Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Книга представляет собой вторую часть учебника,  вышедшего  в  издательстве  "Норма" в 1996 г.  Первая его часть посвящена истории государства  и   права  древнего
мира и средних веков.  Вторая - включает в себя историю государства и права нового и новейшего времени.         
   Структурно вторая часть распадается на три  раздела. Первый  - история государства нового времени,   второй -история государства в XX веке,  третий - история   права
нового и новейшего времени.  Последний раздел не содержит каких-либо четких внутренних хронологических  рубежей:  современное право в отличие от государства развивалось более плавно,  эволюционно,  ибо оно   в  большей степени затрагивает глубинные пласты человеческих взаимоотношений и в меньшей мере испытывает  на   себе  последствия  общественно-политических   потрясений и катаклизмов.  Учебник основан на новейших достижениях юридико-исторической мысли.                                  
   Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов.
 
 

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

Раздел I. История государства в новое время

Глава 1.Англия

1. Революция XVII в. и изменения в  государственном строеАнглии

2. Утверждение конституционной монархии и ее эволюция в XVIII и XIX вв

3. Британская колониальная империя

Глава 2. Соединенные Штаты Америки

Глава 3. Франция

1. Революция 1789-1794 гг. и становление конституционного строя

2. Государственный строй Франции от Первой республики до Первой империи

3. Эволюция государственного строя Франции от  режима Реставрации до Второй империи

4. Парижская коммуна 1871 г

5. Третья  республика во Франции(1871-1900гг.)

6.Французская колониальная империя (доXXв.)

Глава 4. Германия

1. Государственный строй Германии до объединения

2. Конституция и развитие государственного строя Германской империи

Глава 5. Япония

Глава 6. Китай

Глава 7. Латинская Америка

1. Война за независимость и образование

латиноамериканских государств

2. История латиноамериканских государств в XIX в

Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

Глава 8. Соединенные Штаты Америки

1. Регулирующая роль государства США в сфере  экономики и социальных отношений

2. Основные изменения в государственном аппарате

3. Развитие конституционного принципа

"разделения властей" и механизма "сдержек и противовесов"

4. Эволюция американского федерализма

5. Рост бюрократического аппарата

6. Деятельность правоохранительных органов

Глава 9.Великобритания

Глава 10. Франция

1. Третья республика в  XX в. и  ее   падение

2. Четвертая республика во Франции

3. Пятая республика во Франции

Глава 11. Германия

1. Веймарская республика в Германии

2. Фашистская диктатура в Германии

3. Федеративная Республика Германия

4. Объединение Германии

Глава 12. Италия

1. Итальянское государство до второй мировой войны

2. Послевоенное развитие итальянского государства

Глава 13. Государства Центральной и Восточной Европы

Глава 14.Япония

1. Японское государство между двумя мировыми войнами

2. Развитие японского государства после второй  мировой войны

Глава 15. Китай

1. Китайское государство до образования

Китайской Народной Республики

2. Образование и развитие Китайской Народной Республики

Глава 16. Латинская Америка

Глава 17. Образование независимых государств после  второй мировой войны

1. Распад колониальной системы и образование

новых государств

2. Образование независимых государств в Южной  и Юго-Восточной Азии

3. Образование независимых государств на

Ближнем и Среднем Востоке

4. Образование независимых государств в

Тропической Африке

Раздел III. История права в новое и новейшее время

Глава 18. Становление и развитие современных правовых  систем

Глава 19. Право Англии

Глава 20. Право Соединенных Штатов Америки

Глава 21. Право Франции

Глава 22. Право Германии

Глава 23. Право Китая

 
 
 
 Авторский коллектив:                                 
   Л. М. Гудошников, доктор юридических наук, профессор
- гл. 6, 15, 23;                                       
   О. А.  Жидков,  доктор юридических наук, профессор -
предисловие (совместно с Н.  А. Крашенинниковой), гл. 3
(§ 1, 2, 3, 5, 6), 7, 16, 18-21;                       
   Н. А.  Крашенинникова, доктор юридических наук, про-
фессор - предисловие (совместно с О. А. Жидковым) гл. 3
(§ 4), 4, 5, 8, 11, 13, 14;                            
   О. Л.  Лысенко,  кандидат юридических наук - гл.  22
(совместно с В. А. Савельевым);                        
   А. А.  Мишин,  доктор юридических наук,  профессор -
гл. 2;                                                 
   В. А.  Савельев,  доктор юридических наук -  гл.  22
(совместно с О. Л. Лысенко);                           
   8. Н. Струнников, доктор юридических наук, профессор
- гл. 12;                                              
   С. В.  Чиркин,  кандидат юридических наук,  доцент -
гл. 1, 9. 10, 17.                                       
 
Предисловие                                           
   Предлагаемая читателям книга является второй  частью
учебника для студентов-юристов,  вышедшего в свет в из-
дательстве "Норма" в 1996 г.' Первая его часть посвяще-
на  истории государства и права древнего мира и средних
веков.  Вторая часть учебника включает в  себя  историю
государства и права нового и новейшего (XX в.) времени.
   Структурно вторая  часть распадается на три раздела.
Первый раздел -  история  государства  нового  времени,
второй  раздел - история государства в XX в.,  третий -
история права нового и новейшего времени.              
   Переход человечества от средневековья к новому  вре-
мени берет свое начало еще в XV-XVI вв.,  т. е. в эпоху
Возрождения и Реформации. Именно в это время начинается
переворот прежде всего в политическом и правовом созна-
нии людей и в экономике,  которая все больше ориентиру-
ется на капиталистическое предпринимательство.  Но при-
менительно к предмету данного учебника, т. е. к той об-
щественной сфере, которая непосредственно связана с по-
литикой и государством,  новое время исчисляется обычно
с английской и французской революций XVII-XVIII вв.    
   Именно с  этого  рубежа мировой истории идет процесс
утверждения современного государства, которое принципи-
ально  отличается от рассматриваемой в первой части го-
сударственности предшествующих эпох.  Это  государство,
несмотря  на многочисленные препоны на его пути,  в том
числе и на попятные движения,  определило магистральный
путь  развития цивилизации - путь к свободному предпри-
нимательству, демократии, законности, к правовому госу-
дарству, которое зиждется на гражданском обществе.     
   В это  время  было положено начало представительному
правлению,  которое по мере своего развития  обеспечило
участие  все  более широких слоев населения в государс-
твенной жизни. В передовых государствах человек и граж-
данин по-                                              
 
   ' История  государства  и  права  зарубежных  стран.
Учебник для вузов. Ч. 1. М.: "Норма", 1996.            
                                                 
   лучил невиданные  ранее в истории политические права
и гражданские свободы, что сделало возможным более пол-
ную реализацию политического потенциала общества.      
   Второй раздел данного учебника посвящен развитию го-
сударственности в XX в.  Такое структурное и хронологи-
чески  определенное  выделение XX в.  имеет свой резон.
Оно оправдано тем, что XX в. в результате научно-техни-
ческой,  информационной, демографической и т.п. револю-
ций был ознаменован крупными переменами в экономической
и социальной жизни.                                    
   Этот век  оставил особенно заметный след в политико-
государственной сфере,  причем не только благодаря раз-
витию  демократических институтов,  но и благодаря двум
кровопролитным мировым войнам, нацизму и военным дикта-
турам.  Во многих странах, особенно в новых молодых го-
сударствах, можно видеть настоящий калейдоскоп форм го-
сударственного правления,  военные и военно-гражданские
диктатуры, превосходящие по своей жестокости все видан-
ные ранее в истории. Все это свидетельствует о противо-
речивости исторического процесса,  притом,  что в XX в.
доминировали идеи демократии,  социальных компромиссов,
господства права.                                      
   Выделение истории государства XX в. вызывается и не-
бывалой ранее активностью государств, в том числе и де-
мократических,  во всех сферах  общественной  жизни:  в
экономике, политике, идеологии, в социальной сфере.    
   В XX  веке,  особенно во второй его половине,  госу-
дарство в развитых странах мира все больше берет на се-
бя ответственность за общественный прогресс,  за прове-
дение сильной социальной  политики,  за  предотвращение
военной,  термоядерной опасности, за меры, направленные
на устранение угрозы человечеству экологической катаст-
рофы.                                                  
   Что касается последнего раздела учебника,  посвящен-
ного истории права в новое и новейшее время, то следует
заметить,  что он не содержит в себе каких-либо сущест-
венных и  четких  внутренних  хронологических  рубежей.
Современное право,  утвердившееся в результате упомяну-
тых выше революций, основанное на новых принципах, раз-
вивалось в отличие от государства более плавно,  эволю-
ционно.                                                
   Право в меньшей степени, чем государство, испытывает
на  себе  последствия  политических катаклизмов.  Оно в
большей мере сориентировано на удовлетворение глубин-  
   ных и  всесторонних потребностей человеческого обще-     
ния.  Присущая праву преемственность делает нецелесооб-
разным рассмотрение его раздельно по двум самостоятель-
ным периодам.                                          
   Принципиальные методологические  подходы  авторского
коллектива  определены  еще  во введении к первой части
учебника.  Суть их сводится к тому,  что государство  и
право  рассматриваются  не в формационном плане,  а как
составной элемент общецивилизационного процесса.       
   Этими подходами руководствовались авторы и во второй
части  учебника.  Они  поставили своей задачей показать
читателям общемировой процесс  развития  государства  и
права как движение от менее сложных к более сложным по-
литико-правовым формам. В этом процессе авторы отмечают
как позитивный, так и негативный исторический опыт.    
   Исходя из того же общецивилизационного подхода,  ав-
торы на конкретном историко-правовом материале нового и
новейшего времени показывают,  что,  несмотря на много-
численные проявления регресса в политической жизни, де-
мократическое и правовое государство приобретает в наше
время все большую  общечеловеческую  ценность,  активно
участвует в решении все новых и новых проблем, встающих
перед обществом.                                       
   Во второй части учебника в большей  степени,  чем  в
первой,  используется  наряду  с конкретно-историческим
подходом также и метод сравнительного анализа. Этот ме-
тод становится особенно необходимым,  поскольку полити-
ко-правовая география (по сравнению с древним  миром  и
средними веками) значительно усложнилась. На политичес-
кой карте мира  появилось  большое  число  новых  госу-
дарств, которые имеют свои самостоятельные политические
и правовые системы.                                    
   Для того чтобы дать студентам представление о проис-
ходящих  глобальных  процессах  развития  государства и
права,  авторы,  прибегая к этому методу, рассматривают
историю  не  только отдельных государств,  но и историю
государств целых регионов или даже континентов. Что ка-
сается отдельных государств, то авторы прежде всего вы-
деляют так называемые великие державы, а также те госу-
дарства,  история которых оставила заметный след в раз-
витии цивилизации.                                     
                                                       
Раздел I. История государства в новое время 
   Глава 1. Англия 
    1. Революция XVII в. и изменения в государственном
строе Англии                                           
   Особенности и основные этапы  английской  буржуазной
революции XVII в. Буржуазное государство и право Англии
возникло в ходе двух английских революций XVII в.,  по-
лучивших  названия  "Великий  мятеж" и "Славная револю-
ция". Идеологическую оболочку движения составили лозун-
ги реформы господствующей церкви и восстановления "ста-
ринных обычаев и вольностей",  характерные для социаль-
ных  движений средневековья.  Вместе с тем в английской
буржуазной революции впервые отчетливо  проявились  ос-
новные закономерности развития буржуазных революций но-
вого времени, что позволило назвать ее прообразом Вели-
кой французской буржуазной революции.                  
   Основные особенности английской буржуазной революции
обусловлены своеобразной,  но исторически  закономерной
для  Англии  расстановкой  социально-политических  сил.
Английская буржуазия выступила против феодальной монар-
хии,  феодального дворянства и господствующей церкви не
в союзе с народом,  а в союзе  с  "новым  дворянством".
Раскол  английского  дворянства  и переход его большей,
обуржуазившейся части в лагерь оппозиции позволили  еще
недостаточно окрепшей английской буржуазии одержать по-
беду над абсолютизмом.                                 
   Этот союз придал английской революции  незавершенный
характер,  обусловил  ограниченность социально-экономи-
ческих и политических завоеваний.                      
   Сохранение крупного землевладения  английских  ленд-
лордов, решение аграрного вопроса без наделения землей 
крестьянства - основной показатель незавершенности анг-
лийской революции в экономической сфере. В политической
области буржуазии пришлось разделить власть с новой зе-
мельной  аристократией при определяющей роли последней.
Влияние аристократии сказалось на образовании в  Англии
такой разновидности буржуазной,  конституционной монар-
хии, которая наряду с представительным органом сохрани-
ла феодальные учреждения, в том числе сильную королевс-
кую власть,  палату лордов, Тайный совет. Последовавшие
в  XVIII и XIX вв.  аграрная и промышленная революции в
конечном счете обеспечили господствующее положение  ка-
питалистическим производственным отношениям и лидерство
промышленной  буржуазии  в  осуществлении  политической
власти.  На  протяжении  этого  времени полуфеодальная,
аристократическая политическая система Британии медлен-
но  и  постепенно превращалась в буржуазнодемократичес-
кую.                                                   
   Политические течения.  В преддверии и в ходе револю-
ции определились два лагеря,  представлявших противопо-
ложные политические и религиозные  концепции,  а  также
разные  социальные  интересы.  Представители "старого",
феодального дворянства и англиканского духовенства были
опорой абсолютизма и отстаивали сохранение прежних фео-
дальных порядков и англиканской церкви.  Лагерь оппози-
ции  режиму  объединял новое дворянство и буржуазию под
общим названием "пуритане".  Противники  абсолютизма  в
Англии  выступали за буржуазные преобразования под зна-
менем "очищения" англиканской церкви, завершения рефор-
мации  и  создания новой церкви,  не зависимой от коро-
левской власти.  Религиозная оболочка социально-полити-
ческих  требований  буржуазии,  многие из которых имели
чисто светский характер,  во многом объяснялась  особой
ролью  англиканской церкви в защите основ абсолютизма и
в подавлении оппозиции церковно-бюрократическим аппара-
том.                                                   
   Вместе с тем революционный лагерь не был единым ни в
социальном,  ни в религиозном отношении. В ходе револю-
ции  в  лагере  пуритан  окончательно  определились три
главных течения: просвитериан, индепендентов и левелле-
ров.  Пресвитерианское  течение,  объединявшее  крупную
буржуазию и верхушку джентри,  составляло правое  крыло
революции. Их максимальным требованием было ограничение
королевского произвола и установление конституционной  
монархии с  сильной властью короля.  Религиозно-полити-
ческая программа просвитериан предусматривала  очищение
церкви  от  пережитков католицизма,  ее реформу по шот-
ландскому образцу и утверждение во главе церковно-адми-
нистративных  округов  пресвитеров  из наиболее состоя-
тельных граждан.  Просвитериане захватили и  удерживали
власть  в  период 1640-1648 гг.,  который сопровождался
вначале мирным,  или "конституционным", развитием рево-
люции, а затем переходом к гражданской войне.          
   Индепенденты, политическим  лидером  которых стал О.
Кромвель,  являлись в основном представителями среднего
и  мелкого дворянства,  средних слоев городской буржуа-
зии.  Они добивались, как минимум, установления ограни-
ченной,  конституционной монархии. Их программа предус-
матривала также признание и провозглашение неотъемлемых
прав  и свобод подданных,  прежде всего свободы совести
(для протестантов) и свободы слова. Индепенденты выдви-
гали  идею упразднения централизованной церкви и созда-
ния независимых от административного  аппарата  местных
религиозных  общин.  Индепендентское течение было самым
пестрым и неоднородным по  составу.  "Индепендентский",
радикальный,  этап  революции  (1649-1660 гг.) связан с
упразднением  монархии   и   установлением   Республики
(1649-1653 гг.),  переродившейся затем в военную дикта-
туру (1653-1659 гг.),  которая привела, в свою очередь,
к реставрации монархии.                                
   В ходе революции из индепендентского течения выдели-
лись так называемые левеллеры,  которые  стали  пользо-
ваться  наибольшей  поддержкой  среди  ремесленников  и
крестьян.  В  своем  манифесте  "Народное   соглашение"
(1647) левеллеры выдвинули идеи народного суверенитета,
всеобщего равенства, требовали провозглашения республи-
ки, установления всеобщего мужского избирательного пра-
ва,  возврата огороженных земель в руки общин,  реформы
сложной  и громоздкой системы "общего права".  Идеи ле-
веллеров заняли важное место в дальнейшей  идейно-поли-
тической борьбе с феодальным строем. Вместе с тем, выс-
тупая за неприкосновенность частной собственности,  ле-
веллеры  обошли основное требование крестьянства об уп-
разднении копигольда и власти лендлордов.              
   Наиболее радикальную часть левеллеров составили диг-
геры, представлявшие беднейшее крестьянство и пролетар-
ские-элементы города и деревни.  Они выступили с требо-
ванием  уничтожения  частной  собственности  на землю и
предметы  потребления.  Социально-политические  взгляды
диггеров  являлись  разновидностью крестьянского утопи-
ческого коммунизма.                                    
   Изменение формы  государства.  Английская  революция
развивалась  в виде традиционного противостояния короля
и парламента.  Существенная часть государственно-право-
вой программы революции была подготовлена парламентской
оппозицией еще в 20-х гг.  XVII в.,  по мере обострения
экономического  и политического кризиса абсолютизма.  В
Петиции о праве 1628 г.  был сформулирован ряд требова-
ний, облеченных в старую феодальную форму, но уже имев-
ших новое,  буржуазное содержание.  Перечислив злоупот-
ребления  королевской администрации и ссылаясь на Вели-
кую хартию вольностей,  парламент просил короля, чтобы:
1) никто впредь не принуждался платить налоги и сборы в
королевскую казну "без общего согласия,  данного  актом
парламента";  2) ни один человек не заключался в тюрьму
за отказ платить незаконные налоги;  3) армия не разме-
щалась на постой в дома жителей; 4) никакие лица не на-
делялись особыми полномочиями,  которые  могут  служить
предлогом для предания подданных смерти "противно зако-
нам и вольностям страны".                              
   Таким образом, в документе был отражен главный поли-
тический вопрос революции - о правах короля в отношении
жизни и имущества подданных.  Кроме того,  был поднят и
важнейший  социальный  вопрос  -  о  неприкосновенности
частной собственности.  Охрана собственности, как гово-
рилось в Петиции,  есть истинная цель закона и правосу-
дия.  Требования парламентской оппозиции привели к рос-
пуску  парламента и длительному беспарламентскому прав-
лению Карла I (1629-1640 гг.). В этот период король для
пополнения  казны  единолично вводил все новые поборы и
штрафы,  пресекая недовольство в стране с помощью чрез-
вычайных  судов.  Однако  в условиях начавшейся войны с
Шотландией король был вынужден вновь обратиться к  пар-
ламенту.                                               
   В созванном в 1640 г. парламенте,, получившем назва-
ние Долгого (1640-1653), господствующее положение заня-
ли просвитериане. В течение 1640-1641 гг. парламент до-
бился от короля утверждения целого ряда важных право-  
вых актов. Прежде всего по инициативе палаты общин были
осуждены  главные  советники  Карла I - граф Страффорд,
архиепископ Лод. Тем самым было утверждено право парла-
мента на импичмент высших должностных лиц.  Далее, сог-
ласно Трехгодичному акту 16 февраля 1641 г.,  парламент
должен  был  созываться по крайней мере один раз каждые
три года,  а при несогласии короля сделать это  он  мог
быть созван другими лицами (пэрами,  шерифами) или соб-
раться самостоятельно. Эти положения были дополнены за-
коном,  запрещавшим прерывать,  отсрочивать заседания и
распускать Долгий парламент  иначе,  как  актом  самого
парламента. Тем самым исключалась возможность возвраще-
ния к беспарламентскому правлению. Наконец, в июле 1641
г. были приняты два акта, которые ограничили полномочия
Тайного совета в области судопроизводства и  предусмот-
рели уничтожение системы чрезвычайных трибуналов, преж-
де всего Звездной палаты и Высокой комиссии.  Серия ак-
тов,  принятых летом 1641 г., провозгласила неприкосно-
венность имущества подданных и лишала короля права про-
извольно  налагать различные штрафы.  Программным доку-
ментом революции стала Великая Ремонстрация, принятая 1
декабря 1641 г.  Она содержала, в частности, новое тре-
бование о том,  чтобы король впредь назначал только тех
должностных лиц, которым парламент имел основание дове-
рять.  Это означало,  по сути, политическую ответствен-
ность  должностных лиц перед парламентом и было воспри-
нято королем как вторжение в его прерогативу,  исполни-
тельную власть.  Король отказался утвердить Великую Ре-
монстрацию.                                            
   Акты парламента 1641 г. были направлены на ограниче-
ние абсолютной власти короля и означали переход к опре-
деленной разновидности конституционной монархии. Однако
фактически  эта форма буржуазного государства не успела
утвердиться с началом гражданских войн между королем  и
парламентом (1642-1647 и 1648-1649 гг.).               
   Во время  войны в стране установились две враждующие
и независимые власти,  которые контролировали различные
территории Английского королевства и пользовались в них
всей полнотой законодательных и административных полно-
мочий. Основным направлением деятельности короля и пар-
ламента в этот период стала организация собственной ар-
мии. Парламент, соединивший в своих руках законодатель-
ную и исполнительную власть на контролируемой  террито-
рии,  издал ряд законов и ордонансов, предусматривающих
реформу сложившейся военной системы.  В 1642 г.  парла-
мент несколько раз утверждал так и не подписанный коро-
лем "Ордонанс о милиции", согласно которому командующие
народным  ополчением назначались только с согласия пар-
ламента и несли всю полноту ответственности перед  пар-
ламентом. Король в ответ издал Прокламацию, запрещавшую
народному ополчению действовать по воле парламента  без
согласия короля. В так называемой "Протестации", приня-
той летом 1642 г., парламент вновь потребовал утвержде-
ния  королем  "Ордонанса о милиции" и своих требований,
выдвигаемых ранее относительно осуществления  некоторых
прерогатив  исполнительной  власти:  о  назначении всех
высших должностных лиц с согласия парламента,  о несме-
няемости  судей  "до тех пор,  пока они не поведут себя
ненадлежащим образом",  о расширении судебной компетен-
ции  парламента в области уголовного правосудия.  Отказ
короля принять все эти предложения привел к началу  не-
посредственно военных действий.  Уже в ходе гражданской
войны парламентом был принят Ордонанс  о  новой  модели
1645  г.,  который  был направлен на образование вместо
ополчения отдельных графств постоянной армии. Она долж-
на была содержаться за счет государства. Рядовой состав
комплектовался из свободных крестьян  и  ремесленников.
Офицерские должности замещались вне зависимости от про-
исхождения, по способностям. Эти меры привели к превра-
щению парламентской армии в боеспособную силу,  которая
нанесла ряд решительных поражений армии короля.        
   В период первой гражданской войны Долгим парламентом
был проведен и ряд других важных преобразований,  кото-
рые  свидетельствовали  об  углублении  революции  "под
контролем" пресвитерианско-индепендентской верхушки.  В
1643 г. был упразднен епископат и введено пресвитериан-
ское устройство церкви. Земли епископов и роялистов бы-
ли конфискованы в собственность государства и пущены  в
распродажу.  В  результате  этих мер значительная часть
земельной собственности  перешла  в  руки  буржуазии  и
джентри. Закрепить новый статус этих земель был призван
Акт 1646 г. об отмене системы феодальных рыцарских дер-
жании  и  превращении их в свободные держания "на общем
праве",  т.  е. фактически в частную собственность вла-
дель-                                                  
цев. Таким образом, было осуществлено одностороннее ре-
шение аграрного вопроса,  выгодное только  буржуазии  и
новому дворянству. Бывшие рыцарские держания были осво-
бождены от условий феодального землевладения  (вассаль-
ных обязанностей),  однако копигольд как форма держания
был сохранен. Крестьяне-копигольдеры не стали собствен-
никами  земли,  а остались в поземельной зависимости от
лендлордов. Кроме того, основная масса крестьян не мог-
ла приобрести землю, так как она поступала в распродажу
по очень высоким ценам.  Наконец,  парламент подтвердил
законность огораживании крестьянских земель.           
   Окончание войны  и  пленение  короля  сопровождалось
обострением борьбы в парламенте между просвитерианами и
основной  массой  индепендентов.  Открытое  выступление
пресвитериан в поддержку короля привело ко второй граж-
данской войне.  В декабре 1648 г., учитывая "левеллерс-
кие" настроения основной части  армии,  индепендентское
руководство провело чистку парламента от активных прес-
витериан.  Политическая власть перешла в руки  индепен-
дентов. 4 января 1649 г. палата общин объявила себя но-
сителем верховной власти в Англии,  постановления кото-
рой имеют силу закона без согласия короля и палаты лор-
дов.  После суда над королем и его казни в конце  марта
1649  г.  королевское  звание и верхняя палата были уп-
разднены.  Конституционное закрепление  республиканской
формы  правления было завершено актом 19 мая 1649 г.  В
нем провозглашалось образование  республики,  верховной
властью в государстве объявлялись "Представители Народа
в Парламенте".  Высшим  органом  исполнительной  власти
стал Государственный совет, который нес ответственность
перед парламентом.  Однако фактическое  руководство  им
осуществлял военный совет во главе с Кромвелем.        
   Установление республики - наиболее демократической в
существующих условиях формы правления - стало  вершиной
революции.  Однако после учреждения республики социаль-
ная борьба не ослабела, а, наоборот, приняла более ост-
рые формы.  Новые конфискации земель роялистов, распро-
дажа королевских земель (акт 1649 г.) и  захватническая
война в Ирландии в начале 1650-х гг.  превратили значи-
тельную часть индепендентов в крупных  земельных  собс-
твенников, стремившихся к прекращению революции. Напро-
тив, для левеллеров провозглашение республики было     
лишь начальным этапом борьбы за углубление преобразова-
ний.  В армии, состоящей в основном из среднего кресть-
янства  и ремесленников,  влияние левеллеров продолжало
усиливаться. В этих условиях лидеры индепендентов, опи-
раясь  на  армейскую верхушку,  прибегли к установлению
режима диктатуры, которая была прикрыта провозглашением
"протектората".                                        
   В конце 1653 г. Совет офицеров подготовил проект ак-
та о новой форме правления,  названного Орудие управле-
ния. Согласно ст. 1 акта, высшая законодательная власть
в Англии, Шотландии и Ирландии сосредоточивалось в лице
лорда-протектора и народа,  представленного в парламен-
те. Чтобы в однопалатный парламент попали только предс-
тавители буржуазии и джентри,  акт предусматривал высо-
кий имущественный ценз для избирателей  (200  ф.  ст.).
Кроме того,  избирательных прав лишались католики и ли-
ца, участвовавшие в войне на стороне короля.           
   Исполнительная власть в государстве  вверялась  лор-
ду-протектору  и Государственному совету,  число членов
которого могло колебаться от 13 до  21.  Лорд-протектор
наделялся широкими полномочиями.  Он осуществлял коман-
дование вооруженными силами, с согласия большинства со-
вета мог объявлять войну и заключать мир, назначать но-
вых членов высшего исполнительного органа  и  офицеров,
поставленных во главе административных округов. Главной
опорой протектора оставалась армия. Для ее содержания и
покрытия других издержек правительства вводился ежегод-
ный налог,  который не мог быть  отменен  или  уменьшен
парламентом без согласия лорда-протектора.  Таким обра-
зом, финансовые прерогативы лорда-протектора практичес-
ки стали бесконтрольными, как у абсолютного монарха.   

К титульной странице
Вперед

 

***********************************

 

   Резкая активизация агрессивной милитаристской  поли-
тики  Вильгельма II перед первой мировой войной привела
к новому изменению политического  режима  в  стране,  к
введению новых репрессивных законов. В 1908 г. принима-
ется закон о союзах и  собраниях,  названный  в  народе
"исключительным законом против молодежи",  который зап-
рещал лицам до 18 лет участвовать в  политических  сою-
зах,  в антивоенной деятельности и пр. После объявления
войны сначала России,  затем - Франции,  в  1914  г.  в
Пруссии  и  других землях ужесточились нормы уголовного
права против  военнообязанных  и  военнослужащих,  были
введены осадное положение и военно-полевые суды,  сфера
действия которых расширилась за счет передачи им значи-
тельного  круга дел:  о сопротивлении властям,  о госу-
дарственной измене и других тяжких уголовных преступле-
ниях. Установилась жесткая военная цензура над прессой.
   Еще в  1912  г.  на  военном совете при кайзере было
принято решение об увеличении в ближайшие полтора  года
германской армии до 800 тыс.  человек. В 1913 г. воору-
женные силы Германии достигали уже  численности  в  666
тыс. человек. Вместе с перевооружением армии было нача-
то строительство нового военно-морского флота.  В  1914
г. был принят                                          
Закон о чрезвычайных полномочиях правительства,  давший
государственным  органам  право  контроля  над сырьем и
топливом,  его использованием  для  военных  нужд,  над
распределением  и выполнением правительственных военных
заказов.  В различных отраслях промышленности были соз-
даны военные комитеты, выполнявшие контрольные функции,
и пр.                                                  
   В 1916 году,  после назначения начальником генераль-
ного штаба фельдмаршала Гинденбурга (будущего президен-
та Германии) и его заместителем генерала Людендорфа,  в
условиях  усилившейся конкуренции гражданских и военных
властей,  когда монарх лишился фактически всяких реаль-
ных полномочий,  в Германии установилась фактически во-
енная диктатура.                                       
   Несмотря на экономические трудности, была разработа-
на новая гигантская программа вооружения армии, так на-
зываемая программа Гинденбурга,  осуществление  которой
должно  было  дать  Германии  военное превосходство над
странами Антанты и тем самым  обеспечить  ее  победу  в
войне. Проведение программы в жизнь вверялось специаль-
ному "военному управлению",  получившему неограниченные
права в области руководства промышленностью. Закон 1916
г.  "О вспомогательной службе Отечеству",  на основании
которого вводилась обязательная трудовая повинность для
мужчин от 16 до 60 лет,  а властям  предоставлено  было
право проводить принудительную мобилизацию населения на
любую работу,  завершил  процесс  полной  милитаризации
труда в Германии.                                      
   Лишь после  угрозы  тотального  поражения германской
армии в конце сентября  1918  г.  на  совещании  высших
представителей  военных  и  политических  кругов страны
Гинденбург и Людендорф поставили  вопрос  о  выходе  из
войны и немедленном заключении перемирия. Больше гряду-
щей "катастрофы на фронте" их страшило массовое антими-
литаристское, антивоенное движение, начавшееся в Герма-
нии, угроза народной революции. Чтобы предотвратить ее,
стала  проводиться политика "парламентаризации власти",
расширения прав рейхстага, ограничения власти кайзера и
канцлера, установления контроля рейхстага над генераль-
ным штабом и пр.  С этой целью были приняты два консти-
туционных закона в конце октября 1918 г. Но спасти пра-
вящий режим уже не могла новая либерализация политичес-
кого режима.  В стране началась революция,  и Вильгельм
II вынужден был отречься от престола.                  
                                                       
Глава 5. Япония 
   Государственный строй  Японии  до  середины 60-х гг.
XIX в.  Постепенное становление буржуазного государства
в Японии,  начавшееся во второй половине XIX в., в ходе
которого абсолютистская монархия превращалась в дуалис-
тическую  монархию буржуазного типа,  не было связано в
Японии с победоносной буржуазной революцией.           
   Япония до XIX в.  была феодальной страной,  процессы
развития  которой  были в значительной мере заторможены
политикой "самоизоляции" прежде всего от "западных вар-
варов". Начиная с XV в. рост ремесла и торговли, разви-
тие городов приводят к созданию местных рынков, к окон-
чательному утверждению экономической и политической са-
мостоятельности владетельных  князей  -  представителей
крупных феодальных домов - даймё ("большое имя").  Вла-
дения даймё охватывали провинции или группу  провинций.
Они  лишь номинально признавали власть центрального во-
енно-олигархического правительства,  возглавляемого сё-
гуном ("великим полководцем"), представителем одного из
крупнейших и сильнейших феодальных домов.  Первый сёгу-
нат, приведший к фактическому отстранению от управления
японского императора,  который сохранял лишь  религиоз-
но-ритуальные функции, был установлен в Японии         
   еще в XII в.                                        
   Определенной централизации  государственной власти с
помощью военной силы добились лишь сёгуны  из  династии
Токугава,  в  период  третьего сёгуната (XVII-XIX вв.).
Тогда же наиболее законченные формы приобрело в  Японии
и сословное деление,  скрепленное законом и властью сё-
гуна,  выраженное  формулой   "си-но-ко-сё":   самураи,
крестьяне,  ремесленники,  торговцы.  Самурайское, дво-
рянское сословие - было неоднородным.  Высший слой фео-
дальных князей делился на 2 категории: фудай-даймё, за-
нимавших все административные посты при сёгуне,  в  том
числе  и  в его правительстве "бакуфу" ("военно-полевая
ставка"),  и тодзама-даймё - "внешние" князья,  отстра-
ненные от дел управления.                              
К высшему слою  самурайского  сословия  принадлежала  и
придворная  (при императоре) аристократия (кугэ),  пол-
ностью зависимая от сёгунской администрации, получавшая
от нее "рисовые пайки". За счет "рисовых пайков" жила и
основная масса служилого военного самурайства, входящая
в армию сёгуна или того или иного даймё. Самураи проти-
востояли трем низшим сословиям.  Только им принадлежало
право занимать административные посты,  государственные
и военные должности. Исключительно самурайским занятием
была военная служба.                                   
   В XVIII в., по мере развития ремесленного производс-
тва,  домашней мануфактурной промышленности, феодальное
сословие торговцев, занимающее самую низшую ступень фе-
одальной лестницы, начало играть все более важную роль.
Следствием  развития  товарно-денежных  отношений стало
разложение самурайского сословия,  подпадающего под все
большую зависимость от растущего торговоростовщического
капитала.  Крупнейший торговый дом Мицуи стал с XVII в.
финансовым агентом самого сёгуна,  а затем банкиром им-
ператора.                                              
   В результате обеднения даймё самураи потеряли  своих
покровителей,  а вместе с тем и "рисовые пайки", попол-
няя армию недовольных  правящим  режимом.  Недовольство
сёгуном,  ущемлявшим феодальную вольницу, зрело и среди
значительной части даймё.  Углубился с развитием товар-
но-денежных  отношений  и  процесс расслоения японского
крестьянства, беднейшая часть которого, задавленная тя-
желейшими арендными платежами, налогами, голодом, злоу-
потреблениями администрации, грабежом ростовщиков, ста-
новится  главной силой все более грозных народных,  так
называемых "рисовых бунтов".                           
   Восстановление императорской власти. 1868 г. ознаме-
новал начало важного переломного этапа в истории Япо-  
 нии. События этого года получили название "реставрации
Мэйдзи", или "Мэйдзи-Исин". Их первым политическим     
 
   ' Мэйдзи  -  "просвещенное  правление" - официальное
наименование годов правления японского императора Муцу-
хито  (1868-1912  гг.).  Введение одним из первых актов
нового  правительства  специального  летоисчисления  по
названиям  периодов правления того или иного императора
было предпринято для упрочения в глазах населения поли-
тической и религиозной императорской власти.           
                                                       
результатом стало  свержение  сёгуна  и  восстановление
власти  японского  императора в форме абсолютной монар-
хии.  Эти события не переросли в буржуазную революцию в
прямом смысле этого слова. В Японии в это время не было
ни буржуазии, ни иной политической силы, способной отс-
таивать цели буржуазной революции, в частности ликвида-
цию феодализма, абсолютистского режима и пр.           
   Требования "реставрации   Мэйдзи",   соответствующие
ранним этапам социальной,  буржуазной по своей сути ре-
волюции,  стали формой проявления феодального  национа-
лизма, усилившегося под прямым воздействием проникнове-
ния в Японию западного капитала.                       
   В 1865 году Англия и затем.  США,  стремящиеся "отк-
рыть" Японию,  превратить ее в форпост своей колониаль-
ной политики на Дальнем Востоке,  с  помощью  "политики
канонерок"  добиваются ратификации сёгуном неравноправ-
ных торговых договоров,  на основании  которых  "страна
заходящего  солнца" приравнивается в торговом отношении
к полуколониальному Китаю.                             
   Угроза потери своей независимости становится в  Япо-
нии ускоряющим импульсом национального движения, разви-
тие которого происходило по мере все большего осознания
правящими кругами,  самураями - "дворянскими революцио-
нерами" необходимости "возрождения и единства  страны",
создания  сильного централизованного государства,  спо-
собного обеспечить ее независимое,  самостоятельное су-
ществование.  Единственный  путь  к  этому - проведение
буржуазных по своему характеру реформ.                 
   Начавшаяся в Японии в конце 60-х  гг.  борьба  между
сторонниками сёгуна и императора была связана не с тем,
проводить или не проводить реформы, настоятельная необ-
ходимость которых стала очевидной, а с тем - кто их бу-
дет проводить. Лозунги устранения власти сёгуна и восс-
тановления власти императора,  имеющей традиционное ре-
лигиозное обоснование,  становятся  той  общей  идейной
платформой,  на которой и происходит объединение рефор-
маторских сил. Показательна и религиозная окраска анти-
бакуфской идеологии: буддизму - религии сёгуна противо-
поставляется древняя религия японцев синто  -  обожест-
вляющая императора.                                    
   Дальновидные самурайские  круги видели в императорс-
ком престоле, в культе императора единственно надежную 
опору в  деле  консолидации японцев перед внешней угро-
зой. Не случайно именно в это время в Японии формирует-
ся "тэнноизм" (от слова тэнно - Сын Неба, древнего наз-
вания японского императора) как  сложное  многоплановое
явление,  получившее название "императорский путь", не-
сущее политический, идеологический, религиозный и миро-
воззренческий  смысл,  ставшее объединительным началом,
которое выработало у японцев особое чувство  националь-
ной общности.                                          
   Внедрение тэнноизма означало прямое нарушение японс-
кой религиозной традиции  веротерпимости  (японцы,  как
известно, поклонялись божествам различных религий). Ис-
пользуемый правящими кругами как  инструмент  идеологи-
ческого  завоевания  масс,  он служил не только решению
национальных задач Японии,  но и в силу своей  национа-
листической   направленности   последующей  агрессивной
внешней политике Японии.                               
   Переворот 1868 г.  в Японии носил мирный, бескровный
характер.  Он  был  осуществлен  без  непосредственного
участия народных масс.  Пик крестьянских выступлений  в
форме так называемых "рисовых бунтов" падает на 1866 г.
В 1867-1868 гг.  народный протест носил характер скорее
традиционных  для  Японии  ритуальных шествий и плясок,
которые часто инициируются  самими  правящими  кругами,
чтобы "выпустить пар" народного недовольства.          
   Последний сёгун Кейки сам отрекся от престола,  зая-
вив,  что единовластие является "необходимым условием в
сложившейся ситуации".  "Мимолетная гражданская война",
как ее называют  историки,  вылилась  лишь  в  короткое
столкновение самурайских армий из-за отказа сёгуна под-
чиниться императору,  политическая и военная  поддержка
которого  как  внутри,  так и вовне Японии ширилась изо
дня в день.  На стороне императора, например, выступали
почти полностью независимые даймё Юго-Западных княжеств
с их современными по тем временам вооружением и органи-
зацией войска.  Не было открытого военного столкновения
и с Англией и США.  Японские правящие круги под  дулами
западных  пушек  очень  скоро  отказались  от борьбы за
"изгнание варваров".  Невыгодна была дестабилизация по-
литической  обстановки  в  Японии  и  западным странам,
осознавшим на примере Китая пагубность,  разрушительную
силу  народных  восстаний,  и  в силу этого очень скоро
сменивших под-                                         
держку сёгуна  поддержкой императора.  Не случайно сами
реформы проводились при непосредственном  участии  бри-
танской миссии в Японии.                               
   Правящие круги Японии в ходе проведения реформ, сво-
еобразной "революции сверху",  решали,  таким  образом,
две  задачи  - общенациональную задачу защиты страны от
потери ею суверенитета и скорее  контрреволюционную  по
отношению к народному движению социальную задачу, целью
которой было перевести это движение из русла  революци-
онной борьбы в русло реформ.                           
   Буржуазные реформы  70-80-х  гг.  Перед новым прави-
тельством встала задача ускоренного укрепления страны в
экономическом и военном отношении, сформулированная ли-
дерами Мэйдзи в виде лозунга "создание богатой страны и
сильной  армии".  Важнейшим  шагом к осуществлению этой
политики была аграрная реформа 1872-1873  гг.,  которая
имела  далеко  идущие социальные последствия.  Реформа,
закрепившая новые, сложившиеся уже к тому времени позе-
мельные отношения, привела к ликвидации феодальных прав
на землю. Земля превратилась в отчуждаемую капиталисти-
ческую собственность, облагаемую единым поземельным на-
логом в пользу государственной казны.  Если  крестьяне,
наследственные  держатели земельных участков,  получали
их в  собственность,  то  крестьяне-арендаторы  никаких
собственнических  прав  на  землю  не приобрели.  Право
собственности на заложенную землю было признано за  те-
ми,  кому эта земля была заложена. У крестьян была изъ-
ята и общинная земля - луга,  леса,  пустоши.  Реформа,
таким образом,  способствовала сохранению кабальных ус-
ловий  земельной  аренды,  дальнейшему  обезземеливанию
крестьян, расширению землевладения так называемых новых
помещиков, которые скупили впоследствии и большую часть
общинной земли, объявленной по реформе государственной,
императорской собственностью.                          
   Одной из главных целей этой акции было получение го-
сударственной казной средств, необходимых для превраще-
ния Японии в "современное" государство,  для модерниза-
ции промышленности и укрепления армии.  Князьям сначала
была установлена высокая пенсия,  равная 10%  условного
валового  годового земельного дохода.  Затем эта пенсия
была капитализирована и князья получили  денежную  ком-
пенсацию за землю в виде правительственных процентных  
облигаций, с помощью которой японская знать в 80-х  гг.
стала обладательницей значительной доли банковского ка-
питала. Это способствовало впоследствии ее быстрому пе-
реходу  в  разряд верхушки торгово-финансовой и промыш-
ленной буржуазии.                                      
   Прежние удельные  княжества  были  реорганизованы  в
префектуры,   непосредственно  подчиненные  центральной
власти.  Вместе с феодальными правами на  землю  князья
окончательно  лишились на местах и политической власти.
Этому способствовала и  административная  реформа  1871
г.,  на основе которой в Японии было создано 50 крупных
префектур во главе с назначаемыми из центра префектами,
строго  отвечающими  за  свою деятельность перед прави-
тельством. Таким образом, ликвидировался феодальный се-
паратизм, завершалось государственное объединение стра-
ны,  являющееся одним из главных условий развития внут-
реннего капиталистического рынка.                      
   Аграрная реформа привела к укреплению позиций "новых
помещиков",  новой денежной знати, состоящей из ростов-
щиков,  рисоторговцев, сельских предпринимателей, зажи-
точной сельской верхушки - госи, фактически сконцентри-
ровавших землю в своих руках.  В то же время она больно
ударила по интересам  мелких  землевладельцев-крестьян.
Высокий  поземельный  налог (отныне 80%  всех государс-
твенных доходных поступлений шло от поземельного  нало-
га, достигавшего часто половины урожая) привел к массо-
вому разорению крестьян,  к бурному росту общего  числа
крестьян-арендаторов, эксплуатируемых с помощью рычагов
экономического принуждения'.                           
   Реформа имела  и  важные  политические  последствия.
Сохранявшееся  помещичье землевладение и японский абсо-
лютизм были взаимосвязаны. Помещичье землевладение мог-
ло оставаться нетронутым почти до середины XX в.,  даже
в условиях хронического  кризиса  сельского  хозяйства,
только  за  счет  прямой поддержки абсолютистским госу-
дарством.  В то же время "новые  помещики"  становились
неизменной опорой абсолютистского правительства.       
   Требования, продиктованные  угрозой  экспансии стран
Запада, нашедшие выражение в формуле "богатая страна,  
 
