаются по своему историческому развитию и национальному менталитету.

Научно обоснованное представление о пределах осуществления прав и свобод может исходить из концепции свободы и ответственности в обществе и государстве и основываться на ней.

Свобода личности – сложная и многогранная категория, и как таковая она связана со всеми проявлениями человеческой жизни. В

в. 241

деятельности граждан по осуществлению конституционных прав свобода личности проявляется в свободном выборе такого варианта поведения, собственных действий, которые находятся в границах установленных Конституцией и законами возможностей. Свободный и ответственный выбор человеком собственного поведения, личных действий и поступков – вот та нить, следуя которой можно проследить процесс превращения содержащихся в конституционных правах и свободах идеальных возможностей – иметь разнообразные социальные блага и каждому человеку фактически пользоваться конкретными благами. Другими словами, осуществление прав и свобод, если иметь в виду внутреннюю пружину функционирования этого механизма, не может происходить без предоставления и обеспечения свободы. Она составляет непременный компонент праворе-ализующей деятельности, хотя ее объем может быть различен.

Содержание основных прав и свобод граждан и в самой Конституции и еще полнее в текущем законодательстве раскрывается преимущественно путем наделения граждан широкими юридическими возможностями, гарантированными государством. Широта, разнообразие и обеспеченность этих возможностей свидетельствуют о диапазоне и спектре свободы выбора, которыми располагают граждане при осуществлении ими своих конституционных прав.

Свобода имеет свои исторически обусловленные рамки, пределы, границы. Свобода выбора, свобода поведения человека всегда предопределяются экономическими, социальными, политическими, правовыми, нравственными и идеологическими отношениями, господствующими в данном обществе31.

Естественно, возникает вопрос, в чем при осуществлении конституционных прав граждан заключается свобода выбора? Прежде всего в каждом отдельном случае гражданин сознательно и по своей воле решает, какой именно из предоставленных законом возможностей он предпочтет воспользоваться. Далее, гражданином определя-

В недавно вышедшей книге "Дорога к свободе" (М., 1994) М.В.Баглай пытается доказать, что подлинная свобода возможна лишь при капитализме, а не при социализме (гл. IV, V). Подводя итог своим рассуждениям о свободе личности при социализме, автор утверждает, что "...какие бы новые модели социализма не создавались в будущем, вряд ли будет забыт урок советского социализма, посягнувшего на святую святых – его свободу" <С. 197). По его мнению, "свобода при капитализме органична, а стремление к ней послужило главной причиной революций, которые смели феодализм. Органична потому, что обусловлена экономическим строем, в котором главное – частная собственность. А частная собственность требует свободы как минимум для себя" (С. 199). Не отрицая значения частной собственности, следует подчеркнуть, что история свидетельствует: коллективные формы собственности обеспечивают наивысшие достижения в сфере науки и техники. Можно сожалеть, что рецензент данной книги В.Г. Графский не учел этого обстоятельства (см.: Государство и право. М., 1995. №9. С. 153–155).

242

ются цели и желаемые результаты в процессе пользования тем или иным правом. В зависимости от этого он выбирает из числа дозволенных законом средства, способы и формы достижения поставленных целей и получения желаемых результатов. Все эти логико-волевые операции, столь необходимые для осуществления прав и свобод, получают свое материальное воплощение в юридически значимых действиях гражданина.

Определяя в процессе пользования конституционными правами и свободами линию своего поведения, граждане должны непременно учитывать и принимать во внимание множество факторов. Одни из этих факторов непосредственно отражаются на характере реализации прав граждан в виде направлений, в мере их поведения и действий. Другие же оказывают лишь косвенное влияние (и к тому же по прошествии немалого времени). Но всегда, избирая линию своего поведения, субъекты конституционных прав и свобод, чтобы достичь поставленных и желаемых результатов и, напротив, избежать неблагоприятных для себя последствий, должны по возможности полно взвесить, оценить и на основе этого, приняв решение, действовать или воздерживаться от действия. Конечно, в этом деле каждый человек опирается на советы, помощь, поддержку, содействие государства и общества. Однако он принимает решение самостоятельно и сам отвечает за свои поступки.

Ответственность личности, как и свобода, – непременное слагаемое человеческого бытия, и в частности, его способности сознательно, по своей воле, предвидя последствия своих действий, избирать вид и меру собственного поведения. Достичь своих целей, обеспечить желаемые результаты граждане могут лишь тогда, когда они не только свободны, но и ответственны. Отсюда оба этих социальных феномена первоначально определяют и очерчивают границы, пределы, рамки осуществления конституционных прав.

В правовой науке, в гражданском праве в особенности, вопрос о пределах осуществления прав ставился либо исключительно, либо преимущественно в связи с проблемой злоупотребления правами. Действительно, рассматривая проблему злоупотребления правами с позиций не только юридических, но и общесоциальных критериев, как это сделал, например, болгарский ученый Янко Г. Янев32, можно раскрыть пределы осуществления и гражданских, и иных отраслевых прав. В то же время, если для всестороннего представления о пределах осуществления гражданских прав, как это обоснованно отмечается в литературе33, нельзя ограничиваться лишь проблемой _/___

32 /

См.: Я н е в Г. Правила социалистического общежития. М., 1980.

/См.: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав.

М., 1,972. С. 51.

243

злоупотребления правами, то тем более это относится к пределам реализации конституционных прав и свобод граждан. Во-первых, потому что последние по сравнению с отраслевыми правами носят общий характер, в них в концентрированном виде закреплена главная идея, принцип, конкретно развертывающийся в содержании целого комплекса отраслевых прав, и вследствие этого, реализация конституционных прав и свобод во многом своеобразна; во-вторых, границы осуществления конституционных прав можно правильно определить посредством анализа весьма широкого круга критериев и ориентиров; в-третьих, в реализации конституционных прав кроме самих граждан в равной степени принимают участие множество правореализующих субъектов; в-четвертых, реализация конституционных прав теснее и непосредственнее, чем реализация отраслевых прав, связана с проводимой государством внутренней и внешней политикой (ее осложнение прежде всего сказывается на характере и пределах осуществления именно конституционных прав и свобод).

В итоге можно сказать, что злоупотребление правами применительно к конституционным правам и свободам есть лишь существенное, но не единственное нарушение пределов осуществления последних.

Поскольку в качестве критериев и ориентиров, определяющих пределы осуществления конституционных прав и свобод, выступают разнообразные факторы, их значимость неодинакова: такие из них, как общественные интересы, долговременные цели государства, утверждение прав и свобод человека, гражданского мира и согласия, возрождение суверенной государственности России и утверждение незыблемости ее демократической основы, стремление обеспечить благополучие и процветание России (преамбула) и другие носят универсальный характер, т.е. одновременно выражают и экономические, и социальные, и политические, и моральные требования. Понятно, коль скоро они закреплены в Конституции, то выступают и как юридические критерии.

Конституционные формы закрепления пределов осуществления прав и свобод человека. По общему правилу, конституции для юридического признания провозглашаемых ими прав выдвигают как общие требования: соблюдать "конституционный порядок, нравственный закон, честь личности" (ст. 25 Конституции ФРГ), "общественный порядок, свободу, справедливость, равенство" (ст. I, 16 Конституции Испании), "добрые нравы" (ст. 5 Конституции Греции), "общественное благосостояние" (ст. 22 Конституции\Япо-нии), так и требования, связанные с реализацией отдельных прав. Показательны в этом отношении положения, записанные в ст. 18 Конституции ФРГ, согласно которой каждый, кто использует свобЪ-

244

ду выражения мнений, печати, свободу преподавания, свободу образования союзов, обществ, тайну переписки, почтовую, телеграфную и иную связь, собственность или право убежища для борьбы против основ свободного демократического порядка, лишается этих основных прав.

В ныне действующей Конституции России также имеются положения, которые устанавливают пределы реализации основных и других прав и свобод граждан. Они развиваются и конкретизируются в нормах отраслевого законодательства.

Образующие пределы, границы, рамки реализации прав и свобод складываются как в виде ориентиров правильного поведения людей, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, так и в форме ограничений осуществления прав и свобод. "Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека" (ст. 7 Конституции РФ). "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства" (ч. 3 ст. 55).

Когда речь идет о конституционных пределах осуществления прав и свобод, то в этом случае прежде всего имеется в виду положение ч. 1 ст. 55 Основного закона: "Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина".

Однако круг конституционных предписаний, устанавливающих пределы реализации прав и свобод, значительно шире. Упомянутая здесь норма является ведущей. Но те же функции, хотя у них есть и свое главное назначение, выполняют и другие пожелания Основного Закона Российской Федерации. Если попытаться распределить эти нормы по характеру регулирования ими пределов осуществления прав и свобод, то условно можно выделить четыре основные группы.

Пе'рвая группа – нормы, регулирующие пределы осуществления прав и свобод граждан в наиболее общей форме. Сюда кроме упомянутой нормы ст. 55 Конституции РФ следует также отнести и некоторые положения ее преамбулы, и в частности те из них, которые провозглашают цели и задачи Российского государства, единство свободы и ответственности личности, В эту же группу, видимо, имеет смысл включить и все те положения первой главы Основного закона РФ, которые формулируют основы конституционного строя России. Все они – и это главное – выступают в качестве ориенти-

245

ров, критериев свободного и правильного выбора каждым человеком целей, способов и форм пользования своими конституционными правами и свободами (например, ст. 2 Конституции). "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства".

В отличие от первой, вторая группа объединяет конституционные предписания, содержащие критерии и ориентиры в виде конкретных указаний на цели, общие интересы, общие блага (в частности, здоровье, образование и прочие), которыми должны руководствоваться граждане при пользовании каким-либо отдельным основным правом, группой прав. Такого рода предписания установлены, например, в ч. 3 ст. 37 нашей Конституции. В соответствии с ней: "Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда...". Хотя в этом и других подобных случаях критерии и ориентиры, с учетом которых только и могут реализовываться права, сформулированы также весьма обобщенно. Однако здесь они связаны с конкретным правом, группой прав (свобода труда).

"Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации", – гласит ч. 2 ст. 6.

Из этого конституционного принципа вытекает целый ряд важнейших положений, и в их числе вывод о том, что все нормы Основного Закона Российского государства, устанавливающие обязанности граждан, регулируют также и пределы осуществления их прав и свобод. Выполняют же они эту функцию иначе, чем правовые средства, объединенные в первую и вторую группы, и составляют третью группу норм.

Наиболее резко пределы осуществления прав и свобод граждан очерчиваются конституционными и другими запретами. Разработчики в этом случае используют такую юридическую лексику: "никто не может..."; "не допускается"; "запрещается"; "если иное не предусмотрено законом". Все эти формы запретов адресованы не только гражданам, но и другим правореализующим субъектам – государству, его органам, должностным лицам и пр. Вот пример: "Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступле-, ние" (ч. 1 ст. 50). "Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расово-

246

го, национального, религиозного или языкового превосходства" (ч. 2 ст. 29). "Каждый имеет право на тайну переписки... Ограничение этого допускается только на основании судебного решения" (ч. 2 ст. 23). Кроме того, пределы могут выражаться в виде установления сроков. "В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия" (ч. 1 ст. 56). "До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов" (ч. 2 ст. 22). "Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд" (ч. 3 ст. 81). К числу универсальных запретов относится, в частности, такое положение Конституции, как: "Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (ч. 3), 24, 28, 34 (ч. I), 46-54 Конституции Российской Федерации" (ч. 3 ст. 56). В качестве фиксации пределов прав и свобод установлен, в частности, особый порядок изменения и дополнения главы второй Конституции наряду с первой и девятой. Наиболее впечатляет применительно к обсуждаемым проблемам следующее предписание Конституции: "Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения" (ч. 3 ст. 13).

