Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть III / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого.—М.: ПРОСПЕКТ, 1999.—592 с.

 

Номера страниц верные

 

ББК 67.99(2)3 ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Часть III

Учебник подготовлен коллективом кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета в составе:

Е. Ю. Валявина, асе. —§ 3, 4, 5 гл. 60;

H. Д. Егоров, докт. юрид. наук., проф.гл. 56;

И. В. Елисеев, асс.—§ 3-5 гл. 61;

А. А. Иванов, канд. юрид.наук, доц. — § 3 гл. 58;

M. В. Кротов, канд. юрид.наук, доц.—§ 1, 2, 4, 5 гл. 58;

Д. А. Медведев, канд. юрид.наук, доц. —§ 1, 2 гл. 61;

О. П. Павлова, канд. юрид. наук, доц.—§ 1, 2 гл. 60;

А. П. Сергеев, докт. юрид. наук, проф. гл. 52-55, 57;

Ю. К. Толстой, докт. юрид. наук, проф.гл. 62-65;

Т. А. Фаддеева, канд. юрид.наук, доц. гл. 59.

Ответственные редакторыдоктор юридических наук, профессор А. П. Сергеев, доктор юридических наук, профессор Ю. К. Толстой.

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть III / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого.—М.: ПРОСПЕКТ, 1999.—592 с.

ISBN 5-7986-0019-Х

В третью часть учебника вошли разделы, посвященные интеллектуальной собственности, семейному и наследственному праву.

Учебник написан на основе законодательства, действующего на 1 июля 1998 г. Вместе с тем в нем рассматриваются отдельные положения проекта части третьей Гражданского кодекса РФ, которая находится в стадии разработки.

Помимо анализа действующего законодательства представлены судебная практика и теоретические взгляды по основным проблемам гражданского права, освещаемым в учебнике.

Книга рассчитана на студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов, а также на практических работников суда, прокуратуры, нотариата, адвокатуры и иных организаций.

Лицензия ЛР № 065262 от 02.07.97 г.

Подписано в печать 1.02.99. Формат 60x90'/i6. Печать офсетная. Печ. л. 37. Доп. тираж 20000 экз. Заказ 8344.

000 «Издательство ПРОСПЕКТ» 107005, г. Москва, Лефортовский пер., 12/50.

Отпечатано с готовых диапозитивов на Государственном унитарном предприятии Смоленский полиграфический комбинат Государственного комитета Российской Федерации по печати. 214020, г. Смоленск, ул. Смольянинова, 1.

ISBN 5-7986-0019-Х

Коллектив авторов, 1998 «ПРОСПЕКТ», 1999


Раздел V. ПРАВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Глава 52. ПОНЯТИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И СИСТЕМА ЕЕ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ

§ 1. Интеллектуальная собственность как объект правовой охраны

Понятие интеллектуальной собственности. Среди объектов гражданских прав, то есть тех материальных и духовных благ, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения, ст. 128 ГК называет результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них. Одновременно законодатель использует для их обозначения такое собирательное понятие, как интеллектуальная собственность. В обобщенном вице содержание данного понятия раскрывает ст. 138 ГК, указывающая, что «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполненных работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.)». Более детально понятие интеллектуальной собственности будет раскрыто, по всей видимости, в части третьей ГК, проект которой разрабатывается в настоящее время.

Однако независимо от того, в какой конкретной форме это будет сделано, уже сейчас в отечественной юриспруденции, равно как и в зарубежной юридической науке, наметились два основных подхода к рассматриваемому понятию. Одни ученые приветствуют закрепление в законе данного понятия и не усматривают в использовании законодателем термина «интеллектуальная собственность» каких-либо элементов ненаучного подхода. По мнению других ученых, данный термин является изначально неточным и ненаучным, в связи с чем он может применяться лишь в политических актах, но никак не в правовых нормах, имеющих практическую направленность.

Спор этот возник не сегодня, а уходит своими корнями еще к концу XIX в. Уже тогда понятие интеллектуальной собственности и его составляющие литературная (художественная) и промышленная собственность, которые широко использовались в законодательстве многих стран мира и в важнейших международных конвенциях, подвергались резкой критике со стороны ряда известных ученых. Противники данного понятия обычно указывали и продолжают под-


черкивать в настоящее время, что нельзя отождествлять правовой режим материальных вещей и нематериальных объектов, каковыми являются по своей сути авторские произведения и различные технические новшества; что в отличие от права собственности, которое в принципе бессрочно и не подвержено каким-либо территориальным ограничениям, права авторов, изобретателей и их правопреемников изначально ограничены во времени и в пространстве; что авторские и патентные права защищаются с помощью иных правовых средств по сравнению с теми, которые применяются для защиты права собственности; что право на творческий результат неразрывно связано с личностью его создателя и т. п. Реагируя на эти в общем-то справедливые замечания, сторонники теории интеллектуальной собственности стали подчеркивать, что речь в данном случае идет о собственности особого рода, которая требует специального регулирования ввиду ее нематериального характера, поскольку объектами права собственности владельцев патентов, субъектов авторского права и товарных знаков являются неосязаемые и бестелесные вещи .

Свое логическое завершение подобный подход нашел в теории интеллектуальных прав, в соответствии с которой права авторов, изобретателей, патентообладателей и т.д. должны быть признаны правами sui gencris, то есть правами особого рода, находящимися вне классического деления гражданских прав на вещные, обязательственные и личные. Так, один из создателей данной теории, бельгийский юрист Пикард, писал, что права на изобретение, промышленный образец и полезную модель, товарный знак, фирменное наименование и т.д. составляют особую интеллектуальную собственность и право на нее существенно отличается от права собственности на вещь2. Теория особых интеллектуальных прав, многие сторонники которой вообще выступают против использования термина «интеллектуальная собственность», является в наши дни одной из наиболее распространенных.

В настоящее время практически никто не ставит под сомнение двойственную природу авторских и изобретательских прав. С одной стороны, создателю творческого результата принадлежит право на его использование, которое носит исключительный характер и в принципе может свободно передаваться другим лицам (предоставляться разрешение на использование результата). Данное право относится к числу имущественных прав и по целому ряду признаков действительно сходно с правом собственности. С другой стороны, автор обладает совокупностью личных неимущественных (моральных) прав, таких, как право

Розенберг П. Основы патентного права США. М-, 1979. С. 42. Urbaneta Mariano Uzcatequi. Propiedad industrial. Caracas, 1970. P. 49.

4


авторства, право на авторское имя и т. д., которые не могут отчуждаться от их обладателя в силу самой их природы. При этом между имущественными и личными правами не существует непреодолимой грани;

напротив, они теснейшим образом взаимосвязаны и переплетены, образуя неразрывное единство.

Обозначение указанной совокупности прав термином «интеллектуальная собственность», конечно, является условным и своего рода данью исторической традиции. Сейчас вряд ли кто-либо из тех, кто использует рассматриваемое понятие для обозначения совокупности прав, которыми обладают создатели творческих и иных интеллектуальных достижений и их правопреемники, допускает распространение на эти права правового режима, применяемого к имуществу. Поэтому те критические стрелы, которые время от времени выпускаются в понятие интеллектуальной собственности, используемое в современном законодательстве и юридической литературе, как правило, летят мимо цели. Сама живучесть термина «интеллектуальная собственность», каким бы неточным он ни казался при ближайшем рассмотрении, лучше, чем что-либо другое, доказывает адекватность данного названия той совокупности исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которая возникает у их создателей и правообладателей.

В нашей стране термин «интеллектуальная собственность», считавшийся неприемлемым с конца XIX в., вновь вошел в научный оборот и в законодательство в начале 90-х годов. Окончательно он узаконен Конституцией РФ 1993 г. Хотя ст. 44 Конституции РФ, посвященная свободе литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, и не раскрывает содержание данного понятия, она подчеркивает, что «интеллектуальная собственность охраняется законом». Новый ГК, который также оперирует данньм понятием, раскрывает в общем виде его содержание в ст. 138. Анализ указанной статьи позволяет сделать вполне определенный вывод о том, что под интеллектуальной собственностью в российском законодательстве понимается не что иное, как совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также некоторые иные приравненные к ним объекты, в частности средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Перечня конкретных объектов правовой охраны, подпадающих под понятие интеллектуальной собственности, Кодекс не содержит. Однако из ст. 138 ГК однозначно следует, что соответствующая правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности и других приравненных к ним объектов обеспечивается лишь «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами». Это озна-


чает, что для отнесения того или иного результата интеллектуальной деятельности или иного объекта к интеллектуальной собственности требуется прямое указание закона.

Подобный подход на сегодняшний день оправдан, поскольку, во-первых, пока еще отсутствуют реальные возможности для обеспечения правовой охраны любых интеллектуальных достижений, и, во-вторых, предоставление охраны некоторым результатам вряд ли целесообразно по чисто практическим соображениям. Так, не вызывает сомнений правомерность постановки вопроса о введении правовой охраны научных идей, гипотез, теорий и иных подобных научных результатов'. Проблема, однако, состоит в том, как создать соответствующий правовой механизм, не прибегая к коренной ломке сложившихся правовых институтов и не ставя препятствий для развития научно-технического прогресса. Пока попытки отдельных ученых и законодателей решить эту проблему какими-либо значительными успехами не увенчались. Примером объекта, охрана которого вполне может быть обеспечена в традиционных законодательных рамках, но вряд ли целесообразна на современном этапе, может служить видеозапись. В принципиальном плане видеозаписи ничем не отличаются от звукозаписей, охраняемых в качестве одного из объектов смежных прав, и с теоретической точки зрения, безусловно, должны быть причислены к объектам интеллектуальной собственности. Однако в настоящее время в большинстве стран, предусматривающих охрану смежных прав, видеозаписи объектами смежных прав не признаются. Не обеспечивается их охрана и Международной (Римской) конвенцией об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г. В этих условиях введение в российское законодательство специальной охраны видеозаписей2 нецелесообразно, тем более с учетом того, что на них распространяются общие нормы авторского права.

Отсутствие в ГК указания на конкретные виды охраняемых объектов интеллектуальной собственности предоставляет возможность путем принятия соответствующих законов или внесения в них изменений и дополнений относить к их числу те или иные результаты интеллекту-

В российской юридической литературе давно и настойчиво проводится мысль о необходимости правовой охраны любых творческих результатов независимо от их последующей квалификации (см., напр.: Юрченко А. К. Охрана интересов граждан в правоотношениях, связанных с творческой деятельностью // Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., 1969. С. 204; Гаврилов Э. П. Советское авторское право. Основные положения и тенденции развития. М., 1984. С. 109—111 и др.).

Подобная попытка была предпринята в Основах гражданского законодательства 1991 г.


альной деятельности, то есть более оперативно и не меняя самого ГК, решать все эти вопросы. Как показывает мировой опыт последних двух—трех десятилетий, число и виды охраняемых результатов интеллектуальной деятельности постоянно расширяются. Так, только за последние десять лег круг охраняемых в Российской Федерации объектов интеллектуальной собственности пополнился полезными моделями, наименованиями мест происхождения товаров, топологиями интегральных микросхем, программами для ЭВМ, базами данных, служебной и коммерческой тайной, объектами смежных прав. Напротив, такие результаты интеллектуальной деятельности, как открытия и рационализаторские предложения, лишились практической охраны, хотя вопрос о них в законодательном плане до сих пор окончательно не решен. Так или иначе, конкретный состав объектов интеллектуальной собственности не находится в застывшем состоянии, а, напротив, постоянно уточняется и конкретизируется.

Характеризуя понятие интеллектуальной собственности, нельзя обойти вниманием и вопрос о том, что вкладывается в него важнейшими международными соглашениями, тем более что в соответствии с Конституцией РФ те из них, в которых участвует Российская Федерация, являются составной частью российской правовой системы (п. 4 ст. 15). Наиболее полным образом понятие интеллектуальной собственности раскрывается в п. VIII ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) от 14 июля 1967 г. В ней указывается, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к:

литературным, художественным и научным произведениям;

исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам;

изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

научным открытиям;

промышленным образцам;

товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям;

защите против недобросовестной конкуренции;

а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной собственности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

В названной Конвенции, как и в ГК, термин «интеллектуальная собственность» используется в собирательном смысле, обозначая собой все права на результаты творческой деятельности и некоторые приравненные к ним объекты. Содержащийся в Конвенции перечень конкретных видов исключительных прав носит примерный характер и может


быть легко дополнен иными результатами интеллектуальной деятельности. Очевидным является и то, что на членов ВОИС не налагается обязательство обеспечить в своих странах охрану всех перечисленных в Конвенции прав, и они сами определяют круг охраняемых объектов интеллектуальной собственности. Наконец, даже при слишком сильном желании в приведенном выше определении трудно усмотреть какую-либо связь (кроме чисто терминологического сходства) понятия интеллектуальной собственности и права собственности в его традиционном смысле.

Подводя определенный итог сказанному, можно отметить, что и современное российское законодательство, и международные соглашения понимают под интеллектуальной собственностью совокупность исключительных прав как личного, так и имущественного характера на результаты интеллектуальной и в первую очередь творческой деятельности, а также на некоторые иные приравненные к ним объекты, конкретный перечень которых устанавливается законодательством соответствующей страны с учетом принятых ею международных обязательств. В настоящее время термин «интеллектуальная собственность» лишь в историческом плане связан с теорией интеллектуальной собственности конца XVIII — начала XIX вв. и не таит в себе никакой реальной опасности в части введения в заблуждение относительно юридической природы тех прав, для обозначения которых он обычно используется. Поэтому для его применения и в законодательстве, и в юридической литературе нет никаких серьезных противопоказаний.

Основные институты права интеллектуальной собственности. Понятие «интеллектуальная собственность» является обобщающим по отношению к таким используемым в законодательстве и юридической литературе понятиям, как «литературная и художественная собственность» и «промышленная собственность». Последние обозначают соответственно авторское право, действие которого распространяется также на результаты научного творчества («научная собственность»), и патентное право вместе с примыкающим к нему законодательством об охране средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)'. Однако эти две состав-

Понятие промышленной собственности раскрывает п. 2 ст. 1 Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г., относящий к ее объектам патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения товаров, а также пресечение недобросовестной конкуренции. Иногда, однако, термин «промышленная собственность» применяется и в более узком смысле, охватывая собой лишь права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы (см. ст. 1 Патентного закона РФ).


ляющие не исчерпывают всего содержания понятия «интеллектуальная собственность». Существует немало результатов интеллектуальной деятельности, которые пользуются правовой охраной, но вне рамок авторского и патентного права и законодательства о средствах индивидуализации. К ним, в частности, относятся топологии интегральных микросхем, служебная и коммерческая тайна, селекционные достижения и некоторые другие объекты правовой охраны. Поэтому понятие интеллектуальной собственности шире по объему, чем понятия литературной (художественной) собственности и промышленной собственности вместе взятые. ,

Отношения, связанные с охраной и использованием объектов интеллектуальной собственности, входят в предмет регулирования российского гражданского права (ст. 2 ГК). Нормы ГК, и прежде всего те из них, которые будут сосредоточены в третьей части Кодекса, вместе с правилами, содержащимися в специальных законах, посвященных охране исключительных прав на отдельные результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним объекты, образуют в своей совокупности особую подотрасль российского гражданского права. Указанная подотрасль вполне может именоваться правом интеллектуальной собственности, что будет означать систему правовых норм о личных и имущественных правах на все те результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним объекты, которые признаются и охраняются законом. С учетом общности ряда объектов интеллектуальной собственности и сложившейся в рассматриваемой области системы источников права указанную подотрасль российского гражданского права можно подразделить на четыре относительно самостоятельных института. Несмотря на тесную взаимосвязь и наличие целого ряда общих моментов, каждый из этих институтов имеет присущие лишь ему черты, задачи, а иногда и принципы, которые находят отражение в закрепленных ими нормах.

Прежде всего необходимо выделить институт авторского права и смежных прав. Им регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права). Объединение в едином институте, который в дальнейшем для краткости будет именоваться авторским правом, двух указанных групп норм объясняется теснейшей зависимостью возникновения и осуществления смежных прав от прав авторов творческих произведений, а также урегулированностыо соответствующих отношений единым законом.

В качестве основных задач (функций) авторского права чаще всего в юридической литературе называют две следующие задачи. С одной сто-


роны, авторское право должно стимулировать деятельность по созданию произведений науки, литературы и искусства. В этих целях автор-скос право способствует созданию условий для занятия творческим трудом, обеспечивает правовое признание и охрану достигнутых творческих результатов, закрепление за авторами прав на использование созданных ими произведений и получение доходов и т.д. С другой стороны, задачей авторского права считается создание условий для широкого использования произведений в интересах общества. Иными словами, повышение уровня охраны прав авторов ни в коем случае не должно препятствовать использованию их произведений в целях образования и просвещения или служить помехой в стремлении самой широкой аудитории читателей, зрителей, слушателей знакомиться с ними.

Указанные задачи авторского права тесным образом связаны с его принципами. Принципы авторского права это его основные начала, отправные идеи, которые обладают универсальностью, высшей императивностью и общезначимостью. Они пронизывают содержание всей системы авторского права, предопределяют всю юрисдикционную деятельность и воплощаются в субъективных правах и обязанностях участников авторских правоотношений. Не будучи закрепленными в конкретных статьях закона, принципы авторского права выводятся из анализа всей совокупности авторско-правовых норм. Знание принципов позволяет ориентироваться в обширном авторском законодательстве, правильно толковать и применять на практике отдельные его нормы, а также решать вопросы, на которые нет прямого ответа в действующем законодательстве.

К числу основных принципов российского авторского права, отраженных в содержании его норм на современном этапе развития, относятся следующие.

Во-первых, принципом авторского права может и должен считаться принцип свободы творчества, который прямо закреплен ст. 44 Конституции РФ. Данный принцип, лишь недавно наполненный реальным содержанием, пронизывает собой все авторское законодательство и конкретизируется в целом ряде его норм. Так, свобода творчества несовместима с цензурой произведений науки, литературы и искусства. В настоящее время цензура в России запрещена в законодательном порядке. Например, ст. 33 Закона РСФСР «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г.' устанавливает, что «требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, учреждений или общественных организаций предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме

1 Ведомости РСФСР. 1992. № 7. Ст. 300. 10


случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, не допускаются».

Обеспечивая свободу творчества, авторское право охраняет все произведения науки, литературы и искусства независимо от их назначения, достоинств и способа выражения. В этих же целях закон не ограничивает круг охраняемых произведений каким-либо перечнем и охраняет любые результаты творческой деятельности, существующие в объективной форме. Творцы произведений свободны в выборе темы, сюжета, жанра и формы воплощения создаваемых ими понятий или художественных образов, а также самостоятельно решают вопросы о выпуске своего произведения в свет, придании произведению окончательной формы и т. п.

Во-вторых, принципом авторского права является сочетание личных интересов автора с интересами общества. Хотя данный принцип, безусловно, проявляется и в других институтах права интеллектуальной собственности и гражданского права в целом, в авторском праве он имеет особое значение. В основе авторского права лежит признанное за автором монопольное право на использование созданного им произведения. Определение разумных границ этой монополии на протяжении веков являлось одной из главных проблем авторского права. В настоящее время уже никто не утверждает, что авторы должны иметь неограниченный контроль за использованием своих произведений. Ничем не ограниченная монополия необходима и возможна лишь в отношении необнародованных произведений. Если же произведение с согласия автора стало доступно для всеобщего сведения, его права на произведение не могут быть столь обширными, чтобы полностью игнорировать интересы других граждан и общества в целом. Законы демократического общества не только гарантируют охрану интеллектуальной собственности, но и закрепляют право членов общества на участие в культурной жизни и пользование достижениями культуры (п. 2 ст. 44 Конституции РФ).

Общество в равной степени заинтересовано как в свободном доступе к творческим произведениям своих членов, так и в том, чтобы создаваемые произведения эффективно охранялись нормами авторского права. В этой связи в авторском законодательстве России, как и в законодательстве других стран, за авторами закрепляется широкий круг исключительных личных и имущественных прав, устанавливается, что произведения могут быть использованы, по общему правилу, лишь на основании договоров с их авторами на согласованных с ними условиях, определены сроки действия субъективного авторского права и т.д. В то же время с учетом интересов общества установлены случаи, когда

11


произведения могут свободно использоваться указанными в законе заинтересованными лицами.

В-третьих, в качестве одного из принципов российского авторского права может быть выдвинуто положение о неотчуждаемости личных неимущественных прав автора. В этом состоит одно из существенных отличий российского авторского права от авторского права ряда зарубежных стран. По российскому авторскому законодательству, личные неимущественные права автора (право авторства, право на имя и пр.) не могут перейти к другим лицам, хотя бы сам автор и выразил на это свое согласие. Подобное соглашение не будет иметь юридической силы и является недействительным. Поэтому даже в тех случаях, когда произведение создано в порядке выполнения служебного задания, личные неимущественные права сохраняются за автором и должны быть во всех случаях обеспечены. Этими же соображениями продиктованы нормы российского законодательства, устанавливающие, что право авторства, право на авторское имя, право на защиту репутации автора не переходят по наследству, что в случаях так называемого «свободного» использования произведений обязательно указание имени автора и т.д. Что же касается имущественных прав авторов, то они могут передаваться другим лицам по авторскому договору, в порядке наследования, а также в силу закона (служебные произведения).

В-четвертых, для современного российского авторского права характерен принцип свободы авторского договора. Данный принцип заменил собой присущий ранее действовавшему авторскому праву принцип нормативной регламентации основных прав и обязанностей сторон по авторским договорам. Наиболее ярким выражением последнего было существование так называемых типовых авторских договоров (издательских, сценарных, постановочных и др.), которые имели нормативное значение и подробно регламентировали отношения авторов и пользователей произведений. Конечно, было бы неверно сводить роль типовых договоров лишь к ограничению свободы сторон в распоряжении принадлежащими им правами. Одной из главных функций типовых договоров было ограждение авторов от произвола пользователей произведений, стремление гарантировать авторам определенный минимальный уровень прав. Условия конкретных авторских договоров, ухудшающие положение авторов по сравнению с соответствующим типовым договором, признавались недействительными и заменялись условиями, закрепленными в типовом договоре.

Вместе с тем присутствие в законодательстве правил, детально регулирующих сферу отношений, которая в принципе должна определяться прежде всего свободным волеизъявлением самих сторон, трудно признать нормальным явлением. В этой связи новое российское автор-

12


ское законодательство отказалось от жесткой регламентации отношений сторон авторского договора. В нем закрепляются лишь возможные типы авторских договоров, а также указываются условия, которые должны быть в обязательном порядке согласованы сторонами. Что касается законных интересов авторов, то они обеспечиваются, с одной стороны, запретом включать в авторские договоры явно кабальные для авторов условия, например, условие о передаче прав на произведения, которые автор может создать в будущем, и, с другой стороны, правилами, предоставляющими авторам определенные права, например, на расторжение авторского договора по истечении пяти лет с даты его заключения, если конкретный срок договора сторонами не определен, или налагающими на пользователей произведений определенные обязанности, например по выплате автору аванса по договору заказа. Кроме этих и некоторых других указанных в законе ограничений, стороны свободны в определении содержания авторского договора.

Вторым правовым институтом, входящим в систему подотрасли «право интеллектуальной собственности», является патентное право. Оно регулирует имущественные, а также связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Объединение трех названных объектов интеллектуальной собственности в рамках единого института патентного права объясняется следующими соображениями. Во-первых, изобретения, полезные модели и промышленные образцы обладают значительным сходством по отношению друг к другу, с одной стороны, и существенно отличаются от иных объектов интеллектуальной собственности, с другой. Все они являются результатами творческой деятельности, имеют конкретных создателей, права которых признаются и охраняются законом, совпадают друг с другом по ряду признаков и т. д. Во-вторых, их охрана осуществляется посредством единой формы, а именно путем выдачи патента'. В-третьих, правовое регулирование связанных с этими тремя объектами общественных отношений имеет гораздо больше сходства, чем различий, и к тому же осуществляется в России единым законодательным актом, а именно Патентным законом РФ. Все сказанное свидетельствует о том, что традиционное ограничение рамок патентного права лишь сферой правовой охраны изобретений вряд ли оправданно.

Сам термин «патентное право» лишь совсем недавно был возвращен в российское законодательство. В течение длительного времени в

Хотя охранный документ на полезную модель именуется в Патентном законе РФ свидетельством, по своей сути он также является патентом, поскольку закрепляет за владельцем исключительное право на использование полезной модели.

13


России, как и во всем бывшем Советском Союзе, изобретения и другие технические новшества охранялись в основном не патентами, а авторскими свидетельствами. Последние не предоставляли их обладателям исключительного права на использование созданных разработок, а лишь гарантировали им личные права и право на получение вознаграждения от пользователей. Поэтому совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникавшие в рассматриваемой области, именовалась не патентным, а изобретательским правом. В настоящее время в связи с восстановлением в России общепринятой системы охраны технических новшеств можно вновь с полным основанием говорить о российском патентном праве.

Как и авторское право, патентное право имеет дело с охраной и использованием нематериальных благ, являющихся продуктами интеллектуального творчества. Изобретения, полезные модели, промышленные образцы, как и произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторским правом, представляют собой результаты мыслительной деятельности, идеальные решения тех или иных технических или художественно-конструкторских задач. Лишь впоследствии, в ходе их внедрения, они воплощаются в конкретные устройства, механизмы, процессы, вещества и т. п. Наряду со сходством сравниваемые объекты имеют и существенные различия между собой. Если в произведениях науки, литературы и искусства основная ценность и предмет правовой охраны их художественная форма и язык, которые отражают их оригинальность, то в объектах патентного права ценность представляет прежде всего само содержание тех решений, которые придуманы изобретателями. Именно они и становятся предметом охраны патентного права. В отличие от формы авторского произведения, которая фактически неповторима и может быть лишь заимствована, решение в виде устройства, способа, вещества, штамма или внешнего вида изделия может быть разработано другими лицами совершенно независимо от первого его создателя. В этой связи охрана технических или художественно-конструкторских решений, являющаяся основной функцией патентного права, строится на несколько иных началах и принципах, чем те, которые применяются в сфере авторского права.

В качестве принципов российского патентного права, то есть отправных идей, которые пронизывают всю систему патентно-правовых норм и служат исходной базой для ее дальнейшего развития и разрешения прямо не урегулированных законом ситуаций, могут быть названы следующие положения. Прежде всего, важнейшим отправным началом патентного права является признание за патентообладателем исключительного права на использование запатентованного объекта. Это положение, будучи краеугольным камнем

14


патентной системы, означает, что только патентообладатель может изготавливать, применять, ввозить, продавать и иным образом вводить в хозяйственный оборот запатентованную разработку. Напротив, все другие лица должны воздерживаться от ее использования, не санкционированного патентообладателем. Таким образом, патентообладателю принадлежит на разработку абсолютное право, а на всех других лицах лежит пассивная обязанность воздерживаться от нарушения прав патентообладателя. Любое не санкционированное договором или законом вторжение в исключительную сферу патентообладателя должно пресекаться, а нарушитель подвергаться предусмотренным законом санкциям.

Признание и всемерная охрана патентной монополии не исключают, однако, выполнения патентным правом и функции защиты общественных интересов. Более того, соблюдение разумного баланса интересов патентообладателя, с одной стороны, и интересов общества, с другой, вполне может рассматриваться в качестве второго исходного начала (принципа) патентного права. Одним из конкретных его проявлений служит ограничение действия патента определенным сроком, после истечения которого разработка поступает во всеобщее пользование. Кроме того, условием предоставления патентно-правовой охраны той или иной разработке является внесение разработчиком действительного вклада в уровень техники и тем самым приращение знаний. В этих целях проводится проверка заявляемых решений, а также создание условий для ознакомления любых заинтересованных лиц с новейшими разработками. Наконец, в общественных интересах закон устанавливает случаи так называемого свободного использования запатентованных разработок. Разовое изготовление лекарств в аптеках по рецептам врача, проведение научного эксперимента и т. д. эти и некоторые другие изъятия из сферы патентной монополии, продиктованные социальными потребностями, выражают взвешенный баланс интересов патентообладателя и общества.

