Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Чертков В. Л. Судебная защита прав и интересов авторов. М.:«Юридическая литература». –1971. –112 с.

 

Вычитано и проверено Максим Селиванов

 

МОСКОВСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ И УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ АДВОКАТОВ

 

В. Л.ЧЕРТКОВ

СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ АВТОРОВ

«Юридическая литература» Москва — 1971


Чертков В. Л. Судебная защита прав и интересов авторов, «Юридическая литература», М., 1970, 112с.

 

В книге описываются порядок и особенности рассмотрения авторских споров в суде. При этом исследуются вопросы подведомственности и подсудности указанных споров, участники судебною разбирательства и положение управлений по охране авторских прав, подготовка дел к судебному разбирательству, виды и особенности доказательств, заключения экспертизы по авторским спорам, судебные решения и исполнительное производство по ним.

 

Чертков Владимир Лазаревич

«СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ АВТОРОВ»

 

Редактор К. Н. Яцынина Обложка художника Ю. Н. Зеленкова Художественный редактор И. Е. Сайко Технический редактор В. А. Серякова Корректор В. Д. Рыбакова

Сдано в набор 23/Х 1970 г. Подписано в печать 4/III 1971 г. Бумага типографская № 3, формат 84ХЮ81/э2. Объем:, усл. печ. л. 5,88; учет.-изд. л. 5,70. Тираж 8500 экз. А-02663

Издательство «Юридическая литература»

Москва, К-64, ул. Чкалова, д. 38—40.

Заказ 12491.

Тип, газ. «Коммунар», Тула. ул. Ф.Энгельса, 150, Цена 29 коп.


Коммунистическая партия. Советское государство проявляют постоянную заботу о развитии литературы и искусства, ведут неустанную борьбу за их коммунистическую идейность и высокую художественность. Только в условиях нашего общества «перед писателями, художниками, музыкантами, деятелями театра и кино открывается широкий простор для проявления личной творческой инициативы, высокого мастерства, многообразия творческих форм, стилей и жанров» 1.

Предоставляя авторам широкие возможности для создания и использования произведений, Советское государство устанавливает ряд .мер, направленных к наиболее полной защите прав и интересов авторов. Среди этих мер существенную роль играет судебная защита авторских прав в случае их нарушения.

19 декабря 1967 г. Пленум Верховного Суда СССР впервые в своей истории2 принял постановление «О практике рассмотрения судами споров, вытекающих из авторского права»3. В его преамбуле отмечено, что действующее законодательство по авторскому праву значительно расширило правомочия авторов, установило дополнительные гарантии неприкосновенности их произведений, уточнило положения об оплате их труда, обеспе-

1 «Программа Коммунистической партии Советского Союза», «Правда», 1969, стр. 131—132.

2 Президиум Верховного Суда РСФСР 3 августа 1932 г. принял постановление «О судебной практике по авторским делам» («Советская юстиция» 1932 г. № 29, стр. 19), но оно в значительной мере устарело и практически не применяется.

3 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. № 1, стр. 13. Вскоре после этого был опубликован обзор Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР «Судебная практика по авторским делам», где даны разъяснения многих практических вопросов, возникающих при рассмотрении судами споров, вытекающих из авторского права (см. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. № 5, стр. 38—46).


чило соблюдение общественных интересов при использовании произведений науки, литературы и искусства.

Правильное и единообразное применение этого законодательства важно не только при использовании произведений, но и при рассмотрении судебных споров, возникающих в связи с этим использованием. Соблюдение социалистической законности при рассмотрении авторских споров требует от работников суда и прокуратуры учета специфики творчества авторов и их взаимоотношений с организациями, использующими произведения в соответствии с задачами коммунистического строительства.


ГЛАВА I
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ СУДЕБНОГО РАССМОТРЕНИЯ АВТОРСКИХ СПОРОВ

§ 1. ВОПРОСЫ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ АВТОРСКИХ ДЕЛ СУДЕБНЫМ ОРГАНАМ И ПОДСУДНОСТИ АВТОРСКИХ СПОРОВ

1. Подведомственность дела судуодно из условий права на предъявление иска 1. Если дело неподведомственно суду, последний не вправе принять спор к своему рассмотрению.

Судебная подведомственность авторских споров определяется прежде всего составом его участников: если хотя бы одной из сторон в споре являются граждане, спор подлежит рассмотрению в суде, если же обе стороны юридические лица, спор рассматривает арбитраж (ст. 25 ГПК2). Так как чаще всего хотя бы одним из участников споров, возникших из авторских правоотношений, являются граждане авторы произведений, по поводу использования которых возник спор, подавляющее большинство авторских споров рассматривается судом.

Юридическим лицам авторство принадлежит довольно редко. Оно признается, в частности, за издателями периодических изданий и энциклопедических словарей на эти издания д словари в целом, за кинопроизводственными предприятиямина выпущенные ими в свет

1 См. М А. Г у р в и ч, Право на иск, изд-во АН СССР, 1949, стр. 59—60.

2 Здесь и в дальнейшем имеются в виду статьи ГПК РСФСР и соответствующие статьи гражданских процессуальные кодексов других союзных республик.


кинофильмы. При этом авторы отдельных статей для периодического издания или энциклопедического словаря, авторы произведений, вошедших составной частью в кинофильм (сценария, музыки и т. д.), пользуются авторским правом каждый на свое произведение, но не на весь номер газеты или журнала, том словаря или кинофильм (ст. ст. 484—486 ГК1). Содержание авторского права юридических лиц действующим законодательством не регламентировано. Во всяком случае, права1 на вознаграждение за использование произведений в пределах СССР юридические лица не осуществляют. Поэтому споров между юридическими лицамиавторами и организациями, использующими их произведения, практика не знает. При их возникновении они подлежат рассмотрению в органах арбитража.

2. Авторские споры, как и остальные гражданские дела, рассматриваются по общему правилу народными судами (ст. 113 ГПК). Однако вышестоящий суд (краевой, областной, городской, суд автономной области, суд национального округа, Верховный Суд автономной республики и Верховный Суд союзной республики) вправе изъять из народного суда любое дело и принять его к своему производству в качестве суда первой инстанции (ст. ст. 114—116 ГПК). Причиной этого чаще всего бывает особая сложность дела. Поскольку авторские дела обычно сложны, рассмотрение их по первой инстанции областными, городскими и Верховными судами явление довольно распространенное. При этом весьма часто иски предъявляются непосредственно в вышестоящие суды, которые сразу принимают их к рассмотрению, и, следовательно, изъятия дел из 1народных судов не требуется.

Как правило, иск предъявляется в суде по месту жительства ответчика; если таковым является юридическое лицо, то по месту нахождения его руководящего органа или имущества (ст. 117 ГПК). Однако за некоторыми исключениями стороны по взаимному соглашению могут изменить территориальную подсудность, т. е. иск может быть предъявлен в народном суде и не по

1 Здесь и в дальнейшем имеются в виду статьи ГК РСФСР и соответствующие Статьи гражданских кодексов других союзных республик.


месту жительства или нахождения ответчика (ст. 120 ГПК).

Такие соглашения довольно часто встречаются в авторских договорах. Обычно они включаются в договор в качестве отдельного его пункта.

Типовые авторские договоры имеют нормативный характер (ст. 506 ГК) и- не содержат таких пунктов, поскольку последние целиком зависят от соглашения сторон.

§ 2. ТРЕТЕЙСКОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

1. Не все авторские споры целесообразно представлять на судебное рассмотрение (например, споры между автором и редактором в ходе издания книги, между автором и режиссером в ходе постановки пьесы или фильма).

Из права автора на неприкосновенность произведения вытекает обязанность редактора согласовывать с ним все изменения, вносимые при редактировании. Могут быть случаи, когда автор не согласен с этими изменениями, а редактор убежден в их необходимости. Как разрешить их опор?

Какого-либо особого порядка разрешения таких споров закон не предусматривает. Практически они переносятся на рассмотрение главного редактора, редакционного совета, директора издательства, могут дойти до соответствующего министерства или ведомства. Но все это административные органы одной ведомственной системы, тогда как авторзачастую постороннее лицо, представившее рукопись с целью ее опубликования.

При таком «соотношении сил» автор не всегда уверен в беспристрастном разбирательстве спора и объективности его разрешения. В судебные же органы спор попадает лишь после окончательного разрыва отношений с издательством, причем в этом случае он обычно приобретает материально-правовой характер (взыскание вознаграждения) и, таким образом, выходит из сферы творческих разногласий.

То же самое происходит при постановках спектаклей и фильмов. Так, согласно Типовому постановочному договору, утвержденному приказом министра куль-


туры СССР от 24 марта 1956 г. № 178, автору предоставляется право присутствовать на всех репетициях, просмотрах и обсуждениях спектакля. Кроме данного права, других прав творческого характера это г договор автору не предоставляет, и все вопросы о необходимости внесения в произведение тех или иных изменений решает театр. Какого-либо порядка разрешения возможных творческих споров при таком положении, естественно, не существует.

Согласно Типовому киносценарному договору, утвержденному приказом министра культуры СССР от 22 февраля 1956 г. № 94, при запуске сценария в производство автору предоставляется право принимать участие в обсуждении сценария художественным советом студии, участвовать в работе съемочной группы для дачи консультаций режиссеру-постановщику и актерам по вопросам, связанным с трактовкой сцен, образов действующих лиц, обстановкой действия и т. д., причем режиссерский сценарий, кандидатуры исполнителей главных ролей фильма подлежат согласованию с автором. Здесь уже права автора шире, однако «согласование» этих вопросов c автором отнюдь не всегда возможно. Ведь в творческой работе разногласия почти неизбежны и их нужно как-то разрешать. Согласно Типовому киносценарному договору «разногласия по этим вопросам между режиссером-постановщиком и автором разрешаются директором студии» (подп. «в» п. 12) и далее:

«Все опоры между сторонами, вытекающие из настоящего договора, кроме оговоренных в п. «в» п. 12, подлежат разрешению в судебном порядке» (п. 15). Опять автор находится в «своеобразном» положении, ибо руководство студии нередко может быть склонно поддержать своего работника-режиссера в его споре с посторонним автором.

Споры такого рода по своей природе являются спорами о праве гражданском, поскольку в них речь идет о защите права автора на неприкосновенность его произведения. Однако они возникают в ходе выполнения договорных обязательств, в условиях их сохранения, и, кроме того, для разрешения таких споров необходимы специальные познания. Следовательно, судебное рассмотрение подобных дел свелось бы к оценке тех или иных экспертных заключений, а разрешение каждого


творческого спора (их может быть немало по каждому произведению) привело бы к громоздкому судебному разбирательству с неизбежными затруднениями в формулировке и исполнении решения.

Очевидно, необходим какой-то третейский орган для разрешения творческих споров в ходе использования произведения.

Однако в настоящее время третейское разбирательство авторских споров весьма ограниченно. Оно предусмотрено только для споров между авторами по поводу их участия в создании произведений. Разбирательство производится в системе Всесоюзного управления по охране авторских прав Союза писателей СССР1 и регулируется Инструкцией ВУОАП СП СССР от 23 октября 1959 г. № 64/1795

Эта инструкция устанавливает следующий порядок рассмотрения споров. Участники спора прежде всего должны дать письменное согласие на третейское разбирательство в соответствии с инструкцией В противном случае заявителю возвращаются претензионные материалы с разъяснением порядка обращения в суд с иском о признании авторства или соавторства, если они оспариваются, либо о разделе авторского вознаграждения между соавторами.

При согласии участников спора на третейское его разбирательство спор рассматривает должностное лицо ВУОАП. Изучив материалы дела и заслушав мнения сторон, предлагается решение, основанное на нормах права и действующей практике.

Если обе стороны соглашаются с этим решением, указанное должностное лицо (обычно юрисконсульт) помогает им оформить соответствующее соглашение, но заключается оно от имени спорящих « подписывается только сторонами. Каждой стороне выдается по экземпляру соглашения, а один экземпляр вместе с материалами дела остается в ВУОАП вплоть до истечения срока авторского права всех участников спора. При этом сторонам разъясняется, что соглашение сохраняет силу лишь до тех пор, пока оно не оспаривается ни одним из его участников- при отказе хотя бы одной из сторон

1 В дальнейшем именуется УОАП СП СССР


от добровольного ею соблюдения соглашение теряет силу и может иметь значение лишь как доказательство при судебном рассмотрении спора.

Если хотя бы одна из сторон не согласна с предлагаемым решением, рассмотрение спора в системе ВУОАП прекращается, а сторонам разъясняется право и порядок обращения в суд.

Рассмотрение спора нередко требует привлечения экспертизы, что производится с взаимного согласия и за счет участников спора, причем несогласие хотя бы одной из сторон с кандидатурой эксперта или с заключением экспертизы влечет прекращение третейского разбирательства.

Проводимое ВУОАП третейское разбирательство представляется и удобным, и общественно полезным, так как в значительной мере освобождает суд от рассмотрения сложных авторских дел и уменьшает количество судебных процессов либо облегчает это рассмотрение имеющимися материалами третейского разбирательства.

Описанный порядок рассмотрения споров в ВУОАП имеет определенные черты сходства и различия с порядком третейского разбирательства, установленным Положением о третейском суде (Приложение № 3 к ГПК). В обоих случаях по соглашению спорящих для рассмотрения конкретного спора создается суд общественности, не связанный в своей деятельности общими правилами судопроизводства. Но если в ВУОАП решение оформляется в виде соглашения сторон и в дальнейшем не исключает рассмотрения того же спора в общесудебном порядке, то при третейском разбирательстве, установленном ГПК, решение выносится и подписывается судьями, а в будущем при наличии этого решения рассмотрение спора в общесудебном порядке не допускается (п. 6 ст. 129 ГПК). Однако все это относится к спорам между авторами.

2. Третейское же рассмотрение творческих споров авторов с редакторами и режиссерами требует специальной регламентации. Возможность такого порядка разрешения творческих споров порождала бы у авторов уверенность в целостности их творческого продукта и удерживала бы редакторов и режиссеров от неоправданно вольного подчас обращения с произведениями.

10


Структура и порядок работы предлагаемого третейского органа представляются в следующем виде.

Орган этот должен создаваться отдельно для каждого спора и состоять из представителя организации, использующей произведение (издательство, студия и др.), и представителя соответствующей секции творческого союза (драматургии, поэзии и др.). Эти представители должны выбрать председателя, которым может быть лишь признанный деятель культуры в данной области. При несогласии с выбором кандидатуры вопрос решается правлением творческого союза. Оно же должно быть вышестоящей и окончательной инстанцией в случае несогласия кого-либо из участников спора с решением третейского суда по существу опора. Передача спора в суд в порядке гражданского судопроизводства возможна только в том случае, если спор утратил творческий характер и перешел в чисто гражданский. Ведь было бы неправильным (да и не нужным) передавать в народный суд споры творческого характера, о которых говорилось выше, если участники этих споров договорились о их рассмотрении в третейском порядке. Решение третейского суда должно содержать творческую рекомендацию, неисполнение которой влечет расторжение договора со взысканием убытков в общесудебном порядке.

В случае же расторжения авторского договора в результате третейского рассмотрения и возникновения между сторонами спора иного характера (денежные и другие претензии) такой спор также подлежал бы рассмотрению в общесудебном порядке. Для правовой и технической помощи третейскому суду следовало бы создать постоянно действующий аппарат.

§ 3. УЧАСТНИКИ СУДЕБНЫХ СПОРОВ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ АВТОРСКОГО ПРАВА

1. Стороны в судебных спорах, вытекающих из авторского права, можно разделить на две группы.

К первой (она более многочисленна) относятся авторы и организации, использующие их произведения как (чаще всего) на договорных началах, так и без договора.

11


В первом случае с организацией, которая на основании договора приобрела право на издание или публичное исполнение произведения, автора связывают авторские правоотношения. Последние возникают при заключении договора, т. е. до спора. Основанием для спора является невыполнение одной из сторон какого-либо условия соглашения.

Во втором случае спор возникает в связи с бездоговорным использованием произведения; правоотношение же создается в тот момент, когда произведение начало использоваться, а автор выразил двое несогласие с этим и потребовал от организации соблюдения его прав и выполнения соответствующих обязанностей.

Вторую группу составляют споры авторов и соавторов с иными лицами об авторстве и защите неприкосновенности произведений.

Согласно ст. 482 ГК. взаимоотношения соавторов1 определяются их соглашением. 3аключением договора оформляются и отношения автора с лицом, которому он разрешает переделку своего повествовательного произведения в драматическое либо в сценарий или наоборот, а также драматического произведения в сценарий или наоборот (ст. 516 ГК), отношения автора с переводчиком при разрешении автором перевода еще ,не изданного литературного произведения. Возможны соглашения между авторами произведений, включенных в сборник, и составителями сборников, между авторами основных произведений и лицами, создавшими инсценировку, оркестровку, вставные номера к ним или цитировавшими их сверх установленных законом норм; между авторами творческого и подстрочного перевода; между авторами художественных произведений и иллюстраций к ним; между авторами музыки и либретто и т. п. Естественно, что нарушение какой-либо из сторон условий таких соглашений чревато возникновением судебных опоров между субъектами сложившихся правоотношений.

* В п 1 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. «О практике рассмотрения судами споров, вытекающих из авторского права» указаны два необходимых элемента соавторства: наличие взаимного соглашения соавторов о создании коллективного произведения и внесение в это произведение каждым из них своего творческого вклада

12


В послевоенные годы широкое распространение получила новая форма совместного творчества: литературная запись и обработка данных со слов «бывалых людей». Этот термин применяется к лицам, которые являются участниками или очевидцами событий, описанных в художественных произведениях, созданных по их рассказам профессионалами-литераторами. Спор о степени участия «бывалых людей» и литераторов а создании произведения и соответственно о связанных с этим имущественных и личных правах может также стать предметом судебного разбирательства 1.

Нарушение соглашения о соавторстве одним из соавторов или иное ущемление одним соавтором прав и интересов другого порождает опор между ними. При этом соавторы становятся сторонами в этом споре.

Если же права и интересы соавторов нарушает организация, использующая их произведение, или лицо, присвоившее себе их авторство либо нарушившее неприкосновенность их произведения, то в этих случаях соавторы выступают в качестве соистцов, а в случаях предъявления описанных выше претензий к ним они выступают в качестве соответчиков. Возникает ситуация, которая в науке гражданского процесса именуется процессуальным соучастием.

Законодатель предусмотрел возможность процессуального соучастия, назвав его «участием в деле нескольких истцов или ответчиков» и установил, что если иск предъявлен совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам, то каждый из них выступает по отношению к противной стороне самостоятельно (ст. 35 ГПК).

Однако законодатель не указал, когда такое совместное участие является обязательным и когда оно необязательно. Этот пробел восполнен наукой гражданского процесса и сложившейся практикой.

Процессуальное соучастие может быть обязательным, когда все исковые требования должны быть рассмотрены совместно, поскольку раздельное их рассмотрение

* См., например, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда УССР от 28 июля 1958 г. по иску Емлянино-ва к Станкевичу о признании соавторства («Бюллетень Верховного Суда СССР» 1959 г. № 1, стр. 46—48).

13


противоречит характеру спорного материального правоотношения. Процессуальное соучастие необязательно, когда исковые требования соучастников могут быть рассмотрены в отдельности, до исходя из сущности спорного материального правоотношения совместное их рассмотрение диктуется соображениями целесообразности и процессуальной экономии. Это положение в советской науке гражданского процессуального права является общепринятым, ,но в действующем процессуальном законодательстве оно отражения не нашло.

Процессуальное соучастие в спорах, вытекающих из авторского права, имеет особенности, которые являются следствием рассматриваемых судом материальных авторских правоотношений. Вне этой связи исследовать вопросы процессуального соучастия в авторских спорах невозможно.

Соучастниками в большинстве авторских опоров бывают соавторы, и обязательность их соучастия зависит от характера созданного ими произведения. В ст. 99 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик указано, что коллективное произведение может образовать «одно неразрывное целое» или состоять из частей «каждая из которых имеет также и самостоятельное значение», причем во втором случае каждый соавтор «сохраняет свое авторское право на созданную им часть коллективного произведения...».

Из этого следует, что и защита авторских прав каждым соавтором в отдельности возможна лишь во втором случае. В самом деле, как могли бы, скажем, Кукрыниксы отстаивать свои права и интересы в споре с издательством, выступая перед судом каждый в отдельности? Во всех спорах о нарушении прав соавторов каким-либо гражданином или юридическим лицом соавторы произведения, представляющего собой единое целое, ,не могут не выступать «единым фронтом», ибо каждое нарушение прав одного соавтора является нарушением прав и остальных. В этом случае процессуальное соучастие представляется обязательным.

Но не исключено такое положение, когда один из соавторов произведения, представляющего собою еди-

1 В дальнейшем именуютсяОсновы гражданского законодательства

14


ное целое, не пожелает участвовать в судебном споре в качестве истца или противная сторона не пожелает указать на него, как на ответчика. К сожалению, ни Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик1, ни гражданские процессуальные кодексы союзных республик не содержат специальных норм, предусматривающих и регламентирующих обязательное соучастие. Здесь представляется правильным следующее решение вопроса.

Если истец не указал в качестве ответчиков всех соавторов единого произведения, то оставшиеся неуказанными соавторы должны быть привлечены судом в качестве соответчиков. Если же не все соавторы единого произведения предъявляют иск, то суд должен известить о производящемся деле и тех соавторов, которые не являются истцами по делу. При этом суд может вынести решение либо об отказе в иске, либо об удовлетворении иска лишь в отношении участвующих в опоре соавторов, либо о восстановлении нарушенных прав всех соавторов данного произведения. В каждом из этих случаев на соавтора, не предъявившего иск, законная сила судебного решения согласно ст. 39 Основ гражданского судопроизводства не распространяется, и за ним сохраняется право предъявить в будущем (в пределах давностного срока) иск самостоятельно. Что же касается ранее вынесенного судебного решения, то оно не может быть поколеблено предъявлением такого иска.

Рассмотрим подробнее все указанные варианты. Если решением суда иск был удовлетворен в части требований только предъявивших его соавторов, новый иск предъявляется к ответчику по первому делу о восстановлении нарушенных прав в оставшейся части. Если ранее иск был удовлетворен относительно всех соавторов, соавтор, не участвовавший в деле, предъявляет иск к остальным соавторам (например, был взыскан весь гонорар, и соавтор требует своей части). Если же в иске по первому делу было отказано, а в последующем иск не участвовавшего в деле соавтора удовлетворен, остальные соавторы могут ставить вопрос об отмене первоначального решения в порядке надзора.

1 В дальнейшем именуются Основы гражданского судопроизводства

15


Необязательное процессуальное соучастие возможно в случаях защиты прав соавторов произведений, в которых каждый из них сохраняет авторское право на самостоятельную часть произведения. Большей частью это касается создавших одно произведение авторов различных творческих жанров, например композитора и поэта, литератора и художника и т. п. В таких случаях некоторые права каждого из соавторов могут регламентироваться различными нормативными актами; но если даже их права предусмотрены одной правовой нормой, то и тогда защита прав одного из соавторов, как правило, не отражается на правах и интересах остальных.

Так, согласно ст. 495 ГК, при использовании композитором изданных литературных произведений для создания музыкальных произведений с текстом вознаграждение автору текста выплачивается организацией, использующей такое произведение. Тем самым норма материального права не обязывает автора музыки участвовать в судебном споре автора текста с организацией, использующей музыкальное произведение с текстом, о взыскании авторского вознаграждения. Обычно суды при рассмотрении споров с такого рода соавторами привлекают к участию в деле только непосредственно заинтересованных лиц.

Таким образом, необходимость соучастия в этих случаях должна определяться соображениями процессуальной целесообразности.

2. Не регламентировано в действующем законодательстве, но достаточно знакомо судебной практике участие в процессе так называемых альтернативных или эвентуальных (возможных) ответчиков1.