   1 Через несколько десятилетий число крестьян-аренда-
торов  Японии  достигло  70%  всего сельского населения
страны.                                                
                                                       
сильная армия", определили в значительной мере содержа-
ние и других реформ Мэйдзи, в частности военной, ликви-
дировавшей  старый  принцип отстранения низших сословий
от военной службы.                                     
   В 1878 году был введен закон о всеобщей воинской по-
винности.  Его принятие стало прямым следствием, вопер-
вых, роспуска самурайских формирований, во-вторых, про-
возглашения в 1871 г.  "равенства всех сословий".  Хотя
армия Японии создавалась по  европейскому  образцу,  ее
идеологическую  основу  составляла  средневековая саму-
райская мораль с культом императора  -  "живого  бога",
патернализмом ("офицер - отец солдат") и пр.           
   В 1872 году был принят также закон о ликвидации ста-
рых званий,  упрощавшее  сословное  деление  на  высшую
знать (кидзоку) и низшее дворянство (сидзоку);  все ос-
тальное население было отнесено  к  "простому  народу".
"Равенство сословий" не шло дальше военных целей,  раз-
решения смешанных браков, а также формального уравнения
в  правах  с  остальным  населением  касты  отверженных
("эта").  Офицерские должности и в новой армии  замеща-
лись самураями.  Воинская повинность не стала всеобщей,
от нее можно было откупиться.  Освобождались  также  от
воинской повинности чиновники, студенты (в основном де-
ти из состоятельных семей), крупные налогоплательщики. 
   Капиталистическому развитию страны способствовали  и
ликвидация всех ограничений на развитие торговли,  фео-
дальных цехов и гильдий,  тарифных барьеров между  про-
винциями, упорядочение денежной системы. В 1871 г. были
введены свободное передвижение по стране,  а также сво-
бода выбора профессиональной деятельности.  Самураям, в
частности, было разрешено заниматься торговлей и ремес-
лом.  Кроме  того,  государство  всемерно стимулировало
развитие капиталистической промышленности, предоставляя
предпринимателям  займы,  субсидии,  налоговые  льготы,
вкладывая средства государственной казны в строительст-
во железных дорог, телеграфных линий, предприятий воен-
ной промышленности и пр.                               
   В общем русле революционных преобразований проходила
и реформа японской школы,  традиционной системы образо-
вания,  открывшая двери для достижений западной  науки.
Правительству Мэйдзи в этой сфере пришлось решать слож-
ную задачу. С одной стороны, для него было оче-        
видно, что без модернизации японской школы, образования
по западному образцу,  решить задачу создания богатого,
сильного государства невозможно,  с другой - чрезмерное
увлечение западными науками и идеями было чревато поте-
рей самобытной культуры,  распадом целостности  сложив-
шейся японской нации, основанной на скрепляющей ее тэн-
ноистской идеологии.                                   
   Заимствование чужеродных достижений культуры в  этой
связи  носило исключительно утилитарно-практический ха-
рактер и не затрагивало духовных  основ  японского  об-
щества.  Как  говорили тогда в Японии,  развитие страны
должно совмещать "японский дух и  европейские  знания".
Японский  дух  требовал  прежде всего воспитания в духе
синтоизма,  почитания "живого бога"  императора.  Чтобы
обеспечить господствующее положение синтоизма,  христи-
анство в 1873 г.  было запрещено,  буддизм поставлен  в
прямую зависимость от государственной религиозной идео-
логии.  В 1868 г. был принят указ о "единстве отправле-
ния ритуала и управления государством", создано по ста-
рому образцу "Управление по делам небесных и земных бо-
жеств" (Дзингикан).  В Японии стал закладываться, таким
образом,  тот специфический японский порядок, когда су-
губо  политические проблемы государства становились со-
держанием религиозных обрядов, ритуала.                
   Примером этому может служить знаменательное богослу-
жение  императора  в  1868  г.,  в ходе которого он дал
клятву перед синтоистскими божествами  "Неба  и  Земли"
создать  в будущем "широкое собрание" и решать все дела
"в соответствии  с  общественным  мнением",  искоренить
"плохие обычаи прошлого",  заимствовать знания "во всем
мире" и пр.                                            
   В 1869 году Дзингикан учреждает институт проповедни-
ков,  которые  должны  были распространять среди народа
тэнноистские принципы, положенные в основу династийного
культа "единства отправления ритуала и управления госу-
дарством".  В 1870 г. принимаются два новых императорс-
ких  указа о введении общенациональных богослужений,  а
также о пропаганде великого учения "тайкё" - доктрины о
божественном происхождении японского государства, став-
шего идеологическим оружием японского воинствующего на-
ционализма.                                            
   Явная противоречивость политики духовного воспитания
японцев и "заимствования знаний во всем мире", а       
также начавшееся  движение  под  лозунгом  "культуры  и
просвещения народа" заставило правительство  принять  в
1872 г. Закон о всеобщем образовании, ослабить давление
на буддизм, преобразовать "Управление по делам небесных
и земных божеств" в Министерство религиозного образова-
ния, чиновники которого стали называться не проповедни-
ками,  а "моральными инструкторами",  призванными расп-
ространять как религиозные, так и светские знания.     
   Закон о всеобщем образовании 1872  г.  не  привел  к
осуществлению  провозглашенного демагогического лозунга
"ни одного неграмотного",  так как обучение  оставалось
платным и по-прежнему очень дорогим, но он послужил це-
лям обеспечения развивающейся капиталистической промыш-
ленности и нового административного аппарата грамотными
людьми.                                                
   Борьба за демократизацию политического строя.  Обра-
зование  политических  партий  Японии.  В императорское
правительство Японии в 1868 г.  вошли даймё  и  самураи
ЮгоЗападных княжеств, сыгравшие важную роль в свержении
сёгуна. Правящий блок не был буржуазным, но он был тес-
но связан с финансово-ростовщической буржуазией и сам в
той или иной мере втянут в предпринимательскую деятель-
ность.                                                 
   У антибакуфских  социально-политических сил Японии с
самого начала не было конструктивной программы  перест-
ройки старого государственного аппарата и тем более его
демократизации.  В "Клятве", провозглашенной в 1868 г.,
император обещал "создание совещательного собрания",  а
также решение всех дел управления "согласно  обществен-
ному мнению", без указания конкретных сроков.          
   Последующие десятилетия  70-80-х  гг.  были отмечены
дальнейшим ростом политической активности различных со-
циальных слоев. На общем фоне широкого народного движе-
ния усиливаются оппозиционные настроения  среди  торго-
во-промышленной буржуазии, самурайских кругов, выступа-
ющих против засилия в государственном аппарате  прибли-
женной  к императору знати.  Политически активизируются
определенные круги помещиков и сельской богатой верхуш-
ки,  требующие снижения налогов,  гарантий предпринима-
тельской деятельности, участия в местном управлении.   
   Настроения протеста, выливающиеся в требования изме-
нения государственного управления и принятия консти-   
туции, приводят к объединению оппозиционных, демократи-
ческих течений в широкое "Движение за свободу и  народ-
ные права". Использование либеральной оппозицией укоре-
нившихся и доступных широким массам стереотипов религи-
озного сознания сделало это движение поистине массовым.
Лозунги движения основывались на центральном в японском
религиозном сознании понятии "Неба" как высшего начала,
способного наделить чем-то или погубить человека. Восп-
риняв  идеологию французских просветителей о естествен-
ных правах человека,  лидеры "Движения за свободу и на-
родные  права" искали ключ к пониманию ее сути в тради-
ционных понятиях. Естественные права человека при пере-
воде на японский трансформировались,  таким образом,  в
"права человека, дарованные Небом", а "свобода и народ-
ные права" соотносились с конфуцианским требованием ра-
зумности ("ри") и справедливости ("га").               
   Правительство ответило на требования конституционных
реформ репрессиями,  арестами, преследованиями прогрес-
сивной печати пр.  Вместе с тем перед угрозой  народных
выступлении  в  правительстве зреет понимание необходи-
мости компромисса с либеральной оппозицией.  В 1881  г.
император  издает указ о введении с 1890 г.  парламент-
ского правления.  В преддверии  конституционных  реформ
происходит  значительная  перестройка всей политической
системы страны. Буржуазно-либеральная оппозиция органи-
зационно  оформляется в политические партии.  В 1881 г.
была  создана  Либеральная  партия  (Дзиюто),   которая
представляла интересы помещиков, средних городских сло-
ев и сельской буржуазии.  К ним  примыкали  и  умеренно
настроенная  часть  крестьянства,  мелкие собственники.
Партия конституционных  реформ  (Кайсинто),  в  которую
вошли представители средних слоев,  буржуазии, интелли-
генции,  созданная в 1882 г.,  стала  другой  умеренной
партией оппозиции.                                     
   Политические программные  требования  у обеих партий
были почти одинаковы: введение парламентских форм прав-
ления,  политических  свобод,  местного самоуправления,
ликвидация монополии в управлении страной узкого  круга
бюрократии и самурайства. Они дополнялись экономически-
ми требованиями снижения налогов,  пересмотра неравноп-
равных договоров с западными странами, укрепления пози-
ций японской буржуазии за счет развития внешней торгов-
ли, проведения денежной реформы и пр. В рамках Либе-   
ральной партии формируется левое крыло,  ставящее своей
задачей  установление  республики,  лидеры  которого  в
1883- 1884 гг. возглавляют открытые антиправительствен-
ные выступления.  После начала работы парламента в 1890
г. партии Дзиюто и Кайсинто стали играть все более пас-
сивную роль в политической жизни страны. В 80-х гг. на-
чинает проявлять себя как самостоятельная социальная  и
политическая сила растущий рабочий класс Японии. Созда-
ются первые рабочие  организации,  в  рабочее  движение
проникают социалистические идеи.                       
   На требования  оппозиции правительство отвечает соз-
данием  правительственной  Конституционно-императорской
партии (Мэйсэйто), деятельность которой была направлена
на то, чтобы ограничить будущие конституционные реформы
угодными  ему  рамками.  Требования этой партии не идут
дальше пожеланий "свободы слова и  печати  совместно  с
общественным спокойствием". Охранительным целям, наряду
с созданием правительственной партии,  служило и  пред-
конституционное законодательство.  Так, законом 1884 г.
в Японии на европейский манер  вводились  новые  титулы
знатности: князей, маркизов, графов, виконтов, баронов,
которым было предоставлено впоследствии право  формиро-
вать верхнюю палату японского парламента.              
   В 1885 году создаются отдельные министерства и каби-
нет министерств европейского образца,  ответственный  в
своей деятельности перед императором. В 1886 г. восста-
навливается в качестве совещательного органа при  импе-
раторе  ликвидированный  ранее Тайный совет.  В этом же
году вводится экзаменационная система назначений на чи-
новничьи  должности.  В 1888 г.  проводится новая адми-
нистративная реформа. В каждой префектуре создаются вы-
борные  органы  управления,  обладающие  совещательными
функциями, которые, в свою очередь, находятся под стро-
гим контролем министерства внутренних дел. Своеобразным
венцом этого законодательства стал полицейский закон об
охране  порядка,  принятый в 1887 г.  и закрепивший под
страхом суровых наказаний создание тайных обществ,  со-
зыв нелегальных собраний, издание нелегальной литерату-
ры.  Движение "за свободу и народные права" было  разг-
ромлено с помощью репрессивных мер.                    
   Конституция 1889 г. Во исполнение обещания император
"дарует" в 1889 г.  своим подданным Конституцию,  отме-
нить или изменить которую мог только он сам.           
Решающую роль в подготовке "Конституции великой  Японс-
кой  империи"  сыграл  глава Конституционного комитета,
будущий премьер-министр Японии  Хиробуми  Ито,  который
исходил  из  того,  что  так как в Японии не существует
"объединяющей религии", подобно западному христианству,
то  центром конституционного правления должна стать им-
ператорская династия,  олицетворявшая государство и на-
цию.                                                   
   Новая Конституция  (а также ее официальный коммента-
рий),  представляла собой умелое переложение принципов,
заимствованных  из западных конституций (и прежде всего
прусской Конституции 1850 г.),  на основополагающих на-
чалах  тэнноистской идеологии.  В этом заключалась суть
политического компромисса между  теориями  синтоистских
традиционалистов и сторонников западного конституциона-
лизма,  призванного прекратить  общественное  брожение,
вызванное движением за свободу и народные права".      
   Согласно ст.  1,  в  Японской империи царствует и ею
правит император,  принадлежащий к "единственной и неп-
рерывной во веки веков" династии.  Особа императора,  в
соответствии  с  "божественным"  законом,   объявлялась
"священной и неприкосновенной". Император как глава го-
сударства имел право объявлять войну и  мир,  заключать
договоры,  созывать и распускать парламент,  руководить
вооруженными силами,  жаловать дворянство и пр. Законо-
дательная власть, согласно Конституции, также вверялась
"императору и парламенту" (ст.  5). Император утверждал
законы и предписывал их исполнение.  На основании ст. 8
конституции  императорские  указы,  изданные  в  случае
"настоятельной  необходимости поддержания общественного
порядка",  во время перерывов в работе парламента имели
силу закона.  Эти указы и появлялись,  как правило,  во
время парламентских каникул,  которые длились 9 месяцев
в году.  Императору также принадлежало право введения в
стране осадного положения.                             
   Министры, как и  все  высшие  должностные  лица,  не
только назначались императором,  но и были ответственны
перед ним. Их деятельность рассматривалась как служение
императору - сакральному центру конституционного поряд-
ка.  Сам же император был ответственен только перед Бо-
гом,  чему противоречило,  на первый взгляд, требование
Конституции осуществлять им свою власть "в соот-       
ветствии с Конституцией" (гл.  4). Видимость этого про-
тиворечия устранялась главным конституционным  постула-
том,  что сама конституция - "божественный дар" импера-
торского  самоограничения,  предоставления  императором
некоторых  прав парламенту,  правительству,  подданным.
Конституция и построена по  этой  концептуальной  схеме
самоограничения,  путем перечня прав парламента, прави-
тельства, а также прав и свобод подданных.             
   В комментариях к конституции Ито, провозглашая импе-
ратора священным центром нового конституционного поряд-
ка,  подчеркивал, что конституция - его "благожелатель-
ный и милосердный дар". Касаясь вопроса ответственности
министров перед императором, а не перед парламентом, он
рассматривал  деятельность самого парламента как служе-
ние императору путем "внесения своей доли в гармоничное
осуществление уникального государства - семьи", во гла-
ве которой и стоит император.                          
   Парламент, наделенный по конституции законодательны-
ми правами, состоял из двух палат: палаты пэров и пала-
ты представителей.  Каждая палата имела право выступать
с представлениями правительству, "касающимися законов и
другого рода предметов", но ст. 71 Конституции запреща-
ла  парламенту какие-либо обсуждения относительно изме-
нений в статусе императорского дома. Для решения вопро-
сов  в палатах требовалось абсолютное большинство голо-
сов.                                                   
   По избирательному закону 1890 г. нижняя палата изби-
ралась на основе высокого (в 25 лет) возрастного ценза,
а также имущественного ценза (15 иен прямого налога)  и
ценза оседлости (1,5 года). Женщины и военнослужащие не
получили избирательных прав.  Избирательным правом, та-
ким образом,  пользовалась незначительная часть населе-
ния Японии, около 1%. Членами верхней палаты были прин-
цы   крови,  представители  титулованной  аристократии,
крупные налогоплательщики и лица,  имеющие "особые зас-
луги" перед императором.  Срок полномочий нижней палаты
определялся в 4 года,  верхней - в 7 лет. Министры были
призваны  лишь  "подавать совет императору".  Института
"вотум недоверия" Конституция не знала.                
   Парламентский контроль выражался только в праве зап-
роса правительству не менее чем 30 депутатами, при этом
министры могли уклоняться от ответа на запрос, кото-   
рый мог быть отнесен к разряду "секретных".  Отсутство-
вал  фактически  у  японского парламента и такой мощный
рычаг давления на правительство,  как контроль над  фи-
нансами  так как конституция не предусматривала ежегод-
ного парламентского вотирования бюджета.  В случае отк-
лонения  бюджета парламентом правительство могло приме-
нить бюджет предыдущего года.  Кроме того, ст. 68 Конс-
титуции предусматривала постоянный расходный фонд,  ут-
верждаемый на несколько лет,  а  также  денежные  суммы
"для  осуществления правомочий самого императора" и для
расходов,  "связанных с обязательствами правительства".
Расходы  правительства  без  согласия  парламента могли
быть узаконены и самим императором.                    
   В Конституции нашла отражение относительно самостоя-
тельная роль военщины,  правящей монархической бюрокра-
тии, - двуединой силы, ставшей со времен буржуазных ре-
форм   активным  проводником  интересов  господствующих
классов:  полуфеодальных помещиков и крепнущей  монопо-
листической буржуазии.  Это выражалось,  в частности, в
особом, привилегированном положении таких звеньев госу-
дарственного аппарата,  как Тайный совет,  Генро (совет
старейшин),  Министерство двора, в ведении которого на-
ходились огромные земельные владения императора, а так-
же руководящей верхушкой армии. Тайный совет, состоящий
из президента,  вице-президента и 25 советников, назна-
чался императором из высших военно-бюрократических кру-
гов. Он был независим как от парламента, так и от каби-
нета министров.  Ему предписывалось по ст. 56 Конститу-
ции  обсуждать государственные дела по запросам импера-
тора. Фактически каждое сколько-нибудь важное решение в
государстве  должно было согласовываться с членами Тай-
ного совета,  от него же исходило одобрение императорс-
ких указов и назначений.  Внеконституционный орган Ген-
ро,  оказывавший решающее влияние на политику страны  в
течение полувека, состоял из пожизненно занимающих свои
места представителей  знати  бывших  Юго-Западных  кня-
жеств.                                                 
   В 1889  году  император установил,  что все наиболее
значимые вопросы,  относящиеся к армии и флоту, началь-
ники соответствующих штабов докладывают ему, минуя пра-
вительство, даже военного и морского министров. Военщи-
на могла тем самым влиять на решение императора о заме-
щении двух главнейших постов в правительстве - военного
 и морского министров,предрешая тем самым вопрос не толь-
ко о составе правительства,  но и его политике. Это по-
ложение в 1895 г. было законодательно закреплено. Посты
военного и морского министров могли замещать лишь воен-
ные, находящиеся на действительной военной службе.     
   Специальный раздел Конституции был посвящен правам и
обязанностям японских подданных (платить налоги и нести
военную службу),  которые отождествлялись с  их  долгом
перед  "божественным" императором.  Среди прав и свобод
японских подданных названы свобода выбора  местожитель-
ства,  перемещения,  свобода  от  произвольных арестов,
слова, печати, вероисповедания, собраний, петиций, сою-
зов.  Но  все  эти свободы допускались в "установленных
законом пределах".                                     
   Сугубо формальный характер этих прав и  свобод  осо-
бенно  ярко проявился в отношении свободы вероисповеда-
ния,  затрагивающей самую чувствительную сторону японс-
кого мировоззрения. Требование отделения религии от го-
сударства,  признания свободы вероисповедания все  нас-
тойчивее  стали  звучать  еще в период,  предшествующий
принятию конституции,  по мере того, как идеи свободы и
равенства  овладевали умами наиболее образованных слоев
общества.  Под влиянием этих требований в 1877 г.  было
ликвидировано Министерство религиозного образования.   
   Пересматривая в очередной раз свою религиозную поли-
тику,  правительство в 1882 г.  предприняло  хитроумный
ход. Формально провозгласив "свободу религии", оно объ-
явило синтоизм не религией, а государственным ритуалом.
В  связи  с  этим всем синтоистским священникам импера-
торских и государственных святилищ было  запрещено  со-
вершать религиозные обряды и проповеди. Они должны были
отправлять  лишь  государственные  ритуалы,   верховным
блюстителем  которых в качестве главного священнослужи-
теля становился сам император,  что лишь усиливало  его
религиозный авторитет. Синтоизм, таким образом, превра-
щался в некую "сверхрелигию",  непосредственно включен-
ную в государственную систему.                         
   Сознательному восприятию  индивидуальных прав и сво-
бод препятствовало и целенаправленное внедрение властя-
ми в общественное сознание принципа "священной японской
национальной общности" ("кокутай"),  идеи,  четко выра-
женной Ито, что "отношения между властями и поддан-    
ными были изначально определены при основании японского
государства".                                          
   Формальное закрепление     буржуазно-демократических
прав  и свобод не могло изменить сугубо консервативного
характера Конституции 1889 г., но Конституция стала оп-
ределенным шагом вперед по пути крайне ограниченной де-
мократизации японского общества.  Вместе с утверждением
представительного органа,  провозглашением буржуазноде-
мократических прав и свобод она способствовала  станов-
лению фактически новой переходной формы японского госу-
дарства от абсолютной к дуалистической монархии, в рам-
ках которой в последующие десятилетия не только консер-
вировались феодальные пережитки, но и происходило стре-
мительное развитие японского капитализма.              
   Создание судебной системы. Конституция 1889 г. опре-
делила лишь общие принципы будущей перестройки судов  в
Японии,  формально  установив несменяемость и независи-
мость судей,  деятельность которых  осуществлялась  "от
имени императора и согласно законам". Компетенция общих
судов была ограничена, они не могли рассматривать жало-
бы  на  действия  администрации.  Статья 60 Конституции
предусматривала создание особых,  административных  су-
дов, деятельность чиновников была выведена за рамки су-
дебного контроля. Право амнистии, согласно ст. 16 Конс-
титуции,  принадлежало императору,  так же как и замена
наказания по суду.                                     
   Старая судебная система и судопроизводство в  Японии
перестраивались  медленно.  Еще до принятия конституции
японскими политическими деятелями, юристами было прове-
дено широкое изучение судебных и правовых систем запад-
ных стран. Этому способствовала деятельность вновь соз-
данных таких научных центров, как Франко-правовая школа
(1879),  Профессиональная правовая школа Мэйдзи (1881),
Английская школа права (1885) и пр.                    
   С 1872  года  в суды стали допускаться представители
прессы, были запрещены пытки при разрешении гражданских
дел, формально уничтожены сословные различия, запрещена
кровная месть.  В 1874 г.  ограничиваются, а затем пол-
ностью запрещаются пытки в уголовном судопроизводстве. 
   В 1890  году  на  основе Закона об организации судов
происходит упорядочение судебной системы Японии, созда-
ются местные окружные, апелляционные судебные инстан-  
ции. Из судей апелляционных судов и Большого суда  пра-
восудия образовались коллегии административных судов.  
   Закон в соответствии с конституцией формально закре-
пил принцип несменяемости и независимости  судей,  пре-
дусмотрев возможность смещения, понижения судьи в долж-
ности только в случаях привлечения его к уголовной  от-
ветственности или наказания в дисциплинарном порядке. С
этой целью в этом же году был принят Закон о  дисципли-
нарной  ответственности судей.  Непосредственные рычаги
давления на судей сохранялись у министра юстиции, обес-
печивающего  общий  административный надзор за японским
правосудием,  обладающего правом  выдвижения  судей  на
высшие судебные и административные посты.              
   Для замещения должности судьи,  согласно Закону 1890
г.,  требовались юридические знания и  профессиональный
опыт. Судьями становились лица, сдавшие соответствующие
экзамены и успешно прошедшие испытательный срок  службы
в органах суда и прокуратуры в течение трех лет.       
   Законом 1890  г.  предусматривалось  также  создание
Высшего публичного департамента прокуратуры  со  штатом
местных прокуроров, подчиняющихся строгой субординации.
К прокурорам предъявлялись те же квалификационные  тре-
бования,  что и к судьям,  на них также распространялся
контроль министра юстиции,  которому принадлежало право
давать указания прокурорам по тем или иным судебным де-
лам.                                                   
   В 1893 году был принят Закон об адвокатуре. Адвокаты
стали участвовать в работе суда. Адвокатский корпус на-
ходился под жестким контролем как министра юстиции, так
и прокуратуры.  Адвокаты также подпадали под юрисдикцию
дисциплинарных судов.  Право привлекать их к  дисципли-
нарной ответственности принадлежало прокурорам. Несмот-
ря на все эти нововведения, "правоохранительная" систе-
ма  Японии  еще долго оставалась репрессивным придатком
имперской власти.                                      
   Государство Японии после принятия Конституции. Эпоха
промышленного развития в Японии почти полностью совпала
со временем перехода к крупному корпоративному  капита-
лизму.  Этому  способствовала целенаправленная политика
абсолютистского государства,  осуществление им  широких
экономических  и  военных функций.  В целях преодоления
технического и военного отставания от передовых        
капиталистических государств  японское  государство  не
только всемерно стимулировало развитие частного капита-
листического  предпринимательства,  но  и  само активно
участвовало в промышленном строительстве, широко субси-
дируемом за счет налоговых поступлений. Государственной
казной финансировалось строительство большого числа во-
енных  предприятий,  железных дорог и пр.  Промышленным
строительством руководило созданное в  1870  г.  минис-
терство промышленности.                                

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

 
   Сращивание банковского  и  промышленного  капиталов,
относительно раннее образование японских монополий были
ускорены  последующей  передачей за бесценок банковским
домам,  таким, как Мицуи, Сумитомо и другие, промышлен-
ных предприятий,  принадлежавших государству. Возникают
монополистические концерны ("дзайбацу"), представляющие
собой  ряд  связанных фирм,  контролируемых одной мате-
ринской фирмой или группой финансистов.                
   Японское государство, однако, консервируя феодальные
пережитки  во  всех  сферах жизнедеятельности японского
общества,  еще долго уступало по уровню развития Европе
и США.  В социальной области существовали не только по-
луфеодальное помещичье землевладение, кабальная эксплу-
атация крестьян-арендаторов,  засилие ростовщиков, сос-
ловные различия,  но и жесточайшие формы  эксплуатации,
социальное бесправие рабочих, полуфеодальная контракта-
ция промышленниками рабочей силы в деревне и пр.  В по-
литической  области  феодальные  пережитки выражались в
абсолютистском характере японской монархии с преоблада-
ющей  ролью  помещиков  в правящем помещичье-буржуазном
блоке,  сохранившемся вплоть до первой мировой войны, в
политическом засилии помещиков в японской деревне.     
   Не успев  быть признанной в качестве конкурента дру-
гими мощными  в  военном  отношении  державами,  Япония
очень рано пошла по пути экспансионистской политики.  В
целях передела мира в свою пользу в  1876  г.  началась
японская военная активность в Корее, в 1894 г. японская
военщина развязала войну в Китае.                      
   Создание большой современной армии и военно-морского
флота стало особой заботой нового японского императорс-
кого правительства с  первых  дней  его  существования.
Этому способствовали та важная роль, которую играли в  
государстве влиятельные милитаристские клики, недоволь-
ство сотен тысяч самураев, оказавшихся не у дел, лишив-
шихся своих прежних феодальных привилегий, тэнноистская
идеология  с ее мифами о великой миссии японцев как на-
ции "уникальных моральных качеств",  призванной  самими
богами  "спасти  человечество",  установить гармонию во
всем мире путем распространения на него  власти  "бого-
равного тэнно". Именно в это время в Японии распростра-
нился лозунг "весь мир под одной крышей", рассматривав-
шийся как божественный императив.                      
   Пособником милитаризации   страны,  военных  авантюр
фактически стал и японский парламент.  После  японо-ки-
тайской войны 1894-1895 гг. все парламентские оппозици-
онные партии стали единодушно поддерживать военную  по-
литику правительства,  из года в год увеличивавшего во-
енные ассигнования.                                    
   Армии наряду с разветвленным  полицейским  аппаратом
отводилась в это время и важная роль в охране правящего
режима.  С этой целью она всемерно ограждалась от  про-
никновения демократических идей, изолировалась от поли-
тической жизни страны.  Военнослужащие не только  лиша-
лись избирательного права,  но и всех других политичес-
ких прав и свобод,  которые могли  применяться  к  ним,
согласно ст. 32 Конституции, "лишь постольку, поскольку
они не противоречили уставам и военной дисциплине".    
   Строительство новой армии  и  военно-морского  флота
происходило с помощью иностранных специалистов, главным
образом из Англии и Франции. Молодых японцев для изуче-
ния военного дела посылали за границу. Свойственны были
японской армии и сугубо феодальные черты  -  засилие  в
течение многих десятилетий самурайских элементов,  пре-
обладание в руководстве армии и флота выходцев из  фео-
дальных кланов бывших Юго-Западных княжеств и др.      
   При общей   поддержке  политически  активной  частью
японского общества милитаристско-экспансионистской  го-
сударственной  политики правящему блоку удалось сформи-
ровать в 1898 г.  достаточно дееспособное парламентское
большинство.  Благодаря  созданию "конституционной пар-
тии", объединившей и оппозицию, в том же году был сфор-
мирован первый в истории Японии партийный кабинет. Нес-
мотря на недолговечность и  искусственность  парламент-
ского  кабинета,  в  который  вошли представители одной
про-                                                   
правительственной партии,  сам  факт  его создания стал
важным политическим событием, заставившим военно-бюрок-
ратические круги по-новому взглянуть на роль политичес-
ких партий и самого парламента. В 1890 г. в Японии была
проведена  реформа  избирательного  права,  расширившая
число избирателей. Так началось медленное, непоследова-
тельное (сопровождаемое, например, расширением полномо-
чий Тайного совета за счет парламента и пр.) перераста-
ние абсолютной монархии в ограниченную, дуалистическую,
которое было прервано последующей подготовкой к  "боль-
шой войне" и установлением монархо-фашистского режима в
   Японии.                                                  
                                                       
Глава 6. Китай 
   Империя Цинов в XIX в.  К началу XIX в. в Китае поп-
режнему  продолжало существовать традиционное общество,
в  котором  определенное  развитие   приобрели   мелкое
крестьянское ремесло и кустарная промышленность. Вместе
с тем в некоторых районах страны началось довольно  ши-
рокое  распространение товарно-денежных отношений.  Шел
процесс концентрации земельной собственности и  обеззе-
меливания крестьянства.  Жестокая эксплуатация крестьян
и городской бедноты феодалами, ростовщиками и торговца-
ми дополнялась национальным гнетом.                    
   Как уже отмечалось ранее (см.  часть 1 учебника),  с
XVII в. Китаем правила маньчжурская династия Цин. Мань-
чжуры  занимали  главные  посты  в  вооруженных силах и
гражданской администрации.  Власть верхушки немногочис-
ленных  маньчжурских племен над многомиллионным китайс-
ким народом держалась на союзе завоевателей с китайски-
ми феодалами.                                          
   Утвердившись на троне китайских императоров - богды-
ханов, маньчжуры не внесли больших изменений в структу-
ру государственных органов предыдущей династии. Китайс-
кий император являлся неограниченным монархом, замещав-
шим  трон наследственно и по принципу первородства.  Но
этот порядок строго не соблюдался. Император перед кон-
чиной  мог избрать своим преемником любого из своих сы-
новей, а если таковых не было, то любого из принцев им-
ператорской крови.  Император был верховным законодате-
лем и верховным жрецом,  которому принадлежало исключи-
тельное  право  принесения  жертв и молений "Верховному
небу",  а также неограниченное право карать и  миловать
своих подданных.                                       
   Высшими государственными  учреждениями империи Цинов
были Императорский секретариат и Военный совет.  Перво-
начально  важнейшими военными и гражданскими делами ве-
дал Императорский секретариат,  созданный еще в 1671 г.
из равного числа маньчжурских и китайских сановни-     
ков. После 1732 г.,  когда для более оперативного руко-
водства военными действиями  в  завоевательных  походах
богдыханов  был  учрежден  Военный совет,  решение всех
важных государственных дел перешло к этому новому орга-
ну.                                                    
   Высшая исполнительная  власть осуществлялась импера-
тором,  как и при династии Минов, через шесть централь-
ных министерств (приказов):  чинов, налетов, церемоний,
военного, уголовных наказаний, общественных работ. Име-
лись также и другие центральные учреждения.  Так, конт-
роль за деятельностью столичных  и  местных  чиновников
осуществляла ведущая свою историю со II в. до н. э. Па-
лата цензоров,  а разбором кассационных жалоб занимался
Верховный суд.                                         
   Китай времен Цинской династии характеризовался нали-
чием сильной власти на местах,  сосредоточенной главным
образом в руках наместников и губернаторов. Страна была
разделена на провинции, а последние, в свою очередь, на
области, округа и уезды. Во главе каждой провинции сто-
яли военный и гражданский губернаторы (чаще  всего  они
были маньчжурами), которые подчинялись наместнику, сос-
редоточившему  в  своих  руках  военную  и  гражданскую
власть. Области, округа и уезды возглавлялись начальни-
ками, управляющими соответствующими единицами при помо-
щи  чиновников  и старост стодворок и десятидворок.  На
всех уровнях судебная власть была соединена с админист-
рацией,  но  обычно для осуществления судебных разбира-
тельств выделялись специальные чиновники*.             
   Формально доступ на государственную службу был  отк-
рыт  всем,  сдавшим специальные экзамены на ученую сте-
пень, которые до последних лет династии Цинов были трех
ступеней.  Третья  (высшая) степень присваивалась после
экзаменов в уезде, затем в провинции, в столице.       
   Чиновничество, как и при прежней династии,  делилось
на девять классов, каждому из которых присваивались оп-
ределенные знаки отличия.                              
   "Небесное государство" тайпинов.  С конца  XVIII  в.
капиталистические  державы  предприняли  наступление на
Китай с целью получить рынки сбыта и источники сырья.  
 
   ' Подробнее о традиционной системе управления в  Ки-
тае см.:                                               
   История государства и права зарубежных стран.  Учеб-
ник для вузов. Часть 1. М., 1996. С. 388-391.          
                                                       
С 1839  года  англичане развернули против Китая военные
действия,  которые положили начало  "опиумным  войнам".
Феодальная  армия  не  могла противостоять первоклассно
вооруженным сухопутным войскам и флоту Англии,  а цинс-
кие  власти  показали полную неспособность организовать
оборону страны.                                        
   В августе 1842 г.  в Нанкине был подписан  первый  в
истории Китая неравноправный договор. Этот договор отк-
рывал для торговли,  кроме Гуанчжоу, еще четыре китайс-
ких  порта.  К  Англии  отошел остров Сянган (Гонконг).
Цинское правительство обязалось также выплатить  англи-
чанам  огромную  контрибуцию,  ликвидировать  китайскую
торговую корпорацию,  монопольно занимавшуюся посредни-
ческой торговлей с иностранцами,  и установить выгодный
для Англии новый таможенный тариф.                     
   В 1843 году Нанкинский договор был дополнен протоко-
лом, согласно которому иностранцам предоставлялось пра-
во экстерриториальности в создаваемых ими сеттльментах,
где  устанавливалась  не  подчиненная китайским властям
система управления,  содержались иностранные  войска  и
полиция.  Местные китайские власти должны были в откры-
тых портах не только разрешать систему этих иностранных
поселений, но и выделять для них земли и дома за "спра-
ведливую" арендную плату.  Иностранцы полностью  изыма-
лись  из-под юрисдикции китайских судов,  для них уста-
навливалась консульская юрисдикция.  Вслед  за  Англией
неравноправные  договоры  с Китаем были заключены США и
Францией (1844 г.).                                    
   Важным следствием "опиумной" войны явилось возникно-
вение в стране революционной ситуации, развитие которой
привело к потрясшему империю Цинов крестьянскому  восс-
танию.  Его  возглавили  руководители тайного антимань-
чжурского общества "Байманди хуэй" ("Общество  поклоне-
ния верховному владыке"). Главой общества и его идеоло-
гом был сельский учитель Хун Сюцюань. Общество пропове-
довало  равенство  и братство,  для обоснования которых
использовались некоторые  идеи  христианства.  Конечную
цель  борьбы Хун Сюцюань видел в создании "Тайпин тянъ-
го" ("Небесного государства всеобщего  благоденствия"),
поэтому  его последователи и стали именоваться тайпина-
ми.  Они пропагандировали и  осуществляли  на  практике
идеи уравнительного распределения, которые привлекали к
тай-                                                   
пинам главным образом обездоленных людей.  Но в их ряды
вошли и представители торговой буржуазии  и  помещиков,
привлеченные антиманьчжурской направленностью движения.
   Восстание развивалось успешно.  В 1851 г.  повстанцы
овладели окружным центром Юнань и заложили здесь основы
своей  государственности.  Было  провозглашено  "Тайпин
тянъго",  руководитель движения Хун Сюцюань получил ти-
тул  небесного  царя (тянь ван),  царями (ванами) стали
именоваться и пять других руководителей движения. Таким
образом, как и в других крестьянских движениях, китайс-
кие крестьяне не пошли дальше установления  "справедли-
вой" монархии.                                         
   Тайпины уделяли  большое  внимание военному делу и в
скором времени создали боеспособную армию, отличавшуюся
строгой  дисциплиной.  В марте 1853 г.  войска тайпинов
взяли Нанкин - столицу Китая в период Минской династии,
который  был провозглашен столицей "небесного государс-
тва".  Вскоре после этого события был обнародован доку-
мент  под  названием "Земельная система небесной динас-
тии", значение которого выходило за рамки его официаль-
ного наименования - практически он был программой анти-
феодальной крестьянской революции.  Этот документ  пре-
дусматривал  распределение земли на уравнительных нача-
лах, освобождение крестьян от арендной платы помещикам,
предоставление равноправия женщинам,  вплоть до равного
с мужчинами доступа на  государственную  службу,  госу-
дарственное содержание нетрудоспособных,  меры борьбы с
коррупцией и др.                                       
   Власть тайпинов на части территории Китая просущест-
вовала  до  1864 г.  Основными причинами ее гибели,  не
считая некоторых  стратегических  просчетов  тайпинских
руководителей  и  раскола в их среде,  были интервенция
западных держав  и  внутреннее  разложение  тайпинского
движения.  Тайпинские  армии  потеряли былую боеспособ-
ность,  а тайпины в целом - широкую  поддержку  народа.
Они  потерпели поражение под ударами объединенных войск
маньчжурской династии и китайских помещиков, поддержан-
ных интервентами. Тем не менее восстание тайпинов имело
большое историческое значение,  явилось  предтечей  ки-
тайской буржуазно-демократической революции,  предвест-
ником национально-освободительной борьбы.              
"Сто дней  реформ".  Тайпинское  восстание и "опиумные"
войны потрясли Цинский Китай.  При этом в государствен-
ном строе не произошло существенных изменений,  за иск-
лючением некоторых преобразований в структуре государс-
твенных органов.                                       
   Знаменательным событием явилось учреждение в 1861 г.
после третьей "опиумной" войны государственного органа,
ведающего  иностранными  делами,  под названием Главная
канцелярия по иностранным делам,  которая не  была  ве-
домством по иностранным делам в обычном понимании этого
слова.  Главные чиновники канцелярии работали в ней  по
совместительству, были, как правило, некомпетентны, что
затрудняло переговоры с ними представителей иностранных
государств. И все же появление в государственной струк-
туре специального органа по иностранным делам стало оп-
ределенной вехой,  означавшей конец многовековой изоля-
ции страны.  В 1885 г.  появилось еще одно  центральное
ведомство  - адмиралтейство (канцелярия по военно-морс-
ким делам).  Организации его предшествовало уничтожение
китайского  флота во время франко-китайской войны 1884-
1885 гг.,  закончившейся подписанием еще одного  нерав-
ноправного договора и захватом французами Аннама. Одна-
ко средства, ассигнованные на строительство флота, ушли
в  основном  на  строительство  летнего  императорского
дворца под Пекином,  туда же были  направлены  и  люди,
предназначавшиеся для службы во флоте. Китай по-прежне-
му оставался безоружным перед лицом иностранной  агрес-
сии.                                                   
   После подавления  восстания  тайпинов  была отменена
система двух  губернаторов  в  провинциях  (военного  и
гражданского)  и местная власть сосредоточилась в одних
руках.  В структуре провинциального управления закрепи-
лись  возникшие  в последний период борьбы с тайпинским
движением комитеты по восстановлению порядка,  состояв-
шие  из  главных  провинциальных чиновников,  а именно:
казначея,  судебного чиновника,  соляного контролера  и
зернового интенданта. Наместники получили право казнить
без предварительной санкции  сверху  лиц,  уличенных  в
принадлежности к тайным обществам,  имеющим целью нисп-
ровержение существующего строя,  и "открытых мятежников
и разбойников".                                        
   Вместе с тем маньчжуры,  сохранив господствующее по-
ложение, были вынуждены предоставить китайским фео-    
далам, спасшим вместе с иностранцами Цинскую  династию,
большее  число государственных должностей.  Характерной
особенностью формирования государственного аппарата тех
времен является расширение открытой продажи должностей,
усиление произвола чиновников.                         
   Резко усилившаяся экспансия иностранного капитала  в
Китай привела к захвату им важнейших позиций в экономи-
ке,  к возникновению сравнительно сильного и быстрораз-
вивающегося  иностранного  сектора в экономике.  Страна
превращалась в полуколонию западных держав.            
   В 60-80-е гг.  XIX в. возникают первые китайские ка-
питалистические предприятия. Первоначально это казенные
или казенно-частные заводы,  арсеналы и  мастерские,  а
затем  частные  предприятия,  действовавшие  также  под
контролем государства.  Ведущей силой формирующейся на-
циональной  буржуазии стали крупные чиновники и помещи-
ки.  Раньше национальной образовалась в  Китае  компра-
дорская (посредническая) буржуазия, выступавшая как си-
ла, стремящаяся сохранить антинародный и антинациональ-
ный маньчжурский режим. Вторжение в страну иностранного
капитала покончило с относительной замкнутостью китайс-
кой деревни, приобщило сельское хозяйство Китая к миро-
вому рынку.                                            
   Рост национального капитализма,  расширение экономи-
ческих связей в стране,  возникновение крупных экономи-
ческих и культурных центров создали условия для образо-
вания китайской нации,  развития национального самосоз-
нания.                                                 
   Поражение Китая в войне с Японией (1895 г.)  и  осо-
бенно  империалистический  раздел страны активизировали
деятельность патриотических сил. В конце XIX в. большое
влияние  на ее общественную жизнь оказала группа интел-
лигентов во главе с публицистом и философом Кан  Ювэем,
представлявшая  интересы национальной буржуазии и обур-
жуазившихся помещиков. Эта группа выступала за модерни-
зацию  страны,  за  проведение реформ с помощью импера-
торской власти.                                        
   Сочувствовавший реформаторам император Гуансюй  наз-
начил членов группы на государственные посты и на осно-
ве подготовленного Кан Ювэем программного доклада издал
50  довольно  радикальных  указов,  посвященных в своем
большинстве вопросам экономики и просвещения, а также  
некоторым вопросам  деятельности государственного аппа-
рата.  Этот трехмесячный период 1898 г. вошел в историю
Китая под названием "сто дней реформ".  Реформы не были
проведены в жизнь из-за дворцового  переворота,  совер-
шенного вдовствующей императрицей Цыси. Император Гуан-
сюй был арестован,  его указы отменены,  а  реформаторы
казнены.                                               
   В 1899  году Китай вновь был потрясен народным восс-
танием.  Это было выступление сельской и городской бед-
ноты  в рядах ихэтуаней ("отрядов справедливости и сог-
ласия"), возникших на базе тайного общества - "кулак во
имя справедливости и согласия".  Восстание носило глав-
ным образом антииностранный характер и продолжалось  до
1901 г., будучи усиленным представителями правящих кру-
гов,  заигрывавшими с широким народным движением. Осада
восставшими посольского квартала в Пекине послужила по-
водом для вмешательства во внутренние дела  Китая  ряда
европейских  держав,  царской  России и США.  В 1900 г.
войска интервентов заняли Пекин. Цинский двор капитули-
ровал.                                                 
   В 1901  году  представителем  Цинов был подписан так
называемый "заключительный протокол",  по которому  ки-
тайское  правительство обязалось выплатить вторгшимся в
страну державам огромную контрибуцию и приняло ряд уни-
зительных условий, закреплявших окончательное превраще-
ние Китая в полуколонию. Позорные условия "заключитель-
ного  протокола"  усилили  всеобщую  ненависть народа к
маньчжурской династии,  и, чтобы притупить ее, Цины вы-
нуждены были предпринять ряд реформ.                   
   Первым практическим  шагом в серии реформ была реор-
ганизация Главной канцелярии по иностранным  делам,  на
базе  которой вскоре после подавления восстания ихэтуа-
ней было создано Министерство иностранных дел по  евро-
пейскому образцу. Был упразднен ряд синекур при дворе и
в провинциях. В 1903 г. вместо бывшего министерства об-
щественных  работ было создано министерство земледелия,
промышленности и торговли, перед которым была поставле-
на задача выработать уставы,  регламентирующие деятель-
ность торгово-промышленных предприятий,  всячески  спо-
собствовать  притоку  капиталов в промышленность и тор-
говлю. В 1905 г. создается министерство полиции, преоб-
разованное  в  следующем году в министерство внутренних
дел (гражданской администрации). В то же время создают-
ся министерства образования,почти путей сообщения,  фи-
нансов,  армии  и  права (вместо министерства уголовных
наказаний).  В 1906 г.  учреждается Главное  таможенное
управление.  Судебные  органы отделяются от администра-
ции.  Судебную систему составили Верховная судебная па-
лата,  суды высшей ступени, окружные суды и суды первой
инстанции. Одновременно была учреждена прокуратура.    
   В 1906 году был обнародован указ о проведении подго-
товительных мероприятий для перехода к конституционному
правлению. В связи с этим в следующем году Цины учреди-
ли бюро по составлению и проверке конституции,  а также
бюро законодательных реформ,  сосредоточившее свои уси-
лия на подготовке кодексов. 1 августа 1908 г. был опуб-
ликован  документ  под  названием  "Основная  программа
конституции".  Подчеркивая  незыблемость  императорской
власти, неограниченность ее прав во всех областях поли-
тической жизни, этот документ упоминал, вместе с тем, о
предстоящем  создании  представительного  учреждения  -
парламента,  правда, с весьма ограниченными совещатель-
ными функциями.                                        
                                                       
