Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Предисловие заслуженного деятеля науки РФ, члена-корреспондента РАН РФ, профессора С.СДлексеева

Черданцев А.Ф.  Теория государства и права: Учебник для вузов. - М.: Юрайт, 2000. - 432 с.

ВВN 5-85294-078-Х

Предлагаемый учебник соответствует учебном программе по теории госу­дарства и права дм юридических вузов. Книга написана доступным языком, содержит четкие определения основных научных категорий, учитывает совре­менные достижения науки. Учебник отличает единство подхода к проблемати­ке теории государства и права, изложение материала логически взаимосвяза­но, последовательно.

Книга предназначена для студентов, аспирантов и преподавателей юриди­ческих вузов и факультетов.


честву, применению права, толкованию и др.). Отсюда логи­чески впервые в подобного рода работу включена глава о юри­дических документах как носителях правовой информации. В связи с этим достаточно детально рассматривается и юриди­ческая техника. Несомненно, это имеет не только теоретиче­ское, но и практическое значение, ибо работа любого юриста связана с получением, обработкой и созданием новой инфор­мации, выраженной в юридических документах.

В работе рассматриваются и такие вопросы, как различие науки и идеологии, юридических прав и юридических свобод, право и справедливость, идеология правоприменения, разли­чение нормативной и процессуальной моделей правоприме­нения, легальная теория доказательств, взаимоотношения го­сударства, права и религии. Глава о правовых системах сов­ременности не только посвящена основным правовым семьям, но в отдельный параграф выделены взаимосвязи пра­вовых систем. Другие учебники и учебные пособия такого ма­териала не содержат.

Несомненно, студенты юридических вузов получат доб­ротное учебное издание.

Книга будет полезна и другим читателям ~ практическим работникам и преподавателям отраслевых дисциплин.

Заслуженный деятель науки РФ член-корреспондент РАН РФ, профессор С. С. Алексеев


ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ............................................ 3

Глава 1. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В СИСТБМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК

1.1. Понятие и состав науки. Система юридических наук ....... 11

1.2. Система юридических наук. Предмет и общая

характеристика теории государства и права................ 13

1.3. Место теории государства и права в системе наук ...,-..... 14

1.4. Функции юридической науки, ее связь с практикой ........ 15

1.5. Юридическая наука и идеология ......................... 23

Глава 2. МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ 2.1. Понятие методологии. Принципы научного исследования ... 27

Глава 3. ЛОГИКО-ЯЗЫКОВЫЕ МЕТОДЫ

3.1. Особенности объектов юридической науки. Роль языка..... 37

3.2 . Приемы логики в юридической науке.................... 42

Глава 4. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

4.1. Власть и социальные нормы в догосударственном

обществе............................................... 50

4.2. Разложение родового строя и возникновение государства ... 53

4.3. Отличие государства от власти родоплеменной организа­ции .................................................. 62

4.4. Происхождение права .................................. 63

4.5. Теории происхождения государства ...................... 65

Глава 5. ОБЩЕСТВО, ЕГО ИНСТИТУТЫ, ВЛАСТЬ

5.1. Общество и его институты .............................. 70

5.2. Государственная власть и ее обоснование ................. 71

 

Глава 6. ГОСУДАРСТВО  Ш

6.1. Понятие государства. Основные подходы к его пониманию      83            1

6.2. Признаки государства..................................   86            |

6.3. Классовые и общесоциальные элементы в историческом             |

содержании государства................................         90            1

6.4. Типы государства .....................................      92

Глава 7. ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО, ЛИЧНОСТЬ.

МЕСТО ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ. ГОСУДАРСТВО И ЛИЧНОСТЬ

7.1. Общество и государство................................ 94

7.2. Место государства в политической системе общества ...... 96

7.3. Государство, право и религия ............................ 99

7.4. Государство, право, личность. Правовой статус личности.. . 104

         I

Глава 8. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА

8.1. Понятие и общая характеристика функций государства .... 113

8.2. Внутренние функции государства ....................... 115

8.3. Внешние функции государства и формы осуществления

функций ............................................. 121

Глава 9. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА

9.1. Понятия и виды форм государства, причины их много­образия .............................................. 124

9.2. Формы государственного правления ..................... 125

9.3. Формы государственного устройства..................... 130

9.4. Политический режим .................................. 133

Глава 10. МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВА

10.1. Понятие и виды государств............................ 136

10.2. Принцип организации и деятельности органов госу­дарства ............................................. 141

10.3. Системообразующие связи в механизме государства ...... 143

10.4. Демократизм, Бюрократия и бюрократизм............... 145

Глава 11. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

11.1. Возникновение и развитие учения о правовом госу­дарстве ............................................. 148

11.2. Основные черты правового государства ................. 152

11.3. Либеральное, социальное и социалистическое правовое

государство.......................................... 162

6

 

1 Формирование правового государства в России .......... 164

1 I 1 Тоталитарное государство ............................. 167

1 1,11111 12. ПРАВО

1 ' 1 Чначение термина «право» ............................ 171

I ! .' Понятие и признаки позитивного права ................ 171

8.' I. Лксиологические основы права. Ценность права ......... 175

1.' •! Социальное назначение и функции права .............,.! 81

! ' '1 Право и экономика .................................. 182

1 ' (1 Право и политика. ................................... 185

I ' / 11ринципы права..................................... 186

I ' ^ Формы (источники) права............................. 188

! 1.1Н.1 13. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ ПРАВА. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПОНИМАНИЯ В РОССИЙСКОЙ НАУКЕ

1 1 1 'Геологические теории права. .......................... 191

1 I .' Теория «естественного права» ......................... 192

1 < <. Юридический позитивизм............................. 193

11111ормативизм ........................................ 194

I I '1 11сихологическая школа права ......................... 195

1 1 (» Теория солидарности в праве .......................... 196

) I / "Социологическая юриспруденция» .................... 197

1 1 К Марксистская теория права ........................... 198

1 ' Ч 11роблемы правопонимания в российской науке ......... 199

| , 111, Соотношение государства и права, права и закона....... 205

I .1.1нл 14. НОРМЫ ПРАВА 111. Значение термина «норма». Понятие нормы поведения,

ее логическая природа ................................ 207

11*11онятие и признаки норм права ....................... 208

I I I Классификация (виды) норм права..................... 210

|1•! Структура норм права ................................ 214

|I •> 11орма права и статья закона .......................... 216

| 1.П1.1 15. НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ.

ПРАВОТВОРЧЕСТВО

I • 1 Понятие, признаки и виды нормативных правовых актов 219 I ' .} 1.1КОН: понятие и виды. ............................... 220

1 ' I 11одзаконные нормативные акты ...................... 221

1 ' -1 Международно-правовые акты, акты СССР и акты

Конституционного Суда РФ как источники российского права ............................................... 224

7

 

15.5. Действие нормативных актов во времени, в пространстве

и по кругу лиц....................................... 225

15.6. Правотворчество: понятие, стадии, принципы ........... 228

Глава 16. СИСТЕМА ПРАВА

16.1. Понятие и основные черты системы права. Отрасль права. Правовой институт................................... 235

16.2. Основания разграничения норм права по отраслям....... 237

16.3. Отрасли российского права............................ 239

16.4. Частное и публичное право............................ 241

16.5. Система права и система законодательства .............. 245

Глава 17. ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА

17.1. Понятие и признаки применения права................. 246

17.2. Стадии применения права. Процессуальные и информаци­онная модели правоприменения ....................... 248

17.3. Пробелы в праве и их восполнение..................... 256

17.4. Акты применения права .............................. 257

17.5. Типы правоприменения............................... 259

17.6. Идеология (принципы) правоприменения............... 260

Глава 18. ТОЛКОВАНИЕ ПРАВА

18.1. Понятие, необходимость и общая характеристика толко­вания права ......................................... 264

18.2. Способы толкования ................................. 269

18.3. Результат толкования. Виды толкования по объему....... 279

18.4. Виды толкования по субъектам ........................ 282

Глава 19. ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

19.1. Понятие, основные черты и виды правоотношений.

Состав правоотношений .............................. 288

19.2. Субъекты права...................................... 292

19.3. Содержание правоотношений.......................... 297

19.4. Объект правоотношения .............................. 300

19.5. Юридические факты................................... 301

Глава 20. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

20.1. Правомерное поведение: понятие, виды................. 305

20.2. Понятие (признаки), виды и состав правонарушения ..... 307

20.3. Объективно-противоправные деяния и злоупотребление

правом.............................................. 310

" 1 11|>;шомерное причинение вреда........................ 312

" • 11опятие и признаки юридической ответственности ...... 314

III. Киды, функции и принципы юридической ответствен­ности ............................................... 317

"  Исключение, ограничение и освобождение от юридической "гнстственности...................................... 320

|| .'. К )ридическая ответственность и другие меры государствен­но-правового принуждения............................ 321

I 1,111.1 21. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО

ГРГУЛИРОВАНИЯ. ПРАВО И ПРАВОСОЗНАНИЕ

' 1 Система социального регулирования ................... 322

' ' Мораль и право ..................................... 323

' ! 11раво и корпоративные нормы ........................ 329

' 1 11раво и обычаи...................................... 329

' \ 11раво и правосознание ............................... 330

' <1 11раво и справедливость. .............................. 333

' / Правовая культура..................................... 340

I ^1,111:1 22. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ЕГО МЕХАНИЗМ ' ' 1 I Правовое регулирование и его предмет ................. 342

' ' ' Способы, типы и методы правового регулирования....... 343

" <. 1 (ормативное и индивидуальное правовое регулирование.

Саморегулирование................................... 345

'.'•I Стадии и механизм правового регулирования............ 347

' ' "1. Эффективность правового регулирования и механизм его

обеспечения.......................................... 351

1 ч:1 на 23. ЮРИДИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

' I 1. Правовое регулирование как движение информации.

Роль языка .......................................... 358

'1 .'. Юридические документы, их классификация ............ 361

' 1 ^. Юридическая техника ................................ 366

' <4. Учет законодательства ................................ 371

' ^•.е^. Техника правоприменительных актов и других докумен­тов ................................................. 375

' *.6. Легализация документов .............................. 378

1 пава 24. ЗАКОННОСТЬ И ПРАВОПОРЯДОК

'1.1. Понятие и значение законности........................ 380

'12. Принципы законности. ............................... 382

9

 

24.3. Гарантии законности .........  ................ ..... 385

24.4. Правопорядок и общественный порядок, дисциплина .... 389

Глава 25. ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ

25.1. Сравнительное правоведение .......................... 391

25.2. Понятие правовой системы............................ 399

25.3. Семья ром ано-германского права ...................... 400

25.4. Семья англо-саксонского (общего) права. ............... 402

25.5. Мусульманское право................................. 405

Глава 26. НАЦИОНАЛЬНОЕ, ИНОСТРАННОЕ И

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО, ИХ ВЗАИМОСВЯЗИ

26.1. Взаимосвязи национальных правовых систем по линии

правотворчестра, .'............,........,.............. 410

26.2. Унификация права ................................... 414

26.3. Функциональные связи национальных правовых систем

мира................................................ 416

26.4. Процессуальные связи равных правовых систем.......... 420

26.5. Внутригосударственное и международное право. ......... 422

Приложение. ЛАТИНСКИЕ ВЫРАЖЕНИЯ.......... ...... 427


Глава 1. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК

1.1. Понятие и состав науки

Понятие науки. Наука — это система знаний о наиболее существенных свойствах (признаках) изучаемых явлений дей­ствительности, закономерностях их существования и разви-гия. Кроме научных знаний существуют знания не научные, обыденные, псевдонаучные, антинаучные и т. п- Научные >нания отличаются от иных тем, что это знания о наиболее существенных сторонах, свойствах изучаемых явлений, отра­жающих глубинные качества явлений, закономерности их су­ществования, развития и функционирования, их связи, взаи­модействия с другими явлениями. Научные знания — это зна­нии упорядоченные, т.е. организованные в определенную систему, знания взаимосвязанные и логически последователь­но изложенные, обоснованные, доказанные.

Вместе с тем наука — это не только научные знания, (щука — это и деятельность по производству, приращиванию других знаний, осуществляемая специалистами в соответствую­щей сфере.

Существо науки заключается не столько в познанных ис­тцах, сколько в их поисках. Если рассматривать науку только как сумму знаний, истин, то она представляется как нечто ' 1,11'ическое, неизменное, между тем как это настоящее сражение с непознанным, вечные муки в поисках истины. Развитие науки выступает как процесс постоянного накопления шпитивных знаний.

Внешне наука представляет собой знания, выраженные в пиле системы объективно фиксированных грамматических Н1)е;и1ожений.

11


Состав науки. В науке как системе знаний выделяются два уровня: эмпирический и теоретический. Эмпирический уро­вень складывается из научных фактов. Научный факт — это не факт реальной действительности. Это достоверное знание о фактах действительности. Причем не любое знание, а зна­ние в определенной мере обобщенное, полученное на основе наблюдения, описания, эксперимента. Одни научные факты служат основой для выдвижения гипотез, другие — для дока­зательства научных истин.

Научные проблемы — это состояния научной информа­ции (научных знаний), которые не удовлетворяют исследова­теля. Проблема — это наличие знаний, но при этом неполных или противоречивых. Знание о неполноте научных знаний или их противоречии побуждает исследователя их пополнить, противоречия снять. Проблема находит свое выражение в постановке вопросов, а ответ на вопрос разрешает ее. Про­блема и ее разрешение, вопрос и ответ — два полюса челове­ческого мышления. Правильная постановка вопроса во мно­гом определяет пути разрешения научных проблем.

Научная гипотеза — это совокупность вероятностных, предположительных знаний, отвечающих на проблемные вопросы, что-либо объясняющие ввиду недостаточности достоверных знаний. В ходе научных исследований выдви­нутые гипотезы опровергаются или доказываются и обо­сновываются и тогда превращаются в научные знания и в таком виде включаются в состав научной теории.

Проблемы и гипотезы существуют и в юридической прак­тике. Но это, естественно, проблемы не научного, а узкопрак-тического характера. Юрист, участвуя в рассмотрении дел, за­частую находится в проблемной ситуации: он обладает опре­деленной суммой знаний относительно конкретных фактов, но эти знания неполные, недостаточные для решения дела. Эта неполнота знаний о конкретной фактической ситуации также находит выражение д постановке вопросов и выдвиже­нии гипотез как предположительных знаний, дающих ответ на вопросы. Гипотезы в данном случае выступают в виде след­ственных или судебных версий. Доказав или опровергнув вер­сии, юрист тем самым получает достоверные знания (инфор­мацию), необходимые для решения дела. '

Научная теория — это совокупность систематизирован­ных, взаимосвязанных, обоснованных и проверяемых знаний,

]2


г. е. могущих быть проверенными на практике или иным оп­ределенным логическим путем. Теории не только описывают изучаемые явления и их существенные признаки, но и объ­ясняют эти явления, с разных позиций (подходов) показыва­ют закономерности их возникновения, развития и функци­онирования. Именно теории составляют основной костяк науки. В этом плане любая наука выступает как совокупность частных теорий.

Таким образом, подведя итог вышесказанному, отметим, что научное познание движется от научной проблемы к на­учной гипотезе, а от нее — к научной теории.

1.2. Система юридических наук. Предмет и общая характеристика теории государства и права

Теория государства и права является составной частью юридических наук. Юридические науки представляют собой систему разнородных знаний, объединенных одним объектом (государство и право), взаимосвязанных между собой. Систе­ма юридических наук подразделяется на определенные груп­пы.

К историческим наукам относятся история государства и права России, история государства и права зарубежных стран, история учений о государстве и праве. Последняя может рас­сматриваться и как теоретическая наука в историческом ракурсе. К отраслевым (догматическим) наукам относятся науки, посвященные отдельным отраслям права (наука конс­титуционного права, гражданского права, уголовного права ит.д.).

К прикладным (вспомогательным) наукам относятся кри­миналистика, судебная медицина, психиатрия и др., призван­ные обслуживать правовое регулирование, условно говоря, с технической стороны.

К теоретическим наукам относится теория государства и права. Однако следует иметь в виду, что и другие науки являются науками постольку, поскольку и они складываются из различного рода частных теорий. Особенностью этих наук является то, что они теоретически обслуживают (описывают, объясняют и т.д.) конкретные отрасли права.

.1  л


1.3. Место теории государства и права в системе наук

Как уже сказано, предмет теории государства и'права от­личается от предмета других юридических наук. Однако объ­ект у всех юридических наук один и тот же (государство и право). Отсюда неизбежны их связи и взаимодействия, взаи­мовлияния.

Теория государства и права берет для изучения те стороны государственно-правовой действительности, которые явля­ются общими, знания о которых необходимы для всех юри­дических наук. Теория государства и права как бы освобож­дает другие науки от исследования этих проблем. Такие част­ные теории, как теории норм права, источников права, при­менения и толкования права, система права и т. д., выступают теоретической базой для других юридических наук.

В рамках общей теории государства и права формируются и основные правовые категории (понятия), которые также служат базой для других наук.

Теория государства и права является, следовательно, нау­кой интегративной, общей. Теория государства и права, сле­довательно, имеет методологическое значение для других юридических наук, которое проявляется и в системе катего­рий (понятий), формируемых в рамках данной науки, и в раз­работке конкретных методов правовых исследований.

Со своей стороны другие юридические науки дают общей теории государства и права эмпирический материал для даль­нейших обобщений, общетеоретических выводов. Конкрет­ные юридические науки в определенной мере как бы состав­ляют эмпирическую базу общей теории государства и права.

Итак, теория государства и права — это наука методоло­гическая, юридическая, поскольку изучает право, политиче­ская, поскольку ее объектом является государство как основ­ной политический институт. В этих взаимосвязях теория го­сударства и права выступает как наука интегративная, обоб­щающая, объединяющая и связующая юридические знания.

Теория государства и права, несомненно, связана с дру­гими науками об обществе, общественных явлениях, явлениях человеческой культуры. Это естественно, ибо государство и право как социальные институты связаны с экономикой, по­литикой, движением классов и социальных групп, моралью,

14


культурой, языком и т. д. Поэтому и наблюдаются соответст-пующие связи теории государства и права с другими, неюри-пическими науками: философией, политической экономией, социологией, политологией, этикой, логикой, языкознанием, социальной психологией и т. д. В ходе этого взаимодействия знания этих наук используются в исследовании государствен­но-правовых явлений.

1.4. Функции юридической науки, ее связь с практикой

Функции науки — это основные направления научной де­ятельности, выражающиеся в ее задачах, целях. Очевидно, что основная, главная функция науки — это производство, при-ращивание научных знаний как знаний истинных, обосно­ванных, проверяемых. Эту функцию можно назвать гносеоло­гической {познавательной}. В рамках этого общего направле­ния можно выделить следующие функции более конкретного характера.

Эмпирико-описательная функция юридической науки со­ответствует эмпирическому уровню познания, логически пер­воначальному этапу научного исследования. Осуществление •)той функции призвано обеспечить научное теоретическое познание фактическим материалом, эмпирическими данны­ми об изучаемых явлениях.

Применительно к правовой науке в качестве эмпириче­ских фактов (наблюдаемых явлений государственно-правовой действительности) можно рассматривать и отдельные норма" гивные акты, нормы права, различного рода юридические факты, деятельность, связанную с правотворчеством, систе­матизацией законодательства, правореализацисй, результаты действия нормативных актов, структуру, кадровый состав и цеятельность государственных органов по осуществлению тех или иных функций государства, правосознание отдельных со­циальных групп, состояние преступности и т. д. Основным методом получения эмпирических данных в юридической науке является наблюдение (непосредственное, но чаще опос­редствованное). Эксперимент имеет ограниченное значение. Получению эмпирических данных в юридической науке слу­жит также метод интерпретации отдельных нормативных ак-гов и норм права, дающий сведения о первичных правовых

15


явлениях (нормах права, нормативных актах), первичных эле­ментах системы права и системы законодательства. Интер­претация этих элементов— не ретросказание, не предсказа­ние и тем более не объяснение, ибо в результате толкования отдельной нормы права не вскрываются закономерности сущ-ностного порядка, а получаются данные о содержании эмпи­рически-правового явления, на которых основывается даль­нейшее углубленное изучение норм права и права в целом на теоретическом уровне (анализ структурного состава нормы права, выявление существенных признаков, присущих любой норме права, системный подход к праву в целом и т. д.). Ин­терпретация дает эмпирический материал для последующих действий, охватываемых данной функцией (например, для классификации норм права и нормативных актов), а также для других методов, например для сравнительного правове­дения, ибо сравнение норм институтов права предполагает прежде всего их интерпретацию, получение данных о содер­жании сравниваемых институтов.

Описание как научная операция не сводится только к опи­санию эмпирических свойств изучаемых явлений. Эта стадия научного исследования предполагает логическую обработку эмпирического материала, его анализ, классификацию, сис­тематизацию, обобщение и т. д. В результате такой обработки создается эмпирический базис соответствующей науки. При этом определенная роль принадлежит обыденным, философ­ским и предварительным научным знаниям, необходимым для планировки и правильной, целеустремленной постановки эксперимента или наблюдения и т. д. Эмпирический уровень познания лишь логически может рассматриваться в качестве первоначального этапа научного познания. Фактически же эмпирическое познание совершается на базе уже существую­щего теоретического базиса науки, который во многом пред­определяет эмпирические исследования. Осуществляя, на­пример, эмпирическое изучение состояния преступности в том или ином районе страны, исследователи исходят из оп­ределенных теоретических данных таких наук, как уголовное право, криминология. Эти данные теории кладутся в основу планирования и методики такого исследования, в основу анализа — синтеза, систематизации и обобщения материалов эмпирического исследования. В свою очередь эти материалы, систематизированные и обобщенные, составляют эмпириче-

и"


скую основу для вскрытия определенных закономерностей и научного теоретического объяснения сущности соответствую­щих объектов исследования.

Функция объяснения — одна из основных функций юриди­ческой науки — относится к теоретическому уровню позна­ния государства и права. Главной и единственной задачей функции объяснения является раскрытие сущности исследуе­мых объектов, осуществляемое через познание отношений и связей этой сущности с другими сущностями или через по­знание ее внутренних отношений. Вскрывая существенные, т. е. закономерные, связи и отношения изучаемых объектов, наука тем самым объясняет саму сущность этих объектов. Ха­рактер объяснения зависит от характера закономерных, суще­ственных отношений и связей объясняемого объекта. В сфере государственно-правовых явлений возможны атрибутивные, структурные, причинно-следственные, функциональные свя­зи и отношения. Им соответствуют и определенные виды объ­яснений.

Атрибутивное объяснение основывается на наличии зако­номерных атрибутивных связей объясняемого объекта с оп­ределенным свойством (атрибутом). В ходе такого объяснения раскрывается связь объекта с существенным, необходимым его свойством (атрибутом), без которого объект не существует и не может существовать. Элиминация (исключение) этого свойства ведет фактически к элиминации самого объекта. Раскрытие атрибута есть раскрытие одной из сторон сущности объекта. Атрибутивное объяснение весьма распространено в правоведении. Оно используется прежде всего в раскрытии сущности государства и права в целом. Однако следует отме­тить, что при объяснении права довольно часто его сущность в нашей литературе сводится лишь к одному его существен­ному свойству — воле соответствующего господствующего класса, выраженной в законе. Но ведь такие свойства права, как, например, нормативность и принудительность, также су­щественны. Достаточно исключить хотя бы одно из них, как право перестает быть правом. Атрибутивное объяснение сущ­ности объектов требует, следовательно, охвата всех его суще­ственных свойств,

Генетическое объяснение основывается на закономерных связях объясняемого объекта с предшествующими ему объек­тами Оснппняя цель такого объяснения — исследование ге-


незиса соответствующих объектов, выявление причин и усло­вий, вызвавших к жизни изучаемый объект, факторов, под­держивающих его существование и изменение. Применитель­но к исследованию государственно-правовых явлений в ходе генетического объяснения используется, как правило, апел­ляция к экономическим, классовым, культурным и прочим социальным факторам', предопределяющим их существование и изменение функционирования. Генетическое объяснение применимо при объяснении любого государственно-правово­го института или другого явления, связанного с правом.

Функциональное объяснение необходимо в правоведении, ибо речь идет об объяснении функционирующих объектов. В нашей науке общепризнано, что, например, в функциях го­сударства и права проявляются существенные стороны этих явлений, прежде всего их социальная сущность. Анализируя функции государственно-правовых явлений и следствия этих функций, мы тем самым получаем материал для объяснения самой их сущности, ибо все главные черты и свойства этих явлений неизбежно отражаются на результате их функцио­нирования. Функциональное объяснение предполагает, сле­довательно, изучение государственно-правовых институтов в действии, основываясь на фактах их функционирования, на данных о последствиях этого функционирования. При таком объяснении нужны предварительное изучение, анализ резуль­татов, которые явились следствием действия изучаемых инс­титутов. Функциональное объяснение — это разновидность контргенетического объяснения, апеллирующего к следстви­ям функционирования соответствующей системы.

Структурное объяснение основывается на том, что объяс­няемый объект характеризуется двусторонней структурной организацией. Любой объект не только обладает внутренней структурой (целостность объекта, его элементы и порядок ор­ганизации этих элементов), но и сам является составным эле­ментом структуры другого объекта (т. е. элементом супер­структуры). В каждой внутренней и внешней структурных связях находит проявление та или иная существенная сторо­на, свойство существующего объекта. Анализируя структур­ные связи объекта, мы тем самым раскрываем и характеризу­ем его существенные свойства. Структурные (внутренне и внешне) объяснения широко распространены в науке о госу­дарстве и нраве, ибо оба этих объекта, с одной стороны, струк-


гурно организованы, с другой — сами являются элементами суперструктуры (государство как элемент политической сис­темы, право как элемент системы нормативного регулирова­ния в обществе). То же самое можно сказать и о других госу­дарственно-правовых явлениях. Например, каждая отрасль права, будучи элементом системы права, сама имеет внут­реннюю структурную организацию. Важным условием струк­турного объяснения является нс только вычленение эле­ментов целого, но и показ системообразующих связей, орга­низующих элементы в единое целое, придающих целому структурное единство. Простое сопоставление элементов, входящих в суперструктуру, выявление общих и специфиче­ских черт без анализа их связей нельзя рассматривать в каче­стве завершенного структурного объяснения.

Научное правоведение исходит из требования всесторон­него подхода к изучаемым объектам. Поэтому оно не отдает предпочтения какому-то одному виду объяснения, а приме­няет их в совокупности. Это отнюдь не исключает того, что в некоторых исследованиях может быть использован какой-то один вид объяснения, например структурный, функциональ­ный и т. д. Более того, подобного рода подходы неизбежны в науке, ибо они позволяют углубиться в отдельные существен­ные стороны изучаемого объекта, познать объект более де­тально и конкретно.

Прогностическая функция любой науки состоит в предви­дении развития соответствующих явлений, в предвидении то­го, каким качественным или количественным изменениям подвергнутся эти явления. Предвидение является необходи­мым условием определения правильного курса практической деятельности вообще и условием дальновидной политики в частности. Научно обоснованное предвидение дает уверен­ность в возможности достижения поставленных задач.

Высокая степень вероятности или даже полной опреде­ленности научного предвидения вызвана тем, что такое пред­видение основывается на знании причинно-следственных связей, детерминированности, обусловленности соответст­вующих явлений, знании законов их развития. Предвидение тенденций развития государственно-правовой надстройки возможно лишь с учетом общего социально-экономического и культурного развития общества (развития экономики, куль­туры, направления политики и т. д.), ибо государство и право

19


находятся в двойной связи с обществом: с одной стороны. сущность и характер государства и права обусловлены самим обществом (прежде всего классово-экономическими его от­ношениями), а с другой — государство и право являются ору­диями обратного воздействия на общество (путем управления и регулирования). Без учета этих связей действительно науч­ный прогноз развития государственно-правовой надстройки невозможен. Естественно поэтому, что формулирование про­гностических положений юридической наукой неизбежно должно опираться на знания и прогнозы развития обществен­ных явлений, тесно связанных с государством и правом.

Юридическая наука, конечно, не в состоянии заниматься разработкой прогнозов всех социально-экономических явле­ний, связанных с правом. Следовательно, в области прогноза она должна опираться на достижения других наук, использо­вать уже готовые прогнозы, сформулированные неюридиче­скими науками. Такие прогнозы многовариантны. На основе прогнозов развития других явлений можно предсказать и раз­витие законов, их регулирующих. Однако и такое предсказа­ние будет только многовариантным, потому что, с одной сто­роны, достижение одних и тех же целей возможно с помощью разных правовых средств, а с другой — принятие закона яв­ляется следствием действия «бесконечного количества пере­крещивающихся сил», которые не всегда поддаются точному учету и предвидению.

От Прогностических положений юридической науки сле­дует отличать предложения с1е 1е§с ?егепс1а,т. е. предложения по принятию конкретного закона с конкретным содержанием или конкретного предложения о совершенствовании сущест­вующего законодательства. Если в первом случае предпола­гается, каким изменениям подвергнется то или иное государ­ственно-правовое явление в будущем, то во втором случае наука четко формулирует, какие законы и какого содержания следует принять, какие изменения следует внести в содержа­ние государственно-правового института.

Оценочно-нормативная (или методологическая) функция науки состоит в том, что наука формулирует правила, реко­мендации, советы для целесообразной деятельности человека в той или иной ее сфере. Нормативная функция присуща любой теоретической, тем более эмпирической науке, ибо наука, вскрывая закономерности развития явлений, предска-

20


зывая их развитие, является основой целесообразной де­ятельности человека, она не только указывает, что следует делать для достижения тех или иных целей, но и каким об­разом это делать.

Нормативная функция присуща и юридической науке. Юридическая наука в целом формулирует такие нормативные (методологические) положения, как принципы (правила) на­учного исследования государственно-правовой действитель­ности, различного рода правила практической, целесообраз­ной деятельности в области правотворчества, правопримене­ния, реализации права в широком смысле этого слова.

В нормативной функции, как и в прогностической, ярко проявляется интеграция юридической науки с другими нау­ками: формулируя различного рода правила целесообразной деятельности, она опирается на знания общественных, есте­ственных и технических наук. Удельный вес.нормативных по­ложений неодинаков в различных отраслях юридической нау­ки, в различных частных теориях. В общей теории права на­ибольший удельный вес нормативные положения занимают в учениях (частных теориях) о правотворчестве, о толковании и применении права. По отношению к правотворчеству нау­кой разрабатывается и совершенствуется система правил юридической техники, по отношению к теории толкования — система правил толкования действующих правовых норм, по отношению к теории правоприменения — система правил их применения.

В криминалистике, в основном науке эмпирической, не­посредственно обслуживающей нужды практики, удельный вес нормативных (методологических) положений еще больше. Можно даже отметить, что криминалистика и существует для того, чтобы формулировать правила практической деятель­ности применительно к расследованию юридических дел. Все прочие научные положения криминалистики призваны лишь научно обосновать целесообразность тех или инь1Х правил, формулируемых этой наукой. Здесь мы видим систему правил криминалистической техники (обнаружения, выемки, фикси­рования, исследования вещественных доказательств), такти­ки проведения определенных следственных действий (осмот­ра места происшествия, обыска, допроса, очной ставки и т.д.), расследования отдельных видов преступлений (част-

21


ная методика), Разрабатывая правила, криминалистика ши­роко использует достижения различных естественных, техни­ческих, общественных наук.

В отраслевых науках также обнаруживаются нормативные элементы. Это .прежде всего правила, отражающие особен­ности толкования норм отдельной отрасли права, правила юридической техники индивидуальных правоприменитель-ных актов и других юридических документов, оформляющих юридические действия. Конечно, многие правила юридиче­ской техники могут быть зафиксированы в нормативных пра­вовых актах. Однако следует иметь в виду, во-первых, что не­целесообразно придавать всем указанным правилам формаль­но-юридический характер, во-вторых, что и фиксированные с помощью нормативных актов правила являются плодом юридической науки.

Анализируемая функдия юридической науки именуется не просто нормативной, а оценочно-нормативной, так как формулирование правил (принципов) целесообразной де­ятельности в области правотворчества и правоприменения не­избежно связано с различного рода оценками. Указанные правила формулируются на основе оценок соответствующих действий и их результатов, с позиций политики, морали, це­лесообразности, эффективности и т. д. Но главное, в чем про­является оценочно-нормативная функция юридической нау­ки, на наш взгляд, является деятельность, направленная на обоснование и формулирование оценок прежде всего дейст­вующей системы права и политической системы в целом. Нау­ка о государстве и праве не выполняла бы своей социальной функции, если бы не давала оценок указанным явлениям, ибо только на основе оценок (положительных и отрицательных) действующей государственно-правовой системы возможно формулирование предложений, направленных на совершен­ствование правовых и государственных институтов.

В отличие от прогностических высказываний в данном случае наука не ограничивается выводами разного характера . о будущем изменении и развитии государственно-правовых явлений, а формулирует точно определенные предложения, какие именно мероприятия следует осуществить для совер­шенствования конкретных государственных или правовых институтов. Такого рода предложения могут носить разнооб­разный характер, вплоть до разработки представителями нау­ки проектов нормативных актов.

22


В оценочно-нормативной функции юридической науки прежде всего и проявляется ее практический характер. Эта функция призвана непосредственно обслуживать нужды го­сударственно-правовой практики. В практической деятель­ности государственных органов (правотворческой, правопри-менительной, организационной и т. п.) научные предложения материализуются, обретают реальность, воздействуют на дей­ствительность.

Следует отметить, что представленный выше вариант пе­речня и описания функций юридической науки является не единственным. Даже в учебной литературе мы не найдем единства взглядов на функции юридической науки. В ряде учебников называются, например, такие функции, как теоре­тическая, онтологическая, эвристическая, практически-орга­низационная, воспитательная и др.

Не вдаваясь в детали, отметим, что некоторые из них вряд ли следует приписывать науке. Основное назначение науки -— производство и приращение научных знаний. Использование этих знаний в той или иной сфере человеческой деятельности не означает, что это деятельность самой науки. Наука, напри­мер, ничего не организует, не воспитывает, ничем не управ­ляет, хотя, как отмечено выше, научные знания — основа лю­бой рациональной деятельности и в сфере производства, уп­равления, правового регулирования, воспитания и т. д. Если пойти по пути расширения функций науки, то все функции государства, права и отдельных социальных институтов мож­но приписать науке.

1.5. Юридическая наука и идеология

Общественные науки, в том числе и юридические, а в осо­бенности общая теория государства и права, тесно связаны с идеологией: политической, правовой и др.

Идеология, как и наука, — это форма общественного со­знания, форма отражения действительности. Наука, научные знания отражают объект исследования таким, каким он есть в действительности. Наука, следовательно, ориентирована на свой объект.

Идеология же — это отражение общественного бытия че­рез призму классовых, социально-групповых интересов. Иде-

23


злогия ориентирована не столько на объект познания, сколь-<о на интересы субъекта, взятого на социально-групповом уровне. Назначение идеологии —- выработка системы ценнос-гсй, на которую ориентируется определенная социальная группа, которая их стремится реализовать, претворить в дей­ствительность, сформировать эту действительность в соответ­ствии с признанной системой ценностей. Идеология говорит о том, что должно быть и чего не должно быть в социальном мире (обществе).

Идеология всегда отражает интересы части общества, ее главный принцип ~ не принцип объективности (как в науке), а принцип партийности. Принцип партийности состоит не в принадлежности к определенной партии, а в позиции, опре­деляемой интересами крупного социального субъекта. Пар­тийность — это оценка социальных явлений (в том числе госу­дарства и права) с позиции интересов определенной социаль­ной группы, с точки зрения ценностей, на которые ориенти­рована эта группа. Поэтому идеология иногда определяется и как совокупность оценок, основанных на каком-либо миро­воззрении, мировоззренческих представлениях, обосновы­вающих общественные устремления данной социальной груп­пы. Идеология может выражаться, следовательно, в совокуп­ности принципов деятельности соответствующих социальных субъектов, предписывающих утверждение ценностей, при­знанных данной группой.

Идеология с точки зрения субъектной принадлежности может быть религиозной, национальной (националистиче­ской), классовой, групповой. С точки зрения объектной иде­ология бывает экономическая, политическая, правовая.

Основные и в определенной мере противоположные иде­ологии современного мира— это либерально-буржуазная и социалистическая. Первая в качестве основополагающих цен­ностей провозглашает частную собственность, свободу инди­вида, предпринимательской деятельности, распределение материальных благ по капиталу, минимум государственного вмешательства в эти отношения, ограничение опеки, патер­нализма государства относительно личности, правовое либе­ральное государство, политический и идеологический плюра­лизм и т. д. Идеология социалистическая провозглашает уничтожение частной собственности (или се ограничение)

24


как условия эксплуатации человека человеком и несвободы большинства, утверждение общественных форм собственнос­ти, распределение материальных благ по труду, социальную ащищенность личности, следовательно, опеку и патернализм государства относительно личности. В сфере политической 1та идеология претерпела существенные изменения — от тре-иования установления государства диктатуры пролетариата до общенародного государства и правового социалистического государства.

Заметим, что все основные идеологии в современных ус­ловиях так или иначе апеллируют к общечеловеческим цен­ностям: правам и свободам граждан, справедливости, демо­кратии и т. д.

Несомненно и взаимовлияние этих в значительной мере противоположных идеологий. В период существования СССР, противостояния двух общественно-политических систем уси­ленно развивалась так называемая теория (а точнее, идеоло­гия) конвергенции, согласно которой капиталистический и социалистический миры движутся в одном направлении к постиндустриальному обществу, которое должно воспринять и сохранить положительные ценности как капитализма, так и социализма. Ныне эта концепция предана забвению.

Государство и право как социальные институты — это наиболее мощные и эффективные инструменты для утверж­дения тех или иных ценностей, достижения определенных со­циальных целей. Поэтому их ценность зависит от того, на­сколько эффективны они в утверждении ценностей, признан­ных в обществе. Эти ценности находят выражение прежде всего в принципах организации и деятельности государствен­ного аппарата, принципах права, в формировании которых значительная роль принадлежит науке. Имеются в виду преж­де всего такие ценности, как демократия, справедливость, об­щественный порядок, права и свободы личности и т. п.

Коль скоро государство и право в своем функционирова­нии ориентированы идеологически на определенную систему ценностей и принципов, то мимо этого не может пройти и юридическая наука, и прежде всего теория государства и пра­ва. Она поэтому неизбежно склоняется в сторону той или иной идеологии, что дает основания приписывать этой науке идеологическую функцию.

7^


Склонность к той или иной идеологии неизбежно отра­жается и на научных позициях отдельных авторов, в том числе авторов учебников и учебных пособий. Здесь мы видим при­верженцев как марксистских взглядов на сущность и роль го­сударства и права, так и либерально-демократических. Зачас­тую наблюдается промежуточная позиция, иногда переходя­щая в эклектизм, т. е. в желание соединить разные подходы и взгляды на те или иные проблемы.

Наука в таких случаях стремится к обоснованию преиму­щества тех или иных ценностей, выработке политике-юриди­ческих средств для их утверждения в жизнь.


. Глава 2. МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ

2.1. Понятие методологии. Принципы научного исследования

Под методом науки понимается совокупность принципов, правил, приемов научной деятельности, применяемых для по­лучения истинных знаний, объективно отражающих действи­тельность. Методология— учение о методе, теоретическое обоснование используемых в науке методов познания мате­риального мира-

Методологической основой юридической науки является материалистическая теория познания. Согласно указанной теории:

— вещи (объект познания) существуют объективно, неза­висимо от познающего субъекта («вещи в себе»), они доступ­ны человеческому познанию («вещи для нас»);

— содержание знаний объективно определяется сущест­вованием реального, не зависимого от сознания человека внешнего мира;

— единственный источник знания — ощущения; ощуще­ния суть образы объектов внешнего мира;

— мышление отличается от чувственного познания (ощу­щения, восприятия, представления) тем, что оно является не непосредственным, а опосредствованным познанием как про­цесс абстракции, формирования понятий, законов;

~ мышление объективно, поскольку оно диалектично и следует законам логики;

— мышление не только физиологично (продукт человече­ского мозга) и социально (человек — часть общества), но и субъективно, поскольку осуществляется субъектом, посколь­ку внешний мир отражается в идеальных, субъективных фор-

77


мах образов, логических формах (понятиях, суждениях, умо­заключениях);

— субъективный характер мышления может служить ис­точником ошибок, заблуждений;

— мышление тесно связано с языком, язык — непосред­ственная действительность мысли, язык есть средство мате­риализации процесса и результатов познания;

— в процессе познания происходит «удвоение мира»: с од­ной стороны -— мир реальной действительности, с другой — мир идеальный, в виде понятий, гипотез, теорий, научных законов, отражающих мир реальный:

— метод познания зависит от особенностей познаваемых объектов, целей, которые ставятся в ходе познания, и условий познания.

Всеобщими научными методами являются метод диалек­тической и метод формальной логики.

Из особенностей теории познания как теории отражения и материалистической диалектики вытекают следующие принципы, или требования, к научному познанию.

Принцип материалистического подхода заключается в рассмотрении государства и права как явлений социальных, составляющих неотъемлемый элемент общественного устрой­ства, как необходимых социальных институтов, сущность и характер которых предопределены социально-экономиче­ским строем общества, уровнем его экономического и куль­турного развития. Фактором, определяющим сущность и со­держание, являются экономические' отношения. Согласно марксистской концепции они составляют базис, над которым возвышается надстройка (государство, право, мораль и т.д.). Характер базиса определяет характер и сущность надстройки.

В связи с критическим в настоящее время отношением к марксизму возникает вопрос: действительно ли существуют базисные отношения, отличающиеся по своему характеру от иных отношений и оказывающие определяющее влияние на надстроечные отношения? К базисным можно отнести отно­шения, складывающиеся в процессе производства средств производства и средств потребления: отношения собствен­ности, отношения, вытекающие из общественного разделе­ния труда, в том числе отношения по поводу обмена матери­альными благами, распределения материальных благ, а также

28


отношения по воспроизводству самого человека — основной производительной силы общества.

Если существует общество, то неизбежно в обществе скла­дываются и указанные отношения, независимо от того, есть ли государство и право. Ни государство, ни право не могут отменить эти отношения, ибо это равносильно «отмене» са­мого общества, а следовательно, и самого государства.

Однако на сущность и содержание государства и права оказывают влияние не только базисные отношения, но и иные факторы: политика, идеология, мораль, правосознание и др. Но главными, определяющими остаются все-таки отно­шения и интересы экономические.

Принцип диалектического подхода к государству и праву заключается в том, что процесс их научного исследования должен соответствовать правилам диалектической логики (диалектике).

Конкретно диалектические моменты в познании прояв­ляются в историческом подходе — в рассмотрении того, как данное явление (государство и право) возникло, какие этапы в своем развитии оно прошло, чем оно является в настоящее время.

Проявлением диалектики служит требование всесторон­него подхода к изучаемым явлениям. Должны быть исследо­ваны все стороны явления, а также связи с другими явления­ми, в которых проявляются его свойства. Так, при изучении права анализируются не только его существенные признаки, но и формы (источники), функции, связи с политикой, мо­ралью, правосознанием и т. п. Всесторонность (многосторон­ность) проявляется в использовании различных методов ис­следования.

При исследовании государственно-правовых явлений ши­роко используются такие категории диалектического матери­ализма, как форма и содержание, сущность и явление, при­чина и следствие, структура и элемент, законы единства и борьбы противоположностей, восхождения от абстрактного к конкретному, категории исторического материализма— об­щественно-экономическая формация, политика, классы, власть, законы определяющей роли общественного бытия по отношению к общественному сознанию, соотношения базиса и надстройки, перехода к новой общественно-экономической формации через революцию.

29


Использование законов и категорий материалистической диалектики при исследовании государства и права позволяет выяснить происхождение, сущность и социальное назначение государства и права, определить формы их существования, закономерности функционирования и развития и на этой ос­нове сформулировать рекомендации по их совершенствова­нию, прогнозировать их исторические перспективы.

Принцип объективности научного познания заключается в конечном счете в том, что изучаемые явления должны от­ражаться такими, каковы они в действительности. Объектив­ность научных выводов базируется на твердо установленных научных фактах. На их основе выдвигаются гипотезы, стро­ятся теории. Умозрительные выводы, не подкрепленные на­учными фактами, не могут претендовать на объективность.

Объективность научного познания особенно важна (и особенно трудна) в области государства и права — явлений ярко выраженного политического характера. Острые полити­ческие конфликты современности вызывают не только науч­ное, но и вполне понятное эмоциональное, человеческое от­ношение. Однако высший долг ученого заключается в том, чтобы в любой ситуации сохранять объективность ~ изобра­жать действительность такой, какова она есть, не замалчивая «неприятные» ее стороны и не приписывая ей качества, ко­торыми она не обладает.

Аксиологический (ценностный) подход имеет место в лю­бой науке и особенно в науках общественных, в том числе юридических. Он связан с проблемой ценностей и оценок. Ценность — это нечто значимое для субъекта (индивида, со­циальной группы, общества). Ценностная позиция ученого связана с его интересами, предопределяет .выбор научных проблем, селекцию (отбор) существенной, с его точки зрения, информации, оценку, научной продукции.

В одном и том же предмете, явлении разные субъекты (индивиды или социальные группы, классы) усматривают разное. Как говорил И. Кант, один, глядя в лужу, видит в ней грязь, а другой — отражающиеся в ней звезды. Но заметим, что то и другое в луже присутствует.

Аксиологический подход в теории государства и права проявляется в том, что эти явления рассматриваются как оп­ределенные ценности, значимые для различных субъектов, как необходимые институты.

30


В этом подходе усматриваются два противоположных взгляда: юридический романтизм, согласно которому с по­мощью государства и права можно решить любые задачи, стоящие перед обществом, и юридический нигилизм, недо­оценивающий их роль, пренебрежительно относящийся к праву. Очевидно, что вредны как крайний нигилизм, так и безудержный романтизм. Истину следует искать на середине, не следует ни преувеличивать, ни преуменьшать их роль. Го­сударство и право могут сделать многое, но далеко не все. Их уровень не может быть выше экономического и культурного уровня развития общества.

В аксиологическом подходе важно то, с точки зрения чего оцениваются политические и юридические институты. Осно­ванием оценок могут быть интересы и цели тех или иных классов и социальных групп, их представления о ценностях и т. д. Такой подход В. И. Ленин называл партийностью, раз­умея под ней оценку тех или иных событий, явлений в жизни обществ с позиций определенного класса. И такой подход с позиций определенных социальных сил — факт действитель­ности- Особенно он заметен в переходные периоды проведе­ния экономических и политических реформ, когда происхо­дит переоценка ценностей, переоценка политических, юри­дических институтов и прежде всего с точки зрения целей, которые стоят перед обществом. Только на основе негативных оценок тех или иных политических и правовых институтов осуществляется их реформирование.

В условиях формирования правового государства основой оценки различных правовых и иных институтов выступают общечеловеческие ценности, такие, как права и свободы че­ловека, демократия, социальная и правовая защищенность личности, экологическая безопасность и т. д. Важная роль в оценке политических и правовых институтов принадлежит общепризнанным нормам международного права, в частности Всеобщей декларации прав и свобод человека, пактам о пра­вах и свободах и др.

Методы исследования, используемые наукой, в том числе и юридической, подразделяются на общенаучные, применяе­мые большинством наук, и частнонаучные, свойственные группе наук. К общенаучным методам относят обычно ди­алектический метод, метод формальной логики и др.

31


К частнонаучным методам, используемым юридическими пауками, в том числе теорией государства и права, относятся системно-структурный метод, метод сравнительного правове­дения, конкретно-социологический, метод интерпретации (толкования) и др.

В зависимости от широты их использования методы науки подразделяются на общие, применяемые всеми или большин­ством наук (например, количественные методы, структур­но-функциональный, системный анализ), частнонаучные, свойственные некоторой группе наук, и специальные, прису­щие одной конкретной науке. Следует сразу же отметить, что общенаучные методы, хотя и взаимодействуют с материалис­тической диалектикой, применяются на ее основе, все же не сливаются с ней и тем более не исчерпывают (как это пола­гали некоторые энтузиасты системного подхода) всего содер­жания диалектики. Широта распространения некоторых уни­версальных методов, приемов, подходов в современной науке еще не делает их, по нашему мнению, всеобщими методами познания.

Предложенную классификацию методов науки нельзя аб­солютизировать по меньшей мере по двум основаниям. Во-первых, в современных условиях наблюдается широкая интеграция наук, происходящая, в частности,; и путем заим­ствования методов. Например, в юридической науке все шире распространяются методы социологии, психологии, логики, кибернетики, информатики. Во-вторых, методологическая основа конкретного научного исследования представляет со­бой, как правило, весьма сложную «связку» различных мето­дов и приемов, нацеленных на максимально полный, всесто­ронний охват изучаемого объекта. По этим причинам отне­сение методов к общенаучным, частнонаучным либо к спе­циальным носит относительный, условный характер.

Наука о государстве и праве, как и любая наука, есть, с одной стороны, деятельность, направленная на получение но­вых знаний, с другой — совокупность, система знаний. В нау­ке как системе знаний выделяются два уровня — эмпириче­ский и теоретический.

К эмпирическому уровню относятся научные факты — истинные знания об эмпирически наблюдаемых свойствах яв-. лений и предметов, эмпирические законы — знания об опре-

32


деленных тенденциях их развития и т. п- К нему тяготеют та­кие методы, как наблюдение, эксперимент, измерение, опи­сание. Вместе с тем уже на этом уровне осуществляется не только фиксация фактов (в понятиях и категориях науки), но и их обобщение, сравнение, анализ и синтез, классификация и систематизация. В результате эмпирическая база науки очи­щается от всего наносного, случайного, произвольного.

На теоретическом уровне науки выдвигаются научные ги­потезы, формулируются законы, создаются теории. Ему со­ответствуют различные методы объяснения конкретных явле­ний (гипотетические, структурные, функциональные), мето­ды абстрагирования (идеализации, обобщения), методы обо­снования гипотез и построения теорий.

С логической точки зрения установление эмпирических фактов — первоначальный этап познания. Фактически же эм­пирическое познание всегда осуществляется на базе опреде­ленных теоретических знаний. Например, изучая состояние преступности в регионе, исследователь обращается к данным таких наук, как уголовное право, криминология. Они кладут­ся в основу рабочих гипотез, планирования и методики ис­следования, обобщения и объяснения полученного матери­ала. В свою очередь систематизированный эмпирический ма­териал составляет основу для выявления новых закономер­ностей в объекте исследования, уточнения и дополнения теоретического понимания его сущности.

В различных юридических науках соотношение исполь­зуемых методов неодинаково. В криминологии, например, в качестве основного выступает конкретно-социологический метод, в отраслевых юридических науках, изучающих соот­ветствующие отрасли права, важная роль отводится логи­ко-языковому методу, в государство ведении и историко-юри-дических науках широко применяется метод сравнительного право(государство)ведения.

Не рассматривая всю (достаточно сложную) систему ме­тодов юридической науки, остановимся кратко на систем­но-структурном и сравнительно-правовом методах. Языково-логические и социологические методы, получающие все более широкое распространение в современной юридической науке и практике, будут рассмотрены в следующих главах учебника.

Системно-структурный метод. Использование данного метода обусловлено тем, что государственно-правовые явле-

2 Теория государства и права                                                            Т. Т.


ния характеризуются двусторонней структурной организаци­ей. С одной стороны, каждое из них имеет внутреннюю струк­туру, внутреннее строение (целостность изучаемого объекта, его элементы, определенный порядок организации, связи между ними), с другой — каждое из них выступает как элемент суперструктуры (государство -- элемент политической систе­мы общества; право -— элемент правовой системы, системы нормативного регулирования; отрасль права — элемент сис­темы права; государственный орган — элемент механизма го­сударства).                                        • '

В ходе системно-структурного анализа вычленяются, обо­собляются элементы исследуемого явления (например, эле­менты политической системы общества; отрасли, институты при анализе системы права; нормы при анализе института;

структурные части нормы при ее структурном анализе; струк­турные подразделения государственного органа), устанавли­вается специфика их содержания, дается функциональная ха­рактеристика. Но одного лишь обособления элементов струк­туры недостаточно. При системно-структурном анализе важ­но выявить связи между ее элементами, которые придают структурно-организованному объекту качество единства, це­лостности. Так, при анализе механизма государства и системы права определяются иерархические связи (связи субордина­ции, подчиненности), различного рода функциональные свя­зи (координации, взаимодействия) между органами государ­ства, элементами системы права. Важное место в систем­но-структурном подходе отводится функциональной характе­ристике элементов структуры, разграничению и взаимоувязке их функций.

Сравнительный метод, (см. 25.1) Конкретно-социологический метод. Общий подход науки о государстве и праве к своему предмету — социологический. Государство и право рассматриваются как реальные явления общественной жизни, взаимосвязанные с другими социаль­ными явлениями (классами, классовой борьбой, экономикой, политикой, правосознанием и т.д.), как инструменты поли­тической власти, составляющей разновидность власти соци­альной, как средство управления социальными отношениями и процессами и т. д. Существование и функционирование го­сударства подчинено общесоциальным законам, изучаемым и

34


формулируемым общесоциологической теорией. Наряду с об­щесоциологическим подходом наука о государстве и праве использует конкретно-социологический метод (подход) в ис­следовании государственно-правовых явлений.

Объектом конкретно-социологических исследований яв­ляется функционирование государственно-правовых инсти­тутов. Но коль скоро оно выражается в конечном счете в дей­ствиях людей (граждан, должностных лиц), то и конкрет­но-социологические исследования сводятся к изучению этих действий и их результатов в государственно-правовой сфере. С помощью конкретно-социологических методов может быть исследован кадровый состав тех или иных государственных органов с разных позиций (образование, уровень професси­ональной подготовленности, уровень правовой культуры и т. д.), стиль деятельности должностных лиц (формы и мето­ды деятельности, отношение к жалобам и заявлениям граж­дан, к критике, учет общественного мнения, формы связи с общественными организациями трудящихся, формы приня­тия решений, факторы, влияющие на вынесение решений, и т. д.), уровень правовой информированности и правосозна­ния отдельных групп населения, причины преступности и т. д. Важное место отводится изучению эффективности отдельных правовых институтов и государственных органов (целей и ре­зультатов, условий, причин, предпосылок и т. д.).

Целью конкретно-социологических исследований являет--ся получение информации о деятельности государственных органов, действенности, эффективности регулирующей роли правовых институтов и т. д.

В результате конкретно-социологических исследований могут быть выявлены дефекты в деятельности отдельных ор­ганов, влияние неправовых факторов в принятии решения, дефектность, несовершенство норм права, необходимость в новом регулировании, реформе органов управления и т. д.

Основным приемом получения такой информации яв­ляется наблюдение. Наблюдение может быть непосредствен­ным. Недостатком непосредственного наблюдения является возможная деформация в поведении наблюдаемого субъекта под влиянием сознания, что субъект является объектом на­блюдения. Разновидностью непосредственного наблюдения является включенное наблюдение, когда исследователь (на-

                                                                35


блюдатель) становится членом исследуемого института, со­циальной группы и т. д. Здесь исследователя подстерегает опасность частичного восприятия взглядов, убеждении, мышления соответствующей среды.

Наиболее распространенным является наблюдение опос­редствованное. Имеется в виду прежде всего анализ различ­ного рода информации, в которой отражается деятельность того или иного политического института, государственного органа, результаты регулирующей роли правовых норм, инс­титутов и т. д. Материалами, содержащими такую информа­цию, могут быть решения судов, административных органов, протоколы и стенограммы заседаний соответствующих орга­нов, материалы судебной, экономической и иной статистики.

Наблюдение поведения соответствующих субъектов ох­ватывает и их различного рода высказывания (мысли) по поводу исследуемого явления. Это могут быть высказывания случайные, связанные с конкретной ситуацией, и высказы­вания в определенной мере организованные. В последнем случае речь идет об общественных опросах путем анкетиро­вания, когда опрашиваемым предлагается ответить на ряд вопросов, сформулированных в анкете.

Опосредствованным наблюдением- является также ис­пользование материалов прессы (судебных репортажей, пуб­лицистических статей, архивных материалов, радио, телеви­дения, документальных, хроникальных фильмов и т. д.).

Полученные в результате разных форм наблюдения мате­риалы (сведения, информация) подвергаются определенному обобщению, систематизации, классификации, оценке и т. д. Обобщенные, систематизированные выводы становятся эм­пирической базой теоретических выводов, прогнозов, прак­тических предложений.


Глава 3. ЛОГИКО-ЯЗЫКОВЫЕ МЕТОДЫ

3. 1. Особенности объектов юридической науки. Роль языка

В теории познания как теории отражения общепризнано. что в ходе научного познания мира происходит его «удвое­ние» — создается особый мир гипотез, научных законов, те­орий, моделей — одним словом, мир идеальных объектов Разумеется, об «удвоении» мира и создании «второго мира» здесь говорится условно, ибо в конечном счете мир един. Речь идет лишь о том, что мир существует один раз объективно;

независимо от сознания, а второй раз — в образах самого со­знания.

Сказанное относится и к юридической науке. В рассмат­риваемом аспекте она складывается из определенных идеаль­ных объектов — обоснованных знаний. Особенность юриди­ческой науки заключается в том, что она изучает право, ко­торое не только служит средством регулирования обществен­ных отношений, но и само выступает формой отражения действительности. Таким образом, мы имеем дело с двойным отражением: в праве отражается общественная жизнь, в юри­дической науке — само право.

Правовое регулирование в определенном отношении ана­логично познанию. В нем также создаются специальные иде­альные объекты — нормы права, принципы права, субъектив­ные права и юридические обязанности, различного родг оценки, индивидуальные правовые решения, договоры и со­глашения субъектов права, факты как разновидность досто­верных знаний (юридические, доказательственные) и др. Вс? сумма, совокупность, а точнее, система указанных явлений составляет своеобразный «юридический мир», который ш только отражает мир реальный, но и воздействует на неге

3;


через сознание, волю и поведение людей. Небезынтересно в связи с этим отметить, что идеальный характер правовых фе­номенов был подмечен еще древнеримскими юристами. Так, Гай делит все вещи на две группы: телесные и бестелесные. Ко второй относятся те, которые не могут быть осязаемы, — субъективные права и юридические обязанности и их разно­видности.

Идеальные объекты, с которыми имеет дело юрист в прак­тической и научной деятельности, различны по своей логи­ко-семантической природе. Прежде всего юристу приходится сталкиваться с различными фактами. Здесь необходимо от­метить, что данным термином, с одной стороны, обозначают факты реальной жизни (конечные, дискретные, ограничен­ные отрезки действительности), а с другой — факты в качестве формы достоверного знания об этой действительности. Фак­ты как достоверные Знания выражаются в истинных сужде­ниях.

Другой вид идеальных объектов — нормы права, которые отличаются от суждений. Если в суждении как форме мысли что-либо утверждается или отрицается относительно пред­метов, явлений, поведения людей, то в норме права указы­вается на то, каким должно или не должно быть поведение или каким оно может быть. Если суждение может и должно быть охарактеризовано в качестве истинного или ложного, то норма права такими характеристиками не обладает. Она может быть справедливой или несправедливой, целесообраз­ной или нецелесообразной, эффективной или неэффектив­ной, но не может быть истинной или ложной.

Важно учитывать также специфику оценок, которые ши­роко распространены в юридической науке и практике. Оценки — это один из элементов правосознания (оценки за­конов с точки зрения справедливости, целесообразности). Они присутствуют в правотворчестве (оценки состояния дей­ствительности, оценки целей, правовых средств) и в право­применении (оценки доказательств, фактов, имеющих юри­дическое значение, оценки личности правонарушителя, пра­во применительных решений). Своеобразие оценок состоит, в частности, в том, что относительно одного и того же объекта могут существовать в одно и то же время не только различ­ные, но и противоположные оценки. Например, с точки зре­ния одного субъекта, приговор суда оценивается как цслссо-

38


образный, а с точки зрения другого — как нецелесообраз­ный.

К числу объектов «юридического мира» относятся субъек­тивные права и юридические обязанности. Те и другие в науке определяются как мера поведения (возможного или должно­го). Это меры идеальные, мысленные, предваряющие поведе­ние субъектов. Как идеальная мера субъективное право и юридическая обязанность складываются на основе веления государства (нормы) с учетом конкретной ситуации, а именно знания о норме права и обстоятельствах конкретной ситуации трансформируются в сознании участников правового регули­рования в субъективное право и юридическую обязанность.

Если с этих позиций подойти к право приме ни тельному процессу, то его можно рассматривать как процесс образова­ния идеальных объектов и оперирования ими для создания нового ~ правоприменительного решения. Основанием для принятия решения выступают, как известно, норма права и юридический факт. Но юридический факт, как уже отмеча­лось, может рассматриваться в качестве достоверного знания, которое непосредственно кладется в основу решения. Не­сколько упрощая проблему, можно сказать, что именно на основе этих двух идеальных объектов создается третий — пра-воприменительное решение.

Конечно, в ходе правоприменения возникают и другие идеальные объекты, создаваемые участниками правоприме­нения. В данном случае мы тоже, конечно, имеем дело с «уд­воением» мира, и это «удвоение» обретает определенную на­глядность. Возьмем, например, уголовное дело. Из чего же оно складывается, если отбросить материальную оболочку (знаки, изображенные с помощью чернил, бумагу, веществен­ные доказательства и т. п.)? Остаются мысли, мысленные об­разы действительности (идеальные объекты), созданные уча­стниками процесса. В виде знаков на бумаге и заключен «иде­альный мир» уголовного дела, отражающий частичку мира реального, находящегося за стенами кабинета, ту частичку реального мира, которая существовала некогда во времени и пространстве и которой сейчас уже нет.

Признавая правовое регулирование идеальным процес­сом, не следует забывать, что и самый идеальный процесс не может проходить без участия материи. Язык есть средство ре­ализации и своеобразной материализации процесса и результа-

"10


тов познания. Это положение относится и к правовому регу лированию. Идеальные объекты, посредством которых осу­ществляется правовое регулирование, с помощью языка об­ретают материальную форму, становятся доступными для восприятия, получают определенную независимость от уча­стников правового регулирования, в том числе от субъектов, их создавших, обретают свое собственное существование. Следовательно, эти объекты существуют не просто как голые мысли, а как единство мысли и знака, выступают как логи­ко-языковые феномены (явления), логико-языковые выска­зывания.

Отсюда вытекает, что без языка нет и не может быть пра­вового регулирования. Таким языком является естественный язык народа. Символические, искусственные языки п право­вом регулировании имеют второстепенное, вспомогательное значение (например, символический язык знаков дорожного движения, искусственный язык ввода правовой информации в память компьютера).

Основным носителем знаков в правовом регулировании выступает юридическая документация. Документы в право­вом регулировании оформляют нормы права, юридические факты, субъективные права и юридические обязанности, ин­дивидуальные юридические решения и другие идеальные объ­екты. Одновременно они выступают как способы придания этим объектам официальности и юридической силы, с по­мощью юридических документов осуществляется «привязка» идеальных объектов правового регулирования к месту, време­ни и субъектам, достигается определенность правового регу­лирования, устойчивость общественных отношений. Можно сделать и более широкий вывод: юридические документы об­легчают общение людей в наш динамичный век, вносят в их взаимоотношения элемент надежности.

В практической деятельности юрист ведет юридические дела в том или ином качестве — следователя, судьи, арбитра и т. д. — или участвует в них в качестве защитника, предста­вителя стороны, обвинителя. Такое ведение дела или участие в нем в определенном отношении сводится к составлению (производству) различного рода юридических документов. Любое юридическое дело в этом плане представляет собой совокупность документов.

40


К юридическим делам как совокупности юридических до­кументов (уголовным, гражданским, об административных нарушениях и т. д.) примыкают юридические производства. В данном случае под юридическим производством понимает­ся не сама совокупность юридически значимых процессуаль­ных действий, а совокупность различных документов. Так, в органах прокуратуры ведутся надзорные производства по уго­ловным делам, надзорные производства по жалобам, судеб­ный исполнитель ведет исполнительное производство-

Подведем некоторые итоги. В качестве средств воздейст­вия на поведение людей, а следовательно, и на их отношения выступают различного рода идеальные объекты, облеченные в языковую, в подавляющем большинстве документальную форму Отсюда следует, что сама природа правового регули­рования неизбежно требует знания логики и языка. Эти зна­ния необходимы для анализа текстов законов и иных юриди­ческих документов. На знаниях о языке основаны многие пра­вила толкования и правила юридической техники. Во многих языковых феноменах правового регулирования (нормах, ин­дивидуальных решениях, принципах, оценках и т. п.) прояв­ляется прагматическая функция языка, заключающаяся в том, чтобы вызвать у адресатов, к которым они обращены, опре­деленные реакции, склонить их к определенному поведению.

Для наук, имеющих дело со знаковыми, языковыми сис­темами (а таковой в определенном смысле является и юри­дическая наука), важно различие двух уровней языка: языка и метаязыка. В качестве объектного языка (языка первой сту­пени) здесь выступает язык права, а в качестве метаязыка (языка второй ступени) — язык юридической науки, практики и обыденный язык. В научных исследованиях, в решении практически-юридических вопросов, в обыденных рассужде­ниях о праве находит отражение язык права. Терминология метаязыка во многом зависима от терминологии языка права. Но язык права и метаязык по своему составу полностью не совпадают. Правовой метаязык шире по содержанию. В него входят не только термины и выражения языка права, но и такие термины и выражения, которых нет в языке права.

Следует также подчеркнуть, что и значения терминов и выражений языка и метаязыка очень часто не совпадают. Для языка права характерна однозначность терминов, и такая од­нозначность зачастую достигается, в метаязыке же она прак-

41


тически недостижима. Однозначность терминов в языке пра­ва задается законодательным контекстом или достигается путем легальной дефиниции. В метаязыке однозначности можно добиться применительно лишь к конкретному иссле­дованию.

Поэтому при установлении смысла тех или иных слов и выражений следует относить их к уровню языка. Неразличе­ние двух уровней языка ведет к ненужным словесным спорам в юридической науке, да и на практике.

Различие языка и метаязыка необходимо учитывать и при анализе юридической практики, связанной с толкованием и применением права. В этой сфере деятельности интерпрета­тор и правоприменитель оперируют не столько самими нор­мами права, сколько высказываниями, суждениями о них: о смысле и содержании отдельных слов, выражений, норм, о сфере действия норм во времени, пространстве, по кругу лиц, о пробельности или беспробельности законов, о противоре­чивости или согласованности, ином соотношении норм права, т. е- используют средства метаязыка.