Следующим принципом патентного права является предоставление охраны лишь тем разработкам, которые в официальном порядке признаны патентоспособными изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами. Для получения охраны заинтересованное управомо-ченное лицо должно оформить и подать в Патентное ведомство РФ особую заявку, которая рассматривается последним с соблюдением определенной процедуры и в случае соответствия заявленного объекта требованиям закона удовлетворяется. Если заявка на выдачу патента в Патентное ведомство РФ не подавалась, то разработка, которая объективно отвечает всем критериям патентоспособности, объектом охраны со стороны патентного права не становится. В этом состоит еще одно

15


существенное различие между патентным и авторским правом. Авторское право охраняет любые творческие произведения, находящиеся в объективной форме. Для предоставления правовой охраны произведению, по российскому законодательству, не требуется выполнения каких-либо формальностей. Напротив, по патентному праву, формальности, связанные с официальным признанием патентоспособности разработки, являются обязательным условием охраны. Это продиктовано целым рядом причин. К ним относятся и объективная повторимость тех решений, которые охраняются патентным правом, и предоставление охраны только тем разработкам, которые обладают новизной, и необходимость раскрытия сущности решения как условие предоставления охраны и т.д. В этой связи большое значение в патентном праве имеет понятие приоритета, которое неизвестно авторскому праву. На государственное признание и охрану своих прав могут претендовать только те заявители, которые первыми подали правильно оформленную заявку на выдачу патента.

Наконец, в качестве принципа патентного права может рассматриваться положение, согласно которому законом признаются и охраняются права и интересы не только патентодателей, но и действительных создателей изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Данный принцип находит отражение во многих нормах патентного права. Прежде всего именно действительным разработчикам предоставляется возможность получить патент и стать патентообладателями. Если в соответствии с законом право на получение патента имеет иное лицо, например работодатель, закон гарантирует получение разработчиками вознаграждения, соразмерного выгоде, которая получена или могла бы быть получена работодателем при надлежащем использовании разработки. При подаче заявки на выдачу патента лицом, которое не является разработчиком, это лицо должно представить доказательства, подтверждающие его право на подачу заявки. За разработчиками во всех случаях признаются личные неимущественные права на созданный ими объект, которые являются бессрочными и непередаваемыми.

Названные выше принципы определяют конкретное содержание основных норм патентного права, являются его исходными началами и служат предпосылками его дальнейшего развития. Знание этих принципов помогает лучше понять содержание конкретных патентно-правовых норм, способствует их правильному применению на практике и дает определенные ориентиры для разрешения тех жизненных ситуаций, которые прямо не урегулированы действующим законодательством.

С развитием товарно-денежных отношений в России все более важным элементом рыночной экономики становятся такие объекты

16


промышленной собственности, как фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров. Создание равных условий хозяйствования для различных типов товаровладельцев, внедрение конкурентных начал в их деятельность и повышение ответственности за ее результаты, необходимость насыщения рынка товарами и услугами для удовлетворения потребностей населения обусловливают объективную потребность в правовом механизме, обеспечивающем должную индивидуализацию предприятий и организаций, а также производимых ими товаров и услуг. Такой правовой механизм представлен особым институтом рассматриваемой подотрасли гражданского права, а именно институтом средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг).

Данный правовой институт, как и патентное право, имеет дело с так называемой промышленной собственностью, то есть с исключительными правами, реализуемыми в сфере производства, торгового обращения, оказания услуг и т.п. Однако обеспечиваемая им охрана интересов обладателей исключительных прав строится на несколько иных началах и принципах, нежели охрана прав патентообладателей и изобретателей. Например, закон не рассматривает средства индивидуализации предпринимателей и их продукции в качестве результатов творческой деятельности и не признает каких-либо особых прав за их конкретными создателями.

До недавнего времени этим проблемам в России уделялось очень мало внимания и в законодательстве, и в юридической науке. Отношения, связанные с индивидуализацией товаропроизводителей, не имели законодательной регламентации и регулировались лишь малодоступными и зачастую устаревшими подзаконными актами. В условиях гигантского монополизма и господства государственной собственности, с одной стороны, и отсутствия конкуренции и скудости товарного рынка, с другой, забота об индивидуализации производителей и выпускаемых ими товаров была практически ненужной. Следствием этого было крайне незначительное по сравнению с масштабами страны число регистрируемых индивидуальных знаков охраны, отсутствие споров о нарушении прав на них в судебной практике, слабая теоретическая разработка проблем, связанных с фирменными наименованиями, товарными знаками и другими аналогичными объектами промышленной собственности.

С переходом к рыночной экономике отношение к указанным объектам стало коренным образом меняться. Рыночный механизм чутко реагирует на реакцию потребителей на производимый товар. Выявленный неудовлетворенный спрос потребителей на тот или иной

17


продукт служит стимулом для развития производства. Имеющийся вакуум быстро заполняется товарами, нужными потребителям. В этих условиях очень важно обеспечить возможность индивидуализации предлагаемых товаров и услуг, в чем в равной степени заинтересованы и производители, и потребители. Гарантируя права на выступление в хозяйственном обороте под собственным индивидуальным именем, на обозначение производимых товаров и оказываемых услуг определенными символами или наименованиями и обеспечивая их защиту в случае нарушения, закон создает необходимые предпосылки для реализации указанной возможности.

Таким образом, основной функцией рассматриваемого института интеллектуальной собственности является обеспечение должной индивидуализации производителей и их товаров, работ и услуг. Сам институт состоит, однако, из двух тесно взаимосвязанных, но все же относительно самостоятельных частей, а именно субинститута средств индивидуализации участников гражданского оборота и субинститута средств индивидуализации продукции, работ и услуг. Хотя в главном своем назначении указанные средства индивидуализации совпадают, каждое из них играет и свою особую роль в хозяйственном обороте.

Фирменное наименование, являющееся коммерческим именем предпринимателя, неразрывно связано с его деловой репутацией. Под этим именем предприниматель совершает сделки и иные юридические действия, несет юридическую ответственность и осуществляет свои права и обязанности, рекламирует и реализует произведенную им продукцию и т.д. Фирменное наименование, ставшее популярным у потребителей и пользующееся доверием у деловых партнеров, приносит предпринимателю не только немало дивидендов, но и заслуженное уважение в обществе и признание его заслуг. Поэтому право на фирму должно рассматриваться и как важное личное неимущественное благо. Использование фирменного наименования выполняет также существенную информационную функцию, поскольку доводит до сведения третьих лиц данные о принадлежности, типе и организационной форме предприятия.

Товарный знак и знак обслуживания, которыми маркируются производимые товары и оказываемые услуги, являются активным связующим звеном между изготовителем и потребителем, выступая в роли безмолвного продавца. Наряду с отличительной функцией популярный товарный знак вызывает у потребителей определенное представление о качестве продукции. Являясь своего рода визитной карточкой предприятия, товарный знак обязывает предприятие дорожить своей репутацией и постоянно заботиться о повышении качества выпускаемой им продукции. Одной из важных функций товарного знака является также реклама выпускаемых изделий, поскольку завоевавший доверие потре-

18


бителей товарный знак способствует продвижению любых товаров, маркированных данным знаком. На мировом рынке цена изделий с товарным знаком в среднем на 15 — 25% выше, чем цена анонимных товаров. Наконец, товарный знак служит для защиты выпускаемой продукции на рынке и применяется в борьбе с недобросовестной конкуренцией.

Аналогичные функции выполняются и таким средством обозначения продукции, как наименование места происхождения товара. Наряду с ними обозначение товара наименованием места его происхождения выступает как гарантия наличия в товаре особых неповторимых свойств, обусловленных местом его производства. Обеспечивая правовую охрану наименований мест происхождения товара, государство защищает и стимулирует развитие традиционных ремесел и промыслов, продукция которых всегда пользуется большим спросом у потребителей.

Таким образом, институт средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) является одной из важных составляющих российского права интеллектуальной собственности.

Творения, признаваемые произведениями науки, литературы или искусства, а также изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами, не исчерпывают всего многообразия результатов творческой деятельности. Наряду с ними имеется немало объектов, которые создаются творческими усилиями людей, представляют ценность для общества и также нуждаются в общественном признании и правовой охране. Наличие такого рода объектов и необходимость правового регулирования связанных с ними общественных отношений в настоящее время признается подавляющим большинством государств. Россия не представляет в этом отношении какого-либо исключения. Помимо традиционных объектов, охраняемых авторским и патентным правом, а также институтом средств индивидуализации участников гражданского оборота (фирменные наименования, товарные знаки, наименования мест происхождения товаров), российское гражданское право предоставляет охрану селекционным достижениям, топологиям интегральных микросхем, информации, составляющей служебную и коммерческую тайну, и некоторым другим результатам интеллектуальной деятельности.

При этом отдельные объекты правовой охраны, в частности научные открытия и рационализаторские предложения, являются специфическими для российского права, поскольку в большинстве государств мира они особо не выделяются. Другие же объекты, в частности селекционные достижения, секреты производства, топологии интсг-

19


ральных микросхем, пользуются специальной правовой охраной в большинстве развитых стран.

Несмотря на это, и первый, и второй вид результатов интеллектуальной деятельности можно отнести к особым, нетрадиционным объектам интеллектуальной собственности. Конечно, данное их название является сугубо условным и призвано лишь подчеркнуть их отличие от объектов авторского и патентного права, а также средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Столь же условно и объединение в рамках единого правового института тех правил действующего российского законодательства, которые посвящены регулированию связанных с ними отношений. Бесспорно, что каждый из нетрадиционных результатов интеллектуальной деятельности обладает значительными особенностями по отношению ко всем остальным. Вместе с тем попытки выделить в самостоятельные правовые институты правила о каждом из особых объектов интеллектуальной собственности на сегодняшний день вряд ли были бы оправданными ввиду элементарной ограниченности правового материала, касающегося ряда объектов. Поэтому, опираясь на отличия рассматриваемых результатов интеллектуальной деятельности от традиционных объектов интеллектуальной собственности, все их можно, повторяем, условно отнести к сфере единого правового института, а именно института охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности.

Причины введения правовой охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности можно подразделить на общие, которые касаются всех этих объектов, и специфические, которыми обусловлена охрана каждого конкретного объекта. К общим причинам следует отнести прежде всего то, что рассматриваемые объекты являются результатами интеллектуального труда. Как и результаты всякого другого труда, они не могут быть безосновательно отчуждены от их создателей. Напротив, интеллектуальный характер труда более, чем какой-либо иной результаттруда, предполагает признание особой связи достигнутого результата с его создателем. Далее, в общественном и государственном признании особых прав создателей новых творческих результатов, не совпадающих с объектами авторского и патентного права, заинтересованы не только сами авторы, но и общество в целом. Введение специальной правовой охраны этих результатов стимулирует творческую активность его членов, способствует развитию научно-технического прогресса и умножению духовного богатства общества. Наконец, важной причиной такой охраны служит то, что традиционные институты гражданского права авторское и патентное право, а также институт средств индивидуализации участников гражданского оборота

20


не могут обеспечить в силу присущих рассматриваемым объектам особенностей их надлежащую правовую охрану. Так, авторское право охраняет форму, а не содержание творческих произведений. Между тем ценность открытий, топологий интегральных микросхем, селекционных достижений, рационализаторских предложений и других нетрадиционных объектов состоит прежде всего в содержании соответствующих положений и решений. Конечно, любой творческий результат, выраженный в объективной форме и доступный для восприятия третьими лицами, охраняется в качестве объекта авторского права. Но такая охрана не обеспечивает признания и защиты основного творческого вклада его создателя разработки существа научной проблемы или содержания решения.

Охрана содержания новых решений практических задач обеспечивается патентным правом. Однако лежащие в основе данного института принципы, в частности идея патентной монополии, необходимость доведения существа решения до сведения третьих лиц как условие предоставления охраны, правоустанавливающее значение государственной регистрации объекта промышленной собственности и др., не позволяют использовать его без существенной модификации для охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности. Поэтому, несмотря на близость рассматриваемых объектов к изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам, они не могут охраняться в рамках патентного права.

Наряду с этими общими причинами имеются и особые основания охраны каждого конкретного объекта. Так, основными целями системы государственной экспертизы и регистрации научных открытий являются: а) подтверждение достоверности научных положений, заявленных в качестве открытий; б) установление авторского и государственного приоритета; в) моральное и материальное стимулирование авторов открытий; г) содействие в решении научно-технических проблем, связанных с открытиями; д) государственный учет и информация об открытиях в целях всестороннего их использования в науке и народном хозяйстве.

Введение особой правовой охраны служебной и коммерческой тайны обусловлено необходимостью ограждения законных интересов участников товарного оборота, затрачивающих время, силы и средства на разработку и внедрение передовых технологий и методов ведения бизнеса, которые далеко не всегда могут быть защищены с помощью традиционных форм правовой охраны. Правила добросовестной конкуренции предполагают наличие у других участников оборота возможности самостоятельно добиваться аналогичных результатов, но запрещают вторжение в область чужих технических и коммерческих

21


секретов путем промышленного шпионажа, подкупа и другими недозволенными методами.

Быстрое развитие современной вычислительной техники, основой которой являются интегральные микросхемы (ИМС), обусловило необходимость правовой охраны последних как на уровне структурно-функциональной схемы, так и на уровне топологической схемы. Структурно-функциональная и электрическая схемы ИМС, а также способы изготовления ИМС могут быть защищены в рамках патентного права, поскольку они подпадают под понятие «техническое решение задачи». Что же касается топологических схем ИМС (взаимное расположение элементов), разработка которых требует значительных трудовых затрат, дорогостоящего оборудования и творческих усилий, то они оказались практически беззащитными перед копированием. Копирование технологий, осуществляемое путем микрофотографирования последовательно снимаемых слоев кристалла и изготовления по этим фотографиям фотошаблонов, является значительно более быстрым и дешевым процессом по сравнению с первоначальной разработкой топологической схемы. В результате нарушитель получает возможность изготавливать и поставлять на рынок более дешевые кристаллы, неправомерно получая преимущества в конкурентной борьбе. Невозможность обеспечения эффективной охраны рассматриваемых объектов нормами авторского и патентного права привела к появлению в гражданском праве особых правил о топологиях интегральных схем.

Необходимость признания и правовой охраны результатов творческой деятельности селекционеров достаточно очевидна. Однако ввиду специфики, присущей объекту охраны, а также особенностей его правового режима эта сфера творческой деятельности требует специальной правовой регламентации.

Наконец, особая правовая охрана рационализаторских предложений обусловлена необходимостью стимулировать в рамках конкретных предприятий творческие усилия работников по усовершенствованию применяемой техники, технологии или изменению состава материала.

Указанные научные и технические достижения являются, как правило, результатами творческой деятельности и в широком смысле слова рассматриваются как объекты интеллектуальной собственности. Однако их правовой режим существенно отличается от режима традиционных объектов, охраняемых авторским и патентным правом. Создатели этих объектов, равно как и другие лица, нередко не приобретают исключительного права на их использование. Особые права творцов этих результатов обычно сводятся к признанию их личных неимущественных прав на созданные объекты, а также материальному стимулированию их деятельности. Тем не менее отнесение их прав к

22


интеллектуальной собственности следует считать достаточно справедливым. Те права, которые признаются действующим законодательством за создателями открытий, селекционных достижений, рационализаторских предложений и иных объектов, носят абсолютный и исключительный характер, то есть характер, присущий интеллектуальной собственности. Многие связанные с ними общественные отношения регулируются такими же или сходными правилами, которые применяются к отношениям, вытекающим из создания и использования объектов авторского и патентного права. И тем, и другим объектам свойственны многие общие признаки, которые предопределяются их общей творческой природой. Наконец, во многом совпадают возможные нарушения и способы защиты прав на эти объекты.

Таким образом, выделение в праве интеллектуальной собственности института охраны нетрадиционных результатов интеллектуальной деятельности имеет под собой достаточно весомые основания.

Итак, подотрасль гражданского права об интеллектуальной собственности представлена четырьмя названными выше самостоятельными институтами, образующими соответственно авторское право, патентное право, институт средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) и институт охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности. Нетрудно заметить, что к праву интеллектуальной собственности нами сознательно не отнесен институт защиты против недобросовестной конкуренции, хотя подобный подход и расходится с тем, что записано в Конвенции, учреждающей ВОИС, и в Парижской конвенции по охране промышленной собственности. При этом мы исходим из следующих отправных положений.

Во-первых, право, обеспечивающее защиту против недобросовестной конкуренции, не имеет какого-либо особого результата интеллектуальной деятельности в качестве объекта правовой охраны, что существенно отличает его от любого из институтов права интеллектуальной собственности. Во-вторых, основными формами недобросовестной конкуренции, против которых и обеспечивается защита, являются как раз посягательства на охраняемые законом объекты интеллектуальной собственности. В-третьих, немаловажно и то, что российское право о защите против недобросовестной конкуренции находится лишь в самом зачаточном состоянии. Поэтому более правильным, по крайней мере в настоящее время, был бы вывод о том, что те немногие правила российского права, которые направлены против недобросовестной конкуренции, не составляют особого правового института, а входят в качестве составных частей в соответствующие

23


институты права интеллектуальной собственности. Последовательному рассмотрению этих институтов и будут посвящены дальнейшие главы настоящего раздела учебника.

§ 2. Система российского законодательства об охране интеллектуальной собственности

Законодательство об авторском праве и смежных правах. В иерархии нормативных актов, регулирующих авторские отношения, главенствующая роль принадлежит законам. Центральное место среди них занимает Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г.1 В соответствии со ст. 1 указанного Закона им регулируются две большие группы относительно самостоятельных отношений. Первую из них образуют отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства и составляющие предмет регулирования авторского права в его точном и традиционном смысле. Во вторую группу входят отношения, связанные с созданием и использованием фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права). Эти отношения не являются авторскими, но настолько тесно взаимосвязаны с последними, что их регулирование отдельным законом едва ли было бы оправданным.

По своей юридической природе Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» носит многоотраслевой характер, являясь частью российского гражданского законодательства. Нормы иной отраслевой принадлежности в Законе практически не представлены. Исключение составляют правила, содержащиеся в ст. 50, которые носят граждан-ско-процессуальный характер, а также отсылочные нормы к уголовному и административному законодательству (ст. 48). Указанное обстоятельство, безусловно, усиливает целостность Закона и обеспечивает более тесную взаимоувязку его норм.

Оценивая Закон в целом, можно отметить следующее. Прежде всего с его принятием российское авторское право впервые за всю его историю сблизилось с уровнем авторско-правовой охраны, которая обеспечивается в большинстве развитых стран мира. Первый серьезный шаг к этому был сделан Основами гражданского законодательства 1991 г., однако содержащиеся в них нормы были явно недостаточны для урегулирования возникающих на практике вопросов. Иными словами, если Основы гражданского законодательства определили принципиальный подход законодателя к регулированию авторско-правовых

Ведомости РФ. 1993. № 32. Ст. 1242; СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2866. 24


отношений, то Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» впервые подробно регламентировал все основные их аспекты с учетом гарантий, которые обеспечиваются Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений. Что касается отношений, связанных со смежными правами, то их развернутое правовое регулирование вообще дано впервые в истории российского законодательства. При этом безусловным достоинством Закона является то, что подавляющая часть его норм рассчитана на прямое применение. Напротив, число бланкетных (отсылочных) норм, чрезмерным количеством которых характеризовались ранее действовавшие акты по авторскому праву, в Законе весьма невелико.

Далее, характерной чертой Закона является его рыночная направленность. Закон значительно расширяет возможности участников авторских и смежных с ними отношений по свободному распоряжению принадлежащими им правами. Имущественные права авторов стали своеобразным товаром, который может свободно отчуждаться и передаваться на основании гражданско-правовых сделок. Одновременно отменены многие из существовавших ранее в законе гарантий и ограничений, которые были призваны ограждать права создателей творческих произведений. Такой подход, конечно, является достаточно жестким, но он характерен для рыночных отношений, которые внедряются в рассматриваемую сферу.

Наконец, особенностью Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» является изменение некоторых ключевых моментов правового регулирования авторских отношений по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Указанные изменения прямо не связаны ни с повышением уровня авторско-правовой охраны, ни с рыночной ориентацией нового Закона, а выражаются лишь в ином юридико-техническом подходе к регулированию некоторых аспектов авторских правоотношений. В качестве примера можно сослаться на отказ законодателя от конструкции авторства юридических лиц на некоторые виды произведений, в частности энциклопедические издания, словари, журналы и т.п., введение понятия коллективного управления имущественными правами и т.д.

Закон, конечно, не свободен от пробелов и недостатков, причем некоторые из них, как, например, отсутствие среди прав автора права на опубликование произведения, достаточно очевидны. Но эти недостатки, которые, следует полагать, будут постепенно устранены, не должны заслонять главного с принятием этого Закона в России, наконец, создана правовая база для цивилизованного регулирования отношений, связанных с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, а также со смежными правами.

25


Наряду с указанным Законом, который имеет общее значение и распространяется на любые произведения науки, литературы и искусства, а также объекты смежных прав, к числу источников авторского права относится Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» от 23 сентября 1992 r.1 Данный Закон имеет более узкий предмет регулирования, так как касается лишь отношений, возникающих в связи с созданием, правовой охраной и использованием программных средств. В ст. 2 Закона подчеркивается, что программы для ЭВМ и базы данных относятся к объектам авторского права: программам для ЭВМ предоставляется правовая охрана как произведениям литературы, а базам данных как сборникам. Распространение на программы для ЭВМ и базы данных авторско-правовой охраны закреплено и ст. 7 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

Принятие закона, специально посвященного регулированию отношений, связанных лишь с одним из объектов авторского права, обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, во внимание принята важная роль, которую играют программные средства в развитии всех современных отраслей науки и техники. Над созданием программных средств работают миллионы людей, а с их использованием в той или иной степени, в работе или в быту соприкасается подавляющее большинство граждан. Во-вторых, программы для ЭВМ и базы данных выделяются среди других объектов авторского права формами своего объективного выражения, способами передачи, видами использования и т.д. Указанная их специфика требует более детальной правовой регламентации связанных с ними общественных отношений, которая и обеспечивается специальным законом.

Вместе с тем изучение Закона показывает, что большая часть содержащихся в нем норм полностью или в существенной части совпадает с нормами Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Специфика программных средств как особых объектов авторского права отражена лишь в нормах, посвященных отдельным имущественным правам правообладателей, а также правилам регистрации программ для ЭВМ и баз данных в специально созданном Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем.

К иным нормативным актам того же иерархического уровня законодательства об авторском праве могут быть отнесены и другие акты, имеющие силу закона, например Закон РСФСР «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. Многие нормы этого Закона посвящены регулированию вопросов авторско-правового характера, которые

Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2325. 26


возникают в деятельности органов массовой информации. В частности, в Законе раскрывается понятие выхода в свет продукции средств массовой информации (ст. 27—28), порядок ce распространения (ст. 25), условия использования авторских произведений и писем (ст. 42) и др. Другим примером является Закон РФ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г.1, в котором авторскому праву на произведения архитектуры посвящена специальная глава (ст. 16 — 19), хотя вопросы авторского права затрагиваются и во многих других статьях Закона (ст. 2, 12, 14, 15, 21 и др.).

Наконец, в авторское законодательство входят отдельные статьи законодательных актов, регулирующих в целом иные общественные отношения. Сюда относится, например, ст. 146 Уголовного кодекса РФ, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение авторских и смежных прав, ст. 385 ГПК. РСФСР, которая посвящена порядку обращения взыскания на авторское вознаграждение, и др.

Особого внимания заслуживает вопрос о применении к авторским отношениям норм ГК- Авторское право рассматривается доктриной как составная часть гражданского права, хотя авторские отношения и регулируются специальным законом. Из этого теоретического положения вытекает важный практический вывод, суть которого сводится к тому, что к авторским отношениям применимы все те правила ГК, которые носят общий характер и рассчитаны на регулирование всех гражданско-правовых отношений. В частности, не вызывает сомнений, что на авторские отношения распространяются нормы раздела «Общие положения», которые содержат правила о сделках, право- и дееспособности, средствах и способах защиты нарушенных прав и т.д. К авторскому праву применимы и такие разделы Кодекса, как «Наследственное право» и «Правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров». Юридической наукой сделан вывод о том, что к авторским правоотношениям должна полностью применяться и общая часть обязательственного права, если только специальные нормы авторского права прямо не вносят в нес коррективы или если необходимость таких коррективов не вытекает из особенностей авторских правоотношений2. Это, в частности, означает, что в соответствии с общими положениями обязательственного права в авторском праве должны трактоваться такие понятия, как убытки, множественность лиц

' СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4473.

См., напр.: Гаврилов Э. П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М., 1984. С. 59; Егоров Н. Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. Л., 1988. С. 147, и др.

27


в обязательстве, прекращение обязательств и т.д. Сказанное позволяет сделать вывод, что хотя ГК и не относится непосредственно к источникам авторского права, его правила широко применяются при регулировании авторских отношений.

Данный вывод, однако, не распространяется на нормы раздела IV «Авторское право» ГК 1964 г. Нормы указанного раздела, равно как и нормы аналогичного раздела Основ гражданского законодательства 1991 г., которые до принятия Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» были основным источником правового регулирования авторских отношений в нашей стране, в настоящее время утратили свое значение'.

Вопрос о том, должен ли новый ГК, проект третьей части которого сейчас разрабатывается, включать в свой состав подобный раздел, достаточно сложен и вызывает неоднозначную оценку специалистов. При его решении должны быть приняты во внимание следующие соображения. С одной стороны, нужно учитывать, что создание произведений науки, литературы и искусства приводит к возникновению авторских прав, которые являются одними из важнейших гражданских прав. Поэтому в ГК как в акте базисного характера должно быть, безусловно, обозначено значение и место этих прав в системе других гражданских прав, а также отражены хотя бы принципиальные положения, касающиеся их правовой охраны и использования.

С другой стороны, необходимо помнить о том, что ГК не может, да и не призван подменять собой все иные законы, регулирующие гражданские отношения. Он должен выполнять цементирующую роль главенствующего акта системы гражданского законодательства и включать в свой состав такие нормы, которые имеют общее значение. Закрепление в нем специальных правил, посвященных регулированию отдельных аспектов тех или иных отношений во всем их многообразии, не только едва ли возможно, но и вряд ли целесообразно. Поэтому часть третья ГК не должна содержать детальной правовой регламентации авторских отношений в том ее виде, в каком ее давал ГК 1964 г. В условиях существования специального закона об авторском праве такое решение вопроса лишь создаст ненужную проблему коллизии рассматриваемых актов. Опыт других стран, имеющих кодифицирован-

Раздел IV Основ гражданского законодательства 1991 г. признан не действующим на территории РФ со дня введения в действие Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» (п. 10 постановления Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г.); раздел IV ГК 1964 г., хотя формально и не признан утратившим силу, фактически утратил ее в своей основной части еще тогда, когда на территории РФ вступили в действие Основы гражданского законодательства 1991 г.

28


ное гражданское законодательство, да и история развития отечественного законодательства об авторском праве доказывают предпочтительность регулирования авторских отношений специальным законом.

Помимо законов, источниками авторского права являются подзаконные акты. Основанные на законе и призванные развивать содержащиеся в нем правила, подзаконные акты не совпадают друг с другом по юридической силе, что позволяет провести их дальнейшую дифференциацию. Все они могут быть подразделены на три основные группы:

подзаконные акты общего характера, ведомственные нормативные акты и локальные акты.

Общий характер имеют подзаконные акты, изданные органами общей компетенции либо теми ведомствами, которые наделены правом принимать акты, обязательные для всех лиц, в том числе и тех, которые им прямо не подведомственны. Прежде всего к таким актам относятся постановления Правительства РФ. Последним, в частности, приняты:

постановление «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» от 21 марта 1994 г. № 218', постановление «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения (постановки)» от 17 мая 1996 г.2, Положение о регистрационных сборах за официальную регистрацию программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем от 12 августа 1993 г. (с последующими изменениями и дополнениями)3, Положение о регистрации кино- и видеофильмов от 28 апреля 1993 г.4 и др.

Наряду с Правительством РФ правом принимать подзаконные акты общего характера в области авторского права пользуются Министерство культуры, Государственный комитет РФ по печати, а также некоторые другие органы управления функционального назначения. Ими могут издаваться обязательные для всех предприятий, учреждений и организаций независимо от их ведомственной подчиненности, а также для граждан нормативные акты по вопросам, отнесенным к их компетенции.

В настоящее время к числу подзаконных актов общего характера относятся как отдельные акты органов государственного управления РФ, например приказ Министерства печати и информации РФ от 28 июля 1993 г. № 127 «Об утверждении перечня выходных сведений, размещаемых в непериодических изданиях»5, так и некоторые из про-

Собрание актов РФ. 1994. № 13. Ст. 994.

СЗ РФ. 1996. № 21. Ст. 2529.

Собрание актов РФ. 1993. № 34. Ст. 3182; СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 98.

Собрание актов РФ. 1993. № 18. Ст. 1607.

БНА. 1993. № 11. С. 58.

29


должающих действовать актов бывшего Союза ССР, например Инструкция о нормах издательской и авторской правки, утвержденная приказом Госкомиздата СССР от 11 июня 1986 г. № 257 .