Может сложиться такая ситуация, когда истец заранее не знает, кто именно из возможных ответчиков должен нести ответственность. Это выявляется лишь в результате судебного разбирательства. И истец указы-

В литературе упоминаются альтернативные, эвентуальные (возможные) ответчики (К С. Юдельсон, Процессуальные вопросы судебного рассмотрения дел о возмещении вреда, «Советская юстиция» 1964 г № 17, стр »12—14, Т Е Абова, Соучастие в советском гражданском процессе, автореферат канд дисс, М, 1952, стр 7), но вопрос этот разработан недостаточно

16


вает, а суд привлекает к участию в процессе всех возможных, альтернативных (эвентуальных) ответчиков. Своим решением суд кого-либо из них от ответственности освобождает и тем самым разрешает альтернативу«то же действительный нарушитель. Естественно, в ходе судебного разбирательства интересы одного ответчика противоречат интересам другого, ибо каждый из них заинтересован в возложении ответственности на другого. Считать их соответчиками никак нельзя, ибо между соответчиками ответственность может быть разделена в той или иной мере. Альтернативный же выбор ответчика не дает такой возможности. В этом и состоит разница между соответчиками и альтернативным ответчиком. Данная форма подсказана практикой.

В авторских опорах предъявление иска к альтернативным ответчикам встречается довольно часто.

Например, в деле по иску Управления охраны авторских прав Союза художников СССР1 к Государственному издательству художественной литературы Узбекской ССР и Институту искусствознания АН Узбекской ССР о взыскании авторского вознаграждения ответчики не отрицали обоснованности иска, но издательство считало, что платить должен институт, который выпустил книгу под своим грифом, а институт полагал, что платить должно издательство, которое получило доходы от выпуска книги в свет. Народный суд 3-го участка Октябрьского района г. Ташкента решением от 3 июля 1958 г. признал надлежащим ответчиком издательство и взыскал вознаграждение с него2.

По существу в подобных делах «спорящими сторонами» являются ответчики, и суд решает спор между ними. На наличие такого спора прямо указал народный суд Ленинского района Москвы в решении от 2 июля 1965 г. по иску А. к Управлению кинофикации и кинопроката и Госкомитету по культурным связям с зарубежными странами о взыскании потиражного вознаграждения за выпуск киноальманаха «По Советскому Союзу», ибо в этом деле, как и в предыдущем примере, каждый из ответчиков, не оспаривая право автора на

1 В дальнейшем именуется УОАП СХ СССР.

2 Из дел УОАП СХ СССР


вознаграждение, считал, что платить должен не он, а другой ответчик1.

Необходим ость привлечения в качестве альтернативных ответчиков нескольких организаций в случаях использования произведения с нарушением авторских прав может вытекать даже из текста материально-правовой нормы. Например, согласно ст. 104 Основ гражданского законодательства допускается без согласия автора, но с указанием его фамилии и с выплатой ему вознаграждения запись выпущенного в свет произведения на пленку, пластинку, магнитную ленту или иное устройство в целях публичного воспроизведения или распространения. Однако производить запись может одна организация, а воспроизводить еедругая. Поэтому при предъявлении иска об обязании указать фамилию автора или о взыскании авторского вознаграждения обе организации должны быть привлечены в качестве альтернативных ответчиков.

Участие обоих ответчиков в таких спорах, конечно, обязательно. Для истца же в данном случае безразлично, с кого будет произведено взыскание. Поэтому истцы иногда прямо просят о взыскании вознаграждения «с ответчика или соответчика». Например, И. предъявил иск о взыскании вознаграждения за создание юбилейного сборника «Полоцк» с Института истории АН Белорусской ССР или издательства «Наука и техника», а народный суд Ленинского района Москвы решением от 1 июля 1964 г. удовлетворил иск, произведя взыскание с Института2.

Следует отметить, что, пользуясь в этих случаях термином «соответчики», суды фактически исходят из понятия альтернативных ответчиков. Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Киргизской ССР в кассационном определении от 11 апреля 1968 г. по делу Б. с киностудией «Киргизфильм» и Министерством автомобильного транспорта и шоссейных дорог Киргизской ССР о взыскании потиражного вознаграждения за сценарий документального фильма «По дорогам Киргизии» указала: «Суд привлек в дело

1 Из дел ВУОАП СП СССР.

2 Из дел ВУОАП СП СССР.


соответчиком киностудию «Киргизфильм» и иск удовлетворил, взыскав потиражное вознаграждение с киностудии... Ответчиком но делу является не киностудия, а Министерство». Решение народного суда в связи с этим было изменено и взыскание вознаграждения было произведено с министерства. Таким образом, кассационная инстанция поменяла местами альтернативных ответчиков, хотя и называла их «соответчиками» 1.

Эта терминологическая неточность объясняется отсутствием термина «альтернативные ответчики» в действующем законодательстве. Применяемый при замене ненадлежащего ответчика термин «второй ответчик» (ст. 36 ГПК) к приведенной ситуации прямого отношения не имеет и не восполняет пробел.

Нередко привлечение различных организаций в качестве альтернативных ответчиков в авторских опорах объясняется тем, что один из них получил произведение от другого и использовал его без согласия автора. Поэтому возникает вопрос, кто виновен в нарушении: организация, получившая произведение у автора и передавшая другой организации для использования, или организация, непосредственно использующая произведение. Например, 26 августа 1952 г. один из народных судов Москвы установил, что ответчик художественно-производственные мастерские Измайловского парка культуры и отдыха выпустили плакат-афишу, самовольно использовав рисунки художника П., которые он сделал ранее по заказу издательства ДОСАРМ. Мастерские и издательство были привлечены в качестве ответчиков, причем суд взыскал вознаграждение с непосредственного нарушителя авторского права, т. е. с мастерских 2.

Необходимо подчеркнуть, что суды, как правило, рассматривают в качестве надлежащего ответчика непосредственного нарушителяпользователя произведения, независимо от того, откуда он получил произведение.

Неправильной представляется практика привлечения в качестве ответчика одной из организаций с предостав-

1 Из дел ВУОАП СП СССР.

2 Из дел УОАП СХ СССР.


лением ей права регресса в отношении другой. Таким является решение народного суда 5-го участка Фрунзенского района Москвы от 12 августа 1953 г., которым взыскано авторское вознаграждение в пользу УОАП СХ СССР с издательства «Роогизместпром» за издание иллюстраций художника X. к сказке «Соломенный бычоксмоляной бочок» тиражом выше договорного, причем издательству решением суда предоставлено право регресса к фабрике № 2 Мособллолиграфпрома, которая фактически тиражировала сказку1.

Право регресса предоставляется при отсутствии правоотношения между лицом, в отношении которого это право предоставлено, и истцом. В авторских же опорах, как указывалась выше, правоотношения организаций с авторами возникают как при договорном, так и бездоговорном использовании произведений. Значит, нарушителем авторского права может оказаться организация, либо заключившая и нарушившая договор либо неправомерно использовавшая произведение. Поэтому в данном случае следовало бы привлечь издательство и фабрику в качестве альтернативных ответчиков, чтобы при их совместном участии выяснить, кто должен нести ответственность и кто должен быть освобожден от нее. Так сделал, например, народный суд Кировского района г. Днепропетровска при рассмотрении дела по иску Р. к Днепропетровскому русскому драматическому театру и театру имени Т. Г. Шевченко г. Кривой Рог о взыскании авторского вознаграждения. Решением от 13 марта 1963 г. суд взыскал вознаграждение с Днепропетровского русского драматического театра, а в иске к театру имени Т. Г. Шевченко г. Кривой Рог отказал2.

Следует остановиться на роли истца в определении надлежащего ответчика. Согласно ст. 26 Основ гражданского судопроизводства ответчик рассматривается как лицо, привлекаемое к ответу по иску и его замена в 1процессе производится судом с согласия истца. Таким образом, истец указывает, а суд определяет ответчика.

Если же суд считает, что отвечать должно не то лицо, которое ука;за1но в качестве ответчика истцом, а дру

1 Из дел УОАП СХ СССР.

2 Из дел ВУОАП СП СССР.


гое, но на замену ответчика истец не согласен, суд должен привлечь обоих ответчиков для совместного участия в деле. Причем первоначальное привлечение ответчика производится судом по указанию истца, а привлечение второго ответчика по усмотрению суда.

Интересен вопрос о том, к кому автор должен предъявлять иск в случае использования его произведения под чужим именем или 1в связи с неправомерной переделкой произведения.

По смыслу примечания к п. 14 постановления Наркомнроса РСФСР от 8 июня 1930 г.1 лицо, выдавшее произведение за свое или неправомерно переделавшее его, должно привлекаться в качестве третьего лица на стороне ответчика, которым является организация, использующая произведение с указанным нарушением (до издания этого постановления аналогичное положение содержалось в разъяснении Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 ноября 1927 г.2).

Однако лицо, выдавшее произведение за свое, изменившее его и т. д., и организация, использовавшая в таком виде произведение, являются нарушителями авторского права. Ответственность возлагается на лицо, виновное в таком нарушении. Установить же виновника можно только путем привлечения обоих нарушителей в качестве альтернативных ответчиков, а не третьих лиц.

Из текста ст. 516 ГК следует, что право переработать повествовательное произведение в драматическое либо в сценарий или наоборот автор предоставляет другому лицу, а договор о переделке произведения с автором, чье произведение предполагается переделать, заключает организация. Последняя испрашивает согласие автора на выпуск переделанного произведения в свет и выплачивает ему гонорар. Такая структура договорной связи может навести на мысль, что при возникновении спора в связи с претензией автора о неправильности переделки его произведения сторонами должны быть автор, произведение которого переделано, и организация, заключившая с ним договор о переделке. Однако

1 «Бюллетень Наркомпроса» 1930 г. № 19.

2 «Судебная практика Верховного Суда РСФСР» 1927 г. № 23, протокол № 20, п. 19.


согласно приведенной норме право переработки своего произведения автор предоставляет не этой организации, а определенному лицу («переработчику»), которое обозначено в договоре. И если автор считает, что переделка его произведения сделана неправильно, что этим ущемлены его личные авторские права, то .виновником ее и, следовательно, нарушителем его прав должен считаться не кто иной, как «переработчик». В то же время договор о переработке заключен не с ним, а с организацией. Последняя тоже может быть виновна в нарушении личных авторских прав, выразившемся в том, что она допустила неправильную переделку произведения. Определить, кто из них«переработчик» или организация, заключившая договор о переделке произведения, и в какой степени виновны в нарушении личных прав автора, произведение которого переделано, суд может путем привлечения их обоих в качестве опять-таки альтернативных ответчиков.

В теории авторского права существуют различные взгляды на этот счет. Так, В. И. Серебровский считает, что автор, чье авторское право нарушено, вправе предъявить иск как к пользователю произведения, так и к непосредственному виновнику нарушения авторского права, однако постановление Наркомпроса облегчает положение автора, давая возможность предъявления иска к организации1.

М. В. Гордон полагал, что организация, выпустившая произведение с нарушением авторского права, и непосредственный нарушитель авторского права должны нести перед автором солидарную ответственность, но с предоставлением организации права регресса в случае взыскания с нее гонорара2.

И. А. Грингольц считает необходимым привлекать как организации, так и непосредственных нарушителей авторского права в качестве соответчиков иа основании ст. 166 ГПК РСФСР 1923 года3 (ст. 36 ГПК РСФСР 1964 года).

1 В, И. Серебровский, Вопросы советского авторского права, изд-во АН СССР, 1956, стр. 263.

2 М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат, 1955, стр. 223.

3 И. А. Грингольц, Права автора сценического произведения в СССР, канд. дисс. ВИЮН, М,, .1953, стр. 292.

22


Здесь прежде всего нельзя забывать разницу в процессуальном положении ответчика и третьего лица. Согласно ст. 27 Основ гражданского судопроизводства третье лицо не может распоряжаться объектом процесса, т. е. признавать иск, заключать мировую сделку и пр., привлечение же нарушителей в качестве альтернативных ответчиков создает такую возможность. Возложение ответственности на кого-либо из альтернативных ответчиков устраняет необходимость в регрессном иске: если иск удовлетворен в отношении непосредственного нарушителя, это означает, что суд установил его виновность в сознательном использовании чужого произведения под своим именам и ни о каком регрессном иске к использовавшей произведение организации здесь не может быть и речи; если же иск удовлетворен с организации, то это означает, что суд установил ее виновность в нарушении авторского права и невиновность лица, привлеченного в качестве непосредственного нарушителя.

Судебная практика обычно идет по пути привлечения пользователей произведений с нарушением авторского права и непосредственных виновников такого нарушения в качестве альтернативных ответчиков. Например, народный суд Кировского района Москвы 26 октября 1956 г. рассмотрел дело по иску УОАП СХ СССР к Московской картонажной фабрике и ответчику М. о взыскании авторского вознаграждения, в связи с тем, что М. выдал за свой и предложил фабрике, а фабрика использовала для изготовления жестяных коробок рисунок художника К. «Сказка о царе Салтане». Своим решением суд взыскал гонорар с М., освободив фабрику от ответственности1.

Более того, иногда суд по своей инициативе признает пользователя произведения и нарушителя авторского права альтернативными ответчиками. Так народный суд 2-го участка Ленинского района г. Минска 27 августа 1957 г., рассматривая дело по иску ВУОАП СП СССР к М. с участием третьего лица киностудии «Беларусьфильм» о взыскании авторского вознаграждения в пользу Л., нашел, что студия выпустила на экран фильм «Зеленые огни», снятый по сценарию М., причем

1 Из дел УОАП СХ СССР.


фильм является экранизацией романа Л. «Путь открыт», выполненной без согласия автора и без помещения его имени в титрах кинокартины. Поэтому суд своим определением признал, что надлежащим ответчиком по делу является киностудия и соответчиком М. и решением взыскал исковую сумму с М., отказав в иске к студии 1.

Возможно, конечно, взыскание и с организации, использующей произведение с нарушением авторского права. Так, народный суд 3-го участка Приморского района г Одессы 26 августа 1960 г. рассмотрел дело по иску уполномоченного Управления по охране авторских прав Союза писателей по УССР к Одесской киностудии и К. о взыскании авторского вознаграждения в пользу наследниц Л. При этом суд установил, что студия состояла с Л в договорных отношениях на написание сценария кинофильма «Одна из многих». Сценарий был принят, однако при производстве фильма после смерти Л. и без согласия его наследниц студия заключила договор с К. на доработку фильма с уплатой К. из суммы гонорара, причитающегося наследницам Л. Народный суд взыскал исковую сумму с киностудии, а в иске к К отказал 2.

Таким образом, суд в зависимости от конкретных обстоятельств каждого дела определяет, который из привлеченных ответчиков виновен в нарушении авторских прав и решением обязывает именно этого ответчика совершить действия, восстанавливающие нарушенное право. Остальные привлеченные по делу ответчики от этой обязанности освобождаются, т. е. в отношении их выносится решение об отказе в иске.

§ 4 УПРАВЛЕНИЯ ПО ОХРАНЕ АВТОРСКИХ ПРАВ

1. В целях обеспечения наиболее благоприятных условий для реального осуществления прав, предоставляемых законом авторам, созданы Всесоюзное управление по охране авторских прав при Союзе писа-

1 Из дел ВУОАП СП СССР

2 Из дел ВУОАП СП СССР


телей СССР и Управление то охране авторских прав при Союзе художников СССР. Эти учреждения являются органами общественных организацийтворческих союзов и подчиняются их правлениям.

Центральный аппарат ВУОАП СП СССР, находящийся в Москве, руководит республиканскими отделениями, аппараты которых находятся в столицах союзных республик, и уполномоченными, имеющимися во всех крупных населенных пунктах РСФСР. Республиканские отделения руководят уполномоченными, работающими во всех населенных пунктах республики, которые имеют стационарные театры, а также в иных населенных пунктах. Кроме того, межобластное отделение, подобное республиканскому, имеется в Ленинграде.

УОАП СХ СССР не имеет республиканских или межобластных отделений и осуществляет свою деятельность через уполномоченных, находящихся на всей территории СССР, которые называются инспекторами.

Уполномоченные и инспектора на местах систематически контролируют использование произведений, производят начисление авторского вознаграждения, перечисляют его по безналичному расчету на счет управлений, которые в свою очередь уплачивают его авторам и их наследникам. Эта деятельность предусмотрена правительственными постановлениями и осуществляется при публичном исполнении произведений зрелищными предприятиями, при выпуске произведений в записях на граммофонные пластинки и магнитофильмы, при использовании в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства1.

1 См. постановление Совета Министров СССР от 16 апреля 1966 г «О ставках авторского гонорара за произведения, выпускаемые в записи на граммофонных пластинках и магнитофильмах» (СП СССР 1966 г № 7, ст 78); постановление Совета Министров РСФСР от 2 июня 1960 г «Об авторском вознаграждении за использование в промышленности произведений декоративно прикладного искусства» с изменениями, внесенными 5 июля 1965 г (СП РСФСР I960 г № 23, ст 104, 1965 г № 15, ст 90); постановление Совета Министров РСФСР от 27 июля 1966 г «Об авторском вознаграждении за драматические и музыкальные произведения» с изменениями, внесенными 5 марта 1969 г и 23 декабря 1969 г (СП РСФСР 1966 г № 23— 24, ст 116, 1969 г № 7, ст 33, 1970 г № 2—3, ст 10)

25


Система уплаты авторского гонорара путем перечисления его на счет управления выгодна и удобна для всех участников правоотношений. Авторы и их наследники получают гарантированную возможность своевременной выплаты им гонорара в соответствии с действующими нормами; управление обретает лучшие условия для успешного осуществления возложенных на него функций; организации (при бездоговорном использовании произведений) освобождаются от необходимости разыскивать авторов, исключается накопление кредиторской задолженности, необходимость рассчитывать налоги, а также создается возможность вести безналичные расчеты.

При взыскании авторского гонорара со зрелищных предприятий за публичное исполнение произведений, за произведения, выпускаемые в записях на граммофонных пластинках и за использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства управления по охране авторских прав действуют в силу особых полномочий, установленных и регламентированных специальными нормативными актами. В осуществление этих полномочий организации взыскивают гонорар мирным путем, а при невозможности таковогов судебном порядке.

Авторы получают свой гонорар от управлений независимо от того, каким путем этот гонорар был взыскан, а управления для взыскания гонорара при возникновении спора предъявляют в указанных выше случаях иски от своего имени, участвуют от своего имени в процессе, и на них распространяется судебное решение.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. «О практике рассмотрения судами споров, вытекающих из авторского права» разграничил представительство интересов авторов управлениями охраны авторских прав на два вида: при взыскании авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений, за выпускаемые в записи на граммофонных пластинках и магнитофильмах музыкальные и литературные произведения и за использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства представительство осуществляется в порядке ст. 30 Основ гражданского судопроизводства, т. е. без

26


поручений авторов, а по всем другим спорам об авторском праветолько по их поручениям (п. 10).

Следовательно, в первом случае управления охраны авторских прав выступают в процессе в качестве представителей не по полномочиям авторов, а по своему статусу.

При возникновении же спора по поводу прав и обязанностей, связанных с иными случаями использования произведений (например, с изданием), и при невозможности его мирного урегулирования спор передается на разрешение суда только по усмотрению автора. Это означает, что обращение управления в суд может осуществляться лишь при наличии определенной, выраженной в письменной форме просьбы автора или его наследников. В обоих случаях на управления распространяется срок исковой давности, предусмотренный для исков с участием граждан, т. е. три года (ют. 78 ГК); их иски освобождены от судебных расходов (п. 2 ст. 80 ГПК).

В исключительных случаях, имеющих особо важное принципиальное значение, управление берет на себя функцию по представительству интересов отдельных авторов в спорах между ними. При этом представительство интересов одной из спорящих сторон в суде может иметь место только при наличии письменного заявления автора или его наследников и лишь по согласованию с творческим союзом (или его местными органами) в каждом отдельном случае1. Подобное представительство осуществляется по доверенности управления его работником, но защищаются в суде интересы непосредственно автора, для которого (и только для него) решение суда имеет как материальный, так и процессуальный интерес. Такого рода представительство способствует осуществлению функций общественной организации, защищающей интересы своих членов.

В редких случаях управление может оказаться в положении ответчика по отношению к организациям, с которых взыскано авторское вознаграждение. При этом создается своеобразное положение. Будучи по своему статусу представителем интересов авторов, управление взыскивает авторское вознаграждение за публичное ис-

1 Циркуляр ВУОАП СП СССР от 13 февраля 1958 г. № 64/261.


полнение, использование произведений для записей на граммофонные пластинки и магнитофильмы и использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства в свою пользу и по своей инициативе для выплаты авторам. Если использующая произведение организация в последующем сочтет взыскание неправильным, то требовать его возврата с авторов она не вправе (п. 3 ст. 474 ГК). Причиненный ущерб должно возместить управление, по вине которого было произведено неправильное взыскание. В этом случае налицо спор между организациями, и он подлежит рассмотрению арбитража. Примером может служить дело, рассмотренное 23 января 1968 г. Госарбитражем при Мособлисполкоме по иску Красноармейской трикотажной фабрики к Управлению охраны авторских прав Союза художников СССР. В иске было отказано по материально-правовым основаниям, но процессуальный порядок рассмотрения дела не оспаривался 1.

2. В действующем законодательстве эти управления упоминаются лишь в ст. 481 ГК, где говорится об организациях, «на которые возложена охрана авторских прав»2. В данной норме речь идет об охране неприкосновенности произведения, автор которого умер, не указав лицо, которому он поручает охрану неприкосновенности своих произведений после своей смерти. Управления в соответствии с указанной нормой осуществляют охрану неприкосновенности произведений наряду с наследниками умершего автора, а также при отсутствии наследников и при прекращении их авторского права. Охрана неприкосновенности произведения осуществляется мерами, перечисленными в ст. 499 ГК, а именно требованием о внесении соответствующих исправлений, публикации в печати или иным способом о допущенном нарушении, запрещением выпуска произведения в свет либо прекращения его распространения. Перечисляя лиц, уполномоченных принимать такие меры, ст. 499 от-

1 Дело № 3-49-68 Госарбитража при Мособлисполкоме.

2 Эти организации упоминаются еще в ст. 477 ГК Украинской ССР где говорится, что на них возложена защита имущественных и личных прав авторов произведений, выпущенных под псевдонимом или анонимно, пока автор не доведет до всеобщего сведения свое действительное имя.

28


сылает к ст. 481, т. е. указывает в числе этих лиц и организации, на которые возложена охрана авторских прав.

Очевидно, что, охраняя неприкосновенность произведения после смерти автора и при отсутствии его наследников или истечении срока наследования авторского права, организации, на которые возложена охрана авторских прав, действуют по своей инициативе и от своего имени. Поэтому они только от своего имени могут предъявлять и отстаивать требования о принятии мер, предусмотренных в ст. 499 ГК1.

3. В исследованиях процессуалистов специально анализировалось процессуальное положение управлений по охране авторских прав.

Э. X. Рожецкая называет представителей управления представителями sui generis, т. е. представителями особого рода, поскольку они не нуждаются в специальных полномочиях от представляемого лица и независимы ют него при осуществлении своих процессуальных функций2.

И. М. Ильинская и Л. Ф. Лесницкая пишут о двояком положении управления: выступая в спорах о взыскании авторского гонорара за публичное исполнение произведений, оно занимает положение, предусмотренное ст. 30 Основ гражданского судопроизводства; выступая же в спорах, связанных с изданием произведений, оно занимает положение представителя3.

1 Согласно ст. 502 ГК Латвийской ССР имущественные и личные права автора произведения, выпущенного под псевдонимом или анонимно, пока автор не доведет до всеобщего сведения о своем действительном имени, охраняются организацией, которая осуществила издание, постановку или иное использование произведения. Особенности такой охраны заключаются в том, что она осуществляется организацией, использующей произведение, причем эта организация защищает не только личные, но и имущественные права автора; защита возлагается »а нее не поручением автора, а законом, и во исполнение закона она обязана, обнаружив нарушение прав автора, предъявить от своего имени иск о восстановлении нарушенных прав, определить и отстаивать исковые требования.

2 Э. X. Рожецкая, Судебное представительство в советском гражданском процессе, ка1нд. дисс., Л., 1955, стр. 112.

3 И. М. Ильинская, Л. Ф. Лесницкая, Судебное представительство в гражданском процессе, «Юридическая литература», 1964, стр. 154-155.

29


На наш взгляд, различать положение в процессе управлений по охране авторских прав нужно в зависимости от следующих обстоятельств.

Когда ВУОАП Союза писателей СССР предъявляет иск о взыскании гонорара за публичное исполнение произведений и за произведения, выпускаемые в записях на граммофонных пластинках, когда УОАП Союза художников СССР предъявляет ,иск о взыскании авторского вознаграждения за использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства, когда оба эти управления предъявляют иски о принятии мер к охране неприкосновенности произведений умерших авторов, они в силу предоставленных им законодателем правомочий действуют по собственной инициативе, а не по просьбе и полномочию авторов.