С этой точки зрения основанием юридической квалифи­кации в конечном счете выступает норма права, однако в ло­гических построениях (умозаключениях) квалификации не­посредственным основанием, общей посылкой служит суж­дение о содержании нормы права (суждение метаязыка). Если это суждение нс истинно, то юридическая квалификация бу­дет ошибочной даже в том случае, когда факты установлены правильно и суждение о них (меньшая посылка) составлено верно.

3.2. Приемы логики в юридической науке и практике

Как уже говорилось, объекты, создаваемые в ходе право­вого регулирования и научного исследования, выступают как определенные логико-языковые феномены. Это обусловлива­ет возможность и необходимость использования законов, правил, приемов и способов логики.

Заметим, что одним и тем же термином «логика» в лите­ратуре нередко обозначаются разные явления: говорится или пишется о логике жизни, о логике вещей, о логике развития какого-либо явления, например государства, права, демокра­тии. В подобных случаях термин «логика» используется не в

49


собственном смысле, а для обозначения закономерностей объективного мира, не зависящих от человеческого сознания, но отображаемых логикой мышления.

Логика в точном смысле этого слова — наука о правиль­ном мышлении. Наиболее общие законы мышления изучает диалектическая логика. От нее надо отличать формальную ло­гику, которая в свою очередь подразделяется на .традицион­ную логику, математическую (символическую) логику и др. Если традиционная логика — это как бы первая ступень фор­мальной логики, арифметика логики, то математическая логика —это алгебра логики, применяющая для исследования мышления сложные специальные методы (исчисления, фор­мализованные языки) и имеющая многочисленные ответвле­ния (логика предикатов, комбинаторная, многозначная логи­ка). Появились и развиваются такие разделы формальной ло­гики, как деонтическая логика (логика норм и нормативных понятий), логика оценок и др.

В юридической науке и практике могут найти и находят применение различные разделы формальной логики. Напри­мер, достижения математической логики необходимы при ис­пользовании кибернетических машин для нужд правовой ин­форматики. Средства математической логики могут приме­няться при анализе норм права, нормативных актов, различ­ных аспектов правового регулирования. При анализе норм и нормативных систем, в том числе и правовых, все шире ис­пользуется логика норм и оценок. И конечно же не потеряла своего значения традиционная формальная логика, которая дает широкий инструментарий для анализа логико-языковых феноменов и оперирования ими в практической и научной юридической деятельности.

Рассмотрим некоторые логические приемы, используе­мые в юридической науке и практике.

Описание как логический прием сопутствует эмпириче­скому уровню научного познания. Описание сопровождает научное наблюдение или эксперимент и является его резуль­татом. Описание может быть не только в виде обычного текс­та, но и в виде рисунков, цифр, графиков, схем.

В ходе описания выделяются признаки наблюдаемых яв­лений, которые могут быть существенными или несуществен­ными (заранее может быть неизвестно, какие из них сущест­венны). При научном описании следует пользоваться поня-

Л -1


тиями, терминами и знаками, признанными в данной науке, содержание которых точно определено. Описание должно быть таким, чтобы можно было проверить результаты экспе­римента или наблюдения и в случае необходимости повторить их. Как логический прием описание используется по отно­шению к единичным предметам и явлениям, но оно возможно и относительно вида явлений.

Рассматриваемый логический прием чрезвычайно значим для профессиональной деятельности юристов. Он использу­ется, например, при описании следователем места происше­ствия, вещественного доказательства, описании экспертом процесса и результатов экспертизы, описании свидетелями внешнего вида подозреваемых, сопутствующих преступлению ситуаций, предметов, описании самим преступником причин, различного рода обстоятельств преступления (скажем, места, времени, условий, обстановки, собственных действий и дей­ствий соучастников). Как видим, различные описания, встре­чающиеся в юридической практике, дают необходимый ма­териал для доказательственной деятельности юриста.

Сравнение — логический прием, который органически входит и в научную, и в практическую деятельность. В ходе мысленного сравнения мы сопоставляем несколько явлений, выявляем их сходство и различие и на основе этого различаем или отождествляем эти явления. Правила сравнения предпи­сывают сравнивать только однородные предметы, .причем сравнение должно осуществляться по наиболее существен­ным признакам

Прием сравнения пронизывает и практическую деятель­ность юриста, которому постоянно приходится сравнивать одни нормы с другими при толковании и выборе норм. В процессе расследования сравниваются различного рода сле­ды с предметами или людьми, которые предположительно их . оставили. Целесообразно сравнивать каждое расследуемое де­ло с другими, уже расследованными и рассмотренными. Такое сравнение позволяет вовлечь в расследование или разрешение юридических дел предшествующий опыт.

Классификация — логический прием, состоящий в рас­пределении предметов, явлений или признаков на классы и группы по наиболее существенным характеристикам, уста­новленным наукой. В юридической науке классификации подвергаются самые разнообразные объекты (нормы и их со-

44


ставные части ~ нормативные акты. правоотношения, юри­дические факты, преступления, сделки и т. д.). Разновидно­стью классификации является типология государства и права.

Анализ и синтез — логические приемы, присущие как юридической науке, так и практике. В процессе анализа изу­чаемый предмет мысленно расчленяется на составные эле­менты, каждый из которых затем исследуется в отдельности. Форма анализа зависит от объекта и тех целей, которые ставит исследователь. В одних случаях целое делится на составные части (элементы); в других — выделяются свойства предмета или его противоречивые стороны; в третьих — класс предме­тов расчленяется на подклассы.

В юридической науке и практике предметом анализа вы­ступают прежде всего различного рода идеальные объекты — нормы, принципы права, факты как знания и т. д.

Синтез есть мысленное соединение частей, признаков предмета, расчлененного в процессе анализа. Познание час­тей, признаков предмета в ходе анализа не дает цельного зна­ния о предмете. Синтез, который следует за анализом, должен дать знание о связях частей и признаков предмета, его позна­ние в целом. Например, за мысленным расчленением норм права на составные структурные части и иные содержатель­ные элементы (понятия) неизбежно следует их соединение в целое, установление связей и зависимостей между составны­ми частями.

Определение — логическая операция, прием, в процессе которого раскрывается содержание понятия. Определение как логический прием следует отличать от определения как суж­дения, выраженного в языке и фиксирующего существенные признаки понятия.

В юридической науке и практике определение как логи­ческий прием весьма распространено. Юридическая наука дает определения всем правовым явлениям — от нормы пра­ва до права в целом. В частности, отраслевые науки опреде­ляют многочисленные понятия, встречающиеся в текстах за­конов- С помощью определений содержание норм права и индивидуальных решений выражается максимально четко. конкретно, а значит, в конечном счете достигается опреде­ленность и стабильность в регулировании общественных от­ношений.

А^


.Следует заметить, что в целях достижения большей точ­ности зачастую сам законодатель формулирует в нормах ле­гальные определения понятий. Они выступают одновременно как нормы права, предписывающие определенное употребле­ние понятий или терминов. Например, в законах даны опре­деления понятий преступления, административного правона­рушения, открытия, изобретения, рационализаторского пред­ложения, спекуляции. В этих случаях определение выступает уже не только как логический прием, но и как прием зако­нодательной техники. Определения используются и органа­ми, дающими официальное толкование. В этом случае они выступают как способ техники толкования.

Абстрагирование — логическая операция, состоящая в мысленном отвлечении от одних признаков явления и вычле­нении других, интересующих исследователя признаков (свойств, связей, отношений). Результатом абстрагирования являются суждения, понятия, категории, модели.

Абстрагирование присуще любому познанию, разумеется, оно присутствует и в практической деятельности юриста. На­пример, при осмотре места происшествия, вещественного до­казательства следователь, эксперт по необходимости отвлека­ется (абстрагируется) от тех признаков и связей, которые не­существенны для следствия, и выделяет необходимые. Ска­жем, расследуя квартирную кражу, следователь выделяет лишь один из признаков —- наличие, например на двери, следов взлома и фиксирует этот признак в совокупности суждений (предложений) в соответствующем протоколе.

Без абстрагирования немыслимы и научные исследова­ния. Все научные понятия создаются путем абстрагирования.

В логике различаются три вида абстракции.

Во-первых, абстракция отождествления (или обобщаю­щая абстракция), при которой из целого класса предметов вычленяются существенные признаки, общие для всего клас­са предметов, носящие одно и то же наименование. В резуль­тате образуются общие понятия, например государство, пра­во, норма права, юридический факт и т.д.

Абстракция изолирующая (аналитическая), в ходе кото­рой отвлекается от целого класса предметов, явлений ка­кое-либо одно свойство (признак), обозначаемое самостоя­тельным именем. В результате образуется общее абстрактное понятие, отражающее один общий признак многих предме-

46


тов, явлений, не существующий в отрыве от этих предметов, например белизна, теплопроводность в физике, в юридиче­ской науке — противоправность, виновность, вредоносность (правонарушения) и др.

Абстракция идеализации — такой вид абстрагирования, в ходе которого создаются идеальные модели как объекты, в чистом виде не существующие в действительности. В ходе такого абстрагирования (моделирования) действительность, отражаемая моделью, упрощается, огрубляется. При этом ис­следователь от одних признаков и связей отвлекается, другие группируются так, чтобы идеально структурно отобразить предмет, явление, сгруппировать знания таким образом, что­бы достичь определенной наглядности и простоты. Идеаль­ный объект (модель) находится с отображаемым объектом не в отношении тождества, а в отношении аналогии определен­ного сходства.

Например, состав преступления ~ это идеальный объект (модель), которого в природе не существует. В действитель­ности нет объекта, который состоял бы из таких совершенно разнородных элементов, как человек (субъект преступления), общественные отношения (объект преступления), деяние че­ловека, материальный и иной результат этого деяния (объек­тивная сторона) и психические переживания человека (вина). Все это можно объединить в одно целое только мысленно в виде идеальной модели. Тем не менее «состав преступления» служит эффективным инструментом познания норм права и фактических деяний. Используя эту модель, юрист при ана­лизе норм права стремится установить все содержательные моменты норм права, все элементы состава преступления. Аналогично и при расследовании конкретного уголовного де­ла следователь будет стремиться получить информацию и обо­сновать каждый элемент состава.

Обоснование ~ необходимая операция в деятельности юриста, ибо в науке и практике ему постоянно приходится ставить и разрешать вопрос об истинности или ложности суж­дений (тезисов, положений, высказываний). Ни юрист-уче­ный, ни юрист-практик не должны принимать на веру те или иные положения, а должны искать основания, подтверждаю­щие или опровергающие истинность того или иного сужде­ния.

47


Обоснование может быть непосредственным и опос­редствованным. Непосредственным будет обоснование суж­дения на основе собственного наблюдения лица, высказы-ваюшего суждение. Например, свидетель утверждает: «Я ви­дел, как граждане А и Б встретились у подъезда дома». На­блюдение может быть случайным или планируемым с заранее поставленными целями. Например, тот же свидетель может добавить: «случайно взглянул и увидел» или «постоянно на­блюдал за подъездом». В зависимости от вида наблюдения может варьироваться и степень достоверности суждения, ос­нованного на наблюдении. Поэтому в практической деятель­ности всегда выясняется, на чем основаны подобные выска­зывания.

Чаще же юристу приходится иметь дело с чисто логиче­ским, опосредствованным обоснованием, например с обосно­ванием фактов, которые кладутся в основу правопримени-тельного решения, с обоснованием суждений о смысле, со­держании норм права, сфере их действия, в конечном счете с обоснованием самого решения. Опосредствованно обосно­ванным знанием будет любое, полученное чисто логическим путем, когда из одного истинного знания (суждения) логиче­ски вытекает другое истинное знание.

Особое место среди выводных способов получения истин­ных, обоснованных знаний занимают доказывание и опро­вержение- В ходе доказывания истинность какого-либо зна­ния обосновывается с помощью иного истинного знания (до­казательства). Существуют самые различные формы доказы­вания. Разновидностью доказывания является опровержение (доказывание ложности какого-либо знания). Опровержение осуществляется путем: а) доказывания ложности доводов, на которых основывается опровергаемое знание (тезис); б) до­казывания того, что тезис не вытекает из доводов (например, из факта недостачи товаров отнюдь не следует, что имело мес­то хищение); в) доказывания истинности противоположного тезиса (например, доказывание алиби обвиняемого).

Из всего предшествующего изложения с очевидностью следует, что логико-языковые знания необходимы практиче­скому юристу: вся деятельность юриста, связанная с толкова­нием, доказыванием, юридической квалификацией, вынесе­нием решений, есть деятельность рациональная, подчиненная законам и правилам формальной логики. Логические приемы

48


широко используются и при обобщении юридической прак­тики, составлении обзоров. Знание этих правил и приемов — необходимый элемент профессиональной культуры юриста и его необходимый рабочий инструментарий.

Все эти знания нужно умело использовать для решения задач, продиктованных интересами законности. При этом, конечно, следует учитывать специализацию юриста. Одни из приемов больше применяются следователем (например, опи­сание-)- другие— защитником (например, опровержение), третьи — юристом-учснь^'. (классификации,, определения и т. п.). Особое значение среди указанных приемов имеет обо­снование знаний. Это, пожалуй, главное в деятельности юриста-ученого (обоснование научных знаний) и юрис­та-практика (обоснование знаний, положенных в основу ре­шения). Ошибки в юридической практике зачастую происте­кают из того, что специалист не умеет правильно обосновать тот или иной факт, юридическую квалификацию, решение в целом.


Глава 4. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Вопрос о происхождении государства и права тесно связа] с вопросом о социальной природе и назначении этих явлений Поэтому он всегда привлекал внимание исследователей. Н этот счет существуют самые различные подходы, теории, объ ясняюшие происхождение государства и права и связанной ним характеристики этих явлений.

В 4.1, 4.2, 4.3 изложен материалистический подход к объ яснению происхождения государства и права, в 4.4 представ лены теории идеалистического или вульгарно -материалиста ческого толка.

4.1. Власть и социальные нормы в догосударственном обществе

Ранний период человечества характеризовался неразвито стью производства, полной зависимостью человека от приро ды- Это был период присвоения преимущественно готовы:

продуктов природы (период собирательства): сбор плодов, ко реньев, орехов и т. д., примитивная охота, рыболовство. Про шли тысячелетия, прежде чем человек научился пользоваться огнем, делать примитивные орудия из дерева, кости, а затег каменные орудия, вначале не отшлифованные, а потом и от шлифованные, изобрел лук, а много позднее произвел и же лезные орудия.

Примитивный способ производства, полная зависимост человека от природы вынуждали людей жить и добывать пицг сообща. Коллективному труду и образу жизни соответствова ла коллективная форма собственности на земледельческие охотничьи и прочие угодья, жилища, лодки, добытую пищу I

50


т. д. Она была не результатом обобществления, а следствием слабости отдельной личности. Коллективному труду и форме собственности соответствовали и уравнительные отношения в сфере распределения материальных благ.

Такому экономическому базису соответствовали и оп­ределенные формы организации человеческого общества. В ранний период люди группами, стадами, ордами бродили по обширным лесным и лесостепным территориям в поисках пропитания. По мере совершенствования способа добывания средств к существованию, что было связано с изобретением новых орудий: топора, ножа, копья с наконечником (камен­ным, костяным, а затем и железным) и т. д., совершенствова­ния охоты и рыболовства (лодки, сети, железные крючки и т.д.) появляются более устойчивые объединения людей— родовая община (род), складывается новая общественно-эко­номическая формация— первобытнообщинный строй.

Род — это группа лиц, которые находятся в действитель­ном или предполагаемым родстве друг с другом. Это был лич­ный, а не территориальный союз. Род был первичной хозяй­ственно-производственной единицей. Все члены рода были связаны коллективным трудом, совместным потреблением и общим имуществом, на основе которого и велось общее хо­зяйство. Первоначально роды были материнскими (матриар­хат), что было обусловлено не только тем, что ведущую роль до появления скотоводства и плужного земледелия в хозяй­ственной деятельности играла женщина, занимаясь мотыж­ным земледелием, гончарным производством, ведением до­машнего хозяйства, но и тем, что потомство можно было оп­ределить только по женской линии. Не случайно первыми появились нс боги, а богини.

Материнский род сменился отцовским (патриархат), род­ство определялось уже по мужской линии. Это было связано с повышением роли мужчины, который занимался скотовод­ством и земледелием, с использованием животной тягловой силы, ремеслом.

Такому способу жизни и производства соответствовали определенная организация первобытной власти и социальные нормы. Эту власть можно охарактеризовать как первобытную демократию (народовластие).

Первобытная демократия строилась на началах самоуп­равления. Здесь не было особого разряда лиц, которые не за-

51


нимались бы трудом, а только бы осуществляли власть, уп­равление. Высшим органом власти было родовое собрание всех взрослых членов рода — мужчин и женщин- Важнейшие вопросы жизни решались на общем собрании. Оно же изби­рало старейшину рода и в необходимых случаях военачальни­ка и других лиц, которые могли быть смещены в любое время, Во главе племени стоял совет старейшин, который заседал публично, окруженный членами племени, и они могли вы­сказать свое мнение.

Власть покоилась на традициях. Подчинение носило ес­тественный характер, вытекало из единства интересов всех членов рода. Старейшина был первым среди равных, его власть опиралась на доверие и поддержку всех членов рода, на его личный моральный авторитет, опыт, мудрость, воин­скую доблесть. Короче говоря, власть опиралась на силу ав­торитета его носителя, а не на авторитет силы.

Власть носила личностный характер в том отношении, что распространялась на определенные личности, членов рода, не имела территориального характера.

В качестве норм, регулирующих отношения людей, их по­вседневное поведение, выступали обычаи, как правила пове­дения, сложившиеся в силу многократного, длительного со­блюдения, вошедшие в привычку, ставшие традицией.

Обычаи поддерживались авторитетом старших. С по­мощью обычаев регулировались производство и обмен, брач­ные и семейные отношения, решения общественных проб­лем, отношения с другими родами и племенами, закреп­лялись равенство, общая собственность на землю и орудия труда и произведенный продукт. Обычаи регулировали поря­док распределения общего продукта. Важное значение имели табу (запреты). С помощью табу защищались все отношения в роде. Табу в своей основе были рациональны, т. е. с их по­мощью достигались какие-то вполне реальные, разумные це­ли, но, постепенно отрываясь от реальности, табу обрели мистический характер. Нарушение табу повергало первобыт­ного человека в ужас, толкало на самоубийство, вело к бо­лезням.

В заключение отметим, что правила поведения в перво­бытном обществе носили характер мононорм («моно» — один), они одновременно выступали и как обычаи, и как ре-

52


лигиозные, и как моральные нормы. Расчленения на различ­ные виды социальных норм первобытное общество не знало. как не знало и различия между правами и обязанностями.

4.2. Разложение родового строя и возникновение государства

Основополагающие идеи, характеризующие возникнове­ние государства и права, следующие: государство и право не навязаны обществу извне; государство и право есть результат развития самого общества, они порождены обществом; госу­дарственная власть и ее органы выросли из власти и органов родового строя, право -- из его обычаев. Советская наука в вопросах происхождения государства придерживалась марк­систских взглядов. Эти взгляды обычно представлялись в виде линейной схемы: совершенствование орудий труда — разде­ление труда — повышение производительности труда — по­явление избыточного продукта — имущественное неравенст­во — возникновение частной собственности, классов и, как следствие, возникновение государства. Такие выводы выте­кали из работ основоположников марксизма и В. И. Ленина, и прежде всего из работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», которая бес­спорно основывалась на научных данных того времени. Од­нако при этом не учитывались в достаточной мере другие его работы, например «Анти-Дюринг», в которых важное значе­ние в классообразовании и возникновении государства при­давалось самой догосударственной власти и ее носителям. Кроме того, современная наука накопила и новые знания, которые следует учитывать, хотя в истории развития челове­чества остаются еще темные пятна и спорные вопросы.

Процессы развития родового строя, которые в конечном счете привели к возникновению государства, многообразны и протекали параллельно, но взаимосвязанно, влияли друг на друга. Но все они так или иначе были связаны с трудом, с производством. Здесь можно выделить несколько линий. Во-первых, это производство материальных благ. Во-вторых, производство самого человека. В-третьих, связанное с произ­водством и в целом с жизнью общества усложнение общест­венных управленческих функций. В-четвертых, развитие нор­мативной, регулятивной системы общества, своеобразной

53


идеологии (табу, мифы, ритуалы), которые обслуживали и ос­вящали вес стороны жизни общества.

В сфере производства материальных благ следует отметить совершенствование орудий (каменные орудия, изобретение железа и производство железных изделий, мотыжное, а затем пашенное земледелие и т.д.), что вело к повышению произ­водительности труда. Этому способствовали специализация и • разделение труда. В первобытном обшествс сначала су­ществовало лишь естественное разделение труда между муж­чиной и женщиной. Мужчина изготавливал орудия труда, за­нимался охотой, рыболовством, женщина вела домашнее хо­зяйство, готовила пищу, из гота вл и вал а одежду и т. д.

Первым крупным общественным разделением труда было выделение пастушеских племен. Начав с приручения диких животных, племена перешли к разведению скота и уходу за ним. Пастушеские племена не только производили больше, но и производимый продукт был другим, не только исполь­зовался для потребления, но и давал сырье для производства (шкуры, шерсть)'. Это делало возможным регулярный обмен и возникновение новых видов производства (ткачества, изго­товления кожаных, меховых изделий). Земледелию это дало тягловую силу, возможность перехода к пашенной обработке земли.

Более совершенное производство, накопленный опыт по­зволяли заниматься производством и небольшой обособлен­ной от рода группе — семье. Это вело и к обособленному вла­дению имуществом, а потом и к обособленной частной соб­ственности. Обособленный труд, обособленная собствен­ность создают предпосылки к имущественному неравенству, появлению частных интересов семьи, семейной общины, от­личных от интересов общества.

С развитием производства труд человека стал давать боль­ше, чем это было необходимо для поддержания его жизни. Появляется, следовательно, некий избыточный продукт. Это дает возможность привлекать дополнительную рабочую силу и присваивать прибавочный продукт. Такую рабочую силу да­вала война. Если раньше военнопленных убивали, съедали или принимали в члены рода в качестве второсортных членов, то теперь их превращают в рабов. Первоначально рабство про­являлось в довольно мягких формах, рабы использовались для домашнего хозяйства. Жесткое рабство установилось, когда

54


те или иные производства стали полностью основываться на рабском труде.

Вторым крупным" общественным разделением труда было отделение ремесла от земледелия, что вело не только к совер­шенствованию орудий труда и производства, но и к совер­шенствованию оружия и повысило ценность человеческой ра­бочей силы, и теперь рабов гонят десятками в мастерские, на рудники и на поля.

Третье крупное общественное разделение труда, связан­ное с обменом, появлением металлических денег, выразилось в выделении купечества. Появилась новая возможность кон­центрации имущества в руках немногочисленного класса.

Развитие ремесла, торговли ведет к подвижности населе­ния, к перемене места жительства, к возникновению городов. Теперь уже на одной территории проживают члены разных родов, чужестранцы, рабы. Члены родов оказались разрознен­ными, не могли собираться для решения своих дел. Место родовой организации власти неизбежно должна бьыа занять новая организация — государство.

Всякое производство предполагает производство и восп­роизводство самого работника, которое осуществляется в оп­ределенных общественных формах. Здесь также наблюдаются существенные изменения: беспорядочные половые связи упо­рядочиваются; исключается инцест (половые связи между родственниками); из полового общения исключаются роди­тели и дети, затем родные братья и сестры, что ведет к улуч­шению человеческой природы. Складывается так называемая семья пулануа, когда все мужчины одного рода являются мужьями всех женщин другого рода. Затем появляется парная, временная, неустойчивая семья, потом достаточно прочная моногамная. Укреплению семьи способствует и развитие про­изводства, возможность трудиться отдельной семьей. Мужчи­на — владелец богатства в виде стад скота и прочего имуще­ства — заинтересован в передаче наследства своим детям. Ук­репляется его власть в семье, появляется институт наследова­ния. Семья, выделяясь из рода, противопоставляет себя роду, способствует его разложению, появляются богатые аристок­ратические, купеческие и т- п. семьи.

Обособленная собственность отдельных семей постепен­но превращается в частную собственность как средство экс­плуатации соплеменников и чужаков. Общество, впитавшее

55


с молоком матери эгалитаризм (равенство в имущественном положении, распределении материальных благ), упорно со­противляется все более крепнущему имущественному нера­венству Большие богатства рассматриваются как ненормаль­ные. Поэтому в период развитой родовой организации наблю­даются насильственное перераспределение накопленных богатств, их «добровольные» раздачи соплеменникам, факти­ческая ликвидация богатства в случае смерти его владельца путем раздачи участникам ритуала похорон. Однако неумо­лимый ход истории, развитие производительных сил все более укрепляют отношения частной собственности.

Общественное производство и воспроизводство человека нуждаются в определенных общественных функциях по уп­равлению общественными делами и упорядочиванию отно­шений. .Эти функции все больше переходят от старейшин, военачальников, лиц религиозного культа и др. в руки отдель­ных аристократических семей. Исполнение общественных функций, в частности распределение общественных работ, общественного добра, дает новый источник обогащения. Оно все больше приобретает характер наследования. Это ведет к выделению определенного слоя людей, существование кото­рых основывается на разделении труда, выделении управлен­ческого труда.

Все эти процессы, приводящие к имущественному нера­венству, ведут в конечном счете к формированию частной соб­ственности и классов. Общественные функции все более при­обретают характер государственных функций, которые осу­ществляются уже особыми людьми, и прежде всего теми, кто в силу богатства имеет время для их выполнения.

По мысли Ф.Энгельса, между государством и негосудар­ственной формой организации общества имеется переходный период военной демократии.

Военная демократия возникает на стадии разложения ро­дового строя, когда появляются союзы племен. Этот период характеризуется постоянными грабительскими войнами, ко­торые дают возможность быстрого обогащения, прежде всего военной верхушке.

В этот период на первое место выдвигается фигура воен­ного вождя, окруженного приближенными, он опирается на постоянную военную дружину, которая постепенно превра­щается в привилегированную группу. В необходимых случаях

56


собирается ополчение. Военачальник избирается. Важные ре­шения принимаются собранием вооруженных людей. Посте­пенно роль собрания снижается, и оно лишь одобряет реше­ния военной верхушки. Постепенно складывается обычай из­брания военачальника и других общественных должностей из определенных аристократических семей (вспомним местни­чество на Руси).

Наконец это избрание превращается в пустую формаль­ность, и должность становится наследственной. Всякая на­следственная власть по сути дела — это власть королевская, государственная.

Современные авторы утверждают, что военная демокра­тия не переходила непосредственно в политическую (государ­ственную) организацию. За ней следовали военно-иерархиче­ские структуры, для которых характерно наличие дружины, создававшейся вне рамок племенной традиции, характеризо­вавшейся заинтересованностью в грабеже, преданностью удачливому военному предводителю. Дружина формирова­лась из разных слоев, дружинником мог стать любой чужак и даже раб.

Дружина — это уже зачаток постоянного войска, харак­терного для государства. Наряду с этим наблюдается сужение круга лиц, имевших доступ к военным акциям и оружию, в конечном счете народ был лишен оружия, что укрепляло на­рождающуюся политическую власть.

Одни из современных авторов считают военную демокра­тию универсальной для всех народов. Другие же рассматри­вают ее лишь как один из вариантов формирования предго-сударственных структур. В качестве иных вариантов выступа­ют аристократический (институциализация наследственной власти родоплеменной верхушки), плутократический (ненас­ледственное лидерство богачей — «больших людей» в Юго-Восточной Азии).

Одним из вариантов институциализации зарождающейся новой власти, отделения ее от общества была сакрализация вождя. Вождь наделяется особыми, сверхъестественными ка­чествами, от которых зависит и благополучие соплеменников. Вождь как бы представляет соплеменников перед сверхъесте­ственным миром. Зачастую сакральный вождь одновременно выполняет и жреческие функции. Наследование власти вождя способствует все большему ее отделению от народа, ее само-

57


стоятельности. Традиционные подношения вождю вес более принимают характер постоянных податей, постепенно пре­вращающихся в налоги. Подати и дань с покоренных народов укрепляют эту власть и экономически. Появляется возмож­ность содержания определенного аппарата, в том числе при­нудительного, для осуществления власти.

Однако какой бы вариант ни взять, главное заключается в том, что государственная власть вырастает из власти, обще­ственных функций родового строя. Хотя государственная власть становится властью экономически господствующего класса, она продолжает осуществлять функции, вытекающие из природы самого общества.

Рассмотренный процесс возникновения государства но­сит схематический характер. Здесь не затронуты многие фак­торы, способствующие возникновению государства.

Между тем происхождение государства в ряде регионов и стран имеет свои особенности. Ф.Энгельс в вышеназванной работе анализирует возникновение государства у греков, у древних римлян и у германцев.

Классической формой было возникновение Афинского государства. Возникновение этого государства не было отяго­щено какими-то внешними факторами. Оно образовалось в силу внутренних причин и процессов развития самого обще­ства: развития производства, разделения труда, торговли, по­явления денег, частной собственности. Характерным было долговое рабство (продажа должником в рабство своих детей, самого себя).

Развитие торговли, ремесла, мореплавания вело к тому, что в одном округе стали проживать представители разных племен. Органы родовой организации были уже не в состоя­нии управлять общественными делами.

По реформе, приписываемой Тесею, в Афинах было уч­реждено центральное управление (Совет). Народ был разде­лен на эвпатридов (благородных), геоморов (земледельцев), демиургов (ремесленников). Только первые могли занимать общественные должности.

Реформы Солона и Клисфена вели к дальнейшему рас­слоению общества, к расшатыванию родоплеменной органи­зации, к замене ее новой формой управления. Солон разделил граждан на четыре класса уже по имущественному признаку (размеру землевладения). Высшие должности могли занимать

58


представители только первого класса (крупные землевладель­цы). Четвертый класс мог только голосовать. Клисфен в своих реформах вообще игнорировал старую племенную организа­цию, разделив население на территориальные единицы (де-мы). Жители дема избирали демарха, казначея, судей. Фак­тически вместо органов племенной организации появились новые органы. Во главе был избранный уже от территориаль­ных племен совет пятисот. Последней инстанцией было на­родное собрание, где пользовался правом голоса каждый . афинский гражданин. Рабы,, составлявшие большинство, ес­тественно, были бесправны. Создается полицейская служба, которая формировалась из рабов. Свободный афинянин счи­тал унизительным осуществлять полицейские функции. Так постепенно родовая организация разрушалась, ее органы за­менялись новыми, уже образованными по территориальному принципу.

У греков государство возникло в силу исключительно внутренних причин и процессов развития общества (развитие производства, появления частной собственности, классов, разрыва родовых связей и т. п.).

В Древнем Риме возникновение государства было уско­рено борьбой патрициев (членов римских родов) и плебеев (пришлого населения).

К римскому народу, проживавшему на территории Древ­него Рима, относились только члены римских родов. Десять родов объединялись в курию, десять курий составляли племя. Три племени составляли римский народ (роршик готапиз). Во главе рода стоял старейшина, избираемый из одной и той же семьи. Старейшины трехсот родов составляли сенат, который решал многие дела. Сохранилось народное собрание (собра­ние курий). Собрание принимало законы, избирало царя и других должностных лиц. Должность царя не была наследст­венной. Здесь наблюдается по сути дела переходный к госу­дарству период военной демократии.

Наряду с членами римских родов на территории Древнего Рима проживало население, которое не входило в эти роды. Это население — плебс. Это были лично свободные люди, они владели собственностью, в том числе землей, платили налоги, отбывали воинскую службу, но не могли занимать никаких должностей, участвовать в собраниях курий и т.д. Обладая собственностью, оружием, имея военную выучку, плебс пред-

59


ставлял грозную силу. Находясь вне римских родов, плебс стремился уравняться в правах с патрициями, вел постоянную борьбу с ними. Эта борьба увенчалась успехом. По реформе, приписываемой царю Сервию Туллию, было образовано но­вое народное собрание, в котором участвовали вес, несущие воинскую службу, в том числе и плебс. Все население было разделено на шесть классов — в зависимости от степени бо­гатства, Шестой класс — малоимущее население, свободное от налогов и несения военной службы. В новом народном собрании голосование осуществлялось по центуриям. Каждая центурия имела один голос. Но первый класс выставлял 80 центурий, а последний — одну.

Таким образом, на месте племенного собрания возникло новое, ничего общего не имеющее с родовой организацией. Фактическая власть стала принадлежать первым богатым классам, т. е. меньшинству общества.

Согласно реформам Сервия Туллия плебеи были уравне­ны с членами римских родов, допущены к участию в управ­лении общественными делами. Органы родовой организации древних римлян превратились в государственные органы.

Возникновение государства у древних германцев связано с завоеванием территории Римской империи. Господство над захваченными территориями было несовместимо с родовым строем. Германцы к этому времени находились на стадии раз­ложения родового строя, военной демократии (крупные сою­зы племен, значительная роль военного предводителя).

Германские племена, завоевав римские провинции, должны были организовать свою власть над провинциями. Родовой строй не мог впитать в себя массы римлян, посред­ством родовой организации невозможно было осуществлять власть над завоеванными территориями. Органы родовой ор­ганизации должны были преобразоваться в государственные органы. Крупный военачальник превращается в короля. Место ополчения свободных крестьян занимает постоянное войско. Народное собрание превращается в собрание низ­ших военачальников, а затем они становятся постоянными приближенными короля. Во главе областей вместо родовых старейшин становятся графы, стремящиеся сделать свои должности наследственными. Таким образом, постепенно органы племенной организации превратились в государст­венные.

60


Развитие племенного устройства древних славян в госу­дарственное также было предопределено внутренними и внешними условиями их развития: рост производства, тор­говли, городов, возникновение территориальной общины, объединявшей разноплеменников, в отличие от родовой, ко­тонизация обширных прилегающих земель и т. д. требовали новой организации вместо племенной, .К этому подталкивала гакже необходимость обороны своих территорий от кочевни­ков. И здесь мы наблюдаем ту же картину — преобразование органов родовой организации в государственные.

Относительно образования государства у восточных сла­вян длительное время господствовала норманнская теория возникновения государства. Согласно этой теории государст­во образовалось под воздействием норманнского влияния, в результате призыва на русские земли князей-варягов (Рю­рика, Аскольда и Дира). Согласно летописи новгородцы, что­бы избежать раздоров и неурядиц, послали варягам пригла­шение: «Земля наша велика и обильна, а наряда (порядка) в ней нету, пойдите княжить и владеть нами», и пришел к ним «Рюрик и два брата его с роды свои». По версии В.Чивили­хина, Рюрик был внуком славянского князя Гостомысла, у которого в боях погибли три сына, а дочь была замужем за князем из прибалтийских славян. Хотя данная версия недо­статочно обоснованна, однако следует отметить, что само по себе прибытие варягов (норманнов) не сыграло и не могло сыграть существенной роли в образовании государства у сла­вян. Для этого необходимы внутренние условия обществен­ной жизни славян. Напротив, следует отметить, что сами ва­ряги быстро ославянились.

К этому времени племенная организация славян уже пре­терпела существенные изменения. Как сказано, родовая об­щина заменилась территориальной, образовались волости, го­рода. Во многих городах действовало вече — народное собра­ние, отличное от родового племенного собрания.

Здесь имеет место весьма распространенная практика призыва наемных дружин во главе с предводителем на службу разных государств. Например, тех же варягов приглашали на службу Византии, бритты приглашали на службу англосаксов, причем в тех же словах, что и в вышеприведенных, взятых из летописи-


Но несомненно, что варяги — отличные воины, они ока­зали влияние на развитие и укрепление государства у славян. Князь Олег сделал весьма много для расширения Киевского княжества, для защиты его от кочевников.

Отмечаются особенности возникновения государства у народов Азии, Древнего Востока. Здесь значительную роль сыграл фактор осуществления общественных функций, свя­занных с необходимостью ирригационных работ, который в значительной мере послужил и возникновению частной соб­ственности и образованию классов.

4.3. Отличие государства от власти роди племенной организации

Пришедшее на смену родоплеменной организации власти государство как специфическая организация осуществления власти в новых условиях классового общества существенно отличается от родоплеменной власти.

Во-первых, для осуществления власти необходимы были новые формы объединения самого населения, ибо деление населения на роды и племена утратило свое значение. Насе­ление стало подразделяться и объединяться по территориаль­ному признаку: террторизлънъш общинам, волостям, графст­вам, а позднее и иным административно-территориальным единицам. И органы новой государственной власти были «привязаны» именно к этим единицам. Для государства имеет значение уже не относимость человека к роду или племени, а факт проживания на определенной территории.

Во-вторых, для государства характерно наличие пуб­личной, политической власти, выражающейся в системе орга­нов, осуществляющих власть на постоянных профессиональ­ных началах. Эта власть уже нс совпадает с населением, она осуществляется особыми людьми, выделившимися из обще­ства, которые нс занимаются производительным трудом. Их удел — управление обществом, общественными процессами, разрешение конфликтов. Эта власть опирается на принужде­ние. Здесь мы видим и особые структурные элементы новой организации, призванные применять юридическое принуж­дение, в том числе с помощью оружия (полиция, тюрьмы, армия), для внутренних и внешних целей.

62


Налоги — третий признак государства, отличающий его от власти догосударственной. Налоги необходимы для содержа­ния государственных чиновников, армии, полиции, создания материальной базы для них, в том числе для производства оружия.

Налоги — это безвозмездные, постоянные, регулярные платежи в пользу государства (казны). Эти платежи могут быть и натуральными (зерно, мед, шерсть, скот и т. д.), и де­нежными. В современных условиях налоги преимущественно денежные. Налоги и иные платежи (пошлины, сборы) берутся как с граждан, так и с организаций.

Для сбора налогов также создается разветвленная система государственных органов (налоговая служба, налоговая поли­ция и др.). Постоянным спутником государства являются и государственные долги, появляющиеся тогда, когда налого­вых сборов недостаточно для содержания государственного аппарата и выполнения государственных программ в той или иной сфере жизни.

Наряду с налогами государство обременяло и может об­ременять граждан другими повинностями: дорожной (учас­тием в строительстве дорог), гужевой (участием в перевозках государственных грузов), воинской (обязанностью военной службы) и др.

4.4. Происхождение права

Причины возникновения права те же, что и причины воз­никновения государства. Их возникновение идет параллельно в рамках единого процесса. Это и закономерно, ибо они тесно связаны между собой, не существуют одно без другого. Если органы государства вырастают из органов родовой организа­ции, то право вырастает из социальных норм догосударствен­ной организации/Оно формируется из обычаев, табу, которые преобразуются, отбираются, приспосабливаются к новым со­циальным отношениям, основанным на частной собствен­ности, социальном и классовом расслоении общества. Мы видим, как обычай избрания на общественные должности по­степенно преобразуется в обычай выборов на эти должности №з определенных аристократических, привилегированных се­мей, затем превращается в обычай замещения должностей по наследству, создается наследственная монархия, возникает

63


местничество, когда те или иные семьи претендуют на занятие определенных должностей в государстве.

В родовом строе существовал обычай кровной мести как определенный способ защиты жизни соплеменников от по­сягательства чужаков. Вначале этот обычай ничем не ограни­чивался. Затем стал устанавливаться принцип талиона (прин­цип соразмерности мести причиненному ущербу — «око за око, зуб за зуб»). Постепенно он заменялся принципом ком­позиции (выкупа кровной мести). С возникновением классо­вого общества, государства размер выкупа ставится в зависи­мость от общественного положения потерпевшего, убитого. Этот обычай закрепляется государством, преобразовывается. Выкуп идет в пользу государства (князя, короля) и становится дифференцированным. Так, по «Русской.правде», за убийство княжьего слуги взыскивалось 80 гривен, свободного— 40, раба ~ 5 гривен.

Переход от коллективной собственности к частной осу­ществлялся постепенно и также освящался обычаями, содер­жание которых постепенно трансформировалось. Вначале зе­мельным участком владели на правах временного пользова­теля. Переделы земли становятся все реже и реже, затем от них отказываются. Возникает наследственное владение. Обы­чай признает такой порядок, наследственное владение пере­растает в частную собственность с правом распоряжения зем­лей. Этому способствует и появление приобретательной дав­ности. Длительное, добросовестное владение признается основанием земельной собственности. Приобретательная давность узаконивала и весьма сомнительные приобретения, и прямые захваты.

Важную роль в трансформации обычаев играли суды, ко­торые приспосабливали их путем толкования к новым усло­виям. Постепенно обычаи превращались в правовые обычаи как обычаи, санкционированные государством, складывалось обычное право. Санкционирование сначала было фактиче­ским. Должностные лица государства, и прежде всего судьи, признавали те или иные обычаи действующими и выносили на их основе решения. Постепенно обычаи начинают систе­матизироваться, обретать письменную форму. В ходе состав­ления списков обычаев они подвергались дальнейшей обра­ботке, приспособлению, систематизации. Таким образом, первое, возникающее вместе с государством право было обыч-

64


ным правом. Первые источники права — это списки обычно­го права. Назовем в их ряду Закон XII таблиц Римского права и так называемые варварские правды («Русская Правда», «Са-лическая Правда» франков).

В Англии на основе обычаев стало складываться общее право, основу которого составляли прецеденты (решения су­дов).

С развитием государства, его централизацией и дальней­шим изменением общественной жизни обычаи перестали быть достаточными для регулирования общественных отно­шений в силу их пробельности, косности, недостаточной опе­ративности. Государство начинает само создавать нормы пра­ва путем принятия различного рода нормативных актов (конс­титуций, указов, законов, декретов и т.д.).

4.5. Теории происхождения государства

Теории происхождения государства многообразны. Это множество связано с конкретно-историческими условиями их возникновения, с господствующим в обществе мировоззре­нием. Каждая концессия, теория возникновения и сущности государства и права ~ это всегда одна из основных составных частей мировоззрения. Это естественно, ибо эти представле­ния охватывают основополагающую для жизни общества сто­рону. Господство в обществе теологического мировоззрения не могло не охватить и взгляды о государстве и праве, и в русле такого мировоззрения складываются теологические взгляды на государство и право, как это имело место в древ­ности на Востоке и в средние века в Европе. Господство ра­ционалистических взглядов в обществе ведет к рационалис­тическим теориям. В Древнем Риме право, например, рас­сматривалось как проявление естественного разума, а госу­дарство — как дело народа (так переводится слово «республика»).

Теологические теории происхождения государства и права являются исторически первыми, ибо исторически первым бы­ло и религиозное мировоззрение. Согласно этим взглядам го­сударство и право имеют божественное происхождение: госу­дарство создано Богом, а право — это божественная воля, бо­жественное откровение.

3 Теория государства и права                                                           йс


Учение о божественном происхождении государства и права возникло еще в древнем мире, и прежде всего в теок­ратических монархиях Египта, Вавилона, Иудеи и др. Отме­тим, что и сами теократические монархии являются опреде­ленным продолжением сакрализации (обожествления) носи­телей власти (вождей, царей и т. и.) в до государственном об­ществе. Эта сакрализация в ряде случаев была одним из факторов возникновения государства.

Согласно этим взглядам, например, египетский фараон считался земным богом, потомком богов небесных. Фараон не умирает, а заходит в свой вечный горизонт, становится бо­гом Озирисом.

В законах вавилонского царя Хаммурапи записано: «Бог Мархдух создал черноголовых и поставил меня, Хаммурапи, править черноголовыми».

Теологических взглядов на происхождение и сущность го­сударства и права придерживаются все идеологии, связанные с современными основными мировыми религиями: христи­анством, исламом, индуизмом, иудаизмом. Особенно велико их влияние было в средние века. Вспомним хотя бы теорию двух мечей. Согласно одной из версий этой теории Бог дал папе римскому два меча, один из которых папа передал свет­скому королю. Согласно другому варианту бог дал два меча, но один — папе римскому, другой — королю. В первом случае делался вывод, что власть короля вторична по отношению к власти религиозной, а во втором — независима. Но оба вари­анта исходят из божественного источника власти. Теория «Москва —- Третий Рим» тоже есть проявление божественного обоснования власти русского царя.

Ныне продолжают существовать и действовать религиоз­ные правовые системы (иудейское право, исламское право, индусское право). Источниками этого права являются преж­де всего священные книги каждой религии, и нормы, в них содержащиеся, рассматриваются как божественные откро­вения. Таким образом, теологические взгляды на государство и право — это не только история, но и наша действитель­ность.

Патриархальная теория. Согласно этой теории государст­во возникло из разросшейся семьи. Власть монарха произош­ла из власти отца над членами семьи и подобна отеческой власти. Представителями этой теории были Аристотель, Кон-66


фуций, русский социолог и теоретик народничества И, Ми­хайловский и др. Р. Фильмер с помощью этой теории обосно­вывал в XVII в. неограниченную власть английских королей. С его точки зрения, короли являются преемниками библей­ского патриарха Адама, которому от бога дана не только оте­ческая, но и королевская (царская) власть над своим потом­ством. От Адама эта власть перешла к старшему в семье, а в конце концов — к королям. Эта теория является антиистори­ческой. В действительности же, как мы видели, вначале воз­никает род, а семья складывается гораздб позднее в силу упо­рядочения отношений полов и в связи с изменениями в про­изводственной сфере.

Договорная теория. В соответствии с этой теорией госу­дарство возникло в результате договора между людьми для обеспечения их общей пользы, общих интересов. Зачатки этой теории встречаются уже у древних мыслителей (грече­ские мыслители Эпикур, Микофон, Тразимах. китайский Мо Цзы). В классическом виде эта теория сложилась в XVII— XVIII вв. и тесно связана с теорией естественного права. Представители этой теории — Т. Гоббс, Д. Локк, Гуго Гроций, Ж.-Ж. Руссо, в России — А. Н. Радищев.

Одни из них использовали эту теорию для обоснования абсолютной, монархии (Т. Гоббс), другие — для защиты конс­титуционной монархии (Д. Локк), третьи выражали интересы революционной буржуазии, стремившейся к свержению фе­одализма (Ж.-Ж. Руссо).

Представители этой теории исходили из того, что госу­дарству предшествует естественное состояние людей, которое понималось по-разному. Т Гоббс описывал это состояние как войну всех против всех, Люди эгоистичны, недоверчивы, но все равны, каждый имеет право на все, каждый стремится к собственной выгоде, наживе, славе. Люди находятся в посто­янной" вражде, страхе, нет места трудолюбию, так как плоды труда не гарантированы от захвата. Здесь нет справедливости, ибо нет закона, нет закона, ибо нет общей власти. Познав же разумом естественный закон, который гласит, что каждый должен добиваться мира. люди заключают договор и создают новую форму общения — государство. При этом они отказы­ваются от части своих естественных прав в пользу монарха, который и представляет общую власть, держит людей о страхе и направляет их к общему благу.

^                                                      67


Ж.-Ж. Руссо рисует естественное состояние как «золотой век» человечества, всеобщего счастья. Вес равны, свободны, нет частной собственности и государства. Причины возник­новения государства Руссо видит в способностях человека к совершенствованию и порче нравов. Человек изобретает и со­вершенствует орудия труда, переходит к металлическим ору­диям, к оседлости, к земледелию. Появляется частная собст­венность, которой способствует не только повышение произ­водительности труда; но и порча нравов, результатом чего стал захват безнравственными членами общества общественной земли и т.д. Появляется имущественное неравенство. Бога­тые, не имея достаточных сил для защиты от большинства бедных, убедили темных и легковерных людей объединиться, установить правила справедливости и мира. На основе общего соглашения — договора — создается новая ассоциация лю­дей — государство.

Руссо во многом приблизился к историческому объясне­нию происхождения государства, однако излишнее значение придавал порче нравов и сознательным действиям, направ­ленным на создание государства. Руссо делает из своих взгля­дов революционные выводы. С его точки зрения, власть ко­ролей держится уже не на договоре, а на насилии. Они нару­шили общественный договор, узурпировали власть, нарушив права народа, поэтому народ вправе на насилие ответить на­силием и свергнуть монарха. Всякая власть, с его точки зре­ния, может быть основана только на общественном договоре, общественном согласии.

Следует отметить, что идеи общественного договора не утратили своего значения и в наше время. Призывы к обще­ственному договору, общественному согласию раздаются и сейчас. Что же касается теории, то она во многом антиисто­рична, сами представители этой теории выдвигают ее как ги­потезу, даже как вымысел, фикцию.

Теория насилия. Согласно этой теории государство есть ре­зультат войн и насильственных действий. По теории внешне­го насилия (Л. Гумплович, К. Каутский) частная собствен­ность, классы и государство есть результат завоевания одних племен другими, более сильными и воинственными. Племя победителей присваивает их землю, собственность, затем принуждает побежденных работать на себя, платить дань, чо-дати. Вследствие такого насильственного соединения племен

68


возникает деление на классы, племя завоевателей становится господствующим классом. Принудительный аппарат, кото­рый создают завоеватели, превращается в государство.

Е. Дюринг считал первичным в возникновении частной собственности и государства принуждение, насилие одной части общества по отношению к другой (теория внутреннего насилия). Экономические же факторы у него носят вторич­ный характер.

Насилие само по себе не может создать ни собственности, ни классов. Оно может сыграть определенную роль лишь в перераспределении уже возникшей частной собственности. Но для этого общество должно достигнуть определенной сту­пени развития. Да и само насилие зависит от производства. Производитель наиболее совершенных орудий труда является производителем и более совершенного оружия. Однако наси­лие, завоевание, бесспорно, может быть фактором, который способен ускорить возникновение государства, если общество уже созрело для этого, достигло определенного уровня разви­тия. Заметим, что завоевание территорий Древнего Рима древними германцами ускорило возникновение у последних государства.

В заключение отметим, что здесь рассмотрены далеко нс все теории происхождения государства. Можно назвать и та­кие теории, как психологическая, органическая и до.


Глава 5. ОБЩЕСТВО, ЕГО "ИНСТИТУТЫ, ВЛАСТЬ

5.1. Общество и его институты

Общество — это совокупность индивидов и социальных групп и классов и складывающихся между ними отношений. Социальные группы — это такая совокупность индивидов, которая имеет свои собственные интересы и своей деятель­ностью оказывает влияние на поведение других людей. К со­циальным фуппам не следует относить объединения лиц, вы­деленных по полу, возрасту, цвету глаз и т. д.

Социальные группы могут быть большими и малыми, вре­менными и постоянными, формальными и неформальными. Неформальные группы характерны личными, неформальны­ми связями (семья, туристическая группа, группа соседей и т. д.). Формальные группы в основе имеют не личные, а фор­мальные связи. Их члены могут даже не знать друг друга (пар­тии, акционерные общества и т. д.).

Между индивидами, группами и классами складываются самые различные отношения. Ведущее место в этих отноше­ниях принадлежит производственным, экономическим отно­шениям (отношениям собственности, распределения матери­альных благ, отношениям, вытекающим из общественного разделения труда), которые составляют основу всех иных об­щественных отношений: политических, нравственных и т. д, Каждое общество связано с определенной территорией, нг которой оно живет и функционирует.

В целях упорядочения отношений в обществе, управления общественными делами, процессами, разрешения различного рода конфликтов, поддержания порядка, достижения опре­деленных целей общества или отдельных социальных групг в обществе стихийно складываются или сознательно созда-

70


ются различного рода социальные институты. Институт (тйЕииШгп — установление) — это некое образование (учреж­дение, организация и т. п.), созданное для осуществления оп­ределенных задач. Это весьма широкое понятие. Социальны­ми институтами являются государство и право в целом, мо­раль и обычаи как социальные регуляторы, политические пар­тии, общественные объединения, церковь, семья и т. д. В то же время отдельные органы государства или составные части права также называются институтами, например институт президентства, институт конституционного суда, институт не­обходимой обороны в уголовном праве, институт бсзвинов-ной ответственности в гражданском праве и т. д.

Наряду с понятием общества в науке существует понятие гражданского общества. Гражданское общество как явление рассматривается в сопоставлении с государством. Схематич­но, несколько упрощенно гражданское общество можно рас­сматривать как сферу за рамками самого государства. Граж­данское общество — это система субъектов и отношений, в определенной мере независимая от государства, сфера, где господствуют частный интерес, частная собственность, эко­номически независимые, свободные, юридически равноправ­ные субъекты. Гражданское общество — это «царство эконо­мических отношений» (К. Маркс). Эти отношения составля­ют костяк, основу гражданского общества, а гражданское общество — социально-экономическую основу государства.

Гражданское общество складывается из таких институтов, как семья, церковь, независимые от государства средства мас­совой информации, предпринимательские структуры, поли­тические партии, профсоюзы и иные общественные объеди­нения и т. п. (о соотношении гражданского общества и государства см. 11.2).

5.2. Государственная власть и ее обоснование

Понятие и структура власти. В политико-юридической ли­тературе отсутствует единообразное понимание власти. Это не только вытекает из многозначности самого термина «власть», но и обусловлено различными философско-методо-логическими подходами к данному явлению. Необходимо указать также на то, что власть — сложное, многостороннее явление, проявляющееся в разных организационных формах,

71


методах и способах ее осуществления, системе отношении, целях и т. д. Сложность, многосторонность этого явления на­ходит отражение в различных характеристиках, приписывае­мых власти, в соответствующих словосочетаниях: власть бур­жуазная, власть трудящихся, власть парламента, власть Сове­тов, власть президентская, правительственная, прокурорская, законодательная, судебная, исполнительная, партийная, еди­ноличная, диктаторская, тоталитарная, авторитарная, бюрок­ратическая, демократическая, коллегиальная, сильная, креп­кая, твердая, централизованная, принудительная, мягкая, жесткая, законная, узурпированная, формальная и реальная и т. д. Этот перечень характеристик власти при желании мож­но было удвоить или даже утроить.

Отношение к власти различного рода социальных субъек­тов отражается в следующих выражениях: власть завоевыва­ется, берется, отнимается, охраняется, учреждается, рефор­мируется, передается, делегируется, покупается и подкупает­ся, принуждается, дискредитируется, узурпируется и т. д.

Функционирование и развитие власти выражается в сло­восочетаниях: власть укрепляется, усиливается, ужесточается, централизуется, ослабляется, бездействует, разрушается, рас­пыляется, децентрализуется, реформируется, деформируется и т.д.

В нашей литературе одни авторы рассматривают власть как определенную функцию, присущую любому коллективу, обществу, другие — как волевое отношение (властеотноше-ние) властвующего и подвластного субъектов, третьи — как способность властвующего (управляющего) навязывать свою волю другим лицам, четвертые — как организованную силу, способную подчинять воле определенной социальной об­щности других людей. Власть понимается так же, как управ­ление, связанное с принуждением. И наконец, зачастую под властью понимается государство или его органы, осуществ­ляющие власть.

Ни одно из приведенных определений власти не может быть отвергнуто, каждое из них отражает какую-то одну сто­рону, момент существования и действия власти. Но очевидно и то, что для анализа власти необходимо выбрать одно из них в качестве стержневого системообразующего, опираясь на ко­торое можно было бы свести в единую структуру (идеальную модель) все моменты, стороны, признаки, методы существо­вания и функционирования власти.

72


Таким исходным определением могло бы стать определе­ние власти как функции любой формальной или неформаль­ной человеческой группы и общества в целом. «Общество, — писал Ф. Энгельс, — порождает известные общие функции, без которых не может обойтись. Предназначенные для этого люди образуют новую отрасль разделения труда внутри обще­ства. Вместе с тем они приобретают особые интересы также и в противоположность тем, кто их уполномочил: они стано­вятся самостоятельными по отношению к ним, и появляется государство». (Соч. 2-е изд. Т. 18. С. 302)-

Коль скоро рождаются и существуют общественные функ­ций, необходим и носитель этих функций — субъект власти. Носителем, субъектом политической власти является прежде всего государство, его органы и иные политические институ­ты, формирующиеся из людей.

Каждая общественная функция проявляется в человече­ской деятельности. Власть проявляется в деятельности субъ­ектов власти, носящей различный характер.

Каждая общественная функция, а значит, и власть имеет свой объект воздействия. В качестве такого объекта выступа­ют общественные отношения. Но коль скоро последние вы­ражаются только в поведении, в действиях людей, то объектом власти и являются в конечном счете другие люди, подчинен­ные власти. В ходе функционирования власти неизбежно воз­никают особые^тношения между властвующим и подвласт­ным субъектами (властеотношения). В этих властеотношени-ях происходит навязывание воли властвующего воле подвла­стного. Эти две воли могут совпадать и не совпадать. Для навязывания своей воли властвующий должен обладать опре­деленным арсеналом средств, методов и способов, определен­ной силой.

Всякая деятельность в обществе, всякие отношения рег­ламентируются социальными нормами. Это относится и к властной деятельности, властеотношениям. В их основе ле­жит определенная нормативная система. Так, в результате оп­ределенного упрощения, огрубления действительности путем абстракции, идеализации создается идеальная теоретическая модель (структура) власти. Ее необходимыми элементами являются: субъект власти, объект власти, властеотношения, деятельность властвующих, формы, методы и способы власт­ной деятельности и социальная нормы, ее регламентирую­щие.

73


Субъект власти. В бесклассовом, родовом строе субъек­том, носителем власти является общество, все его взрослые члены, конституирующиеся в родовое собрание. Но уже и здесь мы видим отдельных носителей власти (старейшины, военные начальники). В государственно-организованном об­ществе происходит институционализация власти, создаются ее специальные институты (система органов государства), вы­деляется особая группа людей, осуществляющих власть и со­ставляющих людской субстрат этих институтов. Выделение таких людей есть следствие порождения обществом необхо­димых управленческих и иных функций, т. е- разделения тру­да. С выделением из общества субъектов власти управление начинает осуществляться на функциональной основе.

Следует различать вопросы: кому служит власть и кто ее осуществляет (управляет)? Смещение их, как верно подчер­кивает Е. Вятр, становится причиной теоретических недора­зумений. Ответ на первый вопрос равносилен ответу на воп­рос: интересам каких классов, групп служит власть? Это свя­зано прежде всего с анализом соответствующей конституции. Однако, как показывает опыт, и не только нашей страны, мо­гут существовать и институты неконституционные, оказы­вающие решающее влияние на политику государства, цели, методы и способы осуществления власти. Речь идет о роли партийных органов в тоталитарных государствах при одно­партийных системах. Второй вопрос может, быть раскрыт при ответах на более детальные вопросы: какие институты явля­ются средоточием власти; из кого складывается группа поли­тических руководителей и высших государственных и партий­ных функционеров; каковы психические и иные черты, ко­торыми обладают указанные лица?

Здесь имеет значение характеристика группы политиче­ского руководства с точки зрения происхождения ее членов, степени обновляемости группы, возможности пополнения ее людьми из других сфер жизни (непрофессиональными поли­тиками). Все это раскрывает степень открытости руководя­щей группы, которая может трансформироваться в политиче­скую элиту, элиту власти, если сосредоточит у себя всю власть, оставляя другим членам общества лишь исполнительные функции. Если эта группа социально изолирована, она по­полняется из своей особой, замкнутой среды.

Властеотношения. Власть проявляется в отношениях, в которых властвующий субъект подчиняет себе волю подвла-

74


стного, направляет (модифицирует) поведение последнего. Властвующий и подвластный четко разделены. Очевидно, что речь идет о конкретных субъектах власти и подчинения, о конкретных властсотношениях. На макроуровне в масшта­бах общества властвующий (управляющий) и подвластный (управляемый) могут совпадать в одном субъекте (народ) или не совпадать (правящая элита и народ). Совпадение в одном субъекте властвующего и подвластного имеет место в демократическом обществе, где народ — не только объект, но и субъект власти, источник власти и суверенитета. Несов­падение субъекта и объекта власти имеет место в тоталитар­ном обществе, когда она узурпируется узкой элитой правя­щих.

Диалектика совпадения властвующего и подвластного в демократическом государстве должна проявляться в лично­стном и институциональном плане. Каждый гражданин госу­дарства — лицо не только подвластное, но он вправе и дол­жен выступать в качестве частичного (как член общества) первоначального носителя и источника власти. Он должен и вправе принимать участие в формировании институтов влас­ти (участвовать в выборах, вьвдвигать свою кандидатуру для занятия властных должностей и т.д.), контроле за их де­ятельностью, быть инициатором их реформирования, роспу­ска, участвовать в принятии решений в рамках институтов непосредственной демократии (референдумов, сходов, со­браний и т. п.). Ни один гражданин не должен выступать только как властвующий или только как подвластный. Это касается и лиц, занимающих самые высокие должности в по­литической системе и в механизме государства (президент, премьер-министр и др.). В конечном счете и они должны быть подвластны народу с помощью институтов демократии (представительных органов, выборов, референдумов и др.). То же самое можно сказать и об отдельных институтах влас­ти. Каждый из них в одном отношении выступает как субъ­ект власти, а в другом — как объект власти. Даже орган вер­ховной власти должен иметь над собой высшую власть наро­да. Эта подвластность народу любого института власти может проявляться не только в институтах непосредственной и представительной демократии, но и в подчиненности всех органов закону как выразителю общей воли народа — пето ез1 зирга 1е§ет (никто не находится выше закона).

75


Властеотношения проявляются в том, что одна сторона — властвующий (управляющий) — подчиняет себе волю другой стороны — подвластного, модифицирует, направляет его по­ведение в необходимое русло. Подчинение власти при опре­деленных условиях (сознательности, дисциплинированности) может напоминать или «мягкое руководство дирижера или резкие формы диктаторства». Во втором случае речь идет уже не просто о подчинении, а о навязывании воли властвующего подвластному, о преодолении, подавлении, модификации во­ли последнего, и прежде всего принудительными средствами. Идеальной ситуацией является такая, когда подвластный оце­нивает саму власть, ее цели, методы положительно, одобряет их и поддерживает. Очевидно, что это может быть лишь в случаях, когда власть действует в интересах подвластных, уп­равляемых. Но ясно и то, что общество складывается из раз­ных классов и социальных групп, имеющих собственные ин­тересы, которые зачастую не только не совпадают, но проти­воречат друг другу. Отсюда вытекает, во-первых, что подчи­нение власти, основанное на одобрении деятельности ее носителей, их целей и методов абсолютно всеми членами об­щества, практически недостижимо, поэтому власть стремится сформировать и другие мотивы подчинения, такие, как кон­формизм, легализм, оппортунизм, дабы достичь минимиза­ции принуждения. Во-вторых, власть вынуждена сводить ин­тересы к общему знаменателю, разрешать их .конфликты, оп­ределять приоритетные интересы.

Необходимость власти в обществе тесно связана с конф­ликтами между индивидуумами и группами в сфере распре­деления благ и общественных ролей (должностей), по распре­делению этих благ. Поэтому зачастую создается трехэлемент­ная модель власти: субъект (система), осуществляющий власть, и два субъекта (группы), находящиеся в конфликте. Властвующий субъект (в разных версиях) выступает как лицо или независимое и нейтральное, или заинтересованное, от­дающее предпочтение определенной группе — либо экономи­чески сильной, либо экономически слабой.

Способы осуществления власти. Любая власть как функ­ция, порождаемая любым обществом, проявляется в деятель­ности соответствующих субъектов, власть государства — в де­ятельности его органов и должностных лиц. Основные на­правления этой деятельности обычно именуются функциями

76


государства. Эти функции, а следовательно, государственная власть осуществляются с помощью различных форм и мето­дов, в первую очередь в виде принятия решений, различаю­щихся по форме (т. е. нормативных и индивидуальных) и по содержанию деятельности системы органов, призванных ре­ализовывать эти решения, осуществлять надзор за их осу­ществлением и принимать необходимые меры в случае их не­исполнения.

Принуждение как атрибут власти. Властвующий субъект при необходимости может поставить подвластного в ситу­ацию принуждения. Ситуация принуждения — это такое со­стояние, когда подчиненный субъект оказывается перед вы­бором одной из только неблагоприятных последствий своих будущих действий, опираясь на свою шкалу ценностей, т. е. выбирает меньшее зло. Принуждение использует тот, кто со­здает для другого субъекта ситуацию принуждения, угрожает наступлением еще большего зла, чтобы склонить подвластно­го к определенному поведению. Очевидно, что государствен­ная власть опирается на принуждение, осуществляемое упол­номоченными на то агентами государства, т. е. его органами (должностными лицами). В отличие от тоталитарного право­вое государство использует не любые виды принуждения, ко­торые в состоянии осуществлять его органы, опирающиеся на организованную силу, а только такие, которые предусмот­рены правом и осуществляются в процедурах, им определен­ных. Такое принуждение, следовательно, является не только государственным, но и правовым.

Ситуации принуждения, в которых может оказаться субъ­ект, также очерчиваются нормами права. Это общие, абст­рактные, типичные, возможные для любого подвластного субъекта ситуации. Они могут превратиться в реальные вслед­ствие действий самого субъекта или какого-то стечения об­стоятельств.

Государственная власть осуществляется не только путем принятия правовых решений нормативного и индивидуаль­ного характера, опирающихся на принуждение, но и более мягкими способами: с использованием рекомендаций, сове­тов, пожеланий, призывов, не являющимися по своей приро­де правовыми средствами. Мягкими являются и некоторые правовые способы осуществления власти, когда государство не использует жесткие обязательные предписания и признает

77


свободу действий подвластных субъектов, ставней определен­ные правовые рамки, призванные оградить других лиц от про­извольных действий. К числу мягких способов осуществления власти относятся и такие, как взятие на себя обязательства вознаграждения за определенную деятельность (премии, обе­щания, награды, установление различного рода льгот — на­логовых, трудовых, пенсионных и т. п.).

Основания власти. Каждое явление в природе и обществе имеет свое основание, это относится и к власти. Общество порождает необходимые властные функции, поскольку в са­мом обществе имеются для этого основания. К их числу от­носятся экономическая и социальная^ структуры общества, требующие определенного порядка и согласованности их эле­ментов.

Экономическая основа власти коренится в общественном характере производства, требующем порядка, устойчивости экономических отношений, ограждения их от произвола от­дельных лиц. Это положение получило достаточное обосно­вание в литературе, как и то, что социальная сущность и ха­рактер власти с точки зрения ее демократизма, зависят от форм собственности и способов распределения. Монополь­ная государственная собственность неизбежно требует цент­рализованного распределения, а значит, и создания бюрок­ратической системы управления. Появляются также дист­рибьюторы (распределители), функционирование которых обеспечивается и охраняется деятельностью всех остальных государственных органов (должностных лиц). В результате складывается тоталитарный, всеохватывающий механизм власти. Плюрализм собственности и ее субъектов ведет к плю­рализму управленческих и дистрибутивных, а в конечном сче­те и политических отношений. Не случайно политические пе­ремены в наших условиях сопровождаются реформой собст­венности и распределения.