Глава 7. Латинская Америка 
  1. Война за независимость и образование 
латиноамериканских государств 
   Испанская и  португальская  колониальные  империи  в
Америке.  Особенностью  становления колониальных систем
Испании и Португалии в Америке является  то,  что  этот
процесс начался еще в конце XV - начале XVI в., т. е. в
эпоху средневековья.  Хотя завоевание "Индий" (так офи-
циально  именовались испанские колонии) рассматривалось
как цивилизаторская миссия,  как обращение в христианс-
тво  язычников-индейцев,  оно осуществлялось в основном
военно-феодальными методами.                           
   Там, где существовала традиционная  индейская  госу-
дарственность,  она  была  уничтожена конкистадорами (у
майя,  инков, ацтеков и т. д.). Земля в колониях офици-
ально объявлялась собственностью короны,  но фактически
с XVI в. она переходит в руки колонизаторов-конкистадо-
ров и католической церкви.  Широкое распространение по-
лучила система энкомиенды,  своеобразной  разновидности
полукрепостнического, полурабского труда индейцев.     
   Юридически считалось, что индейские общины, находив-
шиеся  на  захваченных  территориях,  передавались  под
"опеку" латифундистам-энкомендеро.  Лишь в XVIII в. под
влиянием зарождающегося  капиталистического  уклада  на
смену  энкомиенде  приходит  пеонаж  - долговая кабала,
построенная на полуфеодальных арендных отношениях.     
   Колониальная администрация в Латинской Америке  фор-
мировалась  исторически  по  ходу самой территориальной
экспансии Испании и Португалии.  За 300 лет  господства
Испании  в Америке сложилась самая крупная и прочная по
тем временам колониальная империя с чрезвычайно сложной
социально-этнической структурой,  с единой католической
верой и с централизованной системой  политического  уп-
равления. На вершине этой властной пирамиды стоял      
испанский король.  Практически же общее руководство по-
литикой  Испании в колониях осуществляли Торговая пала-
та,  а затем с 1524 г.  - созданный при короле Совет по
делам Индий,  первый в мировой истории специализирован-
ный центральный орган колониальной администрации.  Этот
Совет издавал колониальные законы,  назначал высших чи-
новников,  был верховной апелляционной  инстанцией  для
колониальных судов.                                    
   Высшую власть в самой Америке осуществляли вицекоро-
ли, которые не просто представляли, но как бы олицетво-
ряли собой испанскую корону. В самих колониях им оказы-
вали все почести, которые причитались самому испанскому
королю.                                                
   К концу  XVIII  в.  в Латинской Америке было создано
четыре вице-королевства:  Новая Испания (столица  Мехи-
ко),    Новая    Гранада    (Богота),    Перу   (Лима),
Рио-де-ла-Плата (Буэнос-Айрес).                        
   Вице-короли командовали вооруженными силами, издава-
ли местные законы, руководили администрацией, закрепля-
ли земли и индейские общины за испанскими  переселенца-
ми, контролировали сбор налогов. Их полномочия действи-
тельно были королевскими,  а потому даже в  официальной
доктрине  Испании  вице-королевства рассматривались как
находящиеся в федеративном союзе с Испанским  королевс-
твом (королевства Леона и Кастильи).                   
   В колонии,  имевшие  меньшее  значение для испанской
короны, назначались генерал-капитаны, которые номиналь-
но  подчинялись вице-королям,  но практически пользова-
лись  административной  самостоятельностью  и  получали
указания непосредственно от Совета по делам Индий.     
   К концу XIX в. были образованы генерал-капитанства в
Гватемале,  Венесуэле, Чили и на Кубе. Впоследствии эти
искусственно  сложившиеся  границы между вице-королевс-
твами и генерал-капитанствами станут основой  погранич-
ной  демаркации  для самостоятельных латиноамериканских
государств.                                            
   Важную роль в колониальном управлении играли  созда-
ваемые  при  вице-королях  или генерал-капитанах особые
судебно-административные органы - аудиенции.           
   В провинциях, на которые делились колонии, руководс-
тво администрацией, судом, церковью осуществляли губер-
наторы, которым, в свою очередь, были подчинены кор-   
рехидоры, старшие алькальды.  В XVIII в. при королях из
династии Бурбонов для большей централизации системы уп-
равления  в провинции назначались интенданты и субделе-
гаты.                                                  
   Все высшие должности в колониальной администрации  в
Латинской Америке,  в том числе и вице-королей, замеща-
лись исключительно выходцами из  числа  испанской  фео-
дальной  знати,  присылаемой  в колонию на ограниченный
срок (обычно на 3-6  лет).  Считалось,  что  длительное
пребывание испанцев в колониях,  внебрачные связи ведут
к "порче крови".                                       
   Единственным звеном колониальной администрации, дос-
тупным  местному дворянству из потомков испанских посе-
ленцев (креолам),  уже утратившим "чистоту крови", было
городское управление.  Здесь сохранялись некоторые тра-
диции и формы, заимствованные из муниципального самоуп-
равления  Испании.  Имущая  верхушка составляла муници-
пальную корпорацию - кабильдо. Управление городами осу-
ществляли  советники  -  рехидоры и избираемый ими аль-
кальд.                                                 
   Огромную роль в  колониальном  управлении  Латинской
Америкой  играла католическая церковь.  Папская булла в
1493 г. дала испанским королям право патронажа над цер-
ковью  в колониях,  в частности право назначать на цер-
ковные должности. В результате церковь стала органичес-
кой частью колониального аппарата,  хотя и использовала
при этом свои специфические духовные средства  воздейс-
твия на население колоний. Инквизиционные трибуналы су-
рово карали не только за отход от католической веры, но
и  за  высказывание  крамольных политических идей.  При
этом церковь была крупным  землевладельцем,  сосредото-
чившим в своих руках одну треть всей пахотной земли ко-
лоний.                                                 
   Экономическая мощь церкви позволяла  ей  вступать  в
конфликты с самой колониальной администрацией,  претен-
довать на самостоятельность в политической жизни. В Па-
рагвае,  например,  орден  иезуитов организовал подобие
автономного,  закрытого для внешнего мира и для  офици-
альных властей государства, основанного на принудитель-
ном труде индейцев в церковных владениях  -  редукциях.
Это своеобразное политическое образование иезуитов, на-
поминавшее  платоновское  государство,  просуществовало
практически более столетия.                            
Многоступенчатый и сложный аппарат колониального управ-
ления в Латинской Америке отличался чудовищным бюрокра-
тизмом со свойственной ему неэффективностью и коррупци-
ей.  Строжайшая централизация не мешала чиновникам всех
рангов, начиная от вице-королей и кончая городскими ре-
хидорами,  пользоваться  большой отдаленностью от Испа-
нии, проявлять самовластие, осуществлять правотворчест-
во, допускать любые беззакония.                        
   К концу XVIII в. в связи с ростом противоречий между
метрополией и колониями вице-королевства и  генерал-ка-
питанства превратились в своеобразные квазигосударства,
постепенно приобретающие  самостоятельное  политическое
существование.  Чиновники  в  колониях  по  отношению к
властям метрополии  часто  руководствовались  правилом:
"повинуюсь, но не выполняю".                           
   Испанская администрация  стремилась тщательно регла-
ментировать все стороны  жизни  населения  в  колониях,
разработала  для них огромную массу законодательных ак-
тов. В 1680 г. был издан Свод законов королевства Индий
(9  книг и 6377 законов) - первый в истории официальный
сборник колониального права.                           
   Колониальное законодательство закрепляло систему фе-
одальной поземельной собственности (энкомиенды,  асьен-
ды, латифундии) и сословное деление общества. Это деле-
ние  проявилось  не  только в предоставлении урожденным
испанцам и креолам типично феодальных привилегий  (дво-
рянские  титулы),  но и в установлении неполноправности
индейцев,  негров и лиц смешанного происхождения (мети-
сов, мулатов). Характерным для колониального права было
также то,  что креолы, составлявшие основную часть фео-
дальной знати в Латинской Америке (идальго, кабальеро),
по своему правовому положению все же стояли  ниже,  чем
лица, родившиеся в Испании.                            
   Схожей была и система управления в Бразилии,  являв-
шейся колонией Португалии. С XVII в. колониальную адми-
нистрацию возглавил вице-король,  при котором были соз-
даны военное  и  налоговое  ведомства.  Ему  подчинялся
местный  аппарат управления.  Но колониальная система в
Бразилии была менее централизованной,  поскольку порту-
гальской короне не удалось полностью преодолеть местный
сепаратизм,  опиравшийся на феодальные права фазендейро
(плантаторов,  эксплуатировавших  преимущественно  труд
негров-рабов).                                         
Освободительная война 1810-1826 гг. и образование неза-
висимых государств. Несмотря на господство латифундизма
и  на  многочисленные  запреты и ограничения со стороны
метрополий,  в колониях постепенно  зарождались  ростки
капиталистических  отношений.  Именно  на  этом фоне во
второй половине XVIII в.  в Латинской Америке  пробуди-
лось  национальное  самосознание - процесс,  ускоренный
революционной борьбой за независимость США.            
   Политика метрополий порождала недовольство у различ-
ных слоев трудящегося населения (индейцы, метисы, мула-
ты и т. д.). Но основная оппозиция колониальному режиму
проистекала  все же со стороны наиболее влиятельной по-
литической силы в колониях -  латифундистов-креолов,  а
также со стороны усиливающейся местной буржуазии. В си-
лу своего особого  положения  в  колониальном  обществе
(богатство,  доступ к образованию, навыки военной и по-
литической деятельности) креолы играли ведущую  роль  в
растущем движении за независимость.                    
   Большое влияние  на развитие освободительного движе-
ния в испанских и португальских колониях в Америке ока-
зала также французская революция XVIII в.  и ее консти-
туционные документы,  которые  дали  импульс  восстанию
негров-рабов  и  провозглашению в 1806 г.  независимого
государства Гаити  (бывшей  французской  части  колонии
СанДоминго).  В  1806 г.  один из видных представителей
освободительного  движения  -  венесуэлец  Ф.  Миранда,
участник   французской  революции,  предпринял  первую,
правда,  закончившуюся неудачей,  попытку высадиться на
самом континенте и начать вооруженную борьбу за сверже-
ние колониального испанского режима.                   
   Война за независимость в Латинской Америке  началась
вскоре  после  того,  как войска императора Наполеона I
вторглись в Испанию и сместили законного короля  Ферди-
нанда  VII (династии Бурбонов).  На престол был посажен
брат Наполеона Жозеф. Создалась благоприятная обстанов-
ка для выступления патриотических сил,  поскольку новый
испанский король был воспринят в колониях  как  узурпа-
тор.  Колониальный  аппарат на несколько лет фактически
лишился связей с метрополией.  В 1810 г. начались анти-
испанские выступления в Каракасе, Буэнос-Айресе, Боготе
и других городах.                                      
   Освободительная война в колониях  прошла  два  этапа
(18Ю-1815 гг. и 1816-1826 гг.). К 1815 г. испанской ко-
роне после восстановления власти Фердинанда VII удалось
вновь установить свою власть на всей территории Латинс-
кой Америки, исключая Ла-Плату. С этой целью он исполь-
зовал метод уступок и распространил  на  колонии  либе-
рально-демократическую  Кадисскую  конституцию 1812 г.,
принятую в Испании,  но все-таки основной упор  им  был
сделан на использование не испанской конституции,  а на
военные силы.                                          
   Уже на первом этапе освободительной  войны  создава-
лись правительственные хунты, которые не просто руково-
дили движением патриотов,  но и становились ядром новой
зарождающейся  государственности.  В хунтах выдвинулись
такие талантливые военные предводители и  государствен-
ные деятели,  как С. Боливар, X. Сан-Мартин, X. Артигас
и др. В ходе борьбы с испанской армией патриоты выраба-
тывали  конкретные формы организации политической и го-
сударственной власти,  которыми заменяли старую колони-
альную администрацию.                                  
   По мере успехов освободительной войны (главным обра-
зом на втором ее  этапе)  правительственные  хунты  или
специальные учредительные конгрессы провозглашали неза-
висимость отдельных колоний.  Как правило, это происхо-
дило  путем принятия специальных деклараций о независи-
мости.                                                 
   Несмотря на существовавшие внутри антииспанского ла-
геря  серьезные противоречия,  обусловленные различными
интересами классов и социально-этнических групп, участ-
вовавших  в  этой войне,  патриотические круги добились
определенного общественного согласия и утверждения пер-
вых национальных правовых документов, выступавших иног-
да в виде временных регламентов или статутов.          
   К концу освободительной войны на  месте  бывших  ис-
панских и португальских колоний возникли 10 независимых
государств:  Аргентина,  Боливия, Бразилия, Великая Ко-
лумбия,  Мексика, Парагвай, Перу, Центрально-Американс-
кая федерация, Чили, Уругвай. Таким образом, все бывшие
испанские  колонии (за исключением островных владений -
испанская часть Сан-Доминго,  Куба и Пуэрто-Рико) стали
политически самостоятельными государствами.            
   Война за  независимость в Латинской Америке,  высту-
пившая в виде антиколониального движения,  дала  мощный
толчок этнической интеграции и формированию в последую-
щем самих наций (мексиканской, аргентинской, венесу-   
эльской и т.  д.) и соответствующей им национальной го-
сударственности. Образование самостоятельных государств
и  падение  колониального  режима  вызвали и социальные
последствия,  в частности ослабление позиций феодальных
сил, национальную интеграцию и создание более благопри-
ятных условий для развития капиталистических отношений.
   Еще в ходе войны и в первые годы существования новых
государств пришедшие к власти романтически и радикально
настроенные лидеры патриотов проводили реформы антифео-
дального характера,  которые,  правда,  не всегда имели
под собой реальную социальную почву.  Их  осуществление
затруднялось  в силу низкого уровня политической и пра-
вовой культуры широких масс населения.                 
   Тем не менее в большинстве стран была запрещена  ра-
боторговля, ограничено или отменено рабство, упразднена
подушная подать с индейцев,  церковная десятина и т. д.
Прогрессивную направленность имели и такие реформы, как
отмена сословного строя,  упразднение дворянских  титу-
лов,  торговых  и  иных феодальных монополий,  отказ от
регламентации производства,  утверждение неограниченной
частной собственности, а также свободы предприниматель-
ства и торговли.                                       
   С упразднением старого аппарата управления  подрыва-
лись многие феодально-колониальные политические порядки
и институты: бюрократическая централизация, откровенная
безответственность чиновников,  суды инквизиции и т. д.
В политическую практику молодых государств (по  крайней
мере,  на первых порах) вводились новые абсолютно неиз-
вестные колониальной эпохе политические и правовые инс-
титуты:  выборность государственных органов,  процессу-
альные гарантии личности (право на  защиту,  презумпция
невиновности  и т.  д.),  политические и личные права и
свободы граждан.                                       
   Однако эти преобразования,  проводившиеся  в  разной
степени во всех государствах, нигде не привели к корен-
ному изменению основ их социально-экономической, а сле-
довательно, и правовой структуры.                      
   Трудящиеся массы (крестьяне-индейцы, негры-рабы, го-
родские низы и т.  д.), втянутые в той или иной степени
в освободительное движение,  находились в плену религи-
озных установок и традиционных представлений о незыбле-
мости власти короля, чиновников и местных латифунди-   
стов. Они  не были готовы к ликвидации самого сложивше-
гося в колониях  полуфеодального,  полурабского  образа
жизни и эксплуатации.                                  
   Лишь в  отдельных  странах антифеодальные требования
крестьян-индейцев наложили свой отпечаток на политичес-
кую  программу радикально настроенных лидеров патриоти-
ческого лагеря (например,  движение под руководством М.
Идальго и X.  М. Морелоса в Мексике). Но эти требования
не могли быть реализованы вследствие решительного  соп-
ротивления католической церкви и креольской реакции.   
   Помещичьи и  клерикальные  силы,  ставшие у власти в
новых государствах, сумели сохранить свои основные тра-
диционные  привилегии и прежде всего огромные земельные
латифундии.  Буржуазные и разночинные элементы, слишком
слабые, тесно связанные с церковными и помещичьими кру-
гами,  не способны были самостоятельно бороться за осу-
ществление  на практике демократических преобразований.
Даже многие выдающиеся лидеры освободительного движения
(например, С. Боливар) проявили осторожность и непосле-
довательность при подходе к решению политических и осо-
бенно социальных вопросов.                             
   Первые конституции стран Латинской Америки.  Расхож-
дения во взглядах и интересах различных сил, составляв-
ших патриотический лагерь,  вызвали острую политическую
борьбу по ряду принципиальных вопросов организации  но-
вой государственной власти. Но в целом при наличии этих
серьезных противоречий господствующим было убеждение  в
том,  что  формирующаяся  новая  государственная власть
должна иметь самостоятельный конституционный базис.    
   В связи с этим  основным  политико-идеологическим  и
правовым  кредо  во  всех  новых государствах Латинской
Америки с самого начала был  конституционализм.  Уже  в
ранних документах латиноамериканского конституционализ-
ма нашли  свое  отражение  передовые  политико-правовые
идеи и институты своего времени, закрепленные в консти-
туционной практике Испании, Англии, США и Франции.     
   Первые конституции  латиноамериканских   государств,
несмотря  на отсталую социально-экономическую базу пос-
ледних, испытали на себе в огромной степени влияние пе-
редовых для своего времени идей республиканизма. Пример
США, где республиканский строй не препятствовал        
длительному компромиссу  плантаторов-рабовладельцев Юга
и предпринимательских кругов Севера, порождал республи-
канские  настроения не только у радикальной интеллиген-
ции и народных масс,  чьи симпатии в ходе освободитель-
ного  движения оказались на стороне республики,  но и у
части латифундистов-креолов. Последние рассчитывали до-
биться  решающего влияния на состав государственных ор-
ганов и на политику в новых республиках.               
   Однако в ряде государств утверждение республиканско-
го  строя проходило в острой борьбе.  Например,  первая
конституция Аргентины (Конституция Объединенных провин-
ций  Южной Америки),  принятая в 1819 г.  Учредительным
собранием,  где сильные позиции занимали помещикимонар-
хисты,  обошла  молчанием  вопрос о форме правления.  И
только по Конституции 1826 г.  в Аргентине окончательно
утвердилась "республиканская представительная форма".  

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

 
   В Мексике  после провозглашения независимости в 1821
г. консервативно настроенное Учредительное собрание на-
меревалось  провозгласить конституционную монархию.  Но
инициативу в этом вопросе перехватил политический аван-
тюрист Итурбиде, который в 1822 г. после военного пере-
ворота объявил себя императором Августином I.  Лишь  по
конституции 1824 г.,  принятой после нового восстания в
армии и свержения непопулярного режима самозванца Итур-
биде, в Мексике была провозглашена республика.         
   Монархия как  форма  правления утвердилась на долгое
время только в Бразилии,  где движение за независимость
не  вылилось  в вооруженную борьбу против португальской
короны. Руководство освободительным движением здесь на-
ходилось в руках консервативных кругов бразильского об-
щества - крупных землевладельцев (фазендейро), стремив-
шихся  не  допустить  военного раскола перед постоянной
угрозой восстаний негров-рабов.  Поскольку  в  Бразилии
складывалась революционная ситуация,  португальская ко-
рона сама предприняла конституционные маневры,  имевшие
целью  провозглашение  независимости при сохранении мо-
нархической  власти  и  старой  социально-экономической
структуры.                                             
   Принц-регент Педру - представитель португальской ко-
роны в колонии - 1 августа 1822 г. издал манифест о не-
зависимости Бразилии, и вскоре был провозглашен консти-
туционным императором страны. После разгона слишком ра-
дикального, с его точки зрения, Учредительного соб-    
рания и  подавления республиканского движения император
Педру I октроировал в 1824 г. монархическую Конституцию
Бразилии.                                              
   Конституция установила    своеобразное   "разделение
властей",  которое должно было  замаскировать  всесилие
императора. В его руках находилась исполнительная и так
называемая регулятивная власть.  Под последней подразу-
мевались:  назначение сенаторов, роспуск палаты депута-
тов,  право вето в отношении  законов,  приостановление
действия  решений провинциальных советов,  назначение и
увольнение министров и т. д.                           
   Законодательная власть  осуществлялась   Генеральной
ассамблеей, состоявшей из Сената с пожизненно назначае-
мыми членами и Палаты депутатов,  избираемой на 4  года
двухстепенными выборами. Благодаря высокому имуществен-
ному и образовательному  цензу  участвовать  в  выборах
могли  лишь помещики и верхушка буржуазии.  Права Гене-
ральной ассамблеи были крайне ограниченны.  Конституция
декларировала  независимость  судей,  но в ряде случаев
император мог отстранить их от должности.              
   Получившая конституционное  оформление  монархия   в
Бразилии  надолго  стала  антиподом латиноамериканскому
республиканизму.  Фактически император правил методами,
близкими к абсолютизму. Правительственный аппарат оста-
вался в руках старых португальских чиновников, в стране
сохранялись рабство, помещичье землевладение, военные и
иные привилегии помещиков-фазендейро.                  
   В процессе создания национальной государственности и
ее  конституционного оформления острые разногласия воз-
никали также по вопросам о государственном устройстве и
степени административной централизации,  о правовом по-
ложении отдельных частей (провинций).  Но в целом в пе-
риод  становления  латиноамериканских  государств здесь
возобладали идеи и практика федерализма (Бразилия, Мек-
сика, Центрально-Американская конфедерация и др.).     
   Разногласия по вопросам национального единства носи-
ли отнюдь не теоретический или чисто юридический харак-
тер.  Они  отражали классовые и социальные интересы,  а
также этническую неоднородность общества, и проявлялись
не только в стенах конституционных конвентов.  Эти раз-
ногласия нередко становились поводом  к  длительной,  а
нередко и кровопролитной вооруженной борьбе.           
Еще в ходе войны за независимость наиболее дальновидные
лидеры   освободительного   движения  (Ф.  Миранда,  X.
Сан-Мартин, С. Боливар и др.), понимавшие необходимость
объединения всех патриотических сил,  выступали за соз-
дание крупных централизованных и унитаристски организо-
ванных  государств.  Они  надеялись на то,  что сильная
правительственная власть обеспечит в новых  республиках
твердый и демократический порядок.                     
   С помощью твердой власти они рассчитывали преодолеть
наметившийся уже к тому времени  партикуляризм  и  даже
открытый  сепаратизм провинциальных сил - местных поме-
щиков-латифундистов.  Последние имели  реальную  власть
над крестьянами и боялись радикальных перемен, происте-
кавших от центра.                                      
   Объективно позиция унитаристов отражала  потребности
капиталистического  развития  латиноамериканских стран.
Но унитаризм нередко означал восстановление  чрезмерной
централизации,  бюрократизма  и антидемократических по-
рядков.                                                
   Латифундистские и  клерикальные  круги,  которые  не
смогли  создать  в  силу внутренних междоусобиц прочные
позиции в формирующемся государственном аппарате,  отс-
таивали,  как  правило (исключение - Мексика),  сепара-
тизм,  партикуляризм,  обеспечивающие  им  всю  полноту
власти  на  местах.  Эти политические силы поддерживали
идею конфедеративного или федеративного государственно-
го устройства. Они боялись усиления центрального прави-
тельства, его вмешательства в экономическую жизнь, осо-
бенно  реформ,  затрагивающих их отношения с крестьянс-
твом.                                                  
   Крупные латифундисты сами  располагали  собственными
полуфеодальными вооруженными свитами и,  выступая в ка-
честве местных военных предводителей (каудильо), неред-
ко контролировали огромные территории.  В конституцион-
ных конвентах каудильо  и  провинциальные  латифундисты
меньшего ранга,  как правило, выступали против создания
централизованных государств.  В результате многие конс-
титуционные  документы  той  эпохи имели компромис-сный
характер,  закрепляли федеративное устройство государс-
тва.  Но в ряде случаев сепаратизм был настолько силен,
что единый патриотический лагерь раскалывался,  а моло-
дые республики ввергались в состояние анархии.         
Особенно острой и длительной была борьба унитаристов  и
федералистов  в  Аргентине,  где первые конституционные
документы (1817,  1819)  закрепили  победу  сторонников
сильного  централизованного  государства,  предоставили
национальному правительству важные прерогативы в облас-
ти военной,  внутренней и внешней политики. Однако реа-
лизовать эти конституционные положения практически было
невозможно.                                            
   Яростное сопротивление  централистской политике ока-
зали   провинциальные   помещичье-клерикальные   круги,
ввергнувшие страну в междоусобную борьбу. Хотя в приня-
той в 1826 г. Конституции Аргентины идея унитарной рес-
публики  была вновь подтверждена (ст.  7),  федералисты
добились в конце концов принятия (1831) так называемого
Федерального пакта,  который во многом напоминал Статьи
конфедерации 1781 г. в США.                            
   Сама структура первых латиноамериканских конституций
и организация государственных органов также испытали на
себе заметное влияние европейского и североамериканско-
го конституционализма. Так, практически все, даже самые
ранние конституции,  содержали декларации прав человека
и гражданина и иные демократические положения.         
   Перенесение передовых  демократических государствен-
ных институтов на латиноамериканскую почву  (выборность
государственных органов, политические права и свободы и
т. д.) носило чисто механический характер, поскольку ни
в  одной из латиноамериканских республик война за неза-
висимость не привела к коренным  изменениям  социальной
структуры и политико-правовых традиций.  Поэтому в сво-
еобразных условиях Латинской Америки передовые  консти-
туционные идеи претерпели существенные изменения. В них
получили отражение особенности латиноамериканского  об-
щества первой четверти XIX в. Эволюция латиноамериканс-
кого конституционализма к концу этого периода все более
выражалась в поисках своих собственных конституционных 
   образцов.                                           
   Первая попытка  оформления с помощью конституции но-
вой власти была предпринята патриотическими кругами Ве-
несуэлы.  Провозглашенная в 1811 г. Конституция, закре-
пившая федеративное устройство  республики,  копировала
многие положения конституционных документов США. Фе-   
деральные власти  получили  право  заключать  договоры,
объявлять войну,  содержать армию и флот,  обеспечивать
внутренний порядок,  взимать налоги и принимать  законы
по вопросам,  затрагивающим интересы федерации. Консти-
туция гарантировала каждой провинции "суверенитет, сво-
боду и независимость" по всем вопросам, которые не были
прямо делегированы федерации.                          
   Федеральные органы создавались по принципу  разделе-
ния   властей.  Законодательная  власть  осуществлялась
двухпалатным Конгрессом (Палата и Сенат),  исполнитель-
ная  -  консульской  коллегией  из  3 лиц (под влиянием
французской Конституции 1799 г.),  судебная - Верховным
судом и нижестоящими трибуналами.                      
   Под влиянием французских правовых документов Консти-
туция Венесуэлы 1811 г.  (это стало традицией для лати-
ноамериканского  конституционализма  в целом) содержала
большое количество статей,  посвященных общим принципам
организации власти и прирожденным правам человека.     
   Конституция провозглашала  формальное равенство всех
граждан, в том числе метисов и индейцев, и даже предпи-
сывала  в  общей форме провинциальным властям принимать
меры по улучшению положения  "прирожденных  граждан"  -
индейцев  и  сближению их с "остальными гражданами",  в
частности открывать для них школы  и  колледжи.  В  ней
указывалось, что земли, которыми владели индейцы, будут
закреплены за ними на праве собственности.             
   Важное значение имели также  положения  Конституции,
предусматривающие отмену дворянских,  военных и церков-
ных привилегий.  Вместе с тем Конституция объявляла ка-
толическую  религию  государственной  - "единственной и
исключительной религией Венесуэлы". Прогрессивные в це-
лом  положения Конституции 1811 г.  прекратили свое су-
ществование вместе с падением Первой Венесуэльской рес-
публики.                                               
   Первые конституции оказались недолговечными и в дру-
гих латиноамериканских республиках. Это объяснялось уже
не внешними факторами (военные поражения), а отсутстви-
ем  политической  стабильности,  постоянными  раздорами
между  конкурирующими  группами  феодально-клерикальной
олигархии, сепаратизмом отдельных провинций, не связан-
ных между собой прочными экономическими уза-           
ми. Политическая  неустойчивость  предопределила  уже в
первые годы существования латиноамериканских государств
конституционную нестабильность.                        
   Своеобразную попытку предотвратить внутренние раздо-
ры и слабость новой власти с помощью тщательно разрабо-
танной государственной организации предпринял в середи-
не 20-х гг.  С. Боливар. Он в принципе считал необходи-
мым  создание в Южной Америке единого централизованного
государства, способного противостоять иностранному вме-
шательству.                                            
   Разработанная им  в  качестве  "идеального  образца"
Конституция Боливии  1826  г.  предусматривала  сильную
центральную власть.  В ней закреплялся принцип разделе-
ния властей,  но наряду с законодательной, исполнитель-
ной  и  судебной  властью  она  выделяла "избирательную
власть".  Последней Боливар, стоявший в целом на демок-
ратических  позициях,  придавал  большое  значение.  Но
практически "избирательной властью", т. е. правом учас-
тия в выборах, пользовались лишь лица, умеющие читать и
писать. Это исключало из политической жизни Боливии ши-
рокие массы трудящихся,  прежде всего индейцев (грамот-
ные составляли менее 10% населения).                   
   Законодательный корпус включал три палаты: Трибунат,
Сенат  и  Цензорат.  К ведению законодательной власти в
целом относились такие вопросы,  как избрание президен-
та,  предоставление последнему особых полномочий в слу-
чае войны или  "чрезвычайной  опасности".  Кроме  того,
каждая  палата  имела специальную компетенцию.  Трибуны
разрабатывали государственный бюджет,  предлагали зако-
ны,  относящиеся к развитию промышленности,  проведению
земельной  реформы.  Сенаторы  подготавливали  кодексы,
вносили предложения о судебных реформах. Цензоры обяза-
ны были следить за соблюдением конституции  и  законов,
избирали на высшие судебные и церковные должности, сос-
тавляли законопроекты о печати,  образовании,  развитии
наук и искусства.                                      
   Конституция установила следующую систему утверждения
законов.  Акты, принятые Трибунатом, поступали в Сенат.
Если  сенаторы  выдвигали возражения,  то судьба закона
зависела от цензоров. Цензоры одобряли акты, предложен-
ные сенаторами, и, наоборот, Сенат - акты, исходящие от
цензоров. В случае разногласия этих органов арбитром   
выступал уже Трибунат. Президент имел право отлагатель-
ного вето,  которое конгресс мог преодолеть лишь  боль-
шинством голосов всех палат.                           
   Исполнительная власть  вручалась несменяемому прези-
денту, который назначал вице-президента (с согласия па-
лат) и министров.  Вице-президент (в отличие от консти-
туции США) являлся главой правительства. В этом качест-
ве  он  вместе с одним из министров скреплял своей под-
писью акты  президента.  После  смерти  президента  ви-
це-президент замещал освободившуюся должность и занимал
ее также пожизненно.                                   
   Сильная президентская власть, трехпалатный парламент
и  другие  элементы Конституции,  напоминавшие бонапар-
тистские образцы,  дали основание противникам  Боливара
обвинить его в стремлении к диктаторству. Но Боливар не
предполагал активного вмешательства президента  в  дела
конгресса  и отстаивал идею законности.  Ряд демократи-
ческих принципов Конституции,  по его мнению,  позволял
правительству  использовать сильную власть для прогрес-
сивных  социально-экономических   преобразований,   для
обуздания произвола и эгоизма латифундистских кругов.  
   Однако романтическая   надежда   Боливара  разрешить
сложные противоречия латиноамериканского общества с по-
мощью лишь чисто политических средств и простой центра-
лизацией правительственной власти оказались несбыточны-
ми.  Реальная власть в Боливии, как и в других латиноа-
мериканских республиках,  находилась  в  руках  крупных
собственников,  помещиков  и клерикалов.  Уже в 1829 г.
после восстания в армии конституция 1826 г.  была отме-
нена.  В Боливии, как и в других странах Латинской Аме-
рики,  началась длительная полоса политической неустой-
чивости.                                               
 