Второй уровень подзаконных актов, являющихся источниками"ав-торского права, образуют ведомственные акты в точном смысле этого слова. В рассматриваемой области они издаются в основном теми высшими органами государственного управления, которые руководят организациями, использующими произведения науки, литературы и искусства, например тем же Министерством культуры. Однако в данном случае это министерство выступает как орган специальной компетенции, и принимаемые им акты носят ведомственный характер, то есть распространяются лишь на лиц, относящихся к данному ведомству. Ведомственные акты принимаются также теми отраслевыми министерствами, которые имеют в своем подчинении специализированные издательства и иные организации, использующие авторские произведения. В настоящее время ведомственное законодательство в рассматриваемой области представлено многочисленными актами бывших союзных министерств и ведомств, которые применяются в той мере, в какой они не противоречат принятым в России законам. Например, рсдакционно-издательский процесс регулируется множеством инструкций, положений, правил и других актов, утвержденных бывшим Госкомиздатом СССР2. Ведомственные акты должны основываться на законе и подзаконных актах общего характера и в случае расхождения с ними не подлежат применению, а также могут быть оспорены в судебном порядке.

Наконец, третий уровень в иерархии подзаконных актов по авторскому праву составляют локальные акты. Они, в свою очередь, подразделяются на акты местных органов государственной власти и органов местного самоуправления и внутренние акты учреждений и организаций. Акты местных органов, например распоряжения глав местных администраций и др., которые распространяют свою юридическую силу на лиц, находящихся на территории соответствующей области, края, района и т.д., вопросы собственно авторского права затрагивают сравнительно редко. Обычно они касаются проблем, связанных с проведением творческих конкурсов, организацией вернисажей и выставок, упорядочением реализации произведений изобразительного искусства и т. п.

Внутренние акты организаций, действие которых ограничивается

Нормативные материалы по издательскому делу: Справочник. М., 1987. С. 163. См., напр.: Нормативные материалы по издательскому делу: Справочник. М.,

30


пределами издавших их организаций, представлены индивидуальными уставами и положениями издательств, редакций газет и журналов, киностудий, учебных и научных заведений и т. д., правилами их работы, должностными инструкциями и т. п. На первый взгляд, указанные акты не имеют прямого отношения к регулированию авторских отношений, однако это обманчивое впечатление. Например, заключая авторский договор с организацией, следует выяснить, имеет ли она право заниматься деятельностью, связанной с использованием произведений. Если таким правом она не обладает, заключенный договор не .будет иметь юридической силы со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Кроме того, внутренние акты организаций определяют, например, в каких случаях и в каких пределах произведения их сотрудников должны рассматриваться в качестве выполненных в порядке служебного задания, что оказывает весьма существенное влияние на правовой режим таких произведений и т.д. Все локальные акты, как и акты ведомственного характера, должны соответствовать закону и подзаконным актам общего характера.

Наряду с законами и подзаконными актами источником авторского права является судебная практика, концентрированным выражением которой выступают руководящие постановления и разъяснения Верховного Суда РФ. Указанный орган наделен правом рассматривать материалы обобщения судебной практики и давать руководящие разъяснения судам по вопросам применения авторского законодательства при рассмотрении судебных дел. Эти руководящие разъяснения уже не связаны непосредственно с решением конкретных авторско-правовых споров, а представляют собой результат обобщения судебной практики. Хотя по своему статусу Верховный Суд РФ должен лишь разъяснять судам, как правильно применять действующие нормы права, на практике им создается немало таких норм, которые не только по внешнему виду, но и по содержанию ничем не отличаются от новых норм права. Руководящие разъяснения Верховного Суда РФ обязательны для судов, участников процесса и вообще любых лиц, применяющих закон. Если решение по конкретному делу противоречит правилу, сформулированному в руководящем постановлении Верховного Суда РФ, это решение подлежит отмене. Поэтому имеются все основания для того, чтобы отнести руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ к числу источников авторского права.

В настоящее время Верховным Судом РФ пока не принято специальных постановлений о практике применения авторского законодательства. Суды в своей практической деятельности руководствуются постановлением Пленума Верховного Суда СССР «О применении

31


судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из авторских правоотношений» от 18 апреля 1986 г.

Судебную практику в той ее части, в какой она является источником авторского права, не следует смешивать с практикой такого государственного органа, как Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ (далее Судебная палата), образованная в соответствии с Указом Президента РФ от 31 декабря 1993 г.2 Согласно Положению о Судебной палате ее основной задачей является содействие Президенту РФ в эффективной реализации им конституционных полномочий гаранта закрепленных Конституцией РФ прав, свобод и законных интересов в сфере массовой информации (п. 2). Указанная задача конкретизируется в функциях Судебной палаты, знакомство с которыми показывает, что Судебная палата призвана обеспечивать реализацию демократических принципов в сфере массовой информации, в частности, достоверность и объективность сообщений в средствах массовой информации, соблюдение равноправия, осуществление принципа политического плюрализма и т. п. В этом основном направлении и развивается деятельность Судебной палаты.

Вместе с тем, как показал опыт прошедшихлет. Судебная палата время от времени высказывает свое мнение и по вопросам, связанным с толкованием действующего авторского законодательства применительно к деятельности средств массовой информации3. Учитывая важность затрагиваемых вопросов, необходимо иметь ясное представление о юридической природе и характере даваемых Судебной палатой разъяснении.

В соответствии с п. 8 Положения Судебная палата разрешает споры и иные дела, возникающие в сфере деятельности средств массовой информации, кроме тех, которые отнесены законом к компетенции судов Российской Федерации. Судебная палата выносит по рассматриваемым ею информационным спорам и иным делам решения, которые являются окончательными (п. 10 Положения), а также рекомендации, экспертные заключения и заявления (п. 30). К сожалению, Положение о Судебной палате не содержит четкого определения понятия «информационный спор» и не раскрывает юридическую природу актов, при-

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 3. С. 19. 2 Собрание актов РФ. 1994. № 6. Ст. 434.

См., напр.: О правовой природе программ теле- и радиопередач, публикуемых в периодических изданиях: Рекомендация Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ от 19 мая 1994 г. № 2 // Российская газета. 1994. 28 мая; О правовой природе материалов ИТАР-ТАСС: Рекомендация Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ от 19 октября 1994 г. № 4 // Российская газета. 1994. 22 окт. и др.

32


нимаемых Судебной палатой. Однако анализ правового статуса Судебной палаты позволяет прийти к выводу, что она является своего рода экспертным органом при Президенте РФ и не более того. Решения и иные правовые акты, принимаемые Судебной палатой, в том числе и те из них, в которых дается толкование действующего законодательства об авторском праве, носят рекомендательный характер. Правом же разрешать авторско-правовые споры между конкретными заинтересованными лицами Судебная палата вообще не обладает, так как подобные споры относятся к компетенции судебных органов Российской Федерации.

Все сказанное позволяет прийти к выводу, что правовые акты Судебной палаты, относящиеся к рассматриваемой сфере, должны внимательно изучаться и приниматься во внимание юристами и пользователями произведений, но они не являются источниками авторского права.

Важнейшим источником российского авторского права являются международные договоры и соглашения. Статья 3 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» закрепляет принципиальную норму о том, что «если международным договором, в котором участвует Российская Федерация, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора». Такое решение вопроса, содержащееся и в других законодательных актах, посвященных охране иных объектов интеллектуальной собственности, имеет большое практическое значение. Оно означает, что нормы международных договоров РФ имеют преимущество перед внутренним российским законодательством, в связи с чем их роль в регулировании авторских отношений чрезвычайно важна.

К числу международных договоров РФ в рассматриваемой области относятся как те из них, что были заключены еще бывшим Советским Союзом, так и те, что подписаны уже Россией как самостоятельным государством. Как известно, СССР с 1968 г. был членом Всемирной организации интеллектуальной собственности , с 1973 г. участвовал во Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 г.2, а также имел ряд двусторонних соглашений о взаимной охране авторских прав со странами Восточной Европы, Швецией, Австрией, Малагасий-

См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ратификации Стокгольмского акта Парижской конвенции по охране промышленной собственности и Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности» от 19 сентября 1968 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. № 40. Ст. 363.

2 СП СССР. 1973. № 24. Ст. 139.


ской Республикой и некоторыми другими странами'. 26 декабря 1991 г. Российская Федерация подтвердила свое участие во всех заключенных СССР в рамках ЮНЕСКО или под ее эгидой конвенциях и соглашениях специальной нотой Министерства иностранных дел, направленной Генеральному директору ЮНЕСКО2.

Однако принятие Россией международных обязательств в том виде, в котором они существовали для бывшего СССР, не решило кардинальным образом проблему участия России в международной системе охраны авторских прав, так как в наиболее важных международных соглашениях в рассматриваемой сфере Советский Союз не участвовал . Кроме того, распад СССР создал в области охраны авторских прав новые проблемы, которых раньше не существовало. Наиболее актуальной из них стала задача по обеспечению признания и охраны авторских прав в отношениях между новыми независимыми государствами бывшими республиками единого СССР. Вначале эту задачу РФ пыталась решить путем заключения двусторонних соглашений с отдельными государствами, однако 24 сентября 1993 г. одиннадцатью государствами бывшими республиками СССР подписано многостороннее Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав4. Данное соглашение создало правовую базу для охраны прав российских авторов в ближнем зарубежье, равно как и обеспечило охрану прав авторов из этих республик в Российской Федерации.

Решающим шагом по включению России в международную систему охраны авторских прав стало ее присоединение в 1994 г. к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в редакции 1971 г.), Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. (в редакции 1971 г.) и Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г.5

Тексты некоторых соглашений см.: Авторское право: Сборник нормативных актов. М-, 1985. С. 63-80.

2 Бюллетень по авторскому праву. ЮНЕСКО.Т. XXVII. 1994. № 1. С. 11.

Например, Советский Союз так и не подписал Парижскую редакцию Всемирной конвенции об авторском праве, которая значительно повысила уровень авторски-правовых гарантий, и поэтому данная Конвенция действовала для него в своей первоначальной редакции 1952 г.

Права на результаты интеллектуальной деятельности: Сборник нормативных актов/Сост. В.А.Дозорцев. М., 1994. С. 318.

5 СЗ РФ. 1994. № 29. Ст. 3046. Тексты указанных Конвенций см.: Права на результаты интеллектуальной деятельности: Сборник нормативных актов/Сост. В.А-Дозорцев. М., 1994.

34


Патентное законодательство. Основным источником патентного права России является Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г.1 Как следует из ст. 1 указанного Закона, им регулируются имущественные, а также связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Объединение в одном Законе правовых норм, посвященных трем, хотя и схожим, но вполне самостоятельным объектам промышленной собственности, является особенностью российского Патентного .закона. Данный опыт можно признать вполне удачным. Четыре пятых норм закона действует в отношении всех трех объектов промышленной собственности. Это позволило в значительной степени сократить объем нормативного материала, устранив его дублирование в различных нормативных актах. Особенности, обусловленные спецификой отдельных объектов охраны, в достаточной степени отражены в нормах, посвященных условиям патентоспособности и оформлению на каждого из них патентных прав.

Патентный закон РФ представляет собой комплексный нормативный акт, регулирующий патентные отношения различной отраслевой принадлежности. При этом по сравнению с ранее действовавшим законодательством значительно возрос удельный вес гражданско-правовых норм, которые в настоящее время регулируют практически все ключевые вопросы изобретательской деятельности. Сейчас к их числу могут быть отнесены, к примеру, нормы, регламентирующие подачу и рассмотрение заявок на объекты промышленной собственности, которым ранее традиционно приписывался административно-правовой характер. Как следует из Закона, Патентное ведомство РФ не пользуется по отношению к заявителям никакими властными полномочиями. Гражданско-правовые начала внедрены и в такую важную сферу, как регулирование отношений между работником и работодателем, возникающих в связи с созданием и использованием служебных разработок (п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ), и т.д.

Наряду с гражданско-правовыми Патентным законом РФ регламентируются и некоторые административно-правовые (ст. 26, 33, 34) и процессуальные (ст. 31) отношения, в нем содержатся отсылки к уголовному, налоговому и иному законодательству.

Патентный закон РФ относительно невелик по объему, он состоит всего из 37 статей, большинство из которых, в свою очередь, включает несколько самостоятельных норм. Подавляющая часть из них является нормами прямого действия, бланкетный характер имеют лишь тринад-

Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2319. 2* 35


цать норм. Сравнительно небольшой объем Патентного закона РФ объясняется несколькими причинами. Прежде всего сказалось отсутствие опыта патентно-правовой охраны разработок в нашей стране, в силу чего многие вопросы оказались неурегулированными. Далее, для созда- ' ния полноценного патентного закона требовалось, конечно, большее время, чем то, которым располагали его разработчики. Между тем реально складывавшаяся ситуация требовала скорейшего принятия закона, пусть даже не доведенного до полной готовности. Наконец, некоторые вопросы сознательно выведены за рамки действия Патентного закона РФ. К их числу относится, в частности, вопрос о служебных изобретениях, полезных моделях и промышленных образцах, охрана и использование которых должны быть более детально урегулированы специальным законом*.

Оценивая Патентный закон РФ в целом, укажем следующее. Безусловно, данный акт, рожденный в столь непростых условиях, имеет множество недостатков. Он не свободен от пробелов и противоречий, редакция рада его норм ухудшена по сравнению с Законом СССР «Об изобретениях в СССР» 1991 г.2, некоторые его положения представляют собой явные результаты компромиссов противоборствующих сил3. Однако при всем этом новый Закон следует признать весьма прогрессивным и в целом квалифицированно составленным актом. С его принятием возник правовой фундамент для воссоздания в России общепринятой системы охраны новых разработок, без которого было бы немыслимо дальнейшее научно-техническое развитие страны в новых рыночных условиях. В дальнейшем, по мере накопления опыта применения Патентного закона РФ, он будет совершенствоваться, в частности, пополняться новыми нормами, а также станет более последовательным.

Помимо Патентного закона РФ вопросы, связанные с охраной и использованием объектов промышленной собственности, затрагиваются в ряде других законодательных актов, посвященных в целом регулированию иных общественных отношений. Так, вопросы, связанные с предоставлением авторам и хозяйствующим субъектам, которые используют объекты промышленной собственности, льготных условий

' В настоящее время проект закона о служебных разработках принят Государственной Думой РФ, одобрен Советом Федерации, но не подписан Президентом РФ.

2 Ведомости СССР. 1991. № 25. Ст. 703.

В качестве примеров можно привести создание Высшей патентной палаты вместо Патентного суда, присвоение охранному документу на полезную модель наименования свидетельства, а не патента и др.

36


налогообложения и кредитования, решаются в законах о налогах и инвестициях* и т.д.

Вопрос об отнесении ГК к источникам патентного права решается так же, как и в авторском праве. Хотя ГК источником патентного права не является2, закрепленные им правила не должны сбрасываться со счетов при регулировании патентных отношений. В частности, нормы ГК в полной мере применяются к таким практически не урегулированным Патентным законом РФ вопросам, как лицензионные договоры, способы защиты авторских и патентных прав и др. ,

В соответствии с п. 2 постановления Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г.3 данный Закон применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие, то есть после 14 октября 1992 г., когда он был официально опубликован. Такой подход является вполне естественным, однако он порождает множество вопросов, связанных с правовым режимом ранее зарегистрированных объектов промышленной собственности, судьбой поданных, но еще не рассмотренных заявок и т.д. В основном эти вопросы решены в названном выше постановлении, которое в связи с этим также является важным источником патентного права. Конкретные вопросы, связанные с переходом от действовавшей ранее системы охраны разработок к патентно-правовой их охране, будут подробно рассмотрены ниже. Здесь же отметим следующее. Признание действия на территории России всех ранее выданных охранных документов СССР на изобретения и промышленные образцы, включая авторские свидетельства и свидетельства, и установление добровольного порядка их обмена на патенты РФ означают, что в РФ в течение достаточно продолжительного времени будет действовать определенная часть выданных в прежние годы авторских свидетельств (свидетельств). Выданные ранее патенты, а также патенты, полученные взамен авторских свидетельств (свидетельств), будут признаваться недействительными на основе процедурных правил, установленных Патентным законом РФ, но с учетом критериев патентоспособности, которые были закреплены прежним законодательством. Эти примеры (а также другие, которые можно было бы привести) показывают, что, хотя основным источником патентного права стал Патентный закон РФ, в целом ряде

К сожалению, обещанные изобретателям и патентообладателям налоговые льготы до сих пор не предоставлены, что серьезно тормозит внедрение новой техники.

Данный вывод не распространяется, однако, на те нормы ГК, которые будут сосредоточены в разделе ГК, посвященном интеллектуальной собственности.

3 Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 3220. 37


случаев к отношениям, связанным с охраной и использованием объектов промышленной собственности, будет применяться прежнее законодательство. Поэтому оно также в известном смысле может рассматриваться в качестве источника патентного права.

Важную группу источников патентного права образуют подзаконные акты, принятые в развитие Патентного закона РФ и других законодательных актов. В рассматриваемой области подзаконные акты в основном носят общий характер, то есть распространяются на всех лиц, так или иначе связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Напротив, ведомственных и локальных актов относительно немного. Среди подзаконных актов общего характера различаются нормативные акты, принятые Правительством РФ, и нормативные акты, принятые Патентным ведомством РФ.

К компетенции Правительства РФ Патентный закон РФ отнес решение таких важных вопросов, как определение правового статуса Федерального фонда изобретений России (ст. 9), утверждение Положения о патентных поверенных (п. 3 ст. 15), установление видов, размера и сроков уплаты патентных пошлин (ст. 33) и др. Кроме того, в соответствии с постановлением Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1993 г. Правительству РФ поручено подготовить и издать нормативные акты о порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории РФ авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения, о порядке обращения с секретными изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами и компенсации за их засекречивание, о гарантиях прав работающих на государственных предприятиях, в организациях, учреждениях авторов изобретений, полезных моделей и промышленных образцов и др. Некоторые из названных выше актов уже приняты1, другие находятся в стадии подготовки.

Большая роль в регулировании патентных отношений отводится актам Патентного ведомства РФ. В соответствии со ст. 2 Патентного закона РФ, а также Положением о Российском агентстве по патентам

См., напр.: Положение о патентных поверенных, утвержденное постановлением Совета Министров РФ от 12 февраля 1993 г. // Патенты и лицензии. 1993. № 5—6. С. 22—24; Постановление Совета Министров РФ «О порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории РФ авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения» от 12 июля 1993 г. // Собрание актов РФ. 1993. № 29. Ст. 2681; и др.

38


и товарным знакам (сокр. Роспатент), утвержденным постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1997 г. № 1203', Патентное ведомство РФ разрабатывает, принимает и издает правила и разъяснения по применению законодательства РФ в области охраны промышленной собственности. Важнейшее практическое значение в этом плане имеют утвержденные Патентным ведомством РФ Правила составления, подачи и рассмотрения заявок на выдачу охранных документов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы2.

Помимо правил, касающихся составления и подачи патентных заявок, Патентным ведомством РФ 16 февраля 1993 г. утверждены Правила проведения аттестации и регистрации патентных поверенных3, а 25 июня 1993 г.Правила подачи и рассмотрения ходатайств о прекращении действия на территории РФ авторских свидетельств СССР на изобретения, свидетельств СССР на промышленные образцы, а также патентов СССР, выданных на имя Государственного фонда изобретений СССР, и выдачи патентов РФ на оставшийся срок4 и др. Что касается разъяснении Патентного закона РФ, то они, принимая во внимание предшествующую практику, могут иметь форму различных инструкций, правил, разъяснении, положений и т.п. Указанные акты, если только при их издании Патентное ведомство не превышает своей компетенции, носят обязательный характер и должны исполняться всеми без исключения лицами.

К числу ведомственных подзаконных актов относятся нормативные акты различных министерств и ведомств, посвященные развитию изобретательства, охране и использованию объектов промышленной собственности в соответствующей отрасли народного хозяйства. Количество таких актов, равно как и сфера их действия, в последнее время значительно уменьшились в связи с реформой патентного законодательства, а также сокращением числа отраслевых министерств. Ведомственный характер имеют, однако, и некоторые акты Патентного ведомства РФ, регламентирующие внутреннюю деятельность организаций, которым поручено выполнение отдельных функций, закрепленных законом за Патентным ведомством РФ, в частности Федеральным институтом промышленной собственности.

Локальные подзаконные акты представлены, с одной стороны,

' СЗРФ. 1997. №39. Ст. 4541.

2 См.: Патенты и лицензии. 1993. № 1—2. С. 18; Российские вести. 1994. № 133; Экономика и жизнь. 1994. № 43—47.

3 Патенты и лицензии. 1993. № 5—6. С. 27—32.

4 Там же. № 9—10. С. 24—26.


нормативными актами местных органов власти и органов местного самоуправления, а с другой внутриорганизационными актами учреждений, связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Число актов, принятых в рассматриваемой сфере местными органами власти и органов местного самоуправления, крайне ограниченно. В качестве примеров можно привести распоряжение мэра Санкт-Петербурга от 1 июля 1992 г. «О правовой охране интеллектуальной собственности Санкт-Петербурга»', положения о региональных фондах поддержки деятельности изобретателей и новаторов и т. п. Внутриорганизационные нормативные акты, действующие в пределах издавших их организаций, включают индивидуальные уставы (положения) тех юридических лиц, которые занимаются охраной и организацией использования объектов промышленной собственности как одним из основных видов своей уставной деятельности. Сюда же относятся правила их работы, должностные инструкции отдельных работников и т. п.

Рассматривая систему подзаконных актов, посвященных охране и использованию объектов промышленной собственности, нельзя не затронуть вопроса о судьбе тех многочисленных актов, которые были приняты до вступления в силу Патентного закона РФ. К сожалению, в постановлении Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г., кроме общих указаний Правительству РФ о приведении законодательства в соответствие с вновь принятым Законом, об этом ничего не говорится. Было бы неверньм утверждение о том, что все эти акты автоматически утратили силу. Безусловно, такая участь постигла большинство из них. Например, прекратили свое действие все те нормативные акты, которые касались разрешительного порядка патентован™ объектов промышленной собственности за границей, обмена патентов на авторские свидетельства и др. Некоторые из прежних актов продолжали действовать в той части, в какой они не противоречили принятому Патентному закону, и до того момента, пока они не были заменены другими актами. Наконец, отдельные подзаконные акты, несомненно, подлежат применению и в дальнейшем в связи с тем, что на территории РФ будут действовать те авторские свидетельства, которые их владельцы не обменяют на патенты РФ.

Наряду с законами и подзаконными актами к источникам патентного права относится судебная практика, разумеется, в той ее части, которая имеет нормативное значение. До последнего времени судебная

' Вестник Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов. 1992. №11. С. 60—61.

40


практика по патентным делам была чрезвычайно скупа по ряду объективных и субъективных причин.

Сейчас положение стало меняться, что находит подтверждение в хотя и медленном, но постоянном росте числа судебных споров, связанных с нарушением патентных и изобретательских прав. С принятием Патентного закона РФ патент стал единственной формой охраны прав в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Появились не только формальные, но и реальные возможности осуществления и реализации исключительных прав на использование запатентованных объектов, что будет порождать споры. Для представительства и защиты прав и законных интересов изобретений и патентообладателей создан институт патентных поверенных, способный оказать квалифицированную правовую помощь потерпевшим. Все это дает основания считать, что значение судебной патентной практики в системе источников патентного права в ближайшие годы неизмеримо возрастет.

Пока, однако, ни Верховным Судом РФ, ни Высшим Арбитражным Судом РФ еще не приняты какие-либо специальные постановления о практике применения нового патентного законодательства. Суды в практической деятельности руководствуются постановлением Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, регулирующего отношения, возникающие в связи с открытиями, изобретениями, рационализаторскими предложениями и промышленными образцами» от 15 ноября 1984 r.1

Наконец, в системе источников патентного права важное место занимают международные договоры и соглашения. Советский Союз участвовал с 1965 г. в Парижской конвенции по охране промышленной собственности, а с 1978 г. в Договоре о патентной кооперации. Кроме того, странами бывшего социалистического лагеря был заключен ряд соглашений, направленных на углубление сотрудничества в области изобретательства. Распад СССР как единого государства создал в рассматриваемой области ту же проблему, что и в сфере авторского права. В отношении себя Российская Федерация решила эту проблему уже 26 декабря 1991 г., официально заявив о том, что «членство СССР в ВОИС и во всех ее органах, а также участие во всех конвенциях, соглашениях и других международно-правовых документах, подписанных в рамках ВОИС или под ее эгидой, продолжается Российской Федерацией». Тем самым обеспечена непрерывность участия нашей страны в универсальных международных соглашениях по охране промышленной собственности.

' Бюллетень Верховного Суда СССР. 1985. № 1. С. 13—18. 41


В 1994 г. страны СНГ приняли Евразийскую патентную конвенцию1, в соответствии с которой в г. Москве создано Евразийское патентное ведомство, выдающее с 1 января 1996 г. патенты на изобретения, действующие на территории всех государств, участвующих в Конвенции.

Это, однако, не решило всех проблем, возникающих в рассматриваемой сфере в отношениях между бывшими республиками единого СССР. В частности, Конвенция не распространяется на полезные модели и промышленные образцы, не затрагивает вопроса о признании действия на территории независимых государств охранных документов бывшего СССР и т.д. Для решения этих и других проблем, которые не удалось урегулировать на многосторонней основе, РФ заключены двусторонние соглашения с рядом стран СНГ2.

Законодательство о средствах индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). В настоящее время правовое регулирование отношений, связанных с фирменными наименованиями, товарными знаками, знаками обслуживания и наименованиями места происхождения товаров, осуществляется нормами, содержащимися в ряде законов РФ, актах подзаконного характера, а также международных договорах, в которых участвует Российская Федерация.

Специальный закон, посвященный фирменным наименованиям, принятие которого предусмотрено п. 4 ст. 54 ГК, в России пока отсутствует. В ГК имеется около десятка статей, в той или иной степени затрагивающих вопрос о фирменных наименованиях. Центральное место среди них занимает ст. 54 ГК, содержащая ряд нормативных предписаний принципиального характера. Прежде всего в ней указывается, что все юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, должны иметь фирменное наименование. Эта норма позволяет судить о субъектах права на фирму, каковыми являются коммерческие юридические лица, а также констатировать, что право на пользование фирмой одновременно выступает и как обязанность коммерческой организации.

Далее, в ст. 54 ГК говорится о том, что юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право на его использование. Данное положение имеет также двойное смысловое значение: во-первых, право

' Патенты и лицензии. 1994. № 5—6. С. 21

2 См., напр.: Патенты и лицензии. 1993. № 9—10. С. 20; 1994. № 5—6. С. 27;

1995. № 10. C. 23; 1996. № 2. C. 23.

42


на фирму признается исключительным (то есть монопольным) субъективным гражданским правом его обладателя и, во-вторых, фирменное наименование подлежит специальной государственной регистрации, которая осуществляется в установленном порядке.

Следующее правило ст. 54 ГК развивает предыдущее положение об исключительном характере права на фирму, поскольку предоставляет фирмовладельцу возможность требовать от любого незаконного пользователя фирменным наименованием прекращения его дальнейшего использования, а также возмещения причиненных таким использованием убытков.

Наконец, ст. 54 ГК указывает на то, что порядок регистрации и использования фирменного наименования определяется специальным законом и иными правовыми актами в соответствии с настоящим Кодексом.

Как видим, ст. 54 ГК решает целый ряд вопросов, определяющих принципиальные моменты правового режима фирменных наименований. Вместе с тем в ней ничего не говорится о самом понятии и структуре фирменного наименования, а также условиях включения в него отдельных обозначений, когда это затрагивает интересы третьих лиц, не раскрывается содержание права на фирму, не указывается на основания и порядок прекращения данного права и т.д. Эти и другие вопросы должны быть решены в специальном законе и иных правовых актах, которые будут приняты в развитие положений, закрепленных ГК.

Анализ других статей ГК, в которых упоминается о фирменных наименованиях, позволяет подразделить содержащиеся в них нормы на три относительно самостоятельные группы. Одну из них, наибольшую по объему, образуют нормы, содержащие требования к фирменным наименованиям отдельных видов коммерческих организаций. Так, в п. 3 ст. 69 ГК указывается на то, что фирменное наименование полного товарищества должно содержать либо имена (наименования) всех его участников и слова «полное товарищество», либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов «и компания» и слов «полное товарищество». Аналогичный характер имеют нормы, которые закреплены п. 4 ст. 82, п. 2 ст. 87, п. 2 ст. 95, п. 2 ст. 96, п. 2 ст. 107, п. 3 ст. 113, п. 3 ст. 115 ГК и посвящены фирменным наименованиям товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью, акционерного общества и т.д. Поскольку правовое положение некоторых коммерческих организаций, в частности акционерных обществ, определяется наряду с Кодексом специальными законами, последние также включают нормы об их фирменных наименованиях (см., напр., ст. 4 Закона РФ «Об акционерных обществах» от

43


26 декабря 1995 г.1, ст. 3 Закона РФ «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 г.2 и др.).

