Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

ПРОБЛЕМЫ

ТЕОРИИ

ГОСУДАРСТВА

И ПРАВА

Под редакцией профессора С. С. АЛЕКСЕЕВА

Допущено

Министерством высшего и среднего

специального образования CCCР

в качестве учебника для студентов

 высших учебных заведений,

Обучающихся по специальности «Правоведение»

Москва

«Юридическая литература» 1987


П78    -

Авторский коллектив:

Алексеев С. С., докт. юрид. наук, профессор —

предисловие, гл.гл. I, XI, XII, XIII, XIV Дюрягин И. Я., докт. юрид. наук, профессор —

гл.гл. XIX, XX, XXI, XXII

Исаков В. Б., докт. юрид. наук, доцент —

гл.гл. IV, XV, XVI, XVII

Карельский В. М., докт. юрид. наук, профессор — гл.гл. V, VI, VII, VIII, IX

Леушин В. П., канд. юрид. наук, доцент — гл. XXIV

Перевалов В. Д., канд. юрид. наук, доцент — гл. X

Русинов Р. К., канд. юрид. наук, доцент — гл. XVIII

Черданцев А. Ф., докт. юрид. наук, профессор —

гл.гл. II, III, XXIII, XXV

«Материал для размышления» подготовил В. Б. Исаков

Предметный указатель составил канд. юрид. наук Н. Н. Тарасов

ЗАГАЛЬШ

ЧИТАЛЬНЕЙ ЗАЛ| Рецензенты:

Кафедра правовых дисциплин Академии МВД СССР, доктор юридических наук, профессор В. М. ГОРШЕНЕВ

Проблемы теории государства и права:   Учеб-П 78 ник/Под ред. С.С.Алексеева. — М.:  Юрид. лит., 1987. — 448 с.

На основе достижений марксистско-ленинской общей теории государства и права учебник знакомит студентов-старшекурсников со сложной государственно-правовой проблематикой. В нем рассматриваются науковедческие, методологические основы правоведения, власть и государство в классовом обществе, политическая система, право и правовая система социалистического общества, механизм правового регулирования, проблемы "правотворчества, правоприменения, юридической ответственноски. Общетеоретические вопросы излагаются jp учетом npaltrtomS юридическойраб&ты.

Для студ^Лвв ста*рв1ек§fiCHHKdi^ aclffl^lKwroB и преподавателей юридических вузов. # JJM4 fc.KAafl (

1202000000-ю|^" *-""        '""-———-"*"*•———*~* П       012(01)-87        17'87 67

) Издательство «Юридическая литература», 1987


Предисловие

Учебник «Проблемы теории государства и права», написанный для студентов старших курсов юридических институтов и факультетов, аспирантов и преподавателей, преследует несколько щелей. Во-первых, подводит «теоретический итог» всему предшествующему обучению, возвращает студентов от отраслевых дисциплин к цельной картине юридической действительности. Во-вторых, знакомит с современной государственно-правовой проблематикой, информирует об актуальных проблемах, обсуждающихся в настоящее время в юридической науке. В-третьих, помогает увидеть значение общетеоретических знаний для практики юридической работы.

Для связи и преемственности с предметом «Теория государства и права», который изучается на первых курсах юридических факультетов и институтов, в учебнике предусмотрена рубрика «Повторение». В ней дается ссылка на соответствующие разделы учебников для первого курса, требующие повторения, чтобы лучше понять и усвоить курс проблем.

Замысел данного учебника заключался в том, чтобы органично соединить изложение фундаментальных положений теории государства и права и прикладных практических вопросов. В рамках единой учебной программы в учебнике выделены группы (блоки) наиболее важных тем, а в этих темах внимание сосредоточивается на крупных проблемных вопросах, новейших научных данных, на их значении для практики юридической работы.

В нем рассматриваются, в частности, методологические основы правоведения, понятие и система методов юридической науки. Особая глава посвящена социологическим методам, их использованию в правотворче-стве, правореализации, практике правового воспитания.

В учебнике анализируются исходные государственно-правовые категории — государственная власть, политическая система и др.; рассматриваются политиче-


ские системы социалистического и буржуазного обществ. Основное внимание сосредоточено на современных проблемах совершенствования социалистической государственности, социалистической демократии и дисциплины, дальнейшего углубления социалистического самоуправления народа.

Вопросы правоотношений, юридических фактов, ответственности и другие специально-юридические вопросы освещаются в блоке тем, объединяемых теоретическими положениями о правовом регулировании, его механизме. Здесь анализируются современные концепции права и правовой системы социализма, рассматриваются механизм правового регулирования в советском обществе, проблемы правотворчества и правореализации, юридической ответственности. Выделены темы, имеющие прямое отношение к практике работы юриста — использованию юридической техники, анализу и толкованию юридических норм, логическим операциям при вынесении правоприменительных актов, обобщению данных практики.

Специально выделена тема, посвященная государству, праву и вопросам современной идеологической борьбы.

Изложение проблем теории государства и права в учебнике нацелено на всестороннее раскрытие роли Советского государства и права в осуществлении перестройки советского общества, ускорении его социально-экономического и научно-технического развития.

Завершается каждая глава краткой характеристикой использования соответствующих теоретических положений в практической работе юриста.

Несколько рекомендаций об изучении материалов учебника.

Первое: обязательное повторение материалов, указанных в п. 2 каждой главы; целесообразно возобновить в памяти определения понятий, снова разобрать схемы, проработать конспекты и выписки из первоисточников.

Второе: внимательная проработка по вопросам каждой темы новейших партийно-государственных документов, прежде всего тех, которые связаны с перестройкой, совершенствованием политической системы, законодательства в социалистическом обществе.

Третье: изучение одной-двух монографий из числа тех, которые указаны в п. 1 каждой главы, и дополни-


тельных   источников   (включал   новейшие   статьи   из журналов «Советское государство и право» и «Право-

T»g "SKK** * )

Это три обязательных предварительных условия. При изучении же самого содержания учебника представляется принципиально важным, чтобы обучающиеся попытались выработать собственную аргументированную позицию по тому или иному спорному вопросу и — что не менее важно — увидели практическое значение научного решения данного вопроса для юридической работы.

С этой целью в большинстве глав учебника дополнен в виде особых вставок «Материал для размышления» (выдержки из книг видных правоведов, дополнительные фактические данные, иные материалы), который по замыслу авторов доллсен послужить основанием для того, чтобы обдумать ту или иную проблему с разных позиций, попытаться ответить на сложные вопросы науки и практики, сопоставить различные точки зрения и выработать собственное решение по той или иной проблеме.

Авторы стремились к тому, чтобы всем своим содержанием учебник нацеливал студентов на углубленную, творческую, самостоятельную работу, итогом которой должно стать полное и основательное овладение всей суммой общетеоретических знаний, предусмотренных учебной программой по марксистско-ленинской теории государства и права.


Раздел первый

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА:

ПРОБЛЕМЫ НАУКОВЕДЕНИЯ

И МЕТОДОЛОГИИ

ГЛАВА I

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА КАК НАУКА

1. Специальная литература. Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970 '; Недбайло П. Е. Введение в общую теорию государства и права. Киев, 1971; Ке -р и м о в Д. А. Общая теория государства и права. Предмет. Структура. Функции. М., 1977.

2. Вопросы для повторения. Определение общей теории государства и права. Ее черты как науки. К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин — родоначальники научной теории государства и права. Соотношение теории государства и права с философией, политической экономией, научным коммунизмом, другими общественными и специально-юридическими науками.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. I, с. 3—16; Теория государства и права. Л., 1982, гл. I, с. 5—21; Теория государства и права. М., 1983, гл. I, с. 3—26; Теория государства и права. М., 1985, гл. I, с. 7—21.

3. Основные проблемы: а) советское правоведение, его черты, предмет и функции; б) система советских

' Кроме указанного т. I данное многотомное издание включает т. II — Исторические типы государства и права. М., 1971; т. III — Социалистическое государство. М., 1972; т. IV — Социалистическое право. М., 1973 (в последующем сокращенно: «Курс» с указанием тома и главы).

6


юридических наук; в) общая теория государства и пра-'1 ва, ее предмет и функции; г) структура общей теории i     государства и права; д) учебная дисциплина «Проблемы теории государства и права».

1||

*» , 4.   Советское  правоведение,  его   черты,  предмет   и

' функции. Советское правоведение — это отрасль специальных общественных знаний, в пределах и посредством которых осуществляется теоретико-прикладное i освоение государственно-правовой действительности. ij Советское правоведение сложилось в качестве отрасли 1 знаний, охватывающей не только право, правовую си-< стему, но и государство и в связи с государством другие элементы политической системы.

Основные черты советского правоведения состоят в том, что эта отрасль знаний представляет собой:

марксистско-ленинскую науку, охватывающую общественные явления, принадлежащие к сфере политической, государственно-правовой жизни общества. Отсюда — последовательно классовый, политический характер правоведения, непосредственное выражение в нем марксистско-ленинского мировоззрения. А это предопределяет его особенности как подлинно творческой науки, призванной вместе с другими общественными науками служить научной основой преобразования общества на коммунистических началах. Всем этим советское правоведение качественно отличается от юридической науки прошлого, современной буржуазной юридической науки;

науку, сочетающую особенности теоретической и прикладной отрасли знаний. Государство и право, вся политическая жизнь общества изучаются рядом общественных наук — философией, научным коммунизмом, политической экономией, историей. В юридической же науке они являются единственным предметом изучения, а главное — их исследование ориентировано на то, чтобы обеспечить практические нужды, связанные с государственной деятельностью, правовым регулированием, государственной и правовой политикой, с потребностями практики работы государственных органов, юридической практики.

Предмет советского правоведения составляют государство и право, государственные и правовые явления, в своей совокупности образующие государственно-правовую действительность. По точному значению терми-


на «правоведение» есть отрасль знании, охватывающая явления правовой действительности. Но исторически — и ято попчрркнем рщр ряя — отрасли знаний, изучающие общественную жизнь, сложились в нашем обществе так, что правоведение охватывает также государство, вопросы политической системы. Вместе с тем в правоведении в современных условиях происходит известная дифференциация государственных и правовых знаний (см. п. 7). Вопросы государства, политической системы относительно обособляются в рам-ках единой науки теории государства и права; по мнению ряда ученых, идет процесс формирования особой политической науки.

Предмет правоведения сложен, многогранен. Например, в области непосредственно правовых знаний (юридических вопросов) выделяются три элемента правовой действительности:

закономерности права;

нормативное юридическое содержание образующих право отраслей, законоположений (условно «догма» права);

техника юриспруденции, т. е. средства и приемы юридической работы при выработке нормативных актов, при их толковании, применении на практике.

Как теоретико-прикладная отрасль специальных общественных знаний советское правоведение имеет следующие главные функции:

а) теоретико-познавательную: познать, теоретически освоить государство и право, прежде всего Советское государство и право, политико-правовые явления социалистического общества, определить закономерности и перспективы их развития и на этой основе выработать научно обоснованные прогнозы;

б) идеологическую: раскрыть особенности, качественное своеобразие Советского социалистического государства и права, политической системы социализма, их принципиальную противоположность явлениям государственно-правовой действительности эксплуататорских обществ, утвердить политико-правовые ценности социализма, обеспечить действенность политико-правовой пропаганды и политико-правового воспитания;

в) практически-прикладную: непосредственно и многосторонне направлять юридическую практику, причем на всех ее уровнях, т. е. способствовать выработке государственно-правовой политики, совершен-

8


£¥вованию органов государства, форм и методов их деятельности, развитию законодательства, разъяснению государственно-политичрг'К'их и яяконолательных решений, рационализации организационных и юри-дико-технических средств, правового регулирования, подъему правовой культуры и правового воспитания. Содержание советского правоведения выражено в научных обобщениях, понятиях (именно из них складываются гипотезы, теории, концепции); в связи с теоретико-прикладным характером правоведения в его содержание включаются также формулируемые на основе научных обобщений предложения и рекомендации, обращенные к компетентным правотворческим и пра-воприменительным органам, организациям, осуществляющим правовое воспитание, к гражданам, а также научные материалы, выраженные в популярной и учебной литературе.

5. Система советских юридических наук. Как и в

других областях знаний, основанных на марксистско-ленинском мировоззрении, в советском правоведении происходят процессы дифференциации (обособления, выделения) и интеграции (объединения, обобщения) знаний.

Результатом дифференциации единых государственно-правовых знаний, основанных на марксистско-ленинском мировоззрении, выступают отрасли правоведения — отдельные юридические науки. Они различаются между собой по предмету изучения, а также по наличию накопленной суммы знаний, выраженных в особом понятийном аппарате. В своем единстве, сочетании и взаимодействии все советские юридические науки и образуют систему юридических наук, т. е. советское правоведение в целом.

В системе правоведения выделяются науки преимущественно государствоведческие (например, наука советского строительства) и преимущественно правовые (например, наука советского уголовного права, наука советского трудового права). Кроме того', в систему советского правоведения входят исторические науки, науки, изучающие буржуазное право (например, наука буржуазного государственного права), а также науки, изучающие право, регулирующее отношения между государствами (международное публичное право).

Как уже отмечалось, науки преимущественно госу-


дарствоведческие имеют тенденцию к относительному обособлению в системе юридических наук, а по мнению ряда советских ученых, к выделению в особую си стему государствоведческих наук или же в особую политическую науку.

Науки преимущественно правовые (в строгом смысле), а также в значительной мере государствоведче-ские науки подразделяются на три основные группы в зависимости от особенностей предмета исследования. Это:

общетеоретические (теоретико-исторические) науки; они изучают главным образом закономерности государства и права;

отраслевые и межотраслевые науки; они изучают главным образом нормативное, технико-юридическое содержание отраслей права, групп отраслей, межотраслевые вопросы (наука гражданского права, наука природоохранительного права, наука о прокурорском надзоре и др.);

специальные прикладные науки; они изучают в основном технику юриспруденции, причем в ряде случаев в связи с другими, неюридическими областями знаний (криминалистика, судебная медицина).

Конечно, каждая юридическая наука охватывает все элементы правовой действительности (например, криминалистика изучает в том числе и закономерности в своей сфере, а теория государства и права — некоторые вопросы техники юриспруденции). Но в каждой правовой науке есть выдвигающийся на первое место и разрабатывающийся преимущественно спектр знаний. Он и определяет, к какой из трех групп относится данная наука.

Правовые науки, изучающие конкретный юридический материал, подразделяются также по циклам в зависимости от того, к какой группе отраслей, сфер юридической деятельности они относятся. По этому признаку выделяется пять циклов наук: государствоведче-ские, административные, цивилистические, криминалистические, процессуальные. «Возглавляет» каждый из этих циклов профилирующая наука, предметом которой является одна из ведущих отраслей права: государственное (конституционное) право; административное право, гражданское право, уголовное право, процессуальное право (подробно см. гл. XIII).

10


6. Общая теория государства и права, ее предмет и функции. Марксистско-ленинская общая теория государства и права представляет собой основанную на марксизме-ленинизме систему объективно верных, обобщенных теоретико-методологических знаний о государственно-политической и правовой действительности. Центральное в ней — это обобщения, теоретико-методологические знания о социалистическом государстве и праве, их сущности, закономерностях, перспективах развития.

Главная, определяющая черта общей теории государства и права состоит в том, что она выражает марксистско-ленинское научное мировоззрение и в силу этого:

а) раскрыла глубинные закономерности социалистического государства и права, их специфику как государства и права особого исторического типа;

б) приобрела значение теоретико-методологической науки, стала направляющей наукой во всем советском правоведении, его теоретическим центром;

в) в полной мере раскрыла свое практически-прикладное значение, во все большей мере влияет на формирование и реализацию государственно-правовой политики в нашей стране, на всю государственную и юридическую практику;

г) свела воедино при исследовании государства и права философский, социологический и специально-юридический подходы, что вооружило ее большими познавательными, теоретико-прикладными возможностями.

Основы марксистско-ленинской теории государства и права заложены К. Марксом, Ф. Энгельсом, В. И. Лениным. Она получает развитие в документах Коммунистической партии Советского Союза, документах братских коммунистических и рабочих партий. В настоящее время теория государства и права обогатилась положениями, содержащимися в новой редакции Программы КПСС, в других материалах XXVII съезда партии и последующих Пленумов ЦК КПСС.

В силу своих особенностей, предопределяемых марксистско-ленинским мировоззрением, общая теория государства и права выступает во главе советского правоведения — в качестве передовой специальной общественной науки, имеющей большой авторитет в нашей стране и получившей широкое мировое призна-

11


ние. Высокий уровень развития присущ общей теории государства и права, всему правоведению в других социалистических странах. Вместе с тем в соирем.еяпшх условиях, условиях перестройки, выявились и недостатки нашей науки: во многих случаях она оказалась не готовой к глубоким революционным преобразованиям, осуществляемым в советском обществе.

Предметом общей теории государства и права являются основные и общие закономерности государства и права, всей государственно-правовой действительности. Она, следовательно, охватывает глубинные пласты государственно-правовой действительности, сущность государства и права, их функции, роль, назначение в обществе. В теории раскрываются глубинные связи и отношения, определяющие тенденции и линии развития данной сферы жизни общества и на этой основе формулируются главные, основополагающие выводы и положения по вопросам государства и права. Отсюда вытекает, что общая теория государства и права есть наука, имеющая фундаментальный характер, и она вместе с профилирующими науками, изучающими ведущие отрасли права, образует научно-теоретическую базу всего советского правоведения.

Функции общей теории государства и права соответствуют функциям всего советского правоведения. Вместе с тем в связи с особенностями ее предмета и роли в правоведении она,

во-первых, при реализации общих функций правоведения (теоретико-познавательной, идеологической, практически-прикладной) связана в основном с наиболее крупными проблемами юридической науки, решением главных, стратегических идейно-воспитательных и практических задач, задач государственно-правовой политики;

во-вторых, имеет еще одну, методологическую, функцию, выступает по отношению ко всем иным, конкретным юридическим наукам в качестве науки методологической, направляющей (Д. А. Керимов).

7. Структура общей теории государства и права. В

настоящее время общая теория государства и права — это единая наука, дающая обобщенное теоретико-методологическое представление о государственно-правовой действительности в ее целостности.

В то же время, как и для всего советского правове-

12


дения (см. п. 5), для нее характерны дифференциация и интеграция.

Оставаясь единой, Цельной наукой, сбщал тссрпл государства и права имеет внутри себя относительно автономные части. Взятые в единстве, взаимодействии они характеризуют структуру общей теории государства и права как науки.

Прежде всего, она имеет два внутренних подразделения: общую теорию государства (политической системы) и общую теорию права.. Вместе с тем есть и некоторые общие проблемы, имеющие значение для обеих этих частей (вопросы методологии, классовой сущности, типологии и т. д.).

Далее, два названных главных подразделения в свою очередь имеют внутреннюю структуру (которая, правда, не всегда выражается в относительном обособлении тех или иных ее частей, а может носить характер лишь известной научной направленности, научной ориентации).

Например, в рамках общей теории права есть относительно обособившиеся группы проблем, которые образуют такие общие направления:

философия права (специфические вопросы методологии права, социальная ценность права и др.);

социология права (эффективность права, условия и причины правонарушений, социальная структура и уровни правосознания и др.);

специально-юридическая теория, или общая позитивная теория права (классификация юридических норм, юридических фактов, приемы толкования и др.).

Важно подчеркнуть, что это — только направления, профили научных исследований. В целом же все юридические исследования в марксистско-ленинской теории права отличаются единством, объединяют в одно целое философскую, социологическую и специально-юридическую характеристики права.

От указанных общих направлений в процессе специализации общетеоретических знаний обособляются и более частные направления научных юридических исследований, такие, например, как правовая (юридическая) кибернетика (по профилю философии права), правовая психология (по профилю социологии права); юридическая стилистика, теория юридической техники (по профилю общей позитивной теории права).

Кроме того, могут быть и разные уровни исследова-

13


ний. Так, специально-юридическое исследование права может быть двух уровней: оно может проходить на технико-юридическом, аналитическом уровне (приемы толкования, виды юридических норм и т. д.) или на более высоком уровне, на котором специальные вопросы связываются с вопросами философии права. Например, на технико-юридическом уровне правовые нормы могут быть просто классифицированы на обязывающие, запрещающие, управомочивающие — и это уже имеет известное значение для правильного применения правовых норм при решении юридических дел. Но, казалось бы, те же самые виды юридических норм, рассмотренные на более высоком, философском, уровне, например, в связи с вопросами о способах, методах, типах регулирования, приобретают новое теоретическое значение, раскрывают глубинные юридические явления и процессы (см. гл. XIV). И этот, более высокий уровень рассмотрения специальных юридических вопросов также необходим для практической работы, например, при формулировании юридических норм в процессе подготовки законопроектов и т. д. Важен он и при определении направлений юридической практики.

В настоящем учебнике общая теория государства и общая теория права (в том числе такие направления, как философия права, социология права, общая позитивная теория права) рассматриваются в рамках единой науки и выделяются лишь условно. Вместе с тем накапливается все больше данных, свидетельствующих о том, что указанные внутренние подразделения и направления (в особенности теория политической системы, общая теория права) постепенно выделяются, точнее, отпочковываются в самостоятельные науки, сохраняя при этом органическую связь со своей основой — единой марксистско-ленинской теорией государства и права. Этот вопрос в науке еще не решен, он активно обсуждается и требует дальнейшего научного исследования.

8. Учебная дисциплина «Проблемы теории государства и права». От теории государства и права как науки нужно отличать теорию государства и права как учебную дисциплину. Наука охватывает всю совокупность знаний по данному предмету (все, что известно ныне о закономерностях государства и права). В учеб-

14


же дисциплине отбирается часть общетеоретического материала, и он обрабатывается и излагается (в учебниках, лекциях) так, чтобы в соответствии f чяля-чами юридической подготовки в максимально доступной форме изложить необходимый минимум научных данных.

На первом курсе юридического вуза учебная дисциплина, именуемая «Теория государства и права», носит в основном пропедевтический (предварительный, подготовительный) характер: она призвана обеспечить усвоение студентами основ общетеоретических знаний, их методологических и политико-юридических начал, важнейших государствоведческих и юридических понятий, ознакомить с особыми терминами и специфическим языком юридической науки; подготавливает студентов к усвоению ими специальных юридических дисциплин — государственного права, гражданского права, трудового права и т. д.

При завершении же юридической подготовки, на выпускном курсе юридического вуза, как бы подводя итог усвоению всей суммы юридических знаний, студенты изучают дисциплину «Проблемы теории государства и права». В нее включается уже другой, более широкий и глубокий, материал науки теории государства и права, хотя требуется держать в памяти и первоначальные знания «основ» (вот почему их и нужно повторять при изучении каждой темы). Учитывая, что студентами изучены специально-юридические дисциплины, «Проблемы» более широко представляют материал философского, общесоциологического уровня.

Таким образом, если «Теория государства и права», которая изучается на первом курсе, как бы открывает дорогу в обширную область юридических знаний, вооружая студентов первичными данными и ориентирами, то «Проблемы теории государства и права» призваны подвести студентов к завершающему этапу этой многотрудной дороги, к овладению вершинами юридических знаний, накопленных к данному времени наукой.

9. Теория государства и права и вопросы практики юридической работы. Для того чтобы ответить на вопрос о том, какое практическое значение имеют проблемы этой главы, т. е. главы о науковедении (где наука как бы размышляет о себе самой), необходимо

15


 

вкражце- коснуться самой сути практической деятельности юриста.

Спрашивается: от чего зависят качество, эффективность практики юридической работы — деятельности судьи, следователя, юрисконсульта? Конечно, от глубокого знания законодательства, накопленного опыта его применения, навыков в области юридической техники. И все же решающим, «изюминкой» в практике юридической работы является высокая юридическая культура, развитое юридическое мышление. Не только в трудных жизненных случаях, например, при пробелах в законодательстве, но и при рассмотрении и решении любых юридических дел, в особенности при правовой квалификации, толковании закона, ' нужно исходить из юридических ценностей, принципов, начал нашего права, отработанных средств и механизмов юридического регулирования (а это и есть юридическая культура), уметь осмысливать факты действительности через систему юридических понятий (а это и есть юридическое мышление).

Основы высокой юридической культуры и развитого юридического мышления закладываются общей теорией государства и права. Именно этой отраслью юридических знаний теоретически осваиваются и ценность самого права, и конкретные юридические ценности (правовые средства, механизмы регулирования). Именно она дает в распоряжение практики основные юридические понятия, причем в их единстве, как скоординированную и субординированную систему (единый понятийный аппарат).

В юридическом же вузе такое овладение основами общей теории государства и права начинается с понимания того, что юридические ценности и понятия, средства и механизмы регулирования — не. результат «вольных размышлений» и неких «выдумок юристов», а выражение в первую очередь закономерностей государства и права. И это уже само по себе дает такую ориентацию в практической работе, когда и принципы права, и требования юридических норм воплощаются при решении юридических дел как строгие начала, выражающие объективные закономерности социалистического права, правовой основы государственной и общественной жизни.

Например, применение отсрочки исполнения приговора (ст. 46' УК РСФСР), казалось бы, имеющее сугу-

16


бо практический характер, подчинено важным общим юридическим началам — гуманизма, справедливости и др. К, как свидетельствует изучение практики при менения ст. 461 УК РСФСР, многие судебные ошибки возникают в связи с тем, что судьи, применяя конкретные положения закона, не в полной мере учитывают общие начала, принципы права. А ведь все они — надо повторить еще раз — не некие абстракции, а выражение закономерностей государственно-правовой действительности.

Вот почему понимание того, что общетеоретические знания — это научное выражение объективных закономерностей, имеет существенное значение для практики юридической работы, для полного учета при решении юридических дел всего богатства юридических знаний, в том числе общетеоретических.

ГЛАВА II МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ

1. Специальная литература. Курс.., т. I, гл. 3; К а -зимирчук 6. П. Право и методы его изучения. М., 1965; Проблемы методологии и методики правоведения. М., 1974; Т и л л е А. А., Ш в е к о в Г. В. Сравнительный метод в юридических дисциплинах. М., 1978; Методологические проблемы советской юридической науки. М., 1980; Сырых В. М. Метод правовой «ау-ки. М., 1980; Методологические и теоретические проблемы юридической науки. М., 1986; Правовая система социализма. Кн. 1. Понятие, структура, социальные связи. М., 1986 (гл. III); Керимов Д. А. Философские основания политико-правовых исследований. М., 1987.

2. Вопросы для повторения. Предмет и метод теории государства и права. Партийность теории государства и права.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл.1, с. 6—10; Теория государства и права. Л., 1982, гл. I, с. 14—21; Теория государства 'и права. М., 1983, гл. I, с. 9—15; Теория государства и 'права, j^tr, ^^OjjyivJUjnSl —17.

17


 

3. Основные проблемы: а) методология советской юридической науки: понятие и особенности; б) какова система методов юридической науки? в) истина и практика в науке о государстве и праве.

4. Методология советской юридической науки: понятие и особенности. Под методом науки понимается совокупность принципов, правил, приемов научной деятельности, применяемых для получения истинных, объективно отражающих действительность знаний. Методология — учение о методе, теоретическое обоснование используемых в науке методов познания материального мира.

Методологической основой советской юридической науки является диалектический и исторический материализм (материалистическая диалектика). Материалистическая диалектика — это всеобщий метод познания, разрабатываемый в марксистско-ленинской философии. Она вооружает исследователя принципами и категориями научного познания, определяет общее направление в подходе к изучаемым явлениям. На основе материалистической диалектики конкретные науки вырабатывают свой метод, соответствующий особенностям изучаемого явления, отвечающий целям и задачам данной науки. Подчеркнем главное: задача материалистической диалектики как методологической основы — не в том, чтобы жестко связать исследователя какими-либо догмами, а в том, чтобы вооружить его всем опытом познавательной деятельности человечества, спрессованным в законах и категориях диалектики.

При исследовании государственно-правовых явлений широко используются такие категории диалектического материализма, как форма и содержание, сущность и явление, причина и следствие, структура и элемент; законы единства и борьбы противоположностей, восхождения от абстрактного к конкретному; категории исторического материализма — общественно-экономическая формация, политика, классы, власть; законы определяющей роли общественного бытия по отношению к общественному сознанию, соотношения базиса и надстройки, перехода к новой общественно-экономической формации через революцию.

Использование законов и категорий материалистической диалектики при исследовании государства и

18    '•      *


права позволяет выяснить происхождение, сущность и социальное назначение государства и права, определить формы их существования., ^анишшьрносхи функционирования и развития и на этой основе сформулировать рекомендации по их совершенствованию, прогнозировать их исторические перспективы.

Какие же принципы научного подхода к государству и праву вытекают из требований материалистической диалектики?

Принцип материалистического подхода к государству и праву состоит в рассмотрении их как частей надстройки, обусловленных экономическим базисом. Не идеи, не воля людей (или богов) — причина возникновения и существования государства и права, а материальные условия жизни общества. Сущность государства и права, их содержание, функционирование предопределены этими условиями.

Согласно марксизму-ленинизму, базис предопределяет государство и право лишь в конечном счете и только в главных, существенных моментах. На содержание и функционирование этих явлений большое влияние оказывают и другие социальные факторы: интересы, политика, мораль, правосознание классов и социальных групп, соотношение классовых сил, классовая борьба и т. д. Поэтому государство и право обладают относительной самостоятельностью и оказывают обратное воздействие на базис.

Материалистический подход к государству и праву предполагает выделение среди обусловливающих их социально-экономических факторов главного — отношений между классами, классовой борьбы в антагонистическом обществе. С неизбежностью он подводит к выводу о том, орудием политической власти какого класса служит данное государство, волю какого класса выражает данное право.

Принцип диалектического подхода к государству и праву заключается в том, что процесс их научного исследования должен соответствовать правилам диалектической логики (диалектике). В. И. Ленин писал: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствова-ния». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения. Это во-1-х. Во-2-х, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его разви-

19


тии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), изменении... В-3-х, вся человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-4-х, диалектическая логика учит, что «абстрактной истины нет, истина всегда конкретна» '.

Согласно диалектической логике, государство и право рассматриваются не как раз и навсегда данные, а в их возникновении, развитии, самодвижении. Требование охвата всех сторон и связей изучаемого объекта находит выражение в том, что государство и право изучаются не изолированно, а во взаимосвязи друг с другом и во взаимосвязи с другими явлениями — экономикой, политикой, правосознанием, моралью, классовой борьбой и пр.

Ключевое значение для познания государства и права имеет также основной закон диалектики — закон единства и борьбы противоположностей. Государственно-правовая надстройка, в том числе и в социалистическом обществе, не лишена противоречий. Это, во-первых, противоречия внутри самой надстройки — между государством, правом, наукой, моралью и др. и, во-вторых, противоречия между государством и правом, с одной стороны, и экономическим базисом — с другой. Как показала практика, консервативные тенденции в законодательстве, методах государственного управления могут резко контрастировать с задачами современного социально-экономического развития. Особо отчетливо это проявилось ныне, в условиях перестройки, ускорения социально-экономического развития. Осмысление и своевременное разрешение противоречий — необходимое условие для укрепления государства и права — важнейших инструментов социального управления в социалистическом обществе.

Принцип объективности научного познания заключается в конечном счете в том, что изучаемые явления должны отражаться такими, каковы они в действительности. «Объективность рассмотрения, — отмечал В. И. Ленин, — (не примеры, не отступления, а вещь сама в себе)» 2. Познать «вещь в себе» — значит

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 42, с. 290.

2 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 202.

20


отразить ее во всей- полноте ж многообразии свойств, качеств, сторон, связей» прежде всего существенных. Результатом познания являв-стоя раскрытие «врщи в ор-бе», превращение ее в «вещь для нас».

Объективность научных выводов базируется на твердо установленных научных, фактах. На их основе выдвигаются гипотезы, строятся теории. Умозрительные выводы, не подкрепленные научными фактами, не могут претендовать на объективность.

Объективность научного познания особенно важна (и особенно трудна) в области государства и права — явлений ярко выраженного классового, политического характера. Исторически рождение и гибель государств, острые политические конфликты современности вызывают не только научное, но и вполне понятное эмоциональное, человеческое отношение. Однако высший долг ученого заключается в том, чтобы в любой ситуации сохранять объективность — изображать действительность такой, какова она есть, не замалчивая «неприятные» ее стороны и не приписывая ей качества, которыми она не обладает.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«Правовой нигилизм первых лет революции был естественным следствием «ненависти и недоверия масс ко всему государственному», преодолеть которые как раз и призван был социализм, в корне меняющий роль и место государства и права в общественной жизни, означающий исторически высший тип демократии. Новое общество виделось К. Марксу, Ф. Энгельсу, В. И. Ленину и их предшественникам в лице утопических социалистов и революционных демократов как общество подлинной демократии, высочайшей нравственности и культуры, в котором воцаряются справедливость, равенство, закон. Незыблемость этих принципов — антиподов всяческого бескультурья и произвола — обоснованно считалась и считается гарантией здоровья социального организма. Важнейшим делом Октября стало утверждение этих принципов и идеалов в повседневной жизни. Они воплотились в первые декреты Советской власти, в политическую и правовую практику первого в мире пролетарского государства.

К сожалению, грубейшие нарушения социали-

21


стической законности, допущенные в связи с культом личности, свертывание многих демократических процедур привели к снижению авторитета правоохранительных органов, к падению общественного престижа их представителей. Усилился правовой нигилизм, широко распространилось неверие в реальность таких основополагающих демократических принципов, как неприкосновенность личности, равенство всех перед законом, справедливость судебного разбирательства и др. Юристы — и практики, и ученые — на несколько десятков лет в определенной мере утратили авторитет, уважение народа. Негативную роль сыграло и бытовавшее в свое время в науке понимание государства и права как явлений «временных», что было следствием облегченного представления о путях и сроках перехода к полному коммунизму.

Меры партии и государства, направленные на преодоление последствий культа личности, положительно сказались на укреплении правопорядка и законности, на развитии правовой науки. Однако застойные явления, особенно остро давшие о себе знать в последние два десятилетия, не могли не затронуть и политико-правовую сферу общественной жизни. «Пробуксовывали» демократические институты, не обеспечивалась гласность. Примерно с середины 60-х годов начала расти преступность, снижалась эффективность борьбы с ней, особенно с крупными хищениями, взяточничеством и другими должностными злоупотреблениями. Широкое распространение получили извлечение нетрудовых доходов, тунеядство, разрослись зоны, выведенные из-под критики (а стало быть, и неподвластные действию закона). Правоохранительные органы на местах то по своей инициативе, то под давлением «сверху» или «сбоку» закрывали глаза на многие правонарушения.

В работе юридических учреждений, которые в известной степени утратили столь необходимую для успешной правоохранительной деятельности независимость от местных и ведомственных влияний, все сильнее давали о себе знать волокита, бюрократизм, взяточничество. Состояние преступности, активность правоохранительных органов

22


нередко оценивались по «валу». Не единичны случаи, когда ради «показателей» грубо нарушались законность, права личности в ходе дознания и предварительного следствия. Показные мероприятия, многочисленные совещания, которые ничем не кончаются, безоглядное бумаготворчество — все это губило живое дело, разлагало кадры, создавая питательную почву для приписок и других служебных злоупотреблений. Дело дошло до того, что в коррупции и злостных должностных злоупотреблениях были уличены ответственные работники аппарата МВД СССР и правоохранительных органов ряда республик.

...ЦК КПСС потребовал покончить с проявлениями предвзятости, тенденциозного подхода, с нарушениями законности при проведении дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства, волокиты, черствости, безразличия к судьбе людей. Эти программные положения предстоит в самое ближайшее время реализовать на практике с тем, чтобы уровень законности и правовой культуры в деятельности государственных органов полностью соответствовал магистральному направлению перестройки — всемерной демократизации всех сторон общественной жизни».

Учиться демократии, утверждать

законность. — Коммунист, 1987,

№ 5, с. 11 — 12.

Повлияли ли обстоятельства, о которых говорится в статье, на методологию юридической науки? Если да, то — как? В чем это выразилось? Объективность юридической науки не означает, что она с академических высот бесстрастно взирает на явления общественной жизни. Как и другим наукам, советской юридической  науке  свойствен  принцип   партийности.

Партийность науки о государстве и праве состоит прежде всего в оценке изучаемых явлений с позиций пролетариата, трудящихся масс. «Материализм, — указывал В. И. Ленин, — включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на точку зрения опреде-

23


ленной общественной группы» '. Объектом партийной оценки выступают все изучаемые наукой о государстве и право явления: эксплуататорские типы государства и права, добуржуазные и буржуазные учения о них, социалистическое государство и социалистическое право. Актуальное значение имеет партийная оценка современных буржуазных государств и правовых систем. Оценивая буржуазные государства, институты буржуазной демократии, буржуазную законность, следует всегда видеть не только их классовую сущность, но и то, что институты буржуазной демократии, законности для рабочего класса предпочтительней авторитарных режимов и беззакония, что они используются пролетариатом в борьбе за свои права.

«Важной задачей общественной науки, — отмечается в Программе КПСС, — была и остается борьба против буржуазной идеологии, ревизионизма и догматизма» 2. Партийность советской юридической науки проявляется в непримиримой борьбе с буржуазными теориями о государстве и праве, критике их антикоммунистической направленности, опровержении лжи и клеветы на социалистическую государственно-правовую действительность. Партийный подход предполагает выявление идеалистических истоков буржуазных учений о государстве и праве, их антинаучности, иррационализма, мистики, односторонности в оценке изучаемых явлений. Однако он же требует объективно подходить к указанным теориям, видеть и рациональные моменты в концепциях буржуазных ученых.

Партийный подход марксистско-ленинской науки к социалистическому государству и праву означает рассмотрение их в историческом развитии человечества с точки зрения их сущности, функций, демократического содержания, социального назначения. В то Же время партийность предполагает выявление и глубокий научный анализ тех их сторон, моментов, которые не соответствуют целям коммунистического строительства, принципам демократии и социальной справедливости, выражают негативные, застойные явления в обществе.

' Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 1, с. 419. 2 Материалы  XXVII  съезда  Коммунистической  партии  Советского Союза. М., 1986, с. 168.

24


Именно такой принципиальный анализ был дан на ;tXVTI съезде КПСС, на январском и июньском 1ЦЦ987 г.) Пленумах ПД КПСС отрицательным явлени-tftt, распространившимся в разных сферах общественной жизни — местничеству, безответственности, бюрократизму, формализму и др. В материалах январского и июньского Пленумов ЦК отмечалось наличие своего рода механизма торможения социально-экономического развития и прямо говорилось, что корни этого торможения — в серьезных недостатках функционирования механизма социалистической демократии, в консервативном механизме управления '. Основываясь на реалистичных оценках, Программа КПСС, январский и июньский Пленумы наметили, по сути дела, революционные изменения в функционировании многих политических, правовых и иных социальных институтов.

Партийность науки служит ориентиром, Направляющим научные исследования на решение тех проблем, которые требуют первоочередного внимания, являются наиболее актуальными с позиции интересов трудящихся.

Партийность науки предполагает ее объективно-оценочный подход к самой себе, т. е. самооценку. Это должна быть самооценка своей объективности, эффективности служения интересам трудящихся, боевитости в борьбе с буржуазной идеологией. Сюда включается и самооценка глубины, фундаментальности изучения закономерностей государственно-правовой действительности социалистического общества, аргументированности и эффективности выдвигаемых практических предложений.

5.   Какова   система   методов   юридической   науки?

Материалистическая диалектика, являясь методологической основой науки о государстве и праве, не исчерпывает всего многообразия используемых ею методов. Напротив, применение всеобщего метода предполагает наличие иных, более конкретных методов и приемов познания.

1 См.: Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 27 — 28 января 1987 года. М-, 1987, с. 10; Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 25—26 июня 1987 года. М., 1987, с. 6—67.

25


В зависимости от широты их использования методы науки подразделяются на общие, применяемые всеми или большинством; наук (например, количественные методы, структурно-функциональный, системный анализ), частнонаучные, свойственные некоторой группе наук, и специальные, присущие одной конкретной науке. Следует сразу же оговорить, что общенаучные методы, хотя и взаимодействуют с материалистической диалектикой, применяются на ее основе, все же не сливаются с ней и тем более не исчерпывают (как это полагали некоторые энтузиасты системного подхода) всего содержания диалектики. Широта распространения некоторых универсальных методов, приемов, подходов в современной науке еще не делает их, по нашему мнению, всеобщими методами познания.

Предложенную классификацию методов науки нельзя абсолютизировать по меньшей мере по д$ум основаниям. Во-первых, в современных условиях наблюдается широкая интеграция наук, происходящай в частности, и путем заимствования методов. Например, в юридическую науку все шире проникают методы социологии, психологии, логики, кибернетики, информатики. Во-вторых, методологическая основа конкретного научного исследования представляет собой, как правило, весьма сложную «связку» различных методов и приемов, нацеленных на максимально полный, всесторонний охват изучаемого объекта. По этим причинам отнесение методов к общенаучным, частнонаучным либо специальным носит относительный, условный характер.

Наука о государстве и праве, как и любая наука, есть, с одной стороны, деятельность, направленная на получение новых знаний, с другой — совокупность, система знаний. В науке как системе знаний выделяются два уровня — эмпирический и теоретический.

К эмпирическому уровню относятся научные факты — истинные знания об эмпирически наблюдаемых свойствах явлений и предметов, эмпирические законы — знания об определенных тенденциях их развития и т. п. К нему тяготеют такие методы, как наблюдение, эксперимент, измерение, описание. Вместе с тем уже на этом уровне идут не только фиксация фактов (в понятиях и категориях науки), но и их обобщение, сравнение, анализ и синтез, классификация и система-

26


тизация. В результате эмпирическая база науки очищается от всего наносного, случайного, произвольного.

На теоретическом уровне науки выдвигаются научные гипотезы, формулируются законы, создаются теории. Ему соответствуют различные методы объяснения конкретных явлений (гипотетические, структурные, функциональные), методы абстрагирования (идеализации, обобщения), методы обоснования гипотез и построения теорий.

С логической точки зрения, установление эмпирических фактов — первоначальный этап познания. Фактически же эмпирическое познание всегда осуществляется на базе определенных теоретических знаний. Например, изучая состояние преступности в регионе, исследователь обращается к данным таких наук, как уголовное право, криминология. Они кладутся в основу рабочих гипотез, планирования и методики исследования, обобщения и объяснения полученного материала. В свою очередь систематизированный эмпирический материал составляет основу для выявления новых закономерностей в объекте исследования, уточнения и дополнения теоретического понимания его сущности.

В различных юридических науках соотношение используемых методов неодинаково. В криминологии, например, в качестве основного выступает конкретно-социологический метод, в отраслевых юридических науках, изучающих соответствующие отрасли права, важная роль отводится логико-языковому методу, в государствоведении и историко-юридических науках широко применяется метод сравнительного право(госу-дарство)ведения.

Не рассматривая всю (достаточно сложную) систему методов юридической науки, остановимся кратко на системно-структурном и сравнительно-правовом методах. Языково-логические и социологические методы, получающие все более широкое распространение в современной юридической науке и практике, будут рассмотрены в следующих главах учебника.

Системно-структурный метод. Использование данного метода обусловлено тем, что государственно-правовые явления характеризуются двусторонней структурной организацией. С одной стороны, каждое из них имеет внутреннюю структуру, внутреннее строение (целостность изучаемого объекта, его элементы, опреде-

27


ленный порядок организации, связи между ними), с другой — каждое из них выступает как элемент супер-структуры (государство — элемент политической си стемы общества; право — элемент правовой системы, системы нормативного регулирования; отрасль права — элемент системы права; государственный орган — элемент механизма государства).

В ходе системно-структурного анализа вычленяются, обособляются элементы исследуемого явления (на-пример, элементы политической системы общества; отрасли, институты при анализе системы права; нормы при анализе института; структурные части нормы при ее структурном анализе; структурные подразделения государственного органа), устанавливается специфика их содержания, дается функциональная характеристика. Но одного лишь обособления элементов структуры недостаточно. При системно-структурном анализе важно выявить связи между ее элементами, которые придают структурно-организованному объекту качество единства, целостности. Так, при анализе механизма государства и системы права определяются иерархические связи (связи субординации, подчиненности), различного рода функциональные связи (координации, взаимодействия) между органами государства, элементами системы права. Важное место в системно-структурном подходе отводится функциональной характеристике элементов структуры, разграничению и взаимоувязке их функций.

Сравнительный метод. В научном познании мето-дам~сра'внеиия принадлежит достаточно важное место. На их основе сложилась целая группа сравнительных наук — сравнительное языкознание, сравнительная психология, сравнительная анатомия, сравнительная физиология и др. К их числу принадлежит и сравнительное правоведение, предметом которого является сравнительное изучение государственно-правовых институтов, выявление их общих черт и особенностей, единства и различий '.

Сравнительный метод включает такие стадии исследования: а) изучение сравниваемых институтов

' В зарубежной литературе сравнительное правоведение часто называют «сравнительное право» (droit compare, the comparative law).

28


каждого в отдельности, выявление их существенных признаков; б) сравнение выявленных и исследованных признаков аналогичных институтов и на этой основе установление общих признаков (сходства) и признаков различия; в) оценка признаков различия с классовых позиций исследователя.