Социальная основа власти коренится в расслоении соци­ального организма на классы и иные социальные группы о различными, часто не совпадающими или даже противоречи­выми интересами. Коллизии интересов возможны в любом обществе. Власть необходима для того, чтобы привести эти интересы к какому-то общему знаменателю (достичь консен­суса), отдать при необходимости предпочтение общезначи­мым интересам, в ряде случаев поддержать и охранить инте-

78


ресы меньшинства, а также разрешить в случае необходимос­ти конфликты между членами социума.

Вопросы о социальной основе и о социальном источнике и легитимации власти тесно связаны. Общество — это не только совокупность нескольких поколений людей, но и сис­тема различных отношений (экономических, политических, нравственных, семейных и т. п.). В этом плане оно — основа, первопричина, порождающая власть. Однако можно выде­лить основу власти в более узком смысле как ее источника. Демократические доктрины и политические документы сов­ременности в качестве источника власти рассматривают на­род. Эта идея заложена в конституциях многих современных государств, где она обычно выражается в словах «власть при­надлежит народу», «народ является источником власти».

Легитимация и узурпация власти. Провозглашение сувере­нитета народа, даже и в конституциях, -- лишь заявление о необходимости его реализации. Государственная власть (су­веренитет) осуществляется системой органов государства. На­родный же суверенитет становится государственным при ус­ловии легитимации государственной власти. Законной и со­циально обоснованной является лишь легитимная власть (1е§1пта ро1:е51а5). Она основана на определенной системе норм и принципов, принятых в соответствующем объедине­нии людей (формальной или неформальной группе) или во всем обществе. Так, власть отца основана на нормах морали, религиозного иерарха — на догматах веры, органа обществен­ной организации —- на действующих в ней правилах. Государ­ственная власть легитимируется нормами права. Например, власть монарха основывается на Правовых обычаях, законах о престолонаследии или конституции: ро1е51а§ ге^к ^пз 5{1, поп 1п]ипае (власть короля проистекает из права, а не из его нарушения). Актом легитимации демократической власти яв-- ляются выборы коллегиальных представительных органов власти. Легитимная власть — это власть, установленная в со­ответствии с процедурой, предусмотренной нормами права. В документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (ст. 7) фактически перечис­ляются условия такой легитимации. Чтобы воля народа слу­жила основой власти правительства, государства-участники проводят свободные выборы с разумной периодичностью, предусмотренной законом: допускают свободную состяза"

•70


тельность кандидатов; гарантируют всеобщее и равное изби­рательное право при тайном голосовании; уважают право граждан добиваться политических или государственных пос­тов, создавать политические партии; обеспечивают проведе­ние политических кампаний в атмосфере свободы и честности и т. д. Если актом легитимации высших органов власти и местного самоуправления являются, как правило, выборы, то легитимация иных звеньев власти происходит также путем конкурса и назначения, осуществляемых выборными или иными органами в соответствии с их компетенцией и в по­рядке, предусмотренном законом. Именно с точки зрения ле-гитимности представительные органы должны рассматри­ваться как основополагающие, первичные органы, состав­ляющие политическую основу общества. Все другие органы выступают как вторичные, производные, формируемые пред­ставительными органами, выражающими суверенитет народа. Исключения могут составлять лишь органы, выбираемые не­посредственно народом (судьи, президент и др.). Очевидно, что легитимными должны быть не только способы учрежде­ния органов государства, но и цели и методы осуществления ими власти.

Нелегитимная власть является узурпаторской. Она пред­ставляет собой прежде всего захват власти незаконными ме­тодами с опорой на грубую силу или нарушение процедуры выборов, использование власти в целях, не предусмотренных законом, и методами, противоречащими ему. Следовательно. узурпировать можно и власть, легитимно установленную, ес­ли злоупотреблять ею, т. е. использовать в незаконных целях и незаконными методами, или грубо нарушать порядок смены носителей власти (игнорировать сроки перевыборов, новые акты легитимации, ведущие к смене носителей власти, и т. п.). Заметим, что народ имеет право на восстание против нелеги-тимной, узурпаторской власти. Это косвенно признается во Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН, в пре­амбуле которой сказано, что охрана законом прав человека необходима для того, чтобы он не был вынужден прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения.

Термин «узурпация власти» обычно употребляют, когда говорят о ее высших эшелонах. Что касается отдельных долж­ностных лиц, то применительно к ним используются такие

80


понятия, как «превышение власти», «злоупотребление властью». Эти действия в правовом государстве уголовно на­казуемы.

Любая, в том числе и государственная, власть должна иметь основание и в системе норм нравственности. В своем функционировании она должна ориентироваться на общече­ловеческие нравственные ценности и способствовать их ут­верждению. Изречения римских юристов гласят: ро1епНа поп ез1 та! ас! Вопит (власть существует только для добра), ро1епИа <1еЬе15е§щ ^5^^^^ат^ поп ап1есес1еге (власть должна сле­довать за справедливостью, а не предшествовать ей). Власть, преследующая цели и использующая методы, противореча­щие нравственным ценностям и нормам, безнравственна точ­но также, как и та, которая образована, учреждена аморально. Нравственно необоснованная власть, как правило, является и властью нелегитимной, ибо законы обязывают носителей власти соблюдать и нормы нравственности. Нарушение этих норм властвующими субъектами при определенных условиях юридически квалифицируется как превышение власти, злоу­потребление ею или дискредитация ее. Чтобы это обосновать, достаточно обратиться к нормативным актам, регламенти­рующим деятельность органов милиции, прокуратуры, судов, или к законам о статусе депутатов.

Власть экономически, социально, юридически, нравст­венно обоснованная и эффективно действующая, утверждаю­щая ценности, принятые в обществе, становится в его глазах авторитетной. Авторитет власти облегчает ее действие, мини­мизирует необходимость государственного принуждения, ста­билизирует общество, способствует достижению его целей.

Государственная власть нуждается также в идеологическом обосновании. Целью такого обоснования является оправдание власти, ее целей и методов, повышение ее престижа. Основой каждой власти является идеология как совокупность систе­матизированных идей, связанных с интересами и практикой определенного класса (социальной группы), оценивающих общественные отношения, провозглашающих и обосновы­вающих цели и способы их достижения. Идеологии, как из­вестно, бывают разные: религиозная, либерально-демократи­ческая, социал-демократическая^ коммунистическая, наци­оналистическая, расистская, теократическая, элитарная и т. д-Каждая из них может рассматриваться как система ценностей,

81


на которые ориентируются соответствующие классы и соци­альные группы, стремясь их утвердить, развить. Государствен­ная власть выступает наиболее эффективным средством ут­верждения этих ценностей, а отсюда вытекают борьба за эту власть или стремление воздействовать на нес, дабы направить в нужную сторону. Идеологическим будет обоснование цен­ностей, на которые ориентируется власть, доказыванис, того, что они имеют непреходящее, общесоциальнос значение для соответствующих классов, групп и каждого отдельного чело­века. В идеологическом обосновании используются не только собственно идеи и ценности, но и идеологические штампы, лозунги. Вот несколько примеров из недалекого прошлого:

«Сталин — это Ленин сегодня»-, «Сталин — вождь всех наро­дов», «Л. И. Брежнев — верный ленинец», «Государство — это мы» и т.д. Господствующая в обществе идеология имеет целью сформировать законопослушного гражданина с целью снизить интенсивность государственного принуждения. Сме­не политики государства предшествует или сопровождает ее смена идеологических ориентации и установок. Пример тому — реформа советской политической системы, которую сопровождает ревизия идеологии, служившей оправданием практики тоталитарного государства, всевластия партий­но-государственной верхушки. На смену таким ценностям, как диктатура пролетариата, монопольная роль партии, иде­ологический монополизм, приоритет классовых интересов, исключение разделения владей и т. д., приходят другие: при­мат общечеловеческих ценностей над классовыми, междуна­родного права над национальным, права человека, закон­ность, гласность, разделение властей, экономический, поли­тический и идеологический плюрализм, социальная защи­щенность, правовое государство и др. В связи с этим возникает вопрос о закреплении идеологических воззрений и установок в законодательстве, и прежде всего в конституциях. Ни одна конституция не может быть дсидеологизированной. Другое дело, насколько они идеологизированы. Анализ конс­титуций современных развитых стран показывает, что все они провозглашают общечеловеческие ценности (привержен­ность правам человека, принципу народного суверенитета, правовому государству, вечному миру и т. д.), т. е. они идеоло­гизированы умеренно, не провозглашают уз ко групповых или узкоклассовых интересов.


Глава 6.ГОСУДАРСТВО

6.1. Понятие государства. Основные подходы к его пониманию

Термин «государство» в русском языке происходит от сло­на «государь» (князь, царь, обладающие властью). В сербском языке — «држава». Этот термин имеет место и в русском язы­ке, используется обычно в торжественном, возвышенном смысле. Термином «держава» обозначается и символ высшей, державной власти русских монархов. Он представлял собой золотой шар с крестом наверху.

Следует отметить, что обобщающее понятие государства появилось в XVI в. Его ввел Н. Макиавелли, использовав тер­мин 1о 5Шо, образованный от латинского 51а1и5. До этого ис­пользовались более конкретные понятия: полис (государст­во-город), сщ^аа (государство-город), геа риЬИса (дело наро­да), княжество, королевство, герцогство, царство, империя и т. д. Впоследствии этими терминами стали обозначать пре­имущественно формы государства. Однако следует отметить, что и сам термин «государство» неоднозначен. Иногда с его помощью обозначается общество в целом, или страна как не­кое геофафическое пространство.

Государство в истории политической мысли понималось и определялось различным образом. И в современной науч­ной литературе существуют разные подходы к его пониманию.

Остается актуальным теологический подход к пониманию государства. Согласно христианскому учению, государство — божественного происхождения. «Дар власти — от Бога», — сказано в послании римского папы Льва XI («Новые дела»). «Это как бы власть Божия с отеческой заботой, которая не только руководит целым, но и касается частностей». Целью иласти является не преимущество правителя, а благо тех, кем

83


он правит, а также мир, добрый порядок. Государство должно оберегать частную собственность, уважат ь права, чьи бы они ни были, оберегать рабочих от жестокости хищных хозяев и т.д.

Другой разновидностью теологического подхода является мусульманское учение, согласно которому глава государства халиф -— наследник пророка Мухаммеда. Государство есть не что иное, как слуга религии, божественного закона, данного Аллахом пророку Мухаммеду, содержащегося в священном Коране. Суверен {халиф, имам, правительство) — не госпо­дин, а слуга мусульманского права, которое он изменить не может.

Юридический подход к государству состоит в том, что го­сударство рассматривается как юридическое лицо, юридиче­ская персонификация нации. Нормативист Г. Кельзен (см. гл. 13) рассматривает государство как воплощение права, пер­сонифицированного права народа. Власть есть само право.

При классическом подходе к государству последнее пони­мается как совокупность трех элементов: власть, территория, население. Такой подход в общем никем не отрицается, ибо государство действует на определенной территории, оно — орудие политической власти, власть его распространяется на все население.

Кибернетический подход к государству состоит в том, что оно рассматривается как определенная система, в рамках ко­торой движется информация с прямыми и обратными связя­ми. Такой подход, безусловно, отражает определенные реаль­ности, связанные с государством, ибо осуществление власти в определенной мере есть движение информации в виде пря­мой связи государства с обществом — издание законов и иных обязательных правовых актов, обращенных к членам общест­ва, я в виде обратной связи — информация о состоянии уп­равляемых государством систем, процессов.

Социологический подход заключается в том, что государст­во — явление социальное, существует только в обществе, тесно с ним связано, им предопределено и т. д. Однако здесь наблюдается два течения. Согласно первому государство о) ождсствляется с обществом, государство есть само общест­во, особым образом организованное. По Аристотелю, госу­дарство — «сообщество равных, имеющих цель совершенст­вования жизни». Государство образуют только граждане,

84


несущие воинскую службу, обладающие избирательным пра­вом. Таким образом, большинство населения (часть свобод­ных и рабы тем более) исключается из государства. Государ­ство выступает как власть меньшинства. Отождествление об­щества и государства мы видим у Канта: государство — объ­единение людей под эгидой права. Коркунов определял государство как союз свободных людей с принудительным правопорядком.

Второй вариант социологического подхода состоит в том, что государство — относительно самостоятельная организа­ция, не совпадающая с обществом, самостоятельный инсти­тут. Это по сути дела современный подход, основывающийся на четком разграничении гражданского общества и государ­ства. Государство — это организация особого рода, отвечаю­щая на вопросы: кому и чему оно служит, каковы его цели и задачи?

Либеральная концепция государства — это концепция «го­сударства -- ночного сторожа». Государство не вмешивается и экономические и социальные отношения, не управляет эко­номикой, культурой и т. п., а только устанавливает «правила игры» — нормы права, охраняет в обществе порядок и т. п.

Согласно концепции «государство — менеджер» государ­ство — нейтральный управитель общественными делами.

Концепция «государство — социальный арбитр» состоит в следующем. Общество социально неоднородно, индивиды и социальные группы имеют разные интересы, интересы могут не совпадать и даже противоречить друг другу. На этой основе могут возникать различного рода конфликты. В таких случаях государство выступает как арбитр, разрешает конфликты, сглаживает противоречия. М. Вебер определяет государство как организованное принуждение. Государство есть союз, есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное принуждение.

Каждое из этих определений отражает какую-то одну сто­рону государства и имеет, следовательно, под собой опреде­ленные основания.

Особое место занимает марксистское понимание государ­ства. Марксизм рассматривает государство как особую орга­низацию, выделившуюся из общества в результате разделения общественного труда. Марксизм подчеркивает классовую сущность государства, видит в государстве орудие политиче-


ско;.) пк.:одства одного класса над другим, как правило эко-номичсск ! господствующего. С помощью государства этот класс становится не только экономически, но и политически господствующим. К. Маркс и В. Ленин зачастую использова­ли метафорическое выражение: государство — «машина для подавления одного класса другим». Это орудие диктатуры оп­ределенного класса. Социалистическое же государство — ору­дие диктатуры пролетариата как власти большинства. В ны­нешнем веке взгляды марксизма на социалистическое госу­дарство претерпели изменения. Был сделан вывод о перерас­тании диктатуры пролетариата в общенародное государство, а впоследствии марксизм воспринял и концепцию правового государства.

6.2. Признаки государства

Итак, государство — это определенная организация поли­тической, государственной власти в обществе, организация, не совпадающая с самим обществом. Но в обществе кроме государства существуют и другие организации. Следователь­но, важно рассмотреть специфические признаки государства, отличающие его от других организаций.

Государство — организация территориальная, организация власти на определенной территории.

Власть государства распространяется только на тех, кто находится на территории государства. На одной и той же тер­ритории не может быть власти двух государств. Встречающие­ся в истории случаи двоевластия имеют место обычно в ка­кой-то переходный период, носят кратковременный характер, заканчиваются переходом к единовластию.

Вопрос о территориальных границах весьма важный и кардинальный вопрос для государства. Он регламентируется законами государства и международными договорами. Грани­цы своей территории государство защищает всеми доступны­ми способами. Такой институт государства, как армия, созда­ется главным образом для защиты его границ. Создаются так­же специальные формирования пограничной охраны, органы таможенной службы.

Государство — территориальная организация и в том смысле, что население делится по территориальному принци­пу, по административно-территориальным единицам (уезды,

86


районы, области, департаменты, воеводства и т.п.). К этим территориальным единицам привязываются и органы госу­дарства, власть которых функционирует в пределах этих еди­ниц.

Государство — организация универсальная, действующая в рамках всего общества. Власть государства распространяется на все общество. Принадлежность членов общества к госу­дарству, как правило, не зависит от их воли. Сам факт рож­дения человека на территории государства уже включает его в государство, отдает под власть государства. Это проявляется в таких институтах, как гражданство, а еще ранее — поддан­ство. Факт гражданства связывает личность с государством, возлагает на него определенные обязанности и в то же время дает ему определенные права, возлагает на само государство определенные обязанности перед личностью (обязанность правовой и социальной защиты личности и т. п.). Универсаль­ность государства проявляется и в том, что оно своей управ­ляющей, регулирующей и охранительной деятельностью мо­жет охватить самые разнообразные сферы общественной жиз­ни: политическую, экономическую, экологическую, нравст­венную и т. д.

Государство — организация публичной власти, не совпа­дающая с обществом, населением, осуществляемая особым аппаратом, системой государственных органов. Эта система фактически и есть само государство как политическая орга­низация. Эта власть осуществляется людьми, которые выде­ляются из общества, составляют человеческий субстрат госу­дарства. Эти люди (государственные чиновники, военные и т. п.) не занимаются непосредственно производительным трудом, а осуществляют деятельность, связанную с управле­нием общественными делами.

Государство обладает монополией на издание законов. Об­разно выражаясь, только государство говорит языком зако­нов, с помощью законов как решений, носящих обязательный характер. Государство придает своей воле, своим велениям общее значение и посредством законов осуществляет власть.

Государствоорганизация принудительная. В своей де­ятельности оно опирается на организованное принуждение, для чего создаются специальные органы: суды, полиция, ар­мия и т. д. Между этими органами существует определенное разделение труда. Цель принуждения — обеспечить соблюде-


ние законов и иных решений государственной власти. Госу­дарству принадлежит монополия на легальное физическое принуждение, в том числе с применением оружия и других специальных средств. Применение принуждения другими, негосударственными структурами государство рассматривает как противозаконное, противоречащее суверенитету государ­ства. В правовом государстве государственное принуждение может быть только правовым, осуществляемым на основе и в рамках законов.

Государство — суверенная организация. Суверенитет госу­дарства — это политико-юридическое выражение независи­мости государственной власти от власти иного государства.

Внутренняя сторона государственного суверенитета со­стоит в том, что государство самостоятельно учреждает и фор­мирует систему своих органов, наделяет их определенными властными полномочиями, устанавливает в обществе право­порядок путем принятия законов, системой своих органов поддерживает, охраняет этот правопорядок, независимо от других государств осуществляет юрисдикционную деятель­ность по рассмотрению и разрешению различного рода юри­дических дел (уголовных, гражданских и т. п.).

Внешняя сторона суверенитета проявляется в том, что го­сударство самостоятельно осуществляет внешнюю политику, политику по отношению к другим государствам, по своей воле и в интересах общества, которое оно представляет: вступает в международные организации, союзы, сообщества, заключа­ет договоры с другими государствами, решает вопросы войны и мира, охраны своих территорий.

Суверенитет государства во многом зависит от экономи­ческой базы государства и его военной мощи. Государство экономически слабое и слабое в военном отношении может утратить суверенитет полностью или частично. Полным суве-. ренитетом в прошлом обладали мировые империи: Римская, Оттоманская, Российская, в недавнем прошлом — Советский Союз.

Внутренний суверенитет трактуется как принцип внутри­государственного права, а внешний ~ как принцип междуна­родного права.

Суверенитет как фактическое состояние независимости государства может быть различной степени (большей или меньшей). Однако минимум суверенитета неотъемлемая черта

88


государства. Его наличие является необходимым условием его признания в качестве государства со стороны других госу­дарств.

Государственный суверенитет является политико-юриди­ческой формой суверенитета (независимости) нации, народа. Народ независим от других народов, если независимо его го­сударство. В суверенитете демократических государств, как правило, выражается суверенитет народа. В конституциях , этих государств существуют такие положения, как «вся власть от народа», «народ — источник власти». Имеется в виду весь народ независимо от национальной принадлежности. Суве­ренитет государства, выражающий провозглашение государ­ственного суверенитета как суверенитета национального, су­веренитета отдельной, обычно называемой титульной, нации, дающей название государству, в современных условиях явля­ется недемократическим, могущим послужить ограничению, ущемлению прав наций нетитульных.

Государство — организация, обладающая монополией на ле­гальные сборы налогов. Налоги — это, как уже говорилось, обя­зательные платежи граждан государства и организаций, дей­ствующих на его территории, в пользу государства (в казну, в бюджет). Наряду с налогами взимаются в пользу государства различные другие сборы и государственные пошлины. С их помощью формируется материальная финансовая база, необ­ходимая для функционирования государства: для содержания и обеспечения деятельности органов государства, армии, за­купки оружия, для осуществления различного рода программ в сфере экономики, экологии, просвещения, здравоохране­ния и др. От объема налоговых поступлений в государствен­ную казну зависит сила, мощь, в том числе и военная, госу­дарства, его суверенитет.

Объем поступления налоговых платежей в конечном счете зависит от уровня развития экономики, доходов самого насе­ления. Цепочка: уровень развития экономики — уровень и объем сбора налогов — сила и независимость государства — отражает определенные взаимосвязи и закономерности.

Каждое государство, конечно, стремится быть более не­зависимым, сильным и эффективно действующим, а потому сбору налогов придает первостепенное значение. Государст­во — великий выдумщик по части налогов и сборов. Некогда

89


в государстве даже существовали специальные чиновники, задача которых— выдумывать налоги.

Объектами налогового обложения прежде всего являются доходы и расходы населения и объекты собственности: земля и иное недвижимое (дома, фабрики, заводы и т. и.) и движи­мое имущество. Объектом налогообложения в истории были и сам человек (подушный налог), дымовые трубы, окна, от­дельные деревья, животные. Существуют целевые налоги на строительство и ремонт дорог, косвенные налоги (акцизы) на товары (соль, водку, табак, предметы роскоши и т. д.). Налоги могут быть как натуральными, так и денежными. Римский император Веспасиан установил налоги на общественные ту­алеты. В ответ на осуждение своих действий со стороны сына Тита Веспасиан ответил: «Деньги не пахнут».

Государство, конечно, не удовлетворяется натуральными и денежными сборами с населения. Оно зачастую устанавли­вает и некоторые повинности, обязанности подданных или граждан в пользу государства: повинности гужевые, трудовые, военные (воинские постои, обязательная служба в армии).

Сведя воедино существенные признаки государства, мож­но дать такое его определение: государствоэто территори­альная, суверенная организация политической власти в классо­вом обществе, делающая свои ведения обязательными с помощью законов, опирающаяся на организованное принуждение, обла­дающая монополией на сбор налогов.      - ,..

6.3. Классовые и обшесоциальные элементы в содержании государства

Марксизм ставит себе в заслугу открытие того, что госу­дарство носит классовый характер, является орудием полити­ческой власти экономически господствующего класса и, сле­довательно, выражает интересы прежде всего этого класса. Следует, однако, подчеркнуть, что заслуга в открытии классов и классовой борьбы, по признанию самого К. Маркса, при­надлежит не ему, а буржуазным историкам, а анализ эконо­мической анатомии классов — буржуазным экономистам.

Советская юридическая наука традиционно подчеркива­ла классовую сущность государства, однако вопреки самому марксизму умалчивала или недооценивала значение функ­ций государства, связанных с «выполнением общих дел, вы-

90


текаюших из природы всякого общества». Между тем выпол­нение этих общих дел сыграло важную роль в происхожде­нии самого государства и в последующем занимало значи­тельное место в его деятельности. Выполнение этих общих дел, вытекающих из природы любого общества, в период возникновения государства оказывалось в руках особого, привилегированного, слоя людей, которые, в частности и благодаря этому, превращались в экономически сильный, господствующий класс. Бесспорно, что именно необходи­мость выполнения общих дел (функций), вытекающих из природы самого общества, послужила в период разложения родового строя одной из важных причин возникновения са­мого государства, а другие факторы (разделение труда, «взор­вавшее родовой строй», появление частной собственности, классов и т.д.) привели к тому, что выполнение этих функ­ций прибирает к рукам привилегированный класс, и госу­дарство обретает классовую окраску.

На всех этапах существования государства общие дела, вытекающие из природы и нужд самого общества, занимают немалую долю в деятельности государства. По крайней мере любое общество и все его члены заинтересованы в охране общества извне, установлении определенного порядка, регу­лярности в обществе, в охране жизни, собственности членов общества, поддержании коммуникаций, в восточных государ­ствах — в сооружении ирригационных систем. По мере раз­вития общества, роста народонаселения, усложнения обще­ственных связей, роста производства, расширения коммуни­каций объем функций, вытекающих из нужд всего общества в целом, возрастает. Доля государственных расходов на эти цели увеличивается.

В современных государствах среди его функций преобла­дают именно эти общественно необходимые функции, как внутренние (экономическая, социальная, экологическая), так и внешние. Однако следует признать и то, что и современное государство не утрачивает полностью классового характера. Оно по необходимости защищает, охраняет и способствует развитию тех форм собственности и того способа производ­ства, на котором оно базируется, а следовательно, в первую очередь и интересы того класса — собственника средств про­изводства, который играет ведущую роль. в этом способе про­изводства.

91


Таким образом, можно утверждать, что в государстве ди­алектически сочетаются общесоциальные и классовые эле­менты, и по мере развития общества, роста его экономиче­ского богатства общесоциальные функции государства зани­мают и будут занимать львиную долю в государственной де­ятельности.

Каждое государство имеет свои символы: герб, флаг, гимн. Символ— это знак вещественный, графический, звуковой, что-либо обозначающий. Символы государства призваны обозначать носителей государственной власти, принадлеж­ность чего-либо к государству. Гербы государства помещают на зданиях, где расположены органы государства, на погра­ничных столбах, на форменной одежде государственных слу­жащих (военнослужащих и др.). Флаги вывешиваются на тех же зданиях, а также на международных конференциях, сим­волизируя присутствие на них официальных представителей соответствующего государства, и т. д.

Государство, проявляя заботу о своем собственном пре­стиже, авторитете, охраняет свои символы, в том числе и принудительными мерами. В УК РФ мы видим, например, ст.339, предусматривающую надругательство над Государст­венным гербом и Государственным флагом Российской Фе­дерации, и ст.319 об ответственности за оскорбление пред­ставителя- власти.

6.4. Исторические типы государства

Исторический тип государства — это совокупность наибо­лее существенных признаков, свойственных государствам еди­ной общественно-экономической формации. В исторических тинах государства отражается, во-первых, связь государства с определенной общественно-экономической формацией, во-вторых, история развития государства в его наиболее глав­ных чертах и закономерностях. Различают четыре типа обще­ственно-экономических формаций, отличающихся друг от друга формой собственности, классовой структурой и в ко­нечном счете способом производства. Четырем формациям, основанным на классовом обществе, соответствует и четыре типа государства: рабовладельческое, феодальное, буржуазное и социалистическое. Тип государства характеризует, следова­тельно, экономическую и социальную основу (классовый со-

92


став общества) и классовую сущность государства, отвечает на вопрос: интересы какого класса прежде всего выражает государство? Указанной типологии в ее наиболее существен­ных чертах придерживается марксизм. Однако вряд ли и не­марксистские взгляды могут отрицать указанную типологию, отражающую объективный процесс исторического развития государства. Подчеркнем, что речь идет именно об историче­ских типах государства, взятых укрупненно в наиболее суще­ственных чертах. Указанная типология не исключает возмож­ности иной типизации, классификации государств по ка­ким-то иным признакам.

В последние годы усиленно подчеркивается необходи­мость цивилизациопного подхода к типологии государства. Речь идет о том, что в каждый исторический отрезок времени существует ряд цивилизаций, отличающихся друг от друга прежде всего типом культуры. Тип культуры — емкое поня­тие, включающее в себя культуру материальную и духовную (характер мировоззрений, религия, мифы и верования, нор­мативные регуляторы отношений и т. д.). Разные авторы при­водят ряд различных цивилизаций (западная цивилизация, китайская, индийская, японская, африканская, исламская и т. л.). Несомненно, особенности той или иной цивилизации оказывают влияние на политический строй, государство и право. Однако до сих пор пока не удалось на этой основе построить более или менее приемлемую типологию государ­ства.


Глава 7. ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО, ЛИЧНОСТЬ. МЕСТО ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ. ГОСУДАРСТВО И ЛИЧНОСТЬ

7.1. Общество и государство

Государство, как отмечено выше, — это особая организа­ция, выделившаяся из общества, обретшая определенную от­носительную самостоятельность по отношению к обществу.

Но коль скоро государство — это и особая группа людей, составляющих человеческий субстрат государства, его орга­нов, то государство в этом смысле есть часть общества. Каж­дый чиновник, государственный служащий, в этом качестве входя в формальную социальную группу, составляющую че­ловеческий субстрат государственного аппарата, находится за рамками гражданского общества. Но как член других фор­мальных и неформальных групп (семьи, профсоюза, спортив­ного, религиозного общества, жилищного, садоводческого кооператива и т. д.), как собственник, как потребитель, как участник гражданского оборота, т. е. как субъект различного рода отношений, не связанных с функционированием госу­дарства, он является членом гражданского общества. Как и любой гражданин, государственный служащий обладает теми правами и свободами, что и другие члены общества.

Таким образом, возникает антиномия. С одной стороны, государство как обособленная организация не тождественно гражданскому обществу, нс является его частью, а с другой стороны, оно, несомненно, часть гражданского общества как необходимый социальный институт общества, состоящий из членов общества. Следовательно, дилемма: государство — не часть общества и государство — часть общества, может быть

94


разрешена только в относительном плане, в зависимости от того, в каком аспекте, в каком отношении мы будем рассмат­ривать соотношение, связь общества и государства.

Несомненно, актуальным — теоретически и практиче­ски — является рассмотрение такого соотношения, при кото­ром мы будем рассматривать государство как особую органи­зацию, выделившуюся из общества, обретшую по отношению к нему самостоятельность. В таком случае мы можем рассмот­реть их взаимодействие, взаимное влияние.

При подобном подходе следует прежде всего рассматри­вать влияние общества на государство, зависимость государ­ства от общества. В этом отношении нужно отметить следую­щие линии взаимосвязи.

В генетическом отношении государство есть продукт, по­рождение самого общества. Государство вырастает из недр общества вследствие процессов, происходящих в самом об­ществе.

Всякое организованное общество нуждается в определен­ных функциях, носящих общественный характер, порождает эти функции (управленческие, регулятивные, охранитель­ные). Эти необходимые для общества функции (осуществле­ние власти) общество возлагает на государство. Из генетиче­ских и функциональных предпосылок следует, что государство призвано быть на службе обществу, служить обществу, выпол­нять те задачи, которые стоят перед обществом. В этом отно­шении общество стоит выше государства, над государством.

Кроме того, общество является основой существования самого государства. Нет общества, нет и государства. Госу­дарство развито и сильно настолько, насколько развито само общество. Именно общество питает государство в прямом смысле слова, выделяя для государства часть общественного продукта в виде налогов. Человеческий субстрат государства также постоянно подновляется обществом, рекрутируя из своего состава представителей в государственные органы. Но, питаясь соками общества, государство не должно уподоблять­ся свинье под дубом, разрушающей корни своего благополу­чия, следовательно, должно быть умеренным в своих аппети­тах.

В институциональном аспекте связь общества и государ­ства заключается в том, что именно общество'образует этот институт — государство и все его органы. Общество непосред-

ги:


ственно, путем выборов формирует первичные институты го­сударства — представительные органы. С помощью законов, принятых представителями общества, формируется вся сис­тема органов государства, определяется их компетенция, ста­вятся пределы самостоятельности государства, вмешательства государства в дела общества. Для целей воздействия на госу­дарство в обществе создаются и другие, кроме государства, институты (партии, общественные объединения, избиратель­ные системы, различные формы общественного контроля).

Обратное влияние государства на общество, обществен­ные процессы проявляется в его функциях, связанных с ре­гулированием отношений между субъектами общества, инди­видами и социальными группами, в управлении обществен­ными делами "в разных общественные сферах (экономике, культуре, науке и т. д.).

Значительна роль государства как органа, поддерживаю­щего общественный порядок, способствующего сохранению социального гомеостаза (сохранения социального равновесия и стабильности отношений между частями общества). Важ­ную роль играет государство и как охранительный орган: оно осуществляет охрану общества от внешних врагов, охрану сре­ды обитания человека.

Рассмотренная модель соотношения общества и государ­ства, в которой общество стоит как бы выше государства, ха­рактерна для демократического правового государства.

Иное соотношение может сложиться при превращении государства в тоталитарное. В этом случае общество как бы поглощается государством, которое становится чад общест­вом, не оставляя места общественной самодеятельности, са­мостоятельности и инициативе его членов. При этом интере­сы государства, правящей элиты государства выдаются за ин­тересы общества, государство обретает значительную само­стоятельность, угрожающую благополучию общества.

7.2. Место государства в политической системе общества

Чтобы рассмотреть место государства в политической сис­теме, следует определить понятие политической системы. Но, чтобы подойти к политической системе, следует уяснить, что

96


такое политика. По тому и другому вопросу существует масса различных определений.

«Политика» в переводе с греческого означает «искусство управления государством». Политику можно определить как отношения между классами, нациями, большими социальны­ми группами, между ними и государством, между государст­вами, проявляющиеся в определенной деятельности опреде­ленных социальных институтов. А можно несколько перефра­зировать: политика — это деятельность, в которой проявля­ются отношения между указанными крупными социальными субъектами.

Политика имеет место там, где затронуты коренные, глав­ные интересы большой массы людей. Политика — это сфера борьбы за власть, и прежде всего за власть государственную. Политика — это участие в делах государства, направление его деятельности. Участие в делах государства является, конечно, различным для отдельных личностей и социальных групп.

Политика, по выражению В. Ленина, — это концентри­рованное выражение экономики. И в этом он прав. В поли­тической борьбе проявляется прежде всего борьба за эконо­мические интересы. Борьба за власть ведется прежде всего для того, чтобы использовать власть для реализации экономиче­ских интересов определенных классов, социальных групп и т.д.

Война — это продолжение политики в новой форме. И здесь главным являются в конечном счете экономические интересы: борьба за сырьевые ресурсы, территории, сферы экономического господства и влияния.

Можно выделить первичные субъекты политических отно­шений. Это народы, нации, классы, большие социальные группы. Вторичные, производные субъекты политики — это институты, создаваемые первичными субъектами для выра­жения и защиты своих интересов. Это партии, различного рода общественные объединения, государство, международ­ные организации и т. д.

Под политической системой одни авторы понимают со­вокупность, систему государственных и негосударственных организаций. Другие включают сюда также нации, классы и отдельных личностей. Третьи добавляют средства массовой коммуникации, принципы и нормы и т.д.

Л Теория государства и права                                                         07


Несомненно, что элементами политической системы яв­ляются прежде всего социальные институты: государство, партии, общественные объединения, а также система отно­шений, складывающихся между ними в процессе борьбы за государственную, власть, осуществление власти. Бесспорно и то, что современные политические системы не могут дейст­вовать без средств коммуникации (связь, средства массовой информации и т.д.). Все элементы политической системы действуют в рамках и на основе определенных нормативных систем, И прежде всего нрава.

Политическую систему можно определить как систему по­литических и иных социальных институтов, организаций, взаи­модействующих в соответствии с определенными принципами и нормами, которые служат средством осуществления власти, управления общественными делами.

В состав политической системы входят государство, по­литические партии, различного рода общественные объеди­нения, движения, В зависимости от партийного состава по­литические системы могут быть многопартийными, двухпар­тийными, однопартийными, многопартийными с одной до­минирующей, ведущей партией.

Для демократических политических систем характерен политический и идеологический плюрализм (множествен­ность); для недемократических — наличие одной правящей партии или многих партий, но при ведущей, доминирующей роли одной из них и одной господствующей идеологии. В зависимости от того, интересы каких классов они выража­ют, партии делятся на буржуазные, крестьянские и партии рабочего класса. Многие партии стремятся представлять ин­тересы разных классов и групп населения.

Партии создаются для борьбы за государственную власть, для влияния на эту власть. Легальными функциями партий являются избирательная, функция управления и функция контроля. Избирательная функция состоит в участии в изби­рательной кампании с целью завоевания мест в представи­тельных органах власти (разработка предвыборных программ, отбор и выдвижение кандидатов, агитация в их пользу и т. д.). Функция управления, политического руководства государств вом осуществляется правящей партией, одержавшей победу на выборах. Функция контроля отводится оппозиционным партиям.

98


В отличие от политических партий все иные объединения, движения называются группами давления. Они не ставят пе­ред собой задачу борьбы за власть. Им достаточно того, чтобы властные решения принимались в интересах тех социальных групп, которые они представляют.

Сила групп давления (профсоюзы, объединения крестьян, молодежи, женщин, потребителей и т.д.) зависит от количе­ства членов, их финансовых возможностей, от организован­ности, .сплоченности, от престижа в обществе и т. д. Группы давления разными путями (забастовки, митинги, демонстра­ции, пикеты, петиции и т. д.) оказывают воздействие на пар­ламент, государственную администрацию в целях принятия выгодных им решений, на партии. Они могут поддерживать |с или иные партии в предвыборной борьбе.

Ведущее, основное место государства в политической сис­теме, в управлении общественными делами предопределяет и роль остальных институтов политической системы. Деятель­ность партий и групп давления — это деятельность, образно говоря, «вокруг государства», это борьба за то, чтобы овладеть рычагами государственной власти или оказывать влияние на •лу власть.

7.3. Государство, право и религия

Религия — это вера в сверхъестественное существо, в бога. "^го совокупность взглядов, идей, представлений на природу, общество и самого человека (мировоззрение) и совокупность правил поведения по отношению к богу, природе и другим людям, основанных на религиозном мировоззрении.

Религиозные нормы первобытного общества не составля­ли обособленной нормативной системы, они были вплетены 11 повседневную жизнь. Здесь существовали мононормы, ко­торые одновременно представляли собой нормы моральные, религиозные и выражались в форме обычаев, табу, ритуалов, мифов и т. п.

По мере развития общества, разделения труда деятель­ность [ю отправлению религиозных ритуалов, жертвоприно­шений, погребений институционализируется, появляется особая жреческая каста, верховный жрец. В качестве послед­него выступает обычно вождь-жрец, Светская и духовная власть еще не разделяются. Базилевс в древних Афинах, царь

4<                                                                 99


Древнего Рима являются нс только военачальниками, судья­ми, но и верховными жрецами. У многих народов существует два царя (а иногда и более), один из которых осуществляет власть светскую, другой — духовную.

С появлением мировьк религий — христианства, ислама, буддизма — власть духовная, религиозная институционализи-руется в церкви — организации сложной, разветвленной, централизованной. Взаимоотношения государства и церкви на протяжении тысячелетий сложны и многообразны, их опи­саниям посвящены многие и многие сочинения. Поэтому ти­пизация этих отношений весьма сложна и затруднительна. Однако путем определенного упрощения, огрубления, схема­тизации этих отношений можно наметить основные их типы.

Прежде всего следует отметить, что любая власть должна иметь свой источник, свою опору. Власть республиканская видит свой источник в обществе, в народе, ибо это власть выборная. Власть монархическая, которая устанавливается на иных основаниях (наследование, переворот, свержение пред­шественника и т. п.), также нуждается в своей легитимации, оправдании своего существования. И на помощь ей приходит религия. Поэтому наиболее тесные связи светской и религи­озной власти мы видим в государствах монархических. Здесь зачастую происходит их слияние. В древних государствах мо­нарх обожествляется, считается богом земным (фараон в Египте, Ромул в Риме) или избранным богом (в Вавилоне, Индии, Китае и в других древневосточных государствах).

В новейшее время земным богом считался'император Японии. В декабре 1945 г. синтоистская религия Японии по директиве оккупационных властей была отделена от государ­ства, а в 1946 г. в новогоднем обращении к народу император отрекся от своего «божественного происхождения», но в на­стоящее время остается верховным жрецом синтоизма.

На протяжении столетий сложные отношения складыва­лись между светской и религиозной властью в христианских государствах. Христианская религия, как, впрочем, и любая другая, исходила из божественного происхождения всякой . власти (нет власти не от бога).

Католическая христианская религия институционализи-ровалась в жесткую, строго иерархическую организацию во главе с папой римским, охватывала своим влиянием многие государства. Церковная власть не знала границ государств.

100


Обладая большим влиянием, католическая церковь стреми­лась подчинить себе власть светскую (королей отдельнь1Х го­сударств), проводить идею цезарснапизма (папа одновремен­но и «цезарь», светский монарх). Церковь мыслилась как еди­ная духовная монархия. В знаменитой Булле 1302 г. папы Бо­нифация говорилось, что в руках папы находятся два меча (духовный и светский), светская власть (меч) должна нахо­диться в подчинении власти духовной, императоры и короли подчинены папе как вассалы Апостольского престола. Свет­ские законы могут быть отменены папой.

Римская церковь была могущественна экономически, и мела в своих руках огромные богатства, создавала рыцарские религиозные ордена, имела свои трибуналы. В борьбе с евро­пейскими монархами папы использовали такие сильнодейст­вующие средства, как наложение интердикта (запрет богос­лужений и обрядов в пределах определенного государства), отлучение от церкви императоров и королей. В XIII в. уста­навливается порядок коронации европейских монархов рим­ским папой.

Однако в итоге борьбы между духовной и светской властью светская власть освободилась от власти пап. Важную роль в ослаблении папской власти сыграла Реформация. Пос­ле Реформации в Европе складывается порядок полного су-черенитета светской власти. Короли назначают епископов, пользуются доходами с церковных земель. В Англии, напри­мер, образовалась самостоятельная англиканская церковь, церковные земли были обращены в государственную собст" ценность, главой церкви на основе принятых законов стал король Англии, высшим церковным органом стал государст­венный орган — Высокая комиссия. Законом определялся по­рядок богослужения. Короче говоря, светская власть подчи­нила себе власть духовную. Королева Англии и ныне является главой англиканской церкви.

Сложные отношения на протяжении веков складывались между государством и восточно-христианской православной церковью. В основном это был все-таки союз двух властей. Император Константин не только перенес столицу Римской империи в Константинополь, но и соединил силу империи с новой силой — христианской религией, тем самым упрочив и свою власть. Император Византии не обожествлялся, но считалось, что он получил власть от бога и является служи-

101


телем божьим. Церковь в Византии была крупной политиче­ской силой. Роль се главы — патриарха — значительна. Пат­риархи нередко становятся регентами малолетних императо­ров, вмешиваются в политическую борьбу за трон.

Единственным актом легитимации императора с VII в. становится венчание на престол в храме Святой Софии. Этот акт становится особенно важным, если учесть, что половина всех императоров Византии была лишена власти насильствен­но. Следовательно, вторая половина нуждалась в венчании на престол.

Однако и император сохранял некоторые полномочия церковной власти. Он мог низложить неугодного патриарха, имел право выбирать патриарха из трех кандидатур, рекомен­дованных церковными иерархами. Благодаря церкви импера­тор становился божественным, имел огромный авторитет, считался властителем Вселенной (ойкумены).

В Россию вместе с православной религией из Византии пришла и идея великого князя (царя), богом поставленного правителя и верховного судьи над православным народом, идея самодержавия (автократии). Самостоятельность (автоке-фальность) русской православной церкви во многом способ­ствовала становлению и укреплению централизованного Рос­сийского государства, сохранению его независимости.

Русская православная церковь никогда не ставила себя выше государства- Попытку если не возвысить, то поставить власть церковную на один уровень с государством сделал пат­риарх Никон. Никон считал себя равным царю Алексею, име­новал себя государем. Он встал в центре не только церковно­го, но и государственного правления. В отсутствие царя, когда тот отлучился на войну с Польшей (1654 г.), Никон правил как царь. К нему обращались как к «великому государю», го­товы были считать его выше царя. Однако в конце концов Никон был отстранен от патриаршества, и Церковный Собор (1667 г.) поставил государство выше церкви.

Реальное, полное подчинение церкви государству осу­ществил Петр I. После смерти патриарха Адриана Петр I не спешил с избранием нового патриарха. Церковными делами ведал монастырский приказ, а в 1721 г. Духовным регламен­том был учрежден Святейший синод. Эта духовная коллегия заменила власть патриарха. Представителем царя в Синоде

102


был обер-прокурор. Патриаршество было восстановлено только после февральской революции 1917 г.

Полное слияние власти государственной и религиозной наблюдается в исламских государствах. Пророк Мухаммед, основатель ислама, объединил арабские племена под лозун­гом борьбы с язычеством, создал арабское государство, он одновременно был военным и духовным вождем и верховным судьей, так же как и его последователи, первые четыре халифа, «заместители пророка», названные праведными.

В государствах, возникших впоследствии на развалинах Арабского халифата, власть духовная (имама) и светская (эмира) сосредоточивалась в едином лице. Эта власть рас­сматривалась как продолжение власти пророка Мухаммеда, данная Аллахом. Исламское государство и его глава рассмат­ривались как стоящие на службе ислама, исламского права, выполняя волю Аллаха.

Наличие двух относительно независимых друг от друга, главнейших институтов общества, государства и церкви, по­рождает и две правовые системы. В христианских государст­вах наряду со светским правом складывается право канони­ческое, источником которого являются папские конституции, буллы, энциклики, декрсталии, рескрипты, решения церков­ных соборов и т. д. В 1500г. был составлен обширный свод канонического права (согриззпк сапотсО. Каноническое пра­во регулировало организацию церковной власти, рассмотре­ние споров внутри церкви, отношения церковной собствен­ности, брачно-ссмейные отношения. Существовали церков­ные суды. Постепенно сфера канонического права сужалась, как и сфера церковных судов.

В православной церкви также сложилось каноническое право. По мере усиления роли государства сфера канониче­ского права и церковной юрисдикции сужалась. Зачастую нормы канонического права, принятые церковью, нуждались в санкции монарха.

Итак, в истории монархических государств наблюдаются разные модели соотношения светской и духовной властей: их борьба за верховенство власти, верховенство церковной влас­ти над светской, верховенство светской власти над религиоз­ной (духовной), их тесный союз и взаимная поддержка в раз­ных формах и полное слияние властей.

| т


В республиканских государствах, как правило, церковь от­делена от государства.

В современных государствах наблюдается два основных вида статуса церкви:

1) наличие государственной церкви с привилегированным положением по сравнению с другими конфессиями: она осво­бождалась от налогов, получала субсидии от государства и т. д.;

2) режим отделения церкви от государства: признание не­вмешательства государства во внутрицерковную деятель­ность, отсутствие материальной помощи церкви, свобода со­вести. В свою очередь церковь не вмешивается в дела госу­дарства, каких-либо функций государственных не выполняет. Однако государство регламентирует деятельность религиоз­ных организаций путем принятия соответствующих законов. Церковь не участвует в политической жизни. Однако в ряде государств существуют христиан ско-демократические пар­тии, идеологической основой которых являются папские эн­циклики. Признается равноправие церквей. В ряде стран за­прещены тоталитарные религиозные организации (секты). В некоторых случаях отдается предпочтение какой-либо кон­фессии.

И наконец, в истории наблюдаются случаи преследования церкви и граждан по религиозным мотивам (преследование христиан в Древнем Риме, церкви и ее служителей в России в 20—30-х гг. XX в.). В Мексике церковь не наделена правом юридического лица. владения недвижимостью, запрещены религиозные обряды в общественных местах.

7.4. Государство, право, личность. Правовой статус личности

Личность — это прежде всего человек как существо био­логическое с его психофизическими свойствами. Но человек как существо биологическое еще не личность. Человек как личность складывается, формируется только в обществе. Био­логическая сущность человека представляет собой основу его общественной сущности. Человек приходит в мир нагим, ни­чем не обремененным. Сама природа вынуждает его к обще­нию с другими.

Сущность человека в своей действительности есть сово­купность общественных втношсний, отмечал К. Маркс. Как

104


нет общества без человека, так и нет человека без общества. Только в процессе общественной жизни человек надевает со­циальную и юридическую рубашку, становится не только че­ловеком разумным (Ното 5ар1еп5), но и человеком общест­венным (Ното 5051а5), личностью, деятельным, активным субъектом социальных, в том числе правовых, отношений.

Человек как личность оказывается включенным в разные социальные группы и в общество в целом, находится в неиз­бежной связи с государством. Взаимодействие отдельной лич­ности и государства характеризуется их взаимными многочис­ленными связями, отношениями. Отношения личности и го­сударства различны на разных этапах развития человечества.

Характер отношений личности и государства в историче­ском развитии зависел от принадлежности личности к опре­деленному классу, социальной группе. В связи с этим госу­дарство или подавляло личность, ограничивало ее свободу (рабов, крепостных), или предоставляло привилегии. Прошли столетия, прежде чем государство стало относиться ко всем личностям как к равным-

Связь личности и государства проявляется во взаимном влиянии и в конечном счете во взаимных правах и обязан­ностях.

Влияние личности на государство проявляется как в опос­редствованных формах, через институты гражданского обще­ства (партии, движения, общественные объединения), так и непосредственно. В последнем случае личность, обладая по­литическими правами, участвует в формировании путем вы­боров органов государства, контроле и критике деятельности государства в средствах массовой информации, обжаловании действий и решений должностных лиц в судебных органах. Здесь степень воздействия на государство зависит от полити­ческой, гражданской активности самой личности.

Очевидно, что государство обладает большими возмож­ностями влияния на личность, чем отдельная личность — на государство. Здесь роль государства может проявляться в при­знании и юридическом закреплении прав и свобод личности, в их охране, в возложении на нее определенных тягот (обя­занностей).

Демократическое правовое государство, исходя из прин­ципа равенства, должно закреплять не только равные права, но и равные обязанности. Государство призвано обеспечить

105


не только правовую, но и социальную защищенность личнос­ти. Имеется в виду обеспечение хотя бы минимума социаль­ных благ, необходимых для нормального существования лич­ности. Последнее имеет место в так называемых социальных государствах или в государствах с рыночной, социально ори­ентированной экономикой. В этом случае речь идет об осу­ществлении государством социальной функции.

Связь и соотношение личности и государства находят вы­ражение в правовом статусе личности.

Правовой статус (правовое положение) личности — это совокупность ее прав и обязанностей. Правовой статус лич­ности и в современных государствах различен. Имеются в ви­ду прежде всего различия, вытекающие не из принадлежности личности к определенному социальному слою, классу, соци­альной группе и т. д., а из принадлежности личности к госу­дарству, из состояния его гражданства. Гражданин государства обладает большими правами и обязанностями, нежели лич­ность, не являющаяся гражданином государства. В последнем случае за личностью нс признаются политические права, а другие права могут ограничиваться, например трудовые, иму­щественные (право собственности на землю).

История развития человечества есть история развития прав и свобод личности. В развитии прав и свобод личности отмечаются три этапа, или три поколения, прав и свобод.

Первое поколение связано с буржуазными революциями. В результате были признаны и закреплены в конституциях и законах свобода личности, неприкосновенность личности, свобода совести, свобода договоров, выбора профессии, передвижения, свобода частной собственности, политиче­ские права, прежде всего избирательное активное и пассив­ное право.

Второе поколение прав связано с признанием прав лич­ности на государственную опеку, с признанием и закрепле­нием социально-экономических прав. Это вытекало из при­знания слабости отдельного человека, прежде всего тружени­ка как субъекта экономических отношений, перед своим сильным контрагентом — капиталистом, работодателем. Вто­рое поколение прав было порождением Октябрьской соци­алистической революции. Впервые социально-экономиче­ские права были закреплены в Конституциях РСФСР и СССР, что дало толчок признанию и закреплению социальных прав

106


и в капиталистических странах. Очевидно, что в этом значи­тельную роль сыграли борьба трудящихся за социальные пра­ва и осознание правящими классами необходимости таких прав в целях поддержания социального мира и избежания ре­волюционных потрясений.

Третий этап начинается после второй мировой войны, ха­рактеризуется дальнейшим укреплением традиционных прав:

права на жизнь, личное достоинство и т. д., социальных и экономических прав, обогащенных правами в сфере культу­ры. В этот период проблема прав и свобод обретает междуна­родный характер. В Уставе ООН было зафиксировано, что одной из важных целей ООН является сотрудничество в по­ощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии. Положения, касающиеся прав и свобод, были включены в Устав ООН по предложению СССР и в дальнейшем развиты в конкретных документах.

10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. 16 декабря 1966 г. Ге­неральная Ассамблея ООН принимает Международный пакт о гражданских и политических правах, а также Международ­ный пакт об экономических, социальных и культурных пра­вах. В тот же день был принят и факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических пра­вах. Все пакты были ратифицированы СССР и являются обя­зательными для Российской Федерации как правопреемницы. СССР.

Следует упомянуть также Европейскую конвенцию по за­щите прав человека и основных свобод, принятую Советом Европы — специально созданной организацией по защите прав человека. Указанная конвенция ратифицирована РФ, а РФ принята в члены Совета Европы.

Третий период развития прав и свобод в значительной мере связан с научно-технической революцией, с глобальным отрицательным воздействием на среду обитания человека. В связи с этим возникают новые права (третьего поколения):

экологические права (на здоровый воздух, чистую воду и т. д.), права потребителя (право на доброкачественную продукцию, безвредную для человека), право на информацию, право на сферу личной жизни. Последнее становится актуальным в си­лу того, что с развитием технических средств человек стано-

107


вится как бы беззащитным перед техническими средствами наблюдения за человеком, сбора и хранения информации о нем.

Правовой статуе (положение) личности в правовом демо­кратическом государстве должен:

1) соответствовать международно-правовым стандартам (нормам) о правах и свободах;

2) характеризоваться широтой и полнотой прав и свобод. В правовом статусе должны присутствовать права политиче­ские (активное и пассивное избирательное право, право зани­мать должности в государственном аппарате, свобода слова, объединений, митингов, демонстраций и др.); социально-эко­номические (право на частную собственность, на труд, спра­ведливую оплату труда, здоровье, образование, жилище, со­циальное обеспечение и др.); культурные (на участие в куль­турной жизни, пользование достижениями культуры, право творчества, защита авторских прав и т. п.); личные права и сво­боды (неприкосновенности личности, частной жизни, жили­ща, переписки, свободы выбора места жительства, работы, передвижения и т. д.);

3) предусматривать равенство прав, свобод и обязаннос­тей — при равенстве прав и неравенстве обязанностей право­вое равенство становится призрачным;

4) устанавливать гарантии прав и свобод для обеспечения их реальности, фактической осуществимости. Важное место здесь принадлежит созданию экономических предпосылок для реализации прав и мерам судебной защиты прав;

5) не допускать, исключать использование прав и свобод в ущерб интересам общества, государства и другим личностям (см. ст. 17 Конституции РФ).

Выше дана характеристика общего правового статуса, присущего любому гражданину, который фиксируется, как правило, в конституциях государств. В Конституции Россий­ской Федерации этому посвящена гл. II «Права и свободы человека и гражданина».

Наряду с общим правовым статусом существуют разно­видности специального правового статуса как совокупности специальных, дополнительных прав и обязанностей, основан­ных на специальном законодательстве, определяющих соци­альное и правовое положение отдельных категорий граждан

108


(правовой статус судьи, военнослужащего, студента, пенси­онера, участника войны и т. д.).

Индивидуальный правовой статус (правовое положение отдельного индивида) складывается из общего правового ста­туса, а также прав и обязанностей, вытекающих из специаль­ного правового статуса.

Социальное назначение (функции) прав и свобод. Права и свободы гражданину необходимы для удовлетворения своих потребностей и интересов. За каждым субъективным правом стоит какая-то личная потребность: потребность в жилище — право на жилище, потребность в труде — право на труд, по­требность участвовать в политической жизни — политические права, потребность в образовании — право на образование и т.д.

Права и свободы ориентированы прежде всего на обще­человеческие ценности личного характера (жизнь, честь, сво­боду, достоинство, материальное благополучие и т. д.) и цен­ности публичного характера.

Права и свободы осуществляют функцию влияния, воз­действия на государственную власть, функционирование го­сударства. Здесь играют важную роль прежде, всего права и свободы, носящие публичный характер (свобода слова, печа­ти, объединений, право на информацию, митинги, демонст­рации, на привлечение к ответственности государства, изби­рательное право и т. д.).

Права и свободы имеют целью ограничение непосредст­венного вмешательства государства в личную жизнь человека (неприкосновенность жилища, тайна переписки, телеграф­ных и телефонных переговоров и т. д.).

Закрепляя ценности личного и публичного характера, права и свободы личности придают им общечеловеческий ха­рактер. Все это объединяет людей в единое целое общество. Следовательно, они обладают определенной интеграционной функцией.

Права и свободы жителей России провозглашены в Дек­ларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Вер­ховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г., и зафиксированы Конституцией РФ, принятой 2 декабря 1993 г.

В ст. 2 Конституции РФ записано: человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюде-


ние и защита прав и свобод человека и гражданина -- обязан­ность государства.

В соответствии со ст. 17 Конституции РФ основные права и свободы человека не отчуждаемы и принадлежат ему от рож­дения, гарантируются согласно общепризнанным нормам и принципам международного права. Таким образом, Консти­туция не только признает права и свободы человека, но и обязывает российское государство соблюдать, гарантировать и защищать эти права и свободы. Следовательно, государство обязано создавать экономические условия для реального осу­ществления всех прав и свобод — социально-экономических, политических и др.

В советское время делался упор на социально-экономи­ческие права. Им придавалось первостепенное значение. Та­кой подход давал повод для обвинения социалистических стран в утверждении приоритета социально-экономических прав и недооценке политических и личных прав граждан.

Очевидно, что, когда речь идет об оценке прав и юриди­чески закрепленных свобод граждан, необходимо учитывать, что их предпочтения меняются, ибо оценки меняются от че­ловека к человеку, от времени к времени, меняются, следова­тельно, и предпочтения (преференции) ценностей. То, что было более ценным, предпочтительным, становится для лич­ности менее ценным, и, наоборот, то, что ценно для одного, менее ценно для другого.

В ходе реформ в России было отдано предпочтение поли­тическим правам и личным свободам. Однако в результате неудачных экономических реформ необеспеченными оказа­лись социально-экономические права (на труд, на охрану здо­ровья, на справедливую оплату труда, на жилище и т. д.). Оче­видно, что для безработного и бездомного политические пра­ва и личные свободы отходят на второй план. Политические права становятся инструментом борьбы за социально-эконо­мические права, призванные удовлетворять первичные жиз­ненные потребности, и в первую очередь поддержание самой жизни. Распространившиеся в последние годы митинги-, за­бастовки, голодовки, акты гражданского неповиновения бы­ли средством борьбы именно за социально-экономические права. Большинство судебных процессов также было связано с обеспечением именно этих первичных, по сути дела эконо­мических и социальных, прав. Без их гарантированности и

110


политические права становятся для личности второстепенны­ми. Отсюда и вытекает обязанность демократического госу­дарства создавать экономические предпосылки как необходи­мое условие для реализации прав.

Не менее важными являются и юридические средства, способы обеспечения прав и свобод. Одного конституцион­ного их закрепления недостаточно. Необходимы конкретиза­ция и детализация этих прав в текущем законодательстве, ус­тановление определенного юридического механизма их ре­ализации в'видс юридических процедур, процессов. Каждому конституционному праву должен быть посвящен специаль­ный закон.

В текущем законодательстве должны быть предусмотрены и меры защиты, восстановления нарушенных прав и свобод-Важнейшим средством здесь должны выступать судебные формы защиты прав и свобод, при которых инициатором су­дебных процессов должен быть сам гражданин. Следователь­но, немаловажная роль в обеспечении прав и свобод отводит­ся самому гражданину. Юридическая активность 1раждан в правовом государстве становится существенным фактором состояния прав и свобод в обществе в целом,

«Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой», — писал Гёте, не только поэт, но и юрист.

Различие прав и свобод человека и гражданина. В россий­ской правовой науке, да и в юридической практике термины «права гражданина» и «свободы гражданина» используются однозначно, никакого различия между ними не проводится, зачастую это особо подчеркивается. Между тем это не просто различные термины (слова), но с их помощью обозначаются и разные правовые категории (понятия). Отношения, которые облекаются в форму прав гражданина и человека, как верно подчеркивает польский правовед Ф.Симснский, юридически не могут быть оформлены в виде признанных государством свобод. Это различие между основными правами и свободами видится в следующем.

1. Управомоченный (носитель права) имеет возможность выбора одного из двух вариантов поведения. Он может ис­пользовать или не использовать свое право. При наличии же юридически признанной свободы количество вариантов по­ведения возрастает. Например, свобода мысли и слова может реализоваться в самых различных действиях; гражданин мо-

111


жет высказывать свои мысли и письменно, и устно в самых различных формах и ситуациях; свобода предпринимательст­ва проявляется в разных его видах.

2. Право гражданина постольку является его правом, по­скольку оно зафиксировано в позитивном праве (законах) со­ответствующего государства. Закон является непосредствен­ной основой права. Между тем свобода личности может су­ществовать и без государства и права. Она не вытекает из закона. Свобода нуждается в праве только как способе ее ог­раничения.

3. Основному праву, зафиксированному в конституции, должна соответствовать позитивная, активная обязанность государства, направленная на создание условий реализации права, на саму реализацию, например на выплату пенсий, на назначение и организацию выборов в органы государства. Ес­ли же отношения личности и государства урегулированы с помощью категории «свобода», то государство принимает на себя обязанности пассивные (негативные), не вмешивается в сферу свободы, оставленную законом. Активные действия предпринимает сам носитель свободы. Государство может лишь по инициативе личности препятствовать действию дру­гих субъектов, незаконно ограничивающих свободу.

4. В случае споров с государственным органом носитель права должен привести законное обоснование своего права. В случае споров, связанных с реализацией свободы, напротив, государственный орган должен привести обоснование огра­ничения свободы, вытекающее из закона.


Глава 8. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА

8.1. Понятие и общая характеристика функций государства

Функция государства — это главное направление деятель­ности государства, выражающее его сущность и социальное на­значение по управлению делами общества. Можно эту мысль выразить и иначе: функция государства — это деятельность государства в ее главных направлениях-

Функции вытекают из природы и нужд самого общества и в государственно организованном обществе обретают харак­тер государственных функций. Это естественно, ибо в таком обществе управление общественными делами возлагается на государство как форму организации самого общества. Функ--ции государства как главные направления его деятельности обусловлены основными задачами, стоящими перед общест­вом. Изменение задач ведет к изменению функций государ­ства.

Функции государства отвечают на вопросы: что делает го­сударство, чем занимается, какие цели преследует, какие за­дачи решает? В функциях государства проявляются сущность и социальное назначение государства.

Функции государства следует отличать от функций и форм деятельности отдельных органов государства. В их числе мож­но назвать следующие виды деятельности: законодательная, исполнительная, контрольно-надзорная, юрисдикционная (по разрешению конкретных юридических дел), следствен-но-дознавательная (тюрьмы, колонии, следственные изолято­ры), налоговая, пограничные службы и т. д. Функции госу­дарства — это именно главные направления деятельности го­сударства в целом, в совокупности всех его органов.

113


В осуществлении той или иной функции государства при­нимают участие если не все, то многие органы государства, используются разные формы государственной деятельности. Например, функция охраны правопорядка как главное на­правление в деятельности государства проявляется в законо­дательной, исполнительной, контрольно-надзорной, следст­венной, юрисдикционной и иных формах деятельности.

Функции государства носят предметный, объективный ха­рактер, ибо порождаются самим обществом, вытекают из его природы и объективно возникают перед обществом на опре­деленных этапах его развития. Без этих по своей природе об­щественных функций общество не может нормально сущест­вовать и развиваться.

Функции государства носят устойчивый характер. Это главные направления деятельности, существующие, как пра­вило, на всем протяжении времени существования государ­ства. Одни из них появляются сразу же с возникновением конкретного государства. Другие, появившись на более по­здних этапах развития государства, с появлением новых гло­бальных задач (например, экологическая функция) становят­ся также постоянными, устойчивыми.

Формы и методы осуществления функций могут менять­ся, главное же направление деятельности государства остается постоянным. Например, экономическая функция российско­го государства остается главным направлением его деятель­ности, однако формы и методы ее осуществления существен­но изменились: на смену командно-административным мето­дам прямого, жесткого, управления экономикой пришли эко­номические методы косвенного, мягкого, воздействия на экономику. Если содержание основной функции меняется, то незначительно.

В функциях государства проявляется социальная, классо­вая сущность государства, его социальное назначение. По функциям государства видно, для чего оно существует, инте­ресам каких социальных групп и классов оно служит, служит ли оно обществу в целом или преимущественно какому-либо одному классу или какой-либо господствующей элите. В главе о государстве речь шла о том, что в деятельности государства проявляется диалектическое сочетание общесоциальных и классовых элементов. Заметим, что по мере развития обще­ства и государства узкоклассовые задачи хотя и остаются, но

114


псе более сужаются. На первый план выдвигаются общесоци-ильные задачи. Это проявляется в самом перечне функций и и их содержании.

Функция государства — главное, основное направление его деятельности. Термины «главное», «основное» носят оце-1 ючный характер. Признание того или иного направления де­ятельности государства в качестве главного, неглавного или нс очень главного зависит от оценок самого исследователя, который занимается проблемой функций государства. Этим объясняется то обстоятельство, что в разных источниках, в юм числе и в учебниках, дается разный перечень функций государства. Какое-то направление деятельности одни рас­сматривают как главное, а другие — как неглавное и, следо-нательно, не возводят в ранг основных функций государства. Вместе с тем общепризнанным является деление функций го­сударства на внутренние и внешние.

8.2. Внутренние функции государства

Внутренние функции — это главные направления внут­ренней политики государства, деятельность, направленная на кыполнение внутренних задач государства. В их числе можно назвать нижеследующие.

Функция охраны правопорядка, или правоохранительная функция, — одна из основополагающих, возникающих сразу же с возникновением государства, ибо порядок в обществе является непременным условием нормального существова­ния и развития как общества в целом, так и самого государ­ства. В задачу этой функции входит охрана господствующего способа производства и господствующей и иных форм собст-иснности. В русле этой функции находится и охрана прав и свобод граждан. В ряде источников охрана прав и свобод и разных форм собственности выделяется в самостоятельную функцию. Осуществляя эту функцию, государство путем из­дания законов устанавливает в обществе определенный поря­док (правопорядок), перечень нарушений правопорядка (пра­вонарушений), определяет меры ответственности за правона­рушения, с помощью процессуального законодательства оп­ределяет процедуру (порядок) расследования, рассмотрения дел, связанных с правонарушениями, устанавливает систему правоохранительных органов, призванных вести борьбу с

115


правонарушениями (органы дознания, следствия, суда, над­зора за законностью и т. д.), определяет их компетенцию и т.д.