Во второй группе норм ГК право на фирменное наименование упоминается в связи с его принадлежностью к числу исключительных прав. Так, согласно ст. 138 ГК, раскрывающей понятие интеллектуальной собственности, фирменное наименование выступает в качестве составной части последней со всеми вытекающими отсюда последствиями. В соответствии со ст. 132 ГК право на фирменное наименование входит наряду с другими средствами индивидуализации предприятия в состав предприятия как единого имущественного комплекса. Следует полагать, что указанные выше положения найдут соответствующее развитие в третьей части ГК, посвященной исключительным правам.

Наконец, к третьей группе норм ГК, затрагивающих вопросы о фирменных наименованиях, следует отнести те правила, которые посвящены переходу права на фирменное наименование от правооблада-теля к иным лицам, а также предоставлению права на использование чужого фирменного наименования (ст. 559,656,1027,1032,1039 и др.). Указанные нормы регламентируют договорные отношения, связанные с продажей и арендой предприятий, а также предоставлением права использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю.

Наряду с ГК отдельные правила о фирменных наименованиях содержатся в раде других законодательных актов. Так, Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г.3 рассматривает использование чужого фирменного наименования в качестве одной из форм недобросовестной конкуренции, которая запрещена законом (ст. 10). Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г.4 обязывает все торговые предприятия, предприятия бытового и иных видов обслуживания иметь вывеску с указанием фирменного наименования, если оно имеется (ст. 9). Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» не допускает регистрацию в качестве товарных знаков обозначений, воспроизводящих известные на территории РФ фирменные наименования (или их часть), принадлежащие другим лицам (п. 2 ст. 7), и т.д.

Что же касается ст. 149 Основ гражданского законодательства

' СЗ РФ. 1996. № 1. Ci. 1.

2 Там же. 1995. № 50. От. 4870; 1997. № 10. Ст. 1120.

3 Ведомости РФ. 1991. № 16. Or. 499; СЗ РФ 1995. № 22. Ст. 1977.

4 Ведомости РФ. 1992. № 15. Ст.766; СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140.

44


1991 г., то, не будучи формально отмененной, она с принятием ГК фактически утратила свое значение, поскольку все содержащиеся в ней предписания вобрала в себя ст. 54 ГК.

Дискуссионен вопрос, сохранило ли силу Положение о фирме, утвержденное ЦИК и СНК СССР 22 июня 1927 г.1 Данное Положение невелико по объему и состоит всего из 14 статей. Рад из них полностью или частично утратил силу в связи с тем, что эти статьи вошли либо в прямое противоречие с принятыми позднее актами, либо утратили актуальность по причине изменения организационно-правовых^ форм субъектов предпринимательской деятельности. Однако для вывода о том, что Положение о фирме вообще прекратило действие2, нет оснований. В условиях отсутствия специального закона о фирменных наименованиях и неурегулированности целого рада вопросов в ГК было бы нелепо отбрасывать в сторону нормативный акт, содержащий многие важные правовые предписания, вполне пригодные для практического применения в современных условиях. Таковыми являются, в частности, нормы, раскрывающие хотя бы в общем виде структуру и содержание фирмы, указывающие более детально, чем ГК, на права фирмовладельцев, определяющие условия их передачи другим лицам, и т.д.

Нельзя сбрасывать со счетов и еще два взаимосвязанных обстоятельства. Во-первых, в официальном порадке Положение о фирме никем не отменено, что весьма затрудняет бесспорное определение момента утраты им силы. Во-вторых, хотя вновь принятое законодательство и устанавливает необходимость специальной регистрации фирменного наименования как условие приобретения исключительного права на него, система такой регистрации до сих пор отсутствует и неизвестно, когда она будет реально введена. Поэтому до настоящего времени право на фирму возникает в явочном порадке, что и предусматривается Положением о фирме 1927 г. Переход к регистрационной системе неизбежно породит множество вопросов относительно того, за кем должны закрепляться права на дальнейшее пользование фирменными наименованиями, которые уже давно параллельно применяются в хозяйственной практике разными предпринимателями. Решать эти вопросы можно будет, лишь опираясь на Положение о фирме 1927 г.

Таким образом, Положение о фирме 1927 г. продолжает оставаться (конечно, в соответствующей части) действующим правовым актом, и

' СЗ СССР. 1927. № 40. Ст. 395.

Патентное законодательство и практика: 100 вопросов—100 ответов // Интеллектуальная собственность. 1993. № 5—6. С. 59 и др.

45


необходим цивилизованный, продуманный переход от него к будущему закону о фирменных наименованиях.

Иерархическая система законодательства о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров возглавляется Законом РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 г.1 (далее Закон РФ о товарных знаках). Указанный Закон состоит из трех разделов, посвященных соответственно товарным знакам и знакам обслуживания (I), наименованиям мест происхождения товаров (II) и заключительным положениям (III). Основные положения Закона совпадают с общепринятыми в мире правилами охраны данных средств индивидуализации.

Из числа других законов, в которых либо просто упоминается о праве на эти объекты промышленной собственности, либо решаются какие-либо частные вопросы их охраны и использования, можно назвать соответствующие нормы ГК (ст. 132, 138, 559, 656, 1027 и др.), Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ст. 10) и др.

Содержащиеся в названных выше законах положения дополняются подзаконными актами, принятыми в их развитие Правительством РФ, Патентным ведомством РФ, а также некоторыми другими органами государственного управления2. Ими более детально регламентируются вопросы составления, подачи и рассмотрения заявок, обжалования принятых по заявкам решений, уплаты патентных пошлин и т.д.

Судебная практика по спорам, связанным с использованием фир-

Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2322.

См., напр.: Положение о пошлинах за патентованис изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров (в дальнейшем Положение о пошлинах за патенгование), утвержденное постановлением Правительства РФ от 12 августа 1993 г. № 793 (в редакции постановления Правительства РФ от 12 августа 1996 г. № 947) // СЗ РФ. 1996. № 34. Ст. 4123; 1997. № 16. Ст. 1902; № 34. Ст. 3993;

Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные Роспагентом 29 ноября 1995 r. // Интеллектуальная собственность. 1996. № 3—4. С. 61—80; Правила продления срока действия регистрации товарного знака и знака обслуживания в РФ, внесения изменений в регистрацию и свидетельство на товарный знак и знак обслуживания, утвержденные Роспатентом 20 сентября 1993 г. // Там же. 1993. № 9—10. С. 37—40;

Правила продления срока действия свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара в РФ и внесения изменений в регистрацию и свидетельство, утвержденные Роспатентом 16 сентября 1993 г. // Там же. С. 40—43, и др.

46


менных наименований и товарных знаков, в Российской Федерации до самого последнего времени фактически отсутствовала. В этой связи ни Верховным Судом РФ, ни Высшим Арбитражным Судом РФ пока еще не принято руководящих постановлений по данному вопросу. Известный интерес имеют, однако, рекомендации совещаний по судебно-ар-битражной практике, а также экспертная практика Патентного ведомства РФ, которые хотя и не являются источниками права, но показывают, как применяются нормы патентного права в реальной жизни. ^

Наконец, важное значение в рассматриваемой области имеют положения международных конвенций, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации. Действия РФ, направленные на признание правопреемства России в отношении международных обязательств Советского Союза, обеспечили участие РФ практически во всех основных международных договорах, прямо посвященных или затрагивающих вопросы международно-правовой охраны средств ивдиввдуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Российская Федерация в настоящее время участвует в Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.. Мадридском соглашении о международной регистрации знаков 1891 г. и Ниццком соглашении о международной классификации товаров и услуг для регистрации эиааевв 1957 г.

Что касается охраны средств индиввдуализавдю участников гражданского оборота и производимой ими продукции в странах ближнего зарубежья, то пока Российская Федерация не заключила на этот счет каких-либо специальных соглашений. Однако те двусторонние договоры об охране промышленной собственности с бывшими союзными республиками, которые уже подписаны, предусматривают и развитие сотрудничества сторон в рассматриваемой сфере.

Законодательство об охране нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности. Законодательство, определяющее правовой режим нетрадиционных объектов права интеллектуальной собственности, состоит из ряда относительно самостоятельных образований источников права, содержащих правила о каждом из этих объектов интеллектуальной собственности. В иерархии нормативных актов, посвященных научным открытиям, главенствующее место занимает раздел «Право на открытие» ГК 1964 г. Однако содержащиеся там нормы лишь констатируют, что открытие относится к числу охраняемых объектов, указывают на права автора, возможность перехода некоторых из них по наследству и судебный порядок разрешения споров об авторстве.

Основным нормативным актом, раскрывающим понятие и признаки открытия, порядок оформления прав на него, содержание этих прав

47


и иные важнейшие вопросы, продолжает оставаться Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденное Советом Министров СССР 21 августа 1973 r.1 В связи с принятием в 1992 г. Патентного закона РФ, а также рада других нормативных актов многие нормы данного Положения автоматически утратили силу. Это, однако, не коснулось правил, посвященных открытиям, которые хотя и не применяются сейчас на практике, но формально сохраняют свою юридическую силу.

В 1978 г. странами участницами ВОИС принят Договор о международной регистрации научных открытий. Договор дает определение научного открытия, указывает на критерии его охраноспособности, вводит международную регистрацию открытий непосредственно Международным бюро ВОИС, а также закрепляет принцип свободного использования открытий. Однако до настоящего времени указанный Договор не вступил в силу.

Российское законодательство об охране служебной и коммерческой тайны в настоящее время представляет собой совокупность статей, которые содержатся в различных правовых актах, посвященных в целом регулированию иных общественных отношений. Центральной из них является ст. 139 ГК, содержащая определение служебной и коммерческой тайны, раскрывающая условия признания ее самостоятельным объектом правовой охраны и указывающая на основные юридические средства защиты прав ее обладателя. С принятием ГК фактически прекратила действие ст. 151 Основ гражданского законодательства 1991 г., которая была посвящена решению этих же вопросов.

Не менее важное значение имеет в рассматриваемой сфере рад статей Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», которые запрещают незаконное использование информации, составляющей коммерческую тайну, определяют функции и права государственных антимонопольных органов, содержат санкции, применяемые к нарушителям правил добросовестной конкуренции, и т.д. Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации» от 25 января 1995 г. хотя и не содержит специальных правил, посвященных охране коммерческой тайны, но включает целый рад норм, имеющих к ней непосредственное отношение. В частности, в нем раскрывается понятие информационных ресурсов, конфиденциальной информации, защиты информации и т.д.

' СП СССР. 1973. № 19. Ст. 109. 2 СЗ РФ. 1995. № g. от. 609.


КЗоТ РФ допускает включение в трудовой договор условий неразглашения работником сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну, ставших известными ему в связи с исполнением своих должностных обязанностей1. Законы РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» от 27 декабря 1991 г.2, «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июля 1993 г.3, «О частой детективной и охранной деятельности в РФ» от 11 марта 1992 г.4, «Отаможенном тарифе» от 21 мая 1993 г.5 и др. содержат специальные статьи, возлагающие на работников соответствующих органов и организаций обязанность по неразглашению сведений, ставших им известными в связи с выполнением служебных обязанностей и составляющих коммерческую тайну предприятий и организаций6.

Из числа подзаконных актов, принятых в развитие указанных выше правил, следует выделить прежде всего постановление Правительства РСФСР «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» от 5 декабря 1991 г. 357, указывающее на те вицы информации, которые не могут засекречиваться участниками оборота. Целый рад иных подзаконных актов посвящен детализации обязанностей должностных лиц соответствующих органов по сохранению в тайне сведений, полученных при исполнении служебной деятельности .

Основным нормативным актом, посвященным правовой охране топологий интегральных микросхем, является Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г.9 В

См.: Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в ст. 15 КЗоТ РФ» от 6 мая 1998 г. // СЗ РФ. 1998. № 19. Cr. 2065.

2 'Ведомости РФ. 1992. № 14. Ст. 527.

3 Там же. 1993. № 29. Ст. 1114.

4 Там же. 1992. № 17. Ст. 888.

5 Там же. 1993. № 23. Ст. 821.

6 Специальный закон, посвященный коммерческой тайне, в Российской Федерации пока отсутствует, хотя проект такого закона разрабатывается Государственной Думой РФ. О проекте Закона РФ «О коммерческой тайне» см. подробнее:

Яковлева В.Ф., Тарасеико К.А. Обсуждение проекта закона «О коммерческой тайне» // Правоведение. 1997. № 4. С. 177-179.

' СП РФ. 1992. № 1-2. Ст. 7.

См., напр.: постановление Совета Министров Правительства РФ от 19 апреля 1993 г. «Об утверждении Положения о Федеральной службе России по надзору за страховой деятельностью» // Собрание актов. 1993. № 17. Ст. 1464;

Приказ ГКАП РФ от 24 ав1уста 1992 г. № 185 «Об утверждении Положения о порядке выдачи предписаний ГКАП России и его территориальными управлениями по вопросам о нарушении законодательства о защите прав потребителей» и др.

9 Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2329. 49


связи с тем, что топология ИМС рассматривается в качестве самостоятельного объекта, отличного от объектов, охраняемых авторским и патентным правом, Закон включает нормы, регулирующие все виды гражданских и иных отношений, возникающих по поводу создания и использования топологий. Данное положение, конечно, не исключает того, что в рассматриваемой сфере могут применяться общие нормы гражданского права, а по вопросам, для которых специфика охраняемого объекта не имеет существенного значения, и некоторые правила авторского и патентного права.

Важное значение для разрешения вопросов, связанных с охраной ранее созданных топологий, имеет постановление Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 r.1

Положения Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г. развиты подзаконными актами, посвященными регистрации топологий в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем, регистрации договоров на топологии, уплате регистрационных сборов и т.д.2

Российская Федерация участвует также в подписанном 26 мая 1989 г. в Вашингтоне Договоре об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем, который, однако, не вступил В действие.

Правовая охрана селекционных достижений обеспечивается Законом РФ «О селекционных достижениях» от 6 августа 1993 г.3 Указанный Закон раскрывает понятие, признаки и виды охраняемых законом селекционных достижений, общий порядок оценки их охраноспособности, исключительные права патентообладателей и авторов селекционных достижений, ответственность за их нарушения и т. д. Положения Закона развиты в ряде подзаконных актов, принятых Правительством РФ, Министерством сельского хозяйства и продовольствия РФ и Го-

' Ведомости РФ. 1992. № 42. Cr. 2330.

См., напр.: Правила составления, подачи и рассмотрения заявок на официальную регистрацию топологий интегральных микросхем, утв. Российским агентством по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем 5 марта 1993 г. // Российские вести. 1993. № 62; Правила регистрации договоров на программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем, утв. Российским агентством по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологии интегральных микросхем 5 марта 1993 г. // Там же. 1993. № 64, и др.

3 Ведомости РФ. 1993. № 36. Ст. 1436. 50


сударственной комиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений1.

Система правового регулирования отношений, возникающих в сфере рационализаторской деятельности, в настоящее время переживает этап существенной перестройки. Постановление Совета Министров РСФСР «О мерах по развитию изобретательства и рационализаторской деятельности в РСФСР» от 22 июня 1991 г.2 знаменовало отход от господствовавшего 60 лет принципа единого государственного регулирования всей совокупности рационализаторских отношений. Предприятиям и организациям предоставлено право самостоятельно определять порядок рассмотрения заявлений на рационализаторские предложения, их внедрения и выплаты авторского вознаграждения и пр. Таким образом, сфера централизованного государственного регулирования рационализаторской деятельности значительно сузилась, так как регламентация целого ряда вопросов должна осуществляться самими предприятиями. В связи с этим действующие нормативные акты, в частности Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г., а также дополняющие и развивающие его подзаконные акты Патентного ведомства РФ утратили в соответствующей части свое обязательное значение. В то же время сохраняют силу те нормы Положения 1973 г. и дополняющих его актов, которые определяют понятие и признаки рационализаторского предложения как особого объекта интеллектуальной собственности (с учетом изменений, внесенных постановлением Совета Министров РСФСР от 22 июня 1991 г.), круг прав, которые приобретают рационализаторы, порядок их защиты и т.д.

См., напр.: Положение о Государственной комиссии РФ по испытанию и охране селекционных достижений, утв. постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. № 390 // СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 100; Правила составления и подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение, утв. Приказом Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ от 14 октября 1994 г. № 201/3 // Российские вести. 1995. 30 марта; Положение о патентных пошлинах за селекционные достижения, утв. постановлением Правительства РФ «О мерах по реализации Закона РФ «О селекционных достижениях» от 12 августа 1994 г. № 918 // СЗ РФ. 1994. № ig. Cr. 2080, и др.

2 Вопросы изобретательства. 1991. № 7. С. 5. 51


Глава 53. АВТОРСКОЕ ПРАВО

§ 1. Объекты авторского права

Понятие и признаки объекта авторского права. Согласно ст. 6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г. (цалее Закон об авторском праве) авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатами творческой деятельности независимо от назначения и достоинств произведения, а также способа его выражения. Кроме того, подчеркивается, что законом охраняются как обнародованные произведения, так и необнародованные, существующие в какой-либо объективной форме.

В юридической литературе предложено немало научных определений произведения как объекта авторского права, однако наибольшее распространение получило определение, сформулированное в 1956 г. В.И.Серебровским: «Произведение—это совокупность идей, мыслей и образов, получивших в результате творческой деятельности автора свое выражение в доступной для восприятия человеческими чувствами конкретной форме, допускающей возможность воспроизведения^.

В этом и иных определениях подчеркивается, что произведение есть прежде всего благо нематериальное, как реально существующее явление окружающего мира оно выступает в вице комплекса идей и образов. В связи с этим всегда важно различать само произведение, имеющее нематериальную сущность, и форму его воплощения, т.е. ту вещественную форму, которая является материальным носителем произведения (например, рукопись, рисунок, нотная запись и т. п.). При этом связь произведения со своим материальным носителем может быть неразрывной. Так, картина и скульптура как результат труда художника настолько тесно связаны с формой, в которую они облечены, что составляют с ней одно неразделимое целое. Но, несмотря на это единство, картина и скульптура выступают одновременно как объекты авторского права и как объекты права собственности.

Материальные носители произведений могут быть уникальны, но авторское право охраняет произведение как систему идей, мыслей и образов именно в связи с возможностью его воспроизведения. Поэтому авторское право на произведение сохраняется даже в случае гибели того материального носителя, в котором оно было воплощено. Конечно, практическое значение это имеет лишь тогда, когда, например, сохранилась копия или репродукция утраченного произведения искусства, когда литературное или музыкальное произведение могло быть кем-либо воспроизведено по памяти и т.д.

Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. М., 1956. С. 32. 52


Однако не всякое произведение как результат мыслительной деятельности человека охраняется нормами авторского права. Объектами авторского права признаются лишь такие произведения, которые обладают предусмотренными законом признаками. Такими признаками являются творческий характер произведения и объективная форма его выражения.

В самом законе признак творчества не раскрывается, в связи с чем в литературе дается немало его определений. Чаще всего творчество определяется как деятельность человека, порождающая нечто качественно новое и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и уникальностью.

Показателем творческого характера произведения, по мнению большинства ученых, является его новизна. Новизна в данном случае рассматривается как синоним оригинальности произведения. Она может выражаться в новом содержании, новой форме произведения, новой идее, новой научной концепции и т. п.

Произведение как результат творческой деятельности автора становится объектом авторского права лишь при условии, что оно выражено в какой-либо объективной форме. До тех пор пока мысли и образы автора не проявились вовне, а существуют лишь в вице творческого замысла, они не могут быть восприняты другими людьми, и, следовательно, не существует и практической надобности в их правовой охране.

Чтобы творческий результат приобрел общественную значимость и характер объекта авторского права, он должен быть воплощен в какой-либо объективной форме письменной (рукопись или нотная запись), устной (публичное произнесение речи, публичное исполнение музыки), звуко- и видеозаписи (механической, магнитной, цифровой, оптической и т.п.), изображения (рисунок, чертеж, фотокадр и др.). Иными словами, произведение должно существовать в форме, которая отделена от личности автора и приобрела самостоятельное значение.

Объективная форма выражения произведения тесным образом связана с возможностью его воспроизведения. Относительно характера данной связи в российской юридической литературе существуют две позиции. По мнению одних ученых, объективная форма и воспроизводимость произведения составляют единый признак охраноспособного произведения'. Иными словами, само наличие у произведения объективной формы свидетельствует о возможности его воспроизведения. Так, музыку можно воспроизвести с того момента, как она

1 См., напр.: Ангимонов B.C., Флейшиц Е. А. Авторское право. М., 1957. С. 80—81; Чернышева С. А. Правоотношения в сфере художественного творчества. М., 1979. С. 76; и др.

53


прозвучала, хотя бы автор не прибегнул к записи. Точно так же можно воспроизвести новую научную мысль, если она выражена устно.

Другие ученые полагают, что воспроизводимость является самостоятельным признаком произведения или, что то же самое, закон охраняет только такие произведения, объективная форма которых обеспечивает возможность их воспроизведения без участия самого автора1. Они признают, что произнесенные речи и доклады, исполненные музыкальные произведения и прочитанные устно стихотворения, даже если они нигде и никак не зафиксированы, существовали в объективной форме, иначе они не могли бы восприниматься другими людьми. Но такая форма, не связанная с каким-либо материальным носителем, является крайне неустойчивой, легко может быть утрачена и искажена. Никакой слушатель или зритель, кроме, может быть, случаев особой гениальности, не в состоянии запомнить и воспроизвести во всех деталях публично исполненное произведение.

Закон об авторском праве, разрешая этот многолетний спор, ограничивается указанием на необходимость приятия произведению объективной формы и не упоминает при этом о том, что данная форма должна позволять воспроизводить результат творческой деятельности автора. Иными словами, законодатель однозначно признал, что авторским правом охраняются любые выраженные вовне произведения, в том числе и те, объективная форма которых не связана с материальным носителем. Конечно, защита подобных произведений, например, публично произнесенных, но нигде не зафиксированных речей, лекций, докладов, особенно защита их от искажения, представляется более сложной, чем защита произведений, связанных с каким-либо материальным носителем. Но в принципе она может быть обеспечена, в связи с чем исключение из закона специального упоминания о возможности воспроизведения результата творческой деятельности как особого признака охраняемого произведения представляется оправданным.

В юридической литературе было высказано мнение, что одним из критериев охраноспособности произведения должна считаться его общественная полезность2. Однако эта позиция не получила поддержки ни в юридической науке, ни в законодательстве. Более того, ст. 8 Закона

См., напр.: Серебровский В.И.Указ. соч. С. 41; Гаврилов Э. П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М., 1984. С. 87; и др.

2 См., напр.: Мартынов Б. С. Право авторства в СССР // Ученые записки Всесоюзного института юридических наук. Вып. IX. М-, 1947. С. 136; Корецкий В.И.Авторские правоотношения в СССР.Сталинабад, 1959. С. 150; Попов В.А.О понятии и признаках объекта авторского права // Проблемы советского авторского права. М., 1979. С. 64; и др.

54


об авторском праве прямо подчеркивает, что авторское право распространяется на все произведения, независимо от их назначения и достоинств. Это означает, что авторским правом в равной степени охраняются как высокохудожественные произведения, так и те произведения, художественные достоинства которых невысоки.

Это и Понятно, так как иное решение вопроса открыло бы широкое поле для субъективизма, ибо невозможно выявить какие-либо объективные показатели полезности и особых достоинств произведения. Вопрос о данных качествах произведения решается на этапе использования произведения, когда оценивается целесообразность издания, публичного показа или иного использования произведения, определяется объем тиража и размер авторского гонорара и т.д. Но даже если произведение нецелесообразно использовать ввиду его художественной слабости, наличия ошибок или в связи с его непригодностью по другим мотивам, это не означает, что такое произведение не должно пользоваться правовой охраной.

Для возникновения, осуществления и охраны авторского права не требуется регистрации произведения, иного специального оформления произведения или соблюдения каких-либо других формальностей. Эта принципиальная позиция законодательства России, в соответствии с которой авторское право порождает сам факт создания произведения (п. 1 ст. 9 Закона об авторском праве).

Кроме того, закон не требует подтверждения наличия у произведения предусмотренных им критериев, т.е. необходимости какой-либо квалификации произведения как такового для признания его объектом авторского права.

После присоединения СССР в 1973 г. к Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. на всех печатных изданиях (книгах, журналах, конвертах грампластинок и т. п.) стал проставляться знак охраны авторского права, который состоит из трех элементов: латинской буквой «С» в окружности: ©; имени обладателя исключительных авторских прав; года первого опубликования произведения.

Использование данного знака охраны не означает введение в российское право требования о выполнении формальностей как условия возникновения охраны. Применение знака охраны зависит от усмотрения обладателя исключительных авторских прав. Правовой охраной в равной степени будут пользоваться как произведения, на которых проставлен знак охраны, так и произведения без такого знака.

Основной целью снабжения произведения данным знаком является оповещение третьих лиц о том, что они имеют дело с охраняемым произведением. Это не только служит предупреждением против нару-

55


шения чужих авторских прав, но и облегчает процесс доказывания вины нарушителя, если таковое все-таки состоится.

Аналогичное значение имеет и регистрация программ для ЭВМ и баз данных в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий ИМС. Регистрация программных средств осуществляется исключительно по желанию правообладателя, ей не придается никакого правообразующего значения, но факт регистрации может сыграть полезную роль при разрешении спора об авторстве на компьютерную программу или ее незаконном использовании.

Правовое значение отдельных элементов произведения. Объектом авторского права является не только произведение в целом, но и часть произведения, которая является результатом творческой деятельности и может быть использована самостоятельно. В этой связи большое значение для понимания сущности правовой охраны произведений, по российскому законодательству, имеет принятое в литературе выделение у произведения «юридически безразличных» и «юридически значимых» элементов.

В российской юридической литературе эта проблема наиболее глубоко исследована в работах В.Я.Ионаса1, который не остановился на традиционном выделении у произведений формы и содержания, а детально рассмотрел все составляющие их структурные элементы. В итоге им было предложено выделять у всякого произведения две группы элементов. К «юридически безразличным», т. е. неохраняемым элементам произведения были отнесены тема, материал произведения, сюжетное ядро и идейное содержание.

В теории литературы и искусства эти элементы называют содержанием произведения. Их заимствование не налагает на пользователей никаких обязанностей, т. е. не является нарушением авторского права. В самом деле, совершенно очевидно, что на одну и ту же тему, на одном и том же материале может быть создано сколько угодно произведений, причем авторам никто не запрещает давать сходную интерпретацию излагаемым событиям, героям, их поступкам и т. п.

В принципе, аналогично решается вопрос и с охраной сюжетного ядра произведения. История литературы и искусства знает немало творений, в которых используются сходные сюжетные ходы и один и тот же исходный материал. Например, история Дон Жуана, художественный образ которого создан испанским драматургом Тирсо де Мо-лина еще в 1630 г., получила художественное воплощение в

Ионас В. Я. Критерий творчества в авторском праве ив судебной практике. М., 1963; Он же. Произведения творчества в гражданском праве. М., 1972.

56


произведениях Ж.-Б. Мольера, Э.Гофмана, А-Мюссе, В. А. Моцарта, Дж. Байрона, А. С. Пушкина, А- К. Толстого и других авторов.

Данное положение теории авторского права опирается на принятые в литературе и искусстве морально-этические нормы и правила. Широко известны случаи, когда сюжет произведения передавался одним литератором другому и вопрос о соавторстве при этом не возникал. Так, А. С. Пушкин подсказал Н. В. Гоголю сюжеты «Ревизора» и «Мертвых душ».

К содержанию произведения, которое как таковое не защищается нормами авторского права, относится и такой элемент произведения, как его название. Однако, если название является оригинальным, оно пользуется правовой охраной.

К «юридически значимым» (охраняемым) элементам произведения относятся образы и язык произведения. Под художественным образом понимается специфическая для искусства форма отражения действительности и выражения мыслей и чувств художника. Художественный образ рождается в воображении художника, воплощается в создаваемом им произведении в той или иной материальной форме (пластической, звуковой, словесной) и воссоздается воображением воспринимающего искусство зрителя, слушателя, читателя.

В науке авторского права созданные художником образы именуются внутренней дЕю/шой произведения. Она пользуется правовой охраной, так как является результатом творческой деятельности и отражает индивидуальность своего творца. Считается, что, в принципе, образы произведения могут быть заимствованы для создания нового, творчески самостоятельного произведения при условии придания им новой внешней формы. В этом случае, однако, закон требует обязательного согласия автора первоначального произведения и указание источника заимствования.