Запреты хотя по своей природе и сродни обязанностям, тем не менее в области установления пределов осуществления прав и свобод играют свою весьма важную роль и потому составляют здесь особую (четвертую) группу правовых средств.

Из предложенной здесь классификации конституционных норм, регулирующих пределы осуществления основных прав и свобод граждан, можно сделать несколько хотя и простых, но важных для понимания проблемы выводов. Во-первых, эти пределы устанавливаются не одной, как это может показаться, на первый взгляд, а целым рядом конституционных правовых норм; во-вторых, наличие различных по выполняемым функциям в правореализующем механизме норм обеспечивает дифференцированное регулирование пределов осуществления гражданами своих прав и свобод в различных сферах; в-третьих, каждая из указанных групп специфическими средствами определяет пределы пользования и распоряжения гражданами своими правами и в итоге гарантирует правильное осуществление этих прав и свобод.

Критерии и ориентиры, образующие пределы осуществления прав и свобод граждан, строго говоря, нельзя подразделять по степе-

247

ни иерархической важности. Каждый из них в этом смысле стоит на высшей ступени социальных ценностей нашего общества. Однако не подлежит сомнению, что в этом ряду высших критериев следует прежде всего называть такие; построение демократического правового государства, его задачи, интересы общества, народа, его благосостояние, укрепление и защита конституционного строя, защита Отечества и другие.

Наша Конституция не использует такое понятие, как злоупотребление правами, т.е. "употребление права во зло"34. Понятно, что злоупотреблять правами и свободами гражданин может в процессе их реализации. Ущерб от его недобросовестных противоправных действий могут терпеть права других граждан, как приобретенные ими в конкретных правоотношениях, так и реализуемые вне таковых. Однако значительно чаше встречаются нарушения пределов реализации прав и свобод со стороны государственных органов и должностных лиц. Это происходит в результате выхода за рамки установленной законом компетенции или злоупотреблений своими полномочиями. "Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба" (ст. 52).

В заключение подведем некоторые итоги, сделаем заслуживающие внимания выводы.

1. Установление Конституцией и законом пределов осуществле-

ния прав и свобод граждан – это отнюдь не ограничение в их

использовании, а исторически и социально необходимое упорядо-

ченное пользование ими в интересах общества и в целях построения

демократического правового государства. В специфической форме

пределы выполняют функции гарантий, т.е. условий и средств эф-

фективного осуществления гражданами своих конституционных

прав и свобод.

2. На нынешнем переходном этапе пределы осуществления-тфав"

и свобод граждан суть реальное воплощение их свободы »-ответст-

венности, оптимального сочетания личных и общественных интере-

сов при верховенстве последних.

3. Пределы осуществления прав и свобод граждан в Конституции

и в законе выражены в виде критериев и ориентиров, руководству-

ясь которыми граждане определяют конкретные цели, избирают

формы и способы правильного пользования тем или иным основным

правом.

34

Оно также отсутствует и в большинстве конституций других стран, лишь некоторые из них знают его (см., например, п 3 ст 25 Конституции Греции и ст 12 Конституции Японии)

243

4. При всем относительном многообразии критериев и ориентиров, очерчивающих пределы осуществления прав и свобод в правовых средствах их выражения, они в конечном счете сводятся к одному главному – к интересам личности, общества и государства.

§ 3. Полномочия органов государственной власти, их

должностных лиц и общественных объединений в сфере

реализации прав и свобод личности

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства, его основная функция. Одним из фундаментальных принципов основ конституционного строя Российской Федерации является обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Эту обязанность призваны выполнять как федерация, так и все входящие в нее субъекты, органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также действующие в стране, признанные законом общественные объединения. Они должны обеспечивать эти права и свободы в границах своих полномочий присущими им способами, методами и средствами. Охранять, обеспечивать и защищать права и свободы они призваны как на всей территории России, так и в ее отдельных частях, принимая при этом во внимание особенности того или иного региона, его климатические условия, своеобразие образа жизни проживающего в нем населения, его национальные и местные обычаи и традиции.

Не подлежит сомнению, что первая скрипка в гарантиях прав и свобод принадлежит государству. Именно оно в соответствии с отчетливо выраженным волеизъявлением многонационального народа, в форме референдума, с учетом общепризнанных принципов и норм международного права закрепляет и защищает права и свободы человека и гражданина.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод граждан, проживающих в пределах России, гарантируется прежде всего. Однако Российская Федерация согласно своей Конституции обеспечивает защиту и покровительство своим гражданам и за ее рубежами.

Обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина – одна из основных его функций, т.е. главная цель и ведущее направление его деятельности.

Во всех областях жизни в деле реализации прав и свобод граждан российское государство должно играть активную роль.

Как известно, основные функции государства – это такие магистральные направления в его деятельности, которые объективно вытекают из его сущности, определяются его историческим иазначени-

249

ем и отвечают решению коренных задач, стоящих перед государством на главных этапах его развития33. В наши дни, в отличие от марксистско-ленинского представления о функциях государства безраздельно царствует эклектика. Примером тому может служить тема 6 учебного пособия "Теория государства и права", под ред. А.Б, Венгерова (М., 1994) " Функции и обеспечивающая их структурная организация государства", автором которой является Т.Н. Клепцова. Она, в частности, рассматривает множество функций государства, иллюстрируя их на примере государств различных эпох, и как бы скороговоркой говорит: "Высказывается мнение, что функции государства следует делить на основные и неосновные. Конечно, такое деление весьма условно, так как критерий такого разграничения четко не определен" (С. 51). Не буду оспаривать приведенное суждение. Однако замечу, что деление функций государства на основные и неосновные является фундаментальной проблемой учения о государстве и отрицание такого деления было бы неоправданным, в особенности, исходя из содержания ныне действующей Конституции России.

В соответствии с ныне действующей Конституцией, основными направлениями деятельности Российского государства являются создание демократического правового государства, обеспечение благосостояния населения, правопорядка и законности. Все это – основные цели и задачи государства, которые предстоит еще решить в процессе осуществления реформ.

По вопросу о том, осуществляет ли государство охранительную функцию и является ли она основной, в литературе как прошлых, так и настоящих дней нет двух мнений. На этот вопрос все авторы отвечали положительно.

В плане исследуемой темы важно установить, каково содержание данной функции и каков объект ее воздействия? ^, ^

Раньше в литературе бытовало мнение, будто содержание рассматриваемой функции сводится лишь к защите правопорядка, прав и свобод граждан от возможных нарушений. Но такое истолкование данной функции является слишком узким и не/отражает реальную практику деятельности государства. На деле защита правопорядка, прав и свобод граждан от нарушений – лишь одна сторона этой функций. Другая, более важная, заключается в создании благоприятных условий для их реализации. Названная черта – особенность правоохранительной деятельности демократического, правового государства, обусловленная его природой. Содержание данной функ-

См ЧерноголовкинНВ Теория функций социалистического государства М, 1970 С. 7, Морозова Л А Функции Российского государства на современном этапе//Государство и право 1993 №6.

250

ции состоит как в создании и обеспечении благоприятных условий для претворения в жизнь прав, свобод и обязанностей граждан, правопорядка в целом, так и в защите их от нарушений.

Ответ на первый вопрос в определенной степени проясняет и второй. Несомненно, что объектом воздействия данной функции являются противозаконные, антиобщественные действия лиц, подрывающих конституционный строй, установленный в стране правопорядок, не выполняющих честно и добросовестно своих обязанностей, нарушающих права и законные интересы других лиц. Однако это лишь одна сторона проявления рассматриваемой функции. Организованная деятельность граждан, государственных органов, общественных объединений осуществляется с таким расчетом, чтобы правопорядок в стране непрерывно развивался и укреплялся, чтобы своевременно и оперативно устранялись причины, вызывающие его нарушение, чтобы существовала самая благоприятная обстановка для реализации прав и законных интересов граждан. Именно в этом состоит другая важная сторона воздействия правоохранительной функции государства. Во всех случаях государство должно, защищая, обеспечивать и, обеспечивая, защищать. Здесь налицо единое главное направление в деятельности нашего государства.

Истолковывая правоохранительную функцию лишь как защитительное направление в деятельности государства, некоторые авторы на этом основании отказываются признавать за ней качество главной функции государства. Острие этой фунхции, утверждал в относительно недавнем прошлом Н.В.Черноголовкин, направлено против преступлений и других посягательств на правопорядок и законность. Преступность причиняет большой вред обществу, но не выражает его внутренней природы как социального строя. Тем не менее, поскольку в обществе в силу различных причин имеют место преступления и иные правонарушения, оно вынуждено решительно бороться с ними, в том числе при помощи государства. Выражением этой конкретно-исторической необходимости и служит охранительная функция36. Приведенные Черноголовкиным доводы основываются на одностороннем понимании охранительной функции и поэтому не убеждают в правильности сделанного им вывода.

Функция охраны правопорядка, прав и свобод граждан, по моему мнению, относится к числу постоянных основных функций Российского государства.

Будучи главным направлением в деятельности государства, функция охраны правопорядка, прав и свобод граждан осуществляется всеми государственными органами. Такой вывод прямо вытекает из

36

См.: Черноголовки» Н.В. Теория функций социалистического

государства. М , 1970. С. 44

251

содержания данной функции и подтверждается анализом практической деятельности всех звеньев государственных и общественных структур.

Б эпоху советской власти в литературе нередко можно было встретить утверждение, будто охрану прав и законных интересов граждан осуществляют только органы суда, прокуратуры и некоторые другие юрисдикционные органы37. Между тем анализ как тогдашней, так и, в особенности, нынешней практики показывает, что ее осуществляют как все государственные, так и общественные структуры, но каждая из них в рамках установленных законом полномочий.

Полномочия Российской Федерации и ее субъектов в сфере реализации прав и свобод. Россия – федеративное государство, состоящее хотя и из равноправных, но все же различающихся по многим параметрам субъектов. Различия эти идут в первую очередь по социально-экономическим признакам, по состоянию культуры, образования и духовного уровня населения отдельных регионов страны, наконец, по характеру религии и пр. Все это, понятно, диктует в реализации прав и свобод осуществление двуединой задачи. С одной стороны, неуклонное соблюдение единства смысла и содержания основных прав и свобод человека и гражданина на бескрайних просторах России; с другой – необходимо всесторонне учитывать своеобразие отдельных территорий и регионов. Все это нашло конституционное выражение в распределении предметов ведения и полномочий между федерацией и ее субъектами Основополагающие законы Российской Федерации и ее субъектов, сортветст-венно конституции республик и уставы других членов федерации дают довольно общее представление о пределах размежевания предметов ведения и круга полномочий между федеральными органами власти, с одной стороны, и региональными органами – с другой. Это утверждение в первую очередь относится к/тем государственным функциям, которые, согласно федеральной Конституции, составляют предметы совместного ведения федерации и ее субъектов. Однако оно может быть отнесено и к предметам ведения и полномочиям федерации в целом.