Глубокий сравнительный анализ предполагает изучение наряду с_ нормативным материалом_экономиче-_ ских, культурных, национальных и протах_факто£овГ вызвавших к жизни иссдедуату^-тд ||"""™-'ру'ы, а также установление их социального назначения. Это особенно  важно  при  сравнительном изучении  буржуазных институтов^- ибо по своим признакам они внешне могут совпадать с одноименными социалистическими институтами,   но  использоваться  в  иных   классовых  интересах.

Исследование только нормативных источников может не дать полной картины, ибо, с одной стороны, возможен отход практики от принципов, закрепленных в законах, с другой — общий, абстрактный закон может по-разному интерпретироваться, а значит, и применяться. Без анализа практики вообще невозможно получить удовлетворительный результат при исследовании тех правовых систем, в которых право в значительной мере создается решениями судов (прецедентное право). Поэтому всестороннее сравнительное исследование предполагает также изучение практики реализации правовых институтов, фактической деятельности государственных органов.

Значение сравнительного правоведения в нашей стране обусловливается федеративной структурой Советского государства. Сравнительнй анализ законодательства союзных республик способствует правильному пониманию и применению аналогичных норм и институтов в союзных республиках, выявлению пробелов и недостатков законодательства, его совершенствованию. Сравнительное правоведение играет важную роль в унификации республиканского законодательства, ибо помогает установить такие различия в законодательстве, которые не обусловлены спецификой национальных, экономических, географических и иных факторов.

По мере расширения международных связей значение сравнительного правоведения повышается. Условия мирного сосуществования и развитие научно-тех-

29


нического прогресса требуют объединения усилий в охране природы, в борьбе с эпидемиями, в исследовании космоса, создании благоприятных условий для экономических и транспортных связей. Чтобы достичь этих целей, необходима определенная унификация законодательства (морского, воздушного, космического, об охране природы, о борьбе с эпидемиями, угонами самолетов и т. д.), а это невозможно без сравнительных исследований.

6. Истина и практика в науке о государстве и праве. Научные знания нуждаются в критерии истинности. В учении марксизма-ленинизма всеобщим критерием истинности научных знаний, в том числе и знаний о государстве и праве, служит практика. «Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, — вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность... своего мышления» '.

Практика как критерий истинности понимается в науке достаточно широко. Она включает в себя практику преобразования природы (материально-преобразующую деятельность людей) и практику преобразования общественных отношений (в нее входят классовая борьба пролетариата, практика строительства социализма и коммунизма и др.). При этом практика общества в целом не противопоставляется практике коллективов, социальных групп, индивидуальной практике конкретных лиц. Они взаимосвязаны, соотносятся как всеобщее, особенное, единичное. Практика сегодняшнего дня берется на фоне и во взаимосвязи со всей исторической практикой человечества.

Практика классовой борьбы пролетариата за свое освобождение, практика построения социализма, практика государственно-правового строительства в социалистических странах подтверждают истинность основных положений науки о государстве и праве — о классовой сущности государства и права, о революционной смене типов государства, о сломе буржуазной государственной машины, о формах и функциях государства и др. Истинность выводов юридической науки подтверждается также юридической практикой, которая

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 1.

30


1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 198.

31


ный аспект ее. Отметим несколько других сторон взаимосвязи юридической науки и практики.

Во-первых, практика (общественная практика» государственного управления, правотворчества, правоприменения) ставит перед наукой определенные задачи, выдвигает проблемы, требующие научного осмысления. Например, практика государственного управления и правового регулирования выдвинула на первый план проблемы совершенствования хозяйственного законодательства, развития социалистической демократии, совершенствования самоуправления народа, укрепления законности и правопорядка.

Во-вторых, юридическая наука формулирует предложения практического плана, направленные на совершенствование структуры и методов деятельности государственного аппарата, на совершенствование институтов социалистической демократии и законодательства, в частности, на основе теоретических исследований вырабатываются различного рода правила непосредственной практической деятельности в государственно-правовой сфере (правила юридической техники — составления нормативных актов, систематизации законодательства, оформления индивидуальных актов, толкования; правила криминалистической тактики и техники и т. д.).

В-третьих, юридическая наука дает прогнозы развития государственно-правовой надстройки. Эти прогнозы далеко не однозначны, но они могут служить основой для принятия решения в области государственного строительства, правового регулирования.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о значении методологии юридической науки для практики юридической работы.

7. Методология юридической науки и вопросы практики юридической работы. Работа практического юриста имеет немало моментов, сближающих ее с исследовательской познавательной деятельностью. В ка-' ком бы качестве он ни участвовал в правопримени-тельном процессе, ему приходится сталкиваться с установлением эмпирических фактов, имеющих юридическое значение, оценивать достоверность доказательств, делать выводы относительно причин различных явлений, формулировать рекомендации. Знание общих методологических принципов марксистской

32


риалектики позволяет подойти к конкретным пробле-шам с более общих, философских позиций, найти чет-toft, научно обоснованный метод их рртпения.

Деятельность юриста-практика, как и работа юриста-ученого, должна быть пронизана партийностью, 'исключающей утилитарный подход к делу в угону сиюминутным задачам, приспособленчество, безразличие к судьбам людей. Активная защита ценностей социализма, критическая оценка недостатков и борьба с [ними немыслимы без широкого социального кругозора, прочной идейно-философской позиции.

Наконец, нельзя не отметить и то обстоятельство, что в практическую работу юриста все шире уходят методы научного познания — конкретно-социолргиче-ский, статистический, системно-структурный и др. Современный специалист должен хорошо знать возможности этих методов, уметь профессионально ими пользоваться.

ГЛАВА III ЛОГИКО-ЯЗЫКОВЫЕ МЕТОДЫ

1. Специальная литература. Курс.., т. I, гл. 3; Васильев А. М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976; Основы применения кибернетики в правоведении. М., 1977; Бабаев В. К. Советское право как логическая система. М., 1978; Законы логики при квалификации преступлений. М., 1978.

2. Вопросы для повторения. Специальные методы теории государства и права. Толкование норм |права. Юридическая квалификация. [

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл.1, с. 7—8; гл. XIX, с. 351; Теория государства и права. Л., 1982, гл. I, с. 18—20; Теория государства и права. М., 1983, гл. I, с. 15; Теория государства и права. М., 1985, гл. I, с. 13; гл. XXIV с. 390—392.

3. Основные проблемы: а) особенности объектов юридической науки и необходимость логико-языковых методов; б) значение языка в правовом регулировании.

33


Язык  и   метаязык;   в) приемы   логики   в  юридической науке и практике.

4. Особенности объектов юридической науки и необходимость логико-языковых методов. В марксистско-ленинской философии общепризнанно, что в ходе научного познания мира происходит его «удвоение» — создается особый мир гипотез, научных законов, теорий, моделей — одним словом, идеальных объектов. Разумеется, об «удвоении» мира и создании «второго мира» здесь говорится условно, ибо в конечном! счете мир един. Речь идет лишь о том, что мир существует один раз объективно, независимо от сознания, ia второй раз — в образах самого сознания.

Сказанное относится и к юридической науке. В рассматриваемом аспекте она складывается из определенных идеальных объектов — обоснованных знаний. Особенность юридической науки заключается в том, что она изучает право, которое не только служит средством регулирования общественных отношений, но и само выступает формой отражения действительности. Таким образом, мы имеем дело с двойным отражением — в праве отражается общественная жизнь, в юридической науке — само право.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«При разрешении вопроса о категориальных структурах теории права возникает необходимость выделения какого-то первичного, отправного понятия, фиксирующего определенную логическую общность данных структур. Таковым является понятие «понятийный ряд правовых категорий». Понятийный ряд включает в себя определенное число категорий и выражает их группировку по установленному основанию. Потребность в подобной группировке обусловлена тем, что глубинная сущность права, выражаемая основной, фундаментальной правовой категорией, как и основные проявления правовой действительности, может быть раскрыта только путем конкретизации, через определения ряда других юридических понятий и категорий...

Понятийный ряд в целом соотнесен с одной (или несколькими) из категорий более высокого ряда и через определения включенных в него

34


юридических понятий развертывает, конкретизирует эту категорию. К примеру, категория «нормативно-правовой акт» раскрывается через опр«-деления закона, указа, постановления и т. д. В свою очередь категория «закон» конкретизируется в понятиях конституционного, чрезвычайного, общего, специального и других законов.

Понятийный ряд объединяет правовые категории, находящиеся в поле действия определенной закономерности, фиксируя в отношениях включенных в него категорий необходимое, устойчивое, специфическое в структуре, формах проявления, развитии и других характеристиках права. Поэтому можно сказать, что понятийный ряд представляет собой такое подразделение в системе правовых категорий, с помощью которого фиксируются логические связи между включенными в него юридическими понятиями, отражающие моменты единства и разнообразия правопроявле-ний в установленном отношении. Понятийный ряд — структурное звено и необходимый компонент категориального строя теории права, отражающий специфическую логику взаимодействия отдельных сторон и проявлений правовой формы общественной жизни. В целом же специфическая логика права как общественного явления может быть выражена только через всю систему категорий и понятийных рядов теории права, которая развертывается как восхождение от абстрактного к конкретному».

Васильев А. М. Правовые категории.

Методологические аспекты разработки

системы категорий теории права.

М., 1976, с. 133—135.

Подыщите примеры, «понятийных рядов» в области науки о государстве и праве. Правовое   регулирование   в  определенном   отношении   аналогично   познанию.   В   нем   также   создаются специальные     идеальные     объекты — нормы     права, принципы права, субъективные права и юридические Обязанности,   различного   рода   оценки,   индивидуальные правовые решения, договоры и соглашения субъектов   права,   факты   как  разновидность   достоверных

35


знаний (юридические, доказательственные) и др. Вся сумма, совокупность, а точнее, система указанных явлений сосТаЬляе! сно^оирасшый «юридический мир», который не только отражает мир реальный, но и воздействует на него через сознание, волю и поведение людей. Небезынтересно в связи с этим отметить, что идеальный характер правовых феноменов был подмечен еще древнеримскими юристами. Так, Гай делит все вещи на две группы: телесные и бестелеснУе. Вторые — это те, которые не могут быть осязаемы — субъективные права и юридические обязанности и их разновидности.

Идеальные объекты, с которыми имеет дело юрист в практической и научной деятельности, различны по своей логико-семантической природе. Прежде всего юристу приходится сталкиваться с различными фактами. Здесь необходимо отметить, что данным термином, с одной стороны, обозначают факты реальной жизни (конечные, дискретные, ограниченные отрезки действительности), а с другой — факты в качестве формы достоверного знания об этой действительности. Факты как достоверные знания выражаются в истинных суждениях.

Другой вид идеальных объектов — нормы права, которые, можно предполагать, отличаются от суждений. Если в суждении как форме мысли что-либо утверждается или отрицается относительно предметов, явлений, поведения людей, то в норме права указывается на то, каким должно или не должно быть поведение или каким оно может быть. Если суждение может и должно быть охарактеризовано в качестве истинного или ложного, то норма права такими характеристиками не обладает. Она может быть справедливой или несправедливой, целесообразной или нецелесообразной, эффективной или неэффективной, но она не может быть истинной или ложной. Следует иметь в виду, что в юридической науке существуют разные точки зрения относительно логической природы норм права, поэтому высказанное положение является дискуссионным '.

Важно  учитывать  также  специфику  оценок,  кото-

1 Иное мнение обосновывается, например, в гл. XXII настоящего учебника.

36


Шде широко распространены в юридической науке и •тактике. Оценки — это один из элементов правосознания (оценки законов с точки зрения справедливости, целесообразности). Они присутствуют в правотворчест-Ве (оценки состояния действительности, оценки целей, мравовых средств) и правоприменении (оценки доказательств, фактов, имеющих юридическое значение, оценки личности правонарушителя, правопримени-жельных решений). Своеобразие оценок состоит, в част-рости, в том, что относительно одного и того же объек-^а могут существовать в одно и то же время не только различные, но и противоположные оценки. Например, $ точки зрения одного субъекта приговор суда оценивается как целесообразный, а с точки зрения другого — как нецелесообразный.

К числу объектов «юридического мира» относятся субъективные права и юридические обязанности. Те и другие в науке определяются как мера поведения (возможного или должного). Это меры идеальные, мысленные, предваряющие поведение субъектов. Как идеальная мера субъективное право и юридическая обязанность складываются на основе веления государства (нормы) с учетом конкретной ситуации, а именно: знания о норме права и обстоятельствах конкретной ситуации трансформируются в сознании участк-иков правового регулирования в субъективное право и юридическую обязанность.

Если с этих позиций подойти к правоприменитель-ному процессу, то его можно рассматривать как процесс образования идеальных объектов и оперирования ими для создания нового — правоприменительного решения. Основанием для принятия решения выступают, как известно, норма права и юридический факт. Но юридический факт, что уже отмечалось, может рассматриваться в качестве достоверного знания, которое непосредственно кладется в основу решения. Несколько упрощая проблему, можно сказать, что именно на основе этих двух идеальных объектов создается третий — правоприменительное решение.

Конечно, в ходе правоприменения наличествуют и другие идеальные объекты, создаваемые участниками правоприменения. В данном случае мы тоже, конечно, имеем дело с «удвоением» мира и это «удвоение» обретает определенную наглядность. Возьмем, например, уголовное дело. Из чего же складывается оно, если от-

37


бросить материальную оболочку (знаки, изображенные с помощью чернил, бумагу, вещественные доказательства и т. пЛ? Остаются мысли, мысленные образы действительности (идеальные объекты), созданные участниками процесса. В виде знаков на бумаге и заключен «идеальный мир» уголовного дела, отражающий частичку мира реального, находящегося за стенами кабинета, ту частичку реального мира, которая существовала некогда во времени и пространстве и которой сейчас уже нет.

5. Значение языка в правовом регулировании. Язык и метаязык. Признавая правовое регулирование идеальным процессом, не следует забывать, что и самый идеальный процесс не может проходить без участия материи. «На «духе» с самого начала лежит проклятие — быть «отягощенным» материей, которая выступает здесь в виде движущихся слоев воздуха, звуков — словом в виде языка» '. Язык есть средство реализации и своеобразной материализации процесса и результатов познания. Это положение относится и к правовому регулированию. Идеальные объекты, посредством которых осуществляется правовое регулирование, в языке обретают материальную форму, становятся доступными для восприятия. С помощью языка эти объекты получают определенную независимость от участников правового регулирования, в том числе от субъектов, их создавших, обретают свое собственное существование. Следовательно, эти объекты существуют не просто как голые мысли, а как единство мысли и знака, выступают как логико-языковые феномены (явления), логико-языковые высказывания.

Отсюда вытекает, что без языка нет и не может быть правового регулирования. Таким языком является естественный язык народа. Символические, искусственные языки в правовом регулировании имеют второстепенное, подсобное значение (например, символический язык знаков дорожного движения, искусственный язык ввода правовой информации в память кибернетических машин).

Основным носителем знаков в правовом регулировании выступает юридическая документация. Доку-

' Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 29.

38


$хенты в правовом регулировании оформляют нормы Права, юридические факты, субъективные права и юридические обязанности, индивидуальные юридичр-ские решения и другие идеальные объекты. Одновременно они выступают как способы придания этим объектам официальности и юридической силы, с помощью юридических документов осуществляется «привязка» идеальных объектов правового регулирования ж месту, времени и субъектам, достигается определенность правового регулирования, устойчивость общественных отношений. Можно сделать и более широкий вывод: юридические документы облегчают общение людей в наш динамичный век, вносят в их взаимоотношения элемент надежности.

В практической деятельности юрист ведет юридические дела в том или ином качестве — следователя, судьи, арбитра и т. д. — или участвует в них в качестве защитника, представителя стороны, обвинителя. Такое ведение дела или участие в нем в определенном отношении сводится к составлению (производству) различного рода юридических документов. Любое юридическое дело в этом плане представляет собой совокупность документов.

К юридическим делам как совокупности юридических документов (уголовным, гражданским, об административных нарушениях и т. д.) примыкают юридические производства. В данном случае под юридическим производством понимается не сама совокупность юридически значимых процессуальных действий, а совокупность различных документов. Так, в органах прокуратуры ведутся надзорные производства по уголовным делам, надзорные производства по жалобам, судебный исполнитель ведет исполнительное производство.

Подведем некоторые итоги. В качестве средств воздействия на поведение людей, а следовательно, и на их отношения выступают различного рода идеальные объекты, облеченные в языковую, в подавляющем большинстве документальную форму. Отсюда следует, что сама природа правового регулирования неизбежно требует использования знаний логики и языка. Эти знания необходимы для анализа текстов законов и иных юридических документов. На знаниях о языке основаны многие правила толкования и правила юридической техники. Во многих языковых феноменах

39


правового регулирования (нормах, индивидуальных решениях, принципах, оценках и т. п.) проявляется прагматическая функция языка, заключающаяся в том, чтобы вызвать у адресатов, к которым они обращены, определенные реакции, склонить их к определенному поведению.

Для наук, имеющих дело со знаковыми, языковыми системами (а таковой в определенном смысле является и юридическая наука), важно различие двух уровней языка: языка и метаязыка '. В качестве объектного языка (языка первой ступени) здесь выступает язык права, а в качестве метаязыка (языка второй ступени) язык юридической науки, практики и обыденный язык. В научных исследованиях, в решении практически-юридических вопросов, в обыденных рассуждениях о праве находит отражение язык права. Терминология метаязыка во многом зависима от терминологии языка права. Но язык права и метаязык по своему составу полностью не совпадают. Правовой метаязык шире по своему содержанию. В нем содержатся не только термины и выражения языка права, но и такие термины и выражения, которых нет в языке права. Например, в языке уголовного законодательства отсутствует такой термин, как «состав преступления», между тем как в языке науки уголовного права и в практике он широко применяется.

Следует подчеркнуть, что значения терминов и выражений языка и метаязыка очень часто не совпадают. Для языка права характерна однозначность терминов, и такая однозначность зачастую достигается, в метаязыке же она практически недостижима. Однозначность терминов в языке права задается законодательным контекстом или достигается путем легальной дефиниции. В метаязыке однозначности можно добиться применительно лишь к конкретному исследованию.

Поэтому при установлении смысла тех или иных слов и выражений следует видеть относимость их к уровню языка. Неразличение этих двух аспектов языка ведет к ненужным словесным спорам в юридической науке, да и на практике. Например, такие споры

1 Приставка «мета» (греч.) означает «после», «за», «через»; метаязык, таким образом, это язык рассуждения о языке.

40


Ь^вдествуют относительно терминов  «юридическая ответственность», «обвинение».

g     Различие   языка  и   метаязыка   необходимо  учиты-tttTb и при анализе юридической практики, связанной   толкованием   и   применением   права.   В   этой   сфере иентельности интерпретатор и правоприменитель оперируют  не  столько  самими  нормами  права,   сколько высказываниями, суждениями о них:  о смысле и содержании отдельных слов, выражений, норм, о сфере действия   норм   во   времени,   пространстве,   по   кругу (|ШЦ, о  пробельности или  беспробельности  законов, о Противоречивости  или  согласованности,   ином  соотно-шении   норм   права,   т. е.   используют   средства   метаязыка.

С этой точки зрения основанием юридической квалификации в конечном счете выступает норма права, однако в логических построениях (умозаключениях) Квалификации непосредственным основанием, общей Посылкой служит суждение о содержании нормы права (суждение метаязыка). Если это суждение не истинно, то юридическая квалификация будет ошибочной даже в том случае, когда факты установлены правильно и суждение о них (меньшая посылка) составлено верно.

6. Приемы логики в юридической науке и практике. Как уже говорилось, объекты, создаваемые в ходе tправового регулирования и научного исследования, t Выступают как определенные логико-языковые фено-мены. Это обусловливает возможность и необходимость использования законов, правил, приемов и спо-фсобов логики.

Заметим, что одним и тем же термином «логика» в литературе обозначаются нередко разные явления. Говорится или пишется о логике жизни, о логике вещей, о логике развития какого-либо явления, напри-Мер, социалистического государства, права, демократии. В подобных случаях термин «логика» используется не в собственном смысле, а для обозначения закономерностей объективного мира, не зависящих от че-Ловеческого сознания, но отображаемых логикой мышления.

Логика в точном смысле этого слова — наука о правильном мышлении. Наиболее общие законы мышления изучает диалектическая логика. От нее надо

41


отличать формальную логику, которая в свою очередь подразделяется на традиционную логику, математиче-окуто (гимвоттче^кую) по гику и др. Если традиционная логика — это как бы первая ступень формальной логики, арифметика логики, то математическая логика — это алгебра логики, применяющая для исследования мышления сложные специальные методы (исчисления, формализованные языки) и имеющая многочисленные ответвления (логика предикатов, комбинаторная, многозначная логика). Появились и развиваются такие разделы формальной логики, как деонтическая логика (логика норм и нормативных понятий), логика оценок, и др.

В юридической науке и практике могут найти и находят применение различные разделы формальной логики. Например, достижения математической логики необходимы при использовании кибернетических машин для нужд правовой информатики. Средства математической логики могут применяться при анализе норм права, нормативных актов, различных аспектов правового регулирования. При анализе норм и нормативных систем, в том числе и правовых, все шире используется логика норм и оценок. И конечно же, не потеряла своего значения традиционная формальная логика, которая дает широкий инструментарий для анализа логико-языковых феноменов и оперирования ими в практической и научной юридической деятельности.

Рассмотрим некоторые логические приемы, используемые в юридической науке и практике.

Описание как логический прием сопутствует эмпирическому уровню научного познания. Описание сопровождает научное наблюдение или эксперимент и является его результатом. Описание может быть не только в виде обычного текста, но и в виде рисунков, цифр, графиков, схем.

В ходе описания выделяются признаки наблюдаемых явлений, которые могут быть существенными или несущественными (заранее может быть неизвестно, какие из них существенны). При научном описании следует пользоваться понятиями, терминами и знаками, признанными в данной науке, содержание которых точно определено. Описание должно быть таким, чтобы можно было проверить результаты эксперимента или наблюдения и в случае необходимости повторить

42


f«x. Как логический прием описание используется по отношению к единичным предметам и явлениям, но оно возможно и относительно вида явлений.

Рассматриваемый логический прием чрезвычайно значим для профессиональной деятельности юристов. ,Он используется, например, при описании следовате-|>лем места происшествия, вещественного доказатель-ва, описании экспертом процесса и результатов эк-епертизы, описании свидетелями внешнего вида подозреваемых, сопутствующих преступлению ситуаций, предметов, описании самим преступником причин, различного рода обстоятельств преступления (скажем, места, времени, условий, обстановки, собственных действий и действий соучастников). Как видим, различные описания, встречающиеся в юридической практике, дают необходимый материал для доказательственной деятельности юриста.

Сравнение — логический прием, который органически входит и в научную, и в практическую деятельность. В ходе мысленного сравнения мы сопоставляем несколько явлений, выявляем их сходство и различие и на основе этого различаем или отождествляем явления. Правила сравнения предписывают сравнивать только однородные предметы, причем сравнение должно осуществляться по наиболее существенным признакам. Сравнение, например, буржуазными теоретиками современных государств социалистического и капиталистического типа по второстепенным признакам при замалчивании различий (в экономической основе, классовой сущности, назначении) приводит к необоснованному выводу о якобы конвергенции социалистического и капиталистического государств, их сближении и даже слиянии в рамках единого постиндустриального общества.

Прием сравнения пронизывает и практическую деятельность юриста, которому постоянно приходится сравнивать одни нормы с другими при толковании и выборе норм. В процессе расследования сравниваются различного рода следы с предметами или людьми, которые предположительно их оставили. Целесообразно сравнивать каждое расследуемое дело с другими, уже расследованными и рассмотренными. Такое сравнение позволяет вовлечь в расследование или разрешение юридических дел предшествующий опыт.

Классификация — логический прием,  состоящий в

43


расг, -лении предметов, явлений или признаков на классы и группы по наиболее существенным призна-лаы, установленным наукой. В юридической науке классификации подвергаются самые разнообразные объекты (нормы и их составные части, нормативные акты, правоотношения, юридические факты, преступления, сделки и т. д.). Разновидностью классификации является типология государства и права. В отличие от буржуазной марксистско-ленинская наука кладет в основание типологии не формы государства, хронологию развития и т. п., а такие наиболее существенные признаки, как экономический базис, классовая сущность, социальное назначение. При этом, конечно, отнюдь не исключается деление государства и права по менее существенным, второстепенным признакам.

Анализ и синтез — логические приемы, присущие как юридической науке, так и практике. В процессе анализа изучаемый предмет мысленно расчленяется на составные элементы, каждый из которых затем исследуется в отдельности. Форма анализа зависит от объекта и тех целей, которые ставит исследователь. В одних случаях целое делится на составные части (элементы), в других случаях — выделяются свойства предмета или его противоречивые стороны, в третьих — класс предметов расчленяется на подклассы.

В юридической науке и практике предметом анализа выступают прежде всего различного рода идеальные объекты — нормы, принципы права, факты как знания и т. д.

Синтез есть мысленное соединение частей, признаков предмета, расчлененного в процессе анализа. Познание частей, признаков предмета в ходе анализа не дает цельного знания о предмете. Синтез, который следует за анализом, должен дать знание связей частей и признаков предмета, его познание в целом. Например, за мысленным расчленением норм права на составные структурные части и иные содержательные элементы (понятия) неизбежно следует их соединение в целое, установление связей и зависимостей между составны-, ми частями.

Определение — логическая операция, прием, в процессе которого раскрывается содержание понятия. Определение Как логический прием следует отличать от определения как суждения, выраженного в языке и фиксирующего существенные признаки понятия.

44


В юридической науке и практике определение как Логический прием весьма распространено. Юридическая наука даст определения !сем правовым явлрни-0м — от нормы права до права в целом. В частности, Отраслевые науки определяют многочисленные поня-|ия, встречающиеся в текстах законов. С помощью определений содержание норм права и индивидуальных решений выражается максимально четко, конкретно, а Значит, в конечном счете достигается определенность и Стабильность в регулировании общественных отношений.

Следует заметить, что в целях достижения большей точности зачастую сам законодатель формулирует в нормах легальные определения понятий. Такое опреде-!ление выступает одновременно как норма права, предписывающая определенное употребление понятий или терминов. Например, в законах даны определения понятий преступления, административного правонарушения, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, спекуляции. В этих случаях определение выступает уже не только как логический прием, но и как прием законодательной техники. Определения используются и органами, дающими официальное толкование. В этом случае они выступают как способ техники толкования.

Абстрагирование — логическая операция, состоящая в мысленном отвлечении от одних признаков явления и вычленении других интересующих исследователя признаков (свойств, связей, отношений). Результатом абстрагирования являются суждения, понятия, категории, модели.

Абстрагирование присуще любому познанию, разумеется, оно присутствует и в практической деятельности юриста. Например, при осмотре места происшествия, вещественного доказательства следователь, эксперт по необходимости отвлекается (абстрагируется) от тех признаков и связей, которые не существенны для следствия, и выделяет необходимые. Скажем, расследуя квартирную кражу, следователь выделяет лишь один из признаков — наличие, например на двери, следов взлома и фиксирует этот признак в совокупности суждений (предложений) в соответствующем протоколе.

Без абстрагирования немыслимы и научные исследования. Все научные понятия создаются путем аб-

45


страгирования. Это общие понятия нормы права, закона, правоотношения, преступления, возникающие в результате абстракции отождествления (обобщающая абстракция), или общие абстрактные понятия принудительности и обязательности права, общественной опасности, противоправности, наказуемости, представляющие собой результат аналитической (изолирующей) абстракции. Понятия науки выступают в качестве логической формы фиксации и концентрации знаний («сгусток знаний»), ибо, отражая наиболее существенные свойства и отношения, заменяют целую совокупность различного рода суждений.

Моделирование. Модель — это следствие абстракции идеализации. В ходе моделирования (создания модели) действительность, отображаемая моделью, упрощается, огрубляется. Исследователь от одних признаков и связей явления отвлекается, другие — группирует таким образом, чтобы лучше представить, изучить явление, лучше организовать знания об этом явлении.

В правоведении, юридической практике идеальные модели существуют в виде схем, символических знаков или в виде определенной структуры описания объекта. К числу идеальных моделей следует отнести различные составы (правоотношений, сделок, правонарушений), механизм правового регулирования, представленный в виде схемы, и др. Например, состав преступления — это идеальный объект (модель), которого в природе не существует. В действительности нет объекта, который состоял бы из таких совершенно разнородных элементов, как человек (субъект преступления), общественные отношения (объект преступления), деяние человека, материальный и иной результат этого деяния (объективная сторона) и психические переживания человека (вина). Все это можно объединить в одно целое только мысленно в виде идеальной модели. Тем не менее, «состав преступления» служит эффективным инструментом познания норм права и фактических деяний. Используя эту модель, юрист при анализе норм права стремится установить все содержательные моменты норм права, все элементы состава преступления. Аналогично и при расследовании конкретного уголовного дела следователь будет стремиться получить информацию и обосновать каждый элемент состава.

Обоснование — необходимая операция в деятельно-

46


ети юриста, ибо в науке и практике ему постоянно приходится ставить и разрешать вопрос об истинности или ложности суждений (тезисов, положений, высказываний). Ни юрист-ученый, ни юрист-практик не должны принимать на веру те или иные положения, а должны искать основания, подтверждающие или опровергающие истинность того или иного суждения.

Обоснование может быть непосредственным и опосредованным. Непосредственным будет обоснование суждения на основе собственного наблюдения лица, высказывающего суждение. Например, свидетель утверждает: «Я видел, как гр-не А. и Б. встретились у подъезда дома». Наблюдение может быть случайным или планируемым с заранее поставленными целями. Например, тот же свидетель может добавить «случайно взглянул и увидел» или «постоянно наблюдал за подъездом». В зависимости от вида наблюдения может варьироваться и степень достоверности суждения, основанного на наблюдении. Поэтому в практической деятельности всегда выясняется, на чем основаны подобные высказывания.

Чаще же юристу приходится иметь дело с чисто логическим, опосредованным обоснованием. Например, с обоснованием фактов, которые кладутся в основу правоприменительного решения, с обоснованием суждений о смысле, содержании норм права, сфере их действия, в конечном счете с обоснованием самого решения. Опосредованно обоснованным знанием будет любое, полученное чисто логическим путем, когда из одного истинного знания (суждения) логически вытекает другое истинное знание.

Особое место среди выводных способов получения истинных, обоснованных знаний занимают доказывание и опровержение. В ходе доказывания истинность какого-либо знания обосновывается с помощью иного истинного знания (доказательства). Существуют самые различные формы доказывания. Разновидностью доказывания является опровержение (доказывание ложности какого-либо знания). Опровержение осуществляется путем: а) доказывания ложности доводов, на которых основывается опровергаемое знание (тезис); б) доказывания того, что тезис не вытекает из доводов (например, из факта недостачи товаров отнюдь не следует, что имело место хищение); в) доказывания истин-

47


ности противоположного тезиса (например, доказывание алиби обвиняемого).

7. Логико-языковый метод и вопросы практики юридической работы. Из всего предшествующего изложения с очевидностью следует, что логико-языковые знания необходимы практическому юристу: вся деятельность юриста, связанная с толкованием, доказыванием, юридической квалификацией, вынесением решений, есть деятельность рациональная, подчиненная законам и правилам формальной логики. Логические приемы широко используются и при обобщении юридической практики, составлении обзоров. Знание этих правил и приемов — необходимый элемент профессиональной культуры юриста и его необходимый рабочий инструментарий.

Все эти знания нужно умело использовать для решения задач, продиктованных интересами социалистической законности. При этом, конечно, следует учитывать специализацию юриста. Одни из приемов находят большее применение у следователя (например, описание), другие — у защитника (например, опровержение), третьи — у юриста-ученого (классификации, определения и т. п.). Особое значение из указанных приемов имеет обоснование знаний. Это, пожалуй, главное в деятельности юриста-ученого (обоснование научных знаний) и юриста-практика (обоснование знаний, положенных в основу решения). Ошибки в юридической практике зачастую проистекают от того, что специалист не умеет правильно обосновать тот или иной факт, юридическую квалификацию, решение в целом.

ГЛАВА IV СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ

1. Специальная литература. Курс.., т. I, с. 140—147; Право и социология. М., 1973; Проблемы методологии и методики правоведения. М., 1974; Бо-ботов С. В. Буржуазная социология права. М., 1978; Как провести социологическое исследование. М., 1985; Карбонье Ж. Юридическая социология. М., 1986; Правовая система социализма. Кн. 2. Функционирование и развитие. М., 1986 (гл. IX).

48


2. Вопросы для повторения. Диалектический я исторический материализм — методологическая оеяова теории государства и права. Соотношение диалектического метода и частнонаучных методов (приемов) исследования государства и права.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. I, § 2, с. 6—10; Теория государства и права. Л., 1982, гл. I, § 3, с. 16 — 21; Теория государства и права. М., 1983, гл. I, § 3, с. 9—15; Теория государства и права. М., 1985, гл.1, пп. 6, 11, с. 11—13, 21.

3. Основные проблемы: а) социологические методы в советской юридической науке; б) основные направления социально-правовых исследований; в) организация конкретно-социологического исследования.

4. Социологические методы в советской юридической науке. Специально-юридические методы, как уже отмечалось выше, ориентированы на анализ должного поведения, предписанного юридическими нормами; социологические — нацелены на изучение фактического поведения людей в правовой сфере, их отношения к праву, законности, деятельности правоприменитель-ных органов, мотивов соблюдения и мотивов нарушения правовых норм.

Конкретно-социологические методы (опрос, наблюдение, эксперимент и др.) способны дать объективную картину состояния законности, уровня правовой культуры граждан, складывающихся тенденпдй pQ-гс™^*.^ Они позволяют ""выяви ^"""эффективность правовых средств воздействия, прежде всего юридических норм. В настоящее время социологические методы используются во всех отраслях юридической науки — теории и истории государства и права, уголовном, процессуальном, административном, трудовом и др.

Возникает вопрос: каково место социологического знания в структуре юридической науки? Складывается ли на основе социологических исследований особая наука — социология государства и права? Данный вопрос относится к области научной методологии, но ен имеет не только теоретическое значение. От «ведомственной принадлежности» социологических исследований зависят их организация и финансирование, соз-

49


дание научных подразделений, выпуск специалистов, место социологической проблематики в программах высших и средних учебных заведений и т. д.

Можно с определенностью констатировать, что этот вопрос является дискуссионным и не получил в настоящее время окончательного решения. Одни ученые, активно работающие в области социологии государства и права, предоставляют ей самостоятельный статус в системе общественных и юридических наук. По их мнению, социология государства и права имеет свою общетеоретическую методологическую часть и ряд отраслевых разделов — социологию политики, социологию правосознания и правовой культуры, социологию деятельности правоохранительных органов, криминальную социологию и др. Иная точка зрения заключается в том, что социологическое знание тяготеет к традиционной отраслевой структуре юридической науки, представляет собой «аспект», «угол зрения», «ориентацию» существующих юридических наук.

Для решения этой проблемы, как представляется, в ней необходимо разграничить две стороны: (а) использование социологических методов в юридической науке и (б) формирование особой науки — социологии государства и права.

Социологические методы универсальны для региона общественных наук, т. е. используются во всех без исключения общественных и юридических науках. Социологические исследования возможны даже в таких сугубо специальных разделах юридической науки, как теория юридических норм, теория правоотношений, толкование норм права, теория юридических фактов, ибо открывают новые, недостаточно изученные стороны этих явлений. И вряд ли оправданно полагать, что специалист по гражданскому или уголовному праву, проводя подобные исследования, удаляется от предмета своей науки и вступает на территорию другой науки — социологии государства и права. Нет, он сохраняет верность своей науке, исследуя ее предмет всеми доступными на сегодняшний день методами и средствами.

Проистекает ли из этого, что разговор о социологии государства и права не имеет под собой никаких оснований? Сделать такой вывод было бы опрометчиво. Корень проблемы, как представляется, в том, что сторонники этой науки стремятся «прописать» ее в суще-

50


етвующей, сложившейся структуре научного знания. На самом же деле социология государства и права лежит в другой плоскости.

Формирование социологии государства и права — яркий пример сложности процесса дифференциации и интеграции современного научного знания. Развитие науки ведет к детализация знания, накоплению все более полных сведений о каждом элементе исследуемого объекта. Это выражается в отпочковании новых отраслей науки, проблем, тем, направлений исследований. Но любая дифференциация имеет пределы, ее уравновешивает процесс интеграции знаний, поддерживающий их в системном, упорядоченном виде.

Интеграция (объединение) знаний осуществляется как на основе сложившейся отраслевой структуры науки, так и за ее рамками. Новая крупная идея, социальная проблема или новый метод как бы «просвечивают» все содержание науки. Не ломая традиционной структуры, они выбирают из нее все необходимое, ценное для себя. Трансформируясь и приобретая иную окраску, многие положения науки включаются в орбиту нового направления.

Именно таким «центром кристаллизации» выступили в свое время социологические методы. Сейчас есть достаточно оснований говорить о существовании в советской юридической науке социологии государства и права — новой комплексной отрасли научного знания.

Эта наука имеет два не совсем одинаковых «крыла». Одно — представлено профессиональными социологами, обратившими свои усилия к изучению государственно-правовых проблем; другое — юристами, ведущими социологические исследования. Для первых — трудность заключается в том, чтобы уловить специфику изучаемого объекта — государства, законности, права; для вторых — освоить весьма сложные и тонкие методы современной социологии. Советская юридическая наука находится сейчас на ответственном этапе своего развития: в ней назрела необходимость значительно более широкого использования социологических методов, позволяющих чутко реагировать на происходящие перемены в жизни, держать в поле зрения новые явления, делать выводы, способные верно ориен-

51


 

тировать практику '. Но при этом не должен быть обесценен и утрачен накопленный в советской юридической науке познавательный потенциал.

5. Основные направления социально-правовых исследований. Истоки социологии государства и права ведут к 30-м годам XIX столетия, когда, благодаря успехам социальной статистики, был впервые обобщен значительный материал о количестве совершенных преступлений. Обнаружившаяся картина поразила исследователей: «Это постоянство, с которым ежегодно воспроизводятся одни и те же преступления.., есть один из самых любопытных фактов... Есть бюджет, который уплачивается с поразительной правильностью, — это бюджет темниц, каторги и эшафотов... Можно заранее вычислить, сколько индивидуумов замарает руки в крови своих ближних, сколько явится деятелей фальшивых бумаг, сколько отравителей и пр. почти так же, как можно вычислить количество будущих рождений и смертных случаев» 2.

Данное открытие показало, что случайность и непредсказуемость человеческих поступков относительны. В их статистическом массиве прослеживаются определенные закономерности. Это дало толчок развитию социологии и всего обществознания.

К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин мастерски владели методами социологических исследований. Так, для изучения классовых интересов рабочих и факторов, определяющих эти интересы, К. Марксом была разработана «Анкета для рабочего», включавшая сто вопросов. Значение эмпирических данных, ожидаемых от опроса, К. Маркс определил так: «Эти наказы труда являются первым делом, которое должна выполнить социалистическая демократия для того, чтобы подготовить социальное обновление» 3. Многие важные данные, содержащиеся в книге «Положение рабочего класса в Англии», имеющей подзаголовок «По собственным наблюдениям и достоверным источникам»,

1  См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с 85.

2 Суслов Ю. А. Конкретные исследования и  развитие социологии права. Л., 1983, с. 30—31.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 573.

52


Ф. Энгельс получил методом социологического наблюдения. В. И. Ленин широко использовал методы социологии в своей научной, революционной и государственной деятельности. Его творческое наследие включает, в частности, анкеты для членов марксистских кружков, делегатов партийных съездов.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«В области явлений общественных нет приема более распространенного и более несостоятельного, как выхватывание отдельных фактиков, игра в примеры... Факты, если взять их в их целом, в их связи, не только «упрямая», но и безусловно доказательная вещь. Фактики, если они берутся вне целого, вне связи, если они отрывочны и произвольны, являются именно только игрушкой или кое-чем еще похуже...

Вывод отсюда ясен: надо попытаться установить такой фундамент из точных и бесспорных фактов, на который можно было бы опираться... Чтобы это был действительно фундамент, необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение, и вполне законное подозрение, в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимозависимости исторических явлений в их целом преподносится «субъективная» стряпня для оправдания, может быть, грязного дела».

Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 30, с. 350—351.

Основоположники марксизма-ленинизма заложили прочный фундамент диалектико-материалистического подхода к социальной действительности, на котором возникла и развивается социалистическая юридическая наука. С самого начала она была наукой социологической, сочетающей глубокий теоретический анализ с конкретно-историческим познанием правовых явлений.

Конкретно-социологические исследования в области государства и права имеют большую, хотя и не совсем ровную историю. После оживления социологических

53


исследований в 20—30-х годах (изучались родовые и национальные отношения, семья и брак, правовой быт, состояние преступности и деятельность исправительных учреждений) следует заметный спад. Подъем интереса к социологии права начинается с середины 50-х годов (работы В. П. Казимирчука, В. Н. Кудрявцева, А. Р. Ратинова, Р. А. Сафарова, А. М. Яковлева и др.)-В настоящее время в советской юридической науке имеется достаточно мощный слой социологических исследований, как теоретических, так и эмпирических, который постоянно растет, пополняется новыми интересными работами.

Социологические исследования в юридической науке группируются по различным основаниям — по отраслям права, объекту, целям и задачам, масштабу, методике. Можно взять и более обобщенный аспект — рассмотреть их в плоскости главных проблем, вокруг которых концентрируются социологические исследования. С этой точки зрения, выделяются такие основные направления социологических исследований в советской юридической науке.

Исследование политической власти и социалистической демократии. Предметом данного направления являются демократические процессы, протекающие в социалистическом обществе — состав и сменяемость представительных органов государственной власти, участие трудящихся в работе государственного аппарата, расширение гласности и др. '.

Одна из проблем в рамках данного направления связана с изучением политической культуры трудящихся. Результаты социологических исследований опровергают тезис буржуазной пропаганды о якобы низкой политической активности трудящихся в странах социализма, их безразличии к вопросам политики и права.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Респондентам социологического исследования, проведенного в Москве и Марийской АССР, предлагалось расставить по порядку (ранжировать)

1 Мы оставляем в стороне вопрос, входят такие исследования в предмет социологии государства и права или, как уже отмечалось в гл. I, являются компетенцией особой «политической науки».

54


ответы на следующий вопрос: «Какие из перечисленных проблем представляют для вас наибольший интерес? Ранги ответов распределялись следующим образом (в % к общему числу ответов):

 

 

Москва

 

Марийская АССР

 

1. Состояние борьбы с преступностью

 

47,4

 

45,6

 

2. Соблюдение Конституции СССР государственными органами, должностными лицами и гражданами

 

27,4

 

31,8

 

3. Вопросы охраны прав и свобод граждан

 

24,5

 

19,4

 

4. Ответственность граждан и должностных лиц перед законом

 

24,1

 

19,4

 

5. Вопросы выявления и использования мнения населения при выработке и принятии законе!

 

16,7

 

11,2

 

6. Общественный контроль за исполнением законов, указов и других правовых актов

 

12,6

 

10,6

 

7. Деятельность Верховных Советов и местных Советов народных депутатов, Советов Министров, министерств и исполкомов

 

9,5

 

7,5

 

8. Ни один из этих вопросов не интересует

 

1,5

 

2,5

 

Сафаров Р. Политический статус общественного мнения. — Социологические исследования, 1979, № 4, с. 22.

Приведенные данные — это материал для вы* водов научного и практического характера. Каких?

Конституцией СССР и Программой КПСС в качестве одного из направлений совершенствования социалистической демократии предусмотрено изучение и использование общественного мнения. Общественное мнение в нашей стране изучается по самым различным поводам. Разновидностью крупномасштабного социологического исследования можно считать всенародное обсуждение законопроектов. На многих предприятиях и в организациях действуют социологические службы, которые изучают общественное мнение трудового коллектива. Есть интересные исследования состава и дея-

55


тельности КПСС, общественных организаций, работы средств массовой информации. Их результаты широко публикуются в печати.

Исследование социальной обусловленности юридических норм. Общественные отношения допускают различные варианты социального регулирования. Например, ответственность за причинение ущерба природе может быть урегулирована нормами гражданского, административного, уголовного права. Какой вариант предпочесть? Какая модель регулирования оптимальна? Ответы на эти вопросы и составляют главное содержание данного направления социологических исследований.

Изучить и взвесить социальные факторы, определяющие содержание норм права, — далеко не простая задача. Например, для принятия новой нормы, устанавливающей запрет, правотворческий орган должен учесть распространенность данного деяния, размеры причиняемого им вреда, возможности правоохранительного механизма в борьбе с подобными явлениями, наличие иных (неправовых) средств контроля, возможную реакцию общественного мнения на установление нового запрета, прогнозируемые побочные последствия. Совокупность этих социологических данных позволяет принять научно обоснованное решение.

Учет социальных факторов, научно обоснованный прогноз действия нормы необходимы, разумеется, не только в отношении правовых запретов. Так, Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье, принятые в 1968 году, учли помимо обширной судебной практики по семейным делам, результаты многочисленных социологических исследований. Нормы пенсионного, трудового законодательства, предоставляющие новые льготы или освобождающие от обязанностей, проходят тщательную экспертизу с целью определения финансовых затрат для реализации этих норм.