Внешней формой произведения является язык произведения, под которым понимаются свойственные автору средства и приемы создания художественных образов. Иными словами, язык произведенияэто совокупность использованных автором изобразительно-выразительных средств. Язык произведения заимствован быть не может; в таком случае используется цитирование с указанием источника.

Виды охраняемых произведений. Круг охраняемых законом произведений достаточно широк и многообразен. Произведения различаются по.объективной форме, способам их воспроизведения, степени самостоятельности, видам использования и целому ряду других оснований.

Прежде всего заслуживает внимания вопрос о делении охраняемых законом произведений на произведения науки, литературы и искусства. Его актуальность определяется тем, что нередко утверждается, что

57


авторским правом охраняются результаты не всякой творческой деятельности, а лишь те, которые непосредственно относятся к области науки, литературы и искусства. Чтобы разобраться, насколько обоснованны подобные суждения, нужно хотя бы в общем ввде определить, в каком значении употребляются в законе категории «наука», «литература» и «искусство».

Даже самый беглый анализ показывает, что эти категории используются в законе не в своем обычном значении, поскольку в противном случае они взаимно накладывались бы друг на друга. По смыслу закона, произведениями науки являются любые произведения, основное содержание которых состоит в выработке и систематизации объективных данных о действительности, включая произведения научной литературы. Произведениями литературы признаются художественные произведения, выраженные в словесной форме. К произведениям искусства относятся все остальные произведения художественного творчества, включая произведения архитектуры, живописи, графики, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, музыки^»ио, театра и т.д.

Возникает вопрос: будет ли пользоваться авгороко-правоаой охраной результат творческой деятельности, обладающий всеми щмвнака-ми объекта авторского права, но не относящийся прямо к сфере науки, литературы или искусства, например произведение технического творчества? На этот вопрос следует ответить положительно: охране подлежит любой результат творческой деятельности, если он подпадает под признаки произведения. В частности, разработки по созданию новой техники могут быть отнесены к сфере научной деятельности, так как введение в авторское право особого понятия «техническое творчество» едва ли оправданно1. Поэтому все произведения, раскрывающие содержание технических решений, до их квалификации в качестве изобретений и иных объектов патентного права должны пользоваться авторско-правовой охраной.

Закрепленный законом перечень охраняемых произведений носит примерный, ориентировочный характер. Его значение состоит лишь в том, чтобы указать в относительно упорядоченном ввде наиболее распространенные виды охраняемых произведений, показать, в каких формах чаще других могут выражаться творческие произведения, и тем самым исключить споры относительно охраноспособности большинства из них.

Однако нужно учитывать, что даже если тот или иной результат творческой деятельности не подпадает ни под один из перечисленных в законе видов произведений, но отвечает всем требуемым по закону

1 ГавриловЭ.П.Укаэ.соч.С.79.


условиям, он признается произведением и пользуется такой хе охраной, как и прямо названные в законе объекты авторского права.

Важнейшее значение имеет деление произведений на обнародованные и необнародованные, а также близкое к нему, но не совпадающее с ним деление произведений на опубликованные и неопубликованные. Сразу оговоримся, что авторским правом охраняются и те, и другие произведения. Однако если необнародованные произведения неприкосновенны и ни при каких условиях не могут быть использованы без согласия их авторов, то обнародованные произведения в исключительных, прямо предусмотренных законом случаях могут быть использованы заинтересованными лицами без согласия авторов и даже вопреки их возражениям. Аналогичные различия существуют между опубликованными и неопубликованными произведениями. В силу этого понятия «обнародование» и «опубликование» играют в российском авторском праве весьма значительную роль.

Согласно ст. 4 Закона об авторском праве обнародованием признается осуществленное с согласия автора действие, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, передачи в эфир или иным способом.

В отличие от этого опубликованием считается выпуск в обращение экземпляров произведения с согласия автора в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.

Как видим, несмотря на известную близость, рассматриваемые понятия имеют несовпадающее содержание. При определенных условиях опубликование может явиться одним из способов обнародования произведения; при других условиях оно должно иметь самостоятельное значение. Для того чтобы провести более четкое различие между этими понятиями, рассмотрим их основные юридические признаки.

Понятие «обнародование» характеризуется следующими основными моментами. Во-первых, в какой бы форме ни осуществлялось обнародование, оно охватывает собой действия, которые впервые делают произведение доступным для всеобщего сведения. В этой связи обнародовать произведение, по общему правилу, можно только один раз, если только автор не воспользовался своим правом на отзыв уже обнародованного произведения, а затем вновь сделал свое произведение доступным для публики.

Во-вторых, доведение произведения до сведения третьих лиц лишь тогда приобретает юридическое значение обнародования, когда это сделано с согласия автора или его правопреемников. Поэтому, если произведение обнародовано помимо воли автора, оно с юридической

59


точки зрения сохраняет режим необнародованного произведения, а его автор может воспрепятствовать его свободному использованию, требовать изъятия экземпляров произведения из обращения и т. п.

В-третьих, произведение может быть обнародовано любым способом, который делает его доступным для публики. По смыслу закона, для обнародования произведения вполне достаточно одного экземпляра произведения, например, когда картина помещена на выставке, показана по телевидению и т.п.

В-четвертых, закон не требует, чтобы произведение было непременно фактически доведено до сведения третьих лиц; важно лишь, чтобы для знакомства с произведением была создана реальная возможность. Например, диссертация на соискание ученой степени, которая в соответствии с установленными требованиями помещается в библиотеке, по крайней мере, за месяц до защиты, будет считаться обнародованной, даже если никто, кроме официальных оппонентов, с ней фактически не ознакомился.

В-пятых, обнародованием признается создание возможности ознакомиться с произведением для неопределенного круга лиц. В данном случае имеется в ввду, что в принципе каждый желающий может ознакомиться с произведением. Тогда же, когда с произведением знакомится лишь определенный, строго ограниченный круг лиц, например, члены определенной организации, решение вопроса о том, считается ли такое произведение обнародованным, зависит от рада дополнительных обстоятельств, в частности от числа читателей, зрителей или слушателей, доступности произведения для иных лиц, и т.д.

В отличие от обнародования опубликование связывается законом лишь с такими действиями, которые означают выпуск в обращение экземпляров произведения. Иными словами, речь вдет об изготовлении и выпуске в обращение копий произведения, изготовленных в любой материальной форме. При этом указанное действие должно быть так же, как и при обнародовании, совершено с согласия автора произведения, а количество выпущенных экземпляров должно быть достаточным для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.

Следует отметить, что понятие «опубликование произведения» (или выпуск в свет), по российскому авторскому законодательству, расходится с аналогичным понятием, закрепленным Всемирной конвенцией об авторском праве.

В соответствии со ст. VI Конвенции опубликованием считается выпуск только таких экземпляров произведения, которые предназначены для читательского или зрительского восприятия. Поэтому, например, выпуск в обращение грампластинок и иных звукозаписей

60


литературных, музыкальных и иных произведений опубликованием произведения не признается, так как указанные материальные носители обеспечивают лишь слуховое восприятие произведений.

Российский авторский закон подобного ограничения не содержит и считает опубликованием выпуск в обращение любых материальных носителей произведения. Таким образом, налицо явное расхождение между внутренним российским законом и положением международного договора, которое должно решаться в пользу последнего.

Далее, произведения подразделяются на оригинальные и производные. Практическое значение данной классификации заключается в том, что если оригинальные произведения используются их авторами исключительно по их собственному усмотрению, то для создания и использования производных произведений требуется получить разрешение обладателей авторских прав на те произведения, на основе которых они созданы.

Оригинальным является такое произведение, все основные охраняемые элементы которого созданы самим автором. В производном (или зависимом) произведении заимствованы охраняемые элементы чужого произведения. Основным критерием для предоставления ему охраны является требование творческой самостоятельности по сравнению с оригиналом. Как правило, это выражается в придании произведению новой формы, отражающей оригинал.

Вторым непременным условием возникновения авторских прав на такое произведение является соблюдение его создателем прав автора произведения, подвергшегося переводу, переделке, аранжировке или другой переработке. Как правило, закон требует, чтобы с автором оригинального произведения был заключен договор на использование его труда для создания на его основе другого творческого произведения, либо, по крайней мере, ему гарантируются соблюдение неимущественных прав и выплата справедливого вознаграждения.

К числу производных произведений относятся переработки, например, переделка повествовательных произведений в драматические, сценарные или наоборот, переводы на другой язык, аранжировки и оркестровки, аннотации, рефераты, обзоры и т. п.

Большое практическое значение для объема авторских правомочий и режима использования произведения оказывает признание его служебным. Понятие «служебное произведение» закон не раскрывает, относя к их числу произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя (ст. 14 Закона об авторском праве).

Юридическая наука и судебная практика вносят в это понятие большую определенность и ставят его в известные рамки. В частности,

61


произведение может считаться созданным в порядке выполнения слу- | жебного задания только тогда, когда содержанием такого задания является именно создание произведения. Нередко признаком служебных произведений является отнесение их к плановым работам соответствующих научно-исследовательских учреждений или вузов. Наряду с плановыми работами служебными обычно признаются произведения, создаваемые в порядке выполнения служебных обязанностей штатными сотрудниками редакций газет и журналов, киностудий, радиовещательных организаций и т.д. Если же произведение штатного сотрудника не связано непосредственно с его трудовыми обязанностями, оно служебным не является.

Основные особенности правового режима служебных произведений заключаются в следующем. Во-первых, российское авторское законодательство исходит из того принципиального положения, что авторское право на него принадлежит его автору. Именно за самим автором признаются все личные неимущественные права на произведение, включая право на его обнародование.

Во-вторых, исключительное право на использование произведения принадлежит лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях, т.е. работодателю, если только договором между ними не предусмотрено иное.

В-третьих, работодатель должен выплатить автору особое вознаграждение за использование служебного произведения, которое превышает обычную оплату труда работника.

В-четвертых, закон исходит из того, что отношения между автором и работодателем должны регулироваться прежде всего заключенным между ними договоромлибо трудовым договором (контрактом), либо специальным соглашением об условиях использования служебных произведений. \

В-пятых, применительно к созданным в порядке выполнения служебных обязанностей энциклопедиям, словарям, периодическим и продолжающимся сборникам научных трудов, газетам, журналам и другим периодическим изданиям закон устанавливает более жесткий правовой режим по сравнению с другим служебным произведением. В данном случае действует правило, установленное п. 2 ст. 11 Закона об авторском праве, в соответствии с которым издателям указанных изданий принадлежат исключительные права на использование таких изданий. Это, в частности, означает, что, по смыслу закона, журналист или фотограф, находящийся в штате газеты, не вправе претендовать на получение особого вознаграждения за использование газетой материала, созданного в порядке выполнения служебного задания. Предполагается, что их творческий труд, оплата которого обычно увязана с

62


количеством и качеством переданного ими газете материала, уже полностью оплачен газетой, и последняя приобрела исключительное право на использование этого материала.

Произведения, не охраняемые авторским правом. К числу объектов, не охраняемых авторским правом, относятся прежде всего те из них, которые не обладают хотя бы одним из признаков произведения науки, литературы и искусства. Так, если лицом в ходе проделанной работы достигнут не творческий, а чисто технический результат, он авторским правом не охраняется. К такого рода результатам относятся, в частности, телефонные справочники, расписания движения, адресные книги и т. п. при условии, что составителем не применена оригинальная схема изложения справочных данных.

В соответствии с доктриной авторского права оно охраняет лишь форму, а не содержание произведения. Ныне данное положение нашло прямое закрепление в п. 4 ст. 6 Закона об авторском праве, где говорится о том, что авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, открытия, факты. Некоторые из перечисленных результатов интеллектуальной деятельности охраняются иными институтами права, в частности патентным правом; вопросы охраны других достижений обсуждаются в научных кругах. Но сами по себе идеи, принципы, факты и подобные им результаты интеллектуальной деятельности авторское право не охраняет.

Наряду с подобными объектами существуют произведения, обладающие всеми необходимыми для охраны признаками, но не охраняемые авторским правом в силу прямого указания закона. К их числу относятся следующие четыре категории произведений.

Во-первых, не пользуются правовой охраной произведения, срок охраны которых истек. Вопрос о сроке действия авторского права будет рассмотрен ниже. Здесь же отметим, что истечение срока охраны никак не влияет на охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения.

Во-вторых, из сферы правовой охраны исключены-официальные документы, их официальные переводы, а также государственные символы и знаки. К числу официальных документов относятся законы и другие акты нормативного характера инструкции, стандарты, уставы юридических лиц, правила и т.д.; судебные решения и другие акты правоприменительных органов, а также иные официальные документы, исходящие от организаций и должностных лиц. Государственными символами и знаками считаются флаги, гербы, гимны, ордена, денежные знаки и т. п.

В-третьих, в силу прямого указания закона не охраняются авторским правом произведения народного творчества. К ним относятся

63


произведения фольклора частушки, поговорки, анекдоты, ганцы и т.п., произведения народных художественных промыслов, народные костюмы, традиционная архитектура и т.д. Причиной исключения произведений народного творчества из сферы охраны является то, что авторство на них не может быть установлено, так как их автором является народ.

В-четвертых, не признаются объектами авторского права сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер. В самом деле, бесстрастная информация о том или ином факте является лишь точным его отражением и не включает элементов творчества. Таковы, в частности, краткие сообщения телеграфных информационных агентств, официальная хроника, сообщение о криминальных происшествиях и т.п. Поскольку на первый план здесь выдвигаются точность и оперативность информации, она подается, как правило, в очень сжатом вице, не оставляющем места для проявления авторской индивидуальности.

Единственное, на что вправе претендовать автор сообщения или впервые опубликовавший его орган массовой информации,это требовать указания другими органами печати, сообщающими данную информацию, на источник ее первоначального обнародования (ст. 23 Закона РСФСР «О средствах массовой информации»).

В тех же случаях, когда сообщение о том или ином собьпии.вопро-вождается авторским комментарием, оценкой значимости происшедвя®, прогнозом дальнейшего развития событий, анализом или иной интерпретацией, оно приобретает режим объекта авторского права.

§ 2. Субъекты авторского права

Авторы произведений. Субъектами авторского права являются лица, которым принадлежит субъективное авторское право в отношении произведения. Обладателями субъективного авторского права могут быть российские граждане, иностранцы, лица без гражданства, их наследники и иные правопреемники. Право на произведение для каждой категории субъектов возникает в связи с различными юридическими фактамисозданием произведения, переходом авторских прав по наследству, авторскому договору и т.д.

Важнейшими субъектами авторского права являются авторы произведений. Авторами признаются лица, творческим трудом которых создано произведение. Творцом произведения может быть любое физическое лицо независимо от возраста, гражданства и состояния дееспособности. Авторские права у создателя произведения возникают сразу, как только достигнутый творческий результат облекается в

64


объективную форму, обеспечивающую его восприятие другими людьми.

Возможность граждан обладать авторскими правами входит в содержание гражданской правоспособности, а последняя не зависит ни от возраста, ни от состояния здоровья человека. Для превращения этой абстрактной возможности в конкретное субъективное право необходим юридический факт. Роль такого факта выполняет создание произведения, т. с. юридический поступок, а не сделка. Но поскольку юридические поступки могут совершаться и недееспособными лицами, конкретные субъективные авторские права возникают независимо от возраста и состояния дееспособности. *

По-иному, однако, обстоит дело с осуществлением авторских прав несовершеннолетними и недееспособными. За малолетних и полностью недееспособных граждан авторские права осуществляют их родители и опекуны. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет распоряжаются своими авторскими правами самостоятельно.

В соответствии с современным российским законодательством авторами произведений признаются лишь физические лица. Юридические лица могут приобретать определенные авторские права лишь в порядке правопреемства—на основании закона или договора. Но становиться авторами произведений юридические лица не могут ни при каких условиях. Отказ законодателя от конструкции авторства юридических лиц на отдельные виды произведений (сборники, кинофильмы, периодические издания и т.д.) одно из важнейших изменений, происшедших в российском авторском законодательстве. Права тех юридических лиц, которые возникли до 1993 г., либо автоматически преобразовались в смежные права (организации эфирного вешания), либо будут охраняться до истечения 50-летнего срока с момента их возникновения.

Субъектами авторского права признаются не только граждане РФ, но и иностранцы, а также лица без гражданства. Однако, если произведения российских граждан охраняются независимо от места их обнародования или нахождения в иной объективной форме, то произведения иностранных авторов и лиц без гражданства охраняются при условии, что они: а) либо обнародованы на территории РФ или находятся в РФ в какой-либо объективной форме; б) либо пользуются охраной в соответствии с международными договорами РФ (п. 1 ст. 5 Закона об авторском праве).

Соавторство. Авторское право на произведение, созданное совместным творческим трудом двух и более лиц, принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли произведение одно неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет также и самостоятельное значение (ст. 10 Закона об авторском праве).


Возникновение соавторства доктрина и судебная практика связывают с рядом условий, которые выводятся из действующего законодательства. Прежде всего о соавторстве можно говорить лишь в том случае, если в результате совместных творческих усилий нескольких лиц создано единое коллективное произведение. Не вызывает сомнений, что такое коллективное произведение создается в тех случаях, когда произведение образует одно неразрывное целое (например, роман, написанный несколькими лицами). Сложнее обстоит дело, когда каждая часть произведения имеет самостоятельное значение и может быть использована независимо от других частей этого произведения (например, стихи и музыка в песне, главы учебника, написанного коллективом авторов, и т. п.). Ясно, что коллективное произведение не может быть создано в результате простого механического соединения произведений отдельных авторов. Необходима такая взаимная увязка их внутренней формы и содержания, чтобы они воспринимались публикой как единое произведение. Иными словами, изъятие или изменение какой-либо части коллективного произведения должно влечь за собой соответствующее изменение других частей или невозможность использования произведения как единого целого. Например, можно безболезненно изъять из книги иллюстрации художника, но нельзя издать учебник по гражданскому праву без славы о юридическмхяицах или сделках.

Вторым непременным условием возникновения соавторства является создание произведения совместным творческим трудом нескольких лиц. При этом под совместным характером труда понимается, конечно, не совместный процесс труда, а совместно достигнутый результат. Соавторы могут работать над произведением сообща от начала до конца; каждый из них может создать какую-либо обособленную часть произведения; один может доработать результат другого и т. п. Важно не то, как, в какой форме трудились над произведением его создатели, а то, что произведение явилось результатом их совместных усилий.

Важнейшим условием соавторства является то, что вклад лиц, претендующих на соавторство, должен носить творческий характер. Не дает оснований для признания соавторства оказание автору технической помощи (подбор материалов, вычерчивание схем, графиков и т. п.), осуществление организационного руководства и т. п.

Наконец, условием признания тех или иных лиц соавторами произведения является наличие соглашения о возникновении соавторства. При этом под соглашением следует понимать взаимное волеизъявление авторов, направленное на совместную творческую работу над произведением. Оно может быть выражено в любой форме и на любой стадии

66


работы над произведением. Более того, предметом соглашения может быть доработка уже законченного произведения, если возникает необходимость внести в него изменения и дополнения творческого характера. Важно лишь, чтобы соавторство было добровольным и не нарушало ничьих охраняемых законом авторских прав.

Соглашение о соавторстве не следует, однако, понимать как возможность возникновения соавторства без совместной творческой работы над произведением. В силу одного только соглашения соавторство возникнуть не может. *

Авторское право на коллективное произведение принадлежит всем соавторам сообща, независимо от степени творческого вклада каждого из соавторов и характера произведения. Отсюда следует важный практический вывод: вопросы использования коллективного произведения решаются во всех случаях всеми соавторами сообща, на основе единогласия, а не по большинству голосов. Если соавторы не могут достичь в этом вопросе согласия, спор передается на разрешение суда.

Принцип совместного распоряжения произведением не препятствует, однако, соавторам заключил^ между собой соглашение, устанавливающее иной порядок осуществления авторских прав. Например, соавторы могут поручить осуществление авторских прав одному из авторов, могут договориться о принципах распределения авторского гонорара, о порядке обозначения имен соавторов и т.д.

Закон вьщсляет два вица коллективных произведений и соответственно два вида соавторства нераздельное и раздельное. При нераздельном соавторстве произведение, созданное двумя и более соавторами, представляет собой неразрывное целое, части которого не имеют самостоятельного значения (например, романы И. Ильфа и Е. Петрова). При раздельном соавторстве коллективное произведение является единым, однако оно состоит из частей, имеющих самостоятельное значение, и при этом известно, кем из соавторов созданы эти части.

..Практическое значение указанного деления состоит в том, что если соавторство является раздельным, каждый из соавторов сохраняет за собой право самостоятельно распоряжаться созданной им частью произведения.

От раздельного соавторства необходимо отличать совместное использование произведений, которые созданы независимо друг от друга и хотя и взаимосвязаны, но не настолько, чтобы составить единое произведение, например книга с иллюстрациями художника.

Нет соавторства и в тех случаях, когда в результате соединения произведений, созданных разными авторами, появляется новый объект авторского права. Например, энциклопедия, журнал, научный сборник

з* 67


и т.д. представляют собой новые произведения как результат творческой работы по подборке и систематизации материала. Однако авторы произведений, соединенных в сборнике или журнале, не признаются соавторами, так как новое творческое произведение выходит в свет в результате творческих усилий других лиц (составителей).

Наконец, не возникает соавторство в случае дозволенного использования чужого опубликованного произведения для создания нового, творчески самостоятельного произведения (например, создания сценария на основе повести).

Наследники. Субъектами авторского права после смерти автора становятся наследники. Наследование авторских прав может происходить как по закону, так и по завещанию. Особенности наследования авторских прав следующие.

Прежде всего, по наследству к наследникам переходят не все авторские права, а только их часть. В законе указывается, что по наследству не переходят право авторства, право на авторское имя и право на защиту репутации автора.

Однако и в отношении этих прав к наследникам переходят права на защиту названных прав от нарушений со стороны третьих лиц, если только автор не назначил для этих целей специальное лицо.

В отличие от прав на произведения самих авторов, которые носят пожизненный характер, авторские права наследников ограничены установленным законом сроком. Авторские права наследников действуют в течение 50 лет после смерти автора, считая с 1 января года, следующего за годом смерти (ст. 27 Закона об авторском праве).

Из этого общего правила есть рад исключений: а) если произведение создано в соавторстве, то 50-летний срок исчисляется после смерти последнего из соавторов; б) если произведение впервые выпущено в свет после смерти автора, то авторское право действует в течение 50 лет после выпуска его в свет; в) если автор был репрессирован и реабилитирован посмертно, то произведение охраняется 50 лет после реабилитации; г) если автор воевал или работал во время Великой Отечественной войны, то срок охраны увеличивается на четыре года и т.д.

Важной особенностью наследования авторских прав является то, что авторские права переходят к наследникам в бездолевом порадке, как единое целое, не подлежащее ни выделу, ни разделу. Это означает, что распоряжаться перешедшими по наследству авторскими правами наследники должны совместно и по взаимному согласию, а в случае спора по решению суда.

Иные правопреемники. Помимо наследников авторские права могут переходить к иным правопреемникам. В их роли выступают издательства,

68


театры, киностудии и другие организации, занимающиеся использованием произведений. Они приобретают авторские права на основании заключенных с авторами и наследниками авторских договоров.

Становясь обладателями авторских прав, эти организации используют произведения и распоряжаются ими теми способами, которые предусмотрены конкретными авторскими договорами, и в установленных ими пределах.

Организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе. К числу субъектов авторского права относятся также организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе. Такого рода организации могут создаваться непосредственно обладателями авторских и смежных прав в целях обеспечения этак прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порадке затруднено (публичное исполнение, в том числе по радио и телевидению, воспроизведение путем записи, репродуцирование и др.).

Коллективное управление авторскими правами новое для российского авторского права юридическое явление. Ранее действовавшее законодательство не предполагало создание подобных организаций. Функции по регистрации публично исполняемых произведений, сбору и выплате гонорара за их использование выполнялись Всесоюзным агентством по авторским правам (ВААП), а в последующем Российским агентством интеллектуальной собственности (РАИС).

Указом Президента РФ «О государственной полигике в области охраны авторских и смежных прав» от 7 октября 1993 г. РАИС было упразднено и одобрено создание авторами, имевшими договоры с РАИС, Российского авторского общества (PAO). PAO стало правопреемником РАИС в отношении имущества и финансовых средств, а также (с согласия сторон) по всем ранее заключенным договорам. Это было вполне оправданным шагом.

Разумеется, наряду с PAO могут быть созданы и другие организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе. Допускается создание либо отдельных организацийЪо различным правам и различным категориям обладателей прав, либо организаций, управляющих разными правами в интересах разных категорий обладателей прав, либо одной организации, одновременно управляющей авторскими и смежными правами (п. 2 ст. 44 Закона об авторском праве).

Зарубежный опыт показывает, что обычно в стране действует несколько достаточно крупных организаций такого рода, сфера дея-

Собрание актов РФ. 1993. № 41. Ст. 3920. 69


тельности которых разграничивается либо предметно, либо территориально.

Организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, действуют в пределах полученных от авторов полномочий на основе устава. Они не вправе заниматься коммерческой деятельностью и самостоятельно осуществлять использование произведений. Сами они обладателями авторских прав не становятся, а являются лишь представителями авторов и действуют в их интересах.

Среди функций организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, можно выделить три основные:

а) предоставление пользователям произведений лицензий на использование объектов авторского права (отказ не допускается, всем пользователям одной категории разрешения предоставляются на равных началах);

б) сбор вознаграждения за использование произведений и объектов смежных прав;

в) распределение собранного вознаграждения между авторами и обладателями смежных прав (за вычетом расходов на покрытие своих затрат и образование специальных фондов, создаваемых этими организациями с согласия и в интересах обладателей авторских и смежных прав).

§ 3. Права авторов произведений науки, литературы и искусства

Общие положения. В результате создания произведения науки, литературы и искусства его автор приобретает рад субъективных авторских прав как личного неимущественного, так и имущественного характера. Эти права в действующем авторском законодательстве и в доктрине авторского права традиционно именуются исключительными. Теория исключительности авторских прав была детально разработана еще в русской дореволюционной литературе. По мнению большинства ученых, признак исключительности означал прежде всего монополию обладателя авторского права на использование произведения.

В советский период оценка исключительности авторских прав существенно изменилась. Она стала трактоваться в большинстве работ как неотчуждасмость, неотгоржимость авторских прав от личности автора в течение всей его жизни, недопустимость перенесения авторских прав на другое лицо. Практическим следствием такого подхода стал вывод о недопущении авторских договоров об уступке авторских прав, который нашел известное подкрепление в законодательстве.

С принятием Закона об авторском праве, в котором авторские права также трактуются как исключительные, произошло восстановление

70


истинного смысла понятия исключительности авторских прав. Закон признает,'что только сам обладатель авторского права может решать все вопросы, связанные с осуществлением авторских правомочий, и прежде всего с использованием произведения.

Действующее законодательство закрепляет за создателями произведений достаточно много правовых возможностей. В разных статьях Закона об авторском праве они именуются то авторским правом в целом, то авторскими правами, то отдельными авторскими правомочиями. В этой связи в юридической литературе отсутствует единый подход к пониманию конструкции субъективного авторского права. Одни ученые полагают, что создатели произведений обладают единым авторским правом, которое, подобно праву собственности, состоит из отдельных авторских правомочий: права авторства, права на имя, права на обнародование произведения и т.д. Другие считают, что автору принадлежит рад конкретных субъективных прав, и о едином авторском праве можно говорить лишь условно.

Данный спор носит в значительной степени надуманный характер, так как совершенно очевидно, что законодатель использует термин «авторское право» в разных статьях Закона об авторском праве в различных значениях. Иногда им охватываются все предоставленные автору возможности, в других случаях в него включаются лишь отдельные авторские правомочия. Поэтому содержание, которое вкладывает законодатель в данный термин, необходимо каждый раз устанавливать путем толкования закона.

Не имеет, на наш взгляд, практического значения и выделение среди правовых возможностей автора собственно авторских прав и авторских правомочий. Представляется, что это синонимы.

Важное значение имеет и такой общий вопрос: исчерпываются ли конкретные авторские права теми их вицами, которые прямо названы в Законе об авторском праве? Нет, не исчерпываются. Во-первых, те перечни авторских прав, которые на первый взглад исчерпывающе перечислены в ст. 15 — 16 Закона об авторском праве, в действительности включают далеко не все права, которыми обладают авторы. Например, в других статьях Закона мы находим и иные права авторов, в частности право доступа, право следования и др. Отдельные же права (например, право на опубликование, которое не совпадает с правом на обнародование) вообще в Законе не названы, хотя, безусловно, имеются у авторов.