Представляется, что как Основной закон России в целом, так и конституции республик, уставы краев, областей, горо'дов федерального значения и автономных образований не провели четких границ

Так, например, Д М Чечот различал следующие формы защиты субъективных прав судебную, административную, арбитражную, нотариальную и обществен^ю Как видно, в этом перечне не нашлось места для охранительной деятельности предста-вительньи: органов, а также органов прокуратуры (см Ч е ч о т Д М Субъективное право и формы его защиты 1968 Л , С 53, 55, 67)

252

между полномочиями федерации и ее членов. Тут, видимо, нормализуется все со временем, когда соответственно сложатся система федерального законодательства и система нормативных актов субъектов федерации. Только тоща, пожалуй, будут расставлены все точки над "i". К тому же надо иметь в виду, что одни положения Конституции РФ прямо относятся к обсуждаемой теме, т.е. к реализации прав и свобод личности, взятой в самом общем плане. Например, п. "е" ст. 71 предусматривает: "Установление основ федеральной политики и федеральных программ в области государственного экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской федерации". Можно ли со всей ответственностью сказать, что приведенное положение не предусматривает укрепление и расширение объема конституционных прав и свобод человека и гражданина как в федерации в целом, так и ее субъектах? Еше большее число вопросов в связи с различными аспектами правового статуса человека и гражданина в РФ и в ее субъектах вызывает водораздел в области федерального и регионального законодательства. Ст. 71 п. "в" и ст. 72 п. "б" почти в одних и тех же предписаниях формулируют предмет ведения в области законодательства федерации и ее субъектов. Исходя из прошлого опыта союзного государства, здесь, по-видимому, в первом случае речь должна идти о том, что в области отраслевого законодательства федерация вправе принимать преимущественно лишь его основы, а дело субъектов издавать нормативные правовые акты в развитие этих основ. Сейчас же в области законодательства согласия нет. В самом деле, вопрос регулирования, судя по предписанию ст. 71 п. "в", является предметом ведения только Российской Федерации. Ведь в ст. 72 п. "б" ничего не говорится, что вопросы гражданства – предмет совместного ведения России и ее членов. Да это и понятно. Ведь субъектами РФ являются не только государства-республики, но и административно-территориальные и автономные образования, которые по общепринятым стандартам собственного гражданства не имеют. Между тем Кабардино-Балкарская Республика, как и ряд других республик, вопреки федеральной Конституции приняла собственный закон о гражданстве. Это ведет к еще большему рассогласованию находящегося в хаотическом состоянии отечественного законодательства. Вопросы, относящиеся к правам и свободам человека, находятся в ведении федерации (ст. 71 п. "в"), входящие же в нее субъекты (ст. 72 п. "б") располагают более узкими полномочиями. Иначе говоря, область прав и свобод в России выступает как предмет собственной компетенции федерации, так и совместного ведения федерации и входящих в нее субъектов. Прибегая к текстологическому анализу соответствующих положений вышеупомянутых статей федеральной Конституции, надо отметить, что применительно к полномочиям федерации употребляется

253

формула: "регулирование и защита", а относительно полномочий ее субъектов – только "защита". Казалось бы, в данном конкретном случае формальное различие невелико, тем не менее оно значительно по существу: к компетенции федерации принадлежит установление исходных, фундаментальных положений в деле правового регулирования и закрепления прав и свобод человека и гражданина, а к полномочиям ее субъектов – определение и установление региональных особенностей.

Охрана, обеспечение и защита человека, его прав и свобод как высшей ценности является непреходящей миссией современного демократического, правового государства, его основной функцией, как было уже показано выше.

В свою очередь, отсюда вытекает тот факт, что в осуществлении названной функции задействованы органы власти как государственного, так и местного самоуправления. Не могут тут оставаться безучастными и граждане, а также их общественные объединения. Конечно, в соответствии с канонами Конституции и нормами закона каждому из компонентов правоохранительной системы отводится собственное место. Каждый из них наделен присущими ему полномочиями, характерными только для него способами и средствами их осуществления. В идеале тут должна присутствовать некая гармония, либо хотя бы (в меньшей степени желаемая) согласованность. Поэтому безоглядное смещение акцентов правоохранительной деятельности государства на судебную власть вряд ли оправданно как с теоретической, так, еще более, и с практической позиции. Как свидетельствует отечественный и мировой опыт./положительный результат может быть достигнут в процессе согласованной деятельности государственных и общественных структур.

Место органов общей и отраслевой компетенции в области реализации прав и свобод. В существующей ныне системе правоохранительных органов власти и общественных структур следует различать по крайней мере две их разновидности: одна из них обладает самыми разносторонними полномочиями, в числе которых имеются в большем или меньшем объеме полномочия, направленные на охрану, обеспечение и защиту прав и свобод человека и гражданина. Другая же преимущественно сосредоточена именно на правоохранительной сфере деятельности. К первой разновидности поименованных структур относятся структуры общей компетенции. Правоохранительные полномочия чаще всего либо вытекают из всей совокупности принадлежащих им прав и обязанностей, либо обозначены особой строкой конституции или закона. К таким структурам по общему правилу относятся почти все органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица, а также значительное число общественных объединений. Правоохранительную функцию они выполняют, осуществляя все остальные свои

254

установленные конституцией и законами полномочия. Правоохранительная деятельность здесь происходит как бы в процессе осуществления всей их компетенции.

Другая ветвь состоит из тех государственных и общественных структур, которые наделены специальными полномочиями, используемыми ими для охраны, обеспечения и защиты установленных Конституцией и законами Российской Федерации, конституциями, уставами и иными правовыми нормативными актами ее субъектов, прав и свобод человека и гражданина.

Если к первому комплексу принадлежит подавляющее большинство органов власти и общественных объединений, поскольку они, решая относящиеся к их компетенции любые вопросы, так или иначе воздействуют на реализацию людьми своих нужд, предусмотренных правами и свободами, то второй комплекс учрежден для выполнения преимущественно правоохранительных задач во всех формах их осуществления. Конечно,- следует оговориться, что проведенное только что различие носит в известной степени условный характер и предпринято во многом для более четкого анализа пра-вореализующей деятельности государственных и общественных подразделений. Тем не менее оно отнюдь не беспочвенно, как может показаться на первый взгляд. Есть органы власти и должностные лица, которые специально учреждены для защиты прав и свобод граждан и их общественных объединений. К их числу, например, относится Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации или Уполномоченный по правам человека (ч. I п. "д" ст. 103). Для них главная (если не единственная) – функция защиты прав и свобод.

В соответствии с федеральной Конституцией права и свободы человека и гражданина Российской Федерации гарантируются прежде всего государственной властью (ч. I ст. 45). Государственная же власть, как известно, осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10). Права и свободы личности, будучи непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18). Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации3*. Государственную власть в субъектах Российской Федера-

33

Важную роль в осуществлении их деятельности призван играть Указ Президента РФ "О дополнительных мерах по обеспечению деятельности судов в Российской Федерации" от 20 марта 1996 г. <СЗ РФ. 1996. №13 Ст1306 ).

255

ции осуществляют образуемые ими органы государственной власти (ч. 1,2 ст. 11).

Роль органов общей компетенции в реализации прав и свобод. Согласно Конституции Российской Федерации систему государственных органов власти возглавляет Российский Президент. Именно с определения его конституционного статуса начинается та часть Конституции, которая закрепляет систему федеральных органов.

Не только ст. 80 Конституции РФ, но и весь ее текст, все ее содержание убеждают в том, что Президент Российской Федерации является главой государства.

В отечественной научной литературе, насколько мне известно, пока еще нет сколько-нибудь обстоятельного объяснения, что следует понимать под термином "глава государства". Видимо, прошло слишком мало времени с момента включения этого понятия в действующую Российскую Конституцию. Согласно Конституции РФ (ст. 1), Россия является по форме правления республикой. Представляется однако, что термин "глава государства" неадекватно характеризует форму правления современной России как президентской республики39. Непредвзятый научный анализ существующих у нас основ конституционного строя, да не только у нас, но и в бывших советских республиках (в особенности в Средней Азии, например), скорее можно представить, в форме некой "выборной монархии". Сама по себе выборность^тнюдь не свидетельствует о своеобразии формы правления государства. Именно с выборности началось существование более чем трехвекового царствования династии Романовых. В свое времяХХУП в.) избирались короли Польши. В наши дни в отличие от прошлого степень различия между республиканской и монархической формой правления государства как бы утратила свое значение. Возьмите, к примеру, Корейскую Народно-Демократическую Республику, ее Конституция декларирует социалистический тип государства в форме республики. Однако на деле в ней существует наследование высшей государственной власти (должности президента). Современная Конституция королевской Испании не менее демократична чем, например, французская и итальянская республиканские конституции.

Сейчас, на мой взгляд, на первый план в сфере прав и свобод выходит деление государств не по форме правления, а по характеру политического режима: авторитарное или демократическое правовое

ад

Обстоятельный анализ форм правления и, в частности, президентской республики, дан в книге Н.А.Сахарова "Институт президентства в современном мире". (М„ 1994) Особенно следует обратить внимание на Раздел I, п. 3, в котором рассматриваются различные модели республиканских форм правления: президентская, полупрезидентская и парламентарная республика.

256

государство. Казалось бы, все, что говорилось до сих пор, имеет мало связей с проблемами реализации прав и свобод человека. Однако это не так. Основы правового положения в целом, а права и свободы в особенности связаны с конституционным строем государства, его государственным устройством, формой правления; они оказывают либо прямое влияние на весь статус личности, на состояние реализации ее прав и свобод, либо косвенное.

Действующая ныне Конституция подвергается, и не без основания, критике. В ней отмечается немало пороков, о которых говорят не только оппозиционные, но и ортодоксальные силы, а также бывшие советские диссиденты (например, всемирно признанный ученый и писатель Александр Зиновьев).

В частности, ее существенным недостатком является отсутствие более подробного и четкого определения полномочий федеральных органов государственной власти в области реализации прав и свобод человека и гражданина. Предвижу возражения, что это не дело Основного закона, а задачи текущего законодательства. Это верно. Однако не подлежит сомнению и то, что Конституция не может и не должна содержать без дополнительной конкретизации крайне расплывчатые нормы, типа: Президент – гарант Конституции, прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 80).

В порядке реализации этого конституционного положения Президент РФ фактически осуществляет указанные полномочия. Об этом свидетельствует изданный им 7 марта 1996 г. Указ "О Главном управлении Президента Российской Федерации по вопросам конституционных гарантий прав граждан'"10, Указ Президента РФ "О комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации" от 20 мая 1996 г.41

В любом государстве, претендующем хотя бы на формальное признание демократическим и правовым, гарантом в истинном смысле слова является суверен – народ, а не какое-либо должностное лицо, как бы оно высоко ни было поставлено на лестнице государственной иерархии. Алогизм нынешней Российской Конституции состоит в том, что, в частности, она, выдвигая в качестве незыблемого принципа конституционного строя разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, вывела из этого ряда Президента РФ. Позволительно спросить, к какой из всех разновидностей систем органов государственной власти это высшее должностное лицо следует отнести? Он (Президент) как бы вынесен за скобки всей системы органов государственной власти федерации,

СЗ РФ. 1996. № И. Ст. 1031.

41 СЗ РФ. 1996. № 21. Ст. 2474.

257

объявлен "главой государства", "гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина". По существу, конституционный статус Президента в таком виде, в каком он обрисован нынешним Основным законом государства, закладывает фундамент для возможной при определенном стечении обстоятельств и раскладе политических сил авторитарной формы правления. К этому склонно ближайшее окружение главы государства, но не против этого и некоторая часть российской периферии. В одном из телеинтервью Президент Калмыкии К.Илюмжинов не возражал, когда к нему после недавно состоявшихся выборов в республике ведущий то ли шутя, то ли серьезно обратился: "Как теперь вас называть – Ваше величество?" Возражения на это не последовало. В другом же интервью Кирсан Илюмжинов, опровергая решение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации о нелегитимности выборов Президента в Калмыкии, как бы мимоходом заметил: "Будет в России монархия, будет в Калмыкии ханство".

В области реализации прав и свобод Президент как их "гарант", как "глава государства" обладает широкими полномочиями. В этой области, как мне кажется, он обоснованно имеет приоритетные возможности: "...обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти" (ч. 2 ст. 80). Такие полномочия Президента вполне оправданны, поскольку он призван руководить верхними эшелонами власти Российской Федерации. Содержание этой функции Российского Президента отчетливо выражено в присяге, произносимой им при вступлении в должность (ч. 1 ст. 82): "Клянусь при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации...".