    2. История латиноамериканских государств в XIX в. 
   Каудилизм и диктаторские режимы.  История латиноаме-
риканских республик в XIX в. после завоевания ими неза-
висимости характеризуется острой социально-политической
борьбой,  определившей все своеобразие их  последующего
конституционного и государственно-правового развития. В
первых конституциях,  как отмечалось выше, были воспро-
изведены основные принципы конституционализма          
передовых стран того времени. Но в XIX в. лишь немногие
из них действительно соблюдались на практике.          
   Незавершенность демократических преобразований, сох-
ранение крупных латифундий и полуфеодальных, а в Брази-
лии  рабовладельческих форм эксплуатации,  социальная и
духовная подавленность большей части населения (особен-
но  индейского  и негритянского) способствовали застой-
ности общества и  длительной  консервации  политической
власти в руках помещичье-клерикальных кругов.          
   Уже в 20-30-х гг.  XIX в. в большинстве латиноамери-
канских республик в связи  с  формальным  установлением
конституционного строя,  а соответственно и с организа-
цией периодических  выборов  в  органы  государственной
власти  (президент,  конгресс и т.  д.) с неизбежностью
стали возникать соперничающие группировки. На их базе в
последующие десятилетия сложились две политические пар-
тии, получившие со временем название "исторических".   
   После завоевания  независимости  бывшие  монархисты,
унитаристы  и  приверженцы  бюрократического управления
получили название консерваторов и объединялись обычно в
консервативную  партию.  Эта партия в большинстве стран
стала наиболее  последовательным  защитником  интересов
крупных землевладельцев и католической церкви.  Консер-
ваторы были открытыми  сторонниками  сохранения  особых
привилегий (фуэрос) армии и церкви.                    
   Те круги латифундистов,  которые были заинтересованы
в торгово-промышленном развитии своих  стран,  верхушка
буржуазии,  а  также давние противники унитаризма и бю-
рократической централизации (федералисты) составили яд-
ро  либеральной партии.  Либералы в XIX в.  в Латинской
Америке,  как правило,  не были склонны к радикализму и
не  стремились  к коренному изменению существующего об-
щества,  в котором они были интегрированы так же, как и
консерваторы.  У них были разногласия с последними лишь
по отдельным и относительно второстепенным вопросам об-
щественной жизни, причем не всегда принципиальные.     
   В целом  различия  между историческими партиями были
достаточно условными. Но они становились существенными,
когда речь шла о борьбе за государственную власть. Кон-
серваторы и либералы в XIX в.  не шли  на  компромиссы,
отвергали политический центризм, безжалостно расправля-
лись с политическими противниками. Поскольку консер-   
ваторы более  откровенно выражали интересы господствую-
щей политической элиты, они в XIX в. в целом чаще нахо-
дились у кормила власти.                               
   В XIX  веке латиноамериканская двухпартийная система
лишь чисто внешне напоминала свой английский  прототип.
И  консерваторы,  и  либералы были в это время партиями
только в  условном  смысле.  Они  не  имели  какой-либо
стройной и прочной организации, а оставались лишь груп-
пировками,  полуфеодальными кликами, ведущими между со-
бой  междоусобную войну.  Их политическое кредо выража-
лось не в программных документах, а в откровенной став-
ке на определенного сильного лидера (каудильо), видяще-
го перед собой одну-единственную цель - захват власти и
создание авторитарного режима.                         
   Нередко и сами каудильо, опираясь на собственные во-
оруженные отряды,  делали ставку на одну из двух сопер-
ничающих партий.  В том случае,  если тот или иной кау-
дильо добивался поста президента республики,  он  расс-
матривал  государственный  механизм  как свою вотчину и
без всяких стеснений назначал на государственные  долж-
ности  своих  партийных сторонников,  расплачиваясь тем
самым за оказанные ему политические услуги.  Но и  кау-
дильо  в  борьбе  за президентскую власть не полагались
только на партийную поддержку.                         
   Сама по себе оппозиционная партия на выборах заведо-
мо  не имела шансов на победу.  Действующий президент и
правящая партия использовали любые средства  для  того,
чтобы  не уступить своим политическим противникам госу-
дарственную власть во время выборов.  Они  использовали
все правовые и неправовые средства,  чтобы оказать дав-
ление на избирателей,  шли на подкупы, убийства полити-
ческих  противников,  на фальсификацию итогов выборов и
т. д.                                                  
   Именно поэтому каудильо делали основную ставку не на
выборы  и  свою "карманную" партию,  а на захват власти
насильственным путем,  прежде всего на  государственные
перевороты (пронунсиаменто). Трудящиеся массы, низы на-
селения,  находящиеся во власти каудильо и лишь поверх-
ностно  воспринявшие христианские заповеди,  оставались
равнодушными к этим  государственным  переворотам  и  к
судьбе демократических институтов в целом.             
   Таким образом,  политические партии в XIX в. в лати-
ноамериканских государствах были не инструментом пар-  
ламентаризма и демократии,  а частью специфической сис-
темы  - каудилизма.  Последняя строилась по существу не
на конституционно-правовой основе, а на грубой силе, на
традициях  и  на харизматическом авторитете предводите-
ля-каудильо.                                           
   Практически повсеместно каудилизм стал  тем  полити-
ческим фактором,  который тормозил становление демокра-
тических форм общественной жизни, придавал ей застойный
характер, порождал политическую нестабильность.        
   Парадокс состоял в том,  что большинство диктаторов-
каудильо,  несмотря на самые жестокие меры, применяемые
к политическим противникам, как правило, не могли долго
сохранить в своих руках государственную (президентскую)
власть. На насилие со стороны правительства его полити-
ческие оппоненты также отвечали насилием.  В результате
лишь  сравнительно небольшое число президентов в XIX в.
сохраняли свой пост до истечения срока. Значительная их
часть  была не просто свергнута в ходе очередного пере-
ворота, но и убита.                                    
   Феномен каудилизма  неразрывно  связан  в  Латинской
Америке  с  теми исключительными привилегиями,  которые
сохранила за собой армия еще с эпохи войны за независи-
мость.  Авторитарные и диктаторские режимы базировались
на милитаризме, который уходил своими корнями в колони-
альное прошлое.                                        
   Уже вскоре  после завоевания независимости ряд гене-
ралов и офицеров,  опираясь на свой военный  авторитет,
на поддержку земельной олигархии и церкви, установили в
своих странах военные диктатуры (Паэс в Венесуэле, Сан-
та-Крус в Перу, Флорес в Эквадоре и т. д.). В последую-
щие десятилетия в условиях внутренних политических раз-
доров и этнических конфликтов власть, как правило, зах-
ватывали каудильо, выходцы из армейской верхушки.      
   Политическая нестабильность ставила армию в исключи-
тельное  положение,  делала ее часто арбитром в полити-
ческих конфликтах.  Армия  не  считала  себя  связанной
конституцией.  После окончания войны за независимость в
течение последующих десятилетий XIX в.  численность ар-
мии не только не сократилась,  но и увеличилась. Так, в
маленьком Эквадоре вопреки ограничениям,  установленным
непосредственно в Конституции 1859 г., количество высо-
кооплачиваемых высших военных чинов явно превышало  все
национальные потребности (6 маршалов,6 дивизионных и 22
бригадных генерала).                                   
   В XIX веке благодаря активному вмешательству армии в
политическую  жизнь  государственные  перевороты  стали
обычным явлением в подавляющем большинстве латиноамери-
канских республик.  Их число  превзошло  все  известные
предшествующие  и последующие в мировой истории показа-
тели. С момента завоевания независимости и до конца XIX
в.  более  ста переворотов в Латинской Америке закончи-
лись победой мятежников и свержением старых  правитель-
ств. Пресловутые латиноамериканские пронунсиаментос бы-
ли не "революциями",  как это обычно утверждали сами их
организаторы,  а типично военными переворотами,  сопро-
вождавшимися простой сменой у власти различных  фракций
правящего  блока.  Новые каудильо мало что меняли в су-
ществующей социальной и политической системе.  Если они
в ряде случаев выступали с обещанием реформ, то это бы-
ло лишь грубой демагогией,  рассчитанной на  завоевание
популярности.                                          
   Таким образом,  обратной стороной каудилизма,  как и
любого авторитаризма,  построенного на силе государства
и  на умении харизматического лидера использовать в по-
литике свои личные качества,  была его  неустойчивость.
Президент-каудильо,  как  правило,  быстро  растрачивал
свой политический авторитет,  социальная база его  гос-
подства неумолимо сужалась, а сам он становился жертвой
нового заговора.                                       
   Характерные для Латинской Америки в XIX в.  огромные
социально-этнические контрасты, нищета трудящихся масс,
их бессилие перед всемогущей государственной властью  с
неизбежностью вызывали по мере дальнейшего развития об-
щества все возрастающий социальный и политический  про-
тест. Но он в силу низкого политического сознания низов
общества не мог вылиться в организованное движение про-
тив диктаторских режимов и каудилизма как таковых. Этот
протест выступал в то  время  преимущественно  в  форме
личностных, чисто локальных конфликтов.                
   Лишь в исключительных случаях,  например, в 50-х гг.
в Мексике,  накопившаяся ненависть к вполне  конкретным
угнетателям  (местные  помещики,  торговые  посредники,
священники и т. д.), а также к враждебной государствен-
ной  администрации толкали широкие массы народа,  в том
числе и индейцев,  на путь действительно  революционной
борь-                                                  
бы, готовящей  почву для прогрессивных преобразований и
укрепления ростков демократии.                         
   Конституционная нестабильность. Сменяющие друг друга
у  власти  каудильо  и  поддерживающие  их политические
группировки стремились внедрить  своих  ставленников  в
государственный  аппарат  и усилить идеологическое воз-
действие на население.  В связи с этим,  а также в силу
своего  собственного  честолюбия  новый  президент-кау-
дильо, как правило, отменял ранее действовавшую консти-
туцию  и в спешном порядке организовывал "принятие" но-
вой.                                                   
   Зависимость конституционного развития от  политичес-
ких  амбиций  очередного диктатора и поддерживающей его
военщины приводила к тому,  что государственно-правовая
история  многих  латиноамериканских  стран представляла
собой настоящую чехарду.  Так, в Эквадоре в XIX в. сме-
нилось 12 конституций,  в Боливии - 9, в Колумбии - 11,
в Доминиканской Республике - 15,  в Венесуэле - 11 и т.
д.                                                     
   Внешне большинство  латиноамериканских конституций в
XIX в.  сохраняли ставшие по-своему "священными" демок-
ратические  формы,  но  в условиях авторитарного режима
они были не более чем декорацией,  непременным условием
"политической игры". Эти конституции неизменно провозг-
лашали принцип разделения властей, выборность государс-
твенных органов,  демократические права граждан. Реаль-
ная же действительность в латиноамериканских  государс-
твах в XIX в. была далека от конституционной законности
и демократии.                                          
   Для отстранения народных масс от участия  в  полити-
ческой жизни устанавливались прямые избирательные огра-
ничения (имущественные, образовательные и т. д. цензы),
которые  лишали  большую  часть  населения  возможности
участия в выборах, а следовательно, и какого-либо влия-
ния  на  деятельность государственных органов.  Избира-
тельные кампании превратились в сплошную  цепь  прямого
насилия  со стороны государственной власти,  подтасовок
итогов выборов. Практически на выборах всегда "побежда-
ли" правительственные кандидаты, поэтому и парламенты в
латиноамериканских республиках,  как правило, были пос-
лушным орудием в руках президентов-диктаторов.         
   В качестве одного из средств укрепления "конституци-
онного" строя и обеспечения  политической  стабильности
во многих государствах субконтинента использовался осо-
бый правовой институт-"осадное положение"(estado de si-
tio),  который впервые был предусмотрен  в  Конституции
Чили 1833 г. Эта Конституция, разработанная консервато-
рами,  установившая в Чили унитарную и жестко централи-
зованную  республику  с  сильным  президентом во главе,
примечательна в том отношении,  что в отличие от других
латиноамериканских конституций представляла собой доку-
мент, действовавший около ста лет.                     
   Введение осадного (чрезвычайного) положения являлось
одной  из  прерогатив  президентской  власти и означало
приостановку конституционных прав и  гарантий  граждан.
Это узаконивало открытую расправу правительства со сво-
ими политическими оппонентами.                         
   Конституционную историю латиноамериканских республик
в XIX в.  нельзя рассматривать,  однако, как зеркальное
отражение интересов и воли лишь реакционных сил.  В ней
отразились и все сложности развития этнического и клас-
сового состава общества, противоречия формирования еди-
ной национальной государственности, неизбежное усиление
буржуазных элементов в политической жизни,  нарастающая
борьба  трудящихся масс против диктаторских режимов.  В
результате этой борьбы в некоторых  конституциях  нашли
свое  отражение  новые  и прогрессивные для своей эпохи
идеи и положения,  а сами эти правовые документы  стали
важными вехами в истории мирового конституционализма.  
   Конституционное развитие  Аргентины  и Мексики в XIX
в.  К числу наиболее значительных и действовавших  про-
должительное  время  конституций  в Латинской Америке в
XIX в. относятся конституции Аргентины 1853 г. и Мекси-
ки 1857 г.                                             
   Первая из  них была принята в результате свержения в
1852 г.  правившего в Аргентине в течение более 20  лет
одного  из  самых одиозных и свирепых во всей Латинской
Америке диктаторов - X. Росаса. Конституция, принятая в
следующем году,  подвела итог многолетней борьбе унита-
ристов,  федералистов и открытых сепаратистов, стремив-
шихся к уничтожению единого Аргентинского государства и
к закреплению власти за местными латифундистами -  кау-
дильо.                                                 
   Авторы Конституции использовали целый ряд идей севе-
роамериканских федералистов конца XVIII в.  (А. Гамиль-
тон и др.),  а также произведение прогрессивного арген-
тинского политического мыслителя X.Б. Альберди  ("Осно-
вы"),  доказавшего,  что новая аргентинская конституция
не должна быть доктринерским документом.  В ней следует
учитывать историю и потребности аргентинской нации.    
   В Конституции  был  подведен окончательный итог дли-
тельной борьбе по вопросам государственного устройства,
которое закреплялось в виде федерации.  Согласно ст. 1,
Аргентина являла  собой  "федеративную  республиканскую
представительную форму правления".                     
   Федеральное правительство  складывалось из законода-
тельной,  исполнительной и судебной  власти.  Законода-
тельным органом был, как и в США, двухпалатный конгресс
(палата представителей и сенат).  Исполнительная власть
вручалась  президенту,  избираемому путем двухстепенных
выборов на 6 лет без права  немедленного  переизбрания.
Систему федеральных судов возглавлял Верховный суд.    
   Каждая провинция  получала  право  на создание своей
конституции "республиканского представительного  харак-
тера", а федеральное правительство гарантировало каждой
провинции существование и функционирование ее  институ-
тов.  Конституция  в  ст.  109  прямо запрещала военные
действия между провинциями. Все конфликты между провин-
циями рассматривались Верховным судом. Враждебные дейс-
твия  провинции  по  Конституции  "квалифицируются  как
восстание или мятеж,  которые федеральное правительство
должно подавить в соответствии с законом". В таком слу-
чае президент с согласия сената или самостоятельно (ес-
ли конгресс находился на каникулах) вводил осадное  по-
ложение,  приостанавливал  действие конституционных га-
рантий.                                                
   В преамбуле Конституции особо говорилось о необходи-
мости  "создать национальный союз,  упрочить справедли-
вость;  укрепить мир внутри страны, обеспечить всем за-
щиту, содействовать общему процветанию" и т. д.        
   Конституция устанавливала  единство национальных та-
можен и тарифов,  утверждала необходимые для промышлен-
ного  развития  принципы  свободы  предпринимательства,
свободы торговли и судоходства,  единство мер и  весов,
денежной системы (ст.  9-12). В Конституции подтвержда-
лась неприкосновенность собственности и в связи с  этим
запрещались  конфискация  имущества как мера уголовного
наказания,  а также реквизиции,  которыми часто злоупот
ребляли  власти всех уровней в случаях военных конфлик-
тов и политической анархии.                            
   В ст. 67 говорилось, что федеральный конгресс должен
"содействовать всему, что повышает благосостояние стра-
ны,  ведет к прогрессу всех провинций и развивает прос-
вещение".  С этой целью он должен был поощрять развитие
промышленности и создание ее новых отраслей, строитель-
ство железных дорог,  каналов,  заселение пустующих зе-
мель.                                                  
   В Конституции Аргентины 1853 г. под влиянием "Основ"
X.  Альберди  впервые в истории конституционализма было
закреплено  положение  о  привлечении  иностранцев  для
быстрого развития страны. Статья 25 обязывала федерацию
"содействовать европейской иммиграции" и запрещала  лю-
бые  ограничения для иностранцев,  "которые приезжают с
целью обрабатывать землю,  содействовать развитию  про-
мышленности,  распространять науки".  В ст.  20 говори-
лось, что иностранцы пользуются всеми гражданскими пра-
вами,  могут  заниматься  любым промыслом,  торговлей и
профессиональной  деятельностью,  обладать   недвижимым
имуществом, покупать и продавать его, делать завещания,
плавать на судах по рекам и в прибрежных водах. Консти-
туция 1853 г.  дала толчок экономическому и социальному
развитию Аргентины по пути капитализма.  На  ее  основе
либеральные правительства (например, правительства пре-
зидента Д.  Соримьенто,  1868-1874 гг.) осуществили ряд
прогрессивных  мероприятий  (содействие  быстрому росту
иммиграции,  создание национального банка,  привлечение
иностранного капитала).                                
   Принятию мексиканской Конституции 1857 г.  предшест-
вовали длительное господство,  как и в  других  странах
Латинской Америки,  консерваторов,  выражавших интересы
клерикалов и земельной олигархии, а также серия военных
диктатур. Конституция была непосредственным результатом
мексиканской революции  1854-1857  гг.,  которая  стала
первой народной революцией в Латинской Америке, привела
в движение широкие индейские  массы,  находившиеся  под
влиянием радикально настроенного левого крыла либералов
("пурос") во главе с Б. Хуаресом. В учредительном конг-
рессе,   принявшем  Конституцию,  преобладали,  однако,
представители правых и умеренных кругов либералов ("мо-
дерадос"),  в результате чего она имела ярко выраженный
компромиссный характер.                                
Конституция запрещала  рабство  и долговую кабалу (пео-
наж), широко распространенную тогда в Мексике, отменяла
ряд привилегий (фуэрос) католической церкви и военщины,
ограничивала церковное землевладение.  В ней содержался
обычный  для латиноамериканского конституционализма пе-
речень политических прав и  свобод,  а  также  гарантии
неприкосновенности личности.                           
   При всей  декларативности этих конституционных поло-
жений само официальное подтверждение  гражданских  прав
после  многих  лет господства консерваторов и диктатуры
Санта-Анны имело прогрессивное  значение,  дало  толчок
капиталистическому   развитию  мексиканского  общества.
Так,  на основе Конституции были секуляризированы  цер-
ковные земли, началось возвращение захваченных латифун-
дистами земель индейских общин и т. д.                 
   Но последовавшее с конца 60-х годов постепенное  ос-
лабление  революционных  сил вновь привело к укреплению
позиций консервативно-помещичьих кругов, к установлению
в  1876 г.  самой кровавой в истории латиноамериканских
государств XIX в.  диктатуры П.  Диаса. Последний, имея
поддержку местных латифундистов и американских нефтяных
компаний,  правил Мексикой более 30 лет под  лозунгами:
"порядок и прогресс, либерализм, конституционализм", но
фактически лишил конституцию 1857 г.  ее изначально де-
мократического содержания.                             
   Свержение монархии и Конституции 1891 г. в Бразилии.
Наиболее значительные перемены в государственном  строе
латиноамериканских стран в XIX в. произошли в Бразилии,
где в течение многих десятилетий сохранялись рабство  и
застойные  формы  политической жизни,  что обусловило и
длительное существование  консервативной  разновидности
конституционной монархии.                              
   В конце XIX в.  под воздействием неуклонно развиваю-
щегося капитализма в Бразилии развернулось широкое або-
лиционистское движение,  которое привело в 1888 г.  (т.
е. позже, чем во всех других государствах мира) к отме-
не рабства.  Усилившаяся борьба за республику, получив-
шая широкую поддержку населения,  закончилась в 1889 г.
падением монархического строя.                         
   Принятие Конституции Бразилии в 1891 г.  происходило
в сложной политической обстановке. Плантаторы-фазендей-
ро, имевшие сильные позиции на провинциальном уров-    
не и тесно связанные с иностранным  капиталом,  стреми-
лись  к расчленению страны и противились созданию силь-
ной централизованной власти. Конституция, учитывая про-
тивостояние сепаратистов и унитаристов, закрепила феде-
ративное устройство Бразилии.                          
   Федеральные органы получили право вести внешние  де-
ла,  содержать  армию и флот,  устанавливать пошлины на
импорт,  чеканить монету, осуществлять почтовую службу.
За штатами сохранялись все полномочия,  которые не были
прямо отнесены к федеральной компетенции.  Каждый  штат
имел свою конституцию,  поддерживал внутренний порядок,
создавал свою систему государственных органов, сохранял
важные привилегии в экономической области: устанавливал
налоги на экспорт,  имел  исключительный  контроль  над
эксплуатацией  рудников  и  государственных земель.  За
этими необычайно широкими правами штатов скрывались ин-
тересы фазендейро, местной буржуазии и связанных с ними
иностранных компаний.                                  
   По Конституции федеральным властям запрещалось  вме-
шательство в дела штатов, за исключением случаев подав-
ления  восстания,  поддержания  республиканской   формы
правления,  осуществления федеральных законов,  восста-
новления порядка (по просьбе самого штата).            
   Структура федеральных органов (Президент, двухпалат-
ный Конгресс, Верховный суд), типичная для латиноамери-
канских государств и скопированная с  Конституции  США,
основывалась на разделении властей, действующих "в гар-
монии и независимо друг от друга".  Участвовать в феде-
ральных выборах могли лишь грамотные мужчины, достигшие
21 года. Конституция провозглашала свободу слова, печа-
ти,  собраний,  право на подачу петиций,  создавала тем
самым почву для последующей демократизации политической
жизни.                                                 
   Республиканская Конституция 1891 г.,  несмотря на ее
умеренность, явилась по сравнению с монархической Конс-
титуцией 1824 г.  важной вехой в истории Бразилии,  она
способствовала более быстрому  развитию  капитализма  и
становлению гражданского общества в этой стране.       

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

 
Раздел II. История государства в новейшее
 время (XX в.)
   Глава 8. Соединенные Штаты Америки 
  1. Регулирующая роль государства США в сфере
 экономики и социальных отношений 
   К концу  XIX  - началу XX в.  Америка превращается в
страну классического корпоративного капитализма,  в ко-
торой  без  всяких  ограничений  действовали гигантские
тресты, монополии, ограничивающие свободу рыночной кон-
куренции, диктующие такие условия существования частно-
му предпринимательству, которые приводили к удушению их
конкурентов,  к  разорению  среднего и мелкого бизнеса.
Первый антитрестовский Закон Шермана ("Акт с целью  за-
щиты  торговли  и коммерции от незаконных ограничений и
монополии") был принят здесь в 1890 г.,  но он не стал,
как утверждалось,  "хартией промышленной свободы", имел
весьма ограниченный эффект и  часто  применялся  не  по
прямому назначению,  так как произвольное судебное тол-
кование закона приравнивало профсоюзы к  монополиям,  а
забастовки  рабочих  -  к "сговорам с целью ограничения
торговли".                                             
   Углубление социального расслоения,  бедственного по-
ложения  рядовых американцев в условиях затяжных эконо-
мических депрессий этого времени вели к росту недоволь-
ства  против корпоративного капитала среди средних сло-
ев,  рабочих,  фермерства,  прогрессивной интеллигенции
(прогрессистов),  осуждающих  монополии  как угрозу для
благосостояния народных масс.  В стране возникает широ-
кое антитрестовское движение, сопровождаемое ростом ак-
тивности рабочих профсоюзов,  непрекращающейся  борьбой
беднейших слоев,  требующих государственной системы со-
циальной защиты и пр.                                  
   Требование "обновления" экономической  и  социальной
политики  все  настойчивее  начинает  звучать и в обеих
партиях: республиканской и демократической. Сначала эти
требования выдвигаются  как  оппозиционные  руководству
партий,  затем они все больше захватывают умы партийной
верхушки, правительственных кругов, что и находит выра-
жение в конечном счете в изменении политики президента-
республиканца Теодора Рузвельта (1901-1909 гг.), высту-
пившего  с  идеями  "нового национализма",  а с 1913 г.
президента-демократа Вудро  Вильсона  (1913-1921  гг.),
провозгласившего  неолиберальную теорию "новой демокра-
тии",  "новой свободы". Основой теории "нового национа-
лизма" Т.  Рузвельта стало требование расширения преро-
гатив президента с тем, чтобы национальное правительст-
во  стало осуществлять контроль над деятельностью трес-
тов с целью их регулирования,  обуздания "нечестной иг-
ры".                                                   
   Первый закон  ("Акт  об  ускорении разбирательства и
разрешения процессов по  справедливости"),  принятый  в
1903 г.  в осуществление этой программы, предусматривал
меры ускорения судопроизводства по антитрестовским  де-
лам как делам, имеющим "большое общественное значение",
и в силу этого - "приоритет над другими делами". За ним
последовал  Закон  о  создании  Министерства торговли и
труда,  в функции которого,  в частности,  входили сбор
информации  и рассмотрение "нечестной деятельности кор-
порации".  В 1906 г.  принимается закон, давший Междуш-
татной торговой комиссии, созданной еще в 1887 г., пра-
во устанавливать пределы повышения железнодорожных  та-
рифных ставок и пр.  Требования "честной игры" Т.  Руз-
вельт распространял и на отношения рабочих с предприни-
мателями, выступая за мирное арбитражное урегулирование
споров между ними,  но одновременно требуя  ограничений
профсоюзной активности.                                
   Программа "новой  демократии" Вудро Вильсона основы-
валась на трех принципах:  индивидуализм,  свобода лич-
ности и свобода конкуренции. Будучи кандидатом прогрес-
систов на президентских выборах, он объявил себя врагом
монополии,  требуя  не  уничтожения  трестов,  как сами
прогрессисты,  и не регулирования их по методам Т. Руз-
вельта,  а  снятия  всех  препон  для развития бизнеса,
прежде всего среднего и мелкого,  путем обуздания  "не-
честной конкуренции",  результатом которой, как он счи-
тал, и был монополизм.                                 
   С этой целью на основе Закона о тарифах 1913 г. пра-
вительством была проведена ревизия тарифов. Были также 
повышены налоги на доходы,  снижены  торговые  пошлины,
расширены возможности импорта,  установлен определенный
контроль над банками.  В его правление были начаты пер-
вые процессы по разделу корпораций - монополий на осно-
ве Закона Шермана.                                     
   Важным шагом на пути установления контроля над  бан-
ковской  деятельностью  стало создание в 1913 г.  феде-
ральной резервной системы (ФРС) во главе с Советом  уп-
равляющих,  в который входили Министр финансов, Контро-
лер денежного обращения и 15 членов, назначаемых прези-
дентом с согласия Сената.                              
   Состоящая из  12 национальных резервных банков соот-
ветствующих районов страны, аккумулирующих значительные
финансовые  резервы,  ФРС  была  призвана  осуществлять
контроль над выпуском банкнот,  имеющих значение денеж-
ных знаков, устанавливать проценты банковского кредита.
Ей вверялись функции налогового  агента  государства  и
пр. ФРС, выполняя функции государственного эмиссионного
банка, до настоящего времени играет решающую роль в ре-
гулировании финансово-денежной системы страны.         
   В целях сбора соответствующей информации и привлече-
ния к суду лиц и корпораций,  замеченных  в  применении
"нечестных  методов",  нарушающих антитрестовский Закон
Шермана, была создана также в 1914 г. на основе "Акта о
федеральной торговой комиссии" Федеральная торговая ко-
миссия.                                                
   В годы "новой демократии" произошел важный сдвиг и в
рабочей политике.  Был принят Закон о 8-часовом рабочем
дне для женщин и детей,  о материальной ответственности
предпринимателей за несчастные случаи на производстве. 
   Государство все  решительнее  начинает  вторгаться в
сферу социальных конфликтов.  Согласно Закону  Клейтона
1914 г. ("Акта, дополняющего существующие законы против
незаконных ограничений и монополий  и  для  других  це-
лей"),  уточнявшему формулировки Закона Шермана, запре-
щалось,  в частности, практиковавшееся ранее применение
последнего к профсоюзам.                               
   Реформы "прогрессистской эры" представляли собой еще
первые крайне непоследовательные шаги по  пути  приспо-
собления  американского  государства и общества к новой
обстановке, возникшей в связи с превращением США в эко-
номически мощную страну корпоративного капитала.       
С этого времени регулирование  экономики  и  социальных
отношений  начинает  занимать  все более важное место в
деятельности государства, в законодательстве.          
   Еще больше отходит государство от политики "невмеша-
тельства",  от  старой  роли  "ночного  сторожа"  после
вступления США в 1917 г.  в первую мировую войну. Меня-
ется,  однако,  главное  направление  его регулирующего
вмешательства в экономическую и  социальную  сферы.  Не
борьба с монополизмом корпораций, все больше богатеющих
в условиях подготовки к войне,  и затем и самой войной,
а военная мобилизация экономики, планомерное материаль-
ное обеспечение военных нужд выступает на первый план с
этого времени.                                         
   Решительное расширение государственного контроля над
производством, пресечение анархических тенденций в эко-
номике,   вызванных  крайним  обострением  конкурентной
борьбы монополистического капитала за получение военных
прибылей,  потребовали создания единого центра по руко-
водству военными предприятиями, транспортом, средствами
связи,  снабжения  населения  и армии продовольствием и
пр. Результатом этого стали усиление власти президента,
введение чрезвычайного законодательства,  создание ряда
административных  военно-регулирующих   государственных
органов,  а вместе с тем принудительное картелиро-. ва-
ние в ряде отраслей промышленности.                    
   Так, принятый в 1917 г.  Закон о контроле над произ-
водством,  сырьем и топливом давал президенту США широ-
кие права для снабжения армии и флота всем необходимым,
а также для предотвращения спекуляции.  Законом предус-
матривались возможность реквизиции промышленных  предп-
риятий  и  их продукции за соответствующую компенсацию,
право президента создавать специальные регулирующие ор-
ганы,  не обращаясь к конгрессу, непосредственно вмеши-
ваться в производство и сбыт продукции,  в трудовые от-
ношения в промышленности.                              
   С целью экономии продовольствия, обеспечения им воо-
руженных сил и населения была создана Продовольственная
администрация.  Топливная  администрация  была призвана
упорядочить  работу  топливной  системы,  ликвидировать
усилившиеся перебои с топливом и пр.  Вслед за этим под
контроль государства перешла вся транспортная  система.
Жесткому  регулированию  подверглась  внешняя торговля.
 Военно-торговое управление взяло под свой контроль более
тысячи наименований товаров, запрещенных к вывозу.     
   Координация дела   снабжения  США  и  их  союзников,
"изыскания и распределения материальных ресурсов, рабо-
чей силы" передавалась в ведение единого Военно-промыш-
ленного управления (ВПУ).  ВПУ добилось упорядочения  и
централизации военного снабжения, провело большую рабо-
ту по стандартизации и унификации промышленных изделий,
важнейших  условий  их конкурентоспособности на мировом
рынке, в частности на рынке военной продукции. (Военные
американские стандарты были широко приняты впоследствии
и в других капиталистических странах.)  Прямым  отходом
от антитрестовского законодательства стало принудитель-
ное  картелирование  промышленности  в  ряде  отраслей.
Проблема  финансирования войны решалась за счет налого-
вой реформы,  увеличившей подоходный и косвенные налоги
с  одновременным высоким отчислением от прибылей,  осо-
бенно в военной промышленности.  Вводился и  ретроспек-
тивный налог на все прибыли с 1916 г.                  
   Война, требующая  особых  условий  политической ста-
бильности,  способствовала и дальнейшему усилению регу-
лирующей роли государства в сфере социальных отношений,
активизации его  идеологических  функций,  в  частности
проповеди идеалов "классового партнерства".            
   С этой  целью  были созданы Военно-трудовое управле-
ние, призванное разрешать конфликты на предприятиях во-
енной промышленности;  Управление военно-трудовой поли-
тики,  занимавшееся выработкой общих  принципов  нацио-
нальной  политики  по  вопросам  условий труда рабочих,
разрешения трудовых споров и других.                   
   В государственные регулирующие органы включались ли-
деры профсоюзов,  призванные от имени рабочих заключать
соглашения с министерствами о ставках оплаты  труда,  о
разрешении трудовых споров и пр.  Непосредственно вклю-
чился в разрешение трудовых споров и президентский  ап-
парат.  В 1917 г.  была,  например, создана специальная
президентская посредническая комиссия во  главе  с  ми-
нистром  труда,  призванная  разрешать  наиболее острые
трудовые конфликты.                                    
   С целью ослабления накала стачечной борьбы был  при-
нят и ряд других законов, предусматривающих право ра-  
бочих на коллективный  договор,  на  8-часовой  рабочий
день    некоторых  штатах) и пр.  Эти декларированные
права не обеспечивались соответствующими  гарантиями  и
не соблюдались должным образом предпринимателями. Более
того, они даже формально распространялись только на ор-
ганизованных  в  профсоюзы рабочих,  т.  е.  на восьмую
часть трудящихся,  занятых в это время в промышленности
и на транспорте.                                       
   Создание государственного  военно-хозяйственного ре-
гулирующего  аппарата,  персонал  которого  состоял  из
представителей крупных корпораций почти всех промышлен-
ных центров страны,  способствовало  зарождению  в  США
первых  военно-промышленных  альянсов,  блоков  военной
верхушки с фабрикантами оружия, зачатков будущего воен-
но-промышленного комплекса.                            
   Мощным импульсом,  усилившим вмешательство государс-
тва в экономику уже в условиях  мирного  времени,  стал
мировой экономический кризис 30-х гг. Он поставил перед
американским капиталистическим обществом задачу  поиска
путей дальнейшего эволюционного развития капитализма, в
ходе которого происходило осознание необходимости  эко-
номического и социального равновесия за счет всесторон-
него регулирования общественных процессов на базе  ста-
бильного роста производства и социальных компромиссов. 
   "Новый курс"  Франклина Рузвельта.  Мировой экономи-
ческий кризис 1929-1933 гг. с особой силой поразил США,
резко сократил объем производства,  привел к расстройс-
тву финансы,  вызвал повсеместное разорение и банкротс-
тво промышленных,  торговых и финансовых фирм, массовую
безработицу. Общий объем продукции американской промыш-
ленности составил в 1932 г. лишь около 54% по сравнению
с докризисным 1929 г.  За годы кризиса  прекратила  су-
ществование пятая часть всех банков США,  каждый третий
рабочий был лишен работы,  принудительно распроданы  за
неуплату  долгов  и  налогов сотни тысяч фермерских хо-
зяйств. При отсутствии государственной системы социаль-
ной  защиты  жертв обрушившихся на страну экономических
бедствий кризис до предела обострил социально-классовые
противоречия, привел к невиданным ранее в США выступле-
ниям рабочих. Америка оказалась в предреволюционной си-
туации, требующей коренной ломки всего  старого  уклада
жизни.                                                 
   Первые попытки остановить волну банкротств путем го-
сударственного кредитования были предприняты  в  США  в
1932 г. правительством Гувера. С этой целью была созда-
на Национальная кредитная корпорация, преобразованная в
начале  1932 г.  в Реконструктивную финансовую корпора-
цию. Другая правительственная организация - Федеральное
фермерское  бюро  -  была призвана поддерживать уровень
цен на сельскохозяйственную продукцию.  Эти мероприятия
потерпели полную неудачу.                              
   Правительство Гувера  не смогло остановить сползания
страны к надвигающемуся финансово-экономическому краху.
ФРС  не  справлялась со своими задачами помощи банкам в
условиях биржевых лихорадок,  так как возглавляющий  ее
Совет  управляющих не был в это время наделен необходи-
мыми властными полномочиями. Он не мог ни устанавливать
обязательных резервов депозитных банков, ни контролиро-
вать с полной ответственностью проведение  операций  на
открытом рынке ценных бумаг и пр.                      
   Весной 1933  г.,  когда кризис достиг своего апогея,
на пост  президента  вступил  кандидат  демократической
партии Ф.  Рузвельт,  дальновидный политик,  понимавший
необходимость радикальных мер для создания в стране эф-
фективно действующего антикризисного механизма,  прове-
дения социальных реформ, способных приостановить разви-
тие  массового движения протеста в Америке по революци-
онному пути.                                           
   Разработанная правительством Рузвельта программа ан-
тикризисных мер получила в истории США название "нового
курса",  основные реформы которого были проведены в пе-
риод  первых "ста дней" его президентства,  когда Конг-
ресс принял большое  число  законов,  охватывающих  все
сферы   социально-экономической  и  политической  жизни
страны.                                                
   Эта программа не носила спонтанного  характера  (как
утверждало ранее большинство историков),  еще в 1928 г.
Ф.  Рузвельт, став губернатором от демократической пар-
тии  в штате Нью-Йорк,  сформулировал доктрину "ответс-
твенности государства за  судьбы  своих  граждан".  Эта
доктрина  наша воплощение в радикальной по тем временам
программе реформ, предложенных им легислатуре штата,   
включающей в себя помощь фермерам и фермерским коопера-
тивам,  контроль за рынком сельскохозяйственных продук-
тов,  решительное  улучшение рабочего законодательства,
поддержку школ,  здравоохранения и пр.  Там же Ф.  Руз-
вельт получил и первый опыт социального реформаторства,
когда законодательным собранием штата был принят  бесп-
рецедентный по тем временам Закон о чрезвычайной помощи
безработным и была создана в целях проведения этого за-
кона в жизнь Временная администрация помощи.  Опыт соз-
дания соответствующих государственных органов, гаранти-
рующих проведение чрезвычайных законов в жизнь, неукос-
нительно использовался Рузвельтом и в дальнейшем.      
   Одной из важнейших  задач  первого  периода  "нового
курса" в 1933 г. была задача сохранения и по возможнос-
ти укрепления финансово-экономической системы  корпора-
тивного  капитала  США,  в  сотрудничестве с которым Ф.
Рузвельт видел единственный путь укрепления основ капи-
талистического  строя.  В целях сохранения политической
стабильности требовалось  и  принятие  незамедлительных
мер социальной защиты населения.                       
   Экономическая политика  "нового курса" этого времени
была направлена на восстановление полностью  расстроен-
ной банковско-финансовой системы. С этой целью на осно-
вании принятого  Конгрессом  Чрезвычайного  банковского
закона, предоставившего президенту широкие полномочия в
финансовой сфере,  был наложен временный арест на счета
всех банков страны с целью их полной ревизии. После со-
ответствующей проверки их кредитоспособности Министерс-
тво  финансов подтвердило разрешение деятельности глав-
ным образом крупных банков (4507  национальных  и  4517
штатных),  что  само  по  себе  привело к притоку в них
вкладов,  пополненных новыми кредитами Реконструктивной
финансовой корпорации. Огромное число мелких банков вы-
нуждено было прекратить свое существование.            
   Вслед за этим был издан приказ президента  об  уста-
новлении  полного  контроля за золотом,  находившимся в
обращении.  Экспорт золота был  запрещен,  обязательной
сдаче резервным банкам,  входящим в ФРС,  подлежала вся
золотая валюта граждан, превышающая 100 долл.          
Ни один банк, кроме банков ФРС, не имел право иметь зо-
лотого запаса, что гарантировалось применением мер уго-
ловной  ответственности.  Одновременно был разрешен вы-
пуск новых денег,  без золотого обеспечения.  Это реше-
ние, означающее отход США от золотого стандарта, приве-
ло к резкому инфляционному скачку,  погасить который  и
была  призвана  обновленная ФРС,  функции которой в это
время были значительно расширены. Она получила, в част-
ности  право  изменять  размеры вносимых в нее денежных
резервов,  регулировать процентные ставки по банковским
вкладам  и пр.  С этой же целью на основе Закона о бан-
ковской деятельности 1933 г. были созданы в 1934 г. Фе-
деральная корпорация страхования вкладов (ФКСВ),  а за-
тем Федеральная корпорация страхования ссуд и  сбереже-
ний  (ФКСС),  призванные восстановить доверие к банкам,
защитить банковские вклады населения.                  
   Закон 1933 г.  предусмотрел страхование вкладов  для
всех  банков  -  для федеральных банков это страхование
стало обязательным,  для банков штатов -  добровольным.
Закон  устанавливал,  что  депозиты размером до 10 тыс.
долл.  должны страховаться на 100%,  50 тыс. долл. - на
75%  и т. д. К началу 1934 г. около 80% всех банков США
застраховали свои депозиты.                            
   В целях пресечения спекуляций вкладами, необоснован-
ных предоставлений кредитов компаниям,  владельцами ак-
ций которых выступали сами банки,  были разделены депо-
зитные и инвестиционные функции банков.                
   Правительство стремилось упорядочить и спекулятивную
деятельность фондовых бирж,  скандально процветавшую  в
предкризисный период. В развитие Закона 1933 г., в 1934
г. был принят Закон об обращении ценных бумаг, на осно-
вании  которого  была  создана  Федеральная комиссия по
ценным бумагам и биржам (ФКЦББ).  Закон 1934 г. предус-
матривал предоставление всем участникам торгового рынка
равных условий,  гарантирующих свободный доступ к  важ-
нейшей  информации о деятельности компаний.  ФКЦББ была
наделена правом регистрации всех ценных бумаг, выпуска-
емых  в обращение.  Она также строго следила за предос-
тавлением инвесторам всех интересующих  их  сведений  о
деятельности компаний и пр.                            
   Так как  решения  Совета управляющих ФРС были обяза-
тельными для всех банков, входящих в эту систему (то   
есть большинства банков страны), то ФРС приобрела в это
время реальные возможности определять  всю  банковскую,
кредитно-финансовую деятельность страны'.              
   В середине 1933 г. был принят Закон о восстановлении
промышленности (National Industrial Recovery Act -  НИ-
РА)  -  самый  значительный  в законодательстве "нового
курса". Как указывалось в самом законе, он был принят с
целью обеспечения "всеобщего благосостояния", путем ус-
тановления координации с целью решения проблем массовой
нищеты,  достижения сотрудничества между рабочими и ра-
ботодателями при содействии правительства, устранения и
решения  трудовых  конфликтов,  проблем  разрушительной
конкуренции,  ведущих к снижению прибылей и  сокращению
инвестиций и занятости. Пагубные процессы понижения цен
в условиях  "разрушительной  конкуренции"  должны  были
пресечь  "кодексы  честной  конкуренции",  составляемые
предпринимательскими ассоциациями, при участии профсою-
зов, которые фиксировали строго определенные нормы про-
изводства и сбыта продукции,  устанавливали уровень то-
варных цен,  условия коммерческого кредита и пр.  После
утверждения президентом "кодексы" получали силу закона.
   Как и начальная  финансовая  политика,  промышленная
политика 1933 г.  предоставила явные преимущества круп-
ному корпоративному бизнесу. Прямым свидетельством этой
политики было приостановление на 2 года (на время дейс-
твия НИРА) антитрестовского законодательства к "кодифи-
цированным" предприятиям, более того, их принудительное
картелирование.                                        
   НИРА должен был не только решить проблему стабилиза-
ции  промышленности  с  помощью специально создаваемого
государственного органа  -  Национальной  администрации
восстановления промышленности,  но и снять остроту тру-
довых конфликтов с помощью мер социального маневрирова-
ния,  удовлетворения некоторых требований рабочих, выд-
вигаемых ими в ходе массовой стачечной борьбы. В ст. 7а
НИРА  в общей форме были провозглашены права рабочих на
создание профсоюзов,  коллективный договор, обязанности
предпринимателей "соблюдать макси-                     
 
   ' ФРС  в  роли централизованного федерального банка,
контролирующего значительную часть банков страны, наря-
ду с ФКСВ и ФКСС и ныне составляет основу регулирования
денежно-кредитной, банковской системы США.             
                                                       
мальную продолжительность рабочего времени, минимальный
уровень оплаты и другие условия труда".  Эти положения,
однако, не сопровождались твердыми гарантиями их соблю-
дения со стороны предпринимателей.                     
   Правительством был предложен типовой образец  кодек-
са,  который  мог быть применен в любой отрасли промыш-
ленности. В нем в качестве минимального уровня заработ-
ной платы фиксировалась для промышленных рабочих оплата
от 30 до 40 центов за рабочий час,  а продолжительность
рабочего  времени ограничивалась 35 часами в неделю.  С
принятием кодексов была  усилена  роль  профсоюзов  как
единственно законных представителей рабочих, что в зна-
чительной мере лишало права голоса неорганизованных ра-
бочих.                                                 
   Примечательно также,  что  правительство  отказалось
включить в кодексы положения,  которые могли идти враз-
рез  с принципом равенства прав белых и цветных рабочих
в вопросах занятости.  Но  эти  дискриминационные  меры
исключались в кодексах крупных предприятий, транспорта,
горнодобывающих отраслей. Дискриминация цветных рабочих
на  "некодифицированных"  мелких  предприятиях осталась
нетронутой.                                            
   В кодексах должны были фиксироваться также в качест-
ве первых мер помощи безработным и положения об органи-
зации общественных работ.  С этой целью создавалась Ас-
социация общественных работ (АОР), на организацию кото-
рой было выделено 3,3 млн. долл. Кроме того, проблемами
безработицы  должна  была  заниматься  Администрация по
оказанию чрезвычайной помощи (АОЧП) через прямые выпла-
ты дотаций штатам.  Все эти меры, однако, не решили тя-
желейших проблем безработицы.                          
   Аграрная политика "нового  курса"  нашла  воплощение
прежде всего в Законе о регулировании сельского хозяйс-
тва (Agricultural Adjustment Act - ААА), предусматрива-
ющем  создание специального административного органа по
регулированию сельского хозяйства,  который был призван
сбалансировать спрос и предложение на продукты сельско-
го хозяйства, поднять на них цены. С этой целью вводил-
ся одинаковый процент сокращения посевных площадей всех
фермеров - и крупных и мелких,  с выплатой  компенсации
за необработанные земли,  что больно ударило по мелкому
фермерству. В то же время группа крупного ком-         
мерческого фермерства,  получив большую часть премиаль-
ных платежей,  смогли благодаря этому интенсифицировать
свое  хозяйство и получить немалую прибыль.  Сокращение
посевных площадей для поднятия цен в голодающей Америке
сопровождалось уничтожением уже готовой продукции, мил-
лионов голов скота и пр.                               
   Вместе с ААА был  принят  Закон  о  рефинансировании
фермерских  долгов,  сокративший  проценты по ипотечной
задолженности фермеров и продливший сроки погашения  их
долгов.  Через федеральные земельные банки фермерам был
предоставлен заем более чем в 2  млрд.  долл.,  который
пошел главным образом на погашение их долгов, в чем не-
посредственно были заинтересованы и банки.             
   Вместе с политикой сокращения посевных площадей  еще
в  1936  г.  стала  проводиться политика восстановления
плодородия почв.  В 1936 г. эта политика была законода-
тельно оформлена принятием Закона о сохранении плодоро-
дия почв и о квотах внутреннего рынка. Закон предусмат-
ривал выплату премиальных платежей собственникам земли,
соглашавшимся изымать земли из-под посевов тех культур,
которые ее истощали,  что должно было, с одной стороны,
повысить цены на продукцию сельского хозяйства,  с дру-
гой - поднять плодородие почв.                         
   Завершающим правовым актом аграрной политики "нового
курса" стал Закон 1938 г.,  который усиливал  государс-
твенный  контроль  за  поступлением  на  рынок основных
сельскохозяйственных продуктов,  поддержание цен на ко-
торые  отныне  должно  было достигаться не уничтожением
"излишков", а их хранением с соответствующими государс-
твенными выплатами фермерам в счет еще не проданного   
   урожая.                                             
   Вокруг экономической политики "нового курса" развер-
нулась ожесточенная борьба уже в  1934  г.  Против  нее
выступали  и правые силы,  которые считали "новый курс"
чрезмерно радикальным,  и левые,  считавшие его (в силу
продолжающегося   бедственного  положения  значительных
слоев населения,  безрезультатных попыток правительства
решить  проблему  безработицы и пр.) недостаточно реши-
тельным.                                               
   Не помогли кардинальному решению проблемы безработи-
цы ни принятие еще в 1933 г.  Закона о сокращении до 30
часов рабочей недели на крупных предприятиях (что      
привело к освобождению 6 млн.  рабочих мест), ни созда-
ние  Администрации  по  реализации  общественных  работ
(АРОР),  призванной  проводить в жизнь программу строи-
тельства объектов инфраструктуры,  в  том  числе  воен-
но-стратегического характера, ни израсходованные в про-
цессе осуществления этих программ 13 млрд. долл.       
   Правая оппозиция "новому курсу" особенно сильна была
среди представителей корпоративного капитала,  тяготив-
шихся государственным вмешательством в социальные отно-
шения, особенно в части, касающейся условий труда рабо-
чих и пр.  Крайним проявлением этих оппозиционных наст-
роений  стало требование отказа от всяких реформ.  Под-
держивал оппозицию и Верховный суд США,  который с кон-
сервативно-индивидуалистических позиций невмешательства
государства в сферу частного  предпринимательства  объ-
явил в мае 1935 г.  о неконституционности НИРА, а затем
в 1936 г. - ААА вместе с еще 9 законами.               
   Эти решения Верховного суда касались не только конс-
титуционности конкретных законов,  они поставили на по-
вестку дня более широкую, исторически важную проблему -
о  пределах  вмешательства  государства  в  экономику с
целью ее урегулирования,  в том числе и не в  последнюю
очередь  за счет проведения социальных программ.  Перед
страной и ее президентом,  таким образом, встал со всей
остротой судьбоносный вопрос:  куда идти - дальше, впе-
ред по пути углубления реформ,  или повернуть назад. Ф.
Рузвельт пошел вперед.  В 1936 г. ему предстояли выборы
на второй президентский срок.                          
   Во второй половине 30-х гг. меняется главное направ-
ление деятельности правительства Ф.  Рузвельта, опреде-
ляемое необходимостью проведения кардинальных  социаль-
ных реформ. Так, провозглашенные ранее НИРА профсоюзные
права не удовлетворяли требований рабочих. В результате
непосредственной  социальной  политики Ф.  Рузвельта не
было гарантировано законом право  на  стачку,  не  было
закреплено традиционное требование американских рабочих
"закрытого цеха",  запрещающего предпринимателям  путем
"индивидуальных  соглашений" принимать на работу нечле-
нов профсоюза,  что открывало путь к  штрейкбрехерству,
возможному  срыву забастовки.  Права профсоюзов наруша-
лись и в силу необязательности их участия в определении
условий труда рабочих путем заключения кол-            
лективных договоров и широкой возможности создания про-
тивостоящих  профсоюзам "компанейских союзов",  которые
финансировались предпринимателями и использовались  ими
для подрыва организованной борьбы рабочих.             
   Закон о трудовых отношениях (Закон Вагнера),  приня-
тый в 1935 г., не только впервые в истории США провозг-
ласил официальное признание прав профсоюзов,  но и пре-
дусмотрел законодательные гарантии этих прав.  В ст.  7
Закона  перечислялись права рабочих,  нарушение которых
входило в понятие "нечестная трудовая практика"  предп-
ринимателей, которым запрещалось вмешиваться в создание
рабочих организаций,  в том числе и путем их финансиро-
вания (запрещение "компанейских союзов"), дискриминиро-
вать членов профсоюза при приеме их на работу (санкцио-
нировалась практика "закрытого цеха"),  отказываться от
заключения коллективных  договоров  с  должным  образом
избранными представителями рабочих. Закон закреплял при
этом так называемое "правило большинства", согласно ко-
торому  от  имени  рабочих  в  договорных  отношениях с
предпринимателем могла вступать  лишь  та  организация,
которая  признавалась большинством рабочих,  т.  е.  их
профсоюз.                                              
   Закон закреплял и право рабочих  на  забастовку.  Но
всем  своим содержанием он был направлен на сужение ос-
нований для массовых конфликтов.  С этой целью был соз-
дан  новый  орган - Национальное управление по трудовым
отношениям (НУТО),  на который была  возложена  обязан-
ность рассматривать жалобы рабочих на "нечестную трудо-
вую практику" предпринимателя.  Решения этого  квазису-
дебного органа могли быть отменены только в судебном   
   порядке.                                            
   Другим направлением  деятельности правительства "но-
вого курса" стало создание (впервые в истории  Америки)
разветвленной государственной системы социальной защиты
населения. В 1935 г. был принят первый Закон о социаль-
ном страховании и другие законы помощи бедным.         
   Закон о  социальном страховании предусматривал соци-
альную помощь престарелым,  безработным и некоторым ка-
тегориям нетрудоспособного населения. Он не распростра-
нялся,  однако, на сельскохозяйственных рабочих, домаш-
нюю прислугу, государственных служащих, затрагивая, та-
ким образом,  интересы только половины всех  работающих
по  найму  лиц.  Кроме него,  уровень страховых выплат,
фонд                                                   
которых создавался  за счет налогов на предпринимателей
и самих рабочих,  был крайне низок.  Пенсии по старости
назначались с 65 лет, пособия по безработице выплачива-
лись около 10 недель в году.                           
   В 1935 году было начато проведение широкой программы
помощи фермерам.  Создана Администрация по переселению,
которая в начале 1937 г. была преобразована в Админист-
рацию по охране фермерских хозяйств,  в обязанности ко-
торой входило строительство лагерей для  сельскохозяйс-
твенных рабочих и мигрантов,  оказание помощи беднейшим
фермерам путем их переселения на более плодородные зем-
ли,  создание  сбытовых  кооперативов мелких фермеров и
пр.                                                    
   Свидетельства переориентации политики Ф.  Рузвельта,
его  отхода  от  сотрудничества с крупным корпоративным
капиталом можно найти и в принятии ряда законов,  огра-
ничивающих засилие монополий. Так, например, Закон 1935
г.  о  регулировании  держательских  компаний  в  сфере
предприятий  общественного пользования ставил под жест-
кий государственный контроль все  держательские  фирмы,
обеспечивающие потребности страны в газе и электроэнер-
гии. Был принят также новый налоговый закон, значитель-
но  увеличивший  налоги со сверхприбыльных корпораций и
лиц с наиболее высоким уровнем доходов.                
   Антирузвельтовская кампания протеста, носившая в это
время  особенно яростный характер (Рузвельта обвиняли в
том,  что он посягает на "священные устои частной собс-
твенности",  развязывает  в  стране гражданскую войну и
пр.),  провалились. Он был избран президентом на второй
срок  прежде  всего благодаря провозглашенному им курсу
на "повышение личного благосостояния и расширение  воз-
можностей для масс народа".                            
   Успешное дальнейшее  проведение  в жизнь этого курса
Ф.  Рузвельт видел и в осуществлении его плана судебной
и административной реформы, предусматривающего, в част-
ности,  увеличение возможного числа  членов  Верховного
суда  до 15 человек (если судьи,  достигшие 70 лет,  не
уходили в отставку), создание новых министерств, специ-
ального  Исполнительного  управления президента (ИУП) и
двух новых министерств: Министерства общественных работ
и  Министерства  социальных услуг,  которые должны были
упорядочить деятельность множества  возникающих  в  это
время регулирующих ведомств и агентств.                
Судебная реформа провалилась из-за опасения  конгресса,
что она нарушит систему "сдержек и противовесов",  пре-
доставив президенту слишком большие полномочия, а также
благодаря изменению позиций обновленного в своем соста-
ве Верховного суда,  который признал  конституционность
Закона  Вагнера и Закона о социальном страховании,  а к
концу 30-х гг.  по существу перестал  возражать  против
любых мер экономического регулирования.                
   Административная реформа  была  воплощена  в жизнь в
1939 г.,  когда было создано  ИУП,  в  состав  которого
включались Аппарат Белого дома, Бюджетное бюро и Управ-
ление планирования национальных ресурсов.  Отказав пре-
зиденту  в  создании  двух новых министерств,  конгресс
предоставил ему неограниченное право осуществлять реор-
ганизацию федеральных агентств, результатом чего и было
создание двух новых  структурных  подразделений  прези-
дентской  властиФедерального агентства общественных ра-
бот и Агентства ценных бумаг, которые на постоянной ос-
нове должны были, наряду с другими ведомствами, руково-
дить осуществлением принятых программ.  Тем самым  было
окончательно признано право президента на регулирование
экономических и социальных отношений и  на  создание  с
этой целью постоянно действующего административного ме-
ханизма.                                               
   Совершенствование методов государственного регулиро-
вания  экономики  и  социальных отношений (в частности,
проведение активной политики в области бюджета и креди-
та,  направленной  на  обеспечение  устойчивого  уровня
спроса, производства и занятости) становится со времени
проведения  "нового  курса" главной задачей всех ветвей
власти американского государства.                      
   Решая эту задачу,  американский конгресс в  1946  г.
принял  Закон  о занятости,  который впервые официально
возложил на  президента  ответственность  за  состояние
американской  экономики.  На основании этого закона был
создан Совет экономических консультантов,  который дол-
жен был представлять главе государства ежегодный доклад
с тщательным анализом экономической конъюнктуры. Доклад
становился  основой  экономического послания президента
конгрессу в начале каждой его сессии и последующей  вы-
работки конгрессом рекомендаций как государственным ор-
ганам,  так и частным лицам, "с целью достижения макси-
мального или высокого уровня занятости".               
Впоследствии были приняты и другие законы, дополняющие,
корректирующие   законодательство  "нового  курса",  но
главные направления экономической и социальной политики
американского государства оставались неизменными. Одним
из таких корректирующих законов в сфере социальных  от-
ношений стал,  в частности, Закон Тафта-Хартли 1947 г.,
внесший существенные поправки в Закон Вагнера.         
   Закон Тафта-Хартли 1947 г. Закон Вагнера (принятый в
1935 г.  в кризисной ситуации, преследовавший не в пос-
леднюю очередь политические  цели  Ф.  Рузвельта  перед
очередными  выборами) создал определенный дисбаланс по-
литических сил,  ограничивая свободу действий, "нечест-
ную трудовую практику" только предпринимателей,  что не
могло не вызвать бурного протеста с их стороны.  Борьба
вокруг Закона 1935 г.  началась сразу же после его при-
нятия.  В нее включились возникшая в это время антируз-
вельтовская  организация  "Американская  лига свободы",
такие крупные организации  американского  бизнеса,  как
"Национальная ассоциация промышленников", "Торговая па-
лата" и др. До 1937 г. борьба велась за признание зако-
на  неконституционным,  затем за пересмотр его конгрес-
сом,  в котором за последующие 10 лет было  рассмотрено
200 соответствующих законопроектов. В 1947 г. такой пе-
ресмотр состоялся, был принят Закон Тафта-Хартли, кото-
рый действует до сих пор.                              
   Закон Тафта-Хартли призван был создать механизм пре-
сечения незаконных забастовок,  а также  предотвращения
политизации профсоюзов.  Достижение этих целей правящие
круги видели в проведении политики дальнейшей  интегра-
ции  профсоюзов в регулирующий социальные отношения го-
сударственный механизм,  а также в наделении президента
значительными  правами  для предотвращения конфликтов в
промышленности,  особенно тех, которые угрожали общест-
венной  безопасности.  Закон  пресекал  ряд направлений
"нечестной трудовой практики" профсоюзов:              
   запрещал некоторые виды забастовок, в том числе вто-
ричные  бойкоты  (то есть бойкоты тех предпринимателей,
которые не являлись непосредственными нанимателями бас-
тующих  рабочих),  стачки  солидарности,  пикетирование
предприятий с тем,  чтобы добиться  от  предпринимателя
заключения договора с профсоюзом, который не прошел ус-
тановленной законом процедуры его официального  призна-
ния,                                                   
забастовки государственных служащих,  стачки, создающие
угрозу национальной безопасности, и др. Допустимые фор-
мы забастовок оговаривались  рядом  условий:  введением
двухмесячного  "охладительного  периода",  обязательным
извещением предпринимателя о намерении провести  забас-
товку, голосованием рабочих перед объявлением забастов-
ки и пр.                                               