Во-вторых, закон закрепляет за авторами исключительное право на использование произведения в любой форме и любыми способами. Те способы использования, которые в дальнейшем раскрываются в Законе, носят лишь примерный характер. Таким образом, действующее

71


авторское законодательство хотя и содержит весьма полный перечень конкретных авторских прав, но не описывает эти права исчерпывающим образом.

Самой распространенной и в то же время самой спорной классификацией авторских прав является их деление на личные неимущественные и имущественные, рртгвиклыю, авторские права настолько взаимосвязаны, что выделить среди них права чисто имущественного или неимущественного характера довольно трудно.

Тем не менее закон признает такое деление и указывает на то, какие права являются личными неимущественными, а какие носят имущественный характер. Важность этого деления состоит в том, что личные неимущественные права (в законах западных стран так называемые моральные права) могут принадлежать лишь самому создателю произведения, они, как правило, непередаваемы другом лицам и охраняются бессрочно. Напротив, имущественные права могут свободно отчуждаться другим лицам и носят сугубо срочный характер. Рассмотрим важнейшие личные и имущественные права автора.

Личные неимущественные права. Одним из главных личных неимущественных прав, возникающих в связи с созданием произведения, является право авторства. Обычно оно характеризуется как юридически обеспеченная возможность лица считаться автором произведения и вытекающая отсюда возможность требовать признания данного факта от других лиц. Выделение права авторства как особого субъективного права обусловлено необходимостью индивидуализации результатов творческого труда и общественного признания связи этих результатов с деятельностью конкретных авторов.

Право авторства характеризуется следующими чертами:

а) оно неотделимо от личности автора: принадлежит только создателю произведения, неотчуждаемо, от него нельзя отказаться;

б) оно является правом абсолютным, так как ему корреспондируют обязанности всех и каждого воздерживаться от нарушения данного правомочия;

в) оно действует в течение всей жизни автора и прекращается с его смертью. В дальнейшем оно существует как юридический факт, с которым все должны считаться. После смерти автора авторство признается и охраняется законом, но уже не как субъективное право (ибо субъекта права больше нет), а как общественный интерес, нуждающийся в признании и защите;

г) наконец, следует указать на то, что право авторства имеет определяющее значение для других прав автора, так как остальные права производны от него.

С правом авторства тесно связано право на авторское имя. В

72


соответствии с данным правом автор может использовать или разрешать использовать произведение под своим подлинным именем, под условным именем (псевдонимам) или без обозначения имени (анонимно). Избирая один из этих способов обозначения своего авторства, автор реализует право на имя. Он также имеет право требовать указания своего имени каждый раз при создании, публичном исполнении, передаче произведения в эфир, цитировании и ином использовании произведения. Наконец, право на имя включает возможность требовать, чтобы имя автора (псевдоним) не искажалось при его упоминании лицами, использующими произведение.

С момента создания произведения за его автором закрепляется право на защиту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора. В ранее действовавшем законодательстве подобное право именовалось правом на неприкосновенность произведения. Новое его название «право на защиту репутации автора» на первый взгляд звучит непривычно и непонятно, однако более точно отражает суть рассматриваемого права. Кроме того, оно совпадает с наименованием, которое используется в Бернской конвенции, а также в законодательстве многих западноевропейских стран.

Содержание данного права состоигвтом, что прииздании, публичном исполнении или ином использовании произведения воспрещается без согласия автора вносить какие-либо изменения как в само произведение, так и в его название. Воспрещается также без согласия автора снабжать произведение при его использовании иллюстрациями, предисловиями, послесловиями, комментариями и какими-либо другими пояснениями.

Право на защиту репутации автора, как и всякое субъективное право, имеет свои пределы. Закон предусматривает отдельные случаи, когда нарушение целостности произведения не расценивается как покушение на его неприкосновенность. Например, допускается шпя-рование отрывков из произведения в научных, полемических и информационных целях. Автор не может, ссылаясь на принадлежащее ему право на защиту репутации, воспрепятствовать созданию другими лицами соответствующих пародий и стилизаций/а также преградил» дорогу критикам и комментаторам.

Следующим личным неимущественным правом автора является право на обнародование произведения и на его отзыв. Сущность данного права можно определить как юридически обеспеченную автору возможность публичной огласки созданного им произведения. При этом автор одновременно решает два вопроса. Во-первых, он сам определяет, готово ли его произведение для доведения до неопределенного круга лиц. Во-вторых, автор решает вопрос о времени, месте и способе

73


обнародования. Например, автор литературного произведения может обнародовать его путем опубликования, публичного исполнения, передачи в эфир и т. п.

Право на обнародование выражает особый охраняемый законом интерес автора и потому является самостоятельным субъективным правом автора. Это обстоятельство необходимо подчеркнуть специально, так как данное право всегда реализуется одновременно с каким-либо другим правом автора. В самом деле, обнародовать произведение, т. е. сделать сто впервые доступным для всеобщего сведения, нельзя, не реализовав какое-либо другое право автора, например, право на опубликование, на публичный показ, на передачу в эфир и т. п.

С правом на обнародование неразрывно связано право на отзыв произведения. Закон предоставляет автору возможность отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения либо, если произведение уже было обнародовано, он может дезавуировать действия по его доведению до всеобщего сведения, публично оповестив об отзыве произведения.

В качестве единственного условия реализации данного права закон устанавливает возмещение пользователю причиненных таким решением убытков, включая упущенную выгоду. Ранее изготовленные экземпляры произведения также изымаются из обращения за счет самого автора.

Причины, по которым автор аннулирует свое согласие на обнародование произведения или отзывает уже обнародованное произведение, могут быть самыми разными: это может быть трансформация творческих взгладов или мировоззрения автора, изменение внешних обстоятельств и т.д., но закон не требует от автора обосновывать уважительность причин отзыва произведения.

Последствием реализации права на отзыв является сохранение (для еще не обнародованного произведения) или восстановление (для уже обнародованного произведения) правового режима необнародованного произведения. Произведение может быть вновь доведено до сведения публики только самим автором или с его согласия, на него не распространяются никакие изъятия из сферы авторского права и т. п.

В отличие от других личных неимущественных прав автора, право на обнародование способно переходить к другим лицам, что еще раз подчеркивает условность деления авторских прав на личные и имущественные.

Наконец, автор обладает таким личным неимущественным правом, как право на опубликование, хотя закон о нем специально и не упоминает. Между тем данное право, безусловно, принадлежит автору, так как

74


выражает особый интерес автора, не опосредованный каким-либо другим правом.

Под правом на опубликование понимается признаваемая за автором возможность выпуска в обращение экземпляров произведения в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения. Акцент в данном случае делается на том, что за автором признается возможность контроля за выпуском в обращение материальных носителей произведения. Реализация права на опубликование имеет своим последствием изменение правового режима произведения, так как опубликованное произведение может в определенных случаях использоваться без согласия автора, например репродуцироваться в единичных экземплярах библиотеками, архивами и учебными заведениями.

Таковы права автора, которые отнесены Законом к числу личных неимущественных. Нареду с ними у автора имеется целый ряд имущественных правомочий.

Имущественные права автора. Имущественные права автора связаны с возможностями автора по использованию его произведения. К указанной возможности в Законе об авторском праве наблюдается двоякий подход. С одной стороны, в п. 1 ст. 16 говорится о том, что автору произведения принадлежат исключительные права на его использование в любой форме и любым способом. С другой стороны, в п. 2 той же статьи перечисляются те возможные действия, которые включаются в право на использование, причем это выглядит как исчерпывающий перечень возможностей автора. Такой вывод иногда и делается в юридической литературе, с чем, конечно, нельзя согласиться.

Те права, о которых повдет речь ниже, являются лишь наиболее распространенными способами использования произведений и не исчерпывают собой всех возможностей автора. Следует исходил» из того, что автор обладает всеми правами на использование произведения, в том числе и способами, которые могут появиться в будущем. Рассмотрим кратко важнейшие имущественные права, указанные' в ст. 16 Закона об авторском праве.

Прежде всего автор пользуется таким имущественным правом, как право на воспроизведение. Возможность воспроизведения творческого результата, достигнутого создателем произведения, другими лицами послужила одной из главных причин возникновения авторского права. Не случайно сам термин «авторское право» в английском языке звучит как «копирайт», что буквально означает право на копирование, воспроизведение.

Итак, право на воспроизведение есть право на повторное придание

75


произведению объективной формы, допускающей его восприятие третьими лицами. Причем данное право, по действующему законодательству, ограничивается лишь повторным воспроизведением произведения в той или иной материальной форме, т.е. связано с его фиксацией на определенном материальном носителе. Публичное исполнение, передача в эфир и иные способы использования произведения, не связанные с повторной фиксацией произведения на материальном носителе, пусть даже ином, рассматриваются законом в качестве особых правомочий автора, лежащих за рамками воспроизведения.

Воспроизведением в точном смысле признается само изготовление копий произведения в любой материальной форме независимо от того, где и когда они будут выпущены в обращение и произойдет ли это вообще. Кроме того, для воспроизведения не требуется изготовления такого количества экземпляров произведения, которое удовлетворяло бы потребности публики. Им будет считаться изготовление нескольких или даже одной копии произведения.

С правом воспроизведения, принадлежащим авторам произведений изобразительного искусства, тесно связано право доступа. Сущность данного права заключается в том, что автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника произведения предоставления возможности осуществления им права на воспроизведение своего произведения. Иными словами, художник или скульптор может делать копии со своего произведения, для чего собственник картины или скульптуры должен обеспечить доступ автора к произведению. При реализации данного права автор не должен создавать собственнику излишних неудобств, в частности, он не может требовать доставки ему произведения.

Закон закрепляет за автором самостоятельное право на распространение экземпляров произведения любым способом, в частности право на продажу экземпляров произведения и сдачу их в прокат. Как видим, закон связывает распространение только с теми произведениями, которые зафиксированы на материальном носителе. Это следует хота бы из того, что продать и сдать в прокат можно лишь сам материальный носитель, на котором зафиксировано произведение, а не само произведение как таковое. Далее, распространение предполагает наличие копий произведения, которые и пускаются в гражданский оборот. Если произведение не размножено, а существует только в оригинале, оно не может бьпъ распространено. Наконец, право на распространение закон не связывает с пуском в гражданский оборот такого количества экземпляров произведения, которое бы удовлетворяло разумным потребностям публики. Для того чтобы произведение считалось распространенным, достаточно и нескольких экземпляров произведения.

76


Закон не содержит исчерпывающего перечня способов распространения произведения, называя лишь наиболее типичные из них— продажу и сдачу в прокат. Продажа означает реализацию копий произведения за плату. Сдача в прокат это предоставление экземпляра произведения во временное пользование в целях извлечения прямой или косвенной коммерческой выгоды. Существуют, однако, и другие способы распространения произведений, например, передача экземпляра произведения третьим лицам бесплатно. Типичный пример такого распространения деятельность библиотек.

Наряду с правом на распространение закон особо выделяет исключительное право автора импортировать экземпляры произведения в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения обладателя исключительных авторских прав (право на импорт).

В данном случае за автором закрепляется возможность осуществлять контроль за ввозом на территорию действия его авторских прав экземпляров созданного им произведения, которые изготовлены за границей. Основанием для выделения права на импорт является территориальная ограниченность сферы действия авторских прав. Произведение, которое не охраняется на территории той или иной страны, может там свободно использоваться, в том числе воспроизводиться. Однако, если экземпляры произведения будут доставлены в целях распространения в страну, на территории которой произведение охраняется, это будет нарушением авторских прав.

Право на импорт неразрывно связано с правом на распространение и в известной мере является его детализацией. Право контроля за импортом экземпляров произведения предоставляется автору для того, чтобы он мог более эффективно осуществлять принадлежащее ему право на распространение. Обладая правом на импорт, автор может пресечь нарушение своего права на распространение уже на стадии подготовки его нарушения. Если же ввоз экземпляров произведения не имеет цели их последующего распространения на территории, на которой произведение пользуется правовой охраной, то автор не может запретить их импорт (ввоз в личных целях, для участия в выставке и т.п.).

Следующими имущественными правами автора являются право на публичный показ и на публичное исполнение. Право на публичный показ реализуется в отношении произведений изобразительного искусства, а право на публичное исполнение в отношении музыкальных, драматических, хореографических, литературных и некоторых других произведений.

Под показом произведения понимается демонстрация оригинала или экземпляра произведения непосредственно или с помощью техни-

77


ческих средств, например диапозитива. Исполнением произведения признается его представление посредством игры, декламации, пения, танца как в живом исполнении, так и с помощью технических средств, например экрана.

Для обоих рассматриваемых прав характерен признак публичности, т.е. показ или исполнение должно осуществляться в месте, открытом для свободного посещения.

Передача произведения в эфир или по кабелю предполагают его доведение до сведения наиболее широкой аудитории, что, безусловно, затрагивает особый интерес авторов, нуждающихся в правовой охране. Указанный интерес охраняется посредством закрепления за автором права на передачу произведения в эфир и права сообщать произведение для всеобщего сведения по кабелю. Право на передачу в эфир как особое имущественное правомочие автора характеризуется следующими основными особенностями.

Прежде всего данному праву, как никакому другому, свойствен элемент публичности. Произведение доводится до всеобщего сведения посредством специальных радиосигналов (радиоволн), которые с помощью специальной аппаратуры могут восприниматься самой широкой аудиторией, особенно если такая передача осуществляется через спутник.

Далее, в эфир могут передаваться как уже обнародованные произведения, так и произведения, которые еще не обнародованы. Передачей в эфир признается и прямая трансляция произведения из места его показа или исполнения.

При передаче произведения в эфир оно становится доступным для слухового или зрительного восприятия или того и другого одновременно. Хота для этого необходима специальная аппаратура, с помощью которой принимаются и преобразуются соответствующие сигналы, важно, что между передающей станцией и принимающей антенной нет никаких опосредующих звеньев в виде каких-либо материальных носителей, в частности аудио- и видеокассет, лазерных дисков и т. п.

К праву на передачу в эфир близко примыкает право автора сообщать произведение для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью других аналогичных средств. В основных чертах оно совпадает по содержанию с правом на передачу в эфир. Иным является лишь сам технический метод доведения произведения до сведения публики: произведение передается с помощью сигналов, идущих по кабелю, проводам, оптическим волокнам или иным аналогичным средствам. Соответственно изменяется и состав потенциальных зрителей и слушателей ими могут стать лица, являющиеся подписчиками (абонентами) соответствующих передающих телерадиоцентров.

78


К имущественным правам авторов относятся также право на перевод и право на переработку произведения. В субъективное право на перевод входит возможность автора самому переводить и использовать перевод своего произведения, а также его право давать разрешение на перевод и использование перевода другими лицами. На практике авторы довольно редко переводят произведение сами, поскольку эта работа требует особых знаний и навыков. Поэтому фактически, право на перевод сводится к праву давать согласие на использование произведения в переводе. Запретить перевод произведения в целях личного использования автор не может ни фактически, ни юрвдически.

Свое согласие на перевод автор обычно выражает путем заключения договора с той организацией, которая намерена использовать его произведение в переводе. Данная организация принимает на себя обязанность обеспечить качественный перевод произведения, а также по просьбе автора представить ему перевод для ознакомления (или одобрения).

Право на перевод, по действующему российскому законодательству, признается за автором или его правопреемниками в течение всего срока охраны произведения. Оно не предусматривает возможности выдачи так называемой принудительной лицензии на перевод, которую можно вводить во внутреннее законодательство в соответствии со ст. V Всемирной конвенции об авторском праве.

К праву на перевод близко примыкает право автора переделывать, аранжировать или другим образом переделывать произведение. Оно также включает возможность автора или самому перерабатывать произведение в другой вид, форму или жанр либо давать разрешение на переработку другим лицам.

Создаваемые в результате творческой переработки произведения являются новыми объектами авторского права. Но их использование может осуществляться лишь с согласия авторов оригинальных произведений. Как правило, дача автором согласия на переработку означает и его согласие на использование созданного в результате переработки нового произведения. Однако автор может оставить за собой право на одобрение переработки как предварительное условие ее использования.

Помимо рассмотренных прав авторы обладают и иными правами, связанными с использованием их произведений. Применительно к использованию произведений архитектуры, градостроительства, садо-во-паркового искусства и дизайна закон особо выделяет имущественное право авторов на практическую реализацию соответствующих проектов. Его сущность заключается в том, что всякое практическое воплощение в жизнь произведений архитектурной графики и пластики (эскизов, чертежей, планов, рисунков, макетов и т.п.) может осущест-

79


влягься только с согласия их авторов. В принципе рассматриваемое право является разновидностью права на воспроизведение, поскольку полностью подпадает под его признаки. В результате практической реализации проекта меняется лишь тот материальный носитель, в кагором воплощено произведение архитектуры, градостроительства, садово-паркового искусства или дизайна.

К правомочиям автора принятого архитектурного проекта отнесена также возможность участия »реализации своего проекта при разработке документации на строительство. Возникающие при этом отношения регулируются Законом РФ «Об архитектурной деятельности в РФ» от 17 ноября 1995 г. В указанном Законе подчеркивается, что заказчик и подрядчик, реализующие архитектурный проект, должны привлекать архитектора автора проекта к участию в разработке проектной документации на строительство, а также к авторскому надзору за строительством. Последний осуществляется на основании особого гражданско-правового договора, который заключается между заказчиком и разработчиком проекта.

Авторы произведений изобразительного искусства обладают особым правом следования. Сущность данного права состоит в том, что в каждом случае публичной перепродажи произведения изобразительного искусства по цене, превышающей предыдущую не менее чем на 20%, автор имеет право на получение 5% перепродажной цены (п. 2 ст. 17 Закона об авторском праве).

Основной целью этого права является защита имущественных интересов художников и авторов других произведений изобразительного искусства, которые зачастую, особенно в начале творческого пути, продают свои произведения различного рода перекупщикам значительно дешевле их реальной стоимости. Право на получение части прибыли, выручаемой от перепродажи произведения при переходе его от одного владельца к другому, в известной мере компенсирует ту несправедливость, которая была допущена по отношению к автору вначале.

К числу имущественных прав авторов ранее действовавшее законодательство и наука традиционно относили право на вознаграждение за использование произведения. Новое авторское законодательство, безусловно, также признает за авторами указанное право, хотя в общем перечне авторских правомочий оно прямо не названо. Объясняется это тем, что закон исходит из того, что автор вправе требовать выплаты ему вознаграждения за использование произведения в любой форме и любым способом. Иными словами, предполагается, что каждое из уже рассмотренных правомочий неразрывно связано с правом автора на получение вознаграждения.

В отличие от других прав автора данное право носит не абсолютный,

80


а относительный характер, т.е. действует по отношению к тем лицам, которые 'используют или собираются использовать произведение. В состав права на вознаграждение входит не только «голое» право требовать соответствующих выплат, но и возможность оговорить размер, порядок, срок и другие условия получения вознаграждения. Все эти вопросы решаются в авторских договорах, на основе которых и осуществляется использование произведений.

Вместе с тем закон вьщсляст несколько случаев, когда права авторов на получение вознаграждения лежат за пределами авторского договора.

Во-первых, правом на получение специального вознаграждения обладают авторы служебных произведений. Как уже указывалось, исключительные права на использование служебных произведений принадлежат лицам, с которыми авторы состоят в трудовых отношениях (т. е. работодателям), если только в договорах между ними и авторами не предусмотрено иное. Но по смыслу ст. 14 Закона об авторском праве создатели служебных произведений, по общему правилу, могут претендовать на получение особого вознаграждения, если только из их договоров с работодателями не вытекает иное.

Во-вторых, вне авторского договора реализуется право на вознаграждение и тех авторов, которые передали свои полномочия на использование произведений организациям, управляющим имущественными правами на коллективной основе. Такие организации сами согласовывают с пользователями размер вознаграждения, осуществляют его сбор и распределяют его между обладателями авторских прав пропорционально объему фактического использования произведений.

В-третьих, особый случай выплаты авторского вознаграждения предусматривает ст. 26 Закона об авторском праве, посвященная воспроизведению аудиовизуальных произведений и звукозаписей вличных целях. Распространение, современной звуко- и вилеозаписывающсй аппаратуры создало возможности для простого и дешевого воспроизведения выпущенных в свет произведений. В условиях, когда осуществление надлежащего контроля за этим процессом практически невозможно, Россия вслед за другими странами ввела в свое-законода-тельство правило, разрешающее воспроизведение аудиовизуальных произведений и звукозаписей в личных целях, но с обязательной выплатой вознаграждения авторам, исполнителям и производителям фонограмм. Поскольку же какой-либо индивидуальный контроль за этой сферой невозможен, установлено, что вознаграждение за такое воспроизведение выплачивается изготовителями и импортерами оборудования (аудио- и видеомагнитофонов и т. п.) и материальных носителей (звуко- и видеопленок, компакт-дисков и т.п.), которые используются для такого воспроизведения.

81


Размер вознаграждения и условия его выплаты определяются соглашениями между указанными изготовителями и импортерами, с одной стороны, и организациями, управляющими имущественными правами обладателей авторских и смежных прав на коллективной основе, с другой. В свою очередь, изготовители оборудования и материальных носителей включают выплачиваемое ими вознаграждение в себестоимость выпускаемой ими продукции, что означает повышение ее цены для конкретных потребителей.

В-четвертых, закон предусматривает выплату специального вознаграждения автору музыкального произведения (с текстом или без текста) за публичное исполнение его произведения при публичном исполнении аудиовизуального произведения (п. 3 ст. 13 Закона об авторском праве). Данное право предоставляется лишь тем композиторам, которые создали музыкальное произведение специально для аудиовизуального произведения (например, кинофильма), и сущность его сводится к тому, что нараду с тем вознаграждением, которое они получают как создатели аудиовизуального произведения, им причитается особое вознаграждение за каждое исполнение их музыкальных произведений при демонстрации кинофильма или фрагментов из него.

Таковы основные права авторов творческих произведений. Как видим, они достаточно разнообразны и охраняют как личные, так и имущественные интересы создателей произведений. Вместе с тем права авторов в отношении созданных ими произведений не безграничны. Одним из принципов авторского права является сочетание интересов авторов с интересами общества в целом. Одним из наиболее ярких проявлений этого принципа является установление в Законе случаев так называемого свободного использования авторских произведений.

Свободное использование произведения. Оно известно законодательству всех государств мира и прямо допускается международными конвенциями по авторскому праву. Особенностью советского авторского законодательства было то, что закрепленные им изъятия из сферы авторского права превышали все допустимые в цивилизованном обществе пределы. В частности, допускалась свободная переработка произведений; воспроизведение любых выпущенных в свет произведений в кино, на радио и на телевидении; воспроизведение любых материалов газетами и т.п. Наличие этих и некоторых других изъятий из сферы авторско-правовой охраны объяснялось различными причинами, но суть, в конечном счете, сводилась к оправданию их существования ссылками на особую социалистическую природу отношений автора и общества.

Ныне действующее законодательство вводит случаи свободного использования произведений в цивилизованные рамки, согласующиеся

82


с международными стандартами. Прежде чем дать им краткую характеристику, отметим следующие общие положения.

Во-первых, изъятия из правил охраны касаются лишь правомерно обнародованных произведений. Если произведение еще не сделано автором доступным для всеобщего сведения или если это произошло без его согласия, оно может использоваться только с разрешения автора.

Во-вторых, изъятия из авторского права не затрагивают личных неимущественных правомочий авторов. Иными словами, при любом использовании произведений их создателям гарантируется охрана права авторства, права на имя и права на защиту репутации автора.

В-третьих, свободное использование произведений допускается лишь при условии, что этим не наносится ущерб их нормальному использованию и не ущемляются законные интересы авторов. При установлении конкретных изъятий из авторского права подчеркивается, что использование произведения возможно лишь в том объеме, который оправдан целью данного изъятия.

В-четвертых, установленные законом ограничения авторских прав носят исчерпывающий характер и не подлежат ни расширительному толкованию, ни дополнению подзаконными актами или судебной практикой.

Переходя к анализу конкретных изъятий из сферы авторского права, отметим, что многочисленные случаи таких изъятий можно объединить в пять относительно самостоятельных групп, которые включают близкие по целям случаи свободного использования.

Первую из них образуют те вицы свободного использования произведений, объединяющим признаком которых является необходимость обеспечения доступа к произведениям в целях свободного распространения информации. Сюда относятся: цитирование отрывков из произведений с научной, полемической, критической или информационной целью в объеме, оправданном целью цитирования (п. 1 ст. 19 Закона об авторском праве); использование произведений или отрывков из них в качестве иллюстраций в изданиях, в радио- и телепередачах^учебного характера (п. 2 ст. 19 Закона об авторском праве); воспроизведение в газетах, передача в эфир или по кабелю опубликованных в газетах и журналах статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, когда такое воспроизведение, передача в эфир или по кабелю не были специально запрещены автором (п. 3 ст. 19 Закона об авторском праве); то же самое касается публично произнесенных политических речей, обращений, докладов и т.п. в объеме, оправданном информационными задачами (п. 4 ст. 19 Закона об авторском праве); воспроизведение произведений в обзорах текущих событий средствами фотографии, путем передачи в эфир и т.п., если

83


произведения становятся увиденными или услышанными в ходе освещения таких событий (например, в ходе репортажа об открывшейся выставке или состоявшемся концерте) (п. 5 ст. 19 Закона об авторском праве); воспроизведение, передача в эфир или по кабелю произведений архитектуры, изобразительного искусства, фотографии, которые постоянно расположены в местах, открытых для свободного посещения (например, запечатлсние в кадрах фильма, эпизоды которого сняты на улицах города, охраняемого архитектурного произведения) (ст. 21 Закона об авторском праве).

Вторую группу изъятий из сферы авторского права составляют случаи свободного репродуцирования опубликованных произведений в единичных экземплярах без извлечения прибыли (ст. 20 Закона об авторском праве). Это разрешается делать библиотекам и архивам для восполнения, замены утраченных и испорченных экземпляров, а также предоставления экземпляров произведения другим библиотекам, утратившим по каким-либо причинам произведения из своих фондов. Далее, те же библиотеки и архивы могут репродуцировать отдельные статьи и малообъемные произведения, которые опубликованы в сборниках, газетах и других периодических изданиях, а также короткие отрывки из письменных произведений, если это делается по запросам физических лиц в учебных и исследовательских целях. Наконец, образовательные учреждения для проведения аудиторных занятий могут репродуцировать отдельные статьи и маяообъемныс произведения, опубликованные в сборниках и периодических изданиях, а также короткие отрывки из письменных произведений.

Третья группа случаев свободного использования произведений включает публичное исполнение музыкальных произведений во время официальных и религиозных церемоний, а также похорон в объеме, оправданном характером таких церемоний. Кроме того, допускается воспроизведение произведений для судебного производства в объеме, оправданном этой целью (ст. 22, 23 Закона об авторском праве).

Четвертая группа изъятий из сферы авторского права касается некоторых случаев использования программ для ЭВМ и баз данных, а также производства записей краткосрочного использования, осуществляемых организациями эфирного вещания. В частности, пользователь программы для ЭВМ или базы данных может осуществлять их «адаптацию», т. е. вносить в них изменения в целях обеспечения функционирования программы или базы данных на конкретных технических средствах пользователя. Указанные действия должны быть обусловлены исключительно техническими причинами. Далее, Закон допускает изготовление копии программы для ЭВМ или базы данных для архивных целей или для замены правомерно приобретенного экземпляра в случае его

84


утраты или уничтожения. Что касается организаций эфирного вещания, то им разрешается делать запись краткосрочного пользования того произведения, в отношении которого организация получила право на передачу его в эфир. Производство такой записи рассматривается как чисто технический прием, с одной стороны, обеспечивающий сохранность произведения, а с другой—облегчающий органам эфирного вещания составление графика своих передач.

Наконец, пятую группу случаев свободного использования произведений образует их использование исключительно в личных целях. Строго говоря, в данном случае вообще нет использования произведения в том смысле, какой в него вкладывается законодательством, т.е. использование в виде промысла. Читая приобретенную книгу, слушая грамзапись или делая для себя перевод чужого произведения, лицо не использует произведение, а удовлетворяет с его помощью свои потребности. Такое «использование» невозможно ни проконтролировать, ни как-либо регламентировать. Вместе с тем по прямому указанию Закона даже в личных целях могут использоваться только с согласия автора произведения архитектуры в форме строительства зданий и сооружений, базы данных и программы для ЭВМ (кроме указанных выше случаев) и книги (нотные записи) в полном объеме путем репродуцирования.