Не вдаваясь в подробности, целесообразно отметить, что как юридически, так и практически нет ни одного субъективного права (свободы) человека и гражданина, в реализации которого Президент не имел бы реальной возможности принять участие. Его полномочия в этой области не могут конкурировать с каким-либо другим органом общей компетенции.

Среди органов, создаваемых при Президенте РФ, важная роль принадлежит Совету Безопасности РФ. Он является конституционным органом, осуществляющим подготовку решений Президента РФ по вопросам обеспечения защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, проведения единой государственной политики в области обеспечения безопасности. Совет Безопасности является органом, обеспечивающим условия для реализации Президентом России его конституционных полномочий по защите прав и свобод человека и

258

гражданина, охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности'12.

Парламент Российской федерации – Федеральное собрание, состоящее, как известно, из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы, в Конституции также наделен значительным объемом общих полномочий в реализации прав и свобод. Однако в своем большинстве они могут им реализовываться в этой области с непосредственным участием Президента.

Государственная Дума – законодательный и представительный орган – реализует права и свободы, записанные в Конституции, посредством принятия федеральных законов и постановлений. Однако она связана в этом деле решением Совета федерации и согласием Президента. Таким образом, реализация прав и свобод человека и гражданина посредством принятия федеральных законов требует непременного участия Государственной Думы, Совета Федерации и Президента. Понятно, что такая сложная процедура принятия законов ослабляет правореализующую деятельность Федерального Собрания. К концу двухлетних полномочий избранного в декабре 1993 года Федерального Собрания законодательным органом было принято 328 законов, 236 из которых подписаны Президентом. Многие из них касались прав и свобод человека. В ноябре 1995 г. Государственная Дума преодолела президентское вето более чем на 15 законов, относящихся в своем большинстве к социальной сфере, а значит – касающихся прав человека.

Не подлежит сомнению, что многие права и свободы, провозглашенные Конституцией, для своей реализации нуждаются в финансовой поддержке государства. По общепризнанному правилу, принятие государственного бюджета является делом парламента. В бюджете названы финансовые источники, за счет которых осуществляются права и свободы граждан в сфере социально-экономической жизни, такие, как право на социальное обеспечение, на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на образование и пр. Однако материальная поддержка Федеральным Собранием реализации прав и свобод сдерживается тем, что "законопроекты о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены только при наличии заключения Правительства Российской Федерации" (ч. 3 ст. 104). Одним словом, можно без преувеличения

42

Указ Президента РФ "Вопросы Совета Безопасности Российской Федерации"

от 10 июля 1996 г (Российская газета. 1996 16 июля).

259

сказать, что основные полномочия парламента федерации в сфере общей компетенции по осуществлению прав и свобод серьезно ограничены. Хотя создаваемая им Счетная палата наделена Федеральным законом от 11 января 1995 r.4S широкими полномочиями, относящимися к контролю за исполнением бюджета, определению целесообразности и эффективности расходов государственных средств и использованию федеральной собственности (ст. 2 Закона "О Счетной палате РФ"), тем не менее, она, к сожалению, пока еще не стала действенным рычагом обеспечения парламентом реализации прав и свобод,

К рассматриваемому классу государственных и общественных структур, действующих в сфере реализации прав и свобод человека и гражданина, относятся также общественные объединения. Они имеют как общереализующую, так и специальную компетенции и действуют на основе Конституции Российской Федерации, а также принятого в развитие ее ст. 30 Федерального закона "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 г." Государство, в принципе, не должно вмешиваться во внутренние'дела любого общественного объединения. Это его частное деунЭ, регламентируемое принимаемым им уставом. /

Упомянутый Федеральный Закон "Об общественных объединениях" призван регулировать отношения между государством, с одной стороны, и тем или иным общественным объединением – с другой. Он наделяет общественные объединения таким правом, как "право представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях'"'5.

Роль органов специальной компетенции в реализации прав и свобод. Более приспособленными к реализации прав и свобод человека и гражданина являются государственные и общественные структуры специальной компетенции. Они, по общему правилу, создаются органами власти обшей компетенции. Остановимся на рассмотрении наиболее важных из них. На мой взгляд, к их числу относятся: Уполномоченный по правам человека, назначаемый Государственной Думой РФ; Конституционный Суд Российской Федерации; Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ; в системе Федерального Собрания в обеих палатах имеется

43 СЗРФ. 1995. №3. Ст. 167.

44 СЗРФ. 1995. №21. Ст. 1930.

Подробнее об этом см.: А в а к ь я н С.А.Политический плюрализм и общественные объединения в Российской Федерации: Конституционно-правовые основы. М., 1996. С. 157–158.

260

ряд комитетов и комиссии, ведающих отдельными вопросами социально-экономической, политической и культурной жизни, деятельность которых непосредственно связана с реализацией прав и свобод человека и гражданина (например, подкомитет по правам человека в Государственной Думе).

В этот разряд органов, так или иначе связанных с осуществлением прав и свобод человека и гражданина, следует отнести органы прокуратуры, Федеральную Миграционную службу, Федеральную Службу Безопасности и пр. Особыми полномочиями в защите прав и свобод граждан наделены органы правосудия. Они осуществляют защиту посредством гражданского, административного и уголовного суд опроиз водства.

Остановимся на правозащитной роли Уполномоченного по правам человека, Конституционном Суде и Судебной палате по информационным спорам при Президенте РФ.

Впервые не только в период советской, но и постсоветской эпохи в Основной закон включена норма, закрепляющая конституционный статус Уполномоченного по правам человека. Согласно ч. 1 "д" ст. 103 Государственная Дума Федерального Собрания РФ осуществляет "назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека, действующего в соответствии с федеральным конституционным законом". В развитие указанного положения Конституции Государственная Дума начала разрабатывать проект федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации". Работа над ним так и не была окончена. Более года законопроект находился на рассмотрении в Государственной Думе. Это один из двенадцати конституционных законов, которые должны заложить конституционно-правовой фундамент российской государственности и обеспечить недостающее звено в механизме защиты прав и свобод человека.

Подобный институт введен более чем в ста странах мира и показал свою эффективность в восстановлении нарушенных прав человека и гражданина''6.

21 июля 1994 г. проект был принят в первом чтении. Квалифи-цирова'нным большинством голосов концепция, заложенная в основу законопроекта, была одобрена. Идея эта проста – восстановление и защита Уполномоченным нарушенных прав граждан России и

46

См.: Б о и ц о в а В.В. Народный правозащитник: статус и функционирование. Ч. 1. Тверь, 1994; Она же: Омбудсмен как защитник фундаментальных личных прав человека (НоваяЗеландия –' Великобритания – Канада – Австрия). Тверь, 1994; Хаманева Н.Ю. Роль омбудсмена в охране прав граждан в сфере государственного у правления//Советское государство и право. 1990. № 9.

261

лиц, находящихся на ее территории. Во втором чтении четыре раза он был отвергнут депутатами Госдумы по мотивам, не связанным с содержанием проекта. В настоящее время проект названного закона активно обсуждается в Государственной Думе действующего созыва.

В свое время мне довелось быть экспертом по первоначальному тексту проекта данного закона. В том виде, какой тогда имел проект, он обладал как достоинствами, так и недостатками. С одной стороны, он представлялся мне крайне рыхлым, содержащим немало ненужных положений, а с другой – имел много пробелов и неурегулированных отношений. Было предложено, в частности, урегулировать взаимоотношения Уполномоченного по правам человека с должностными лицами прокуратуры, поскольку в ряде случаев они обладают одними и теми же функциями. Нуждался в точном определении характер отношений Уполномоченного с другими органами государственной власти.

Согласно проекту^закона, Уполномоченный по правам человека в Российской Федераций"– должностное лицо, назначаемое в соответствии с Конституцией РФ в целях усиления гарантий государственной защиты прав и свобод человека, содействия соблюдению и уважению его прав и достоинства в деятельности государственных органов и должностных лиц. Уполномоченный по правам человека:

– рассматривает жалобы граждан Российской Федерации и дру-

гих лиц, находящихся под ее юрисдикцией, на нарушения или не-

надлежащее соблюдение их прав и свобод;

– по собственной инициативе выявляет и расследует случаи

грубого или массового нарушения прав человека, если они имеют

особое общественное значение;

– информирует органы государственной власти РФ и обществен-

ность о положении дел в области соблюдения прав человека в РФ.

Уполномоченный при осуществлении своей компетенции независим и не подотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам.

Незаконное вмешательство в деятельность Уполномоченного с целью повлиять на его решение в интересах отдельного лица, группы лиц или государственного органа влечет предусмотренную законом ответственность.

Для обеспечения деятельности Уполномоченного создается рабочий аппарат: Национальное агентство Российской Федерации по правам человека.

Агентство является самостоятельной структурой в системе государственных органов Российской Федерации и возглавляется Уполномоченным.

Решение об учреждении службы омбудсмена в России следует

262

приветствовать как знаменательную перемену, прерывающую прежнюю советскую традицию в отношении прав человека. К сожалению, вслед за конституционным положением об омбудсмене не был своевременно принят закон, который застраховал бы новую должность от чрезмерного давления.

В результате Государственной Думе в марте 1995 г. удалось сместить с поста первого омбудсмена Сергея Ковалева. Причиной освобождения его от должности стал именно тот тип поведения, к которому должны стремиться омбудсмены в любой стране мира, – независимое, открытое и честное оповещение общественности о нарушениях прав человека47. К сожалению, новый Уполномоченный до сих пор не назначен.

В системе иерархии органов судебной власти Конституционный Суд Российской Федерации занимает верхнюю ступень. Он является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Решение Конституционного Суда РФ окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Он обладает широкими полномочиями. Наиболее важные записаны в ст. 125 Конституции России. В развитне содержащихся в ней положений принят Федеральный Конституционный Закон от 21 июля 1994 г.48 Как в Конституции, так и в названном законе записано: "Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч. 4 ст. 125 Конституции; ч. 3 ст. 3 Федерального конституционного закона).

Руководствуясь Конституцией и положениями Федерального Конституционного Закона, Конституционный Суд Российской Федерации полномочен рассматривать дела в области реализации прав и свобод как в общем и целом, так и применительно к персональным жалобам отдельных граждан по поводу обстоятельств и событий, приведших к нарушению записанных в Конституции их прав и свобод.

К примерам первого рода решений Конституционного Суда можно отнести те из них, которые были вынесены Конституционным Судом на июльском заседании 1995 г., посвященном проблемам чеченских событий. Речь шла о том, соответствуют ли Указы Президента и Постановления Правительства о мероприятиях, проводи-

47

Механизм защиты прав человека в России. М., 1996. С. 104.

48 СФКЗ и ФЗ РФ. № 1,1995.

263

мых в Чеченской Республике, Конституции России, в частности в какой мере эти мероприятия нарушили права и свободы человека и гражданина. Если Конституционный Суд в целом высказался за то, что принятые Президентом и Правительством акты не противоречат Конституции, то отдельные судьи выразили по этому поводу Особое мнение. Так, в частности, судья В.О.Лучин в своем Особом мнении отметил, что суть его правовой позиции заключается в том, что мероприятия федеральных властей не соответствуют действующей Конституции России. "Федеральная власть, избрав вооруженный метод решения чеченского вопроса, не приняла всех необходимых мер по защите прав и свобод граждан1. Такое несоответствие благих целей средствам достижения их никак не может быть объяснено и оправдано" (Российская газета. 1995. П августа).