Экономическая функция. Экономическая деятельность го­сударства также возникает вместе с самим государством. Она необходима была на первых этапах хотя бы для материального обеспечения функционирования самого государства: для со­держания армии, закупки вооружения, содержания чиновни­чества, поддержания средств коммуникации и т. п. Как мини­мум в этой сфере государство занималось сбором натуральных и денежных налогов, таможенных пошлин и т. д., в восточных государствах — и сооружением ирригационных систем (функ­ция общественных работ) и т. д.

Буржуазное государство на первых порах своего сущест­вования придерживалось либеральной концепции государст­ва — ночного сторожа, минимального государства. Согласно этой либеральной модели, классически выраженной в трудах А. Смита и И. Бентама, государство охраняет собственность, но не вмешивается в экономические отношения, осуществ­ляет лишь вспомогательную, служебную функцию сторожа, охранителя сложившегося способа производства, свободной конкуренции, свободы личности, свободы договоров, свобо­ды международной торговли и т. д. Государство не должно содействовать развитию промышленности, сельского хозяй­ства. В лучшем случае оно могло заниматься поддержанием общественной инфраструктуры (мосты, дороги, каналы, ли­нии связи и т. п.

Однако уже в начале ХЕК в. появляются работы буржуаз­ных экономистов (Сисмонди, Т. Карлейла, Ст. Милля), кото­рые выступают хотя бы еще за ограниченное вмешательство государства в сферу экономики и социальных отношений с целью смягчения социальной напряженности.

Первая мировая война как война тотальная требовала для победы мобилизации всех человеческих, материальных, финансовых ресурсов. Вмешательство государства в эконо­мику усилилось. Экономический кризис 1929—1933 гг. закре­пил тенденцию государственного интервенционализма (вме­шательства) в экономические и социальные отношения. Го­сударство начинает стимулировать развитие производства и потребления, дабы избежать регулярно повторяющихся кри­зисов. Великая депрессия в США (крах нью-йоркской биржи

116


и 1929г., банкротство предприятий, 11 млн безработных юлько в США) породила «новый курс» Ф. Рузвельта, в оено-("• которого лежало активное вмешательство государства в 1киномику и социальные отношения. В числе этих мер были:

укрепление финансовой системы; субсидии и займы для сти­мулирования промышленности, роста капиталовложений в промышленность; решение проблемы перепроизводства в сельском хозяйстве, в том числе путем ограничения посев­ных площадей, уничтожения излишков урожая; проведение крупных общественных работ в целях сокращения безрабо-гицы и увеличения покупательной способности населения;

гочдание условий для деятельности профсоюзов, коллектив­ные договоры между предпринимателями и профсоюзами;

|;|ирещение детского труда, введение минимального рабоче-ю времени и минимума зарплаты. Рузвельт был объявлен монополистами изменником своему классу и сторонником ' оциализма. Однако интервенция государства в экономиче-' кие, социальные и другие отношения постепенно становит-' я постоянным фактором.

Концепция минимального государства заменяется кон­цепцией социального государства, или государства благоден-гтния. На смену идеям А. Смита эпохи свободной конкурен­ции приходят идеи Дж. Кейнса, экономиста Нового времени, обосновывающего указанную выше интервенцию государст-|ч|. Теория Дж. Кейнса была фактически продуктом общего кризиса капитализма, из которого государства вышли не в последнюю очередь в результате повышения своей активнос-1)1 в экономической и социальной сферах. Кейнс смотрел на буржуазное государство как на «комитет, управляющий инте­ресами буржуазии», повторяя по сути дела высказывания К. Маркса и Ф. Энгельса, к буржуазному государству подхо­дил не с позиций индивидуального предпринимателя, а с по-тций всего класса предпринимателей.

Ныне необходимость экономической функции государст-и;1 является фактически общепризнанной. Государство ис­пользует самые различные рычаги воздействия на экономику:

п.игоговуго и таможенную политику, займы и субсидии част­ным производителям, контроль за производством, в частнос-и путем ограничений в сфере сельского хозяйства (выплаты сокращение посевных площадей, производства продукции

117


животноводства), контроль за ценами, качеством продукции, прежде всего продуктов питания, лекарств и др.; регулирова­ние в сфере внешнеэкономической деятельности, в частности использование заградительных пошлин, и более жестких мер — установление государственной монополии на всю внешнюю торговлю или на торговлю отдельными товарами, установление винной, табачной монополий, использование государственных заказов производителям промышленной и сельскохозяйственной продукции.

В осуществлении этой функции государство использует весьма широкий арсенал средств и способов воздействия на экономику — от мягкого, косвенного воздействия путем эко­номических рычагов (налогов, пошлин, субсидий и т. п.) до более жестких способов путем прямых предписаний. Жесткие командно-административные методы управления экономи­кой используются в тоталитарных государствах, в период кри­зисных ситуаций, ситуаций военного времени. В последнем случае тоталитарные тенденции наблюдаются по сути дела по­всеместно, ибо эти методы способны сосредоточить в руках государства все людские, материальные, финансовые ресурсы для решения основной задачи — победы в войне, восстанов­ления разрушенного войной хозяйства. Использование же ко­мандно-административных методов в условиях мирного, нор­мального развития неэффективно.

В наше время мы наблюдаем определенные колебания в экономической политике от либерализма до интервенции го­сударства в той или иной степени.

Либеральную, точнее, неолиберальную политику прово­дили М. Тэтчер в Англии (приватизация государственного имущества, снижение налогов, сокращение социальных про­грамм и т. д.), Дж. Буш в США, что обычно вело к оживлению экономики. Пришедшие им на смену политики вынуждены были обратить взгляды на социальную сферу, что, конечно, влечет за собой повышение налогов на производителя и, не­сомненно, тормозит развитие экономики.

К сожалению, либеральная политика Е. Гайдара, В. Чер­номырдина не привела к положительным результатам. Ослаб­ление роли государства в сфере экономики противоречит сов­ременным тенденциям. Но очевидно и то, что эта роль госу­дарства должна быть оптимальной, не должна слишком свя-

118


зывать инициативу производителя, но и не допускать хаоса, полной неуправляемости экономики.

Итак, при осуществлении экономической функции го­сударство может придерживаться политики, метода дири-жизма — жесткого государственного вмешательства в эко­номику, что, конечно, противоречит принципам рыночной экономики. Свободный рынок невозможен без жесточай­шей рыночной конкуренции. Задача государства — устано­вить с помощью законов «правила игры» и принудительно обеспечить их соблюдение.

Социальная функция современных государств сопряжена с экономической, в значительной мере зависит от экономиче­ской линии государства. В целом она есть проявление патер­нализма государства к личности, к той части общества, кото­рая в силу ряда причин нуждается в поддержке со стороны государства. Эта функция нс присуща либеральному государ­ству — «ночному сторожу», появляется у так называемых со­циальных, либерально-социальных государств или у государ­ства благоденствия, социалистических государств.

Зачатки этой функции видятся в реформах О. Бисмарка. Против усилившегося влияния объединившейся в 1875 г. со­циал-демократической партии был принят репрессивный за­кон (закон против социалистов). Бисмарк исходил из того, что одними репрессиями разрушительных тенденций соци­алистического рабочего движения не приостановить, что сле­дует выполнить кое-что из социалистических требований в рамках существующего строя. В 90-х гг. прошлого столетия в Германии принимаются законы о страховании на случай бо­лезни, устанавливаются пособия на случай болезни, пособия в связи с несчастным случаем на производстве, принимаются законы о страховании по инвалидности и старости в прину­дительном порядке. Полмиллиона пенсионеров и другие ря­довые граждане, по мнению Бисмарка, будут видеть в импе­рии «благотворительное учреждение».

В ходе общественных реформ в Англии 1900— 1914 гг. получает дальнейшее развитие социальная функция государ­ства. Принимаются законы о пенсиях, минимуме заработной платы, страховании по безработице, по болезни, об улучше­нии безопасности и гигиене труда, улучшении здравоохране­ния. Еще раньше были легализованы профсоюзы. Как уже отмечено выше, определенные социальные нововведения бы-

119


ли сделаны в ходе осуществления «нового курса» Д. Рузвельта в США.

Ныне многие государства объявляют себя не только пра­вовыми, но и социальными государствами, что закрепляется в их конституциях. Это обязывает государства реализовывать различные социальные программы в сфере здравоохранения, образования, социального обеспечения, занятости населения и т. д. В некоторых государствах социально-экономические права граждан находят закрепление в их конституциях (ФРГ, Испания, Италия и др.).

Экологическая функция появляется в середине XX в., свя­зана с глобальным воздействием человека на природу, когда возникла угроза существования среде обитания человека и жизни самого человека. В недавнем прошлом мы стали сви­детелями превращения Великих американских озер в клоаку, Рейна — в сточную канаву Европы, выпадения кислотных дождей в Скандинавии как следствие выбросов из труб элек­тростанций Англии, Чернобыльской катастрофы, накопле­ние опасных для жизни ядерных отходов, запасов химиче­ского оружия, загрязнения воздушной среды, отравления почвы и т. д.

В этих условиях государства вынуждены уделять серьезное внимание охране природы и рациональному использованию природных ресурсов. Основным содержанием экологической функции является управление и координация деятельности природопользователей и переработчиков природных ресурсов в целях сохранения и охраны природной среды.

В этом плане государство разрабатывает программы по оздоровлению окружающей среды, ликвидации вредных по­следствий воздействия на природу и финансирует эти про­граммы. Важное место отводится правовому регулированию природопользования. С этой целью в РФ приняты законы «Об охране окружающей среды», «Об экологической экспер­тизе», «О радиационной безопасности населения», Основы лесного законодательства и др. Государство устанавливает нормы ПДК (предельно допустимой концентрации) вредных выбросов в атмосферу, в воды, устанавливает меры юридиче­ской ответственности за их нарушение, учреждает органы, осуществляющие контроль за соблюдением экологических за­конов, и т. д.

120


8.3. Внешние функции государства и формы осуществления функций

Внешние функции государства — это основные направле­ния его деятельности во внешней политике, в отношениях с другими государствами. Перечень внешних функций государ­ства также не является однозначным. Однако несомненно, что среди них на первое место в истории государства всегда ставится функция обороны страны.

Функция обороны, охраны границ государства — это, по­жалуй, исторически первая внешняя функция государства. Вспомним, что само государство в большинстве случаев вы­растает из органов военной демократии. Превращение народ­ного ополчения, военной дружины в институт государства — армию было непременным условием возникновения и функ­ционирования государства. Военные структуры были первы­ми государственными структурами. Вооруженные силы, не­обходимый институт государства создавались прежде всего для обороны государственно организованного общества от поползновений соседей. Эта функция, безусловно, выражала общие интересы всего общества, зачастую становилась делом не только государства, но и всего народа как необходимое условие его нормального существования.

С функцией обороны сопряжена другая, противополож­ная,-^н/с^ыя захвата чужих территорий и сфер влияния.

Вся история человечества — это во многом история войн, военных конфликтов. Богатства одних народов привлекают алчные взоры других народов, в особенности их господствую­щей элиты. Все крупные государства, империи создавались главным образом путем военного захвата чужих территорий и покорения, военного подавления других народов. Вспом­ним империю Александра Македонского, Римскую империю, Оттоманскую империю, Российскую империю.

В период рабовладения войны были и необходимым ус­ловием существования самого рабовладельческого способа производства, ибо поставляли для него рабов.

В Новое время путем захватов создавались колониальные империи, например Британская империя.

Из двух этих внешних, сопряженных друг с другом функ­ций на первый план выходила то одна, то другая, что зависело во многом от военной мощи государства. Сильные государ-

121


ства вели захватническую политику, слабые — оборонитель­ную. Войны, как известно, — это продолжение политики го­сударства, но в других формах. И в войнах как форме поли­тики проявляются в первую очередь экономические интересы государства, правящей элиты. В истории известны войны ди­настические, национальные, мировые.

Ныне мировое сообщество создало определенные инстру­менты по предотвращению войн: ООН, Совет безопасности. Однако и это не исключает войны локальные, отсюда и не­обходимость сохранения функции обороны. В этих целях за­частую создаются оборонительные военные союзы госу­дарств. Функция прямых захватов территорий ныне все более превращается в функцию овладения сырьевыми ресурсами других стран, в которой решающими являются экономиче­ские рычаги влияния, которые зачастую поддерживаются ^во­енным пугалом» сильных экономически и в военном отноше­нии держав.

В недалеком прошлом противостояние мировых держав — США и СССР существовало угроза мировой ядерной войны. Хотя возможность такой войны значительно уменьшилась, но полностью не исключена, ибо мы наблюдаем расширение «клуба ядерных держав». Футурологи предсказывают возмож­ность в будущем войн пивилизационных, войн между циви­лизациями, и прежде всего между христианской и мусульман­ской. Мы уже ныне наблюдаем военные конфликты на дуге соприкосновения этих двух цивилизаций. Задача человечест­ва, и прежде всего народов этих цивилизаций, предотвратить войны, которые по своей разрушительности,могут быть бес­прецедентными.

Отсюда в современных условиях у государств возникает новая функция — функция обеспечения мира и поддержания ми­рового правопорядка, основанного на международном праве.

Основополагающими актами международного правопо­рядка являются Устав ООН и международные договоры о за­прещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, дого­воры о сокращении стратегического ядерного оружия, обыч­ных вооружений, Конвенция о запрещении химического ору­жия, его уничтожении и т. д.

В эту функцию ныне входит также борьба с международ­ным терроризмом, международной преступностью, в том чис­ле с распространением наркотических средств. В этом плане

122


значительная роль принадлежит международным институтам:

ООН, Совету Безопасности, Международному суду, Интер­полу и др.

Поддержанию мира и международного правопорядка не­сомненно способствует осуществление такой внешней функ­ции как функция сотрудничества государств в сфере эконо­мики, экологии, культуры, науки, здравоохранения, спорта и др как на двусторонней, так и на многосторонней основе. В последнем случае большое значение имеют различного рода специализированные международные организации. -

Формы осуществления функций государств. Все функции государство осуществляет в правовых формах: путем право-творчества, издания законов, исполнительно-распорядитель­ной деятельности, применения права, контрольно-надзорной деятельности за исполнением законов (см. также 12.5).


Глава 9, ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА

9.1. Понятия и виды форм государства, причины их многообразия

Форма государства — это способ организации государст­венной власти. Она проявляется в системе государственных органов и отношений, складывающихся между ними и обще­ством. Под формами государства понимаются формы правле­ния, формы государственного устройства и политический (го­сударственный) режим. В истории развития государств на­блюдаются разнообразные формы монархии и республики, унитарные и федеративные государства, демократические и антидемократические режимы и их различные виды.

Причины многообразия форм государства различны. Форма государства зависит от типа государства. Например, феодальному государству наиболее присуща монархия, бур­жуазному — республика. Хотя, безусловно, есть и отклонения от этой закономерности.

Другой причиной является соотношение классовых, со­циальных сил. Превалирование демократических сил ведет к установлению республики, демократических режимов. На­пример, победа на референдуме после второй мировой войны в Италии привела к ликвидации монархии, к установлению республики и демократического режима. Победа реакцион­ных, антидемократических сил ведет к установлению антиде­мократических государственных режимов. Довольно часто в XX в. военные перевороты приводили к установлению воен­но-диктаторских режимов.

Важную роль играют конкретно-исторические условия, в частности поражение в войнах. Поражение Японии во второй мировой войне и оккупация ее войсками США под давлением последних привели к установлению ограниченной монархии

124


и либерально-демократического режима. То же можно сказать и о Германии, в которой в результате победы антигитлеров­ской коалиции фашистский режим был заменен буржуаз­но-демократическим. Общая тенденция развития форм госу­дарства в современных условиях — это тенденция к ликвида­ции антидемократических форм.

Конкретные условия развития государственности в США (борьба колоний за освобождение, обретение независимости отдельными штатами, их объединение) в конечном счете при­вели к образованию федерации.

На федеративное устройство важное влияние оказывает национальный состав страны. Мононациональное общество тяготеет к унитарному государству Страны многонациональ­ные, с компактным проживанием на определенной терри­тории разных национальностей — к федеративному устрой­ству.

Несомненное влияние на формы государства оказывают традиции. Примером может послужить Англия с ее традиция­ми ограниченной монархии и многими демократическими традициями. Традиции сыграли важную роль в сохранении монархии в Японии; нынешняя монархическая династия. 8 Японии имеет более чем тысячелетнюю историю.

Сказывается на формах правления и идеологический фак­тор. Например, исламская религиозная идеология обусловли­вает такую форму правления, при которой светский руково­дитель государства является одновременно и духовным лиде­ром, совмещающим в себе светскую и религиозную власть. Например, в Иране при наличии парламента и президента высшим должностным лицом выступает аятолла.

9.2. Формы государственного правления

Форма государственного правления характеризует орга­низацию высших органов власти, порядок их формирования и отношения с другими органами государства и обществом. Различаются две формы правления: монархия и республика.

Монархия — такая форма правления, в которой верховная власть принадлежит одному липу— монарху, получающему власть, как правило, по наследству, на основании традиций, обычаев или законов о престолонаследии. В России, как из­вестно, до февральской революции 1917 г. существовала мо-

125


нархия. Основателем династии царей Романовых был Михаил Романов, избранный на престол Земским собором в 1613 г. В средние века, да и ранее, наблюдались многочисленные случаи смены монархов путем дворцовых переворотов, захва­та престолов силой, как правило, сопровождавшиеся убийст­вом предыдущего монарха. Подавляющее большинство, на­пример, императоров Византии обретало власть именно та­ким кровавым путем.

В истории мы видим самые различные монархии: неогра­ниченные и ограниченные. К числу первых можно отнести деспотические и теократические рабовладельческие монар­хии Древнего Востока, абсолютные монархии периода феода­лизма. Идеология абсолютизма ярко выражена в словах ко­роля Франции Людовика XIV: «Государство — это я». В Рос­сии абсолютная монархия установилась при Петре I. Абсо­лютный монарх сосредоточивает в своих руках все основные ветви власти: законодательную, исполнительную, судебную, военную.

В ограниченных монархиях власть монарха ограничена каким-либо представительным органом. К числу таких мо­нархий относятся сословно-представительные монархии фе­одализма, в которых власть монарха была ограничена пред­ставительным органом, избираемым по сословиям (дворян­ство, крестьянство, духовенство, третье сословие — нарож­дающаяся буржуазия). Сословно-представительный орган (Земский собор на Руси, парламент в Англии, кортесы в Ис­пании, Генеральные Штаты во Франции и т. п.) занимался главным образом установлением налогов в пользу государства и тем самым оказывал влияние на политику монарха.

В современных условиях существуют конституционные монархии, где власть монарха ограничена представительным органом и конституцией. Конституционные монархии быва­ют парламентарными и дуалистическими. В парламентарных монархиях власть монархов значительно ограничена парла­ментом и кабинетом министров. Положение монарха выра­жается в образной формуле: «монарх царствует, но не управ­ляет».

За монархом остаются полномочия в значительной степе­ни формальные. Монарх олицетворяет единство нации, осу­ществляет представительские функции (высшее представи­тельство на международной арене, принимает верительные

126


грамоты послов, назначает послов, подписывает, промульги-рует законы, хотя не подписать их нс может), поручает фор­мирование правительства лидеру большинства (другому по­ручать не может), многие действия может совершать только с согласия 'парламента или кабинета министров. Конечно, здесь дана весьма общая схема положения монарха. Полно­мочия монархов различны в разных странах. Король Испа­нии, например, осуществляет верховное главнокомандова­ние, помилование, объявляет войну, заключает мир по упол­номочию Генеральных кортесов (парламента). Император Японии назначает главного судью по представлению кабинета и т. п. Личность монарха неприкосновенна, он не несет ни­какой ответственности, за действия монарха отвечает кабинет министров

В дуалисти ческой монархии монарх делит власть с парла­ментом. Парламент осуществляет законодательную деятель­ность, монарх возглавляет исполнительную власть.

Наибольшее число монархий ныне существует в Европе (Англия, Швеция, Норвегия, Дания, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Испания), в Африке — Марокко, Тунис, в Азии — Япония, Саудовская Аравия, Объединенные Араб­ские Эмираты.

Республика характеризуется тем, что высшим органом власти здесь является выборный коллегиальный орган, кото­рому принадлежит право принятия законов как актов высшей юридической силы, или народное собрание. Последнее имело место в небольших по размеру государствах, например в Афи­нах, в Новгороде, Пскове (народное вече), в Древнем Риме в начальный период его существования. Отсюда происходит и название гса риЬИЬ.а, в переводе с латинского означающее «де­ло народа».

Республики наблюдаются во всех типах государства. В античном мире мы видим аристократические (Спарта, Рим V—!! вв. до н. э.), олигархические (Карфаген), демократиче­ские (Афины) республики, в средние века— это феодальные торговые города-республики: Венеция, Генуя, Флоренция, Новгород, Псков, Гамбург, Любек и др.

Буржуазные республики бывают парламентскими и пре­зидентскими. Основное их различие состоит в правовом по­ложении правительства.

В парламентской республике правительство формируется парламентом из членов партии (или коалиций партий), имею-

127


щей в парламенте большинство. Правительство ответственно перед парламентом, который может выразить правительству недоверие, и тогда правительство уходит в отставку.

В президентской республике правительство формируется президентом, ответственно перед ним. Парламент не может отправить правительство в отставку. Нередко правительство возглавляется самим президентом (США). Полномочия пре­зидента в президентской республике весьма значительны и, несомненно, весомее власти нынешних монархов. Президент в США сам возглавляет правительство и назначает министров (с согласия сената). Министры составляют кабинет президен­та, имеют лишь совещательный голос, решение принимает единолично президент. В некоторых президентских респуб­ликах образуется относительно самостоятельный орган — Со-,вет министров во главе с премьер-министром. Однако фак­тически руководителем остается президент.

Президент обычно избирается всеобщим голосованием. Правящей партией в президентских республиках является партия, победившая на президентских выборах, а не на пар­ламентских. Поэтому в таких республиках возникают ситу­ации, когда большинство в парламенте принадлежит одной партии, а исполнительная власть возглавляется представите­лем другой партии (партии президента). Такая ситуация, ко­нечно, не способствует политической стабильности, ибо мо­жет быть источником конфликтов между законодательной и исполнительной властью.

Разновидностью президентской республики являются президентско-милитаристские республики, возникающие в результате военных переворотов, когда к власти приходит во­енная верхушка (хунта), которая фактически и назначает из своей среды президента. Министры обычно назначаются из числа военных, парламент распускается. Власть опирается на армию, создается строго иерархическая, военизированная система органов управления. Глава хунты (президент) обычно через некоторое время стремится легализовать свое положе­ние путем выборов.

В реальной жизни могут быть нетипичные, смешанные формы правления. Встречаются президентские республики с элементами парламентаризма. К числу таковых можно отнес­ти Россию, где правительство формируется президентом и от­ветственно перед ним. Однако Государственная Дума может

128


выразить правительству недоверие. Но окончательное реше­ние об отставке принимает Президент Российской Федера­ции, он может не согласиться с решением Государственной Думы и при повторном выражении недоверия правительству в течение трех месяцев может Думу распустить.

Могут быть «монархические республики» с пожизненным президентом. В недалеком прошлом таковыми были прези­дент Сукарно в Индонезии, И.Броз Тито в Югославии, Мар­кое на Филиппинах и др. Или «монархическая республика» с выборным монархом- В Малайзии, федеративном государст­ве, глава государства избирается по очереди из числа девяти султанов, возглавляющих части государства. Аналогичная картина в Объединенных Арабских Эмиратах. Высший совет, состоящий из семи эмиров (по числу эмиратов), избирает гла­ву государства раз в пять лет.

В бывших социалистических государствах формой прав­ления были народно-демократические республики, а в СССР — республики Советов. Советы как форма государства сами по себе, несомненно, демократическая форма. Однако она была деформирована однопартийным режимом, факти­чески исключавшим свободу выбора депутатов, ибо по каж­дому округу выдвигался лишь один кандидат, а Советы не были самостоятельными в своих решениях, дублировали ре­шения партийных органов, оформляли их в качестве законов.

Лишь после XIX конференции КПСС, принявшей реше­ние о реформе политической системы, которая осуществля­лась под лозунгом «Вся власть Советам!», Советы стали фор­мироваться демократическим путем, на основе выдвижения неограниченного числа депутатов в одном округе, при демо­кратической процедуре голосования. Советы обрели подлин­но демократическую сущность, были наделены не только ши­рокой компетенцией в области законодательства, но и конт­рольными и распорядительными полномочиями. В жизнь стал проводиться принцип разделения властей, был создан Конституционный Суд Российской Федерации. Следует от­метить, что Советы — это не более чем форма государства, и все зависит от того, чем наполнена эта форма. Здесь уместно вспомнить, что в период гражданской войны противники коммунизма не раз выступали под лозунгом «Советы без ком­мунистов!». Советы как форма государства были ликвидиро­ваны после событий октября 1993г.

5 Теория государства и права                                                         \ 29


Безусловно, права нынешних представительных органов России имеют более урезанный вид, чем права Советов. Они лишены даже контрольной функции за деятельностью испол­нительных органов. Их роль в формировании исполнитель­ных и судебных органов сводится лишь к одобрению канди­датур, представляемых исполнительной властью.

Советы как форма государства сохранились в некоторых бывших республиках СССР (Украина, Белоруссия, Армения и др.), но, конечно, уже в ином качестве, с признанием пра­вового государства, политического и идеологического плюра­лизма, с разделением властей.

9.3. Формы государственного устройства

Под формой государственного устройства понимается тер­риториальная организация государственной власти. Различа­ются три формы государственного устройства: унитарное го­сударство, федерация и конфедерация.

Унитарное государство — единое, простое образование, которое делится лишь на административно-территориальные единицы (департаменты во Франции, воеводства в Польше). В своем составе не имеет государственных образований, имеет одну систему высших органов, единое гражданство, одну сис­тему законодательства, единую валюту, вооруженные силы, единую судебную систему и т. д. К числу унитарных госу­дарств относятся Финляндия, Норвегия, страны Балтии, Польша, Молдавия, Румыния, Болгария, Украина, Казахстан и др.

Федерация союз государств (государственных образова­ний), обладающих в той или иной мере государственным су­веренитетом, часть которого делегирована федерации (ее ор­ганам). В федерации имеется две системы высших органов государственной власти: высшие органы федерации в целом и высшие органы частей, субъектов федерации (свой выс­ший законодательный орган, правительство, верховный суд и т.д.). две системы законодательства: законодательство фе­деральное и законодательство субъектов федерации. Могут быть двойное гражданство, две судебные системы (общсфе-деральные суды и суды субъектов федерации), как например, в США.

130


Вопросы обороны, внешней политики, финансовой сис­темы остаются обычно в ведении федерации- Однако субъек­ты федерации могут быть субъектами внешнеэкономических отношений. Полномочия субъектов федерации в целом раз­граничиваются на основе договоров или конституций феде­рации и других законов. Обычно выделяются три сферы ве­дения: исключительная сфера ведения федерации, исключи­тельная сфера ведения субъектов федерации и сфера совмест­ного ведения.

Федерации могут быть конституционными и договорны­ми или конституционно-договорными. Российская Федера­ция является договорно-конституционной, ибо она основана на трех федеральнь1х договорах (договор федерации с респуб­ликами, договор с областями и краями и договор с автоном­ными областями и округами) и Конституции РФ.

Федерации могут быть симметричными, члены федерации в них обладают одинаковым правовым статусом, и асиммет­ричными, в которых субъекты имеют разный правовой статус (положение). К числу последних относится Российская Фе­дерация, так как в качестве субъектов этой федерации высту­пают республики, края, области, автономные области, авто­номные округа. К современным федеративным государствам относятся США, Мексика, Бразилия, Канада, Австралия, Ин­дия, Бельгия и др.

Конфедерация — союз, объединение государств, менее прочное, нежели федерация. Члены конфедерации полностью сохраняют свой суверенитет. Конфедерация обычно создается на основе договоров о ее создании. Субъекты конфедерации сохраняют право выхода из нее- Единое гражданское законо­дательство, единая судебная система отсутствуют. Органы конфедерации главным образом координируют, направляют v, общее русло деятельность членов федерации в той или иной сфере. При этом могут создаваться представительные органы, исполнительные органы, в которые члены конфедерации де­легируют своих представителей. В органы конфедерации на­селение непосредственно представителей не избирает, общее гражданство отсутствует. Те или иные вопросы обычно реша­ются путем консенсуса -— всеобщего согласия представителей всех членов конфедерации. Члены конфедерации могут объ­единять свои усилия, деятельность в военной, таможенной, дипломатической, экономической и т.д. сферах.

5.                                                             131


Конфедерации, как правило,недолговечны, они или рас­падаются, или образуют более тесный союз — федерацию. Конфедерацией до 1787 г. были США.

СССР в последние месяцы своего существования также начал преобразовываться в конфедерацию. Члены Верховного Совета СССР были делегированы союзными республиками. В состав Верховного Совета СССР депутаты избирались Вер­ховными Советами союзных республик из числа депутатов Верховных Советов республик и Верховного Совета СССР, представлявших депутатов от соответствующей республики. Каждая республика имела один голос. В целях преобразова­ния СССР предполагалось объединение союзных республик на основе Договора о Союзе Суверенных Государств, в про­екте которого будущее объединение рассматривалось как кон­федерация.

Процесс превращения СССР в ССГ как конфедерацию был прерван Беловежскими решениями в декабре 1991 г. 21 декабря 1991 г. главами одиннадцати бывших союзных рес­публик была принята Алма-атинская декларация, которая провозгласила образование Содружества Независимых Госу­дарств (СНГ) и прекращение существования СССР. Органами Содружества являются: Межпарламентская Ассамблея, Совет глав государств, Совет глав правительств, Межгосударствен­ный экономический совет (МЭК) и др. Содружество стремит­ся объединить свои усилия прежде всего в сфере экономиче­ской интеграции, стремится создать единое таможенное про­странство, унифицировать законодательство и т. д. Заметим, что СНГ не является конфедерацией.

Империи обычно создаются насильственным путем, путем завоевания и подчинения своему влиянию более слабых стран, хотя не исключаются случаи добровольного вхождения в империю с целью сохранения самого существования соот­ветствующей страны, ее народа. Например, добровольное вхождение в состав России Украины, Грузии.

Империя — это объединение под одной короной различ­ных государств, подчиненных императору, законам империи. Степень зависимости от империи может быть различной: от , полной' зависимости до сохранения суверенитета в той или иной степени и установления договорных отношений между империей и ее составными частями. Например, в состав Свя-

132


щенной Римской империи (с Х в. до отречения от престола императора Франца в 1806 г.) кроме непосредственных вла­дений императора входило около 1800 территориальных вла­дений (княжества, графства, герцогства, епископаты, вольные и имперские города), в том числе семь курфюрств, наиболее крупных и более самостоятельных. На смену империи пришла конфедерация (Рейнский союз) из 34 суверенных монархий и четырех вольных городов. Единственным центральным ор­ганом бьш сейм, состоящий из представителей указанных мо­нархий и городов, принимавший решения по общему согла­сию. В состав Российской империи входили: Польское коро­левство, Великое княжество Финляндское (королем польским и великим князем финляндским считался император России). В Польском королевстве существовал собственный сейм, в Финляндии — законодательный сейм и правительствующий сенат. В составе империи были также Кокандский и Бу­харский эмираты.

Формами объединения государств были личная уния, ког­да два суверенных государства оказываются объединенными одним монархом в силу случайных совпадений различных способов престолонаследия, и реальная уния — в результате соглашения государств. При этом их суверенитет сохраняется (Австро-Венгрия, уния Швеции и Норвегии в прошлом).

9.4. Политический режим

Политический режим — совокупность способов осуществ­ления государственной власти, проявляющихся в отношениях государства и общества, характеризующих степень участия населения в осуществлении власти, состояние прав и свобод фаждан.

Следует отметить, что политический режим в большей степени отражает социально-политическую, глубинную сущ­ность и назначение государства. Характеристика государства только с точки зрения форм правления и государственного устройства недостаточна. Это скорее всего именно внешние формы организации государства. Важно, как на самом деле функционирует государство, как осуществляется государст­венная власть, каким методам, способам властвования отда­ется предпочтение, какова при этом роль личности, социаль­ных групп и общества в целом во влиянии на государство,

133


какова степень участия в политических процессах отдельного гражданина.

Поэтому нельзя оценивать государство только с позиций форм государственного правления и устройства. Привлечение категории политического режима дает наиболее полное пред­ставление о конкретном государстве. И тогда, например, оказывается, что монархия и унитарное государство с демо­кратическим режимом для личности предпочтительнее, чем федеративная республика с тоталитарным антидемократиче­ским режимом.

Проблема анализа и классификации политических режи­мов — это проблема такой науки, как политология. В этой науке существуют десятки названий политических режимов, как демократических, так и антидемократических. Ниже бу­дет дана обобщенная характеристика антидемократических и демократических режимов.

При антидемократическом режиме подданные (граждане) лишены политических и иных прав, никакого участия в уп­равлении государством не принимают. Соответственно в та­ких режимах отсутствуют какие-либо институты демократии. Управление обществом осуществляется централизованным бюрократическим аппаратом. Разновидностями антидемок­ратических режимов являются теократические и деспотиче­ские режимы Древнего Востока, полицейские режимы фе­одального государства, тоталитарные режимы современности (фашистский, военно-диктаторский режим, режим культа личности в социалистических странах).

Демократический режим предполагает, во-первых, нали­чие определенной совокупности прав и свобод граждан, долж­ным образом гарантированных; во-вторых, наличие институ­тов представительной демократии, представительных орга­нов, избираемых непосредственно населением на основе демократической избирательной процедуры (свободное, рав­ное, всеобщее избирательное право при тайном голосовании, свобода выдвижения кандидатов и т. д.) и институтов непо­средственной демократии (референдумы и т. д.), политический и идеологический плюрализм. Неизбежным элементом демо­кратии является демократическое законодательство, закреп­ляющее систему демократических институтов (представитель­ных органов, партий и других общественных объединений и т.д.). Непременное условие демократии — достаточно

134


прочные законность и правопорядок в обществе, ибо в про­тивном случае записанное в законах остается нереализован­ным.

Одним из принципов демократии является решение воп­росов большинством голосов (на референдуме, в представи­тельных органах и др.). Однако подлинная демократия пред­полагает при этом и учет интересов меньшинства. Обсто­ятельная характеристика демократии как политического ре­жима дана в главе о правовом государстве. Основные черты правового государства — это черты демократического режима.

Между двумя полюсами (демократический и антидемок­ратический режимы) в реальной жизни могут быть смешан­ные режимы, с элементами того и другого.


Глава 10. МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВА

Механизм государства ~ это система государствен ных ор­ганов, взаимосвязанных и взаимодействующих, осуществ­ляющих задачи и функции государства. Механизм государства есть по сути дела само государство.

Наряду с термином «механизм государства» используется термин «государственный аппарат». Эти термины равно­значны.

От механизма государства как системы государственных органов следует отличать политическую систему (см. гл. 7). В механизм государства включаются только государственные органы. Партии, общественные объединения не входят в со­став механизма государства, а являются элементами полити­ческой системы.

10.1. Понятие и виды (классификация) органов государства

Орган государства — это организация или единоличное должностное лицо, наделенное властными полномочиями (компетенцией). Властность этих органов проявляется в том, что они издают решения, обязательные для лиц, которым они адресованы, осуществляют контроль за их исполнением и в случаях, предусмотренных законом, применяют принудитель­ные меры.

Следовательно, признаками государственного органа яв­ляются следующие,

1. Государственный орган — это единоличное лицо (пре­зидент, прокурор и др.) или организация.

2. Государственный орган действует от имени государства. Он наделен властными полномочиями. Это выражается в том,

136


что государственный орган принимает решения общего (нор­мативные акты) или индивидуального характера (например, решение, приговор суда), обязательные для тех, кому они ад­ресованы. Властные полномочия могут быть выражены в контрольно-надзорной деятельности и в применении физи­ческих принудительных мер.

3. Государственный орган — это всегда государственное учреждение, состоящее на содержании государства, получаю­щее материальные и финансовые средства (здания, средства связи и прочее оборудование, деньги) от государства, из бюд­жета государства, доходы которого формируются за счет на­логов.

4. Людским человеческим субстратом государственного органа являются граждане государства, работающие в госу­дарственных органах на постоянной, профессиональной ос­нове, получающие средства для своего существования от го­сударства.

Система органов государства разнообразна по своей структуре, формам образования, сфере властвования, формам деятельности, выполняемым задачам и функциям.

По формам государственно-правовой деятельности органы государства подразделяются на законодательные (представи­тельные), исполнительно-распорядительные, судебные и ор­ганы надзора и контроля. В особую группу выделяются сило­вые структуры (армия, полиция, разведка).

Законодательные органы — органы, принимающие законы как нормативные акты, имеющие высшую юридическую силу. Органы, принимающие иные нормативные акты (подзакон­ные), к законодательным органам не относятся.

В абсолютных монархиях законы принимает сам монарх. В демократических — высшие представительные органы (пар­ламент, конгресс, сейм, национальное собрание и т.п.), из­бираемые непосредственно населением. В Российской Феде­рации таким органом является Федеральное Собрание, со­стоящее из двух палат: Государственной Думы и Совета Фе­дерации. Членами Совета Федерации являются председатели представительных органов субъектов федерации: губернаторы областей, краев или президенты республик.

Исполнительно-распорядительные органы представляют целую систему органов во главе с правительством. Это органы исполнительные, ибо призваны исполнять, реализовывать за-

137


коны, распорядительные, ибо, исполняя законы, они прини­мают решения (распоряжения) нормативного или индивиду­ального характера.

Высшим исполнительным органом в РФ является Прави­тельство российской Федерации, возглавляемое Председате­лем, который по представлению Президента утверждается Государственной Думой. В эту систему входят федеральные ведомства (министерства, государственные комитеты, служ­бы) с их органами на местах. Исполнительно-распорядитель­ные органы как раз и осуществляют непосредственно управ­ление в разных сферах общественной жизни (экономика, культура, здравоохранение, просвещение, охрана правопо­рядка и т.д.).

Судебные органы призваны осуществлять юрисдикцион-ную деятельность, т. е. разрешать конкретные юридические дела: применять меры наказания за преступления, разрешать различного рода правовые споры, конфликты между различ­ными субъектами (имущественные, трудовые, семейные, ад­министративные и т. п.).

В Российской Федерации существует система федераль­ных судебных органов: районные, областные, республикан­ские суды во главе с Верховным Судом РФ. Особую систему составляют арбитражные суды: арбитражные суды субъектов федерации во главе с Высшим Арбитражным Судом. Особое место занимают Конституционный суд РФ, конституционные суды республик — субъектов федерации и уставные суды кра­ев, областей. Они рассматривают дела о соответствии других нормативных актов Конституции РФ или о соответствии конституции республики или уставу области, края.

Контрольно-надзорные органы осуществляют надзор за ис­полнением законов и других нормативных актов. К их числу относятся органы прокуратуры, различного рода государст­венные инспекции. Последние могут входить в состав соот­ветствующего министерства, ведомства.

Силовые структуры: армия, полиция, разведка, пенитен­циарные органы (следственные изоляторы, тюрьмы). Само название говорит о том, что они могут применять силу, прямое физическое принуждение, оружие или различные другие тех­нические средства принуждения, но в рамках и на основе за­кона.

138


Ведущее место среди них занимает армия — система во­оруженных формальных групп. Формальные связи членов этих фупп (частей, подразделений) преобладают над личны­ми, персональными связями: это организация бюрократиче­ская, приближающаяся к типу идеальной бюрократии, осно­вывающаяся на строгом подчинении нижестоящих органов и должностных лиц вышестоящим. Эта организация создана специально для ведения боевых действий в оборонительных и наступательных войнах. Сила армии зависит от ее боевого духа, выучки и степени вооруженности современным ору­жием.

Армия ~ это наибольшая физическая сила в государстве, выполняющая свои задачи путем применения оружия. Армия — это организация, предназначенная для осуществле­ния внешних функций государства.

Однако армия может превратиться в узкокастовую органи­зацию со своими собственными интересами и целями, в ору­дие власти воинской элиты, стать инструментом военных пе­реворотов и установления военной диктатуры. В демократи­ческих государствах армия находится под контролем граждан­ских властей, парламента, правительства, в президентских республиках верховным главнокомандующим является прези­дент. В случаях обострения внутренней обстановки, полити­ческой борьбы, угрожающей существованию самого государ­ства, власть имущие вопреки предназначению армии исполь­зуют ее для подавления своих политических противников.

Глава государства — это, как правило, единоличное лицо — монарх, президент. В советском государстве (СССР, союзных республиках) институт единоличного президента считался недемократическим. Главой государства выступал коллективный орган — президиум соответствующего верхов­ного совета. В РСФСР в 1989 г. была учреждена должность Председателя Верховного Совета РСФСР, который действо­вал наряду с Президиумом. По Конституции 1993 г. учреждена должность единоличного Президента РФ.

Глава государства как минимум осуществляет представи­тельские функции: представляет государство в отношениях с другими государствами, принимает верительные грамоты иностранных послов, промульгирует (обнародует) законы, из­дает акты, но в парламентской республике, как правило, пос­ле визирования министра, который отвечает за этот акт.

139


Наибольшими полномочиями обладает президент в пре­зидентской республике, где он одновременно является и гла­вой администрации, т. е. правительства, возглавляет исполни­тельную власть, является Верховным главнокомандующим. Президент РФ также обладает значительными полномочия­ми, которые больше приближены к положению главы госу­дарства в президентской республике.

По способу формирования государственные органы подраз­деляются на первичные и вторичные. Первичные органы ~ это органы, формируемые непосредственно самим народом путем выборов. Это, следовательно, органы выборные. Хотя не каждый выборный орган является первичным. Некоторые выборные органы избираются представительными органами.

В федеративном государстве органы подразделяются на федеральные и субъектов федерации. К федеральным органам РФ относятся Президент, Федеральное Собрание, органы прокуратуры, судебные органы, за исключением уставных су­дов и мировых судов, Правительство РФ, федеральные ведом­ства с их местными органами.

По месту в иерархической системе органы подразделяются на высшие и местные. В федеральных государствах наблю­даются две системы высших органов власти: общефедераль­ные и субъектов федерации. К местным относятся органы местного самоуправления. Хотя по Конституции РФ они не отнесены к государственным органам, однако обладают всеми необходимыми признаками последних. Органы местного са­моуправления (главы администраций, .мэры, представитель­ные органы) избираются населением.

По своей структуре органы подразделяются на единона-чальные (президент, министр, прокурор, командир военной части и др.) и коллегиальные (представительные органы, пра­вительство и др.). Различие состоит в том, что в первых ре­шения принимает единоначальник, во вторых — коллегия (группа должностных лиц).

По компетенции органы государства подразделяются на органы общей и специальной компетенции. В первом случае круг вопросов, по которым принимаются властные решения, весьма широк, охватывает многие сферы общественной жиз­ни: экономику, культуру, здравоохранение, охрану правопо­рядка и т. д. Во втором — соответствующий орган руководит какой-то одной, относительно узкой, сферой. К первым 6т-

140


носятся прежде всего представительные органы, правитель­ство, главы администраций и др.; ко вторым — министерства, ведомства, прокуратура, суды и др.

10.2. Принципы организации и деятельности органов государства

Принципы — это основные начала, идеи, которые поло­жены в основу организации органов государства и которым они должны следовать в своей деятельности. Принцип потому и принцип, что он требует, чтобы его придерживались, со­блюдали его. Принципы организации и деятельности государ­ственного аппарата конкретного государства находят закреп­ление в его конституции и соответствующих законах, посвя­щенных отдельным ветвям власти, отдельным системам (точ­нее, подсистемам) механизма государства: законах о судебных системах, правительстве, министерствах и ведомствах, проку­ратуре и т. д. Одни из этих принципов четко сформулированы в законах, другие выведены, вычленены из законов путем не­которого обобщения, индуктивным путем. Очевидно, что ни­же будут рассмотрены только наиболее общие принципы, ка­сающиеся так или иначе механизма государства в целом.

Заметим, что относительно принципов механизма госу­дарства мы не встретим единства в научной и учебной лите­ратуре по той причине, что выделение тех или иных положе­ний как основополагающих носит оценочный характер.

В ряду указанных принципов рассмотрим нижеследую­щие.

Принцип территориальности положен в основу организа­ции системы органов. Государство — организация территори­альная, его власть, суверенитет распространяются на опреде­ленную территорию. Территория государства делится на тер­риториальные единицы. По этим единицам, как уже отмече­но, подразделяется подвластное государству население. Но и сама система государственных органов привязывается к этим единицам. Каждый орган действует в определенном террито­риальном пространстве, очерченном административно-тер­риториальными единицами. Это относится не только к мест­ным органам, но и к низовым федеральным органам.

Принципы иерархичности. Государство — это единый, сла­женный механизм его органов. Такое единство ему придает

141


принцип иерархичности, заключающийся в том, что органы государства занимают в системе механизма разные уровни, одни органы подчинены другим, решения вышестоящих ор­ганов обязательны для нижестоящих- Иерархичность по-раз­ному проявляется в разных частях системы государственных органов. Одно дело иерархичность в исполнительных, проку­рорских органах, в армии и совсем другое — в системе пред­ставительных или судебных органов.

Принципы централизма или децентрализма в деятельности государственных органов проявляются в том, на каком уров­не принимаются решения: принимаются ли они централь­ными органами и в силу иерархичности нижестоящие орга­ны только их исполняют, или важные решения принимаются и территориальными местными органами с учетом местных условий. В зависимости от степени самостоятельности тер­риториальных органов может преобладать централизм или децентрализм в принятии решений. Здесь важно оптималь­ное соотношение централизма и децентрализма. Первый придает определенное единство государственной политике, второй способствует развитию инициативы нижестоящих ор­ганов и учету местных условий.

Централизм может быть ярко выраженным бюрократиче­ским (например, в армии) или демократическим, когда реше­ния центральных органов принимаются с учетом обществен­ного мнения, местных представительных и исполнительных органов или же с их прямого согласия.

Принципы выборности и назначаемости противоположны в своей сути. Первый отражает демократические, а второй — бюрократические начала в формировании государственных органов. Оба принципа присущи современным государствам и реализуются в разных частях государственного механизма.

Принципы коллегиальности и единоначалия. Первый выра­жает демократические, второй — бюрократические начала. Разным органам в силу их специфики свойственны разные принципы. Представительным и судебным органам свойст­венна коллегиальность, другим же, например прокурорским и в особенности военным органам, органам МВД, — едино­началие.

Принципы гласности, открытости или тайны. Первый принцип, безусловно, свойствен демократическому государ­ству, второй — государству недемократическому, бюрократе-

142


ческому Однако даже и в демократическом государстве де­ятельность некоторых органов или некоторые стороны де­ятельности не являются гласными и открытыми (вопросы го­сударственной тайны, следственной тайны и т.д.).

Принцип законности в организации и деятельности орга­нов государства состоит, во-первых, в том, что в государстве существуют и действуют органы, только предусмотренные конституцией и иными законами; во-вторых, в том, что эти органы создаются согласно процедуре, предусмотренной за­конами; в-третьих, в том, что все органы действуют в рамках своей компетенции, решения принимают на основе закона и согласно процедуре, установленной законами.

Принцип разделения властей (см. 11.2).

10.3. Системообразующие связи в механизме государства

Совокупность органов, объединенных в единое целое, не случайна и названа механизмом государства. Этим подчерки­вается то обстоятельство, что каждый орган является состав­ной частью единого целого, что каждый орган — часть необ­ходимая, что только точная «притирка», взаимосвязь и взаи­модействие отдельных частей являются условием эффектив­ного функционирования всего механизма.

Термин «механизм государства» — это в определенной ме­ре выражение метафорическое, как, например, «государст­венная машина».

Механизм государства — это не простая совокупность ор­ганов, а именно сложная система органов взаимосвязанных, взаимодействующих. Каждая система — это всегда нечто це­лое, единое, но складывающееся из частей, элементов. Для государства как системы органов характерно единство, функ­циональное разделение его ка части и взаимодействие частей.

Единство механизму государства как системе органов придают системообразующие связи. Без этих связей невоз­можно никакое единство и тем более взаимодействие органов государства. Эти связи, конечно, не являются связями физи­ческого, механического, электрического и тому подобного ха­рактера. Это связи информационные.

Единство органов механизма государства предопределено прежде всего связями генетическими (связи происхождения).

143


Источником связи государства в целом и его отдельных ор­ганов является общество, народ. В ст. 3 Конституции РФ ска­зано: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональ­ный народ. Народ осуществляет свою власть непосредствен­но, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выра­жением власти народа является референдум и свободные вы­боры».

Единый источник государственной власти предопределя­ет в конечном счете единство всего государственного меха­низма, как сказано в ст. 5 Конституции РФ, «единство систе­мы государственной власти». Однако многообразие сфер об­щественной жизни, методов управления ими со стороны го­сударства неизбежно предполагает, как сказано в той же ст. 5 Конституции РФ, «разграничение предметов ведения и пол­номочий между государственными органами».

Всякое разграничение элементов целого неизбежно по­рождает между ними необходимые системообразующие связи, придающие множеству элементов единство и целостность. В ряду этих связей важное значение имеют вертикальные и горизонтальные связи между органами государства.

Вертикальные связи — это фактически связи иерархиче­ские, в основе которых лежит подчинение одних органов дру­гим, иерархически высшим. Это, несомненно, связи инфор­мационные. Здесь мы наблюдаем определенное движение двух видов информации: прескриптивной и дескриптивной. Прескриптивная (предписывающая, властная) информация движется сверху вниз, от вышестоящих органов к нижестоя­щим, обязанным реализовать предписывающую информа­цию. Дескриптивная (описывающая) информация идет снизу вверх, отражает состояние управляемых, в данном случае — подчиненных органов.

Здесь мы и наблюдаем так называемую прямую и обрат­ную связи между вышестоящими и нижестоящими органами. Нарушение вертикальных иерархических связей ведет к раз­валу самой государственной машины (механизма), к ее неэф­фективности, к угрозе существования самого государства.

Горизонтальные связи органов государства также неизбеж­ны, ибо многие органы не находятся между собой в отноше­ниях иерархических, а действуют параллельно. Здесь имеют

144


место связи органов, выполняющих в определенной мере об­щие задачи.

Это связи координации, согласования своих действий для выполнения общей задачи. Например, координация дей­ствий правоохранительных органов (прокуратуры, МВД, ФСБ и др.), органов, руководящих сферой экономики, куль­туры и т. д. Это может находить выражение в издании сов­местных нормативных актов и иных решений.

Контрольно-корректирующие связи наблюдаются между и ад зерно-контрольным и и другими органами. Надзорные органы призваны осуществлять надзор за соблюдением, ис­полнением поднадзорными органами прескриптивной ин­формации (законов и иных решений) иерархически высших органов. Задача этих органов состоит не только в выявлении фактов нарушения законов и иных актов поднадзорными ор­ганами, но и в том, чтобы скорректировать действия послед­них, направить в общее русло государственной политики, обеспечить соблюдение законов.

Вышеназванные связи представлены в весьма обобщен­ном виде и применительно к определенной подсистеме орга­нов могут быть конкретизированы. Повторим, что связи меж­ду элементами механизма государства носят информацион­ный и правовой характер, ибо заданы правом, осуществляют­ся в рамках права.

10.4. Демократизм. Бюрократия и бюрократизм

Рассмотренные выше принципы выражают два основных начала в организации и деятельности государства: демокра­тическое и бюрократическое.

Демократизм в осуществлении государственной власти призван выражать интересы общества, но крайней мере его большинства. Он проявляется в участии населения в осу­ществлении власти, в контроле за деятельностью государст­венного аппарата, предполагая наличие институтов предста­вительной и непосредственной демократии, формирование и деятельность органов государства на принципах выборности, коллегиальности, гласности, подконтрольности исполнитель­ных органов представительным, тех и других — судебным.

Выборность влечет за собой естественную сменяемость, пополнение при каждых выборах представительных органов

145


представителями, не обладающими достаточными професси­ональными знаниями и опытом в управлении государством. Между тем жизнь общества и протекающие в нем процессы усложняются. Государственное управление нуждается в про­фессионалах, обладающих необходимыми знаниями, опытом у правления -

В силу этого происходит специализация управленческого труда, из общества выделяется особая прослойка лиц — госу­дарственных служащих, работающих на постоянной профес­сиональной основе — бюрократии, складываются бюрократи­ческая система и стиль управления.

Для бюрократического управления характерны центра­лизм, строгая иерархия, назначаемость на должности, обяза­тельность решений вышестоящих лиц для нижестоящих, строгая дисциплина, профессионализм. Бюрократический метод управления («бюро» ~ стол, «бюрократия» ~ власть столоначальников) имеет свои положительные стороны, если в его основе лежат профессионализм и строгая законность. Он обеспечивает оперативность и рациональность принятия и исполнения решений, ибо исключает длительные демокра­тические процедуры (обсуждение проектов, голосование и т. п.), основывается на профессиональных знаниях, опыте, строгой дисциплине.

Однако этот метод таит в себе и определенные опасности. Он неизбежно ведет к тому, что бюрократия обособляется от общества в особую группу со своими клановыми интересами. Возможен продссс приватизации властных полномочий, ко­торые начинают использоваться не столько в интересах об­щества, сколько в своих личных и групповых интересах. Бю­рократия стремится не только сохранить свои клановые ле­гальные льготы, но и расширить их за счет нелегальных (взят­ки, коррупция и т. д.).

В ее среде складываются круговая порука (борьба за честь мундира), протекционизм, назначение на должности не по признакам профессионализма, знаний и опыта, а по мотивам дружбы, свойства, личной преданности и т. д., принятие ре­шений в интересах близких по каким-либо признакам струк­тур. Наблюдается тенденция к разбуханию, росту бюрокра­тии.

Складывается особый, негативно бюрократический, стиль деятельности бюрократов. По отношению к верхам он про-

146


является в чинопочитании, вырождающемся в лесть, подха-нимаж, угодничество, стремление «потрафить» любому жела­нию начальника, приукрасить, подлакировать сведения, ха­рактеризующие ту или иную сферу деятельности, вплоть до приписок в целях собственной карьеры или в угоду выше­стоящему чину

По отношению к гражданам и подчиненным формируют­ся нетерпимость к критике, осуществляются подавление не­угодных инициатив (крылатое выражение —- «инициатива на­казывается»), поддержка льстецов и подхалимов, преследова­ние неугодных, бездушное отношение к нуждам граждан.

Вместо подлинного, настоящего дела— формальные от­теки, бумаготворчество, главное — правильно оформить бу­магу, а не решить дело по существу Наблюдается стремление ограничить гласность, информированность граждан, как можно больше засекретить информацию под видом государ­ственной или служебной тайны.

Для бюрократа закон не действует, пока нет указания на­чальника. «Малому законодательству» ведомства отдается предпочтение перед законом и т.д.

Итак, демократизм и бюрократизм имеют свои плюсы и минусы, поэтому в государственном управлении должно быть такое их соотношение, которое бы нейтрализовало их нега-| ивные стороны и давало возможность проявляться положи-юльным сторонам.

Всевластие бюрократии и проявление ее отрицательных черт может быть ограничено развитием демократии, законо­дательным регламентированием деятельности бюрократии, строгим режимом законности, правом граждан на обжалова­ние действий бюрократов в суд и т. п.


Глава 11. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

11.1. Возникновение и развитие учения о правовом государстве

Основная идея теории правового государства — это идея (мысль) о связанности государства правом. Можно предпо­ложить, что эта идея зародилась вместе с возникновением го­сударства, ибо еще в условиях догосударственного развития все органы первобытной, а затем военной демократии фор­мировались и функционировали в рамках определенной нор­мативной системы -— обычаев и табу, освящались религиоз­ными ритуалами и т. д.

Всякая власть всегда стремится к расширению своих вла­стных полномочий, властного пространства, распространить свое влияние на более широкий круг субъектов и отношений. Это неизбежно ведет к ущемлению свободы и интересов под­властных, которые не мирятся с узурпацией власти, противо­действуют ей, опираясь прежде всего на существующую в об­ществе нормативную систему, ставящую власти пределы.

Уже в древности мы наблюдаем не единичные случаи, ког­да субъект, узурпирующий власть, изгоняется народом как на­рушитель вековых обычаев. Вспомним, что последний царь в Древнем Риме — Тарквиний Гордый был изгнан из Рима за узурпацию власти и заменен двумя военачальниками (консу­лами). С изгнанием князей мы встречаемся и у славян. Можно здесь вспомнить печальную судьбу князя Игоря, казненного древлянами. Можно сказать, что идея ограничения власти, правомерность борьбы против узурпаторов власти присуща любому свободолюбивому народу.

Гуго Гроций в своем сочинении «О праве войны и мира» приводит более десяти случаев, когда народ имеет право ока­зывать сопротивление властям, в том числе в случае узурпа-

148


ции власти, нарушения монархом закона, условий, на кото­рых вручена власть, и др.

С возникновением государства и права эти идеи получают философское, религиозное и правовое обоснование и выра­жение. Мы видим их уже в сочинениях древних мыслителей. Древнегреческий философ Платон писал: «Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится над чьей-либо властью. Там, где закон — владыка над прави-юлями ... я усматриваю спасение государства». Эти идеи вер­ховенства права, закона над властью государства мы видим в сочинениях Аристотеля, Цицерона.

Император Юстиниан в VI в. н. э. в своей конституции "О составлении Дигест» писал, что нельзя найти среди всех дел ничего столь важного, как власть законов, которая изго­няет всяческую несправедливость.

Более обстоятельно идеи связанности государства правом, идеи господства права были развиты в трудах Д. Локка, III. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и др. В частности, двумя первы­ми бьша развита идея разделения властей как одно из условий господства права.

Концепция правового государства связывалась и связы­вается, как правило, с идеями естественных неотчуждаемых прав человека. Согласно этим взглядам естественное право независимо от государства и стоит выше него. Однако среди сторонников правового государства мы видим и таких, кото­рые исходят из связанности государства позитивным законом, принятым государством. Так, Ж.-Ж. Руссо писал, что закон принимается сувереном (народом), правительство— только слуга и исполнитель закона.

Философское обоснование правового государства дал И. Кант, который рассматривал государство как объединение1 множества людей под эгидой права.

Концепции правового государства придерживались и представители юридического позитивизма. Именно предста­витель этого направления Р. фон Моль дал первый более или менее обстоятельный анализ правового государства в 1832 г., назвав в качестве высшего его принципа свободу граждан. Чтобы добиться воплощения указанного принципа, требуется связанность государства правом. Еллинек, представитель того же направления, писал о самоограничении государства пра-ном, а субъективные права граждан представлял как защи-

149


щенные интересы. Идея примата права над государством со­ответствовала духу либерализма, отвергавшего вмешательство государства в хозяйственную жизнь.

Нормативист Г. Кельзен — также сторонник правового го­сударства, которое, с его точки зрения, есть воплощение пра­ва, правопорядок. Идею примата права поддерживает и пред­ставитель солидаризма Л. Дюги. По его мнению, право как нормы солидарности предшествует государству, более того, стоит над государственной организацией.

С позиции психологической теории права Л. Петражиц-кого государство по отношению к понимаемому им праву как к праву интуитивному играет служебную роль, оно обязано воплощать его в законах позитивного права (о теориях права см. гл. 13).

Таким образом, идеи примата права по отношению к го­сударству присущи не только теориям естественного права, как это иногда преподносится, но и другим течениям право­вой мысли.

В России идеи связанности государства правом, правового государства получили развитие в трудах русских либералов. Первым пропагандистом либерализма была Екатерина II. Идеи либерализма нашли отражение в «Наказе», написанном ею для членов комиссии по Уложению законов.

Значительную роль сыграл М. М. Сперанский в царство­вание Александра I. Основываясь на идеях естественного пра­ва, он разработал первый проект политического устройства России, предусматривающий разделение властей. Это был по сути дела проект первой конституции, оказавшийся неосу­ществленным. Деятельность Сперанского была прекращена самим Александром I, который убоялся собственного вольно­думства.

В этом ряду следует назвать А. Н. Радищева, декабрис­тов, ученых-правоведов 60—70-х гг. прошлого столетия — Б. Н. Чичерина, К. Б. Кавелина, А. М. Унковского.

В 90-е гг. в условиях политического и идейного кризиса сформировалась волна «нового либерализма». С развитием капитализма расширилась социальная база либерализма, появились новые имена, новые идеи. Набирало силу консти­туционное направление либерализма (П. Струве, Н. И. Ми­люков, С. Л. Франк). Оно послужило ядром «Союза освобож­дения», а позднее — партии кадетов — конституционных де-

1^0


мократов, которые отстаивали необходимость конституцион­ного ограничения самодержавия.

«Новый либерализм» воспринял идеи естественных прав, правового государства, но развивал и идеи демократического социализма, отмежевываясь при этом от марксистского соци­ализма. Если старый либерализм стоял на точке зрения не­вмешательства государства в дела гражданского общества (государство — «ночной сторож»), то «новый либерализм» стоял на позициях активного вмешательства государства в со­циальные отношения, борьбы с монополизмом, обеспечения прав на достойное существование, гарантирован ности каждо­го от деспотизма одного лица, партии, класса и даже «само­державия» народа.

В числе сторонников этих взглядов следует назвать имена видных ученых-юристов — П. И. Новгородцева, А. Покров­ского, В. Гессена, Л. И. Петражицкого, Б. А. Кистяковского, С. Гессена.

«Новый либерализм», как уже отмечено, связывал идеи правового государства с социализмом. Социализм понимался как политика социальных реформ, всякие революции отвер­гались. Правовое государство рассматривалось как высшая форма государственного быта. Б. А. Кистяковский видел в нем плацдарм для перехода к социалистическому государству. «Новые либералы» стояли по сути дела не просто на позициях правового государства, а, как бы мы сегодня сказали, на по­зициях правового социального государства.

Как известно, большевики придерживались идей дикта­туры пролетариата — власти, не ограниченной никакими за­конами. Но взгляды этой партии (впоследствии -— КПСС) по отношению к правовому государству претерпели существен­ные изменения; иногда говорят, что это были фактически раз­ные партии: Ленина, Сталина, Хрущева и Брежнева, Горба­чева, а теперь и Зюганова.

XXII съезд КПСС пришел к выводу, что диктатура проле­тариата в нашей стране отмерла, государство превратилось в общенародное. Этот и последующие съезды постоянно под­черкивали необходимость укрепления законности. В теории государства возникла концепция государства социалистиче­ской законности. Конституция СССР 1977 г. в качестве ос­новного направления развития политической системы зафик-

151


сировала развитие демократии и укрепление правовой основы государственной и общественной жизни.

Состоявшаяся в июне 1988 г. Всесоюзная конференция КПСС открыла дверь реформам политической системы СССР. Одной из важных задач, поставленных конференцией, была задача формирования социалистического правового го­сударства. Ныне ни одна партия в России, за исключением праворадикальных движений, не отвергает идею правового государства. В Конституции Российской Федерации 1993 г. записано, что Россия является демократическим, федератив­ным, правовым государством, а человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст,1, 2).

С распадом СССР цель формирования гражданского об­щества и правового государства воспринята почти всеми го­сударствами, входившими в состав СССР. Таким образом, можно заключить, что права и свободы, правовое государство ныне восприняты человечеством как общечеловеческие цен­ности.

11.2. Основные черты правового государства

Коротко выразить суть правового государства можно так:

правовое государство — это государство, деятельность кото­рого осуществляется на основе и в рамках законов и которое признает, уважает и охраняет права и свободы граждан.

Основные характеристики правового государства касают­ся принципов, на которых строятся отношения в треугольни­ке, состоящем из таких субъектов, как личность, общество и государство.

Основной ценностью в правовом государстве признается личность с ее правами и свободами. Права и свободы личнос­ти могут быть обеспечены при условии подчинения государ­ства обществу и связанности государства правом. Этому спо­собствует устройство государства на принципах народного су­веренитета, демократизма, верховенства закона, разделения властей, взаимной ответственности государства и личности, политического и идеологического плюрализма, гласности в деятельности государственного аппарата и информирован­ности граждан, наличие демократического правосудия и су­дебных форм защиты прав и свобод граждан, режима закон-

ИЧ


ности. Рассмотрим подробнее основные черты правового го­сударства.

1. Основной ценностью правового государства признаются человеческая личность, ее достоинство, права и свободы. Госу­дарства, считающие себя правовыми, данное положение за­крепляют в конституциях прямо или косвенно и декларируют права и свободы личности в качестве неотчуждаемых и непо­средственно действующих. В Конституции РФ эти положе­ния зафиксированы в вышеприведенной ст. 2, а также в ст. 17

и 18.

В правовом закреплении и регламентировании прав и свобод граждан в рассматриваемых государствах признается примат международного права. Конституции правовых госу­дарств и законодательство должны учитывать и реализовы­вать международные правовые стандарты о нравах и свобо­дах человека, зафиксированные в международно-правовых документах. В их числе прежде всего следует назвать Всеоб­щую декларацию прав человека, принятую ООН 10 декабря 1948 г. (эта дата отмечается как День прав человека), Между­народный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Международный пакт о гражданских и политических правах (оба пакта приняты ООН 16 декабря 1966 г., ратифи­цированы СССР 18 сентября 1973 г.), ряд конвенций, приня­тых ООН (о предупреждении геноцида, апартеида, о полити­ческих нравах женщин и др.), конвенций МОТ (Междуна­родной организации по труду).

В п. 1 ст. 17 Конституции РФ сказано, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы че­ловека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоя­щей Конституцией. В случае противоречия норм внутригосу­дарственного права в сфере прав и свобод международным документам государственные органы, и прежде всего суды, должны руководствоваться последними.

Естественноправовые теории рассматривают права чело­века как прирожденные, вечные, неизменные, неотчуждае­мые. Либеральная концепция прав и свобод более раннего периода, основываясь на указанной теории, исходила из при­оритета прав и интересов личности над интересами общества и государства. Эта концепция крайнего индивидуализма в сфере прав и свобод была и остается иллюзорной. Хотя госу-

153


дарства, считающие себя правовыми, провозглашают неот­чуждаемость прав и свобод человека, а Конституция РФ рас­сматривает их в качестве высшей ценности, однако ни одно государство фактически не признает их абсолютными.

Права и интересы человека, гражданина фактически не ставятся выше интересов общества. Это вытекает из консти­туций самих правовых государств. Осуществление прав и сво­бод каждого отдельного человека ограничивается в первую очередь правами другого человека. Их осуществление, как сказано, например, в п. 3 ст. 17 Конституции РФ, не должно нарушать права и свободы других лиц.