§ 4. Авторские договоры

Общие положения. Использование произведения автора другими лицами (пользователями) осуществляется на основании авторского договора, кроме случаев, специально указанных Законом. Договорная форма использования произведений в большей степени, чем какая-либо другая, обеспечивает реализацию и охрану как личных, так и имущественных прав автора. Отвечает она и интересам пользователей, поскольку они приобретают определенные права по использованию произведений, которых не имеют другие лица, и в связи с этим могут окупить свои затраты по воспроизведению и распространению произведений и получить прибыль. В конечном счете в договорном использовании произведений заинтересовано и общество в целом, поскольку такой порядок стимулирует творческую активность его членов и способствует умножению духовного богатства общества.

Действующее авторское законодательство не содержит определения авторского договора, однако анализ его норм позволяет сформулировать следующее определение: по авторскому договору автор передает или обязуется передать приобретателю свои права на использование произведения в пределах и на условиях, согласованных сторонами. Авторский договор носит гражданско-правовой характер и является самосто-

85


ягельным в раду других гражданско-правовых договоров. Данный вывод имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. В частности, он означает, что на авторско-договорные отношения распространяются как общие положения гражданского права, например правила о формах и условиях действительности сделок, так и соответствующие нормы обязательственного права, касающиеся, например, порядка заключения и исполнения договоров, ответственности за их нарушение и т. п.

По общему правилу, авторский договор носит консенсуальный, взаимный и возмездный характер. На протяжении многих лет в российской юридической литературе продолжается спор о природе авторского договора. Суть разногласий сводится к вопросу о том, уступает ли автор контрагенту свои имущественные права на произведение или лишь разрешает его использование на определенных условиях. В этой связи в литературе выдвинуты и подробно обоснованы теория уступки (передачи) и теория разрешения'. Действующим законодательством, в котором неоднократно подчеркивается возможность перехода права на использование произведения от автора к другим лицам, данный спор однозначно решен в пользу теории уступки прав.

Современное российское авторское право исходит из принципа свободы авторского договора, в соответствии с которым стороны сами определяют свои взаимные права и обязанности и оговаривают иные условия договора. Вместе с тем Закон предъявляет к авторским договорам некоторые требования, сформулированные в ввде диспозитив-ных и императивных правил. Первые из них вступают в действие тогда, когда в договоре не решены те или иные вопросы. В качестве примера можно привести правило о том, что действие передаваемого по договору права ограничивается территорией Российской Федерации, если в авторском договоре отсутствует условие о территории, на которую передается право.

Императивные правила либо запрещают вводить в авторские договоры определенные условия, либо предписывают решение отдельных вопросов при выборе сторонами конкретного варианта своих взаимоотношений из числа возможных. Например, Закон заранее объявляет недействительным условие авторского договора, которым автор ограничивается в создании в будущем произведений на данную тему или в

* Об этом см. подр.: Гаврилов Э. П. Указ. соч. С. 196—203; Савельева И. В. Правовое регулирование отношений в области художественного творчества. М., 1986. С. 105—111; Клык Н.Л. Охрана интересов сторон по авторскому договору. Красноярск, 1987. С. 12—16; Юрченко А. К. Издательский договор. Л., 1988. С. 6—17; и ДР.

86


данной области. Примером императивной нормы предписывающего характера^можст служить требование обязательного установления максимального тиража произведения, если в авторском договоре об издании или ином воспроизведении произведения вознаграждение определено в ввде фиксированной суммы.

Ввды авторских договоров. Выступая в качестве особого вица гражданско-правового договора, авторский договор, в свою очередь, подразделяется на ряд разновидностей, каждая из которых имеет свои особенности. *

Прежде всего авторские договоры делятся на группы в зависимости от вида произведений, по поводу которых они заключаются. Выделяются, в частности, авторские договоры на создание и использование литературных, музыкальных, аудиовизуальных, архитектурных и других произведений. Даже если указанные договоры предусматривают один и тот же способ использования произведений, вид последних оказывает определенное влияние на содержание самого договора.

В зависимости от того, является ли предметом авторского договора уже готовое произведение или произведение, которое еще только необходимо создать, различаются авторские договоры заказа и авторские договоры на готовое произведение. Авторский договор заказа подробно регламенгирусттребования, предъявляемые к будущему произведению, в частности устанавливает его жанр, назначение, объем и другие параметры, определяет сроки и форму представления работы заказчику, порядок устранения замечаний, предусматривает право автора на получение аванса и т. п. В тех случаях, когда предметом договора является уже готовое произведение, оно обычно рассматривается и одобряется пользователем до заключения договора. Поэтому все указанные выше вопросы для данного договора значения не имеют, и основное внимание уделяется проблеме использования произведения.

Авторские договоры могут быть связаны с использованием еще не обнародованного произведения или произведения, которое уже доведено до всеобщего сведения. Как правило, это оказывает существенное влияние на такие условия договора, как размер авторского гонорарами форма его выплаты. Авторы необнародованных произведений обычно получают особое вознаграждение за предоставление пользователю права на первое ознакомление публики с произведением. Специфической чертой договора, связанного с повторным использованием произведения, является право автора на внесение исправлений и изменений в созданное им произведение.

В зависимости от того, становится ли приобретатель авторских прав по договору единственным их обладателем или не становится, авторские договоры подразделяются на договоры о передаче исключительных

87


прав и договоры о передаче неисключительных прав. Авторский договор о передаче исключительных прав разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются, и дает такому лицу право запрещать подобное использование произведения другим лицам. По авторскому договору о передаче неисключительных прав пользователю разрешается использовать произведение наравне с самим автором и другими лицами, получившими от автора разрешение на использование произведения аналогичным способом. Согласно п. 4 ст. 30 Закона об авторском праве, передаваемые по авторскому договору права считаются неисключительными, если в договоре прямо не установлено иное.

Наконец, большое практическое значение имеет подразделение авторских договоров в зависимости от способа использования произведения. Наиболее распространенным видом авторского договора является издательский договор. В рамках данного договора осуществляется издание и переиздание любых произведений, которые могут бьпь зафиксированы на бумаге, т.е. произведений литературы (научных, художественных, учебных и т.п.), драматических, сценарных, музыкальных произведений, произведений изобразительного искусства и т. д. Издательский договор наиболее полно урегулирован действующим законодательством и исследован юридической наукой. Нередко выводы, которые первоначально делаются на базе применения норм об издательском договоре, а также сложившейся практики разрешения споров, впоследствии распространяются и на другие авторские договоры.

Постановочный договор заключается тогда, когда основным способом использования произведения является его публичное исполнение. Его предметом могут быть драматические произведения, музыка или либретто оперы, балета, оперетты, музыка к драматическому спектаклю и т. п., которые используются театрально-зрелищными организациями (театрами, филармониями, цирками, концертными организациями и т.д.) путем постановки на сцене. В настоящее время постановочный договор должен заключаться пользователями в отношении как необнародованных, так и обнародованных произведений.

Сценарный договор это договор, который регламентирует отношения, связанные с использованием текста, по которому снимается кинофильм, телефильм, делается радио- или телепередача, проводится массово-зрелищное мероприятие и т.д. Сценарный договор близок к постановочному договору, из рамок которого он постепенно выцедился в самостоятельный ввд. Их основное различие заключается в том, что литературный сценарий в стстичие, например, от драматического произведения используется не в своем неизменном вице, а служит основой

88


для создания более приближенного к нуждам кинематографа, телевидения или радио режиссерского сценария, по которому, собственно, и ставится фильм или делается передача. В этом смысле сценарный договор предполагает, что произведение (сценарий) можстбьпъ использовано в измененном виде.

Договор о депонировании рукописи регулирует условия и порядок обнародования и последующего использования произведения, которое помещается на хранение в специальный информационный орган. Обычно путем депонирования используются научные произведения, представляющие интерес лишь для ограниченного круга специалистов, по запросам которых им предоставляются копии депонированных произведений или их отдельных частей.

Договор художественного заказа опосредует отношения, связанные с созданием произведений изобразительного искусства в целях их публичной демонстрации. Его предметом являются разнообразные произведения изобразительного искусства, которые изготавливаюгс» авторами по заказам организаций и частных лиц и переходят в собственность последних. Владельцы произведений (материальных носителей) вправе распоряжаться ими по своему усмотрению, но при условии уважения авторских прав создателей авторских произведений.

Договор об использовании в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства имеет своей задачей урегулирование вопросов, возникающих в связи с тиражированием в промышленности оригинальных произведений декоративно-прикладного искусства. Он заключается лишь с внештатными художниками предприятий, произведения которых принимаются к использованию. Авторы получают вознаграждение как за сам факт создания произведения, принятого к использованию, так и за последующее тиражирование в зависимости от объема использования.

Договор о публичном исполнении (публичном показе, сообщении для всеобщего сведения путем передачи в эфир или по кабелю) разрешает использование литературных, музыкальных, драматических и иных произведений путем их исполнения, показа или передачи для всеобщего сведения в эфир или по кабелю как непосредственно, так и с помощью различных технических средств. Подобные договоры в форме выдаваемых пользователям лицензий заключаются чаще всего организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе. Закон требует, чтобы условия таких лицензий были одинаковыми для всех пользователей одной категории. Кроме того, указанные организации не вправе отказать в выдаче лицензии пользователю без достаточных на то оснований.

Названными вицами авторских договоров не исчерпывается все их

89


многообразие, которое определяется способами использования произведений. Каждый виц авторского договора имеет свои особенности, обусловленные как спецификой произведения, являющегося его предметом, так и способами его использования.

Элементы авторского договора. Субъектами авторского договора являются автор или его правопреемник, с одной стороны, и пользователь произведения, с другой. Совершеннолетние дееспособные авторы заключают авторские договоры самостоятельно либо действуют через поверенных и агентов. За малолетних (недееспособных) авторов авторские договоры подписывают их родители (опекуны). Несовершеннолетние авторы в возрасте от 14 до 18 лет осуществляют свои авторские права (в том числе заключают авторские договоры) самостоятельно, без контроля родителей и попечителей.

Авторские договоры по поводу использования коллективных произведений заключаются со всеми соавторами. При этом все они могут принимать участие в согласовании условий и подписании договора либо это может быть поручено ими одному из соавторов. При подготовке сборника соответствующие договоры должны заключаться не только с составителем, но и с авторами всех охраняемых законом произведений, включаемых в сборник.

После смерти автора договор об использовании произведения заключается с его наследниками по закону или завещанию, обладающими гражданской дееспособностью. Если наследников несколько, для заключения авторского договора необходимо их общее согласие. Возникший спор между наследниками разрешается в судебном порядке по иску любого из них.

Другой стороной авторского права выступает пользователь произведения, т.е. специализированная организация, основной функцией которой является осуществление издательской, театрально-зрелищной, выставочной или иной аналогичной деятельности. В роли пользователя может выступать и индивидуальный предприниматель, имеющий право заниматься воспроизведением и распространением произведений как самостоятельным видом предпринимательства.

Иногда договорные отношения по поводу творческих произведений устанавливаются между авторами этих произведений и лицами, которые приобретают права на эти произведения не для последующего их использования в коммерческих целях, а для удовлетворения собственных нужд (заказ на художественное оформление интерьера, создание памятника, написание портрета и т. п.). Указанные договоры ни в коей мере не противоречат действующему законодательству, однако носят не авторский, а подрядный характер, хотя сам творческий результат, безусловно, охраняется нормами авторского права.

90


Права, приобретенные по авторскому договору, пользователь может переуступать другим лицам лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором (п. 4 ст. 31 Закона об авторском праве).

Предметам авторского договора являются имущественные права, которые создатель произведения переуступает пользователю (ст. 30 Закона об авторском праве). Поскольку, однако, по авторскому договору передаются права на использование конкретного произведения, в теории авторского права в качестве предмета договора нередко рассматривается и само произведение, которое в точном смысле выступает, конечно, не предметом, а объектом авторского договора. Как бы то ни было, при заключении авторского договора должны быть конкретно согласованы и вопрос о видах и характере передаваемых по договору прав, и вопрос о том произведении, в отношении которого действуют эти права.

Все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются не переданными (п. 2 ст. 31 Закона об авторском праве). Кроме того, предметом авторского договора не могут быль права на использование произведения, неизвестные на момент заключения договора. В последнем случае имеются в виду права, связанные с новыми, пока еще неизвестными способами использования произведения, но которые могут появиться в дальнейшем.

Срок в авторском договоре имеет несколько значений. Прежде всего стороны свободны в определении срока, на который передаются права на использование произведения. В принципе, пользователь может приобрести авторские права на произведение на весь срок его охраны, хотя бы данный срок и не мог быть конкретно определен на момент заключения договора. Не исключается также заключение авторских договоров с неопределенным сроком. Это прямо следует из п. 1 ст. 31 Закона об авторском праве, где установлено, что при отсутствии в авторском договоре условия о сроке, на который передастся право, договор может быть расторгнут автором по истечении пяти лет с даты его заключения. В данном случае автор лишь должен письменно уведомить пользователя о своем желании расторгнуть договор»за шесть месяцев до этого.

Наряду с общим сроком действия в авторском договоре обычно указываются сроки выполнения сторонами принятых обязательств. Так, в авторском договоре заказа фиксируется срок, в течение которого автор принимает на себя обязанность создать и передать пользователю заказанное ему произведение. Целесообразно определение в договоре и конкретного срока рассмотрения пользователем представленного ему произведения. Если пользователь принял на себя обязанность по использованию произведения, в авторском договоре должен быть указан

91


конкретный срок ее выполнения. Как правило, этот срок является более коротким по сравнению с общим сроком действия авторского договора и исчисляется с момента одобрения произведения пользователем.

Цена авторского договора представляет собой то авторское вознаграждение, которое пользователь должен уплатить автору за приобретенные по договору права на использование произведения. Закон ориентирует на то, чтобы вознаграждение определялось в вице процента от дохода за соответствующий способ использования произведения. Если это невозможно в связи с характером произведения или особенностями его использования, вознаграждение может быть определено в виде фиксированной в договоре суммы или иным образом (п. 3 ст. 31 Закона об авторском праве). На практике, однако, по раду причин преобладает применение фиксированных ставок (например, цена за один авторский лист), увязанных с объемом использования произведения.

Цена авторского договора определяется по свободному усмотрению сторон. Данное правило не знает исключений и действует даже тогда, когда Правительством РФ установлены минимальные ставки авторского вознаграждения за отдельные вицы использования произведений'. Указанные минимальные ставки применяются лишь тогда, когда иное не определено в договоре между автором и пользователем.

В соответствии со ст. 32 Закона об авторском праве авторские договоры должны заключаться в простой письменной форме. Чаще всего договор заключается путем составления сторонами единого документа. Обычно издательства, театры, студии и иные организации, использующие произведения, имеют разработанные с учетом требований закона стандартные бланки договоров, которые заполняются и подписываются сторонами.

Письменная форма не обязательна, однако, для договоров об использовании произведений в периодической печати. О заключении договора может свидетельствовать извещение автора редакцией о принятии рукописи к опубликованию либо сам факт опубликования произведения.

При продаже экземпляров программ для ЭВМ и баз данных и предоставлении массовым пользователям доступа к ним допускается применение особого поряцка заключения договоров, установленного Законом РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных». В частности, ст. 14 указанного Закона предусматривает возможность из-

' См., напр.: постановление Правительства РФ «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» от 21 марта 1994 г. № 218 // Собрание актов РФ. 1994. № 13. Ст. 994.

92


ложения типовых условий договора на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ и баз данных.

Что касается договоров об уступке (передаче) прав на программу для ЭВМ или базу данных, то они, помимо письменного оформления, могут, а в некоторых случаях должны бьпъ зарегистрированы в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем. Согласно п. 5 ст. 13 Закона РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» обязательной регистрации в указанном Агентстве подлежат договоры о полной уступке всех имущественных прав на зарегистрированную в Агентстве программу для ЭВМ или базу данных. Договоры о передаче имущественных прав на зарегистрированную или незарегистрированную компьютерную программу или базу данных могут бьпъ зарегистрированы в Агентстве по соглашению сторон.

Содержание авторского договора. Его образуют права и обязанности автора и пользователя произведения, которые корреспондируют друг другу. Поскольку Закон об авторском праве содержание авторского права практически не регламентирует, данный вопрос решается в основном по усмотрению самих сторон. Положение осложняется тем, что различные виды авторских договоров имеют несовпадающее содержание. Так, права и обязанности сторон по авторскому договору заказа существенно отличаются от прав и обязанностей сторон по договору о передаче для использования готового произведения, содержание договора об использовании произведения в неизменном вице не совпадает с содержанием договора, предполагающего переработку произведения в другой вид или жанр, и т. п. Поэтому вопрос о содержании авторского договора будет рассмотрен лишь в самом общем вице с учетом сложившейся практики.

Основные обязанности автора, как правило, сводятся к следующему. Прежде всего автор должен создать и передать пользователю произведение, которое соответствует условиям заключенного договора. Так, литературное произведение должно отвечать установленному в договоре заказа виду литературы, жанру, назначению, иметь согласованный с издательством объем и т.д.

Автор обязан лично выполнить заказанную ему работу. Привлечение к работе над произведением других лиц, изменение состава соавторов могут производиться только с согласия заказчика, что обычно оформляется составлением нового или изменением прежнего договора. Для выполнения работ технического характера, например сбора материала, подстрочного перевода и т.п., автор может за свой счет привлекать любых лиц, не спрашивая согласия заказчика.

Автор должен представить заказанное ему произведение в определенный договором срок. По смыслу закона и в соответствии со сложившейся

93


практикой автор может представить произведение досрочно, если только в договоре не предусмотрено иное. Произведение должно быть передано заказчику в готовом для использования вице, в частности в комплекте всех оговоренных договором элементов. Соглашением сторон может предусматриваться передача произведения по частям. Наконец, передаваемое произведение должно быть надлежащим образом оформлено, представлено в предусмотренном договором числе экземпляров и сдано компетентному представителю заказчика. Для предотвращения возможных споров сдачу-приемку произведения следует оформлять соответствующим письменным документом, например особой распиской.

Следующей обязанностью автора является доработка произведения по требованию заказчика. Решение о необходимости доработки произведения принимается заказчиком по результатам рассмотрения произведения, когда оно в целом отвечает условиям договора, но требуется внесение в него исправлений, изменений, уточнений или дополнений. Например, пользователь может настаивать на сокращении объема произведения до установленного договором размера, устранении повторов или явно ошибочных положений и т. п.

. Обязанностью автора является его участие в подготовке произведения к использованию. Содержание данной обязанности зависит от вица произведения и способа его использования. Так, согласно издательскому договору автор обязан по требованию издательства без особого вознаграждения читать (просматривать) корректуру произведения в согласованные сторонами сроки, с учетом графиков движения книжных изданий в производстве.

Наконец, в течение всего срока действия авторского договора о передаче исключительных прав автор не вправе без согласия другой стороны передавать третьим лицам указанное в договоре произведение или часть его для использования тем же способом и в установленных договорам пределах. Данная обязанность возникает для автора в момент заключения договора и действует в течение всего срока договора.

Пользователь произведения обычно принимает на себя следующие обязанности. В первую очередь он должен принять и рассмотреть представленное автором произведение. Принятие произведения означает проверку качества его оформления и комплектности, которая осуществляется в порядке, установленном конкретным договором. Принятое произведение должно быть рассмотрено пользователем по существу в установленный договором срок. В течение этого срока пользователь должен письменно известить автора либо об одобрении произведения, либо о его отклонении по основаниям, предусмотренным договором, либо о необходимости внести в произведение поправки с точным указанием существа требуемых исправлений в пределах условий договора.

94


Приобретая по договору права на использование произведения, пользователь обязан обеспечить соблюдение всех личных неимущественных прав автора. В авторских договорах обычно указывается, что пользователь не может без согласия автора вносить в произведение никакие изменения, в частности сокращать его объем, снабжать произведение предисловиями, послесловиями, комментариями и т.п. Однако при заключении договора автор может дать согласие на изменение своего произведения. Например, автор может заранее согласиться с тем, что его работа будет иллюстрироваться художником, снабжена предисловием и т.п. В этом случае согласие автора не может быть отозвано в одностороннем поряцке.

В качестве особой обязанности пользователя должна быть выделена его обязанность привлечь автора к работе по подготовке произведения к использованию. Выше отмечалось, что автор должен по требованию пользователя содействовать выпуску произведения в свет. Одновременно это обычно является и правом автора. Поэтому, если пользователь не привлекает автора к данной работе, автор может сам настоять на этом. Так, в издательском договоре на литературное произведение обычно не только указывается, что автор обязуется по требованию издательства читатысорректуру, но и подчеркивается, что издательство обязуется по требованию автора предоставить ему возможность читать корректуру. Осуществляя данное право, автор контролирует соблюдение контрагентом его права на защиту репутации.

Закон об авторском праве не возлагает на приобретателей авторских прав обязанность по реальному использованию произведения, что едва ли может рассматриваться в качестве достоинства данного Закона. Поэтому, если автор заинтересован в том, чтобы его произведение было доведено до сведения публики, он должен сам позаботиться о включении в авторский договор условия, обязывающего пользователя использовать произведение оговоренными в договоре способами и в определенном объеме. Целесообразным, безусловно, является и указание в договоре конкретного срока, в течение которого пользователем должна быть выполнена эта обязанность.

Поскольку авторский договор носит возмездный характер, на пользователе лежит обязанность по выплате автору вознаграждения за использование произведения. Размер, форма, сроки и порядок выплаты авторского вознаграждения определяются самими сторонами. Наряду с выплатой согласованного гонорара пользователь может принимать на себя обязанность по компенсации автору дополнительных расходов, связанных, например, с его командированием в другую местность для сбора материала, участием в работе съемочной группы и т. п.

Наряду с рассмотренными обязанностями в авторских договорах могут предусматриваться и некоторые другие обязанности как авторов,

95


так и пользователей (участие автора в работе по подготовке произведения к переизданию, предоставление автору определенного числа бесплатных экземпляров произведения и т.д.).

Ответственность но авторскому договору. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по авторскому договору стороны несут ответственность, которая, будучи гражданско-- правовой по своей сути, обладает специфическими особенностями. Во-первых, спектр возможных мер принуждения сторон к исполнению лежащих на них обязанностей здесь значительно уже, чем в других гражданско-правовых обязательствах. Основные обязанности сторон авторского договора не могут быть исполнены под принуждением. Нельзя принудительно заставить автора создать и представить пользователю произведение, равно как невозможно принудить пользователя к использованию произведения. Поэтому принуждение в данной сфере обычно ограничивается расторжением авторского договора, возвращением сторон в первоначальное положение, взысканием убытков и некоторыми другими мерами.

Во-вторых, далеко не все меры, которые применяются к нарушителям договорных обязательств и которые на практике именуютсямерами ответственности, являются ответственноеяы& в ее тачном юридическом смысле. В самом деле, принудительно!» взыскание обусловленного договором гонорара, возврат аванса в связи с непредставлением произведения, одностороннее расторжение договора в связи с допущенным нарушением и т.д. все эти меры не возлагают на нарушителя каких-либо дополнительных обременении и потому в точном смысле ответственностью считаться не могут.

В-третьих, важной особенностью ответственности за нарушение авторского договора является то, что ответственность автора, с одной стороны, и ответственность пользователя—с другой, не совпадают между собой ни по основаниям, ни по объему. В частности, ответственность автора основывается на общем принципе ответственности за вину и в авторских договорах заказа ограничивается обязанностью возместить реальный ущерб, причиненный заказчику. Иные убытки, возникшие у заказчика, в частности упущенная выгода, возмещению не подлежат. Что же касается пользователей, то они в большинстве случаев отвечают независимо от своей вины в неисполнении обязанностей по договору (п. 3 ст. 401 ГК), причем отвечают перед авторами в полном объеме.

В-четвертых, действующее авторское законодательство не содержит специальных норм об ответственности сторон авторского договора, за исключением того, что им установлен предельньй размерответствен-ности автора по авторскому договору заказа. Это означает, чтостороны


могут предусматривать в договоре любые основания и формы ответственности, яе противоречащие гражданскому законодательству.

Как правило, ответственность автора наступает за следующие нарушения договорных обязательств:

просрочку в представлении произведения пользователю;

выполнение заказанной работы не в соответствии с условиями договора или недобросовестно;

отказ от внесения в произведение исправлений, предложенных пользователем в порядке и в пределах, установленных договором;

нарушение обязанности лично создать произведение;

передачу прав на использование произведения или его части третьим лицам без согласования с пользователем.

В свою очередь, пользователь обычно отвечает за нарушение обязанностей по:

использованию произведения, если такая обязанность предусмотрена договором;

обеспечению сохранности материального носителя, в котором воплощено произведение (например, уничтожение или шфча картины, скульптуры, произведения декоративно-прикладного яеавдвства и т. п.);

соблюдению личных неимущественных прав авторе, вчастности обеспечению целостности и неприкосновенности произведения;

выплате автору причитающегося по договору вознаграждения;

воздержанию от передачи прав по использованию произведения третьим лицам, если авторский договор этого пряма ж допускает.

Авторским договором может предусматриваться ответственность за нарушение сторонами и иных принятых по договору обязательсяю.

Прекращение —горского договора. Основания, условия и последствия прекращения авторского договора регламентированы как общими положениями гражданского законодательства (гл. 26 ГК), так и некоторыми специальными нормами авторского права.

Большинство авторских договоров прекращается в результате истечения срока их действия. Обычно за этот период стороны исполняют свои обязанности по договору, что в соответствии со ст. 408 ГК выступает самостоятельным основанием прекращения договорных обязательств. Но истечение срока договора прекращает его действие и тогда, когда произведение фактически не использовано заказчиком, независимо оттого, какими причинами это вызвано. Конечно, стороны своим дополнительным соглашением могут продлить срок действия договора, но если автор против этого возражает, договор прекращается.

Авторский договор может предусматривать возможность досрочного прекращения его действия в связи с отказом пользователя от дальнейшего использования произведения. Например, издательство, опубликовавшее произведение, может быть не заинтересовано в его


переиздании, хотя бы согласно договору могло делать это неограниченное число раз в пределах срока его действия. Письменный отказ издательства от переиздания равнозначен прекращению договора и дает автору право распорядиться произведением по своему усмотрению.

Авторский договор может быть прекращен также по взаимному соглашению сторон, в там числе соглашением о замене одного обязательства другим (изменение предмета договора, способов использования произведения и т.д.).

Основанием прекращения авторского договора может быть смерть автора или ликвидация юридического лица, выступавшего в качестве пользователя. Смерть автора прекращает существующее обязательство постольку, поскольку исполнение, т.е. создание и доработка произведения, не может быть осуществлено без личного участия самого автора. Если же произведение уже практически готово для использования, для прекращения договора нет достаточных оснований.

В случаях, предусмотренных договором, он может быть прекращен по одностороннему заявлению той или другой стороны в связи с существенным нарушением контрагентом условий договора.

Порядок прекращения авторского договора в связи с рассмотренными и некоторыми иными основаниями специально авторским законодательством не урегулирован. Иногда, например при истечении срока действия договора, это происходит автоматически; в других случаях оформляется особым соглашением сторон; в третьих делается на основе заявления одной из сторон. В случае, если какая-либо из сторон нс согласна с расторжением договора или тем основанием, по которому оно производится, спор передается на рассмотрение суда.

Общим последствием прекращения действия авторского договора является отпадение прав и обязанностей сторон.

§ 5. Охрана смежных прав

Общие положения. Наряду с охраной прав авторов произведений науки, литературы и искусства российское авторское право признает и охраняет права исполнителей, производителей фонограмм и организаций эфирного и кабельного вещания. Права указанных лиц ввиду их близости и тесной связи с правами авторов именуются смежными правами.

Смежные права стали охраняться в нашей стране лишь с 4 августа 1992 г., когда на территории РФ были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Общие нормы Основ 1991 г. получили развитие в Законе об авторском праве, посвятившем смежным правам специальный раздел, в котором уточнен состав охраняемых смежных прав.

Необходимость охраны такой разновидности смежных прав, как

98


права артистов-исполнителей и режиссеров-постановщиков, признавалась большинством российских специалистов уже давно1. Однако мнения относительно возможных форм охраны результатов исполнительского творчества разделились. По мнению одной группы ученых2, в результате творческой деятельности исполнителей создается новый объект авторского права произведение исполнительского искусства, права на который должны охраняться в рамках авторского права в его узком смысле. С точки зрения других ученых3, говорить о создании артистами-исполнителями новых произведений, при всем уважении к их труду, было бы явной натяжкой. Действительно, результаты творческой деятельности исполнителей заслуживают общественного признания и охраны, однако последняя может быть обеспечена только на основе конструирования специального института смежных прав. Именно эта вторая точка зрения, в справедливости которой, среди прочего, убеждает зарубежный и международный опыт охраны прав исполнителей, и была в конечном счете воспринята российским законодательством.