Мотивы нарушения прав у/свобод обусловили Особое мнение и других судей: А.Л.Кононрвй', В.Д.Зорькина, Б.СЭбзеева, Г.С.Гад-жиева и Н.В.Витрука.^В одних случаях этот мотив звучал более выпукло, как в Особом мнении В.О.Лучина, в других – сравнительно глухо. Однако в целом он проявился отчетливо. К сожалению, в итоге рассмотрения Конституционный Суд большинством голосов пришел к выводу, что президентские и правительственные акты приняты в пределах конституционных полномочий соответствующих органов государственной власти.

Если в недавнем прошлом Комитет Конституционного надзора СССР, как и Конституционный Суд Российской Федерации, до принятия Федерального Конституционного Закона 1994 г. "О Конституционном Суде РФ" практически не занимался рассмотрением конкретных жалоб граждан на нарушение должностными лицами их основных прав и свобод в процессе применения норм текущего законодательства, то теперь такая практика начинает получать сравнительно широкое распространение. Сошлемся на конкретный пример, на основе которого можно проиллюстрировать полномочия Конституционного Суда в деле защиты прав личности.

В Конституционный Суд обратился с жалобой гр. В.М.Минаков, бывший начальник Управления внутренних дел Липецкой области, который был уволен из органов внутренних дел приказом заместителя министра внутренних дел Российской Федерации от 10 августа 1992 г. на основании ст. 19 Закона РСФСР "О милиции" по выслуге срока службы, дающего право на пенсию. Заявитель обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой признать неконституционными норму статьи 19 Закона РСФСР "О милиции", а также пункт "в" части первой и часть вторую статьи 58 "Положения о службе в органах внутренних дел Российской Феде-

264

рации" (утверждено Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года № 4202–1), в соответствии с которыми увольнение по выслуге срока службы, дающего право на пенсию, может осуществляться в том числе и по инициативе начальника органа внутренних дел. По мнению заявителя, эти нормы противоречат статьям 37 и 39 Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев 16 июня 1995 г. как фактические, так и юридические доводы этого дела, постановил: " Согласно части второй статьи 100 Федерального Конституционного Закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", решение об увольнении В.М.Минакова, поскольку оно основано на положении абзаца 2 части седьмой статьи 19 Закона РСФСР "О милиции" в том толковании, которое признано настоящим Постановлением не соответствующим Конституции Российской Федерации, подлежит пересмотру компетентным органом в установленном порядке"49.

По выводам комитета адвокатов по правам человека, "многие вопросы, важные для защиты прав человека в новом Законе "О Конституционном Суде РФ" отражены весьма расплывчато или вообще не затронуты"50.

Говоря о государственных и общественных структурах, компетентных обеспечивать реализацию основных прав и свобод граждан, нельзя не остановиться на полномочиях Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации. Ее организация, функции и полномочия, а также порядок деятельности определяется Положением о ней, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 31 января 1994 г. (Российская газета. 1994. 13 февраля).

Основной задачей Судебной палаты является содействие Президенту Российской Федерации в эффективной реализации им конституционных полномочий гаранта закрепленных Конституцией Российской Федерации прав, свобод и законных интересов в сфере массовой информации (ст. 2 Положения). В соответствии с возложенной на нее задачей, Судебная палата выполняет следующие основные функции: содействует Президенту Российской Федерации в обеспечении прав и свобод в сфере массовой информации, а также объективности и достоверности сообщений в средствах массовой информации, затрагивающих общественные интересы; обеспечивает соблюдение принципа равноправия в сфере массовой информации;

49 СЗ РФ. 1995. № 24. Ст. 2342.

50

Механизм защиты прав человека в России. С. 23.

265

способствует осуществлению принципа политического плюрализма в информационных и общественно-политических телерадиопрограммах; дает указания по исправлению фактических ошибок в информационных сообщениях средств массовой информации, затрагивающих общественные интересы. Естественно, здесь дан перечень лишь основных полномочий обсуждаемого органа в правозащитной деятельности. Судебная палата обладает также рядом и других полномочий.

К настоящему времени, хотя с момента учреждения Судебной палаты по информационным спррам прошло не так уж много времени, она накопила довольно значительный опыт по рассмотрению возникающих споров в области функционирования средств массовой информации. Приведем в качестве иллюстрации ее практической работы один из примеров: решение от 13 декабря 1995 г. "О положении со свободой массовой информации в Приморском крае".

В Судебную палату по информационным спорам при Президенте Российской федерации и Комитет Российской Федерации по печати обратились многие журналисты, редакторы газет с жалобами и заявлениями на нарушение в Приморском крае свободы массовой информации. При этом указывалось на нарушение прав журналистов на доступ к информации, грубое, оскорбительное отношение к ним со стороны отдельных работников администрации, вмешательство в профессиональную деятельность редакций, приостановление выпуска ряда изданий, гонения на журналистов из-за несогласия с политическими позициями официальной власти края и т.п.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 4, 9, 10, 13 Положения о Судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, Судебная палата решила: "Потребовать от администрации Приморского края (Е.И.Наздратенко) неукоснительного соблюдения норм Конституции РФ, Закона РФ "О средствах массовой информации" в части гарантий свободы массовой информации, профессиональных прав журналистов"51.

Можно было бы и далее рассматривать отдельные государственные и общественные учреждения, которые либо в силу закона, либо в силу общественного мнения призваны защищать установленные Конституцией права и свободы человека и гражданина в РФ. Однако все то, что сказано до сих пор, на мой взгляд, служит подтверждением, что в стране предусмотрена целостная система правоохранительных структур. Задача состоит лишь в том, чтобы она была запущена в работу и функционировала в соответствии с Конституцией и другими основополагающими нормативными актами.

Российская газета. 1995. 27 дек.

266

§4. Организационные и юридические механизмы

реализации прав а свобод

Форма реализации прав граждан и их особенности. До сих пор речь шла о полномочиях государственных и общественных структур, их отдельных звеньев в деле осуществления прав и свобод личности. Однако само по себе наделение тех или иных органов власти соответствующей компетенцией вовсе не означает, что права и свободы как бы автоматически претворяются в жизнь. Для этого необходимо предусмотренное Конституцией и законом функционирование всех правоохранительных систем, и, естественно, в первую очередь государственных, а также активность самих граждан и их объединений. Механизм реализации прав и свобод – это сложный и многосторонний как в организационно-политическом, так и в юридическом отношениях организм. Понятно, что во всей полноте эта проблема требует отдельного, самостоятельного исследования52. Здесь же ограничимся лишь тем кругом вопросов, без анализа которых предпринятая работа могла бы показаться незавершенной.

Первоочередным в данном случае является вопрос о том, что следует разуметь под понятием реализации прав и свобод личности? Это не только закрепление соответствующих полномочий за органами государственной власти, но и процедурно-правовой механизм их осуществления. "Механизм реализации раскрывается через упорядоченность, структуру (субъекты, объекты, характер связей между ними), разнообразные социальные и юридические факторы, формы, способы, условия и гарантии осуществления конституционных норм в соответствии с демократическими процедурами, принципами законности и социальной справедливости"53.

Теперь следует обратиться к механизму реализации, взятой не в статике, а в динамике. Механизм потому так и называется, что он символизирует движение. Иначе говоря, здесь пойдет разговор о процессе превращения прав и свобод, заключенных в конституционной модели конкретных юридических возможностей, в действенное их осуществление.

Как уже не раз отмечалось, в конституционном тексте суть ме-

См.' Реализация прав граждан и условиях развитого социализма. М., 1983. В этой книге, на мой взгляд, дан довольно полный на то время анализ реализации прав; См. также: Ч и а к о в О.Л. Роль механизма правоприменения в реализации конституционных норм. Проблемы конституционного развития Российской Федерации и обеспечение прав человека: Материалы научно-теоретической конференции. Саратоо, 1994; JI у ч и н Б.О. Теоретические проблемы реализации конституционных норм. М„ 1993.

Лучин В.О. Теоретические проблемы реализации конституционных норм. М., 1993. С. 5.

267

ханизма реализации прав и свобод обозначается no-разному: "гарантируется", "охраняется", "не допускается", "запрещается", "поощряется", "обеспечивается" и пр. Все эти термины отражают активную деятельность государственных и общественных структур по реализации прав и свобод и символизируют механизм их осуществления. Законодатель, используя те или иные термины, желает подчеркнуть определенную сторону механизма реализации прав и свобод. Им употребляются различные термины: от универсальных – "гарантируется" до специальных – "компенсируется, возмещается", например, ущерб от экологических бедствий (ст. 42 Конституции). Все это определяет способы, методы и средства осуществления прав и свобод.

Каждое из приведенных здесь обозначений является отнюдь не только известной'данью законодательной стилистике, но и связано, непосредственно вытекает из требований законодательной техники54, несет определенную смысловую нагрузку.

Реализация правовых норм (в данном случае, прав и свобод) со словом "результат" имеет один и тот же смысловой корень. В первом случае речь идет об осуществлении записанных в конституции и законе юридических возможностях приобрести те или иные социальные блага, во втором же – имеется в виду итог, фактическое пользование ими. Однако между этими двумя словами, символизирующими пользование правами и свободами, как правило, есть некий "зазор", для преодоления которого нужен механизм, способный обеспечить эффективный переход от одного к другому.

Этот переход происходит в процессе либо соблюдения гражданами правопорядка, либо осуществления правоохранительной деятельности органов государственной власти.

В свое время в нашей науке развернулась острая дискуссия: имеют ли конституционные права и свободы граждан субъективный характер, или, напротив, они представляют элементы общей правоспособности? Сейчас, когда в конституции четко и ясно сказано, что основные права и свободы человека и гражданина имеют прямое действие, прежний спор утратил свою актуальность. Вместе с тем упомянутое положение конституции может породить другую крайность: будто все записанные в ней права и свободы действуют непосредственно и для их осуществления нет нужды создавать специальный механизм их реализации. Однако это не так. Действительно, есть некоторые права человека, которые не нуждаются в нем. Для

54

См:Гредескул Н.А. К учению об осуществлении права. Харьков, 1990; Успенский Л. Юридическая техника. Ташкент, 1927; Гродзинский М.М Законодательная техника и уголовный кодекс//Вестник советской юстиции. 1928 № 19(25), ИерингР Юридическая техника Спб 1906

268

фактического пользования ими вполне достаточно, чтобы в стране поддерживался твердый и эффективный общественный порядок и незыблемая законность (верховенство закона). Потребность в правозащитном механизме возникает для них лишь тоща, когда они нарушаются. Так, в ст. 21 Конституции РФ записано, что "достоинство личности охраняется государством" и "ничто не может быть основанием для его умаления". Здесь право на достоинство вытекает из самого конституционного текста, и для его осуществления нет необходимости создания какого-либо организационного или правового механизма. Другое дело, когда это право нарушается, тогда необходим правозащитный механизм. Лицо, подвергшееся оскорблению как физическому, так и моральному, может обратиться в порядке, установленном федеральным законом, к примеру, в суд. Есть и другие права и свободы, реализация которых происходит вне действия правозащитного механизма. Тут вполне достаточно обычной позитивной деятельности государственных и общественных структур.

Большинство же основных прав и свобод не могут обойтись без специального правореализующего механизма, который призван обеспечить их в процессе правоприменительной деятельности. Поскольку таких прав и свобод абсолютное большинство, постольку на организационном и правовом механизме их реализации следует специально остановиться.

Правоприменение – большая и сложная проблема теории государства и права. Ее анализу посвящено немало трудов. Одна из наиболее капитальных работ – "Применение советских правовых норм" – принадлежит академику Украины П.Е.Недбайло, опубликована в 1960 г. В этой монографии автор, обобщая теорию, законодательство того времени и практику его осуществления, выделяет в процессе правоприменительной деятельности государства реализацию прав и обязанностей граждан, при этом подчеркивая как их единство, так и различия. Единство состоит в однородности этапов правильного применения правовых норм, различия же – в содержании правоприменительной и правореализующей деятельности государственных органов".