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

 
   На основе специального  положения  закона  о  защите
прав  рабочих  от  профсоюзов  была значительно усилена
правовая регламентация деятельности профсоюзов, в част-
ности  закон  подробно  регулировал  порядок заключения
коллективных договоров,  рассматривал,  каким  условиям
должен отвечать профсоюз,  добивающийся права участия в
коллективно-договорных отношениях,  требовал от руково-
дителей профсоюзов подписки о непричастности к деятель-
ности Коммунистической партии, подачи ежегодных отчетов
Министерству труда о своих финансовых делах и пр. Проф-
союзам было отказано в праве делать  взносы  в  избира-
тельные фонды лиц, добивающихся избрания на федеральные
должности.                                             
   Запретив договор "закрытого цеха" и  ограничив  воз-
можность  заключения  договора "союзного цеха'",  закон
тем самым существенно ограничил право профсоюзов дикто-
вать предпринимателям условия найма рабочей силы.      
   Вновь созданный орган,  Федеральная служба посредни-
чества и примирения,  должен был разрешать споры  между
предпринимателями и рабочими путем коллективных перего-
воров их представителей.  Но главная роль в деле прове-
дения в жизнь положений закона отводилась Национальному
управлению по трудовым отношениям (НУТО) и судам, кото-
рым  принадлежало право вынесения запретительных прика-
зов в  отношении  незаконных  забастовок,  рассмотрения
гражданских  исков  и уголовных дел,  касающихся ложных
показаний о непринадлежности к Коммунистической партии,
политической деятельности профсоюзов и пр.             
   ' Условия  договора  "союзного цеха" предусматривают
право  предпринимателя  принимать  на  работу  нечленов
профсоюза,  но  требуют  в  течение  короткого  времени
вступления вновь нанятых рабочих в профсоюз. Право зап-
рещать  договор "союзного цеха" было закреплено за шта-
тами.  Это положение было включено в законы "О праве на
труд" многих штатов.                                   
Закон создавал также постоянно  действующий  президент-
ский механизм для пресечения "недозволенной профсоюзной
активности". Президент мог запретить стачку на 80 дней,
если,  с  его точки зрения,  она "угрожала национальным
интересам", мог обратиться в суд для вынесения судебно-
го  приказа о запрещении стачки,  назначить арбитражную
комиссию для рассмотрения трудового конфликта.         
   Антипрофсоюзная ограничительная направленность Зако-
на  Тафта-Хартли  была усилена Законом ЛэндрамаГриффина
1959 г.,  поставившего профсоюзы под еще больший  конт-
роль  государственных  органов,  которые получили право
регулировать проведение выборов в  профсоюзные  органы,
определять  размеры членских взносов,  требовать предс-
тавления в Министерство труда отчетов,  копий  уставов,
постановлений профсоюзов и пр.                         
   Положения Закона  Тафта-Хартли неоднократно подкреп-
лялись впоследствии решениями Верховного суда США. Нап-
ример,  в 1984,  1985 гг. Верховный суд запретил оказы-
вать давление на рабочих с тем,  чтобы они  вступали  в
профсоюз  (однако  разрешил  вести среди них "разъясни-
тельную работу"), поддержал практику запрета "закрытого
цеха",  предоставил компаниям, "испытывающим финансовые
трудности",  право разрывать трудовые отношения с орга-
низованными в профсоюз рабочими и пр.                  
   Закон Тафта-Хартли,  при  всей своей антипрофсоюзной
направленности,  привел к более  жесткому  упорядочению
отношений между трудом и капиталом,  внес видимую лепту
в достижение согласия между ними и тем  самым  способс-
твовал укреплению политической стабильности,  в чем ин-
тересы  американских  предпринимателей  и  американских
профсоюзов никогда не расходились.                     
   Законодательство 60-х гг. в рамках программы "борьбы
с бедностью" Л.  Джонсона. Наиболее активный период со-
циального  реформаторства США падает после "нового кур-
са" Ф.  Рузвельта на 60-е гг., когда президентом-демок-
ратом Л.  Джонсоном была провозглашена программа созда-
ния "великого общества",  выполнение которой было приз-
вано амортизировать проявление социальной напряженности
в стране,  стимулировать развитие экономики путем обес-
печения соответствующего уровня занятости,  потребления
и пр.                                                  
Центральным и  наиболее многообещающим звеном программы
была "борьба с бедностью", вызванной к жизни значитель-
ным  ростом  числа  американских граждан,  живущих ниже
уровня бедности (согласно официальным данным, их насчи-
тывалось в 1964 г. 36,4 млн. человек, или около 20% на-
селения страны),  к числу которых были отнесены  прежде
всего цветные американцы,  престарелые, не имеющая пос-
тоянной работы молодежь, низкоквалифицированные и сель-
скохозяйственные рабочие, многодетные семьи и семьи без
отцов.                                                 
   Программа была принята в период экономического проц-
ветания Америки и социального брожения,  мощного движе-
ния за гражданские права,  студенческих волнений, анти-
военных  выступлений против позорной войны во Вьетнаме.
Ее принятию способствовало демократическое  большинство
в обеих палатах конгресса, поддержка профсоюзов, Нацио-
нального совета крестьян и других общественных  органи-
заций.  Против  выступила  большая часть деловых кругов
США,  так как осуществление программы  "борьбы  с  бед-
ностью" (требующей многомиллионных государственных зат-
рат) предполагало перераспределение средств, полученных
от  наиболее состоятельной части населения,  облагаемой
высокими налогами,  в  пользу  нуждающихся,  облагаемых
низкими налогами.                                      
   Проведение программы  в  жизнь началось с принятия в
1964 г.  Закона об экономических возможностях,  которым
предусматривались  мероприятия по профессиональной под-
готовке и обучению главным образом  молодежи,  особенно
безработной,  в рамках создаваемых "трудовых корпусов",
"молодежных корпусов по месту жительства";  выдачи  ль-
готных займов бедствующим фермерам и сельскохозяйствен-
ным рабочим и пр.                                      
   В 1965 году последовало издание законов о  начальном
и среднем школьном образовании,  а затем о высшем обра-
зовании,  признанных способствовать повышению образова-
тельного уровня малообеспеченной молодежи. В том же го-
ду были введены программа "медикэр",  предусматривающая
оплату  медицинских  счетов получателей пособий по бед-
ности,  за бортом которой оставались,  однако,  те, кто
такого  пособия  не  получал (то есть третья часть всех
бедняков),  и программа "медикейт" - помощи пенсионерам
в оплате их счетов по болезни.                         
В этом же году началось осуществление программы  субси-
дирования части расходов бедняков на продукты питания в
виде продуктовых купонов,  обмениваемых в магазинах  на
небольшое количество дешевых продуктов.  В рамках зако-
нов о жилищном строительстве и городском развитии 1965,
1968 гг. были приняты некоторые меры по оказанию помощи
малообеспеченным семьям в аренде квартир и финансирова-
нии строительства дешевых жилищ.                       
   Была принята  также  серия  законов по регулированию
бизнеса, в частности, с целью сокращения числа гибнущих
людей в автокатастрофах, улучшения охраны труда, укреп-
ления здоровья промышленных рабочих,  значительно повы-
шены федеральные ассигнования штатам для борьбы с прес-
туплениями,  для создания транспортных транзитных  сис-
тем.                                                   
   Осуществление программы  потребовало  создания новых
специализированных агентств. Для содействия местным ор-
ганам в их "войне с бедностью" было создано специальное
Ведомство экономического содействия и пр.              
   Усилия правительства не привели к осуществлению всех
намеченных  программ,  так как они не были обеспечены с
самого начала соответствующими государственными  ассиг-
нованиями  (несмотря  на  повышение  ставок социального
страхования, налога на бизнес и пр.), а в 1966 г. огра-
ничены в связи с увеличением бюджетного дефицита,  выз-
ванного ростом экскалации войны во Вьетнаме,  усилением
инфляции.                                              
   Задача построения "великого общества", свободного от
бедности и безработицы,  таким образом, не была решена.
Последовавший вслед за этим циклический кризис перепро-
изводства 1973-1975 гг. еще больше обострил в США проб-
лему занятости. Только по официальным данным, в 1975 г.
в Америке было 8,3 млн. полностью безработных.         
   Вместе с тем следует отметить,  что социальные прог-
раммы "борьбы с бедностью",  явившиеся прямым продолже-
нием социальных реформ Ф.  Рузвельта, так же как и ныне
действующие многочисленные социальные программы,  опре-
делили постоянное действие общей,  хотя и  неоднородной
тенденции  в изменении общественных отношений,  которая
выражается не только в повышении социальной защищеннос-
ти бедных слоев американского общества,  в политике вы-
равнивания уровней доходов населения, но и в           
возрастании доли  коллективных форм собственности,  ук-
реплении экономической независимости и правовой  охраны
личности.                                              
   Этому способствует  осознание необходимости целенап-
равленной социальной политики помощи бедным,  слабо за-
щищенным слоям населения не только его правящими круга-
ми, но и большинством американского народа. Если в 1935
г.  в  Конгрессе  США  велись ожесточенные споры вокруг
принятия законов о введении в стране системы социально-
го страхования, то впоследствии эти вопросы в конгрессе
уже не поднимались,  а диспуты сводились  к  тому,  как
лучше  обеспечить  платежеспособность системы - за счет
введений новых налогов  или  сокращения  многочисленных
пособий.                                               
   Демократический президент Б.  Клинтон одержал победу
на выборах в 1992 г., обещая Америке использование опы-
та  "нового курса" с целью осуществления "подлинных пе-
ремен":  расширения размеров государственных инвестиций
на социальные нужды,  помощи школам, ликвидации бездом-
ности,  решения проблемы медицинского  страхования  для
всего населения и пр. Реализация всех этих обещаний на-
талкивается,  однако, на жесткие преграды роста бюджет-
ного дефицита страны.                                  
 
    2. Основные изменения в государственном аппарате  
   Разветвленному государственному  аппарату США удава-
лось на протяжении длительного времени и удается до сих
пор приспосабливаться к новым условиям, выдерживать со-
циально-политические кризисы в рамках  буржуазно-парла-
ментских демократических форм и процессов.             
   Конституционная государственная структура, созданная
более 200 лет тому назад в аграрной стране,  демонстри-
рует  уникальную историческую преемственность,  способ-
ность удерживать определенную политическую устойчивость
и в высокоразвитой индустриальной сверхдержаве.        
   Показателем относительной политической стабильности,
не исключающей не только периодов социальной  напряжен-
ности, но и открытых социально-политических конфликтов,
является неизменное нахождение у власти  США  одной  из
двух партий:  демократической или республиканской. Если
до второй мировой войны и в первые десятиле-           
тия после войны политическое лидерство держала  главным
образом  демократическая партия,  то в последние 19 лет
(с 1969 по 1991 г.),  за вычетом четырехлетия президен-
та-демократа  Картера (1977-1981 гг.),  государственный
аппарат возглавляла республиканская партия.  И только в
1992  г.  к  власти,  наконец,  вновь  пришли демократы
(вместе с победой на президентских выборах  Б.  Клинто-
на). При этом ни одна из партий не смогла стать партией
"устойчивого большинства",  о чем свидетельствует неиз-
менный  рост  "независимых"  избирателей и участившееся
"раздельное голосование" (сплит-тикет),  когда  один  и
тот  же  избиратель  поддерживает представителей разных
партий на выборах президента и  в  конгрессе,  а  также
"раздельное  правление",  когда президент принадлежит к
одной партии, а большинство конгресса - к другой.      
   Развитие американского государства в рамках буржуаз-
но-парламентских форм и политического плюрализма проис-
ходило в XX в.  путем эволюционных изменений в деятель-
ности  тех  или иных звеньев государственного аппарата.
Этому способствовали и усилившаяся независимость  госу-
дарства  от  противоборствующих классовых интересов,  в
условиях крайнего усложнения политических  процессов  в
стране,  и наличие мощного "среднего класса", опоры де-
мократических порядков, и гибкого механизма двухпартий-
ной системы,  в который,  благодаря целому ряду истори-
ческих причин, а также принятой обеими партиями полити-
ческой линии "социальной ответственности", интегрирова-
на значительная часть рабочих, фермеров, интеллигенции,
негров и других этнических меньшинств.                 
   Соперничество республиканской и демократической пар-
тий является не непримиримой войной,  за захват власти,
а  соревнованием за лучший правительственный курс и его
исполнение с опорой на поддержку большинства  избирате-
лей. Длительное нахождение республиканцев у власти, при
всех недостатках избирательной системы,  явилось свиде-
тельством такой поддержки.  Приход же к власти демокра-
тов в 1992 г.  не стал потрясением  основ  американской
государственности.                                     
   Эволюционному приспособлению   политической  системы
страны и ее государственного аппарата к меняющимся  по-
литическим  условиям  способствовала  также  изначально
присущая Конституции США открытость, ее несвязанность  
                                                       
жесткими формами, что допускает (при сохранении осново-
полагающего принципа "разделения властей"  и  механизма
"сдержек  и противовесов") саморегуляцию уровней власти
и отдельных ее ветвей, возможность "переливания" власт-
ных полномочий между отдельными частями государственно-
го аппарата.                                           
   Эволюционным политическим процессам США, при всей их
сложности,  способствовала  и  однородная  национальная
культура,  создание которой было определено  изначально
заданной  ассимиляцией  представителей различных наций,
отсутствием религиозного конформизма, а также утвержде-
нием  общенациональной идеологии буржуазного прагматиз-
ма, индивидуализма, патриотизма с основополагающей иде-
ей  равенства  возможностей каждого в достижении вершин
благополучия своими способностями  и  трудом  ("великая
американская мечта").  Не последнюю роль в эволюционных
процессах политического развития играет и мощный эконо-
мический потенциал страны,  дающий "политическому клас-
су" широкие возможности для социального маневрирования,
для проведения социальных реформ.                      
   Действие всех  этих  факторов  не умаляет значения в
истории американской демократии ни организованных  форм
демократического  движения,  ни  борьбы  американцев за
свои права,  приведших и к введению  всеобщего  избира-
тельного  права,  и  к  ликвидации крайних форм расовой
дискриминации и к кардинальным социальным реформам.    
   Поправки к Конституции США.  Реформы  избирательного
права.  Конституционное  законодательство США последних
семи десятилетий мало затронуло структуру конституцион-
ных  органов государственного аппарата и их компетенцию
и касалось главным образом одного  института  -  прези-
дентской власти. Поправки XX (1933 г.), XXII (1951 г.),
XXV (1967 г.) определили, в частности, порядок вступле-
ния  в должность президента,  ввели ограничение времени
пребывания на посту президента двумя сроками, предоста-
вили право замещения должности президента при соответс-
твующих обстоятельствах вице-президенту.               
   Более важное политическое значение имели  реформы  в
избирательном  праве,  проведенные  путем принятия трех
поправок к Конституции:  XIX (1920 г.), XXIV (1964 г.),
XXVI  (1971 г.).  Эти поправки привели к демократизации
крайне                                                 
разнообразных норм избирательного права,  действующих в
штатах, которым отводилась основная роль в правовом ре-
гулировании выборов.                                   
   Поправкой XIX были предоставлены избирательные права
женщинам. Женское избирательное право очень долго огра-
ничивалось в США.  Первый прорыв в этой области произо-
шел в штате Кентукки, когда право участвовать в выборах
советов  школьных округов было предоставлено незамужним
женщинам, владевшим собственностью, а в 1869 г. в штате
Вайоминг  были предоставлены избирательные права женщи-
нам в законодательный орган.                           
   Поправка XXIV  отменила  ограничения   избирательных
прав  на федеральных выборах "в связи с неуплатой како-
голибо избирательного или иного налога".  Избирательный
налог  существовал до принятия поправки в 11 южных шта-
тах и,  хотя он был небольшим, лишал права голоса около
10 млн. бедняков, в основном негров. В некоторых штатах
(Алабама,  Миссисипи и др.) этот налог носил кумулятив-
ный  характер,  при  котором человек,  решивший принять
участие в выборах,  должен был заплатить налог  за  все
предшествущие годы.                                    
   В 1965 году Законом об избирательных правах действие
поправки было распространено на выборы в  штатах,  а  в
1966 г.  Верховный суд признал, что установление налога
на выборах в штатах является нарушением конституционно-
го принципа "равной защиты закона".                    
   Поправка XXVI  снизила возрастной избирательный ценз
на федеральных выборах до 18 лет, аналогичные изменения
имели место во всех штатах.                            
   Принятые поправки  и соответствующие законы не смог-
ли, однако, гарантировать труднодостижимого (или просто
недостижимого) в силу как объективных, так и субъектив-
ных причин всеобщего характера выборов в США.  Так,  на
выборах  в американский конгресс применяется мажоритар-
ная система,  при которой в каждом округе избирается  1
депутат,  причем побеждает кандидат,  набравший относи-
тельное большинство голосов,  больше, чем каждый из его
соперников в отдельности.  Эта система приводит к тому,
что доля мест,  полученных той или иной партией в конг-
рессе,  не  соответствует числу собранных ею голосов по
стране.  Недостатки мажоритарной  системы  усугубляются
так  называемой  электоральной геометрией,  при которой
"нарез-                                                
ка" неравных  по количеству жителей избирательных окру-
гов часто проводилась с нарушением принципа: равное ко-
личество депутатов от равного количества жителей. Начи-
ная с 60-х гг.,  стала осуществляться политика устране-
ния электоральной геометрии. В 1962 г. было принято ре-
шение Верховного суда (по  "делу  Бейкер"),  в  котором
подчеркивалось,  что  избирательные  округа должны быть
"существенно равными". Последующий отход Верховного су-
да  Бергера от этой установки,  допускающий отступление
от требования "один человек - один голос", в 16,4% спо-
собствовал тому,  что в конституциях штатов, принятых в
последнее время,  стали закрепляться  нормы  представи-
тельства с учетом численности населения.               
   Продолжают действовать  в избирательном праве штатов
некоторые цензы (несмотря на отмену  наиболее  одиозных
из них), например ценз оседлости. Для президентских вы-
боров он равен 30 дням,  для других выборов - в зависи-
мости от законов соответствующих штатов.               
   Сами избирательные  кампании в США всех уровней тре-
буют огромных денежных затрат,  что доступно или  очень
богатым людям,  или тем,  кто может рассчитывать на фи-
нансовую помощью американских  корпораций  и  компаний,
которые главным образом и финансируют президентские из-
бирательные кампании и выборы в конгресс.  Причем сумма
денежного обеспечения избирательных кампаний,  несмотря
на усилия правительства ограничить ее, растет из года в
год.  В  последние  20 лет на президентских выборах она
возросла по меньшей мере в 10 раз. Несмотря на запрет в
настоящее  время  оказывать  непосредственно финансовую
поддержку корпораций кандидатам на выборные  должности,
деньги  передаются тому или иному кандидату иными путя-
ми,  через подставных лиц,  через Комитеты политических
действий (КПД). После их появления в 40-х гг. по иници-
ативе профсоюзов, когда по Закону Смита-Конелли 1943 г.
профсоюзам было отказано в праве вкладывать свои средс-
тва в политические кампании,  в 60-х гг.  стали  широко
создаваться КПД бизнеса и промышленности.  Уже в начале
80-х гг.  общее число КПД достигло 8 тыс.,  из них 1700
были созданы корпорациями.                             
   В целях  ограничения баснословных избирательных рас-
ходов в 1971 г.  был издан закон,  ограничивающий общую
сумму пожертвований со стороны физических и юридиче-   
ских лиц  в  фонд  избирательных  кампаний президента и
членов конгресса,  но он вместе  с  тем  санкционировал
создание КПД, за исключением организаций, имеющих конт-
ракты с правительством.  Поправка,  внесенная в Закон в
1974 г.,  требует полного раскрытия источников и спосо-
бов расходования средств,  полученных на  избирательные
кампании.                                              
   Давление, оказываемое  на будущих конгрессменов ком-
паниями - пожертвователями денежных средств,  привело к
введению  государственного финансирования избирательных
кампаний.  Однако возможность  получения  этих  средств
доступна не каждому кандидату.  Если кандидаты в прези-
денты двух крупных политических партий получают автома-
тическое право на субсидии от государства, то независи-
мые кандидаты или кандидаты других партий  -  только  с
условием получения не менее 5% голосов всех участвующих
в предыдущих выборах. Претенденту на выборах в конгресс
нужно также доказать, что его поддержат избиратели. Ар-
гументом поддержки служат пожертвования по крайней мере
5 тыс.  долл. от вкладчиков, дающих каждый не более 250
долл. в любых 20 из 50 штатов.                         
   Выборы в Америке не стали действительно всеобщими  и
из-за массового абсентеизма,  который особенно усилился
в последние десятилетия. И в президентских выборах, и в
выборах в конгресс принимает участие, как правило, нем-
ногим более половины  всего  самодеятельного  населения
США.  Во время президентских выборов 1984 г., например,
60 млн. американцев, имевших право голоса, не зарегист-
рировались  в качестве избирателей.  Из 115 млн.  заре-
гистрированных 23 млн.  не приняли участия  в  выборах.
Таким  образом,  общий  процент участвовавших в выборах
избирателей не достиг даже 53%.  За Р. Рейгана проголо-
совало лишь около 30%  американцев, имевших право голо-
са, за его преемника Дж. Буша - немногим более четверти
всех избирателей.                                      
   Не могут  избежать избирательные кампании США и про-
тивоправной практики организации клеветнических  кампа-
ний против конкурента, незаконного финансирования изби-
рательных кампаний,  политического шпионажа и пр. Прес-
тупное использование электронной аппаратуры для подслу-
шивания в штаб-квартире демократической партии (в отеле
"Уотергейт"), организованное в ходе избиратель-        
ной кампании с ведома президента-республиканца Р.  Ник-
сона,  привело  последнего (после шумного расследования
"уотергейтского дела") к отставке вследствие угрозы им-
пичмента.                                              
   О масштабах  "грязной политики" и безуспешных попыт-
ках пресечь ее свидетельствует,  например, то, что в 17
американских  штатах  законодательно  запрещены "безот-
ветственные или умышленно фальшивые утверждения"  нака-
нуне  выборов,  в 3 - политический шантаж,  в 9 - расп-
ространение "ложных заявлений" и пр.                   
   Законодательство, направленное на искоренение недос-
татков  избирательного  права  США,  по признанию самих
американцев,  оставалось и остается до сих пор одним из
самых  малоэффективных.  Наиболее  ярким примером этого
может служить  продолжавшаяся  более  столетия  расовая
дискриминация негров,  национальных меньшинств на выбо-
рах после того, как им в 1870 г. XV поправкой к Консти-
туции были предоставлены избирательные права. Во второй
половине XX в.  конгресс США вынужден был снова и снова
возвращаться  к  вопросу  о  создании правовых гарантий
осуществления этих прав.                               
   Законодательство 50-60-х гг.  против расовой дискри-
минации. Практика массового отстранения негров от учас-
тия в выборах продолжалась вплоть до 50-х гг. XX в. Она
достигалась  как  правовыми  (цензовыми) ограничениями,
действующими в основном в южных штатах, так и террорис-
тическими мерами - судами Линча,  запугиванием тех чер-
ных граждан, которые решались голосовать.              
   Массовое движение протеста черных американцев против
расовой дискриминации привело к принятию в 1957 г.  За-
кона о гражданских правах,  дополненного в 1960 г., ко-
торым  предусматривались  некоторые  правовые  гарантии
обеспечения избирательных прав негров. С этой целью бы-
ла создана Комиссия по гражданским правам,  в компетен-
цию которой входило расследование случаев лишения граж-
дан США права голоса на основе "цвета кожи, расы, рели-
гии или  национального  происхождения"  (эта  комиссия,
входящая в Исполнительное управление президента,  дейс-
твует до сих пор и состоит из лиц,  назначаемых  прези-
дентом с согласия Сената). Устанавливалась также судеб-
ная ответственность за дискриминационную  избирательную
практику.  Комиссии  вменялось в обязанность "расследо-
вать, изу-                                             
чать, собирать  информацию",  рассматривать   заявления
граждан  в  случае отказа им в избирательных правах.  В
особую задачу Комиссии входило также  изучение  и  сбор
информации  о  нормативных актах,  дискриминирующих или
отказывающих в равной защите закона лицам  по  вышеназ-
ванным основаниям.                                     
   Слабая эффективность судебных гарантий избирательных
прав  негров  способствовала  радикализации  требований
крепнущего негритянского движения протеста конца 50-х -
начала 60-х гг. Если в 50-х гг. одним из главных требо-
ваний оставалась отмена расовой сегрегации (начало фор-
мального запрещения которой было положено решением Вер-
ховного  суда 1954 г.  по "делу Брауна",  признававшего
неконституционной практику сегрегации в школах),  то  в
60-х гг. - требование политического равенства и решения
социальноэкономических проблем.                        
   1963 год принято считать началом "негритянской рево-
люции"  в США,  которая проходила не только в форме де-
монстраций и шествий протеста,  но и в форме  стихийных
бунтов  в  гетто  больших городов.  Под напором мощного
выступления негров в 1964 г.  был принят Закон о  граж-
данских правах,  который формально ликвидировал дискри-
минацию негров во всех сферах экономической  и  полити-
ческой  жизни,  в школах,  общественных местах и пр.  В
частности, закон признавал противоправной дискриминаци-
онную  практику  предпринимателей  при отказе от найма,
увольнении,  ущемлении статуса работника "на  основании
расы,  цвета кожи, вероисповедания, пола и национальной
принадлежности", а также при отказе в "подготовке и пе-
реподготовке по программе ученичества".  Закон требовал
применения одних и тех же норм,  процедур ко всем изби-
рателям  в пределах того или иного административно-тер-
риториального подразделения. Им частично ограничивалось
применение ценза грамотности,  отстраняющего от участия
в выборах в основном негритянское  население.  Министру
юстиции  предоставлялось  право  назначать  федеральных
инспекторов (маршалов) в те места, откуда поступали жа-
лобы о дискриминации на выборах.                       
   Характерной чертой  Закона 1964 г.  было то,  что он
затрагивал и проблему равных прав американцев на  труд.
С этой целью была создана особая Комиссия содействия   
равной занятости, которая, однако, не смогла решить эту
проблему,  так  как действие закона не распространялось
яа рабочих мелких предприятий,  с числом занятых  менее
15 человек.  Если работник обращался в Комиссию содейс-
твия равной занятости или в  суд,  предприниматель  мог
всегда сослаться на его низкую квалификацию.           
   В 1965  году  в  качестве новой радикальной меры был
принят Закон об избирательных правах, согласно которому
применение  специальных проверок (тестов),  отсеивающих
избирателей,  могло быть приостановлено в любом  штате,
если они,  по мнению суда, могли привести к ограничению
избирательных прав граждан на основании  "расовой  при-
надлежности или цвета кожи". Федеральному правительству
было разрешено посылать своих регистраторов в  штаты  и
избирательные  округа,  на  которых возлагалась ответс-
твенность за исправления избирательных списков, состав-
ленных в нарушение закона.                             
   Эти контрольные  акции,  однако,  должны были прово-
диться не повсеместно,  а выборочно, и до 1967 г., нап-
ример,  не  проводились в таких расистских штатах,  как
Джорджия, в ряде графств Миссисипи и Алабамы. Более то-
го, даже в случае явной дискриминации в штатах, где за-
регистрировалось 50%  избирателей, федеральные полномо-
чия не могли быть применены.                           
   Несмотря на свою неполноту,  казуистические препоны,
мешающие действенному искоренению дискриминации,  Закон
1965  г.,  как  и  предшествующее ему законодательство,
имел несомненно положительный эффект. Например, уровень
зарегистрированных молодых избирателей в штате Миссиси-
пи за 10 лет после принятия закона возрос с 5  до  70%.
Он положил начало массовой регистрации негров в качест-
ве избирателей,  послужил росту их политического созна-
ния,  подготовив тем самым условия для дальнейшего раз-
вития антирасистской борьбы.                           
   В 1968 году,  после убийства расистами негритянского
лидера М.  Л. Кинга, с именем которого была связана це-
лая эпоха в освободительном движении американских  чер-
ных, в стране произошло 930 выступлений негров. В нача-
ле 70-х гг. в Закон об избирательных правах 1965 г. был
внесен ряд новых положений,  в частности временное зап-
рещение использовать тесты грамотности и другие дискри-
минацион-                                              
ные испытания  черных американцев стало постоянно дейс-
твующим.                                               
   Расширение избирательных, гражданских прав, став об-
щей  тенденцией  развития  американской демократии в XX
в.,  происходит между тем медленно и противоречиво.  По
сравнению с 1970 г.,  например, в 1987 г. более чем в 4
раза увеличилось число черных  американцев,  занимающих
выборные посты в Америке,  но это лишь 1,3% всех выбор-
ных должностных лиц страны,  хотя негры составляют  11%
среди американцев, обладающих избирательными правами.  
   Конгресс еще в 1988 г.  констатировал, что дискрими-
нация в области избирательных прав в отношении языковых
меньшинств носит распространенный по всей стране харак-
тер,  в силу чего запретил проведение выборов только на
английском языке, если более 5% граждан какого-либо по-
литико-административного подразделения, региона являют-
ся  представителями языковых меньшинств.  Он обязал суд
назначать федеральных инспекторов, если поступила жало-
ба от 20 человек,  или более с целью подготовки списков
лиц,  имеющих право голосовать на федеральных или мест-
ных  выборах.  Предусматривалось  назначение  и  других
должностных лиц по просьбе  Генерального  атторнея  для
проверки хода голосования,  подсчета голосов и пр.  Ему
же предоставлялось право предъявлять иски для  оказания
помощи гражданам "в случае их принуждения с целью упла-
ты избирательного налога".  Уголовное наказание грозило
и тем,  кто запугивал избирателей и угрожал им, предос-
тавлял ложные сведения на выборах и пр.                
   Верховный суд в последние десятилетия рассмотрел  не
один десяток дел,  связанных прямо или косвенно с нару-
шением гражданских прав, постановления по которым носи-
ли противоречивый характер. Если в начале 60-х гг. Вер-
ховный суд Уоррена активно проводил в  жизнь  идею  ра-
венства  при  рассмотрении дел о расовой дискриминации,
то уже в 1976 г.  Верховным судом Бергера была признана
правомерность использования расистских квалификационных
тестов при отказе в работе неграм,  если не были предс-
тавлены  доказательства  "расовых дискриминационных це-
лей" в самой системе найма на работу. В 1989 г. Верхов-
ный суд (по делу компании "Кросон") со ссылкой на необ-
ходимость "уравнения белых в правах с  черными"  факти-
чески  перечеркнул действие законов,  принятых по Прог-
рамме пози-                                            
тивных действий  в  70-х  гг.,  которые предусматривали
предоставление определенных льгот при приеме на  работу
неграм,  испаноязычным  и американцам азиатского проис-
хождения.  К началу 1989 г.  безработица составила 4,6%
среди белых и 11,6% среди черных американцев.          
   В октябре 1990 г.  президент Буш наложил вето на за-
конопроект о гражданских правах,  одобренный перед этим
большинством  голосов в обеих палатах конгресса.  Зако-
нопроект предусматривал значительное усиление федераль-
ной защиты американцев из числа национальных меньшинств
и женщин от дискриминации при найме на работу.  Предус-
матривалась, в частности, денежная компенсация предпри-
нимателей лицам,  пострадавшим от дискриминации.  Зако-
нопроект  прямо  был направлен на отмену шести принятых
ранее постановлений Верховного суда США,  которые  были
расценены как подрыв гражданских прав лиц, подвергшихся
дискриминации из-за цвета кожи,  религиозных убеждений,
пола или национальности. При повторном рассмотрении за-
конопроекта в конгрессе он не получил требуемых 2/3 го-
лосов.                                                 
 
  3.  Развитие конституционного принципа "разделения
властей" и механизма "сдержек и противовесов" 
   Действие механизма  "сдержек  и  противовесов"   при
конституционном  принципе "разделения властей" затраги-
вает прежде всего проблему столкновения интересов зако-
нодательной  и исполнительной ветвей власти,  которая с
той или иной периодичностью обострялась в США,  при не-
изменности основной закономерной тенденции,  - усиления
роли исполнительной власти.  Это  достигалось  за  счет
гибкого перераспределения полномочий, иногда вторжения,
но чаще самоограничения законодателей  в  пользу  адми-
нистрации.  Наиболее ярким проявлением этой тенденции в
XX в. является расширение прерогатив американского пре-
зидента.                                               
   В настоящее  время  американский президент выступает
как глава государства, глава правительства, лидер одной
из двух крупнейших партий,  сменяющих друг друга у руля
управления, главнокомандующий, ведущий дипломат страны,
как главное лицо, ответственное за управление страной в
периоды кризисов,  а также в качестве "арбитра" в регу-
лировании отношений федерации и штатов,  ведущего коор-
динатора экономической и социальной политики  США.  Эти
полномочия президента, особенно усилившиеся в 30-х гг.,
в период "нового курса" и затем в ходе  второй  мировой
войны, были закреплены в послевоенное время рядом зако-
нов,  в частности вышеупомянутым  Законом  о  занятости
1946 г.                                                
   Значительные полномочия  президента в сфере законот-
ворчества выражаются,  например,  в том,  что законода-
тельная повестка дня конгресса определяется в подавляю-
щем числе случаев Белым домом.  Это  достигается  путем
ежегодного  представления президентом конгрессу проекта
федерального бюджета,  в котором четко определяются на-
циональные  приоритеты,  внесения  в  конгресс социаль-
но-экономических программ,  влекущих важные внутриполи-
тические последствия ("новый курс",  "великое общество"
и др.),  а также за счет так называемого указного права
в форме президентских исполнительных приказов и прокла-
маций.                                                 
   Исполнительные приказы,  правомерность которых осно-
вывается на конституционной обязанности президента "за-
ботиться о должном исполнении законов",  на  деле  мало
чем отличаются от самих законов, затрагивая самый широ-
кий круг вопросов. Например, деятельность ФБР регламен-
тируется  и сейчас исполнительными приказами и инструк-
циями Генерального атторнея.  Прокламации, имеющие, как
правило,  декларативный характер,  в ряде случаев также
несут важное политико-правовое содержание.  Так, напри-
мер,  в  прокламацию под названием "новая экономическая
политика" Р. Никсон включил положение о налоге на това-
ры, ввозимые в США, установление которых является конс-
титуционной прерогативой конгресса.                    
   Правотворческая деятельность  исполнительной  власти
расширяется и за счет все более частого применения "де-
легированного законодательства" на основе передачи  ему
тех или иных полномочий самим конгрессом.  Обычно конг-
ресс создает закон лишь в общем виде и в состояние  ра-
бочего документа его приводит регламентарная власть то-
го или иного ведомства.                                
   Осуществляемое на основе. передачи конгрессом прези-
денту  своих законодательных полномочий (которые он,  в
свою очередь, передает административным органам) "деле-
гированное законодательство" формально противоречит и  
доктрине "разделения властей" и правовой максиме "деле-
гат не может делегировать". Это, однако, не воспрепятс-
твовало американским судам очень рано,  еще в 1813  г.,
санкционировать его при том условии,  что сам законода-
тель и суд будут строго следить за тем, чтобы админист-
рация  не  выходила за заданные,  зачастую недостаточно
определенные законодательные рамки. Произвольное расши-
рение этих рамок - обычное явление.  При этом суды, как
правило, не подвергают сомнению решения ведомств.      
   Проблема "делегированного законодательства" особенно
обострилась в период "нового курса", когда впервые было
применено так называемое "законодательное  вето"  конг-
ресса в попытках ограничить неконтролируемую нормотвор-
ческую деятельность  администрации.  Оно  первоначально
сводилось к тому,  что предлагаемый президентом или ре-
гулирующим ведомством проект нормативного акта  вступал
в  силу  по  принципу "молчание - знак согласия",  если
конгресс совпадающими резолюциями  палат  или  решением
одной  из них не отвергал его.  Резолюция хотя бы одной
из палат считалась окончательной,  не подлежащей прези-
дентскому  вето.  Впоследствии  по предложению того или
иного комитета конгресса нормативный акт мог быть прос-
то  аннулирован путем прямого наложения конгрессом "за-
конодательного вето".                                  
   Особенно часто "законодательное вето" стало  исполь-
зоваться в 70-х гг.  в условиях общей дискредитации ис-
полнительной,  президентской власти после "уотергейта".
Если  с 1932 по 1983 г.  вето законодателей использова-
лось 400 раз, то только в 1974-1975 гг. оно применялось
87 раз.                                                
   Негативная реакция  на эту практику особенно крупных
ведомств не заставила себя долго ждать.  Ведомства  ут-
верждали,  что делегированные им в соответствии с зако-
ном полномочия не могут у них быть  отняты  иначе,  как
другим законом.  Протесты ведомств были услышаны при Р.
Рейгане, в 1983 г., когда Верховный суд по делу "Чадха"
постановил, что законодательное вето на нормативные ак-
ты является неконституционным и что  впредь  оно  может
быть применено лишь в форме закона,  утвержденного пре-
зидентом.  Решение Верховного суда привело к нуллифика-
ции  в  200 законах,  принятых за период 1932-1983 гг.,
положений, в которых предусматривалось "законодательное
вето".  Это,  однако,  не  означало потери конгрессом и
особенно су-                                           
дом права контроля за нормотворческой деятельностью ад-
министрации, которая не может игнорировать даже их нео-
фициальное мнение.                                     