Предметом социологических исследований в рамках данного направления является и сам процесс нормо-творчества: кто и по каким поводам выступает с пра-вотворческой инициативой, как протекает обсуждение предложений и т. д.? Такого рода исследования нацелены на лучшую организацию нормотворческой деятельности, ее ускорение и демократизацию.

56


Исследование эффективности действия юридических норм. Это направление тесно связано с предыдущим и непосредственно стыкуется с ним:, но все же они не совпадают: в первом случае исследования нацелены на выработку оптимальной модели юридической нормы, во втором — на изучение ее реализации, установление социального эффекта нормы.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Эмпирические исследования позволили выявить низкую социальную эффективность некоторых правовых норм. Например, как показал проведенный в свое время опрос работников юридических служб 335 предприятий страны, материальный ущерб, причиненный предприятию, его работниками, взыскивался редко или вообще не взыскивался более чем в половине случаев. Средний размер возмещения ущерба по отчетным данным 55 предприятий выборочной совокупности составил на отрезке в 3 года лишь 2— 3,5% от общей суммы причиненного ущерба.

См.: Г л а з ы р и н В. В. Трудовое право и качество продукции. — Сов. государство и право, 1982, № 2, с. 56—57.

В результате этого и других исследований были приняты необходимые меры: постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 28 июля 1983 г. «О дополнительных мерах по укреплению трудовой дисциплины» была повышена материальная ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный по их вине предприятию, и упрощен порядок взыскания этого ущерба.

СП СССР, 1983, № 21, ст. 116.

О чем свидетельствуют приведенные данные? Каковы критерии социальной эффективности нормы? В научной литературе предложено несколько подходов к решению этой проблемы. Ряд авторов (А. С. Пашков, Л. С. Явич) полагают, что критерием эффективности нормы является размер «сдвига» в общественных отношениях, произведенный этой нормой, соотнесенный с затратами, которые для этого потребовались («ценой»).

57


Другая точка зрения (В. Н. Кудрявцев, В. И. Никитинский, И. С. Самощенко) заключается в том, что критерием эффективности нормы является достижение ее социальных целей. При этом также учитываются размер затрат и величина побочных последствий, вызванных реализацией нормы.

Высказано мнение (И. Я. Дюрягин), что критерием эффективности нормы следует считать удовлетворение социального интереса, который обусловил принятие данной нормы.

Как представляется, предложенные подходы имеют свои сильные стороны и свои недостатки. Первый подход конструктивен с точки зрения техники социологических исследований: современная социология располагает средствами для фиксации самых малых «сдвигов» в общественных отношениях. Но его сторонники неизбежно сталкиваются с проблемой качественной оценки произведенного «сдвига»: что принесло обществу действие нормы: пользу или вред, и если и то, и другое, то в какой пропорции? Второй и третий подходы одинаково уязвимы в том, что связывают эффективность нормы с идеальным объектом — целью, интересом. Получается, что эффективность юридической нормы зависит от того, насколько правильно изначально определена ее цель. С этой точки зрения трудно ответить на такой вопрос: можно ли считать эффективной норму, если ее цель достигнута, но оказалось, что сама цель была выбрана неверно? Или: можно ли отказывать в эффективности норме, если она дала полезный результат, который, однако, не охватывался ее целью?

И все же различие во взглядах на критерий эффективности юридической нормы не столь значительно, как это может показаться. Причина разногласий, видимо, в том, что одна группа ученых идет к проблеме эффективности нормы от практики конкретно-социологических исследований, другая — от опыта государственного управления. Очевидно, что во многих точках эти подходы смыкаются. Взаимодополняя друг друга, они обрисовывают разные грани сложного и многопланового явления, каким является социальная эффективность юридических норм. В учебнике для первого курса (М., 1985) изложен один из вариантов такого объединенного подхода.

Социология деятельности правоохранительных органов. Предметом изучения в данном случае является состав правоохранительных органов, их решения, организационная, профилактическая и воспитательная работа

58


этих органов, их престиж среди населения и т. д. Такого рода исследования имеют, как правило, четкую практическую ориентацию — они позволяют определить пути совершенствования деятельности правоохранительных органов в борьбе за социалистическую законность.

Ни одно учреждение в социалистическом государстве не должно быть исключено из-под гласного общественного контроля. Это в полной мере относится и к правоохранительным органам. По роду деятельности им приходится контактировать с большим числом людей, применять в ряде случаев меры государственного принуждения. В результате в общественном мнении складывается определенное представление о деятельности правоохранительных органов — их оперативности, компетентности, культуре. Высокий престиж правоохранительных органов — большая ценность, необходимый элемент климата законности в общественной жизни.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Социологическими исследованиями установлено, что граждане в достаточной степени критически оценивают деятельность правоохранительных органов, отмечают реальные недостатки в их работе. В крупном социологическом исследовании правовых аспектов образа жизни на вопрос, удовлетворены ли они деятельностью юридических учреждений, в которые они обращались, ответили 43,6% опрошенных, из них удовлетворенными оказались 43,3%. На вопрос о причинах неудовлетворенности ответили 24,6% опрошенных. Они указали следующие причины: 31,2% — длительные сроки решения вопроса; 26,1% — полагают, что решение их вопроса было несправедливым; 23,1% — обратили внимание на большие очереди; 19,6% — отметили грубость в обращении.

См.: Гревцов Ю. И. Правовое отношение: основные взаимосвязи. — Сов, государство и право, 1985, № 1, с. 16, 18.

В какой мере приведенные данные соответствуют Вашим представлениям?

Предметом специального изучения в одном из исследований был вопрос о грубости в сфере уголовного судопроизводства. 84,6% опрошенных следователей МВД (выборка около 200 человек) и 56%

59


народных судей (выборка 115 человек) заявили, что им приходилось наблюдать оскорбление одних участников процесса другими. 9% свидетелей (выборка 220 человек) и 14% обвиняемых (выборка 200 человек) указали на факты оскорбительного отношения со стороны следователя, судьи, других участвующих в деле лиц. При подсчете принимались во внимание лишь те анкеты, где были указаны содержательные элементы оскорбления, т. е. описано, в чем конкретно оно выражалось.

См.: Гришин С. П. Охрана чести

и достоинства личности при производстве

по уголовному делу. —

В сб.: Уголовно-процессуальная

деятельность

и правоотношения в стадии

предварительного расследования.

Волгоград, 1981, с. 44—45.

Приведенные  данные  свидетельствуют  о  том, что   престиж   правоохранительных   органов,   моральный климат, который окружает их деятельность, в значительной мере зависят от самих работников этих органов, их такта, сдержанности, общечеловеческой и профессиональной культуры. Исследование правосознания и правовой культуры. Социалистическое    правосознание    есть    совокупность идей, представлений и чувств людей, в которых выражается их отношение к государству,  праву, законности, деятельности   правоприменительных   органов,   поступкам людей в правовой сфере. Правовые установки людей, оценка ими юридических ситуаций непосредственно связаны с их поведением в правовой сфере и, значит, отражаются на состоянии законности и правопорядка в стране. Вот почему изучение правосознания и его целенаправленное формирование — задача большого  государственного значения. Как подчеркнуто в резолюции XXVII съезда КПСС, «формирование высокой гражданственности, нравственное и правовое воспитание советских людей, особенно молодежи, должно стать одним из действенных средств развития их социально-политической активности, непримиримости к недостаткам и правонарушениям» '.

' Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии  Советского Союза, с. 110.

60


Социологические исследования, проведенные в СССР и других социалистических странах, убедительно под-тверлсдают тот факт, что одним из элементов социалистического образа жизни является новый тип правосознания. Это правосознание человека-труженника, которое характеризуется в целом позитивным отношением к правовым ценностям, пониманием значения права и законности, высоким уровнем мотивации правомерного поведения.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Мотивы выполнения гражданами правовых норм (% к числу опрошенных)

Мотивы

 

Классы и социальные слои

 

Образование

 

 

 

рабо-

 

кол-

 

интел-

 

нача-

 

не-

 

сред-

 

выс-

 

 

 

чие

 

хозни-

 

лиген-

 

льное

 

полн.

 

нее

 

шее

 

 

 

 

 

ки

 

ция

 

 

 

средн.

 

 

 

 

 

Принципиаль-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ная позиция

 

42,4

 

40,1

 

47,9

 

34,0

 

39,6

 

45,6

 

45,5

 

Боязнь санкции

 

21,5

 

24,7

 

20,0

 

39,5

 

21,4

 

20,8

 

22,6

 

Стереотип

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

поведения

 

21,2

 

22,0

 

24,2

 

11,4

 

21,3

 

23,7

 

24,8

 

Конформное

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

поведение

 

4,3

 

4,3

 

3,6

 

5,5

 

4,6

 

3,5

 

3,9

 

Другие мотивы

 

1,3

 

1,9

 

1,2

 

3,5

 

1,0

 

 

1,1

 

Не получено

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ответа

 

9,3

 

LL°

 

3,1

 

6,1

 

12,1

 

5,3

 

2,1

 

Аналогичное исследование, проведенное в Дании, Бельгии и Голландии, показало, что закон соблюдают на основе принципиальной позиции не более 20 — 35% граждан.

См.: Кудрявцев В. Н. Конституция СССР

и дальнейшее развитие советского права. — Вестник Академии наук СССР, 1978,

№ 10, с. 8.

Подумайте, какую роль в соблюдении Закона играет привычка?

Социалистическое правосознание далеко не однородно, в нем еще немало сложных, противоречивых моментов. Например, резко отрицательное отношение граждан к преступности «вообще» уживается с либеральной оценкой конкретной ситуации, стремлением «войти в

61


положение» правонарушителя, привлеченного к ответственности; требование усиленной уголовной репрессии — с низкой оценкой страха наказания в качестве мотива соблюдения закона; высокий статус чести и достоинства личности — с нигилистическим отношением к процессуальным гарантиям прав граждан.

Что знают люди о праве? В какой степени их представления соответствуют действительности? По каким каналам к ним поступает правовая информация? Как выявилось в социологических исследованиях, ведущее место среди источников правовых знаний занимают телевидение, радио и газеты, причем городские жители в большей степени отдают предпочтение газетам, а сельские жители — телевидению и радио. Периодические издания официальных органов, хотя и являются самым точным, надежным источником правовой информации, все же не служат источником массового правового оповещения граждан. По данным различных исследований к этому источнику прибегает в среднем 2—4% опрошенных.

Социологические исследования позволяют оценить уровень правовой культуры различных слоев населения, построить научно обоснованную стратегию право-вого воспитания и пропаганды правовых знаний, контролировать эффективность профилактических и право-воспитательных мер. Необходимо, чтобы грамотные социологические «замеры» прочно вошли в практику работы органов социалистического государства.

Исследование отклоняющегося поведения. В рамках данного направления изучаются состояние правопорядка и дисциплины, причины правонарушений, эффективность наказания и мер профилактики. По проблемам отклоняющегося поведения проведено значительное число социологических исследований. С их помощью зафиксировано соотношение зарегистрированной и латентной преступности по отдельным категориям правонарушений, удельный вес разных факторов в детерминации противоправных действий, мотивы совершения правонарушений и проступков, получен объективный «социальный портрет» отдельных категорий правонарушителей и т. д.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

В социологическом исследовании изучался вопрос об использовании гражданами права на необходимую оборону. По научным данным 82% лиц,

62


присутствовавших при совершении преступного посягательства, пытались его пресечь. Среди тех же, кто не воспользовался правом необходимой обороны, 29,4% ссылались на боязнь ответственности, 17,5% — на физический недостаток, 18,1% — на безразличное отношение к фактам преступных посягательств, 35% — на нежелание быть «втянутым» в историю, терять время.

См.: Коган В. М. Социальный механизм

уголовно-правового воздействия.

М., 1983, с. 116.

Соответствуют ли эти данные вашим представлениям по этому вопросу?

В изучении отклоняющегося поведения исследователя подстерегает немало трудностей. Это, как правило, невозможность прямого наблюдения изучаемых обстоятельств, стремление опрашиваемых лиц скрыть подлинные мотивы своих действий, представить себя в более выгодном свете. В итоге различные методы исследований дают далеко не совпадающие результаты.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

В социологическом исследовании, проведенном в исправительно-трудовой колонии, изучался вопрос об использовании холодного оружия. На вопрос анкеты, предполагали ли они применить холодное оружие в конфликтной ситуации, 13,4% осужденных дали утвердительный ответ, указав: «применил, если бы кто полез», «применил бы для самозащиты», «если необходимо» и т. п. Изучение материалов уголовных дел показало, что фактически применили оружие 37,4% опрошенных лиц, т. е. почти в три раза больше. При этом, из тех, кто предполагал применить оружие, 50% все же не применили его.

См.:    Подшибякин А. С.   Холодное   оружие. Уголовно-правовое и криминалистическое

исследование. Саратов, 1980, с. 25.

Оцените достоверность данных, полученных исследователем в анкетном опросе.

В постановлении ЦК КПСС «О журнале «Коммунист» отмечается, что «следует шире развивать социологи-

63


ческие исследования, в том числе вопросов, касающихся согласования общественных, коллективных и личных интересов, анализ потребностей и стимулов человеческой деятельности, изучение социально-экономических и морально-политических основ социалистического образа жизни, семейно-брачных отношений, общественного мнения. Нужно всемерно утверждать высокие идеи советского патриотизма и социалистического интернационализма, социальные и нравственные принципы социализма, вести наступательную борьбу против современных разновидностей мещанства и бездуховности, иждивенчества и потребительства» '. Дальнейшее развитие социологических исследований в науке о государстве и праве, широкое внедрение их в юридическую практику позволит открывать новые возможности для укрепления социалистической законности и правопорядка, эффективнее влиять юридическими средствами на решение актуальных задач коммунистического строительства.

6. Организация конкретно-социологического исследования. Как организовать социологическое исследование? Прежде всего стоит удостовериться в том, что оно действительно необходимо. Социологические исследования наиболее эффективны, когда проводятся систематически, как постоянный элемент управленческого процесса. В этом случае с самого начала ясно, каковы задачи и цели исследования, пути использования его результатов. Эпизодические, ^бессистемные социологические исследования не дают сколь-нибудь ясной картины происходящих процессов и в конечном счете не оправдывают организационных затрат.

При проведении социологического исследования всегда есть опасность повторить (на более низком уровне) уже выполненную кем-то работу. Чтобы этого не случилось, необходимо обратиться к научным публикациям по проблеме, изучить каталог «Эмпирические социологические исследования в СССР», издаваемый Советской социологической ассоциацией. И конечно, как и в любом деле, требующем специальных знаний, получить консультацию профессионального социолога, который подскажет наиболее рациональные пути реализации замысла.

В организации социологического исследования принято выделять следующие этапы.

Коммунист, 1986, № 12, с. 6.

64


Подготовка социологического исследования. Каждое социологическое исследование необходимо тщательно готовить. Вряд ли можно одобрить исследователей, которые, пренебрегая подготовкой, торопятся поскорее размножить и распространить анкету. Полученная информация оказывается часто ненадежной и бесполезной. Подготовка социологического исследования предполагает, прежде всего, определение его теоретической концепции. Что является объектом исследования и его непосредственным предметом? Что необходимо выяснить в результате? Без полной ясности в этих вопросах социологическое исследование окажется пустой тратой времени. Результатом осмысления теоретической концепции должно быть четкое выявление социальной проблемы, к анализу которой обращаются авторы и основных гипотез (предположений), подлежащих проверке.

Далее, необходимо дать эмпирическую интерпретацию используемых понятий и терминов. Суть ее заключается в том, чтобы от абстрактно-теоретических положений, в которых сформулирована социальная проблема, «протянуть ниточку» к конкретным, допускающим опытную проверку показателям и признакам — эмпирическим индикаторам. Например, юридическая культура личности выражается в юридических поступках (правомерных, противоправных), личном участии в охране общественного порядка, оценке правомерного и противоправного поведения других людей, знании норм и принципов права, интересе к юридическим знаниям. Все эти признаки уже достаточно конкретны, их можно зафиксировать в социологическом исследовании.

На подготовительном этапе составляются программа социологического исследования, его план. Программа воплощает в себе теоретическую концепцию исследования, план — рабочий документ, в соответствии с которым в установленный срок формируется и инструктируется исследовательская группа, размножаются анкеты, бланки и т. д.

При подготовке социологического исследования необходимо учитывать, что появление в обследуемой организации социологов с анкетами само по себе производит некоторый эффект — могут сократиться опоздания, прогулы, несколько улучшиться показатели работы. В результате полученные данные не отразят действитель-

65


ного положения дел. Поэтому спустя некоторое время полезно провести контрольное исследование, проверить результаты другими методами.

Сбор социологической информации. Если подготовительный этап социологического исследования можно сравнить с подтягиванием войск и накоплением стратегических резервов, то сбор социологической информации, — без сомнения, само генеральное наступление. Не случайно в социологии этот этап исследования называют «полевым». Его задача заключается в том, чтобы, используя социологические методы, «снять» информацию, характеризующую состояние общественных отношений, динамику происходящих процессов. Какие же методы применяются в социологической практике на этом этапе исследования?

В опросе источником социологической информации выступают непосредственные участники исследуемых отношений. Этот метод имеет множество разновидностей. Одна из наиболее популярных — анкетирование. Юридическая (и не только юридическая) наука пережила период увлечения анкетным методом. Социологи, которые специально изучали данный вопрос, доказали, что этот метод (впрочем, как и любой другой) нельзя абсолютизировать. На результаты анкетирования существенно влияют качество самой анкеты, обстановка, в которой проходил опрос и др.

Разновидности анкетирования — почтовый и телефонный опросы. Каждый из этих методов имеет свои достоинства и свои недостатки. Так, почтовый опрос требует меньших финансовых и организационных затрат, чем другие виды анкетирования, но имеет недостаток — малый возврат анкет. Известны примеры, когда из нескольких тысяч разосланных анкет обратно возвращалось менее 1%.

По сравнению с анкетированием, интервьюирование позволяет более глубоко и детально изучить мнение опрашиваемых. Однако его результаты зависят от подготовленности и профессионализма интервьюеров. Поэтому организации, специализирующиеся на опросах общественного мнения, создают сеть квалифицированных интервьюеров. Как считают некоторые специалисты по изучению общественного! мнения, лучшие интервьюеры — образованные домохозяйки, наименее ^надежные — студенты. В практике социологических исследований широко распространены также экспертные опро-

66


|Bi,: когда исследователи собирают и анализируют суж-Шюйия компетентных лиц, специалистов. №||:"'Проводя опрос/ необходимо иметь в виду,, что он IjpifceripyeT факты сознания — мнения и оценки, а они Шдчас субъективны. Вербальное (на словах) и реаль-шгое поведение людей, как уже отмечалось, далеко не Щегда совпадает.

f В отличие от опроса, наблюдение заключается в Йрямой фиксации исследователем происходящих собы-|йкй. Каждый человек пользуется наблюдением в своей Практической деятельности. Но к научному наблюдению предъявляются особые требования. В социологии |0уществует ряд разновидностей научного наблюдения: рключенное, повторное, систематическое, естественное, 1^Йбораторное и др. Результаты наблюдения фиксиру-щтся, как правило, по определенной схеме, что значительно повышает их надежность. Метод наблюдения широко применяется при изучении правомерного пове-Й&ния граждан. В исследовании отклоняющегося пове-^цения возможности этого метода ограничены. Однако известны интересные исследования неформальных "Групп «трудных» подростков, выполненные именно методом наблюдения.

Анализ документов (контенг-анализ) основывается [На извлечении социологической информации из разно-Itfb рода документальных источников — писем, дневни-Иов, журнальных и газетных публикаций, кино- и фотодокументов, официальных текстов и др. В юридиче-|ЙКой социологии, которая опирается на различного рода документы, в частности, судебные дела, заявления, приговоры, этот метод особенно популярен. Главная Трудность в его применении — правильный отбор документов для анализа и их последующая обработка. Например, в школах Свердловска был проведен цикл сочинений на правовую тему. Школьникам предлагалось рассказать о человеке, который никогда не нарушает законы, или поделиться впечатлениями об известном им правонарушении (большинство выбрало вторую тему). Для анализа сочинений был использован документ-посредник (коммюнике), где фиксировались основные черты содержания работы: «идеализирует правонарушителя», «нечетко представляет грань между аморальным и противоправным», «юридические ошибг ки» и т. д. При подведении итогов из рассмотрения были исключены десятки сочинений, в которых схема из-

67


ложения повторялась, т. е. была явно навязана учителем.

Эксперимент интересен тем, что представляет собой не только метод исследования, но и метод воздействия на исследуемый объект. Широки возможности для правового эксперимента в области совершенствования социалистической демократии, укрепления дисциплины труда, правового воспитания. Отметим, что распространенные и юридически признанные в настоящее время прогрессивные формы организации и оплаты труда — щекинский метод, бригадный подряд, коллективный подряд — зародились в свое время как эксперименты. Не исключены эксперименты и в сфере борьбы с правонарушениями. Например, в ряде социалистических стран с помощью экспериментов проверялась достоверность показаний свидетелей. Вместе с тем следует подчеркнуть, что к экспериментам в этой области предъявляются строгие правовые и моральные требования. Недопустимы эксперименты, унижающие людей, создающие для них опасность, нарушающие их права.

Анализ и использование результатов социологического исследования. Продолжая аналогию, можно сказать, что генеральное наступление недостаточно успешно завершить. Нужно закрепить достигнутую победу и воспользоваться ее плодами. Применительно к социологическому исследованию — это значит, проанализировать полученный материал, сделать выводы и дать рекомендации.

В социологии существует множество методов обобщения и графического представления информации — составление рядов, графиков, таблиц и т. д. В последние годы получила распространение обработка социологической информации на ЭВМ. Компьютер не только освобождает исследователей от трудоемкой рутинной работы, но и позволяет значительно более глубоко и многопланово проанализировать полученные данные, проследить связи десятков признаков, что при ручной обработке информации практически невозможно.

Результаты социологического исследования должны получить развернутое объяснение с позиции задач и целей исследования, с точки зрения сформулированных в программе гипотез. Таким образом, на завершающей стадии происходит возвращение к теории, но на иной, обогащенной свежими фактами основе. По результатам социологического исследования составляется

68


10тчет, который передается заказчику для использования в практической работе.

7. Использование социологических исследовании в драктике юридической работы. Сегодня социологические методы все более широко входят в юридическую практику. Без них невозможно разработать сколь-ни-будь крупный законопроект, проанализировать эффективность действия нормативного акта. Социологические методы с успехом применяются и при разработке конкретных решений правового характера, например, при распределении жилплощади.

Так, в Ленинградском станкостроительном объединении им. Я. М. Свердлова на каждого претендента на получение жилплощади составляется анкета, которая после проверки вводится в память ЭВМ. Электронная книга учета помогает в отборе кандидатур, которые обсуждаются затем на совместных заседаниях администрации, партийного и профсоюзного комитетов. Если согласие при этом не достигнуто, вопрос выносится на общее собрание цеха, где решается открытым голосованием. Проработанные таким образом списки вывешиваются у проходной завода и через две недели (если не поступило отводов) утверждаются на расширенном заседании профкома. Научный подход к делу, широкий демократизм, уважение воли трудящихся, гласность способствуют созданию в коллективе здорового морального климата: за 10 лет описанной практики там не было ни ©дного серьезного конфликта или жалобы на несправедливый подход при распределении жилья. Таков результат грамотного использования социологических методов.

Вместе с тем нельзя не сказать и о том, что в организации социологических исследований возникает немало трудных моментов. Объективное установление реального положения дел нравится далеко не всем. Практически всегда находятся люди, заинтересованные в том, чтобы заморозить исследование, дискредитировать его результаты.

Скепсис и разочарование порождаются еще и тем, что далеко не все работники правоохранительных органов, в том числе руководители, умеют правильно использовать результаты социологического исследования. Еще в ходе работы начинается «выхватывание» из-под рук отдельных фактов и принятие по ним скоропали-

69


тельных «мер». Это накаляет обстановку, в которой проходит исследование, низводит его до уровня рядовой проверки При таком не/тяльновипном подходе наказанным оказывается не тот, кто действительно этого заслуживает, а тот, кто случайно попал в поле зрения исследователя или был с ним более откровенен. Естественно, что существенного улучшения в работе после этого не происходит.

Современный специалист-юрист должен иметь представление о возможностях социологических методов и стремиться реализовать их в своей практической деятельности, прежде всего в правовом воспитании и профилактике правонарушений, изучении и обобщении юридической практики. Необходимо, чтобы выпускник юридического вуза был в состоянии сформулировать цели и задачи социологического исследования, наметить его программу. Социологические методы могут дать мощный импульс практической работе, но они требуют грамотного, профессионального подхода. Особо важно это теперь, в условиях перестройки, существенного обновления законодательства, совершенствования правоприменительнои работы, улучшения правового воспитания. Опора на социологические данные поможет избежать ошибок в осуществляемых преобразованиях, обеспечить их эффективность.


Раздел второй

СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ.

СОВЕТСКОЕ

ОБЩЕНАРОДНОЕ ГОСУДАРСТВО. ДЕМОКРАТИЯ. УПРАВЛЕНИЕ

ГЛАВА V

ПОЛИТИЧЕСКАЯ (ГОСУДАРСТВЕННАЯ) ВЛАСТЬ

И ГОСУДАРСТВО. ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО

1. Специальная литература. Тихомиров Ю. А. Власть и управление в социалистическом обществе. М., 1968; Б а и т и н М. И. Государство и политическая власть. Саратов, 1972; Кейзеров Н. М. Власть и авторитет. Критика буржуазных теорий. М., 1973; Витченко A.M. Теоретические проблемы исследования государственной власти. Саратов, 1982.

2. Вопросы для повторения. Понятие, классовая сущность и функции государства. Специфические признаки государства. Понятие и основные этапы развития буржуазного государства. Функции современного буржуазного государства.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. V, с. 90—94; Теория государства и права. Л., 1982, гл. V, с. 97 —112; Теория государства и права. М., 1983, гл. V, с. 105—118; Теория государства и права. М., 1985, гл. V, с. 91 — 111.

3. Основные проблемы: а) понятие, классовая сущность и основные свойства политической (государственной) власти; б) структура государственной власти; в) властеотношения; г) государственная власть и государство; д) империалистическое государство — орудие

71


диктатуры монополистической буржуазии; е) функции империалистического государства.

4. Понятие, классовая сущность и основные свойства политической (государственной) власти. Политическая (государственная) власть — центральная категория политической науки. Она является ключевой в понимании политических процессов, отношений, институтов, систем. По мысли В. И. Ленина, «ни обойти, ни отодвинуть вопроса о власти нельзя, ибо это именно основной вопрос, определяющий все в развитии революции, в ее внешней и внутренней политике» '. В понятиях «политическая власть», «властеотношения» преломляются наиболее существенные стороны бытия человеческой цивилизации, отражается суровая логика борьбы между различными классами, нациями, социальными группами.

Веками и тысячелетиями власть была оторвана от народа, осуществлялась без народа и против народа. Все это время эксплуататорские классы безраздельно использовали в своих интересах политическую власть — мощное средство воздействия на общество, средство принудительного навязывания воли властвующих (эксплуататоров) подвластным (трудящимся массам). Их идеологи создавали и распространяли ложные теории и мифы о власти как вечной и мистической силе, как функции особой элиты, стоящей над народом.

В странах, где утверждается политическая власть трудящихся, бесповоротно завершается эта мрачная глава в истории человечества. Начинается эпоха подлинного народовластия.

Политическая власть — разновидность социальной власти. Последнюю основоположники научного коммунизма характеризовали, как обусловленное исторически определенными производственными отношениями средство организации общества, способ управления людьми, фактор организованности и порядка в обществе. Суть власти состоит в реальной возможности и способности властвующих подчинять своей воле подвластных.

Обладая признаками социальной власти, политиче-

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 34, с. 200.

72


екая власть вместе с тем имеет качественные особенности.

Важнейшая особенность политической власти за-„кяючена в ее классовости. Она имеет классово-волевой характер. Подчеркивая этот признак, К. Маркс и Ф. Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии» писали: «Политическая власгь в собственном смысле слова — это организованное насилие одного класса для подавления другого» '.

Особенность политической власти состоит в наличии специального механизма, без которого ее функционирование невозможно. Политическая власть как бы материализуется в системе органов и учреждений, образующих ее механизм. Воплощенная в государственно-правовые институты власть становится государственной.

Государственная власть — это разновидность социальной власти, имеющая классово-волевой характер, воплощающаяся в государственно-правовых институтах и предназначенная для организованного принуждения в эксплуататорском обществе и революционного преобразования общественных отношений в эпоху перехода от капитализма к коммунизму.

В связи с приведенным определением — несколько положений о государственной власти трудящихся.

Рожденная социалистической революцией государственная власть трудящихся, руководимых рабочим классом, является объективно необходимой, революционно целенаправленной, творчески созидательной, справедливой, гуманной и авторитетной силой. Она принадлежит трудовому народу, осуществляется в интересах народа и чем дальше, тем больше, непосредственно самим народом. Социалистическая государственная власть активно функционирует целую историческую эпоху перехода от капитализма к коммунизму, черпая силу в растущей сознательности и активности масс, в зрелости своей экономической основы, широте социальной базы. Эта власть выполняет великую историческую миссию: осуществляет революционные общественно-экономические преобразования, подавляет сопротивление свергнутых эксплуататорских классов, искореняет чуждые новому строю привычки и отношения, утверждает коллективистские, справедливые и гу-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 447.

73


манные принципы и порядки. В руках народа государственная власть служит мощным рычагом всех общественных преобразований.

Власть народа В. И. Ленин называл открытой для всех, делающей все на виду у массы, доступной массе, исходящей непосредственно от массы '. Игнорировать такую власть, нарушать ее законы — значит вступать в конфликт с волей народа, идти против общественных интересов и социалистических идеалов.

Социалистическая государственная власть была и остается политической предпосылкой нерушимого союза рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, дружбы и сплоченности всех наций и народностей. Интернациональная природа Советской власти, ее доступность трудящимся разных наций и народностей побуждает их добровольно признавать ее авторитет, укреплять единое союзное многонациональное государство.

5. Структура государственной власти. В структуре государственной власти переплелись компоненты социально-психологического, нравственного, правового и предметно-материального порядка.

Поскольку государственная власть представляет собой постоянно функционирующий общественно-политический феномен, постольку ее основные элементы можно условно подразделить на два вида: 1) элементы, которые характеризуют ее сущность и природу: экономически обусловленная воля класса или народа, связывающая власть с ее субъектом (классом или народом); концентрированная сила, превращающая волю в реальный и действенный фактор общественного бытия, придающая власти свойство принудительности; б) институциональные элементы, организационно оформляющие власть и делающие ее постоянно функционирующей и общеобязательной: государственные органы и учреждения (с их вещественными придатками) и правовые нормы (право).

Власть — явление надстроечное, ее природа, свойства, функции определяются в конечном счете экономическими отношениями, базисом общества. «Всякая общественная власть и всякое политическое насилие коренятся в экономических предпосылках, в исторически

1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 12, с. 319.

74


данном способе производства и обмена соответствующего общества» '. Хотя истоки власти объективны, но она реализуется лишь через сферу субъективного. Иначе говоря, власть не существует вне волевых побуждений людей, творящих свою историю.

Отсюда важнейший элемент любой социальной власти, без учета которого невозможно понять природу последней и явления властвования, образует воля. Исходные методологические посылки о волевой природе власти содержатся в трудах основоположников научного коммунизма. В частности, в статье «Об авторитете», обращенной против анархистов, которые смешивали власть и авторитет, Ф. Энгельс писал: «Авторитет в том смысле, о котором здесь идет речь, означает навязывание нам чужой воли» 2.

В государственной власти воплощена общая воля экономически господствующего класса (в эксплуататорском обществе) или трудящихся, руководимых рабочим классом (в социалистическом обществе). Общеклассовая или общенародная воля имеет первостепенное значение для понимания сути государственной власти. Классовость государственной власти наиболее ярко проявляется именно в ее волевой природе. Воля нерасторжимо соединяет государственную власть с ее субъектом: власть принадлежит тому классу, воля которого в ней воплощена. Бессубъектной, т. е. никому не принадлежащей, власти нет и быть не может.

Марксизм-ленинизм, не считая волю людей определяющим фактором общественной жизни, вместе с тем подчеркивает ее огромную роль для достижения различных задач и целей, ибо в обществе «ничто не делается без сознательного намерения, без желаемой цели» 3. В трудах основоположников марксизма-ленинизма дано материалистическое объяснение воли, показана ее социально-экономическая обусловленность 4.

Классовая воля неотделима от существующих форм собственности. Класс, сосредоточивший в своих руках средства производства, формирует и государственную волю, «организует свое совместное господство в пу-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 224.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 302.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 306.

4 См. там же, с. 310.

75


бличную власть» '. Социально-экономические истоки, лежащие в основе общеклассовых сознания и воли, выражаются через классовые aoipeoHociH, илтересы, цели.

Общеклассовая (в социалистическом обществе — общенародная) воля — элемент общественного сознания, его активная, деятельная сторона, следовательно, по своей сути явление социально-психологическое. Она формируется в процессе сложного переплетения объективного и субъективного, диалектического взаимодействия индивидуального и общественного сознания.

В эксплуататорском обществе острые противоречия и классовая борьба консолидируют господствующий класс, а существующая у этого класса постоянная необходимость защищать экономическую основу своего господства активизирует формирование общеклассового сознания, его активного начала — воли.

В условиях социалистического общества общественное сознание и общая воля народа выковываются в ходе совершенствования социализма, активного участия масс в управлении делами общества и государства, развертывания социалистического самоуправления народа.

Воля класса или народа может проявляться в различных формах (теориях, нормах морали и т. п.). Для того чтобы стать элементом государственной власти, воля класса или народа должна преломиться через государство, его органы, приобрести статус государственной воли. Последняя обладает рядом особенностей: во-первых, она провозглашается от имени государства; во-вторых, она, как правило, юридически оформляется (возводится в закон) и внешне выступает как воля всего общества; в-третьих, ее проведение в жизнь обеспечивается силой и мощью государства.

Основоположники научного коммунизма называли государственную власть концентрированным и организованным насилием, централизованной организацией силы 2. Поэтому другой важнейший структурный элемент государственной власти — социальная сила.

Государственная   власть   опирается   на   экономиче-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 351.

2 См.:    Маркс К.,    Энгельс Ф.    Соч.,    т. 23,    с. 761;    Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 26.

76


скую основу общества. На этой основе создаются такие компоненты предметно-материальной силы государственной власти, как аппарат физического принуждения, насилия, и то вооружение, которое соответствует техническому уровню каждой эпохи. Кроме того, компонентами силы государственной власти выступают институты идеологического воздействия, авторитет власти (сила авторитета). Соотношение названных компонентов изменяется в зависимости от исторического типа и социальной целенаправленности государственной власти. Так, глубоко народная и творчески-созидательная социалистическая государственная власть, сохраняя атрибуты принудительности, опирается прежде всего на силу авторитета, на методы убеждения.

Классовую волю и социальную силу можно лишь теоретически расчленить, практически они нерасторжимы. Только в неразрывной слитности с силой воля властвующего субъекта становится общезначимой, обязательной для всех, сила же без воли лишается целенаправленности воздействия, диктуемого волей. Воля направляет силу, использует ее для достижения определенных социально-классовых целей. Сила придает государственной власти принудительную способность, является ее гарантом.

По словам К. Маркса, «существование государственной власти находит свое выражение именно в ее чиновниках, армии, администрации, судьях. Если отвлечься от этого ее физического воплощения, она представляет собой лишь тень, воображение, простое название» '. Из приведенного положения вовсе не следует, что К. Маркс ставил знак равенства между государственной властью и ее органами. Он только отмечал невозможность практического осуществления государственной власти без соответствующего аппарата, без необходимого оформления.

Взаимосвязь государственной власти и ее механизма сложна и противоречива. В общефилософском смысле они соотносятся как содержание и форма. Механизм государства олицетворяет материальную силу власти. Ф. Энгельс подчеркивал, что «насилие не есть просто волевой акт, а требует весьма реальных

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 6, с. 287.

77


предпосылок для своего осуществления, в особенности — известных орудий» '. Они (т. е. органы государства) как раз и приводят государственную власть в движение, превращают в постоянно действующий фактор классового общества.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«Государственная власть должна быть сосредоточена в одном центре, который принимает необходимые решения и в качестве правительства следит за проведением их в жизнь. Если этот центр сам по себе прочен вследствие уважения к нему народов.., то государственная власть может без какого-либо опасения и боязни соперничества свободно предоставить ведению подчиненных ей систем и институтов значительную долю тех отношений, которые складываются в обществе, и контроль над тем, чтобы они соответствовали законам; тогда каждое сословие, каждый город, каждая деревня и т. д. смогут свободно совершать и осуществлять все то, что находится в сфере их непосредственной деятельности».

Гегель. Политические произведения.

М., 1978, с. 82.

Эти мысли известный философ высказал еще в прошлом веке; в них, конечно, немало такого, что освещено в абстрактном идеалистическом виде. Но нет ли в приведенных суждениях соображений, имеющих значение для современности?

Государственная власть с момента своего возникновения органически связана с правом. К. Маркс и Ф. Энгельс характеризовали это единство следующим образом: «Помимо того что господствующие при данных отношениях индивиды должны конституировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона, — выражение, содержание которого всегда дается отношениями этого класса» 2.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 170.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 322.

78


Государственная власть, по общему правилу, имеет правовую форму выражения. Право обеспечивает стабильный и наиболее эффективный режим властвования. При помощи права государственная власть выполняет свои функции, а само право в данной плоскости становится элементом государственной власти.

6. Властеотношения. Решая стоящие перед ней задачи, государственная власть непрерывно воздействует на общественные процессы и сама выражается в особом виде классовых отношений — властеотношениях, образующих своеобразную политико-правовую ткань классового общества.

Как и любые отношения, властеотношения имеют свою структуру, состоящую из следующих элементов: 1) субъекта государственной власти (класса или народа), 2) объекта властеотношеннй (классов, индивидов, их объединений, народа); 3) содержания властеотно-шений, которое образуют единство двух проявлений — навязывание воли властвующего субъекта подвластным и подчинение (принудительное или добровольное) последних этой воле.

Властеотношения отличаются ярко выраженной целенаправленностью; верховенство государственной власти в обществе, подчинение всех воле властвующего субъекта — непосредственная и главная цель вла-стеотношений. Характер властеотношений, способы и методы их реализации зависят от экономической основы и классовой структуры общества, взаимоотношений между классами, социальными группами, обществом и личностью.

В эксплуататорском обществе решающее влияние на властеотношения оказывает основное противоречие этого общества — противоречие между господствующим эксплуататорским классом и трудящимися массами. Здесь субъект и объект властеотношений — антиподы. Их воля и интересы враждебны, непримиримы. Поэтому обеспечить доминирование своей власти, навязать свою волю эксплуатируемым властвующая олигархия может только путем идеологической обработки масс и применения классового насилия — подавления, принуждения.

В классово-антагонистическом обществе властеотношения отражают и возможные противоречия внутри господствующего класса, между его отдельными пред-

79


ставителями. В случае расхождения воли господствующего класса с волей отдельных его представителей принудительная сила государеiвенной влас!и распространяется и на них.

7. Государственная власть и государство. Проблема соотношения государственной власти и государства принадлежит к числу мало исследованных. Сразу же подчеркнем, что соотносимые понятия и явления весьма сложны и динамичны. В научной литературе, например, нет единообразного представления о понятии государства, даются различные его толкования.

Государственная власть и государство находятся в диалектическом единстве. К вопросу о соотношении между ними можно подходить с различных точек зрения. Если под государством понимается политико-территориальная организационная форма классового общества, то государственная власть выступает важнейшим признаком государства. Если же под государством имеется в виду особым образом организованный аппарат (механизм) политической (государственной) власти, то они соотносятся, как содержание и форма.

Характер государственной власти определяет особенности государства, государственного аппарата. Так, принадлежность власти эксплуататорскому меньшинству (властвующей олигархии), необходимость навязывать волю властвующего меньшинства подвластным выдвигают в государственном аппарате на первый план карательные органы. Напротив, переход власти к трудящимся придает государству творчески-созидательный характер; важнейшими в государственном аппарате становятся органы, осуществляющие хозяйственно-организаторскую и культурно-воспитательную функции. v

Властвующий субъект определяет, в каком объеме и в какой форме тот или иной орган государства будет выражать и проводить в жизнь его властную волю, устанавливает для государственных органов юридические пределы, в границах которых их деятельность признается правомерной. Вместе с тем государство, его органы не только оформляют, проводят в жизнь государственную власть, но и в значительной^ мере определяют ее эффективность.

80


8. Империалистическое государство — орудие диктатуры монополистической буржуазии. Современное

империалистическое государство организационно оформляет власть монополистической буржуазии, является комитетом по управлению делами монополистического капитала, орудием его диктатуры. Богатство и власть все больше концентрируются в руках немногих. Неимоверно разбухающий на гонке вооружений милитаризм шаг за шагом овладевает рычагами политической власти.

Марксизм-ленинизм глубоко вскрыл основные тенденции в развитии современных империалистических государств.

В области экономической — государственно-монополистический капитализм, соединив силу монополий и государства, обострил конфликт между гигантски выросшими производительными силами и капиталистическими производственными отношениями; усилилась внутренняя неустойчивость экономики, замедлились темпы ее роста, переплелись и углубились циклические и структурные кризисы; в хроническую болезнь превратились массовая безработица, инфляция; механизм эксплуатации стал сложнее, изощреннее: все больше прибыли выжимается из квалификации, интеллектуальных сил и нервной энергии работников; возросла роль транснациональных корпораций, извлекающих громадные прибыли за счет эксплуатации трудящихся в мировом масштабе.

В политической области характерна тенденция к усилению реакции по всем направлениям, к нарастанию кризиса политических институтов. Там, где трудящиеся в упорной борьбе добились определенных политических прав, империалистическое государство ведет настойчивое, подчас искусно маскируемое наступление на эти права. В опасных для буржуазного строя ситуациях оно, не колеблясь, прибегает к политическому шантажу, репрессиям, террору, карательным акциям. На политическую арену все активнее выходит фашизм и неофашизм. Если обычные формы подавления трудящихся не срабатывают, империализм устанавливает тиранические режимы для прямой военной расправы с прогрессивными силами. Империализм породил волну терроризма, захлестнувшую капиталистическое общество. Словом, традиционные формы

81


консерватизма все больше уступают место авторитарным тенденциям.

В социальной области под растущим влиянием мирового социализма классовая борьба трудящихся временами вынуждает империализм и его государство идти на частичные уступки, на определенные улучшения условий труда, его оплаты, социального обеспечения. Это делается исключительно ради того, чтобы сохранить главное — господство монополистического капитала. Однако такое маневрирование все чаще сочетается с насильственными действиями, прямым наступлением буржуазного государства на жизненные интересы трудящихся. Вследствие научно-технической революции выбрасываются за ворота предприятий миллионы трудящихся. Значительная часть молодежи не может найти применения своим силам и знаниям, страдает от безвыходности своего положения. Все это чревато самыми серьезными потрясениями для капитализма, его государственности.

В области идеологической усиливающиеся «культ индивидуализма, насилия и вседозволенности, злобный антикоммунизм, эксплуатация культуры в качестве источника наживы ведут к насаждению бездуховности, к моральной деградации... Все более пагубной становится роль буржуазных средств массовой информации, одурманивающих сознание людей в интересах господствующего класса» '. Следовательно, буржуазная идеология направлена на обслуживание интересов капитала и прибылей монополий, это идеология авантюризма и социального реванша, идеология общества без будущего 2.

Самое большое преступление империализма и его государства перед народами — развязанная ими и постоянно растущая по масштабам гонка ядерных и иных вооружений. Монополии, производящие оружие, генералитет, государственная бюрократия, идеологический аппарат, милитаризованная наука, слившись в военно-промышленный комплекс, стали наиболее рьяными проводниками и организаторами политики военных авантюр, носителями агрессии и крайней реакци-

1 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 131.

2 См. там же, с. 87.

82


оиности в международных делах. «Зловещий союз фабрикантов смерти и империалистической государственной власти — это опора крайней реакции, постоянный я возрастающий источник военной опасности, убедительное подтверждение политической и социально-нравственной несостоятельности капиталистической системы» ' и буржуазной государственности. В резолюции XXVII съезда КПСС по Политическому докладу ЦК отмечается, что самое чудовищное порождение империализма — милитаризм, «стремящийся подчинить своему влиянию и интересам всю политическую машину буржуазного общества, поставить под контроль духовную жизнь и культуру» 2.

Таким образом, империалистическое государство все более проявляет себя как реакционная, милитаристская машина изощренной эксплуатации, угнетения и обмана трудящихся. Укрепление этой машины, ее милитаристских, репрессивных чиновничье-бюрократиче-ских звеньев остается одним из главных средств и условий выживания капиталистического общества.

9.     Функции     империалистического     государства.

Классовая сущность империалистического государства как орудия диктатуры монополистического капитала, его роль в жизни современного буржуазного общества наиболее отчетливо выражаются в его основных функциях.