Реализация прав и свобод в процессе правоприменительной деятельности. В ходе правоприменения реализация прав и свобод означает деятельность государственных и общественных структур, направленную на точное и неуклонное исполнение велений, выраженных в применяемой правовой норме, закрепляющей соответствующие юридические возможности граждан. Как известно, под пра-

SS

Недбай л оПЕ. Применение советских правовых норм М,, 1960. С 125–

213.

269

вом (свободой) человека и гражданина понимается возможность избирать вид и меру поведения в рамках границ, очерченных правовой нормой, содержащейся в Конституции или законе. В этой деятельности по применению норм права, в особенности реализации прав и свобод, можно отметить следующие стадии:

1) установление общих признаков носителей прав и свобод лич-

ности, ее правосубъектности;

2) закрепление фактического состава правоотношения и выделе-

ние из него юридически существенных элементов (признаков);

3) установление соответствующей данному фактическому соста-

ву нормы права; /

4) толкование законов и нормативных актов о правах и свободах;

/-,

5) восполнениегфббелов в законодательстве, относящихся к пра-

вам и свободам;

6) выработка конкретного решения, охватывающего фактиче-

ский состав юридического отношения;

7) обеспечение соблюдения прав и свобод (различные формы

контроля и надзора).

Остановимся в отдельности на каждой из этих стадий.

1) Установление общих признаков носителей прав и свобод личности, ее правосубьектности,Кцк уже упоминалось, когда речь шла о структуре правового статуса, его элементами являются гражданство и общая правоспособность. Поэтому отправным моментом для реализации прав и свобод личности служит выяснение, состоит ли лицо в гражданстве Российской Федерации или оно является иностранцем, лицом без гражданства. От этого зависит способность человека иметь права и свободы, объем возможности их практического осуществления.

Согласно ст. 60 Конституции РФ, "гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с IS лет". Для пользования правами и свободами в иных случаях установлены более высокие или низкие возрастные цензы. Право наследования, например (ч. 4, ст. 35), наступает с момента рождения человека и после кончины наследодателя. Право избираться в Государственную Думу наступает с 21 года (ст. 32). "Президентом Российской Федерации может быть избран гражданин Российской Федерации не моложе 35 лет, постоянно проживающий в Российской Федерации не менее 10 лет" (ч. 2, ст. 81). Кроме возраста. Конституцией и законом устанавливаются и другие необходимые параметры. Судьей Конституционного Суда РФ может быть гражданин России, достигший ко дню назначения возраста не менее сорока лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пятнадцати лет, обладающий признанной высокой квали-

270

фикацией в области права <см. Федеральный Конституционный Закон о Конституционном Суде). Не меньшее значение (а пожалуй, и большее) имеют для осуществления прав и свобод состояние здоровья, семейное положение, пол человека.

Так, например, обладая общей правоспособностью, российский гражданин не может участвовать в выборах, если он признан судом в установленном порядке недееспособным или находится в местах лишения свободы по приговору суда. Согласно Постановлению Правительства России от 2 ноября 1995 г., "в целях совершенствования медицинского освидетельствования лиц начальствующего состава федеральных органов налоговой полиции" на них распространяется действие положения о военно-врачебной экспертизе56. Одним словом, можно и далее продолжать подобного рода примеры. Однако то, что уже сказано, вполне достаточно для понимания того, что различные стороны носителя тех или иных форм правосубъектности имеют немаловажное значение для их осуществления.

2) Закрепление фактического состава правоотношения и установление юридически существенных его признаков. Установление фактического состава правоотношения, возникающего в процессе реализации прав и свобод при наличии юридических фактов, представляет собой вторую стадию процесса применения норм права. Под фактическим составом конкретного правоотношения понимается вся совокупность признаков (элементов), образующих данное правоотношение н делающих его индивидуально определенным. Чтобы установить фактический состав правоотношения, необходимо выделить всю сумму конкретных обстоятельств, обусловивших данное правоотношение.

Выявляя нужное правоотношение из всей массы смежных с ним отношений, необходимо заботиться о том, чтобы установить все существенные признаки фактического состава данного правоотношения, которые в своей совокупности дают полную его картину, без каких-либо изменений, таким, каким оно имеется в реальной действительности.

Конкретное отношение содержит наряду с юридически существенными признаками юридически несущественные признаки. Юридически существенными признаками будут такие признаки фактического состава конкретного правоотношения, которые прямо или косвенно указаны в соответствующей норме Конституции и закона57.

Установление юридически существенных признаков данного

56

Российская газета 1995 21 нояб

Подробнеее об этом см ИсаковВБ Нормативное закрепление фактических составов//Советское государство и право 1977 № 2, О н же Фактический состав в механизме правового регулирования Саратов, 1980

1П ЛД Виеводин 271

конкретного правоотношения является чрезвычайно важной и вместе с тем довольно трудной деятельностью, требующей от применяющего норму профессионализма, хорошего знания законодательства и практических навыков.

От реализации прав и свобод'в немалой степени зависит успех всего процесса осуществления права.

Умение быстро и точно определить юридически существенные признаки данного фактического состава правоотношения достигается прежде всего знанием определенной отрасли права, нормы которого регулируют соответствующее отношение. Так, наука уголовного права уделяет много внимания изучению состава конкретных преступлений, что обеспечивает возможность квалифицированно установить преступное деяние в ряду других действий и отграничить их от действий, не являющихся преступлениями.

3) Установление соответствующей конкретному фактическому составу нормы права. После установления фактического состава правоотношения необходимо определить подходящие для реализации того или иного права организационно-правовые процедуры.

Далее, найдя искомые нормативно-правовые акты, следует проверить легитимность этих актов, могут ли они быть применены в правореализующей деятельности того или иного органа.

В настоящее время, когда законодательствуют не только федеральные органы, но и органы субъектов федерации, когда указы и распоряжения Президента, постановления Правительства Российской Федерации многократно превышают число изданных Федеральным Собранием законов, когда один нормативный акт противоречит другому, всю эту операцию произвести чрезвычайно трудно. Существующая в настоящее время нестабильность действующей правовой системы, противоречивость ее составных частей и многое другое служат одним из существенных препятствий в деле реализации прав и свобод граждан, порождают их нарушение. Кроме того, непрофессионализм многих чиновников, отсутствие требований к строгому исполнению правовых норм, плохая осведомленность граждан о своих законных правах и пр. – еще одно обстоятельство, обусловливающее культуру реализации прав и свобод человека и гражданина58. Обстоятельств и факторов, приводящих к этому, – великое множество, и дело, конечно, не в их количестве. Оно характеризуется одним общим словом – "правовой беспредел".

Конституция предписывает (ч. 3 ст, 15), что законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не при-

58

См.: Анисимов П. В. Соблюдение прав человека как элемент правовой культуры сотрудников органов внутренних дел: Автореф. дис канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1993

272

меняются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного органа закону, принимает решение в соответствии с законом (ч. 2, ст. 120),

Сложность рассматриваемой стадии реализации прав и свобод состоит еще и в том, что, согласно действующей Конституции, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4, ст. 15).

Обилие нормативного материала во всех областях правового регулирования, равно как и недостаточная обработка его, создает немалые трудности в выявлении нужных нормативно-правовых предписаний. Большую помощь в этом деле может оказать современная информационно-правовая система. Одним из важных средств и путей повышения уровня организации осуществления прав и свобод служит более широкое использование новых технических средств...59

Отыскав нужную норму, лицо, призванное применить ее, должно предварительно проверить ее исходные данные:

а) установить, подлинен ли текст правовой нормы;

б> издана ли она полномочным на то органом государственной власти;

в) действует ли норма в данное время и на данной территории;

г) может ли быть применена найденная норма в отношении дан-

ного лица и объекта.

Первый вопрос, который возникает при анализе правовой нормы, является вопрос о том, имеем ли мы дело с подлинным текстом. Обязательной для исполнения всеми органами государства и гражданами является такая норма, содержание которой целиком и пол-ность.ю соответствует тексту этой нормы, установленному самим законодательством.

Деятельность по проверке подлинности текста правовой нормы не отличается большим разнообразием и сложностью. Напротив, она чрезвычайно проста и не требует специальных знаний и навы-

59

См. подробнее об этом: Основы применения кибернетики е правоведении /Под ред. Н.С.Полевого, Н.В.Витрука М.. 1977; ВенгеровАБ Законодательные проблемы охраны личной жизни советских граждан в условиях автоматизации управления/ /Проблемы совершенствования советского законодательства. М., 1979

ю-

273

ков. Подлинность текста нормы не подлежит сомнению, если последняя помещена в официальном сборнике или опубликована в официальной периодической .печати, а также профессиональных справочниках, в которых обычно публикуются нормативные акты государственных органов.

При пользовании всякого рода неофициальными сборниками необходимо сличить текст применяемой нормы с его официальным изданием. /

Иногда органам власти приходится иметь дело с нормативными актами, которые не били опубликованы, находятся в рукописных списках60; в этих случаях нужно прежде всего удостовериться в их подлинности.

Проверка подлинности текста правовой нормы в известной степени представляет собой механическую операцию сличения имеющегося текста с официальным текстом. Все дефекты, обнаруженные при сличении имеющегося текста правовой нормы с официальным, должны быть устранены.

*Таким образом, подлинным текстом нормы является такой ее текст, который помещен в официальном издании, или такой, который не расходится с последним.

Проверив подлинность текста правовой нормы, лицо, призванное применить ее, обязано удостовериться в том, что норма права издана компетентным органом государственной власти. При установлении, что она издана органом, не полномочным на ее издание, должностное лицо обязано сообщить об этом нарушении в органы прокуратуры или в вышестоящие органы, одновременно уведомив об этом орган, принявший данную норму, а суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом (ч. 2 ст. 12,0).

Удостоверившись в том, что найденный текст правовой нормы является подлинным и она издана компетентным органом, необходимо установить: действует ли норма в данное время и распространяется ли ее действие на данную территорию, т.е. выявить действие закона во времени и пространстве. Указанный вопрос принадлежит к числу наиболее разработанных. Поэтому мы ограничимся простым упоминанием его61. Наконец, подобным же образом обстоит дело с последним моментом в этой стадии процесса реализации прав и свобод, т.е. с вопросом о том, может ли быть применена норма в отношении конкретного лица.

Выяснение этого обстоятельства находится в непосредственной

ta

si

Имеются в виду решения и распоряжения органов местного самоуправления.

См.: Т и л л е А.А. Время. Пространство. Закон. М., 1965.

274

зависимости как от характера применяемой нормы, так и от того, в отношении кого она применяется.

Если рассматриваемая нами правовая норма является • нормой специального закона, то она может быть применяема лишь в отношении того круга лиц, который прямо предусмотрен специальным законом. Так, например, все нормы Закона РФ "О статусе военнослужащих"62 действуют лишь в отношении военнослужащих и не могут распространяться на тех лиц, которые не являются ими.

Очевидно, что точно так же обстоит дело в отношении всех специальных законов, действие которых распространяется лишь на определенный круг лиц (см., например, Закон РФ "О стагусе судей в Российской Федерации")63.

4) Толкование законов и иных нормативных актов о правах и свободах. Эта стадия является одним из существеннейших этапов процесса реализации прав и свобод. Его задача – установление содержания, осмысливание (разъяснение) применяемой нормы. Не уяснив предварительно смысл нормы, не осмыслив ее содержание, невозможно правильно применить ее. Там, где речь идет о применении нормы права, нам необходимо говорить об их толковании.

Под толкованием закона (нормы) следует понимать определенную деятельность органов государства или отдельных граждан, направленную на установление или раскрытие возведенной в закон воли многонационального российского народа, определение содержания и полного объема толкуемого закона.