Кроме того, существенное значение имеет специфика материально-правовых отношений между авторами, управлениями по охране авторских прав и организациями, использующими произведения.

Она заключается в том, что, во-первых, в указанных случаях между авторами и организациями, использующими их произведения, авторские договоры не заключаются (пп. 1, 2, 4 ст. 495, ГК) и, во-вторых, на управления охраны авторских прав нормативно возложена обязанность взыскания гонорара с организаций и выплаты его авторам. Значит, хотя речь идет о праве автора на вознаграждение за использование его произведения, т.е. об охраняемом законодательством об авторском праве интересе автора, а не управления, последнее защищает этот интерес, взыскивая гонорар внесудебным и, при возникновении опора, судебным путем.

Защита осуществляется предъявлением иска и отстаиванием исковых требований в ходе процесса, т. е. тем, что понимается под «ведением дела». Если по смыслу ст. 28 и названия раздела II Основ гражданского судопроизводства под лицами, участвующими в деле, понимаются лица, ведущие дело, то именно таковыми и являются в указанных случаях управления охраны авторских прав. Но они ведут дело в защиту прав и охраняемых законом интересов не своих, а авторов. Следовательно, их процессуальное положение соответствует предусмотренному ст. 30 Основ гражданского судопроизводства. Поэтому управления сами определяют иско-

30


вые требования в соответствии с имеющимися у них сведениями, могут менять их в ходе процесса, отказываться от них и заключать мировые соглашения с противной стороной, поскольку ст. 42 ГПК, не входящая в гл. 5 ГПК «Представительство в суде», не содержи г ограничений в указанных правомочиях 1. При этом в соответствии с приведенными нормами в случае отказа управления от иска автор не лишен права отстаивать свои интересы самостоятельно. В ст. 29 ГПК организации, выступающие в подобных случаях, названы в числе участвующих в деле лиц наряду со сторонами, представители же в этом качестве не указываются 2. Таким образом, по смыслу закона управления по охране авторских прав, самостоятельно возбуждая процесс, являются самостоятельными его участниками 3.

Представителями авторов управления становятся при предъявлении исков, вытекающих из использования произведений в различных формах, кроме перечисленных выше (издание, публичное выставление и др.). Предъявление исков в таких случаях производится только по специальному заявлению автора.

Просьба автора о защите его интересов должна в этих случаях содержать в себе сущность и размер исковых требований. Она излагается в специальном заявлении, адресованном управлению. Такое заявление яв-

1 В ст 122 ГПК Украинской ССР и в ст. 123 ГПК Эстонской ССР указано, что организации и граждане, предъявляющие иск в интересах других лиц, пользуются всеми процессуальными правами стороны, кроме права окончания дела мировым соглашением

2 В гт 98 ГПК Украинской ССР, ст 30 ГПК Латвийской ССР, ст. 100 ГПК Эстонской ССР и ст 86 ГПК Таджикской ССР представители включены в число лиц, участвующих в деле, однако в других статьях этих же кодексов указано, что организации, выступающие в процессе в интересах других лиц, пользуются правами стороны, и разграничены процессуальные правомочия сторон и представителей. Кроме того, указанные гражданские процессуальные кодексы включают представителей в число участвующих в деле лиц наряду с организациями, выступающими в интересах других лиц, а это означает, что законодатель отнюдь не отождествляет данные организации с представителями

3 Если решением суда в иске отказано, это влечет невозможность для управления уплатить автору гонорар, но не лишает автора права предъявить такой же иск, самостоятельно, ибо в таком случае состав сторон меняется, а право автора на взыскание гонорара остается. Однако практика не знает такого «повторения» иска.

31


ляется не чем иным, как полномочием на ведение дела. Принимая по заявлению решение защищать интересы автора, управление становится его представителем. Таким образом, исковые требования в данном случае определяет не оно, a автор. Инициативу на защиту своих интересов проявляет автор, а не управление, последнее лишь присоединяется к ней. Будучи представителями, управления связаны полномочиями, перечисленными в ст. 46 ГПК. Такое представительство по своей сущности аналогично профсоюзному представительству 1.

Исходя из различия в положении управлений как лиц, участвующих в деле в соответствии со ст. 30 Основ гражданского судопроизводства, либо как представителей авторов по их полномочиям, следует рассматривать и участие в процессе самих авторов.

Согласно ст. 33 ГПК, если дело ведет управление в порядке ст. 30 Основ гражданского судопроизводства, автор извещается о возникшем процессе и может участвовать в нем в качестве истца. Иное качество при такой ситуации .исключается, хотя в действующем законодательстве это не уточнено2. Это положение закона подтверждает, что инициатива предъявления иска, определение размера исковых требований и само возбуждение процесса происходят помимо заинтересованного лица (в частности, автора), которое извещается об уже возникшем без его участия процессе. Таким образом, процессуальные отношения с судом предъявившей иск организации и истца обладателя нарушенного права существуют независимо друг от друга как две стороны единого гражданского процессуального правоотношения 3. Такая самостоятельность в процессе истца и организации, выступающей в защиту его интересов, в част-

1 Е. И. Филиппов, Судебная защита трудовых прав граждан в СССР, Госюриздат, 1961, стр. 41; «Советское гражданское процессуальное право», «Высшая школа», 1964, стр. 124.

2 В .ст. 104 ГПК Украинской ССР и .в ст. 34 ГПК Узбекской ССР прямо сказано, что лицо, в интересах которого начато дело по заявлению других организаций и граждан, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца наряду с лицом, подавшим заявление в защиту его прав и охраняемых законом интересов.

3 Д. Р. Джалило в, Лица, участвующие в гражданских делах искового производства, автореферат канд. диос., М., 1963, стр. 18.

32


нести управления по охране авторских прав, дает право автору как самостоятельному истцу иметь своего представителя, например адвоката. Не исключается и коллизия в процессе между автором и уполномоченным управления по охране авторских прав. Однако практически в случае коллизии или приглашения адвоката управление выходят из процесса, т. е. отказывается от иска, а автор сам или с помощью адвоката поддерживает исковые требования1.

В тексте ст. 33 ГПК недостаточно четко указано, обязательно ли извещение заинтересованного лица о возникшем процессе и соответственно его участие в нем в качестве истца. Думается, что извещение является обязательным для суда, а участие в процессе необязательно для извещенного. В противном случае ведение дел управлениями по охране авторских прав о взыскании гонорара в различных местах потребовало бы выездов автора в эти места и утратило бы свой практический смысл, который заключается в, освобождении авторов от хлопот по взысканию гонорара внесудебным или судебным путем. Не случайно, видимо, в названии главы 10 ГПК различаются понятия судебных извещений и вызовов.

Если же управление по охране авторских прав осуществляет представительство интересов автора по его уполномочию, то процессуальное положение и управления, и автора иное. Прежде всего между ними создается процессуальное правоотношение представительства. Оно выражается в том, что действия управления ограничены полномочиями представителя, перечисленными в ст. 46 ГПК. Это правоотношение исключает не только возможность коллизии между представителем и представляемым в силу наличия указанных полномочий, но и возможность приглашения другого представителя (например, адвоката) ввиду несовместимости, на наш

1 В предусмотренных ст. 477 ГК Украинской ССР и ст. 502 ГК Латвийской ССР случаях защиту прав авторов произведений, изданных под псевдонимом или анонимно, участие в процессе авторов, следует полагать, связано с раскрытием ими своего действительного имени, ибо участие в гражданском процессе, да еще в качестве истца под псевдонимом или анонимно законом, естественно, не предусмотрено.


взгляд, различных видов представительства, перечисленных в ст 44 ГПК Отпадает необходимость извещения истца о возникшем процессе и привлечения истца к участию в нем, поскольку процесс возникает по инициативе самого истца и с его, естественно, ведома.

§ 5 СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ

1. Судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела (ст. 79 ГПК). От их уплаты при предъявлении исков авторы и выступающие в их защиту организации освобождены (п. 2 ст 80 ГПК). Не уплачивается госпошлина и при совершении исполнительных надписей на взыскание авторского гонорара1. За выдачу свидетельств, подтверждающих право наследования авторских прав и сумм авторского гонорара при отсутствии другого переходящего в порядке наследования имущества, пошлина взимается в размере 1 руб. за свидетельство 2.

Авторы освобождаются от судебных расходов не только при взыскании гонорара, но и при защите иных личных и имущественных прав, если эти права являются авторскими. Кроме того, освобождение от судебных расходов распространяется на наследников автора, поскольку в п. 2 ст 80 ГПК говорится вообще об истцах по искам, вытекающим из авторского права Тем самым законодатель рассматривает защиту авторских прав по аналогии со взысканием заработной платы, ибо интеллектуальный трудразновидность общественно полезного труда, и предоставляет авторам те же процессуальные льготы, как и при защите личных трудовых прав граждан

Согласно ст. 88 ГПК авторы и их наследники освобождены также от оплаты расходов по вызову в суд свидетелей и экспертов. Эти расходы включают оплату проезда, найма жилого помещения и суточных, вознаграждение свидетеля за отвлечение его от работы (или

1 «Советская юстиция» 1965 г № 10, стр 33 2 § 47 Инструкции о государственной пошлине, утвержденной Министерством финансов СССР 26 апреля 1465 г 150


возмещение государственных расходов по сохранению зарплаты фактически не работающему свидетелю) и вознаграждение эксперту за его работу, если она не входит в круг его служебных обязанностей (ст. 87 ГПК). В спорах, вытекающих из авторского права, все эти расходы несут организации, которые используют произведения и с которыми по поводу этого использования у авторов возник судебный спор Если же сторонами в споре являются только авторы, то по таким делам все расходы несет государство

2. Особенно большое значение имеет освобождение от оплаты расходов по производству экспертизы, необходимость в которой по авторским спорам возникает часто и которая нередко бывает весьма дорогостоящей. Если ответчиком в споре является организация, то эти расходы несет она. Если же участники спора авторы, то такие расходы обычно оплачиваются из бюджетных средств.

Назначение экспертизы так же, как и вызов свидетелей, производится либо по ходатайству сторон, либо по инициативе суда. В тех случаях, когда стороны не освобождены от несения судебных расходов, они могут колебаться в возбуждении ходатайства, чреватого материальными затратами У авторов такие колебания исключены. Это обстоятельство может привести к выводу о возможности у автора заявлять многочисленные и не всегда обоснованные и необходимые ходатайства о назначении экспертизы и вызове свидетелей, тогда как процессуальные противники ограничены в такой возможности по материальным соображениям.

Однако подобный вывод был бы поспешным. Конечно, на практике авторы иногда заявляют ходатайства, которые не вызываются необходимостью. Но разрешает эти ходатайства суд, последний назначает экспертизу и вызывает свидетелей тогда, когда он, а не автор находит это нужным. При этом суд, конечно, учитывает целесообразность экспертизы

3. К судебным расходам относится и возмещение затрат на представителя, участвовавшего в деле

От уплаты этих расходов так же, как и других, авторы освобождены, а вынесенные в редких случаях ошибочные решения судов о взыскании с авторов расходов на представителя отменяются в этой части независимо


от разрешения дела по существу. Так, судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда в определении от 11 февраля 1958 г. по иску П. к Смоленскому областному театру о взыскании гонорара указала: «Суд в исковых требованиях истца отказал по мотивам неполучения от П. пьесы. Одновременно суд взыскал с истца в пользу ответчика 740 руб. (все суммы в данном определении приводятся в старом масштабе цен.В. Ч.) в возмещение расходов на представителя. Судебная коллегия находит, что решение суда об отказе во взыскании 14819 руб. в пользу П. является правильным. Что же касается взыскания в пользу ответчика 740 руб. расходов на представителя, то таковое подлежит исключению из решения суда. В силу ст. 46 ГПК РСФСР (1923 года; ст. 90 ГПК РСФСР 1964 г.—В. Ч.) сторона, освобожденная от уплаты судебных расходов согласно ст. 43 ГПК РСФСР (1923 года; ст. 80 ГПК РСФСР 1964 г— В. Ч.), не может быть обязана к возмещению расходов, понесенных другой стороной»1.

Если с автора не могут быть взысканы расходы на представителя в пользу организации, выступающей с противной стороны, то последняя такой льготой не пользуется. Поэтому автор вправе требовать возмещения своих расходов на оплату помощи адвоката согласно ст. 91ГПК2.

4. В ст. 23 Основ гражданского судопроизводства говорится об освобождении от судебных расходов только истцов. Но авторы могут быть и ответчиками (например, при исках о возврате выплаченного гонорара). Должен ли нести судебные расходы автор, привлеченный в качестве ответчика? Исходя из текста приведенного закона должен.

Президиум Московского городского суда в постановлении от 12 августа 1963 г. по делу Государствен-

1 Из дел ВУОАП СП СССР

2 В отличие от ст. 46 ГПК РСФСР 1923 года приведенная норма регулирует возмещение расходов лишь по оплате помощи адвокатов и в пределах установленной таксы Поэтому вопрос о возмещении представительских расходов управления охраны авторских прав оказался неурегулированным Однако фактически управления такие расходы несут и суды их возмещают

36


ного издательства художественной литературы с С. о возврате аванса указал: «...Освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, находящимся в производстве судов, авторы-истцы. С. является ответчиком по делу, поэтому судебная коллегия неправильно освободила его от государственной пошлины по судебному решению, также неправильно с него не взыскана государственная пошлина при подаче кассационной жалобы» 1.

Поскольку ст. 80 ГПК освобождает от уплаты государственной пошлины только авторов-истцов, то, естественно, организации, предъявляющие иски к авторам о взыскании излишне или неправильно взысканных сумм, такой льготой не пользуются и уплачивают пошлину на общих основаниях. Это специально указано в обзоре Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР «Судебная практика по авторским делам»2.

Из тех же соображений, по которым законодатель предоставил авторам процессуальные льготы, решается вопрос о взыскании с авторов судебных издержек в тех случаях, когда по их искам решение вынесено не в их пользу. Судебная практика стабильна в этом отношении: судебные расходы с авторов не взыскиваются.

При недобросовестных и неосновательных исках и возражениях против них ст. 92 ГПК возлагает на виновную сторону обязанность уплаты в пользу пострадавшей стороны вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени. Эта уплата производится в соответствии со средним заработком, но не свыше 5% от удовлетворенной части исковых требований. Недобросовестность стороны должна быть доказана. Необоснованность предъявления иска может состоять и в том, что данные исковые требования правильны по существу, однако истец имел возможность получить полное удовлетворение без обращения в суд, но уклонился от принятия исполнения, действительно предлагавшегося ответчиком3.

1 Из дел ВУОАП СП СССР

2 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. № 5, стр. 45.

3 Приказ НКЮ СССР от 14 мая 1937 г. № 51 («Сборник приказов и инструкций Министерства юстиции СССР 1936—1948 гг » М, 1949, стр 244)

37


Освобождены ли авторы и от этих расходов? Думается, что нет. Ведь закон освобождает их только от уплаты судебных расходов, а указанные расходы в число судебных расходов не включены. Естественно, что никому не могут быть предоставлены особые льготы для недобросовестного ведения судебных дел.

§ 6. ИСКИ, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ АВТОРСКОГО ПРАВА

1. По общим правилам судопроизводства гражданские дела в суде возбуждаются путем предъявления и принятия иска. Согласно ст. 6 Основ гражданского судопроизводства иск предъявляется лицом, заинтересованным в защите своего нарушенного права или охраняемого законом интереса.

Иск облекается в форму искового заявления, содержащего установленные законом реквизиты (наименование суда, истца и ответчика, основания иска и исковые требования) с приложением документов, подтверждающих исковые требования (см. ст. 126 ГПК).

Поскольку авторы наделены личными и имущественными правами, иски в защиту этих прав могут быть:

исками имущественного характера о взыскании авторского гонорара или убытков, вызванных нарушением авторских прав; исками неимущественного характера о восстановлении личных прав авторов в связи с их противоправным нарушением. Возможно и сочетание этих исков, если истец требует восстановления как имущественных, так и личных авторских прав.

Иски имущественного характера являются по существу денежными претензиями о взыскании гонорара. Размер исковых требований обычно исчисляется в соответствии с установленными ставками. Если же предметом иска является взыскание убытков за потерю, уничтожение или повреждение оригинала произведения, то его стоимость определяется на основании заключения экспертизы или просто взыскивается гонорар по установленным расценкам.

Однако практика знает и такие случаи, когда определение цены иска при его предъявлении вообще невозможно. Такая ситуация возникает, например, при

38


взыскании гонорара за гарантированный минимум спектаклей, если драматическое произведение не было поставлено.

Так, Московский драматический театр имени Пушкина принял к постановке принадлежащий Б. перевод пьесы А. Жери «Шестой этаж». По вине театра пьеса не была поставлена, что дало право Б. требовать как расчета по договору, так и выплаты гонорара за гарантированный минимум спектаклей. Разделять эти исковые требования было нецелесообразно, так как они базировались на едином правовом основании. Определить же окончательную дену иска можно лишь после получения сведений о среднегодовом плановом сборе театра за один спектакль. Эти сведения можно было получить только в порядке подготовки дела к судебному разбирательству, т.е. после принятия искового заявления. Поэтому истица просила: 1) истребовать от театра имени Пушкина сведения о среднегодовом плановом сборе за один спектакль, после чего будет окончательно исчислена сумма иска; 2) взыскать с Московского театра имени Пушкина определенную сумму гонорара по договору и гонорар за гарантированный минимум — 5 спектаклей из расчета 4,5% от среднегодового планового сбора за каждый спектакль1.

Таким образом, речь идет об иске без заранее известной его цены. В связи с этим возникает вопрос: допустимо ли объединение исковых требований с определенной и неопределенной ценой иска?

Закон (ст. 84 ГПК) допускает предъявление иска, когда его цена заранее неизвестна. Причем в нем указывается, что окончательная цена иска определяется судом «при разрешении дела», т. е. в ходе его разбирательства, а не подготовки. Поэтому в данном случае имеет место сочетание материального искового требования о взыскании денежных сумм с процессуальным ходатайством об истребовании сведений в ходе подготовки дела к судебному разбирательству. Что же касается правильности представленных сведений, то она должна проверяться лишь в ходе судебного разбирательства, где и может быть окончательно определена

Из дел ВУОАП СП СССР.


цена иска на основании данных, запрошенных и полученных судом при подготовке дела.

Поэтому предъявление иска с определенной и неопределенной ценой является вполне допустимым при общности его оснований, а именно права на взыскание вознаграждения за использование произведений.

К имущественным искам авторов относится и иск из неосновательного обогащения. Так, если соавтор без достаточного к тому основания получил гонорар, причитающийся другому соавтору, то последний вправе прибегнуть к подобному иску1.

Имущественные иски, вытекающие из норм авторского права, могут быть предъявлены и к авторам организациями, использующими их произведения. Таковы, например, иски о возврате аванса, о взыскании расходов по корректуре и т. п.

Согласно ст. 474 ГК, авторское вознаграждение, выплаченное излишне или по отпавшему впоследствии основанию, «не подлежит истребованию в качестве неосновательно приобретенного», если выплата произведена организацией добровольно, при отсутствии счетной ошибки с ее стороны и недобросовестности со стороны получателя. Представляются неудачными в редакции приведенной нормы слова «не подлежит истребованию». Они по своей формулировке означают отсутствие права требовать, т. е. предъявлять соответствующий иск. Однако, во-первых, в самом названии нормы говорится об имуществе, не подлежащем возврату, а не об имуществе, не подлежащем востребованию. Во-вторых, иногда только в результате исследования дела по существу, т. е. лишь после принятия иска к рассмотрению, можно проверить добровольность выплаты авторского гонорара, наличие или отсутствие счетной ошибки и добросовестность получателя. Поэтому именно в соответствии с приведенной нормой возможны иски о возврате гонорара, выплаченного, по мнению истца, излишне или по отпавшему впоследствии основанию. В п. 6 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. «О практике рассмотрения судами споров, выте-

1В И Серебровский Вопросы советского авторского права, стр. 267

40


кающих из авторского права» говорится, что автор обязан вернуть гонорар, если он был выплачен организацией вследствие счетной ошибки с ее стороны или в результате недобросовестности получателя. Рассмотренный выше иск и направлен на выполнение этой обязанности.

2. Личные авторские права неотделимы от личности их носителя. Их нарушение может выразиться в непризнании этих прав за их носителем или в признании прав за другими лицами, в отрицании определенных фактов, которые создают эти личные права. Так, отрицание того, что книга написана данным автором, или утверждение, что она написана другим лицом, является нарушением личного права автора, а именноправа на имя. Восстановление указанного права возможна путем предъявления автором иска о признании авторства. Удовлетворение такого иска восстановит его личное право, так как устранит сомнение в принадлежности ему данного права.

При нарушении права на имя автор может предъявить иск об обязании заменить титульный лист книги или снабдить ее вкладным листом с соответствующим сообщением, заменить театральные афиши, титры кинофильма и т. п. Такой иск возможен и при использовании произведения без согласия автора в случаях предусмотренных ст.ст. 492 и 495 ГК, в соответствии с которыми указание имени автора является обязательным условием использования произведения.

Лицо вправе требовать и признания того, что не оно является создателем данного произведения. Истец может быть в этом заинтересован по моральным соображениям, так как приписывание ему создания недоброкачественного произведения отражается на его репутации. Таким было, например, неоднократно приводившееся в юридической литературе дело по иску Дарана к издательству Детгиз об исключении его авторства на искаженные ответчиком иллюстрации к книге А. Гайдара1.

1 В. А. К а б а т о в, Советское авторское право на произведения изобразительного искусства, канд. дисс., М., 1954, стр. 243: В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского права, стр 268— 269.

41


Истец может требовать также установления того, что ответчик не является автором. Такое требование было, например, заявлено по иску Л. к М. об исключении ответчика из числа соавторов перевода пьесы «Лиса и виноград»1.

Наконец, истец вправе требовать признания себя соавтором. Согласно ст. 99 Основ гражданского законодательства соавторство имеет место, когда произведение является коллективным, т. е. создано совместным трудом двух или более лиц. При этом отношения между соавторами определяются их соглашением, а созданное ими произведение может составлять неразрывное целое или состоять из частей, имеющих самостоятельное значение. Из такой регламентации соавторства не следует, что под «совместным трудом» подразумевается обязательное объединение творческого процесса. Важно внесение в произведение каждым из соавторов творческого вклада. Это подчеркивается в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г В практике встречаются случаи, когда рукопись неизданного произведения попадает тем или иным путем в руки другого лица и используется им для создания нового произведения того же жанра. При этом бывает бесспорен творческий вклад как автора рукописи, так и лица, использовавшего ее. И если лицо числится единоличным автором произведения, то несмотря на то, что творческий процесс в создании произведения осуществлялся порознь, предметом иска автора использованной рукописи может быть только признание соавторства Таким был, например, иск П. к 3. о признании соавторства на либретто оперетт «Цирк зажигает огни» и «Анютины глазки», где истец обосновывал свои исковые требования тем, что его рукописи через композитора попали к ответчику, который внес в них изменения (заменил стихотворный текст, некоторые сюжетные ситуации и образы действующих лиц) и представил к использованию от своего имени2. Возможность предъявления исков о соавторстве вытекает и из п. 11 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декаб-

1 Из дел ВУОАП СП СССР

2 Дело № 2—2353 народного суда Ленинградского района Москвы за 1964 год

42


ря 1967 г., в котором говорится об истребовании сличительных таблиц, совпадений при спорах об авторстве и соавторстве.

Наряду с исками о признании нарушенного авторского права следует остановиться на исках о присуждении к совершению действий, направленных на устранение таких нарушений.

Такой иск автор вправе предъявить на основании ст. 499 ГК, в которой сказано, что автор «вправе требовать восстановления нарушенного права (внесения соответствующих исправлений, публикации в печати или иным способом о допущенном нарушении) либо запрещения выпуска произведения в свет либо прекращения его распространения».

К числу мер по охране личных прав автора принадлежит требование о том, чтобы дальнейшее использование произведения без согласия автора было прекращено.