Гигантское обобществление производства, развитие массовых коммуникаций, потребности монополистической буржуазии эффективно проводить в жизнь свои интересы обусловливают увеличение числа и объема функций, выполняемых империалистическим государством в экономической, социально-политической и идеологической сферах. Государство вынуждено расширять не только функциональную деятельность, вытекающую из классовых противоречий, но и функции «общих дел», обусловленные потребностями капиталистического общества в целом.

Именно в ходе осуществления функций между монополиями и империалистическим государством обра-

' Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии  Советского Союза, с. 133. 2 Там же, с. 100.

83


зуется единый функциональный механизм, в котором государственный аппарат и монополистические объединения дополняются друг другом, тесно взаимодействуют между собой и в значительной мере способствуют укреплению позиций друг друга. Империалистическое государство в процессе этого взаимодействия оказывает постоянную политическую, правовую и в необходимых случаях материально-финансовую помощь монополиям, а монополистические объединения, сообразуясь со своими собственными целями и интересами, способствуют осуществлению внутренних и внешних функций империалистического государства.

Постоянной основной функцией империалистического государства была и ныне остается охрана буржуазной частной собственности на средства производства, создание условий для эксплуатации наемных рабочих, всех трудящихся. Для охраны и упрочения своей экономической основы империалистическое государство разрабатывает и реализует целую систему мер правового и неправового характера. Вся мощь государственного аппарата направлена на обеспечение охраны и неприкосновенности буржуазной частной собственности.

Империалистическое государство и монополистический капитал есть «грандиозное учреждение для эксплуатации громадного большинства народа незначительным, постоянно сокращающимся меньшинством» '. Кроме того, империалистическое государство само обладает значительным экономическим потенциалом, становится совокупным капиталистом, поэтому непосредственно эксплуатирует пролетариев и других трудящихся, а также поддерживает их эксплуатацию монополистическими объединениями.

Классовый антагонизм и классовая борьба обусловливают функцию подавления сопротивления пролетариата, его революционной борьбы, антиимпериалистических движений, других революционных сил.

Монополии и государство накопили опыт борьбы с революционным движением пролетариата. В этих целях активно используется подкуп верхушки рабочего класса, профсоюзных лидеров. Эта функция осуществляется юридическими методами — признанием в за-

' Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 115.

84


Иконах действий трудящихся претив монополистического капитала преступными и применением карательными органами на основе этих законов мер подввтрния, принуждения, а также лавирования и уступок. При помощи карательных органов разгоняются демонстрации, подавляются забастовки, проводятся массовые гонения на борцов за демократические права и свободы. Как только возникает реальная угроза господству монополистического капитала и империалистического государства, тут же отбрасывается всякая видимость демократии, законности: в ход пускаются террор, организация убийств политических деятелей, погромы и т. д.

В период империализма государство все более активно вмешивается в экономическую жизнь в интересах монополий. Сегодня масштабы этого вмешательства таковы, что позволяют говорить о существовании в качестве основной — экономической функции. В свое время Ф. Энгельс прозорливо увидел тенденцию возрастания экономической роли буржуазного государства. «Так или иначе, — подчеркивал он, — с трестами или без трестов, в конце концов государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено взять на себя руководство производством» '. Государство осуществляет экономическую функцию и как собственник государственных предприятий (государственная собственность является разновидностью капиталистической собственности), и как орган, размещающий среди монополий военные и иные заказы. Экономическая деятельность империалистического государства неизбежно ведет к милитаризации экономики. Государство перераспределяет через бюджет значительную часть национального дохода в пользу капитала, в пользу военно-промышленного комплекса, стремится поставить себе на службу новейшие научно-технические достижения.

Экономическая деятельность буржуазного государства охватывает разного рода антикризисные мероприятия, в частности, экономическое программирование, финансирование некоторых отраслей промышленности, и все это делается в интересах империалистических монополий.

' Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 221 — 222.

85


Империалистическое государство было и остается серьезной идеологической силой, а идеологическая деятельность — одной из основных его функций. В руках монополий и государства сосредоточились небывалые в прежние времена средства формирования общественного мнения — пресса, радио, телевидение; создан и активно функционирует политико-идеологический аппарат, который на основе злобного антикоммунизма осуществляет массированную идеологическую обработку масс внутри капиталистических стран, оказывает давление на все передовое и прогрессивное, что живет и борется в странах капитала, в несоциалистической части мира. Во вне империализм усиливает идеологические диверсии против государств социалистического содружества, ведет «психологическую войну», как особую форму агрессии, попирающей суверенитет, историю, культуру народов. Все более изощренной и утонченной становится буржуазная радиопропаганда на социалистические страны. Она стремится, во-первых, сделать заманчивым и привлекательным буржуазный образ жизни, во-вторых, подорвать у граждан социалистических стран веру в социалистические ценности и идеалы.

Реакционная сущность империалистического государства с особой силой проявляется во внешнеполитической деятельности. Для его внешней политики характерно усиление агрессивности. Империализм — виновник двух мировых войн, унесших многие десятки миллионов жизней. Он угрожает третьей мировой войной. Достижения человеческого гения империалистическое государство ставит на службу созданию оружия чудовищной разрушительной силы. Политика империалистических кругов, готовых жертвовать судьбами целых народов, усиливает опасность того, что такое оружие может быть пущено в ход.

Основной внешней функцией империалистического государства является функция борьбы против социалистических государств и антиимпериалистических сил. Империализм «встретил рождение социализма как «ошибку» истории, которая должна быть «исправлена». Исправлена во что бы то ни стало, любым способом, без оглядки на право и мораль: вооруженной интервенцией, экономической блокадой, подрывной деятельностью, санкциями и «наказаниями», отказом

86


от какого бы то ни было сотрудничества» '. Однако главная ставка делалась и делается на вооруженную борьбу с социализмом.

Современные империалистические государства объединяются в военно-политические агрессивные блоки, возглавляемые цитаделью международной реакции — империализмом США. Главная задача, которую ставит международный государственно-монополистический капитализм, — уничтожить мировую социалистическую систему, подавить революционный процесс в государствах социалистической ориентации.

Международный империализм не раз объявлял «крестовые походы» против социализма, выдвигал цели «отбрасывания» коммунизма. Кровавая война против Вьетнама, многолетняя блокада Кубы, попрание законных прав палестинского народа, интервенция в Ливане, вооруженный захват беззащитной Гренады, агрессивные действия против Никарагуа — таковы лишь некоторые из бесчисленных злодеяний, которые навсегда останутся позорнейшими страницами истории империалистических государств. «Империализм в силу своей общественной природы постоянно генерирует агрессивную, авантюристскую политику» 2.

10. Проблемы политическое власти, идеологической борьбы и вопросы практики юридической работы.

Изучение проблем политической (государственной) власти, ее функционирования, властеотношений имеет первостепенное значение для формирования политической и правовой культуры. Политическая культура позволяет видеть политический смысл юридической работы, при решении конкретных дел иметь четкую политическую ориентацию.

И еще одна практическая сторона проблемы. Историческая обреченность империалистических государств усиливает их враждебность к социалистическому строю, к социалистическому образу жизни. Используя радиопропаганду и другие каналы, они стремятся подорвать нравственные и правовые устои нашего общества, пытаются разжигать национализм, индиви-

' Материалы  XXVII  съезда  Коммунистической  партии  Советского Союза, с. 10—11. 2 Там же, с. 11.

87


дуализм, заражают отдельных людей вещизмом, бездуховностью, прививают части молодежи аполитич* ность. Все это надо учитывать в своей служебной деятельности работникам практической юриспруденции для того, чтобы правильно видеть причины и корни негативных явлений, существующих в социалистическом обществе.

ГЛАВА VI

СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ: БУРЖУАЗНЫЙ   И   СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ   ТИПЫ

1. Специальная литература. Ильинский И. П., Мишин А. А., Э н т и н Л. М. Политическая система современного капитализма. М., 1983; Политическая система развитого социалистического общества. М., 1984; Основы теории политической системы. Под редакцией Тихомирова Ю. А., Чиркина В. Е. М., 1985; Марченко М. Н. Очерки теории политической системы современного буржуазного общества. М., 1985.

2. Вопросы для повторения. Понятие политической системы социалистического общества. Соотношение политической системы и государства. Общенародное государство и общественные организации, их взаимодействие.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. IX, с. 159—176; Теория государства и права. Л., 1982, гл. IX, с. 156—163; Теория государства и права. М., 1983, гл. IX, с. 160—179; Теория государства и права. М., 1985, гл. XII, с. 175—194.

3. Основные проблемы: а) политическая система как научная и политическая категория; б) классово-противоречивый характер политической системы современного буржуазного общества; в) социалистическая политическая система и ее коренное отличие от буржуазной политической системы; г) место и роль общенародного государства и общественных организаций в советской политической системе; д) КПСС — ядро советской политической системы; е) перспективы развития советской политической системы.

88


1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 43, с. 72; т. 6, с. 79.

2 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 23, с. 239.

89


ма  достигает в условиях демократического политического режима.

Теория политической системы получила дальнейшее глубокое развитие в Конституции СССР, новой редакции Программы КПСС, в других партийно-политических документах, в работах советских и зарубежных ученых-марксистов.

5. Классово-противоречивый характер политической системы современного буржуазного общества. Современное буржуазное общество находится в состоянии кризиса, который охватил всю систему капиталистических производственных отношений. Углубление основного противоречия капитализма — противоречия между трудом и капиталом — неизбежно обостряет классовый антагонизм. Государственно-монополистический капитализм лихорадочно ищет выход из кризиса, однако никакие «модификации» и маневры современного капитализма не отменяют и не могут отменить законов его развития, не могут вывести исторически обреченную капиталистическую систему на новый виток развития. «Диалектика развития такова, — говорится в Программе КПСС, — что те самые средства, которые капитализм пускает в ход с целью укрепления своих позиций, неминуемо ведут к обострению всех его глубинных противоречий» '.

Обострение противоречий капитализма находит отражение и в политической сфере, в его политической системе. Это прежде всего противоречия между политическими организациями монополистической буржуазии и пролетариатом, а также различными структурными частями, звеньями буржуазной политической системы.

По вопросу о структуре (основных звеньях) политической системы современного буржуазного общества в научной литературе имеются различные подходы и несовпадающие теоретические позиции. Одни ученые сводят политическую систему буржуазного общества к системе диктатуры буржуазии, другие — включают в нее и пролетарские объединения, образующие подсистему классового противодействия экономическому,

1 Материалы   XXVII  съезда   Коммунистической   партии   Советского Союза, с. 133.

90


политическому и духовному господству монополистической буржуазии.

Представляется, что политическая система современного буржуазного общества состоит из трех звеньев (подсистем): 1) механизма диктатуры буржуазии (политического механизма диктагуры монополий); 2) промежуточных (центристских) элементов; 3) механизма классового противодействия пролетариата и его союзников.

Названные звенья занимают в буржуазной политической системе далеко не одинаковое место и играют в ней различную роль.

Несомненно, ведущую роль в политической системе буржуазного общества играет механизм диктатуры монополистической буржуазии, в который входят империалистическое государство с огромным военно-бюрократическим аппаратом — главное орудие реализации власти класса капиталистов; предпринимательские союзы (Национальная ассоциация промышленников США, Конфедерация британской промышленности, Федеральное объединение немецких союзов работодателей в ФРГ), буржуазные партии. Посредством этого механизма монополистическая буржуазия осуществляет политическую власть, консолидирует буржуазный общественно-политический строй, борется с революционным движением трудящихся.

Для практического осуществления политического господства буржуазия активно использует не только собственные силы, объединенные в механизм диктатуры монополий, но и промежуточные (центристские) силы. «Буржуазии нужны такие прислужники, — подчеркивал В. И. Ленин, — ...которые бы... отвлекали народ от революции размалввыванием прелестей и возможностей реформистского пути» '.

К промежуточным элементам буржуазной политической системы относятся: социал-демократические (социалистические) партии, реакционные (желтые) профсоюзы, религиозные и иные организации. В политическом и идеологическом отношениях они стоят в целом на позициях буржуазного строя. В тактическом плане — нередко занимают противоречивую, колеблющуюся позицию между правыми и левыми политиче-

Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 39, с. 105.

91


скими силами: в различных политических ситуациях они могут блокироваться то с теми, то с другими. Соглашательские позиции лил элементов политической системы объективно способствуют сохранению буржуазного общества. В тех случаях, когда социал-демократические партии приходят к власти, они осуществляют политическую власть в интересах буржуазии.

Подсистему организаций пролетариата и его союзников (механизм сопротивления) образуют коммунистические и рабочие партии, прогрессивные профсоюзы, молодежные, студенческие и иные организации. Эти организации не только не участвуют в осуществлении политической власти монополистического капитала, но и открыто противостоят ей, ведут борьбу с всевластием капитала. «Расширяются масштабы, — отмечается в Программе КПСС, — становятся разнообразнее формы и обогащается содержание этой борьбы. Коренные интересы пролетариата делают все более настоятельной необходимостью достижение единства рабочего движения, солидарных действий всех его отрядов» '.

Таким образом, политическая система капитализма неоднородна, плюралистична. В нее входят организации, имеющие противоположную классовую сущность, различную политическую направленность. Между элементами политической системы складываются как си-стемообразующие, так и системоразрушающие связи и отношения.

Особым образом связывает различные звенья политической системы империализма политическая власть. Организации, входящие в систему диктатуры буржуазии, осуществляют эту власть. Центристские организации (промежуточные силы) способствуют осуществлению буржуазной политической власти. Организации пролетариата и его союзников борются за завоевание политической власти, ее изменение.

Разумеется, противоречивое единство политической системы империализма не неизменно и не вечно. Левая оппозиция накапливает силы для того, чтобы в перспективе обеспечить революционное преобразование буржуазного общества, его политической системы. В

'  Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии   Советского Союза, с. 133.

92


Программе КПСС подчеркивается, что империализм есть паразитический, загнивающий и умирающий капитализм, канун социалистической революции.

6. Социалистическая политическая система и ее коренное отличие от буржуазной политической системы. Политическая система социалистического общества создается исторически, в ее становлении и развитии находят отражение особенности классовой борьбы, соотношения политических сил в той или иной стране, ставшей на путь социалистического строительства. Она начинает складываться в результате победы пролетарской революции, возникает как следствие революционного отрицания капитализма и его политической системы.

Начальным этапом развития советской политической системы является система диктатуры пролетариата. Категорию «система диктатуры пролетариата» ввел в политическую науку В. И. Ленин. Он разработал вопрос о месте и роли коммунистической партии, социалистического государства, профсоюзов, комсомола в системе диктатуры пролетариата. В. И. Ленин отмечал, что правящая коммунистическая партия осуществляет руководство созидательным трудом и творчеством народа по созданию нового общества через демократически централизованную систему «приводов» и «рычагов» — Советы, профсоюзы, кооперацию, комсомол и другие организации трудящихся. По мысли В. И. Ленина, каждая разновидность организаций на-'ряду с выполнением общей задачи — служить интересам трудящихся — имеет свое особое место, выполняет свое назначение. Иначе говоря, диктатура пролетариата рассматривалась как система с определенным разделением ролей и функций, которое диктовалось практикой общественной жизни и революционной целесообразностью. Это создавало возможность сознательного совершенствования механизма властвования, управления и самоуправления трудящихся. В. И. Ленин обосновал объективную необходимость руководящей роли коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата. Он подчеркивал, что эта ее роль не декретирована сверху, она есть следствие длительной

93


борьбы против капитала и опирается на признанный авторитет партии среди трудящихся '.

На этапе строительства основ социализма в политической системе общества нередко действуют открыто или скрыто антисоциалистические политические организации, выступающие в оппозиции к социалистической государственности, а то и ведущие вооруженную борьбу против нее. Эти организации не входят в систему диктатуры пролетариата. В нашей стране это имело место в первые годы Советской власти, когда действовали эсеры, меньшевики. Сложная политическая ситуация складывалась в зарубежных социалистических странах. Там представители свергнутых эксплуататорских классов и их пособники не лишались политических прав, они проникали в государственный аппарат, участвовали в различных формах общественно-политической жизни. Это в ряде случаев создало непростые проблемы. Используя ошибки и трудности в создании нового строя, опираясь на постоянную помощь международного империализма, разжигая национализм, эти силы предпринимали опасные контрреволюционные атаки против пролетарской власти.

Полная и окончательная победа социализма в СССР, упрочение социально-политического единства общества, превращение идеологии рабочего класса в идеологию всего народа обеспечили перерастание государства диктатуры пролетариата в общенародное государство, а системы диктатуры пролетариата — в политическую систему советского общества.

В отличие от внутренне противоречивой классово-антагонистической политической системы империализма политическая система советского общества характеризуется глубоким единством входящих в нее государственных и общественных элементов. Это единство определяется многими факторами: единством социалистической и прежде всего государственной собственности; социально-политическим и идейным единством советского общества; формированием единой социальной и интернациональной общности — советского народа; единством главных задач и целей развития социалистического общества. Цементирует советскую политическую систему, придает ей единство и целост-

1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 43, с. 42.

94


ность, социалистическую и коммунистическую целенаправленность Коммунистическая партия.

В противоположность буржуазному обществу, гдр все рычаги власти находятся з руках монополистического капитала, в советском обществе политическая система является реально действующим механизмом подлинного народовластия, механизмом социалистического самоуправления народа. Она обеспечивает выявление и реализацию воли и интересов трудящихся, их активное участие в общественной и государственной жизни. Существует закономерная связь между развертыванием демократии л развитием политической системы социалистического общества. Опираясь на принципы, формы и институты социалистической демократии, эта система в свою очередь создает благоприятные условия для обогащения демократии.

Главное назначение советской политической системы — выявление и реализация заложенных в социалистическом обществе возможностей путем всемерного развертывания демократии, своевременной разработки планов и программ общественного развития, мобилизации ресурсов и организации народных масс на их выполнение. Если она не полностью выполняет свою социальную роль, то в обществе могут нарастать негативные явления. Так, на рубеже 70-х — начала 80-х годов руководящие органы партии и государства в силу прежде всего субъективных причин не смогли своевременно и в полном объеме оценить необходимость перемен, опасность возникающих кризисных явлений, выработать и последовательно осуществить четкую линию на их преодоление. Вследствие этого в нашем обществе появились застойные тенденции, стали накапливаться трудности, нерешенные проблемы, чуждые социализму явления.

Коммунистическая партия при всенародной поддержке разработала и проводит в жизнь курс на революционную перестройку, на преодоление застойных процессов, слом механизма торможения, создание надежного и эффективного механизма социально-экономического развития советского общества. Страна пришла в движение, обрела новое дыхание. Чище стала нравственная атмосфера в обществе, интереснее, многообразнее — духовная жизнь. Как неотъемлемые черты повседневности утверждаются гласность и правдивость, критика и требовательность.

95


Понятие «политическая система» — сравнительно новая категория советской юридической науки, по поводу которой в литературе высказаны различные точки зрения. Нередко политической системе социализма дается чрезмерно широкое толкование, размывающее ее границы, растворяющее ее в социальных и иных отношениях: помимо государственных и общественных организаций в нее включаются политические идеи, нормы, отношения и др. На наш взгляд, политическая система является институционным образованием, структурными элементами политической системы выступают государственные и общественные организации, трудовые коллективы, Коммунистическая партия. В нее не входят такие социальные общности, как классы, нации, народ. Каждая из них представлена в политической системе своими политическими организациями. Именно из такого понимания политической системы советского общества исходят Конституция СССР и новая редакция Программы КПСС.

Для того чтобы считаться звеном политической системы, государственная или общественная организация должна отвечать ряду признаков (критериев). Прежде всего она должна быть связана с политической властью, с политической деятельностью. Такие организации в научной литературе называют политическими институтами. Далее, она должна выражать политические интересы определенных социальных общностей — народа, классов, наций и др., в тех или иных формах участвовать в управлении общественными и государственными делами. Наконец, важно отметить, что речь идет не просто о механическом «наборе» элементов — политических институтов, — а именно о сложной системе, звенья которой тесно взаимодействуют; решая свои специфические задачи, они одновременно образуют единый динамичный механизм самоуправления народа. Поэтому элементом политической системы социалистического общества являются лишь такие организации и органы, которые включены в устойчивые связи между собой, в такое взаимодействие, которое придает всей системе целостность.

Из сказанного можно заключить, что политическая система советского общества, ядром которой выступает КПСС, охватывает государственные и общественные организации, трудовые коллективы и иные политические институты. Она представляет собой постоянно

96


действующий механизм народовластия, социалистического самоуправления народа.

В соответствии с Конституцией СССР, новой р^дяк-цией Программы партии структурными элементами советской политической системы являются КПСС, общенародное государство, профсоюзы, ВЛКСМ, кооперативные и другие общественные организации, трудовые коллективы.

7. Место и роль общенародного государства и общественных организаций в советской политической системе. Важнейшая роль в советской политической системе принадлежит общенародному государству По своей природе, по своей сути оно — сугубо политическое явление, всегда выступающее ог имени основных субъектов политики — класса, нации, народа. Общенародное государство — официальный выразитель воли и интересов рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся всех наций и народностей страны. Как субъект общенародной собственности государство олицетворяет не только политическую, но и экономическую власть.

Функции общенародного государства вытекают из потребностей социалистического общества, а потому все более приобретают общесоциальный характер. Иными словами, эти функции становятся не только функциями государства, но и функциями всего общества. Другие элементы политической системы все активнее участвуют в их осуществлении, используя свои специфические методы. Именно в рамках политической системы, с одной стороны, значительно увеличивается потенциал общенародного государства, с другой — государство становится центральной силой в выполнении задач политической системы/ На современном этапе оно служит центром практического проведения в жизнь стратегического курса Коммунистической партии на ускорение социально-экономического развития общества, качественного обновления всех его сфер.

Общественные организации в СССР — это объединения советских граждан* созданные в соответствии с их интересами, по их воле, на началах добровольного членства, равенства и самоуправления, в целях развития их самодеятельности и политической активности, направленной на совершенствование социализма и строительство коммунизма. Общественные организа-

97


ции охватывают почти все взрослое население страны, значительную часть подрастающего поколения. По мере развития и совершенствования социалистического общества закономерно возрастает роль общественных организаций в решении все усложняющихся задач, в развертывании социалистического самоуправления народа. Проблемы демократизации советского общества требуют всестороннего анализа резервов и возможностей дальнейшего расширения социальной базы демократии. Такие возможности имеются, в частности, и в активизации деятельности уже существующих, и в создании новых общественных организаций.

Профессиональные союзы — самая массовая организация, объединяющая рабочих и служащих. В. И. Ленин определял профсоюзы как организацию воспитательную, как школу управления, школу хозяйствования, школу коммунизма. Развивая ленинские идеи, новая редакция Программы КПСС сформулировала основные функции профсоюзов на длительную историческую перспективу. Они призваны «всемерно способствовать умножению народного богатства, улучшению условий труда, быта и отдыха трудящихся, защищать их права и интересы, постоянно заниматься коммунистическим воспитанием масс, вовлекать их в управление производственными и общественными делами, укреплять сознательную трудовую дисциплину» ',

На XVIII съезде профсоюзов СССР отмечалось, что главная сфера деятельности профсоюзов — трудовой коллектив. Как пойдут дела в коллективах, так пойдут и во всем обществе — касается ли это порядка и организованности, высокопроизводительного труда или обеспечения необходимого качества продукции, здорового морально-психологического климата или решения социальных проблем. Долг профсоюзов — очистить от формализма социалистическое соревнование, переориентировать его на показатели качества, ресур-сосбережения, строгого выполнения поставки по договорам. Им необходимо вести борьбу с технократическими тенденциями в экономике, следить за тем, что-

1 Материалы  XXVII  съезда  Коммунистической  партии  Советского Союза, с. 161 — 162.

98


Шы не долускалось разрыва в решении производствен-рых задач и развитии социальной сферы.

В Уставе профессиональных союзов СССР, припя ftfOM на съезде с изменениями и дополнениями, есть но-(%£ш раздел — «Профсоюзы и государственные, обще-'фтвенные организации». Он предусматривает более де-ловое и эффективное взаимодействие профсоюзов с ЗСоветами народных депутатов i ускорении социально-Экономического развития на местах, с творческими союзами, кооперативными, женскими и другими орга-,||изациями. Есть у профсоюзов и важные совместные заботы с комсомолом: вовлечение юношей и девушек в трудовую жизнь, управление государственными и общественными делами.

Профсоюзы связаны с государством по линии производственной, правотворческой, правообеспечитель-ной, правоохранительной. Они наделены правом представительства от имени рабочих и служащих в государственных органах, участвуют в обсуждении законопроектов, планов социального и экономического развития. Профсоюзы активно участвуют в разработке нормативных актов в области охраны труда, в ряде случаев сами утверждают правила по технике безопасности, производственной санитарии и осуществляют контроль за их соблюдением. Они управляют государственным социальным страхованием, руководят делом Санаторно-курортного обслуживания трудящихся, осу-1цествляют контроль за работой лечебных учреждений и т. д.

В Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду Партии говорилось, что профсоюзы в целом проводят значительную работу. Вместе с тем в осуществлении Социальной политики, защите интересов трудящихся Им нужна большая боевитость и настойчивость. Профсоюзы обладают широкими правами, немалыми государственными и собственными средствами. «Вот и надо уверенно и широко их использовать, а не ждать, что кто-то будет решать за профсоюзы возложенные на них задачи» '.

Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи — многомиллионная общественно-политиче-

1 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 58.

99


екая организация, помогающая партии воспитывать подрастающую смену, направлять ее энергию на практическое решение задач ускорения социально-экономического развития страны. Главная задача ВЛКСМ — воспитание активных, сознательных строителей нового общества, преданных идеалам коммунизма, трудолюбивых, готовых к подвигу во имя социалистической Родины. Нет другого реального пути для становления личности, формирования гражданской позиции молодого человека кроме его реального включения во все общественные дела.

Комсомол помогает государству прежде всего в осуществлении культурно-воспитательной функции. Эта деятельность особенно важна сейчас, когда происходит перестройка общеобразовательной школы на основе соединения обучения с производительным трудом, когда всесторонне совершенствуются высшее и среднее специальное образование в стране. Существенна роль комсомола в хозяйственном строительстве, где он берет шефство над важными стройками, предприятиями, объявляя их ударными, комсомольскими. Комсомольские организации используют право широкой инициативы в обсуждении и постановке перед партийными организациями, государственными органами вопросов работы предприятия, колхоза, учреждения, учебного заведения, принимают непосредственное участие в их решении особенно, если они касаются труда, быта, обучения и воспитания молодежи.

«На плечи молодежи ложится огромная ответственность, — говорилось на XX съезде ВЛКСМ. — Ответственность за страну, за судьбы социализма, за мирное будущее всей человеческой цивилизации» '.

Трудовая слава комсомола — прочно завоеванная им позиция. Однако сегодня к нему предъявляются более высокие требования, ему предстоит найти пути и формы более полного использования энергии и ума молодежи, совершенствовать стиль и методы своей работы. Комсомол должен поддерживать стремление молодежи активно проявлять себя везде — в народном хозяйстве, в науке и технике, в овладении знаниями и

1 Молодежь — творческая сила революционного обновления. Выступление М. С. Горбачева на XX съезде ВЛКСМ. — Коме, правда, 1987, 17 апр.

106


рультурой, в политической жизни  и  защите  Родины.

1 Причем эта работа, как никакая другая, должна  но-

1йть поисковый характер, быт* интересной и б пилкой

^ношеству,   прочно   связанной  с   запросами   молодых

[юдей в производстве, учебе и быту, в использовании

рободного времени» '.

Кооперация (колхозы, потребительские, жилищно-|троительные и другие кооперативные организации) — важная форма социалистического самоуправления и Эффективное средство развития народного хозяйства. ^Широкими и далеко еще не использованными возможностями для демократизации управления экономикой и социальной сферой располагают наши колхо-}ы, социалистическая кооперация в целом» 2.

Особенность кооперативных организаций состоит в ijjTOM, что они являются не только общественными, но и Хозяйственными организациями, их деятельность свя--зана со сферой материального производства. KJ В нашей стране действует много других обществен-Ных организаций, добровольных обществ, созданы но-вые, например, Всесоюзная организация ветеранов Аойны и труда, Совет женщин. Во всем этом — растущее участие трудящихся в общественных делах, в уп-Ъавлении страной. «КПСС считает целесообразным ^предпринять дальнейшие шаги по повышению роли ррофсоюзов и комсомола, творческих союзов и добро-Вольных обществ в системе социалистического самоуправления народа. В частности, намечается расширить круг вопросов, которые государственные органы (Могут решать только при участии или с предваритель-^ного согласия соответствующих профсоюзных, комсомольских, женских организаций, предоставить этим Организациям право в ряде случаев приостанавливать Осуществление управленческих решений» 3. , Предметом особого внимания Коммунистической ^Партии является использование всех форм непосред-^Ьтвенной демократии и прежде всего активизация тру-JSoebLX коллективов, создание в них атмосферы социа-

'  Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии   Совет-Лкого Союза, с. 58.

2 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 27 — 28 января 1987 года. М., 1987, с. 27.

3 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 59.

101


диетической взаимопомощи и требовательности, воспитание у трудящихся чувства полноправных хозяев производства, высокой ответственности за выполнение обязанностей перед обществом. XXVII съезд КПСС признал целесообразным кардинально улучшить механизм практического осуществления демократических принципов и норм, закрепленных в Законе о трудовых коллективах, расширить круг вопросов, по которым решения трудовых коллективов являются окончательными, поднять роль общих собраний рабочих и служащих, ответственность администрации за выполнение их решений, создать советы трудовых коллективов. Идеи съезда воплотились в Законе СССР о государственном предприятии (объединении), в соответствии с которым трудовые коллективы получают в свое распоряжение крупные финансовые и материально-технические ресурсы для перевооружения производства, решения социальных вопросов. На предприятиях осуществляется выборность руководителей, обеспечивающая улучшение качественного состава руководящих кадров и усиление их ответственности за результаты деятельности.

Роль общественных организаций и трудовых коллективов повышается не в отрыве от развития социалистической государственности и не за счет умаления роли общенародного государства и его органов. Напротив, повышение роли общественных организаций и трудовых коллективов полностью соответствует магистральной линии развития социалистического государства, все более полному раскрытию и углублению его подлинно демократической природы.

8. КПСС — ядро политической системы советского общества. «Ведущей силой и главным гарантом развития социалистического самоуправления выступает партия. Выполняя руководящую роль в обществе, она и сама является высшей формой общественно-политической самоуправляющейся организации» '. Развивая внутрипартийную демократию, повышая активность коммунистов, работающих во всех звеньях политиче-

'  Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии   Советского Союза, с. 55.

102


Ведомости Верховного Совета СССР, 1986, № 31, ст. 593.

103


тия,   самоуправление   народа,   растет   политическая   и трудовая активность масс.

9. Перспективы развития политической системы советского общества. Опора на массы, вера в творческие способности, разум, талант, трудолюбие советских людей — неисчерпаемый источник силы Коммунистической партии и общенародного государства. Вот почему основным направлением развития политической системы социалистического общества было и есть углубление демократии, утверждение принципов социалистического самоуправления народа. В этих целях необходимо, во-первых, наполнять работу партийных, государственных органов, общественных организаций, трудовых коллективов реальным демократическим содержанием, в частности, перестраивать порядок формирования и деятельности Советов народных депутатов — политической основы Советского государства. Важно избавить практику выдвижения и обсуждения кандидатов в депутаты Советов от элементов формализма, предоставить избирателям возможность выражать свое отношение к большему числу кандидатур, эффективно участвовать в избирательном процессе на всех уровнях (первые шаги в указанных направлениях уже сделаны в 1987 году, в частности, путем образования в ряде районов многомандатных округов). Во-вторых, совершенствовать стиль и методы деятельности всех звеньев политической системы: решительно искоренять бюрократизм, заорганизованность и бумаготворчество, параллелизм в работе и дублирование, устранять формализм и парадность, т. е. такие явления, когда практические дела подменяются показными мероприятиями. В-третьих, повышать активность общественных организаций, творческих союзов и добровольных обществ в системе социалистического самоуправления народа, поднимать роль трудовых коллективов, действующих во всех сферах общественной жизни, и прежде всего в экономике. В-четвертых, расширять гласность, критику и самокритику, всеобъемлющий контроль за работой всех институтов политической системы, создавая тем самым гарантии для здорового развития советского общества. В-пятых, обновить, демократизировать кадровую работу: «сделать ее по-настоящему современной, неразрывно связанной с ключевыми направлениями борьбы за социально-экономическое ускорение,

104


^ настойчиво добиваться, чтобы каждое звено партийной, государственной, хозяйственной, общественной работы возглавляли люди, преданные партии и народу, настоящие новаторы, глубоко осознающие необходимость качественных перемен в нашем обществе, способных ломать инерцию и рутину, творчески проводить линию партии» '.

Важное значение для дальнейшего развития советской политической системы имеет рост политического самосознания, политической культуры народных масс — формирование у трудящихся ценностной ори-'ентации и нравственной потребности проявлять общественно-политическую активность и инициативу, высокую ответственность и сознательную дисциплину; выработка навыков управления и самоуправления; приобретение ими прочных знаний о социалистической политической власти, об институтах и формах советской демократии, своих правах и обязанностях.

10. Проблемы теории политической системы и вопросы практики юридической работы. В обеспечении законности, правопорядка участвуют все звенья советской политической системы. Поэтому работники суда, прокуратуры, милиции в своей практической работе могут рассчитывать на содействие и помощь партийных, советских органов, общественных организаций. Для этого необходимо уметь налаживать и поддерживать деловые контакты с государственными органами, учреждениями, общественными организациями, трудовыми коллективами: знать их возможности, постоянно информировать о состоянии законности, вести правовую пропаганду и др. Только так можно создать обстановку нетерпимости к произволу и беззаконию, успешно вести профилактику правонарушений, на деле обеспечить наступление на различного рода социальные отклонения.

В постановлении «О дальнейшем укреплении социалистической законности и правопорядка, усилении охраны прав и законных интересов граждан» ЦК КПСС подчеркнул, что законность и правопорядок являются необходимыми условиями нормального функ-

1 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 27 — 28 января 1987 года, с. 83.

105


ционирования советской политической системы, развития государственности, углубления социалистического самоуправления народа '.

Работники правоохранительных органов должны сознавать свою роль в советской политической системе, уметь противостоять в необходимых случаях местничеству и ведомственности, бескомпромиссно отстаивать интересы государства, утверждать господство закона.

ГЛАВА  VII

СОВЕТСКОЕ ОБЩЕНАРОДНОЕ ГОСУДАРСТВО

1. Специальная литература. Конституция СССР. Политико-правовой комментарий. М., , 1982; Денисов А. И., Раджабов С. А. Социалистическое общенародное государство. Душанбе, 1982; Ф а р -б е р о в Н. П. Конституционные основы организации Советского общенародного государства. М., 1982; Чхиквадзе В. М. КПСС и Советское государство и право. М., 1984.

2. Вопросы для повторения. Становление общенародного государства — результат выполнения задач государства диктатуры пролетариата. Понятие и особенности общенародного государства. Развитие КПСС концепции общенародного социалистического государства.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. VIII, с. 136 —145; Теория государства и права Л., 1982, гл. VIII, с. 148 —156; Теория государства и права. М., 1983, гл. VIII, с. 148—160; Теория государства и права. М., 1985, гл. IX, с. 166—175.

3. Основные проблемы: а) общенародное государство — главное орудие совершенствования и качественного преобразования общества; б) Советское общенародное государство — единое союзное многонациональное государство; в) укрепление общенародного го-

См.: Правда, 1986, 30 ноября.

106


сударства — главная    закономерность    его    развития; г) функции общенародного государства.

4. Общенародное государство — главное орудие совершенствования и качественного преобразования общества. Стратегическая линил общенародного государства на современном этапе заключается в том, чтобы в соответствии с решениями XXVII съезда КПСС обеспечить перестройку, ускорение социально-экономического развития советского общества за счет коренного обновления его материально-технической базы, совершенствования общественных отношений, повышении роли человеческого фактора. Предстоит преодолеть те трудности и негативные явления, которые накопились за последние годы. Словом, переломный момент, переживаемый ныне советским обществом, побуждает максимально использовать весь богатый потенциал, заложенный в природе общенародного государства.

Как и прежде, главным полем деятельности общенародного государства остается экономика. Именно здесь создаются предпосылки для обеспечения материального благосостояния и духовного богатства жизни советских людей, здесь с особой силой проявляется его творчески-созидательная роль. В экономической сфере государство призвано: обеспечить подъем народного хозяйства на принципиально новый научно-технический и организационно-экономический уровень, перевести его на рельсы интенсивного развития; поднять на высший мировой уровень производительность общественного труда, качество продукции и эффективность производства; оптимизировать структуру и сбалансировать единый народнохозяйственный комплекс страны; значительно повысить уровень обобществления труда и производства; создать условия для сближения колхозно-кооперативной и общенародной собственности; обеспечить соединение планового руководства с интересами личности и коллектива.

В условиях совершенствования социализма, более широкого использования товарно-денежных отношений методы воздействия общенародного государства на экономику меняются. Оно развивает инициативу, самостоятельность и ответственность основных звеньев экономики — предприятий (объединений). Однако не ведет ли это к изменению самой природы государства, не приобретает ли оно в процессе совершенствования

107


экономической деятельности черты и свойства базисного порядка? В последние годы данный вопрос широко дискутируется в научной литературе. Некоторые ученые полагают, что социалистическое государство как единый центр управления экономикой изменяет свою природу, становится надстроечно-базисным, постепенно «погружается» в базис. Несомненно, что в ходе социально-экономического прогресса увеличивается взаимодействие, взаимосвязь между базисом и политической надстройкой. Однако, по нашему мнению, это не меняет надстроечной природы государства.

Социальная деятельность государства, которая в современных условиях намного возрастает, направлена на все более полное удовлетворение потребностей советских людей в хороших условиях труда, быта, отдыха, образования и медицинского обслуживания, на упрочение советского образа жизни, на возвышение честного, высококачественного труда, преодоление уравнительных тенденций в его оплате, на последовательное проведение в жизнь принципов социальной справедливости, на дальнейшее сплочение советского народа как социальной и интернациональной общности.

В политической сфере общенародное государство усиливает связь с народом, способствует углублению демократии, ведет наступление на различные социальные отклонения, укрепляет организованность, дисциплину, законность. Именно в политической активности и сознательности масс заключен главный источник силы общенародного государства,

В области духовной жизни общенародное государство упрочивает в сознании советских людей социалистическую идеологию, воспитывает у них высокое правосознание, политическую и правовую культуру, утверждает дух коллективизма и товарищества, приобщает население к достижениям науки, ценностям культуры, формирует всесторонне развитую личность.

Результатом этой деятельности явится новое качественное состояние советского общества, в котором в полной мере раскроются огромные преимущества социалистического строя. Тем самым будет сделан исторический шаг вперед на пути к высшей фазе коммунизма.

108


5. Советское общенародное государство — единое союзное многонациональное государство. Важнейшим результатом ленинской национальной политики Коммунистической партии явилось создание и развитие Советского многонационального государства, достижение нерушимой дружбы народов СССР. Исторический рубеж в развитии национальной государственности — принятие Конституции СССР L977 года, конституций союзных и автономных республик. В них отразились наиболее существенные изменения, происшедшие в экономической, социальной и духовной жизни всех советских республик, всех наций и народностей, в развитии Советского многонационального государства. «Союз Советских Социалистических Республик, — гласит ст. 70 Конституции СССР, — единое союзное многонациональное государство, образованное на основе принципа социалистического (федерализма, в результате свободного самоопределения наций и добровольного объединения равноправных Советских Социалистических Республик.

СССР олицетворяет государственное единство советского народа, сплачивает все нации и народности в целях совместного строительства коммунизма».

Качественные изменения, происшедшие за годы Советской власти в национальных отношениях, свидетельствуют о том, что национальный вопрос в том виде, в каком он был оставлен нам эксплуататорским строем, решен успешно в нашей стране. Впервые в истории многонациональный состав страны превратился из источника его слабости в источник силы и процветания. Однако достижения в решении национального вопроса не должны создавать представления о беспроблемности национальных процессов. В постановлении ЦК КПСС «О работе Казахской республиканской партийной организации по интернациональному и патриотическому воспитанию трудящихся» отмечено, что «на определенном этапе партийные организации по существу прекратили борьбу с проявлениями шовинизма, национализма и местничества... Это негативно сказалось на социально-экономическом и культурном развитии республики». «КПСС, — говорится в Программе партии, — будет и впредь последовательно бороться против любых проявлений местничества и национальной ограниченности и одновременно постоянно заботиться о дальнейшем повышении роли респуб-

109


лик, автономных областей и автономных округов в решении общенародных задач, об активном участии трудящихся всех национальностей в работе органов власти и управления» '. Социалистический интернационализм в действии — это напряженный труд народов всех наций и народностей на общее благо, это пресечение всяких попыток ставить местные, национальные интересы выше общегосударственных, это воспитание у советских людей всех национальностей самых благородных чувств интернационализма и советского патриотизма, способных противостоять всяким национальным поветриям.

6. Укрепление общенародного государства — главная закономерность его развития. Социалистическое государство имеет устойчивые, повторяющиеся связи двоякого рода: а) связи и отношения с обществом; б) закономерности, присущие собственно государству как относительно самостоятельному явлению. Поскольку самостоятельность государства относительна, оно развивается не спонтанно, а получает главные импульсы движения от взаимодействия с динамично изменяющимся обществом.

«Ключевой вопрос политики партии, — говорится в новой редакции Программы КПСС, — развитие и укрепление Советского социалистического государства, все более полное раскрытие его демократического, общенародного характера, творческой, созидательной роли» 2. Таким образом, возрастание роли и укрепление Советского общенародного государства — главная закономерность его развития.

Антикоммунистическая пропаганда истолковывает закономерное укрепление Советского государства не иначе, как усиление его тоталитарных начал. В действительности, укрепление общенародного государства — это расширение его возможностей, рост творчески-созидательного потенциала, углубление связей с народом путем развертывания демократии, социалистического самоуправления, качественное улучшение

1 Материалы   XXVII  съезда   Коммунистической   партии  Советского Союза, с. 156.

2 Материалы  XXVII  съезда  Коммунистической  партии  Советского Союза, с. 158.

110


деятельности всех органов государства. Раскрывая смысл и содержание понятия «укрепление государства», В.И.Ленин писал: «Укрепление и развитие должны состоять в осуществлении (более широком, всеобщем и планомерном осуществлении) тех заданий, которые исторически на эту форму государственной власти, на этот новый тип государства, ложатся» '.

Закономерное укрепление Советского государства обусловлено сложной диалектикой его взаимодействия как единого центра управления с динамично развивающимся обществом. Общенародное государство, олицетворяя политическую и экономическую власть, выступая в качестве основной управляющей системы, используя в своей деятельности объективные законы социализма, постоянно, планомерно и целенаправленно воздействует на общество. В свою очередь динамично развивающееся общество оказывает многостороннее воздействие на государство.

В чем конкретно проявляется эта взаимосвязь? В том, что развивающееся ускоренными темпами общество ставит и будет ставить перед государством все более сложные и масштабные задачи. Для того чтобы успешно справиться со все усложняющимися задачами, государству необходимо совершенствовать свой аппарат, прежде всего органы хозяйственного управления, методы деятельности, законодательство. В частности, государство все шире применяет в народном хозяйстве экономические методы: хозрасчет, самофинансирование, бригадные формы организации труда и т.д. Для активизации человеческого фактора широко используются социалистическое соревнование, моральное и материальное стимулирование. Одновременно динамично развивающееся социалистическое общество упрочивает экономический фундамент государства, увеличивает его научно-технический потенциал, повышает управленческие возможности.

Диалектический процесс развития и укрепления государственности, включающий и расширение участия трудящихся в управлении, будет нарастать по мере продвижения нашего общества к коммунизму.

' Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 36, с. 72.

111


7. Функции общенародного государства. Многообразная деятельность государства по совершенствованию и качественному обновлению советского общества определяется Конституцией СССР, новой редакцией Программы КПСС и Основными направлениями экономического и социального развития СССР на 1986—1990 годы и на период до 2000 года, принятыми на XXVII съезде КПСС, постановлениями Пленумов ЦК КПСС. Решению стратегических задач, определенных в названных документах, и подчинены основные функции Советского общенародного государства.

В центре внимания КПСС была и остается хозяйственно-организаторская функция. Широкие возможности для ускорения социально-экономического развития открывают начавшееся коренное обновление материально-технической базы, реконструкция народного хозяйства на основе научно-технического прогресса, радикальная реформа хозяйственного механизма, самофинансирование, укрепление дисциплины и порядка. Главный замысел экономической стратегии партии — соединить достижения научно-технической революции с плановой экономикой и привести в действие весь потенциал социализма. «Ключ же к созданию действенных стимулов повышения эффективности производства мы видим в обеспечении человеку труда положения подлинного хозяина и на своем рабочем месте, и в коллективе, и в обществе в целом» '.