Как известно, традиционно в науке различают три разновидности толкования: официальное (аутентическое), доктринальное (выяснение содержания закона учеными) и обыденное, т.е. выяснение содержания закона гражданами. Официальным толкованием является такое, когда смысл нормативного акта устанавливает сам законодатель или уполномоченный им на то орган. Если раньше толкование законов было прерогативой Президиума Верховного Совета СССР, то теперь эти полномочия принадлежат согласно ч. 5 ст. 125 Конституции РФ Конституционному Суду Российской Федерации, Представляется, что по теоретическим и практическим основаниям установленное ч. 4 ст. 3 правило о том, что Конституционный Суд дает' толкование Конституции, не соответствует природе законотворчества. Дело в том, что официальное толкование основного закона, согласно мировой практике, дает либо тот, кто принимает Конституцию (Конституционное собрание, народ), либо закокода-

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993- № 6.

Ст. 188.

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992.

№30. Ст. 1792.

275

тельный (представительный,) орган. Конституционному же Суду вряд ли такое полномочие пб плечу. Иначе получается, что действующая Конституция, ее положения, принятые в результате всенародного референдума, могут истолковать девятнадцать, хотя и очень квалифицированных,/но не обличенных законодательной властью судей. В качестве примера, иллюстрирующего нецелесообразность толкования Конституции Конституционным Судом, можно привести события, развернувшиеся вокруг порядка образования Совета Федерации. Образование Совета Федерации мыслилось одними как назначение, другими (большинство депутатов Госдумы) – в форме избрания его членов. Не вступая в полемику об истинном смысле термина "формирование", берусь утверждать, что это не дело Конституционного Суда. На мой взгляд, Конституционный Суд призван в соответствии с Конституцией и законом выявлять несоответствие законов и других нормативных актов Конституции, осуществлять другие полномочия, предоставленные ему законодательством.

От толкования следует отличать деятельность Верховного Суда и Высшего арбитражного суда РФ, которые дают разъяснения по вопросам судебной практики. Это тоже толкование, однако интерпретация другого вида {см. ст. 126, 127 Конституции РФ).

С первого взгляда может показаться, что традиционные приемы, основанные на законах формальной логики, не могут быть совместимы с методом, опирающимся на диалектическую логику. Между тем, это далеко не так. Традиционные технические приемы толкования вполне совместимы с диалектическим методом толкования.

Традиционные приемы в своей основе опираются на данные грамматики, синтаксиса, этимологии языка, логики, т.е. науку о языке и формальную логику.

5) Восполнение в законодательстве пробелов, относящихся к правовым механизмам реализации прав и свобод. Может оказаться, что в действующем законодательстве, закрепляющем права и свободы, отсутствует организационно-правовая процедура, предусматривающая процесс реализации прав и свобод. Таких случаев в наши дни сколько угодно. Подобные обстоятельства именуются пробелами в праве. В качестве примера можно привести до сих пор не принятый закон "Об альтернативной гражданской службе". Как уже сказано, пробелы не представляют редкость, т.к. в наши дни чрезвычайно быстро развиваются общественные отношения.

Возможность пробелов в праве допускается как теорией права, так и самим законодательством. В ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации (общая часть) сказано: в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сто-

276

рон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (см. также ст. 10, ч. 3 ГПК РСФСР).

Восполнение пробелов не является непременной стадией процесса осуществления прав и свобод. Устранять их следует лишь в том случае, когда в действующем праве фактически не существует пра-воположения, предусматривающего процедурно-правовой механизм реализации прав и свобод. Лишь в этом случае может идти речь о восполнении пробелов в праве. В окончательном виде пробелы устраняются компетентными органами.

В настоящее время развернулась правовая реформа, в ходе которой осуществляется обновление законодательства, как общего, так и отраслевого. Приняты, например, Гражданский кодекс, Уголовный кодекс, разрабатываются новые ГПК, УПК и другие кодексы и законы. В процессе законотворческой работы будут устраняться пробелы в законодательстве, в том числе процедурно-правовые. Углублению правовой реформы содействовал проведенный в феврале 1996 г. Общероссийский конгресс по правовой реформе, предусмотренный Указом Президента РФ. Конгресс был созван в целях завершения подготовки проекта концепции правовой реформы в Российское Федерации и всестороннего учета предложений граждан, федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, правовых научно-исследовательских и учебных центров, юридической общественности64.

6) Выработка конкретного решения, охватывающего фактический состав юридического отношения. То или иное право (свобода) представляет собой не какое-то отдельное правомочие, а их совокупность, поэтому субъективные права и свободы человека и гражданина регламентируются целой группой норм и тем более такая группа складывается для упорядочивания процедурно-правовой системы. Поэтому при осуществлении прав и свобод необходимо принимать во внимание совокупность правовых норм, а не какую-то отдельную норму. Например, при включении избирателей в список, участии их общественных организаций в выборах, выдвижении кандидатов в депутаты парламента или органов самоуправления избирательные комиссии всех рангов руководствуются норма-

64

Российская газета. 1995. 18 иояб.

277

ми избирательного законодательства. На их основе принимаются решения о регистрации. Таким образом, чтобы реализовать конституционные права и свободы человека и гражданина, выработанное правоположение должно находиться в полном соответствии как с законодательством, так и с/индивидуальными особенностями конкретных обстоятельств65. /

7) Обеспечение соблюдения прав и свобод. Выработкой конкретного решения перечерпывается процесс реализации прав и свобод. Для того чтобы завершить его, необходимо реализовать данное правоположение в поведении людей, т.е. в пользовании предусмотренными правами социальными благами. Кроме того, следует проверить, насколько точно реализовано выработанное конкретное правопредлисанне. Осуществлению этой последней цели служат разнообразные формы контроля и надзора, выполняемые различными органами государственной власти и местного самоуправления66.

"Конституционный контроль, – обоснованно утверждает С.А. Авакьян, – в генеральном плане служит охране всех политических, экономических, социальных и моральных ценностей COOTV ветствующего общества. Но более вацеленно он способствует (наряду с другими средствами) сохранению и действию ("воспроизводству") тех из них, которые не просто оформлены правом, но и восходят к высшему юридическому источнику – конституции, т.е. благодаря ей приобрели уже характер государственно-правовых категорий"67. Такими высшими ценностями, по утверждению действующей Конституции (ст. 2), являются человек, его права и свободы.

В настоящее время контроль за осуществлением прав и свобод, как уже отмечалось, осуществляют многие органы государственной власти и органы самоуправления, а также органы судебной власти, прежде всего Конституционный Суд68. Для органов прокуратуры, согласно Закону, предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека л гражданина "федеральными министерствами и ведомствами, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также

См-Тихомиров Ю.А. Управленческое решение. М., 1972

66

См.; Карлунов B.C. Обеспечение прав граждан местными советами. М.,

1979;ПертцикВ А. Реализация законодательства местными Советами. М, 1985.

Авакьян С.А Проблемы теории и практики конституционного контроля и

правосудия//Вести Моск. унт-та. Сер. Право. 1995. № 4

См • Б о 6 о товС.В. Конституционная юстиция. М., 1994.

278

органами управления и руководителями коммерческих и неком-

мерческих организаций"6'.

В заключение необходимо подчеркнуть, что реализация прав и свобод в процессе правоприменения является по своему существу единой деятельностью, осуществляемой органами государственной власти, органами местного самоуправления, гражданами и «к объединениями.

§ 5. Правомочия граждан в области защиты

прав и свобод личности

Реализация провозглашенных Конституцией и законом прав и свобод – это не только основная цель и функция государства, но и жизненно необходимая задача самих граждан и их объединений. В осуществлении принадлежащих им прав и свобод они заинтересованы отнюдь не меньше, чем общество и государство. Тут налицо не пресловутая подчиненность интересов личности государству, а, ко всеобщему благу, их разумное сочетание.

Речь о реализации прав и свобод пойдет ке только в случаях, так сказать, беспроблемного пользования ими людьми, но прежде всего в ситуациях, когда их права либо ущемлены, либо должностные лица не хотят их осуществить по незаконным основаниям, либо просто-напросто они грубо попираются. В этих и других случаях, как физические, так и юридические лица (например, профсоюзы (ч. 1 ст. 30» наделены Конституцией и законом правомочиями защищать принадлежащие им права и свободы. Это они могут делать как в отношении собственных, так и "чужих" прав, разумеется, в установленных законодательством организационно-правовых процедурах.

Система правомочий граждан по защите прав и свобод. Правомочия граждан и правовые процедуры их реализации тесно связаны между собой. Нельзя реализовать установленные Конституцией я законом правомочия лица, если для их осуществления не установлены процедурно-правовые формы. Тогда остается лишь само право, ло нет механизма его реализации.

В целях более обстоятельного изучения правомочий граждан по защите прав и свобод и соответствующих форм (процедур) их реализации целесообразно разделить их примерно на три класса. Первый носят как бы общий характер. Его осуществление не опосредст-

Федеральный Закон РФ "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 ноября 1995 г. СЗ РФ 1995 N3 47. Ст. 4472.

279

вуется точным количеством Лиц. Это может быть большая или меньшая общность. Именно такого рода примером являются правомочия граждан на осуществление забастовки как способа разрешения трудовых споров (ч. 4, ст. 3/К Это правомочие принадлежит, в частности, определенным производственным коллективам. В ее проведении может участвовать весь коллектив, большая или меньшая его часть. Однако во всех упомянутых случаях обсуждаемые правомочия принадлежат общности в целом. Только от ее имени выступают представители коллектива (уполномоченные).

Второй класс можно именовать смешанным, т.е. в его осуществлении принимают участие два субъекта – коллектив и отдельный индивид. Это со всей очевидностью иллюстрируется содержанием ст. 33 Конституции РФ. "Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления". Анализируя текст згой статьи, следует обратить внимание на два термина – "коллективные" и "индивидуальные". В одних случаях обращения (петиции – коллективные прошения, подаваемые в органы власти) носят коллективный характер; они подписываются всеми, кто поддерживает данный документ. В других – это заявление, жалоба, письмо конкретного лица, адресованное тому или иному компетентному органу. На мой взгляд, из этого общего положения (право на коллективные и индивидуальные обращения) как бы вытекает ряд других правомочий граждан. Например: "Решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд" (ч. 2 ст. 46).

К третьей разновидности правомочий по характеру их использования можно отнести те из них, которые по преимуществу осуществляются индивидуально, хотя в отдельных случаях они могут использоваться совместно (коллективный иск, поданный о возмещении денежных вкладов, присвоенных некоторыми кредитными учреждениями). В качестве примера обсуждаемой разновидности правомочий можно привести поданное в суд исковое заявление. "Государство, – сказано в ст. 52 Конституции, – обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба". Из этого Конституционного предписания вытекает, что каждый человек, пострадавший либо от преступления, либо от действия (либо бездействия) органов государственной власти или их должностных лиц, имеет право на возмещение вреда (ст. 53). Пожалуй, наиболее наглядным выражением индивидуальных правомочий будет право на помилование. "Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установ-

280

ленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания", – сказано в ч. 3 ст. 50. Если помилование является полномочием Президента (ст. 89 п. (в)), то амнистия (ч. 1 (е), ст. 103) входит в компетенцию Государственной Думы и является коллективным правом граждан РФ.

Одни обсуждаемые правомочия граждан (их большинство) регламентированы законом, другие же нет. Их даже невозможно сколько-нибудь серьезным образом упорядочить. Таковыми, например, является протест против несвоевременной выплаты заработной платы – голодовка (коллективная или индивидуальная) и другие формы протеста.