Узнав, что произведение подготавливается к изданию или переизданию без его согласия, автор может предъявить иск о прекращении подготовки такого издания. Автор может требовать, чтобы была снята постановка драматического произведения, если театр допустил искажение идеи и смысла произведения. Автор произведения изобразительного искусства вправе требовать, чтобы был прекращен выпуск репродукций, которые выполняются настолько плохо, что не отражают качества оригинала. Для всяких произведений, а особенно для произведений изобразительного искусства, может иметь значение и такая мера, как требование об изъятии из обращения тех репродукций или той копии, которые выпущены без согласия автора. В таком случае автор вправе предъявить даже иск об уничтожении копии, явно не соответствующей оригиналу1.

Статья 514 ГК предусматривает охрану интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства. При нарушении этих интересов гражданин, изображенный в соответствующем произведении, может требовать прекращения его опубликования, воспроизведения и распространения.

М В Гордон, Советское авторское право, стр 218—219


Автор сценария вправе просить суд об обязании студии изъять из фильма те кадры, которые созданы ею на основании самовольных и неприемлемых для автора изменений и дополнений сценария 1

Перевод произведений на другой язык допускается без согласия автора оригинала, но при условии сохранения целостности и смысла произведения и с обязательным уведомлением автора (ст. 489 ГК). Закон предусматривает, что при наличии в переводе нарушений целостности и искажений смысла произведения автор оригинала вправе воспользоваться средствами защиты, установленными на случай нарушения неприкосновенности произведения Таким образом, в данном исключительном случае закон, обязывая известить автора о переводе его произведения, заранее (нарушения прав и интересов автора еще не произошло, но может произойти при переводе) гарантирует ему возможность предъявления соответствующего иска. Этим по существу устанавливается контроль авторов оригинала за качеством переводов2.

Особое положение занимают дневники и личная переписка автора. Дневники (в отличие от мемуаров, предназначенных для общества и подводящих итоги прошлому) содержат оценки и взгляды, которые были свойственны автору к моменту записи, но потом могли пересматриваться; в дневниках иногда излагаются факты, не предназначенные для огласки. Дневникэто «переписка человека с самим собой»3. В еще большей степени это относится к личной переписке. В отличие от произведений, создаваемых для общества, письма пишутся конкретному адресату по вопросам, интересую-

1 Н А Райгородский, Авторское право на кинематографическое произведение, изд-во ЛГУ, 1958, стр 17

2 Согласно ст 484 ГК Казахской ССР при использовании переведенного произведения обязательно указание автора оригинала, а в ст. 512 ГК Латвийской ССР указано, что в случаях, предусмотренных Советом Министров республики, автору оригинала принадлежит и право на вознаграждение за использование произведения в переводе на другой язык Предварительное уведомление автора оригинала о готовящемся переводе его произведения облегчает защиту и этих прав при их нарушении

3 А Ф Кон и, К законопроекту об авторском праве Выступление в Государственной Думе На жизненном пути, т 11, 1912, стр 613

41


щим лишь обоих корреспондентов Поэтому публикация дневников и личной переписки автора, какой бы познавательный интерес они ни представляли, допустимы лишь с его согласия либо с согласия его наследников (если у них имеются на то полномочия автора). Нарушение этого правила дает основание предъявлять иск о недопущении публикации.

Возникает вопрос: может ли автор предъявить иск об обязании организации использовать его произведение в соответствии с условиями договора. На этот вопрос закон отвечает отрицательно В ст. 510 ГК специально предусмотрена обязанность организации использовать произведение обусловленным способом и в обусловленный срок Но это лишь регламентация обязанности. О последствиях же ее несоблюдения говорится в другой нормест 512 ГК: «Если организация не осуществит или не начнет использования одобренного ею произведения в установленный договором срок (статья 510), она обязана по требованию автора уплатить ему обусловленное вознаграждение полностью. В этом случае автор вправе также отказаться от договора и потребовать возврата переданных по договору экземпляров произведения». Значит автор вправе требовать уплаты обусловленного вознаграждения, возврата переданных оригиналов произведения, а также расторгнуть договор и соответственно вступить в договорные отношения с другой организацией. Требовать обязания организации к использованию произведения согласно договору автор не вправе. Очевидно, законодатель исходил при этом из того, что только организация может решать вопросы использования произведений, и, кроме того, учитывалась реальность исполнения судебных решений в подобных случаях.

3. В ст. 500 ГК говорится: «Если нарушением прав автора ему причинены убытки (статья 219), то независимо от требований, указанных в статье 499.., автор вправе требовать возмещения убытков». Поскольку данная норма связана со ст. 499 ГК как ее дополнение, то представляется, что речь здесь идет об убытках, связанных с нарушением личных прав автора.

Нарушение имущественных прав автора выражается только в невыплате или недоплате гонорара, право на который предусмотрено ст 98 Основ гражданского

45


законодательства Иск же о взыскании убытков, вызванных нарушением личных неимущественных прав, может предъявляться тогда, например, когда из-за выпуска произведения в свет в искаженном виде или с неправильным указанием имени автора его вознаграждение уменьшилось или ему пришлось понести расходы

Поскольку ст. 219 ГК, к которой отсылает ст. 500 ГК, под убытками подразумевает как понесенные кредитором расходы, так и не полученные им по вине должника доходы, следует считать, что иск, основанный на ст. 500 ГК, имеет две особенности:

а) он существенно отличается от иска о взыскании гонорара, предъявляемого в соответствии со ставками, установленными нормативными актами и авторскими договорами;

б) он предъявляется совместно или дополнительно к исковым требованиям о восстановлении нарушенных личных неимущественных авторских прав, тесно связан с этими требованиями1, а цена иска определяется понесенными расходами или неполученными доходами в соответствии с фактическими обстоятельствами дела.

В п. 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. подробно разъясняются принципы определения размера убытков при неправомерном использовании произведения. Они заключаются в том, что возмещение убытков производится на основании ст. 500 ГК по установленным (прямо или по аналогии) ставкам авторского вознаграждения, которое автор мог бы получить при правомерном использовании его произведения; при отсутствии же ставок исходя из качества произведения, которое в необходимых случаях может быть определено при помощи экспертизы.

1 В ст 499 ГК говорится, что иск о восстановлении нарушенных личных авторских прав может предъявлять не только автор, но и его наследники и организации, на которые возложена охрана авторских прав, а в ст 500 ГК говорится, что иск о возмещении убытков может предъявлять только автор Думается, что в редакции ст 500 ГК допущен пробел, так как требования ст ст 499 и 500 ГК взаимосвязаны к наследникам переходят правомочия авторов, включая указанные в ст 500 ГК, а данные организации призваны охранять и эти правомочия


ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА АВТОРСКИХ СПОРОВ

§ 1 ПОДГОТОВКА АВТОРСКИХ ДЕЛ К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСКА

1 Авторские споры, как правило, являются сложными. Их разрешение требует не только изучения правового материала, но нередко и самого произведения (по поводу использования которого возник спор), разного рода рецензий, заключений, деловой переписки, договоров, расчетных документов и т.п. Поэтому досудебная подготовка авторских дел требует особой тщательности и зачастую продолжительного времени. В п 2 постановления Президиума Верховного Суда РСФСР от 3 августа 1932 г. «О судебной практике по авторским делам» был предусмотрен десятидневный срок с момента принятия заявления до рассмотрения дела (аналогично срокам рассмотрения дел о взыскании зарплаты). Однако установленный в нем срок практически редко соблюдался. Это вызвано сложностью авторских дел и соответственно определенной громоздкостью их подготовки. В самом деле, запросить и получить необходимые документы по авторским делам, изучить их, ознакомиться с произведением, рецензиями, заключениями и т.д. в десятидневный срок (при наличии других дел) для судьи весьма затруднительно. В то же время ограничение рассмотрения, а следовательно, и подготовки дел столь коротким сроком может привести к тому, что она будет скомкана, а при разбирательстве дела всплывут недочеты в его подготовке

47


и дело придется откладывать слушанием. Поэтому сроки для рассмотрения авторских споров целесообразно применять месячные со дня принятия заявления, как это предусмотрено для общегражданских споров ст. 99 ГПК1.

К исковому заявлению должны прилагаться материалы, подтверждающие доводы истца. В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. они перечислены довольно подробно: «В порядке подготовки к судебному разбирательству дел по спорам, вытекающим из авторского права, суды, в частности, должны истребовать от сторон для приобщения к делу авторские договоры, а если спор касается качества произведения отзывы, рецензии и иные письменные доказательства. Если спор связан с неправомерным заимствованием из чужих произведений, к делу следует приобщать экземпляры этих произведений и сличительные таблицы совпадений. Аналогичные таблицы целесообразно истребовать также по спорам об авторстве и соавторстве. В необходимых случаях, с учетом характера спорных правоотношений, должны быть истребованы также иные доказательства, в частности учетные данные о движении рукописи».

Одним из важнейших документов в авторских делах является авторский договор. Из него суд имеет возможность усмотреть особенности материальных отношений сторон, их права и обязанности. Следует отметить, что нередко стороны неправильно оформляют авторские договоры и дают им ошибочные наименования (трудовое соглашение и пр.), что вносит немало путаницы во взаимоотношения сторон. При разрешении споров суды, конечно, исходят не из наименования договора, а из су-

1 Статьи 146 и 148 ГПК Украинской ССР предусматривают, что подготовка дела должна быть проведена в пределах 7 дней, по сложным деламв пределах 20 дней, а после окончания подготовки назначенные к слушанию дела должны быть рассмотрены: трудовые в 7-дневный срок, дела о взыскании алиментов и возмещении ущерба в 10-двевный срок; в ст. 87 ГПК Туркменской ССР сроки для рассмотрения названных дел установлены 10 дней, если стороны находятся в одном городе или районе, а в других случаяхl5 дней; в ст. 87 ГПК Эстонской ССР оговорено, что в сроки рассмотрения дел не засчитывается время, в течение которого дело не могло быть рассмотрено по независящим от суда обстоятельствам, о чем судья должен вынести определение.

48


щества правоотношения, обусловленного в нем. Поэтому текст договора при рассмотрении дела необходим. Если же иск основан на внедоговорных отношениях (самовольное использование произведения), то судье надлежит проверить это.

Непредставление истцом договора не является основанием к отказу в приеме искового заявления. Поэтому определением от 17 сентября 1957 г. Киевский областной суд отменил резолюцию народного судьи Печерского района г. Киева об отказе Б. в принятии искового заявления по его иску к Главному управлению по делам искусств Министерства культуры УССР о взыскании гонорара за перевод пьесы «Четыре времени года». Народный суд мотивировал свою резолюцию отсутствием договора, но судебная коллегия по гражданским делам Киевского областного суда указала, что договор является лишь одним из доказательств по делу, и обязала принять исковое заявление к производству1.

Конечно, договор одно из доказательств, но весьма существенное, и если сторона не представляет его, то суду следует его истребовать.

При наличии договора необходимо проверить правомерность его заключения. Например, приказом министра культуры РСФСР от 30 июля 1959 г. № 591 издательствам запрещено заключать договоры и выплачивать гонорар своим штатным работникам за подготовку текстов, рецензирование и редактирование рукописей, поскольку это входит в круг их служебных обязанностей, а заключение издательских договоров с указанными лицами допускается только с разрешения областного управления культуры2. Поэтому при приеме искового заявления о взыскании авторского гонорара судье следует по своей инициативе проверить, не является ли истец штатным работником данного издательства, и если да, то имеется ли у него соответствующее разрешение.

Не менее важным доказательством по делу является оригинал произведения, чаще всего это относится к ру-

1 Из дел ВУОАП СП СССР.

2 В настоящее время указанная функция министерства культуры перешла к комитету по печати

49


копией. Сам по себе факт наличия рукописи может служить доказательством тех или иных прав.

Например, при подготовке дела народным судом Коминтерновского района Москвы по иску издательства «Молодая гвардия» к Д. о возврате гонорара рукопись книги «Н. Е. Жуковский» не истребовалась. В судебном заседании выяснилось, что рукопись у ответчицы есть, но она не сдана издательству, так как от него было получено письмо о расторжении договора Поэтому суд вынес определение, которым обязал Д. представить рукопись издательству для перезаключения договора. Здесь налицо недочет в подготовке дела к судебному разбирательству. Если бы в этой стадии было выяснено, что рукопись готова, возможно, не пришлось бы рассматривать дело1.

Под рукописью понимаются все варианта и экземпляры произведения, могущие служить доказательством. Например, если возник спор о заимствовании чужого произведения, то в суд должны быть представлены рукописи, о которых идет речь, как о возможном предмете и результате заимствования. Если возник спор о невыплате гонорара в связи с ненадлежащим выполнением автором указаний издательства о внесении в рукопись изменений, в суд должны быть представлены первоначальный и измененный варианты рукописи и т. д.

Наличие рукописи дает суду возможность проверить заключения экспертов при спорах о качестве произведений и об авторстве. При спорах о защите права на имя наличие рукописи дает возможность определить. кто указан в качестве автора, как обозначено имя автора и т. п. Наконец, при спорах о взыскании гонорара представленные рукописи дают суду возможность проверить как сам факт выполнения работы, за которую взыскивается гонорар, так и правильность его начисления. По различным надписям на рукописи можно также установить ее движение в использующей организации Вообще, видя перед собой оригинал произведения, суду иногда легче уяснить себе, о чем идет спор. Поэтому представление рукописи при предъявлении иска или ее истребование в подготовительной стадии процесса пред

1 Из дел ВУОАП СП СССР


ставляется весьма желательным, а в отдельным случаях необходимым 1.

К числу подготовительных действий относится осмотр на месте, который полагается проводить с извещением сторон (ст. 179 ГПК). При рассмотрении одного авторского дела возник вопрос, является ли местным осмотром просмотр кинофильма (так же, как и посещение спектакля, концерта и т п ).

Суть дела заключалась в следующем. К. предъявил к Управлению по кинофикации Министерства культуры СССР иск о взыскании потиражного вознаграждения за сценарий и дикторский текст к одному хроникально-документальному кинофильму. Спор возник в связи с тем, что сценарий был представлен и договор с киностудией заключен после того, как кинофильм был полностью снят. На этом основании ответчик утверждал, что сценарий написан «задним числом», что кинофильм снимался без сценария и поэтому от уплаты отказался. Истец утверждал, что специфика кинофильма не давала возможности его создания без сценария вообще, но что в связи с этой спецификой сценарий мог создаваться только в ходе съемок, что и было сделано. Утверждение истца подтверждалось заключением авторитетной комиссии.

Для проверки утверждения истца в порядке подготовки дела к судебному разбирательству был предпринят просмотр фильма в «Госфильмофонде», но без участия ответчика. На это обстоятельство как на нарушение ст. 80 ГПК (1923 года) представитель ответчика сослался в кассационной жалобе на решение народного суда 2-го участка Ленинградского района Москвы от 13 октября 1955 г., которым иск был удовлетворен2.

Ссылка ответчика представляется неправильной. Представитель кинопроката всегда имеет возможность просмотреть имеющийся в прокатном фонде фильм. Все вопросы, возникшие у суда в результате просмотра, были повторены в судебном заседании. Таким образом, отсутствие представителя ответчика во время просмотра и по существу не могло ущемить чьих-либо интересов. Но главное в другом.

См «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г № 5, стр 45

2 Из дел ВУОАПС П СССР


Фильмы, спектакли, концерты, как правило, общедоступны. Их просмотр может и не облекаться в процессуальную форму. Участники процесса при просмотре едва ли физически в состоянии обсуждать то, что они просматривают, так как это попросту мешало бы окружающим. Обсуждение возможно лишь вне просмотра и обычно проводится с участием экспертов и с соблюдением принципа состязательности. Поэтому просмотр фильма, спектакля или посещение концерта, по поводу которых возник судебный спор, в какую бы форму этот просмотр ни облекался, ввиду невозможности соблюдения принципа состязательности не является местным осмотром и может производиться без вызова сторон. Такой просмотр скорее аналогичен прочтению рукописи или книги, в связи с созданием которой возник спор. Прочтение же книги, так же как и просмотр спектакля, кинофильма и т. п, является специфическим для авторских опоров методом ознакомления с предметом спора. Специфика здесь состоит не в исследовании средств доказывания по делу, каковыми являются рукопись, книга, пленка, картина и т. п., а в изучении содержания спорного произведения. При прочтении, просмотре или прослушивании мнения могут разойтись, но окончательный вывод по существу спора будет содержаться в решении суда. Поэтому представляется, что нет необходимости облекать такой просмотр в особую процессуальную форму.

2. Какого-либо регламентируемого законом претензионного порядка разрешения авторских споров не установлено. Однако на деле переписка претензионного характера почти всегда имеет место, особенно в спорах, где одной из сторон является государственная организация. Так, иски о возврате аванса предъявляются в суд после официального извещения автора о расторжении с ним договора и предложения ему в течение определенного срока вернуть полученные суммы добровольно. Авторы также обычно до обращения в суд требуют соблюдения своих прав непосредственно от использующих их произведения организаций. Это целесообразнее прямого обращения в суд, которое иногда приводит к обострению отношений между сторонами и вынуждает суд заниматься по существу бесспорными делами

52


Например, Киргизское Государственное учебно-педагогическое издательство издало книгу «Тайна двух океанов», где воспроизвело иллюстрации художников В без их согласия, без заключения с ними договора и без уплаты им гонорара На этом основании УОАП СХ СССР предъявил к издательству иск о взыскании гонорара. В судебном заседании издательство иск признало и против уплаты не возражало. Решением народного суда Свердловского района г. Фрунзе гонорар был взыскан. Вероятно, в данном случае гонорар был бы уплачен издательством и при непосредственном обращении к нему.

Точно так же Бурят-Монгольское газетное издательство в свое время поместило в газете «Бурят-Монгольский комсомолец» рисунки ряда художников без их согласия, не выплатив им гонорара. Когда к издательству был предъявлен соответствующий иск, оно признало его и пояснило в суде, что не выплачивало гонорар потому, что не знало авторов рисунков. Здесь также, видимо, можно было урегулировать конфликт без помощи суда1.

Обычно же стороны обращаются в суд в исключительных случаях, когда конфликт не удается уладить внесудебным путем. Большую роль в разрешении спора играют общественные организации (творческие союзы и пр.) и административные органы, руководящие в сфере своей компетенции культурным строительством Немалое значение в урегулировании спорных вопросов имеют непосредственные отношения спорящих сторон путем переписки, переговоров и пр. Все эти внесудебные способы урегулирования споров имеют существенное значение для суда, в который передаются споры. Из переписки между сторонами, из материалов проверки общественных и административных органов суду иногда легче уяснить сущность спора. Поэтому желательно, чтобы в подготовительной стадии процесса судья предложил сторонам представить (или запросил по своей инициативе) все имеющиеся материалы досудебного урегулирования конфликта.

По ряду гражданских опоров нормативно установлен претензионный порядок При этом следует иметь в виду,

Из дел УОАП СХ СССР


что значение претензионного порядка заключается прежде всего в том, что таким образом выясняются разногласия между сторонами, составляющие сущность спора1, который еще не рассмотрен судом, но может быть заранее урегулирован самими сторонами.

Далее, в досудебной стадии этот порядок не относится еще к какой-либо особой форме юрисдикции, ибо в нем отсутствует обязательный элемент любого юридического актагосударственное принуждение2. Лишь суд в состоянии разрешить гражданский спор при помощи государственного принуждения. Но чтобы это осуществить, суду полезно знать, что были использованы и оказались безрезультатными все возможности внесудебного разрешения спора, а также и то, в чем заключаются претензии и возражения спорящих.

В то же время претензионный порядок должен ограничиваться определенными рамками. Нельзя, например, требовать от сторон предъявления повторной претензии, напоминаний или обжалования ответа на претензию в вышестоящий орган. Достаточно лишь получения ответа на претензию или неполучения такового в установленный срок, чтобы уяснить позицию ответчика и убедиться в том, что внесудебное урегулирование спора невозможно.

Формой претензии может быть официальное мотивированное уведомление, направленное через канцелярию, когда стороной в споре является организация, или через нотариальную контору, когда стороны в спореграждане.

Некоторая сложность указанной переписки является чисто внешней, по существу же она приводит к облегчению и ускорению судебного процесса, ибо к моменту судебного разбирательства спорные вопросы уже точно сформулированы, а стороны и суд надлежащим образом осведомлены о фактах и документах, которые предстоит рассматривать.

Если из этой переписки усматривается признание претензии, но фактически она не удовлетворена, то само собой разумеется, что спор не исчерпан таким при

1 М. А Г у р в и ч. Право на иск, стр. 62.

2 Р. Ф. Каллистратова, Претензионный порядок разрешения споров, Госюриздат, 1963, стр 16

54


знанием. Оно может рассматриваться лишь как доказательство в подтверждение обязанности признающего претензию лица. Удовлетворение претензии состоит в добровольном исполнении требования лица, предъявившего претензию. Пока это не произошло, спор существует.

Думается, что установление претензионного порядка и для авторских споров, во всяком случае споров между авторами и организациями, использующими их произведения, было бы весьма полезным.

3. Иногда при принятии иска и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству принимаются меры обеспечения иска с целью гарантии возможности исполнения будущего судебного решения. Обеспечение иска допускается в тех случаях, когда существует обоснованное опасение, что непринятие соответствующих мер обеспечения может повлечь невозможность исполнения решения или затруднение в исполнении (ст. 133 ГПК). Обеспечение иска состоит в наложении ареста на имущество или денежные суммы, принадлежащие ответчику, в запрещении ответчику совершать определенные действия и т. д. (см. ст. 134 ГПК).

К авторским спорам относятся такие меры, как наложение ареста на гонорар, подлежащий выплате, и наложение ареста на произведение, т. е. запрещение его выпуска вплоть до разрешения спора по существу. Они вытекают из пп. 1 и 2 ст. 134 ГПК1.

Обеспечение иска в авторских делах возможно при защите как личных, так и имущественных прав. В отношении защиты личных прав оно может состоять в запрете выпуска произведения, нарушающего авторские права, а в отношении защиты имущественных прав в запрете незаконной выплаты гонорара или в наложении ареста на имущество автора или соавтора, привлеченно-1* го в качестве ответчика. Если сторонами в споре являются только граждане (опоры об авторстве или разделе гонорара), то обеспечение иска может состоять лишь в

1 Согласно ст. 152 ГПК Украинской ССР обеспечение исков к организации допускается только в форме запрещения производить определенные действия

55


наложении ареста на имущество Запрет выпуска произведения или выплаты гонорара может относиться только к организациям, использующим произведения и выплачивающим гонорар.

Исполнение определений об обеспечении иска производится в порядке, установленном для исполнения решений суда (ст. 137 ГПК). Разница между исполнением указанных определений и решений суда состоит в том, что при нарушении запрещений совершать определенные действия (например, выпускать произведение в свет) в порядке обеспечения иска виновные лица подвергаются штрафу до 10 руб., а за истцом признается право взыскания убытков, причиненных неисполнением (ст. 134 ГПК) При неисполнении же решения, обязывающего должника совершить определенные действия, ответчик подвергается штрафу в размере до 50 руб. этот штраф при дальнейшем неисполнении может взыскиваться повторно с тем, чтобы общая сумма штрафов не превышала 300 руб., а ответчик не освобождается от обязанности выполнить действия, предусмотренные судебным решением (ст. 406 ГПК).

Поскольку к авторским делам применимы не все меры обеспечения, указанные в ст. 134 ГПК, здесь представляется целесообразным следующий порядок обеспечения исков.

В тех случаях, когда предметом иска является взыскание авторского гонорара, суд своим определением налагает арест на банковский счет соответствующего учреждения в пределах взыскиваемой суммы, а также на кассу зрелищного предприятия при взыскании гонорара за публичное исполнение произведения. Если же предметом иска является использование произведения в требуемом автором виде, воспрещение использования произведения либо использование его с требуемыми автором изменениями или указаниями на титульном листе, в афишах и титрах, то впредь до разрешения спора по существу суд может запретить использование произведения под страхом взыскания штрафных санкций и убытков, причиненных неисполнением определения суда, которое служит основанием для выдачи исполнительного листа в обычном порядке.

56


§ 2 ИССЛЕДОВАНИЕ И ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СПОРАХ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ АВТОРСКОГО ПРАВА

1. Когда судья приходит к выводу, что дело достаточно подготовлено, он назначает его к судебному разбирательству, которое происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле (ст. ст. 143, 144 ГПК). Разбирательство гражданских дел в судебном заседании является важнейшей стадией гражданского процесса, именно в этой стадии находят наиболее полное выражение его принципы и осуществляются задачи гражданского судопроизводства.