Кроме того, конституции рассматриваемых государств предусматривают случаи ограничения прав и свобод человека. Такая возможность зафиксирована и в указанных выше меж­дународно-правовых документах. В ст. 29 Всеобщей деклара­ции прав человека сказано, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться, во-первых, только таким ограничениям, какие установлены законом, и, во-вторых, исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе. В Меж­дународном пакте о гражданских и политических правах предусмотрена возможность ограничения прав и свобод также в интересах охраны государственной безопасности и здоровья населения.

Такая возможность ограничения прав и свобод преду­смотрена в ст. 55 Конституции РФ в целях защиты конститу­ционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и без­опасности государства. Ограничения предусмотрены и на слу­чай введения чрезвычайного положения в стране. В п. 3 ст. 56 Конституции РФ предусмотрены права, которые не могут быть ограничены (на жизнь, достоинство личности, непри­косновенность частной жизни, свободу совести, жилище и др.). В числе прав, которые нс могут быть ограничены, не значатся права на свободу и личную неприкосновенность, не­прикосновенность жилища, свободу передвижения, на объ­единение, свободу слова и др. Возможность ограничения прав в целях обеспечения общественных интересов предусмотрена и в других государствах, относящих себя к правовым.

Н4


Таким образом, современные государства рассматривают права и свободы в качестве одной из основных ценностей, но отнюдь не высших, как сказано в Конституции РФ (ст. 2). Ни одна конституция государств Европейского союза не содер­жит статьи, аналогичной ст. 2 Конституции РФ. Есть, оказы­вается, ценности высшего порядка (нравственное и физиче­ское здоровье населения, общественный порядок, государст­венная безопасность и др.), нежели права и свободы индиви­да. Это и естественно, ибо человек сверхкорыстен, дорога к совпадению интересов личности и общества длинна и тернис­та, а эгоизм человеческий беспределен.

Конституции правовых государств, в том числе и Россий­ской Федерации (ст. 18), рассматривают основные права в ка­честве непосредственно действующих. Это означает, что они определяют не только смысл и содержание законов, но и де­ятельность органов государства. На их основе могут прини­маться индивидуальные решения, в том числе и судами, даже если отсутствуют конкретизирующие нормативные акты или последние противоречат этим правам.

Правовое государство предполагает не только признание и закрепление в законах основных прав человека, но и пра­вовую безопасность личности, ее жизни, здоровья, свободы, защищенность ее прав не только от иных лиц и организаций, но и от самого государства, его должностных лиц, незаконно посягающих на достоинство и права личности. Следователь­но, здесь должна быть система юридических гарантий прав личности, о чем сказано в главе о законности.

2. Правовое государство и общество. Личность — первич­ная, атомарная частица общественного организма, общества. Ее благополучие, правовая и социальная защищенность за­висят от состояния общества, его соотношения с государст­вом. В тоталитарном государстве общество как определенный социальный организм поглощено государством, лишено должной самостоятельности, целиком зависит от государства, в такой же зависимости находится и личность. В правовом государстве формируется гражданское общество, состоящее из независимых от государства субъектов, действующих в рамках закона (самостоятельные, отделенные от государства предприниматели, партии, общественные объединения, дви­жения и иные негосударственные организации, развитые от­ношения негосударственных форм собственности, обеспечи-

155


вающие самостоятельность указанных субъектов, независи­мые средства массовой информации и т. и.). Соотношение гражданского общества и государства здесь иное: государство подчинено обществу Государство осуществляет лишь те функции, которые вытекают из природы самого общества, служит обществу.

Подчинение государства обществу осуществляется прежде всего с помощью законов и главенствующего закона ~ Конс­титуции. С помощью их ставятся рамки деятельности госу­дарства, определяются формы, методы и цели этой деятель­ности.

Очевидно, что такая ситуация возможна лишь в демокра­тическом обществе, где государственный суверенитет являет­ся формой народного суверенитета, законы принимаются де­мократически избранным представительным органом и вы­ражают общественные интересы, а не интересы лишь власт­вующей элиты.

Следовательно, для правового государства обязательно наличие институтов представительной и непосредственной демократии: демократической избирательной системы, пред­ставительных органов, которым принадлежит исключитель­ное право в законотворчестве, которые обладают правом контроля за исполнением законов исполнительным аппара­том и в свою очередь сами подвержены контролю со стороны общества, и т. д.

3- Важным принципом организации и деятельности пра­вового государства является принцип верховенства закона как акта, принятого высшим законодательным и представитель­ным органом, но отношению ко всем другим юридическим актам, в том числе и нормативным. С другой стороны, этот принцип предполагает верховенство Конституции по отно­шению ко всем иным законам.

Данный принцип требует, чтобы система государственных органов определялась только Конституцией, все органы фор­мировались только способами, предусмотренными законом, действовали согласно процедуре, предусмотренной законами, решения нормативного и индивидуального характера прини­мались на основе закона и т. д.

Рассматриваемый принцип закреплен в ст. 15 Конститу­ции Российской Федерации.

156


4. Непременным принципом правового государства явля­ется ответственность государства перед личностью в случае нарушения государством прав и свобод личности.

Иногда этот принцип формулируется иначе: ответствен­ность личности перед государством, а государства —- перед личностью. И это, конечно, тоже верно. Однако отметим, что ответственность личности перед государством существует во всех государствах. Спецификой правового государства явля­ется именно вторая часть принципа.

В Российской Федерации этот принцип зафиксирован в ст. 53 Конституции, где сказано: «каждый имеет право на воз­мещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Очевидно, что вред личности причиняется тогда, когда нарушены его свобода, права и за­конные интересы. Рассматриваемый принцип, как и преды­дущий, является конституционным принципом и конкрети­зирован в текущем законодательстве, осуществляется путем обжалования действий и решений должностных лиц государ­ства в суд, который выносит решения об отмене указанных решений о возмещении причиненного вреда.

5. Одним из важных принципов правового государства яв­ляется разделение властей. Зачатки этого принципа мы видим уже в античном мире в демократических Афинах, в респуб­ликанском Риме. Обстоятельно этот принцип обосновали Д. Локк, Ш. Монтескье. Последний в своем сочинении «О духе законов^ писал о том, что в каждом государстве есть три власти: законодательная, исполнительная, судебная. Если все власти соединятся в одном лице, никакой свободы не бу­дет, установится деспотия. Чтобы избежать злоупотребления властью, необходимо, чтобы власти сдерживали друг друга.

Разделение властей заключается не просто в специализа­ции органов государства, в разделении их на законодатель­ные, исполнительные и судебные, каждый из которых осу­ществляет соответствующий вид деятельности. Такую специ­ализацию и разделение функций между органами мы видим в любом государстве, даже относительно неразвитом. Разде­ление властей — это, безусловно, и разделение функций меж­ду государственными органами, но оно предполагает наличие у основных ветвей власти специальных полномочий, которые выражаются в так называемой системе сдержек и противове-

I <-7


сов. Эти полномочия одной ветви власти преследуют цель поставить преграды, ограничения стремлениям другой ветви власти выйти за круг своих полномочий, незаконно расши­рить сферу своей власти, проникнуть во властную сферу дру­гой ветви власти, в конечном счете узурпировать власть, пос­тавить ее выше власти общества.

Разделение властей призвано обеспечить верховенство за­кона, а следовательно, подчинение государства обществу и обеспечить реальность прав и свобод личности.

Наибольшую возможность узурпации власти имеет, ко­нечно, исполнительная, правительственная власть, которая в президентской республике возглавляется президентом. Это объяснимо, ибо основные материальные, финансовые ресур­сы, силовые структуры (армия, полиция, разведка) также на­ходятся в непосредственном подчинении правительства, пре­зидента.

В отношении исполнительной власти законодательная ветвь власти (парламент) обладает следующими рычагами (полномочиями): определяет через принятие конституции и иных законов структуру и компетенцию органов исполни­тельной власти, утверждает бюджет, определяющий источни­ки доходов и расходов на государственные нужды, формирует правительство (в парламентской республике) или дает согла­сие президенту на занятие тех или иных должностей в прави­тельстве (в президентской республике), выражает недоверие правительству с последующей отставкой, преодолевает вето президента согласно законодательной процедуре, может при определенных условиях отстранить президента от власти на условиях, предусмотренных конституцией, установить запрет на совмещение работы в государственном аппарате и пред­ставительном органе.

Конституционный суд может признать акты исполнитель­ной власти неконституционными, а иные суды — акты, нару­шающие права физических и юридических лиц, незаконны­ми, а следовательно, не имеющими юридической силы.

В отношении законодательной власти президент имеет право отлагательного вето на законодательные акты, роспуска законодательного органа, назначения новых выборов. Конс­титуционный суд может признать законодательные акты не­конституционными и, следовательно, не имеющими юриди­ческой силы.

158


Судебная ветвь власти ставится в рамки, предусмотренные Конституцией и процессуальным законодательством. В этих рамках суды независимы от других ветвей власти. Судьи могут быть отстранены от должности только при совершении пре­ступления. Влияние других ветвей власти проявляется лишь при избрании или назначении судей.

6. Политический и идеологический плюрализм предполагает наличие неограниченного количества партий и политических движений в обществе, отсутствие единой господствующей, официальной идеологии, допущение различных идеологий, связанных с определенным мировоззрением.

Тот и другой плюрализм вытекает из того, что в обществе существуют разные классы и социальные группы. Наряду с общими интересами каждая социальная группа имеет свои специфические интересы. Плюрализм интересов порождает плюрализм политический и идеологический. Каждый соци­альный слой, класс, группа для выражения и защиты своих интересов создают свои организации, с их помощью пытают­ся воздействовать на государство в целях принятия последни­ми решений в свою пользу. Политический плюрализм — это определенная форма самоорганизации гражданского общест-иа и средство его воздействия на государство, непременное условие демократии и один из важных принципов правового государства. Это закреплено в ст. 13 Конституции Российской Федерации.

Следует, однако, отметить, что политический и идеологи­ческий плюрализм имеет свои пределы. Допускается сущест­вование не любых партий и идеологий. В той же ст. 13 Конс-гитуции РФ записано: «Запрещаются создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых на­правлены на насильственное изменение основ конституцион­ного строя и нарушение целостности Российской Федерации подрыв безопасности государства, создание вооруженны> формирований, разжигание социальной, расовой, националь­ной и религиозной розни»,

7. Важным принципом существования и функционирова­ния правового государства является гласность, открытость <• деятельности государства, свобода средств массовой информа­ции, отсутствие цензуры. Без этого невозможен контроль об­щества над государством, невозможна демократия, призрач­ной становится и связанность государства правом. Информа-

\У.


ция ~ это власть. Кто обладает информацией, обладает и властью. Не зря средства массовой информации называют четвертой властью. Тайна, закрытость деятельности госаппа­рата, наличие цензуры противопоказаны правовому государ­ству.

Рассматриваемый принцип закреплен в ст. 29 Конститу­ции Российской Федерации, в законах о печати, средствах массовой информации. Вместе с тем законодательство России в этой сфере нуждается в дальнейшем развитии и совершен­ствовании.

В указанной статье Конституции РФ отмечено, что каж­дый имеет право свободно искать, получать, передавать, про­изводить и распространять информацию любым законным способом. Между тем ряд законов ограничивает этот прин­цип, оперируя понятиями государственной, служебной, след­ственной, коммерческой, банковской, налоговой тайны. За­частую эти понятия строго не определены. Например, под служебной тайной можно понимать многие виды информа­ции и тем самым лишить граждан права на информацию, ог­раничить гласность и открытость деятельности государствен­ного аппарата. Необходим, следовательно, специальный за­кон о праве граждан на информацию.

8. Демократическое независимое правосудие — необходи­мый элемент правового государства. Оно является средством обеспечения верховенства законов и суверенитета народа, прав и свобод гражданам. Только посредством суда можно обеспечить ответственность государства перед личностью. Де­мократическое правосудие возможно при независимости суда и подчинении его только закону. Демократические принципы организации и деятельности суда закрепляются в конститу­циях и процессуальном законодательстве (см. гл. 7 Консти­туции РФ).

9. Режим строгой законности и прочного, стабильного пра­вопорядка с развернутой системой юридических гарантий — это еще один важный атрибут правового государства. Только при наличии законности можно говорить о связанности госу­дарства правом, о прочных, законодательно установленных рамках его деятельности.

В правовом государстве все граждане в равной степени должны быть законопослушными и дисциплинированными, строго соблюдать законы. Эта сторона взаимоотношений лич-

160


ности и государства подчеркивается и обеспечивается любым государством. В правовом государстве требование законопос­лушности должно быть обращено прежде всего к государству, его чиновникам. Все государственные органы должны дейст­вовать в рамках законов, не выходить за пределы своей ком­петенции, не использовать в своей деятельности недозволен­ных методов. Принцип «всё, что не запрещено, дозволено» не должен относиться к деятельности государственного аппа­рата. Здесь должен действовать иной принцип: «дозволено только то, что прямо разрешено и предписано законом».

Итак, правовое государство — это государство демократи­ческое, действующее в рамках права, связанное им, признаю­щее в качестве основной ценности достоинство личности, ее права и свободы.

С этим, очевидно, согласны все сторонники правового государства. Расхождение состоит лишь в понимании права. Связанность государства тем, что называют естественным правом, — это не более чем очередной миф. Естественное право — это не что иное, как представления о справедливости, как определенные идеи, на которые должен ориентироваться законодатель, но представления об этих идеях могут расхо­диться, как и представления о справедливости. Какими же из них руководствоваться? Можно ли признать крупную частную собственность, образующуюся за счет присвоения' собствен­ности, созданной не одним поколением народа, естественным правом? Является ли право государственной собственности на объекты производителей-монополистов (связь, транспорт и т. п.), на землю, водные ресурсы, земные недра естествен­ным правом? Что больше соответствует естественному праву при определении наказания за убийство: смертная казнь или длительный срок лишения свободы, парламентское или пре­зидентское правление? Кто, какая сила может обеспечить примат естественного права над государством вопреки его во­ле? Вопросы подобного рода бесконечны, и ни один сторон­ник естественного права однозначного ответа на них не дает.

Прагматический и реальный подход к решению данной проблемы состоит в том, что государство может быть ограни­чено и связано лишь позитивным правом при наличии демо­кратического режима, при подчинении государства обществу посредством демократических институтов, при условии, что право имеет не только тетичсское (исходит от определенного

6 Теория государства и права                                                          1 <,]


авторитета — государства), но и аксиологическое обоснова- . ние — ориентировано на определенную систему ценностей, признанную в обществе. И эта система ценностей может сов­падать с тем, что называется естественным правом (свобода, справедливость, плюрализм форм собственности, обществен­ный порядок, правовая и социальная защищенность личности и т. д.).

11.3. Либеральное, социальное и социалистическое правовое государство

Выше были рассмотрены черты правового государства, которые характеризуют его с политико-юридической сторо­ны, но не было затронуто его социальное назначение. Между тем по своим социальным характеристикам правовое государ­ство было и может быть различным. Можно рассмотреть три вышеназванные модели правового государства.

В основе либеральной концепции правового государства лежат теория естественного права и английская политическая экономия, и прежде всего воззрения Адама Смита. Основные ее идеи: право частной собственности — естественное право независимо от государства; экономика и государство — это отдельные сферы; личность имеет первенство по отношению к обществу, а общество — по отношению к государству. Госу­дарство не имеет собственных целей, оно выполняет роль «ноч­ного сторожа»: защищает частную собственность, свободу лич­ности, в экономические и социальные отношения не вмеши­вается, от всякой заботы о благосостоянии граждан воздер­живается. Делается ставка на индивидуализм, на активность личности, которая в условиях свободы сама себя всем обес­печивает. За гражданами признаются политические права, со­циально-экономические же права отрицаются. Экономиче­ская и социальная функции за государством не признаются,

В наше время чисто либеральных государств, проводящих политику только «ночного сторожа», не существует. Однако идеи либерализма живы в виде «неолибералиэиа» или «нео­консерватизма» и проявляются в политике партий либераль­но-демократического толка.

Неоконссрватизм проявился в политике тэтчеризма в Англии, рейганомики в США, в политике буржуазных партий после поражения на выборах шведских социал-демократов.

162


Его успех был обусловлен кризисом социал-демократической модели государства, которое оказалось перегруженным эко­номическими и социальными задачами, усилением бюрокра­тической регламентации, снижением роли личной инициати­вы, предпринимательства и конкуренции, усилением тенден­ции социального иждивенчества.

Неоконсерваторы выступают за деэтатизацию, разгосу­дарствление всех сфер жизни: ограничение роли государства в экономике, приватизацию государственной собственности, демонтаж социальных программ в сфере здравоохранения, просвещения и т. д.

В ходе политики тэтчеризма в Англии стимулировалось личное предпринимательство, проводилась приватизация го­сударственного имущества, сократился государственный ап­парат, выросли производительность труда, количество собст­венников, рабочих мест и т. д. Но наряду с этим сократились расходы на социальные нужды, увеличилось число лиц, ока­завшихся за чертой бедности, вдвое увеличилось число без­работных, обострились проблемы образования, недовольство вызывало состояние здравоохранения. Потребовались опре­деленные коррективы, на смену М. Тэтчер пришел другой ли­дер. Президенты в США после Р. Рейгана вынуждены были также подправить рейганомику в пользу социальной направ­ленности государства. Умеренный прагматический неолибе­рализм проводится в Японии. Здесь государство, опираясь на либеральную рыночную экономику, уделяет достаточное вни­мание инвестициям в науку, образование, здравоохранение.

Можно сделать вывод, что в современных условиях чисто либеральное государство, «ночной сторож», не вмешиваю­щееся в экономическую и социальную сферы, уходит в про­шлое. Заметим, что политика либерализма проводится и в пашей стране в ходе реформ (приватизация государственной собственности, либерализация цен и прочие меры, связанные с созданием рыночной экономики), которые также сопровож­даются сокращением расходов на социальные нужды. Однако построение чисто либерального правового государства встре­чает сопротивление и в нашем обществе, в особенности воб-ласти сокращения расходов в социальной сфере.

Социальное правовое государство в отличие от чисто либе­рального характеризуется более активной интервенцией в экономические и социальные отношения, проводит активную

()*                                                                                                                                      I и Ч


социальную политику в сфере науки, образования, здравоох­ранения, культуры и т. и. Положение о социальном государ­стве прямо зафиксировано в конституциях Франции (ст. 2). ФРГ (ст. 20), Испании. В первом президентском варианте проекта Конституции РФ характеристика российского госу­дарства, как социального, отсутствовала. В окончательный же вариант она была внесена (ст. 7). Однако тенденция к огра­ничению социальной функции государства, безусловно, про­явилась, например в отсутствии закрепления права на общее среднее образование (ст. 43 Конституции РФ).

Как известно, процесс реформы политической системы в России и бывших союзных республиках начался с решений XIX партийной конференции КПСС. В качестве одной из важных была поставлена задача формирования социалисти­ческого правового государства. Решение этой задачи связы­валось с максимальным обеспечением прав и свобод совет­ского человека, с ответственностью государства перед граж­данином, с возвышением авторитета закона, со строгим его соблюдением всеми органами, с правовой реформой и т. д. На основе решений конференции были внесены изменения в конституции СССР и союзных республик, приняты новые за­коны о выборах, выбраны на демократических началах Вер­ховные Советы, которые путем принятия новых законов про­должили реформы. Были сделаны значительные шаги в деле формирования правового социалистического. ^ .государства. приняты многие законы в сфере политических прав граждан, стала формироваться многопартийность, были созданы Ко­митет конституционного контроля СССР, Конституционный Суд РСФСР, велись подготовительные работы в сфере судеб­ной реформы и т. д.

Социалистический путь развития был прерван событиями 1991 и 1993 гг. Возможность или невозможность формирова­ния правового социалистического государства переместилась из сферы практики в сферу теории, идеологии, политической и идеологической борьбы в рамках Конституции.

11.4. Формирование правового государства в России

Нынешнее Российское государство функционирует на ос­нове Конституции РФ, принятой на референдуме 12 декабр?-1993 г. Согласно Конституции Россия — Российская Федера-

164


ция является демократическим, республиканским, федератив­ным, правовым (ст. 1) и социальным государством (ст. 7), стро­ится на принципе разделения властей (ст. 10).

По форме правления Россия — президентская республика с элементами парламентской республики. Конституция РФ наделяет Президента РФ значительными полномочиями, прописанными в гл. 4. Президент— глава государства, Вер­ховный главнокомандующий, гарант Конституции, он оп­ределяет основные направления внешней и внутренней политики, назначает с согласия Государственной Думы Пред­седателя правительства, по предложению последнего — ми­нистров, возглавляет Совет Безопасности, вводит военное по­ложение, при определенных условиях распускает Государст­венную Думу и пр.

Элементы парламентской республики видятся в праве Го­сударственной Думы выразить Правительству недоверие. Од­нако вопрос об отставке Правительства решает Президент РФ. Если в течение трех месяцев Дума повторно выразит не­доверие Правительству, то Президент может ее распустить. Он может ее распустить и в случае трехкратного отклонения кан­дидатур на пост Председателя правительства. Процедура же отстранения от власти Президента настолько сложна, что фактически невозможна.

Высшим представительным и законодательным органом является Федеральное Собрание, состоящее из двух палат:

Совета Федерации и Государственной Думы. Общепризнано, что в отношениях этих органов сложился дисбаланс в пользу усиления президентской власти.

По форме государственного устройства Россия — федера­ция договорно-конституционная, асимметричная, построен­ная по национальному (республики) и территориальному (края и области) признакам (см. 4.3).

Политический режим в России согласно Конституции — демократический. Конституция РФ закрепляет широкий круг нрав и свобод граждан, предусматривает институты предста­вительской и непосредственной демократии, систему органов местного самоуправления, демократического правосудия и т. д. Положения Конституции конкретизированы в текущем законодательстве. Однако в силу социально-экономической ситуации переходного к капитализму периода политический режим неустойчив, в нем наблюдаются элементы авторита-ризма (силовой разгон Верховного Совета, попытка решения

165


чеченской проблемы с помощью военной силы и др.). После президентских выборов 1996 г. нередки утверждения об эле­ментах олигархического режима (власти немногих финансо­вых магнатов).

Функции Российского государства (см. 3.6).

В формировании правового государства в России сделаны •значительные шаги, но в полной мере оно правовым еще не является. Для этого требуются дальнейшие преобразования в экономической, социальной, политической, правовой и иде­ологической сферах.

В экономический сфере предстоит создание развитой ры­ночной экономики. Здесь сделаны значительные шаги: при­знано равенство разных форм собственности; большая часть государственной собственности приватизирована: сформиро­валась система субъектов рыночной экономики. Однако это не привело к экономическому росту. Наблюдаются спад про­изводства, рост безработицы, неплатежей и т. д. Среднее и мелкое предпринимательство полной свободы не получило, подвержено воздействию коррумпированного чиновничества и криминальных структур. Реформа в сельском хозяйстве за­стопорилась, здесь также наблюдается спад производства.

В социальной сфере для правового государства необходимо преобладание среднего класса, достаточно материально обес­печенного, заинтересованного в стабильности общества (ин­теллигенция, квалифицированный рабочий класс, мелкие и средние предприниматели, фермеры и др.). Однако в дейст­вительности произошло размывание среднего класса. Обще­ство распалось на очень богатых и бедных.

В политической сфере необходимо дальнейшее развитие демократических, федеративных начал, местного самоуправ­ления, создание оптимального баланса ветвей власти, форми­рование подлинного политического плюрализма, повышение уровня участия народа в политических процессах и т. д. Меж­ду тем участие народа, разочаровавшегося в реформах, на­столько низкое, что в законах о выборах органов субъектов федерации для признания выборов действительными уста­новлен минимум явки избирателей ~ 25%. Между тем обще­известно, что демократические системы сохраняют стабиль­ность и жизнеспособность именно в силу активного участия граждан в делах общества. Значительный вес в избирательных процессах приобретают средства массовой информации.

В правовой сфере сделаны определенные шаги в формиро­вании правового государства. В значительной мере обновлено

166


законодательство. В основном создана правовая база рыночной экономики, приняты многие законы, связанные с совершенст­вованием политической системы, судебной системы, с охраной прав и свобод граждан и т. д. В числе новых законов следует назвать прежде всего Конституцию РФ, конституции респуб­лик и уставы областей, краев, автономных округов как субъек­тов федерации, новые гражданский, уголовный, семейный, трудовой кодексы, законы о судах, о прокуратуре и т. д. Однако формирование правовой системы далеко не закончено.

Актуальной проблемой является укрепление законности. Экономическая реформа, переход к рыночной экономике, приватизация, передел собственности, безработица и другие факторы породили невиданную ранее в стране организован­ную преступность, коррупцию, снижение уровня исполни­тельной дисциплины в государственном аппарате, новые ви­ды экономической преступности, преступления против лич­ности, нарушение трудовых прав граждан. Очевидно, что без существенных успехов в деле снижения уровня преступности говорить о правовом государстве не приходится.

В идеологической сфере непременным условием для право­вого государства являются повышение уровня политической и правовой культуры, искоренение правового нигилизма, прежде всего в государственном аппарате, оздоровление нрав­ственного климата в государстве.

Отметим-в-заключение, что Российское государство — это государство переходного периода, посттоталитарное, несущее на себе как признаки прошлого, так и признаки, обусловлен­ные становлением рыночной экономики, первоначальным накоплением капитала, формированием класса буржуазии, в значительной части бюрократизированной, номенклатурной, мафиозной. Это государство пока полудемократическое, по­луправовое, полусоциальное.

11.5. Тоталитарное государство

Тоталитарное государство — антипод государства право­вого. Понимание сути правового государства углубляется в сопоставлении с тоталитарным, поэтому дадим хотя бы крат­кую его характеристику.

Термин «тоталитарный» происходит от слова 1о1а111ег — всеобъемлющий, всеохватывающий, он был введен в употреб-

167


ление окружением Муссолини. Оно предполагало всеобъем­лющее подчинение личности государству во имя осуществле­ния неких высших, вечных национальных идей.

Тоталитарные государства в истории существовали и ра­нее (Египет, Спарта, Ассиро-Вавилония, Пруссия времен Фридриха II). В наше время это были фашистская Германия, СССР (в особенности в период культа личности Сталина). История распорядилась таким образом, что именно эти госу­дарства, во многом противоположные, но в чем-то схожие, были вовлечены в жестокую, тотальную войну, войну на унич­тожение, в которой победила система, опирающаяся на идеи патриотизма, защиты Родины.

Тоталитарное государство — государство всеохватываю­щее, проникающее во все поры общественной жизни и под­чиняющее себе общество. Общество как самоорганизующая­ся, саморегулирующаяся система поглощается государством. Происходит полное огосударствление общества.

Причины образования тоталитарного государства сложны и многообразны. Питирим Сорокин, один из основателей современной социологии, в ряду этих причин называет три основные причины: война, разруха и голод. Чем сильнее ко­личественные и качественные показатели этих явлений, тем резче деформировалась общественная организация в сторону коммунистического или этатического, государственно-капи­талистического типа. Несомненную роль играет и субъектив­ный фактор. Приход, например, к власти партии, не знавшей традиций парламентаризма, стремление решить глобальные проблемы (построить коммунизм, создать мировой третий рейх) ускоренным методом.

Экономическую основу тоталитарного государства состав­ляет жестко централизованная, планируемая сверху экономи­ка, основывающаяся на приказах, применении принудитель­ных мер (трудовая повинность, продразверстка). В России та­кого рода экономика возникла уже в ходе первой мировой войны, была продолжена Временным правительством, а затем большевиками: жесткое регулирование цен, принудительное введение государственных монополий на уголь, нефть, хлеб, сахар, хлопок, нормированное потребление и т. д.

Экономика носит мобилизационный характер, подчинена выполнению глобальных задач (победе в войне, индустриали-

1ЙС


зации, восстановлению разрушенного хозяйства и т. н.) за счет благополучия рядовых граждан.

Политическая система характеризуется строгой бюрокра­тической централизацией, ведущей ролью одной, господст­вующей, партии во главе с всевластным вождем. Один вождь, одна партия, одна идеология -— так можно выразить кратко суть тоталитарной политической системы. Какая-либо оппо­зиция не допускается, подавляется, представительные органы если и существуют, то формально, они подвластны партии. Фактически наблюдается слияние партийных и государствен­ных структур. Тоталитарный режим опирается на насилие. Зачастую в рамках партии образуются военизированные от­ряды (СС в Германии) или соответствующие карательные ор­ганы, которые находятся в прямом подчинении партии (КГБ — «вооруженный отряд партии»).

Государственный аппарат неимоверно разбухает, бюрок­ратизируется, оплетает своими щупальцами все сферы обще­ства: экономику, культуру,, просвещение, воспитание. Все ре­гулируется, распределяется, складывается значительная про­слойка номенклатурного чиновничества во главе с узкой пра­вящей элитой.

Социальной основой тоталитарного государства является люмпенизированная часть общества, которая надеется и стре­мится не в будущем, а сейчас, немедленно получить приви­легии, получить то, что раньше не имела, реализовать себя в качестве потребителя за счет других людей (в нацистской Гер­мании, например, вначале за счет евреев, а потом за счет на­родов других стран расширить жизненное пространство).

Роль личности сводится до роли «винтика» в тоталитарной машине. Демократические права, и прежде всего политиче­ские, сводятся на нет. В массовом сознании господствуют идеи патернализма, иждивенчества, отчаянный эгалитаризм.

Идеология и средства массовой информации. В обществе су­ществует одна официальная господствующая идеология. Иде­ологический плюрализм не допускается. Господствующая идеология навязывается всеми доступными средствами. Все средства массовой информации сосредоточены в руках госу­дарства, господствующей партии, свободная пресса отсутст­вует, существует жесткая цензура. В борьбе с чуждой идеоло­гией используются не только идеологические, но и принуди­тельно-карательные репрессивные средства и методы.


Право, законность, правопорядок. Понятие права размыто (это или воля фюрера, или революционное правосознание), сама политика вводится в ранг права. Право рассматривается только как средство политики государства и партии. Роль за­конов подменяется управленческими актами, прямыми пред­писаниями. Демократическое независимое правосудие фак­тически отсутствует. Деятельность судов подменяется реше­ниями партийных и иных органов. Место правосудия зани­мают внесудебные репрессии. Правоохранительные органы именуются карательными. Законность попирается. Место правопорядка занимает произвол, место правовой культуры, уважения к праву -— правовой нигилизм, переходящий в пра­вовой вандализм.

Однако следует отметить, что оценка тоталитарного госу­дарства неоднозначна. Тоталитарное государство эффективно в чрезвычайных ситуациях, в условиях войны, разрухи, ибо оно в состоянии сосредоточить все ресурсы — людские, ма­териальные, финансовые — в одних руках, установить жест­кий порядок и дисциплину для решения задач, стоящих перед государством (достижения победы в войне, восстановления разрушенного войной народного хозяйства).

Однако в условиях мирного, нормального развития обще­ства тоталитарное государство неэффективно во многих от­ношениях (экономическом, социальном, культурном и т. д.), ибо сдерживает творческие силы общества в целом и отдель­ной личности в частности. Оно неприемлемо для развития личности, жаждущей свободы и благополучия.

Тоталитарные государства неизбежно, под влиянием про­цессов, протекающих в самом обществе, изживают себя и за­меняются государствами демократическими.


Глава 12. ПРАВО

12.1. Значение термина «право»

Термин (слово) «право» многозначен. С его помощью обо­значаются разные явления. Во-первых, с помощью этого тер­мина обозначается система норм, издаваемых государством (позитивное право); во-вторых, определенная система идей, представлений о том, каким должно быть позитивное право (естественное право); в-третьих, определенная правовая воз­можность конкретного субъекта (субъективное право). Нако­нец, с помощью этого термина обозначается явление нравст­венного, морального характера. В данной главе речь идет о позитивном праве.

12.2. Понятие и признаки позитивного права

Право — это система общеобязательных, формально опре­деленных норм (правил поведения), генетически и функционально связанных с государством, выражающих согласованные интере­сы и волю общества, содержание которых вытекает из природь и характера господствующей в обществе системы экономиче­ских, политических и иных отношений.

Из указанного определения вытекают следующие призна­ки (свойства) права.

Нормативность права заключается в том, что право скла­дывается из норм как правил поведения, имеющих общи? характер, рассчитанных не на единичные случаи, отношения а на все отношения определенного вида.

Общеобязательность права состоит в том, что нормы пра­ва имеют не только общий, но и обязательный характер дл» адресатов (субъектов), к которым эти нормы обращены, т

17


которых распространяются. Общеобязательность права в це­лом и отдельных его норм не зависит от субъективного отно­шения к ним адресатов. Те или иные субъекты права (граж­данин, должностное лицо) могут оценивать нормы права от­рицательно, считать их нецелесообразными, несправедливы­ми и т. д. Однако такое отношение к нормам права не лишает последние обязательности и для данных субъектов. Все они в равной мере обязаны эти нормы соблюдать, ис­полнять и применять.

Системность права проявляется в том, что право — это не простой конгломерат, не просто совокупность норм, а строй­ная их система. Право как система норм складывается из та­ких элементов (частей), как отрасли и институты права. Все эти отрасли, институты и отдельные нормы права, будучи в определенной мере самостоятельными подразделениями, со­ставляют единое явление — право, и в этом качестве они, как части единого целого, взаимосвязаны и взаимодействуют. Ни одна норма права не регулирует общественные отношения самостоятельно, изолированно, а только во взаимодействии с другими нормами.

Принудительность права. Функциональная связь права с государством проявляется прежде всего в принудительности права, обеспеченности возможностью государственного при­нуждения. Принудительность права, его опора на силу госу­дарства, как раз и призвана обеспечить общеобязательность права. Этим качеством право отличается от других социаль­ных норм. Государство в значительной мере для того и воз­никает и функционирует, чтобы обеспечить соблюдение, ис­полнение норм права. Государственное принуждение как средство обеспечения права носит организованный характер.

Издревле право связывалось с силой. «Свое право я ношу на острие меча своего», — провозглашал вождь древних гал­лов. Старая казахская поговорка гласит: «А если есть храбрец в твоем роде, то не останется твой иск за чужим родом». Бо­гиня правосудия Фемида (или богиня возмездия Немезида) изображалась с весами в одной руке, на которых взвешивалось право, и с мечом — в другой как символом защиты права. Меч без весов, писал Перикл, есть голое насилие, весы без меча — бессилие права, Изображения мечей мы видим и на отличи­тельных знаках работников правоохранительных органов. Ве­ликий философ И. Кант отмечал, что с правом связано пра-

172


вомочие применять принуждение к тому, кто наносит ущерб этому праву.

В правовом государстве принуждение как средство обес­печения права не только носит государственно-организован­ный характер, но оно должно быть правовым принуждением. Это означает, во-первых, что могут применяться только те меры принуждения и только в тех случаях, которые предус­мотрены законом. Во-вторых, эти меры могут применяться только уполномоченным на то органом. В-третьих, эти меры могут применяться только с соблюдением определенной про­цедуры, установленной правом. Любое другое принуждение со стороны государства рассматривается как нарушение за­конности, узурпация государственной власти, превышение власти.

Формальная определенность права заключается в том, что нормы права, их содержание формальны, точно определены. В нормах права точно указывается, на какие факты, обсто­ятельства, субъектов они распространяются, какие юридиче­ские последствия они влекут. Формальная определенность на­ходит свое выражение и во внешних формах существования норм права — нормативных актах.

Волевой характер права. В праве выражена воля. Это при­знается многими мыслителями —- философами и юристами. Однако расхождение состоит в вопросе: чья воля выражена в праве? Здесь существуют два различных взгляда. Первый за­ключается в том, что в праве выражена общая воля народа, объединенного государством. Этого взгляда изначально при­держивались еще древнеримские юристы (Папинийн, Юлиан, Цельс). Впоследствии теорию общей воли развивали Гегель, Иеринг, представители исторической школы права — Са-виньи, Пухта, представители юридического позитивизма (право — приказ государства) и др.

Другой взгляд представлен марксизмом. С точки зрения марксизма право — это воля экономически господствующего в обществе класса, выраженная в законе. Но эта классовая воля — не классовый произвол, она обусловлена экономиче­ским базисом — способом производства, свойственным дан­ному обществу, структурой общественных отношений.

Представляется, что зерно истины есть в том и в другом подходе- В праве, бесспорно, находит выражение нечто об­щее, необходимое любому члену общества независимо от

т


классовой принадлежности (защита жизни, чести, собствен­ности любого из его членов, заинтересованность в элементар­ном порядке и т. д.). И в этом отношении оно выражает ка­кие-то общие интересы, общую волю. Но с другой стороны, право выражает и защищает господствующий в обществе спо­соб производства и основанные на нем отношения той или иной превалирующей формы (отношений) собственности, а следовательно, должно выражать интересы и волю соответст­вующих собственников (рабовладельцев, феодалов и т. д.). И в этом качестве оно носит классовый характер. Эта классовая сущность права выражена явно, грубо, не прикрыта, не заву­алирована (рабовладельческое, феодальное право) или вы­ступает не так явно и грубо, скрываясь за правовым равенст­вом.

В праве выражена не любая воля, а воля государственная, облеченная в определенную форму — закон.

Рассмотренное выше понимание права в отечественной юридической науке подвергается критике как понимание уз-конормативное, сводящее право только к нормам, содержа­щимся в законах; необходимо более широкое понимание пра­ва. На самом же деле представленное понимание права явля­ется пониманием нормативным, но не узко нормативным. Это понимание вполне обоснованно является пониманием соци­ологическим. Это выражается в том, что нормы права, право в целом рассматриваются как социальный феномен (явле­ние), стоящий в ряду других социальных регуляторов (мораль, обычай, корпоративные нормы).

Во-вторых, воля, выраженная в праве, -— это не воля от­дельного субъекта, не произвол, а явление социальное, выра­зитель общих интересов членов общества и социальных групп.

В-третьих, указанная воля, составляющая сущность пра­ва, рассматривается не как оторванная от общества, помещен­ная в сферу, в мир долженствования, не связанный с миром реальным, а обоснованная самой природой общества, систе­мой его экономических, социальных, культурных, нравствен­ных и прочих отношений.

В-четвертых, формирование, функционирование права связано с важнейшим социальным институтом общества — государством.

В-пятых, цели, назначение, ценность, функции права, как будет показано далее, носят социальный характер.

174


Понимания права, предложенного в настоящей главе, ко­нечно, придерживаются юристы-практики, представители от­раслевой юридической науки. Для них право — это нормы, содержащиеся в соответствующих источниках, прежде всего в законах и иных нормативных актах.

12.3. Аксиологические основы права. Ценность права

По вопросу о ценности права в философской и юридиче­ской мысли сложились разные подходы. Один из них подчер­кивает и даже преувеличивает ценность права. Это нашло вы­ражение в юридическом мировоззрении, в его крайнем про­явлении — юридическом фетишизме, или романтизме.

Другой подход выражен в юридическом нигилизме, скеп­тическом или безразличном отношении к праву, неверии в его социальный потенциал, в социальное назначение.

И наконец, третья позиция, например нормативизм Т. Кельзона, отрицает возможность вообще какой-либо оцен­ки права.

Юридическое мировоззрение уходит своими корнями в античный мир. Платон видел гибель государства там, где за­кон бессилен. Император Юстиниан в «Конституции об ут­верждении Дигест» отмечал, что нельзя найти ничего более важного, чем власть законов, которая распределяет в порядке божественные и человеческие дела и изгоняет всяческую не­справедливость. 1.ех ек 1;ип551та саз515 (право есть безопасней­ший шлем)— отмечали древнеримские юристы. 5иЬ с1урео 1е^5 пето ае^р^иг (под защитой права никто не бывает об­манут).

В новейшее время роль права подчеркивалась представи­телями естественно-правовых взглядов. Где нет закона, нет и справедливости, отмечал Д. Локк. Идеологи просветитель­ства — Дидро, Гольбах и др. — выдвинули лозунг: заменить правление людей правлением законов. Гольбах считал, что гуманного законодателя достаточно, чтобы обеспечить обще­ственный прогресс. Для этого законодатель должен лишь от­ражать естественное право. Гельвеций писал, что законы мо­гут всё. Конечно, законы могут многое сделать, но далеко не всё.

Уместно здесь вспомнить представителей юридического социализма (Дюринг, Мснгср и др.). С их точки зрения, с помощью законов можно устранить пороки капитализма и

175


построить социализм. Вопрос лишь в немногом: кто будет принимать такие законы?

Следует отметить, что юридическое мировоззрение не есть какая-то одна теория. Это направление подчеркивает не­обходимость и значение права вплоть до преувеличения его роли. Юридическое мировоззрение охватывает собой пред­ставителей школ естественного права, юридического позити­визма, юридического социализма, неокантианства и др.

Юридический нигилизм в том или ином виде имеет свои корни также в древности. Представители конфуцианства в Китае, выдвинув альтернативу господству традиций и нрав­ственности либо господству законов, разрешили ее отнюдь не в пользу закона. Ярким примером крайнего нигилизма явля­ется анархизм (Штирнер, Прудон, Бакунин), представители которого рассматривали право и государство как зло.

В России представителями правового нигилизма были славянофилы. Противопоставляя Россию Западу, они видели в ней особую цивилизацию, которой не свойственно прекло­нение перед государством и правом. Жизнь России, с их точки зрения, основывается не на праве, а на нравственных началах и традициях: монархическом патернализме, соборности, христианских идеалах. С точки зрения философа Бердяева, нравственные христианские заповеди выше права. Поэт про­шлого века по этому поводу сочинил такие стихи:

Широки натуры русские, Нашей правды идеал Не влезает в формы узкие Юридических начал.

Крупные русские писатели также были скептиками в оценке права. Л. Н. Толстой призывал жить по совести, а не по закону В наше время таких взглядов придерживается А. И. Солженицын, подчеркивая значение честности, добро­порядочности, в частности в торговых делах. Вряд ли следует противопоставлять добропорядочность и право. Одно должно поддерживать другое. Заметим, что ГК РФ довольно часто оперирует категорией добропорядочности, добросовестности, разумности и справедливости (ст. 6, 302, 303).

В советской науке, как, впрочем, и практике, в 20-х гг. мы также наблюдаем нигилистическое отношение к праву Право рассматривалось как реакционный и даже контрреволюцион-

176


ный фактор. А- Г. Гойбарх в 1924 г. в одной из своих работ писал, сравнивая право с религией, что право есть отравляю­щий и дурманящий опиум для народа. Хотя надо отметить, что названный автор практически много сделал для форми­рования советского права.

Постепенно нигилистическое отношение к праву из­живалось. Однако если мы посмотрим хотя бы учебники 50—бО-х гг. нашего века, то можем заметить однобокий под­ход к ценности права. Право рассматривалось как средство осуществления политики партии и государствами совсем упускался из виду аспект ценности права для личности, для охраны и утверждения личностных ценностей (свободы, чес­ти, достоинства личности, ее биологического и социального благополучия). В 1971 г. вышла книга С.С.Алексеева «Со­циальная ценность права в советском обществе», в которой сделаны первые шаги по преодолению одностороннего под­хода к ценности права.

В заключение краткого обзора взглядов на ценность права следует упомянуть, что существует точка зрения, высказанная индийским правоведом С. П. Снихом (Юриспруденция. Фи­лософия права. М., 1996), о неуниверсальности права. Право как фундаментальный принцип жизни присущ западной ци­вилизации, но не восточным (китайской, индийской, япон­ской). Здесь отдается предпочтение иным социальным регу­ляторам. Конфуций и его последователи в Китае отдавали предпочтение традициям и нравственности. Принятие зако­нов рассматривалось как дурное предзнаменование того, что государство должно погибнуть. Однако в современных усло­виях и восточные цивилизации под влиянием Запада не от­вергают значения права, которое, конечно, подвергается су­щественным влияниям со стороны издавна сложившихся тра­диций и стереотипов поведения.

Право характеризуется тем, что оно исходит от опреде­ленного авторитета — государства, и его соблюдение обеспе­чивается авторитетом силы государства- В этом плане право выступает как бы ничем не обоснованный приказ государства. Но если бы право было именно таким, простой волей или произволом государства, то оно имело бы мало шансов на успех в регулировании общественных отношений. Оно пре­вратилось бы в свою противоположность — бесправие, про­извол. Каждое право обосновано не только тетически (исхо-

177


дит от определенного авторитета), но и аксиологичсски, т. е. оно сориентировано на определенную систему ценностей, принятую в обществе. Право отражает, выражает, охраняет эти ценности, и прежде всего в силу этого, а не столько в силу принудительности, обретает в обществе авторитет, уважение со стороны его членов. Именно по этой причине подав­ляющее число членов общества соблюдают право без принуж­дения. Даже те члены общества, которые встают на путь пра­вонарушений, заинтересованы в праве, в его функциониро­вании, ибо надеются, что право защитит и их от неоправдан­ного произвола со стороны государственных служащих, преследующих правонарушителя.

Государство как порождение самого общества призвано осуществлять те функции, которые необходимы обществу, ох­ранять те ценности, в которых нуждается общество. При фор­мировании права государство ориентируется именно на эти ценности и в силу этого само является ценностью.

Ценность — это то, что необходимо человеку, обществу, то, что способно удовлетворить какие-то потребности, то, что в конечном счете оценивается положительно. Ценности обычно подразделяют на первичные и вторичные, основные и инструментальные. Право является ценностью вторичной и инструментальной. Первичными, основными ценностями являются жизнь, честь, достоинство, свобода человека, соб­ственность, общественный порядок, безопасность человека, его материальное, биологическое, социальное благополучие, справедливость и т. д. По отношению к указанным и иным ценностям право выступает как ценность вторичная и инстру­ментальная, ибо право на этих ценностях основывается и их охраняет. Если бы право не ориентировалось на эти ценности, то и само не имело бы ценности.

Право как инструментальная ценность есть средство (ин­струмент) для достижения определенных социальных целей. Ценности не существуют без субъекта. Те или иные вещи, явления как ценности проявляются только по отношению к субъекту. Поэтому ценность права можно рассмотреть приме­нительно как к целям, так и к определенным субъектам (об­ществу, личности, государству).

Право является средством достижения целей в разных сферах общественной жизни. Поэтому можно говорить об экономической ценности права (см. соотношение экономики

178


и права), политической (см. соотношение политики и нрава), нравственной (см. соотношение права и нравственности). В общем, можно сказать, что право — ценность общекультур­ная. Оно представляет собой достижение человеческой куль-гуры, выступает как антипод бесправия, беспорядка, произ­вола.

Ценность права для общества состоит в том, что оно яв­ляется нормативной основой существования и развития об­щества. Право упорядочивает общественные отношения, вво­дит их в определенные рамки, приемлемые для всех членов общества, придает общественным отношениям слаженность, регулярность, определенность. Право выступает как средство социального контроля по отношению к членам общества и тем самым дисциплинирует их, направляет их поведение в русло, приемлемое, необходимое для других членов общества ч для общества в целом. Норма права, как общая мерка, при­кладывается к поведению членов общества, на ее основе это поведение оценивается, избираются меры реагирования на отклоняющиеся от нормы поведение. Члены общества, фор­мальные и неформальные группы имеют самые разнообраз­ные интересы, которые могут не совпадать, противоречить друг другу. На этой основе в обществе могут возникать раз­личного рода социальные конфликты, споры. Право в этих случаях выступает средством регулирования и разрешения со­циальных конфликтов и тем самым способствует стабилиза­ции общества. Короче можно выразиться так, что право вы­ступает как средство самоорганизации общества, поддержа­ния социального гомеостаза (равновесия).

Важно подчеркнуть роль права в отношении общества и государства. Здесь роль права, его ценность проявляются в юм, что с помощью права общество подчиняет себе государ­ство, заставляет его функционировать в своих интересах, ибо с помощью права ставятся рамки деятельности государства, определяются его задачи, компетенция государственных ор­ганов. Основополагающая роль здесь принадлежит конститу­ции и другим основным законам, которые принимаются представителями общества. Этот аспект соотношения обще­ства и государства, подчиненности второго первому особенно пажен в правовом демократическом государстве.

Ценность права для личности видится в том, что право способствует созданию и существованию условий для нор-

179


мальной жизни любого члена общества, условий для всесто роннего развития личности.

Право прежде всего охраняет, защищает такие личност ные ценности, как жизнь, честь, свобода, достоинство чело века, его собственность, жилище и т. д. Право обеспечивае его правовую безопасность и социальную защищенность лич ности. «Право — безопаснейший шлем», ~ утверждали ещ| древнеримские юристы.

Ценность права для личности состоит в том, что оно за крепляет различные права и свободы личности (социаль­но-экономические, политические, личные и т. п.), которые выступают как средство удовлетворения тех или иных потреб­ностей и интересов личности (потребность в труде — праве на труд, потребность в образовании — право на образование и т. д.), устанавливает систему их гарантий.

Ценность права для личности видится и в том, что праве охраняет личность и от самого государства, обладающего ог­ромной силой, ставит преграды неоправданному вмешатель­ству государства в личную жизнь гражданина (неприкосно­венность личности, жилища, тайна личной жизни и т. д.). Право ограждает личность от произвола государства, как ука­зано выше, даже в случаях совершения личностью правона­рушений путем установления различного рода процессуаль­ных гарантий, порядка уголовного преследования и т. д.

Ценность права для государства заключается в том, что право используется для организации, упорядочения деятель­ности самого государственного аппарата. С помощью права определяются структура государственных органов, их компе­тенция, порядок их формирования (выборность или назнача-емость), принципы взаимодействия этих органов (принцип иерархического подчинения одних органов другим, или прин­цип горизонтальных отношений, основанный на координа­ции, согласовании их деятельности), порядок контроля за де­ятельностью государственных органов, зачастую строгая про­цедура деятельности (например, судебная).

Право для государства выступает и необходимым инстру­ментом осуществления функций последнего. Ни одна функ­ция государства не обходится без права. Функции государства осуществляются в правовых формах. К их числу относятся законодательная форма, правоисполнительная, правоприме-нительная, контрольная.

180


В ходе осуществления своих функций государство издает законы в той или иной сфере деятельности, принимает меры к их исполнению, в том числе и путем правоприменения, т. е-принятия конкретных индивидуальных решений на основе закона- Например, осуществляя правоохранительную функ­цию, государство устанавливает с помощью законов опреде­ленный правопорядок, в частности определяет перечень пра­вонарушений и меры принуждения за их совершение, опре­деляет систему правоохранительных органов и их компетен­цию, устанавливает с помощью закона процедуру применения принудительных мер.

В заключение отметим, что аксиологический подход к праву позволяет рассматривать право не просто как приказ, веление государства, а как регулятор, основанный на опреде­ленной системе ценностей. С этих позиций право, следова­тельно, должно подвергаться определенным оценкам, в осно­вании которых и лежат эти ценности. Ценность права, его | юложительная или отрицательная оценка зависят от того, на­сколько оно правильно отражает первичные, основные цен­ности и насколько оно эффективно в утверждении и охране этих ценностей.

12.4. Социальное назначение и функции права

Назначение права в обществе состоит в регулировании, упорядочении общественных отношений. В этом проявляется и его ценность. Регулирующее свойство права выражается в его функциях. Функции права вытекают из его юридической природы и социальной сущности. Это основные направления регулирующего воздействия права.

С точки зрения социальной направленности, социального содержания функции права совпадают с функциями государ­ства, коль скоро право выступает основным средством осу­ществления функций государства (экономическая, социаль­ная, экологическая, охранительная).

С точки зрения чисто юридической характеристики, спо­собов воздействия на общественные отношения выделяются регулятивная (статическая и динамическая) и охранительная функции права.

Регулятивная статическая функция права сводится к за­креплению, фиксации существующих общественных отношс-

181


ний в их статике: закрепляются формы собственности, кру| субъектов права, их правоспособность, структура государст­венных органов, круг прав и обязанностей граждан и т.д.

Регулятивная динамическая функция направлена на оформ­ление движения общественных отношений в форме правоот­ношений. При этом определяется порядок возникновения, изменения и прекращения правоотношений. Эта функция проявляется в системе норм обязательственного права (отно­шения купли-продажи, подряда, перевозки, финансовые), трудового, процессуального и др.

Охранительная функция права направлена на охрану регу­лируемых правом отношений, на охрану основополагаюших ценностей, признанных в обществе (жизнь, честь, свобода личности, собственность, общественный порядок, общест­венная безопасность, институты демократии и т. д.). В рамках этой функции устанавливаются различные виды юридиче­ской ответственности за действия, посягающие на указанные ценности, и предупредительно-охранительные меры иного характера.

12.5. Право и экономика

Право и экономика тесно связаны между собой. С одной стороны, сущность, содержание права в значительной мере предопределены системой экономических отношений, гос­подствующих в обществе, и прежде всего отношений собст­венности.

Эту предопределенность нрава системой экономических отношений в особенности подчеркивает марксизм. Право не может быть выше экономического и культурного уровня раз­вития общества, отмечал К. Маркс. Но очевидно, что не толь­ко марксизм заметил такое влияние экономики на право. Экономический детерминизм не отрицается и некоторыми другими течениями юридической мысли. Сформировавшийся в середине XIX в. юридический позитивизм связывал разви­тие права с развитием товарообмена, кредита, конкуренции, сложных договорных отношений, что потребовало издания большого числа норм. Появились новые правовые институты, отпочковывались новые отрасли права, возникла потребность в систематизации и кодификации. Право рассматривалось как

182


явление чисто экономическое, как слепок экономических и политических отношений.

Действительно, в системе права находит отражение сис­тема экономических и иных отношений. Право по необходи­мости вынуждено отражать и выражать прежде всего главные экономические интересы крупных социальных групп. Отра­жение в праве в первую очередь экономических интересов выступает как определенная закономерность правового раз­вития, как необходимость, а против необходимости не власт­ны и сами боги, гласит древняя мудрость, приписываемая од­ному из семи мудрецов древности — Питтаку. Ему вторят и яревнеримские юристы. Необходимость не признает законов (песеззИак поп паЬе11е§ет), необходимость смеется над пута­ми закона (1е@епт ущси1а 1гпо11е1). Законы, не учитывающие жономические условия, экономическую необходимость, жономически не обоснованные остаются на бумаге, не дей­ствуют.

Например, проведению судебной реформы препятствует жономическая слабость нашего государства. Последователь­ное осуществление судебной реформы предполагает увеличе­ние корпуса судей во всех судебных системах, учреждение ми­ровых судов, повсеместное введение суда присяжных, увели­чение расходов на техническое обеспечение судов. Расшире­ние принципа состязательности в судебных процессах требует увеличения числа работников прокуратуры. Доступность пра­восудия предполагает расходы государства на оказание пра­вовой помощи малоимущим. Экономические нужды право­судия России можно было бы продолжить. Только рост эко­номических возможностей государства способен обеспечить реальное действие законов, принятие которых является не­пременным условием последовательного проведения судеб­ной реформы.

Зависимость реализации законов от экономических усло­вий весьма ярко проявляется в социальной сфере. Экономи­ческая слабость государства является причиной того, что мно­гие из них в полную меру не действуют, подталкивает госу­дарство на корректировку социального законодательства в сторону уменьшения расходов и в конечном счете ведет к сни­жению уровня социальной защищенности граждан.

Однако влияние экономики на право не следует рассмат­ривать слишком прямолинейно. На право оказывает Твлияние

183


целая совокупность социальных факторов (соотношение со­циальных сил, политика, мораль, правосознание, религия, уровень культурного развития и т. д.). В силу этого право в определенных пределах относительно самостоятельно, неза­висимо от экономики, а потому оказывает обратное влияние на ее развитие. Это неизбежно, ибо экономические отноше­ния облечены в правовую форму, регулируются правом. Право может способствовать развитию экономики, если соответст­вует уровню ее развития, или, наоборот, тормозить ее разви­тие. Современные государства активно используют право в целях воздействия на развитие экономики. Это осуществля­ется путем регулирования отношений собственности, товар­ных отношений (отношений между производителями и по­требителями товаров), принятием налогового, таможенного законодательства и т. д.

В России право выступает решающим рычагом создания рыночной экономики. В этих целях принята целая серия за­конов экономического характера. Конституция и новый Гражданский кодекс РФ устанавливают и регулируют различ­ные формы собственности. Расширен круг субъектов рыноч­ной экономики (частные предприятия, акционерные общест­ва, банки, биржи и т.д.), определена их правосубъектность, зафиксированы свобода предпринимательства, свободный обмен рабочей силы, интеллектуальной собственности, дви­жение товаров. Приняты антимонопольные законы, закон об охране прав потребителя, порядок возмещения материально­го вреда и т. д. Создана система арбитражных судов для раз­решения споров между субъектами рыночной экономики и соответствующие законы (Закон об арбитражном суде, Арбит-ражно-процессуальный кодекс).

Задачей правового регулирования рыночной экономики является создание не только экономической свободы субъек­тов предпринимательства, но и определенных правовых ра­мок, исключающих предпринимательский произвол, хаос в рыночных отношениях. Иначе говоря, следует установить жесткие правила игры субъектов рыночной экономики с по­мощью права и обеспечить их соблюдение. Кроме того, в сов­ременном обществе ориентируются не просто на рыночную экономику, а на социально ориентированную рыночную эко­номику. Поэтому здесь роль права усиливается, в том числе в области перераспределения национального богатства с по-

184


мощью налогового и социального законодательства, в направ­лении защиты слабой стороны в экономических отношениях (работника перед работодателем, потребителя перед произво­дителем).

Здесь уместно вспомнить слова К. Маркса о том, что при 100%-ной прибыли капитал попирает все человеческие зако­ны, а при 300%-ной нет такого преступления, на которое он не рискнул бы даже под страхом виселицы. Вспомним также, что один из героев Шекспира, субъект рыночной экономики, требовал от должника взамен долга кусок живого мяса. По­тому издается антимонопольное законодательство, прини­мается закон о защите прав потребителей, устанавливается ответственность за экономические преступления, например ответственность за уклонение от уплаты налогов и др.

Для нашей страны актуальна и проблема защиты наци­ональных экономических интересов. Интеграция страны в мировую экономическую систему, предоставление равных прав иностранным инвесторам создает опасность колониза­ции страны со стороны транснациональных компаний, пре­вращения страны в сырьевой придаток развитых стран, реги­он вредных производств и мировое хранилище технологиче­ских отходов (ядерного и т. п. производства).

12.6. Право и политика

Позитивное право, связанное с государством генетически и функционально, не может быть свободным от политики. Государство с помощью права проводит свою внутреннюю и пнешнюю политику. Все функции государства, осуществляе­мые с помощью права, носят политический характер.

По выражению В. И. Ленина, «политика — это концент­рированное выражение экономики», и это верно. В политике прежде всего проявляются экономические интересы соответ­ствующих классов, социальных групп и самого государства. Разве не носят политического характера такие экономические феномены в нашей стране, как приватизация, формирование отношений частной собственности и собственников, в том числе и весьма крупных? Бели речь идет о становлении нового класса — класса буржуазии, то разве это не политика? Но этому процессу в значительной мере способствует своим ре­гулированием право. Создание рыночной экономики со все-

185


ми ее атрибутами — процесс не только экономический, но и политический.

Право — средство осуществления не только экономиче­ской политики государства, но и любой другой политики: в области охраны природы, здравоохранения, просвещения и т.д.

Однако и непосредственно политические отношения, связанные с функционированием всех элементов политиче­ской системы (государства, политических партий, различного рода массовых движений, объединений, институтов демокра­тии), регулируются правом.

Все политические процессы в правовом государстве неиз­бежно должны осуществляться в рамках права. В этом плане право выступает как средство политики, прежде всего госу­дарства и тех партий, которые стоят у власти, однако и оппо­зиционные партии в своей политической деятельности опи­раются на право, действуют в рамках права, используя юри­дические возможности, предоставленные правом.

Итак, право — средство политики, но право в свою оче­редь очерчивает рамки политической деятельности, полити­ческой борьбы партий за государственную власть.

Следует учитывать и то, что содержание права отнюдь не сводится к политике. Его значение выходит далеко за рамки политики. Это проявляется не только, скажем, в регулирова­нии чисто технических проблем, регулировании вопросов безопасности на производстве, транспорте, охраны природы, регулировании семейных и иных отношений, не носящих чисто политического характера, но и в том, что оно охраняет общечеловеческие ценности, о которых речь шла выше.

12.7. Принципы права

Г

^ Принципы права — это основные руководящие идеи (на­чала), которые пронизывают право, характеризуют его содер­жание. Принципы — это идеи, на которых строится система права. Различают принципы права в целом, принципы от­дельных отраслей и институтов права.

Принципы отраслей и институтов права— это предмет изучения отраслевых наук. В предмет теории государства и права входят общеправовые принципы. Однако по этой про-

186


•иеме нет единства взглядов. Разные авторы предлагают са-члй различный перечень этих принципов. Это зависит, в ча-[ности, от того, что отнесение той или иной идеи к обще-равовым принципам в определенной мере носит оценочный фактор. Все зависит от того, считать ту или иную идею ос­новной, главной или нет.

Представляется, что^принцины права должны отражать и выражать основные ценности, на которые ориентируется право. }'           у..

С этих позиций-' можно назвать следующие принципы права:            •"""'

— принцип закрепления и равной охраны разнообразных форм собственности (государственной, муниципальной, ча­стной);

— принцип демократизма, состоящий в закреплении инс-гитутов представительной и непосредственной демократии в установлении и охране прав и свобод граждан;

— принцип юридического равенства, т. е. равенства всех перед законом независимо от национальности, пола, общест­венного и имущественного положения, партийной принад­лежности и 'г. д.:

— принцип верховенства закона над другими норматив­ными актами;

— принцип примата (первенства) международного нрава над внутригосударственным (см. н. 4 ст. 15 Конституции РФ);

— принцип юридической ответственности за вину;

— принцип справедливости. Любое право должно ориен­тироваться и ориентируется на определенные представления о справедливости, должно утверждать в обществе справедли­вость.' В праве, покоящемся на рыночной экономике, эта проблема представляется сложной, ибо, с одной стороны должна учитываться справедливость с точки зрения труже­ника (каждому по результатам его труда) и справедливость с точки зрения собственника капитала (каждому по его капи­талу).

Правовой системе государства, построенного на федера­тивных началах, свойствен и соответствующий принцип фе­дерализма. Он состоит в том, что наряду с общефедеральнои системой права здесь существуют системы (подсистемы) пра­ва субъектов федерации. '

18-;


12.8. Формы (источники) права

Под источниками права понимаются источники права к материальном и формальном смысле. Первым является само общество, его социально-экономическая структура, система отношений различного рода, уровень экономического и куль­турного развития общества. Под источником права в фор­мальном смысле понимается внешняя форма выражения и закрепления норм права. Исторически известно несколько форм права.

Правовые обычаи — это обычаи, санкционированные го­сударством. Санкционирование обычаев осуществляется пу­тем фактического признания государством тех или иных обы­чаев в качестве обязательных, вынесения на их основе реше­ний государственными органами либо путем отсылки законов к обычаям. Такую отсылку мы видим, например, в ст. 5, 309, 211 ПС РФ 1994г.

Напомним, что исторически первое право возникало как обычное право, состоящее из правовых обычаев. По мере раз­вития общества обычаи систематизируются, составляются списки обычного права («Русская Правда», «Саличсская Правда» и др.).

Нормативные акты как форма (источники) права начина­ют издаваться с установлением централизованного государст­ва, усиления его роли. Государство уже не удовлетворяется обычаями, так как обычай — вещь консервативная, они не­достаточно быстро реагируют на изменяющуюся жизнь. Нор­мативные же акты могли более оперативно и адекватно отра­жать новые социальные условия. Нормативный акт — это юридический акт, содержащий в себе нормы права. С по­мощью нормативного акта устанавливаются, изменяются и прекращаются нормы права. К нормативным актам относятся конституции, законы, кодексы и др.

Нормативный договор — договор, содержащий в себе нормы права. Нормативный договор создается соглашением соответствующих сторон. Среди таких договоров можно назвать международные договоры как источники междуна­родного права, федеративные договоры (о создании феде­рации), коллективные договоры администрации предприя­тия и профсоюза, в средние века — договоры короля с горо­дами и др.

188


Судебный прецедент— это положение, содержащееся в решении высшей судебной инстанции по конкретному делу, обязательное для других судов при разрешении аналогичных дел- Прецедент как источник права характерен для англосак­сонских правовых систем.

Доктрина (наука) как источник права в современных системах права существенного значения не имеет. Среди ис-горических источников можно назвать «Дигесты^ Юстини­ана. Они представляют собой извлечения из сочинений иыдающихся древнеримских юристов. Конституцией (реше­нием) императора Восточной Римской империи Юстиниана (VI в. н. э.) им придана сила закона. В мусульманском праве мы также видим доктрину (общие мнения признанных ав­торитетов мусульманского права ~ иджма) как источник нрава.

Священные религиозные книги являются источником ре­лигиозных правовых систем: Пятикнижие, Талмуд — в иудей­ском праве. Коран, Сунна — в мусульманском праве, Законы Ману — в индусском праве. По преданию, нормы, содержа­щиеся в этих книгах, даны Богом через посредников Моисея, Мухаммеда, Мануг


Глава 13. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ ПРАВА. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПОНИМАНИЯ В РОССИЙСКОЙ НАУКЕ

По вопросу о понятии, сущности, истоках права и его функционировании в юридической науке существует целый ряд мнений, взглядов, теорий. И. Кант отмечал, что право существует тысячи лет, а юристы до сих пор не могут догово­риться, что такое право. Это относится и к нашей отечест­венной науке.