Процедурно-правовые формы защиты прав и свобод граждан и их объединений. Реализация гражданами своих полномочий, а также осуществление прав других лиц обычно возможны в рамках определенных процедурно-правовых форм. Эти формы преимущественно устанавливаются законодательными актами, закрепляющими последовательный порядок реализации прав и свобод человека и гражданина. В том случае, если установленная законом процедура совершенна и действует эффективно, то надо ожидать от ее действия положительных результатов. И напротив, если установленный законом порядок не срабатывает, то соответствующие права и свободы не воплощаются в жизнь.

Подобно тому, как были разделены правомочия граждан, соответственно этому можно, конечно, условно разграничить процедурно-правовые формы. Тут, во-первых, есть общепризнанные формы охраны, обеспечения и защиты прав граждан. Речь идет о таких свободах, как свобода митингов, демонстраций, уличных шествий и др. В данном случае приведенные права и свободы требуют не только соответствующих правомочий лиц, но и предусмотренной законом процедуры. Для реализации подобных прав законодательством регламентированы несколько разновидностей порядка, процедур их проведения. Обычно различают следующие: уведомительный, регистрационный, разрешительный и судебно-процессуальный. Первые три закрепляются нормами административного права, последний – процессуального. Каждый из' этих способов упорядочения проведенных в ходе реализации прав и свобод граждан мероприятий приспособлен к осуществлению тех или иных их правомочий.

Рассмотрим отмеченное положение на примере осуществления публичных прав и свобод граждан. Право на проведение митингов и других публичных мероприятий предоставлено только гражданам Российской Федерации и в установленном нормативным актом порядке. В соответствии с Указом Президента РФ от 25 мая 1992 г. "О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий,

281

демонстрации и пикетирования" инициаторами проведения публичных мероприятий могут быть совершеннолетние лица, уполномоченные на то соответствующие общественным объединением. Это лицо подает письменное заявление (уведомление) о публичном мероприятии в местную администрацию не позднее чем за 10 дней до намеченной даты его проведения. Местная администрация рассматривает заявление и сообщает уполномоченному (организатору) о принятом решении не позднее чем за 5 дней до времени проведения публичного мероприятия. Оно проводится в соответствии с целями, указанными в заявлении, а также в определенные сроки и в обусловленном месте. Местная администрация может запретить публичное мероприятие, если цель его проведения противоречит Конституции России, конституциям республик, уставам других субъектов федерации, угрожает общественному порядку и безопасности граждан. Такого рода примеров в нашей реальной жизни сколько угодно.

Широко распространена такая процедурно-правовая форма, как регистрационный порядок. Согласно федеральному закону об общественных объединениях, их возникновение, организация и деятельность регулируются соответствующими нормами (см. его ст. 18, 19, 20 и др.). В соответствии со ст. 21 этого Закона государственной регистрации подлежат общественные объединения. Это осуществляется органами юстиции как федерации в целом, так и ее субъектов. Некоторые из них вправе не регистрироваться. Тогда они не приобретают прав юридического лица. Определенная процедура применяется в отношении регистрации кандидатов в депутаты представительных органов, коммерческих и иных производственных организаций и пр. Такой последовательный порядок осуществления принадлежащих гражданам правомочий гарантирует их реальность.

Менее часто применяется разрешительная процедура осуществления правомочий. Она чаще всего действует, например, в период чрезвычайного или военного положения.

Механизм действия правомочий в сфере защиты прав и свобод.

Как бы ни была энергична правоохранительная деятельность государственных органов и общественных объединений, она вовсе не исключает борьбы самих граждан за неуклонное претворение в жизнь предоставленных им Конституцией прав и свобод.

Уже в первые годы советской власти В.И.Ленин ставил задачу научить советских людей и помочь им "воевать за свое право по всем правилам законной в РСФСР войны за права"70.

Активность самих граждан в отстаивании и защите своих прав и

Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 53. С. 140.

282

законных интересов от различных нарушений была и есть непременное условие реальности правового статуса личности. Чтобы граждане успешно могли "воевать за свои права", необходимо, как минимум, наделить их соответствующими правомочиями, во-первых, и, во-вторых, научить их и помочь им пользоваться законом как средством в отстаивании своих личных и общественных интересов.

Решение первой задачи зависит от законодателя. Вторая же может быть успешно выполнена только в результате постоянного проведения своеобразного правового просвещения населения. Важная роль в этом большом и сложном деле принадлежит массовой школе, которая в первую очередь должна давать элементарные знания каждому человеку и гражданину как о его правах, так и средствах их защиты".

Защищая свои права, добиваясь их восстановления, граждане рассчитывают при этом не только на собственные силы, но и могут пользоваться поддержкой государственных и общественных структур, СМИ, общественного мнения. Из этого следует, что правомочие граждан в сфере защиты конституционных и других прав заключается в возможности пустить в действие соответствующие звенья правоохранительного механизма.

Один из наиболее действенных способов разрешения конфликтов опирается на Федеральный закон "О порядке разрешения коллективных трудовых споров", принятый 20 октября 1995 года72. Упомянутый закон подробно регламентирует процедурно-правовой механизм как рассмотрения, так и разрешения трудовых коллективных споров. Он определяет обстоятельства, могущие привести к забастовке, закрепляет органы, призванные согласовывать интересы забастовщиков и администрации, и регулирует другие вопросы, обусловленные конфликтами между администрацией и трудящимися. Как известно, в настоящее время в разных городах и поселках нашей страны возникают большие и малые конфликты, ведущие к забастовкам, голодовкам протеста против многомесячной невыплаты зарплаты. Конечно, забастовочное движение коренится в финансово-экономических причинах. Однако закон, предусмотренные им процедуры могли бы содействовать согласованию интересов сторон. В.Конституции записано: "Признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов из разрешения, включая право на забастовку" (ч. 4 ст. 37).

См/ Указ Президента РФ от 29 ноября 1994 г "Об изучении Конституции Российской Федерации в образовательных учреждениях" (Конституция Российской Федерации (энциклопедическийсловарь) М , 1995).

7 СЗРФ. 1995 №48 Ст. 4557.

283

Наиболее концентрировано правомочия граждан в сфере защиты конституционных и других прав выражаются в праве граждан на обращение во все государственные и общественные структуры с письмами, заявлениями и жалобами, в праве граждан на защиту в суде. /

Статья 33 Конституции, являющаяся для правозащитных правомочий граждан системообразующей, дает концентрированные юридические возможности личности в сфере защиты как своих конституционных прав, так и "чужих". Сотни тысяч писем, коллективных и индивидуальных обращений адресованы лично Президенту, который по Конституции является гарантом прав и свобод человека и гражданина. В Администрации Президента создано Управление по работе с обращениями граждан (до июня 1995 г. – Отдел писем и приема граждан).

Управлению, в соответствии с законодательством, предоставлены необходимые полномочия. С одной стороны, своевременное и правильное рассмотрение обращений позволяет контролировать государственные органы и органы местного самоуправления, добиваться восстановления нарушенных прав, социальной справедливости. С другой же – информационно-аналитическая работа Управления способствует широкому информированию о наиболее острых проблемах Президента и его Администрации, Правительства. Таким образом, письменные или устные обращения граждан обеспечивают двустороннюю связь между государством и населением.

Хотя нет законодательства, регламентирующего порядок рассмотрения заявлений, обращений и писем граждан, установления сроков принятия по ним решений, тем не менее соответствующая практика в принципе сложилась, впрочем, пока еще далеко не совершенная. Она выражается в: 1) установлении порядка подачи заявления; 2) определении компетентного органа, полномочного не только рассмотреть обращение, но и принять по нему основанное на законе и с учетом справедливости решение; 3) принятии и своевременном уведомлении заявителя о принятом решении; 4) постановке на контроль выполнения решения; 5) возложении обязанностей и ответственности на должностных лиц, призванных осуществить утвержденное решение73.

Приведем некоторые примеры, призванные продемонстрировать механизм реализации правомочий граждан по защите прав и свобод. Этот механизм основывается на организационном, правовом, материально-техническом и психологическом началах.

В настоящее время в России в 28 министерствах и ведомствах в

73

См.: Обращения граждан, организация и порядок рассмотрения: Сборник нор-

мативных актов. М-, 1995.

284

той или иной форме существуют специальные подразделения, занимающиеся рассмотрением обращений граждан, в остальных же – их нет. Скажем, в Госкомитете по высшему образованию все письма граждан – присланные по почте или переданные через приемную – после их регистрации через ЭВМ поступают в секретариат председателя комитета или его заместителей, а также руководителям структурных подразделений. А в Министерстве транспорта почти напрямую направляются в департаменты, причем технология работы с обращениями в каждом из них своя. Так же поступают и в Министерстве по чрезвычайным ситуациям (МЧС).

Порядок, которого придерживаются в Госкомитете по высшему образованию, разумеется, предпочтительней, т.к. письма не теряются, легче контролировать работу над ними, что позволяет в полной мере использовать корреспонденцию для выработки управленческих решений. Если в Министерстве труда РФ сотрудники, занятые почтой, до 95% ее рассматривают сами, то в иных федеральных управленческих структурах они, по существу, лишь регистрируют ее. Если в большинстве министерств от 80 до 98% заявлений рассматривают непосредственно работники их аппаратов, то в Министерстве связи РФ всего 30%, в Министерстве здравоохранения и медицинской промышленности РФ и того меньше – около 17%.

В заключение следует сказать, что надо приложить еще немало усилий, чтобы изменить бытующую нередко психологию в отношении обращений граждан, когда жалобу, заявление или предложение в управленческих структурах расценивают как обременительную нагрузку к основной работе, с которой надо мириться. Предстоит настойчивее утверждать правило: к почте граждан подходить как к социальному феномену, раскрывающему демократические принципы российской Конституции74.

Универсальным средством защиты записанных в Конституции и законе прав и свобод гражданина является правозащитная деятельность органов правосудия. Как известно, судебная власть осуществляется Конституционным Судом РФ, общими судами (возглавляемыми Верховным Судом РФ), Высшим арбитражным Судом РФ, а также выполняющими подобные функции учреждениями (Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ). Определенные полномочия в этой области осуществляют также многочисленные комиссии и комитеты, создаваемые различного рода органами власти.

Одна из самых универсальных форм защиты прав граждан – органы правосудия. Обращаясь в суд, граждане подают исковое за-

74

Материалы взяты из статьи М.Миронова "Мудрость власти умножается мудро-

стью сограждан" (Российская газета. 1995.2! нояб,).

285

явление, которое соответственно рассматривается в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. |

В судах общей юрисдикции права и свободы граждан защищаются по правилам гражданского судопроизводства (ст. 6 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27/апреля 1993 г.). Как в процессе гражданского, так и уголовнорб судопроизводства каждый вправе привлекать для защиты своих прав и законных интересов адвоката (защитника). Таким же правом располагает каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ). В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 1 ст. 48)75.

По результатам рассмотрения жалобы (иска) суд выносит решение, которое обязательно для исполнения всеми государственными органами, органами местного самоуправления, учреждениями, предприятиями и их объединениями, должностными лицами и гражданами и подлежит исполнению на всей территории Российской Федерации (ст. 7, 8 упомянутого Закона).

Ныне действующая Конституция существенно расширила подсудность дел, связанных с защитой или восстановлением прав и свобод личности. В закон включены многие такие вопросы, которые прежде судом рассматривались либо в ограниченных пределах, либо вовсе были неподсудны. Именно так обстояло дело с судебным обжалованием решений, принятых коллегиальными органами власти. Сейчас же в суде оспариваются решения властей о регистрации кандидатов в депутаты Государственной Думы, регистрации блоков и партий (ЦИК), общественных объединений и пр.

Различные аспекты проблем адвокатской деятельности на тот период рассмотрены книге' Адвокатура и современность/ Отв. ред. В.М. Савицкий. ИГПАН СССР, 1987.