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

 
   Исходя из безусловной правомерности самой делегации,
являющейся примером возможного перераспределения власт-
ных полномочий различных ветвей власти в  рамках  леги-
тимности,  конгресс еще в 1946 г. принял Закон об адми-
нистративной процедуре (дополненный Законом  о  свободе
информации  в  1967  г.  и Законом о неприкосновенности
частной жизни 1974 г.),  направленный на  упорядочение,
устранение  разнобоя в нормотворческой деятельности ад-
министрации.  Он содержит перечень эталонных  процедур,
которым  регулирующие  ведомства  должны  следовать при
принятии или изменении нормативных актов: информировать
население  о принятых ими документах,  о правилах своей
деятельности, о всех решениях по судебному рассмотрению
соответствующих дел, публиковать в "Федеральном регист-
ре" любые предполагаемые изменения существующих  норма-
тивов и пр.                                            
   Значительно были расширены в XX в. и конституционные
военные полномочия президента  как  главнокомандующего.
Несмотря на право конгресса объявлять войну,  президент
часто по собственному усмотрению использует вооруженные
силы. Если до второй мировой войны считались допустимы-
ми необъявленные конгрессом так называемые  "президент-
ские войны" только в том случае, если имело место напа-
дение на собственно территорию США, то в настоящее вре-
мя президент без объявления конгрессом может начать во-
енные действия, если нападение было совершено на одного
из многочисленных союзников США по военным блокам.     
   Без прямо  выраженного согласия конгресса в 1950 г.,
например, была начата война в Корее, в 1965 г. - во Вь-
етнаме,  впоследствии произошла эскалация военных дейс-
твий на территории Лаоса,  Камбоджи и пр. До последнего
времени США более 200 раз использовали свои вооруженные
силы за рубежом,  и только в 5 случаях  войну  объявлял
конгресс.                                              
   Без всякого  согласия конгресса осуществляются и та-
кие формы военного вмешательства,  как посылки  военных
советников, предоставление тем или иным воюющим группи-
ровкам оружия, обучение их в специальных лагерях и     
пр. Примером может служить необъявленная война США про-
тив Никарагуа с  помощью  финансирования  "контрас"  за
счет средств,  полученных от тайной продажи оружия Ира-
ну, ставшая причиной во второй половине 80-х гг. нового
политического скандала - "ирангейта".                  
   Чрезмерно возросшие  военные  полномочия  президента
заставили конгресс принять в 1973 г. совместную резолю-
цию палат, предписывающую предварительное или немедлен-
ное получение санкций на  использование  исполнительной
властью военной силы в случае кризисной ситуации. Резо-
люция обязывает президента в течение 48 часов письменно
доложить  конгрессу о введении американских войск в ра-
йонах,  где начались или предполагается начало  военных
действий.  В  60-дневный срок после посылки президентом
войск "на вражескую территорию конгресс  должен  прямым
объявлением войны или другой санкции дать разрешение на
продолжение боевых действий или потребовать их  прекра-
щения".  Если конгресс не дает такой санкции, президент
обязан отозвать войска,  при этом  исключаются  случаи,
когда  конгресс не в состоянии был собраться из-за воо-
руженного нападения. С целью защиты войск США президент
вправе  продлить  срок  их  пребывания в воюющей стране
сверх 60 еще на 30 дней.                               
   Конгресс, таким образом, при всей жесткости формули-
ровок  его  резолюции давал президенту достаточный срок
для военного маневра.  Да и контроль  в  данном  случае
вряд  ли  можно считать эффективным,  ибо сам президент
определяет наличие той или иной кризисной ситуации, что
редко может быть оспорено законодателем.               
   Процедура уведомления  президентом конгресса и после
принятия резолюции продолжала  нарушаться.  Р.  Рейган,
например, официально не докладывал конгрессу ни о нача-
ле карательной бомбежки Ливана,  ни о начале  временной
оккупации Гренады,  не без основания полагаясь на общее
мнение о невыполнимости резолюции,  так как  президент-
ские действия в "кризисной ситуации" в любом случае бу-
дут поддержаны народом.                                
   Значительно были расширены в XX в.  права президента
и  во  внешнеполитической  сфере.  Путем  использования
"соглашений  исполнительной  власти"  президент   может
обойти  конституционное  требование  согласия сената на
заключение международных соглашений и их денонсацию.   
Ф. Рузвельт  часто  действовал  не  только через голову
конгресса,  но и через голову государственного секрета-
ря, не ставя их в известность о важнейших внешнеполити-
ческих акциях, например о содержании Ялтинских соглаше-
ний  1945 г.  Без согласия сената путем "соглашений ис-
полнительной власти" в 1969-1970 гг. были заключены до-
говоры с Южным Вьетнамом, Таиландом и пр. Верховный суд
отказывается признавать неконституционной данную  прак-
тику с удобной для него ссылкой на то, что это - вопрос
политический.                                          
   Особенно значимой сферой столкновения интересов аме-
риканского администратора и законодателя, их противоре-
чий и в конечном счете достижения разумного  компромис-
са, сотрудничества является финансовая сфера, бюджет.  
   Уступая президенту  в сфере законодательства,  конг-
ресс крепко держит в своих руках  самое  мощное  орудие
контроля  над исполнительной властью - бюджет и его ис-
полнение.  В соответствии с Законом о бюджете  1921  г.
президент готовит проект бюджета.  При этом в соответс-
твии с принципом разделения властей президент не вправе
повлиять  на бюджетные расходы законодательной и судеб-
ной ветвей власти, которые устанавливаются без его оце-
нок  и  предложений.  Конгресс же имеет право дополнить
или пересмотреть бюджетные статьи.  Лишен  президент  и
права контролировать утвержденные конгрессом расходы по
программам,  касающимся социального страхования, выплат
безработным и пр.                                      
   Еще в XIX в.  в США сложилось обыкновение "удержания
средств",  то есть право президента по собственному ус-
мотрению  перераспределять некоторые бюджетные ассигно-
вания или тормозить деятельность ряда фондов, отказыва-
ясь тратить деньги на утвержденные ранее цели. Особенно
преуспел в этом  Р.  Никсон,  который,  вопреки  мнению
конгресса,  прямо закрывал отдельные каналы расходов по
бюджету.                                               
   Попытка усилить свои полномочия в сфере  распределе-
ния средств была предпринята конгрессом в 1973 г., ког-
да была создана объединенная комиссия  палат  конгресса
по изучению мер бюджетного контроля с целью его ужесто-
чения.  В 1974 г. был принят Закон о контроле конгресса
над бюджетными расходами, на основании которого в обеих
его                                                    
палатах были созданы новые бюджетные комиссии, а в 1975
г. было образовано Бюджетное управление конгресса (БУК)
с  широкими  полномочиями  требовать  у  исполнительной
власти любую дополнительную информацию  о  расходовании
средств.  Усилена была роль и ранее созданного Главного
контрольно-финансового управления.                     
   Закон 1982 г.,  признав право президента на "удержа-
ние  средств",  требует  от  него обязательного доклада
конгрессу при отсрочке использования ассигнований и его
согласия  при  прекращении  расходования средств по уже
утвержденным фондам.                                   
   Спор по поводу использования бюджетных  ассигнований
после 1982 г. перерос в новую проблему ограничения рос-
та бюджетного дефицита,  ставшего с 30-х гг.  хроничес-
ким. Бюджетный дефицит рос за счет все новых займов Ми-
нистерства финансов для покрытия  национального  долга,
который  поднимался выше определенного законом потолка.
Это заставляло конгресс принимать новые законы, опроки-
дывающие предельную планку расходов.                   
   В 1985  году перед угрозой прекращения платежей пра-
вительством по своим счетам было достигнуто  соглашение
о новой предельной сумме долга,  но одновременно с этим
был принят Закон о сбалансированном бюджете,  закрепив-
ший  четкий график принятия бюджета на очередной финан-
совый год,  в котором должны  указываться  общая  сумма
расходов, бюджетных ассигнований, предполагаемых выплат
по долговым  обязательствам  (особо  по  первоочередным
выплатам по гарантированным займам), а также общая сум-
ма бюджетных поступлений с возможным их увеличением или
уменьшением,  допускаемые  пределы бюджетного дефицита,
государственного долга и пр. Но главное Закон закреплял
порядок  автоматического  действия механизма сокращения
расходов,  если конгресс и президент не смогли  догово-
риться об установлении пределов бюджетного дефицита.  В
случае превышения (по данным Административно-бюджетного
управления)  пределов  расходов  более  чем на 10 млрд.
долл.,  президент должен издать распоряжение об их уре-
зании. Сокращению подлежат главным образом ассигнования
на оборонные программы.  Они не могут затрагивать прог-
раммы социальные - "мэдикейт", помощи семьям с несовер-
шеннолетними детьми, кормящим матерям, ветеранам, выда-
чи продовольственных талонов и пр.                     
Закон 1985 г. - пример компромиссного эффективного сот-
рудничества властей в установлении гибкого контроля над
бюджетом, развязывающего руки и президенту, и конгрессу
в случае возникновения чрезвычайных ситуаций, кризисов,
социальных потрясений. Временные границы действия Зако-
на  1985 г.  определялись 1991 г.,  но он действовал до
последнего времени.  Благодаря длительному  устойчивому
росту  экономики США и жестким мерам контроля в 1997 г.
бюджетная система США была почти полностью  сбалансиро-
вана.  Бюджетный дефицит сократился в 13 раз и составил
менее 23 млрд. долл., или 0,3% ВВП.                    
   Процесс "переливания" властных полномочий,  приводя-
щий  к  усилению  или ослаблению роли Верховного суда в
зависимости от конкретной политической конъюнктуры,  от
персонального состава пожизненно назначаемых судей, ка-
сается и сферы взаимоотношений судебной с другими влас-
тями.  После  демарша  против  законодательства "нового
курса" в 1937 г.  Верховный суд сам поднял вопрос о су-
дебном самоограничении в отношении дел, имеющих полити-
ческий характер. Это ограничение, однако, действует су-
губо выборочно,  не закрывает двери суда,  когда прези-
денту или конгрессу его вмешательство становится крайне
необходимым.  Например, такая сугубо политическая проб-
лема, как проблема политических и гражданских прав, бы-
ла в центре внимания суда Уоррена в конце 50-х - начале
60-х гг.,  отстаивающего идею равенства при  толковании
поправки XIV к американской Конституции о равной защите
закона всех американцев.                               
   В то же время подорвавший  авторитет  исполнительной
власти  "уотергейт"  способствовал  вынесению Верховным
судом решения, серьезно ограничивающего привилегию пре-
зидентской  власти  на сокрытие определенной информации
военного или дипломатического толка,  на  утаивание  им
документов, необходимых для выяснения истины.          
   Кажущиеся порой непримиримыми разногласия (часто ис-
кусственно раздуваемые в прессе и на телевидении), осо-
бенно усиливающиеся в периоды так называемого "раздель-
ного  правления",  не  подрывают  взаимодействия   всех
звеньев  государственного  аппарата в решении важнейших
экономических,  политических, социальных задач, стоящих
перед  страной.  Пройдя длинный путь с момента принятия
Конституции 1787 г., политические институты США сумели 
без революционных потрясений,  эволюционным путем прис-
пособиться к меняющейся политической обстановке,  в ре-
зультате чего конституционный принцип "разделения влас-
ти" ныне следует толковать не столько в свете  противо-
поставления  полномочий ветвей власти,  сколько в свете
усиления их взаимозависимости и взаимодействия.        
 
 4. Эволюция американского федерализма 
   Борьба тенденций централизации и  децентрализации  в
условиях жесткого конституционного разграничения компе-
тенции союза и субъектов американской федерации -  шта-
тов - не ослабевала в истории США. Эта борьба на протя-
жении более чем двухвековой истории развития американс-
кого федерализма велась главным образом вокруг проблемы
взаимоотношений,  разграничения компетенции между феде-
ральными органами и органами отдельных штатов. Те изме-
нения, которые происходили в этой сфере, находили отра-
жение главным образом в решениях Верховного суда,  фик-
сировавшего их с учетом потребностей  времени,  полити-
ческой целесообразности,  расстановки социально-полити-
ческих сил в стране.                                   
   Итогом гражданской войны 60-х гг. XIX в. стала докт-
рина "вечного союза",  признания США в качестве единого
государства, созданного по воле всего американского на-
рода,  исключающего право какого-либо штата на сецессию
и на отказ признавать действия федерального конгресса в
качестве неконституционных.                            
   После гражданской войны на первый план вышла пробле-
ма создания  единого  экономического  пространства  (до
1877 г. штаты, несмотря на запрет, имели даже собствен-
ные деньги). Спор между федерацией и ее субъектами стал
фокусироваться  на  интерпретации  одного  из положений
Конституций (ст. 1, разд. 8) о праве федерального конг-
ресса  регулировать  торговлю  между штатами.  Возникла
доктрина "двухстороннего федерализма", которая исходила
из  того,  что  сферы деятельности национального прави-
тельства и штатов должны быть разграничены, но торговля
между  штатами  должна  регулироваться в соответствии с
конституцией федеральным  конгрессом  и  только  внутри
штатов - штатами. Широкое толкование этой доктрины дало
возможность центру регулировать почти все вопросы, свя-
занные с                                               
коммерческой деятельностью,  так или иначе выходящие за
рамки штата.                                           
   Тенденция централизации "по вертикали",  перетекания
полномочий от штатов к центру наиболее ярко  проявилась
в период "нового курса" Рузвельта,  в условиях концент-
рации средств для выхода из кризиса,  осуществления фе-
деральных  экономических и социальных программ,  значи-
тельного усиления власти президента, роста числа много-
численных федеральных регулирующих ведомств.           
   Она сохранялась  и  после 30-х гг.,  когда Верховный
суд не столько выяснял отношения  федерации  и  штатов,
сколько обосновывал политическую линию их сотрудничест-
ва во имя решения общих социально-экономических  задач.
Это  позволило  федеральным властям регулировать многие
направления экономической деятельности в стране.  В ре-
зультате к 40-м гг.  не только сельское хозяйство, но и
промышленность оказались в ведении федеральных властей,
что  и  было  поддержано в решении Верховного суда 1942
г., утвердившего общее правило, что конгресс может при-
нять  закон,  конституционность  которого не может быть
подвергнута сомнению,  если он  касается  регулирования
почти  любого типа экономической деятельности,  в любом
районе страны.                                         
   Усиление контроля со стороны федерации  над  штатами
происходило  и  за счет роста их финансовой зависимости
от центра.  Если до XX в.  федеральные субсидии штатам,
местным  органам  были небольшими и малочисленными,  то
затем их масштабы стали резко увеличиваться.  С 1960 г.
федеральная помощь штатам удваивалась каждые пять лет. 
   В 1980 году она достигла 28%  расходов в штатах. Ко-
лоссальные средства шли на осуществление 400  федераль-
ных программ,  среди которых наиболее крупными являлись
социальные программы помощи семьям с низким уровнем до-
ходов,  безработным,  многодетным  матерям  и  семьям с
детьми-инвалидами,  в строительстве дешевого жилья, по-
мощи  здравоохранению и пр.  Затем на первый план стали
выходить общефедеральные программы  борьбы  с  преступ-
ностью,  охраны окружающей среды и пр. То обстоятельст-
во, что с 60-х гг. уже половина всех федеральных субси-
дий стала тратиться на вышеуказанные цели, было связано
не только с кардинальным изменением  приоритетов  феде-
ральной  политики,  но и с формированием нового порядка
выда-                                                  
чи субсидий.  Если до 60-х гг. они выдавались по запро-
сам штатов и при их участии,  то затем федеральное пра-
вительство стало в меньшей степени основываться на тре-
бованиях штатов и в большей на  том,  что  оно  считало
сферой общенациональных интересов.  Преследуя эти инте-
ресы, федеральное правительство могло даже через голову
штатов направлять субсидии в распоряжение отдельных го-
родов или районов.  Возросший объем федеральной помощи,
а  также изменение порядка ее поступления приобрели для
штатов 70-х гг.  такое значение, что возникли опасения,
что  Вашингтон  "прибирает к рукам" местное управление.
Этому способствовали и утвердившиеся доктрины так назы-
ваемых  "подразумеваемых" или "имманентно присущих" фе-
деральному конгрессу законодательных прав,  дающие  ему
право вторгаться в законодательные полномочия штатов.  
   Политика чрезмерной  централизации  не  могла не на-
толкнуться на препятствия со стороны  штатов.  Получила
распространение практика резолюций местных легислатур о
"вторжении федерации в сферу правовой компетенции  шта-
тов". Под влиянием роста антивоенных настроений (против
войны во Вьетнаме) стали приниматься законы, расходящи-
еся  с  официальной  политической линией Вашингтона.  В
штате Массачусетс,  например,  в 1970 г. был принят за-
кон, который освобождал граждан штата от ответственнос-
ти за уклонение от участия в войне  на  том  основании,
что решение о ее начале не было принято конгрессом. Под
лозунгами "суверенитета штатов" выступали и реакционные
региональные  силы,  противники  федеральных социальных
программ.                                              
   Непомерное бремя дотаций заставляло  и  национальное
правительство искать пути его облегчения. Менялись фор-
мы дотаций. Они шли в виде освобождения штатов от нало-
гов,  объединенных  грантов,  сумма которых зависела от
размеров денежного участия в осуществлении  федеральных
программ самого штата или местных властей и пр.  Но при
этом федеральное правительство не  переставало  вводить
все  новые  формальные ограничения для использования на
местах дотационных средств.                            
   Попытки Р. Никсона в 1979 г. передать штатам в соот-
ветствии с политикой "нового федерализма" больше полно-
мочий в вопросах создания,  управления и финансирования
программ  не  дали  ожидаемых результатов.  Решительное
наступление на чрезмерную централизацию повела в       
80-х гг.  республиканская  администрация  во главе с Р.
Рейганом,  действующая под лозунгами "поисков жизнеспо-
собного партнерства",  "возвращение штатам функций, ко-
торые они могут осуществлять лучше".                   
   Новый план Р. Рейгана по совершенствованию межправи-
тельственных отношений был инкорпорирован в общую стра-
тегическую линию оздоровления экономики (Economic Reco-
very Plan) и предусматривал следующие цели: а) уменьше-
ние влияния федеральных органов на местные дела на  ос-
нове усиления доверия к местным властям,  б) замену це-
левых федеральных субсидий "блоковыми",  выделяемыми на
ряд  программ нескольким штатам,  в) поэтапную передачу
штатам ответственности за финансирование  многих  прог-
рамм  вместе  с  передачей  им  определенных финансовых
средств, налоговых поступлений с соответствующим сокра-
щением статей федерального бюджета, направленных на фи-
нансирование социальных программ.                      
   В осуществлении  политики  "нового  федерализма"  Р.
Рейган аннулировал ряд программ,  таких,  как Корпус по
трудоустройству молодежи и созданию государственных ра-
бочих  мест,  Комиссию по региональному развитию и др.,
оставив однако гранты на городское развитие,  на строи-
тельство муниципальных многоквартирных домов и пр.  Фе-
деральные суды способствовали в это время развитию уни-
фицированных  стандартов и требований,  предъявляемых к
штатам, желающим получить государственные субсидии.    
   Политика "нового федерализма" не  изменила,  однако,
кардинально  отношений  центра и штатов.  И в настоящее
время федеральное правительство является основным дейс-
твующим лицом в осуществлении социальных программ.  Бо-
лее того, оно в силу изменившихся условий приобрело ряд
направлений  деятельности,  ранее  ему не свойственных,
например борьба с преступностью (которая все больше но-
сит  не только межрегиональный,  но и международный ха-
рактер), развитие общеобразовательной системы образова-
ния    чем свидетельствует,  в частности,  создание в
1979 г. Федерального министерства образования) и пр. Но
эта политика способствовала достижению большего взаимо-
понимания,  большего участия местных органов в  решении
общенациональных социальных задач,  в осуществлении со-
циальных программ.                                     
   Американский федерализм,  пройдя через все трудности
и катаклизмы в поисках эффективного взаимодействия,    
путей легитимного снятия естественно возникающего  нап-
ряжения  между  властными  органами всех уровней,  ныне
предстает в форме "кооперативного федерализма", исходя-
щего  из прагматических принципов "полезности и выгоды"
для страны,  исключающего  непримиримое  "перетягивание
каната" в борьбе за власть.                            
 
   5. Рост бюрократического аппарата 
   XX в.  в США характеризуется колоссальным ростом бю-
рократического аппарата, огромной сети органов исполни-
тельной  власти:  департаментов,  независимых ведомств,
правительственных корпораций,  комитетов, комиссий, ко-
торые непосредственно входят в систему административных
учреждений, возглавляемых президентом и правительством,
то  есть  исполнительных органов,  наделенных властными
полномочиями, имеющих право выносить решения касающиеся
прав и обязанностей частных лиц, или не входят в нее.  
   Административным, регулирующим ведомствам, в отличие
от других государственных учреждений,  не  только  дано
право принимать нормативные акты (предписания), разъяс-
няющие,  дополняющие или интерпретирующие соответствую-
щие  законы,  но  и следить за их соблюдением.  В свете
этого легко представить колоссальное число таких актов,
стандартов,  нормативов, действующих в стране. Так, Ко-
миссия по ценным бумагам и биржам имеет широкие  полно-
мочия  по изданию предписаний,  касающихся деятельности
фондовых бирж,  Министерство труда  определяет  минимум
заработной платы для рабочих и служащих правительствен-
ных учреждений, Междуштатная торговая комиссия устанав-
ливает ряд тарифов и пр.                               
   Аппарат высших  органов исполнительной власти форми-
руется президентом совместно  с  конгрессом.  Президент
проводит реорганизацию федеральных учреждений и ведомс-
тв и осуществляет общее руководство их деятельностью.  
   Право периодической реорганизации федерального аппа-
рата  исполнительной  власти  на  основе так называемых
"реорганизационных  планов"  представляется  президенту
специальными законами конгресса. Первый такой Закон Оу-
вермэна был принят конгрессом в 1918 г.  и  предоставил
В. Вильсону право реорганизовать административный ап-  
парат для выполнения военных задач.  В дальнейшем реор-
ганизационные планы осуществлялись и  Гувером,  и  Руз-
вельтом,  и Трумэном,  и другими президентами в связи с
изменением задач, стоящих перед страной. Состав, струк-
тура органов исполнительной власти, связанных между со-
бой сложнейшими отношениями зависимости  и  полузависи-
мости, таким образом, непостоянны.                     
   Открывают список федеральных административных учреж-
дений Министерства (департаменты в США). Из этого спис-
ка  исключаются  как  не  административные Министерство
иностранных дел (Госдепартамент),  осуществляющее внеш-
неполитические функции,  и военные департаменты: армии,
военно-морского флота и военно-воздушных сил. Непостоя-
нен и Кабинет министров при президенте, он определяется
законом или обычаем.  Так,  созданный еще в 1862 г. Де-
партамент  внутренних  дел  вошел  в  Кабинет министров
только в 1889 г.                                       
   По данным 1993 г.,  общее число занятых в американс-
ких  федеральных  органах  власти (всех трех ее ветвей)
составляет 3 115 046 человек, из них наибольшее число -
в  органах  исполнительной власти - 3 048 143 человека.
Вместе с тем несколько миллионов человек не числятся  в
федеральных ведомствах, но они работают на них, получая
заработную плату по грантам и контрактам.              
   Кардинальные перемены во внутренней политике,  изме-
нения национальных приоритетов или проблем, возникающих
перед страной,  приводят,  как правило, к возникновению
новых министерств и ведомств.  Так,  вслед за созданием
Междуштатной комиссии по торговле,  в 1903 г. было соз-
дано  Министерство торговли.  Новая социальная политика
В.  Вильсона привела к созданию в 1913 г.  Министерства
труда.  При  Трумэне в соответствии с реорганизационным
планом 1953 г.  было создано Министерство здоровья, об-
разования и благосостояния,  реформированное в 1979 г.,
в результате чего появилось  два  министерства:  Минис-
терство здравоохранения и социальных служб и Министерс-
тво образования. Министерство жилищного строительства и
городского развития,  созданное в 1965 г.,  а также Ми-
нистерство транспорта,  созданное в 1966 г., возникли в
связи  с  программой "борьбы с бедностью" Л.  Джонсона,
составной частью которой было строительство дешевых жи-
лищ и пр.  Энергетический кризис 70-х гг. привел к соз-
данию в 1977 г.                                        
специального Министерства  энергетики,  несмотря на то,
что в это время уже существовала  Федеральная  комиссия
по энергетике.  Одним из последних министерских образо-
ваний стало Министерство по делам ветеранов,  созданное
в 1988 г.                                              
   Специфическим образованием  административной системы
США, связанным, с одной стороны, с закономерным в любом
работающем федеральном аппарате напряжением,  возникаю-
щим между органами федерации и ее субъектов, а также со
столкновением  интересов законодательной и исполнитель-
ной власти,  стала система  многочисленных  независимых
ведомств (агентств), которые, обладая правами админист-
ративных учреждений, наделенных нормотворческими и ква-
зисудебными полномочиями,  организационно обособлены от
министерств и пользуются в той или иной мере  самостоя-
тельностью даже по отношению к президенту.             
   Независимое ведомство  возглавляется,  как  правило,
коллегиальным органом,  главу которого назначает прези-
дент,  но  срок полномочий руководства независимого ве-
домства превышает срок  полномочий  самого  президента;
оно также периодически, не полностью обновляется, чтобы
сохранять определенную преемственность и независимость.
   Будучи формально подчиненным конгрессу,  независимое
ведомство  не исключается и из-под контроля президента,
главным образом через Административно-бюджетное  управ-
ление Исполнительного управления президента, когда речь
идет об их бюджетно-финансовых запросах.               
   Большое число таких ведомств возникло в период  "но-
вого  курса",  когда  они  создавались без достаточного
согласования и четкой системы на основе потока  законо-
дательных актов,  определяющих их состав,  компетенцию,
сферы деятельности и пр.                               
   В соответствии с родом своей деятельности  независи-
мые  ведомства    настоящему времени их создано около
100) делятся на политические,  экономические и социаль-
ные. К первым относятся такие важные политические обра-
зования, как Комиссия по гражданским правам и Федераль-
ная  комиссия  по выборам,  ко вторым - Федеральная ре-
зервная система,  Комиссия по ценным бумагам и биржевым
операциям,  Федеральная корпорация страхования вкладов,
Экспортно-импортный банк и др., к третьим - Националь- 
ный совет по трудовым отношениям, Комиссия по обеспече-
нию равных возможностей для трудоустройства и пр.      
   Сходными с независимыми агентствами по своему право-
вому статусу административными  образованиями  являются
правительственные корпорации, действующие в хозяйствен-
ном обороте как частные корпорации,  но находящиеся под
непосредственным контролем правительства, так как собс-
твенность  этих  корпораций  является  государственной.
Правительственные  корпорации связаны с выполнением тех
или иных правительственных задач, как, например, Корпо-
рация по гарантированию пенсионного обеспечения.       
   Важнейшим звеном   системы   органов  исполнительной
власти является  Исполнительное  управление  президента
(ИУП). Не предусмотренное конституцией, ИУП создавалось
исполнительным приказом Ф.  Рузвельта сначала с неболь-
шим  количеством  сотрудников  в  качестве информацион-
но-координирующего органа президентской власти, в целях
усиления  взаимодействия между отдельными звеньями раз-
бухшего в 30-х гг. административного аппарата. Оно сос-
тояло  тогда  из аппарата Белого дома,  Бюджетного бюро
(входившего ранее в структуру  Министерства  финансов),
Совета по планированию национальных ресурсов и двух уп-
равлений - по кадровой политике и по  правительственным
отчетам. В случае возникновения чрезвычайной обстановки
предусматривалось создание Управления  по  чрезвычайным
ситуациям (УЧС).                                       
   Неизменной составной частью ИУП с момента его созда-
ния остается аппарат Белого дома,  насчитывающий в нас-
тоящее  время около 90 человек,  находящихся на штатных
должностях,  среди которых главные посты занимают Глав-
ный  советник,  пресс-секретарь и секретарь по связям с
общественностью.  Этот аппарат отвечает за связь прези-
дента с конгрессом,  главами министерств и ведомств, со
средствами массовой информации и пр.                   
   Направленное воздействие на средства массовой инфор-
мации с целью "надлежащего освещения внешней и внутрен-
ней политики США" является одной из задач аппарата  Бе-
лого дома.  В начале 1985 г.  в рамках ИУП была создана
специальная информационная служба новостей Белого дома,
состоящая только из правительственных чиновников, кото-
рая является часто единственным источником информации  
о политике Вашингтона. Белый дом осуществляет общее ру-
ководство и гигантской машиной внешнеполитической  про-
паганды,  основным звеном которой является информацион-
ное агентство США (ЮСИН).                              
   Вместе с расширением президентских полномочий в свя-
зи  с усложнением задач,  стоящих перед администрацией,
увеличивалась роль и значение ИУП в деле не только  ко-
ординации деятельности административного аппарата, но и
выработки национальной политики,  в принятии  важнейших
политических решений,  что,  в свою очередь,  привело к
его структурной перестройке,  к росту численности аппа-
рата и размеров ассигнований на его содержание.        
   Важные изменения в структуре и функциях ИУП произош-
ли в годы второй мировой войны.  Наряду  с  увеличением
численности аппарата Белого дома,  Совета по планирова-
нию  национальных  ресурсов  и  Бюджетного  управления,
вместо  двух старых управлений:  по кадровой политике и
правительственным отчетам,  были созданы на  постоянной
основе Управление по чрезвычайным ситуациям (УЧС) и Уп-
равление экономических стабилизации (УЭС).  На эти  два
управления, призванных не только вырабатывать, но и ре-
ализовывать президентские, внутриполитические и внешне-
политические  программы,  и  переместился  в  это время
центр тяжести с бюджетно-административных подразделений
ИУП.                                                   
   В рамках  УЧС особое место стал занимать отдел воен-
ной помощи союзникам США,  преобразованный в 1941 г.  в
Управление по ленд-лизу,  а в 1943 г. - в Управление по
внешней экономике,  во главе с  помощником  президента,
выполнявшим  роль  главного  координатора различных ве-
домств по оказанию военной  помощи  союзникам  США,  по
восстановительным работам и пр. В УЭС, сыгравшем решаю-
щую роль в деле организации военного производства, сте-
калась  вся информация о выпускаемой военной продукции,
о запасах сырьевых ресурсов,  о потерях вооруженных сил
США и всех воюющих стран, о закупках вооружения. Особое
стратегическое значение сотрудничества США со  странами
Латинской  Америки  привело  к  созданию в рамках УЧС в
1941 г.  специального отдела межамериканских дел, заня-
того  выработкой  военно-экономической и идеологической
политики, проводимой в этом регионе.                   
   После войны ИУП стал не только  играть  определяющую
роль в принятии важнейших политических решений,        
но и выполнять роль  своеобразного  высшего  арбитра  в
сфере исполнительной власти.                           
   Перемещение центра  тяжести  в принятии политических
решений и программ из министерств в ИУП не было гладким
и не могло быть таковым при действии механизма "сдержек
и противовесов",  обеспечивающих  определенный  баланс,
равновесие политических сил. Как и в случае с безуспеш-
ной попыткой Ф.  Рузвельта реформировать Верховный суд,
ему  не  удалось в годы войны по примеру Великобритании
создать некий президентский "военный кабинет",  в кото-
рый  должны были войти военные министры,  представители
Комитета начальников штатов и др.                      
   Безуспешной в это время оказалась из-за  сопротивле-
ния военных и ФБР и попытка Ф. Рузвельта централизовать
в рамках ИУП всю разведывательную деятельность.  Но со-
ответствующая  подготовительная работа в этом направле-
нии была проведена. Так как Комитет начальников штабов,
которому  было  передано в годы войны руководство всеми
операциями органов политической и военной разведки,  не
справлялся со своими задачами,  в рамках Бюджетного уп-
равления было создано Управление координации информации
(УКИ),  а в составе УЧС сформировано управление военной
информации.                                            
   Только в условиях начавшейся "холодной войны" в 1947
г. был принят Закон о национальной безопасности, на ос-
новании которого было создано  мощное  подразделение  в
рамках  ИУП  -  Национальный совет безопасности (НСБ) с
подчиненным ему органом - Центральным  разведывательным
управлением (ЦРУ),  возглавляемым директором, назначае-
мым президентом "по совету и согласию Сената" из  числа
действующих  офицеров  вооруженных  сил или гражданских
лиц.                                                   
   ЦРУ, как указывается в Законе, не подлежало "военно-
му  или  какому-либо  иному  надзору,  контролю или ка-
ким-либо иным ограничениям" со стороны военных департа-
ментов.  В  его обязанность входило "давать советы" НСБ
по вопросам,  касающимся разведывательной деятельности,
"составлять рекомендации" президенту по вопросам "коор-
динации разведывательной деятельности  департаментов  и
ведомств правительства" и пр.                          
   При этом прямо постановлялось,  что на директора ЦРУ
возлагается ответственность за "защиту  источников  ин-
формации и методов ее получения от неправомерного (не- 
уполномоченного) рассекречивания (оглашения)",  что де-
лало его фактически бесконтрольным.                    
   Наряду с созданием Национального совета безопасности
другим важным дополнением ИУП после второй мировой вой-
ны стало создание в 1946 г. вышеупомянутого Совета эко-
номических консультантов и в 1963 г.  Управления предс-
тавителей США на торговых переговорах,  ознаменовавшего
значительное расширение полномочий президента и в сфере
внешнеэкономической деятельности.                      
   Определенный крен  в аппарате ИУП,  связанный с воз-
никновением НСБ и  закреплением  за  ним  только  сферы
внешней политики,  прямое запрещение ЦРУ: "наблюдать за
исполнением законов внутренней безопасности", ограждаю-
щее компетенцию ФБР, был устранен созданием в 1970 г. в
рамках ИУП Совета по вопросам внутренней политики, сос-
тоящего  из известных аналитиков,  призванных вырабаты-
вать "советы президенту" по внутриполитическим  пробле-
мам.                                                   
   Многие рекомендации этого Совета, так же как и реко-
мендации Совета экономических  консультантов,  воплоща-
лись  в ежегодных посланиях президента конгрессу "О по-
ложении в стране". Это подразделение ИЧП особенно часто
перестраивалось.  В  результате новой реорганизации ИУП
при Д. Картере в 1971 г. был создан Штаб внутренней по-
литики. Р. Рейган преобразовал его в 1981 г. в Управле-
ние по разработке политики (УРП).                      
   Но при все возрастающем значении этих  подразделений
ИУП решающая роль в определении внутренней политики ос-
тавалась за его  Административно-бюджетным  управлением
(АБУ),  заменившим некогда существовавшее Бюджетное бю-
ро.  В функции АБУ, являющегося "глазами и ушами прези-
дента",  входит  сбор и анализ данных для составления и
контроля за исполнением  ежегодного  бюджета,  изучение
деятельности органов исполнительной власти,  разработка
планов их реорганизации,  ревизия бюджетных предложений
правительственных ведомств и пр.  Любое предложение ве-
домств по изменению действующих  государственных  прог-
рамм в области экономики, социальной политики, военного
строительства,  охраны окружающей среды и  пр.,  прежде
чем попасть в конгресс,  требует одобрения АБУ, который
играет роль законодательного  фильтра  президента.  При
принятии важнейших политических                        
решений президент опирается прежде всего на свой личный
штаб советников - специалистов кабинета и АБУ.  Призна-
нием особой важности АБУ стало ныне назначение его  ди-
ректора президентом с согласия Сената.                 
   Чрезмерное разрастание   бюрократического  аппарата,
превратившегося в самодовлеющую силу, вызывает все уси-
ливающееся недовольство и критику американцев,  к кото-
рой не может не прислушиваться политическое руководство
страны.  Бюрократов осуждают за волокиту,  дублирование
функций, расточительство, конфликтность. В 1978 г. была
проведена  реорганизация государственной службы с целью
ее большего приспособления и восприимчивости  к  прави-
тельственному политическому курсу путем совершенствова-
ния системы  вознаграждения  чиновников,  повышения  их
квалификации, укрепления дисциплины. На основании Зако-
на 1978 г. при некоторых министерствах и ведомствах бы-
ли  учреждены должности генеральных инспекторов,  расс-
матривающих жалобы на злоупотребления чиновников и пр. 
   Все громче  стали  раздаваться  в  правительственных
кругах  и  требования  дерегуляции  общественной жизни.
Кандидаты в президенты в качестве козыря стали  исполь-
зовать  в  предвыборных  кампаниях обещания покончить с
колоссальными расходами на  госаппарат,  сократить  как
его численность, так и количество издаваемых им предпи-
саний. Особенно активно эти требования стали выдвигать-
ся  во второй половине 70-80-х гг.  Д.  Форд (1974-1977
гг.) сформировал в Белом доме группу высокопоставленных
специалистов  для составления обзора регулирующих Пред-
писаний ряда федеральных ведомств, по итогам работы ко-
торой был принят ряд законов о дерегуляции в воздушном,
железнодорожном и автодорожном сообщении.              
   Непрекращающийся рост расходов на содержание регули-
рующих  ведомств заставил Д.  Картера выступить с прог-
раммой "планирования дальнейших  процессов  регулирова-
ния",  ослабления  требований при регулировании банков,
малого бизнеса и пр.  Ему удалось принять в 1977 г. За-
кон о дерегуляции грузовых автоперевозок и освободить в
1980 г.  предприятия малого бизнеса от обязанности  ре-
гистрации своих ценных бумаг. Но смелое обещание сокра-
тить 1900 федеральных ведомств до 200 не было  осущест-
влено в четырехлетний срок его правления.              
       Особенно активен был в требоваеиях дерегуляции  
   Р. Рейган,  который не переставал  выступать  против
"неоправданного  вмешательства" государства в сферу ры-
ночных и социальных отношений.  Не случайно  он  назвал
свой приход к власти в 1980 г.  "концом эры Рузвельта в
экономике".  Проводя неоконсервативную политику  "упро-
щенного регулирования",  Р. Рейган сократил число регу-
лирующих ведомств (не затронув при этом самые крупные),
расширил  права  Административно-бюджетного  управления
ИУП,  требуя его обязательного анализа на предмет выяв-
ления  "стоимости и выгод" всех ведомственных норматив-
ных предписаний. С целью освобождения от излишнего бре-
мени  регулирующих нормативов банков и малого бизнеса в
1987 г.  были приняты Законы "О равных условиях  конку-
ренции  в банковской сфере" и "О реформе оздоровления и
укрепления финансовых институтов".  Стимулируя развитие
рыночных отношений, Р. Рейган провел беспрецедентную по
своим масштабам налоговую реформу,  сократив  наивысшую
ставку  налогов  на физических лиц с 70%  в 1981 г.  до
28-33%  в 1988 г. При этом 4,5 млн. семей с самыми низ-
кими доходами вообще были освобождены от налогов.      
   Реформа привела к спаду инфляции,  росту доходов ма-
лоимущих слоев населения.  Но вместе с тем были урезаны
20 социальных программ,  способствующих, по утверждению
Р.  Рейгана, "паразитизму и иждивенчеству граждан", что
незамедлительно  сказалось на обострении проблем жилья,
страхования по безработице на федеральном уровне, госу-
дарственного медицинского страхования (при существующей
многочисленной армии американцев,  вообще не  застрахо-
ванных на случай болезни). Последующие политические пе-
ремены после продолжавшегося более десяти  лет  периода
дерегуляции были прямо связаны с усилившимся в США дви-
жением в поддержку  социальных  программ,  требованиями
более  активной  роли  государства  в сфере экономики в
связи со снижением конкурентоспособности страны в миро-
вой торговле,  необходимостью охраны окружающей среды и
пр. Поиски баланса, меры регуляции и дерегуляции эконо-
мики  и социальных отношений,  с которыми прямо связана
проблема общей численности  бюрократического  аппарата,
его удешевления, остаются актуальной задачей страны.   