Плюрализм (множественность) школ и теорий имеет свои причины. В их ряду можно отметить следующие:

— возникновение теорий на различных этапах развития общества, каждый этап выдвигает свои проблемы, которые и отражаются в теориях права;

— связь теории о праве с разными философскими воззре­ниями;

— обусловленность теорий национальными, религиозны­ми традициями, особенностями формирования правовых сие-тем в той или иной стране;

— школы и теории могут выражать интересы разных со­циальных сил, меняются интересы— меняются взгляды на право. Так, буржуазия, идя к власти, подняла на щит теорию естественного права, объявила феодальные порядки противо­речащими естественному праву. Придя к власти, упрочив свое положение, она стала заинтересованной в стабильности бур­жуазных порядков. Теория естественного права была отодви­нута в сторону На первое место выходит юридический пози­тивизм, рассматривающий право как приказ государства. По­явление в XX в. тоталитарных режимов, посягающих на осно­вополагающие ценности частной собственности и свободы предпринимательства, привело к возрождению естественного

190


права, направленного уже против тоталитаризма. Обострение [кассовой борьбы приводит к появлению со.чидаризма в

праве;

— одной из важных предпосылок множественности те­орий является сложность механизма правового регулирова­ния, который предполагает наличие различных элементов:

норм права, юридических фактов, иравоприменитсльных ак-юв, в том числе и судебных, влияние на право и правовое регулирование правосознания, нравственности с их представ­лениями о добре и зле, справедливости, разумности, добро-говестности и т. д.;

— кроме того, право как социальный институт, связанный 1 экономикой, политикой, интересами классов и социальных | рупп и индивидов, в своем регулировании взаимодействует < корпоративными и иными социальными нормами.

Каждая теория создается не на пустом месте, не в отрыве • 11 правового регулирования, но каждая из них берет за основу ' 'дин-два феномена, участвующих в правовом регулировании. 1 ак, теория естественного права кладет в основу идеи право­сознания и морали о справедливости, юридический позити-низм подчеркивает связь права с государством, нормативизм полает упор на нормативный характер права, психологическая юория учитывает психологические мотивы в правовом регу­лировании, то, что право, прежде чем реализоваться вдейст-пиях людей, проходит через сознание и волю субъектов права и сопровождается определенными психическими пережива­ниями. Различные течения социологической юриспруденции делают упор на сферу реализации, применения права, под­черкивают значение корпоративных норм.

Заметим, что указанные теории страдают определенной односторонностью подходов. На формирование теории ока­зывает влияние и идеологическая борьба, развивающаяся вна­чале в русле «феодализм — капитализм», а затем— «соци­ализм — капитализм».

13.1. Теологические теории права

Теологические взгляды на право — это исторически пер­вое объяснение сущности ирада, возникшее еще в древности. Так, в законах царя Хаммурапи записано: «Хаммураии, царь

191


Вавилона, утвердил своими законами правду и справедли­вость по внушению бога Мардуха».

Однако не следует думать, что теологические взгляды на право — это далекая история. Нет, это и наша современность. Центральной идеей божественных (профетических) взглядов является утверждение, что право происходит от Бога, создано Богом ,цля регулирования поведения людей. Оно дается чело­веку через посредника, пророка или правителя. Эти взгляды связаны с идеологией мировых религиозных воззрений: иуда­измом, христианством, буддизмом, исламом.

В книге «Исход» Библии записано: «Господь позвал Мо­исея на Синайскую гору и передал каменные скрижали, со­держащие закон, писанный перстом Божьим».

В священных книгах индуизма записано, что Верховное существо (Бог) раскрыло Ману свой священный закон как отцу человечества в момент создания мира.

Мусульманское право, содержащееся в священных книгах ислама, является откровением Аллаха и вдохновленными Ал­лахом изречениями пророка Мухаммеда.

Современные христианские воззрения на право выраже­ны, например, в папских энцикликах (посланиях) к верую­щим христианам, в которых право рассматривается как право естественное и божественное.

13.2. Теория «естественного права»

Теория «естественного права» наибольшее развитие и рас­пространение получила в преддверии буржуазных революций. Она исходит из дуализма (двойственности) права. Наряду с позитивным правом, созданным государством, согласно этой теории, существует высшее «естественное право», свойствен­ное человеку от природы. «Естественное право» служит кри­терием оценки права позитивного. Все, что в позитивном пра­ве противоречит «естественному праву», недостойно уваже­ния и не должно считаться правом. Под «естественным пра­вом» представители этой теории фактически понимали буржуазные представления о справедливости, общем благе. Основными идеями «естественного права» провозглашались право частной собственности, право на жизнь, личную сво­боду, стремление к счастью, равенство, право на революцион­ные выступления против правительства, попирающего эти права, и др.

192


В период разложения феодализма и свершения буржуаз­ных революций рассматриваемая теория была направлена против феодальных теологических представлений о праве, против самих феодальных порядков, феодального государства и права, которые признавались противоречащими духу «есте­ственного права». Представители школы «естественного пра­ва» того времени (Г. Гроций, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Д. Локк, А. Н. Радищев) были прогрессивными деятелями, использовали свои идеи для критики феодального строя и для обоснования нового, буржуазного порядка. Под лозунгами этой теории совершались буржуазные революции. Ее идеи были отражены в содержании Декларации независимости США (1776г.), Декларации прав человека и гражданина во Франции (1789г.).

После укрепления власти буржуазии роль теории «естест­венного права» упала. Первое место заняли позитивистские идеи о праве. После второй мировой войны идеи школы «ес­тественного права» в измененном виде были подхвачены тео­рией «возрожденного естественного права», которая выступа­ет преимущественно уже как теологическое представление о праве.

Католическое направление этой теории покоится на со­чинениях средневекового теолога Фомы Аквинского. Естест­венным правом провозглашается право божественное, «веч­ное право», право, данное Богом. Право собственности и вы­текающее из него неравенство бедных и богатых покоятся на этом «вечном» божественном праве.

Теория «естественного права» ныне находит сторонников и в России. Это объяснимо, так как Россия вступила на путь капиталистического развития. Идеология естественного пра­ва призвана вытеснить коммунистические идеи, отвергающие частную собственность. Можно предположить, что с упроче­нием буржуазных порядков эта теория будет отправлена в ар­хив.

13.3. Юридический позитивизм

Юридический позитивизм возникает в начале XIX в., ког­да буржуазия достаточно упрочила свои экономические и по­литические позиции, в период относительно мирного разви­тия капитализма, свободной конкуренции. Юридический по-

7 Теория государсгва и права                                                          !0"^


зитивизм отражал уверенность буржуазии в незыблемости со­зданного ею строя, в могуществе се государства и права. Буржуазия видит в своем нраве фактор стабилизации, поряд­ка, эффективное орудие против нарастающего рабочего дви­жения.

Позитивизм отрицает «естественное право», которое рас­сматривается как заблуждение умов, ведущее к нарушению порядка. По теории_юридического позитивизма право — факт реальности, позитивный факт. Всякое позитивное право про­исходит от власти. Право — приказ власти, поддержанный санкцией принуждения. Право есть результат только право-творческой функции государства, независимой от экономи­ческих и классовых отношений.

Юридический позитивизм связан с философским пози­тивизмом. Сущность права провозглашается непознаваемой. Оно не нуждается в иных обоснованиях, кроме факта своего существования. Право, по мнению К. Бергбома, является ос­новой любого строя. Позитивисты отрывают истоки права от экономики и классовых отношений. Свою задачу они видят в описании права, в формально-логическом исследовании его догмы. Формально-догматический описательный метод при­знается в качестве основного метода исследования. В рамках юридического позитивизма создается концепция правового государства. Идеи позитивизма присущи современной буржу­азной юриспруденции в разных вариантах. Одним из направ­лений современного позитивизма является нормативизм.

13.4. Нормативизм

Нормативизм — это крайнее проявление формализма в теории права. Создатель нормативизма, Г. Кельзен воспри­нял от позитивизма формально-догматический метод, от И. Канта — деление сферы познания на сферу бытия и сферу долженствования. Кельзен относит право к сфере долженст­вования, которая никак не связана с миром бытия, не зави­сит от действительности. Свою теорию он именует «чистой теорией права». Сила права в самом нраве. Кельзен строит пирамиду норм. Каждая норма низшего порядка действует только потому, что создана согласно процедуре, указанной высшей нормой. Сила одних норм опирается, следовательно, на другие, высшие нормы,-но нс на реальные факторы. Сила

194


всей правовой системы вытекает из «основной нормы», ко­торая I [резюмируется существующей. В основании пирамиды лежат индивидуальные нормы (решения судов или админи­страции, договоры и т. п.), включенные в право. Таким обра­зом, суд рассматривается как правотворческий орган. Здесь Кельзен отходит от позитивизма, приближаясь к позиции социологического направления. Государство у него раство­ряется в праве, которое есть не что иное, как правопорядок, отражение права.

Юридическая наука, заявлял Кельзен, должна заниматься только нормами, должна отбросить экономическую и тем бо­лее классовую обусловленность права. Оценка права с пози­ции морали недопустима, ибо связь между этими явлениями не существует.

13.5. Психологическая школа права

Родоначальником психологической школы права счита­ется Л. И. Петражицкий, работавший в университетах Рос­сии, а после первой мировой войны — в Польше. Л. И. Пет­ражицкий и другие представители психологического направ­ления (В. Лундштет, К. Оливекрона, А. Росс) утверждают, что психика людей — фактор, определяющий развитие общества, его морали, права, государства.

С точки зрения Л. И. Петражицкого, первичными в праве являются психическое правовое переживание, правовые эмо­ции. Правовое переживание носит императивно (обязан­ность)-атрибутивный (правомочие) характер. В этом пережи­вании правомочие и обязанность неразрывно связаны. Норма права представляет собой результат такого переживания, мыс­ленное явление, выражающее связь правомочия и обязаннос­ти. Именно правовые переживания есть звенья, соединяющие общество и придающие ему стабильность. Л. И. Петражицкий не отрицал существования официально действующего права, однако не объяснял, почему оно существует и действует. При­знавая наличие позитивного права, он делил правовые пере­живания на два вида: переживания позитивного права (пред­ставления о том, что юридическая норма — результат внеш­него решения, представление об ее источнике); переживания интуитивного права, т. е- автономного, не связанного с 1^зи-тивным правом. Интуитивное, автономное право признается

7*                                                            195


абсолютным, позитивное — относительным. Позитивное пра­во меняется параллельно изменению психических пережива­ний.

Другие представители психологического направления то­же видят истоки права в психике, эмоциях людей. Это или «психологическая потребность подчинения и повиновения», или «чувство коллективного взаимодействия», или «чувство подражания».

Психологическое направление все объясняет и выводит из психики, отрывает государство и право от его действитель­ных корней.

13.6. Теория солидаризма в праве

> 

Основоположником и наиболее известным представите­лем теории солидаризма в нраве был французский юрист Л.Дюги (первая треть XX в.). В качестве основных положе­ний, на которых базировалось его учение, Л. Дюги выдвигал два: человек—- существо, сознающее свое положение; чело-иск — существо общественное, он не может жить обособлен­но. Общество функционирует лишь благодаря солидарности, которая соединяет индивидов. Из этого положения Дюги де­лал вывод о наличии неизменной нормы (принципа) соли­дарности: «поступай солидарно». Никто не должен нарушать норму солидарности: не делать ничего, что наносит ущерб солидарности, а делать лишь то, что содействует солидарнос­ти. Принцип солидарности постоянен, хотя его содержание и меняется вместе с изменением общественной жизни. Он является основой правопорядка и государственной организа­ции. С развитием разделения труда, отмечал Дюги, люди ста­новятся более зависимы друг от друга (рабочий — от капита­листа, капиталист — от рабочего и т. д.), а потому солидар­ность должна развиваться и укрепляться. На основе идеи со­лидарности в обществе стихийно складываются различные социальные нормы, в том числе и правовые.

Право, по мнению Дгоги, не создается государством. Пра­вовые нормы существуют без государства, которое лишь вы­являет нормы, стихийно складывающиеся в обществе на ос­нове солидарности, и формулирует их в виде закона. Право­вые нормы выше государства, выше законодателя. Если госу­дарство издает правила, противоречащие солидарности, то

196


они не будут соблюдаться, не войдут в число социальных норм. Право — это нс инструмент политики государства. Оно выражает не волю какого-либо класса, а солидарность раз­личных социальных групп. Существование государства обус­ловлено разделением труда и необходимостью установления и формулирования права, выражающего солидарные интере­сы. Разделение на правящих и управляемых есть также след­ствие стремления сильных, энергичных индивидуумов ис­пользовать свою энергию на охрану социальных норм, орга­низацию общественной реакции на их нарушение,

Дюги выступал противсубъсктивных прав, заменяя их со­циальной функцией. Рабочий и капиталист не имеют субъек­тивных прав, они обладают лишь определенными социальны­ми функциями, которые призваны осуществлять «святую со­лидарность» и обеспечивать «счастливую гармонию». Частная собственность —- нс право капиталиста, а необходимая соци­альная функция, без которой немыслимо общество.

Идея о социальной функции частной собственности вос­принята конституциями ряда развитых стран. Например, в Конституции ФРГ (ст. 14) записано: «Собственность обязы­вает. Пользование ею должно служить общему благу».

Эта идея была бы полезна для России, где идет перерас­пределение собственности, созданной общим трудом миллио­нов. в пользу немногих. Важно, чтобы частная собственность, возникающая в результате перераспределения, использова­лась бы не только для извлечения прибыли, но и в общесо­циальных целях.

Теория солидаризма актуальна и в другом отношении. Она лежит в основе политики социального, классового со­трудничества, активно внедряемыми разными политически­ми силами. Эта идея начинает воплощаться и в России. При­мером этому служит и подписание Договора об общественном согласии, заключение тройственных соглашений (правитель­ство, профсоюзы, работодатели).

13.7. «Социологическая юриспруденция»

В противоположность позитивизму представители соци­ологического направления — «социологической юриспруден­ции» — обращаются к условиям функционирования, действия права, к процессу его реализации. Поэтому иногда это на­правление именуется функционализмом. Значительную роль

197


в становлении социологической юриспруденции сыграло движение «свободного права». Его представители (Е. Эрлих, Г. Канторович, Ф. Жени и др.) противопоставляли «живое право» праву в законах. «Живое право» создается «союзами». Каждая организация, фабрика, банк, профсоюз, объединение предпринимателей, утверждает Е. Эрлих, создают свое право. Государственные предписания — это лишь малая часть права, его основную массу составляет «живое право».

Отсюда вытекало, что суды не связаны жестко государст­венным предписанием, в особенности если имеется пробел или предписания устарели. Судьи могут и должны отыскивать нормы «живого права» и на их основе выносить решения. Таким образом обосновывалась свобода судейского усмотре­ния (отсюда и движение «свободного права»). Представители этого движения фактически уравнивали судью с законодате­лем, наделяли его правотворческой функцией.

Наибольшее распространение «социологическая юрис­пруденция» получила в США. Ее философским истоком яв­ляется, как правило, философия прагматизма (действия, практики), согласно которой истинно то, что полезно, а при­менительно к праву — правомерно то, что полезно. Право — полезная практика. «Социологическая юриспруденция» пере­носит центр тяжести с вопроса, что такое право, на то, как оно действует, что с его помощью достигается. Роль законов принижается, право растворяется в других социальных фак­тах, уравнивается с иными социальными нормами, с право-примснительными актами и т. п.

«Социологическая юриспруденция» разнообразна по сво­им оттенкам. Одно из ее направлений — институционализм. Его представители исходят из той реальности, что в обществе наряду с государством существуют другие институты (органи­зации), каждый из которых якобы создает свое право. Край­нее проявление правового нигилизма — школа «реалистов». Умеренные реалисты еще придают какое-то значение зако­нам, а радикальные считают закон пустым сосудом, который судья может заполнить чем угодно.

13.8. Марксистская теория права

Марксистская теория права характеризуется признанием связи права с государством. Государство создает и обеспечи­вает соблюдение права. В праве выражена государственная

198


воля. По этим признакам марксистскую теорию права иногда рассматривают как разновидность позитивизма. Однако во­левой характер права отмечали еще древнеримские юристы. Отличительной особенностью марксистской теории является то, что государственная воля, выраженная в праве, носит классовый характер. Это воля экономически и политически господствующего класса (рабовладельцев, феодалов, буржу­азии, пролетариата или всего народа в социалистическом праве).

Другой важной чертой этой теории является положение о том, что указанная воля — не. произвол определенного класса, а содержание ее предопределено материальными условиями жизни соответствующего класса, общества в целом.

Однако материальными, производственными отношения­ми (базисом) содержание права обусловлено лишь в конечном счете. На право оказывают влияние и многие другие факторы (соотношение классовых сил, традиции, мораль, правосозна­ние, политика и т. ц.), а потому оно относительно самостоя­тельно по отношению к экономике. В силу этого оно оказы­вает обратное влияние на развитие экономических, да и дру­гих отношений, выступает в качестве важного фактора стаби­лизации и развития общественных отношений.

Марксизм выдвинул также гипотезу об отмирании госу­дарства и права.

13.9. Проблемы правопонимания в российской науке

Рассматриваемые выше теории права в основе правопо­нимания имеют разные явления правовой действительности. Одни -— явления, существующие «до закона» (естественное право, солидаризм), другие — то, что возникает «после зако­на» (социологическое направление в теории права), третьи делают акцент на нормативности права (юридический пози­тивизм). Первые два подхода не сводят право к закону. Наряду с законом в качестве права рассматривают и другие явления. Однако следует подчеркнуть, что ни одно из этих направле­ний не отрицает существования позитивного права как сис­темы норм, связанных с государством.

Если обратиться к взглядам на право в советской, а ныне — в российской теории права, то можно выявить те же самые подходы к праву В 20-е гг. мы видим представителей

199


/ советской науки, придерживающихся социологических взгля­дов (П. И. Стучка, Е. Б. Пашуканис), психологической тео­рии (М.А. Рейснср), теории социальных функций Дюги (А- Г. Гойхбарг), и тех, которые делали упор на нормативной характеристике права (Н. В. Крыленко). Заметим, что все ука­занные лица принимали самое активное участие в подготовке советских законов, занимали ответственные посты в государ­стве.

Последние десятилетия плюрализм во взглядах на право в советской науке не исчез. Многие авторы не удовлетворя­ются пониманием права как системы норм, связанной с го­сударством. Такое понимание расценивается как «узконорма-тивное» и недостаточное с их точки зрения. Делаются попыт­ки найти более широкое понимание права, которое бы нс сводилось к законам, к системе норм.

Одним из мотивов этого поиска было то, что узконорма-тивное понимание права связывает последнее с государством и что государство может издавать и неправовые законы, на­рушающие права граждан, что необходимы критерии оценки законов. С другой стороны, нереализованные нормы в пра­воотношениях, решениях судьи и т. д. остаются мертвыми нормами.

Постсоветская юридическая наука ничего нового в проб­лему понимания права не внесла. Мы наблюдаем элементар­ное эпигонство, повторение идей других теорий в разном их сочетании, а иногда и прямую апологетику.

Несколько упрощая проблему, российские правоведы и философы в зависимости от их подходов и взглядов на пра­во, объясняющих его сущность, подразделяются на три груп­пы: юсисты, социологи-плюралисты и социологи-монисты (право — только нормы, генетически и функционально свя­занные с государством).

Юсисты (от слова «)и5» — право) стоят на позиции раз­личения права и закона. С их точки зрения, закон еще не право. Одни из них прямо, другие — косвенно придержива­ются идей естественного права, исходят фактически из ду­ализма права. Так, С. С. Алексеев пишет о естественном пра­ве, которое императивно вытекает из естественного порядка вещей, из самой жизни1. Право, отмечает В. Д. Перевалов,

* См.: Алексееве. С. Государство и право. М., 1993. С. 50. 200


возникло раньше государства, а поэтому носит естественный характер. Право — естественное качество человека, обладает природной ценностью1.

Право — это нормативно закрепленная и реализованная справедливость, отмечает Р. 3. Лившиц. Учитывая, что ядром естественного права признается справедливость, то указанная мысль — это в конечном счете выражение идеи естественного права. Различая право и закон, Лившиц утверждает, что закон может быть правовым и неправовым. Однако, отмечает автор, «однозначного критерия, отличия правового закона от непра­вового не существует»2. Признание весьма примечательно. Такого критерия действительно не существует. У каждого мо­гут быть свои представления о естественном праве, справед­ливости. В таком случае любой закон можно объявить непра­вовым и тем самым обосновать его нарушение. Р. 3. Лившиц добавляет, что право — это не просто нормативно закреплен­ная справедливость, а справедливость, реализующая общест­венный компромисс. Здесь мы наблюдаем крен в сторону со­циологического подхода, ибо компромисс права ~ это всегда социальный компромисс между социальными группами с противоположными или по крайней мере несовпадающими интересами.

Следует отметить, что авторы, придерживающиеся ес-тественноправовых взглядов, вынуждены учитывать реаль­ность и сделать определенные отступления от чисто естест-венноправовых взглядов, признать другие «грани» права. Так, С. С. Алексеев отмечает три такие грани: догма права (т. е. фактически норма позитивного права); правовое со­держание — субъективные права отдельных субъектов и наиболее глубокий слой права— правовые идеи3. Фактиче­ски автор сближается с широким интсгративным понима­нием права, примыкая к социологам-плюралистам.

Социологи-плюралисты, критикуя монистический под­ход к праву, называя его узконормативным подходом, стре­мятся создать широкое, интегративное понятие права. Та­кое понимание фактически сводится к тому, что понятием права охватываются различные социальные факторы. Так,

' Теория государства и права. Екатеринбург, 1996. С. 102, 495.

2 Лившиц Р. 3. Теория права. М„ 1994. С. 69, 78.

3 См.: Алексееве. С. Философия права. М., 1998. С. 36--49.

201


В. К. Леушин, следуя за С. С. Алексеевым, выделяет в сис­теме права три элемента: естественное право, субъективное право и позитивное право1. Но почему бы этот список не дополнить обычным и корпоративным правом? Р. 3. Лив­шиц нс удовлетворяется одной справедливостью и включает в право идеи, нормы и общественные отношения. Еще ра­нее философы Я. Ф. Миконенко и Л. И. Алексеев включали в понятие права правосознание, нормы позитивного права и правоотношения. Д. А. Ксримов идет еще дальше и вклю­чает в понятие права и действия. Среди сторонников широ­кого, интегративного понимания права можно назвать П.С.Явича, Л.С.Мамута, В.А.Туманова и др. Анализ их взглядов занял бы много места. Отметим, что указанные и другие авторы нс претендуют на создание какой-то новой теории.

В противоположность им В. С. Нерсссянц претендует на создание новой, либертарной теории права, - которая факти­чески оказывается не более как вариацией теории естествен­ного права. Право, с его точки зрения,— это формальное равенство, всеобщая необходимая форма свободы, всеобщая справедливость. Они составляют .сущность права. Нерсесянц признает и наличие позитивного права (правового закона), которое и представляет собой форму равенства, свободы и справедливости. Таким образом, и здесь предполагается ду­ализм права, различение законов — правовых и неправовых. Правовые законы — это те, которые есть форма равенства, свободы и справедливости*-Здесь критерии правового и не­правового весьма размыты, ибо весьма размыты и неопреде­ленны представления о равенстве, свободе и справедливости, и сами указанные ценности могут не стыковываться, проти­воречить друг другу.

Например, с целью, достижения справедливости может быть в праве установлено неравенство в виде привилегий или распределения по труду, по капиталу и т. д. В то же время весьма распространено мнение, в определенной мере обосно­ванное, что, чем больше равенства, тем меньше свободы, и наоборот. И вообще, абстрактные понятия свободы, равенства и справедливости весьма неопределенны и требуют конкре­тизации: свобода — для кого, для чего и от чего; равенство —

1 Теория государства н права. Екатеринбург, 1995. С. 230. 202


кого с кем, в каком отношении; справедливость — какая (по труду, по капиталу, по рождению и т. д.).

Итак, сущность права оказывается весьма неопределен­ной. С таким же успехом Яожно утверждать, что право — мера, форма несвободы, неравенства. Право и возникло в си­лу появления социального неравенства и закрепило его. И современное право нередко отходит от равенства. Можно сказать, что право — это мера несвободы. Свобода действует до права, и если нуждается в праве, то как в средстве своего ограничения. В качестве такового право и возникло. Первые правовые нормы были запретами, прямыми предписаниями о должном поведении. Очевидно, что запреты и обязыва-ния — это способы ограничения свободы. Это тот правовой заслон, который ставит ограничения беспредельной свободе. Современные правовые системы — это в не меньшей мере ограничения свободы индивида в пользу других индивидов или общества в целом. Очевидно, что Уголовный кодекс — это не мера свободы, а ограничение свободы. Если заглянуть в ГК РФ, то здесь мы увидим, что подавляющее большинство норм носят императивный, предписывающий характер, огра­ничивающий, в частности, свободу предпринимательской де­ятельности.

Широкое интефативное понимание права имеет, на наш взгляд, существенные недостатки.

С онтологической точки зрения в понятие права включа­ются разнородные явления, хотя и связанные между собой:

нормы, различного рода идеи (о равенстве, справедливости и т.д.), так называемые фактические правосознание, право­отношения, субъективное право и даже сами действия, регу­лируемые правом. Право лишается онтологической однород­ности, монолитности, становится явлением весьма неопреде­ленным. .

С гносеологической точки зрения сторонники интегра­тивного подхода утверждают, что такой подход способствует всестороннему исследованию права. Однако такой подход не является гносеологически продуктивным. Рассмотрение пра­восознания, морали, правоотношения как явлений самостоя­тельных, но связанных с правом, более продуктивно, позво­ляет, в частности, более обстоятельно выявить их связи с пра-1юм. Интегративное понимание права фактически делает не-

203


нужным исследование проблем связи права и правосознания, права и морали, права и правоотношений и т.д.

С праксоологической точки зрения широкое интегратив" ное понимание права приводит к его неопределенности, не­четкости и неясности, способно подорвать основы законнос­ти. С точки зрения такого подхода правотворческие органы совсем и нс правотворческие, ибо право уже существует до принятия законов, и творить право нет нужды,

Широкое понимание права ставит право! фименителя в ситуацию неопределенности. Что, например, должен взять в основу решения суд: идеи правосознания, представления о свободе, справедливости или конкретное правоотношение, требующее защиты, отодвинув в сторону закон как неправо­вой? А как определить, является ли закон правовым или не-правовьтм, если нет точных и определенных критериев?

Подчеркнем, что прагматический подход не только праг­матически (практически) целесообразен, но и теоретически обоснован и учитывает рациональные идеи других теорий. Подчеркивая генетические (по происхождению) и функци ональные (право формируется и обеспечивается государст­вом) связи государства и права, этот подход не рассматривает право только как произвольный приказ (волю) государства, а видит ее обусловленность/ ограниченность социальными, в том числе и экономическими, факторами, системой ценнос­тей, утвердившейся в обществе.

Он не отвергает наличие и того, что называется естест­венным правом (идеи о справедливости, об элементарных нормах человеческого поведения, о необходимости опреде­ленных нрав и обязанностей и т. д.), именуя это правосозна­нием, которое предшествует позитивному праву и служит критерием его оценки.

Учитывается и то, что право не только существует в виде норм, но и «живет», реализуется в действиях людей, решениях судов, правоотношениях, взаимодействует с другими соци­альными нормами, т. е- учитываются социологические фак­торы действия права.

Не отвергается значение и психологического фактора, то­го, что право в ходе реализации проходит через сознание и волю людей, сопровождается их психологическими пережи­ваниями.

204


Берутся во внимание и взгляды солидаризма. ибо право в современных условиях зачастую выражает согласованные ин­тересы разных социальных групп, выступает как некий комп­ромисс этих интересов. В итоге можно отметить, что факторы, которые при интефативном подходе включаются в состав, понятие самого нрава, рассматриваются как самостоятель­ные, но тесно связанные с правом. В настоящем пособии представлен прагматический подход к сущности и роли права.

13.10. Соотношение государства и права, права и закона

Указанное соотношение представляется по-разному —в зависимости от понимания права. В. И. Кудрявцев обосно­ванно выделяет три модели соотношения государства и права:

тоталитарная, либеральная и прагматическая1

Тоталитарная модель: государство как суверенная органи­зация выше права, создает право своей волей. Эта модель вы­текает из взглядов, и прежде всего из крайнего проявления юридического позитивизма и вульгарных последователей марксизма.

Либеральная модель: право выше государства и связывает гго. Государство не создает право, а в лучшем случае обнару­живает его, чтобы выразить в положительном законе. Эти мо­дели вытекают из взглядов, различающих право и закон, и прежде всего из естественно-правовых и аналогичных им. Ко­нечно, это прекрасная модель, если бы она соответствовала реальности.

Прагматическая модель: право — это система норм. со­здаваемых государством, но в то же время само государство связано правом. Право — это не произвол государства, не го­лый приказ. Воля, выраженная в праве, социально и полити­чески обусловлена системой отношений, сложившихся в об­ществе, соотношением социальных сил. Связанность государ­ства правом выражается в том, что органы и должностные лица государства действуют в рамках права и не могут произ­вольно их изменять и нарушать нормы нрава. Напротив, го­сударство обеспечивает соблюдение права как нормативную

! См.: Кудрявцев В. Н. О правопонимании и законности// Госу­дарство и право. 1994. № 3. С. 7.

205


основу своего собственного существования. Изменение норм допустимо только согласно процедуре, предусмотренной пра­вом. Высшими нормами являются лить те, которые создают­ся высшим представительным органом, избираемым населе­нием.

Соотношение права и закона также представляется раз­ным в зависимости от правононимания. С точки зрения ес­тественно-правовых и иных, аналогичных в этом отношении взглядов право и закон различаются, разводятся вплоть до их противопоставления, до признания того, что законы могут быть неправовыми, следовательно, не заслуживающими ува­жения и соблюдения. С точки зрения монистического подхо­да право — это нормы, генетически и функционально связан­ные с государством. Закон — это основной источник норм нрава, имеющий высшую юридическую силу, хотя и не един­ственный. Наряду с ним источниками права выступают под­законные акты, нормативные договоры, санкционированные обычаи. Следовательно, соотношение права и закона — это соотношение содержания и формы. Такого подхода к соот­ношению права и закона придерживается юридическая прак­тика правового государства.


Г л а в а 14. НОРМЫ ПРАВА

14.1. Значение термина «норма». Понятие нормы поведения, ее логическая природа

Термин «норма» не однозначен. С его помощью, во-пер­вых, обозначаются определенные статистические закономер­ности, существующие в природе и обществе. Эти закономер­ности, сопровождающие существование или функционирова­ние тех или иных явлений, процессов, объективны, незави­симы от человека. Например, норма стока — в гидрологии;

норма кровяного давления, норма сахара в крови — в меди­цине; норма прибыли, норма процента — в политэкономии.

Во-вторых, термином «норма» обозначаются правила по­ведения людей в обществе, которые создаются людьми, их социальными институтами или стихмйно складываются в ходе общения людей в процессе совместного существования и сов­местной деятельности и имеют цель регулировать отношения между людьми. К такого рода нормам относятся нормы мо­рали, права, корпоративные, религиозные нормы, обычаи. Все они, вместе взятые, называются социальными нормами. Каждая социальная норма— это правило поведения людей, которое, во-первых, имеет общий характер, адресовано цело­му кругу лиц или всем; во-вторых, имеет целевой характер, г. е. направлено на регулирование отношений между людьми;

в-третьих, это продукт сознательно-волевой деятельности лю­дей (в отличие от объективно складывающихся норм первого рода).

К разряду социальных норм относятся и нормы права. Они нередко в юридической литературе отождествляются с гакой логической формой, как суждение. Между тем такое отождествление не имеет под собой никаких оснований. Суждение — это мысль, в которой что-либо утверждается или

207


отрицается относительно предметов, явлений, их свойств, связей и отношений. Суждения могут быть истинными'или ложными. Норма же права— это мысль, высказывание о должном или дозволенном поведении. Нормы фиксируют не то, что есть, а то, что должно быть. Нормы не могут быть истинными или ложными. Характеристикой истинности-ложности они не обладают. Они могут быть охарактеризованы как справедливые или несправедливые, эффективные или не­эффективные, но не как истинные или ложные.

14.2. Понятие и признаки норм права

Следует иметь в виду, что наряду с термином «норма пра­ва» используются такие термины, как «юридическая норма», «правовая норма». Все они обозначают одно и то же. Норма права — это первичная, элементарная часть права. Нормы права — это те «кирпичики», из которых складывается все здание права. Нормам права присущи все признаки социаль­ных норм. Кроме того, они обладают своими специфическими признаками, которые отличают их от иных социальных норм.

Норма права — это волевое, общеобязательное, формаль­но определенное правило поведения, регулирующее общест­венные отношения путем предоставления прав и возложения обязанностей, соблюдение которого обеспечено возмож­ностью государственного принуждения.

Итак, норма права — это прежде всего правило поведения, которое:

а) является социально-волевым правилом поведения. В нем выражено веление, воля государства. Оно обращено к сознанию, воле адресатов, субъектов права. Прежде чем ре­ализоваться, это правило должно пройти через сознание и волю своих адресатов, т. е. должно быть осознано, воспринято адресатом нормы и оказать влияние на его волю, склонить адресата к поведению согласно требованию нормы;

б) норма права — это общеобязательное правило поведе­ния. Это значит, что норма права носит общий характер, от­носится не к конкретному субъекту, а ко всем гражданам го­сударства или к определенному их кругу Это значит, что нор­ма права является обязательной для всех, к кому она адресо­вана. Субъективное отношение к норме права се адресатов не

208


лишает норму общеобязательности. Адресаты нормы могут оценивать ее отрицательно, считать ее несправедливой, не­эффективной и т. д. Однако такая оценка не колеблет обще­обязательности нормы права, она и при таком отношении должна соблюдаться;

в) норма права ~ это регулятор общественных отноше­ний, которые проявляются в поведении, в действиях людей. Нормы права регулируют отношения путем предоставления своим адресатам, субъектам права, юридических прав и воз-яожения на них юридических обязанностей;

г) нормы права -~ формально определенные правила по­ведения. Формальная определенность норм состоит в том, что они точно, четко, определенно описывают обстоятельства, на которые они распространяются, четко и определенно фикси­руют юридические последствия, т. е. права и обязанности ад­ресатов, которые наступают при обстоятельствах, указанных и норме. Определенности содержания норм права снособст-нует их четкое формулирование в строго определенных источниках — нормативных актах, прецедентах и др. Фор­мальная определенность норм права способствует определен­ности, ясности правового положения субъектов права, опре­деленности, устойчивости их отношений, в конечном счете четкой урегулирован ности всей системы отношений, склады-пающихся в обществе;

д) принудительность норм права — наиболее специфиче­ское их свойство (признак), отличающее эти нормы от иных социальных норм. Оно состоит в том, что соблюдение норм права обеспечивается возможностью государственного при­нуждения, причем не любого принуждения со стороны госу­дарства, а принуждения правового, т. е. такого, которое пред­усмотрено в самих нормах права, порядок применения кото­рого регламентируется самим правом (процессуальными нор­мами права). Принуждение в нормах права выступает как возможное, потенциальное, рассчитанное на случаи неиспол­нения, нарушения норм права. Свою реальность оно обретает только в конкретных ситуациях их нарушения. Подавляющее большинство норм права соблюдаются, исполняются добро­вольно, с осознанием необходимости их соблюдения в силу их целесообразности, справедливости. Однако принуждение в виде его возможности всегда стоит «за спиной» норм права.

209


14.3. Классификация (виды) норм права

Классификация норм права, т. е. подразделение на виды, способствует более глубокому их познанию, выявлению у них каких-то специфических, особенных признаков, отличающих их друг от друга. Классификация норм права может быть осу­ществлена по разным признакам, основаниям:

а) по предмету правового регулирования, т. е. в зависи­мости от регулируемых отношений нормы права подразделя­ются на отрасли: нормы конституционного, гражданского, уголовного, административного, семейного и т. п. права;

6) по специфически юридическим функциям или по их роли в правовом регулировании нормы права подразделяются на регулятивные, охранительные и специализированные (или нормы специального действия).

Регулятивные нормы рассчитаны на регулирование нор­мальных, желательных или допускаемых в данном обществе отношений, составляющих основную массу отношений. Они регулируют правомерные действия, устанавливают позитив­ные, положительные права и обязанности, вытекающие из характера самих отношений. Регулятивные нормы подразде­ляются на управомочивающие, обязывающие и запрещаю­щие.

Охранительные (или правоохранительные) нормы рассчи­таны на отклоняющиеся от нормы поведения, неправомер­ные, правонарушагощие действия. Они охраняют от наруше­ний существующие в обществе общепризнанные ценности, нормальные отношения, охраняют, следовательно, и регуля­тивные нормы, •

Охранительные нормы предусматривают меры реагирова­ния на нарушения субъективных прав и обязанностей, уста­навливают меры принуждения, юридической ответственнос­ти за правонарушения, меры защиты нарушенных прав.

Например, если регулятивные нормы Гражданского ко­декса (гл. 13—19) определяют формы и объекты собственнос­ти, права и обязанности собственников, порядок приобрете­ния Ирана собственности, отчуждение собственности и т.д., го охранительные нормы гл. 20 ГК РФ предусматривают спо­собы защиты прав собственника, а охранительные нормы УК РФ предусматривают меры наказания за посягательства на права собственности.

210


Специализированные нормы, или нормы специального действия, — это нормы о нормах. Они регулируют не психо­физическое поведение субъектов, а отношение к другим нор­мам. Они предписывают, как следует понимать другие нормы, термины, в них содержащиеся, и какие нормы следует при­менять в тех или иных случаях. К их числу относятся дефи­нитивные, коллизионные и оперативные нормы.

Дефинитивные нормы содержат легальные определения (дефиницию) терминов, встречающихся в других нормах. Они, следовательно, предписывают, как следует понимать со­ответствующие термины. Например, в ст. 7 Налогового ко­декса РФ дается определение налога: под налогом понимается обязательный, индивидуальный, безвозмездный платеж, взи­маемый с организаций и физических лиц в целях финансо­вого обеспечения деятельности государства...

Коллизионные нормы рассчитаны на случаи коллизий, столкновений норм права, на случаи, когда две или более нормЫ несовпадающего содержания претендуют на то, чтобы быть примененными к одному и тому же случаю. Коллизи­онная норма предписывает, какую из двух норм следует при­менять в том или ином случае.

Коллизионные нормы — это своеобразный механизм «са­морегулирования» в системе права, призванный тем самым способствовать единству и согласованности права. Право-творческий процесс постоянен. Нормы издаются, дополня­ются, изменяются постоянно в разное время органами разно­го иерархического уровня, органами разной территориальной сферы. Отсюда возможны несогласованность, столкновения норм, т. е. могут возникнуть ситуации, когда две или более нормы претендуют на применение к одному и тому же факту, обстоятельству. Такая ситуация называется коллизией норм. Именно на эти случаи рассчитаны коллизионные нормы. Коллизионные нормы предписывают, какая из норм должна быть применена в тех или иных случаях.

Среди коллизионных норм выделяются темпоральные, разрешающие коллизии между нормами разного времени дей­ствия. Например, ст. 1 УПК РСФСР говорит о том, что при расследовании и рассмотрении уголовных дел применяются процессуальные нормы времени рассмотрения дела, а нс вре­мени совершения преступления. Пространственные коллизи­онные нормы разрешают коллизии между нормами, дейст-

211


вующими в разных пространствах. Например, ст. 8 ГК РСФСР говорит о том, что к форме сделки применяется закон места совершения сделки, но, скажем, не места рассмотрения спо­ра. Иерархические коллизионные нормы разрешают колли­зии между нормами разного иерархического уровня. Здесь действует общий принцип 1сх кирепоег аего§а11е§1 шТегюг (за­кон высшего порядка от.меняет действие закона (норматив­ного акта) низшего порядка).

Коллизионные нормы — это нормы, разрешающие споры между общей и специальной нормами. Здесь действует прин­цип 1ех 5рес1аИ5 с1его@а1 1е§1 §епегап (специальный закон от­меняет действие общего закона).

Оперативные нормы отменяют действие других норм, продлевают их действие или распространяют действие на бо­лее широкий круг субъектов или отношений.

1. По характеру обязательности нормы подразделяются на императивные и диспозитивные.

Императивные нормы носят категорический характер, их требование нс может быть изменено, например соглашением сторон. Они не допускают никакого отклонения от своих тре­бований.

Диспозитивные нормы предоставляют участникам отноше­ний право самим путем соглашения определять круг и объем прав и обязанностей. И только в случае, если стороны сами не определили соглашением объем своих прав и обязаннос­тей, в действие вступает предписание диапозитивной нормы. Диспозитивная норма, как видим, восполняет пробелы в со­глашении сторон. При их формулировании обычно исполь­зуются обороты типа: «если иное не установлено договором, то должно быть то-то и то-то». Например, в ст. 681 ГК РФ записачо: текущий ремонт сданного внаем жилого помеще­ния является обязанностью нанимателя, если иное нс уста­новлено договором найма. Следовательно, стороны могут ус­тановить иной порядок, например разделить расходы по ре­монту поровну или их- может взять на себя наймодатель.

2. По объему действия нормы права подразделяются на общие, специальные и исключительные. Общие нормы регу­лируют определенный род отношений. Специальные — вид от­ношений данного рода. Исключительные также регулируют разновидность отношений внутри рода, но особым, даже про-

212


тивоположным способом, нежели общие нормы. Например, ст. 197 ГК РФ предусматривает общий срок исковой давности в три года. Ст. 262 ГК РСФСР но искам о недостатках пос­тавляемой продукции предусматривает шестимесячный срок давности (специальная норма), а ст. 208 ГК РФ перечисляет требования (о защите личных неимущественных нрав, вклад­чиков к банку о выдаче вкладов, о возмещении вреда, причи­ненного жизни и здоровью граждан, и др.), на которые иско­вая давность не распространяется (исключительная норма). Специальные и исключительные нормы ограничивают сферу действия общих норм.

С точки зрения содержания нормы могут быть различны­ми: политического, экономического, организационного и т. п. характера, Подобное деление характеризует именно содержа­ние норм, а не их юридические признаки.

В этом ряду следует выделить технико-юридические нормы. нормы технического содержания. По форме это юридические нормы, по содержанию — технические правила (санитарные, ветеринарные, техники безопасности, государственные стан­дарты, технические условия и т. к.), нарушение которых вле­чет за собой различные юридические последствия (ответ­ственность, возмещение вреда).

Необходимо отметить, что в ряде источников можно встретить несколько иную классификацию норм. Например, в одном ряду регулятивных, охранительных и норм специаль­ного действия указываются учредительные и декларативные нормы; в ряду норм императивных и диспозитивных указы­ваются рекомендательные нормы и т. д.

Что касается учредительных норм, то это обычные регу­лятивные нормы. Точнее, можно было бы говорить об учре­дительных актах, содержащих регулятивные нормы. Деклара­ции — это не нормы, а провозглашение каких-то целей, задач на будущее или объявление о своих доходах.

Рекомендательные нормы — это обычные управомочи-вающие нормы, но выраженные в форме рекомендаций, ибо то, что рекомендуется — разрешается, дает право.

Иногда указываются поощрительные нормы. Но и это обычные регулятивные нормы, дающие право соответствую­щим должностным лицам поощрять подчиненных (упра-вомочивающие нормы).

213


14.4. Структура норм права

Структура нормы — это ее внутреннее строение, склады­вающееся из элементов, связанных между собой. Норма права регулирует общественные отношения, указывая на должное или дозволенное поведение участников отношений в опреде­ленных ситуациях. Отсюда вытекает, что норма права скла- -дывается из двух взаимосвязанных частей. Первая часть опи­сывает в обобщенном плане ситуацию, условия, факты, на которые распространяется ее действие. Вторая часть указы­вает на юридические последствия, т. е. на права и обязанности (на дозволенное и должное поведение), наступающие при на- -личии условий, указанных в первой части. Заметим, что ука­занная связь между ситуациями (условиями) и юридическими последствиями не является причинно-следственной связью (связь причины и следствия), а основывается на велении го­сударства (связь тетическая).

Традиционно первая часть в регулятивных нормах назы­вается гипотезой, втораядиспозицией. Диспозиция регуля­тивной нормы указывает на позитивные, положительные пра­ва и обязанности, не связанные с ответственностью, принуж­дением.

В охранительных нормах уголовного и административно­го права, предусматривающих конкретные виды юридиче­ской ответственности, первая часть называется диспозицией, вторая — санкцией.

В учебной и иной литературе часто излагается взгляд, со­гласно которому норма права состоит из трех частей — гипо­тезы, диспозиции и санкции — и строится по схеме: «если (гипотеза), то должно быть (диспозиция), а иначе (санкция)». Норму такого рода называют обычно логической в отличие от реальных норм. Заметим, что двучленная структура нормы — это также структура логическая, а трехчленная структура — это структура нормы, реально не существующей, созданной путем искусственного соединения двух норм — ре­гулятивной и охранительной. При таком искусственном со­здании трехчленной нормы охранительная норма превраща­ется в санкцию регулятивной нормы. С точки зрения сторон­ников трехчленной структуры, каждая норма обязательно должна иметь санкцию, содержащую указания на неблагоп­риятные последствия (принудительные меры) для нарушите­ля нормы. Конечно, при подходе к структурному строению

214


нормы права необходимо учитывать такое свойство норм пра­ва, как принудительность. И с этих позиций, казалось бы, каждая норма должна иметь санкцию, указывающую на такие меры.

Однако следует иметь в виду, что между нормами права существует «разделение труда», т. е- разделение их юридиче­ских функций: позитивное регулирование (регулятивные нор­мы) и охранительное действие (охранительные нормы) и на этой основе — связи между нормами, их взаимодействие. На­рушение регулятивной нормы включает действие нормы ох­ранительной, предусматривающей принудительные меры штрафного (ответственность) или восстановительного харак­тера.

Например, за нарушение правил по технике безопасности могут наступить — в зависимости от иных условий — меры уголовной, административной или дисциплинарной ответ­ственности и одновременно меры гражданской ответствен­ности. Если встать на точку зрения трехчленной структуры, то каждое правило по технике безопасности имеет как мини­мум четыре указанные санкции, содержащиеся в нормах раз­ных отраслей права. По сути дела самостоятельные нормы уголовного, административного, трудового, гражданского права при этом превращаются в отдельные элементы регуля­тивной нормы.

Ряд норм вообще не нуждается в такой части, как санкция, ибо их реализация может быть обеспечена иным способом. Например, в случае нарушения нормы, регулирующей дого­ворные отношения по купле-продаже (покупатель не оплатил купленный товар), суд может вынести решение на основе са­мой регулятивной нормы (ст. 454 ГК РФ), не имеющей санк­ции, обязав покупателя принудительным путем исполнить свою обязанность.

Итак, подчеркнем, что нормы права складываются из двух частей и регулируют общественные отношения не изолиро­ванно друг от друга, а во взаимосвязи, взаимодействии.

Заметим, что во всех учебниках, вышедших в последние годы, называется трехчленная структура нормы права. Однако весьма примечательно, что ни один автор не приводит ни одного примера конкретной нормы с расчленением ее на три элемента. Это и объяснимо, ибо таких норм в реальности нет.

Структурные элементы нормы права по своему составу могут быть простыми, сложными и альтернативными. Прос-

215


  тая гипотеза (или диспозиция охранительной нормы) указы­вает на одно обстоятельство (факт), при наличии которого норма вступает в действие; сложная — на два и более обсто­ятельства; альтернативная указывает на два или более обсто­ятельств, однако для действия нормы достаточно наступления лишь одного из указанных обстоятельств.

Простая диспозиция (или санкция охранительной нормы) указывает на одно юридическое последствие; сложная — на два и более последствия, которые могут наступить одновре­менно, в совокупности; альтернативная указывает на два и более последствия (которые перечисляются с использованием союза «или»), но наступить может лишь одно из них.

Санкции и диспозиции (в регулятивных нормах) с точки зрения их определенности могут быть абсолютно определен­ными и относительно определенными. В первом случае юриди­ческие последствия определены точно, однозначно (напри­мер, штраф в точно определенном размере); в другом случае эти последствия определены рамочно (например, лишение свободы от двух до трех лет) или соотносятся с размером при­чиненного ущерба, убытка, например, процент неустойки от­носительно причиненного убытка, возмещение вреда соответ­ственно его размеру.

14.5. Норма права и статья закона

Следует различать норму права и статью закона (или ино­го нормативного акта). Статья закона — это часть законода­тельного текста. Норма права— правило поведения. Статья закона может члениться на части, пункты, параграфы.

Соотношение статьи закона и нормы есть соотношение формы и содержания. Оно может быть различным:

— в статье может содержаться одна норма;

— в статье может содержаться несколько норм, и тогда статьи подразделяются на части, пункты и параграфы.

Наконец, норма права полностью излагается в двух стать­ях. Это имеет место в случаях отсылок одной статьи к другой.

С точки зрения способов формулирования частей нормы права и их комплектности нормы права подразделяются на простые, отсылочные и бланкетные.

В простой (комплектной) норме все содержание (обе части) изложено полностью. В отсылочной норме (а точнее, в статье)

216


полностью излагается какая-то одна часть, вторая формули­руется в виде отсылки к конкретным статьям" конкретного •закона (например, ст. 175, 176 ГК РФ).

В бланкетной норме первая часть формулируется в виде отсылки не к конкретной статье конкретного нормативного акта, а к целому роду или виду каких-то правил (например, в Уголовном кодексе «нарушение правил по технике безопас­ности» и т. п.). Такая норма называется бланкетной, потому что выступает как бы чистым бланком, который заполняется и конкретней ситуации конкретными правилами специально­го характера. Эти правила могут быть многочисленными. На­пример, применительно к разным отраслям производства су­ществуют различные правила по технике безопасности, кото-рьте могут изменяться, в то время как бланкетная норма, пред­усматривающая ответственность за их нарушение, остается неизменной. А может быть и наоборот.

Ниже приведены статьи из отдельных нормативных актов-Читателю предлагается самому их проанализировать и отве-I ить на вопросы: к какому виду относится та или иная норма, содержащаяся в приведенных статьях? Какие виды элементов имеют эти нормы?

Ст. 48 ГК РФ. Юридическим лицом признается организа­ция, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и от­вечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.

Ст. 3 н. 5 ГК РФ. В случае противоречия Указа Президента Российской Федерации или Постановления Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному за­кону применяется настоящий Кодекс или соответствующий

1ВКОН.

Ст. 253 ГК РФ. Участники совместной собственности, ес­ли иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.

Ст. 203 ГК РФ. Течение срока исковой давности преры­вается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствую­щих о признании долга.

. 217


Ст. 302 п. 1 ГК РФ. Если имущество возмездно приобрел тено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель нс знал и не мог знать (добросовестный при-| обретатель), то собственник вправе истребовать это имуще-! ство от приобретателя в случае, когда имущество утеряно соб-| ственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или дру­гого, либо выбыло из их владения иным путем помимо из воли.

Ст. 503 п. 1 ГК РФ. Покупатель, которому продан това^ ненадлежащего качества, если его недостатки не были огово­рены продавцом, вправе но своему выбору потребовать:

замены недоброкачественного товара товаром надлежа­щего качества;

соразмерного уменьшения покупной цены;

незамедлительного безвозмездного устранения недостат­ков товара;

возмещения расходов на устранение недостатков товара. Ст. 216 п. 1 УК РФ. Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, если это по­влекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты тру­да или в размере заработной платы или иного дохода осуж­денного за период от одного до двух месяцев либо ограниче­ния свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной де­ятельностью на срок до трех лет или без такового.


Глава 15. НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ. ПРАВОТВОРЧЕСТВО

15.1. Понятие, признаки и виды нормативных правовых актов

Нормативные правовые акты являются одним из источ­ников права в ряду других источников (правовые обычаи, су­дебные прецеденты и др.).

Нормативный акт ~ это акт правотворчества, содержа­щий нормы права. Он называется нормативным потому, что содержит нормы права. С его помощью устанавливаются, из­меняются или отменяются нормы права.

Нормативно-правовой акт — это официальный документ. Как и любой документ, он является носителем информации, а именно информации о нормах права. Как правовой акт, он обладает юридической силой и обязателен для всех лиц, ко-| орым адресован. Это акт нравотворчества, результат деятель­ности компетентных государственных органов, а потому акт властный. С помощью нормативных актов веления государ­ства становятся общеобязательными.

Нормативный акт — это разновидность юридических ак-юв. Его следует отличать от актов применения права, имею­щих конкретный, индивидуальный характер, с помощью ко­торых разрешаются конкретные дела (например, решение су­да). В отличие от них нормативный акт носит общий характер. Его следует отличать и от актов толкования, в которых дается разъяснение норм права.

Нормативные акты составляют единую иерархическую систему. Она отражает иерархическую систему государствен­ных органов. Нормативные акты иерархически высших орга­нов обладают и высшей юридической силой по отношению

219


к актам нижестоящих органов. Актами высшей юридической силы являются законы.

Все вместе взятые нормативные акты составляют систему законодательства в широком смысле этого слова. В узком смысле под законодательством понимается только система за­конов.

Нормативные акты принимаются только в пределах ком­петенции соответствующих органов и согласно законодатель­ной процедуре. Нормативные акты, принятые вне компетен­ции или в нарушение установленной процедуры (порядка), не являются легитимными, не обладают юридической силой, т. е- не обязательны для их адресатов.

Нормативные акты подразделяются на две основные груп­пы: законы и подзаконные акты.

15.2. Закон: понятие и виды

Закон — это нормативный акт, принятый высшим зако­нодательным органом или путем референдума, обладающий высшей юридической силой.

Закон — это, во-первых, нормативный акт, содержащий нормы права. Во-вторых, он принимается путем всенародного голосования (референдума) или высшим законодательным органом — парламентом. В-третьих, в силу указанного закон обладает высшей юридической силой. Это означает, что другие органы не могут изменять законы, что все прочие норматив­ные акты, называемые подзаконными, должны издаваться в соответствии с законами, не нарушать их, Правоприменитель-ные, индивидуальные акты также должны выноситься на ос­нове законов. Если при решении конкретного дела возникает ситуация, когда подзаконный акт (например, указ Президента или постановление Правительства РФ) противоречит закону. то право при мен итель должен отдать предпочтение закону. В-четвертых, законы не только регулируют наиболее важные, коренные общественные отношения, но и устанавливают принципиальные положения правового регулирования.

Законы Российской Федерации можно подразделять по субъектам, их принимающим, по юридической силе и по от­раслям права. По субъектам принятия законы делятся на:

а) принятые на референдуме;

б) принятые Федеральным Собранием РФ;

220.


в) законы субъектов федерации.

Путем референдума могут быть приняты как федеральные законы, так и законы субъектов федерации.

Федеральные законы подразделяются на федеральные конституционные законы и просто на федеральные (текущие) законы.

Конституционные федеральные законы принимаются по |вопросам, прямо указанным Конституцией РФ. К их числу относятся законы об изменении Конституции, кроме гл. 1 и 2 (ст. 136 Конституции РФ), о введении чрезвычайного поло­жения (ст. 56), военного положения (ст. 87), о принятии и об­разовании новых субъектов федерации и об изменении их ста­туса (ст. 65, 66), о Государственном флаге, гербе, гимне (ст. 70), о правительстве, о судебной системе и высших судеб­ных инстанциях (ст. 118, "128). Законы, прямо не отнесенные к числу конституционных, таковыми не являются, несмотря на их важность и необходимость.

Законы субъектов федерации принимаются в пределах пол­номочий этих субъектов, определенных Конституцией РФ, федеральными договорами и специальными договорами, за­ключенными Российской Федерацией с отдельными субъек­тами.

15.3. Подзаконные нормативные акты

Все прочие нормативные акты, кроме законов, называются

подзаконными. Это означает, что по своей юридической силе они стоят ниже законов, не должны им противоречить. Их юридическая сила определяется местом органа, их принявше­го, в иерархической лестнице государственного аппарата.

Акты Президента. Президент РФ издаст указы и распо­ряжения. Указы Президента РФ могут быть как.нормативны­ми, так и индивидуальными правоприменительньши (напри­мер, Указы о награждениях, назначениях на государственные должности и др.). Нормативные указы Президента занимают нторое место после законов. Они не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам, обязательны для исполнения на всей территории РФ (см. ст. 90 Конституции РФ). Указы Президента принимаются по широкому кругу вопросов, входящих в компетенцию Президента. Распоряже­ния принимаются обьгпю по конкретным вопросам,

221


Акты Правительства РФ. Постановления и распоряжения Правительства могут быть как нормативными, так и индиви­дуальными, правогфименительными. Распоряжения прини­маются обычно по конкретным вопросам. Нормативные пос­тановления Правительства принимаются по широкому кругу вопросов в пределах его компетенции, во исполнение законов и указов Президента РФ. Акты Правительства РФ могут быть отменены Президентом РФ.

Акты федеральных органов исполнительной власти могут носить разное название: инструкции, постановления, прика­зы, правила, положения, разъяснения и т. п.

Эти акты принимаются министерствами, государственны­ми комитетами, комитетами, государственными службами. Приказы и постановления могут быть как нормативными, так и ненормативными. Указанные нормативные акты издаются в соответствии с. компетенцией соответствующих органов по специальному кругу вопросов, им подведомственных, на ос­новании и во исполнение законов РФ, указов Президента и постановлений Правительства РФ.

Эти акты могут быть чисто внутриведомственного значе­ния, распространяться на органы и работников только дан­ного ведомства. Но многие из них имеют общее действие, выходят за рамки данного ведомства, распространяются на широкий круг субъектов, не входящих в данное ведомство, например инструкции Министерства финансов. Государст­венного банка, министерств охраны окружающей среды и природных ресурсов, связи, путей сообщения, Государствен­ного таможенного комитета, Комитета санитарно-эпидеми­ологического надзора. Комитета по патентам и товарным зна­кам, Федеральной службы лесного хозяйства и др.

В ряде случаев могут издаваться совместные акты, напри­мер министерств внутренних дел и юстиции РФ и др-

Согласно Указу Президента РФ № 763 от 23 мая 1996 г. нормативные акты министерств и ведомств, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан и имеющие межведом­ственное значение, подлежат обязательной регистрации в Министерстве юстиции РФ и обязательному официальному опубликованию в «Российской газете» не позднее 10 дней после регистрации. Незарегистрированные и неопубликован­ные акты не имеют юридической силы и не могут применять­ся к гражданам. Это сделано в целях недопущения ограниче-

222


ния прав и свобод граждан, возложения на них обязанностей, противоречащих законам.

Акты субъектов федерации по своей системе во многом совпадают с системой федеральных актов. В их числе следует назвать прежде всего законы, принимаемые законодательны­ми органами субъектов федерации, высшими из которых яв­ляются конституции республик и уставы краев, областей, ав­тономных округов. Законы, принимаемые субъектами феде­рации, по вопросам их исключительного ведения имеют пре­имущества перед федеральными актами. Ниже законов по юридической силе стоят указы и распоряжения президентов республик, губернаторов краев, областей, округов, далее ~ постановления и распоряжения правительств. Управления, департаменты, отделы, как правило, актов общего характера нс принимают.

Нормативные акты органов местного самоуправления. Ор­ганы местного самоуправления действуют на территории районов, городов (кроме Москвы и Ленинграда, являющихся субъектами федерации), сел, поселков, микрорайонов и т. п.

К числу этих актов относятся акты представительных ор­ганов городов, районов, сел, поселков, акты, принимаемые на сельских, поселковых сходах (обычно там, где не создаются представительные органы), акты глав администрации местно­го самоуправления, а также акты, принимаемые путем рефе­рендума населением соответствующей самоуправляющейся территории (референдумы районные, городские, сельские и т. п.). Эти акты принимаются в пределах компетенции ука­занных органов, определяемой федеральными законами и за­конами субъектов федерации по вопросам управления муни­ципальной собственностью (городов, районов и т.п.), мест­ным налогам, сборам, вопросам местного жилищно-комму-пального хозяйства, благоустройства территорий, бытовому, торговому обслуживанию населения, охране общественного порядка, окружающей среды и т. п. Среди этих актов особо следует _выделить уставы местных сообществ (городов, райо­нов и т. п.), принимаемые местным референдумом или пред­ставительным органом местного сообщества.

Акты органов местною самоуправления, принятые в пре­делах их компетенции, не могут быть отменены общегосудар­ственными органами или органами субъектов федерации, они могут быть только обжалованы в судебном порядке.

223


Локальные нормативные акты — акты, регулирующие внутреннюю жизнь предприятий, учреждений, объединений, ассоциаций, союзов и других организаций. Основными акта­ми подобного рода являются прежде всего уставы этих орга­низаций, которые - (за некоторым исключением) подлежа т обязательной регистрации в государственных органах, прави­ла внутреннего трудового распорядка, коллективные догово­ры между администрацией предприятия, учреждения и орга­ном профсоюза (трудовым коллективом), различного рода другие акты (по технике безопасности, должностные инструк­ции и т. п.).

Нормативные договоры также являются источниками рос­сийского права. К их числу относятся прежде всего федера­тивные договоры Российской Федерации с ее субъектами:

республиками; краями и областями; автономными областями и автономными округами. Таких договоров три. Кроме того, заключаются особые договоры с отдельными субъектами фе­дерации, например с республиками Татарстан, Башкортостан, Свердловской и иными областями и т. п.

К числу нормативных договоров следует отнести также коллективные договоры, заключаемые между администраци­ей предприятий и трудовым коллективом, которые по сфере действия являются локальными.

15.4. Международно-правовые акты, акты СССР и акты Конституционного Суда РФ как источники российского права

Согласно ст. 15 п. 4 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором уста­новлены иные правила, чем те, которые предусмотрены зако­ном РФ, то применяются правила международного договора.

Речь в данном случае идет о различного рода международ­ных пактах о правах человека, конвенциях, международных договорах, ратифицированных Российской Федерацией. Признание указанных актов частью российского права не ли­шает международное право его самостоятельности в качестве особой отрасли, а подтверждает лишь его примат (первенство) над внутригосударственным.

224


После распада СССР Верховным Советом РСФСР при­нято постановление, согласно которому на территории Рос­сийской Федерации продолжают действовать законы и иные акты СССР, если они не противоречат законам России и если по соответствующим вопросам отсутствуют российские нор­мативные акты.

\. Конституционный Суд РФ не относится к числу право-творческих органов, в том смысле, что он не правомочен при­нимать нормативные акты, устанавливающие новые нормы права. Однако он все-таки принимает участие в правотворче-стве, ибо последнее предполагает также изменение и отмену действующих норм. Конституционный Суд своим решением может признать законы, указы Президента РФ и иные акты неконституционными, в силу чего они утрачивают юридиче­скую силу, т. е. фактически отменяются. Этим самим вносятся существенные изменения в действующий массив норм права. Например, Конституционный Суд признал неконституцион­ной норму закона о пенсиях, приостанавливающую выплату пенсии лицам, находящимся в заключении по приговору, суда, а также норму Жилищного кодекса об утрате права-на жил­площадь теми же лицами после шести месяцев заключения. Таким образом, Конституционный Суд внес существенные изменения в законодательство.

15.5. Действие нормативных актов по времени, в пространстве и по кругу лиц

Общеобязательность нормативных актов, их действие не беспредельны, а ограничены пространством, временем и кру­гом лиц.

Действие нормативных актов во времени определяется двумя временными моментами (точками): моментом вступле­ния нормативного акта в силу и моментом утраты им юриди­ческой силы. •

Момент начала действия нормативных актов определяет­ся следующими правилами:

а) если в нормативном акте указано время начала действия нормативного акта, то с этого указанного времени он и всту­пает в силу;

б) если в нормативном акте начало действия не опреде­лено, то вступают в силу общие правила для данного вида

225

8 Теория государства и права


нормативных актов, установленные законом или иным ак­том.

Согласно Закону Российской Федерации от 25 мая 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» законы РФ вступают в силу через десять дней после их опубликования. Законы о поправках к Конституции вступают в силу со дня их опубликования (За­кон от 6 июня 1998 г.).

Согласно указу Президента РФ № 763 от 23 мая 1996 г. «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президен­та Российской Федераций, Правительства Российской Феде­рации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» нормативные акты Президента РФ вступают в силу одновременно на всей территории РФ по истечении 7 дней после их первого официального опублико­вания

Иные акты Президента РФ, в том числе акты, содержащие государственную тайну или сведения конфиденциального ха­рактера, вступают в силу со дня их подписания.

Акты Правительства РФ, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие пра­вовой статус федеральных органов исполнительной власти, а также организаций, вступают в силу через 7 дней после их опубликования.

Иные акты Правительства, в том числе акты, содержащие государственную тайну или конфиденциальные сведения, вступают в силу со дня их подписания.

Нормативные акты федеральных органов исполнитель­ной власти (министерств, комитетов, служб и т. д.) межве­домственного характера, а также затрагивающие права и обя­занности граждан после регистрации в Министерстве юсти­ции РФ должны быть опубликованы и вступают в силу через 10 дней после их опубликования на всей территории РФ од­новременно.

Контроль за правильностью и своевременностью опубли­кования нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти осуществляет Министерство юстиции

РФ.

Особый порядок вступления в силу предусмотрен для на­логового законодательства. Федеральное законодательство о


налогах вступает в силу по истечении месяца со дня его офи­циального опубликования. Федеральные законы, вносящие изменения в Налоговый кодекс РФ, вступают в силу не ранее ! января, следующего за годом их принятия (ст. 5 НК РФ).

Нормативные акты Таможенного комитета РФ вступают и силу по истечении 30 дней после их опубликования. Акты, устанавливающие более льготные правила, могут вступать в силу и в более короткие сроки (ст. 11 ТК РФ).

Порядок вступления в силу актов субъектов федерации определяется самими субъектами в их уставах и в других нор­мативных актах. Например, законы Свердловской области иступают в силу через 7 дней, а Иркутской — через 10 дней после их опубликования, если иной порядок не установлен 1аконом-

Акты, не подлежащие опубликованию, рассылаемые на места, вступают в силу с момента их получения адресатом.

Действие нормативных актов прекращается:

— в случае прямой отмены;

—- по истечении срока, на который принят нормативный

:1КТ;

— в случае принятия нового нормативного акта по тем же вопросам тем же или вышестоящим органом.

С действием нормативных актов во времени связаны воп­росы их обратной силы и переживания. Здесь действует общее правило, закрепленное, в частности, в Конституции РФ <ст. 54): закон, устанавливающий или отягчающий ответствен­ность, обратной силы не имеет. Это означает, что закон не рас­пространяется на факты, которые имели место до вступления по в силу. Из этого правила имеются исключения: обратную >-илу имеют законы, смягчающие и отменяющие юридическую ответственность, а также законы, в которых прямо об этом оказано. Обратную силу могут иметь законы, отменяющие на­логи или снижающие размеры ставок налогов (сборов), если н-о прямо предусмотрено в законе (ст. 5 НК РФ).

Переживание закона — это применение отмененного, уже нс действующего в момент применения закона к фактам, ко-юрые были в момент его действия. Например, к преступле­ниям применяется, как правило, закон времени совершения преступления, если новый закон не смягчает ответственность.