Январский (1987 г.) и июньский (1987 г.) Пленумы ЦК КПСС обратили особое внимание на неуклонное повышение роли интенсивных факторов в развитии советской экономики. Речь идет о восстановлении и развитии в управлении народным хозяйством ленинских принципов демократического централизма, повсеместном внедрении экономических методов управления, отказе от командования и администрирования, обеспечении перехода всех звеньев экономики на принципы полного хозрасчета и новые формы организации труда и производства, всемерном поощрении новаторства и социалистической предприимчивости.

XXVII съезд партии призвал усилить контроль за

' Материалы       Пленума       Центрального       Комитета       КПСС 25 — 26 июня   1987 года, с. 44.

112


мерой труда и мерой потребления, последовательно утверждать в распределительных отношениях принципы социальной справедливости. В процессе выполнения данной функции государству необходимо устанавливать более строгую зависимость заработной платы от производительности труда, его качественных показателей. Следует решительно искоренять уравниловку, не допускать выплат незаработанных денег, незаслуженных премий, вести бескомпромиссную борьбу с нетрудовыми доходами, другими отступлениями от основного принципа социализма «От каждого — по способностям, каждому — по труду».

И теория, и опыт показывают, что любые отклонения от этого принципа неизбежно ведут к появлению частнособственнических, иждивенческих, потребительских настроений, других негативных явлений, чуждых трудовой природе нашего строя. Постановление ЦК КПСС от 15 мая 1986 г. «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами», Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1986 г. «Об усилении борьбы с извлечением нетрудовых доходов» ' содержат развернутую систему мер, направленных на дальнейшее усиление государственного и общественного контроля за мерой труда и мерой потребления.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ Из письма читательницы в журнал «Коммунист» «Мне 47 лет, сыну — 18. Закончила школу с серебряной медалью, любой институт был открыт для меня. Но тогда уже начиналась кампания: «после школы — на производство». Райком комсомола, естественно, в школу с призывами, а мы (не все «мы», разумеется) — на производство. Три года отстояла у станка, и фотография была на Доске почета. Опять вызвали в райком; ты, мол, одна из лучших производственниц, активная «ом-сомолка и т. д. Короче, в глухой деревне нет в школе вожатой, надо ехать. Надо — значит надо. Поехала. Учителя по прошествии времени увидели во мне «прирожденного педагога», надо, говорят, тебе в институт поступить и обязательно вер-

' СП СССР,  1986, отд. 1, № 21, ст. 119;  Ведомости Верховного 1 Совета СССР, 1986, № 22, ст. 364.

113


нуться к нам в школу. Поступила, пять лет должна была учиться. Но уже после четвертого курса мы должны были сдавать госэкзамены и ехать в Магаданскую область — там нет учителей. Честно учила тамошних ребятишек. Собаки, олени, вертолеты, стойбища, морозы 50 градусов. Но ведь надо.

И так всю жизнь. Надо воспитателем в СПТУ до 12 ночи работать, где никто не хотел, — работала. Надо в далекую школу ехать, куда раз в 10 дней пароход ходил да самолет в хорошую погоду, — ехала. Надо местное радиовещание «ставить» должным образом — «ставила», общество «Знание» районное из прорыва «вытаскивать» — «тащила». Никогда не искала «теплого» местечка, всегда шла туда, куда сначала комсомол посылал, потом партия. Даже сюда, где сейчас работаю, райком партии рекомендовал. Всю жизнь была там, где надо, и была твердо убеждена: по труду воздается... И вот почти в 50 лет случилось в моей жизни трагическое прозрение. Оценку моей жизни дал сын. Он очень сдержанный человек, но когда узнал, что нам еще неизвестно, сколько времени толкаться друг об друга в нашей 12-метровой комнате, да еще бабушку надо забрать (при последнем распределении жилплощади я опять оказалась в стороне), у него как-то нехорошо передернулось лицо, и я услышала: «Ты, мать, не так жила всю жизнь. Такие, как ты, имеют общественные нагрузки, а квартиры и все в них имеют другие, не «правдоборцы». Итог твоей жизни — мне хороший урок. Я так жить не буду...»

Коммунист, 1987, № 3, с. 102—103.

В чем проявились в данном случае отступления   от   принципа   социальной   справедливости? Принципы социальной справедливости в распределительных  отношениях  предполагают  прямую  связь трудового вклада и его вознаграждения, дифференцированный  подход к заработной  плате,   рассчитанный не только на повышение ее нижних границ, но и на поощрение    высокопроизводительного,    квалифициро-

114


ванного и качественного труда. На XXVII съезде пар-'Тии отмечалось, что «намечаемое на двенадцатую пятилетку повышение ставок и окладов рабочих и служащих в производственных отраслях впервые будет проходить в основном за счет и в пределах средств, Зарабатываемых самими предприятиями» '. Только При таком условии политика в области заработной Платы может стать действенным средством ускорения развития страны. Этой же цели призваны служить и общественные фонды потребления.

В свете решений XXVII съезда КПСС должна быть качественно улучшена деятельность общенародного государства по охране и преумножению социалистической собственности. На первый план здесь выдвигается задача решительного преодоления бесхозяйственности, повышения заинтересованности трудящихся в лучшем использовании народного богатства. Как решить эту сложнейшую задачу? Партия учит, что чувство хозяина нельзя воспитать только словами. Отношение к общественной собственности формируется прежде всего теми реальными условиями, в которые поставлен человек, возможностями его влияния на организацию производства, распределение и использование результатов труда. Такие условия как раз и создает Закон СССР о государственном предприятии (объединении), согласно которому трудовой коллектив является полноправным хозяином общественной собственности, закрепленной за предприятием.

Основной акцент переносится теперь на всемерную экономию сырья, материалов, топлива и энергии, применение ресурсосберегающей и безотходной технологии, вовлечение вторичных ресурсов, коренное улуч-\\ шение качества продукции и качества всей работы. Чрезвычайно актуальна проблема разработки и совершенствования законодательства, направленного на охрану народного достояния, борьбу с бесхозяйственностью, всемерное стимулирование бережливости, экономии, хозяйского отношения ко всему, что создается трудом народа.

В условиях ускорения темпов экономического и социального развития страны на первый план выдвига-

'  Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии   Советского Союза, с. 46.

115


ется функция управления научно-техническим прогрессом. С развитием науки и техники непосредственным образом связана стратегия коренной технической реконструкции народного хозяйства. Ставится задача завершить комплексную механизацию во всех отраслях производственной и непроизводственной сфер, сделать крупный шаг в автоматизации производства. Во все более широких масштабах будут проводиться электрификация, химизация, роботизация, компьютеризация производства, применяться биотехнология.

XXVII съезд КПСС призвал осуществить энергичный поворот науки к нуждам технического перевооружения народного хозяйства, теснее сомкнуть ее с производством, использовать в этих целях новые, оправдавшие себя формы интеграции, ускорить внедрение результатов исследований в практику, повысить отдачу академических и отраслевых институтов, научного потенциала вузов, улучшать подготовку научной смены.

Перестройка общественных отношений, качественное обновление общества усиливают роль культурно-воспитательной функции. Совершенствовать социализм, строить коммунизм — значит неуклонно повышать сознание человека, обогащать его духовный мир, приводить в действие творческий потенциал народа. Главным двигателем прогресса, его душой был, есть и будет творчески мыслящий и действующий человек. Вот почему XXVII съезд партии подчеркнул кардинальное значение идейно-теоретического, политического воспитания. Главным в идеологической работе КПСС считает воспитание трудящихся в духе высокой идейности и преданности коммунизму, советского патриотизма и пролетарского, социалистического интернационализма, сознательного отношения к труду и общественному достоянию, все более полное приобщение масс к сокровищам духовной культуры, искоренение нравов, противоречащих социалистическому образу жизни.

Партия ориентирует все политические и идеологические институты на то, чтобы направить огромную преобразующую силу марксистско-ленинской идеологии на перестройку, на революционное обновление общества, ускорение социально-экономического развития страны, активизацию человеческого фактора, преодоление инерции, изживших себя подходов: кампаней-

116


>щины, отрыва пропаганды ог жизни и недооценки остроты назревших проблем, элементов схоластики и созерцательности. Воспитание словом надо увязыватт.

•с воспитанием делом, социально-политическим опытом

•масс.

Поставлена задача создания единой системы непрерывного образования. В этих целях важно последовательно проводить в жизнь реформу общеобразовательной и профессиональной школы, настойчиво добиваться повышения эффективности обучения и воспитания, обеспечить компьютерную грамотность учащихся, коренным образом улучшать подготовку молодежи к самостоятельной жизни и труду. В настоящее время осуществляется перестройка высшего и среднего специального образования, происходит усовершенствование системы подготовки специалистов и их использования на производстве.

Постоянная забота партии и государства о человеке труда, удовлетворении его потребностей и интересов находит выражение в функции оказания услуг членам общества. XXVII съезд КПСС поставил задачу создать современную высокоразвитую сферу обслуживания. Что это даст советскому гражданину? Позволит полнее удовлетворять растущие запросы в предметах потребления, в разнообразных формах жилищно-коммунального, транспортного, бытового, социально-культурного обслуживания. Облегчит домашний труд, особенно женщин. Расширит возможности для отдыха и использования свободного времени. Рынок будет насыщен разнообразными товарами и услугами. На это и направлена Комплексная программа развития производства товаров народного потребления и сферы услуг. Вместе с тем получают развитие кооперативы граждан в сфере обслуживания, индивидуальная трудовая деятель-' ность.

Предметом постоянного внимания партии является ^деятельность государства по осуществлению функции охраны социалистического правопорядка, прав и свобод граждан. Опираясь на поддержку трудовых кол-^Лективов, общественных организаций, трудящихся го-^сударственные органы обязаны делать все необходи-'•Мое для обеспечения организованности, порядка, спо-1сойствия и безопасности граждан, вести решительную борьбу с преступностью, пьянством и алкоголизмом,

Ш


предупреждать   любые   правонарушения   и   устранять порождающие их причины.

В современных условиях приобретает особую акту альность и остроту функция охраны природы и рационального использования природных ресурсов. В процессе осуществления данной функции должны быть в полной мере использованы преимущества социализма с его плановой организацией производства и гуманистическим мировоззрением, обеспечена гармонизация взаимоотношений общества и природы. Важно постоянно повышать действенность государственного контроля за состоянием природной среды и источниками загрязнения, улучшать техническое оснащение этой службы эффективными автоматическими приборами и оборудованием.

Главная цель внешнеполитической деятельности общенародного государства состоит в том, чтобы обеспечить советскому народу возможность трудиться в условиях прочного мира и свободы. Отсюда — целеустремленная борьба против ядерной опасности, гонки вооружений, за сохранение и упрочение всеобщего мира. Альтернативы этой политике нет. Советское государство твердо и последовательно осуществляет функцию борьбы за мир и мирное сосуществование. Отстаивая миролюбивые принципы, Советское государство проявляет тактическую гибкость, готовность к взаимоприемлемым компромиссам, нацеленность на диалог и взаимопонимание, поиск справедливого мирного урегулирования сложных проблем, развитие добрососедских, взаимовыгодных отношений со всеми государствами.

Защита социалистического Отечества, укрепление обороны — важнейшая функция Советского общенародного государства. Пока существует опасность развязывания империализмом агрессивных войн и военных конфликтов, партия и государство будут уделять неослабное внимание усилению оборонного могущества СССР, укреплению его безопасности, готовности Вооруженных Сил к разгрому любого агрессора.

XXVII съезд КПСС ориентирует общенародное государство на дальнейшее развитие и обогащение функции братского сотрудничества и взаимопомощи со странами социализма. Государства социалистического содружества способны решать самые сложные задачи, а их активное взаимодействие и братское сотрудниче-

118


ство служат мощным стимулом ускорения общего движения вперед.

Советское государство последовательно проводит линию на расширение связей с развивающимися странами. Особое значение придается солидарности, политическому и экономическому сотрудничеству со странами социалистической ориентации.

10. Проблемы теории Советского общенародного государства и вопросы практики юридической работы.

Работники правоохранительных, органов практически участвуют в осуществлении всех функций общенародного государства. Их первейший: долг и обязанность — охранять основу основ нашего строя — социалистическую собственность. На январском (1987 г.) Пленуме -ЦК КПСС отмечалось, что произошло серьезное ослабление контроля за тем, кто и как распоряжается ею. К ней нередко относятся как к «ничейной», она во многих случаях стала использоваться для извлечения нетрудовых доходов.

Правоохранительные органы активно помогают претворять в жизнь функцию контроля за мерой труда и мерой потребления. Они выдвинуты на передний край борьбы с нетрудовыми доходами, паразитическим образом жизни, за утверждение начал социалистической справедливости.

В то же время долг работников правоохрани-'тельных органов содействовать внедрению экономиче-ских методов, способствовать развитию индивидуально-трудовой деятельности, деятельности малых кооперативов. Работники суда, прокуратуры, милиции пов-;седневно призваны участвовать в культурно-воспитательной деятельности: ведут борьбу с социальными отклонениями в поведении граждан, осуществляют правовое воспитание.

ГЛАВА  VIII

СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ,

САМОУПРАВЛЕНИЕ НАРОДА, ':       СОЦИАЛЬНАЯ СВОБОДА И ДИСЦИПЛИНА

lf 1. Специальная литература. Керимов Д. А. Конституция СССР и развитие политико-правовой теории.

119


 

М., 1979; ГулиевВ. Е., РудинскийФ. М. Социалистическая демократия и личные права. М., 1984; Кузьмин Э. Л. Вопросы демократии и борьба идей на международной арене. М., 1984; Он же. Демократия: вопросы теории, методологии и практики. М., 1986; Чхиквадзе В. М. КПСС и Советское государство и право. М., 1984. В и т р у к Н. В. Правовой статус личности в СССР. М., 1985.

2. Вопросы для повторения. Понятие социалистической демократии. Значение и социальная ценность социалистической демократии. Конституция СССР о путях дальнейшего развертывания социалистической демократии.

Материал .для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. IX, с. 158 —194; Теория государства и права. Л., 1982, гл. IX, с. 163—172; Теория государства и права. М., 1983, гл. IX, с. 160—179; Теория государства и права. М., 1985, гл. XII, с. 175—194.

3. Основные проблемы: а) два типа и две концепции демократии; б) социалистическая демократия и самоуправление народа; в)социальная свобода; г) социалистическое государство и личность; д) социалистическая дисциплина.

4. Два типа и две концепции демократии. В современной острейшей борьбе двух мировоззрений вопросы демократии, свободы неизменно занимают одно из центральных мест. Идеологи антикоммунизма направляют свои усилия на дискредитацию социалистической демократии. Они пытаются опорочить социально-экономические права и свободы, которых добились народы, навсегда покончившие с эксплуатацией человека человеком, внушают людям мысль, будто социализм несовместим с демократией, а его политическая система антидемократична. Одновременно буржуазные апологеты рекламируют буржуазную демократию, создают мифы о капитализме как «свободном мире», изображают империализм «цитаделью свободы», олицетворением «политического плюрализма». Антикоммунизм использует самые изощренные средства для того, чтобы навязать массам буржуазные понимание и оценки демократии, ослабить притягательную силу социалистической демократии, исказить ее сущность.

120


л     Демократия — весьма сложное, многогранное явление. Ее можно рассматривать и как способ социально-политического движения масс, и как форму государства, форму организации и осуществления власти в обществе, и как политический режим, и как систему прав, свобод и обязанностей граждан.

Социализму и капитализму — принципиально различным общественным системам — соответствует два в корне противоположных типа и две принципиально различных концепции демократии.

Демократия буржуазного типа определяется капиталистическими производственными отношениями, которые объективно нуждаются в лично свободной рабочей силе. Однако по мере развития капитализма демократические институты вступают все в большее противоречие с экономическим строем. «Демократическая республика, — отмечал В. И. Ленин, — противоречит «логически» капитализму, ибо «официально» приравнивает богатого и бедного» '. Буржуазная демократия, являясь по форме демократией для всех, по сути выступает демократией для богатых, для капиталистов, формой диктатуры буржуазии против трудящихся. «Пока собственность остается за капиталистами, — подчеркивал В. И. Ленин, — всякая демократия будет только лицемерно прикрытой буржуазной диктатурой» 2.

Для буржуазного типа демократии характерны следующие формы и институты: а) наличие конституций, формально закрепляющих личные, политические права и свободы граждан, провозглашающих принцип равенства перед законом; б) так называемое разделение властей, верховенство парламента над правительством, независимость судебных органов; в) провозглашение свободы деятельности политических партий и других объединений; г) формальное признание участия народа в делах государства, его влияния на решение основных вопросов жизни общества.

Перечисленные формы и институты ни в одной капиталистической стране не осуществлены полностью и последовательно. Всегда есть те или иные отступления от принципов демократии, ограничения определенных

' Ленин В. И. Поли, собр. соч., т. 30, с. 97—98. 2 Ленин В. И. Поли. собр. чоч„ т. 37, с. 437.

121


прав и свобод. Кроме того, экономически господствующий класс всегда имеет в резерве антидемократические формы властвования (насилие, террор), которые могут быть использованы в случаях обострения классовой борьбы.

Буржуазную концепцию демократии отличает вне-историзм, надклассовый подход к демократии, отрыв ее от экономических основ общества, изображение ее как «чистой» демократии. В свое время Ф. Энгельс прозорливо предсказал, что в эпоху социалистических революций идеи «чистой» демократии станут для буржуазии последним якорем спасения. «Во всяком случае во время кризиса и на другой день после него, — писал он, — нашим единственным противником явится вся реакционная масса, объединяющаяся вокруг чистой демократии* '. Рассуждения о внеклассовой природе демократии имеют классовую направленность. Они исходят из противопоставления «чистой» демократии Запада «тоталитаризму восточного блока». Надуманная дилемма — «свободная демократия или тоталитарная диктатура» — прочно закрепилась в арсенале антикоммунистических измышлений.

Другая особенность буржуазной концепции демократии заключается в абсолютизации «свободы личности», крайнего индивидуализма, питательной почвой которого являются частнособственническая психология и мораль. «Небывалые масштабы приобрело целенаправленное культивирование индивидуализма, права сильного в борьбе за существование, аморализма, ненависти ко всему демократическому» 2. Естественно, что при доведенном до абсурда понимании личной свободы любая организация общества, основанная на плановых началах, сочетании прав и обязанностей гражданина, интересов личности и общества, воспринимается как угроза «абсолютной свободе» индивида.

В наши дни идеологи капитализма особенно усердно пропагандируют многопартийность, политический плюрализм, политическую оппозицию. Причем многопартийность и политическая оппозиция выдаются чуть ли не за главные показатели демократизма любого

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 36, с. 218.

2 Материалы   XXVII  съезда  Коммунистической  партии  Советского Союза, с. 14.

122


строя. В действительности, плюрализм и тем более политическая оппозиция (в буржуазном варианте) — это не критерии демократии, а выражение антагонистических противоречий капиталистического общества. Плюрализм (множественность) экономических межклассовых и внутриклассовых интересов обусловливает возникновение и функционирование различных партий, а эксплуатация и классовая борьба с неизбежностью порождают политическую оппозицию буржуазному строю.

Когда эти закономерные порождения капитализма объявляются основными кригериями любой демократии, то тем самым преследуется несколько целей: во-первых, приобретаются «аргументы» для восхваления буржуазного строя, его экономической и политической систем, во-вторых, народным массам навязывается буржуазное понимание демократии; в-третьих, очерняется социализм (нет политической оппозиции — значит, нет демократии).

Буржуазная демократия, как и все капиталистическое общество, противоречива. Наряду с указанными ранее негативными чертами она открывает возможность для проникновения трудящихся, их общественных организаций в представительные учреждения, создает условия для объединения рабочего класса, других слоев трудящихся в общественно-политические организации, для легальной борьбы против власти капитала, поэтому развитие демократии неизбежно подтачивает основы этой власти. Не случайно властвующая олигархия стремится перейти от демократии к реакции, заменить буржуазную демократию авторитарными, фашистскими режимами.

Демократия социалистического типа. С возникновением государственной власти трудящихся появляется новый, социалистический тип демократии, в условиях которого впервые в мировой истории человек труда, его потребности и интересы поставлены в центр политики государства.

Демократия социалистического типа не возникает на пустом месте, она впитывает в себя все истинно ценное, воспринимает и развивает лучшие достижения политической культуры прежних эпох. Идеологи антикоммунизма обвиняют марксизм-ленинизм в пренебрежительном отношении к историческим завоеваниям человечества в области развития свободы и демокра-

123


тии, в том, что коммунисты якобы не видят ничего положительного в демократических институтах предшествующих формаций. Эш обвинение ложно. Марксизм-ленинизм признает и учитывает историческую преемственность: видит, например, в буржуазной демократии, с одной стороны, ее формализм и ограниченность, с другой — огромный шаг вперед по сравнению с феодально-крепостническим бесправием и деспотизмом.

Творчески используя и совершенствуя демократические формы, полученные в наследство от прошлого, общество, строящее социализм и коммунизм, естественно, не может ограничиться ими. Оно порождает такое многообразие институтов, форм и традиций, подобного которому не знала история человечества, а воспринятые им демократические институты претерпевают такие глубокие изменения, что приобретают, по сути дела, новое качество.

Социалистическая демократия имеет ряд признаков и свойств, которые выражают ее качественную новизну.

Во-первых, экономическим фундаментом социалистической демократии служат общественные формы собственности и социалистическая система хозяйства. Вот почему социалистическая демократия все шире развертывается в материальном производстве. Именно в этой решающей сфере жизни общества разворачивается созидательная активность советских людей, раскрываются и используются их личные качества и дарования, формируется чувство хозяина страны, ответственность за судьбу своего государства.

Во-вторых, носителем, субъектом социалистической демократии является единая социальная и интернациональная общность — советский народ. Социалистическая демократия открывает полную свободу для активного творчества трудящимся массам, каждому человеку. Посредством ее реализуются в жизнь неисчерпаемые способности и таланты народа. На январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС подчеркивалось, что только через демократию и благодаря ей возможна перестройка, революционное обновление общества. Только так можно открыть простор могучей силе социализ-

124


ма — свободному труду и дерзновенной мысли в свободной стране '.

В-третьих, социалистическая демократия характеризуется широкой системой прав и свобод граждан, равными возможностями для всех участвовать в управлении и самоуправлении. Причем истинным мерилом реальности прав и свобод служат не торжественные декларации, а система гарантий: экономических, политических, организационных, юридических. Социализм в противоположность капитализму не только предоставляет гражданину права и свободы, но и устанавливает систему гарантий этих прав и свобод, создает условия для их реального осуществления.

В-четвертых, социалистический тип демократии отличается глубоким единством и нерасторжимостью прав и обязанностей, свободы и ответственности личности. «Реализация советским гражданином его прав и свобод неотделима от исполнения им конституционных обязанностей, — сказано в новой редакции Программы КПСС. — Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав — это непреложный политический принцип социалистического общества. КПСС будет и впредь настойчиво добиваться, чтобы каждый советский человек воспитывался в духе ясного понимания единства его прав, свобод и обязанностей» 2.

В-пятых, социалистическая демократия распространяется на все сферы жизни общества: экономическую, политическую, социальную и духовную. Буржуазная демократия распространяется главным образом на политическую жизнь. Она как бы останавливается у проходных предприятий, за дверями которых безраздельно господствует капитал.

В-шестых, социалистическая демократия неотделима от социальной справедливости и законности. Социальная справедливость пронизывает все стороны социалистических общественных отношений, действует на всех уровнях организации общества. Она проявляется в равенстве всех перед законом, в равноправии наций, широте социально-экономических прав, доступ-

1 См.-    Материалы    Пленума    Центрального    Комитета    КПСС 27 —28 января 1987 года, с. 25.

2 Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии  Советского Союза, с. 158.

125


ности образования, культуры, медицинского обслуживания и жилья, заботе о престарелых, материнстве и детстве.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«Учитывая, что подлинная демократия не существует вне закона и над законом, Пленум придает большое значение разработке и принятию новых законодательных актов, повышению роли советского суда, строгому соблюдению принципа независимости судей, решительному усилению прокурорского надзора, совершенствованию работы следственных органов, всех путей и средств охраны интересов Советского государства, обеспечения прав и свобод граждан. Партия исходит из того, что социалистическая демократия не имеет ничего общего с вседозволенностью, безответственностью, анархией. Она призвана реально служить человеку, коллективу и обществу, развитию инициативы трудящихся, раскрытию творческого потенциала социалистического строя, укреплению законности и справедливости, здоровой нравственной атмосферы в нашем обществе. Следует усилить правовое воспитание руководящих кадров, всего населения».

Из постановления Пленума

Центрального Комитета КПСС

28 января 1987 года, с. 81.

Какие выводы о связи демократии и законности можно сделать, анализируя приведенную выдержку из материалов Пленума ЦК? Социалистическая демократия — динамично развивающееся явление, ее формы находятся в постоянном движении. В ее обогащение вносят вклад все социалистические государства.  Так,  в  1984  году  в Болгарии был принят Закон об опросе общественного мнения народа.   В   Советском   Союзе   большой   популярностью пользуются Дни открытого письма, единые политдни, депутатские дни, отчеты руководящих работников перед трудящимися.

На этапе всенародной демократии создаются необ-.ходимые условия для развертывания социалистического самоуправления народа и перерастания его в выс-

126


шую форму организации общества — коммунистическое общественное самоуправление. Таким образом, социалистическая демократия—это полновластие народа, выражающееся в повседневном активном и действенном участии трудящихся, их коллективов и организаций в решении вопросов государственной и общественной жизни, наличии у граждан широких, гарантированных прав и свобод, сочетающихся с обязанностями, заинтересованном отношении к общественным преобразованиям, практической деятельности по их осуществлению в целях совершенствования социализма и строительства коммунизма.

5. Социалистическая демократия и самоуправление народа. Выработанный апрельским (1985 г.) Пленумом ЦК КПСС, XXVII съездом партии курс на перестройку, революционное обновление всех сторон жизни советского общества, социально-экономическое ускорение выдвинул в разряд первостепенных проблему самоуправления народа. Марксизм-ленинизм учит, что чем глубже проводимые в стране общественные преобразования, тем больше людей должно в них вовлекаться, причем не на формальной, а на реальной основе.

Социалистическое самоуправление народа — это такой способ реализации власти непосредственно народом, когда трудящиеся самостоятельно, через свои коллективы и организации вырабатывают управленческие решения или активно участвуют в их принятии, а затем претворяют их в жизнь и отвечают за результаты своей деятельности. Оно опирается на принцип самоорганизации и саморегуляции, единства субъекта и объекта управления.

Вопрос о соотношении социалистической демократии и самоуправления в научной литературе не имеет однозначного решения. Нередко эти явления отождествляются, правда, авторы подчеркивают, что самоуправление характеризует новый, более высокий этап (уровень) развития демократии. Такой подход вряд ли можно признать плодотворным. Он ведет к подмене одного понятия другим, размывает особенности самоуправления. С нашей точки зрения, самоуправление — сердцевина, стержень демократии: им охватываются не все права и обязанности граждан, коллективов, а те из них, которые имеют прямое отношение к принятию управленческих решений, их реализации; в значитель-

127


ной мере за рамками самоуправления протекает управленческая деятельность профессиональных работников государственного аппарата. Вместе о тем самоуправление, выражая глубинные стороны власти народа, имеет закономерную тенденцию расширения своей сферы, поскольку управление государственными и общественными делами постепенно шаг за шагом становится непосредственным делом самих трудящихся.

В. И. Ленин указывал, что переход власти к трудящимся представляет собой «немедленный приступ к настоящему народному самоуправлений» '.

Социалистический строй объективно нуждается в развитии самоуправления, стремится максимально выразить и реализовать свои возможности и преимущества через углубление демократии и самоуправления. Но он не в состоянии решить эту задачу сразу, потому что развитие самоуправления — объективный, сложный и противоречивый процесс. Не обошлось тут и без ошибок, серьезных недостатков. Думать, что возможно развитие самоуправления и демократии без противоречий, борьбы старого, консервативного с новым, значит порывать с реальностью.

Большое влияние на развитие самоуправления оказывает противоречие между демократичной, глубоко народной по своей природе социалистической государственной властью и объективно ограниченными возможностями трудящихся управлять своими собственными делами, самим осуществлять власть. Это противоречие вызвано рядом причин. Прежде всего тем, что в прошлом бесправные трудящиеся, став носителями власти, не могли сразу поголовно и квалифицированно участвовать в управлении государственными и общественными делами: на этом пути стояли и сформировавшиеся у них на протяжении веков неприязнь (отчуждение) ко всему государственному, и низкий культурный уровень. В. И. Ленин по этому поводу говорил: «Этот низкий культурный уровень делает то, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся через передовой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы» 2. Иначе

Ленин В. И. Полы. собр. соч., т. 34, с. 316. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 38, с. 170.

128


говоря, в развитии советского общества был неизбежный период, когда народовластие реализовалось не как самоуправление, а прежде всего как государственное управление, осуществляемое авангардом трудящихся.

Вторая причина коренится в том, что власть функционирует на началах демократического централизма, непрерывности управленческого процесса. Осуществление власти и управления требует специальных познаний, опыта, профессионализма. Поэтому без высококвалифицированных специалистов по управлению государственными и общественными делами обойтись нельзя. Важно, чтобы на эту работу выдвигались хорошо подготовленные, одаренные люди и чтобы за ними осуществлялся постоянный, действенный контроль народных масс.

Устранить названное противоречие или разрешить его каким-либо единовременным актом нельзя; предпосылки и условия для его разрешения создаются в йроцессе развития общества. Так, увеличение свободного времени, и главное подъем общеобразовательного уровня трудящихся, повышение их политической культуры, увеличивают их возможности непосредственно и квалифицированно участвовать в управлении. Следовательно, самоуправление народа имеет в каждый конкретный исторический период объективно обусловленные оптимальные пределы. Вредны и всякого рода забегания вперед (не оправдали себя, например, ускоренные шаги по передаче государственных функций общественным организациям) и застой, неиспользование возросших возможностей для разверты-вания социалистического самоуправления.

Сдерживали развитие самоуправления и застойные явления в жизни страны в 70-е годы и начале 80-х годов. Приукрашивание фактического положения дел, парадность и шумиха порождали обстановку бесконтрольности и безответственности. В результате государственный аппарат стал постепенно отрываться от мдсс, брать на себя все больше управленческих функ-1$ий, все меньше оставляя их непосредственно трудящимся. В разрастающемся аппарате начались опасные тенденции — усиление бюрократизма, злоупотребле-Йий властью и служебным положением. В формирова-рии выборных органов брали верх формализм и заор-^йнизованность. Все это порождало отрицательные по-т

129


следствия экономического, социального и духовно-нравственного порядка; у людей пропадал интерес к общественным делам, к результатам своего труда, росла пассивность, произошло ослабление экономических, социальных и нравственных основ власти.

Коммунистическая партия связывает ключевые вопросы глубокой перестройки, революционного обновления общества, социально-экономического ускорения, активизации человеческого фактора, развития коллективизма с максимальной демократизацией советского общества. Вера в демократию — это вера в народ, в его безграничные возможности и способности как главного действующего лица всех преобразований. «По-настоящему поднять инициативу и творчество народа мы сможем, если наши демократические институты будут активно и реально влиять на положение дел в каждом трудовом коллективе, касается ли это планирования, организации труда, распределения материальных и других благ, подбора и выдвижения на руководящие посты наиболее авторитетных и компетентных людей» '. Всестороннее развитие демократизма социалистического строя — вот гарантия, что стратегическая задача привести общество в новое качественное состояние будет решена 2.

В современных условиях сердцевиной и основным ориентиром дальнейшей демократизации советского общества является неуклонное расширение социалистического самоуправления народа. XXVII съезд партии восстановил и обогатил применительно к современным условиям марксистско-ленинскую концепцию самоуправления народа. Основное содержание этой концепции состоит не просто в расширении участия трудящихся в управлении делами государства и общества, а в усилении непосредственного характера и повышении качества такого участия, исключении того, чтобы управление оставалось привилегией узкого круга профессионалов. Практика подтвердила, что «социалистический строй успешно развивается лишь тог-

1 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 27 — 28 января 1987 года, с. 25.

2 См.: К советскому народу. Обращение Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза. — Правда, 1987, 14 марта.

ъ 130


|а, когда сам народ реально управляет своими дела-«и, когда миллионы людей участвуют в политической кизни. Это и есть самоуправление трудящихся в ле-шнском его понимании, оно составляет суть Советской пхасти» '.

Следовательно, социалистическое самоуправление |варода представляет собой такую демократическую «систему управления государственными, общественны-|ми, производственными делами, которая действует не

•только в интересах тудящихся, но и через самих трудящихся при усиливающемся единстве субъекта (кто

•управляет) и объекта (кем управляют). Суть самоуправления заключается в соединении непосредственного "труда с принятием и реализацией управленческих ре-'шений, когда трудящиеся управляют сами собой, своими делами в своих собственных интересах.

Социалистическое самоуправление не может функционировать и развиваться стихийно, самотеком. Организационной формой и механизмом самоуправления народа служит советская политическая система. Отсюда самая важная задача — активизировать и развивать самоуправленческие начала в деятельности всех звеньев политической системы.

Значительные резервы для развития самоуправления есть в общественных организациях и особенно в трудовых коллективах. Закон СССР о государственном 'предприятии (объединении) практически реализует одну из важнейших установок XXVII съезда КПСС — линию на эффективное использование непосредственной демократии. Он поднимает на новую ступень роль самоуправления на производстве. Трудовой коллектив, являясь полноправным хозяином на предприятии, самостоятельно решает все вопросы производства, социального развития, использования кадров. Достижения и потери в работе предприятия непосредственна сказываются на уровне хозрасчетного дохода коллектива, благополучии каждого работника. Теперь трудовой Коллектив экономически заинтересован разрабатывать, принимать, реализовывать самые оптимальные управленческие решения, и ему даны для этого необходимые права.

ч       ' Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии  Советского Союза, с. 55.

131


В Законе о государственном предприятии (объединении) самоуправление понимается как неразрывное единство трех его сторон. «Во-первых, предусматривается активное участие коллективов в принятии к осу ществлении всех решений. Во-вторых, утверждается выборность руководителей от бригадира до генерального директора и, в-третьих, сохраняется и укрепляется на демократической основе единоначалие в управлении предприятиями» '.

Вместе с тем социалистическое самоуправление народа «не имеет ничего общего с анархо-синдикалист-ским вариантом самоуправления, противостоящего социалистической государственности, базирующегося на групповой собственности и преследующего лишь групповые интересы» 2. Подлинное самоуправление народа опирается на общественную собственность, органически сочетает в себе государственные (общенародные), коллективные и личные интересы. На XXVII съезде партии подчеркивалось, что самоуправленческие начала развиваются не вне, а внутри нашей государственности, все глубже проникая во все поры государственной и общественной жизни, обогащая содержание демократического централизма, укрепляя его социалистическую природу. Расширение самоуправления народа отнюдь не ослабляет государство, напротив, укрепляет связь с трудящимися.

Самоуправление народа опирается на прочную конституционную основу. В частности, ст. 48 Конституции СССР предоставляет гражданам право участвовать в управлении государственными и общественными делами, в обсуждении и принятии законов и решейий общегосударственного и местного значения. Каждый гражданин СССР (ст. 49) имеет право вносить в государственные органы и общественные организации предложения об улучшении их деятельности, критиковать недостатки в работе. Решения XXVII съезда партии, январского (1987 г.) и июньского (1987 г.) Пленумов ЦК КПСС повышают значение этих конституционных установлений, ставят их на реальную основу. В июне 1987 года приняты новые законы, развивающие

' Правда, 1987, 30 июня.

2 Коммунист, 1985, № 16, с. 81.

132


Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 447

133


монического взаимодействия обеих сторон Социальной свободы. Личная свобода не означает освобождения от социальных связей, от ответственности перед обществом. Свобода личности была, есть и всегда будет нерасторжимо связана с ответственностью перед коллективом и обществом и ответственностью за коллектив, общество.

Марксизм-ленинизм считает, что абсолютной, ничем не ограниченной свободы личности нигде не было и быть не может, а есть свобода относительная, т. е. свобода в определенных границах. Будучи звеном в цепи общественных связей, личность должна избрать такое поведение, которое не нарушало бы этих общественных связей, не наносило ущерб обществу. Само существование общества возможно лишь при строгом ограничении произвола в поведении личности. Всякие посягательства со стороны отдельных людей на безопасность как других членов общества, так и на общественные интересы должны безусловно и неотвратимо пресекаться. Применение принуждения в таких случаях — необходимое условие свободы общества, проявление заботы о свободе его членов. Разумные и необходимые пределы и ограничения свободы не обременительны для человека и воспринимаются как должное.

В условиях острой борьбы двух противоположных мировых систем социализм не может не выдвигать своих критериев демократии, не может допустить, чтобы демократические права и свободы использовались против интересов народа. Конституция СССР (ст. 50) гарантирует гражданам свободу слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций. Вместе с тем она устанавливает два условия реализации перечисленных свобод: во-первых, чтобы они осуществлялись в соответствии с интересами трудящихся; во-вторых, в целях укрепления и развития социалистического строя. «Использование гражданами прав и свобод не должно наносить ущерб интересам общества и государства, правам других граждан» (ст. 39). Советские законы, направленные на охрану, последовательное расширение прав и свобод трудящегося человека, ни за кем не признают «права» вредить обществу, подрывать общественный и государственный строй, посягать на честь, достоинство и неприкосновенность личности.

Поскольку свобода личности не может быть беспре-

134


шельной, неограниченной, то, естественно, встает во-шрос о ее рамках, мере. Роль такого мерила выполняют 'материальные и иные объективные условия жизни об-^ества, а с формальной стороны — социальные нормы. фто правила поведения, в которых содержатся предпи-*Сания общества и государства, обращенные к людям, о возможном (дозволенном), должном (необходимом) или запрещенном поведении. Тем самым они как раз и определяют рамки, пределы свободы и усмотрения личности. В классовом обществе основную роль мерила свободы играют нормы права.

Степень надежности социальных норм как масштаба, меры свободы коренится в их научной обоснованности, а также в их гарантиях. Вот почему в нашем обществе проводится постоянная работа как по совершенствованию социальных норм (прежде всего норм права), так и по обеспечению их системой прочных гарантий. Через совершенствование социальных норм и неуклонное проведение их в жизнь государство и общество определяют оптимальный объем личной свободы, соответствующий достигнутому уровню в экономике, науке, культуре, общественном сознании.

Таким образом, свобода личности в нравственно-правовом смысле — это обусловленная социалистическим строем, нормативно закрепленная и гарантированная возможность личности совершать действия, поступки по своему усмотрению, по своей воле в рамках социальных норм, не нарушая свободы других лиц и общества в целом.

В социалистическом обществе глубоким смыслом и содержанием наполняется формула: «свобода, но в рамках, границах закона». Советские законы, предоставляя гражданам широкие демократические права, свободы и возлагая на них обязанности, служат не только условием их личной свободы, но и четко закрепленными в правовых нормах видом и мерой этой свободы. Особенность советского закона состоит в том, что выраженная и закрепленная в нем государственная во-„ля, народа, как правило, совпадает с индивидуальной 4ррлей граждан. Это создает идейно-волевую основу для единства свободы личности и свободы общества. Посредством закона социалистическое государство обеспечивает порядок и дисциплину в обществе, очерчивает Сферу индивидуальной автономии, устанавливает пре-

135


делы свободы личности, взаимные права и обязанности гражданина и органов государства. <-< ,<

Взаимные права и обязанности гражданина и государства в концентрированном виде закреплены S правовом статусе личности. Системе прав гражданина, в нем соответствуют обязанности государства, системе обязанностей гражданина — права государства. Правовой статус есть юридический аспект свободы личности, обобщенно выражающий возможности человека, его положение в обществе.

Социалистическое государство, определяя правовой статус гражданина, стремится наиболее полно воплотить гуманистические и демократические идеалы, претворить в жизнь основной девиз социализма: «Все во имя человека, все для блага человека». Оно стимулирует свободу как важнейшее условие активизации человеческого фактора.

7. Социалистическое государство и личность. Взаимоотношения государства и личности — показатель степени демократизма любого общественного строя. «Государство, — писал К. Маркс, — есть посредник между человеком и свободой человека» '. Естественно поэтому, что свобода личности во многом зависит ^от характера государства, его классовой сущности.

Отчуждение между государством и личностью, извечно присущее эксплуататорскому обществу, постепенно исчезает в условиях социалистического строя. Между социалистическим государством и гражданином складываются новые взаимоотношения, которые строятся на единстве их коренных интересов, демократизме, законности, интернационализме и гуманизме. Эти принципы закреплены в Конституции СССР.

Закономерный рост общественно-политической активности масс, развертывание самоуправления народа сопровождаются возрастанием влияния личности на государство и государственное управление. Как субъект социального действия, наделенный широкими правами, человек принимает самое деятельное участие в выработке важнейших государственных решений и их реализации. Все это вытекает из гуманистической при-

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1. с. 389. 136


i-родБ! .государства трудящихся и знаменует то новое, что заключают в себе подлинная демократия, социалистическое самоуправление народа.

•£•    Взаимоотношения социалистического государства и личности не исчерпываются из сотрудничеством, а не-

•избежно предполагают и «вертикальные» связи, необходимость подчинения гражданина авторитету государства. Такое подчинение — элементарное условие и принцип демократии. «Мы не ждем пришествия такого общественного порядка, — писал В. И. Ленин, — когда бы не соблюдался принцип подчинения меньшинства большинству» '. В социалистическом обществе подчинение гражданина общенародному государству наполнено глубоким позитивным и демократическим содержанием. Оно обеспечивает единство действий, организованность и дисциплину. Сознательное и добровольное подчинение предписаниям государства, в которых выражаются интересы и воля народа, качественно преобразует это подчинение, превращает его в моральную потребность, в выражение истинной свободы личности.

Между государством и отдельными гражданами возникают и противоречия, достигающие иногда большой остроты. Снимаются эти противоречия различными мерами, в том числе и государственным принуждением в случаях нарушения закона.

Осуществление разработанной партией стратегической линии на перестройку социалистического общества расширяет возможности для гармонического развития личности, инициативы советского человека как хозяина страны, труженика и гражданина. Концепция всестороннего развития личности, обеспечения роста материального и культурного уровня жизни людей путем высокопроизводительной организации производства и справедливого распределения, разработанная основоположниками научного коммунизма, последовательно претворяется в практической деятельности Советского государства. Вместе с тем темп движения вперед прямо зависит от вклада каждого гражданина в решение социальных, экономических, научно-технических и иных проблем социалистического общества. Все это ведет к увеличению социальной значимости

' Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 83.

137


инициативного и добросовестного исполнения каждым человеком своих обязанностей, долга, вызывает необходимость неуклонного проведения в жизнь принципа единства прав и обязанностей.

8. Социалистическая дисциплина. Социализм обусловил принципиально новую взаимосвязь демократии и дисциплины. Только в диалектическом единстве демократия и дисциплина раскрывают свою созидательную силу: чем выше в обществе организованность и дисциплина, тем успешнее развивается вся система социалистического самоуправления народа, полнее и последовательнее реализуются права и свободы граждан.

Социалистическая дисциплина выражается в сознательном, инициативном, строгом выполнении гражданами, должностными лицами, органами и организациями своих обязанностей, долга, государственных планов, договорных обязательств, производственных заданий и т. д. Она предполагает высокое качество работы, бережное отношение к общественной собственности, нетерпимость к любым проявлениям расхлябанности, дезорганизации, рассогласованности. В ее основе лежат материальные, духовные и организационные факторы, обеспечивающие единство воли и действия, решения и исполнения.

Как особая форма связи людей дисциплина согласует, соподчиняет их действия, делает возможным одновременное приложение усилий многих людей, организаций к решению общей задачи. Причем дисциплина не просто соединяет, суммирует силу людей, коллективов, а умножает ее.

В. И. Ленин прозорливо видел в высокосознательной дисциплине гвоздь всего хозяйственного строительства. Она глубоко проникает в экономические отношения, обеспечивает сокращение материальных и трудовых затрат, повышает результативность йаждого часа рабочего времени, противостоит рассогласованности в функционировании хозяйственного механизма. Различные стороны народного хозяйства опосредуют; дисциплина труда, плановая дисциплина, договорная дисциплина, технологическая дисциплина, финансовая дисциплина, образующие единую систему. Сейчас нельзя развивать и укреплять какой-то один вид дисциплины, оставляя без внимания другие. Совершен-

138


ствоваться должна вся система, ибо наиболее эффективное воздействие на экономику дисциплина оказывает именно как целостное явление.

На январском (1987 г.) и июньском (1987 г.) Пленумах ЦК КПСС отмечалось, что в наши дни все большее значение приобретают организованность и дисциплина. «Они нужны всегда и везде, но особенно важны в условиях современного производства, широкого применения новейших технологий» '. Достижение высшего мирового уровня производительности общественного труда, существенный рост производственного потенциала страны требуют как ускорения научно-технического прогресса, так и максимальной активизации человеческого фактора — фактора всеобщей дисциплинированности, инициативы, творчества. «Продвижение вперед станет тем быстрее, чем выше будут дисциплина и организованность, ответственность каждого за порученную работу, за ее результаты» 2. Сознательная социалистическая дисциплина становится величайшей социальной ценностью нового общества и важнейшим условием его движения вперед. Именно в ней с наибольшей полнотой воплощается коллективистская природа нашего строя, реализуется социалистическое самоуправление народа.