В судебном заседании суд непосредственно исследует доказательства по делу: заслушивает объяснения участников процесса, показания свидетелей и заключения экспертов, знакомится с письменными и вещественными доказательствами.

В ст. 49 ГПК определено понятие доказательств: любые фактические данные, из которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие существенных для дела обстоятельств. При этом четко отграничено понятие предмета доказывания от средства доказывания.

Предметом доказывания в гражданских делах являются обстоятельства, обосновывающие требования и возражения сторон, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Определение предмета доказывания по каждому конкретному делу имеет важное практическое значение, обеспечивая целенаправленную деятельность суда по собиранию и исследованию доказательств

В каждом конкретном деле предмет доказывания определяется применительно к нормам материального права, регулирующим соответствующие отношения, указывающим на обстоятельства, влекущие возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей Это относится и к авторским делам

Например, при рассмотрении дел по искам об авторстве следует доказать, что спорное произведение является объектом авторского права, т. е. что на него распространяется авторское право (ст. 475 ГК). Доказывание этого обстоятельства иногда настолько необходимо,

57


что без него невозможно дальнейшее рассмотрение дела. После того, как доказано, что спорное произведение является объектом авторского права, может возникнуть необходимость установить его создателя, т. е. решить вопрос об авторстве.

Предметом доказывания по авторским делам может быть и факт существования между сторонами договора на использование произведения, а также сам факт использования (в соответствии с договором, в противоречии с его условиями или вообще без договора). Доказываться может соблюдение тех или иных условий договора (сроки, трактовка образов, сюжетные построения и т. п.), создание работы в соответствии с планом научного учреждения, отсутствие препятствий к переизданию произведения и т. д. и т. п.

По общему правилу каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений (ст. 50 ГПК). Под словом «должна» понимается не обязанность, нарушение которой влечет за собой какие-либо санкции, а необходимость, ибо если соответствующие обстоятельства останутся недоказанными, будет вынесено неблагоприятное для стороны решение 1.

Вопрос об обязанностях доказывания и представления доказательств решается законом в соответствии с демократическими началами нашего гражданского судопроизводства. Это также относится и к авторским делам.

Так, согласно ст. 511 ГК непригодность рукописи дает издательству право на расторжение договора, но без возврата аванса; последний подлежит возврату лишь в случае признания судом недобросовестности автора. Обязанность судебного доказывания недобросовестности автора возложена на организацию, использующую произведение. Например, в определении Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 5 марта 1966 г. по делу Одесской киностудии с Ш. и Ш. о возврате авторского вознаграждения прямо указано: «По настоящему делу истец не представил в суд никаких доказательств в подтверж

1 М. А. Г у рви ч, Лекции по советскому гражданскому процессу, изд-во ВЮЗИ, 1950, стр 106

58


дение того, что авторы нарушили одно из условий, предусмотренных ст. 511 ГК РСФСР» 1.

Но что значит недобросовестность? Как это доказать? В каждом отдельном случае нужно исходить из конкретных фактических обстоятельств. В п. 6 «в» постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. приводится следующий перечень возможных проявлений недобросовестности автора: неправомерное использование чужих произведений, представление своего ранее опубликованного произведения под видом нового, искажение фактов в документальном произведении, искажение оригинала при переводе, включение в рукопись непроверенных данных, если они подлежали проверке автором, и т. п. Разумеется, это ориентировочный перечень, все случаи проявления недобросовестности заранее предвидеть невозможно.

Доказывая недобросовестность автора, противная сторона может ссылаться на заключения экспертизы, решения творческих советов, мнения компетентных лиц, различные отзывы, наконец, приводить выдержки из произведения, явно свидетельствующие о недобросовестной работе. Все эти данные в совокупности должны свидетельствовать о недобросовестности автора. Последний, со своей стороны, может прибегать к таким же доказательствам (отзывам, заключениям и пр.) в опровержение обвинения в недобросовестности. Может он сослаться и на факт использования его произведения другой организацией. Например, Госиздат Молдавской ССР предъявил иск к Г. о возврате аванса, выплаченного за роман «Командующий фронтом», считая работу автора недобросовестной. При этом издательство ссылалось на решение Правления Союза писателей Молдавской ССР. Автор же сослался на противоположное решение специально созданной Секретариатом Союза писателей СССР комиссии, а также на факт издания книги издательством «Советский писатель»2.

Надо сказать, что последний довод при всей своей убедительности все же является не более как косвенным доказательством, ибо не исключена возможность использования и недобросовестной работы автора. Такое же

1 Из дел ВУОАП СП СССР г

2 Из дел ВУОАП СП СССР.


значение имеет и факт выплаты аванса. Например, «Туркмениздат» выплатил Б аванс по договору за перевод книги Кадыра Дераева «Судьба». Однако постановлением редакционного совета книга была забракована. Народный суд Фрунзенского района Москвы решением от 26" июля 1965 г. иск издательства о возврате аванса в связи с недобросовестностью автора удовлетворил 1.

Согласно ст. 474 ГК авторское вознаграждение, выплаченное излишне или по отпавшему впоследствии основанию, не подлежит возврату в качестве неосновательно приобретенного, если выплата была произведена добровольно, при отсутствии счетной ошибки со стороны организации и недобросовестности со стороны получателя. Следовательно, счетную ошибку или недобросовестность со стороны получателя должна доказывать организация, предъявляющая иск о возврате неосновательно выплаченного авторского вознаграждения

По тексту ст. 512 ГК на организацию, использующую произведение, под страхом взыскания авторского вознаграждения прямо возложена обязанность доказать, что она не могла использовать произведение по обстоятельствам, зависящим от автора. Например, народный суд Куйбышевского района Москвы в решении от 7 января 1965 г об отказе в иске Т. и К. к издательству «Машиностроение» о взыскании авторского вознаграждения указал: «Расторгая договор, издательство исходило из того, что рукопись не могла быть исправлена редактированием, а по мнению рецензентов, истцы не смогли ее доработать, так как они не являются специалистами в этой области В данном случае ответчик доказал, что рукопись не могла быть использованной по обстоятельствам, зависящим от авторов»2.

В п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. приводится примерный перечень таких обстоятельств, зависящих от автора. Этоотказ от доработки произведения, от внесения в него исправлений, если требования об этом сделаны в соответствии с условиями договора Разумеется, возможны

1 Из дел ВУОАП СП СССР

2 Дело № 2—37 народного суда Куйбышевского района Москвы за 1965 год

60


и иные обстоятельства. Организация должна доказать не только их наличие, но и то, что они явились причиной невозможности использования произведения. Именно так следует, на наш взгляд, понимать ст. 512 ГК.

Но причиной невозможности использования организацией произведения иногда бывают обстоятельства, которые не зависят ни от автора, ни от организации. Они могут быть связаны, например, с изменением политической обстановки, вызваны новыми научными открытиями и т. п. В указанном постановлении Пленума Верховного Суда СССР дается лишь примерный перечень таких обстоятельств, ибо они могут быть самыми разнообразными и указывается, что при их наличии ответственность за невыпуск в свет произведения несет организация. Следовательно, ни организация, ни автор доказывать наличие этих обстоятельств не должны. Организация даже при их доказанности несет ответственность, а автору достаточно доказать наличие договорных отношений, одобрение организацией произведения и невыпуск его в обусловленный договором срок.

В п. 6 «а» постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г указано, что организация не вправе расторгнуть договор с автором вследствие пропуска им обусловленного срока представления произведения, если по истечении этого срока оно фактически принято к рассмотрению (в частности, направлено на рецензию) или по нему произведена иная подготовительная работа, связанная с последующей оценкой. Понятно, что эти фактические данные в случае возникновения спора в связи с просрочкой представления произведения должен доказать автор.

Целесообразному распределению между сторонами в споре обязанностей по доказыванию служат презумпции.

Исходя из смысла ст 49 ГПК, под презумпциями следует понимать обстоятельства, обосновывающие требования и возражения сторон и имеющие значение для правильного разрешения дела, но не нуждающиеся в подтверждении фактическими данными, т е эти обстоятельства считаются доказанными, пока они не оспорены противной стороной.

61


К презумпциям относится презумпция авторства. Автор, предъявивший, например, иск о взыскании гонорара, не должен доказывать свое авторство. Оно подразумевается. Если же авторство опровергается кем-либо, то опровергающий должен обосновать свои возражения. Таким образом, в авторских спорах, за исключением споров по искам о признании авторства или соавторства, автор освобожден от обязанности доказывания своего авторства, которое признается за ним, пока оно не опровергнуто. Это относится и к реквизитам авторского права: времени и месту использования произведения, наименованию пользователя и пр.

Презумпция авторства законом не санкционирована, так как в нормах авторского права нигде не упоминается о том, что автор считается таковым, пока не доказано противное. Ничего не говорится в законе и о реквизитах авторства. Какие-либо удостоверения на авторство нормативно не предусмотрены и не выдаются. Эта презумпция подсказана жизнью.

Однако законом прямо предусмотрено положение, презюмирующее одобрение произведения. Оно заключается в следующем.

Согласно ст. 508 ГК. на рассмотрение работы автора организации дается строго определенный срок, установленный типовым договором. Если в течение этого срока автору не будет направлено письменное извещение о судьбе его труда, то произведение считается одобренным. Следовательно, отношения в данном случае регламентируются законом по принципу «молчание знак согласия».

Конечно, организация, принявшая произведение для использования, вправе доказывать, что она не одобрила его, но задержала ответ автору по каким-либо причинам. Суд после проверки доказательств может признать или не признать ее доводы заслуживающими уважения. Но в любом случае данное правомочие определяется не тем, одобрено или не одобрено организацией произведение в действительности, а по тексту закона, считается ли оно одобренным. Если считается, то автору полагается определенное вознаграждение, если не считается, то те полагается. Это специально подчеркивается в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. Тем самым с процессуаль-

62


ной стороны цель данной нормы заключается в том, чтобы освободить авторов при возникновении споров с соответствующими организациями от обязанности доказывать одобрение произведения, если организация просрочила с ответом (с материально-правовой стороны цель ее заключается в том, чтобы гарантировать права и интересы авторов, представляющих свои произведения для использования в соответствующие организации, и дисциплинировать последние в их отношениях с авторами).

Наряду с упомянутым выше «молчанием», презюмирующим одобрение произведения, могут приводиться и другие обстоятельства, конкретно подтверждающие одобрение организацией произведения.

Следует отметить, что нормативно не установлена какая-либо специальная форма одобрения произведения. Поэтому доказательства одобрения могут быть различными.

Например, по делу киностудии «Киргизфильм» о взыскании авторского вознаграждения народный суд Ленинского района г. Фрунзе в решении от 7 июля 1964 г. усмотрел доказательство одобрения сценария в том, что он был запущен в производство 1.

А по делу К. с Московским областным театром юного зрителя о взыскании вознаграждения народный суд Пролетарского района Москвы решением от 15 февраля 1966 г. удовлетворил иск, исходя даже из того, что одобрение перевода пьесы истца на художественном совете подтверждается показаниями допрошенного в качестве свидетеля бывшего директора театра2.

Обычно суд исходит из того, что если работа в основе одобрена, но с отдельными замечаниями, то такое решение рассматривается как одобрение с соответствующими юридическими последствиями. Например, народный суд Ленинского района Москвы, удовлетворяя решением от 4 июля 1963 г. иск В. к киностудии «Мосфильм» о взыскании авторского вознаграждения, установил: сценарий фильма «Первопечатник Иван Федоров» был одобрен на киностудии «Мосфильм», что вид-

1 Из дел ВУОАП СП СССР.

2 Дело № 2—1023 народного суда Пролетарского района Москвы за 1966 год.

63


но из стенограммы заседания художественного совета объединения, письма Генерального директора и Главного редактора сценарной редколлегии Министерства культуры. Отдельные же замечания, высказанные в этих документах, могут быть автором доработаны при режиссерской разработке1. Это правильно, ибо вторично какой-либо акт одобрения в таких случаях не требуется.

Одним из доказательств одобрения является вывод, сделанный при обсуждении рукописи в организации, ее принявшей. Но само по себе обсуждение еще не доказывает принятия рукописи. В одном решении суд прямо указал, что «стихи для того и присылаются в издательство, чтобы над ними велась работа и чтобы их обсуждали компетентные лица, и такие обычные действия издательства отнюдь не свидетельствуют о принятии работы и о заключении договора»2.

Обсуждение рукописи нередко происходит в присутствии автора, которому, таким образом, становятся известны результаты обсуждения. Однако официального уведомления об этих результатах автору зачастую не посылают по недосмотру аппарата организации. В этом случае факт участия автора в обсуждении является, хотя и косвенным, но все же достаточно убедительным доказательством извещения его о результатах обсуждения. К такому выводу пришел народный суд 2-го участка Тимирязевского района Москвы в решении от 14 октября 1960 г. по делу Н. с Центральной кинолабораторией «Прогресс-фильм». По делу было установлено, что Н. сдал ответчику сценарий научно-популярного фильма «Опыт тракториста Мануковского». Сценарий обсуждался на бюро творческой секции ответчика в присутствии автора и был признан недоброкачественным, о чем свидетельствовала представленная в суд стенограмма обсуждения. Основываясь на этом, суд отказал Н. в иске о взыскании гонорара в связи с просрочкой официального сообщения об отклонении сценария 3. .

1 Дело № 2—2045 1народного суда Ленинского района Москвы за 1963 год.

2 А. И. В а к с 5 е р г Издательство и автор, изд^во «Искусство», 1958, стр. 24.

3 Из дел ВУОАП СП СССР

64


Здесь необходимо отметить, что факт обсуждения рукописи и работы над ней в принявшей ее организации, будучи косвенным и достаточно спорным доказательством одобрения рукописи, вместе с тем является совершенно прямым и бесспорным доказательством сдачи рукописи в случае возникновения об этом спора. Вряд ли это положение нуждается в обосновании.

Выплату аванса судебная практика не признает прямым доказательством одобрения, считая, что платеж может быть произведен и ошибочно. К такому выводу пришла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР еще в определении от 3 сентября 1939 г.1. Вывод этот правилен, ибо согласно закону одобрение выражается иначе, однако косвенным доказательством производство платежа все же является и в совокупности с иными доказательствами может привести к выводу об одобрении рукописи.

Одним из существенных условий договора является объем произведения. Если он уменьшен организацией, то она обязана доказать согласие на то автора. Доказательством при отсутствии специального письма автора может служить его подпись на верстке, сверке или сигнальном экземпляре рукописи. Таково было мнение Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Углетехиздата с группой авторов2.

Если же объем произведения увеличен автором, то он должен доказать согласие на то организации. Как это согласие можно доказать, видно из решения народного суда 2-го участка Советского района Москвы от 26 ноября 1958 г. по делу Г. с Военным издательством о взыскании авторского гонорара. В решении говорится:

«...истец переработал указанное произведение более чем на 25%, т. е. довел его до 15,5 а. л. Это обстоятельство ответчиком не отрицается и, в частности, подтверждается тем, что издательство произвело расчет с Г. и выплатило ему 60% гонорара, исходя именно из объема 15,5 а. л. Таким образом, издательство, приняв произведение в таком, переработанном свыше 25% виде и

1 «Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда Союза ССР, второе полугодие 1939 г », Юриздат, 1941, стр. 122.

2 Из дел ВУОАП СП СССР.


не заявив автору претензии, тем самым согласилось с представленным объемом, в связи с чем издало книгу и распродало»1.

С выпуском произведения в свет связан целый комплекс правомочий. Так, если имеет место продолжение выпуска в свет издания после истечения установленного для этого выпуска срока даже в пределах обусловленного тиража, то такая допечатка тиража должна рассматриваться как переиздание с соответствующими правовыми последствиями. Именно на это ориентирует Пленум Верховного Суда СССР в п. 5 постановления от 19 декабря 1967 г. в целях гарантии прав авторов и дисциплинирования организаций в соблюдении срока выпуска произведений в свет.

Отсюда иногда возникает спор о моменте фактического выпуска. Здесь надо исходить из следующего. Согласно ст. 476 ГК произведение считается выпущенным в свет, если оно издано, публично исполнено или показано, передано по радио или телевидению или иным способом сообщено неопределенному кругу лиц. Значит, пока это не произошло, произведение не может считаться выпущенным в свет, и никакие подготовительные действия к такому выпуску не заменяют его (сдача рукописи в набор и подписание ее к печати, генеральная репетиция спектакля и т. п.). Поэтому доказательства фактического выпуска в свет нужно искать не в выходных данных книги, а в сведениях о ее поступлении в продажу; началом же публичного исполнения произведения является первый спектакль, концерт и т. п.

2. К средствам доказывания закон относит объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов (ст. 49 ГПК).

Объяснения сторон содержат изложение и обоснование обстоятельств, в которых они усматривают основания своих требований и возражений.

Необходимо остановиться на особенностях свидетельских показаний, письменных и вещественных доказательств и имеющих наиболее широкое применение в авторских спорах, заключениях экспертов.

1 Из дел ВУОАП СП СССР


С помощью свидетельских показаний могут доказываться (за установленными законом исключениями) все обстоятельства авторских правоотношений. Свидетелем в авторском (как и в любом гражданско-правовом) споре может быть любое лицо, не имеющее юридического интереса в исходе дела.

Юридическая незаинтересованность означает, что решение суда не может отразиться на правах и обязанностях данного лица. Показания юридически заинтересованного лица относятся к другому виду доказательств1. Например, отменяя решение народного суда Центрального района г. Таллина от 12 ноября 1959 г. об удовлетворении иска Эстонского отделения ВУОАП к Таллинской киностудии и Управлению кинопроката о признании Л. С. соавтором А. С. на киносценарий «На повороте» и взыскании гонорара, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Эстонской ССР в определении от 10 декабря 1959 г. указала:

«Кроме того, показания автора А. С. в качестве свидетеля не имеют доказательственной силы, так как он должен был участвовать в деле в качестве третьего лица»2.

Определенный интерес в исходе дела может быть и у свидетеля. В авторских делах исход дела может представлять творческий, служебный интерес для редакторов, режиссеров и иных лиц, занимавшихся подготовкой произведения к использованию. Это не юридический интерес в указанном выше смысле, но суд должен учитывать его при оценке показаний свидетелей такого рода.

Относительно содержания свидетельских показаний необходимо указать на следующее. В ст. 17 Основ гражданского судопроизводства говорится, что доказательствами, а следовательно, и свидетельскими показаниями подтверждаются «фактические данные», на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

В юридической литературе общепринято понимание

1 См. К. С. Юд ель с он. Судебные доказательства в гражданском процессе, Госюриздат, 1956, стр 162 2 Из дел ВУОАП СП СССР.


этих фактических данных, как сведений о фактах 1. Так понимают их и ГПК некоторых союзных республик2. При этом обычно совершенно исключается возможность заслушивания и оценки мнений или выводов свидетеля о сообщаемых им фактах.

Анализ авторских споров показывает, однако, что такое понимание свидетельских показаний является несколько суженным. Так, в вопроснике, приложенном к отдельному требованию народного суда 6-го участка Октябрьского района Ленинграда в народный суд 3-го участка Советского района Москвы о допросе в качестве свидетеля В.главного редактора Управления кинохроники Министерства культуры РСФСР по делу Н. с Ленинградской студией кинохроники о взыскании гонорара за написание дикторского текста к фильму «Город Калинин», вопрос № 6 гласит: «Кто, по мнению свидетеля, является автором дикторского текста, присланного в Министерство культуры при письме от 29 сентября 1953 г., полученном от Ленинградской студии кинохроники?»3. Думается, что суд не ошибся, поставив так вопрос. Свидетель непосредственно сталкивался с исследуемыми обстоятельствами, и его просят сделать о них вывод, высказать свое мнение. Ведь допускает же уголовно-процессуальный закон заслушивание показаний свидетеля о личности обвиняемого и потерпевшего, о своих взаимоотношениях с ними. Такие показания ни что иное, как мнение. Важно лишь, чтобы оно возникло в результате непосредственного восприятия фактов.

Точно так же редактор или режиссер может, с нашей точки зрения, высказать мнение о тех или иных особенностях качества произведения или творческого почерка автора, над произведением которого допрашиваемый в качестве свидетеля режиссер или редактор работал. Это не экспертное заключение (ибо эксперт лишь после возникновения спора впервые сталкивается с произведением и исследует его в плоскости поставленных

1 См К С Юдельсон Советский гражданский процесс, Госюриздат, 1956, стр 156

2 В ст 41 ГПК Туркменской ССР и в ст 62 ГПК Латвийской ССР подчеркивается «Свидетель может быть допрошен исключительно о фактах, подлежащих установлению в данном деле»

3 Из дел ВУОАП СП СССР

68


вопросов), а впечатление человека, непосредственно соприкасавшегося с произведением в период его творческой разработки и заинтересовавшегося им в сфере своей деятельности. Такое впечатление, мнение, вывод небезынтересны для суда (да и для эксперта, пожалуй, тоже). Другое дело, что суд может с ним не согласиться, но это уже вопрос оценки доказательств. Во всяком случае это мнение создалось в результате непосредственного соприкосновения с обстоятельствами, относящимися к делу. Поэтому сообщение суду такого мнения является, в сущности, формой сообщения сведений об обстоятельствах дела, т. е. именно тем, что предусмотрено закономст. 17 Основ гражданского судопроизводства.

По такому пути идет и судебная практика по авторским делам. Например, при рассмотрении дела киностудии имени А. Довженко с Б. о взыскании авторского вознаграждения за создание музыки к кинофильму «Стежки-дорожки» в основу решения народного суда Киевского района Москвы от 5 июня 1964 г. были положены показания допрошенного в качестве свидетеля автора киносценария о соответствии музыкального сопровождения фильма его сценарию1. Такие показания не могли не содержать определенную субъективную оценку свидетелем сообщаемых им сведений, но эта оценка не могла не представлять для суда интереса.

Однако только к оценке свидетельские показания сводиться не должны. Неправильна, на наш взгляд, например, такая ссылка народного суда Бауманского района Москвы в решении от 10 января 1967 г. по делу П. с издательством «Знание» о взыскании авторского вознаграждения: «Из показаний свидетелей И. и Э. видно, что истцом материал в рукописи излагается очень сухо, перечислительно, язык очерка вялый, невыразительный, лишенный эмоциональной окраски. Более того, некоторый материал рукописи устарел»2. Здесь в показаниях свидетеля излагаются не факты и их оценка, а только оценка. Такая оценка является функцией экспертизы, а в данном случае она не была проведена,

1 Дело № 2—1284 народного суда Киевского района Москвы за 1964 год

2 Дело № 2—105 народного суда Бауманского района Москвы за 1967 год

69


и субъективные выводы свидетелей не были подтверждены или опровергнуты ни сообщаемыми ими фактами, ни объективным заключением специалистов. Основывать же решение только на субъективных высказываниях свидетелей недопустимо.

В сг. 63 ГПК дается перечень письменных доказательств с указанием, что именно их содержание может доказывать те или иные обстоятельства, имеющие значение для дела: это акты, документы, переписка делового или личного характера.

Письменные доказательства имеют в авторских спорах весьма серьезное значение.

К ним прежде всего относятся авторские договоры. Согласно ст. 505 ГК авторский договор подлежит заключению в письменной форме, за исключением договоров об опубликовании произведений в периодических изданиях и энциклопедических словарях при возникновении споров в этих случаях стороны согласно ст. 42 ГК вправе приводить любые доказательства, подтверждающие такое поведение контрагента, из которого явствует его желание вступить в соглашение.

Такое же исключение усматривается и из текста ст. 442 ГК, где говорится об использовании произведений, премированных по конкурсу. В случае возникновения спора, вытекающего из такого использования (невыплата премии, невозврат оригинала и пр.), необходимо представить объявление о конкурсе, из которого видны его условия, документы о посылке произведения на конкурс и о получении его организацией, объявившей конкурс, сообщение этой организации о премировании произведения и официальные сведения об использовании произведения.