Действие нормативных актов в пространстве зависит от органа, их принявшего. Федеральные нормативные акты дей-


ствуют на всем пространстве, на которое распространяется суверенитет РФ, акты субъектов федерации действуют в пре­делах их территорий и т. д.

Пространство, на которое распространяется суверенитет (власть) государства, включает в себя сушу, внутренние воды, двенадцатимильные прибрежные морские воды в пределах границ государства, воздушный столб в пределах границ, до­ступный обычным летательным аппаратам (самолетам), тер­ритории посольств, военные корабли в любом месте, граж­данские суда в открытом море, воздушные суда в воздухе.

Действие законов в пространстве означает, что законы распространяются на всех субъектов, находящихся в соответ­ствующем пространстве. Однако в ряде случаев, хотя закон и действует на всей территории, он распространяется лишь на определенный круг лиц. Ряд законов распространяется только на граждан РФ, но не распространяется на иностранцев и лиц без гражданства (законы о воинской обязанности, изби­рательные законы и др.). Территории посольств иностран­ных государств экстерриториальны, там законы РФ не дейст­вуют.

Дипломатические представители обладают дипломатиче­ским иммунитетом, на них не распространяются уголовные и иные законы, предусматривающие меры принуждения за правонарушения. Многие законы хотя и действуют по всей территории, но действуют избирательно, распространяются только на определенный круг лиц: работников определенной отрасли, военнослужащих, государственных служащих, судей, депутатов, ветеранов войны, многодетных матерей и т. д.

15.6. Правотворчество: понятие, стадии, принципы

Как вытекает из самого термина, Правотворчество — со­вокупность актов, действий, направленных на создание права. Однако подход к пониманию правотворчества может быть разным в зависимости от самого понимания права. Если встать на точку зрения естественного права, то правотворче-ский орган, например парламент, не творит, а только откры­вает, обнаруживает право, облекая его в законы. Другая точка зрения, крайнего волюнтаризма, представлена юридическим позитивизмом. Здесь воля государства— единственный фак­тор, порождающий право.


Очевидно, что реальное положение дел находится посре­дине между этими крайними взглядами, выражается в праг­матическом подходе к вопросу о соотношении права и госу­дарства. Право — результат правотворческой деятельности го­сударства. В праве выражается его воля. Но эта воля — не голый приказ, не чисто волюнтаристский произвол, а воля детерминированная, обусловленная многочисленными фак­торами общественной жизни (структурой экономических от­ношений, уровнем развития экономики, системой социаль­ных отношений, соотношением социальных и политических сил, их конфронтацией или согласием, состоянием правосоз­нания, правовой культуры, определенными ожиданиями об­щества относительно целей и правовых средств решения той или иной социальной проблемы, состоянием преступности и законности в обществе и т. д.).

Правотворчество — это деятельность рациональная, на­правленная на решение определенных социальных проблем, па достижение определенных целей экономического, поли-гического, социального, экологического характера и т. п.

Правотворчество — это деятельность компетентных субъ­ектов, направленная на издание и совершенствование норма­тивных актов.

Субъектами правотворчества являются государственные органы, наделенные соответствующей компетенцией (правом па издание нормативных актов), органы местного самоуправ­ления, а также народ при принятии законов путем референ­дума.

Правотворческая деятельность осуществляется в соответ­ствии с процедурой, установленной нормативными актами (Конституцией, регламентом, уставом и т. д.). Задачей право-| норчества является совершенствование законодательства для постижения целей, которые ставит перед собой законодатель.

Правотворчество заключается в издании новых норматив­ных актов, отмене или совершенствовании старых путем вне­сения изменений и дополнений.

С точки зрения теории информации Правотворчество представляет собой процесс движения, трансформации ин­формации, создания нового вида информации в виде норма-швных актов.

Эффективный, действенный нормативный акт может оыть издан только на основе знаний, на основе информации.


Законодатель должен получить следующие виды информа­ции: о состоянии действующего наличного законодательства в соответствующей сфере общественной жизни; о практике реализации и применения указанного законодательства; о ре­альных результатах (положительных и отрицательных) дейст­вия указанного законодательства и его применения; о состоя­нии соответствующей сферы общественных отношений, под­лежащих регулированию; о тенденциях их развития и т. д.; о правосознании общества, его оценках действующего законо­дательства и ожиданиях, желаниях общества относительно нового законодательства и, наконец, научную информацию — оценку наукой действующего законодательства и ее предло­жения относительно его совершенствования.

В ходе правотворчества определяются, конкретизируются цели, которые должны быть достигнуты в результате приня­тия новых законов.

На основе указанной информации и соответственно це­лям вырабатываются разные варианты (альтернативные) ре­шения законодательной проблемы. Из альтернативных вари­антов избирается вариант наиболее целесообразный, т. е. наи­более соответствующий поставленным законодателем целям и наиболее соответствующий представлениям общества о справедливости.

Таким образом, в информационной модели правотворче­ства можно выделить следующие стадии: сбор необходимой информации, оценка указанной информации и определение целей регулирования, выработка альтернативных вариантов законодательного решения, выбор одного из альтернативных вариантов и его оформление в виде нормативного акта.

Процесс правотворчества протекает в рамках процедуры, установленной соответствующими законами, и проходит ряд стадий. Процедурная, процессуальная модель правотворчест­ва предполагает следующие стадии: законодательной иници­ативы и подготовки нормативного акта, обсуждения, приня­тия и опубликования.

Законодательная инициатива (предложение принять зако­нодательный акт) может быть неофициальной, исходящей от отдельных лиц, групп, партий и т.д., и официальной (фор­мальной), исходящей от субъектов, предусмотренных зако­ном. Предложения о принятии законов, исходящие от субъ­ектов, обладающих правом официальной законодательной


инициативы, подлежат обязательному рассмотрению законо­дательным органом.

Круг субъектов, обладающих правом официальной зако­нодательной инициативы, определен Конституцией РФ: Пре­зидент РФ, палаты Федерального Собрания, отдельные депу­таты, Правительство РФ, верховные судебные инстанции, представительные органы и правительства субъектов федера­ции. Субъекты официальной законодательной инициативы в республиках, краях и областях определяются их конституция­ми и уставами.

Следует особо выделить народную официальную законо­дательную инициативу. Так, по Уставу Свердловской области (ст. 66) право такой инициативы предоставлено гражданам об­ласти в количестве не менее десяти тысяч.

Субъект, выступающий с предложением о принятии зако­на, обычно предлагает готовый законопроект. Если же ини­циатива не подкреплена законопроектом, то законодательный орган принимает меры к ее разработке.

Стадия обсуждения законопроекта наиболее ответствен­ная, во многом определяющая содержание будущего закона. Она проходит несколько чтений (обсуждений). На первом чтении заслушиваются доклад лица, внесшего законопроект, содоклад соответствующего комитета представительного ор­гана, вносятся поправки, дополнения. Законопроект или от­вергается или одобряется в целом и направляется на доработ­ку в комитеты представительного органа. На втором чтении обсуждается доработанный вариант законопроекта, принима­ется решение поставить его на голосование или направить на третье чтение.

Принятие закона. Закон принимается путем голосования депутатов соответствующего законодательного органа. Феде­ральные законы принимаются простым большинством голо­сов, а конституционные законы — не менее чем Уз от общего числа'депутатов Государственной Думы. Затем в течение пяти дней законы передаются в Совет Федерации. Федеральный закон считается принятым, -если он одобрен простым боль­шинством, а конституционный закон — г/^ членов Совета Фе­дерации. При отклонении закона Советом Федерации созда­ется согласительная комиссия или Государственная Дума принимает закон при повторном голосовании не менее чем Уз голосов.


Принятый закон в пятидневный срок направляется Пре­зиденту РФ, который в течение 14 дней подписывает закон и обнародует его или отклоняет. В последнем случае Федераль­ное Собрание квалифицированным большинством голосов в ^3 может преодолеть вето Президента, и тогда Президент РФ обязан его подписать. Днем принятия федерального закона считается день его принятия Государственной Думой. Днем принятия федерального конституционного закона РФ счита­ется день одобрения его Советом Федерации. Порядок при­нятия законов субъектов федерации определяется их консти­туциями или уставами и регламентами.

Опубликование законов и иных нормативных актов. Публи­кация (обнародование) нормативных актов — необходимое условие эффективного функционирования права, ибо без до­ведения информации о нормах права до их адресатов невоз­можно правовое регулирование.

Официальная публикация является и формальным усло­вием для определения начала действия нормативных актов, и подтверждением аутентичности, официальности их текстов. Согласно Конституции РФ (ст. 15) неопубликованные законы нс применяются. Как.отмечено выше, публикация является необходимым формальным условием действия вообще всех нормативных актов, затрагивающих права и обязанности граждан. Это тем более необходимо, что в правовом регули­ровании действует принцип: незнание права не освобождает от ответственности и других неблагоприятных последствий (цтогайа }пп5 поп ехсивщ — незнание права не извиняет). За­коны, постановления палат Федерального Собрания, акты Президента, Правительства, Конституционного Суда РФ пуб­ликуются в Собрании законодательства Российской Федера­ции, которое периодически выпускается отдельными книга­ми, а также в газете «Российские вести».

Каждый акт, помещенный в Собрание законодательства, занимает свою позицию в этом собрании и обозначается но­мером статьи. Ссылка на соответствующий акт в Собрании обозначается обычно сокращенно, например: СЗ РФ. 1999. № 2. Ст. 2. Это означает, что данный акт помещен во втором выпуске (книге) Собрания законодательства РФ за 1999 г. и занимает в этом выпуске среди опубликованных актов вторую позицию (место).


Нормативные акты федеральных органов исполнительной иласти (министерств, ведомств) после их регистрации в Ми­нистерстве юстиции РФ в течение 10 дней публикуются в га­зете «Российские вести», а также в «Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти» изда­тельства «Юридическая литература».

Официальными являются также тексты законов, указов, постановлений, актов ведомственных органов, распростра­няемые в машиночитаемом виде научно-техническим цент­ром правовой информации «Система». Крупные норматив­ные акты (конституции, уставы, кодексы, положения, прави­ла) публикуются отдельными выпусками.

Порядок опубликования нормативных актов субъектов федерации и формы официального опубликования определя­ются их законами. Акты законодательных органов обычно публикуются в изданиях под названием «Ведомости», напри­мер «Ведомости Свердловской областной думы». Официаль­ным изданием здесь служит также «Областная газета».

Принципы правотворчества. Это основополагающие идеи (ценности), на которые должно ориентироваться правотвор" чество.

Законность правотворчества состоит в том, что оно дол­жно осуществляться в рамках законов. Во-первых, норматив­ные акты должны приниматься в рамках компетенции (пол­номочий) соответствующего органа; во-вторых, должны со­блюдаться процедура, порядок подготовки, обсуждения, при­нятия, опубликования, предусмотренный законом; в-третьих, должна соблюдаться иерархия нормативных актов.

Демократизм правотворчества с формальной точки зре­ния предполагает принятие основополагающих нормативных актов — законов только представителями, избранными наро­дом, и подчиненность законам всех прочих актов, принятие законов путем референдума, вынесение законопроектов на всенародное обсуждение. С содержательной точки зрения в законах и иных нормативных актах как результатах право-творчества должны находить выражение, закрепление ожида­ния, интересы и потребности большинства народа.

Научность правотворчества проявляется в использовании данных науки, прежде всего юридической, экономической, социологии, криминологии, медицины и т. д. при подготовке законопроектов, привлечении для экспертизы законопроек-


тов ученых соответствующей области знаний. При подготовке законов экономического, да и иного характера важны дросчет--финансовых, материальных расходов, 'необходимых для ре­ализации закона, определение источников этих расходов. Важно не только предвидеть поло~жительные результаты дей­ствия законов, но и учитывать побочные результаты как от­рицательного, так и положительного характера.

Оперативность правотворчества — необходимое условие эффективности правового регулирования. Она предполагает своевременность издания нормативных актов, недопущение положения, когда законы отстают от жизни. Здесь важно дей­ствовать на опережение, важно предвидеть зарождающиеся в обществе общественные процессы положительного и отрица­тельного свойства, своевременно на них реагировать путем принятия соответствующих нормативных актов. Оператив­ность предполагает и быструю ликвидацию пробелов в зако­нодательстве, своевременную отмену и изменение устаревших актов, издание актов, предусматривающих механизм, порядок реализации законов и т. п.

Связь правотворчества и практики. Нормативные акты— это всегда средство, инструмент достижения практических целей. С помощью права достигается определенный положи­тельный результат, состоящий в возникновении и упрочении отношений, процессов, ситуаций, создающих благог риятные условия для нормального существования и развития общест­ва, или, напротив, в устранении факторов, неблагоприятных для общества. В этом действии права возможны определенные сбои, ошибки, ведущие к отрицательному результату и недо­статочной эффективности права. Такие сигналы подает пра-вотворчеству практика в той или иной сфере общественной жизни. Поэтому связь с практикой, учет эффективности или неэффективности действия права* являются непременным принципом правотворчества. Только практика может дать объективную оценку действенности права. Она может вы­явить пробелы в праве, ошибки, допущенные законодатель­ством, и другие отрицательные моменты регулирования.


Глава 16. СИСТЕМА ПРАВА

16.1. Понятие и основные черты системы права. Отрасль права. Правовой институт

Система права — это объективно существующее строение права, которое выражается в разделении единого права на отдельные части (отрасли), связанные между собой.

Система права характеризуется следующими чертами:

а) единством и согласованностью норм, ее составляющих;

б) разделением на взаимосвязанные отрасли и институты нрава;

в) объективностью строения;

г) иерархичностью;

д) непротиворечивостью.

Единство и согласованность системы права заключаются в том, что все нормы, из которых складывается система права, представляют собой части целого права. Они тесно связаны друг с другом, согласованы и взаимодействуют между собой. Это обусловлено единством целей и задач, решаемых государ­ством с помощью права, единой волей государства, выражен­ной в праве.

Единство и целостность праву как системе придают сис-темообразующие связи различного характера. Это прежде все­го связи генетические (связи происхождения).

Материальной предпосылкой единства права выступает единая система социально-экономических отношений. Един­ство праву придает единая государственная воля, выраженная в праве, предопределенная системой экономических, соци­альных и иных отношений, воля, ориентированная на единую систему основополагающих ценностей, признанных в обще­стве, которые призваны подтверждать и охранять право. Эти основные ценности находят выражение в праве в виде прин-


ципов (основных идей), на которых строится вся система пра­ва и которые в определенной мере цементируют право как нечто единое и целое.

Функциональные связи норм права —- это другой вид сис-темообразующих связей, выражающих единство права. Право — это сложная функциональная система. Отдельные нормы играют разную роль в правовом регулировании. Между ними имеется предметная и функциональная специализация (разделение труда). Специализация в свою очередь необходи­мо предполагает наличие между ними связей взаимодействия.

Здесь мы наблюдаем прежде всего связи субординации (иерархические), связи формальной субординации, подчине­ния одних норм другим, иерархически высшим; связи норм права и основополагающих принципов права как связи со­держательного характера, содержательную подчиненность норм принципам; охранительные связи, вытекающие из раз­личия регулятивной и охранительной функций права.

Нормы регулятивные, осуществляющие позитивное регу­лирование, поддерживаются, охраняются от нарушений нор­мами охранительными, составляющими отдельные охрани­тельные отрасли (уголовное право) или охранительные инс­титуты внутри отдельных отраслей права (например, институт ответственности в отрасли гражданского права).

Процессуальные нормы есть форма жизни, действия, ре­ализации норм материальных отраслей права. Один и тот же дух пронизывает материальные и процессуальные нормы пра­ва, т. е. наблюдаются связи материальных и процессуальных отраслей, институтов.

Связи управления определяются тем, что вправе заложен своеобразный механизм саморегулирования в виде коллизи­онных норм, призванных сделать право непротиворечивым, согласованным, разрешать коллизии, противоречия норм права, проистекающие из сложности процесса правотворче-ства.

Разделение права на отдельные части (отрасли и институ­ты) объясняется определенными различиями, которые и обус­ловливают группировку норм права по отраслям. Различия норм единого права неизбежны, ибо нормы каждой отрасли регулируют разные по содержанию и характеру общественные отношения и разными методами.


Объективность системы права заключается в том, что она образуется в соответствии с объективно существующими об­щественными отношениями. Система права отражает струк­туру (систему) реально существующих общественных отноше­ний, которые и предопределяют систему права.

Иерархичность системы права проявляется в том, что она складывается из норм разной юридической силы. Есть нормы высшего иерархического порядка с высшей юридической си­лой и нормы низшего иерархического уровня, подчиненные нормам высшего уровня. Иерархичность норм системы права обусловлена иерархичностью органов государства, издающих нормы права.

Отрасль права — это совокупность норм, составляющая самостоятельную часть системы права и регулирующая спе­цифическим методом качественно однородные обществен­ные отношения.

Правовой институт есть совокупность правовых норм, образующая обособленную часть отрасли права. Следова­тельно, отрасль права — часть системы права, а правовой институт — часть отрасли права. Если отрасль права регули­рует определенный род общественных отношений, то институт — определенный вид отношений внутри данного рода. Например, отрасль гражданского права регулирует главным образом имущественные отношения в их стоимост­ном выражении (род отношений), а такие институты граж­данского права, как подряд, наследственное право и др., ре­гулируют лишь определенную часть имущественных отноше­ний. Институт подряда объединяет все нормы, регулирую­щие вид имущественных отношений, которые Вытекают из договора подряда, а институт наследственного права — вид имущественных отношений, вытекающих из права наследо­вания.

16.2. Основания разграничения норм права по отраслям

В основу разграничения норм права на отдельные отрасли положены предмет и метод правового регулирования.

Предмет правового регулирования составляют обществен­ные отношения, регулируемые правом. Их разнообразие обус­ловливает различие норм права и группирование их по отрас­лям. Каждой отрасли соответствует определенная часть каче-


ственно однородных общественных отношений. Так, предме­том регулирования отрасли трудового нрава являются трудовые отношения, административного права — отноше­ния, складывающиеся в сфере исполнительно-распоряди­тельной деятельности органов государственного управления, и т. д.

Общественные отношения, составляющие предмет регу­лирования отдельной отрасли права, должны быть качествен­но однородными с точки зрения их общественно-политиче­ской характеристики. Только такие отношения могут быть положены в основу выделения норм права в отдельную от­расль- Если учитывать несущественные, например техниче­ские, признаки общественных отношений, то на этой основе можно создать неопределенное число отраслей.

Метод правового регулирования представляет собой сово­купность приемов, способов воздействия права на определен­ную область общественных отношений. Если предмет право­вого регулирования отвечает на вопрос, какие общественные отношения регулируются нормами той или иной отрасли пра­ва, то метод правового регулирования показывает, как, каким образом регулируются данные отношения. Метод правового регулирования характеризует нормы определенной отрасли права с точки зрения их юридических признаков, особеннос­тей воздействия на общественные отношения. Многообразие методов правового регулирования проявляется главным обра­зом в различном юридическом положении субъектов той или иной отрасли права, в характере юридических фактов, юри­дических последствий (санкций), способе защиты прав.

Наиболее ярко выражено различие методов в отраслях гражданского и административного права- Гражданское право характеризуется методом автономии. Субъекты гражданского права выступают как равноправные, независимые друг от дру­га участники отношений. Административному праву присущ «авторитарный» метод, метод властвования. Субъекты адми­нистративного правового отношения, как правило, неравно­правны: один из них всегда выступает в качестве носителя власти, предписывающего другому субъекту определенный образ действий в рамках, установленных законом.

Метод правового регулирования проявляется также в ха­рактере оснований возникновения и движения правоотноше­ний, т. е. в характере юридических фактов (отраслям админи­


стративного, финансового права в качестве таких оснований свойственны властные акты государственных органов, граж­данскому праву— сделки, договоры и т.д.); юридических санкций (для гражданского права специфичны пени, неус­тойки, возмещение причиненного ущерба и т. д., для уголов­ного — лишение свободы, конфискация имущества, ссылка и т. д.); форм юридической защиты субъективных прав (ос­новной формой защиты гражданских субъективных прав яв­ляется судсимаи vi арбйТр^^й^, ДЛ^ ТрУлС^иГС ираБа ~ с учас­тием профсоюзов и судебная, финансового права — админи­стративная и судебная и т. д.).

Метод правового регулирования является необходимым признаком, который наряду с предметом правового регули­рования лежит в основе разделения и группирования норм по отраслям. По одним лишь общественным отношениям, взя­тым в общем виде, не всегда можно разграничить нормы пра-на на отрасли, так как некоторые общественные отношения регулируются нормами различных отраслей права. Например, имущественные отношения регулируются нормами граждан­ского, административного права, но осуществляется это ре­гулирование разными методами.

В качестве основного критерия распределения норм права по отраслям выступает предмет регулирования, ибо отдель­ные черты метода в некоторых отраслях могут совпадать или ряд отраслей может иметь идентичный метод. Например, «ав-юритарный» (властный) метод присущ не только админист­ративному праву, но также финансовому, земельному и в оп­ределенной мере другим отраслям права, а метод автономии присущ и трудовому праву. Метод регулирования в значитель­ной мере зависим, произведен от предмета регулирования.

16.3. Отрасли российского права

В систему российского права входят следующие отрасли:

конституционное, административное, финансовое, земель­ное, гражданское, трудовое, семейное, уголовное, исправи-гельно-трудовое, уголовно-процессуальное, граждан с ко-про­цессуальное право и др. Последние две отрасли права явля­ются процессуальными, а остальные — материальными отрас­лями.


Конституционное право — ведущая отрасль права. Она представляет собой совокупность норм, которые закрепляют общественные отношения, составляющие основу обществен­но-государственного строя. В нормах конституционного пра­ва закрепляются права и свободы граждан, экономическая ос­нова общества (плюрализм форм собственности), система ор­ганов государственной власти, порядок их формирования и т. д.^Нормы .конституционного права содержатся в консти­туциях и лоугих законах (например, в законах об ""с^ОвдО-ченном о правах человека, о конституционном суде и др.).

'„. Административное право — совокупность норм, регули­рующих отношения, которые складываются в процессе осу­ществления исполнительно-распорядительной деятельности органов государственного управления. Нормы администра­тивного права определяют структуру и компетенцию минис­терств, ведомств, их управлений, отделов, порядок деятель­ности различного рода предприятий, учреждений просвеще­ние-здравоохранения, культуры и т. д.

^•В административное право входят такие институты, как институт государственной службы, административной ответ­ственности, контроля^ (ведомственного, различных инспек­цией т.д.).

Источниками административного права являются Основы ' административного законодательства, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, законы, указы, поста­новления Правительства Российской Федерации, прави­тельств республик, уставы, положения, приказы и инструк-ци^ министерств и ведомств и др,^

^Гражданское право регулирует имущественные отношения в их стоимостной форме и связанные с ними личные неиму­щественные отношения. Оно закрепляет отношения собст­венности и иные неимущественные отношения, складываю­щиеся между различными организациями, организациями и гражданами, между гражданами. Институтами гражданского права являются институты подряда на капитальное строитель­ство, найма жилого помещения, авторское, изобретательское, наследственное право и др^-4

К источникам гражданского права относятся: Основы гражданского законодательства, Гражданский кодекс Россий­ской Федерации, законы о собственности, о предприятиях и т.д.


\Гражданско-процессуальное право регулирует отношения, складывающиеся в процессе рассмотрения гражданских тру­довых и иных споров судами. Оно регламентирует порядок установления подсудности дел, предъявления исковых заяв­лений, судебного разбирательства, вынесения решений, их обжалования и исполнения, определяет приза и обязанности участников процесса; суда, прокурора, истцов, ответчиков, свидетелей, экспертов, регламенты пует деятельность нотари­альных и арбитражных органов-

Источниками граждане ко-процессуального права явля­ются Основы гражданско" процессуального законодательства, Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Закон о но­тариате и др.

.' Уголовно-процессуальное право регулирует отношения, ко­торые возникают в процессе расследования и судебного раз­бирательства дел, связанных с преступлениями. Нормы дан­ной отрасли права определяют порядок и условия возбужде­ния и прекращения уголовных дел, сбора доказательств (до­проса свидетелей, изъятия документов, проведения экспертиз и т. д.), предъявления обвинения, избрания меры пресечения, передачи дела в суд, порядок судебного разбирательства, об­жалования, регламентируют права и обязанности участников процесса: суда, обвинителя, защитников, обвиняемого, по­терпевшего, эксперта, свидетеля и т. д.

• -Особой отраслью права является международное право, ко­торое представляет совокупность норм, регулирующих отно­шения между государствами- Оно не входит в систему права ни одного государства. Источниками международного права являются международные договоры, соглашения, конвенции, •заключаемые государствами между собой, а также уставы международных организаций. Соблюдение норм международ­ного права обеспечивается государствами — участниками международно-правовых отношений.

Этот перечень отраслей права, безусловно, не является исчерпывающим.

16.4. Частное и публичное право

Традиция деления права на частное и публичное восхо­дит к римскому праву- Римский юрист Ульпиан писал: «Пуб­личное право — то, которое относится к положению Римско-


го государства, частное относится к пользе отдельных лиц:

существует полезное в общественном отношении и полезное в частном отношении (см.: Дигесты Юстиниана. Кн. 1, ти­тул 1). Иначе можно сказать, что частное право выражает и защищает интересы частных лиц, публичное— общие, об­щегосударственные (публичные) интересы. Важным являет­ся и. то, что защита интересов в частном праве осуществляет­ся по инициативе самих заинтересованных ЛйЦ, С. ПубЛичпО;,;

праве — по обязательному предписанию закона должност­ными лицами. Публичное право есть сфера власти и подчи­нения, частное право — сфера свободы и частной иници­ативы.

В сферу действия частного права входят отношения част­ной собственности, обязательственные отношения, отноше­ния, вытекающие из договоров, наследственные и др. К от­раслям, институтам частного права обычно относят граждан­ское, семейное, наследственное и др.

Следует отметить, что советская юридическая наука не признавала деление советского права на частное и публичное. Основными мотивами отрицания такого деления было, во-первых, то, что частное право в своей основе имеет част­ную собственность. Коль скоро таковая отсутствует, то отсут­ствует и частное право. Во-вторых, ссылались на записку В, И. Ленина к наркому юстиции Д. И. Курскому в связи с составлением гражданского кодекса, в которой было сказано, что советская власть ничего частного в области хозяйства не признает, все здесь является публично-правовым.

Небезынтересно по этому поводу высказывание видного дореволюционного русского юриста И. А. Покровского, ко-торьш-утверХдал, что социализм в области права равнозначен публично-правовому началу и поэтому исключает возмож­ность существования частного права. Однако не все соци­алисты отрицали частное право. Так, К. Каутский считал до­пустимой при социализме частную собственность на жилье, мастерские и т. п. и признавал деление права на частное и публичное.

В наше время создания рыночной экономики, допущения частной собственности признается существование частного права. Можно сказать, что идет формирование этого права.

Отметим, что деление права на частное и публичное ха­рактерно для систем права, входящих в семью романо-гер-


манских правовых систем. Англосаксонское право такого де-исния не знает. Здесь все право является публичным. Не знает деления права на частное и публичное мусульманское право.

Деление права на частное и публичное отрицал и фран­цузский конституционалист Леон Дюги, основатель солида-ристской теории права. С его точки зрения, нет права частной собственности, собственность есть социальная функция. Той же позиции придерживается и нормативист Г. Кельзон.

Многие представители других школ и направлений евро­пейской юридической мысли также не признавали такого де­ления, считая, что это не более, чем дань традиции, поддер­живаемой университетами.

Существуют разные подходы к делению права на частное и публичное. Одни за основу деления берут материальный признак (чьи интересы, чью пользу выражает соответствую­щая часть права). Публичное право служит государственным, публичным интересам, частное — отдельным лицам. Однако против этого приводились определенные аргументы, утверж-цалось, что общие интересы — это совокупность частных ин-юресов, защищая частные интересы, право защищает и об­щие, и наоборот.

Недостаток деления права на частное и публичное по ма-юриальному признаку (цели, польза, интересы) пыталась уст­ранить теория способов охраны интересов (юридический признак). В области частного права защита интересов осу­ществляется по инициативе самого интересанта (управомо-•юнного), а в области публичного права — по инициативе пуб­личной власти. Но и эта теория имеет свои недостатки. К какому праву, например, относить иски прокурора в инте­ресах отдельных лиц? В результате возникает комбинирован­ная теория (Тон, Иеринг), которая учитывает и характер ин-юреса, и способы его защиты.

М. М. Агарков считает, что делению на частное и пуб-ничное право подлежат не отрасли и институты, а субъектив­ные права. И в этом есть, несомненно, рациональное зерно. Например, гражданское право традиционно относится к ча-( гному праву, но оказывается, что в ГК РФ преимущественно издержатся императивные нормы, характерные для публич­ного права, диспозитивных же норм меньшинство.

Можно отметить, что проблема деления права на частное и публичное нуждается в дальнейшем исследовании. Это тем


более важно, что в современных условиях мы наблюдаем так называемую публицизацию частного права, которая проявля­ется в том, что в сферу частного права вторгаются элементы публично-правового регулирования. Заметим в связи с этим, что в России мы наблюдаем противоположную тенденцию — «приватизацию» публичного права, вызванную переходом к рыночной экономике. Здесь важно не допустить как излиш­нюю публицизацию, так и «приватизацию» права.

Публицизация частного права была вызвана интервенци­ей государства в экономические и социальные отношения с целью защиты общих интересов, а также защиты интересов слабых субъектов рыночной экономики (рабочего — от рабо­тодателя, потребителя — от производителя и торговца). Заме­тим, что, например, трудовое право отпочковалось от граж­данского права в результате публицизации той части граждан­ского права, которая распространялась на трудовые отноше­ния. И это было сделано в интересах субъектов, продающих свою рабочую силу. Возникновение института прав потреби­теля также было вызвано необходимостью защиты слабой сто­роны рыночных отношений — потребителя.

Частноправовое регулирование характеризуется следую­щими принципами:

— признание и защита частной собственности;

— независимость, автономность субъектов частного права;

— равенство субъектов частного права;

— свобода договоров.

Именно в эти моменты частноправового регулирования вторгаются публично-правовые методы, что выражается в оп­ределенном ограничении права частной собственности, огра­ничении свободы договоров, постановке в привилегирован­ное положение слабых субъектов рыночных отношений. На­пример, существенно ограничивается свобода распоряжения земельной собственностью, в особенности сельскохозяйст­венного назначения, государство иногда регламентирует та­рифы и цены монополий, в особенности естественных, пред­писывает определенные требования к качеству продукции, ус­танавливает офаничения в целях экологической безопаснос­ти и т. д.

Публицизация частного права, вторжение публично-пра­вовых начал в сферу рыночных отношений в конечном счете


преследует цель защиты интересов всего общества: ограни­чить рыночную стихию и тот беспредел, который может исхо-шть от сильных субъектов экономики. В современных усло-пиях предпочтительной является социально ориентирован­ная, регулируемая рыночная экономика. Такая экономика не-позможна без вторжения в рыночные отношения публично-правовых начал.

Следует, однако, еще раз подчеркнуть, что здесь необхо­дима золотая середина— оптимальное соотношение част­ноправовых и публично-правовых начал. Излишняя публи-цизация сковывает инициативу субъектов рыночной эконо­мики, а ее отсутствие ведет к хаосу, к непредвиденной стихии.

16.5. Система права и система законодательства

Систему права следует отличать от системы законодатель-г I на. Первая характеризует внутреннее строение права, груп­пировку его норм по отраслям и институтам, вторая относится к внешним формам выражения права, характеризует состоя­ние источников права.,

Система законодательства объединяет все источники пра-||,| (законы, кодексы, указы, уставы, положения, постановле­ния, инструкции и т. п.) в их совокупности, взаимосвязи.

Между системой права и системой законодательства су­ществует тесная связь как связь содержания и формы. Сис-п-ма права требует, чтобы источники права систематизирова­лись по отраслевому признаку, нормы одной отрасли права пни института объединялись в единый кодифицированный ,|К| или сборник законодательства. Таким образом, система права служит основой систематизации законодательства; Ко-тфикация является высшей формой систематизации, в ча-. | пости потому, что учитывает требования системы права и шуществляется обычно по отраслевому основанию. Подав-| тощее большинство кодифицированных актов (основы, ко-1гксы, уставы, положения и т. п.) содержит нормы одной от-|1;1сли или одного института права.


Глава 17. ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА

17.1. Понятие и признаки применения права

Применение права — это властная деятельность уполномо­ченных на то государственных или иных органов, состоящая в рассмотрении конкретного юридического вопроса, дела и вынесении по нему индивидуального решения, обязательного для его адресатов.

Правоприменение отличается от других форм реализации (соблюдения, исполнения, использования) следующими при­знаками:

1) оно осуществляется уполномоченными на то органами государства и в пределах их компетенции;

2) правоприменение имеется там, где рассматривается конкретное юридическое дело и по нему выносится решение индивидуального, конкретного характера (указ президента о награждении, постановление правительства, приговор суда и т. д.);

3) указанное решение является обязательным для субъек­тов, которым оно адресовано, и для тех органов, которые должны его исполнять;

4) правоприменительная деятельность носит властный ха­рактер, который проявляется не только в обязательности ука­занного решения для его адресатов, но и в обязательности требований правоприменителя к лицам, так или иначе при­частным к рассмотрению дела (например, обязательность яв­ки в суд свидетеля, ответчиков, экспертов по вызову суда, предоставление документов по его требованию и т. п.);

5) правоприменительная деятельность регламентирована процессуальными нормами, определяющими последователь­ность и порядок совершения тех или иных действий в ходе правоприменения.


Применение норм права необходимо в случаях, когда те || ни иные нормы права не могут быть реализованы без власт­ного вмешательства компетентного органа, когда те или иные и )ридические последствия, в которых заинтересованы субъек-и.1, не могут наступить только по их воле, а требуется властное решение.

Применение права необходимо в следующих случаях. Ио-первых, тогда, когда права и обязанности позитивного, положительного характера не могут возникнуть без властного решения уполномоченных органов. Например, право на пен­сию у конкретного субъекта реально не возникает, пока не пынесено решение компетентного органа (комиссии по на-шачению пенсий).

Во-вторых, правоприменение необходимо в случаях конфликтов сторон: спора о правах, нарушения кем-либо права субъекта, возникновения препятствия при осуществле­нии своего права. В этом случае заинтересованный субъект обращается в суд или в иной компетентный орган, который I посматривает дело и выносит по нему решение, с помощью которого конфликт разрешается, права восстанавливаются, 111)спятствия к их осуществлению устраняются. Например, не-|:|конно уволенный восстанавливается на работе, должник обязывается уплатить долг, продавец — передать проданную нсщь, незаконно занявший жилплощадь выселяется и т. д.

В-третьих, применение права необходимо в случаях со-игршения правонарушения. При рассмотрении дела, связан-| юго с правонарушением, устанавливается степень вины, при-•III ценный ущерб и выносится решение (например, решение .щминистративной комиссии, приговор суда и т. д.), опреде­ляющее конкретную меру ответственности для правонаруши­телей.

В-четвертых, правоприменение необходимо, когда иным < иособом нельзя установить, подтвердить наличие факта, имеющего юридическое значение (юридического факта). Г> ггом случае суд, рассмотрев дело, выносит решение, кото-1'|.|м признается наличие или отсутствие факта, имеющего юридическое значение. Например, выносится решение об "оьявлении длительно отсутствующего умершим, о наличии фактических брачных отношений, о нахождении лица на иж-пжении, факта несчастного случая и др. Подобные дела на-и.1ваются делами особого производства. Так они называются потому, что в этих случаях, в отличие от трех первых, права


и обязанности лиц не определяются, а устанавливаются толь­ко факты, которые могут быть положены в основу решения других органов. Например, на основе решения суда об объ­явлении длительно отсутствующего умершим открывается на­следство.

17.2. Стадии применения права. Процессуальные и информационная модели правоприменения

Правоприменение — процесс достаточно сложный во многих отношениях. Он протекает во времени, осуществля­ется разными органами, по определенной процедуре. Этот процесс, как отмечено выше, регламентируется обычно про­цессуальными нормами (нормами уголовно-процессуального кодекса, гражданско-процессуального кодекса, кодекса об ад­министративных правонарушениях и др.), которые предус­матривают определенную последовательность действий лиц, участвующих в процессе применения норм права, определяют стадии процесса.

На основе процессуальных норм может-быть построена процессуальная модель правоприменения, которая в схема­тичном виде отражает последовательность и порядок совер­шения процессуальных действий. Например, в уголовном процессе выделяются такие стадии, как возбуждение уголов­ного дела, предварительное расследование или дознание, ста­дия окончания расследования и направления дела в суд, при­нятие судом дела на рассмотрение, стадия судебного следст­вия и стадия вынесения приговора, стадия обжалования и опротестования приговора и т. д.

Стадии процесса применения могут быть рассмотрены и в другом, информационном аспекте, и тогда мы получим дру­гую модель и другие стадии.

В главе о правовом регулировании отмечено, что правовое регулирование представляет собой своеобразное движение информации, прежде всего правовой. То же самое можно ска­зать и в отношении применения права. Оно состоит, как от­мечено выше, в рассмотрении дела и вынесении по нему ре­шения. Каждое решение имеет два основания: фактическое и нормативное, т. е. решение выносится на основе установлен­ных фактов и норм права. Прежде чем принять решение, со­бирается, анализируется информация о юридически значи­


мых для данного дела фактах (юридических фактах) и о со-' | гнстствующих нормах права.

Информационную модель можно представить в виде схе­мы.

Информация о фактах и о- нормах носит описывающий (дескриптивный) характер, вынесенное на основе ее анализа решение — новый вид информации, носящий предписываю­щий (прескрипивный) характер. Отсюда, вытекают три стадии информационной модели правоприменительного процесса:

1) установление фактических обстоятельств;

2) выбор и анализ норм права;

3) вынесение решения и его документальное оформление. Весьма упрощенно этот процесс можно представить в ви-|г силлогизма, в котором в качестве общей посылки высту-| |.|ст норма права, частной посылки — факт, в качестве заклю­чения — решение. Следует иметь в виду, что во временном и некте первая и вторая стадии протекают одновременно.

Различение процессуальных и информационной моделей правоприменения позволяет разрешить споры о стадиях при-" пения. Например, в некоторых учебниках говорится не о 1|'гх стадиях, а о четырех и даже более. Наряду со стадиями

• | ановления фактов, выбора и анализа норм права, вынесе-И11Я решения называется четвертая стадия — исполнение ре­шения и контроль за исполнением решения. Стадия, безу-

ювно, важная и необходимая. Исполнение решения — ве-игц, завершение регулирования конкретных отношений; без ч' иолнения решение— пустой набор языковых знаков; ис­полнение решения — стадия, реально существующая, но эта

• идия процессуальных моделей применения. В ходе испол-пгиия, например, судебных решений по имущественным де-

|,1М может выноситься еще ряд решений исполнительного ха-г.|ктера. Например, определение суда об объявлении розыска

ища, уклоняющегося от уплаты алиментов; определение суда "» исключении из описи имущества; вынесение определения


о разъяснении исполняемого решения, о приостановление исполнительного производства и др.

В каждом из этих случаев разрешается какой-то юриди­ческий вопрос, выносится решение в виде определения, и с точки зрения информационной модели могут быть выделены все три ее стадии.

Анализ процессуальных стадий правоприменения — это задача соответствующих отраслевых процессуальных дисцип­лин.

Информационная же модель правоприменения является предметом общей теории права, ибо она может быть приме­нена для исследования любого правоприменительного про­цесса. Ниже описываются стадии именно этой модели.

Установление фактических обстоятельств (фактов). На этой стадии идет установление фактов, имеющих значение для решения данного дела (юридических фактов), или, как часто говорится, фактических обстоятельств дела. Однако ус­тановление фактов нельзя уподобить установлению столба из горизонтального положения в вертикальное. Установление фактов есть не что иное, как сбор информации об этих фактах, доказывание их наличия или отсутствия.

Однако важно помнить, что зачастую реальный факт, ко­торый предстоит установить, находится в прошлом. В реаль­ности его нельзя ни установить, ни восстановить (например, факт убийства). Отсюда возникает необходимость опреде­лить, что такое факт. Термином «факт» обозначают, во-пер­вых, дискретный (ограниченный пространством и временем) отрезок действительности (реальный факт), а во-вторых, до­стоверное знание, отражающее эту действительность. В пра-воприменительной деятельности речь идет об установлении фактов во втором смысле, как достоверных знаний, сведе­ний.

Факты, устанавливаемые на первой стадии, которые будут положены в основу решения, должны отвечать требованиям (принципам) относимости, полноты и доказанности. Первое требование заключается в том, что в ходе применения уста­навливаются, доказываются лишь те факты, которые относят­ся к данному делу, могут быть положены в основу его реше­ния. Между тем правоприменитель в ходе своей деятельности может сталкиваться с различными фактами. Из их числа он должен выделить, вычленить только те, которые важны для


решения именно рассматриваемого дела. В противном случае он может «утонуть» в массе фактов, отвлекаться на ненужные действия в ущерб рассмотрению самого дела.

Второе требование состоит в том, чтобы все факты, отно­сящиеся к делу, были установлены с достаточной полнотой. ()тсутствие какого-либо из этих фактов может привести к не­правильному решению, послужить основанием для его после­дующей отмены.

Третье требование заключается в том, чтобы факты, по­ложенные в основу решения по делу, были достоверными, обоснованными доказательствами, т. е. доказанными.

На этой стадии правоприменения деятельность лиц, уча­ствующих в правоприменении, сводится к установлению ис-гины по делу, истинных знаний о фактах, имеющих юриди­ческое значение для решения дела. Эта деятельность состоит главным образом в доказывании.

Доказательственная деятельность обычно сводится к сле­дующим действиям:

а) отыскание, обнаружение доказательств;

б) сбор и фиксация, т. е. оформление доказательств;

в) анализ доказательств в их совокупности, оценка их до­казательственной силы, т. е. определение их достаточности цля подтверждения фактов, которые будут положены в основу решения.

По разным делам эти виды деятельности могут представ­лять разную трудность. В одних случаях весьма сложно обна­ружить доказательства (например, отыскать очевидца или найти какой-то документ), в других— сложность состоит в их получении и надлежащем оформлении (например, очеви-цец по каким-либо обстоятельствам не желает давать правди-ные показания), в-третьих — сложны их анализ и оценка (на­пример, множество свидетелей охотно дают показания, но ч и и противоречивы).

В доказательственной деятельности участвуют многие субъекты (обвинитель и защитник, истец и ответчик, их пред­ставители). Они в пределах, определенных законом, представ­ляют доказательства, анализируют и оценивают их. Опреде­ляющую роль в оценке всех доказательств, конечно, имеет правоприменительный орган, выносящий решение.

В уголовных процессах выделяется целая стадия предва­рительного расследования, целью которой являются установ-


ление, сбор, фиксация, анализ доказательств: следователь истребует необходимые документы, производит допросы, вы­емки, обыски и т. д., в конечном счете весь результат рассле­дования обобщает, фиксирует в обвинительном заключении.

Все это оформляется в виде различного рода юридических документов (в протоколах, постановлениях, заключениях экс­пертиз и т. д.), которые подшиваются в определенной после­довательности и составляют материалы дела (уголовное дело).

Легальная теория доказательств. Процесс доказывания фактов, имеющих значение для решения дела, регламентиру­ется законами, которые определяют систему доказательств, порядок их получения, фиксации, оформления, оценки. Этот порядок можно назвать легальной теорией доказательств. Эта теория доказательств складывается из сочетания теории сво­бодной оценки доказательств и формальной теории доказа­тельств.

Согласно формальной теории доказательств круг доказа­тельств и их доказательственная сила заранее предопределены законом. Эта теория была господствующей в средние века. Например, зачастую не могли быть свидетелями несовершен­нолетние, женщины, несвободные, лица без чести, актеры, клятвопреступники, состоящие в незаконном браке, не при­нявшие причастия и др. Лучшим доказательством признава­лось полное признание, полным доказательством — показа­ния двух свидетелей (показания одного — полудоказательст­во). Показаниям представителя феодального класса, священ­нослужителя отдавалось предпочтение перед показаниями других, показаниям мужчины — перед показаниями женщи­ны (если она допускалась в качестве свидетеля).

Согласно теории свободной оценки доказательства не имеют формальных ограничений. Основные положения этой теории нашли закрепление в российском законодательстве. Они сводятся к следующим.

1. Доказательствами могут выступать любые фактические данные, сказано в УПК и ГПК РСФСР (ст. 49 и 69). Более точно на этот счет высказывается АПК РФ, который опреде­ляет доказательства как сведения.

2. Никакие доказательства не имеют заранее определен­ной силы (ст. 71 УПК РСФСР, ст. 59 АПК РФ).

3. Доказательства оцениваются по внутреннему убежде­нию судьи, основанному на полном-и всестороннем объек-


111 ином рассмотрении обстоятельств дела в их совокупности (ст. 71 УПК РСФСР, ст. 59 АПК РФ, ст. 232 КоАП РСФСР).

Однако, зафиксировав указанные общие положения те­ории свободной оценки доказательств, законы вместе с тем устанавливают определенные формальные требования и ог-||;|пичения доказательств. Фактически теория свободной | щенки доказательств дополняется теорией формальных до­казательств, которая сводится к проблеме допустимости до­казательств. Оказывается, что доказательствами могут быть не любые сведения, а только полученные способом, предус­мотренным законом. Закон точно определяет круг источни­ков доказательств (показания свидетелей, обвиняемых, ист­цов, ответчиков, заключения экспертиз и др.). Законы уста­навливают запреты на использование некоторых доказа-гельств, полученных с нарушением установленного порядка. Например, в ст. 51 Конституции РФ сказано, что не имеют показательной силы показания лиц, вынужденных свидетель­ствовать против себя, своего супруга, родителей, детей, сес-юр, деда, бабки, внуков. Не имеют силы доказательства, по­лученные с нарушением прав обвиняемого; доказательства, полученные без санкции прокурора или суда, когда такие | :111кции предусмотрены законом; доказательства, получен­ные с применением насилия; доказательства, не надлежащим образом оформленные (например, протокол опознания без подписей понятых и других лиц, участвовавших в опознании).

Другой способ ограничения круга доказательств сводится фактически к предписанию использования только определен­ных видов доказательств для подтверждения каких-либо фак-юн и запрету использования других (ст. 54 ГПК РСФСР, ст. К) АПК РФ). Например, договор займа между гражданами на | умму, большую десятикратной минимальной зарплаты, кре-111 гный договор, договор аренды на срок более года, договоры между юридическими лицами, между юридическими лицами и гражданами подтверждаются только письменными доку­ментами.

Доказательства, используемые для обоснования тех или иных фактов, имеющих значение для решения дела, должны швечать требованиям не только допустимости, но и относи-мости доказательств, т. е. принимаются только те доказатель­ств, которые имеют значение для данного дела.


Установление нормы и ее анализ. На этой стадии устанав ливается, выбирается нормативная основа решения. Во-пер вых, отыскиваются нормы, относящиеся к данным фактам Необходимо установить аутентичность нормы, для чего обра щаются к официальным источникам права, а не к проектам актов, не к иным источникам, например литературным. Не обходимо установить, что норма действует: не отменена, ш изменена, не дополнена. В противном случае необходимо учесть эти изменения и дополнения.

Во-вторых, норма подвергается толкованию, т. е. устанав ливается ее действительный смысл путем использования все^ способов толкования, необходимых для данного случая. Ус танавливается, нет ли официального толкования этих норм и учитывается это толкование.

В-третьих, решается вопрос о коллизии норм, об их дей ствии во времени, в пространстве, по кругу лиц, для чего об ращаются к коллизионным нормам. В частности, следуе' иметь в виду положение ст. 15 Конституции РФ о том, чт< если международным договором Российской Федерации ус тановлены иные правила, чем предусмотрено законом, те применяются правила международного договора.

Вынесение решения. Эта стадия является завершающей Вынесенное решение должно вытекать из его фактической v нормативной основ, соответствовать им. На этой стадии он( обретает письменную, документальную форму в виде право применительного акта (решение, определение, приговор суда постановление административной комиссии, приказ админи страции и т. д.). В решении должны быть определены прав;

и обязанности лиц, которым оно адресовано.

Процесс принятия решения может быть простым, когд. норма предусматривает один возможный вариант решени;

(например, штраф в строго определенном размере), или весь ма сложным, когда норма предусматривает разные варианть решения. Например, если взять норму уголовного кодекса предусматривающую наказание от двух до пяти лет, то только в рамках этой нормы заложено сорок восемь вариантов ре шения (лишение свободы измеряется месяцами). Здесь задач.. суда состоит в том, чтобы выбрать одно из этих возможные вариантов. Вот здесь-то как раз и вступают в действие мораль правосознание, представления о целесообразности. Суд вы бирает с учетом фактических обстоятельств (характеристик;;


ы.скта, отягчающие и смягчающие обстоятельства и др.) ц.тболее целесообразное и справедливое решение, учитывая и цели наказания (общее и частное предупреждения, пере-гогпитание).

Юридическая квалификация — это оценка фактов на осно-|" норм права. Она заключается в сопоставлении признаков гглльного факта с признаком юридического факта, очерчен­ною нормой права и установления "х соответствия или не-. оответствия. В первом случае будем иметь позитивную юри-шческую квалификацию, во втором— негативную. Напри-мгр, «деяние гражданина А содержит признаки деяния, предусмотренные нормой Б», или, наоборот, «деяние гражда­нина А не содержит признаков деяния, предусмотренного нормой Б». Позитивная и негативная квалификации берутся и основу решения. В первом случае, например, будет выне-. | || обвинительный приговор, во втором— оправдательный, и.' гражданским делам иск будет удовлетворен или будет от-| ] (.то в иске. Юридическая квалификация имеет место на | " г\ стадиях правоприменения. На первой стадии устанавли-и погся факты, имеющие юридическое значение для данного г 1.1. Чтобы отобрать такие факты, их надо оценить на осно-" норм права.

С другой стороны, чтобы выбрать норму права, надо .и'! I ь-таки дать хотя бы предварительную юридическую ква-шфикацию факту, и только тогда можно обратиться к конк-I" тому нормативному акту, а затем и к конкретной норме "г.та.

11оэтому-то, как показано на схеме, информация о фактах и норме права собирается, устанавливается правопримените-|. м одновременно.

Исходя из этого можно выделить предварительную юри-ипсскую квалификацию, которая дается на начальных с-га-п]ч\ рассмотрения дела (например, при принятии судом к производству гражданского дела, при возбуждении уголовно-' ' I цела, при избрании меры пресечения и т. д.), и окончатель­ную, которая содержится в правоприменительном акте, за-'"•ршающем рассмотрение дела (приговор, решение суда |.«.д.).

Объектом юридической квалификации чаще всего явля-н юн действия людей, но ими могут быть и события. Напри-и-р, пожар в результате удара молнии может быть квалифи-


цирован (оценен) как страховой случай, наводнение квали фицируется как непреодолимая сила. Объектом юридической квалификации могут быть вещи, предметы, информация. На пример, какой-то предмет оценивается как орудие преступ ления, и тогда он подлежит конфискации. Информация мо жет быть квалифицирована как государственная или коммер­ческая тайна.

ОснййЗнИСм юридической оценки в конечном счете явля­ется норма права, которая положена в основу решения. Од­нако в ряде случаев необходимы дополнительные основания для оценки. Например, вначале какое-либо действие водителя оценивается на основе правил дорожного движения как на­рушение определенной статьи этих правил (первая стадия юридической квалификации), а затем на основе нормы уго­ловного права (если это нарушение, привело к тяжким послед­ствиям). Она и берется в основу приговора.

17.3. Пробелы в праве и их восполнение

Пробел в праве — это отсутствие нормы права, которая должна быть в системе права с точки зрения принципов и оценок самого права, или иначе — это такая ситуация, когда имеется факт, по своему характеру находящийся в сфере пра­вового регулирования, требующий правового разрешения, од­нако норма права, его предусматривающая, отсутствует.

Пробелы бывают первоначальные, возникающие в силу ря­да причин (недостатки юридической техники, проработки нормативного акта, непоследовательность или медлитель­ность законодателя и т. д.) с момента принятия законов или иных нормативных актов, и последующие. Последующие также называются пробелами эволюции, они возникают в силу раз­вития общественных отношений, отставания законодательст­ва от этого развития, в результате чего появляютсяУювые от­ношения, которые старое законодательство не могло предус­мотреть.                        ,

Пробелы должны восполняться путем правотворчества. Однако следует иметь в виду, что суд не может отказать в правосудии, и тогда он сталкивается с проблемой разрешения дела при отсутствии соответствующих норм права. В этом слу­чае он принимает решение по аналогии закона или по ана­логии права.


При аналогии закона складывается следующая ситуация:

1) имеется факт (отношение), требующий правового раз-гпиения;

2) отсутствует норма, его предусматривающая;

3) отсутствует обычай делового оборота, рассчитанный на |,|пное отношение;

4) отношение не урегулировано соглашением сторон;

5) имеется в наличии норма, предусматривающая сход­ные, аналогичные факты (отношения). Дело решается на ос-ноис нормы,, регулирующей сходное отношение.

При аналогии права наличествуют те же обстоятельства, ч | о и при аналогии закона, указанные в п. 1—4, но отсутствует норма, предусматривающая сходные отношения. В этом слу-•|.|с дело решается на основе общих начал, смысла законода-н-цьства и требований добросовестности, разумности и спра-игдливости. Указанный порядок решения дел при пробелах в н1);и»е предусмотрен в ст. 10 ГПК РСФСР, в ст. 11 АПК РФ и |>олес обстоятельно в ст. 6 ГК РФ.

По аналогии решаются только дела, которые рассматри-11,1 клея в порядке гражданского и арбитражного процессуаль­ною законодательства. В уголовных делах и делах об админи-| 11);1 тивных нарушениях аналогия не применяется. Согласно '1.14 УК РФ преступлением является лишь такое деяние, ко-п «рос предусмотрено этим кодексом, а административным ир.шонарушением является лишь то виновное деяние, кото­рое предусмотрено КоАП РСФСР. Здесь действует принцип:

нгг преступления без указания о том в законе. Ст. 3 УК РФ |,и|рсщает применение уголовного закона по аналогии.

17.4. Акты применения права

Акт применения права — это документ, в котором содер­жится властное решение по конкретному делу.

Этот акт имеет индивидуальный, персонифицированный тракте?. Он относится к конкретным субъектам (персонам), которые названы в акте по имени.

Правоприменительный акт конкретизирует норму права применительно к индивидуальным ситуациям, отношениям. 11рава и обязанности адресатов в правоприменительном акте определяются точно и определенно. Он является обязатель­ным не только для его. адресатов, но и для других субъектов,


которые призваны исполнять его или так или иначе учитывать его юридическое значение (например, на основе судебного решения бюро технической инвентаризации обязано заре­гистрировать гражданина в качестве собственника домо­строения, бухгалтерия организации — удерживать алименты, исправительно-трудовые учреждения — исполнять приговор и т. д.).

Акт применения — официальный документ. Чтобы обла­дать юридической силой, он должен быть оформлен в соот­ветствии с требованиями закона, в частности иметь соответ­ствующие реквизиты, придающие ему официальность: назва­ние вида акта (постановление, приказ, решение, приговор и т.д.), название органа, издавшего акт, место и время его принятия, подписи соответствующих должностных лиц.

По своей структуре акты применения могут быть весьма простыми (например, указ Президента РФ о назначении на какую-либо должность) или достаточно сложными (акты су­дов), состоящими из структурных частей: вводной, описатель­ной, мотивировочной, резолютивной.

Необходимо знать, что многие юридические акты могут быть как правоприменительньши, так и нормативными (ука­зы, постановления, решения, приказы). Поэтому по названию акта нельзя определить, является ли акт нормативным или правоприменительньш, необходимо обратиться к их содержа­нию. Нормативный акт носит общий характер, содержит в себе нормы права, правоприменительньш же акт носит инди­видуальный характер.

Виды и функции правоприменительных актов. В зависимос­ти от субъектов, применяющих право, они подразделяются на акты представительных органов, органов управления, судеб­ные акты, акты контрольно-надзорных органов.

По содержанию эти акты можно подразделить на: ак-ты-регламентаторы, определяющие, конкретизирующие пра­ва и обязанности (например, решение о назначении пенсии);

правовосстановительные акты (решение о восстановлении незаконно уволенного на работе); акты-санкции, определяю­щие меры ответственности за правонарушение.

В правовом регулировании акты применения права осу­ществляют разные функции. Во-первых, акты применения выступают как юридические факты. Они являются элементом юридического (фактического) состава, причем элементом


(фактом), завершающим указанный состав. С вынесением •ггого акта возникает, изменяется или прекращается правоот­ношение. При назначении пенсии к фактам, установленным документально (стаж работы, возраст, размер зарплаты, нали­чие иждивенцев), добавляется акт применения. С его выне­сением юридический состав как совокупность фактов окон­чательно сформировался, в результате чего возникает право­отношение с точно определенными правами и обязанностями сторон.

Во-вторых, акт применения — это средство конкретиза­ции норм права. Права и обязанности в точном, конкретном объеме «привязываются» к персонально определенным субъ­ектам.

В-третьих, в актах применения реально проявляются вла­стность, принудительность права. В нормах права принужде­ние выступает в качестве потенциального, возможного, в ак­тах применения оно обретает характер реального, конкретно­го принуждения, обращенного к конкретным субъектам.

В-четвертых, с помощью властных актов применения обеспечивается реализация субъективных прав в случае воз­никновения каких-либо препятствий. Обязанное лицо при­нуждается к конкретным действиям в целях обеспечения пра­ва, например восстановить незаконно уволенного на работе, возместить причиненный вред и т. д.

17.5. Типы правоприменения

Правоприменение осуществляется различными органами, по разной процедуре, преследует разные цели. По этим при­знакам можно выделить три основных типа правопримене­ния.

Судебный тип правоприменения. Субъект применения — суд. Он в каких-либо служебных или организационных отноше­ниях с адресатами решения не находится. Судья лично в решении не заинтересован. Заинтересованность в решении проявляют другие субъекты. Суд рассматривает дела в соответствии с подсудностью, вытекающей из характера дел. Деятельность су­да строго регламентирована процессуальными кодексами. При­менение состоит в установлении правовых последствий, выте­кающих из установленных фактов и норм. Свобода усмотрения суда минимальна. Решение индивидуально.


Управленческий тип правоприменения. Субъект правопри­менения находится в служебном или организационном отно­шении с адресатами решения. Субъект правоприменения лич­но заинтересован в вынесении решения. Заинтересованность вытекает из его служебного положения, служебного долга. Компетенция правоприменителя вытекает из его места, слу­жебного положения, которое он занимает в соответствующей иерархической структуре, а частично из характера дел. Реше­ние выступает как средство оперативного руководства де­ятельностью организации или в случаях конфликтов, но толь­ко подчиненных ему субъектов. Свобода усмотрения весьма значительна. Решение может относиться к единичным субъ­ектам, но может касаться и целой группы лиц (общие распо­ряжения). Решение выступает как средство управления.

Административный тип правоприменения. Субъект право­применения не находится в служебных или организационных отношениях с адресатом решения. Адресатом решения может быть гражданин или организация. Рассмотрение дел регули­руется законом, отчасти ведомственными инструкциями. Ре­шения принимаются в случае правонарушений, конфликтов, жалоб и заявлений. Свобода усмотрения может быть различ­ной в зависимости от характера дел. Решение служит средст­вом осуществления функций государства в отношении граж­дан и организаций.

17.6. Идеология (принципы) правоприменения

Под идеологией правоприменения понимается совокуп­ность идей, взглядов на то, как должны применяться нормы права. Идеология определяет, какие ценности должны реали­зоваться в ходе правоприменения. Можно (несколько упро­щенно) говорить о принципах правоприменения. К числу ценностей (принципов), которые должны утверждаться в ходе правоприменения, относятся оперативность, объективность, единообразие, справедливость, целесообразность, эффектив­ность, законность.

Оперативность (быстрота) правоприменения — условие эффективной борьбы с правонарушениями и защиты закон­ных интересов субъектов. Противоположное качество — во­локита в разрешении дел — это, безусловно, антиценность. Чтобы избежать волокиты в разрешении дел, закон зачастую


устанавливает сроки рассмотрения, расследования дел, об­жалования, опротестования и т. д.

Объективность правоприменения в данном контексте по­нимается как беспристрастность правоприменителя. Решение будет объективным, если оно вынесено на основе критериев, не зависящих от субъекта применения, будет объективно вы­текать из норм права и фактов, беспристрастно установлен­ных в ходе правоприменения. Если на решение оказывает влияние пристрастность, заинтересованность правопримени­теля, то об объективности говорить не приходится. Объектив­ности способствует строгое соблюдение порядка, процедуры рассмотрения дел, установленных законом.

Единообразие правоприменения состоит в том, что по одно­типным делам выносятся однотипные решения. Решения бу­дут однотипны тогда, когда для решения определенного вида дел берутся одни и те же нормы и при выборе решения руко­водствуются одними и теми же критериями.

Справедливость решения состоит в том, что оно должно соответствовать представлениям о справедливости, сло­жившимся в обществе. Однако справедливость решения не должна противоречить его законности. В ходе применения должен действовать принцип: «что незаконно, то несправед­ливо». Здесь мы имеем дело со справедливостью «под правом» (что законно, то и справедливо), тогда как в процессе нор-мотворчества должна действовать «справедливость над пра-|юм», закон должен быть справедливым. Законодатель по мо­тивам справедливости может изменить закон, правопримени-тсль по этим мотивам не должен отходить от закона, выносить решение, противоречащее закону.

Справедливость в ходе правоприменения оказывает влия­ние на выбор решения в тех случаях, когда законом предус­мотрены разные варианты решения (относительно-определи­тельные и альтернативные санкции). Из их числа правопри-менитель выбирает наиболее соответствующие справедли-иости.

Эффективность и целесообразность решения. Правоприме-пительные решения будут эффективными тогда, когда они являются целесообразными, т. е. когда они в наибольшей сте­пени достигают цели, предусмотренной нормами права. Сте­пень эффективности определяется, следовательно, степенью достижения таких целей. Необходимо учитывать, что зачас-


тую цели одних и тех же норм могут быть разными. Между ними может возникнуть определенный конфликт. Так, напри­мер, целью наказания, как об этом сказано в ст.43 УК РФ, является исправление осужденного, предупреждение новых преступлений как осужденным, так и иными лицами. Оче­видно, что для предупреждения совершения преступлений другими лицами необходима максимальная мера наказания. Однако в силу ряда обстоятельств для исправления конкрет­ного осужденного и предупреждения с его стороны нового преступления достаточно минимума наказания или даже ус­ловного осуждения. В таких случаях правоприменитель по не­обходимости должен разрешить конфликт этих целей, вы­брать компромиссный вариант решения, который бы в опре­деленной мере достигал цели частного и общего предупреж­дения.

Подчеркнем, что стремления правоприменителя вынести наиболее целесообразное и эффективное решение по конк­ретному делу не должно противопоставляться законности этого решения. Для достижения целей эффективности и це­лесообразности правоприменитель не должен принимать ре­шения, противоречащие закону (соп1та 1е§ет) или в обход закона (ргас1ег 1е§ет). Или, иначе говоря, закон не должен нарушаться по мотивам целесообразности. Правопримени­тель может выбрать наиболее целесообразное и эффективное решение только в рамках закона, если закон допускает разные варианты решения.

Законность правоприменения. На всех стадиях правопри­менения следует соблюдать материальный и процессуальный законы. Основные требования законности состоят в следую­щем: правоприменительное решение должно основываться на достоверных, истинных фактах. Эти факты должны быть ус­тановлены, доказаны в соответствии с процедурой, предус­мотренной процессуальным законом. Доказательства, полу­ченные иным путем, в обход, в нарушение закона, не должны приниматься во внимание.

Должна быть дана правильная юридическая квалифика­ция фактам, для чего необходимо, чтобы была выбрана норма права, соответствующая фактам, и правильно истолкована.

Решение должно быть вынесено только в пределах ком­петенции соответствующего органа и с соблюдением проце­дуры его принятия.


Норма права должна применяться всегда, когда имеются факты, обстоятельства, ею предусмотренные.

В случаях отсутствия нормы права, необходимой для ре­шения дела, применение других норм по аналогии должно осуществляться в соответствии с^законом и только там, где такая возможность допускается законом.

Должна быть соблюдена форма правоприменительного акта, предусмотренная законом. Акт должен иметь все необ­ходимые реквизиты, придающие ему официальность и юри­дическую силу


Глава 18. ТОЛКОВАНИЕ ПРАВА

18.1. Понятие, необходимость и общая характеристика толкования права

Термин «толкование» (интерпретация) многозначен. В гу­манитарных науках с его помощью обозначается способ по­знания различных объектов человеческой культуры (интер­претация произведений искусства, интерпретация культурно­го значения материальных объектов, созданных человеком и т.п.) или понимание различного рода языковых тексто! (письменных источников). Именно в последнем смысле по­нимается данный термин, когда речь идет о толковании права

Однако и термин «толкование права» неоднозначен. С еп помощью обозначаются различные, хотя и взаимосвязанные понятия. Под толкованием права понимается, во-первых, оп ределенный мыслительный процесс, направленный на уста новление смысла (содержания) норм права. В таком понима нии толкование права находит свое выражение в совокупное ти его способов.

Во-вторых, под толкованием понимается результат ука занного мыслительного процесса, выраженный в совокупное ти суждений (грамматических предложений), в которых рас крывается содержание толкуеммх норм, например толкова ние, содержащееся в комментированном кодексе, в которо» после каждой статьи приводится ее разъяснение, или в пос тановлении Пленума Верховного Суда РФ по определенно! категории дел. В том же смысле употребляется данный тер мин, когда говорится о распространительном, ограничитель ном или адекватном (буквальном) толковании, о правильно? и неправильном толковании. Здесь по сути дела дается харак теристика результата толкования с определенных позиций:

первом случае — с точки зрения его соответствия тексту

264


альному выражению нормы; во втором — с точки зрения со­ответствия полученного результата общепризнанным прави­лам толкования.