9. Проблемы социалистической демократии и самоуправления народа и вопросы практики юридической работы. Решения XXVII съезда партии, январского и июньского (1987 г.) Пленумов ЦК КПСС обязывают все органы государства, в том числе и правоохранительные, учиться работать в условиях углубляющейся демократии, гласности. Широкая гласность, критика, контроль со стороны народных масс — все это имеет прямое отношение к работникам суда, прокуратуры, милиции, арбитража. Они сами должны использовать гласность в своей работе и при этом постоянно помнить, что их работа на виду и под контролем народа. Постоянную связь органов государства и должностных

' Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 27— 28 января 1987 года, с. 50.

2 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 24.

139


лиц с трудящимися В. И. Ленин называл чудееиым средством, способным удесятерить их силу, повысить эффективность работы.

В наше время, как никогда, актуально развитие общественных начал в деятельности суда, прокуратуры, милиции. Общественные обвинители, защитники, общественные помощники прокуроров, следователей, опор* ные пункты охраны общественного порядка — все эти и другие проявления общественных начал непосредственно связаны с практикой юридической работы.

В соответствии с Конституцией СССР все органы государства, а тем более правоохранительные, обязаны обеспечивать и охранять демократические права и свободы советских граждан. В этом — важнейшее гуманистическое предназначение практической работы советского юриста.

Изучение теоретических проблем социалистической демократии открывает возможность будущим работникам правоохранительных органов вести пропаганду политических знаний среди населения, проводить в жизнь демократические принципы и идеалы социалистического общества.

Высокая политическая и правовая культура людей, стоящих на страже закона, отчетливо обнаруживается в том, что они смело вступают в борьбу ради торжества справедливости и правды, против различных злоупотреблений и произвола, повинуясь голосу совести и профессиональному долгу.

ГЛАВА IX

СОЦИА ЛИСТ И ЧЕСКОЕ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ

И ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

МЕХАНИЗМА (АППАРАТА)

СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА

1. Специальная литература. Органы Советского общенародного государства. М., 1979; Смиртю-к о в М. С. Советский государственный аппарат управления. Вопросы организации и деятельности центральных органов. М., 1984; Тихомиров Ю. А. Управление делами общества (Субъекты и объекты уп-

140


I давления в социалистическом обществе). М., 1984; В а -пило И. Л. Организация советского государственного управления. Правовые проблемы. М., 1984. /

2. Вопросы для повторения. Понятие советского государственного аппарата. Органы Советского государства, их классификация. Ленинские принципы организации и деятельности советского государственного аппарата.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. XII, с. 213—227; Теория государства и права. Л., 1982, гл. XI, с. 187 — 199; Теория государства и права. М., 1983, гл. XII, с. 211 — 230; Теория государства и права. М., 1985, гл. XIV, с. 211 —228.

3. Основные проблемы: а) социалистическое государственное управление и повышение его эффективности; б) субъекты, объекты и циклы государственного управления; в) XXVII съезд КПСС и проблемы совершенствования советского государственного аппарата.

4. Социалистическое государственное управление и повышение его эффективности. Государственное управление является важнейшим видом социального управления, поэтому ему присущи все свойства последнего, вместе с тем оно обладает и особенностями. Под государственным управлением понимается целенаправленное воздействие социалистического государства, его органов на общественную систему в целом или на отдельные ее сферы (экономику и др.) на основе познания и использования присущих обществу объективных закономерностей в интересах планомерного его развития.

Специфика государственного управления заключается в следующем.

Во-первых, это — политическое, классовое управление, в котором ведущая роль принадлежит рабочему классу. Оно призвано согласовывать интересы всех классов, социальных групп, наций, народностей с общенародными (государственными) интересами.

Во-вторых, интегрирующую роль по планомерному управлению социалистическим обществом выполняет государство, опираясь на постоянно растущие возмож-

141


ности социалистической экономики, используя весь арсенал не только государственно-правовых, но и технико-организационных, электронно-вычислительных и других управленческих средств, а также экономические методы.

В-третьих, государственное управление осуществляется в правовой форме. Она, правда, не охватывает управление полностью, тем не менее главные его стороны опосредованы правом.

В-четвертых, для социалистического государственного управления характерен режим законности. Основные направления экономического и социального развития СССР на 1986—1990 годы и на период до 2000 года предусматривают дальнейшее укрепление социалистической законности и правопорядка, решительную борьбу с любыми проявлениями ведомственности и местничества.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«Основы нынешней системы управления были заложены еще в 30-е годы. В тот трудный период наша страна, далеко не самая развитая в экономическом отношении и находившаяся один на один с капиталистическим миром, оказалась перед необходимостью быстро преодолеть технико-экономическое отставание, осуществить крутые структурные сдвиги в народном хозяйстве...

Именно под такие цели была создана система управления, основанная на жестком централизме, детальном регламентировании работы, директивных адресных заданиях и бюджетных ассигнованиях. В тех особых условиях она обеспечила решение в кратчайшие сроки таких стратегических задач, на которые у развитых капиталистических стран ушли десятилетия. Централизованный характер управления еще более усилился в годы войны. В основном он был сохранен и в условиях послевоенного восстановления...

На протяжении последних десятилетий не раз предпринимались и практические попытки изменить сложившуюся систему управления. Это делалось и в 50-е, и во второй половине 60-х, и в конце 70-х годов. Однако эти попытки были неполными и непоследовательными, они давали в

142


лучшем случае кратковременный эффект и не привели к нужному перелому. Между тем стимулирующее действие старого хозяйственного механизма все более ослабевало, а тормозящее нарастало».

О задачах партии по

коренной перестройке

управления экономикой.

Доклад Генерального секретаря

ЦК КПСС М. С. Горбачева

25 июня 1987 г. —

Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС   25—26 июня 1987 года, с. 41—43.

Каковы особенности системы управления экономикой, сложившейся в нашей стране в 30-е годы? Когда эта система перестала удовлетворять потребностям общественного развития? Какие негативные последствия повлекла консервация данной системы управления?

Июньский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС, глубоко проанализировав необходимость революционных преобразований в народном хозяйстве, принял научно обоснованную программу радикальной реформы управления экономикой, создания целостной, эффективной и гибкой системы управления, позволяющей максимально полно реализовать преимущества социализма. Суть коренной перестройки управления народным хозяйством страны — в переходе от преимущественно административных к экономическим методам руководства на всех уровнях, к управлению интересами и через интересы, к широкой демократизации управления, всемерной активизации человеческого фактора.

Государственное управление само находится в структуре социалистических общественных отношений. Естественно, что оно по своим качественным параметрам должно не только соответствовать достигнутому уровню общественного прогресса, но и в известной мере его опережать, предвосхищать, учитывать перспективу, иначе управление потеряет способность рационально организовывать общественные процессы, тем более, обеспечивать их ускоренное развитие. По этой

143


причине совершенствование государственного управления требует проведения крупномасштабных экспериментов, глубоких научных проработок, проверки альтернативных вариантов и при этом осуществляться постоянно и планомерно.

5. Субъекты, объекты и циклы государственного управления. Единым субъектом государственного управления выступает общенародное государство как целостная политико-управляющая система. Однако Советское общенародное государство реализует управленческие функции не только как целое, но и посредством государственных органов (административно-территориальных, отраслевых, общей и специальной компетенции), которые в пределах своей компетенции, в соответствии с принципом демократического централизма (ст. 3 Конституции) действуют относительно самостоятельно.

Объект государственного управления — это вся система общественных отношений, образующих целостный социальный организм — социалистическое общество. Оно развивается на основе объективных законов, которые должен обязательно учитывать и использовать субъект управления (государство).

Если для общенародного государства объектом управления является общество в целом, то для его органов объектами управления могут быть: а) люди, объединенные по национально-территориальному, административно-территориальному признаку, б) люди, объединенные в производственные структуры — предприятия, объединения, стройки, учреждения и т. д.

Повышение уровня государственного управления предполагает обязательное совершенствование организационных структур объектов управления. На XXVII съезде партии указывалось, например, что за последние годы создание производственных объединений неоправданно затормозилось. Этому процессу необходимо придать новый импульс. Следует смелее идти по пути образования крупных межотраслевых, научно-производственных объединений, обеспечивающих эффективную специализацию и кооперацию, свободную от ведомственных перегородок.

Революционизирующее влияние на развитие объектов и субъектов управления оказывает и будет оказы-

144


Государственное управление есть непрерывный процесс, состоящий из взаимосвязанных управленческих стадий, или циклов, который можно рассматривать в различных аспектах. В частности, выделяют следующие основные управленческие стадии: 1) сбор, обработку и анализ информации, необходимой для принятия управленческого решения (с этой стадии начинается управленческий процесс, но работа с информацией продолжается на всех стадиях) ; 2) принятие управленческого решения; 3) организацию выполнения решения; 4) учет и контроль.

Информация — различные сведения об объектах управления, их кадровых, финансовых, технических и иных возможностях, условиях, в которых они функционируют, и т. д., причем информация должна быть полной и достоверной. Без сбора, обработки, тщатель-кого анализа информации всякое управление обречено на неудачу.

Ядро, центральный пункт управленческой деятельности — принятие управленческого решения. Органы государства, в зависимости от компетенции, издают различные управленческие решения, и каждый раз перед ними встает проблема выбора варианта решения. Наилучший вариант решения из всех возможных на-зывается оптимальным. Определить оптимальный вариант управленческого решения — непростое, творческое дело. В новой редакции Программы партии значительное внимание уделено демократизации процесса выработки и принятия государственных решений. Расширяется круг вопросов, решения по которым могут приниматься только после обсуждения в трудовых коллективах, в постоянных комиссиях Советов, в профсоюзных, комсомольских и других общественных организациях. Закон СССР о всенародном обсуждении важных вопросов государственной жизни создает прочные правовые гарантии для широкого участия граждан в подготовке государственных решений.

145


Однако самые оптимальные, принятые демократическим путем управленческие решения только тогда приобретут социально-экономическую ценность, когда они будут безусловно выполняться. А для выполнения управленческих решений нужны напряженный и качественный труд, строгая исполнительская дисциплина, иначе они повиснут в воздухе, останутся нереализованными возможностями.

Важная стадия управленческого цикла — учет и контроль за ходом выполнения, за достигнутыми конечными результатами управленческой деятельности. Контроль необходим, чтобы в управленческие решения не вносились необоснованные корректировки, чтобы в ходе выполнения не'допускались отклонения от принятых решений, не искривлялись сами решения, не допускались приписки и искажения отчетности.

6. XXVII съезд КПСС и проблемы совершенствования советского государственного аппарата. Государственный аппарат — это учреждения и организации, практически осуществляющие функции государственного управления и наделенные для этого необходимыми властными полномочиями. Постоянное совершенствование социалистического государственного аппарата — объективная закономерность развития социалистической государственности. «Дело большой важности, — говорится в новой редакции Программы КПСС, — совершенствование работы государственного аппарата, всех органов управления. Советский аппарат служит народу и подотчетен народу. Он должен быть квалифицированным и оперативным» '.

Как показывает практика, всегда были и остаются актуальными проблемы сокращения и удешевления государственного аппарата, установления оптимального соотношения работников, занятых в производстве и в управлении. Меры по сокращению и улучшению государственного аппарата принимались и раньше, но далеко не все они были достаточно глубоко продуманы и научно обоснованы; многие из них не опирались fca прогнозы социально-экономического развития обще-

1 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 160.

146


Цст-ва. Фактически численность работников государ-етвенного аппарата необоснованно и неоправданно возрастала. Государственный аппарат стал слишком гро ;^оздким, многоступенчатым, многозвенным, его орга-низационная структура чрезмерно усложнилась. Все 0то приводило к инертности н застойности форм его деятельности, сдерживающих темпы народнохозяйственного роста. Не случайно на июньском (1986 г.) Пленуме ЦК КПСС отмечалось, что уже после XXVII съезда партии «темпы нашего движения и освоения новых методов хозяйствования в немалой степени затормаживаются громоздкостью и неэффективностью работы аппарата управления»'. Июньский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС указал на необходимость решительного сокращения численности аппарата министерств и обслуживающих их организаций. При новых функциях министерствам не нужны громоздкая структура и большие штаты.

Принципиальное значение имеют демократизация, качественное улучшение всей кадровой работы, расширение выборности руководящих работников и конкурсной системы замещения штатных должностей, что позволит полнее учитывать деловые, политические и моральные качества работников, их опыт и знания, а также общественное мнение при назначении на соответствующие посты. Крупным шагом в этом направлении является осуществление выборности руководителей предприятий (объединений) — ключевых фигур в народном хозяйстве и механизме государства.

Демократизация общества по-новому ставит вопрос о контроле за тем, как работают государственные органы, их кадры. На январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС отмечалось, что в последнее время произошли заметные перемены в осуществлении контроля «сверху». Уходят в прошлое своего рода «запретные зоны» для критики и контроля. Однако при всей важности контроля «сверху» сейчас акцент переносится на повышение уровня и эффективности контроля «снизу», с тем чтобы каждый руководитель, каждое должностное лицо постоянно чувствовали свою ответственность и

' Материалы  Пленума Центрального Комитета КПСС  16 июня 1986 года. М., 1986, с. 9.

147


реальную зависимость от избирателей, трудовых коллективов, общественных организаций, от партии и на» рода в целом. «Главное здесь — создать и укрепить все, инструменты и формы реального контроля, идущего от людей труда» '. Партия требует неукоснительного соблюдения правила систематической отчетности всех избираемых и назначаемых должностных лиц перед трудовыми коллективами и населением. Необходимо, чтобы каждый такой отчет сопровождался живым и принципиальным обсуждением, критикой и самокритикой, деловыми предложениями и завершался оценкой деятельности того, кто отчитывается.

Во исполнение решений XXVII съезда партии уточняются либо разрабатываются новые генеральные схемы управления отраслями. В этих целях конкретизируются функции и статус центральных экономических ведомств — Госплана, Госснаба, права и обязанности министерств и ведомств. Они призваны сосредоточить усилия на определении перспектив развития, формировании важнейших пропорций, на выработке и реализации единой научно-технической и инвестиционной политики. Предусматривается более четкое разграничение прав и обязанностей между органами управления.

Созданы и создаются новые органы управления крупными народнохозяйственными комплексами — Госагропромом СССР, бюро Совета Министров СССР по топливно-энергетическому комплексу и др. По мере накопления опыта будут создаваться органы управления группами взаимосвязанных и однородных отраслей.

Среди факторов, определяющих качество работы государственного аппарата, немаловажную роль играют социально-психологические моменты: традиции, привычки, профессиональные интересы, психологическая атмосфера. Решительность в борьбе с отжившим, устаревшим, принципиальная настойчивость, порядочность и честность, деловая обстановка или, наоборот, угодничество, безразличие, пассивность тоже относятся к факторам психологического порядка, влияющим на деятельность государственных органов.

' Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 27— 28 января 1987 года, с. 32.

148


Партия объявила войну бюрократизму и формализму; злоупотреблению служебным положением, карьеризму, стремлению к личнод^ обогащению, семейственности и протекционизму. Эти негативные явления глубоко чужды демократической природе, назначению И целям социалистического государственного аппарата. Однако они оказались живучими, при определенных условиях способными к воспроизводству. XXVII съезд КПСС определил действенные меры борьбы с названными негативными явлениями.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Знаменитым немецким философом Гегелем были высказаны следующие положения:

«Механическая... иерархия ни в чем не проявляет доверия к гражданам и не вправе, следовательно, рассчитывать на доверие с их стороны. Она уверена только в том, что совершается по ее прямому приказу и под ее наблюдением и отвергает тем самым добровольные дары и жертвы своих подданных, не скрывает ни своей презрительной уверенности в их безрассудстве и неспособности судить и действовать себе на благо, ни своей убежденности во всеобщем бесстыдстве; поэтому она и не может уповать на какую-либо живую деятельность своих подданных, на то, что обретет опору в их чувстве собственного достоинства... В современном государстве, где все сверху донизу регламентировано, где все, имеющее какое-либо общее значение, изъято из ведения и деятельности заинтересованных в этом кругов населения... постепенно сложится нудная, лишенная духовности жизнь; это нам покажет будущее, если, конечно, такой тип педантичного господства будет сохранен».

Гегель. Политические произведения. М., 1978, с. 86 —87.

Каковы, по вашему мнению, корни бюрократизма в буржуазном и социалистическом обществах? Одинаковы ли они?

В современных условиях, когда государственное управление усложняется, а отдельные его стороны и про-

149


цессы приобретают характер исследовательской работы, закономерно повышаются требования к научности управления. Известно, что В. И. Ленин придавал огромное значение вопросам повышения квалификации, постоянной работы руководителя над собой, настаивал на смещении с постов «коммунистов, не учащихся делу управления всерьез» '. Требуя сочетания научной и административной сторон в управлении, В. И. Ленин особое внимание обращал на овладение наукой: «Надо же научиться ценить науку, отвергать «коммунистическое» чванство дилетантов и бюрократов, надо же научиться работать систематично, используя свой же опыт, свою же практику!» 2.

В соответствии с решениями XXVII съезда партии перестраивают свою работу суды, прокуратура, милиция, Госарбитраж и другие правоохранительные органы с тем, чтобы надежно обеспечивать защиту интересов государства и прав граждан, эффективнее вести борьбу с правонарушителями, быть теснее связанными с трудящимися, служить образцом строжайшего соблюдения законности. Повышаются требования к культуре деятельности этих органов, к качественному уровню профессиональной подготовки и моральному облику кадров.

10. Проблемы теории государственного управления, государственного аппарата и вопросы практики юридической работы. Проблемы государственного управления имеют непосредственный выход в практику юридической работы. Почему? Потому, что работники правоохранительных органов относятся к числу, так сказать, профессиональных управленцев: им надо знать требования, предъявляемые к современному государственному управлению, к научной организации управленческого труда.

В работе следователя, судьи отчетливо проявляются почти все управленческие стадии. Расследование преступления следователь начинает со сбора доказательств и анализа обстоятельств дела. Далее, на основании фактических обстоятельств и норм права оц вы-

'  Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 44, с. 370. 2 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 42, с. 344.

150


[носит различные постановления (например, постано-|вление о возбуждении уголовного дела). Затем — уча-I ствует в выполнении этих реш&ний. Практически все i правоохранительные органы осуществляют контроль за выполнением принятых решений.

Никогда не утратят актуальности вопросы культуры управления, требования к личным качествам работников правоохранительных органов: их высокий профессионализм должен сочетаться с гражданским мужеством, неподкупностью и справедливостью.

Долгосрочное практическое значение имеет демократизация кадровой работы, усиление контроля за деятельностью должностных лиц, их отчетности перед трудовыми коллективами, общественными организациями.

ГЛАВА X

ГОСУДАРСТВО И КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

1. Специальная литература. Курс.., т. I; Закономерности развития социалистического государства. М., 1983; Основы теории политической системы. М., 1985.

2. Вопросы для повторения. Характеристика общих тенденций и движущих сил функционирования человеческого общества как закономерного процесса возникновения, развития и смены общественно-экономических формаций. Марксизм-ленинизм об исторической судьбе государства. Необходимость государства при социализме и предпосылки его перерастания в коммунистическое общественное самоуправление. Общая характеристика коммунистического самоуправления.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. XXII, с. 408—425; Теория государства и права. Л., 1982, гл. 23, с. 362—376; Теория государства и права. М., 1983, гл. 23, с. 386—395; Теория государства и права. М., 1985, гл. XXVIII, с. 442—452.

3.   Основные   проблемы:    а) диалектика   развития : марксистско-ленинских идей о самоуправлении комму-

151


нистического типа; б) тенденции .перерастания.общенародного государства в коммунистическое общественное самоуправление; в) условия, пути и этапы становления коммунистического общественного самоуправления;'т) основные черты коммунистического общественного самоуправления.

4. Диалектика развития марксистско-ленинских идей о самоуправлении коммунистического типа. Прогнозируя новое, справедливое для всех людей общество, К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин предвидели необходимость изменения и развития теоретических взглядов в зависимости от изменений конкретно-исторических условий, практического опыта революционной борьбы и созидания нового строя '. Они выявили предпосылки и обосновали магистральные пути построения самоуправляющегося общества, раскрыли процесс эволюции самоуправления на различных этапах исторического развития.

В качестве важнейших конституирующих черт нового социального строя основоположники марксизма-ленинизма определили общественную собственность на средства производства, всеобщность труда и ряд других экономических факторов, служащих основаниями пирамиды общественных зависимостей. В связи с этим самоуправление следует рассматривать как надстроечное явление, объективно обусловленное экономическим базисом общества, сложившимся хозяйственным механизмом.

Тип производственных отношений, степень обобществления и формы собственности на средства производства, степень кооперации труда определяют в известной мере тип, уровни и виды самоуправления. Так, при капитализме в условиях господства частной собственности идеи самоуправления могут реализоваться только в отношении местных дел в рамках отдельных территориальных или производственных единиц. И то лишь потому что «...эти местные учреждения занимаются безвредным для буржуазного государства «лужением умывальников»... и т. п. мероприятиями, не спо-

1 См.:    Маркс К.,   Энгельс Ф.    Соч.,   т. 20,   с. 291;    Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 31, с. 132.

152


собными подорвать основ того, что называется «существующим общественным порядком» '. ^'При социализме общенародная (государственная) собственность на землю, недра, воды, леса, основные средства производства, социалистическая система хозяйства, а также наличие единой социальной и интернациональной общности людей — советского народа — обеспечивают реальность и полноту социалистического самоуправления. На этом уровне оно есть развивающееся качество общенародного государства и всей политической системы.

Вместе с тем надо видеть, что детерминированность самоуправления экономическими факторами не безусловна. Другая сторона этой диалектической взаимосвязи выражена в ленинской формуле: «Политика есть концентрированное выражение^ экономики...» 2. Политика в этом смысле имеет первенство над экономикой, так как без правильного политического подхода рабочий класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своих производственных задач.

Основатели коммунистического учения, исходя из анализа социальной структуры современных им развитых капиталистических стран, состоящей из двух основных классов (пролетариата и буржуазии), полагали, что уже первая фаза коммунизма (социализм) будет периодом ликвидации классовых антагонизмов и классовых различий3. Историческая практика, подтвердив правильность этих принципиальных положений, потребовала соответствующей корректировки их применительно к конкретной социально-экономической и политической обстановке.

Строительство социализма началось в России — стране, характеризовавшейся многоукладностью и неразвитостью экономики, многослойной социальной структурой, где наряду с рабочим классом, буржуазией, дворянством и иными слоями существовало крестьянство, составляющее большинство населения. Рассматривая в этих условиях перспективу построения бе-

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 12, с. 263.

2 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 42, с. 278.

3 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 291.

153


склассового общества, В. И. Ленин пришел к выводу о том, что уничтожение классовых противоположностей (антагонизмов) и классовых различий не может прои-зойти одновременно ', что уничтожение различий между рабочим классом и кооперированным крестьянством будет осуществляться в условиях социализма 2. «Преодоление различий между этими классами, — говорится в Программе КПСС, — утверждение в нашей стране общества без классов произойдут в основном в исторических рамках первой, социалистической фазы коммунистической формации...

Полное преодоление этих различий, формирование социально однородного общества завершатся на высшей фазе коммунизма» 3.

Историческая судьба классов — это одновременно и судьба государства как классового, политического явления. «Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство» 4, — писал Ф. Энгельс. При этом необходимо помнить, что в учении о государственности творцы научного коммунизма в качестве исходного пункта брали буржуазное, эксплуататорское государство, справедливо характеризуя его как орудие подавления угнетенных классов, как машину в руках капиталистов 5. Выделяя насильственную сторону в качестве сущностной черты государства вообще, они допускали его существование в переходный от капитализма к социализму период. К. Маркс писал; «...Покуда существуют другие классы, в особенности класс капиталистический, покуда пролетариат с ним борется (ибо с приходом пролетариата к власти еще не исчезают его враги, не исчезает старая организация общества), он должен применять меры насилия» 6.

С ликвидацией антагонистических классов, как отмечал В. И. Ленин, «государство отмирает, поскольку капиталистов уже нет, классов уже нет, подавлять поэ-

'  См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 39, с. 276—277.

2 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 45, с. 373—375.

3 Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической  партии  Советского Союза, с. 155 —156.

4 Маркс К, Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 173.

5 См.: Ленин В. И. Поли. собр.. соч., т. 39, с. 81.

6 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 611.

154


тому какой бы то ни было класс нельзя» '. Вместе с Тем он же подчеркивал, что при социализме остается необходимость в государстве, которое бы охраняло общую собственность на средства производства, равенство труда и равенство дележа продукта 2. Следовательно, термин «отмирание» применим лишь к той стороне государства, которая олицетворяет аппарат классового подавления. Поэтому правомерен вывод о длительности существования государства, о государственности коммунистического общества 3, о признании «... государства вплоть до перерастания победившего социализма в полный коммунизм» 4.

5. Тенденции перерастания общенародного государства в коммунистическое общественное самоуправление. Процесс перерастания социалистического государства в коммунистическое общественное самоуправление обусловлен закономерностью всестороннего развития и укрепления Советского социалистического государства, получившей отражение в новой редакции Программы КПСС 5. В качестве основной тенденции перерастания общенародного государства в коммунистическое общественное самоуправление выступает его дальнейшая демократизация, означающая развитие демократических начал в деятельности государственных органов, оптимального сочетания представительной и непосредственной демократии, постоянное совершенствование и демократизацию методов и стиля государственного управления различными сферами жизни общества.

Сегодня отчетливее, чем когда-либо, видно, что демократизацию нельзя рассматривать в виде прямолинейного, бесконфликтного процесса. Данная тенденция пробивается сквозь массу случайностей, отклонений, борьбу противоположностей. Реализация ее требует активной целенаправленной деятельности не только органов государства, но и всех звеньев социалистического

' Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 95.

2 См. там же.

3 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 27. * Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 30, с. 20.

5 См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 158.

155


самоуправления. Непременным условием здесь являет' ся сохранение действенности механизмов демократией1 ции (широкой гласности, критики и самокритики, вьь-борности руководителей). Важное значение имеет установление четких критериев обновляемости состава руководящих органов, сроков пребывания в той или иной должности, порядка отчетности руководителей перед 'трудовыми коллективами, исполнительных органов перед выборными.

Закономерное значение в современных условиях приобретает тенденция сближения государственного управления и непосредственно-общественного самоуправления. Она проявляется, например, в реализации программного положения о расширении круга вопросов, решения по которым могут приниматься только после обсуждения их в трудовых коллективах, в постоянных комиссиях Советов, совместно с профсоюзными, комсомольскими и другими общественными организациями. Данная тенденция отражает в общесоциологическом плане сближение общества как социального целого с его специфической политической формой — государством; в ней диалектически сочетаются процессы укрепления государства и его постепенного «отмирания» на пути к коммунизму.

Одна из тенденций развития социалистического государства, его перерастания в безгосударственные формы управления связана с возрастающей ролью Коммунистической партии. Возрастание руководящей роли КПСС обусловлено ростом масштабов и сложности задач совершенствования социализма, необходимостью ускорения социально-экономического и политического развития страны, потребностью в дальнейшем творческом развитии марксистско-ленинской теории, интересами углубления всестороннего сотрудничества социалистических стран, международного коммунистического и рабочего движения, усложнением внешнеполитических условий.

Важное значение имеют и другие тенденции, характеризующие появление устойчивых ростков коммунистического будущего в недрах социалистического государства (развитие форм непосредственной демократии, сближение социалистической государственной и коммунистической безгосударственной форм социальной организации общества, постоянное взаимодействие,

156


взаимопроникновение государственных и общественных начал в формировании коммунистического самоуправления).

6. Условия, пути и этапы становления коммунистического общественного самоуправления. Марксистско-ленинская теория исходит из того, что социализм и коммунизм являются двумя последовательными фазами единой коммунистической формации. Между ними нет резкой грани: развитие социализма, все более полное раскрытие и использование его возможностей и преимуществ, укрепление присущих ему общекоммунистических начал и означает действительное движение общества к коммунизму.

Переход от социализма к коммунизму будет длителен и постепенен '. Однако каким бы постепенным он ни был, в нем, очевидно, будуг свои, качественно различающиеся ступени. Можно выделить в этом процессе два основных этапа, которые в зависимости от конкретно-исторических внутренних и внешних условий могут подразделяться на относительно самостоятельные стадии.

На первом этапе — этапе всестороннего совершенствования социалистического общества, а при необходимости и перестройки, при всех существенных изменениях в реальной жизни будуг, очевидно, доминировать закономерности, принципы и нормы социализма. Движение к коммунизму на этом этапе не может осуществляться иначе, как через укрепление и полную реализацию социалистических идеалов, обеспечение таких внутренних условий,как: подъем народного хозяйства на принципиально новый научно-технический и организационно-экономический уровень, перевод его на рельсы интенсивного развития; достижение высшего мирового уровня производительности общественного труда, качества продукции и эффективности производства; обеспечение качественно нового уровня народного благосостояния при последовательном осуществлении социалистического принципа распределения по труду; дальнейшее сплочение советского народа как социальной и интернациональной общности; разверты-

'  См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 96.

157


вание социалистического самоуправления народа путем все более полного вовлечения граждан в управление государственными и общественными делами; дальнейшее упрочение в сознании советских людей социалистической идеологии; приобщение широких масс населения к достижениям науки, ценностям культуры; формирование всесторонне развитой личности '.

Внешние условия на первом этапе включают в себя мир на планете и в космосе, освобождение народов от колониальной зависимости, существование мировой системы социализма, упрочение социалистического содружества, достижение единства международного коммунистического движения.

На втором этапе, когда социализм достигает высшего совершенства, перерастание его в коммунизм будет носить непосредственный характер. Иными словами, переход во вторую фазу здесь будет характеризоваться преобладанием коммунистических принципов, норм и закономерностей. Внутренние условия на этом этапе охватывают все сферы жизни общества: это единая коммунистическая форма собственности на средства производства, наличие бесперебойно функционирующего, самоорганизующегося и самоуправляющегося хозяйственного механизма, высокопроизводительный труд как первая жизненная потребность каждого человека; создание изобилия, позволяющего перейти к коммунистическому принципу распределения по потребностям; отсутствие классов и наций; исчезновение различий между городом и деревней, умственным и физическим трудом; участие всех в социальном управлении; высокая коммунистическая сознательность, общественная активность, дисциплина и самодисциплина членов общества; система коммунистического воспитания, самосовершенствования и удовлетворения духовных потребностей и интересов человека.

На этом этапе социалистическое самоуправление народа перерастает «в высшую форму организации общества — коммунистическое общественное самоуправление. По мере вызревания необходимых социально-экономических и идеологических предпосылок, bq-

'  См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 140.

158


влечения всех граждан в управление, при наличии соответствующих международных условий социалистическое государство, как и отмечал В. И. Ленин, будет во все большей степени становиться переходной формой «от государства к негосударству». Деятельность государственных органов будет приобретать неполитический характер, постепенно огпадет потребность в государстве как особом политическом институте» 1.

В современных условиях всесторонний прогресс советского общества, его поступательное движение к коммунизму могут быть обеспечены лишь на путях перестройки, ускорения социально-экономического развития страны. В создании предпосылок для перехода к общественному самоуправлению активное участие принимают широкие слои трудящихся как непосредственно, так и через элементы политической системы общества. Решающее значение здесь имеет деятельность Коммунистической партии, усиление ее связей с массами, укрепление идеологического, организационного единства КПСС, повышение ее руководящей роли во всех сферах коммунистического строительства.

7. Основные черты коммунистического общественного самоуправления. Предвосхитить в деталях, подробностях и в завершенном виде будущее организационное устройство бесклассового коммунистического общества преждевременно и нереально. Вместе с тем потенциал марксистско-ленинской теории и современные достижения социалистического общества позволяют предположить наличие определенных черт, характеризующих это устройство.

Коммунистическое общественное самоуправление можно рассматривать в качестве организующего управленческого начала, обеспечивающего производство материальных и духовных благ, упорядоченность социальной жизни, удовлетворение разнообразных потребностей и интересов людей на основе всеобщей социальной справедливости. Это такой срез социальной <*истемы будущего, который наиболее полно характеризует развитие человека как существа общественного.

' Материалы  XXVII  съезда  Коммунистической  партии  Советского Союза, с. 138—139.

159


В функциональном отношении самоуправление в значительной части совпадает с управлением, выступает как его особый вид и особая форма. В то же время самоуправление — высшая форма управления, и на уровне общества оно «поглощает» все виды последнего.

Структура коммунистического общественного самоуправления, на наш взгляд, будет носить относительно сложный и разноуровневый характер. На первом уровне в качестве системообразующих элементов следует рассматривать органы самоуправления (самоуправляющиеся коллективы), способные устанавливать между собой отношения, вырабатывать нормы, осуществлять власть. Следующий уровень структуры включает в себя: общественную власть (как определенную систему подчинения); форму ее реализации (т. е. управление); систему принципов, способов, методов осуществления власти (т. е. общественную демократию).

Общественная власть при коммунизме будет отличаться от социалистической государственной власти своим неполитическим, непосредственно-общественным характером. «Когда в ходе развития исчезнут классовые различия и все производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов, тогда публичная власть потеряет свой политический характер» '. Политический характер потеряет и демократия как форма и способ существования государства и других политических институтов, как совокупность приемов и методов осуществления власти. В этом смысле она тоже исчезнет, когда исчезнет государство 2. Демократия получит свое самое полное развитие в качестве неполитического, сугубо социального, в высшей степени гуманистического явления, содействующего всестороннему развитию личности. Предвидя это, В. И. Ледин подчеркивал, что «уничтожение государственной власти есть цель, которую ставили себе все социалисты, Маркс в том числе и во главе. Без осуществления этой цели истинный демократизм, т. е. равенство и свобода, неосуществим» 3.

Формой осуществления общественной власти на высшей фазе коммунизма явится социальное управле-

Маркс К.Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 447.

См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 19, 100.

Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 37, с. 501.

160


ние, которое перестанет существовать как особая разновидность труда, как особый вид профессиональной деятельности. Оно станет осуществляться вместе с деятельностью индивида по производству материальных и духовных благ. Функции управления делами общества «...будут выполняться всеми по очереди, будут затем становиться привычкой и, наконец, отпадут, как особые функции особого слоя людей» '.

При коммунизме управление людьми превратится, по образному выражению Ф. Энгельса, в управление вещами 2. Это означает, что останутся необходимыми управленческие усилия по отношению к научным, техническим, природным явлениям и процессам. Что же касается людей, то их деятельность будет все в большей степени осуществляться на началах самоуправления.

Органы коммунистического самоуправления будут представлять собой единую систему однородных (по способам формирования, основным функциям) органов, действующих в различных сферах общественной жизни. Система органов коммунистического самоуправления сложится на основе Советов народных депутатов, других государственных органов, массовых общественных организаций, органов управления трудовыми коллективами и органов общественной самодеятельности. Основой, стержнем этой системы явится Коммунистическая партия. Нельзя исключать возможность появления иного пути формирования органов коммунистического общественного самоуправления и новых органов управления в ходе практического строительства коммунизма.

Система органов коммунистического самоуправления обеспечит непосредственное участие всех членов общества в осуществлении общественной власти. Она будет гармонически сочетать деятельность различного уровня территориально-производственных органов управления с формами всенародного управления (референдумы, опросы и т. п.).

В системе органов коммунистического самоуправления не будет специальных органов принуждения.

1  Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 50.

2 См.:  Маркс  К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 292.

161


Люди привыкнут исполнять свои общественные обязанности без особого аппарата принуждения '. При этом представляется возможным существование органов для разрешения личных конфликтов. Ростки новых органов, будущих форм общения людей формируются в условиях социализма в самых различных сферах жизнедеятельности общества.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ (из беседы академика В. Глушкова и журналиста В. Моева)

«В. Г. ...Мы справедливо говорим о силе организации, о роли коллектива. Работа объединяет людей по одному признаку, коллекционеры марок или любители горнолыжного спорта — тоже объединяются. А вот как потребители мы совершенно разобщены и предоставлены сами себе. В ателье мод вас окружают незнакомые люди, в универмагах — тоже. Исключением служат разве магазины каждодневного пользования, расположенные близко к дому. Там вы бываете регулярно, без конца встречаете соседей, знакомых. И, может быть, замечали, что порой в таких магазинчиках устанавливается особая атмосфера?

В. М. Замечал, могу даже сослаться на свой молочный. Симпатичная атмосфера. Многие здороваются, видел, как одна женщина на ходу занимала деньги у другой — «до завтрашнего утра». Там никогда не пропадут забытые варежки... Не об этом ли вы?

В. Г. Именно об этом. Знакомая среда, ближнее окружение — помните, я специально это оговаривал? — имеют особую власть над человеком. Если нет такого ближнего окружения, нет своего рода коллектива, организации, а есть просто «толпа посетителей», между собой не знакомых, то в ней легко возникает и даже порой нарастает лавиной дезорганизация...

Наши распределительные механизмы обязательно должны играть воспитательную роль, а

'См.:    Маркс К,    Энгельс Ф.    Соч ,    т. 20,    с. 305;    Лени н  В И. Поли. собр. соч., т. 40, с. 33 — 34; т. 33, с. 89.

162


поэтому  нужна какая-то  организация потребителей, какая-то структура, наподобие коллективов...

Точное описание давать рано, да и fp в ном суть. Так что в виде примера... Мне, скажем, представляется, что в микрорайоне будет отделение банка, хранящего денежные счета и ведущего безналичные расчеты; здесь же можно снять со счета наличные... Здесь «стол заказов», через который вы^можете приобрести билеты в театр или на самолет, оформить по образцам или каталогам товаров покупку телевизора, холодильника, мебели и так далее. Здесь могут быть и чисто клубного характера помещения. Представляете примерно?..

В нем, разумеется, будет и магазин каждод невного пользования. Там можно будет увидеть примерно те сцены, которые нарисованы в письме у Иванова. Вы вставляете личный «ключ» в кассовый аппарат, стоимость покупки автоматически списывается с вашего личного счета в банке.

Но главное другое: в таком районном «центре» будут встречаться в основном знакомые люди. И это открывает возможность для еще одного, следующего в цепи организационного шага — к распределению ограниченных ресурсов по потребностям. Можно ведь не только увеличивать ресурсы, но и само потребление их делать более сознательным, соизмеримым с возможностями общества на данном этапе.

В. М. Слушаю, слушаю...

В. Г. Что вы скажете, если ЭВМ в ассоциации потребителей будет регистрировать не только приход-расход ваших денег, но и сами товары, которые вы покупаете в том или ином количестве?

В. М. О!.. Это означало бы, мне кажется, покушение на анонимность приобретений — традиционное право покупателей... Не нравится мне это, простите...

В. Г. Я так и ждал, что вы вступитесь за анонимность покупок. Но разберемся хладнокровно что к чему...

Во-первых, ведя персональный учет покупок, ЭВМ отнюдь не будет выставлять его на всеобщее обозрение или передавать результаты в другие ор-

163


ганизации. Учет вестись будет, но одновременно, как мне представляется, государство гарантирует сохранение его тайны.

Она — эта тайна — может быть раскрыта лишь в двух случаях. Либо по требованию суда, либо по добровольному желанию самих членов потребительской ассоциации, выраженному в той или другой демократической форме. Никто иной, только суд или сами потребители — подчеркиваю этот важнейший момент. Учет будет осуществляться главным образом в закрытой форме и тем не менее позволит создать механизм обратной связи, делающий ассоциации коллективами сознательного потребления.

В. М. Поясдште, пожалуйста.

В. Г. Пойдем от примера, возьмем что-нибудь экстравагантное... ну, скажем, бананы... По общим ресурсам товара всегда можно подсчитать, на какую долю его в этом году может рассчитывать отдельный потребитель или ассоциация в среднем. Наш «клуб» прежде всего и объявляет об этой величине. Заметьте, объявляет, но не устанавливает никаких формальных норм, ничего не ограничивает и не запрещает... Надо вам, например, сразу десять килограммов бананов — гости понаехали — берите ...ЭВМ неведомо ни для кого ведет учет, суммирует распродажу товаров, а на всеобщее обозрение объявляет итог в анонимном виде. Скажем: ресурс района исчерпан наполовину... целиком., превышен вдвое...

Для чего эти сигналы?

Каждый потребитель будет знать, что в определенный момент ваш «клуб», если его члены не заботятся о разумном потреблении пресловутых бананов, будет отключен в дальнейшем от снабжения этим товаром. В других ассоциациях им будут торговать и дальше (но там вы не имеете права покупать), а в вашей — нет, все съели. Кто съел? Потребители ведь живут рядом, многие знакомы, часто встречаются у прилавка, наверняка кто-то вспомнит, что академик Глушков или журналист Моев ели эти самые бананы, как картошку. Ассоциация может решить: открыть их личный счет, пристыдить, чтобы не было повадно!

164


Подчеркиваю: счет может быть вскрыт только ,в исключительных случаях. Никаких регулярных «взаимопроверок» или чего-нибудь подобного не будет.

В. М. Боюсь, соседушви просто скушают дефицитные бананы и все такое прочее, а когда клубы один за другим отключатся, снимут со счетов денежки. И конец варианту.

В. Г. Конец?.. А мне думается, до вскрытия счетов и до отключений чаще всего доходить не будет, поскольку резко изменится вся психологическая обстановка потребления. Покупая для своих гостей массу деликатесов, я наверняка увижу вокруг взгляды недоуменные. Возникнет естественная потребность держать себя «в рамках». Вы или я, вероятно, ска леем жене: «слушай, давай-ка считать, что мы наприобретали, как бы неловкости не вышло...» Люди начнут следить за своим потреблением с учетом тех ограничений в ресурсах, которые существуют. Возможности, которые имеются у общества, будут становиться и выражением потребностей. По этим потребностям и будет настраиваться распределение...»

М о е в В. Бразды управления.

Диалог с академиком В. М. Глушковым.

2-е изд. М., 1977, с. 151 — 159.

Согласны ли вы с предлагаемой В. М. Глушковым   модификацией   распределительных   отношений? Какова роль права и, юридических гарантий в совершенствовании этих отношений? Необходимыми   компонентами   коммунистического общественного самоуправления выступают также коммуникативная, идеологическая, нормативная системы. Особо важное значение имеет характеристика будущей нормативной системы  (правил  коммунистического общежития), обозначение роли социалистического права в формировании самоуправленческих начал, его историческая судьба (об этом см. п. 10 гл. XI).

8. Значение марксистско-ленинских идей о будущем устройстве общества для современной политико-правовой практики и практики юридической работы. Влия-

165


ние теории самоуправления как составной части марксистско-ленинского учения весьма многосторонне, охватывает широкий круг субъектов, распространяется на различные сферы жизнедеятельности общества. Целый ряд положений теории самоуправления имеет непосредственный выход в политическую и юридическую практику. Например, выделение в новой редакции Программы КПСС общекоммунистических начал социализма, обоснование необходимости их укрепления и дальнейшего развития еще раз подтверждает мысль о том, что коммунизм нельзя рассматривать как некий абстрактный идеал, неопределенно отдаленное будущее. Ростки его создаются сегодня, нами, в нашей практической деятельности.

Соотношение идей коммунистического общественного самоуправления и современной политико-правовой практики можно рассматривать как единый двусторонний, последовательно развивающийся процесс. С одной стороны, идеи самоуправления, народовластия обретают «плоть» в политических и правовых институтах реального социализма, наполняются конкретным содержанием и проверяются на жизнеспособность практикой социалистического и коммунистического строительства. В этом качестве они обогащаются опытом и новыми научными данными, получают дальнейшее развитие, увеличивают свою созидательную мощь, притягательную силу для трудящихся всего мира. С другой стороны, знание перспектив социалистического развития общества ориентирует по определенным направлениям практику, позволяет уже сегодня лучше видеть недочеты, резервы совершенствования социалистической государственности и общественных организаций. С этих позиций указывается на необходимость дальнейшего расширения участия народных масс в выработке, принятии и осуществлении государственных решений, активизации трудовых коллективов, совершенствования избирательной системы, практики всенародного обсуждения и голосования, укрепления правовой основы государственной и общественной жизни, строжайшего соблюдения законов, упрочения гарантий прав и свобод советского человека '.

См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 107 —109.

166


Важное практическое значение имеет разработка проблемы противоречий как источников поступательного развития общенародного государства и социалистического общества. Государство и право — основные средства разрешения объективных противоречий социализма, вытеснения и уничтожения негативных явлений, создания условий для формирования социально-политического и идейного единства общества. Практически решать эти задачи должны конкретные люди — работники государственных органов, специалисты-юристы.

Анализ закономерностей развития общенародного государства, его роли в становлении коммунистического самоуправления позволяет говорить о высоком пре-' стиже юридической профессии, сохранении ее в обозримом будущем, о постоянно воспроизводящейся общественной потребности в юридических знаниях.

Изложенные теоретические положения позволяют сформулировать основные требования к качествам личности и поведению выпускников юридических вузов. Гуманизм, нравственная чистота, благородство коммунистических идеалов неотделимы от высокой идейно-политической и моральной стойкости, преданности делу, безупречной честности людей, претворяющих эти идеалы в жизнь, стоящих на страже законности, борющихся за утверждение социальной справедливости.