Автор является равноправной стороной в авторском договоре: последний подписывает он и организация, использующая его произведение. Однако в ст. 503 ГК сказано, что автор вправе заключить договор, а ст. 488 ГК указывает, что запрещено использование произведения автора без заключения договора с ним или его наследниками, кроме случаев, указанных в законе. Следовательно, поскольку использование произведения должно входить в функции организаций, то надлежащее оформление авторского договора составляет для них обязан ность, а для автора право. В п. 2 постановления Пле-

70


нума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. специально указывается, что использование произведения без договора с автором, когда заключение договора обязательно, не только является нарушением авторского права, но и не препятствует удовлетворению материальных и иных претензий автора. В то же время с доказательственной стороны последствия несоблюдения надлежащей формы авторского договора в равной степени ложатся как на автора, так и на организацию.

При несоблюдения письменной формы авторского договора обе стороны лишены права ссылаться на свидетельские показания в подтверждение договора (ст. 46 ГК), но могут приводить всякого рода письменные доказательства1. К последним могут относиться различные письма, телеграммы, извещения, резолюции и т. д.

Так, доказательством заключения издательского договора может считаться наличие письменного согласия издательства выпустить в свет представленную рукопись2. Но для всех этих доказательств необходимо, чтобы: а) письменное подтверждение заключения договора исходило от таких должностных лиц, которые правомочны заключать договор от имени организации (директор, его заместитель и т. п.) и б) представленные доказательства позволяли судить о предмете и других условиях договора.

Примером может служить решение народного суда 4-го участка Киевского района Москвы от 15 января 1960 г. по делу П. со Скульптурно-производственным комбинатом о взыскании гонорара. В судебном заседании было установлено, что Комбинат мучнисто-кондитерских изделий заказал ответчику модели металлических форм для отлива шоколада. Ответчик во исполнение заказа поручил истицескульптору П. изготовить рельефы, что она и сделала. Ответчик заказ Комбината мучнисто-кондитерских изделий не выполнил, ссылаясь

1 Согласно ст 502 ГК Казахской ССР отсутствие письменной формы авторского договора не лишает стороны права ссылаться на другие письменные доказательства. При этом письменная форма авторского договора не обязательна для опубликования произведений также и в сборниках

2 См А И Ваксберг Издательство и автор, стр 23

71


на отсутствие материала для прессформ, и не уплатил истице гонорар, ссылаясь на отсутствие договора. Удовлетворяя исковые требования П., суд указал в решении, что отсутствие договора истицы с ответчиком восполняется другими письменными доказательствами, а именно:

1) заказом комбината ответчику, 2) решениями Художественного совета ответчика и технического совета комбината о принятии и одобрении работы истицы 1.

Договор должен быть оформлен надлежащим образом. Обычно он составляется по типовой форме и подписывается в двух экземплярах, один из которых выдается автору, а второй остается в делах соответствующей организации. На каждое произведение открывается особое дело и заводится учетная карточка, в которой отмечается все движение по делу. К делу подшивается, в частности, вся переписка с автором. Наличие таких документов значительно облегчает доказывание перед судом сложившихся между организацией и автором правоотношений. Недостатки же в оформлении документации требуют подчас дополнительных доказательств самого существования договора.

Авторские договоры удостоверяют волеизъявления сторон по основополагающим моментам соглашения. В то же время в авторских правоотношениях возникают и частные вопросы, требующие отдельного волеизъявления и, соответственно, его доказательства при возникновении спора. Примером может служить договоренность об отсрочке представления произведения. Просьба автора об этом должна быть изложена в письменном виде. Но доказывать обычно приходится не просьбу, а согласие организации на отсрочку. Оно тоже должно быть дано письменно, иначе автор лишается права ссылаться на свидетельские показания, но вправе доказывать разрешение на отсрочку с помощью письменных доказательств (например, перепиской с организацией после истечения срока представления произведения).

Действующие гражданские кодексы предусмотрели, какие волеизъявления сторон в авторских правоотношениях требуют обязательного письменного оформления, а какиене требуют его. Если такое волеизъяв-

1 Из дел УОАП СХ СССР.


ление относится к существу авторского договора, то оно должно оформляться письменно. Поэтому согласно ст. ст. 508, 509 и 516 ГК обязательная письменная форма требуется:

1) при извещении автора об одобрении его произведения организацией, которой оно передано для использования по авторскому договору;

2) при получении согласия организации, заключившей с автором договор, на использование произведения или его части третьим лицом;

3) при получении согласия организации, заключившей с автором договор о переделке его произведения, на предоставление третьему лицу права переделки этого произведения в произведение того же вида, какой предусмотрен договором.

Вместе с тем в авторских правоотношениях возможны волеизъявления, не относящиеся к существу авторского договора. Письменное оформление их желательно, но по закону не обязательно. К таковым ст. ст. 480, 482, 489 и 514 ГК относят:

1) соглашение между соавторами об отношениях между ними; 2) согласие автора на внесение изменений в его произведение; 3) уведомление автора о готовящемся переводе его произведения на другой язык; 4) согласие лица, изображенного в произведении изобразительного искусства, на опубликование, воспроизведение и распространение этого произведения.

Наряду с волеизъявлениями сторон в авторских правоотношениях документально оформляются и, следовательно, подтверждаются письменными доказательствами различные действия при использовании произведений.

Доказательствами оплаты авторского вознаграждения служат счетно-бухгалтерские документы.

В письменном виде оформляется сдача произведений для их использования. Если произведение сдается в готовом виде при заключении договора, то об этом делается отметка в той графе договора, где указываются сроки сдачи. Факт сдачи рукописи (в любой стадии договорных отношений) регистрируется в специальном журнале и карточке движения рукописи.

Эти документы составляются принявшей произведение организацией, хранятся у нее, но автором не про-

73


веряются (хотя и служат серьезным доказательством в случае спора). Такое положение ведет к тому, что иногда авторы оспаривают данные указанных документов, заявляя, что они изменены или ошибочны. Представляется целесообразным, чтобы в регистрационном журнале и карточке движения рукописи против каждой записи ставилась подпись автора.

В подтверждение получения рукописи автору выдается расписка с указанием его фамилии, наименования работы, ее объема, количества иллюстраций, даты принятия и номера договора. Иногда ограничиваются отметкой на авторской копии рукописи. Доказательством отсылки рукописи по почте служат почтовые документы.

Установленный законом порядок издания Плановых научных работ также требует документального оформления.

Согласно п. 9 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. научная работа считается плановой, если ее написание было прямо предусмотрено индивидуальным планом автора или ее опубликование было с согласия автора зачтено в его план. При этом сам по себе факт использования автором материалов организации, с которой он состоит в трудовых отношениях, не может служить основанием для признания работы плановой. Это дает широкие возможности доказывания как плановости, так и, наоборот, неплановости представленной к опубликованию научной работы.

Основанием для издания плановых работ служит включение данной темы в план научно-исследовательской работы, рекомендация соответствующего компетентного органа (ученого совета, кафедры и пр.) к изданию произведения и направление его в издательство с сопроводительным письмом руководителя научного учреждения или учебного заведения, где указывается, что работа является плановой. При заключении же договора на создание неплановой, т. е. оплачиваемой гонораром работы, с автором сотрудником научно-исследовательского института, преподавателем вуза или просто работником, служебные обязанности которого имеют отношение к теме работы, необходимо, чтобы автор представил справку с места работы за подписью руководителя о том, что данная тема не включалась в

74


план научной работы и выполнена не в порядке служебного задания. Указанные данные подтверждает и сам автор фактом подписания договора.

Бывает так, что работа, объединенная одним заглавием1 и общностью предмета исследования, включает в себя несколько самостоятельных разделов, одни из которых выполнены по плану научных работ, другие независимо от него. При возникновении спора нужно представить выписку из тематического плана, протокол заседания, на котором утверждался план или плановая тема, а при отсутствии спорасправку учреждения, утвердившего план.

Если же к созданию плановой работы привлечены нештатные сотрудники данного института, то необходимо выяснить, на каких условиях это привлечение состоялось. Например, народный суд Бауманского района Москвы, рассматривая дело по иску Ш. и Л. к издательству «Наука» и Институту мировой литературы имени А. М. Горького о взыскании авторского вознаграждения, установил, что издательство выпустило в свет подготовленный институтом в плановом порядке сборник «Памятники поздней античной поэзии и прозы II—V вв.» с использованием переводов истцов, которые сотрудниками института не являются. Решением от 11 января 1965 г. суд взыскал авторское вознаграждение с института и даже вынес в его адрес частное определение в связи с тем, что институт привлек к работе посторонних лиц без оформления и выплаты им вознаграждения 1.

В тех случаях, когда на издание произведения требуется разрешение специального органа и этим оттягиваются сроки выпуска произведения, то помимо самого разрешения, даваемого, разумеется, в надлежащей письменной форме, иногда для обоснования просрочки необходимо доказать, что организация своевременно приняла меры для получения этого разрешения. Доказательствами при возникновении спора могут служить переписка о разрешении, препроводительное к рукописи письмо, данные карточки о движении рукописи, почтовая квитанция и др.

1 Дело № 2—43 народного суда Бауманского района Москвы за 1965 год


Вещественными доказательствами приходится пользоваться и при рассмотрении авторских дел. Здесь прежде всего возникает вопрос о рукописи. Наряду с иными объективными формами воспроизведения творческой деятельности авторов, указанными в ст. 96 Основ гражданского законодательства (изображение, пленка и т. п.), рукопись правильнее было бы отнести не к письменным, а к вещественным доказательствам.

М. А. Гурвич определяет письменные доказательства как предметы, на которых письменными знаками выражено содержание, из которого суд черпает необходимые ему сведения о фактах1, а К. С. Юдельсон как предметы со знаками, выражающими мысли, из которых суд получает сведения, необходимые для разрешения опора 2. Но какие сведения или мысли, необходимые для разрешения спора, содержатся в рукописи? Ведь описываемые в ней события или научные данные ничего не говорят о существе авторского спора. Если же возникает вопрос о качестве произведения, то и в этом случае данные содержатся в соответствующем заключении, а сама рукопись остается предметом экспертного исследования, что отнюдь не меняет ее доказательственного значения.

Сведения о опорных фактах может содержать лишь титульный лист рукописи. На нем указаны фамилии автора, название произведения, исходные данные. На титульном листе может ставиться гриф научного учреждения или иного ведомства, содержаться различные надписи и подписи, которые могут иметь правовые последствия. Например, в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда УССР от 24 июня 1957 г. по делу о признания соавторства говорится: «Участие истца в написании указанного произведения подтверждено в судебном заседании показаниями свидетелей, самого ответчика, а также наличием титульного листа в книге, на котором рукой С. написано, что автором этого произведения является истец»3. Таким образом, титульный лист рукописи, бес-

1 См. «Советское гражданское процессуальное право», изд-во ВЮЗИ, 1957, стр. 224.

2 К. С. Юдельсон, Советский гражданский процесс, Госюриздат, 1956, стр. 162.

3 Из дел ВУОАП СП СССР.


спорно, является письменным доказательством, а именно, документом. Но сама рукопись не может рассматриваться как документ. Она не может быть отнесена ни к одному из видов письменных доказательств, предусмотренных их общепринятой классификацией именно потому, что ее текст не содержит сведений по существу спора.

Если из документа суд черпает необходимые для дела сведения, то его следует рассматривать в качестве письменного доказательства. Но бывают случаи, когда документ важен для дела потому, что он обладает некоторыми особенностями (например, на нем имеются подчистки, приписки и т. д.), или значение имеет его местонахождение. В этих случаях документы являются вещественными доказательствами. Они незаменимы в отличие от доказательств письменных1. Эти общепринятые признаки вещественных доказательств полностью характеризуют рукопись (как и пленку, чертеж, изображение и т. п.).

В рукописи имеются следы правки, замечания, пометки и т. д., которые могут иметь доказательственное значение, что делает ее незаменимым, а следовательно, вещественным доказательством. Существенное значение имеет и местонахождение рукописи и рабочих материалов по ней. К. С. Юдельсон пишет: «Например, суд должен решить дело о праве авторства на научное, литературное произведение или изобретение. Весь личный архив действительного автора произведения имеет существенное доказательное значение им можно установить, когда возникли первые мысли, какие препятствия преодолел автор при разработке темы, какие делал опыты, а у лица, присвоившего чужой литературный или научный труд, таких архивов быть не может»2. Это тоже характерно именно для вещественных доказательств.

Практическое значение отнесения рукописи к вещественным доказательствам состоит в невозможности замены экземпляров при их представлении в суд. Если

1 «Советское гражданское процессуальное право», «Юридическая литература», ,1965, стр. 158.

2 К. С. Юдельсон, Судебные доказательства в гражданском процессе, стр. 197.


письменные доказательства можно представлять в копиях, так как важно их содержание, то замена экземпляра рукописи может привести к потере определенных доказательств и потому представляется недопустимой.

Наряду с рукописями в авторских спорах возможны и другие вещественные доказательства. Большей частью это произведения, объекты авторского права: картины, скульптуры, снимки, а также различные их эскизы и фрагменты.

§ 3 ПРОВЕДЕНИЕ И ОЦЕНКА ЭКСПЕРТИЗЫ В СУДЕ

1. Сущность экспертизы заключается в том, что привлеченное в качестве эксперта лицо, будучи специалистом в той или иной области знания, исследует интересующие суд факты и делает о них выводы, исходя из имеющихся в данной области и известных ему закономерностей. Определенные закономерности существуют и в литературе, живописи, музыке, драматургии, кинематографии, словом во всех областях искусства. С произведениями искусства сталкиваются в той или иной мере все советские люди почти на каждом шагу своей повседневной жизни. В нашей стране, как нигде в мире, искусство доступно каждому. С ростом культурного уровня растет познание закономерностей искусства, а не только «потребление» его произведений. Но вопросы, возникающие при защите авторских прав, требуют таких специальных познаний, которыми обладают лишь люди, являющиеся не только читателями, зрителями или посетителями выставок, а работниками литературы, науки и искусства, знакомыми с определенными закономерностями, свойственными тому или иному виду литературы и искусства либо определенной отрасли науки.

В судебных делах, связанных с защитой авторских прав, экспертиза находит широкое применение1. Для ее

1 В обзоре Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР «Судебная практика по авторским делам» подчеркивается, что по каждому десятому изученному делу суды назначали экспертизу (см «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. № 5, стр 45)

78


проведения приглашаются литераторы, художники, музыканты, кинематографисты, искусствоведы, редакционные работники, ученые и т. п.

В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. говорится: «В необходимых случаях для установления жанра, вида или характера произведения, величины творческого вклада автора или соавторов в произведение и выяснения других вопросов, требующих специальных познаний в области науки, литературы либо искусства, суд должен обсудить вопрос о назначении соответствующей экспертизы».

При назначении экспертизы необходимо в первую очередь определить предмет ее исследования. Предмет экспертного исследования и заключения определяется поставленными перед экспертом вопросами, которые зависят от существа материально-правового спора.

Но перед экспертами не должен ставиться вопрос юридического характера. Дать ответ на такой вопросзадача суда, а не эксперта.

Это разграничение сфер чрезвычайно важно. Оно дает возможность экспертам сосредоточиться целиком на отнесенных к их компетенции данных, не вдаваясь в правовые вопросы, что способствует объективности экспертного заключения и не связывает суд правовым мнением эксперта.

Например, один из решающих вопросов в авторских спорах: является ли спорное произведение объектом авторского права. Это юридический вопрос и решать его должен суд на основании экспертного заключения и иных материалов дела. Перед экспертами же ставится вопрос: творческий или нетворческий характер носила работа данного лица над спорным произведением, и они обязаны четко и ясно ответить именно на этот вопрос1.

Так, определением от 5 августа 1968 г. народный суд Свердловского района Москвы поставил перед экспертами вопрос о наличии творчества в работе авторов следующим образом: «Является ли работа по изготовлению плакатов для техникума исполнительской (механическое копирование) или творческой (решение экспо-

1Т А Лилуашвили, Экспертиза в советском гражданском процессе, Тбилиси, 1967, стр 58—59

79


зиционного, цветового и шрифтового характера плакатов) в эскизах и в натуре»1.

Суд может самостоятельно определить, что спорное произведение относится к определенному виду искусства (например, скульптуре), но вряд ли он может самостоятельно установить наличие или отсутствие творчества при создании спорного произведения. Без помощи специалиста решить этот вопрос трудно. А без творческой деятельности согласно ст. 475 ГК нет и объекта авторского права.

Это нетрудно усмотреть и из содержания статей ГК регламентирующих авторское право. Например, в ст. 487 говорится, что авторское право на сборники произведений, не являющихся предметом чьего-либо авторского права, принадлежит составителям, если они подвергли включенный в сборник материал самостоятельной обработке или систематизации, в ст. ст. 492 и 494 —о творческой самостоятельности при переделке чужого произведения для создания нового. Все эти положения касаются характера и объема творческой деятельности, приведшей к созданию произведения. Наличие творчества составляет тот компонент объекта авторского права, который подлежит экспертному исследованию, так как необходимы специальные познания для выводов о самостоятельности творческого процесса.

В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. указывается на такой обязательный принцип соавторства, как внесение собственного творческого вклада в создание коллективного произведения, и при этом подчеркивается, что не является соавторством оказание технической помощи (подбор материалов и т. п.). Без помощи экспертизы суду трудно установить, творческий или технический характер носил труд того или иного лица при создании произведения.

Конечно, суд должен дать оценку заключению экспертизы. Поэтому необходим и правовой критерий, позволяющий отграничить творческую деятельность от технической. В. Я. Ионас предлагает его: «Правовым критерием для отграничения авторской деятельности в литературе, науке, искусстве и технике от смежных видов

1 Дело № 2—892 народного суда Свердловского района Москвы за 1968 год.


интеллектуальной работы является аналитико-синтетический характер умственной деятельности, имеющей своим результатом создание новых идей, образов, понятий, суждений, силлогизмов или новой комбинации известных идей, образов, понятий»1.

Творчество бесспорный, но не единственный признак объекта авторского права.

М. В. Гордон, кроме этого признака, указывает еще два признака: объективно выраженную, форму произведения и общественную полезность произведения2.

И. Я. Хейфец и В. А. Кабатов считают отличительным признаком произведения как объекта авторского права также новизну3, против чего возражает М. В. Гордон, указывая, что элемент новизны включает в себя признак творчества.

В. И. Серебровский выдвигает еще признак воспроизводимости, полагая, что общественная полезность должна рассматриваться как цель произведения, а не как его признак4.

Б. С. Антимонов и Е. Ф. Флейшиц возражают против признания воспроизводимости произведения самостоятельным признаком, считая, что она уже включена в признак объективной формы произведения, а не должна быть поставлена рядом с ним 5.

Здесь имел место спор о таком признаке объекта авторского права как воспроизводимость произведения. Теперь этот спор разрешен законом.

В ст. 96 Основ гражданского законодательства говорится о произведениях, выпущенных в свет или не выпущенных в свет, но выраженных в какой-либо объективной форме, позволяющей воспроизводить результат творческой деятельности автора. Очевидно, в последнем

1 В. Я. Ионас, Критерий творчества в авторском праве и судебной практике, «Юридическая литература», 1963, стр. 20.

2 М. В. Гордон, Советское авторское право, стр. 60—61.

3 И. Я. Хейфец, Авторское право, 1931, стр. 58; В. А. Кабатов, Авторское право на произведение изобразительного искусства, автореферат канд. дисс., М., 1954, стр. 7.

4 В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского права, стр. Зй, 40, 42.

5 Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право, Гос-юриздат,1957, стр.80—81.


случае речь идет о произведениях, могущих быть выпущенными в свет. Именно поэтому они нуждаются в охране авторским правом.

Возможность воспроизведениявопрос правовой, включающий в себя оценку доказательств объективной возможности или невозможности воспроизведения, оформления выпуска произведения в свет 1и др. Например, в ст. 475 ГК говорится о произведениях хореографических и пантомиме, в отношении постановки которых имеются указания, изложенные письменно или иным способом, о фотографических произведениях и произведениях, полученных способами аналогичным фотографии, где признание авторского права лимитируется обязательным указанием на каждом экземпляре определенных реквизитов.

Это всеправовые вопросы выпуска произведений в свет, и потому они должны разрешаться судом.

Ведь, как правильно отмечает В. И. Корецкий, авторские правоотношения имеют целью юридическую организацию использования произведений и оформление связанных с этим отношений автора с организацией, осуществляющей это использование1.

Конечно, решая вопрос о возможности воспроизведения спорного произведения, суд может прибегнуть к помощи экспертизы относительно тех или иных особенностей объективной формы произведения.

В окончательном виде распределение компетенции экспертизы и суда при решении вопроса о том, является ли спорное произведение объектом авторского права, выглядит, думается, так:

1) перед экспертом ставится вопрос о творческом характере работы автора над созданием спорного произведения, а оценку заключения эксперта по этому вопросу производит суд, пользуясь указанным выше правовым критерием; 2) вопрос о возможности воспроизведения, а, точнее, о потенциальной возможности произведения быть выпущенным в свет, решает суд, пользуясь при необходимости заключением эксперта о том, в какую объективную форму вылилось вложение автором

1 В. И. Корецкий. Авторские правоотношения в СССР, Душанбе, 1959, стр.247.

82


творческого труда; 3) окончательный вывод о наличии объекта авторского права прерогатива суда.

Экспертиза может быть призвана определить количество вложенного автором в спорное произведение труда. Например, решение народного суда Кировского района г. Днепропетровска от 13 марта 1963 г. о взыскании авторского вознаграждения с Днепропетровского русского драматического театра в пользу Р. было основано на том, что проведенная по делу экспертиза определила количество частей спорной пьесы «Замок Броуди», созданных истцом и ответчиком 1.

Но при этом необходимо иметь в виду специфику духовного творчества, установление объема которого подчас затруднительно даже для самого квалифицированного специалиста. «Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды»,писал В. В. Маяковский. Учету же, как правило, поддается лишь это «единое слово». И тем не менее в авторских спорах такой учет бывает необходим. Например, в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР от 26 августа 1953 г. отказ в иске издательству «Радянська школа» к Б. о возврате аванса в связи с недобросовестностью автора мотивирован затратой автором большого труда и времени, что подтвердил эксперт2.

Процентное соотношение объема работы каждого из соавторов при споре между ними относится к таким данным, которые суду установить самостоятельно также бывает трудно. Здесь требуются специальные познания. В то же время такое установление не носит правового характера. Оно может явиться лишь основанием для вывода о наличии или отсутствии права на определенную сумму гонорара, но не является еще таким выводом само по себе. Поэтому заключение экспертизы должно ограничиваться выводом о процентном соотношении объема выполненной каждым из соавторов работы. Правовые выводы сделает суд. По делу, например, А. с Р. и 3. о соавторстве на сценарий цирковой программы «В праздник винограда» экспертиза пришла

1 Из дел ВУОАП СП СССР.

2 См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1954 г. № 1, стр. 36—38.

83


к выводу, что А выполнил 60% работы, а Р. и 3.—40%. Этот вывод был сделан на основании искусствоведческого анализа созданного ранее А. сценария «Родная земля», который был использован Р. и 3. для создания спорного сценария. Такой анализ требует специальных познаний. Но экспертиза пошла дальше, заявив, что А. причитается 60% гонорара, а Р. и 3.—40% 1. Это был уже правовой вывод, который вправе делать лишь суд на основании не только заключения экспертизы, но и других данных по делу в соответствии с нормативно установленными ставками гонорара.

В спорах об авторстве экспертиза должна установить наличие или отсутствие заимствования, совпадений, степень их, дать заключение, является ли данное произведение оригинальным, и т. п. Но эксперты не вправе указывать в заключении, кто из спорящих сторон является автором произведения. Это может сделать только суд Совершенно правильно поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Эстонской ССР в определении от 10 декабря 1959 г. записала: «Л. С. произвел коренную переделку оставленного А. С. литературного сценария, добавляя туда новый сюжет о снятии недозревшего урожая для корма скота колхоза, введено новое действующее лицо шофер колхоза, изменен характер бухгалтера колхоза, добавлен целый ряд эпизодов, в чем можно было убедиться при просмотре второго экземпляра рукописи, где имеются изменения, произведенные рукой Л. С. Необходимость производства экспертизы для определения юридической природы произведенной Л. С. работы при таких обстоятельствах отпадает»2.