Иная характеристика дается толкованию, когда мы гово­рим или пишем об официальном и неофициальном толкова­нии. В этом случае толкование как совокупность определен­ных высказываний (предложений), раскрывающих смысл норм права, характеризуется с точки зрения того, кем оно дано, от каких субъектов оно исходит, а в зависимости от этого — обладает ли оно формальной обязательностью для других субъектов. Фактически здесь речь идет о толковании как о разъяснении смысла нормы одним субъектом другому (или другим). Официальное разъяснение законов играет важ­ную роль, способствует единообразному пониманию и при­менению законов и в конечном счете единству законности.

Толкование как определенный познавательный процесс, процесс придания определенного значения языковым выра­жениям законов и иных нормативных актов имеет место на всех стадиях правового регулирования: в ходе правотворчест-и.1, систематизации права, при разных формах его реализации. Наибольшее значение толкование имеет в правоприменитель-ных процессах.

В российской юридической науке господствующей явля­ется точка зрения, что толкование имеет место в любом пра-ноприменительном процессе, что в толковании нуждается лю-|>пц закон. Заметим, что такой взгляд разделяется далеко не |" сми. Существует мнение ряда зарубежных авторов, что тол-| I тание имеет место только в определенных случаях, напри­мер при неясности, противоречивости законов и т. д. Когда ' г при непосредственном восприятии (прочтении) закон не г.|.| )ывает сомнения, толкования не требуется. Однако при по­им I ке более точного анализа терминов «ясное» и «понятное» ' .1мым неясным и непонятным оказывается, что же такое «яс-| г >г» и «понятное». Здесь имеет место явная апелляция к субъ-. I I ивным моментам. Ясное для одного оказывается неясным г| и другого. Не вдаваясь в полемику по данному вопросу, от-

-г гим, что необходимость толкования вытекает из диалекти-' и соотношения нормы права и действительности. Нормы иг.!!»;! носят общий и абстрактный характер, что позволяет

• ";1 гить регулированием если не бесконечное, то великое тожество конкретных ситуаций, отношений, которые всегда

265


отличаются друг от друга в том или ином аспекте. Разнооб­разие ситуаций порождает разнообразие вопросов юридиче­ского характера, ответы на которые призвано дать толкование. • Особенности формулирования норм права (лаконичность, специальная терминология и т. п.), их смысловые связи с дру­гими нормами, отсылки к иным социальным нормам и оцен­кам, а иногда и недостатки законодательной техники порож­дают необходимость толкования.

Следует подчеркнуть, что иногда отсутствие толкования может быть кажущимся. Опытный юрист довольно часто лег­ко, без особых усилий «схватывает» абстрактный смысл нор­мы права и применительно к конкретным ситуациям. Но сле­дует отметить, что такое легкое на первый взгляд понимание нормы имеет в своей основе как опыт прошлого собственного толкования, так и опыт других.

Особенность толкования как процесса познания опреде­ляется особенностями объекта познания (норм права). Нормы права не относятся к числу каких-либо материальных, веще­ственных объектов. Это объекты идеальные, объекты-мысли, заключенные в материальную языковую оболочку. Содержа­ние норм права недоступно непосредственному восприятию с помощью органов чувств. Нормы права нельзя, например, увидеть, видны только знаки соответствующего языка, кото­рые ничего не скажут субъекту, не знакомому с данным язы­ком. Только мышление (опосредствованное познание, опери­рующее понятиями, суждениями, умозаключениями) может постигнуть смысл нормы права.

В ходе толкования интерпретатор рассуждает, умозаклю­чает, опираясь на одни знания, выводит другие, отражающие содержание норм права.

Если толкование есть опосредствованное познание, то че­рез какие знания можно проникнуть, углубиться в содержание норм права, получить сведения, отражающие их смысл? Та­кими знаниями являются знания о внешних формах жизни, связях и опосредствованиях норм права. Во-первых, к числу этих форм и связей относится прежде всего языковая форма. Во-вторых, нормы права составляют часть правовой системы, каждая правовая норма проявляется в связях с другими нор­мами. Эти связи влияют на содержание норм права и знания, такие связи должны учитываться при толковании. В-третьих, нормы права имеют свой генезис (происхождение), знания о

266


котором также используются при толковании. В-четвертых, нормы права реализуются в действиях, поведении субъектов, находящихся в определенной социальной атмосфере. На по-нсдение этих субъектов оказывают влияние многие социаль­ные факторы (политика, правосознание, мораль и т.д.). В процессе регулирования общественных отношений нормы нрава взаимодействуют с этими факторами. И знания о таких связях используются при толковании.

Таким образом, в ходе толкования смысл норм права пос-гигается через знание языка, на котором они сформулирова­ны, знаний о системных связях норм права, знаний об их происхождении и функционировании. Этим видам знаний (средствам толкования) соответствуют способы толкования — языковой, систематический, исторический и функциональ­ный. Кроме того, в ходе толкования используется содержа­тельный материал самих норм права; оперирование этим ма­териалом с помощью логических приемов позволяет постиг­нуть, развернуть содержание норм права. Эти приемы охва-гываются логическим способом толкования, при котором интерпретатор не обращается к другим, внешним средствам толкования.

Толкование, как и любой процесс мышления, подчинено шконам и правилам формальной и диалектической логики. Каждое истолковательное положение должно быть обосно-нанным, доказанным. Таким качеством оно будет обладать только в случае, если сам процесс толкования протекал в со­ответствии с указанными правилами. Заметим, что некоторы­ми авторами диалектика толкования иногда противопостав­ляется формальной логике и сводится к приспособлению норм к изменившимся условиям. Правильным следует счи­тать положение, что диалектика толкования проявляется во неси совокупности способов и правил толкования. Толкова­ние как процесс познания — это не только объективный (объ­ект познания независим от познающего субъекта, процесс по-шания протекает в соответствии с объективно действующими (аконами формальной и диалектической логики), но и субъ­ективный процесс, ибо он осуществляется конкретным субъ­ектом, а его результат находит выражение в субъективных формах мышления (понятиях, суждениях). Субъекты, осу­ществляющие толкование, имеют неодинаковые умственные способности, уровень профессиональной подготовки, объем

767


индивидуального опыта и т. д. Эти свойства могут служить и источником заблуждений, ошибок, одностороннего, непра­вильного понимания норм права. Субъект толкования явля­ется носителем той или иной идеологии, правосознания, мо­рали, представителем интересов определенного класса.

Этим отчасти объясняется наличие различных подходов к толкованию — статического и динамического. При статиче­ском подходе в качестве основных ценностей правовой дей­ствительности рассматриваются стабильность и определен­ность права. Ориентируясь на эти ценности, интерпретатор не должен корректировать, изменять смысл закона под ка­ким-либо предлогом, он должен установить тот смысл закона, который придал ему законодатель. При динамическом под­ходе интерпретатор стремится максимально приблизить в хо­де толкования закон к жизни, приспосабливая и корректируя его в необходимых случаях.

Если обратиться к истории взглядов на толкование, то можно заметить их развитие от полного запрета до значитель­ной свободы толкования, когда толкование превращается в квазиправотворчество. Вспомним, что император Юстиниан в VI в. н. э. запретил толкование своих Дигестов, ибо все неясности, по его мнению, были устранены и не осталось оснований для сомнений.

. Буржуазные идеологи периода восхождения буржуазии к власти (Монтескье, Беккариа, Марат и др.) требовали точного следования букве закона, выступали противниками толкова­ния закона судами. Это была своеобразная реакция на про­извол феодального суда.

Однако реальность брала свое. Сторонники толкования приводили яркие примеры в пользу его необходимости. Так, С. Пуфендорф приводил следующий пример. В Болонье был издан закон, предписывающий «наказывать с величайшей су­ровостью всякого, кто станет проливать кровь на улицах». Случилось, что прохожий упал на улице в конвульсиях. По­звали врача, который для спасения пациента вынужден был сделать кровопускание. Следование букве закона требовало сурового наказания. Однако восторжествовало мнение, кото­рое вопреки буквальному смыслу не распространило на врача действие закона.

Придя к власти, буржуазия наделяет суд правом толкова­ния закона в соответствии с его «духом» и «разумом». Это

268


право было зафиксировано уже в Кодексе Наполеона. Речь шла о толковании ши-а 1е§ет (в пределах закона), о формаль-но-юридическом анализе закона согласно постулатам юриди­ческого позитивизма.

Однако в дальнейшем, в эпоху империализма, с усложне­нием общественных отношений появились другие взгляды. «Движение свободного права», расширяя понятие права, иключая в него «живое право» (как внутренний порядок в союзах, судебное право, создаваемое судьями), наделяет судью более широкими полномочиями, не только правом тол­ковать 1п1га 1е§ет, но и ргае-1ег 1е§ет (помимо, в обход закона) и случае пробелов. А отдельные представители (Стампс) до­пускали в крайних случаях возможность толкования соМга 1с§ет (вопреки закону), право изменять закон судьями.

В период становления социалистического права, в период культа личности, необоснованных репрессий ярко проявля­ется динамический, приспосабливающийся к новым реалиям подход к толкованию. В первый период, когда допускается применение отдельных законов свергнутых режимов, приспо­собление и изменение их в ходе толкования на основе рево­люционной политики, морали, правосознания становится не­избежным. Гибкое, приспосабливающееся толкование в пе­риод культа личности было поставлено на службу незаконным репрессиям. В последующие годы практика и теория толко­вания постепенно исключали возможность произвольного и изменяющего закон толкования.

Очевидно, что в условиях общественно-политической стабильности, отсутствия устаревшего законодательства в правовом государстве в ходе'толкования следует отдавать предпочтение стабильности и определенности права. Ориен-| ируясь на эти ценности, интерпретатор не должен коррек­тировать, изменять закон в угоду политическим или иным интересам, он должен устанавливать тот смысл, который при­дал ему законодатель.

18.2. Способы толкования

Отметим, что юридическая наука не достигла единства пзглядов на количество способов толкования. Среди способов называются: языковой (или грамматический), исторический (у некоторых авторов — историко-политический), системати-

269


ческий, логический, телеологический (целевой), специаль­но-юридический, функциональный. Общепризнанными яв­ляются три первых. Что же касается остальных, то о них или умалчивается, или приводятся какие-либо аргументы против. Не вдаваясь в полемику о признании или непризнании тех или иных способов толкования, мы возьмем за основу клас­сификации внешние формы «жизни» норм права, их связи и опосредования. Отметим, что способом толкования при этом будем называть совокупность однородных приемов и правил толкования, базирующихся на однородных средствах и аргу­ментах.

Языковой способ толкования основывается на знании языка, на котором сформулированы нормы права, на исполь­зовании правил синтаксиса, морфологии, словоупотребления.

При определении значения терминов и слов следует учи­тывать многозначность слов и выражений. Законодатель из многих значений слова выбирает одно, самим текстом при­давая ему определенное значение. Поэтому одно из основных правил языкового способа толкования состоит в том, чтобы определить значение слов в контексте статьи или норматив­ного акта.

При толковании используются, конечно, все правила язы­ка, но особенно важно обращать внимание на употребление соединительных и разделительных союзов, а также на совер­шенную и несовершенную формы глаголов и причастий. Со­вершенная форма употребляется тогда, когда законодатель связывает наступление юридических последствий не только с фактом совершения определенных действий, но и с фактом наступления определенного результата. Например, согласно ч. 4 ст. 33 УК РФ подстрекателем является лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, под­купа, угрозы и другим способом. Следовательно, лицо, скло­нявшее кого-либо к совершению преступления, но не добив­шееся результата, не будет подстрекателем. При использова­нии несовершенной формы глагола законодатель не связыва­ет юридические последствия с каким-то обязательно наступившим результатом действий, достаточно самих дейст­вий определенного рода. Например, в ст. 2—7 УК РФ сказано:

«Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека или иные тяжкие последствия...»

270


Юридической наукой выработан ряд правил языкового юлкования. Перечислим некоторые из них.

1. Словам и выражениям следует придавать то значение, которое они имеют в соответствующем литературном языке, гели нет оснований для иной их интерпретации. В междуна­родном праве это правило называется «золотым правилом юлкования». Придание словам иного значения, отличного от общеупотребительного, должно быть обосновано, доказано с помощью иных способов толкования или вытекать из легаль­ных дефиниций.

2. Если законодатель с помощью легальной дефиниции (определения, данного в законе) или иным путем определил шачение термина, то именно в этом смысле и следует его употреблять.

3. Значение термина, установленное законодателем для цанной отрасли права, нельзя без достаточных оснований рас­пространять на другие отрасли.

4. Если в законе не определено значение термина, то сле-цует-ему придавать тот смысл, в котором он употребляется в юридической науке и практике.

5. Идентичным формулировкам одного и того же закона нельзя придавать разное значение, если это не следует из са­мою закона.

6. Нельзя придавать без достаточных оснований разным юрминам одно значение.

7. Недопустимо такое толкование, при котором отдельные снова закона трактовались бы как лишние.

Систематический способ толкования необходимо вытека­ет из такого свойства правовых норм, как системность. Он предполагает установление смысла норм права на основе ис­пользования знаний о логических связях с другими нормами.

В ходе систематического толкования, во-первых, опреде-ияегся место нормы в системе права, в отрасли права, в инс-I итуте права. Далее устанавливаются нормы, логически свя-шпные с толкуемой. Знания об их содержании используются Ш1Я уточнения смысла толкуемой нормы.

При систематическом толковании важен учет наиболее | иничных функциональных связей норм права, оказывающих влияние на смысл толкуемой нормы. К числу таких связей относятся:

•"»-7 1


а) связь толкуемой нормы с нормой, тем или иным спо­собом раскрывающей смысл термина, который использован в толкуемой норме;

б) связи общих и специальных норм. Специальные нормы • ограничивают сферу действия общей нормы, делают изъятие из нее. При наличии специальной нормы общая норма не применяется. В юридической науке и практике сложилось правило: 1ех 5рес1аИ5 аего§а1.1е@1 еепегаИ (специальный закон отменяет действие общего закона применительно к фактам, предусмотренным специальным законом). Например, ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку. Если эту статью толковать изолированно от других статей гл. 16 УК РФ, то неизбежен вывод, что любое убийство охватыва­ется ст. 105 УК РФ. Если же привлечь для толкования статьи, предусматривающие специальные составы убийства (в состо­янии сильного, внезапно возникшего душевного волнения — ст. 107, при превышении пределов необходимой обороны — ст. 108 УК РФ), то неизбежен другой вывод: не каждое убий­ство охватывается ст. 105 УК РФ. Ст. 107 и 108 являются спе­циальными и ограничивают сферу действия ст. 105;

в) свйзи отсылочных статей. Из самой отсылочной статьи видно, что норма в ней сформулирована не полностью. Чтобы уяснить норму, содержащуюся в отсылочной статье, необхо­димо привлечь ту статью, к которой делается отсылка;

г) связи близких по содержанию, одновидовых норм, не находящихся в соотношении общей и специальной нормы. В этом случае используется метод сравнения, сопоставления двух близких по содержанию норм, что позволяет с большей четкостью отграничить их, выявить у каждой из них призна­ки, по которым они различаются. Например, толкование ст. 129 (клевета) и ст. 130 (оскорбление) УК РФ дается в сравне­нии их между собой. Такое же сравнение необходимо при толковании ст. 330 УК РФ об уголовно наказуемом самоуп­равстве и ст. 166 КоАП, которая устанавливает администра­тивную ответственность за самоуправство.

Логический способ толкования — такой мыслительный процесс, в ходе которого интерпретатор с помощью логиче­ских приемов оперирует материалом самой нормы права, не обращаясь к другим средствам толкования. В результате таких операций общее, абстрактное содержание правовой нормы

272


приобретает более конкретный, развернутый характер, при­ближенный к конкретным жизненным ситуациям.

При логическом способе толкования применяются раз­личные логические приемы: логическое преобразование, ло­гический анализ понятий, умозаключения степени (а ГогиогО, иыводы по аналогии, выводы от противного (аг§итеп1ит а соп1гапо), доведение до абсурда (гейиспо ас1 аЬхигйит) и др.

Норма права — общее и абстрактное правило поведения. Такой характер ей придает использование общих и абстракт­ных понятий. Для применения нормы к конкретным ситу­ациям, к конкретным субъектам необходимо ее конкретизи­ровать, детализировать. Это достигается путем логического анализа понятий. Каждое понятие имеет свое содержание (со­вокупность признаков и объем, класс предметов» мыслимых с помощью понятия). При анализе понятия вычленяются его признаки, определяется его объем— устанавливается круг предметов, мыслимых с его помощью. Объем понятия может быть подвергнут делению. В результате содержание и объем понятия будут выражены в совокупности суждений более конкретного характера, приближенные к конкретным жиз­ненным ситуациям. Следует отметить, что логический анализ понятия является одной из наиболее распространенных и сложных операций в толковании.

Например, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. дается анализ понятия огнестрельного оружия: «Применительно к ст. 218 и 219 УК РФ под огне­стрельным оружием следует понимать все виды боевого, слу­жебного и гражданского оружия, в том числе самодельного изготовления (кроме охотничьего длинноствольного гладко­ствольного оружия), конструктивно предназначенного для механического поражения цели на расстоянии снарядом, по­лучающим направление движения за счет энергии порохового или иного заряда». Во второй части предложения перечисле­ны признаки понятия огнестрельного оружия. Далее в поста­новлении раскрывается объем указанного понятия путем пе­речисления видов огнестрельного оружия: «к Ним относятся винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, автоматы и пу­леметы, минометы, гранатометы, пушки, иные виды огне­стрельного оружия независимо от калибра».

Умозаключение степени (а Гогиоп) складывается из двух правил: кто управомочен или обязан к большему, тот управо-

273


мочен или обязан к меньшему (аг@итеп1ит а та)оп ао. ттш);

кому воспрещено меньшее, тому воспрещено большее (агеитепШт а ттоп аа таща). Очевидно, что сравниваемые предметы, действия (большее и меньшее) должны принадле­жать к одному и тому же виду, быть однородными. Если, на­пример, какой-либо государственный орган уполномочен из­давать нормативные акты (большее полномочие), то тем са­мым уполномочен и давать разъяснения своим актам, если он прямо законом не лишен такого полномочия.

Выводы по аналогии как логический прием толкования (апа1о§1а т1га 1е@ет) следует отличать от аналогии как способа восполнения (преодоления) пробелов в праве (апа1о§1а ехп"а 1е§ет). Рассмотрим один из случаев использования этого приема при толковании правовых норм с незаконченным пе­речнем. В этом случае законодатель, перечисляя какие-то об­стоятельства, дает лишь приблизительный их перечень, упот­ребляя обороты «и другие», «и в других случаях», «и тому по­добное». Тем самым законодатель уполномочивает лицо, при­меняющее и толкующее норму права, расширить этот перечень за счет других обстоятельств, аналогичных перечис­ленным.

Например, в ст. 1079 ГК РФ сказано: «Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого на­пряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильно действующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с ней деятельности и др.), обязаны возмес­тить вред, причиненный источником повышенной опаснос­ти...» В данном случае по аналогии перечень используемых видов энергии может быть продолжен и названы такие ее ви­ды, как паровая, солнечная, ветровая, морских приливов.

Исторический способ толкования имеет цель установить смысл нормы права, исходя из условий, обстоятельств их воз­никновения При этом интерпретатор опирается на знания о конкретно-исторических условиях, об обстановке, причинах и поводах, вызвавших принятие толкуемого акта для опреде­ления целей и задач, которые преследовал законодатель, из­давая его.

Источники, из которых можно получить данные об ука­занных факторах, могут быть различные. Наибольшее значе­


ние имеют источники, относящиеся к правотворческому про-I ц-ссу: проекты нормативных актов, объяснительные записки к проектам, протоколы заседаний органов, занимавшихся их подготовкой, доклады, содоклады и выступления по проектам и правотворческом органе и т. д. Данные, полученные из этих 11ГТОЧ ников, используются как аргументы для подтверждения или опровержения тезисов, выдвинутых в ходе толкования и (•«скрывающих смысл нормы.

Следует подчеркнуть, что знания исторического характера шчастую недостаточны для детального раскрытия содержания норм права. Они могут раскрыть лишь общий характер нор-|,| | ивных актов, объяснить причины и цели их издания.

Необходимо также иметь в виду, что одни и те же причины " цели могут вызвать к жизни акты далеко не одинакового ' ' 1дсржания, ибо одни и те же цели могут быть достигнуты с 'пмощью разных правовых средств. Какие выбрать правовые 1'едства, во многом зависит от оценок этих средств законо-|. нолем.

Однако в ходе исторического толкования можно устано-111П ь, что норма акта не действует, так как исчезли отношения, ||.| которые она была рассчитана; не действует определенное положение нормы в силу тех же причин; данная норма, как изданная в иных условиях, не отвечает целям и задачам пра-1КШОГО регулирования на момент толкования, а потому тре-(>уст определенной корректировки.

Наибольшее практическое значение при историческом юлковании имеет сравнительный прием, в ходе которого мо-| vi сравниваться аналогичные нормы: с одной стороны, тол­куемая норма, с другой — аналогичная норма, содержащаяся || старом нормативном акте или в проекте нормативного акта. 1 лкое сравнение особенно важно на первых этапах примене­ния нового законодательства. Оно дает возможность интер­претатору освободиться от старых представлений о содержа­нии того или иного института, нормы права, более четко вы-н нить различия между старой и новой нормами. Сравнение формулировок принятого акта с его проектами позволяет по­казать, в каком направлении двигалась мысль законодателя, к чему он стремился, внося изменения в первоначальные фор­мулы проекта, расширить или сузить круг прав и обязаннос-юй, смягчить или усилить ответственность, расширить ее или »| раничить и т. д.

275


I

Функциональный способ толкования опирается на знание | факторов и условий, в которых функционирует, действует, | применяется толкуемая норма права. При функциональном 1 толковании используются оценки и аргументы, относящиеся к сфере политики, правосознания, морали и т. д.

Роль функционального способа толкования различна в за­висимости от того, какой подход, статический или динами­ческий, преобладает в практике толкования. Если превалиру­ет динамический подход, роль функционального толкования повышается, если статический — снижается. Поэтому широ­кое применение, рассматриваемый способ находит в период становления новой правовой системы (социалистического права или права в условиях рыночной экономики), когда про­должают действовать устаревшие законы. Корректировка, приспособление этих законов к новым условиям жизни на основе принципов новой политики, правосознания, морали, на основе учета конкретно-исторической обстановки стано­вятся неизбежными. Так, согласно Декрету о суде № 1 совет­ские суды могли руководствоваться законами свергнутых пра­вительств, если они не отменены революцией и не противо­речат революционной совести, революционному правосозна­нию, политике рабоче-крестьянского правительства. Декрет, следовательно, прямо ставил применение этих законов в за­висимость от их оценки с точки зрения революционной мо­рали и революционного правосознания и предусматривал воз­можность их исправления на основе принципов пролетарской морали и правосознания.

Более широко используется функциональный способ при отстаивании законодательства от развивающихся условий жизни. В условиях стабильного развития общества, укрепле­ния правопорядка при наличии развитого и обновленного за­конодательства различного рода аргументы политического, морального и идеологического характера не противопостав­ляются закону в ходе его толкования и применения, ибо ос­новные политические, экономические, идеологические инте­ресы личности и общества находят в нем отражение. Функ­циональный способ толкования в этих условиях используется главным образом при установлении содержания правовых норм, включающих оценочные термины.

С помощью оценочных терминов обозначаются самые различные явления: ситуации и состояния (неблагоприятные

77Й


| ловия — ст. 152 СК РФ), действия (позорящие — ст. 129 УК 1'Ф, добросовестные — ст. 10 ГК РФ), результаты действий 'крупный размер— ст. 174 УК РФ, исключительность "истоятельств — ст. 64 УК РФ), мотивы и побуждения (коры-^ шые — ст. 126 УК РФ, хулиганские — ст. 105 УК РФ), причины — уважительные, неуважительные, предметы, вещи || их свойства (благоустроенное жилое помещение — ст. 91 'К К РСФСР) и т.д.

Оценочные термины права используются для обозначе­ния широкой совокупности эмпирических свойств явлений и предметов. Это термины, относительно неопределенные по ' поему содержанию. Например, термин «нарушение охраняе­мых законом интересов общества и государства», содержа­щийся в формулировке ст. 293 УК РФ (халатность), обозна-|.|ст явления, имеющие различные эмпирические свойства в |.1иисимости от отрасли хозяйства и управления, должност­ною положения субъекта, характера его противоправных дей-| | пий и т. д. Такого рода термины не могут быть истолкованы •к-) использования критериев, находящихся за пределами пра-и.1, если сам законодатель не дал им разъяснения. В качестве | .1ких критериев выступают критерии морали, правосознания, 'щенки, сложившиеся в той или иной сфере деятельности. Например, при толковании терминов и выражений «нравст-нгпные качества опекуна» (ст. 146 СК РФ), «неприличная форма унижения чести и достоинства» (ст. 130 УК РФ) ис­пользуются оценки и аргументы морального характера.

Оценочные термины типа «крупный ущерб», «тяжкие по­следствия», «существенный вред» и др. истолковываются на основе «привязки» их к конкретным ситуациям и нахождения общего стандарта (образца) оценки этих ситуаций.

Такие стандарты, характеризующие явления, предметы, ситуации, складываются применительно к определенному их ниду, в определенное время и с течением времени могут из­меняться. Следовательно, может изменяться в известной мере и содержание оценочных терминов. Например, стандарт как основание оценки в качестве необходимых средств, которыми располагают внуки для содержания своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи деда и бабушки (ст. 95 СК РФ), скла­дывается, исходя не из конкретного состояния средств конк­ретных внуков, а на основе многих социальных и материаль­ных условий жизни граждан общества в определенный отре-

777


зок времени. То же можно сказать и о толковании термина «нуждающиеся в помощи».

В выработке этих стандартов большая роль принадлежи! судебной практике. Вышестоящие судебные инстанции обоб­щают практику и на ее основе более четко формулируют кри­терии оценки ситуаций, обозначенных оценочными терми­нами.

Следует сказать, что в новейшем законодательстве РФ на­блюдается широкое использование легальных дефиниций (де­финитивных норм) терминов. Например, в новом УК РФ е виде примечаний к статьям содержится свыше двадцати ле­гальных определений, в том числе и оценочных терминов (крупный ущерб, крупный размер, значительный размер и др.). В таких случаях проблема толкования оценочных терми­нов упрощается, они должны пониматься в смысле, опреде­ленном легальными дефинициями.

Как отмечено выше, некоторые авторы в качестве само­стоятельного выдвигают телеологический (целевой) способ толкования. Бесспорно, что интерпретатор в ходе толкования оперирует целями института и определенной нормы. Но они устанавливаются путем использования разных способов тол­кования (языкового, систематического, исторического и т. д.). А цель — это результат, который достигается действием, функционированием института или отдельной нормы. В це­лях проявляются их функции. Использование цели в ходе тол­кования можно отнести к функциональному толкованию. В ходе толкования должны быть достигнуты такой результат толкования, такое понимание смысла нормы, которые наи­более соответствовали бы ее функции, целям самой нормы, института, отрасли. В случае если возможны разные понима­ния (результаты толкования), то интерпретатор должен вы­брать тот, который больше соответствует функциям (целям) толкуемой нормы, и отвергнуть противоположный.

Такую же роль в толковании имеют аргументы морали, правосознания, в том числе представления о справедливости. В случае неоднозначного толкования следует отдавать пред­почтение тому варианту, который больше соответствует об­щепризнанным принципам морали, правосознания, справед­ливости.

Отметим, что толкование конкретной нормы начинается с языкового способа, далее, в зависимости от конкретной ис-

278


толковательной ситуации, решающее место может занять ка- . кой-то другой способ толкования либо используется вся их совокупность.

18.3. Результат толкования. Виды толкования по объему

Нормы права — это правила весьма общего характера, ох­ватывающие своим содержанием значительную совокупность отношений, фактов, ситуаций, разнообразных по своим ха­рактеристикам. Рациональный законодатель всегда стремится изложить нормы права кратко, лаконично. Этим достигается цель законодательной экономии. Но с другой стороны, это вызывает и определенные затруднения в ходе их применения. Поэтому важной целью толкования является раскрытие, раз­вертывание содержания нормы права в совокупности более детальных положений для приближения их к конкретной си­туации, чтобы не возникали сомнения при юридической ква­лификации этих фактов и ситуаций (подведении их под тол­куемую норму). В одном-двух словесных выражениях можно отразить только какую-то одну сторону, момент содержания нормы права. Поэтому, например, разъяснения (коммента­рий) к той или иной статье комментированного кодекса по своему объему в несколько раз превышают текст самой статьи.

С точки зрения языка и логики результат толкования мо­жет быть выражен в разных ложноязыковых формах: сужде­ниях о содержании нормы права, юридических оценках и ин­терпретационных нормах. В суждениях утверждается или от­рицается что-либо о содержании норм права: о субъектах, о ситуациях, на которые распространяется норма права, о пред­писываемых, запрещаемых, дозволяемых действиях и т. д. В юридических оценках (суждениях о юридической квалифи­кации) диалектически сочетаются результаты толкования и юридической квалификации. Приведем пример из судебной практики: «Умышленное убийство в присутствии близких по­терпевшему лиц может быть признано совершенным с особой жестокостью в случаях, когда виновный сознавал, что причи­няет этим лицам особые страдания» (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1987. № 1. С. 341). В приведенном положении, бесспорно, дается юридическая квалификация действия, но в нем отражается и смысл соответствующей нормы (ныне это

279


ст. 105 УК РФ). Интерпретационные нормы являются резуль­татом толкования только органов, имеющих право давать официальное нормативное толкование. Оно потому и назы­вается нормативным, что формулируется в виде норм, содер­жащихся в актах толкования, предписывающих другим субъ­ектам то или иное понимание и применение законов.

Остановимся на проблеме критериев истинности и пра­вильности результата толкования. Иногда в отечественной литературе оценка истинности и правильности толкования подменяется какими-то иными оценками. Утверждается, на­пример, что критериями истинности и правильности толко­вания является правосознание, политика государства. Оче­видно, что результат толкования можно оценить с точки зре­ния указанных критериев, но это будет оценка не правиль­ности и истинности толкования, а его соответствия именно этим критериям. Как поступит интерпретатор в случае несо­ответствия толкования указанным критериям, будет зависеть от состояния законодательства, законности, господствующих в стране взглядов и позиции самого интерпретатора. При оп­ределенных условиях это может послужить отправной точкой для приспосабливающегося толкования. Однако при стабиль­ном законодательстве, строгом режиме законности интерпре­татор должен исходить из того, что именно в самом законе выражены высшая политика государства и идеи правосозна­ния, справедливости и т. д.

Нередко в качестве критерия правильности и истинности толкования рассматривается сам закон или воля, выраженная в законе. В этом случае мы имеем дело с порочным кругом, ибо, чтобы закон (или воля, в нем выраженная) стал крите­рием толкования, он должен быть прежде уяснен, истолкован, его содержание выражено в соответствующих высказываниях, но они-то как раз и составляют результат толкования и нуж­даются в критериях.

• Представляется, что к проблеме критериев правильности и истинности толкования следует подходить с позиции мате­риалистической гносеологии, в которой общепризнано, что в качестве такого критерия выступает практика, но не любая, а общественная, практика по преобразованию природы и об­щественных отношений.

Общественная практика выступает в качестве критерия как непосредственно, так и в опосредствованных формах. На-

280


пример, и. «е» ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, совершенное общеопасным способом. Если ис­толкователь пришел к выводу, что определенный способ яв­ляется общеопасным (т. е. опасным для жизни многих людей), то можно оценить правильность этого вывода, обратившись непосредственно к практике, охватывающей данный способ действий. В большинстве же случаев нет необходимости при­бегать к практике непосредственно, достаточно обратиться к критериям, опосредствующим практику.

К опосредствующим формам практики и опыта относят правила языка, законы и правила толкования. Если толкова­ние осуществлялось с явным нарушением этих правил, то можно определенно сказать, что результат такого толкования является неправильным, неистинным.

Результат толкования характеризуется и с точки зрения его объема. Объем толкования определяется его соотношени­ем с текстуальным выражением (текстом) нормы. По объему толкование может быть буквальным, распространительным и ограничительным.

При буквальном толковании действительное содержание нормы права, установленное в ходе использования всех не­обходимых для данного случая приемов толкования, совпа­дает с результатом, полученным на основе простого прочте­ния ее текста (смысл и буква закона совпадают).

При распространительном толковании действительное содержание оказывается шире буквальной формулы нормы, а при ограничительном, наоборот, уже. К распространитель­ному или ограничительному результату интерпретатор прихо­дит на основе использования совокупности всех способов толкования. Например, если норму, содержащуюся в п. 1 ст. 34 СК РФ, толковать изолированно от других норм права, то по буквальному ее смыслу любое имущество, нажитое супру­гами во время брака, является их совместной собственностью, ибо так прямо и сказано в этой норме. Если же толковать данную норму в связи с нормой, изложенной в п. 2 ст. 36 СК РФ, то толкование будет иным и правильным — ограничи­тельного свойства. Оказывается, согласий п. 2 ст. 36 СК РФ, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т. п.), приобретенные во время брака за счет общих средств супру­гов, признаются имуществом того супруга, который ими пользуется. Таким образом, не все имущество, нажитое во время брака, является совместной собственностью супругов.

281


Ограничительное или распространительное толкование возможно только тогда, когда установлено несоответствие между действительным содержанием нормы права и ее текс­туальным выражением. В противном случае будет допущено нарушение законности. Любое ограничительное или распро­странительное толкование должно основываться на доказа­тельствах и соответствующим образом аргументироваться.

Ограничительное или распространительное толкование допускается тогда, когда законодатель употребил слово или выражение, обозначающее в языке, на котором изложена нор­ма, понятие более широкого или узкого объема по сравнению с объемом того понятия, которое в действительности имел в виду законодатель при формулировании нормы права и ко­торое вытекает из ее контекста или из контекста норматив­ного акта.

Ограничительное или распространительное толкование норм права может вытекать из их системности. Например, легальное определение ночного времени не всегда совпадает с обыденным, астрономическим его пониманием.

Ограничительное толкование может вытекать из наличия специальной нормы. Специальная норма ограничивает сферу действия общей нормы, делает из нее изъятия. Она как бы отменяет действие общей нормы в той части, на которую рас­считана специальная норма (1ех 5рес1аи5 с1его§а1 1е§1 §епегаИ). Действие этого правила показано выше применительно к тол­кованию ст. 105 УК РФ и ст. 34 СК РФ.

Распространительно толкуются незавершенные перечни и т. д. Недопустимо распространительное толкование исчер­пывающих, законченных перечней (обстоятельств, субъектов и т.д.), распространительное толкование санкций, положе­ний, составляющих исключение из общего правила. Недопус­тимо ограничительное толкование незаконченных перечней. Не подлежат распространительному или ограничительному толкованию термины, определенные легальной дефиницией, если такое толкование выходит за ее рамки.

18.4. Виды толкования по субъектам

В качестве субъекта толкования может выступать любое лицо, однако юридическое значение толкования, его обяза­тельность для правоприменителей при этом будут неодина-

^^^


ковы. Они зависят от правового положения субъекта, толкую­щего норму права. По субъектам толкование подразделяется на официальное и неофициальное.

Официальное толкование дается органами, уполномочен­ными на это государством. Оно является обязательным для других субъектов.

Официальное толкование подразделяется на аутентиче­ское и делегированное.

Аутентическое толкование дается органом, издавшим тол­куемый нормативный акт. Специального полномочия на аутентическое толкование не требуется. Оно вытекает из пра-вотворческого полномочия органа. Если соответствующий го­сударственный орган наделен правом издавать нормативные акты, то отсюда следует, что он вправе давать разъяснение этим актам.

Делегированное толкование основывается на законе. В этом случае закон наделяет тот или иной орган правом да­вать толкование актам, изданным другими органами.

Официальное толкование, как аутентическое, так и ле­гальное, может быть казуальным или нормативным.

Казуальное толкование дается применительно к отдель­ному случаю (казусу). Оно формально обязательно только для конкретного дела. Например, Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев какое-либо дело в порядке надзора, отменяет решение нижестоящего суда и в своем определении дает тол­кование применительно к данному делу. Однако действитель­ное значение актов казуального толкования, даваемого выше­стоящими инстанциями, гораздо шире. Эти акты выступают для нижестоящих органов в качестве образцов понимания и применения закона. Нижестоящие инстанции всегда ориен­тируются на практику толкования и применения законов вы­шестоящими органами и обычно следуют ей.

Иногда в литературе принципиальные положения, содер­жащиеся в решениях высших судебных инстанций по конк­ретным делам, называют прецедентами. Но этот прецедент является лишь примером для подражания, для правильного понимания и применения закона. Формальной обязательнос­ти для других дел он не имеет и не является прецедентом в смысле источника права, как это имеет место в англосаксон­ских правовых системах.

Нормативное толкование дается применительно к рас­смотрению всех дел определенной категории, разрешаемых


на основе соответствующих норм. Толкование называется нормативным не потому, что это толкование норм. Любое толкование — это толкование норм. Нормативным оно явля­ется в силу того, что носит общий характер, формально обя­зательно при рассмотрении всех дел, разрешаемых на основе истолкованной нормы. Как уже отмечено, оно нормативно потому, что результат такого толкования выражен в виде ин­терпретационных, обязательных для других субъектов норм. Это нормы о нормах. В них предписывается» как следует по­нимать и применять другие правовые нормы.

Нормативное толкование законов дается обычно в поста­новлениях пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбит­ражного Суда РФ по определенной категории дел. Правом толкования Конституции РФ, принятой путем референдума, наделен Конституционный Суд РФ.

По поводу правовой природы актов судебного норматив­ного толкования в отечественной юридической литературе нет единства взглядов. Одни авторы рассматривают их в ка­честве источников права, другие не признают за ними такого качества.

Отметим, что акты судебного нормативного толкования — это акты нормативные (содержат нормы в нормах), они фор­мально обязательны для субъектов, применяющих эти нормы. Этим они напоминают иные нормативные акты как акты пра-вотворчества. Но в отличие от последних они не должны ииеть нормативной новизны, не должны содержать ничего, чего бы не бьыо в толкуемых законах. Это как бы источники (квазиисточники) права. Сами по себе они не действуют и не могут быть положены в основу приговоров или решений су­дов. Они служат лишь аргументом, основанием в пользу того или иного понимания и применения нормы права. Следует иметь в виду, что механизм правового государства строится на принципе разделения властей. Судебная власть не может заниматься правотворчеством. Ее функция — осуществление правосудия. Это закреплено в Конституции РФ (ст. 10, 118, 120 и др.). Сами высшие судебные инстанции не рассматри­вают себя в качестве правотворческих органов. При издании актов судебного нормативного толкования верховные судеб­ные инстанции (пленумы судов) не дают оценок толкуемым законам с точки зрения их эффективности, целесообразности, справедливости и т. д., которые неизбежны в ходе правотвор-

284


чества. Постановления пленумов верховных судебных инс­танций основываются на анализе и оценках правопримени-гельной практики нижестоящих судов. Они принимаются, как указывается обычно в самих постановлениях, в целях пра­вильного и единообразного понимания и применения зако­нов, но не в целях поправок и дополнений к ним. Поводами для принятия этих постановлений являются обычно обобще­ния судебной практики по определенной категории дел и вскрытые при этом ошибки; или же они издаются в связи с принятием новых законов, вызывающих затруднения при их применении, в связи с возникновением у судов вопросов, тре­бующих разрешения, и т. п.

Особое место в ряду постановлений высших судебных инстанций занимают решения Конституционного Суда РФ, связанные с толкованием Конституции РФ и проверкой конституционности тех или иных нормативных актов. Конс­титуционный Суд не может давать толкование Конституции по собственной инициативе. Толкование дается только по письменному запросу субъектов, прямо перечисленных в ч. 5 ст. 125 Конституции РФ (Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, органы законода­тельной власти субъектов федерации), в пленарном заседа­нии решение принимается квалифицированным большинст­вом голосов членов Суда, толкование носит нормативный характер, оно обязательно для всех субъектов.

Конституционный Суд рассматривает, кроме того, дела о конституционности федеральных законов, актов Президента РФ, палат Федерального Собрания, Правительства РФ, конс­титуций и иных актов субъектов федерации, договоров орга­нов власти РФ и органов власти субъектов федерации, не вступивших в силу международных договоров РФ, а также жалобы на нарушение конституционных норм и свобод граж­дан и по запросам судов, Генерального прокурора. Уполно­моченного по правам человека; проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению. При­знание неконституционности того или иного акта сопровож­дается толкованием как Конституции РФ, так и соответст­вующего закона и их сопоставлением. Признанный неконс­титуционным акт теряет юридическую силу, перестает быть обязательным. Если учесть, что правотворчество — это не только издание новых норм права, их изменение и дополне-

285


ние, но и их отмена, то можно прийти к выводу, что Консти­туционный Суд РФ в этом своем качестве выступает своеоб­разным правотворческим органом с негативной (отменитель-ной) функцией, и его постановления о признании норматив­ных юридических актов неконституционными являются источниками права.

Кроме верховных судебных инстанций официальное тол­кование законов РФ могут давать и исполнительные органы, но в пределах своей компетенции и только тех законов, ко­торые они призваны осуществлять. Например, ни Президент РФ, ни Правительство РФ не могут толковать Конституцию РФ, Уголовный, Гражданский, Уголовно-процеосуальный, Семейный кодексы и др. Это — компетенция судов. Но в по­рядке исполнения законов они издают подзаконные акты с целью их конкретизации и определения порядка исполнения. В этих актах могут содержаться и истолковательные, разъяс­нительные положения, но, повторим, только тех законов, во исполнение которых они изданы. Специальных актов толко­вания законов они, как правило, не издают. Но очевидно, что эти органы могут давать аутентическое толкование своим соб­ственным актам.

То же самое относится и к подчиненным Правительству РФ министерствам, комитетам и службам. Они издают в пре­делах своей компетенции постановления, приказы и инструк­ции во исполнение законов РФ, указов Президента и поста­новлений Правительства РФ. В этих актах также могут содер­жаться положения истолковательного характера. Министер­ства, ведомства, их управления и отделы рассылают на места документы инструкционно-разъяснительного характера: ин­формационные письма, указания и т. д., в которых тоже могут содержаться разъяснения нормативных актов, указания о по­рядке их применения. Вышестоящие судебные органы рассы­лают нижестоящим обзоры практики с анализом недостатков толкования и применения законов. Подобного рода докумен­ты имеют скорее информативный, а не строго предписываю­щий характер, характер советов, рекомендаций о том, как сле­дует толковать и применять соответствующие нормативные акты. Так как эти документы исходят от вышестоящих орга­нов, то они обладают достаточной степенью авторитета и на­правляют деятельность нижестоящих инстанций в нужное русло.

286


Следует отметить, что на территории РФ продолжают дей­ствовать законы СССР, поскольку в РФ отсутствуют соответ­ствующие законы, действуют и соответствующие разъясне­ния, данные органами Союза ССР (в частности. Верховным Судом СССР и Государственным Арбитражем СССР). Выс­ший Арбитражный Суд РФ 15 апреля 1992 г. по этому вопросу принял специальное Постановление № 7.

Официальное толкование нормативных актов субъектов федерации определяется их законами. Здесь существуют раз­ные варианты. Например, конституции республик и уставы других субъектов федерации толкуются их конституционны­ми или уставными судами или самим законодательным орга­ном.

Неофициальное толкование осуществляется субъектами, деятельность которых в этой области не является официаль­ной. Ими являются научные учреждения, ученые, адвокаты, юрисконсульты и т. д. Неофициальное толкование необяза­тельно для других субъектов. Сила и значение такого толко­вания зависят от личного авторитета интерпретатора, от обо­снованности и аргументированности его истолковательных выводов.

Разновидностью неофициального толкования является доктринальное (от слова «доктрина» — наука), которое дела­ется учеными-юристами в монографиях, статьях, коммента­риях к закону и т. д.

Доктринальное толкование как научное нельзя противо­поставлять официальному как ненаучному. Официальное тол­кование в не меньшей мере научно, чем доктринальное. На­пример, официальное толкование, даваемое высшими судеб­ными инстанциями, основывается на всестороннем научном обсуждении практики применения толкуемых актов в науч­но-консультационных советах при этих инстанциях. В них принимают участие крупнейшие ученые-юристы страны. До­стоинство доктринального толкования заключается в том, что 11 пользу того или иного истолковательного вывода в моно­графии, статье и т. д. приводятся развернутая аргументация и рассуждения автора. В актах же официального толкования фиксируются только выводы, положения, раскрывающие смысл нормы права, а аргументация выводов отсутствует.


Глава 19. ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

19.1. Понятие, основные черты и виды правоотношений. Состав правоотношений

В процессе общественной жизни люди постоянно вступа­ют в различного рода отношения (связи): политические, тру­довые, семейные, отношения обмена и др. Общественные от­ношения, будучи урегулированными нормами права, стано­вятся правовыми отношениями.

Правоотношение — это возникающее в соответствии с тре­бованиями норм права общественное отношение, участники которого имеют субъективные права и юридические обязан­ности, гарантируемые государством.

Правовые отношения выступают как юридическая форма других отношений. Поэтому с точки зрения материального содержания они могут быть самыми разнообразными. В учеб­ной и научной литературе существуют два определения пра­вовых отношений.

Согласно первому правоотношение — это общественное отношение, урегулированное нормами права, участники ко­торого наделены субъективными, гарантируемыми государст­вом правами и юридическими обязанностями. Второе опре­деление формулируется несколько иначе: правоотношение — это возникающее на основе нормы права общественное от­ношение (или общественная связь), участники которого на­делены субъективными правами. В связи с этим иногда воз­никают дискуссии о том, какой подход является правильным.

Следует отметить, что оба определения правильны. Все зависит от характера регулируемых отношений. Есть реальные отношения, которые существуют до права, помимо права, по­скольку существует само общество. Есть право или нет права, но, коль скоро общество существует и функционирует, в нем

288


чсегда будут складываться отношения, связанные с произвол-гвом средств существования самого человека (отношения •обственности, отношения распределения материальных благ, отношения, связанные с обменом произведенных продуктов, и др.) и воспроизводства самого человека (брачные, семейные отношения). В совокупности эти отношения можно назвать базисными. Применительно к таким отношениям подходит первое определение правоотношения. Правоотношение вы­ступает в данном случае как урегулированное правом реаль­ное отношение, которое может существовать и без права.

Другие же отношения существуют постольку, поскольку существует право. Эти отношения и возникают на основе нор­мы права, а при отмене нормы права исчезают и сами право­отношения. В качестве примера можно взять налоговые или процессуальные отношения. Принят закон о введении новых налогов — появляются новые налоговые правоотношения. Отменят этот закон — исчезнут и соответствующие правоот­ношения. Приняли закон о введении суда присяжных — по­явились новые процессуальные отношения.

Эти примеры можно было бы продолжить. Как видим, такого рода отношения связаны преимущественно с деятель­ностью государства, которую в марксизме относят к числу надстроечных отношений в отличие от отношений базисных.

Как особый вид общественных отношений правовое от­ношение обладает определенными признаками.

1. Правоотношение— волевое общественное отношение. Право регулирует общественные отношения путем воздейст­вия на сознание и волю людей, направляя их поведение в соответствии с интересами общества. Следовательно, нормы права в состоянии регулировать лишь такие общественные отношения, которые зависят от сознания и воли людей. По­этому правовые отношения всегда являются отношениями во­левыми. В большинстве случаев они возникают, изменяются и прекращаются в результате волевых действий их участни­ков, например в результате договора или индивидуального акта государственного органа либо нарушения нормы права.

Путем сознательно-волевых действий осуществляются также права и обязанности участников правоотношения. На­пример, обязанность по уплате взносов за пользование жиль­ем реализуется в соответствующих волевых действиях квар­тиросъемщиков. Правовые отношения через нормы права, на

10 Теория государства и права                                                     289


основе которых они возникают, связаны также с государст­венной волей, выраженной в нормах права.

Таким образом, волевой характер правоотношений за­ключается в том, что в них проявляются, во-первых, воля государства, во-вторых, воля участников правоотношения.

2. Правоотношение — это общественное отношение, уре­гулированное нормами права (или возникающее на основе нормы права). Без права, его норм нет и правоотношений. Через правоотношения норма права реализуется, претворяет­ся в жизнь. Правоотношение есть, следовательно, средство . реализации норм права.

3. Правоотношение характеризуется тем, что его участни­ки (субъекты) наделены субъективными правами и несут юри­дические обязанности. И те и другие возникают в соответствии с требованиями норм права, которые определяют круг и объем субъективных прав и обязанностей. Правоотношение — это всегда двухсторонняя связь. Если норма права предоставляет одному субъекту правоотношения определенное субъектив­ное право, то на другого субъекта возлагает юридическую обя­занность, которая соответствует субъективному праву, и, на­оборот, каждой юридической обязанности одного субъекта соответствует субъективное право другого субъекта.

4. Правоотношение — это средство конкретизации норм права. В правоотношении права и обязанности всегда конк­ретны, привязаны к конкретной ситуации, принадлежат конкретным, названным по имени субъектам.

5. Правоотношение — такое общественное отношение, реализация которого обеспечивается возможностью государ­ственного принуждения. Конечно, это не означает, что обязан­ности во всех правоотношениях осуществляются лишь в силу угрозы применения или применения мер принуждения со стороны государства. Напротив, подавляющее большинство правоотношений реализуется в добровольных и сознательных действиях их участников.

Однако возможность применения государственного при­нуждения к участникам правоотношения в целях реального обеспечения субъективных прав и выполнения юридических обязанностей всегда существует и является важным призна­ком, отличающим правовое отношение от других обществен­ных отношений.

290


По своему характеру правоотношения могут быть регуля­тивными или охранительными. Заметим здесь одну сквозную идею: выделение у права регулятивной и охранительной функций, деление норм права на регулятивные и охранитель­ные и, наконец, соответствующее деление правоотношений.

Возникновение регулятивных правоотношений связано с наступлением таких жизненных фактов, которые не противо­речат нормам права. Охранительные же правоотношения воз­никают в связи с действиями, которые нарушают требования правовых норм. В рамках охранительных правоотношений осуществляются юридическая ответственность, охрана субъ­ективных прав. Например, в результате заключения договора наступает регулятивное правоотношение, а в результате со­вершения преступления или причинения имущественного ущерба — охранительное правоотношение.

В зависимости от характера обязанностей правоотноше­ния подразделяются на активные и пассивные. В правоотно­шениях активного типа содержанием обязанности является совершение определенных положительных активных дейст­вий (передача имущества, плата за пользование жильем, дача показаний свидетелями и т. п.). В правоотношениях пассив­ного типа содержание обязанности составляет воздержание от определенных действий (не нарушать права собственника, автора, тайну переписки и т. п.). Интересы управомоченного в указанных правоотношениях осуществляются в активных действиях самого управомоченного. В правоотношениях ак­тивного типа выражается динамическая функция права, а в правоотошениях пассивного типа — статическая функция права.

Деление правоотношений на активные и пассивные в значительной степени совпадает с делением их на относи­тельные и абсолютные. В последнем случае за основу деления берется способ конкретизации обязанных лиц. В относитель­ных правоотношениях конкретно определены как управомо-ченные, так и обязанные субъекты (например, в отношениях по купле-продаже, процессуальных и др.). В абсолютных правоотношениях конкретно определены лишь управомо-ченные субъекты, в качестве же обязанных выступают все остальные субъекты (например, в отношениях собственнос­ти; в отношениях, связанных с правом конкретного лица на авторство, изобретение, открытие, с личными правами и свободами).                             ,

ю-                                '                       291


Правоотношения можно подразделить по отраслевому признаку (конституционные, административные, граждан­ские, трудовые, земельные, семейные и т. п.), а также на ма­териальные, урегулированные материальными отраслями пра­ва, и процессуальные.

Состав правоотношения — это его строение, структура. Состав говорит о том, из чего состоит, складывается правоот­ношение.

В составе - правоотношения выделяются три части (эле­мента): субъекты правоотношения, содержание правоотноше­ния и объект. Состав правоотношения — это некая идеальная модель, созданная силой абстракции, определенного упроще­ния правоотношений для научных и практических нужд. Состав есть некий шаблон, схема, идеальная конструкция, которая может быть использована для анализа любых право­отношений.

19,2. Субъекты права

Субъектами права являются индивиды или организации, которые на основании юридических норм могут быть участ­никами правоотношений — носителями субъективных прав и обязанностей^

Понятия «субъект права» и «субъект правоотношения» тождественны, равнозначны.

Субъекты права обладают особым качеством, свойством, которым их наделяет государство, — правосубъектностью. Правосубъектность есть признаваемая государством способ­ность быть субъектом права, правоотношений. Она включает три элемента: правоспособность, дееспособность и деликто-способность.

Правоспособность — признаваемая государством способ­ность субъекта иметь субъективные права и нести юридиче­ские обязанности.

Дееспособность — это признаваемая государством способ­ность субъекта лично совершать юридические действия, т. е. способность лично своими действиями вступать в правоотно­шения, осуществлять субъективные права и исполнять юри­дические обязанности.

Деликтоспособность — это признаваемая государством (правом) способность нести юридическую ответственность.

292


Способность быть субъектом права, участником правоот­ношений обусловлена требованиями экономического базиса, социальными условиями жизни общества, закрепляется в нормах права.

В разных социально-экономических формациях круг субъектов права различен, иной и круг правоотношений, в которые могли вступать те или иные субъекты.

Так, в рабовладельческом обществе рабы не были субъек­тами права, рабовладельческое право рассматривало их в ка­честве объектов права (тк^гитепШт уоса1е — говорящее ору­дие), рабы входили в состав имущества рабовладельца. В фе­одальном обществе крепостные крестьяне обладали ограни­ченной правоспособностью. Они, как правило, не могли быть субъектами права собственности на землю, не обладали по­литическими правами. Феодальное право было правом-при­вилегией. Правовое положение лиц в феодальном обществе зависело от принадлежности к определенному сословию. На­ибольшими правами обладали представители господствующе­го класса феодалов. Впрочем, и среди.этого класса не было полного правового равенства.

Общественный прогресс, предопределяемый прежде всего прогрессом в способе производства, вел к прогрессу и в пра­вовом положении индивидов. Круг субъектов права расши­рялся, расширялась и сфера правомочий субъектов. Буржуаз­ное право, предопределяемое капиталистическим способом производства, основанным на труде лично свободного рабо­чего, в равной мере признает всех индивидов субъектами пра­ва и наделяет их формально равными правами. В междуна­родном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.) записано: «Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности».

Субъектами права являются индивиды и организации.

К индивидуальным субъектам права относятся граждане, иностранцы и лица без гражданства.

Граждане как субъекты права обладают широкой право­способностью. Они могут быть субъектами различного рода правоотношений: конституционных (например, участвуя в качестве избирателей в выборах депутатов), административ­но-правовых (уплачивая штраф в случае нарушения норм ад­министративного права и т. д.), гражданско-правовых (заклю­чая различного рода договоры), трудовых, брачно-семейных,

293


граждански-процессуальных отношений (при подаче иска в суд для защиты нарушенных прав), уголовно-процессуальных отношений (выступая в качестве народного заседателя, обще­ственного обвинителя или защитника, свидетеля, обвиняемо­го и т. д.) и др.

Правовой статус (правовое положение) граждан выража­ется в совокупности прав и обязанностей, характеризуется широтой и реальностью прав и свобод, закрепленных в конс­титуциях и других законах. Правовой статус граждан может быть общим, специальным и индивидуальным. Общий пра­вовой статус гражданина России определен Конституцией РФ. Специальный правовой статус определяется специальны­ми законами разных отраслей права (правовой статус пенси­онера, военнослужащего, студента, судьи, депутата и т. д.). Индивидуальный правовой статус — это правовое положение конкретного гражданина. Он сочетает в себе общий правовой статус плюс один или два специальных статуса. Следователь­но, гражданин обладает правами и обязанностями, вытекаю­щими из общего статуса. Кроме того, он обладает дополни­тельными правами и обязанностями, вытекающими из спе­циального статуса.

Конституция РФ закрепляет за гражданами социаль­но-экономические права (право на труд, отдых, образование, социальное обеспечение, частной собственности и т. д.), по­литические права и свободы (свобода слова, печати, собра­ний, митингов, объединений в общественные организации, право избирать и быть избранным и т. д.), личные права и. свободы (неприкосновенность личности, жилища, тайны пе­реписки и др.), культурные, экологические.

Правосубъектность граждан с момента рождения изменя­ется: она увеличивается и достигает полноты с наступлением определенного возраста. Гражданин признается субъектом права и обладает правоспособностью с момента рождения. Его жизнь, здоровье, нормальное развитие охраняются законом.

Малолетние и несовершеннолетние в силу недостаточной зрелости еще не в состоянии самостоятельно совершать мно­гие юридические действия, связанные с осуществлением прав и исполнением обязанностей. По этой причине полная граж­данская дееспособность наступает по достижении совершен­нолетия, т. е. в восемнадцать лет. Малолетние (до 14 лет) и несовершеннолетние (от 14 до 18 лет) признаются законом частично дееспособными. Они могут совершать некоторые

294


сделки (вносить вклады в сберкассы, распоряжаться стипен­дией и т. п.). В определенных случаях закон предусматривает позможность ограничения дееспособности или признания недееспособными отдельных граждан. По решению суда не­дееспособным может быть признан гражданин, который «следствие душевной болезни или слабоумия не может с по­ниманием руководить своими действиями. В некоторых слу­чаях ограничивается дееспособность лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами. От­сутствие или ограниченность дееспособности субъектов права восполняются их законными представителями (родителями, опекунами, попечителями), которые совершают за недееспо­собных юридические действия.

Согласно новому ГК РФ (ст. 27) несовершеннолетний, до­стигший шестнадцати лет, по решению органов опеки и по­печительства с согласия родителей или попечителя или по решению суда без их согласия может быть объявлен полно­стью дееспособным (эмансипация), если родители или попе­читель дозволили ему заниматься предпринимательством.

Иностранцы и лица без гражданства согласно ст.62 Конс-гитуции РФ пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных законом и международным договором РФ. Они не могут избирать и быть избранными в государственные органы, быть членами экипа­жей воздушных кораблей, принадлежащих Российской Феде­рации, на них не распространяются Закон о воинской обя-•анности, некоторые статьи уголовных кодексов (например, статья об измене Родине) и т. д.

К субъектам права относятся государственные, общест-иснные и иные организации и государство в целом.

Государственные организации как субъекты права создают­ся для осуществления самых разнообразных целей и задач, поэтому и характер их правового положения различен. Все государственные организации как субъекты права можно под­разделить на два вида: государственные органы, а также хо­зяйственные организации и социально-культурные учрежде­ния, выступающие в качестве юридических лиц.

Государственные органы (суд, прокуратура; органы управ­ления: министерства, ведомства, их отделы и т. д.) 'обладают властными функциями, их веления являются обязательными для других субъектов. Правовое положение государственных

295


органов определяется их компетенцией, т. е. совокупностью прав и обязанностей, предусмотренных соответствующим нормативным актом (положением, законом, уставом и т. д.), которые необходимы для выполнения возложенных на госу­дарственный орган задач. Субъектами права являются не только государственный орган в целом (например, министер­ство), но и его подразделения (отделы, управления министер­ства), отдельные должностные лица (министр, прокурор, сле­дователь, судья и т. д.).

Государственные организации как юридические лица в отличие от государственных органов не обладают властными полномочиями, являются субъектами главным образом иму­щественных правоотношений (гражданских, финансовых, ад­министративно-имущественных). К юридическим лицам от­носятся государственные хозяйственные организации, нахо­дящиеся на хозрасчете (заводы, фабрики, комбинаты, фирмы, тресты, торговые организации и т. д.), и государственные со­циально-культурные учреждения, состоящие на государст­венном бюджете и имеющие самостоятельную смету (инсти­туты, школы, больницы, театры и т. д.). Юридическими ли­цами согласно ст. 48 ГК РФ признаются организации, кото­рые обладают обособленным имуществом, отвечают этим имуществом по своим обязательствам. От своего имени при­обретают и осуществляют права, несут обязанности, выступа­ют истцом и ответчиком в суде. Они должны иметь самостоя­тельный баланс или смету.

В качестве юридических лиц выступают не только указан­ные выше государственные организации, но также общест­венные объединения (партии, профсоюзы и т. п.), различные фонды, негосударственные субъекты рыночной экономики (акционерные общества, частные предприятия, кооперативы, банки, биржи и т. п.).

Согласно ГК РФ все юридические лица подразделяются (независимо от формы собственности) на коммерческие и не­коммерческие. Коммерческие организации (товарищества, производственные кооперативы, акционерные общества, го­сударственные унитарные предприятия) создаются с целью извлечения прибыли.

Некоммерческие организации (общественные, религиоз­ные объединения, потребительские кооперативы, учрежде­ния, состоящие на бюджете, и др.) не преследуют цели извле-

296


чения прибыли. Некоммерческие организации, а также уни­тарные государственные предприятия обладают специальной правоспособностью, т. е. они могут заниматься только той де­ятельностью, которая служит достижению целей, ради кото­рых они созданы. Коммерческие организации могут зани­маться любой деятельностью, не запрещенной законом (не­которыми видами — только по лицензии).

Юридические лица равноправны между собой, подлежат обязательной государственной регистрации, действуют на ос­нове устава, либо учредительного договора, либо на основе того и другого.

Государство наделяет качествами субъекта права свои ор­ганы и учреждения, которые, осуществляя государственные функции, вступают в различного рода правоотношения. Од­нако в некоторых случаях субъектом права выступает и непо­средственно государство в целом:

а) в области международного права;

б) в области конституционного права (например, отноше­ния между отдельными членами федерации, отношения меж­ду ними и федерацией в -целом и т. д.);

в) в области отношений государственной собственности:

государство — субъект права собственности на землю, леса, воды, недра, промышленные, сельскохозяйственные, транс­портные и другие предприятия;

г) в области некоторых имущественных отношений, в ча­стности при выпуске облигации внутригосударственного зай­ма, в отношениях права собственности на бесхозное имуще­ство, клады и т. д.

19.3. Содержание правоотношений

у

Содержание правоотношений составляют субъективные юридические права и обязанности.

Субъективное право — это мера дозволенного поведения, обеспечиваемая государством. Содержание субъективного права выражается в трех правомочиях:

во-первых, в возможности определенного поведения са­мого управомоченного. Например, лицо, обладающее правом собственности на вещь, имеет возможность пользоваться ею, продать, подарить. Или обвиняемый, обладая правом на за­щиту, имеет возможность давать показания, заявлять ходатай­ства, приводить различные доводы в свою защиту и т. д.;

297


во-вторых, в возможности управомоченного требовать от обязанного лица определенного поведения, которое вытекает из его обязанности;

в-третьих, в возможности управомоченного обратиться к государственным органам за защитой своих нарушенных прав (с исковым заявлением в суд, с жалобой в административные органы и т. п.).

Юридическая обязанность есть мера должного поведения, обеспеченная государством. В одних случаях обязанное лицо должно воздерживаться от совершения определенных дейст­вий, например не совершать поступков, нарушающих право собственника владеть, пользоваться и распоряжаться объек­тами собственности (пассивная обязанность); в других случа­ях, наоборот, совершать определенные активные действия в целях удовлетворения интересов управомоченного, например уплатить наймодателю обусловленную договором сумму за пользование имуществом (активная обязанность); третьим видом обязанности выступает обязанность претерпевания не­благоприятных последствий за совершенное правонаруше­ние. Это не что иное, как юридическая ответственность. Она составляет содержание правоохранительного отношения.

Следует отметить, что в ряде источников субъективное право определяется как мера возможного поведения, а обя­занность — как мера необходимого поведения. Однако воз­можность и необходимость — это категории другого порядка. Это с точки зрения логики модальности алетические, отли­чающиеся от модальностей деонтических (нормативных: за­прещено, дозволено и т. п.). Только последние относятся к категориям права и морали. Различие указанных модальнос­тей весьма существенно. Например, каждому дозволено съез­дить на Канарские острова, но не каждый имеет такую воз­можность. В то же время не каждая возможность может быть дозволена. То же самое относится к должному и необхо­димому. Необходимость, как отмечали древнегреческие муд­рецы, не подвластна богам. То, что необходимо, делается не в силу права, а в силу обстоятельств, вызывающих такую не­обходимость. Необходимость не предписывается правом. Не каждое должное является необходимым, и наоборот. Пить, есть, дышать, спать — это необходимое, но не должное пове­дение. Кому-то необходимо что-то купить, заключить для это­го договор, но это отнюдь не должное. Право его к этому не обязывает, хотя и дозволяет. В противоположной ситуации

298


субъект обязан (должен) что-то совершить, но необходимость вынуждает его сделать другое. Например, субъект должен по­гасить долг по договору займа, но необходимость принуждает его к иным действиям. Необходимость не признает законов (песеквп.аа поп паое11е§егш).

Субъективное право и юридическая обязанность — не са­мо поведение субъектов права, а лишь то, что дозволено или то, что должен совершить субъект. Здесь вполне допустимо положение, при котором субъективное право и юридическая обязанность существуют, но действий, совершаемых в соот­ветствии с ними, еще нет. Такие действия, реализующие субъ­ективные права или обязанности, являются юридическими фактами, с ними связано движение правоотношений.

Субъективное право и юридическая обязанность нераз­рывно связаны друг с другом. Поэтому в правоотношении всегда имеются две стороны: управомоченная и обязанная. Субъектов же в одном правоотношении может быть и более двух, так как на той или другой стороне может выступать не­сколько лиц.

Субъективные права и юридические обязанности коррес­пондируют, соответствуют друг другу. Содержание прав одно­го можно определить через обязанность другого. Права одной стороны зеркально отражаются в обязанности другой. Субъ­ективные права и обязанности и есть те идеальные (не мате­риальные — в виде веревок и цепей) связи, которые связыва­ют субъектов в единое целое — правоотношение.

Четко разграничиваются управомоченная и обязанная сторона в простом (элементарном) правоотношении. Напри­мер, в результате причинения вреда у одной стороны (потер­певшего) возникает право на возмещение вреда, а у другой стороны (причинителя вреда) — обязанность возместить вред. В жизни же чаще встречаются более сложные правоотноше­ния, как бы состоящие из нескольких элементарных право­отношений, когда обе стороны не только имеют субъективные права, но и несут юридические обязанности. Так, в трудовом правоотношении предприятие (учреждение), с одной сторо­ны, и рабочий (служащий) — с другой, имеют ряд взаимных прав и обязанностей.

Субъективные права и юридические обязанности обус­ловлены потребностями и интересами субъектов права. Эти интересы являются предпосылкой приобретения и осуществ-