Раздел третий СОВЕТСКОЕ ПРАВО

ГЛАВА XI

ПРАВО И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА.

ЦЕННОСТЬ ПРАВА В СОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ

1. Специальная литература.  Курс.., т. I гл. 9 и 10;

Кудрявцев В. Н. Право и поведение. М., 1978; Я в и ч Л. С. Сущность права. Л., 1985; Правовая система социализма. Кн. 1. Понятие, структура, социальные связи. М., 1986; кн. 2. Функционирование и развитие. М., 1987. Керимов Д. А. Философские основания политико-правовых исследований. М., 1987.

2. Вопросы для повторения. Определение права. Особенности права как части надстройки классового общества. Функции права. Основные правовые понятия. Возникновение, сущность и этапы развития социалистического права. Общенародное право. Развитие общенародного права в нормы коммунистического самоуправления.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл.гл. IV, XIII, с. 53 —75, 227 — 244; Теория государства и права. Л., 1982, гл.гл. IV, XIII, с. 59 — 87, 244 — 240; Теория государства и права. М., 1983, гл.гл. IV, XIV, с. 66 — 87, 230—247; Теория государства и права. М., 1985, гл.гл. IV, XV, с. 54 — 71.

3. Основные проблемы: а) понятие права; б) сущность права; в) право как институционное образование; проблема понимания права; г) правовая система; д) право в советском обществе; е) ценность права в советском обществе; ж) право и коммунизм.

4. Понятие права. Термин «право» имеет несколько значений. Он может обозначать:

право в общесоциальном смысле, т. е. право как сво-

168


боду и обоснованность поведения 'с точки зрения морали, правил общественных организаций, непосредственно-социальных требований (моральное право, права члена ВЛКСМ, право наций на самоопределение);

право как юридическое явление (позитивное право), т. е. право главным образом как свободу и обоснованность поведения с точки зрения норм закона (права гражданина, имеющего ордер на жилую площадь; советское право, выраженное в советском законодательстве).

В ряде случаев термин «право» в этих двух значениях в основном совпадает. Например, советское право как юридическое явление (советское позитивное право) выражает высокие начала социалистической морали, оно основывается на праве советского народа определять свою жизнь в соответствии со своей волей и интересами.

Вместе с тем и в теоретическом и в практическом отношениях важно проводить необходимые различия между правом в общесоциальном смысле и правом как юридическим явлением.

О праве в общесоциальном смысле мы говорим во всех случаях, когда поведение лица требует обоснования с точки зрения морали, обычаев, уставов и других документов организаций, трудовых коллективов независимо от того, выражены соответствующие возможности в законе или нет. Более того, как правило, в подобных случаях возможности лица не являются юридическими (право женщины на уважение со стороны мужчины; право члена ВЛКСМ быть избранным в руководящие органы; право на знаки внимания в день рождения). Из многообразных общесоциальных прав должны быть особо выделены непосредственно-социальные права, которые, по словам Маркса, «имеются налицо», т. е. существуют фактически, прямо продиктованы социальными закономерностями, условиями жизнедеятельности людей и потому играют определяющую роль в жизни общества (право народа на революцию и самостоятельное строительство своей жизни, право наций на самоопределение, права человека, право первенства).

Право как юридическое явление характеризуется тем, что свобода, а также обязанность поведения подкрепляются силой государственной власти, получают нормативное значение, закрепляются в официальных документах и, следовательно, тесно связаны с законом,

169


другими государственно-властными, общеобязательными формами выражения и закрепления юридических норм Право в таком строгом юридическом значении выступает в виде позитивного права.

В позитивном праве различаются:

объективное право — социально-классовый нормативный регулятор, представляющий собой систему общеобязательных, формально-определенных норм, которые служат критерием правомерности или неправомерности поведения лица, той юридической основой, на базе которой определяется на практике наличие или отсутствие у лица юридических прав и обязанностей;

субъективное право — юридические возможности поведения лица, т. е. право на свое, юридически значимое поведение, право требования, право на обращение к государственным органам за защитой своих юридических возможностей.

Для марксистско-ленинской науки исходным является объективное право. Именно оно прежде всего отличается классово-политической природой, обладает классово-политической силой. И как раз его имели в виду К. Маркс и Ф. Энгельс, раскрывая сущность права как возведенной в закон воли господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями его жизни '. К объективному праву относится также известное Марксово положение о том, что «по своей природе право может состоять лишь в применении равной меры» 2.

В то же время объективное и субъективное право неразрывно связаны. Как нормативный регулятор право функционирует через субъективные права (в их единстве с юридическими обязанностями).

Объективное право потому и называется правом, что оно, условно говоря, «дает» (или «не дает») субъективные права, возлагает юридические обязанности. Может ли и при каких условиях данное лицо иметь, например, субъективное право на жилую площадь? — об этом и говорят юридические нормы, закрепленные в законе. Правда, при возникновении права и в революционные периоды, когда формируется новая правовая система, сначала могут складываться субъективные права, непо-

' См: Маркс К., Энгельс Ф. Соч , т. 4, с 443. 2 Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 19, с. 19.

170


средственно выражающие волю господствующего класса. После же того, как правовая система сформировалась, юридической базой субъективных прав и обязан ностей в соответствии с требованиями законности являются юридические нормы.

Четко разграничивая позитивное право и право в общесоциальном смысле, нужно помнить и об их взаимодействии. Так, права человека как общесоциальное явление в своем прогрессивном, реальном, действительно человеческом содержании закрепляются в позитивном праве — в международном праве, в нормах советского права. Определенные положения общесоциальных прав могут быть приняты во внимание судом при применении закона (например, учитывая моральные нормы, судебные органы при известных обстоятельствах положительно решают вопрос о предоставлении жилья при сносе самовольно построенного дома). В других случаях нормы закона ориентируют на борьбу с «правами», складывающимися за сферой законодательства (например, с так называемыми «теневыми правами» в экономике, с «правами», основанными на вредных обычаях). Следовательно, права в общесоциальном смысле, в особенности непосредственно социальные, моральные права, деловые обыкновения, в той мере, в какой они взаимодействуют с позитивным правом, охватываются юридической наукой и изучаются не только общей социологией, но и правоведением.

5. Сущность права. Особенности и свойства права как юридического явления (дальше — просто право) определяются его сущностью, т. е. главным в его содержании, его глубинной природой. В соответствии с марксистско-ленинской теорией право по своей сущности является возведенной в закон волей экономически господствующего класса (трудящихся во главе с рабочим классом в социалистическом обществе), выступает в качестве социально-классового регулятора.

Социально-классовая сущность права определяет его особенности как мощной социально-политической силы — как инструмента классового, политического господства (в обществе с антагонистическими классами) и одновременно как средства общесоциального регулирования, действенного фактора обеспечения организованности, дисциплины и порядка в общественной жизни в соответствии с интересами господствующего класса, ин-

171


тересами трудящихся во главе с рабочим классом — в социалистическом обществе.

Социально-классовая сущность права обусловливает и его свойства — общеобязательную нормативность, строгую формальную определенность, высокую государственную обеспеченность, гарантированность при необходимости силой государственного принуждения. Отсюда — важные регулятивные качества права, в частности его всеобщность, способность вносить единообразие в общественные отношения, быть стабилизирующим социальным фактором и в то же время достигать при помощи юридических средств намеченных законодателем задач, закрепленных в юридических нормах программ поведения.

Положение о единой классовой сущности требует конкретизации в двух отношениях.

Во-первых, единая классовая сущность права может быть охарактеризована с точки зрения ее глубины — выделением сущности первого, второго, третьего порядка (Л. С. Явич).

Сущность права первого порядка, наиболее близкая к нормативному содержанию, свойствам права, — это то, о чем говорилось ранее, это воля господствующего класса (трудящихся во главе с рабочим классом — в социалистическом обществе), рассматриваемая роль права в качестве социально-классового регулятора.

Сущность права второго порядка — это нормативно-организованная, классово-определенная социальная свобода, рассматриваемая в единстве с социальной ответственностью; именно свобода в единстве с ответственностью предопределяют, согласно требованиям базиса, волю господствующего класса, особенности права как социального регулятора, действующего через права (свобода) и обязанности (ответственность).

Сущность права третьего порядка — это то, что прямо коренится в экономическом базисе — особенности отношений собственности, определяющие саму природу социальной свободы и ответственности в данном классовом обществе.

Во-вторых, единая классовая сущность права имеет две стороны: право является орудием классово-политического господства и средством общесоциального регулирования, обеспечивающим, как и государство, осуществление «общих дел, вытекающих из природы всякого общества». В зависимости от экономического базиса,

172


Этапа развития общества, других факторов эти стороны единой сущности могут иметь неравное развитие и даже (в эксплуататорском обществе) входить в противоречие: в обществе с антагонистическими классами господствующий класс придает доминирующее значение функционированию права как орудия классового господства; в социалистическом обществе, после победы социализма общенародное право выступает прежде всего как общесоциальный регулятор, фактор организованности, дисциплины и порядка, упорядоченной свободы и ответственности тружеников социалистического общества.

6. Право как институционное образование. Проблема понимания права. Придавая первоочередное значение в положении К. Маркса и Ф. Энгельса о праве словам, в которых раскрывается сущность права (воля господствующего класса, определяемая материальными условиями его жизни), следует считать важной и другую его часть — слова о том, что эта воля «возведена в закон», характеризующие право (объективное право) как институционное образование. Это значит, что право как часть надстройки над экономическим базисом представляет собой не просто идеи, мысли, понятия (что характерно для правосознания), а выступает в виде системы внешне объективированных, устойчивых, независимых от усмотрения отдельных лиц юридических норм, предписаний, выраженных в законе, других юридических источниках и поддерживаемых силой государственной власти. Будучи возведено в закон, право получает относительно самостоятельное существование, не зависимое не только от усмотрения отдельных лиц, но и в каждый данный момент от законодателя. Это и придает устойчивость правопорядку в обществе и предопределяет саму возможность законности — такого режима общественной жизни, когда все лица, включая государственные органы, руководствуются при определении правомерности или неправомерности поведения только одним критерием — действующими юридическими нормами, выраженными в законе, других официальных юридических источниках.

Означает ли рассмотрение права как институционного образования его отождествление с законом?

Нет, не означает. Право и закон — явления разнопо-рядковые. Закон, под которым следует понимать и дру-

173


гие нормативные документы, все источники права, — форма права. Но это такая форма, при помощи которой воля господствующего класса формируется (возводится) в объективное право — относительно самостоятельное в системе надстройки институционное образование. При помощи закона право формируется, в законе оно выражается и закрепляется. Но само право — не закон, оно — социально-классовый нормативный регулятор, выраженный в системе общеобязательных, формально-определенных норм, критерий юридически правомерного или юридически неправомерного поведения. Таким образом, право и закон соотносятся как содержание и форма.

В связи с характеристикой права как институционного образования возникает такой вопрос: если право представляет собой институционное образование, то не препятствует ли это самой возможности формулирования «широкого» понимания права, которое бы в единстве охватило все явления, обозначаемые этим термином, — и право как юридическое явление (объективное и субъективное), и разнообразные явления, обозначаемые словом «право» в общесоциальном смысле, — моральные права, права-обычаи, права человека, другие непосредственно-социальные права, прямо выражающие социальные закономерности, условия жизнедеятельности людей?

По этому вопросу в советской юридической науке высказаны различные мнения. Ряд правоведов полагает, что то и другое — качественно разноплоскостные явления.

Действительно, серьезные препятствия к объединению столь разнообразных явлений одним понятием — «право в широком смысле» — существуют. Они касаются главным образом ряда специальных теоретических и практических проблем юридической науки, вопросов законности. И дело не только в том, что характеристика права как социально-классового явления нерасторжимо связана с пониманием его как институционного образования, т.е. «возведенностью в закон». Не менее важно, что с таким пониманием сопряжены и сугубо практические интересы. Ведь для совершенствования законодательства и юридической практики нужно раскрыть особенности и закономерности права именно как юридического институционного явления. С этими же особенностями и закономерностями права связаны потребности

174


I законности, юридической обоснованности принимаемых судом, другими юридическими органами решений: ведь только на основе норм, выраженных в законодательстве, можно определить правомерность поведения тех или иных лиц и вынести законный юридический акт.

И все же, надо полагать, есть известные основания к продолжению обсуждения вопроса о возможности формулирования широкого понятия права, которое охватило бы в единстве все явления, обозначаемые этим словом (или для объединения в одном понятии объективного и субъективного права). Гак, ряд правоведов (В. С. Нерсесянц) считает, что во всех своих значениях слово «право» выражает известную «меру свободы». И хотя такое понятие оставляет в стороне качественные особенности отдельных «мер свободы» и потому действительно является весьма широким, по данному кругу вопросов предельно абстрактным, оно может иметь определенное научное и идеологическое значение (оно, например, может позволить дать этико-идеологическую оценку юридических систем стран с реакционными режимами — Чили, ЮАР, — если рассматривать их с указанных позиций как «неправовые»; или — уже в иной плоскости — оценивать отдельные правовые акты действующего законодательства и юрисдикционных органов). Такое широкое понятие, быть может, позволит углубить наши представления о праве как ценности.

Однако продолжение обсуждения вопроса о возможности формулирования широкого понятия права, имеющего определенную этико-философскую значимость, не должно вести к отрицанию или принижению значения юридического, институционного понимания права, построенного на его характеристике как классово-нормативной силы. С этой точки зрения представляет существенный интерес высказанный в последнее время в науке такой подход к широкой трактовке права (Д. А. Керимов), когда последнее характеризуется как система классового воздействия.

Для юридической науки принципиально существенно видеть качественное своеобразие права как институционного образования, которое, конечно же, тоже выражает социальную свободу, но всегда — классово-определенную, нормативную свободу, соединенную с социальной ответственностью, да притом так, что и то и другое в соответствии с требованиями экономического

175


базиса при помощи «возведения в закон» получает особое, самостоятельное существование в системе надстройки в качестве мощной ооииапьной силы, юридической основы субъективных юридических прав и юридических обязанностей.

7. Правовая система. Правовая действительность, т. е. вся совокупность юридических правовых явлений, существующих в обществе, не исчерпывается одним только правом как институционным образованием.

Собственно право — центр, ядро всей правовой действительности. Одновременно в связи с правом, наряду с ним есть еще другие важные, «узловые» правовые явления, которые характеризуют правовую действительность в целом и вместе с юридическими нормами определяющим образом влияют на признание того или иного поведения лиц правомерным или неправомерным, на возникновение и существование субъективных юридических прав и юридических обязанностей. Это:

юридическая (прежде всего — судебная) практика, которая, как и собственно право, выражает классовость правовой надстройки, при определенных исторических условиях (в отдельных юридических системах, при формировании права) может служить юридической основой для признания правомерности или неправомерности поведения лиц и во всех случаях учитывается в деятельности юридических органов;

господствующая правовая идеология, которая, прямо выражая классовое, господствующее правосознание, при известных социально-исторических условиях тоже может служить юридической основой для признания правомерности или неправомерности поведения лиц, учитывается в деятельности юридических органов.

Указанные три определяющих правовых явления (собственно право, юридическая практика, правовая идеология) образуют в совокупности правовую систему, которая выражает особенности правовой действительности страны, ее, так сказать, «скелет», инфраструктуру. Весьма характерно, что особенности правовой действительности различных стран зависят не только непосредственно от классовой природы общества, но и в связи с этим в немалой мере от содержания и соотношения указанных элементов правовой системы. Так, в правовых системах англо-американского общего права первое место в силу особых исторических условий разви-

176


тия этих стран, сложившихся традиций заяима-ет-юри-дическая практика (хотя и туг центром, ядром остается собственно право как институционное образование, складывающееся и существующее в самой этой практике); в странах континентальной Европы на первом месте — собственно право, выраженное в законодательстве; в странах с господствующей мусульманской религией первое место занимает религиозная мусульманская правовая идеология. Важной особенностью, преимуществом правовых систем социалистических стран является то, что они строятся в соответствии с научной марксистско-ленинской правовой идеологией на началах строжайшей законности.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«Термин «правовая система», разумеется, не отменяет и не заменяет других юридических терминов, не является их синонимом, а несет самостоятельную научную нагрузку, обозначая понятие, синтезирующее на новом уровне объяснение единства всех правовых явлений социалистического общества. Этот термин тесно связан с другими правовыми терминами: «правовая надстройка», «механизм правового регулирования», наконец, «право».

Трудно провести различие между правовой надстройкой и правовой системой по объему понятий.

Однако теоретическая нагрузка и назначеиие у них разные. Категория правовой надстройки раскрывает местоположение правовых явлений в общественной системе социализма, прежде всего в отношении экономического базиса. Понятие же правовой системы служит главным образом для выражения внутренних связей правовых явлений, их организации, структуры. Также мало отличаются по объему понятия механизма правового регулирования и правовой системы. Но и у них различное назначение: в понятии правовой системы выражаются в первую очередь целостность и взаимосвязь соответствующих элементов, а в понятии механизма правового регулирования акцентируем ся внимание на функциональной стороне, процессе регулирования общественных отношений...

Понятие правовой системы ориентирует в прак-

177


тическом плане на всестороннее совершенствование законодательства и его применения, повышение эффективности правового регулирования, возрастание роли юридической науки и ее влияния на практику, на укрепление позиций советского социалистического права в идеологической борьбе на международной арене».

Правовая система социализма.

Кн. 1. Понятие, структура,

социальные связи. М., 1986, с. 37 — 38.

Чем обусловлено появление в науке категории «правовая   система»?   Какие научно познавательные и практические задачи она решает? Попытайтесь определить, в чем состоит различие в понимании правовой системы в приведенной выдержке и в  учебнике.  Ваше мнение  по этому  вопросу? Рассматривая правовую систему страны как сложное, многоэлементное явление, необходимо с предельной  четкостью  выделять  в  ней  центральное  звено — собственно право как институционное образование.

В то же время немалое значение в правовой действительности имеют и два других элемента — юридическая практика и господствующая правовая идеология. В частности, выделение в составе правовой системы юридической практики — показатель того, что право существует и функционирует в единстве и во взаимодействии с деятельностью компетентных государственных органов, которые призваны гарантировать, обеспечивать проведение в жизнь юридических норм. Причем компетентные органы, прежде всего органы правосудия, суды, с целью реализации юридических норм издают властные правовые акты (приговоры, решения, определения), содержащие индивидуальные правовые предписания. В ряде случаев на основании закона при помощи этих индивидуальных предписаний компетентные органы осуществляют индивидуальное регулирование общественных отношений, определяя, например, конкретную меру наказания по уголовным делам, порядок пользования общим имуществом по гражданским делам. В социалистическом обществе такая индивидуально-правовая, в том числе индивидуально-регулятивная, деятельность компетентных органов в соответствии с требованиями законности должна носить подзакон-

178


ный, поднормативныи характер, т. е. строиться на основе, в пределах, формах и процедурах, предусмотренных юридическими нормами.

8. Право в советском обществе. Социалистическое право, в том числе советское, соответствует общему понятию права, его основным характеристикам. Изложенные выше положения и сформулированы таким образом, чтобы отметить общие черты права, характерные и для права в советском обществе.

Вместе с тем решающее отличие советского права, как и права других социалистических стран, — его качественная новизна, которую наиболее концентрированно можно выразить в следующих главных моментах.

Во-первых, возникновение советского права как права социалистического — глубокий революционный переворот, качественный скачок в правовой надстройке классового общества вообще. Впервые за всю историю цивилизации сложилась правовая система, основанная на общественной социалистической собственности, выражающая волю большинства — трудящихся во главе с рабочим классом и направленная на самую высокую в истории человечества цель — на переустройство общества на принципиально новых, коммунистических началах. Демонстрируя органическое единство классовых (в интересах трудящихся) и общечеловеческих начал, советское социалистическое право представляет собой воплощение действительной социальной свободы — той великой социальной справедливости, правды, которая только и возможна, когда юридическая система служит воле и интересам людей труда. По своей классовой сущности это — первое в истории юридических систем право трудящихся, отвечающее многовековым чаяниям человечества. Вместе с правовыми системами других социалистических стран советское право — качественно новый, исторический тип права как по социально-экономическому, социально-политическому, нравственно-духовному, так и по своему специально-юридическому содержанию. Оно воплощает высшую юридическую культуру человеческого общества, все более и более накапливает такие юридические ценности, которые выражают всемирно-исторические достижения правового прогресса.

Эти черты советского права как права социалистического характерны для всех этапов его развития, т. е»_и

179


для пролетарского права, и для права в условиях завершения строительства социализма, и для права в условиях социалистического общества.

Во-вторых, после полной победы социализма советское право стало общенародным. Оно выражает волю и интересы всего народа как новой социально-политической общности людей. И это знаменует еще один, после самого факта возникновения социалистического права, качественный сдвиг, скачок всемирно-исторического значения. В общенародном праве впервые в истории правовой надстройки классового общества по-новому развернулись стороны единой классовой сущности права. Если и на предшествующих этапах развития произошло качественное изменение в сущности права, состоящее в том, что оно впервые стало выражать волю и интересы большинства, всех трудящихся, то после полной победы социализма произошел еще один качественный сдвиг. Впервые за всю историю право перестало быть орудием классового господства, и на первое место выдвинулась, стала своего рода доминантой та сторона сущности, которая характеризует его как общесоциальный регулятор. А это повлекло за собой существенные изменения в положении права в общественной системе социалистического общества, в его роли в общественной жизни. Главные из этих изменений состоят в следующем :

а) общенародное право выступает в качестве глубоко органичного, высокозначимого элемента общественной системы социалистического общества. Перестав быть орудием классового господства (сохранив вместе с тем особенности классового явления), общенародное право полностью «вписывается» в систему победившего социализма. Это и обусловило саму возможность формулирования положения о существовании в СССР правовой основы государственной и общественной жизни, о необходимости ее постоянного укрепления;

б) общенародное право характеризуется развертыванием в нем регулирующих, организующих возможностей. Оно остается классовым явлением, существенным фактором в борьбе против всего чуждого социализму, в борьбе с антиобщественными явлениями, фактором общегосударственной дисциплины. Вместе с тем новая «расстановка» сторон его классовой сущности раскрепостила, высвободила заложенную в праве регулятивную энергию, его мощную созидательную, организую-

180


щую силу. Отсюда — все боле* возрастающая роль общенародного права в обеспечении строгого порядка и высокой организованности во всех сферах жизни — экономике, социально-политических и социально-культурных отношениях, в развитии социальной активности трудящихся, их коллективов, — такой социально-политической атмосферы, когда исключаются произвол, своеволие, субъективизм в деятельности участников общественных отношений и обеспечивается решение поставленной XXVII съездом партии генеральной задачи — перестройки, ускорения социально-экономического развития страны;

в) общенародное право характеризуется тем, что в связи с новой «расстановкой»- сторон его сущности в нем возвысились, поднялись на новую, более высокую ступень свойственные ему общечеловеческие гуманистические, высоконравственные начала. Оно является прямым выражением и воплощением высокой социальной справедливости, подлинной социальной свободы, социальной правды, утверждающихся при социализме. Отсюда — возрастание гуманитарной, нравственной роли общенародного права, его роли как важного фактора духовного развития, воплощения в жизни высоких начал коммунистической морали.

Эти особенности общенародного права предопределяют основные закономерности его развития. Главная из них состоит в существенном возрастании его роли в жизни социалистического общества. В результате право вместе с социалистической законностью и правопорядком образовали правовую основу государственной и общественной жизни. Это понятие (правовая основа государственной и общественной жизни), утвердившееся после XXV съезда КПСС и закрепленное в Конституции СССР (ст. 9) и новой редакции Программы КПСС, охватывает в единстве социалистическое общенародное право, социалистическую законность и социалистический правопорядок. Оно свидетельствует о возрастании социального статуса права, законности, деятельности правоохранительных органов при социализме.

В соответствии с этим определяющим направлением правового развития в обществе победившего социализма является укрепление правовой основы, государственной и общественной жизни, дальнейшее упрочение социалистической законности, улучшение работы правоохранительных органов.

181


В новой редакции Программы КПСС говорится: «Предметом постоянной заботы партии были и остаются укрепление правовой основы государственной и общественной жизни, неуклонное соблюдение социалистической законности и правопорядка, улучшение работы органов правосудия, прокурорского надзора, юстиции и внутренних дел» '.

Эти положения Программы КПСС определяют и содержание правовой политики в современных условиях. Основными моментами этой политики являются:

дальнейшее развитие советского законодательства, улучшение его качества, при котором, наряду с совершенствованием правовых актов, обеспечивающих строгую борьбу с антиобщественными явлениями, чуждыми принципам и идеалам социализма, все большее внимание уделяется законам, другим нормативным актам, призванным повысить организованность во всех сферах жизни общества, дисциплину и ответственность и вместе с тем обеспечить перестройку, ускорение социально-экономического развития, простор для экономических методов управления, активности, творческой инициативы трудящихся. В Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии обращено внимание на то, что советское законодательство должно еще активнее помогать внедрению экономических методов управления, действенному контролю за мерой труда и потребления, проведению в жизнь принципов социальной справедливости 2;

упрочение социалистической законности, обеспечение полного и неукоснительного претворения в жизнь действующих законов, других нормативных юридических актов; улучшение работы всех правоохранительных органов; повышение их ответственности, сочетание в деятельности их работников высокого профессионального мастерства и высоких идейно-политических, нравственных начал, включение в эту работу партийных и советских органов, общественности;

развертывание и совершенствование правового воспитания трудящихся как составной части идеологиче-

1  Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии  Советского Союза, с. 160.

2 См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 61.

182


ской работы КПСС в массах, элемента коммунистического воспитания, совершенствование правовой пропаганды и правового обучения, прежде всего среди несовершеннолетних, молодежи.

9. Ценность права в советском обществе. В советском обществе право является ценностью, т. е. социальным благом, соответствующим интересам трудящихся, идеалам социализма и коммунизма. В условиях социализма это качество развернулось главным образом в плоскости регулятивных, организующих возможностей права, его нравственно-духовных, нравственных общечеловеческих особенностей.

Ценность советского права имеет две формы выражения.

Как инструментальная (служебная) ценность советское право выступает в качестве высокоэффективного и целесообразного социального регулятора — инструмента, орудия для других социальных институтов, других ценностей. В этом отношении ценность советского права состоит главным образом в том, что оно является незаменимым и мощным орудием Советского государства при осуществлении его функций — хозяйственно-организаторской, культурно-воспитательной и др. В современных условиях весьма важно видеть в праве и один из инструментов управления, который при помощи юридических норм «задает» программы управления и оформляет оперативную управленческую деятельность. В связи с этим и некоторые правовые явления получают управленческую характеристику. Так, правотворчество и правоприменение можно рассматривать под данным углом зрения как институты социального (государственного) управления.

Как собственная ценность советское право выражает и олицетворяет социальную свободу, активность людей, социальную справедливость на основе и в пределах строго организованных, упорядоченных отношений. Иными словами, советское право имеет ценность, которая не присуща никакому иному социально-политическому явлению, — ценность упорядоченной социальной свободы, активности, социальной справедливости. В этом своем качестве советское право, предоставляя людям, их коллективам в виде субъективных прав простор для свободы, для самостоятельности, активности в по-

183


ведении, в то же время исключает произвол и беззаконие, противостоит им.

Понимание того, что право обладает собственной ценностью, имеет важное идейно-политическое, научное и практическое значение. Оно, в частности, предупреждает против недооценки права, против сведения его роли к функции лишь «служебного инструмента», показывает значение права для экономики, других социально-политических институтов, ориентирует на то, чтобы и иные социально-политические институты, прежде всего государство, его органы, в свою очередь выражали правовые начала, олицетворяемую им упорядоченную социальную свободу. И это явится важной гарантией от произвола, бюрократических извращений, своеволия, беззакония, чуждых природе социалистического строя.

Общенародное право характеризуется возрастанием собственной социальной ценности. В условиях социализма право все более выступает в качестве особой, самостоятельной ценности, существенного социального блага, которое само есть социальный капитал, отвечающий изначальным потребностям социализма. Именно потому оно в единстве с законностью, правопорядком и является основой государственной и общественной жизни. Ведь социализм, как записано в новой редакции Программы КПСС, представляет собой общество, где «идеи свободы, прав человека, достоинства личности наполнены реальным содержанием, обеспечивается единство прав и обязанностей, действуют одни законы и нормы нравственности, одна дисциплина для всех и каждого, складываются все более благоприятные условия для всестороннего развития личности» '. И это общество — общество подлинной свободы, социальной справедливости, мира, труда, счастья для всех людей — нуждается в такой общественной атмосфере, в такой высокой и упорядоченной социальной активности тружеников, которая выражает и олицетворяет их широкую свободу и которая в то же время жестким, четким барьером отделена от произвола, своеволия, субъективизма. Именно в условиях социализма право наиболее полно проявляет себя как олицетворение и носитель социальной свободы, социальной активности, соци-

'  Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической  партии   Советского Союза, с. 127.

184


альной справедливости, единых с социальной ответственностью, и вместе с тем как олицетворение и носитель такого порядка в общественных отношениях, который направлен на исключение из общественной жизни произвола, своеволия, бесконтрольности отдельных индивидов и групп, на борьбу с бюрократическими извращениями.

Правовые ценности — это конкретные социально-правовые явления, в которых выражается ценность права. К ним относятся:

конкретное выражение собсгвенной ценности права в практической жизни людей — безопасность человека в конфликтных ситуациях, определенность и гаранти-рованность прав, обеспечение истины при решении юридических вопросов;

особые правовые институты, юридические механизмы — то, что называется правовыми средствами, технико-юридическим инструментарием, обеспечивающим ценность права, гарантированность прав, достижение истины при решении юридических дел, процессуальные средства, институты, выражающие оптимальное соотношение нормативного и индивидуального регулирования, разнообразные обеспечительные механизмы, в том числе такие, как «автоматическое» действие права.

10. Право и коммунизм. Одна из основополагающих идей марксистско-ленинской теории — вывод об отмирании государства, всех средств политического господства на высшей фазе коммунистической формации.

При рассмотрении этого вопроса по отношению к государству, социалистическому самоуправлению уже было показано (гл. X), что данный вывод марксистско-ленинской теории нужно понимать диалектически — с учетом практики социалистического и коммунистического строительства под углом зрения тех положений, которые сформулированы в новой редакции Программы КПСС.

В таком же диалектическом подходе этот вопрос нуждается при рассмотрении права. Тем более, что в произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса, В. И. Ленина, документах коммунистических партий, их совещаний, где указанный выше вывод обосновывается по отношению к государству, нигде не говорится об отмирании права.

И,   возможно,  это   не  случайно.   Можно  предполо-

185


жить, что основоположники научного коммунизма, всегда подчеркивавшие своеобразие права, его регулятивное значение, видели особенности развития права в будущем, значимость позитивных сторон правовой формы социального регулирования и на высшей фазе коммунистической формации. При этом нужно принять во внимание многогранность права, две стороны в его сущности.

В соответствии с этим научная проблема «право и коммунизм» нуждается в дифференцированном решении.

С той стороны своей сущности, которая выражает роль права как орудия классового, политического господства, со стороны, доминирующей в обществе с антагонистическими классами, право и коммунизм — явления чуждые, несовместимые. И право, рассматриваемое в данной плоскости, на высшей фазе коммунистической формации разделит судьбу государства как политического явления.

С той же стороны своей сущности, которая выражает роль права как общесоциального регулятора, как нормативно-институционного выражения социальной свободы, рассматриваемой в единстве с ответственностью, со стороны, которая приобрела доминирующее значение в социалистическом обществе, право и коммунизм — не антиподы, они представляют собой явления в принципе совместимые. Более того, общенародное право — такой общесоциальный регулятор, который внутренне, органически соответствует идеалам и ценностям высшей фазы коммунизма, согласуется с ними. Ведь речь идет о качественно новом юридическом явлении — общенародном праве. И надо заметить, что именно применительно к праву социалистического общества на XXIV съезде КПСС было подчеркнуто, что дело законности, охрана прав граждан «для нас, коммунистов, сторонников самых гуманных идеалов, это — дело принципа» '. Дело принципа! Значит, такое, которое относится к принципиальной стороне марксистско-ленинского мировоззрения, к его основополагающим идеям. И действительно, общенародное право — не просто мощный регулятор, но как раз такой регулятор, который уже сейчас как бы приспособлен для нор-

Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971, с. 81.

186


мативного обеспечения сложнейших организационных решений коммунистического сбщества: обеспечения единства, всеобщности регулирования, его стабильности и вместе с тем динамичности, да притом именно так, как это нужно и на современном этапе, и как это нужно будет на высшей фазе коммунизма — в условиях широкой, невиданной ранее социальной свободы, великих прав и возможностей членов коммунистического общества.

Отсюда — главный вывод о судьбе права при переходе к высшей фазе коммунистической формации, о главной закономерности его развития, соответствующей общим закономерностям формирования системы коммунистического самоуправления (гл. X).

Эта закономерность заключается в том, что общенародное право (которое уже находится, так сказать, на полпути от права в обществе с антагонистическими классами к формам коммунистического самоуправления) по мере созревания необходимых социально-экономических и идеологических предпосылок, при наличии соответствующих международных условий вместе с другими социальными нормами имеет перспективу постепенного перерастания в нормативную систему социального регулирования высшей фазы коммунизма. В соответствии с этим будущее социалистического права — это постепенная, по мере созревания необходимых предпосылок и условий, трансформация институтов общенародного права в высокоразвитую, совершенную неполитическую систему нормативного регулирования высшей фазы коммунистической формации и, следовательно, восприятие этой системой всего позитивного, социально ценного, общечеловечески значимого, что присуще общенародному праву и сообразуется с потребностями высшей фазы коммунизма.

При этом такое «перерастание» не следует рассматривать как какой-то особый процесс, выделяющийся из общих направлений развития советского права. Все то естественно-необходимое, продиктованное жизнью, социально ценное, что в современных условиях выражает повышение эффективности общенародного права, совершенствование свойственных ему демократических начал, развитие его культурно-воспитательной миссии, наращивание его общерегулятивных ценностей — это и есть фактическое выражение закономерного перераста-

187


ния общенародного права в нормативную систему социального регулирования коммунистического общества.

Вместе с тем надо видеть особенности такого перерастания, касающиеся отдельных отраслей права и правовых институтов. Среди правовых установлений карательного, административно-властного типа, которые в силу сегодняшних временных потребностей могут получить известное развитие, есть такие, которые в процессе дальнейшего успешного коммунистического строительства должны отпасть или коренным образом перестроиться. С этой точки зрения существуют различия в тенденциях развития некоторых отраслей права и правовых институтов: в ряде сфер социальной жизни развивается тенденция перехода от более жестких, административных мер к мерам менее жестким, рассчитанным на повышение активности людей, экономических методов управления, развитие мер, выражающих «автоматическое» действие права, и т. д.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Не целесообразно ли при обозначении нормативной системы регулирования коммунистического общества, в той ее части, которая станет преемницей общенародного права, использовать термин «право», вложив в него, разумеется, принципиально новое содержание, отвечающее общим чертам правил коммунистического общежития? И соответственно этому — не целесообразно ли ввести в наше словоупотребление термин «коммунистическое право»?

Нормативному регулированию коммунистического общества будет свойственно как раз то, что обусловливает применение термина «право» в нынешней юридической системе. Такое построение нормативного регулирования, когда оно связано со свободой поведения участников общественных отношений и в соответствии с этим основывается на субъективных правах, имеющих свой непосредственный источник в нормах. Обратим внимание: именно отсюда проистекает столь привлекательная этимология слова «право», близкая к этимологии «правое», «справедливое», что, надо думать, и послужило К. Марксу основанием для употребления вы-

188


ражения «чистое золото права» '. Показательно, что при характеристике социальных возможностей членов коммунистического общества мы говорим о великих правах и возможностях люден. А ведь это — субъективные права, притом надежные, обеспеченные. Отсюда же, по логике социального регулирования, неизбежен вывод о том, что система норм коммунистического общества есть регулятивное образование, принципиально новое, неполитическое, но все же такое, которое возможно обозначить термином «право». Можно предположить, что положительное решение этого дискуссионного вопроса будет способствовать подъему престижа советского права, улучшению правовой пропаганды и правового воспитания, борьбе против антикоммунизма, проповедующего якобы существующую несовместимость коммунизма и права.

11. Понимание права, ценность права и вопросы практики юридической работы. Следующие общетеоретические проблемы из числа рассмотренных в этой главе имеют к вопросам практики юридической работы самое прямое отношение:

четкое выделение позитивного права, понимание его как нормативного институционного образования, т. е. тесно связанного с законом, другими юридическими источниками права. Почему это важно? Да потому, что при рассмотрении юридических дел, решении юридических вопросов, в частности при определении того, является ли данное поведение правомерным или неправомерным, нужно найти юридическое основание для такого решения. И таким единственным (единственным!) основанием в условиях сложившейся правовой системы при соблюдении требований строжайшей законности могут быть только юридические нормы, выраженные в законе, других официальных юридических источниках. Все остальное, что также обозначается словом «право», может быть учтено, принято во внимание и т. д., но не может служить основанием для признания поведения юридически правомерным или юридически неправомерным. Не менее важно видеть глубокое единство объективного и субъективного права, потому что на основании юридических норм в практике юридической рабо-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 125.

189


ты определяется именно правомерность или неправомерность поведения, т. е. прежде всего наличие или отсутствие субъективных юридических прав;

учет существования общесоциальных (непосредственно-социальных) прав. Опираясь на единственное основание — нормы закона, нужно при решении юридических дел принимать во внимание и существование общесоциальных, в том числе моральных, прав. Особо это касается деятельности судей. Ведь сам закон и в прямых указаниях, и в оценочных понятиях ориентирует практических работников на то, чтобы при конкретизации юридических норм принимались во внимание моральные мотивы поведения людей, деловые обыкновения и т. д. Этот учет (в рамках закона) во многом зависит, как говорилось, от того, имеют ли общесоциальные права прогрессивное содержание. Некоторые общесоциальные права, не имеющие прогрессивного содержания («теневые» права в хозяйственной деятельности, «права» подростковой солидарности) могут служить одним из моментов, характеризующих на основании норм закона неправомерность поведения лиц;

правовая система и место в ней юридической практики. Общетеоретические положения о правовой системе имеют важное практическое значение не только потому, что это понятие раскрывает значение правовой идеологии и юридической практики (которые должны учитываться при применении права, при толковании юридических норм), но и потому, что оно дает возможность увидеть значение правоприменительных органов, их функции в правовой системе. Ведь юридическая практика потому и играет столь важную роль в правовой системе, что правоохранительные органы, прежде всего органы правосудия, — это не «механический аппарат» для реализации закона, а органы, призванные творчески применять нормы закона в соответствии с особенностями данных жизненных отношений, с учетом норм морали, других общесоциальных прав. Суд, другие правоприменительные органы — это, условно говоря, вторые (после законодателя) властные органы, уполномоченные государством, законом добиваться того, чтобы в обществе торжествовали право и законность. А это все способствует пониманию юридическими работниками подчеркнутой на XXVII съезде КПСС ответственности их практической работы, подъему пре-

190


стижа работы юриста, необходимости строгого соблюдения норм профессиональной юридической этики;

понимание специфики права как юридическом явления (единства объективного и субъективного права), перспектив его развития в нашем обществе. Представляется принципиально важный, чтобы юристы-практики отчетливо представляли, что они не просто «служащие аппарата» (хотя этот момент, относящийся к служебной дисциплине и другим сторонам деятельности юриста, имеет немалое значение), а специалисты, которые призваны утверждать в обществе высокие социалистические начала Права и Законности, другими словами, утверждать и защищать ценности социалистического общества, социальную справедливость через утверждение и защиту субъективных прав граждан, их коллективов, организаций. Именно служение законным правам, в том числе и в борьбе с правонарушениями, преступностью, выявляет гражданственное предназначение работы юриста-практика, наполняет эту работу высоким смыслом, ставит ее в ряд высокопрестижных профессий социалистического общества.

Для практики юридической работы важны и общетеоретические положения о перспективах развития советского права. Глубоко ошибочно мнение (хотя среди отдельных людей оно и встречается), что юридическая работа в историческом плане является малоперспективной, чуть ли не отмирающей. Если в коммунистическом обществе будет существовать совершенная, отработанная система нормативного регулирования, то, стало быть, сохранится и особая общественная деятельность, связанная с обеспечением этого регулирования. И надо полагать, что эта деятельность, затрагивающая важнейшие ценности коммунизма (высокую организованность, права и свободы людей), будет также высокопрестижной. А это значит, что советские юристы могут и должны гордиться не только настоящим, но и будущим своей профессии.

ГЛАВА  XII

ЗАКОННОСТЬ. УКРЕПЛЕНИЕ ЗАКОННОСТИ В СОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ

1. Специальная литература. Курс.., т. IV, гл. 3; С а -мощенкоИ. С.   Охрана   режима   законности   Совет-191


ским государством. М., 1960; Строгович М. С. Основные вопросы советской социалистической законности. M.t 1966; Борисов В. В, Правовой порядок развитого социализма. Саратов, 1977; Рабинович П. М. Проблемы теории законности развитого социализма. Львов, 1979; Лукашева Е. А. Право. Мораль. Личность. М., 1986.

2. Вопросы для повторения. Определение законности. Основные черты социалистической законности. Основные требования социалистической законности. Гарантии социалистической законности. Социалистический правопорядок.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. XXI, с. 383 — 408; Теория государства и права. Л., 1982, гл. XX, с. 310—328; Теория государства и права. М., 1983, гл. XXII, с. 369—386; Теория государства и права. М., 1985, гл. XXV, с. 400—419.

3. Основные проблемы: а) законность — важная сторона марксистско-ленинского подхода к правовым вопросам; б) аспекты законности; в) законность и демократия; г) упрочение законности — закономерность социализма; д) XXVII съезд КПСС и вопросы дальнейшего упрочения законности в советском обществе.

4. Законность — важная сторона марксистско-ленинского подхода к правовым вопросам. Понятие «законность» характеризует правовые вопросы под углом зрения реального, практического осуществления права, его связи с политическим режимом, с демократией, идейно-духовными, нравственными основами правовой системы.

Отсюда вытекает значение законности для марксистско-ленинской юридической науки, для решения актуальных проблем жизни советского общества, практики юридической работы. Это значение состоит в следующем.

Во-первых, в законности выражается реалистическое отношение к праву, его общеобязательности, его силе и ценности. Марксистско-ленинская юридическая наука концентрирует внимание не на абстрактных юридических лозунгах и формулах (как это нередко делает

192


буржуазная идеология, прикрывая фактическое всесилие имущих классов), а на реальном действии права, на его фактических возможностях, действительной ценно сти при решении социальных задач.

Во-вторых, законность выражает связь правовых вопросов с социальным строем, с политическим режимом, существующим в обществе. Характеристика законности как режима общественно-политической жизни позволяет увидеть связь законности с самой природой данного социального строя, особенностями свойственных стране способов и методов осуществления политической власти, раскрыть ее значение как составной части, элемента классово определенной демократии (см. п. 7).

В-третьих, состояние законности в обществе прямо связано с идейно-духовными, нравственными основами правовой системы — началами гуманизма, социальной справедливости, подлинного равенства, положением личности в обществе. Применительно к социалистическому строю законность воплощает глубоко гуманистический характер марксистско-ленинского учения, социальную справедливость, нацеленность правовой системы социализма на обеспечение и охрану прав личности, ее несовместимость с произволом, бесправием личности.

Реальная и строжайшая законность характерны именно для социалистического экономического, социально-политического строя. Единство социализма и законности имеет по своей основе значение объективной закономерности. Отступления от законности, случаи произвола и беззакония в условиях социализма противоречат самой его природе, приводят к нарушению указанной закономерности, к издержкам и потерям в социалистическом и коммунистическом строительстве. В соответствии с этим КПСС, Коммунистические и рабочие партии других социалистических стран постоянно подчеркивают необходимость строжайшей социалистической законности, необходимость неукоснительного и последовательного проведения всех ее требований в жизнь.

Подход к правовым вопросам, как к вопросам законности, и значение законности в жизни социалистического общества были обоснованы В. И. Лениным, развиты и углублены в документах КПСС, коммунистических и рабочих партий других социалистических стран. Вполне обоснованно поэтому строжайшая законность в

7 Зак   № 254 193


социалистическом обществе называется ленинской законностью.

5. Аспекты законности. Законность тесно, нераздельно связана с правом, правовой системой, реальным осуществлением юридических норм, и прежде всего тех, которые выражены в законах (отсюда ее название — «законность»). В то же время это — особое, самостоятельное, многоаспектное политико-юридическое явление. Законность выступает в виде специфического режима общественно-политической жизни, воплощенного в системе нормативных политико-юридических требований (неукоснительного соблюдения требований правовых актов всеми субъектами; верховенства закона; равенства всех перед законом; обеспечения для всех субъектов полного и реального осуществления субъективных прав; надлежащего, правильного и эффективного применения права; последовательной борьбы с правонарушениями).