Нередко в суде возникает вопрос о пригодности произведения к использованию. Однако пригодность произведенияпонятие, во-первых, широкое и, во-вторых, субъективное. Каких-либо твердых критериев оценки произведений с точки зрения их пригодности в законе нет. Видимо, не случайно в п 6 «б» постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. разъясняется понятие только несоответствия произведения условиям договора (отступление от заявки или

1 Из дел ВУОАП СП СССР

2 Из дел ВУОАП СП СССР


проспекта, темы и от других условий договора). Об иных признаках непригодности произведения здесь не говорится. В понятие «пригодность» входит и соответствие условиям договора, и требованиям к данному виду произведений, и идейно-художественные достоинства произведения и многое другое. Все это каждый человек, включая экспертов и членов суда, может рассматривать по-своему. Ведь по каждому произведению издательство, театр, студия, решая вопрос о пригодности, исходят из особенностей представленного произведения. При этом, исходя из смысла ст. 475 ГК, авторским правом охраняются и непригодные к использованию произведения. У любого автора возможна творческая неудача. Творческую неудачу следует рассматривать как обстоятельство, зависящее от автора, но в соответствии со ст. 512 ГК подлежащее доказыванию организацией, в которую представлено произведение

Как доказывать? Просто дать заключение, что произведение никуда не годится, не нравится и т. п.? Конечно, нет. Такой субъективизм недопустим, он может дать почву для недобросовестности.

Здесь прежде всего необходимо исходить из условий договора. Когда к нему прилагается проспект, творческая заявка или иной документ, из которого можно усмотреть в подробностях согласованный с организацией замысел автора, то легче установить, осуществил ли его автор в представленном произведении. Когда в договоре указана только тема или дано условное название работы, то ответ на указанный выше вопрос дать труднее, но все же возможно.

Нужно исходить из общепринятых требований к произведениям определенных жанров и видов. Применительно к представленному произведению эксперт в состоянии дать заключение о его соответствии этим требованиям.

Итак, основными направлениями в решении вопроса о пригодности произведения представляются соответствие договору и общепринятым требованиям.

Поэтому перед экспертами вопрос о пригодности спорного произведения можно ставить по-разному. Например, по делу Г. с Ялтинской киностудией народный суд Краснопресненского района Москвы, рассмотревший дело 21 марта 1959 г., поставил перед экспертами во-


пpoc так: «Отвечает ли представленный сценарий требованиям заключенного между сторонами договора и может ли он по своим идейно-художественным достоинствам быть выпущен на экран»1, а по делу X. с издательством «Советская Россия» народный суд Свердловского района Москвы в определении от 29 июня 1960 г. поставил вопрос иначе: «Отвечает ли повесть... требованиям, предъявляемым к художественным произведениям данного вида и пригодна ли она к изданию в таком виде»2.

2. Мнения специалистов о произведении могут выражаться в форме не только экспертного заключения. Возможны заключения редактора, режиссера, художественного совета и пр.

Особого внимания в авторских спорах заслуживают рецензии. Как правило, их пишут сведущие лица. Содержанием рецензии является вопрос о качестве рецензируемого произведения, т. е. тот вопрос, который интересует суд и требует специальных познаний. Рецензии отличаются от служебных документов, так как составлены посторонними для организации лицами и не на основания особых полномочий. Поэтому они не являются документами, обосновывающими определенные права и обязанности. Они являются доказательствами в авторских спорах, но к какой категории доказательств их можно отнести?

Процессуально рецензия и экспертное заключение о качестве произведения различаются. Различие состоит прежде всего в том, что заключение дается по запросу суда и может уточняться ответами на поставленные в судебном заседании дополнительные вопросы. Однако в нем содержится ответ на тот же вопрос, на который дает ответ и рецензия: пригодно ли по своим качествам спорное произведение к использованию?

Кроме того, в отличие от рецензента привлеченный судом эксперт может знакомиться со всеми материалами дела и несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, а также ему может быть

1 Из дел ВУОАП СП СССР.

2 Дело 12/318 народного суда 1-го участка Свердловского района Москвы за 1960 год.


заявлен отвод (ст. 20 ГПК). Но основную роль в ответе на вопрос о пригодности произведения к использованию, его качестве играет ознакомление эксперта с самим произведением. Материалы дела мало что могут здесь прибавить. Эксперту для заключения (так же, как и рецензенту для рецензии) достаточно, как правило, тщательно изучить опорное произведение. Поэтому к помощи судебной экспертизы суд прибегает лишь в тех случаях, если она необходима по характеру исследования, обязательно участие эксперта в судебном разбирательстве, знакомство его с материалами дела и предоставление ему судом необходимых материалов. Когда же для дачи заключения достаточно лишь ознакомления с произведением, суд может ограничиться рецензиями, которые были даны до принятия дела к судебному рассмотрению, т. е. до возникновения авторского спора. Понятно, что в таком качестве рецензии относятся к разновидности письменных доказательств.

Но и при наличии авторского спора внесудебные заключения специалистовявление нередкое и признанное практикой1.

Иногда подобные заключения даются до возникновения судебного дела и прилагаются к исковому заявлению. Так было, например, в споре А. с Р. и 3. об авторстве на либретто циркового представления. До предъявления А. иска спор рассматривался в Московской секции драматургов СССР, а затем на заседании экспертной комиссии ВУОАП с участием сторон. Поскольку ответчики рекомендаций, указанных комиссией, не выполнили, А. предъявил иск, приложив к исковым материалам заключение экспертов ВУОАП и ряда драматургов. На основании этих материалов народный суд Свердловского района Москвы и рассмотрел дело, не назначая новой экспертизы2.

Иногда же внесудебное исследование проводится после вступления судебного решения в законную силу, в целях обжалования его в порядке надзора. Например, народный суд Советского района Москвы решением от

1 В. Я. Ионас, Критерий творчества в авторском праве и судебной практике, стр. 180.

2 Дело № 22—212 народного суда 2-го участка Свердловского района Москвы за 1955 год.


3 марта 1958 г. удовлетворил иск киностудии «Арменфильм» к Б. Н. о возврате аванса по тому мотиву, что Б.Н. обязан был написать сценарий «Хатабала» по одноименной комедии Сундукяна, а написал сценарий «Купцы», где использовал несколько произведений Сундукяна, чем нарушил условия сценарного договора. Для обжалования этого решения в порядке надзора по просьбе ВУОАП секция кинодраматургии Союза работников кинематографии произвела экспертизу сценария Б. Н. и дала заключение, что выход Б. Н. за пределы одного литературного источника и использование в сценарии мотивов из других произведений того же автора относится к неотъемлемому праву сценариста и является закономерным творческим приемом в практике кинематографии1. При рассмотрении дела по существу экспертиза не проводилась, необходимость в ней возникла после того, как суд вынес решение с указанной выше мотивировкой.

О том, что подобные заключения рассматриваются при надзорном производстве, свидетельствует постановление президиума Московского городского суда от 17 августа 1957 г. по делу УОАП СХ СССР с издательством «Изогиз». Удовлетворяя протест Председателя Верховного Суда РСФСР, президиум сослался, в частности, на приобщенное к протесту заключение Народного художника СССР С. А. Герасимова о качестве спорных произведений2.

Внесудебные заключения специалистов в авторских делах по своему процессуальному значению также относятся к письменным доказательствам, поскольку такие исследования проводятся не по назначению суда, а специалисты не участвуют в судебном разбирательстве и не несут уголовной ответственности за дачу ложного заключения и им не может быть заявлен отвод В то же время исследование качества произведения интеллектуального творчества требует времени и потому само по себе экспертное исследование произведений обычно не проводится в судебном заседании.

1 Дело № 22—132 народного суда 2 го участка Советского района Москвы за 1958 год

2 Дело № 32—640 народного суда 3 го участка Щербаковского района Москвы за 1957 год


В суде обсуждается уже готовое заключение как судебной экспертизы, так и сообщаются мнения специалистов, выраженные в иной форме Поэтому представляется, что при их оценке суду следует не связывать себя формой заключения, а оценивать его по существу. В противном случае мы пришли бы к теории формальных доказательств, отдавая предпочтение одному мнению сведущего лица перед другим, только исходя из формы выражения этого мнения.

3. Немаловажное дело в авторских спорахорганизация экспертизы Конечно, экспертом может быть любое сведущее лицо, любой специалист, чья кандидатура предложена стороной и одобрена судом. Это соответствует требованиям закона (ст 74 ГПК). Однако предложение стороной определенного эксперта может вызвать вопрос, почему именно данного специалиста просят пригласить, нет ли здесь заинтересованности с чьей-либо стороны? Да и вообще подобные приглашения могут привести, а иногда и приводят, к превращению для какого-либо лица экспертизы в своего рода источник дохода, в промысел, а это уже совершенно недопустимо. Поэтому суды, не исключая совсем возможности приглашения для производства экспертизы указываемых сторонами частных лиц, все же предпочитают обращаться в государственные организации Существует целый ряд учреждений с экспертными функциями В частности, имеются органы и учреждения, проводящие и искусствоведческую экспертизу. Например, Художественный Совет отделения (предприятия) Художественного фонда СССР, который согласно ст 1 Положения о нем, утвержденного 16 января 1965 г, является экспертно-консультативным органом Союза художников и создается для определения идейно-художественного качества произведений изобразительного искусства, созданных художниками по заказу предприятий и в порядке встречных предложений авторов Государственная экспертная комиссия по художественным произведениям согласно Положению о ней, утвержденному 22 июня 1964 г, может давать в порядке консультаций по запросу учреждений и организаций заключения, касающиеся вопросов качества и стоимости художественных произведений

Наиболее широко используется судами экспертиза,


созданная при Всесоюзном управлении охраны авторских прав Союза писателей СССР. Она не является постоянно действующим органом со штатными экспертами. ВУОАП СП СССР имеет представленный творческими организациями список искусствоведов, могущих быть экспертами. Эти лица объединены в отраслевые комиссии, имеющие председателей.

По мере надобности их приглашают для проведения экспертизы, которая может иметь внутренний характер (для постановки автора на учет в ВУОАП СП СССР, для разрешения споров между соавторами в третейском порядке и др.), или судебной экспертизы. Такая система организационно удобна и оперативно действенна, так как позволяет своевременно подыскать и назначить соответствующего эксперта.

При этом необходимо учесть, что если ГПК РСФСР 1923 года (ст. 80), а также гражданские процессуальные кодексы того времени других союзных республик допускали производство экспертизы в стадии подготовки дел к судебному разбирательству, то ныне действующие ГПК (в частности ст. 141 ГПК РСФСР) допускают в подготовительной стадии только решение вопроса о производстве экспертизы с учетом мнения участников процесса. Следовательно, в подготовительной стадии можно обратиться к организации о подыскании кандидатуры эксперта. Проведение же экспертизы осуществляется в стадии судебного разбирательства. Таким образом, подбор эксперта и экспертиза могут относиться даже к различным стадиям процесса. Если же необходимость в экспертизе возникает в ходе судебного разбирательства, то и подбор эксперта и экспертиза осуществляются в этой стадии.

Заключение, данное в порядке проведения внутренней экспертизы в рамках ВУОАП СП СССР, может быть затем использовано при возникновении судебного спора как внесудебное заключение специалиста. Что же касается экспертизы, производимой ВУОАП СП СССР для суда, то она оформляется следующим образом Суд (или судья) выносит определение о назначении экспертизы, где ставит перед ней вопросы и указывает, что проведение экспертизы поручается ВУОАП СП СССР. Получив копию определения и материалы для экспертизы, ВУОАП СП СССР подбирает соответ-

40


ствующую кандидатуру эксперта (из лиц, указанных в его списке), ведет с экспертом переговоры о его согласии и условиях работы и об их результатах ставит суд в известность и передает эксперту материалы для экспертизы. Свое заключение эксперт передает в ВУОАП СП СССР, которое направляет его вместе с материалами в суд. Если последний находит нужным участие эксперта в судебном заседании, он вызывает его или извещает об этом ВУОАП СП СССР, а оно сносится с экспертом по этому вопросу. Такова обычно применяемая и наиболее приемлемая система взаимоотношений судов, ВУОАП СП СССР и экспертов.

Здесь не имеет места перепоручение судом своей прерогативы по назначению эксперта ВУОАП СП СССР, так как суд лишь предлагает организации указать кандидатуру эксперта, которая может быть судом одобрена или отвергнута. Процессуальные отношения складываются у суда только с экспертом, а не с направившей его организацией, так как эксперту, а не ей задаются вопросы, суду, а не ей эксперт отвечает на них, и перед судом, а не перед указанной организацией отвечает за правильность своего заключения.

Таким образом, роль ВУОАП СП СССР сводится к организационно-посреднической деятельности, в ходе которой оно перед судом, а эксперт перед ВУОАП СП СССР не несет ответственности за качество и достоверность экспертизы. Эта ответственность регулируется в общем порядке, а для ВУОАП СП СССР имеет лишь моральное значение. Участие же эксперта в судебном разбирательстве происходит с соблюдением всех правил процесса. Поэтому такая система не противоречит требованиям закона.

4. Подбор экспертов в авторских делах характеризуется и тем, что чаще всего для этого привлекаются деятели науки, литературы и искусства, заслуживающие доверия и уважения своим собственным творчеством. Тем самым нередко компетентность, да и добросовестность эксперта усматриваются из его творческого имени. Суды иногда и ссылаются на это, указывая творческие заслуги или просто звание («Заслуженный деятель искусств», «Народный художник» и т. п.) лица, привлеченного в качестве эксперта. Разумеется, творческое лицо эксперта не бесспорный, но все же убедитель-


ный критерий его компетентности и добросовестности.

Оплата экспертизы в авторских спорах осуществляется по-разному. Иногда в определении о назначении экспертизы указывается, за чей счет она должна быть проведена, а затем в решении по существу спора производится взыскание в пользу эксперта с соответствующей организации. В других случаях взыскание производится отдельным определением. Каких-либо твердых ставок для оплаты экспертизы законом не установлено. В тех случаях, когда экспертами являются приглашенные для этого частные лица, размер их вознаграждения определяется по усмотрению суда. Когда же экспертиза организуется ВУОАП СП СССР, размер вознаграждения устанавливается исходя из его рекомендаций. Разумеется, они не имеют для суда обязательной силы, но поскольку суд знает, что ВУОАП СП СССР компетентно выработало утвержденные Секретариатом СП СССР ставки вознаграждения экспертов, ориентируясь на объем их работы, суд обычно с этими рекомендациями соглашается.

Порядок оплаты работы экспертов обычно таков. Если суд поручает экспертизу ВУОАП СП СССР, то последнее сообщает, на каких условиях оплаты могут быть подобраны эксперты. Затем, препровождая материалы экспертизы в суд, ВУОАП СП СССР указывает сумму, которая может быть выплачена за экспертизу. Суд взыскивает деньги в пользу ВУОАП СП СССР, которое производит расчет с экспертами. Если же ВУОАП СП СССР только рекомендует экспертов, то вознаграждение суд взыскивает непосредственно в пользу участвовавших в деле экспертов.


ГЛАВА III
ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРСКИХ СПОРОВ

§ 1. СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ

1. Судебное решение является заключительным актом правосудия, в котором суд дает ответ на требование истца о защите нарушенных или оспариваемых прав или охраняемых законом интересов.

Решение состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей (ст. 197 ГПК).

Мотивировочная часть содержит анализ спора и основания к выводу, изложенному в резолютивной части решения. Окончательное разрешение спора находит свое выражение в резолютивной части решения.

Особенность мотивировочной части решений в авторских спорах состоит в том, что в ней суду часто приходится обосновывать размер взыскиваемого гонорара, применение к данному спору той или иной ставки.

Суд может и должен входить в обсуждение и решать вопрос о размере взыскиваемого авторского гонорара. Ставки предусмотрены далеко не для всех видов интеллектуального творчества (см. ст. 479 ГК).

Иногда ставки устанавливаются руководящими органами творческих союзов без последующего утверждения правительственными актами. Суд может применять их, если находит ставки приемлемыми для рассматриваемого случая или выяснит, что они используются на практике. Игнорирование таких ставок вообще вряд ли правильно, так как общественные организации, связанные с творческой деятельностью, знают, «чего она

93


стоит», и в то же время мешало бы суду правильно разрешить спор.

Совершенно обязательным является обоснование судом применяемых ставок или установленного им размера взыскиваемого авторского вознаграждения. Нельзя, например, признать обоснованным решение народного суда Бауманского района Москвы от 22 ноября 1966 г. по иску К. к издательству «Московский рабочий» и Дому народного творчества: «Истец претендует на гонорар в размере 80 рублей, однако, народный суд считает, что за слова песни «Хорошо, что мы живем в России» истцу следует взыскать гонорар в размере 60 рублей»1.

Примером обоснования судом размера гонорара может служить следующее дело. Б. написал текст песни «Виноград» с музыкой О. Эта песня была представлена на конкурс и получила вторую премию. Затем она была использована киностудией имени А. М. Горького для кинофильма «Крым», однако гонорар был выплачен лишь композитору в размере 64 руб. При рассмотрении дела по иску Б. к киностудии в народном суде Щербаковского района Москвы 9 мая 1954 г. ответчик признал иск на сумму 64 руб., что составляет оплату, равную с оплатой соавтора О. Однако суд взыскал 100 руб., основываясь на том, что композитор получает гонорар, исходя из времени полезного звучания песни в кинофильме, текст же песни оплачивается, исходя из его качества и установленных ставок в 60 руб., 100 руб. и 200 руб. Поскольку произведение на конкурсе получило вторую премию, оно может быть признано хорошим и оплачено по ставке 100 руб.2.

В приведенном примере в мотивировочной части решения содержится анализ опорного отношения, дающий основания для определенной оплаты. Здесь же, еще до резолютивной части, делается правовой вывод из оценки качества произведения (чего экспертиза не вправе была делать).

Как правило, вопрос о применении тех или иных

1 Дело № 2—2628 народного суда Бауманского района Москвы за 1966 год.

2 Из дел ВУОАП СП СССР. Суммы приведены в новом масштабе цен.


ставок возникает в случае бездоговорных отношений, ибо при наличии договора размер оплаты обусловлен в нем. Вынося решение об оплате за использование произведения при отсутствии договора и нормативно утвержденных ставок оплаты за использование спорных или даже аналогичных произведений, суд руководствуется общими началами и смыслом законодательства об авторском праве, по которому использование произведений оплачивается в соответствии с их качеством и размером.

Касаясь вопроса возмещения убытков на основании ст. 500 ГК, т. е. вызванных нарушением личных авторских прав, Пленум Верховного Суда СССР в п. 8 постановления от 19 декабря 1967 г. указал: «Если ставки авторского гонорара для какого-либо вида произведения или способа его использования не установлены, размер убытков... определяется с учетом качества произведения и ставок гонорара, предусмотренных для аналогичных произведений или способов их использования». Этим указанием следует руководствоваться в практике разрешения авторских споров, связанных не только с возмещением убытков при неправомерном использовании произведений, но и во всех случаях отсутствия надлежащих ставок. Учитывая практику заключенных ранее договоров на использование сходных произведений и опираясь на выводы экспертизы о степени творческого участия автора в создании произведения и на иные материалы дела, суд определяет размер подлежащего взысканию гонорара. При этом согласно ст. 37 Основ гражданского судопроизводства он может выйти за пределы исковых требований.

Иногда судам приходится определять размер подлежащего взысканию гонорара при утере оригинала произведения и невозможности в связи с этим определить его действительную ценность. Суды разрешают подобные дела по-разному. Так, народный суд Фрунзенского района Москвы в решении от 3 января 1969 г. произвел взыскание по самой низшей ставке авторского вознаграждения за произведения, аналогичные тем, оригиналы которых были утеряны ответчиком1, а народный

1 Дело № 2—241/31—69 народного суда Фрунзенского района Москвы


суд Ленинградского района Москвы в решении от 10 июня 1969 г. определил размер подлежащего взысканию вознаграждения исходя из утвержденных ставок на данного вида работы, но с учетом качества работ, экспонировавшихся на выставках, и признанной квалификации их автора1.

2. Резолютивная часть решения всегда имеет императивный характер и может быть адресована как неопределенному кругу лиц, так и конкретному лицу в зависимости от объективной возможности восстановления нарушенных авторских прав.

Если произведение выпущено в свет с нарушением личных неимущественных авторских прав, то исправить это нарушение в отношении, например, распроданного тиража книг, просмотренных спектаклей и фильмов невозможно. Поэтому решение суда содержит обращенную к неопределенному кругу лиц властную констатацию наличия авторских прав и допущенных нарушений. Так, решение о признании авторства является общеобязательным документом, удостоверяющим авторство, и эта удостоверяющая властная констатация обращена к неопределенному кругу лиц. Такой же констатацией, но отсутствия авторства, является решение об отказе в иске о признании авторства на спорное произведение2. Точно так же, если при использовании произведения в нем без согласия автора сделаны изменения, но произведение уже выпущено, то нет возможности какими-либо действиями исправить положение. В этом случае суд констатирует нарушение правомочий автора и неправильность произведенных изменений. Например, Учпедгиз издал в сокращенном виде произведение Г., не имея согласия автора на такое сокращение. Суд признал, что нарушено право на неприкосновенность произведения, и что автору не предоставили возможность устранить те изменения, которые он не хотел бы видеть в изданном произведении3.

Если же до разрешения спора судом произведение

1 Дело ,№ 2—1833—69 народного суда Ленинградского района Москвы

2 М А Гурвич, Решение советского суда в исковом производстве, М , 1955, стр 43—44

3 Из дел ВУОАП СП СССР

96


еще не использовалось или к моменту разрешения дела имеется возможность изменить порядок использования произведения, то резолютивная часть решения содержит не только констатацию допущенных нарушений авторских прав, но и предписание о конкретных действиях по их устранению. Такими действиями могут быть:

1) изменение титров, афиш, реклам и титульных листов не вышедших в продажу книг;

2) запрещение выпуска в свет и распространения произведения;

3) вставка или вклейка в книгу листов с оговоркой о допущенном искажении, подсъемка кадров кинофильмов и т. п.;

4) обязание исключить из произведения вставленные слова, музыкальные номера в пьесах и в дальнейшем использовать произведение так, как этого требует автор, т. е. добавить изъятые фрагменты и т. п.

В этих случаях предписание может быть адресовано только конкретному нарушителю, т. е. определенному лицу. Например, в решении от 13 марта 1963 г. народный суд Кировского района г. Днепропетровска обязал Днепропетровский русский драматический театр имени А. М. Горького при постановке пьесы «Замок Броуди» указывать на афишах в качестве автора Р.1. Здесь определенная организация обязана совершать конкретные действия, восстанавливающие нарушенное право на имя автора Р., а неопределенный круг лиц как самим решением суда, так и исправленными афишами извещается о действительном авторе пьесы, чем также восстанавливается его нарушенное право на имя.

Поскольку ст. 98 Основ гражданского законодательства в числе авторских правомочий предусматривает и получение авторского вознаграждения, а защита этого правомочия (если оно нарушено) путем взыскания гонорара возможна после использования произведения и разрешения спора судом, императивная констатация права автора на ту или иную сумму гонорара может быть адресована только определенному лицу в форме обязания уплатить полагающийся автору гонорар.

Необходимо при этом учесть и следующее. Согласно ст. 506 ГК условия авторского договора, ухудшающие

1 Из дел ВУОАП СП СССР.


положение автора по сравнению с положением, установленный в законе или в типовом договоре, недействительны и заменяются условиями, установленными законом или типовым договором. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. судам даны указания проверять соответствие условий конкретных авторских договоров закону и типовому договору и при установлении несоответствия в сторону, ухудшающую положение автора, признавать такие условия недействительными и заменять условиями, установленными законом или типовым договором.

Но как изложить в решении такое признание и замену? Ведь из текста ст. ст. 194, 197, 199—301 ГПК усматривается не право суда на замену условий договора, а его обязанность изложить обстоятельства дела, обосновать свои доводы и разрешить опор путем взыскания денежных сумм, присуждения имущества, обязания ответчика совершить определенные действия, признания за истцом тех или иных правомочий или, наконец, отказа в иске. В то же время из ст. 2 ГПК усматривается задача защиты права, которое нарушено или оспорено противной стороной по делу, а согласно ст. 6 ГК защита гражданских прав осуществляется и путем изменения правоотношения.