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

                                                       
 6. Деятельность правоохранительных органов 
   Государство США в XX в.  в  целом  характеризовалось
поступательным  развитием либеральных порядков,  выдер-
жавших проверку временем даже в 30-е гг.,  когда страна
оказалась на грани национальной катастрофы и на повест-
ку дня со всей остротой был поставлен вопрос о введении
чрезвычайных  мер для преодоления жесточайшего экономи-
ческого кризиса. "Новый курс" как либерально-демократи-
ческая  государственная  мобилизационная  модель и стал
своеобразной альтернативой другой антикризисной мобили-
зационной модели - фашизму, с его антинародным, тотали-
тарным режимом.                                        
   Однако и в США государственное развитие в парламент-
ско-демократических  формах  и  условиях  политического
плюрализма не было гладким.  Спады и подъемы  организо-
ванного демократического движения,  усиления или ослаб-
ления сил реакции в связи с меняющейся внутриполитичес-
кой  и  внешнеполитической  обстановкой непосредственно
отражались на способах, методах осуществления государс-
твенной власти,  и прежде всего на деятельности чрезвы-
чайно пестрой американской  системы  правоохранительных
органов  и  тесно связанных с ними органов внутренней и
внешней разведки.                                      
   По данным американской прессы, в США действует около
40 тыс. полицейских органов со своими собственными пра-
вами и институтами.  Разнообразие их структуры и компе-
тенции в отдельных штатах и городах обусловлено главным
образом федеративным устройством страны.               
   Наиболее важным  звеном  системы  правоохранительных
органов  наряду с судебной системой является атторнейс-
кая служба, состоящая из федеральных, штатных и местных
учреждений исполнительной власти, наделенных правомочи-
ями от имени  государства  возбуждать  уголовные  дела,
расследовать нарушения законов,  поддерживать обвинение
в суде, привлекать правонарушителей к уголовной ответс-
твенности. Их отличие от европейских прокурорских орга-
нов состоит в том, что они не имеют надзорных за закон-
ностью  функций,  играют  особую  полити^ ческую роль в
американском обществе,  не знают строгой  иерархической
соподчиненности, - местные атторнейские                
органы не подчинены органам штатов, штатные - федераль-
ным.                                                   
   Назначает главу  федеральной  атторнейской  службы -
Генерального атторнея непосредственно президент с  сог-
ласия Сената, который при отборе кандидата на эту высо-
кую должность руководствуется прежде всего соображения-
ми  партийной политики.  Генеральный атторней выступает
не только в качестве главы  целой  системы  федеральных
органов, осуществляющих следственные, разведывательные,
сыскные, прокурорские и другие функции, но и в качестве
правительственного юрисконсульта,  политического совет-
ника президента.  В его ведении находятся тюрьмы,  дела
иммигрантов, борьба с наркотиками и пр.                
   Вместе с  тем  на  федеральном  уровне  атторнейская
служба является строго централизованным аппаратом, гла-
ва  которого  - Генеральный атторней - руководит Минис-
терством юстиции США и своими представителями  в  феде-
ральных судебных округах - атторнеями и маршалами. Мар-
шалы призваны исполнять все приказы и распоряжения  фе-
деральных судов. Они руководят и специальными полицейс-
кими формированиями, которые используются для обеспече-
ния порядка при чрезвычайных обстоятельствах.          
   Общая тенденция  развития  государственного аппарата
США определила процессы централизации полицейских орга-
нов,  все  большего сосредоточения власти в руках Гене-
рального атторнея и подчиняющегося ему Министерства юс-
тиции,  дальнейшего  усложнения структуры этих органов,
отражающей основные направления их деятельности.  Более
половины  многочисленных сотрудников Министерства юсти-
ции (всего полицейские силы насчитывают около 0,5  млн.
человек)  связаны  со следствием и оперативно-розыскной
работой, сосредоточенной в таких его крупнейших подраз-
делениях,  как  Федеральное бюро расследования,  Служба
иммиграции и натурализации (СИН),  перешедшая к  Минис-
терству юстиции в 1940 г.,  Администрация по применению
закона о наркотиках (АПЗН), созданная в 1973 г. в связи
с превращением наркомании в национальное бедствие США. 
   В 1954  году для борьбы с "коммунистической угрозой"
и "шпионажем" был создан Отдел внутренней  безопасности
Министерства юстиции, который в 1973 г. был объединен с
Отделом по уголовным делам Министерства юстиции. След- 
ственно-полицейская деятельность   этих   подразделений
тесно  переплеталась с официально признанной негласной,
внутренней разведкой,  сбором  информации,  не  имеющей
прямого  отношения к конкретному уголовному преследова-
нию.                                                   
   Формально ФБР,  отделения которого созданы  по  всей
стране, призвано вести следствие по преступлениям, пре-
дусмотренным федеральным законодательством.  В поле его
деятельности, однако, оказывается значительно более ши-
рокий круг дел,  особенно тех, которые приобретают шум-
ный политический резонанс. ФБР является органом тайного
сыска.  В 1949 г.  руководящее положение ФБР как центра
политического  сыска было закреплено путем предоставле-
ния его главе функций межведомственной координации всей
деятельности  по  обеспечению  внутренней безопасности,
включая операции разведывательных служб армии,  авиации
и военно-морского флота.                               
   Разведывательно-сыскная деятельность  ФБР  и  других
подразделений министерства юстиции тесно связана с дея-
тельностью  специальных  разведывательных  органов США,
входящих в разведывательное  сообщество  США.  Основное
звено  этого  сообщества - Центральное разведывательное
управление (ЦРУ)'.  Закон 1947 г.  формально не наделял
ЦРУ полицейскими полномочиями,  специально подчеркивая,
что оно не будет выполнять функций,  связанных с  внут-
ренней  безопасностью.  Но обязанность защищать "нацио-
нальную безопасность" создавала широкие возможности об-
хода  этих ограничений.  Очень емкая характеристика ЦРУ
была дана в 1954 г.  в официальном докладе  специальной
исследовательской  группы  под  председательством конг-
рессмена Дулитла, в котором это управление было названо
"тайной,  психологической,  политической  и полувоенной
организацией",  для которой "требования норм человечес-
кого  поведения  и американских традиций "честной игры"
должны быть неприемлемы".                              
   ' В разведывательное сообщество кроме ЦРУ входят Уп-
равление национальной космической разведки, специализи-
рующееся на разведке с помощью средств связи, электрон-
ного шпионажа и др.;                                   
   Агентство национальной  безопасности  АНБ  - "тайная
империя" Пентагона, включающая созданное в 1961 г. Раз-
ведывательное  управление министерства обороны США (РУ-
МО) и соответствующие отделы в армии,  ВВС, ВМС; Управ-
ление разведки и исследований госдепартамента США и др.
Известный американский правовед Л. Фридмен в своей кни-
ге "Введение в американское право", изданной в НьюЙорке
в 1984 г.,  указывает на ряд периодов в истории  Амери-
канского  государства  XX в.,  "которые вряд ли вызовут
чувство гордости" американцев. Он соотносит эти периоды
лишь  с  бездеятельностью Верховного суда,  призванного
стоять на страже законности.  По его утверждению, это -
время первой мировой войны и 20-е гг.  "когда сотни по-
собников" и "красных" отправлялись в тюрьмы,  50-е гг.,
"времена маккартизма" и всего протяжения "холодной вой-
ны".                                                   
   Но эти времена свидетельствуют не только  о  простой
бездеятельности Верховного суда США,  но и о изменениях
в государственной политике, в деятельности всей системы
правоохранительных органов страны.                     
   Наступление сил  реакции  на демократические права и
свободы американских граждан в первые десятилетия XX в.
стало  прямым следствием обострения социально-классовых
противоречий после 1917  г.,  Октябрьской  революции  в
России, когда борьба американских рабочих за свои права
сопровождалась размахом антимонополистического, антиво-
енного пацифистского движения против участия США в пер-
вой мировой войне,  а затем за расследование роли воен-
ных промышленников в вовлечении США в эту войну.       
   Против рабочего  и демократического движения был пу-
щен в ход широкий арсенал карательных средств. На унич-
тожение "красной заразы", всякого проявления радикализ-
ма была направлена деятельность Бюро расследования  Ми-
нистерства  юстиции,  созданного  в  1916 г.  (будущего
ФБР),  превратившегося уже в это время в  мощный  кара-
тельный аппарат. В рамках Министерства юстиции был соз-
дан также отдел общей разведки, которому предстояло иг-
рать роль мозгового центра Бюро расследования.  К охоте
за "красными" подключилась армия,  где в  1917  г.  был
создан  "корпус  разведывательной  полиции".  В 1919 г.
американский Сенат  принимает  резолюцию  о  пресечении
"большевистской  пропаганды",  в соответствии с которой
создается сенатская следственная комиссия, одна из пер-
вых в ряду комиссий и комитетов "по расследованию анти-
американской деятельности".                            
   С 1917 году был принят ряд чрезвычайных законов  во-
енного  времени,  в том числе Законы 1917 и 1918 гг.  о
шпионаже, которые стали широко применяться к политичес-
  ким противникам режима,к участникам антивоенного рабочего
движения и пр. Их зачислили в разряд "иностранных аген-
тов", "подрывных элементов", "саботажников, подрывающих
оборону  США".  На  основании Закона о призыве к мятежу
1919 г. карались любые антиправительственные высказыва-
ния.  Коммунистическая  партия  Америки  была объявлена
"подрывной  организацией",  защищающей   большевистское
правительство Советской России.                        
   После прекращения  действия  в 20-х гг.  федеральных
законов военного времени легислатуры многих штатов при-
няли законы "о преступном синдикализме",  "о преступной
анархии",  согласно которым "антиправительственным аги-
таторам", к которым причислялись члены КПА и других ле-
вых организаций,  угрожало наказание в  виде  тюремного
заключения на срок до 10 лет.                          
   Гонениями за  инакомыслие,  расширением репрессивной
деятельности полицейского аппарата было отмечено и пер-
вое  послевоенное  (40-50-х  гг.) десятилетие в США,  а
также все время так называемой "холодной войны".       
   Главным направлением послевоенной  "правоохранитель-
ной"  политики  стало  преследование  коммунистического
движения США,  когда репрессивный аппарат  не  проводил
особых  различий среди участников демократической оппо-
зиции,  относя к "подрывным",  "экстремистским", "крас-
ным" и членов Компартии США,  и участников антивоенного
движения и движения за гражданские права - черных  аме-
риканцев. В период "второй красной паники", как его оп-
ределяют американские политологи, для борьбы с демокра-
тическими силами стал широко использоваться Закон Смита
1940 г. (Акт о регистрации иностранцев), согласно кото-
рому объявлялась преступной "пропаганда насильственного
свержения правительства",  вводилось понятие "организа-
ции,  находящейся  под контролем иностранного государс-
тва".                                                  
   Вопреки констатации в 1945 г.  Верховным  судом  США
факта  об  отсутствии  угрозы  со стороны Компартии США
"свергнуть правительство силой  или  насилием",  всякое
распространение  леворадикальных  идей  стало приравни-
ваться к "подстрекательству к мятежу".                 
   В этот период создается постоянно действующая комис-
сия  палаты  представителей  американского конгресса по
расследованию антиамериканской деятельности, принима-  
ется серия  президентских исполнительных приказов и ан-
тидемократических законов. Исполнительный приказ ь 9635
1947 г.,  например, запрещал под предлогом "несовмести-
мости" нахождение на  федеральной  службе  коммунистов.
Дополняющий  его приказ ь 10450 1953 г.  с традиционной
ссылкой "на интересы национальной безопасности"  ставил
в  зависимость принятие или оставление на государствен-
ной службе того или иного лица от результатов предвари-
тельного расследования ФБР.                            
   Центральное место среди антидемократических правовых
актов этого времени принадлежало  Закону  о  внутренней
безопасности 1950 г., получившему название по имени его
авторов - Закона Маккарэна-Вуда. Закон исходил из апри-
орной  посылки,  что  коммунистические  организации США
создают явную и реальную угрозу общественному  строю  и
"существованию свободных американских учреждений",  бу-
дучи подрывными, преступными организациями "коммунисти-
ческой  диктатуры  иностранного государства".  Вместе с
тем закон предусматривал  наказание  в  виде  тюремного
заключения  на  срок  до  10  лет,  или штраф в 10 тыс.
долл.,  или то и другое вместе за любые действия, кото-
рые  были  расценены следственными органами как содейс-
твующие установлению в США "тоталитарной диктатуры".   
   По степени опасности "подрывные" организации класси-
фицировались в законе для последующей регистрации в Ми-
нистерстве юстиции и решения вопроса об  их  судьбе  на
"организации  коммунистического  действия"  (это прежде
всего Компартия США),  и "организации коммунистического
фронта",  к числу которых могла быть отнесена любая де-
мократическая организация,  политические требования ко-
торой  так или иначе совпадали с требованиями Коммунис-
тической партии США.  Решение вопроса об отнесении  об-
щественной  организации  к  той или иной категории было
вверено создаваемому в соответствии с законом  Управле-
нию по контролю над подрывной деятельностью. Признанные
"коммунистическими" организации, не прошедшие в опреде-
ленный  срок  регистрации  и не представившие требуемых
законом сведений (о численном составе,  должностных ли-
цах, денежных поступлениях и расходах и пр.), подлежали
штрафу в 10 тыс.  долл., а их должностные лица за те же
действия - уголовному наказанию до 5 лет тюремно-      
го заключения,  или штрафу до 10 тыс. долл., или тому и
другому вместе.                                        
   Закон предусматривал также широкий перечень  ограни-
чений для членов коммунистических организаций: работать
в государственном аппарате,  на  военных  предприятиях,
выезжать за границу и пр. Каждая зарегистрированная ор-
ганизация лишалась права  пользоваться  услугами  почты
для пересылки своих программ и пр.                     
   Вторая часть   Закона  Маккарэна-Вуда  предоставляла
президенту право провозглашать "чрезвычайное  положение
внутренней безопасности" в случае вторжения на террито-
рию или во владение США неприятеля,  а также "восстания
внутри США", что давало возможность Генеральному аттор-
нею содержать под стражей любое лицо на основании прос-
тых подозрений, что это лицо может принять "участие или
сговориться с другими лицами принять  участие  в  актах
шпионажа и саботажа".  Таким образом, узаконивалось ан-
тиконституционное право превентивного ареста и  помеще-
ния в концлагеря неугодных режиму лиц без суда и следс-
твия.                                                  
   Принятый вслед за Законом Маккарэна-Вуда в  1954  г.
Закон  Хэмфри-Батлера  о  контроле над коммунистической
деятельностью прямо объявил Коммунистическую партию США
"орудием заговора, замышляющего свержение правительства
США", и объявил ее вне закона.                         
   Законом Маккарэна-Вуда создавалась юридическая  база
для  антидемократической политики ущемления прав амери-
канских граждан,  получившей название "маккартизма", по
имени сенатора Д.  Маккарти, инициатора расследований в
конгрессе по выявлению "шпионов и коммунистов" в  госу-
дарственном  аппарате США.  Никогда прежде тесная связь
американского конгресса с ФБР не принимала таких  масш-
табов,  как в 1953 г.,  когда Д. Маккарти как председа-
тель сенаторского комитета по правительственным  опера-
циям и его постоянного подкомитета по расследованию был
наделен широкими полномочиями для проверки деятельности
любого административного органа.                       
   К следственным операциям конгресса, приводящим к тя-
желым последствиям - увольнению с работы,  политической
изоляции и другим, был подключен и подкомитет юридичес-
кой комиссии США.                                      
   Под напором демократической общественности Верховный
суд шаг за шагом начал с 1963 г. признавать явную      
неконституционность ряда положений закона  МаккарэнаВу-
да.  В 1963 г. (и в 1967 г. повторно) суд округа Колум-
бия по делу Компартии США признал требования ее регист-
рации противоречащими V поправке американской Конститу-
ции.  В 1967 г. было объявлено неконституционным запре-
щение   предоставлять  коммунистам  работу  на  военных
предприятиях и пр.                                     
   В 70-х гг. США отходили от "маккартизма", как от тя-
желой болезни.  Незаконной, преступной называлась анти-
демократическая репрессивная деятельность ФБР и ЦРУ  не
только на страницах газет,  но и в следственных комите-
тах,  созданных в 1975 г. в американском конгрессе. Еще
в  1974  г.  в связи с рядом скандальных разоблачений в
печати,  резким ослаблением позиций республиканской ад-
министрации после "уотергейта" был издан исполнительный
приказ об упразднении списка "подрывных организаций".  
   В заключительном докладе "Избранного комитета сената
по разведке", например, говорилось об отсутствии "необ-
ходимой законодательной базы для обеспечения того, что-
бы  разведывательные  ведомства выполняли свои задачи в
соответствии с конституционным процессом",  а  также  о
необходимости  "механизма и практики надзора конгресса"
за этими организациями,  в частности "за расходами раз-
ведывательных ведомств".                               
   Расследования в конгрессе в 1975, 1976 гг. предопре-
делили реформы аппарата политической полиции и разведки
в  направлении усиления контроля над ним и придания его
деятельности более гибких и тонких форм.  В 1976,  1977
гг. в обеих палатах конгресса США были созданы постоян-
ные комитеты по  делам  разведывательных  учреждений  с
указанием  необходимости усиления надзора законодателей
за разведывательной деятельностью,  которая должна осу-
ществляться в соответствии с "конституцией и законами".
   Установленный впоследствии   контроль  над  деятель-
ностью ЦРУ был вверен Генеральному инспектору, назнача-
емому из собственных сотрудников этого ведомства,  хотя
другие ведомства находились под  контролем  независимых
генеральных  инспекторов.  Только очередной скандал,  в
котором были замешаны сотрудники ЦРУ, связанный с неза-
конной продажей оружия никарагуанским "контрас", заста-
вил американский конгресс лишить этой  привилегии  ЦРУ.
Принятая,несмотря на упорное сопротивление ЦРУ,в 1989г.
поправка к законопроекту об ассигнованиях на нужды раз-
ведки (по оценкам специалистов,  она составляла  в  это
время примерно 25 млрд.  долл.) предусмотрела должность
еще одного независимого генерального инспектора,  кото-
рому вменялось в обязанность дважды в год докладывать о
своей контрольной деятельности, а также о "существенных
проблемах,  нарушениях  и  недостатках"  в программах и
операциях ЦРУ комитетам конгресса по разведке. Формаль-
но  широкие  контрольные  права генерального инспектора
ЦРУ, получившего доступ ко всем его архивам, докладам и
документам,  ограничивались, однако, правом общего над-
зора за его деятельностью со стороны директора ЦРУ, ко-
торый  может запретить проведение в своем ведомстве ка-
ких-либо расследований под предлогом  "защиты  жизненно
важных национальных интересов США".                    
                                                       
Глава 9. Великобритания 
   Эволюция государственного  регулирования  экономики.
Эволюция мировой модели капитализма в последней четвер-
ти XIX в. оказала большое влияние на положение Великоб-
ритании  в  мире и развитие ее политической системы.  В
этот период Великобритания,  которая раньше была  "мас-
терской мира", потеряла мировое первенство в промышлен-
ном производстве.  В конце XIX - начале XX  в.  основой
английского  капитализма стала не промышленная и торго-
вая, а колониальная монополия.                         
   Трудности, связанные с утратой промышленной  монопо-
лии  и  упадком  традиционных  отраслей промышленности,
особенно обострились в результате мирового  экономичес-
кого кризиса 20-х - начала 30-х гг. Тяжелые последствия
кризиса заставили правящие  круги  расширить  государс-
твенное  вмешательство в экономику и в сферу социальных
отношений в целях ее стабилизации.                     
   Наиболее радикальный шаг в этом направлении был сде-
лан  после  второй  мировой войны,  когда правительство
лейбористов осуществило национализацию ряда ведущих от-
раслей промышленности: угольной, сталелитейной, энерге-
тической,  а также транспорта, связи, гражданской авиа-
ции.  Значительную  долю  государственной собственности
составили жилой фонд и объекты  здравоохранения.  Госу-
дарственный сектор охватил 20%  хозяйства страны. В ре-
зультате этого в  британском  государственном  аппарате
была  создана разветвленная система специальных подраз-
делений,  связанных с регулированием  экономики.  Среди
них  особое место заняли публичные корпорации,  которые
создавались главным образом в  национализированных  от-
раслях.  Эти  учреждения подчинялись общему руководству
со стороны соответствующих министерств,  но управлялись
особым  правлением  и отличались административной и фи-
нансовой самостоятельностью в оперативной  деятельности
(Британское   железнодорожное   управление,  Лондонское
транспортное управление,  Почтовое  ведомство  и  др.).
Зна-                                                   
чительное распространение  получили и смешанные органы,
в руководство которых входили как должностные лица  го-
сударственного аппарата, так и представители крупнейших
компаний,  а   иногда   и   представители   руководства
тред-юнионов  (Национальный совет экономического разви-
тия,  Финансовая корпорация по делам  промышленности  и
др.).                                                  
   Наряду с  усилением в послевоенный период регулирую-
щей роли государства в сфере экономики, наблюдалось его
растущее вмешательство и в социальные отношения. Расши-
рение социальной функции британского государства сопро-
вождалось  созданием специальных органов,  таких,  как,
например, Комиссия по отношениям в промышленности, про-
мышленные трибуналы, выступающих в роли "третьей сторо-
ны" в регулировании "отношений в промышленности", между
рабочими  и предпринимателями.  Отношениям в промышлен-
ности и другим социальным вопросам, в том числе регули-
рованию национальных и расовых отношений,  стало посвя-
щаться все возрастающее количество нормативных актов.  
   Вместе с тем на рубеже 80-х гг.  правительство  кон-
серваторов одним из первых в мире осуществило радикаль-
ную переориентацию экономической политики, направленную
на  сокращение  вмешательства государства в экономику в
пользу "свободного рыночного хозяйства" и "личной  ини-
циативы",  максимально возможную приватизацию экономики
и ослабление влияния профсоюзов.  Основной формой дена-
ционализации  или  приватизации  в Великобритании стала
открытая продажа акций инвесторам,  в том числе продажа
или  безвозмездная раздача акций рабочим и служащим го-
сударственных предприятий,  распродажа со скидкой госу-
дарственного жилого фонда и т.  п. Такая политика полу-
чила название "народного" или  "рабочего"  капитализма.
Уже к началу 90-х гг. доля госсектора в английской про-
мышленности сократилась по сравнению с 1979 г.  практи-
чески наполовину, а число мелких акционеров утроилось. 
   Программа превращения англичан в "нацию домовладель-
цев и акционеров" должна была способствовать, по мнению
ее авторов,  укреплению социальной стабильности в стра-
не.  Но они не учли негативных последствий  этих  ради-
кальных неолиберальных реформ,  приведших к резкой кон-
центрации богатства и влияния в руках достаточно  узкой
элитной группы. Своеобразным ответом на это стал приход
к вла-                                                 
сти в 1997 г. после длительного бессменного руководства
страной консерваторов,  правительства  лейбористов.  Не
отказываясь  в целом от наследия консерваторов,  лейбо-
ристское правительство стремится найти новые формы сох-
ранения  регулирующей  роли государства в условиях сво-
бодного развития  рынка  и  общемировых  интеграционных
процессов.                                             
   Эволюция партийной системы. Основные изменения в по-
литической системе страны на  рубеже  XIX-XX  вв.  были
обусловлены действием двух противоречивых тенденций.  С
одной стороны, появляются первые признаки упадка тради-
ционного английского парламентаризма,  обозначилось па-
дение роли парламента.  С  другой  стороны,  британская
буржуазия в своем стремлении завершить оформление свое-
го политического лидерства в блоке с крупными землевла-
дельцами  осуществила  ряд  мер по демократизации госу-
дарственного аппарата. Были приняты новые избирательные
законы, проведены реформы парламента, местного управле-
ния и суда.  Британский правящий класс начал все  более
целенаправленно использовать в своих целях рабочее дви-
жение,  выступавшее за демократизацию политической жиз-
ни.                                                    
   Претерпела значительные изменения и партийная систе-
ма.  Консервативная партия начала превращаться в партию
крупных промышленных и финансовых собственников.  Либе-
ральная партия,  в основном состоящая из средних слоев,
постепенно  лишалась своей социальной базы и теряла по-
литические позиции, что ускорило образование новой пар-
тии - лейбористов.                                     
   Лейбористская партия  возникла как результат подъема
европейского социал-демократического движения и появле-
ния  в Англии социалистических групп и организаций (Со-
циал-демократической федерации,  Фабианского общества и
др.). Первоначально роль центра движения сыграл Комитет
рабочего представительства, включивший в себя на правах
коллективного членства тред-юнионы,  общество фабианцев
и ряд других организаций.  Главной целью Комитета  была
борьба за обеспечение рабочего представительства в пар-
ламенте.  В 1906 г. на базе Комитета была создана "тру-
довая" (лейбористская) партия.                         
   Становлению лейбористской    партии   способствовала
дальнейшая  демократизация  избирательного   права.   В
70-80-х гг.  была принята серия законов,  в том числе о
введении тай-                                          
ного голосования (1872),  о наказании за подкуп избира-
телей (1883).  Особое значение имели законы 1884 и 1885
гг,  которые составили третью по счету в XIX в. избира-
тельную реформу.  Реформа 1884 г. увеличила избиратель-
ный корпус с 3 млн. до 5,5 млн. человек. В городах иму-
щественный ценз был отменен, а в графствах право участ-
вовать в выборах приобрели мелкие арендаторы, причем на
тех же условиях,  которые предъявлялись к городским из-
бирателям по реформе 1867 г.,  а также  все  налогопла-
тельщики,  проживающие в округе 6 месяцев. Вместе с тем
сохранялся "двойной вотум" - право голосовать не только
по месту проживания,  но и по месту нахождения недвижи-
мой собственности.                                     
   До 1922 г.  у власти  находилось  сформированное  во
время  войны коалиционное правительство консерваторов и
либералов. Однако еще в годы войны старая двухпартийная
система  в результате раскола либеральной партии оказа-
лась значительно подорванной. Одновременно с ослаблени-
ем  либеральной партии в условиях послевоенной социаль-
ной борьбы шел  процесс  усиления  партии  лейбористов.
Сразу  же после первой мировой войны была проведена ре-
организация партии,  приняты изменения в уставе и  пар-
тийной  программе,  в которой провозглашалась необходи-
мость построения нового общества, установления "системы
народовластия".  Основным  методом достижения этой цели
должно было стать постепенное преобразование капиталис-
тического общества, его трансформация.                 
   После распада  коалиционного правительства в 1922 г.
на досрочных выборах 1923 г. ни одна партия не завоева-
ла  абсолютного  большинства мандатов.  В этой ситуации
предпринимательские  круги  сочли  возможным  приход  к
власти  лейбористской партии.  Ни первое (1924 г.),  ни
второе (1929-  1931  гг.)  лейбористское  правительство
межвоенного периода,  вопреки первоначальным опасениям,
не нарушили "правила игры"  и  принципов  политического
консенсуса, благодаря чему после выборов 1923 г. лейбо-
ристы прочно заняли место официальной оппозиции в  пар-
ламенте. Однако окончательное становление двухпартийной
системы в том виде,  в каком она действует в Великобри-
тании  в настоящее время,  произошло лишь после выборов
1945 г. и крупной победы на них партии лейбористов.    
   Таким образом, важнейшей особенностью модифицирован-
ной двухпартийной системы Великобритании стало то,     
что одной из двух главных партий  страны  стала  партия
"рабочей  оппозиции";  однако  более длительное время у
власти оставалась буржуазная консервативная партия. По-
ложение  консервативной  партии  в политической системе
Великобритании особенно упрочилось в связи с приходом к
ее руководству в 1979 г.  правоконсервативного крыла во
главе с М.  Тэтчер, сумевшего уловить сдвиги в массовом
политическом  сознании в сторону большей свободы рыноч-
ных отношений. В 1981 г. произошел раскол лейбористской
партии  и  на  базе ее выделившегося крыла была создана
социалдемократическая партия (объединившаяся в 1988  г.
с либералами в новую партию),  в 70-х гг. усилилась по-
литическая роль националистических партий в Шотландии и
Уэльсе. Несмотря на это, монополия двух главных и круп-
нейших партий в политической системе страны не была по-
дорвана.                                               
   В 1997 г.,  после восемнадцатилетнего правления кон-
серваторов, правительство вновь сформировала победившая
на парламентских выборах партия лейбористов.  Новым ли-
дерам в  условиях  кризиса  мирового  социалистического
движения  удалось  реформировать  устаревшую  партийную
структуру и программу,  ставшую образцом для социал-де-
мократов  других стран Западной Европы.  "Новые" лейбо-
ристы ориентируются в основном на средние слои  населе-
ния ("белые воротнички"), а их решительный отказ от ло-
зунгов всеобщей национализации и тотального  вмешатель-
ства  государства  в социальные отношения (при усилении
роли "закона и порядка" и при ослаблении роли  профсою-
зов  в  партии) обеспечил им поддержку и части крупного
капитала.                                              
   Основные изменения в  государственном  строе.  Госу-
дарственный строй Великобритании в XX в.  изменялся как
в результате некоторых реформ конституционного характе-
ра,  так  и  главным  образом путем модификации прежних
конвенций неписаной конституции.                       
   Для Великобритании характерна,  как известно,  боль-
шая,  чем  в других странах,  стабильность политических
институтов  и  учреждений,  являющаяся  результатом  не
только консенсуса ведущих политических сил,  но и пред-
почтения эволюционного пути развития резким "историчес-
ким поворотам", более гибких изменений во взаимоотноше-
ниях государственных органов.  Британская  политическая
элита сумела также сохранить и использовать в своих ин-
тересах                                                
учреждения феодального происхождения - монархию и пала-
ту лордов.                                             
   Изменения, внесенные непосредственно в конституцион-
ное законодательство Великобритании,  имели в большинс-
тве случаев демократический характер. Среди них следует
выделить очередную серию реформ избирательного права, а
также реформу парламента.                              
   Избирательная реформа 1918 г.  впервые  предоставила
право  голоса женщинам,  но участвовать в выборах могли
лишь женщины не моложе 30 лет,  если они или  их  мужья
имели ежегодный доход в 5 ф.  ст. Реформа 1928 г. расп-
ространила право участвовать в выборах на все женское и
мужское  население старше 21 года,  впервые установив в
Великобритании всеобщее избирательное право. После вто-
рой мировой войны процесс демократизации избирательного
права получил логическое завершение.  В 1948 г.  Акт  о
народном  представительстве  ликвидировал  "двойной во-
тум", а в 1969 г. возрастной ценз для участия в выборах
был понижен до 18 лет.                                 
   Реформа парламента.  В конце XIX - начале XX в. анг-
лийский парламент превратился в  орудие  правительства,
располагавшего большинством в палате общин. Организаци-
онная структура и  партийная  дисциплина,  выработанные
главными  партиями  применительно  к британской системе
парламентаризма,  предопределили  подчинение  депутатов
каждой партии своему лидеру.  За поддержанием партийной
дисциплины и обеспечением нужного правительству  исхода
голосования  следили так называемые парламентские "кну-
ты".                                                   
   Умалению роли парламента способствовало также  огра-
ничение свободы прений.  В 1882 г.,  после того как ир-
ландские депутаты использовали свободу прений для срыва
принятия  чрезвычайных  законов,  палата  общин приняла
Билль о правилах прекращения прений.  Это  нововведение
дало  возможность  правительству  в любое время ставить
вопрос о прекращении прений,  если они развертывались в
неугодном для него направлении.  Таким образом,  прави-
тельство,  располагавшее большинством в  палате  общин,
используя  право  законодательной  инициативы,  систему
"кнутов" и правила прекращения прений,  определяло нап-
равления  работы палаты общин и подчиняло своим интере-
сам деятельность законодательного органа.              
Известно, что  некоторые английские государствоведы (У.
Бейджхот) уже во второй половине XIX в.  начали  подме-
чать  складывающиеся новые взаимоотношения парламента и
кабинета,  указывая, что исполнительная власть начинает
по сути контролировать палату общин.                   
   В этом плане достаточно легко объяснима реформа пар-
ламента 1911 г.,  усилившая роль контролируемой кабине-
том  палаты  общин в ущерб неизбираемой верхней палате.
Акт о парламенте 1911 г. ограничил законодательные пол-
номочия палаты лордов.  Поводом для его принятия послу-
жило отклонение верхней палатой правительственного  за-
конопроекта о бюджете.  Согласно Акту 1911 г., финансо-
вый законопроект, принятый палатой общин, но не утверж-
денный  в течение месяца палатой лордов,  представлялся
королю на подпись и становился законом.  В отношении же
нефинансовых биллей был установлен следующий порядок:  
   если такой  билль  принимался  палатой  общин в трех
последующих сессиях и  каждый  раз  отвергался  палатой
лордов,  то он представлялся королю на утверждение.  Но
между чтениями билля в первой и третьей сессиях  должно
было пройти не менее двух лет, что сохраняло за палатой
лордов возможность в течение длительного времени  сабо-
тировать принятие нефинансовых биллей. Одновременно акт
сократил срок полномочий палаты общин с 7 до 5 лет.    
   Реформа парламента 1911 г.  представляла собой  оче-
редной  вариант  старого компромисса между буржуазией и
аристократией.  Буржуазные правительства, уже подчинив-
шие себе палату общин, получили возможность проводить в
жизнь финансовые меры без помех  со  стороны  земельной
аристократии. В то же время британская буржуазия не со-
биралась окончательно упразднять архаичную верхнюю  па-
лату,  полагаясь на ее "сдерживающую" роль по отношению
к нижней палате. В условиях меняющейся политической си-
туации  двухлетняя  проволочка  с  принятием какоголибо
"невыгодного" законопроекта могла  оказаться  фатальной
для его судьбы.  Так,  например, законопроект об отмене
"двойного вотума",  который вносился в парламент в 1913
и  1931  гг.,  дважды отвергался лордами и в результате
изменившихся обстоятельств (война и мировой экономичес-
кий кризис) неоднократно снимался с повестки дня.      
   В 1949 г.  был принят Закон об изменении Акта о пар-
ламенте 1911 г.,  сокративший до одного года срок  воз-
можного                                                
вето палаты лордов  в  отношении  нефинансовых  биллей.
Кроме того,  в первые послевоенные годы был отменен За-
кон о стачках 1927 г., существенно ограничивающий право
на забастовку,  проведены реформы образования, социаль-
ных служб.                                             
   Верховенство кабинета. Внутренние, глубинные измене-
ния  в государственном строе и политической системе Ве-
ликобритании в XX в. затронули в первую очередь взаимо-
отношения высших исполнительных и законодательных орга-
нов.  Усиление роли кабинета  министров  сопровождалось
относительным  падением роли парламента в области зако-
нодательства и контроля за деятельностью правительства.
Прежде всего в руках правительства сосредоточилась осо-
бая законодательная власть,  делегированная ему  парла-
ментом.  В  предшествующий период акты органов исполни-
тельной власти, издаваемые с разрешения парламента (де-
легированное законодательство), касались лишь второсте-
пенных вопросов. Теперь же парламент делегировал испол-
нительным органам право издавать акты и по таким вопро-
сам, которые ранее составляли исключительную прерогати-
ву палаты общин. Так, например, в 30-х гг. правительст-
ву было предоставлено право  издавать  общеобязательные
постановления  по  вопросам  денежного обращения.  Акты
"делегированного законодательства" в  сотни  раз  стали
превосходить по численности акты парламента. Расширение
сферы действия системы делегированного законодательства
является  закономерным,  так как оно позволяет "разгру-
зить" парламент в  условиях  возрастания  необходимости
оперативного вмешательства государства в решение услож-
няющихся проблем общественной жизни.  Вместе с тем  оно
ведет к снижению роли представительного органа в систе-
ме органов государственной власти.                     
   Более того,  со времен первой мировой войны  кабинет
министров  Великобритании получил в свое распоряжение и
чрезвычайные полномочия.  В 1920 г.  был  издан  Акт  о
чрезвычайных  полномочиях,  который  предоставил прави-
тельству право издавать от имени короля указ о  чрезвы-
чайном  положении.  Такой указ мог быть издан в случае,
если имелась "непосредственная угроза со  стороны  лица
или  группы  лиц" снабжению общества средствами жизнео-
беспечения (продовольствие,  транспорт,  энергия  и  т.
п.), и предусматривал возможность применения чрезвычай-
  ных мер для поддержания "нормальной жизни общества",обес-
печения страны важными ресурсами  и  предметами  первой
необходимости.  Парламент  должен  был  одобрить указ о
введении чрезвычайных полномочий в семидневный срок, не
рассматривая конкретные способы их осуществления прави-
тельством.  Закон 1920 г. был направлен главным образом
против забастовок.  В 1964 г. его редакция изменилась и
теперь он предусматривает предоставление  правительству
исключительных  полномочий в любых чрезвычайных услови-
ях.                                                    
   В период между двумя мировыми войнами британский ка-
бинет  окончательно  стал центральным звеном британской
политической системы. Актом о министрах короны 1937 г.,
определившим размеры жалованья высшим должностным лицам
государства,  впервые было законодательно (хотя и  кос-
венно)  признано  существование  премьер-министра и его
оппонента - лидера оппозиции.  Лидер оппозиции наряду с
премьер-министром  и  другими  министрами стал получать
жалованье из государственной казны.                    
   После второй мировой войны верховенство  кабинета  в
британской  государственной машине стало еще более оче-
видным.  В связи с  усилением  власти  премьер-министра
система  "правления кабинета" трансформировалась в сис-
тему "правления премьер-министра",  так как  премьерми-
нистр  без  консультаций  с кабинетом стал осуществлять
все важнейшие назначения и  перемещения  внутри  прави-
тельства,  определять порядок работы кабинета и его по-
вестку дня,  решать вопросы о созыве и роспуске  палаты
общин и пр. Свертывание коллективных форм в работе пра-
вительства привело к неофициальному образованию так на-
зываемого  внутреннего кабинета,  в заседаниях которого
участвует лишь 4-5 наиболее доверенных главе правитель-
ства министров,  а также к появлению разветвленной сис-
темы комитетов.  Такие комитеты кабинета  по  поручению
премьер-министра рассматривают основные вопросы текущей
политики и могут докладывать о своих решениях  исключи-
тельно  премьер-министру.  В период правления консерва-
тивной партии и лидерства в ней М. Тэтчер была отмечена
дальнейшая  централизация  государственной  власти,  ее
концентрация  в  руках  премьер-министра,  установление
"президенциалистского"  стиля руководства партией и го-
сударством.                                            