Наряду с законностью как целостным режимом, состоящим из системы политико-юридических требований, могут рассматриваться и отдельные стороны законности:

законность как выражение общеобязательности права (с этой стороны, коль скоро существует право, значит, существует и законность в смысле необходимости строгого проведения в жизнь его общеобязательных норм);

законность как идея, как принцип социально-политической жизни, как явление правового и политического сознания (идея о целесообразности и необходимости такого режима общественно-политической жизни и, следовательно, такого реально правомерного поведения, при котором не осталось бы места для произвола).

В тех или иных классовых обществах при отсутствии режима демократии могут существовать только отдельные стороны законности.

Вопрос о законности может быть рассмотрен не только с точки зрения ее сторон, но и с точки зрения ее субъектов, т. е. лиц, к которым обращены требования законности. И здесь важно различать два момента: когда требования законности обращены к государственным органам и должностным лицам и когда эти требования распространяются на граждан и их общественные организации. В советской юридической литературе

194


был даже высказан взгляд (В. М. Горшенев, Н. В. Ви-трук), в соответствии с которым понятие законности если не целиком, то преимущественно связано именно с государственными органами, должностными лицами. Смысл законности в нашем обществе в современных условиях, по мнению одного из указанных авторов, сводится к тому, что соблюдение законов и других нормативных актов государственными органами и должностными лицами должно обеспечить в конечном счете создание обстановки всеобщего благоденствия личности (В. М. Горшенев).

Нужно, однако, видеть, что законность имеет существенное значение и в отношении граждан, их коллективов, общественных организаций. Конечно, было бы неточным рассматривать каждое правонарушение, совершенное гражданином (нарушение правил дорожного движения, причинение вреда имуществу, невыполнение обязательств и др.) в качестве нарушения законности. Но грубое, систематическое нарушение юридических норм гражданами, пренебрежение к законоположениям, в особенности при совершении уголовно-нака-зуемых деяний, наносит ущерб законности, делает ее менее прочной.

6. Законность и демократия. Отдельные стороны законности (как выражение общеобязательности права и как идея законности) могут существовать в любом обществе. И в феодальных монархиях, и при антидемократических диктаторских режимах современных государств господствующий класс стремится обеспечить строгое проведение в жизнь общеобязательных норм, — следовательно, здесь есть законность как выражение общеобязательности норм; в этих же условиях постепенно формируется, утверждается в общественном сознании людей и идея законности.

Законность же как особый политико-юридический режим складывается, обретая полный набор свойственных ей элементов, в условиях демократии и выступает в качестве ее элемента.

При этом, разумеется, необходимо иметь в виду, что демократия как социально-политический режим — всегда явление классовое. Поэтому и законность в условиях демократического политического режима того или иного классового типа вбирает в себя особенности и черты последнего, носит строго классовый характер (в со-

т 195


временных условиях она выступает как законность буржуазная или социалистическая).

Буржуазная законность, в той или иной мере воплотившая в своих требованиях относительно прогрессивные для своего времени идеалы и представления и отличающаяся более полным по сравнению с прошлым набором элементов, — это законность — формальная, урезанная. Она обеспечивает с политической стороны всевластие капитала над трудом, достаточно широкие возможности для произвола, для подавления трудящихся, для расправы над революционными, прогрессивными силами. Но даже такая — формальная — законность в условиях империализма оказывается помехой для империалистической буржуазии, свидетельство чему — ее кризис и разложение.

Социалистическая законность, воплощающая научное марксистско-ленинское мировоззрение, идеалы трудящихся, общечеловеческие ценности, призвана выступать, как и социалистическая демократия в целом, в качестве реальной законности, быть строжайшей законностью, осуществляемой в интересах трудящихся и потому обеспечивающей прогрессивное развитие общества, широкие, жизненные права граждан, высокую дисциплину, направленность на исключение из общественной жизни произвола в деятельности тех или иных лиц.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«В ходе происходящего обновления всей нашей жизни вполне реальна угроза нарушений закона под предлогом «новаторства», «борьбы со старыми нормами», а то и под прикрытием демагогических рассуждений о демократии...»

«Да, закон и «целесообразность» совпадают далеко не всегда, и закрывать на это глаза не следует. Не совпадают они в том случае, когда закон либо плох или устарел, либо хозяйственный или иной общественный интерес понят превратно. В первом случае закон надо менять, но это прерогатива компетентного государственного органа, обход же закона под предлогом «целесообразности» недопустим. Если хозяйственный или иной общественный интерес не так понят — это уже вопрос, лежащий в сфере воспитания, кадровой политики и решаемый каждый раз индивидуально. «Сочинить такой рецепт или такое общее правило.., ко-

196


торое бы годилось на все случаи, — писал В. И. Ленин, — есть нелепость. Надо иметь собственную голову на плечах, чтобы в каждом отдельном случае уметь разобраться» (Поли, собр. соч., т. 41, с. 52). Умение разобраться на основе и в рамках закона, а не помимо него — один из показателей уровня политической и правовой культуры руководителя. Не обладая ею, он просто не имеег права занимать свою должность.

От пренебрежения к закону, выражающему волю народа, до пренебрежения к судьбам, правам и интересам людей — небольшая дистанция. Правовое бескультурье, недопустимое в демократическом обществе, не просто негативный социальный феномен. Не будет преувеличением считать его общественно опасным явлением, особенно если речь идет о руководителе, должностном лице, рядом с которым работают и на которого равняются десятки и сотни граждан. Те, кто пренебрежительно относится к закону, по существу, мешают перестройке».

Учиться демократии, утверждать законность. — Коммунист, 1987, № 5, с. 8 — 9.

Какие факты действительности могут подтвердить приведенные положения? Какие стороны ленинского принципа единства законности и целесообразности получили здесь отражение? В чем актуальность этого принципа сейчас, в период перестройки, ускорения социально-экономического развития страны?

7. Упрочение законности — закономерность социализма. В социалистическом обществе сразу же после революции складывается особый, реальный режим общественно-политической жизни, состоящий в политико-юридических требованиях практического проведения в жизнь невиданных ранее прав и свобод для трудящихся, недопущения произвола и насилия над трудовым народом. Это значит, что социалистическая законность как особый режим возникает в социалистической революции сразу после завоевания политической власти

197


как неотъемлемый элемент социалистической демократии.

Вместе с тем развитие отдеяьны^ сторон законности (законности как выражения общеобязательности права, идеи законности) происходило в советском обществе позднее, оказалось сложным, противоречивым процессом. Это связано с рядом факторов, как объективных, так и субъективных. В переходный период, когда шла ожесточенная классовая борьба и решался вопрбс «кто — кого», законность, по словам В. И. Ленина, имела «свои границы», так как не все еще вопросы могли быть решены в законодательном порядке. Препятствовала развитию законности и широкая распространенность административно-властных методов руководства, в частности, в области народного хозяйства. В науке, в общественном мнении идеи В. И. Ленина, Коммунистической партии о «святости» закона, недопустимости даже малейшего отступления от него не были сразу в достаточной мере поняты; получили известное распространение настроения правового негативизма, недооценки права и законности. Негативным явлениям в этой области способствовали факты нарушения социалистической законности в условиях культа личности.

По мере развития советского законодательства, все более полного овладения ленинскими идеями о праве и законности, расширения и углубления социалистической демократии, преодоления негативных последствий обстановки культа личности, механизма торможения происходит упрочение социалистической законности, обогащение всеми свойственными ей элементами.

Неуклонное упрочение социалистической законности вызвано не только особенностями ее развития в сложных условиях строительства социализма. Это объективный по своей основе, закономерный процесс, обусловленный самой природой социалистического строя. А отсюда следует, что совершенствование социализма, его развитие означает также дальнейшее упрочение социалистической законности как важнейшего элемента социалистической демократии. Поэтому главной тенденцией общественного развития в данной области яв» ляется неуклонное укрепление и обогащение самого режима социально-политической жизни, упрочение такого режима, когда граждане имеют реальные широкие права и возможности. Когда устраняются малейшие проявления произвола и беззакония в деятельности тех

198


или иных лиц, тогда торжествуют везде и всюду социальная справедливость, правда, истина. И этот процесс будет тем более реальным, чем более совершенным бу дет становиться советское закэнодательство, повышаться ответственность в работе юридических органов, улучшаться правовое воспитание трудящихся.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«Пленум поддерживает принимаемые Политбюро ЦК меры по повышению авторитета работников суда, прокуратуры, юстиции и милиции, Государственного арбитража, нотариата, тысяч добровольных участников охраны общественного порядка, усилению эффективности их деятельности. Вместе с тем поддержка партии обязывает кадры правоохранительных органов еще настойчивее бороться за коренную перестройку своей деятельности, связанной с защитой интересов социалистического общества и государства, законных прав советских граждан. Необходимо серьезно улучшить работу с кадрами правоохранительных органов, учить их умению действовать в условиях расширения демократии и гласности, памятуя, что тот, кто служит делу правопорядка, сам должен быть кристально чист перед законом, перед партией, перед народом».

Из постановления Пленума

Центрального Комитета КПСС

28 января 1987 г. —

Материалы Пленума

Центрального Комитета КПСС

27 — 28 января 1987 года, с. 90 —91.

Что, на Ваш взгляд, требуется для полного воплощения положений постановления Пленума ЦК КПСС? Что можно сделать уже сейчас, в период учебы в вузе?

Конечно, в жизни советского общества еще сохранились остатки явлений, препятствующих полному и повсеместному утверждению начал строжайшей ленинской законности (остаточные явления правового негативизма, сохранившиеся еще методы бюрократического, преимущественно административно-властного руководства, недостатки правового воспитания). Поэтому упро-

199


чение социалистической законности, имеющей в своей основе и перспективе неодолимый при социализме характер, предполагает необходимость последовательной борьбы за нее — разработку и осуществление мер, приз)-ванных обеспечить действие рассматриваемой закономерности, соответствующую активную и ответственную деятельность не только юридических, но и партийных и советских органов, всей советской общественности.

8. XXVII съезд КПСС и вопросы дальнейшего упрочения законности в советском обществе. XXVII съезд КПСС, ставший переломной вехой в развитии социализма, перестройки и обновления социалистической системы, полного раскрытия ее потенциала и возможностей, наметил направления и пути дальнейшего упрочения социалистической законности.

И главное здесь состоит как раз в том, что в соответствии с природой законности при социализме в документах XXVII съезда партии подчеркиваются органическая, глубинная ее связь с социалистической демократией, социалистическим самоуправлением народа, их тесная взаимозависимость. «Демократия была и остается, — говорится в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии, — важнейшим рычагом упрочения социалистической законности, а прочная законность — неотъемлемой частью нашей демократии» .

В рассматриваемом отношении важно обратить внимание на следующие положения, которые в соответствии с материалами XXVII съезда КПСС раскрывают взаимосвязь законности и демократии в советском обществе, указывают на направления и пути дальнейшего упрочения законности при социализме.

Во-первых, в современных условиях не только сохраняется, но и возрастает роль общегосударственной дисциплины, строжайшего неукоснительного исполнения всеми организациями, коллективами, гражданами своих обязанностей. И дело не только в том, что обеспечение высокой организованности, четкого порядка, высокой ответственности само по себе решает ряд важных задач перестройки, ускорения социально-экономическо-

1 Материалы   XXVII   съезда   Коммунистической   партии   Советскою Союза, с. 61.

200


го развития, но и в том еще — как это неоднократно подчеркивалось в партийных документах, — что без высокой дисциплины и четкого порядка не может быть подлинной демократии, реального самоуправления народа.

Во-вторых, наряду со строжайшей государственной дисциплиной, четким и полным выполнением каждым коллективом и гражданином своих обязанностей в современных условиях первостепенное значение приобретает обеспечение прав, их реальность, создание условий для их надлежащего воплощения в жизнь. Таким путем социалистическая законность призвана обеспечить перестройку в социальной жизни, ускорение социально-экономического развития, развертывание экономических методов руководства, простор для подлинно революционных преобразований. Показательно, что поставленная на XXVII съезде партии задача улучшения качества советских законов прямо связывается с внедрением экономических методов управления, действенным контролем за мерой труда и потребления, осуществлением принципов социальной справедливости. В документах съезда подчеркнута необходимость реального проведения в жизнь прав трудовых коллективов, углубления всего арсенала социально-политических и личных прав и свобод граждан, упрочения их гарантий. Показательно также, что и борьба с преступностью, другими правонарушениями нацелена на то, чтобы люди в любом населенном пункте чувствовали заботу государства об их покое и неприкосновенности, а возрастание роли прокурорского надзора, совершенствование работы судов и адвокатуры поставлены в прямую зависимость от необходимости строжайшего соблюдения демократических принципов правосудия, равенства граждан перед законом, других гарантий, обеспечивающих защиту интересов государства и каждого гражданина.

В-третьих, подчеркивая роль правоохранительных органов в дальнейшем упрочении социалистической законности, их высокую в этом отношении ответственность, в документах XXVII съезда партии указывается на необходимость в борьбе за законность привести в действие все институты социалистической демократии. Государственные органы в этом деле, говорится в новой редакции Программы КПСС, должны опираться «на поддержку трудовых коллективов, общественных орга-

201


низаций, всех трудящихся» '. А в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии сказано: «Естественно, чю обеспечение <*аконносш и правопорядка будет тем полнее, чем активнее будут включены в эту работу партийные и советские органы, профсоюзы и комсомол, трудовые коллективы и народные дружины, все силы нашей общественности» 2.

В-четвертых, в современных условиях еще более возрастает значение правового воспитания. При этом важно, что XXVII съезд КПСС в своих документах не только отнес правовое воспитание к коммунистическому воспитанию, но и в связи с этим указал на то, что оно, наряду с осуществлением непосредственно юридико-во-спитательных задач (воспитание уважения к советским законам, непримиримости к любым нарушениям законности, готовность активно участвовать в охране правопорядка), призвано формировать и развивать высокую гражданственность личности, быть одним из действенных средств развития социально-политической активности советских людей 3. Развертывание правового воспитания является существенным условием и фактором участия граждан в государственных и общественных делах, углубления социалистической демократии, социалистического самоуправления народа.

9. Социалистическая законность и вопросы практики юридической работы. Проблемы социалистической законности касаются самых основ юридической работы, ее цели, содержания, критериев оценки. Глубокое усвоение общетеоретических положений по этим проблемам важно для практики юридической работы во многих отношениях, в том числе для того, чтобы:

видеть в социалистической законности высокозначимое социальное явление — непоколебимую основу и высшую цель юридической работы, ее альфу и омегу, Ведь для советского юриста основы и цели деятельности любого советского человека — служение Отечеству, народу, делу коммунизма — воплощаются именно в со-

1  Материалы  XXVII   съезда   Коммунистической   партии  Советского Союза, с. 160.

2 Там же, с. 61.

3 См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, с. 110, 165.

202


циалистической законности, в ее «святости», нерушимости. Такой подход к юридической работе еще более раскрывает глубокий свой смысл, если исходить из общетеоретических положений о законности, в частности, о том, что законность выражает реальность права, характеризует право в его фактическом действии (а это и относится к практической работе юриста) и вместе с тем глубоко, органически связана с важнейшими ценностями социализма, прежде всего с социалистической демократией. Отсюда вытекает исключительность, непререкаемость законности в жизни, в практических делах, недопустимость отступления от требований законности ни по каким мотивам;

учитывать многогранность социалистической законности как режима общественно-политической жизни. Этот учет особо важен в современных условиях для реализации решений XXVII съезда КПСС. Опираясь на эти решения, на общетеоретические положения о законности, советские юристы в настоящее время должны видеть, что их работа по реализации определенных съездом задач состоит не только в гом, чтобы достигнуть на всех участках жизни точного и полного исполнения каждым субъектом своих обязанностей, строжайшей общегосударственной дисциплины, но и в том еще, чтобы обеспечить необходимые, твердые условия для осуществления предоставляемых субъектам прав, развития активной, инициативной деятельности участников общественных отношений в области хозяйства, торговли, бытового обслуживания граждан, организации здорового досуга и т. д.;

поддерживать и развивать общественные формы обеспечения законности, улучшать правовое воспитание трудящихся. Глубокая взаимосвязь социалистической демократии и социалистической законности, подчеркнутая на XXVII съезде КПСС, ориентирует советских юристов на то, чтобы рассматривать общественные формы обеспечения законности как достоинство социализма, в полной мере использовать заложенные в них резервы: повышать активность народных дружин, эффективность товарищеских судов, институтов общественных обвинителей и общественных защитников, опираться на трудовые коллективы при применении отсрочки исполнения приговора, при приобщении к здоровому советскому образу жизни лиц, отбывших уголовное наказание или отбывающих наказание по месту

203


работы, учебы. Во всем этом, как и в правовом воспитании, нужно видеть глубокий социально-политический смысл, гражданственное значение, роль соответствующих институтов и форм правового воспитания в перестройке, в развитии социалистического самоуправления народа.

ГЛАВА XIII СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ПРАВА

1. Специальная литература. Курс.., т. IV, гл. 8; Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975; Система советского законодательства. Под ред. И. С. Самощенко. М., 1980; Система советского права и перспективы ее развития. — Сов. государство и право, 1982, № 6, с. 80—110; № 7, с. 100—120.

2. Вопросы для повторения. Понятие системы права, отрасли права, правового института. Предмет и метод правового регулирования как критерии разграничения права на отрасли. Краткая характеристика отраслей права. Система права и система законодательства.

Материал для повторения. Теория государства и права. М., 1980, гл. XV, с. 271 — 288; Теория государства и права. Л., 1982, гл. XVI, с. 253 — 273; Теория государства и права. М., 1983, гл. XVI, с. 281 — 298; Теория государства и права. М., 1985, гл. XVIII, с. 275 — 292; Теория государства и права. М., 1986, гл. XV.

3. Основные проблемы: а) как соотносятся структура и система советского права? б)отрасли права; в) классификация отраслей советского права; г) правовой институт; д) развитие системы права и системы законодательства.

4. Как соотносятся структура и система советского права? Система советского права является одной из сторон или одним из уровней структуры советского права в целом.

Здесь нужно сразу же внести определенность в терминологию и уяснить различие между двумя понятиями, обозначаемыми, казалось бы, одними и теми же терминами — «правовая система» и «система права».

204


Правовая система (о ней говорилось в гл. XI) — это основные правовые явления, т. е. и собственно право, и юридическая практика, и господствующая правовая идеология. Система права (ей посвящена данная глава) касается только одного из этих явлений — собственно права и призвана охарактеризовать его внутреннее строение — то, на какие отрасли и институты оно подразделяется.

И вот для того, чтобы с еще большей четкостью провести разграничение между указанными двумя явлениями и подойти к нему с широких философских позиций, выше и было отмечено, что система права (второе понятие) является одной из сторон или одним из уровней общей структуры права, т. е. его внутреннего строения в целом, его внутренней подразделенности на части, элементы.

Структура советского права имеет четыре основных уровня:

а) структура юридической нормы (она складывается из таких элементов, как гипотеза, диспозиция, санкция — в разнообразных, в зависимости от вида норм, сочетаниях);

б) структура правового института (она складывается из групп связанных между собой норм — регулятивных, охранительных и т. д.);

в) структура отрасли права (она состоит из комплекса однородных и вместе с тем разнообразных по предмету, функциям институтов, их объединений, подотраслей, образующих особый режим регулирования);

г) право в целом (его структура складывается из всей совокупности отраслей права, образующих единый нормативный механизм юридического регулирования).

В праве, таким образом, можно выделить макроструктуру (она относится к главным его подразделениям — праву в целом, отраслям права) и лшкрострук-туру (она относится к первичным частицам права и состоит из норм и их элементов).

Следовательно, вопросы системы права — это вопросы его макроструктуры. Они особо выделяются потому, что затрагивают важные социально-политические и юридические проблемы, касаются принципиальных сторон практики юридической работы. В самом делении советского права на отрасли и институты проявляются такие его существенные особенности, как нацеленность на охрану интересов трудящихся (высокое социальное

205


значение трудового права), на решение глобальных общечеловеческих задач (формирование природоохрани-тельного права) и т. д. Знание «тонкостей» сибтемы права — ключ к решению важных вопросов при реше^ нии юридических дел на практике (см. п. 9). Микроструктура же права относится в основном к технико-юридическим, аналитическим проблемам, которые рассматриваются при изучении юридической нормы, вопросов юридической техники.

От системы советского права нужно отличать систему его источников — систему законодательства, совокупность отраслей и подотраслей законодательства. Они соотносятся так же, как право и закон, т. е. как содержание и форма. Система права — это внутренние подразделения в «самом» праве, в юридических нормах. Система же законодательства выражает состав и соотношение отдельных ветвей, групп законодательных и других нормативных юридических актов.

Четко разграничивая то и другое, нельзя резко отделять и отдалять их друг от друга. В общем, по главным своим очертаниям система законодательства соответствует системе права. Существуют, например, трудовое законодательство, уголовное законодательство, семейное законодательство и есть аналогичные отрасли права. И такое «соответствие» очень важно в практическом отношении, ибо при рассмотрении и решении юридических дел, при отыскании и толковании юридической нормы юристу-практику необходимо знать и быть уверенным в том, что если перед ним определенная отрасль законодательства, то это, как правило, означает, что в ней содержатся нормы такой же, «одноименной» отрасли права.

В то же время важно учитывать и различия между системой права и системой законодательства. Если выделилась известная отрасль или подотрасль законодательства, то отсюда еще не следует, какая это отрасль права — основная отрасль или комплексное образование (а это тоже очень существенно в практическом отношении). Кроме того, в некоторых случаях отраслям или подотраслям законодательства — например, таким, как промышленное, торговое, о физкультуре и спорте, — вообще не соответствует отрасль права, и нужен тщательный анализ для того, чтобы определить, к какой отрасли права относятся нормы данных законодательных или иных нормативных юридических актов.

206


5. Отрасли права. Это наиболее крупные, центральные подразделения системы советского права, выделяемые по двум критериям — предмету и методу правового регулирования. Каждая отрасль права (государственное право, административное право, трудовое право и др.) регулирует качественно особый вид общественных отношений специфическим юридическим методом.

Предмет регулирования — материальный критерий разграничения юридических норм по отраслям права. Метод регулирования — юридический признак.

Метод регулирования — наиболее яркий, но не единственный юридический признак отрасли права. Для каждой отрасли права характерен ряд юридических особенностей. В своей совокупности они образуют особый юридический режим регулирования.

Теоретическое положение о том, что каждой отрасли права соответствует особый юридический режим, очень существенно и в научном, и в практическом отношениях.

В научном отношении это теоретическое положение дает углубленную характеристику системы советского права. Отраслями права при таком подходе оказываются не просто «зоны», «области» регулирования (по одному предмету их можно выделить бесчисленное множество — промышленность, охота, рыболовство, энергетика, физкультура и спорт и т. д., и т. п.), а качественно особые и цельные с юридической стороны совокупности норм, в своем единстве обеспечивающие специфические порядки, режимы регулирования. А это позволяет увидеть право, так сказать, с «объемной», «качественной» стороны.

Но наиболее существен такой подход к отраслям права в практическом отношении. Квалифицированный юрист-практик знает, что обозначение юридических дел в качестве уголовных, трудовых, семейных свидетельствует о том, что в данном случае действует особый юридический порядок, характерный для отрасли, по «имени» которой обозначено дело.

Например, гражданин заключил с организацией договорное соглашение, а потом возник конфликт, и юридическому органу нужно рассматривать «дело». Какое дело? Ответ на этот вопрос зависит от того, какое было заключено договорное соглашение. Трудовой договор? Трудовое соглашение? Казалось бы, это одно и то же.

207


Но юрист, овладевший науками гражданского и трудового права, знает — нет, это не одно и то же. В первом случае (трудовой договор) вступает в действие трудовое право, и это означает, что гражданин и организация noq падают под особый юридический режим, и все теперь, что затрагивает их юридические взаимоотношения, будет определяться в соответствии с этим режимом — вопросы и взаимного подчинения, и дисциплины труда, и обеспечения безопасности работ, и социального страхования, и порядок решения конфликтов, и пределы и формы ответственности, и многое другое. Если же заключено трудовое соглашение, то гражданин и организация остаются независимыми друг от друга, несоподчиненными субъектами, для их взаимоотношений характерен момент автономии, конфликты решаются сразу же в судебном порядке — словом, тут уже другой юридический режим, устанавливаемый и поддерживаемый советским гражданским правом.

Из чего складывается особый отраслевой режим регулирования?

К числу его основных элементов относятся:

1) метод регулирования, т. е. единый специфический способ юридического воздействия, характерный для данной отрасли (он строится на основе одного из первичных методов — централизованного или децентрализованного регулирования; охватывает и способ регулирования — доминирование дозволенного или запрещенного, тип регулирования — см. гл. XIV). Методы выражаются прежде всего в юридическом положении лиц, т. е. правовом статусе субъектов. И это как раз можно наглядно увидеть в приведенном выше примере: для метода гражданского права характерно юридическое равенство лиц, несоподчиненность субъектов, для трудового права — режим взаимной соподчиненности рабочего или служащего и организации, строящийся вместе с тем на началах децентрализации, участии профсоюзов, дисциплине труда;

2) особые юридические средства регулирования («юридический инструментарий») — установления и формы, касающиеся способов возникновения прав и обязанностей, средств юридического воздействия, способов защиты прав, процедурно-процессуальных форм и т. д. Каждая отрасль права использует свой «набор» таких юридических средств. В приведенном выше примере это в одном случае — трудовой договор, служеб-

208


ное распоряжение, решение профкома и т. д., в другом — трудовое соглашение, реальное исполнение, возмещение убытков, иск и т. д. Все отраслевые средства регулирования находятся в единстве, во взаимодействии, образуют отраслевой механизм регулирования. Причем есть среди них исходное юридическое средство, с которого и начинается действие режима (трудовой договор, трудовое соглашение), а вслед за тем вступают в действие или «приводятся в готовность» все другие средства;

3) принципы, общие положения, т. е. специфические для данной отрасли идеи, общие моменты, которые характеризуют ее с точки зрения содержания (для трудового права, например, это учасгие каждого труженика в жизни коллектива, активная роль профсоюзов, дисциплина труда; для гражданского права — принцип взаимного учета интересов, принцип эквивалентности и др.). Принципы и общие положения придают отрасли особый облик;

4) особая отрасль законодательства, возглавляемая кодифицированным актом (Основами, кодексом). Самое существенное здесь — это наличие или отсутствие в отрасли законодательства заглавного кодифицированного акта — Основ, кодекса, притом такого, где есть юридически содержательная общая часть (общие положения), в которой нормативно закрепляются отраслевые принципы, общие положения, основные правовые средства. Наличие общей части (Основ, кодекса) — это четкий, хотя и внешний показатель того, что совокупность норм образует особую отрасль права, а содержательность общей части — показатель юридического своеобразия отрасли, ее места в системе права.

Три пояснения к этой краткой характеристике отраслевого режима.

Во-первых, юридический режим отрасли всегда материально обусловлен предметом регулирования (особенностями трудовых, имущественно-стоимостных, семейных и других отношений); вместе с тем в формировании юридической специфики режима немаловажную роль играет законодатель, особенно при кодификации законодательства, когда вырабатываются и нормативно закрепляются принципы, общие положения, нормативно оформляется метод регулирования, отрабатываются отраслевые юридические средства.

Во-вторых, указанные четыре элемента отраслевого

209


режима не исчерпывают его особенностей — это именно режим в смысле особого юридического порядка, создающего своеобразный участок, особый «цех» регулирования, где действует свой «регламент», свои механизмы и т. д.

В-третьих, степень самобытности, своеобразия юридического режима может быть различной. Более того, в зависимости от характера, предмета, места отрасли в общей системе отраслей, а также от отработанности общих полджений в законодательстве юридический режим отдельных отраслей может и не содержать вообще некоторые элементы или не ярко, не контрастно их выражать.

6.  Классификация   отраслей   советского  права.   По

особенностям юридических режимов отрасли советского права могут быть как подразделены на виды, так и объединены в группы отраслей.

Возможность такой классификации и, следовательно, то обстоятельство, что с юридической стороны отрасли права занимают разные места в системе права, вовсе не означает, что есть отрасли более важные и менее важные. Все они необходимые, существенные части единого нормативного организма — советского права. Более того, есть отрасли специальные и комплексные, которые не образуют начальных звеньев системы права (и в этом их юридическое своеобразие), а по своему социально-экономическому, политическому значению становятся все первостепеннее; таковы, в частности, советское трудовое право, советское хозяйственное право, советское природоохранительное право. Для юриста-практика расстановка отраслей, их последовательность во многом зависят от участка его работы. Например, для следователя отрасли номер один — уголовное право, уголовно-процессуальное право, исправительно-трудовое право, да плюс к тому еще — криминалистика, судебная медицина, которые вообще не отрасли права, а прикладные отрасли знаний; для юриста Госбанка отрасли номер один — это финансовое право, трудовое право, административное право. К тому же в процессе правового регулирования все отрасли функционируют в сочетании, во взаимодействии.

Вместе с тем классификация отраслей по особенностям юридических режимов имеет немалое научное и практическое значение. Она позволяет ориентироваться

210


в нормативном материале, вигдеть особенности правовых средств, которые применяются в данном круге отношений, с необходимой точностью учитывать иерархию нормативных юридических актов.

Прежде чем обратиться к основной классификации отраслей по юридическим режимам, необходимо сделать два предварительных замечания.

Первое: все отрасли советского права имеют в основном регулятивный характер (выражая вместе с тем и охранительную функцию), но есть среди них отрасль преимущественно охранительного содержания, т. е. состоящая в основном из охранительных норм, — советское уголовное право.

Второе: все отрасли советского права по своему содержанию могут быть подразделены на материальные (административное право, трудовое право, гражданское право и др.) и процессуальные (уголовно-процес-суальное право, гражданское процессуальное право, административно-процессуальное право).

Классификация отраслей по особенностям юридических режимов складывается из трех основных звеньев: а) профилирующие (первичные, фундаментальные) отрасли; б) специальные отрасли; в) комплексные отрасли.

Профилирующие (первичные, фундаментальные) отрасли советского права — это государственное право, затем административное, гражданское, уголовное право и соответствующие трем последним материальным отраслям три процессуальные отрасли — административно-процессуальное, гражданское процессуальное, уголовно-процессуальное право.

Указанные отрасли являются профилирующими (фундаментальными), так как они концентрируют главные и исходные в системе права юридические режимы, первичные юридические средства и потому образуют юридическое ядро, юридическую основу содержания всех отраслей права. Правовые режимы всех других отраслей базируются на этих исходных юридических режимах, развивая, обогащая и модифицируя их применительно к своему предмету.

Почему же в качестве профилирующих (первичных, фундаментальных) названы именно указанные отрасли и почему по логике юридического регулирования их может быть столько, сколько названо, — пять (пятое звено — процессуальные отрасли — само состо-

211


ит из трех процессуальных отраслей, и это тоже не случайно)?

Как уже говорилось, юридический режим в основном состоит из методов регулирования, средств регулирования, общих принципов и положений. Так вот, государственное право, центр всей юридической системы («ядро в ядре»), определяет ее общие принципы, юридические начала в целом. Три следующие далее материальные отрасли концентрируют главные методы и первичные юридические средства: одна (уголовное право) — охранительные и две (административное и гражданское право) — регулятивные, взятые в относительно «чистом» виде, централизованное и децентрализованное регулирование. Административное право выражает юридический режим, построенный на централизованных началах; гражданское право — юридический режим, построенный на децентрализованных началах. А над этими тремя материальными отраслями «надстраиваются» три процессуальные отрасли. Таким образом, эти пять отраслей исчерпывающе охватывают все без исключения главные методы и первичные юридические средства. И, кстати, если повнимательней приглядеться к закономерным связям между этими профилирующими отраслями, то можно увидеть, какая поразительно строгая, стройная, математически четкая логика существует в этих связях!

Специальные отрасли — это земельное, финансовое, трудовое право, право социального обеспечения, семейное право, исправительно-трудовое право и др.

Указанные отрасли таковы, что их юридические режимы базируются на режимах профилирующих отраслей (хотя, надо напомнить еще раз, по своему значению в жизни общества они играют не менее важную роль). Они могут опираться в основном на режим централизованного типа (финансовое право) или на режим децентрализованного типа (семейное право), но они не просто их воспроизводят, не просто берут из них те или иные элементы — они на базе первичных, исходных элементов образуют свой, особый юридический режим, выражающийся в особом методе регулирования и прежде всего — в особом статусе субъектов.

Комплексные отрасли — это хозяйственное право, сельскохозяйственное право, природоохранительное право, жилищное право, право прокурорского надзора, морское право и др.

212


Указанные отрасли используют применительно к своему кругу общественных отношений юридические режимы профилирующих и специальных отраслей, причем опять-таки используют несколько режимов в их сочетании, взаимодействии. В результате этого складывается специфический комплексный режим регулирования.

Вместе с тем, в отличие от специальных и тем более профилирующих отраслей, здесь нет первого элемента режима — единого метода регулирования, который объединяет все юридические особенности в одно целое, но есть «свои» юридические средства, некоторые принципы и общие положения, «своя» область законодательства, которые придают действующим тут нормам особую окраску.

По объему охватываемых юридических режимов комплексные отрасли могут быть интегрированными (хозяйственное право, сельскохозяйственное право, природоохранительное право), где «на равных» объединяются несколько исходных режимов, и специальными комплексными (жилищное право, морское право, право прокурорского надзора), где есть один главный исходный режим, к которому присоединяются другие.

Комплексные отрасли являются вторичными правовыми образованиями (в науке их нередко так и называют — не отраслями права, а «образованиями» или даже просто «отраслями законодательства»), но вторичными опять-таки не в смысле их социального и юридического значения, а в смысле того, что охватываемые ими исходные режимы и юридические нормы участвуют в регулировании «еще раз», «вторично». В данном случае мы встречаемся с интересным явлением — своего рода удвоением структуры права. Юридические нормы, охватываемые профилирующей или специальной отраслью, одновременно имеют, так сказать, «вторую прописку» в другой плоскости: в области хозяйства, морских перевозок, жилищных отношений они образуют особую общность — вторичное, комплексное образование.

Таким образом, система советского права имеет многоуровневый характер. И в этом ее ценность, потому что все возможности, потенции юридических норм в полной мере раскрываются на разных уровнях. С данной точки зрения примечательно, что в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии при

213


указании на роль советского законодательства отмечены все разновидности отраслей: и гражданское, и финансовое, и хозяйственное. Именно в своей многомер-ности, в органическом единстве профилирующих, специальных и комплексных отраслей советское право предстает как действенный нормативный регулятор, обладающий значительными регулятивными возможностями и способный оказывать глубокое и многостороннее воздействие на отношения социалистического общества.

Классификация отраслей права на профилирующие, специальные и комплексные — это деление, так сказать, по уровням, «по горизонтали».

Вместе с тем отрасли права могут быть подразделены и «по вертикали» — по циклам, когда в основе классификации — профилирующие отрасли, которые группируют вокруг себя соответствующие, следующие за ними или тяготеющие к ним специальные и комплексные отрасли. В соответствии с этим могут быть выделены группы отраслей — государственно-правового, административно-правового, цивилистического, криминалистического и процессуального циклов. Им соответствуют такие же циклы юридических наук (об этом говорилось в гл. I).

7. Правовой институт. Это — подразделения (общности, группы) юридических норм внутри отраслей. Каждая отрасль права складывается не непосредственно из юридических норм, а из норм, объединенных в правовые институты, т. е. таких компактных совокупностей юридических норм, которые обеспечивают цельное самостоятельное регулирование группы отношений или осуществление особой задачи, функции в этом регулировании, воплощают в своем содержании особую юридическую конструкцию, некоторые общие положения, принципы и внешне, как правило, обособляются внутри нормативного акта в виде особой главы или иной рубрики.

Выделение правовых институтов не только углубляет научные представления о строении права, его отраслей. Оно важно и потому, что на практике решение юридического дела состоит в применении не какой-то изолированно существующей нормы, а «связки» норм, действующих вместе с другими в рамках данного института определенной отрасли права. И когда приме-

214


няется норма, нужно видеть, что в процесс регулирования включаются и другие связаннее с ней нормы, а также общие положения и общие нормы отрасли права в целом.

Не давая общей классификации правовых институтов (она строится по нескольким основаниям и является довольно сложной), отметим лишь отдельные их виды, выделение которых имеет существенное значение для понимания строения отрасли и для правильного применения юридических норм.

В большинстве случаев правовые институты, из которых складывается отрасль права, являются регулятивными (т. е. состоят из регулятивных норм), предметными (т. е. каждый посвящен строго определенному предмету — разновидности отношений), контретными (т. е. складываются из конкретных юридических предписаний), отраслевыми (т. е. состоят из норм, относящихся только к данной отрасли).

Вместе с тем выделяются:

правоохранительные институты, т. е. такие, которые в рамках регулятивной отрасли права собирают и компонуют в самостоятельные подразделения охранительные нормы (например, институт имущественной ответственности по обязательству поставки; институт трудовой материальной ответственности). Такие правоохранительные институты нередко выделяются в виде самостоятельных глав в нормативных актах; они позволяют связать правоохранительные нормы в единый комплекс, подчинить их единым общим положениям, принципам. А это требует и от практических работников того, чтобы при применении правоохранительного предписания учитывалась его связь не только с регулятивными, но и с другими нормами, входящими в правоохранительный институт, с его общими положениями;

функциональные институты, т. е. такие, которые наряду с предметными институтами и в дополнение к ним связаны с выполнением особой задачи, функции, охватывают тот или иной участок регулируемых отношений (например, институт регистрации рождения, брака, расторжения брака, усыновления; институт льгот для рабочих и служащих, совмещающих работу с обучением). При изучении и применении этих институтов важно рассматривать их в единстве с другими предметными институтами (например, льготы по рабо-

215


чему времени для обучающихся лиц — в связи с институтом, посвященным рабочему времени);

общие институты, т. е. такие, которые содержат общие принципы, общие положения, как бы выведенные «за скобки» других правовых институтов. Из них и состоят в основном общие части или общие положения Основ и кодексов. Нормы общих институтов (о принципах отрасли, о сроках, о видах и содержании вины как основании ответственности и др.) необходимо использовать при применении всех иных юридических норм, их нужно как бы «держать в уме», используя при толковании закона, квалификации дела;

смешанные институты, т. е. такие, которые складываются в «пограничных зонах» между отраслями права, к материалу одной отрасли как бы «подмешан», «вкраплен» в нее нормативный материал соседней отрасли права (таков, например, институт совместной собственности супругов в гражданском праве, в содержании которого имеются элементы, относящиеся к семейному праву). При применении норм таких институтов необходимо прежде всего установить общую, основную отраслевую принадлежность входящих в его содержание юридических норм; это и предопределяет, какой отраслевой юридический режим является основой при рассмотрении и решении юридического дела.

От смешанных институтов следует отличать комплексные институты — подразделения комплексных отраслей права. Как и комплексные отрасли права в целом, они охватывают нормативный материал из разных юридических режимов (например, комплексный институт хозяйственного договора — из административно-правового режима по вопросу планомерной организации договорных связей, плановых предпосылок и др. и из гражданско-правового режима по вопросу самого договорного соглашения). Здесь юрист-практик должен умело использовать данные, относящиеся сразу к двум или более юридическим режимам профилирующих и специальных основных отраслей, да плюс к тому еще руководствоваться теми специфическими положениями, которые характерны для комплексного образования (в данном случае — для хозяйственно-правового регулирования).

Внутри отрасли права сами правовые институты нередко образуют многоступенчатую структуру.

Так, отдельные правовые институты имеют харак-

216


тер субинститутов по отношеюю к институтам более высокого ранга (правоохранительный институт ответственности в области поставки является субинститутом по отношению к институту поставки в целом).

Существуют объединения правовых институтов, их известные группировки, причем такие объединения могут быть предметными, когда ряд институтов объединяется по предмету регулирования (таковы, например, объединения институтов в семейном праве, которые в нормативном акте называются «Брак», «Семья»), и общими, когда известную целосгность образует ряд институтов, из которых в кодифицированном акте создается «общая часть» или «общие положения».

Наиболее высокой формой объединения правовых институтов является подотрасль (например, обязательственное право, авторское право, наследственное право в гражданском праве) — сложное соединение институтов и их объединений; причем в подотрасли имеются и некоторые общие нормы, которые в ряде случаев в нормативном акте обособляются в виде самостоятельного подразделения (например, «Общие положения об обязательствах»).

8. Развитие системы права и системы законодательства. Система советского права и система советского законодательства развиваются в соответствии с экономическими, социально-политическими и иными потребностями социалистического общества, правовым прогрессом, обогащением юридической культуры и юридической техники. Их развитие приобретает особо важное значение в современных условиях, когда КПСС поставила задачу повышения качества советских законов, их действенности, эффективности, приведения правовой системы нашего общества в соответствие с требованиями ускорения социально-экономического развития страны.

Наиболее подвижной, динамичной, поддающейся непосредственному правотворческому воздействию является система советского законодательства. Именно на нее в последние годы и были направлены усилия КПСС, компетентных государственных органов, научных учреждений — с -тем чтобы по составу законодательных и иных нормативных юридических актов, их соотношению, соподчиненности, по их отработанности советская законодательная система и ее отдельные

217


подразделения имели передовой характер, в полной мере отвечали назревшим потребностям социалистического общества, требованиям правовой политики, нуждам юридической практики. Ныне, после издания Свода законов СССР, многие задачи в этой области уже решены. Вместе с тем остаются еще нерешенные вопросы, относящиеся, например, к систематизации хозяйственного законодательства.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

«На каждом очередном этапе развития общества массив правовых норм «кристаллизуется» вокруг нескольких крупных системообразующих факторов. К ним можно отнести систему нормо-творческих органов, систему субъектов права, основные социально-экономические задачи этапа, пути и средства их решения и др. Кристаллизуется — и как бы «застывает» в виде кодифицированных и некодифицированных актов, законов и актов подзаконного нормотворчества. Общественная жизнь и законодательство, однако, не стоят на месте. Наступает новый этап общественного развития, и процесс кристаллизации законодательства начинается снова, но уже в ином «поле сил». Изменились задачи, появились новые пути и средства их решения, одни системообразующие факторы утратили прежнее значение, другие — выдвинулись на первый план. В результате новые нормативные акты отличаются от актов предшествующего периода и возникает известного рода диссонанс. Старые акты (которые продолжают действовать) не вполне соответствуют новым требованиям, новые акты с трудом вписываются в сложившуюся ранее систему законодательства. Какой выход из этой коллизии? Интересное теоретическое решение... сводится к следующему: отказаться от деления права на отрасли, образовать единое «нормативное общежитие», из которого выбирать подходящие нормы в соответствии с актуальными в данный момент системообразую-щими факторами. В этом решении, однако, есть уязвимый момент: его невозможно практически осуществить. Оно было бы своевременным, если бы нормы существовали в «плавающем виде» и по запросу абонента каким-то чудом к нему «сле-

218


тались». Тогда вопрос о системе права и ее соотношении с системой законодательства был бы излишним. В действительности этого нет. Нормы права по-прежнему закрепляются в нормативных актах, рассчитанных на продолжительный срок действия. А значит, должна быть какая-то научная основа для их закрепления и поиска. Проблема системы права, таким сбразом, существует. Ее смысл — в изучении объективной общности норм, выявлении своего рода «узлов» в их массиве, в определении иерархии системообразующих факторов. Без этого невозможны научно обоснованное правотворчество и систематизация законодательства».

Система советского права и перспективы ее развития. — Сов. государство и право, 1982, № 6, с. 100—101.

Законодательство должно развиваться и одновременно оставаться стабильным. В чем проявляется это противоречие? Можно ли его разрешить? Какие пути Вы видите?

Возможно ли развитие системы советского права? При ответе на этот вопрос нужно учитывать, что система права, в отличие от системы законодательства, имеет объективный, устойчивый характер. Это значит, что в каждый данный момент в соответствии с требованиями экономики, другими потребностями, предшествующей законодательной деятельностью в советском праве есть столько отраслей, сколько фактически, реально их существует в самом содержании советского права, т. е. сколько фактически, реально выделилось особых юридических режимов. А специфика этих режимов, их юридическое своеобразие — тоже реально, фактически — показывает «место» и функции каждой отрасли в системе права. Значит, «изобрести» отрасль на бумаге и «ввести» ее в систему права, так сказать, «одним лишь росчерком пера» невозможно, какие бы веские аргументы в пользу этого ни приводились. Только фактическое положение дел, реальное существование в самом праве особого юридического режима является единственным показателем того, существует или не существует фактически та или иная отрасль права.

219


Но означает ли это, что система советского права навсегда предопределена, носит фатальный характер, не может изменяться?

Нет, не означает. Все дело лишь в том, что изменЙ-ния в системе права происходят только тогда, когда изменяется само содержание правового регулирования и в нем реально, фактически обособляется новый, особый юридический режим регулирования. А сделать это может только законодатель (конечно, с учетом предложений правоведов, ученых и практиков, данных юридической науки), да и то не всегда. Например, далеко не во всех случаях издание нового комплексного акта свидетельствует о возникновении новой отрасли, хотя бы и комплексной. Новая отрасль права возникает лишь тогда, когда при наличии назревших потребностей жизни, необходимых материальных предпосылок путем активной целенаправленности правотворче-ской работы вводится в саму ткань права новый юридический режим регулирования и он «вписывается», не повторяя, не дублируя другие режимы, в систему права с ее четкими, закономерными связями.