Н. В. Зейдер предлагает следующую схему: «Прежде всего суд, разрешая спор, должен в своем решении определить, какое именно правоотношение существует между спорящими сторонами и подлежит по мнению истца прекращению или изменению; во-вторых, судебным решением должно быть подтверждено наличие или отсутствие тех юридических фактов, с наличием или отсутствием которых закон связывает прекращение или изменение правоотношения. Наконец, суд должен в решении указать на прекращение или изменение правоотношения в силу этих юридических фактов. В последнем случае суд определяет содержание этого измененного правоотношения»1.

Применительно к авторским правоотношениям эта схема выражается в том, что суд предписывает сторонам руководствоваться в их отношениях соответствую-

1 Н. Б Зейдер, Судебное решение по гражданскому делу, «Юридическая литература», 1966, стр 31.

98


щими положениями закона или типового договора. Например, в авторских спорах нередко приходится сталкиваться с положением, когда вместо авторского договора заключено трудовое соглашение или когда в авторский договор включены неприемлемые условия. Однако спор возбуждается не об изменении этих условий или категории договора, а о защите конкретных правомочий, которые из-за неправильного оформления договорных отношений оказались нарушенными. Задача суда состоит в защите этих правомочий. Но выполнение ее требует изменения договорных условий или категории самого договора. Для подобных случаев представляется правильным в мотивировочной части решения указать, что, например, данные правоотношения должны быть оформлены не трудовым договором, а авторским, в соответствии с подходящим к данному виду использования типовым договором, или что условие заключенного между сторонами авторского договора об оплате гонорара по ставкам такого-то постановления подлежит замене на условие об оплате по другим ставкам, что вопрос о переиздании должен регулироваться в соответствии с тем или иным нормативным актом и т. д. В резолютивной же части решения должно быть указано о конкретных мерах по защите нарушенного права в соответствии с условиями авторского договора, а именно о взыскании полагающегося вознаграждения, об обязании ответчика совершить определенные действия и т.д.

3. Практикуется установленное ст. 499 ГК обязание опубликовать сообщение о допущенных нарушениях авторских прав.

Обязание к публикации подпадает под признаки ст. 201 ГПК, так как речь идет об определенных действиях, к совершению которых принуждается ответчик. Следовательно, решение с обязанием публикации является императивной констатацией нарушенных авторских прав с обращением к конкретному лицу о совершении определенных действий. Публикация имеет целью поставить в известность неопределенный круг лиц о том, что при использовании произведения были нарушены авторские права. Такую же цель, наряду с уточнением этих прав, имеет и судебное решение, подтверждающее те или иные авторские права. Однако,

99


если такое решение опубликовано, оно становится известно всем еще до того, как кто-либо встретится с данным делом; если же не опубликовано, то становится известным лишь при конкретном соприкосновении. Существо решения не меняется от того, опубликовано оно или нет. Публикация делает его лишь более общеизвестным, чем только при оглашении в зале суда. Отсюда следует, что публикацияформа популяризации судебного решения, удостоверяющего нарушение авторских прав.

Публикация может производиться и в общественных интересах. Б.С.Антимонов и Е.А.Флейшиц привели пример, когда суд по требованию авторов, считавших, что поставленный театром спектакль не обеспечивает воплощения их творческого замысла при написании пьесы, запретил ее постановку и «во избежание повторения подобных ошибок со стороны других зрелищных предприятий» обязал ответчиков опубликовать это решение 1.

Но главной целью указания о публикации является защита авторских прав и творческой репутации авторов.

Четкость указаний суда о публикации различна. Указанные выше авторы приводят пример, когда суд обязал ответчика опубликовать в печати о несоответствии действительности сообщенных в предисловии данных о распределении глав между соавторами книги2. В решении народного суда Бауманского района Москвы от июля 1954 года записано: «...Сделать публикацию в печати об авторстве Т. на указанную книгу»3, а в решении народного суда Куйбышевского района Москвы от 12 ноября 1951 г. аналогичное указание более развернуто: «Обязать Учпедгиз не позднее 1 декабря 1951 г. опубликовать в печати заявление о том, что рисунки, помещенные в выпущенной Учпедгизом книге «Кола Брюньон» на французском языке в 1950 году, являются репродукциями с рисунков художника»4.

1 Б С. Антямопов, Е А. Флейшиц, Авторское право, стр 119.

2 Та м же, стр. 155.

3 Из дел ВУОАП СП СССР.

4 Из дел УОАП СХ СССР.

100


По какова бы ни была степень четкости указаний суда о публикации, она относится лишь к двум ее реквизитам: сроку и содержанию сообщения. В судах твердо установилась практика, возлагая обязанность по опубликованию на ответчика, никогда не указывать, в каком органе печати оно должно быть произведено. Вероятно поэтому в наших органах печати чрезвычайно редко встречаются подобные публикации. Несмотря на «твердые» сроки и четкие тексты сообщений для печати, решения об опубликовании практически не выполняются, так как ответчики уклоняются от опубликования в печати сообщений об ими самими допущенных нарушениях авторских прав. Как быть?

На этот вопрос отвечают ст. 7 Основ гражданского законодательства, ст. 406 ГПК, где предусмотрено взыскание штрафа за невыполнение решения суда. Причем уплата штрафа не освобождает от выполнения возложенной судом обязанности. Однако этого оказывается недостаточно и думается, что в авторских спорах имеется возможность исполнить решение, не прибегая к подобным мерам принуждения.

Представляется целесообразным такой путь. Суд не обязывает ответчика опубликовать требуемое сообщение, а выносит решение об опубликовании его в определенном, наиболее подходящем по своему профилю к рассматриваемому произведению органе печати («Литературная газета», «Советская культура», ведомственная, местная печать и т. д.) с отнесением на ответчика расходов по опубликованию. Например, суд выносит решение о признании определенного лица соавтором выпущенной книги и при этом указывает: данное решение (или выписку из него) опубликовать в газете «Советская культура» до такого-то числа; взыскать с ответчика в пользу газеты «Советская культура» расходы по публикации в такой-то сумме. Можно в решении указать и текст сообщения вместо того, чтобы публиковать текст решения. Таким образом, сам суд заботится об опубликовании, сам обязывает к этому определенный орган печати, который получает плату за произведенную публикацию. Соответствующие органы печати, конечно, не являлись бы участниками процесса (точно так же, как не являлись ими органы печати, публиковавшие объявления о расторжении брака).

101


Надо сказать, что судебная практика знает подобную форму судебных постановлений Например, народный суд Пролетарского района Москвы определением от 6 февраля 1964 г по иску Г. к Б. и «Оборонгизу» о признании авторского права утвердил мировое соглашение следующего содержания: «Ответчик обязуется опубликовать в установленном порядке в течение 1964 года в журнале «Приборостроение» или в другом массовом техническом журнале заметку об использовании в его книге «Потенциометры» («Оборонгиз», 1962 г.) материалов из работ Г., имея в виду, что ссылка на стр. 27 книги не дает представления о заимствованном материале. Стороны согласились о нижеследующем тексте публикации: «В книге «Потенциометры», выпущенной издательством «Оборонгиз» в 1962 году, при подготовке к изданию была допущена неточность в отношении указания ссылки (стр. 27) на использованные работы. Вопросы расчета погрешности нарушенных потенциометров § 1 гл. I, § 2, 3, 4, гл. II и гл. III заимствованы из работ Г. Ответчик обязуется в 2-месячный срок сдать материалы для публикации, о чем поставить в известность истца Г. В случае несдачи Б. заметки для публикации публикацию произвести принудительно народным судом по согласованному сторонами тексту в порядке исполнения судебного решения. Публикацию в журнале произвести за счет Б.» 1.

Целесообразно указанное положение закрепить в нормативном порядке (с обязанием всех органов печати публиковать направляемые им судами сообщения при определении судом размера расходов по такой публикации).

§ 2 ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В АВТОРСКИХ ДЕЛАХ

1. Если судебным решением предусмотрено, что ответчик должен совершить определенные действия, то исполнение этой обязанности обеспечивается исполнительным производством как составной частью

1 Из дел ВУОАП СП СССР.


гражданскою процесса, завершающей его в тex случаях, когда ответчик добровольно не исполняет решения суда. Это относится и к авторским спорам, в первую очередько взысканию авторского гонорара.

Общий принцип относительно взыскания гонорара, содержался еще в постановлении ЦИК и СНК. СССР от 16 мая 1928 г. «О введении в действие Основ авторского права в новой редакции», которое порядок взыскания авторского гонорара приравнивало к порядку взыскания заработной платы1. Теперь он предусмотрен ст. ст. 211 и 419 ГПК. Однако действующий ГПК содержит некоторые особенности в решении этого вопроса. Наряду с сохранением общего принципа, согласно которому взыскание ангорского вознаграждения приравнивается к взысканию зарплаты, подчеркивается и разница между этими видами взысканий. Так, если ранее решения о взыскании авторского вознаграждения подлежали обязательному немедленному исполнению так же, как и решения о взыскании зарплаты, то теперь немедленное исполнение указанного взыскания является факультативным. Решение же о взыскании зарплаты, как и прежде, подлежит немедленному исполнению в обязательном порядке (ст. 210 ГПК). Такую разницу можно объяснить тем, что обязательность немедленного исполнения предусмотрена лишь для особой категории повседневно необходимых периодических денежных взысканий выплаты зарплаты и алиментов; разовая выплата авторского гонорара к этой категории не относится. Кроме того, иногда сумма взысканного авторского вознаграждения может быть очень крупной и ее немедленная единовременная выплата может быть сопряжена с определенными затруднениями. В то же время, если ранее закон не содержал четкого указания на первоочередность взыскания авторского вознаграждения, то теперь оно имеется (ст. 419 ГПК).

Что же касается сроков для добровольного исполнения решений, которые в ранее действовавших гражданских процессуальных кодексах предусматривались с выделением решений о взыскании зарплаты и авторского вознаграждения, то теперь такой дифференциации

СЗ СССР И928 г № 27, ст 245


нет, т. е. установлены единые сроки для добровольного исполнения всех решений—5 дней (ст. 356 ГПК).

2. Технически порядок взыскания авторского гонорара в тех случаях, когда сторонами в споре являются автор и использующая его произведение организация, обычный: исполнительный лист выдается на руки взыскателю по вступлении решения в законную силу или если по делу допущено немедленное исполнение. Взыскатель либо сам предъявляет его в бухгалтерию должника для производства оплаты, либо передает его судебному исполнителю, который на основании предоставленных ему законом полномочий производит взыскание.

Нередко представителем интересов автора в процессе является Управление по охране авторских прав. Свои функции по защите прав оно продолжает осуществлять и в стадии исполнения вынесенного судом и вступившего в законную силу решения. В подобных случаях взыскание гонорара производится следующим образом.

При взыскании гонорара за публичное исполнение, запись произведений на граммофонные пластинки и магнитофильмы, использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства исполнительный Лист выдается уполномоченному управления, который отдает его в банк для перечисления соответствующей суммы со счета зрелищного и иного соответствующего предприятия на счет управления. С этого счета через кассу управления и осуществляется выплата автору гонорара. При взыскании же гонорара за издание и иное использование произведений в резолютивной части решения и в исполнительном листе указывается на взыскание с издательства в пользу автора, даже если иск предъявляет управление. Участие последнего в процессе в таких случаях видно из вводной части текста решения. Поэтому во вводной части исполнительного листа также указывается, что иск предъявлен управлением. Такой исполнительный лист выдается не автору, в чью пользу взыскан гонорар, а управлению, которое направляет его в банк. Банк перечисляет взысканную сумму со счета должника на счет управления, после чего последнее производит выплату гонорара автору.

104


Такой порядок очень удобен для авторов, освобождая их от хлопот, связанных с исполнением решения, и дает возможность управлению осуществлять свои функции по судебной защите интересов автора во всех стадиях процесса, включая исполнительное производство.

Вынося решение о взыскании денежных сумм с государственных учреждений, предприятий, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций, суд в соответствии со ст. 199 ГПК должен указать в резолютивной части решения, с какого счета ответчика в банке должна быть списана присужденная сумма. Однако данная норма не обязывает суд указать, на какой счет истца взысканная сумма должна быть перечислена. Между тем такое указание позволило бы решить проблему оформления взыскания в пользу общественной организации, выступающей в интересах граждан. Применительно к управлению по охране авторских прав в резолютивной части решения и, соответственно, в исполнительном листе можно было бы писать: «Взыскать с .. счета № . издательства (студии, театра и т. д.) такую-то сумму и перечислить ее на расчетный счет №... Управления по охране авторских прав». При такой формулировке исполнительного листа ни у суда, ни у участников процесса, ни, в особенности, у банковских учреждений не возникло бы сомнений и разнобоя в практике перечисления взысканных судом сумм в пользу управления для выплаты гонорара авторам. Будучи по существу разъяснением смысла ст. 199 ГПК, соответствующее указание могло бы быть дано Верховным Судом СССР и, несомненно, помогло бы практикам.

3. Авторское вознаграждение за публичное исполнение произведений, за выпускаемые в записи на граммофонных пластинках и магнитофильмах музыкальные и литературные произведения и за использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства управления охраны авторских прав взыскивают и при помощи исполнительных надписей нотариальной конторы.

Исполнительная надпись нотариальной конторы представляет собой распоряжение нотариуса о взыскании бесспорной задолженности, которое пишется, как

105


правило, на подлинном долговом документе1. Производство исполнительной надписи регламентировано ст. ст. 338, 339 ГПК.

Она выступает в двух качествах: как постановление государственного органа, подлежащее исполнению, и как сам по себе исполнительный документ. Исполнение этого постановления по предъявлении соответствующего документа производится в соответствии со ст. 348 ГПК судебными исполнителями, состоящими при народных судах, по общим правилам исполнительного производства. Поэтому следует согласиться с мнением П.П.Заворотько, что взыскание по исполнительным надписям по своей сущности является составной, хоть и обладающей определенными особенностями частью гражданского процесса2. Тем более, что, как отмечает М.А.Гурвич, при помощи нотариальной надписи может осуществляться внесудебным путем право на иск в материальном смысле3.

Порядок взыскания гонорара уполномоченными управлений на основании исполнительных надписей таков. Руководитель и главный бухгалтер предприятия совместно с уполномоченными управлений составляют по установленной форме ведомость, в которой указывают, когда и как были использованы произведения и какая сумма авторского гонорара должна быть уплачена.

Если предприятие в десятидневный срок после составления ведомости не перечислит причитающуюся сумму авторского гонорара, уполномоченный обращается с ведомостями в нотариальную контору. Нотариус после соответствующей проверки учиняет исполнительную надпись, затем уполномоченный сдает эти ведомости в банк, где находится счет предприятия, а банк, не ожидая приказа должника, списывает с его счета необходимые суммы и перечисляет их на счет управления.

4. Особенность исполнения судебных решений, обязывающих ответчика совершить определенные действия,

1 М. Г. Авдюков. Исполнение судебных решений, Госюриздат, I960, стр. 22.

2 П. П. Заворотько, Охрана прав советских граждан в стадии исполнения судебных решений, автореферат кандидатской диссертации,. (Киев, 1956, стр. 4.

3 Л1. А. Гурвич, Право на предъявление иска в теории и судебной практике последних лет, «Правоведение» 1961 г. № 2, стр. 1135.

106


заключается в том, что ответчик сам должен произвести определенные действия или воздержаться от них, а судебный исполнитель при нежелании ответчика добровольно выполнить решение суда должен принять предусмотренные законом меры, чтобы заставить ответчика исполнить решение суда.

О решениях, обязывающих ответчика совершить определенные действия, и о мерах, обеспечивающих исполнение таких решений, говорится в ст. ст. 201 и 406 ГПК. Из этих норм следует, что если ответчик не исполнит решение в течение установленного срока, то (когда это возможно) истец вправе произвести указанные в решении действия сам за счет ответчика со взысканием с него необходимых расходов. Если же эти действия могут быть совершены только ответчиком, то в решении суда устанавливается срок для их исполнения и при неисполнении решения в течение указанного времени вопрос решается в судебном заседании. При этом суд вправе наложить на неисполняющего решение должника штраф в сумме до 50 руб., назначить новый срок исполнения, вновь оштрафовать его в том же размере и т. д. с тем, однако, чтобы общая сумма штрафов не превышала 300 руб. Уплата штрафа не снимает обязанности исполнить решение1. В нормах материального авторского права некоторых союзных республик, например, в ст. 497 ГК Украинской ССР, в ст.546ГК Узбекской ССР, регламентирующих меры защиты личных авторских прав, прямо предусмотрено: «Если решение суда, обязывающее совершить определенные действия, не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в пользу государства. Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие».

Кроме того, должностные лица, виновные в неисполнении судебного решения, могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности, о чем суд вправе вынести частное определение. Особенность исполнения таких решений состоит в том, что не допускается применение мер, предусмотренных ст. 358 ГПК (арест и продажа

1 Согласно ст. 417 ГПК Украинской ССР общий размер штрафа не может превышать 200 руб., а в ст. 426 ГПК Таджикской ССР общий размер штрафа вообще не указан.


имущества, обращение взыскания на зарплату и иные доходы, изъятие определенных предметов и пр), поскольку должниками являются государственные или общественные организации, использующие произведения

Исполнение решений об обязании ответчика совершить определенные действия для восстановления нарушенных личных авторских прав обладает двумя особенностями.

Первая состоит в отсутствии у истца возможности осуществить действия, которые, согласно решению суда, должен произвести сам ответчик. Такие действия, как, например, запрещение использования произведения, изменение произведения, указание в титульном листе, титрах или афишах тех или иных сведений в состоянии произвести только ответчик-организация, использующая произведение. Истец здесь бессилен, и вся тяжесть выполнения подобных действий может лежать только на ответчике.

Вторая особенность состоит в том, что иногда даже полное исполнение предписываемых судом действий не приводит к полному восстановлению нарушенных прав Например, снабжение нераспроданных экземпляров издания вкладным листом с исправлением искаженного текста не исправит экземпляры уже распроданной книги или исправление пьесы не изгладит впечатления у зрителей, ранее ее просмотревших.

5. Относительно поворота исполнения судебных решений по авторским делам до принятия ныне действующих гражданских процессуальных кодексов вопрос оставался спорным как в теории, так и на практике. Обычно ссылались на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР от 28 февраля 1951 г. по делу № 36/200 Киргизского отделения ВУОАП СП СССР с Киргизским Госиздатом о взыскании гонорара в пользу Б. и Б. за превышение нормы тиража написанного ими учебника. Вначале иск был удовлетворен и решение приведено в исполнение, затем оно было отменено Верховным Судом Киргизской ССР, но в повороте исполнения отказано Отменяя это определение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР указала: «В данном случае провоотнощения сторон вытекают из издательского, а

108


не из трудового договора, ввиду чего применение к этим отношениям условий, предусмотренных статьей 254-д ГПК (1923 года.В. Ч.), является неправильным, так как эти указания, направленные к ограждению интересов трудящихся при разрешении в судебном порядке их трудовых конфликтов, распространительному толкованию не подлежат» 1.

В настоящее время ст. 432 ГПК содержит четкие указания на этот счет: «В случае отмены в порядке надзора решений по делам о взыскании денежных сумм по требованиям... о взыскании вознаграждения за использование авторского права.. поворот исполнения допускается, если отмененное решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах».

6. Относительно денежных взысканий с авторов, которые производятся путем обращения на получаемый ими гонорар, в п. «в» ст. 3 упомянутого постановления ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. содержалось следующее указание: «Дополнить гражданские процессуальные кодексы правилами, приравнивающими порядок обращения взыскания на вознаграждение, получаемое автором за отчуждение его произведения или за нарушение авторского права, к порядку взыскания, установленному для заработной платы».

Теперь это правило вытекает из ч. 4 ст. 57 Основ гражданского судопроизводства, где говорится о «заработной плате или ином заработке». Поскольку законодатель ставит знак равенства между зарплатой и иным заработком, независимо от регулярности получения последнего, то, следовательно, среди других видов заработка имеется в виду и авторское вознаграждение. Поэтому правила обращения взыскания на заработную плату применяются также при обращении взыскания на причитающееся должнику авторское вознаграждение. Понятно, что такое взыскание допускается в пределах, установленных ст. 383 ГПК: при взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного увечьем либо иным повреждением здоровья или смертью кормильца, а также возмещении за ущерб, причиненный хищением,--

1 «Авторское право на литературные произведения», Госюриздат, 1953, стр 110—111.

109


50%, по всем остальным видам взысканий, если иное не установлено законом,— 20%.

Исполняя решение суда об обращении взыскания на авторское вознаграждение, особенно при взыскании алиментов, судебный исполнитель может столкнуться с затруднениями, характерными именно для данного вида взыскания.

Судебный исполнитель вправе истребовать от организации, использующей произведение, сведения о причитающемся автору вознаграждении (ст. 381 ГПК). Однако таких организаций может быть много, а единого регистрирующего центра использования произведений не существует и потому определить .все случаи использования произведений данного автора очень трудно.

В определенной мере выявить эти случаи возможно следующим путем:

1) сведения о всех изданиях произведений данного автора можно получить во Всесоюзной Книжной Палате и в Государственной библиотеке имени В. И. Ленина, куда поступают и где регистрируются все книжные и периодические издания нашей стра1ны; сведения же о полученном гонораре могут быть затем запрошены в местах издания;

2) публичное исполнение произведений регистрируется ВУОАП СП СССР через его уполномоченных на местах; поэтому сведения о гонораре, полученном за публичное исполнение, можно получить в этом управлении; то же самое относится и к записи произведений на граммофонные пластинки и магнитофильмы;

3) использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства регистрируется в УОАП СХ СССР через его уполномоченных на местах, поэтому сведения о полученном гонораре можно получить в этом управлении.

Естественно, что эти рекомендации не являются полными, так как не охватывают использования других видов произведений искусства (в кино, на радио, телевидении и пр.).

7. При любом имущественном взыскании с автора только он вправе распоряжаться своим авторским правом. Его долги не могут погашаться путем обращения взыскания на авторское право. Взыскание может быть произведено из сумм причитающегося ему гонорара.


В п. «г» ст. 3 постановления ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. специально содержалась следующая норма: «Дополнить гражданские процессуальные кодексы правилами, воспрещающими обращение судебных взысканий на авторское право и допускающими обращение таких взысканий лишь на доходы, извлекаемые при осуществлении названного права». Это указание воспроизводилось в ст. 271-а ГПК. В ней расшифровывалось, что под «доходами» понимается гонорар.

Ныне действующие гражданские процессуальные кодексы не содержат подобной нормы. Однако изложенный в ней принцип сохраняется, поскольку обладание личными авторскими правами согласно ст. ст. 9 и 98 Основ гражданского законодательства входит в содержание правоспособности автора и неотторжимо от его личности.

Недопустимость обращения взысканий на авторское право означает, что когда с автора взыскиваются какие-либо суммы, то кредиторы не вправе заступить место автора и распоряжаться его произведением (например, решать вопрос о выпуске его в свет, переиздании, понуждать художника к использованию произведения, налагать на последнее арест, продавать с публичных торгов и т. п.). Следовательно, обращение взысканий возможно только на гонорар, но не на само авторское право.


ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА I ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ СУДЕБНОГО РАССМОТРЕНИЯ АВТОРСКИХ СПОРОВ   5

§ 1. ВОПРОСЫ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ АВТОРСКИХ ДЕЛ СУДЕБНЫМ ОРГАНАМ И ПОДСУДНОСТИ АВТОРСКИХ СПОРОВ.. 5

§ 2. ТРЕТЕЙСКОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО.. 7

§ 3. УЧАСТНИКИ СУДЕБНЫХ СПОРОВ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ АВТОРСКОГО ПРАВА   11

§ 4 УПРАВЛЕНИЯ ПО ОХРАНЕ АВТОРСКИХ ПРАВ.. 24

§ 5 СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ... 34

§ 6. ИСКИ, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ АВТОРСКОГО ПРАВА.. 38

ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА АВТОРСКИХ СПОРОВ.. 47

§ 1 ПОДГОТОВКА АВТОРСКИХ ДЕЛ К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСКА.. 47

§ 2 ИССЛЕДОВАНИЕ И ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СПОРАХ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ АВТОРСКОГО ПРАВА.. 57

§ 3 ПРОВЕДЕНИЕ И ОЦЕНКА ЭКСПЕРТИЗЫ В СУДЕ.. 78

ГЛАВА III ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРСКИХ СПОРОВ.. 93

§ 1. СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ.. 93

§ 2 ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В АВТОРСКИХ ДЕЛАХ.. 102