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

 
В результате  отмеченных  выше изменений в политической
системе Великобритании в XX в.  основные принципы конс-
титуционализма  XVIII-XIX  вв.,  и прежде всего "верхо-
венство парламента",  были постепенно лишены  реального
содержания.  То  же произошло и с другим принципом бри-
танской конституции  -  парламентской  ответственностью
правительства. Поражение правительства в результате во-
тума недоверия в палате общин стало крайне редким явле-
нием.  В XX в.  это произошло лишь дважды - в 1924 г. и
1979 г.  "Партийное правление" кабинета,  опора на свя-
занное  партийной дисциплиной парламентское большинство
членов собственной партии позволяют сделать его  власть
устойчивой,  обеспечить одобрение парламентом его реше-
ний.                                                   
   Говоря об общей тенденции усиления органов  исполни-
тельной власти (и прежде всего лично премьер-министра),
было бы неправильным утверждать,  что палата общин бри-
танского парламента перестала играть сколько-нибудь за-
метную роль в  политической  жизни  страны.  Английский
парламент обладает таким средством воздействия, как фи-
нансовый контроль над правительством,  вотирование бюд-
жета.  Парламентские  дебаты  по поводу политики прави-
тельства широко освещаются средствами массовой информа-
ции  и оказывают большое влияние на общественное мнение
страны.  В палате постоянно используется и такая  форма
контроля за деятельностью правительства,  как депутатс-
кие запросы министрам. Любой правительственный законоп-
роект  проходит  три чтения в палате общин,  в процессе
которых он тщательно анализируется в комиссиях и  коми-
тетах палаты с участием оппозиции. Только путем одобре-
ния в парламенте  важнейшие  мероприятия  правительства
могут быть представлены как выражение "воли нации".    
   Менее заметную  роль  в реальном осуществлении госу-
дарственной власти играют старинные британские учрежде-
ния - корона и палата лордов. Однако они остаются необ-
ходимым элементом государственного устройства и их роль
нельзя свести к чисто декоративной.                    
   Корона по-прежнему  считается  символом стабильности
"старой,  доброй Англии" и поддерживается как  институт
большинством англичан. При отсутствии писаной конститу-
ции пределы власти короля четко не обозначены и опреде-
ляются установившимися политическими обычаями.  Хотя за
британским монархом формально сохраняется пра-         
во абсолютного  вето,  роспуска парламента и назначения
премьер-министра, длительная политическая практика све-
ла эти прерогативы к "праву давать советы,  праву одоб-
рять и праву предостерегать". Фактическое влияние коро-
левского  дома на государственную жизнь,  тем не менее,
остается значительным. Королева, в частности, председа-
тельствует  на заседаниях Тайного совета и раз в неделю
выслушивает доклад премьер-министра. Утверждения о том,
что  королева располагает наиболее полной информацией о
положении в стране,  имеют под собой значительные осно-
вания.  Кроме того, королева остается главой Содружест-
ва,  насчитывающего около 50 стран,  в основном  бывших
колоний Великобритании.                                
   Что касается палаты лордов,  то, по мнению некоторых
исследователей,  средневековые принципы ее формирования
(около  1200  наследственных и жалованных пэров) только
повышают в  современных  условиях  функциональную  роль
этого учреждения,  поскольку оно менее зависимо от пар-
тийной дисциплины и политической конъюнктуры.          
   Одной из долговременных тенденций развития  Великоб-
ритании в XX в.  стал рост государственного аппарата. В
конце первой мировой войны и сразу после  ее  окончания
было  образовано более 5 новых министерств (в том числе
труда,  авиации, транспорта и т. д.), а к середине 60-х
гг. общее число министерств и центральных ведомств пре-
высило 100.  После того как в конце XIX в.  был  создан
институт профессиональной гражданской службы,  бюрокра-
тический аппарат стал быстро разрастаться. Число чинов-
ников гражданской службы в период между 1914 г.  и 1923
г.  удвоилось, а в последующие 50 лет увеличилось в за-
висимости от профиля министерств в 10-20 раз.          
   Деятельность аппарата   государственного  управления
Великобритании традиционно  отличается  особой  замкну-
тостью  ("министерская тайна") и строгой иерархичностью
в сочетании с высоким профессионализмом.  Подбор кадров
высшего  и среднего звена гражданской службы проводится
специальной комиссией,  находящейся в ведении  министра
по  делам государственной службы и не зависящей от дру-
гих учреждений. Корпус чиновников стабилен и несменяем,
вне  зависимости  от прихода к власти различных партий.
Чиновники госаппарата не должны занимать выборные посты
в партийных организациях, выдвигать кандидатов в       
парламент или соглашаться на избрание в  палату  общин.
Парламент  осуществляет контроль за деятельностью граж-
данской службы прежде всего через предоставление  госу-
дарственных ассигнований.                              
   Некоторые новые черты в организации и функционирова-
нии британского аппарата управления после второй  миро-
вой  войны связаны главным образом с обострением нацио-
нально-расовой проблемы.                               
   Усиление националистических настроений в  неанглийс-
ких регионах и успехи в 60-70-х гг.  националистических
партий,  североирландский кризис и нарастающее воздейс-
твие этих проблем на стабильность политических институ-
тов вызвали к жизни многочисленные проекты  децентрали-
зации  управления,  попытки модификации государственной
машины в национальных регионах Британии.               
   До второй мировой войны лишь  в  Северной  Ирландии,
которая  оставалась  в составе Соединенного Королевства
после ирландской революции 1919-1923 гг.,  аппарат  уп-
равления  был организован особым образом.  По Акту 1920
г.  об управлении Ирландией централизованное управление
провинцией из Лондона сочеталось с определенной местной
автономией,  существованием местного парламента и каби-
нета.  В  50- 60-х гг.  система особых звеньев местного
управления национальными регионами, помимо Северной Ир-
ландии,  получила свое современное оформление. Эту сис-
тему возглавляют  государственные  секретари  по  делам
Шотландии  и Уэльса,  являющиеся членами кабинета.  Они
руководят Шотландским и Валлийским ведомствами  с  нес-
колькими  департаментами,  решающими  отдельные местные
вопросы (сельское хозяйство,  образование и т. п.). По-
пытки  правительства  лейбористов провести в конце 70-х
гг.  законы о введении автономии Шотландии и Уэльса от-
личались противоречивым характером,  вызвали раскол об-
щественного мнения и были окончательно отвергнуты  пра-
вительством консерваторов. Только с приходом к власти в
1997 г. правительства лейбористов население Шотландии и
Уэльса смогло, наконец, проголосовать за создание собс-
твенных парламентов в этих регионах. Своеобразное поло-
жение  занимают  и ряд островов в проливе Ла-Манш,  где
сохраняется полуфеодальная система управления.         
   Приспосабливая традиционные управленческие структуры
к потребностям современного развития, британские правя-
щие круги все чаще прибегают к заимствованию форм      
и методов государственного управления в других развитых
странах, прежде всего в США и ФРГ. В результате в госу-
дарственном аппарате, как и во всей политической систе-
ме страны, наблюдается все более редкое сочетание арха-
ичных и новейших элементов.                            
   В настоящее  время в Великобритании усиливается дви-
жение в пользу реформирования некоторых сторон ее поли-
тической системы. Растет число сторонников принятия пи-
саной конституции,  что во многом обусловлено возникно-
вением новых политико-правовых проблем, связанных с ко-
ролевским домом, национальными отношениями, членством в
Европейском Союзе. Кроме того, многие законы, относящи-
еся к правам и свободам граждан, некогда принятые в Ве-
ликобритании впервые в мировой практике,  устарели, так
как не соответствуют мировым  стандартам,  не  содержат
необходимых гарантий, а иногда и прямо противоречат су-
ществующим демократическим подходам.                   
   Полицейские и судебные органы. В годы первой мировой
войны  в Англии была впервые создана постоянная армия и
введена всеобщая воинская повинность,  позднее отменен-
ная.                                                   
   Хотя полиция  по-прежнему состоит из отдельных мест-
ных формирований,  находящихся в ведении местных выбор-
ных органов, фактическое руководство полицейскими сила-
ми осуществляет министр внутренних дел. Такое положение
было зафиксировано в Законе о полиции 1964 г., по кото-
рому министр внутренних дел наделялся правом  проводить
слияния  полицейских  формирований,  определять  размер
субсидий местным выборным органам для содержания  мест-
ной полиции.                                           
   Особое положение военно-полицейского аппарата харак-
терно для Северной Ирландии,  где длительное время про-
исходил  вооруженный  конфликт между двумя религиозными
общинами. В 1969 г. в провинцию были введены британские
войска,  а в 1972 г. установлен режим "прямого управле-
ния" из Лондона.                                       
   Параллельно с централизацией управления полицией не-
уклонно возрастали полномочия полицейских служб.  Закон
о возбуждении недовольства 1934 г.  и Закон о  правопо-
рядке 1936 г., формально направленные против фашистско-
го движения,  значительно расширили возможности полиции
в плане проведения обысков, применения силы и за-      
прещения манифестаций.  Большое количество чрезвычайных
законов было принято в 70-80-х гг. после обострения си-
туации в Северной Ирландии. Так, серия актов о предотв-
ращении терроризма (1974, 1975, 1979 гг. и др.), а так-
же  Закон о полиции 1986 г.  предоставили полиции почти
неограниченное право произвольных арестов  "заинтересо-
ванных  в  терроризме"  и "подозрительных" лиц.  Законы
1986 г.  о полиции и о проведении общественных собраний
дали в руки полиции дополнительные полномочия по вопро-
сам проведения митингов и демонстраций.  Она может выд-
вигать предварительные условия проведения манифестаций,
в том числе относительно количества участников, места и
продолжительности собраний под открытым небом.  Это ар-
гументируется необходимостью  предупреждения  серьезных
правонарушений или насилия.                            
   Важнейшие реформы  судоустройства  были  проведены в
70-90-х гг.,  когда в Англии была принята  целая  серия
актов, посвященных институту присяжных, судам магистра-
тов,  судам графств,  Верховному суду, полиции, доказа-
тельствам по уголовным делам, государственным обвините-
лям и т. п.                                            
   Еще в период между двумя мировыми войнами предприни-
мались отдельные попытки реформировать систему правосу-
дия (отмена обвинительного "большого жюри" в 1933  г.),
однако долгое время в Великобритании сохранялась старая
полуфеодальная система местных (низших) судов.  Прежние
реформы не унифицировали судебную организацию,  не лик-
видировали разобщенности в системе правосудия.         
   Закон о судах 1971 г.  ликвидировал суды  ассизов  и
четвертных сессий, передав их полномочия новому уголов-
ному Суду короны и частично Высокому суду. Система выс-
ших судов Англии (Верховный суд) стала включать Высокий
суд (гражданские дела),  Суд короны (уголовные  дела  и
часть гражданских дел) и Апелляционный суд (гражданское
и уголовное отделение). Их структура и юрисдикция регу-
лируются Законом 1981 г. о Верховном суде.             
   Исключительное положение занимают по-прежнему палата
лордов и судебный комитет Тайного совета. Палата лордов
в  своем  судебном  составе  (лорд-канцлер  и  11  лор-
дов-юристов) является высшей  апелляционной  инстанцией
по гражданским делам, а также по уголовным делам (кроме
Шотландии). Судебный комитет Тайного совета является   
апелляционной инстанцией  для  "заморских"  территорий,
церковных судов и некоторых специальных судов по  опре-
деленным делам. Помимо этого, все чаще первым в системе
судов именуется Европейский суд, что отражает официаль-
ное признание его наднациональной юрисдикции.          
   Весь судебный   аппарат  организационно  подчиняется
лорду-канцлеру, который, в частности, организует работу
высших  судов на местах.  Для этого территория Англии и
Уэльса была разделена на 6 округов, в каждом из которых
должны проходить заседания Суда короны по уголовным де-
лам и Высокого суда по гражданским делам, и создан мно-
гочисленный штат постоянных судей,  именуемых "окружны-
ми".                                                   
   Свои особенности в  организации  системы  правосудия
по-прежнему сохраняет Шотландия.                       
   Низшими судами  Англии  являются  суды графств и ма-
гистратские суды. Суды графств являются местными судами
гражданской юрисдикции, организованными по традиционно-
му "разъездному" принципу  (судьи  объезжают  округа  в
графствах).  По закону 1984 г. о судах графств их юрис-
дикция была значительно расширена,  ограничиваясь  лишь
ценой иска.  В настоящее время 90% всех гражданских дел
рассматривается в судах графств.                       
   Магистратские суды обслуживаются  мировыми  судьями,
которые не являются профессиональными юристами и не по-
лучают жалованья, хотя в Лондоне и крупных городах обя-
занности магистратов выполняют оплачиваемые юристы. Ма-
гистратские суды в основном заняты рассмотрением мелких
уголовных дел в суммарном порядке,  без участия присяж-
ных.                                                   
   Специальными судами в Англии и Уэльсе  являются  суд
коронера  (расследование  "загадочных" смертей и самоу-
бийств), военные суды, церковные суды, административные
трибуналы (для разрешения трудовых конфликтов,  земель-
ные, налоговые и т. п.).                               
   Значительную роль в  отправлении  правосудия  играют
также генеральный атторней и генеральный солиситор. Ге-
неральный атторней и его заместитель генеральный  соли-
ситор  считаются представителями интересов короны и мо-
гут возбуждать уголовное преследование (давать на  него
согласие, прекращать его) по отдельным делам. В ведомс-
тво генерального атторнея входят также директор публич-
ных                                                    
преследований, который возглавляет созданную в 1986  г.
службу государственных обвинителей (участие в уголовных
процессах, начатых полицией, возбуждение преследования,
поддержание  обвинения) и директор управления по борьбе
с "серьезными мошенничествами",  обладающий правом воз-
буждать  преследование  и  вести расследование по таким
делам.                                                 
   Законом 1990 г.  о судах и правовом  обслуживании  в
Англии был создан новый для страны институт - адвокату-
ра, в которую принимаются юристы, удовлетворяющие опре-
деленным  требованиям и получившие соответствующий сер-
тификат.  Что же касается традиционного института  при-
сяжных, то здесь исследователи единодушно отмечают сни-
жение его роли и упрощение классической жесткой модели.
Законы 1960-1970-х гг.  отменили для присяжных имущест-
венный ценз и снизили возрастной  до  18  лет,  отменен
также принцип единогласия (в меньшинстве могут, однако,
остаться не более 2 присяжных), установлена возможность
участия как в уголовном, так и гражданском процессе ме-
нее 12 человек.  Одновременно законодательство  70-80-х
гг.  расширило перечень дел,  рассмотрение которых воз-
можно в суммарном порядке,  без  участия  присяжных.  В
Шотландии никогда не существовало требования единоглас-
ного вердикта присяжных,  а с 1980 г. для присяжных ус-
тановлены те же требования и условия, что и в Англии.  
   Местное управление.  В  области  местного управления
усилился контроль центральных органов за  деятельностью
советов  в  городах и графствах.  Постепенно эти органы
лишались наиболее важных полномочий в проведении  неза-
висимой  от  бюрократического надзора местной политики.
Основным рычагом воздействия  на  деятельность  местных
органов стала их финансовая зависимость от дотаций пра-
вительства.  Такое положение местных органов управления
было  закреплено актами 1929 и 1933 гг.  Акт 1929 г.  о
местном управлении предоставил правительству полномочия
ограничивать размеры дотаций, если оно считало действия
органа самоуправления "нецелесообразными".  Акт 1993 г.
о  местном  самоуправлении  подробно  определил порядок
возникновения, структуру, аппарат, а также другие адми-
нистративные  и финансовые стороны деятельности местных
органов.  Любое действие местного органа,  выходящее за
предписанные законом права, признается превышением     
полномочий, т. е. недействительным. Контроль за местным
управлением осуществляет Министерство охраны окружающей
среды,  а по отдельным вопросам (образование, здравоох-
ранение,  финансы и т. п.) - и другие министерства. Ут-
верждению вышестоящих властей подлежат акты муниципали-
тетов,  содержащие  императивные  предписания,  акты  о
застройке населенных пунктов, о местных налогах.       
 
Глава 10. Франция 
   1. Третья республика в XX в. и ее падение 
   Партийная и избирательная  системы.  Государственное
развитие Франции в XX в.,  в отличие от Великобритании,
происходило в условиях поляризации и открытого противо-
борства правых и левых сил,  партий и группировок,  что
приводило не только к частым изменениям в  политическом
режиме,  но  и  к  глубоким  реформам  государственного
строя,  периодической   трансформации   провозглашаемых
конституционных принципов.                             
   В условиях  многопартийности,  острого соперничества
партийных блоков  особое  значение  приобретала  борьба
вокруг избирательных реформ. Закон 1919 г. предусмотрел
замену мажоритарной системы системой  пропорционального
представительства. Однако новая система была значитель-
но искажена тем,  что в законе было предусмотрено полу-
чение  партиями  дополнительных мест в виде "премий" за
победу в избирательном округе.  В 1927 г.  мажоритарная
система была восстановлена.                            
   По закону 1927 г.  Франция и ряд ее заморских владе-
ний делились на сотни избирательных округов, от каждого
из которых выбирался в парламент 1 депутат. Выборы про-
водились в два тура. В первом туре для избрания необхо-
димо было получить абсолютное большинство голосов. Если
этого не происходило,  то во втором туре  кандидату  от
какой-либо  партии было достаточно получить относитель-
ное большинство голосов,  лишь бы их было больше, чем у
каждого из соперников.                                 
   Новая система выборов обеспечивала преимущество мно-
гочисленным правым партиям. Центр тяжести избирательной
кампании переносился на второй тур, где эти партии мог-
ли выступать единым блоком и выставлять общих  кандида-
тов.  Искажение воли избирателей действием мажоритарной
системы дополнялось "перекройкой" избиратель-          
ных округов,  созданием неравных по численности населе-
ния округов в промышленных и сельских районах.         
   Изменения в государственном аппарате.  После  первой
мировой  войны  основы  государственного строя Франции,
как и прежде,  формально определялись  конституционными
законами  1875 г.  Однако постепенное ослабление факти-
ческой роли главы государства - президента,  низведение
его  полномочий до "церемониальных",  не сопровождалось
сколь-нибудь серьезным восстановлением  равновесия  ис-
полнительной и законодательной власти за счет законода-
тельного закрепления полномочий правительства.  Как из-
вестно,  пост председателя совета министров и организа-
ционная структура  правительства  получили  юридическое
оформление только в 1934-1935 гг.                      
   Конечно, на  практике  общемировая тенденция относи-
тельного  возрастания  роли  исполнительной  власти  не
обошла стороной и Францию.  Так,  в межвоенный период к
правительству окончательно перешло право издания норма-
тивных актов по различным вопросам государственной жиз-
ни.  При этом оно опиралось на сложившуюся еще в XIX в.
доктрину "регламентарной власти". Согласно этой доктри-
не,  правительство могло издавать нормативные акты  без
делегирования  ему законодательных полномочий парламен-
том, на основе собственных прерогатив.                 
   Формально правительственные декреты должны были лишь
дополнять, уточнять законодательство и носили подзакон-
ный характер. На деле правительство неоднократно прини-
мало акты,  имевшие силу закона, и отменяло прежние за-
конодательные акты.  Кроме того, парламент периодически
предоставлял правым кабинетам чрезвычайные полномочия и
исключительное право законодательствовать в форме "дек-
ретов-законов" (например, в 1918, 1921, 1934, 1938-1939
гг.).                                                  
   Вместе с тем Третья  республика  до  второй  мировой
войны не случайно именуется "режимом Собраний" или "аб-
солютным парламентаризмом".  Контроль парламента, с его
обилием  фракционных  группировок (около 20 в 30-е гг.)
над правительством приобрел  гипертрофированные  формы,
приводившие к политической нестабильности,  частым пра-
вительственным кризисам и отставкам кабинетов.  Средняя
продолжительность  пребывания кабинета у власти не пре-
вышала 6 месяцев. Нередко кабинеты уходили в отставку в
результате                                             
недоверия, выраженного только верхней палатой  -  сена-
том.  Явное  нарушение  равновесия  властей  и "системы
сдержек" в пользу парламента,  при неспособности парла-
мента  эффективно  выполнять  правительственные функции
управления, серьезно подорвали способность политической
системы  Франции противостоять экономическому и полити-
ческому кризису 30-х гг., усилению авторитарных тенден-
ций и германской агрессии.                             
   Народный фронт.  В начале 30-х гг., по мере углубле-
ния экономического кризиса и обострения социальных про-
тиворечий, во Франции возросла активность крайне правых
организаций  фашистского  толка   ("Огненные   кресты",
"Аксьон франсэз" и др.). В феврале 1934 г. был предпри-
нят фашистский путч, который провалился благодаря соли-
дарности  демократических  сил  страны,  организовавших
массовые антифашистские  выступления.  Воспользовавшись
обстановкой,  правительства правых сил,  сменявшие друг
друга у власти, издали ряд чрезвычайных декретов, ущем-
лявших демократические свободы.                        
   Усиление реакционных  тенденций в политической жизни
страны привело к объединению антифашистских сил,  полу-
чившему название Народного фронта.  В него вошли партии
коммунистов,  социалистов и радикалов, подписавшие сог-
лашение о единстве действий,  а также более сорока раз-
личных демократических организаций.  В январе  1936  г.
была опубликована программа Народного фронта. В полити-
ческой области основными требованиями фронта  был  рос-
пуск и разоружение фашистских организаций,  отмена реп-
рессивного законодательства,  создание системы  коллек-
тивной  безопасности  в  Европе.  В экономической сфере
планировались меры по повышению жизненного уровня насе-
ления,  по  борьбе с безработицей,  реорганизация Фран-
цузского банка и введение контроля над крупнейшими бан-
ками, национализация военной промышленности.           
   На выборах в 1936 г.  Народный фронт одержал победу.
Было сформировано правительство из социалистов и  ради-
калов.  До 1937 г. была выполнена часть программы левых
сил:  повышена заработная плата рабочим, введена 40-ча-
совая  рабочая  неделя,  проведена реформа Французского
банка, отменены чрезвычайные декреты, частично национа-
лизирована военная промышленность. К фашистским органи-
зациям был применен закон  о  роспуске  военизированных
группировок.                                           
   Народный фронт  сыграл большую роль в предотвращении
попыток французских правых установить режим  авторитар-
ного типа.  Однако внутренние разногласия в антифашист-
ском блоке привели к расколу этого союза.  В результате
последовательной смены правительств в 1938 г.  у власти
утвердилось правое крыло радикалов,  которое  пошло  на
ликвидацию  основных мероприятий левого блока и оконча-
тельный разрыв с Народным фронтом.                     
   Падение Третьей республики.  Движение Сопротивления.
Падение Третьей республики стало закономерным результа-
том поражения Франции в войне с гитлеровской  Германией
летом 1940 г.                                          
   После капитуляции  в  1940 г.  большая часть Франции
управлялась немецкими оккупационными органами.  В южной
неоккупационной  зоне власть формально находилась в ру-
ках прогерманского правительства  маршала  Петэна.  Оно
получило  название  "правительство  Виши" - по названию
курортного городка, его резиденции. Конституция 1875 г.
формально не была отменена, однако фактически республи-
ка перестала существовать. Рядом декретов Петэн отменил
должность  президента  республики  и  возложил  на себя
функции главы государства,  обладающего  всей  полнотой
государственной власти.  "Режим Виши" являлся военноав-
торитарным режимом,  хотя  самостоятельная  роль  этого
правительства  была  весьма относительной.  Его функции
были еще более ограничены с осени 1942 г.,  когда немцы
ввели в южную зону свои войска.                        
   Борьбу против нацистов на территории Франции возгла-
вили коммунисты,  по инициативе которых  многочисленные
антифашистские  организации объединились в Национальный
совет сопротивления.  Другой центр движения Сопротивле-
ния был создан генералом де Голлем в эмиграции ("Сража-
ющаяся Франция").  В 1943-1944  гг.  после  объединения
французского  и лондонского центров в Алжире был учреж-
ден единый французский Комитет национального освобожде-
ния как Временное правительство Французской Республики.
Временное правительство во главе с де Голлем, куда были
включены  и  два  коммуниста,  осуществляло  управление
страной в первый период после освобождения в  1944-1946
гг.                                                    
                                                       
2. Четвертая республика во Франции 
   "Временный режим" и борьба вокруг конституции.      
   В период "временного  режима"  во  Франции  началась
глубокая перестройка политической системы, сопровождав-
шаяся важными социально-экономическими реформами и  пе-
регруппировкой основных партийно-политических сил. Вре-
менное правительство осуществило часть программы Нацио-
нального  совета  Сопротивления:  национализировало ряд
крупных банков и отраслей тяжелой  промышленности,  ре-
формировало систему социального обеспечения,  восстано-
вило демократические свободы.  Были официально одобрены
провозглашенные в программе мероприятия по чистке госу-
дарственного аппарата и наказанию лиц, сотрудничавших с
оккупантами,  по привлечению сил французского Сопротив-
ления к управлению  страной.  Однако  многие  положения
программы,  касающиеся  демократизации государственного
строя,  не были проведены в  жизнь  из-за  усилившегося
противоборства различных фракций бывшего Сопротивления.
   Центральным вопросом  внутриполитической жизни стра-
ны,  вокруг которого разгорелась борьба,  стал вопрос о
новом государственном строе, новой конституции Франции.
Все политические силы объединяло критическое  отношение
к институтам Третьей республики.  В остальном их подход
был различным.  "Новые консерваторы",  и  прежде  всего
сторонники  генерала де Голля,  склонялись к учреждению
республики президентского типа,  с сильной исполнитель-
ной властью,  способной противостоять "режиму партий" -
"дестабилизирующему" парламентаризму эпохи Третьей рес-
публики. Левые партии, а также ряд партий центристского
толка (например, крупная католическая партия МРП), явно
опасаясь  установления  режима "личной власти" генерала
де Голля,  выступали за сохранение верховенства  парла-
мента  и  его  контроля  над правительством при большей
сбалансированности двух ветвей власти.                 
   Получив на выборах в Учредительное собрание в октяб-
ре 1945 г.  наибольшее количество депутатских мандатов,
коммунисты,  социалисты и МРП образовали  трехпартийное
Временное  правительство  и  добились выработки проекта
конституции на основе своей программы.  Однако  он  был
отклонен на референдуме. Второй проект, разработан-    
ный в 1946 г.  новым составом Учредительного  собрания,
содержал   ряд   компромиссных  положений,  позволяющих
учесть платформы всех членов коалиции.  После утвержде-
ния  на  референдуме второй проект конституции стал ос-
новным законом Франции.                                
   Конституция 1946 г.  Новая  Конституция  Франции  не
только отразила соотношение политических сил в стране в
первый период после освобождения,  но  и  закрепила  на
конституционном  уровне  ряд новых политических принци-
пов,  характерных для европейских конституций так назы-
ваемой второй волны (40-50-е гг.).                     
   Реакцией на  авторитаризм времен войны была демокра-
тизация  общественной  жизни,  предоставление  широкого
круга прав и свобод, гарантии конституционной законнос-
ти.  В Конституцию был включен новый блок экономических
и социальных прав: равноправие мужчин и женщин, народов
зависимых стран,  социально-экономические права:  право
на труд, отдых и материальное обеспечение в случае нет-
рудоспособности, право рабочих на объединение в профсо-
юзы,  на  забастовки,  коллективное определение условий
труда и на участие в управлении предприятиями, право на
всеобщее бесплатное светское образование и др. Расширя-
лась сфера регулирования политической и особенно  внеш-
неполитической  деятельности  государства  (положения о
мирной внешней политике, об отношениях с колониями и т.
п.).                                                   
   Вместе с тем новая Конституция значительно расширяла
пределы вмешательства государства в экономическую и со-
циальную сферу жизни общества,  изменяла характер отно-
шений между личностью и государством, возлагая на госу-
дарство,  помимо  широких  прав,  и  новые обязанности.
Признанным конституционным принципом стало провозглаше-
ние  "социального  государства",  в котором права собс-
твенника сочетаются с "общим благом"  и  ограничиваются
общественными интересами.                              
   С точки  зрения основного принципа организации госу-
дарственного строя,  в первой послевоенной  конституции
Франции продолжала господствовать идея абсолютного пар-
ламентаризма.  По форме правления Франция являлась пар-
ламентарной республикой, причем нижняя палата парламен-
та - Национальное собрание - провозглашалась един-     
ственным законодательным органом страны, который не мог
никому  делегировать  свои  законодательные полномочия.
Кроме того,  Национальное собрание имело исключительное
право законодательной инициативы в финансовых вопросах,
ратификации и денонсации важнейших международных  дого-
воров, объявления войны. Собрание, избираемое по систе-
ме пропорционального представительства на основе всеоб-
щего избирательного права,  абсолютным большинством го-
лосов должно было утверждать состав нового правительст-
ва,  которое несло перед ним всю полноту ответственнос-
ти.                                                    
   Конституция традиционно    сохранила    двухпалатную
структуру парламента. Однако вторая палата - Совет рес-
публики - была наделена лишь совещательными  функциями,
и  ее рекомендации не были обязательными для Националь-
ного собрания.  Совет республики  избирался  косвенными
выборами в департаментах и коммунах, а часть его назна-
чалась Национальным собранием. Состав палаты должен был
периодически  обновляться.  Таким  образом,  полномочия
верхней палаты парламента по сравнению с сенатом Треть-
ей республики были сведены до минимума.                
   Главой государства являлся президент республики, ко-
торый избирался на совместном заседании палат парламен-
та сроком на 7 лет.  По Конституции 1946 г.,  в отличие
от предшествующей, президент был лишен ряда важных пре-
рогатив  (роспуск  нижней палаты,  назначение по своему
выбору высших должностных лиц и др.). Любые акты прези-
дента, в том числе назначение на высшие должности, тре-
бовали контрасигнации председателя кабинета и одного из
министров.                                             
   Исполнительная власть по Конституции вручалась Сове-
ту министров во главе с его председателем,  главой пра-
вительства. Этот орган осуществлял непосредственное го-
сударственное управление страной и в этом своем качест-
ве имел широкие полномочия. Однако деятельность кабине-
та была поставлена под эффективный контроль нижней  па-
латы.  Назначение  председателя  Совета министров и ми-
нистров декретом президента могло производиться  только
после вынесения вотума доверия со стороны Национального
собрания.                                              
   В случае принятия  абсолютным  большинством  голосов
депутатов резолюции порицания, а также в случае провала
в палате важного правительственного законопроекта каби-
нет  должен  был  уйти в отставку.  Правительство могло
распустить парламент только после двух  правительствен-
ных кризисов подряд,  последовавших за вотумами недове-
рия или порицания.  В такой ситуации на период избрания
нового состава собрания создавалось коалиционное прави-
тельство из всех партийных фракций во главе с председа-
телем Национального собрания.                          
   Конституция практически  сохраняла  в неприкосновен-
ности старую судебную  систему  и  местное  управление,
подчиненное строгому контролю со стороны правительства.
Для руководства судами создавался Высший совет  магист-
ратуры, председателем которого являлся президент. Совет
ведал вопросами назначения и продвижения судей,  испол-
нял функции дисциплинарного суда в отношении членов су-
дебного ведомства.                                     
   Реорганизация политического строя Франции в той фор-
ме, которая была предусмотрена Конституцией 1946 г., во
многом не оправдала возложенных на нее задач  и  быстро
утратила  привлекательность в глазах французов.  Страна
практически вернулась к "режиму Собрания", столь едино-
душно  критикуемому  на примере Третьей республики.  За
двенадцать лет сменилось сорок пять правительств,  было
несколько длительных министерских кризисов.  Этому спо-
собствовали как недостаточная проработка  самого  меха-
низма функционирования норм основного закона, так и пе-
риодические отступления от них на практике.            
   Сложные проблемы модернизации экономики и перестрой-
ки экономической структуры,  обострение социальных про-
тиворечий,  распад колониальной системы и  колониальные
войны  требовали  активного вмешательства государства и
стимулировали поиски путей к установлению твердой влас-
ти.  Политическая  система,  основанная на классическом
парламентаризме,  в условиях  многопартийного  соперни-
чества  и возросших требований к административно-управ-
ленческой деятельности оказалась неспособной  адекватно
реагировать на сложные социально-экономические проблемы
и кризисные явления в обществе.                        
   На протяжении 40-х - середины 50-х гг.  стало нарас-
тать  недовольство  государственным  режимом  Четвертой
республики.  Возникшая в  1947  г.  голлистская  партия
Объе-                                                  
динение французского народа (РПФ)' выступила с требова-
нием отмены Конституции 1946 г.  и создания сильной ис-
полнительной власти, способной возвыситься над "партий-
ной чехардой". В этом же году произошел распад трехсто-
ронней коалиции,  а в 1948-1951 гг.  была восстановлена
мажоритарная избирательная система. Широкое распростра-
нение получила практика делегированного законодательст-
ва.  По конституционной реформе 1954 г. премьер-министр
был  наделен  дополнительными  полномочиями по роспуску
Национального собрания, упрощался порядок получения во-
тума доверия правительством (простым большинством голо-
сов),  отменялись положения Конституции о  коалиционном
правительстве.  Были  расширены также права Совета рес-
публики,  который превратился в полноправного участника
законодательного  процесса.  Одновременно,  без прямого
пересмотра соответствующих положений, путем конституци-
онной  практики  произошло  фактическое усиление роли и
влияния президента.                                    
   Обострение политической обстановки и отход от основ-
ных  принципов  Конституции 1946 г.  привели в конечном
итоге к падению Четвертой республики и ее замене в 1958
г. Пятой республикой.                                  
 
   3. Пятая республика во Франции 
   В мае 1958 г.  в обстановке военного мятежа в Алжире
парламент призвал к власти генерала де Голля и  наделил
его  правительство  чрезвычайными полномочиями.  Прави-
тельство спешно подготовило проект  новой  конституции,
который  в сентябре 1958 г.  был одобрен на референдуме
79,2%  голосов его участников и с октября 1958 г. всту-
пил в силу.                                            
   Конституция 1958 г.  Авторы Конституции 1958 г., ко-
торую считали "скроенной точно по мерке для де  Голля",
исходили из необходимости коренного пересмотра принци- 
 
   ' Впоследствии  голлизм  стал  массовым политическим
течением,  в котором авторитарные идеи сочетались с ло-
зунгами "великой,  независимой Франции",  "надпартийных
интересов" и "ассоциации труда и капитала". Голлистская
партия  неоднократно реорганизовывалась и меняла назва-
ние.  С 1976 г.  она именуется Объединение в  поддержку
республики (ОПР).                                      
                                                       
пов, лежавших в основе государственного строя Третьей и
Четвертой республик. Прежде всего предполагалось стаби-
лизировать политическую систему путем "большей  сбалан-
сированности" всех видов власти и усиления независимос-
ти исполнительной власти от политических маневров  раз-
личных партий.  Исполнительная и законодательная власти
должны были быть четко разделены, имея своим источником
только "мандат народа" (т. е. выборы). Однако еще более
эффективным средством укрепления  системы  властвования
должен был стать институт главы государства. Возвышаясь
над всеми властями и не навязывая себя в качестве  пов-
седневного  главы правительства и лидера парламентского
большинства,  президент должен был выражать высшую волю
государства по проблемам первостепенного значения.  Та-
ким образом, одной из важнейших задач этого органа было
гарантировать стабильность исполнительной власти в неб-
лагоприятных политических и экономических условиях.    
   Эти идеи были четко проведены в тексте нового основ-
ного закона.  Свидетельством этому является сама струк-
тура конституции, построенной по схеме президент - пра-
вительство - парламент. Центральным звеном всей полити-
ческой системы стал президент.  Ему была отведена  роль
"высшего арбитра",  призванного обеспечивать нормальное
функционирование государственных органов,  а также пре-
емственность государства (ст.  5). Поэтому президент не
нес политической ответственности ни перед каким органом
(за  исключением случая государственной измены) и никем
не контролировался.  В то же время для выполнения своей
роли он был наделен как широкими постоянными прерогати-
вами,  так и полномочиями,  имеющими исключительный ха-
рактер.                                                
   Прежде всего,  президент назначал главу правительст-
ва, а по его предложению - остальных членов кабинета, а
также  принимал их отставку.  Он председательствовал на
заседаниях правительства,  в Совете и  Комитете  нацио-
нальной обороны, в Высшем совете магистратуры. Ему пре-
доставлялись полномочия главы  вооруженных  сил,  право
назначения на высшие гражданские и военные должности.  
   Президент был  наделен значительными полномочиями не
только в исполнительной, но и в законодательной сфере: 
   он имел право  подписывать  и  обнародовать  законы,
требо-                                                 
вать от парламента нового обсуждения закона или отдель-
ных его статей; право оспорить принятый парламентом за-
конопроект и передать его в Конституционный совет (суд)
для заключения о его  соответствии  конституции;  право
передавать некоторые виды законопроектов на референдум,
минуя парламент; право обращаться к парламенту с посла-
ниями,  которые не подлежат обсуждению; право принимать
ордонансы, имеющие силу закона. Президент получил также
право роспуска нижней палаты парламента (ст.  12),  что
не характерно для  чисто  президентских  республик.  Он
представлял  Францию в международных отношениях,  наде-
лялся значительными прерогативами в области внешней по-
литики.                                                
   Помимо указанных полномочий, президент по ст. 16 по-
лучил право принимать чрезвычайные меры по  своему  ус-
мотрению  в  условиях,  когда "установление Республики,
независимость Нации,  целостность ее территории или вы-
полнение  ее международных обязательств оказываются под
серьезной или непосредственной  угрозой,  а  нормальное
функционирование  органов государственной власти,  соз-
данных в соответствии с Конституцией, нарушено".       

К титульной странице
Вперед
Назад

 

***********************************

 

 
   Одновременно предусматривался  ряд  гарантий  против
установления  единоличной диктатуры президента (автома-
тический созыв парламента,  запрос мнения Конституцион-
ного совета и т.  п.). Однако деятельность президента в
период чрезвычайного положения никем  не  контролирова-
лась.  В  соответствии  со ст.  19 свои наиболее важные
полномочия:                                            
   назначение правительства, роспуск палаты, введение в
действие исключительных полномочий, передача законопро-
ектов на референдум и ряд других -  президент  осущест-
влял  единолично,  без  контрасигнирования  со  стороны
премьера и соответствующих  министров.  Остальные  акты
президента требовали министерской скрепы,  и, таким об-
разом,  премьерминистр нес за них политическую  ответс-
твенность перед парламентом.                           
   Конституция 1958 г. отказалась от прежней политичес-
кой практики избрания президента парламентом. Отныне он
должен  был избираться коллегией выборщиков,  в которой
члены парламента составляли  ничтожную  часть.  Позднее
косвенные выборы президента были заменены прямыми.     
   Второе место  в государственном механизме Пятой рес-
публики было отведено правительству. В самом общем виде
его компетенция закреплялась в ст. 20 Конституции: пра-
вительство должно определять и  осуществлять  "политику
нации", распоряжаться администрацией и вооруженными си-
лами.  Премьер-министр,  полномочия которого определены
более подробно,  должен руководить деятельностью прави-
тельства,  нести  ответственность  за  оборону  страны,
обеспечивать  исполнение законов,  издавать нормативные
акты в порядке регламентарной власти,  назначать на во-
енные и гражданские должности.                         
   Таким образом,   высшая  исполнительная  власть,  по
конституции, была недостаточно четко распределена между
президентом и премьер-министром, но предполагалось, что
премьер,  обладая определенной автономией, осуществляет
повседневное руководство внутренней политикой. Конкрет-
ные формы взаимодействия президента и премьера зависели
от  согласованности их действий при стратегическом вер-
ховенстве президента и, главным образом, от расстановки
партийно-политических сил.                             
   На последнее  место среди высших государственных ор-
ганов Конституция 1958 г.  поместила парламент. Он сос-
тоял  из  двух палат - Национального собрания и Сената,
которые были  практически  равноправными.  Национальное
собрание избиралось прямым голосованием. Сенат, избира-
емый путем косвенного голосования  коллегиями  выборщи-
ков, должен был обеспечивать представительство террито-
риальных единиц республики и французов,  проживавших за
пределами Франции. Особые "сдерживающие" полномочия Се-
ната,  обладающего правом  вето  в  отношении  проектов
конституционных  изменений,  могли  стать  тормозом при
прохождении важных законопроектов.                     
   Специальный раздел Конституции был посвящен  взаимо-
отношениям между парламентом и правительством,  в кото-
ром отчетливо закреплялась доминирующая роль правитель-
ства.  Тщательно  оформленное функциональное разделение
"властей", подробная регламентация деятельности, струк-
туры  и процедуры заседаний парламента имели целью соз-
дание  системы  "рационализированного"  парламентаризма
вместо  парламентарных моделей Третьей и Четвертой рес-
публик.                                                
   Акты парламента могли регулировать строго определен-
ный и сравнительно небольшой круг вопросов (структура и
принципы организации государственного аппарата,        
права и свободы, гражданство, налоги, основные принципы
гражданского,  уголовного,  трудового права и др.).  По
этим вопросам правительство также могло издавать норма-
тивные акты, имеющие силу закона (ордонансы), но только
с разрешения парламента. Возможность подобного рода де-
легирования парламентом  своих  полномочий  была  прямо
предусмотрена  в  Конституции,  а  последующая практика
закрепила такое положение. Все остальные вопросы должны
были решаться в административном порядке,  регламентар-
ной властью кабинета, т. е. путем декретов.            
   Правительство обладало также значительными  полномо-
чиями по контролю над законодательным процессом. Прежде
всего оно, по сути, определяло повестку дня работы пар-
ламента.  Правительственные  законопроекты  должны были
рассматриваться в первую очередь.  Правительство  могло
также использовать целый ряд средств по отклонению вне-
сенных парламентариями поправок в законопроект и прове-
дению голосования без обсуждения (ст.  40, 41, 44, 45 и
др.). Для принятия финансового законопроекта, например,
парламенту  устанавливался  определенный  срок.  Если в
этот срок бюджетный закон не принимался,  он  мог  быть
введен в действие правительственным декретом.          
   Конституция 1958  г.  устанавливала  ответственность
правительства перед парламентом. Однако принятие "резо-
люции  порицания",  которая  обязывала бы правительство
уйти в отставку,  было обставлено многочисленными усло-
виями (ст. 49). Правительству могло быть отказано в до-
верии только абсолютным большинством  голосов,  а  если
инициаторы  резолюции  не  собирали такого большинства,
они утрачивали право вносить новую  в  течение  той  же
парламентской сессии.                                  
   Таким образом,  хотя система органов, по Конституции
1958 г.,  обладала атрибутами парламентарной республики
(ответственность  правительства перед парламентом,  ми-
нистерская скрепа актов президента и т.  п.),  наиболее
существенные  полномочия в определении и проведении го-
сударственной политики были переданы президенту. Обшир-
ные  прерогативы  президента  Франции,  предусмотренные
конституцией,  не имели аналога  даже  в  президентских
республиках.  Режим Пятой республики стал в теории име-
новаться  смешанным  "президентско-парламентским"   или
"косвенным  президентским" режимом,  став образцом сво-
еобразной                                              
гибридной, а на деле новой, самостоятельной формы прав-
ления,  получившей в  политической  науке  наименование
"полупрезидентская республика".                        
   Судебная власть,  по Конституции 1958 г., провозгла-
шалась "хранительницей личной свободы".  Особое положе-
ние  среди  судов занял Конституционный совет,  который
сосредоточил в своих руках  контроль  за  конституцион-
ностью нормативных актов и, несмотря на отсутствие пря-
мого указания об этом,  право толковать основной закон.
Классическим  примером системы специализированных судов
является и существование во Франции органов администра-
тивной юстиции во главе с Государственным советом.     
   В юрисдикцию  административных  судов входит решение
вопросов о соответствии закону актов и действий  испол-
нительных  органов и должностных лиц,  на практике - от
решений муниципалитетов до актов президента.  В осталь-
ном  же  традиционные  формы судоустройства по прежнему
сохраняются и действуют с незначительной  модернизацией
в 1970-х гг. (Кодекс судоустройства 1978 г.).          
   Конституция 1958  г.  очень  скупо  регламентировала
систему местного управления.  Вместе с тем  французская
(континентальная)  модель местного управления стала об-
разцом для подражания в большинстве стран мира.  В  ней
определенным  образом сочетаются прямое государственное
управление на местах и местное  самоуправление,  причем
агенты  государственной администрации осуществляют над-
зор за деятельностью местных представительных  органов.
Одновременно нижестоящие звенья системы подчиняются вы-
шестоящим.  В этой сфере Конституция 1958 г.  следовала
распространенной  теории,  согласно  которой существуют
"естественные" административно-территориальные  единицы
(село, город и др.), которые могут и должны формировать
свои органы самоуправления, и "искусственные" образова-
ния,  т. е. созданные актами центральной власти (регион
и т.  п.),  в которых управление осуществляется  только
представителями  центральной  власти.  По  конституции,
местными коллективами республики являются коммуны,  де-
партаменты,  заморские территории, которые свободно уп-
равляются выборными советами (ст. 72). Низовой единицей
стала коммуна (село или город), жители которой избирают
свой орган самоуправления - муниципальный совет.  В де-
партаментах избираются генеральные советы. "Искусствен-
ным образованием",не имеющим представительных  органов,
стал регион.  Функции местной администрации в  департа-
ментах  и регионах были возложены на префектов и супре-
фектов, которые являются представителями центра на мес-
тах.                                                   
   Развитие политической  системы Франции в 60-80-х гг.
XX в. Основной тенденцией развития политической системы
Пятой  республики в первые десятилетия ее существования
явилось дальнейшее усиление  президентской  власти,  ее
персонализация.  Президент  стал  на практике не только
главой государства, но и главой правительства, одновре-
менно  ослаблялось и какое-либо противодействие законо-
дательной власти.                                      
   Значительную роль  в  такой  эволюции  президентской
власти  сыграли  конституционная реформа 1962 г.,  осу-
ществленная де Голлем посредством референдума,  которая
изменила  порядок  выборов президента.  Отныне избрание
президента должно было происходить с помощью  всеобщего
голосования.                                           
   Действительный смысл  реформы  заключался в противо-
поставлении главы государства как  непосредственного  и
единственного  избранника  народа  избираемому таким же
способом Национальному собранию.                       
   Кроме того, дальнейшее усиление президентской власти
было связано с возможностью главы государства опираться
на парламентское большинство,  поскольку в 60- 70-х гг.
президент неизменно выступал как лидер голлистской пар-
тии. Имея поддержку большинства в парламенте, он факти-
чески возглавлял и правительство, оттеснив его формаль-
ного  главу  -  премьер-министра.  Полная   зависимость
премьер-министра  и  правительства  от воли президента,
фактическая ответственность правительства перед  главой
государства вследствие совпадения президентского и пар-
ламентского большинства стали характерной чертой  Пятой
республики в это время.  Центром принятия государствен-
ных решений стала  главным  образом  личная  канцелярия
президента,  свободный  от  всякой политической ответс-
твенности разветвленный аппарат Елисейского дворца. За-
метной  тенденцией в развитии режима Пятой республики в
60-70-х гг.  стала и централизация судебно-полицейского
аппарата. Были созданы чрезвычайные органы политической
юстиции, расширены полномочия полиции и префектов.     
Вместе с  тем отмечались определенные сдвиги и в укреп-
лении гарантий прав личности. В 1971 г. Конституционный
совет признал преамбулу к Конституции 1958 г. (со ссыл-
ками на права человека в Декларации 1789 г. и Конститу-
ции  1946 г.) составной частью "конституционного блока"
и обязал органы государственной власти уважать  положе-
ния этой преамбулы как конституционные принципы.  Кроме
того, начиная с 1971 г., Конституционный совет деклари-
ровал целый ряд положений, определяющих принципы право-
вого статуса личности (так называемая  Судебная  хартия
прав человека).                                        
   Серьезные изменения  в расстановке социально-полити-
ческих сил во Франции  проявились  в  период  1973-1976
гг., когда голлистская партия утратила абсолютное боль-
шинство мест в парламенте и  уступила  важнейшие  госу-
дарственные  посты представителям других правых и цент-
ристских группировок.  Одновременно с изменением  соци-
альной  базы  и  падением  голлистской партии усилилось
влияние левых сил.  В 1972 г. реформированная Социалис-
тическая  партия  (ФСП)  и Французская коммунистическая
партия подписали совместную Программу  демократического
Правительства народного единства.  Программа предусмат-
ривала проведение в  стране  социально-экономических  и
политических   преобразований,  восстановление  роли  и
престижа парламента и др. Противостояние двух партийных
блоков - коалиции левых сил,  с одной стороны, и право-
центристской коалиции (ОПР-СФД) -  с  другой,  получило
название "биполяризации" политической жизни, став опре-
деляющей чертой развития политической системы Франции. 
   "Биполяризация" открыла непосредственную возможность
прихода  к  власти  левого блока,  а также изменений во
взаимоотношениях  властей.  Президент  и  правительство
могли отныне стать представителями противостоящих груп-
пировок,  и их фактическая роль прямо зависела от связи
с партийно-парламентским большинством.                 
   В 1981  году  Социалистической партии удалось завое-
вать пост президента,  получив  абсолютное  большинство
мест в парламенте, и сформировать правительство. Сохра-
нив основные положения Конституции 1958 г.,  касающиеся
центрального  аппарата Пятой республики,  правительство
социалистов вместе с тем приняло закон о  децентрализа-
ции  местного управления,  упразднив традиционную долж-
ность пре-                                             
фекта (потом восстановленную),  ввело, хотя и в урезан-
ном виде, пропорциональную избирательную систему. Мест-
ные органы власти получили большую самостоятельность  в
финансовых и других вопросах управления. В соответствии
с законами 1983 г. подчинение нижестоящих органов само-
управления  вышестоящим  было  ограничено определенными
направлениями деятельности (образование,  здравоохране-
ние  и т.  п.),  несколько смягчен был административный
контроль центра над местными  органами  самоуправления.
Право избирать представительные органы (самоуправления)
было предоставлено регионам.                           
   Период 1986-1988 гг.  стал уникальным в том  отноше-
нии,  что помимо определенной переоценки роли государс-
тва,  Пятая республика впервые испытала  новацию  "раз-
дельного правления" - сосуществования президента-социа-
листа и правоцентристского  правительства,  опирающихся
на оппозиционные друг другу политические блоки.  Второй
такой период "сосуществования" продолжался  с  1993  по
1995 г., а с 1997 г., напротив, социалистическое прави-
тельство "сосуществует" с президентом-голлистом.       
   Политические события 80-90-х гг. показали, что, нес-
мотря  на все сложности и перипетии партийного соперни-
чества,  примат президентской власти во  всех  областях
государственной  жизни  и  ныне остался неизменным.  Не
случайно наиболее распространенными оценками Пятой рес-
публики являются такие характеристики, как "суперпрези-
дентская республика" или  "ультрапрезидентский  режим".
Вместе  с тем парламент - арена партийного соперничест-
ва,  и в условиях политической поляризации глава  госу-
дарства  еще больше,  чем прежде,  заинтересован в под-
держке парламентского большинства,  а для наиболее  эф-
фективного проведения в жизнь своей политики партия или
блок партий должны выиграть не только президентские, но
и парламентские выборы. Если же говорить об осуществле-
нии парламентом своей главной функции  -  законодатель-