Помимо прав исполнителей к смежным правам законодатель, следуя логике Римской конвенции 1961 г., отнес права производителей фонограмм, а также организаций эфирного и кабельного вещания. Указанных субъектов объединяет то, что именно благодаря их деятельности произведения, предназначенные для публичного исполнения, становятся доступными не только непосредственным слушателям и зрителям, но и более широкой публике, что большей частью соответствует интересам самих авторов. Кроме того, при использовании авторских произведений интересы этих трех групп субъектов, а также авторов произведений настолько тесно и взаимно переплетаются, что в данном случае оказалась недостаточной традиционная модель взаимоотношений обладателей авторских прав и пользователей произведений.

Реальная жизнь потребовала предоставления указанным пользователям произведений особых прав, которые хота и производны от прав авторов, однако не сводятся к правам, полученным от авторов по заключенным с ними договорам. При этом, если вопрос о природе прав

См., напр.: Серебровский В. И. Указ. соч. С. 86—88; Антимонов B.C., Флей-шиц Е. А. Указ. соч. М., 1957. С. 93; Иоффе О. С. Советское гражданское право. В 3-х т. Т. 3. Л., 1965. С. 33—34; Ионас В. Я. Произведения творчества в гражданском праве. С. 73—85; и др.

См., напр.: Ионас В.Я.Указ. соч. С. 82—83 и др.

См., напр.: Мартемьянов В. С. Охрана прав исполнителей: проблемы создания исполнительского права // Советское государство и право. 1984. № 6. С. 69

и др.


артистов-исполнителей еще может дебатироваться, то совершенно ясно, что права создателей фонограмм (звукозаписей), а также вещательных организаций не носят авторского характера. В отличие от исполнителей, деятельности которых свойственно творческое начало, изготовители фонограмм и организации эфирного и кабельного вещания осуществляют техническую деятельность, в результате которой никакого нового произведения не создается. Однако благодаря связи и сходству с правами авторов права этих лиц справедливо именуются смежными.

Существенной особенностью большинства смежных прав является их производность и зависимость от прав создателей творческих произведений. Лишь в тех случаях, когда исполняется, записывается на фонограмму или передается в эфир или по кабелю неохраняемое законом произведение либо объект, не являющийся результатом творческой деятельности, смежные права носят самостоятельный характер. По общему же правилу, производитель фонограммы, организация эфирного или кабельного вещания осуществляют предоставленные им права в тех пределах, которые определены договорами с исполнителем и автором записанного на фонограмму или передаваемого в эфир или по кабелю произведения.

Для возникновения и осуществления смежных прав российский закон не требует соблюдения каких-либо формальностей. Права изготовителя фонограммы и исполнителя порождает сам факт создания соответствующей звукозаписи. Вместе с тем для оповещения третьих лиц о своих правах и предотвращения их нарушения обладатель смежных прав вправе использовать знак охраны, который помещается на каждом экземпляре фонограммы и (или) на каждом содержащем ее футляре. В качестве такого знака принят предусмотренный Римской конвенцией знак охраны, состоящий из трех элементов: латинской буквы «Р» в окружности:®; имени (наименования) обладателя исключительных смежных прав; года первого опубликования фонограммы. Отсутствие знака охраны не лишает обладателя смежного права возможности его защиты, однако затрудняет процесс доказывания при его нарушении.

В настоящее время сфера действия смежных прав существенно ограничена по сравнению с авторскими правами. Россия пока не участвует в Римской конвенции 1961 г., хотя вопрос о необходимости присоединения к ней принципиально решен1. Поэтому сейчас смежные права исполнителей признаются лишь в тех случаях, когда: а) исполнитель является гражданином РФ; б) исполнение, постановка впервые имели место на

См.: Указ Президента РФ «О государственной политике в области охраны авторского права и смежных прав» от 7 октября 1993 г. № 1607 //Собрание актов РФ. 1993. № 41. Ст. 3920.

100


территории РФ; в) исполнение, постановка записаны на фонограмму, которая охраняется законом; г) исполнение, постановка, не записанные на фонограмму, включены в передачу в эфир или по кабелю, которые охраняются законом (п. 1 ст. 35 Закона об авторском праве). .

Права производителя фонограммы охраняются в следующих двух случаях: а) если он является гражданином РФ или юридическим лицом, имеющим официальное местонахождение на территории РФ; б) если фонограмма впервые опубликована на территории РФ. За организациями эфирного и кабельного вещания смежные права признаются только тогда, когда организация имеет официальное местонахождение на территории РФ и осуществляет передачи с помощью передатчиков, расположенных на территории РФ.

Круг конкретных правомочий, которыми обладают носители смежных прав, несколько уже того круга прав, которые принадлежат авторам произведений. При этом исполнители произведений, чья деятельность носит творческий характер, имеют как личные неимущественные, так и имущественные права. Права производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вешания, чей вклад является техническим, охватывают собой лишь имущественную сферу.

Иными являются и временние рамки действия смежных прав. В соответствии со ст. 43 Закона об авторском праве они действуют, по общему правилу, в течение 50 лет с даты первого исполнения или постановки (права исполнителей), первого опубликования фонограммы или ее первой записи, если она не была опубликована (права производителей фонограмм), первой передачи в эфир или по кабелю (права организаций эфирного и кабельного вещания). Исчисление указанного 50-летнего срока начинается с 1 января года, следующего за годом, когда имел место юридический факт, послуживший основанием для начала течения срока.

Охрана прав исполнителей. Определяя круг лиц, которые приобретают смежные права в связи с исполнением авторских произведений, Закон об авторском праве указывает три категории таких лиц артисты, режиссеры-постановщики и дирижеры. Все они названы исполнителями, хотя две последние категории могут считаться ими лишь условно. Исполнителями в строгом смысле слова являются лишь артисты, т.е. актеры, певцы, музыканты, чтецы, танцоры и другие лица« которые непосредственно представляют, поют, произносят, декламируют, играют или каким-либо иным образом исполняют творческие произведения. Режиссеры-постановщики, в частности театральные режиссеры, балетмейстеры, хореографы и т.д., непосредственного участия в исполнении произведения не принимают, хотя прежде всего благодаря их творчеству создается художественно целостное сценическое произведение.

101


Коллективное исполнение произведений приводит к возникновению между исполнителями примерно таких хе отношений, какие порождает соавторство при создании произведения. Если исполнителей произведения несколько, они осуществляют принадлежащие им правомочия только по взаимному согласию. Реализация прав больших коллективов исполнителей, например хоров, оркестров, театральных трупп и т.п., производится их дирижерами, режиссерами, солистами, руководителями труппы. Вопросы, связанные с осуществлением смежных прав, решаются в контрактах, заключаемых с артистами, а также в нормативных документах, регламентирующих деятельность данных коллективов.

Для предоставления охраны способу, стилю, манере исполнения не требуется наличия какой-либо особой оригинальности или индивидуальности. Исполнение охраняется независимо от его качества и достоинств, которые являются субъективными категориями и не могут эффективно применяться на практике. Законом охраняются результаты исполнительской деятельности как артистов-профессионалов, так и любителей, между которыми не проводится никакого различия.

За исполнителями признаются как личные неимущественные, так и имущественные права. К первой группе относятся право на имя и право на защиту исполнения или постановки от всякого рода искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству исполнителя.

Имущественные интересы исполнителей обеспечиваются закреплением за ними права на использование исполнения или постановки в любой форме, включая право на получение вознаграждения за каждый виц использования исполнения или постановки. В частности, исполнители вправе осуществлять или разрешать осуществлять следующие действия:

1) передавать в эфир или сообщать для всеобщего сведения по кабелю исполнение или постановку, если использованные для такой передачи исполнение или постановка не были ранее переданы в эфир или не осуществляются с использованием записи;

2) записывать ранее не записанные исполнение или постановку;

3) воспроизводить запись исполнения или постановки, т.е. изготавливать экземпляры записи;

4) передавать в эфир или по кабелю запись исполнения или постановки, если первоначально эта запись была произведена не для коммерческих целей;

5) сдавать в прокат опубликованную в коммерческих целях фонограмму, на которой записаны исполнение или постановка с участием исполнителя. При заключении договора на запись исполнения или постановки на фонограмму данное право переходит к производителю

102


фонограммы. Однако за исполнителем сохраняется право на получение определенной части вознаграждения за сдачу в прокат такой фонограммы. В соответствии со ст. 39 Закона об авторском праве вознаграждение между исполнителями и производителями фонограммы распределяется в соответствии с соглашениями между организациями, управляющими правами исполнителей и производителей фонограмм на коллективной основе, а при отсутствии такого соглашения распределяется между исполнителями и производителями фонограмм поровну.

Указанные правомочия исполнителей, раскрывающие принадлежащее им исключительное право на использование исполнения или постановки, не исчерпывают все их возможности по использованию и контролю за использованием исполнения или постановки. Случаи, на которые исключительное право исполнителя не распространяется, прямо перечислены в Законе. К ним относятся передача в эфир ранее переданных исполнений и постановок, запись ранее записанных исполнений и постановок, воспроизведение записи исполнения или постановки, когда: а) первоначальная их запись произведена с согласия исполнителя; б) их воспроизведение осуществляется в тех же целях, для которых получено согласие исполнителя при записи исполнения или постановки; в) воспроизведение исполнения или постановки осуществляется в тех же целях, для которых произведена запись (п. 3 ст. 37 Закона об авторском праве). Всякое иное использование исполнения или постановки, выходящее за рамки указанных ограничений и не подпадающее под случаи свободного использования, общие для всех объектов смежных прав (ст. 42 Закона об авторском праве), может осуществляться только с согласия исполнителя.

Свои имущественные права исполнители могут передавать на договорной основе производителям фонограмм, организациям эфирного и кабельного вещания и любым другим лицам, специализирующимся в области коммерческого использования творческих произведений и объектов смежных прав.

Охрана прав производителей фонограмм. Производителями фонограмм признаются любые физические или юридические лица, взявшие на себя инициативу и ответственность за первую звуковую запись исполнения или иных звуков. Хотя деятельность по изготовлению звукозаписей носит технический характер, производители фонограмм наделены особыми правами, призванными ограждать их имущественные интересы от незаконного воспроизведения и распространения фонограмм иными лицами. Охране подлежат любые фонограммы, независимо от материальной формы, качества записи, а также того, зафиксировано ли на фонограмме охраняемое законом исполнение творческого произведения или сделана запись различных звуковых эффектов, голоса животных, пения птиц и т. п.

103


Поскольку изготовление фонограммы является технической, а не творческой деятельностью, за ее производителем признаются лишь имущественные права. В соответствии со ст. 38 Закона об авторском праве производитель фонограммы вправе воспроизводить фонограмму;

переделывать или любым иным способом ее перерабатывать; распространять экземпляры фонограммы, т. е. продавать, сдавать их в прокат и т. п.; импортировать экземпляры фонограммы в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения производителя этой фонограммы.

Помимо указанных правомочий производитель фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, совместно с исполнителем, исполнение которого записано на этой фонограмме, имеет право на получение вознаграждения за публичное исполнение, передачу в эфир или сообщение для всеобщего сведения по кабелю такой фонограммы.

Переход права собственности на экземпляр фонограммы не влечет уступки каких-либо смежных прав, принадлежащих производителю фонограммы. Однако, если экземпляры правомерно опубликованной фонограммы введены в гражданский оборот посредством их продажи, то допускается их дальнейшее распространение без согласия производителя фонограммы и без выплаты вознаграждения. Иными словами, собственник экземпляра фонограммы может его уничтожить, перепродать, подарить и т.п. Но Закон подчеркивает, что он не может заниматься коммерческим прокатом записи, поскольку данное право сохраняется за производителем фонограммы независимо от права собственности на ее экземпляры. Указанное право, равно как и другие принадлежащие ему исключительные права, производитель фонограммы может передавать другим лицам по специальным договорам.

Охрана орав организаций эфирного и кабельного вещания. Под организациями вещания понимаются рацио- и телестудии, а также иные организации, занимающиеся распространением звука и (или) изображений средствами беспроволочной связи (организации эфирно- -го вещания) либо сообщающие их публике посредством кабеля, провода, оптического волокна или с помощью аналогичных средств (организации кабельного вещания). Как и производители фонограмм, сами они не создают творческих произведений, а лишь осуществляют их использование посредством передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения по кабелю. Однако их имущественные интересы точно так же, как и интересы производителей фонограмм, нуждаются в особой охране.

С одной стороны, на создание радио- и телепередач затрачиваются, как правило, значительные средства, которые должны окупаться за счет монопольного права на их использование. С другой стороны, при выходе в эфир или сообщении для всеобщего сведения по кабелю любая

104


передача может быть записана с минимальными затратами сил и средств и в последующем использоваться третьими лицами в коммерческих целях практически в своем первоначальном вице. В этих условиях организации эфирного и кабельного вещания, безусловно, должны иметь право на охрану своих имущественных интересов, которая и предоставляется им российским правом.

За организациями эфирного и кабельного вещания закрепляются в отношении их передач исключительные права использовать передачи в любой форме и давать разрешение на их использование, включая право на получение вознаграждения за предоставление такого разрешения. Эти права распространяются на любые передачи, как созданные самой организацией, так и созданные по ее заказу за счет ее средств другой организацией.

К исключительным правам организаций эфирного и кабельного вещания относятся права разрешать осуществление следующих действий: а) одновременно передавать в эфир или одновременно сообщать для всеобщего сведения по кабелю их передачи другими организациями эфирного или кабельного вещания (право на ретрансляцию передачи);

б) сообщать передачу для всеобщего сведения по кабелю (право организаций эфирного вещания) или передавать передачу в эфир (право организаций кабельного вещания); в) записывать передачу; г) воспроизводить запись передачи; г) сообщать передачу для всеобщего сведения в местах с платным входом (т.е. использование передач в концертных залах, кинотеатрах, клубах и т.п.).

Действие указанных выше прав организаций эфирного и кабельного вещания не распространяется, однако, на те случаи, когда запись передачи была произведена с согласия организации эфирного и кабельного вещания и воспроизведение передачи осуществляется в тех же целях, в которых была произведена ее запись (п. 3 ст. 40 Закона об авторском праве).

§ 6. Защита авторских и смежных нрав

Общие положения. Под защитой авторских и смежных прав понимается совокупность мер, направленных на восстановление и признание этих прав при их нарушении или оспариваний. Действующее законодательство содержит достаточно подробную регламентацию видов, форм, средств и способов защиты авторских и смежных прав. К сожалению, далеко не все возможности, заложенные в нормах права, реализуются на практике. Причинами этого являются и общий низкий уровень правопорядка в стране, и неосведомленность авторов о своих правах и способах их защиты, и отсутствие квалифицированных специалистов, способных оказать авторам правовую помощь, и т. д. В последние годы в России наблюдается рост нарушений авторских и смежных прав, что

105


связано с появлением множества частных издательств, фирм звукозаписи, видеозалов, средств массовой информации. Грубыми нарушителями указанных прав выступают также государственные радиостанции и телеканалы, в бюджетах которых даже не заложены средства, предназначенные на выплату авторского гонорара. Особенно часто и грубо нарушаются права иностранных авторов и организаций, на что, к ' сожалению, практически не обращают внимания органы власти. В этих условиях знание форм, средств и способов защиты авторских и смежных прав, которыми могут воспользоваться потерпевшие, оставленные один на один с правонарушителями, приобретает особую актуальность.

Субъектами права на защиту являются прежде всего сами авторы произведений науки, литературы и искусства, обладатели смежных прав, а также их наследники и иные правопреемники. При жизни автора, по общему правилу, только он сам или его уполномоченный представитель может выступать с требованием о защите нарушенных или оспариваемых прав. Права на произведения, созданные несколькими соавторами, могут защищаться всеми ими сообща или каждым из них в отдельности.

После смерти автора требования, вытекающие из нарушения его авторства, неправильного указания имени автора, неприкосновенности произведения, могут быть заявлены наследниками автора, лицом, на которое автор в завещании возложил охрану своих произведений после смерти, а также авторско-правовой организацией или прокурором. Нарушения, затрагивающие имущественные права наследников, дают последним право на защиту их имущественных интересов.

Если автор или его наследники по авторскому договору о передаче исключительных прав переуступили свои права на использование произведения пользователю, защита нарушенных прав в соответствии с п. 2 ст. 30 Закона об авторском праве возлагается на последнего. Однако, если это лицо не осуществляет защиту нарушенных прав, автор или его наследники могут защищать их сами. При заключении договора о передаче неисключительных прав право на их защиту сохраняется за автором или его наследниками, если только в самом договоре не предусмотрено иное. Имущественные права авторов и обладателей смежных прав, которые передали полномочия на управление ими специально созданным для этого организациям, защищаются этими организациями.

Нарушителем авторских и смежных прав является любое физическое или юридическое лицо, которое не выполняет требований, установленных действующим авторским законодательством. Нарушение прав может произойти как в рамках авторского или иного договора, имеющего дело с творческим произведением или объектом смежного права, так и вне рамок заключенных договоров. Если нарушены условия

106


договора о передаче авторских или смежных прав, применяются санкции, предусмотренные договором. При внедоговорном нарушении, а также тогда, когда в договоре не указаны конкретные санкции, потерпевший может воспользоваться теми мерами защиты, которые установлены действующим законодательством.

Защита авторских и смежных прав может осуществляться как в юрисдикционной, так и в нсюриодикционной формах. В рамках юрис-дикционной формы, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядки защиты. По общему правилу, защита авторских и смежных прав, а также охраняемых законом интересов их обладателей осуществляется в судебном порядке. В качестве средства защиты выступает иск, т. е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения с другой.

Специальным порядком защиты авторских и смежных прав является административный порядок их защиты (с®. 11 ГК). Он применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях. В настоящее время в области авторского права таких случаев не предусмотрено. Однако потерпевший может по своему усмотрению обратиться за защитой своих нарушенных прав в вышестоящий орган ответчика (если таковой имеется), в творческий союз или в антимонопольный орган. Средством защиты в данном случае является не иск, а жалоба, порядок подачи и рассмотрения которой регламентированы административным законодательством.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите авторских и смежных прав, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным или иным компетентным органам. В рассматриваемой области спектр неюрисдикционных мер защиты достаточно узок и, по сути, сводится к возможности отказа совершать определенные действия в интересах неисправного контрагента, например, отказаться от внесения в произведение изменений и дополнений, не предусмотренных авторским договором, либо от исполнения договора в целом, например, в случае его недействительности.

Наибольшую практическую значимость среди форм и видов зашиты имеет гражданско-правовая защита авторских и смежных прав, реализуемая в рамках юрисдикционной формы. Она обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты.

Способы защит авторских и смежных прав. Под способами защиты авторских и смежных прав понимаются закрепленные законам материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых)

107


прав и воздействие на правонарушителя. Закон об авторском праве предоставляет потерпевшим достаточно большой выбор способов защиты. Помимо указанных в ст. 49 Закона об авторском праве способов защиты, потерпевшие могут воспользоваться и другими мерами, которые названы ст. 12 ПС

Кроме того, к нарушителям авторских и смежных прав могут быть применены некоторые дополнительные санкции, которые носят не гражданско-правовой, а административный характер. Так, согласно п. 2 ст. 49 Закона об авторском праве помимо возмещения убытков, взыскания незаконно полученного дохода или выплаты компенсации в твердой сумме суд или арбитражный суд взыскивает с нарушителя штраф в размере 10% от суммы, присужденной в пользу истца. Конг-рафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат обязательной конфиксации и уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе. По решению суда могут быть конфискованы также материалы и оборудование, которые использовались для изготовления и воспроизведения контрафактных экземпляров произведения или фонограмм.

Как правило, потерпевший может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защит» своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права либо прямо определен специальной нормой Закона, либо вытекает из характера нарушенного права и совершенного нарушения. Так, например, если при опубликовании произведения искажена имя его автора, он может требовать лишь внесения соответствующих исправлений. Чаще, однако, обладателю нарушенного права предоставляется возможность выбора среди допустимых способов защиты. Обратимся к их краткому анализу.

Необходимость в применении такого способа защиты, как признание авторского или смежного права, возникает тогда, когда наличие у лица данного права подвергается сомнению, авторское или смежное право оспаривается, отрицается или Имеется реальная угроза таких действий. Неопределенность существования авторского или смежного права зачастую приводит к невозможности его использования или, по крайней мере, затрудняет такое использование. Например, если произведение опубликовано автором анонимно или под псевдонимом, может возникнуть необходимость подтверждения в судебном порядке авторства на это произведение, без чего невозможно ни передать права на использование произведения, ни защитить их в случае нарушения. Признание права авторства как раз и является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания условий для реализации иных прав и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих их нормальному осуществлению.

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права,

108


применяется в тех случаях, когда авторское или смежное право в результате нарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения. Например, автор, обнаруживший, что в ходе подготовки его произведения к опубликованию или в процессе его использования в него внесены не согласованные с ним изменения, может потребовать восстановления произведения в его первоначальном виде.

В тех случаях, когда произведение уже обнародовано, восстановить нарушенные авторские права в полном объеме уже невозможно. Однако для защиты своих нарушенных интересов и частичного восстановления прав автор может потребовать публикации сведений о допущенном нарушении.

Пресечение действии, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, как и признание права, может применяться в сочетании с другими способами защиты, например взысканием убытков, или иметь самостоятельное значение. Так, в случае бездоговорного использования произведения его автор может потребовать как запрещения его дальнейшего использования, так и возмещения убытков, которые им понесены в связи с таким использованием. Однако интерес автора может выражаться и в том, чтобы лишь прекратить (пресечь) нарушение его прав на будущее время или устранить угрозу их нарушения. Типичными примерами реализации данного способа защиты являются наложение запрета на выпуск произведения в свет, запрещение дальнейшего распространения произведения, запрет на использование перевода или переработки и т.п.

Возмещение убытков, взыскание с нарушителя незаконно полученного дохода или выплата им компенсации в твердой сумме представляют собой один из наиболее действенных способов защигыавторских и смежных прав. В данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ним лишь косвенным образом (взыскание незаконного дохода), либо вообще относительно независима от него (выплата компенсации).

В соответствии с п. 1 ст. 49 Закона об авторском праве основной формой компенсации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убытков. Убытки взыскиваются в полном объеме, то есть и в виде реального ущерба, и в виде упущенной выгоды. Примером реального ущерба являются расходы, затраченные потерпевшим на устранение искажений произведения или на восстановление материального носителя, который поврежден или уничтожен нарушителем авторских прав. Упущенной выгодой выступают те не полученные

109


потерпевшим доходы, которые он мог бы получить при нормальном осуществлении своего авторского или смежного права. Поскольку доказать наличие убытков и обосновать их размер, особенно в части упущенной выгоды, бывает не всегда просто, закон предоставляет потерпевшим возможность компенсировать понесенные ими убытки двумя другими, более простыми способами.

Во-первых, они могут взыскать с нарушителя в свою пользу весь доход, полученный последним вследствие нарушения авторских и смежных прав. В данном случае ответственность нарушителя существенно повышается, так как речь вдет о всем его незаконном дохода, а не только о полученной им прибыли. Напротив, положение потерпевшего облегчается, поскольку доказать размер дохода нарушителя, по общему правилу, гораздо проще, чем обосновать свою упущенную выгоду. В частности, это может быть сделано расчетным путем, исходя, например, из объема тиража и стоимости одного экземпляра произведения или фонограммы.

Во-вторых, обладатели нарушенных авторских или смежных прав могут поступить еще проще, потребовав от нарушителя выплаты компенсации в твердой сумме. Размер компенсации определяется судом на основании иска потерпевшего в сумме от 10 до 50 000 минимальных размеров вгкмты труда, устанавливаемых законодательством РФ. При onp^f&aeiffias 460HKpcTHoro размера компенсации судом должны учитываться ярсдаюлагаемый размер убытков потерпевшего, размер извлеченных нарушителем доходов, степень его вины и иные факторы.

Нараду с применением одного из рассмотренных способов защиты, выбор которого осуществляется самим потерпевшим, он вправе потребовать от виновного нарушителя компенсации причиненного морального вреда. Правовым основанием дня этого служат ст. 151, 1099—1101 ГК, которые при наличии предусмотренных в них условий, в частности нарушении личных неимущественных прав авторов и исполнителей, применяются и в рассматриваемой сфере.

Рассмотренные способы защиты прав авторов и обладателей смежных прав являются лишь основными и не исчерпывают собой всех возможных мер, которыми могут воспользоваться потерпевшие.

§ 7. Охрана произведений российских авторов за рубежом

Общие положения. По общему правилу, действие авторских прав на произведение ограничивается территорией того государства, в котором это произведение было создано. Это означает, что в других государствах произведение может быть свободно использовано без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения. Произведение, охраняемое на территории одного государства, получает охрану на территории другого государства, если между этими государствами за-

110


ключей двусторонний договор, или оба эти государства являются участниками многостороннего соглашения о взаимном признании и охране авторских прав. Таким образом, первый вопрос, который возникает при рассмотрении проблемы охраны произведений российских авторов за рубежом, заключается в выяснении того, связывают ли Россию и иностранное государство, на территории которого будет использоваться произведение, взаимные обязательства в области авторского права.

Если таких обязательств не существует, определенные гарантии соблюдения авторских прав могут быть обеспечены лишь конкретным авторским договором. Однако в этом случае обязанности перед автором будет нести только его контрагент по договору. Третьи лица, как правило, могут свободно использовать произведение, если только авторское законодательство соответствующей страны не гарантирует охрану всех без исключения произведений.

Когда права российских авторов признаются на территории иностранного государства, объем субъективных прав авторов определяется не российским законодательством, а законами данного иностранного государства и правилами международных договоров. И Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1883 г. (в редакции 1971 г.), и Всемирная (Женевская) конвенция об авторском праве 1952 г. (в редакции 1971 г.) исходят из принципа национального режима, в соответствии с которым иностранным авторам гражданам государств, которые участвуют в указанных Конвенциях, предоставляется такой же объем прав, какой признается за авторами гражданами соответствующего государства. В разных странах объем и содержание этих прав не совпадают. Правда, для стран, участвующих в Бернской или во Всемирной конвенции (в редакции 1971 г.), эти различия не столь существенны, так как само участие государства в одной из этих Конвенций означает необходимость закрепления во внутреннем законодательстве определенного минимального уровня авторских прав.

Охрана произведений российских авторов в странах ближнего зарубежья обеспечивается на основе Соглашения о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав от 24 сентября 1993 г. В соответствии с названным Соглашением государства-участники приняли на себя обязательство обеспечить на своих территориях выполнение международных обязательств, вытекающих из участия бывшего СССР во Всемирной конвенции об авторском праве (в редакции 1952 г.), исходя из того, что дата вступления в силу указанной Конвенции для бывшего СССР (27 мая 1973 г.) является датой, с которой каждое государство-участник считает себя связанным ее положениями. В тех независимых государствах, которые присоединились к Бернской конвенции, охрана прав российских авторов обеспечивается этой Конвенцией.

111


Передача произведений российских акторов лая использования за рубежом. В течение долгого времени российские авторы были {фактически лишены возможности самостоятельно решать вопросы, связанные с предоставлением прав зарубежным пользователям. В соответствии с законодательством бывшего СССР передача авторских прав за рубеж производилась только через Всесоюзное агентство по авторским правам (ВААП). В случае нарушения данного порадка договор автора или его правопреемника, самостоятельно заключенный с иностранным пользователем, признавался ничтожным. В этой связи права иностранного пользователя не охранялись на территории СССР, а доходы, полученные автором, считались незаконными.

В настоящее время российские авторы распоряжаются принадлежащими им авторскими правами самостоятельно, в том числе могут свободно передавать их зарубежным пользователям. Авторские договоры с ними заключаются в общем порядке и могут подчиняться по выбору сторон российскому или иностранному праву. При отсутствии соглашения о подлежащем применению праве действует российское право как право страны, где имеет местожительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания авторского договора.

Размер вознаграждения за использование произведений российских авторов за рубежом определяется авторским договором. Гонорары, полученные российскими авторами, учитываются в составе их совокупного годового дохода и подлежат налогообложению.


Глава 54. ПАТЕНТНОЕ ПРАВО

§ 1. Объекты патентного права

Понятие и признаки изобретения. Патентный закон РФ не содержит определения понятия изобретения, а лишь указывает на условия его патентоспособности: изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо (п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ). Подобный подход согласуется с мировой патентной практикой, которая, как правило, акцентирует внимание не на всех признаках изобретения, а лишь на тех, которые необходимы для его охраны. При этом, однако, остается открытым вопрос: что же представляет собой изобретение как таковое?

Отечественная наука, равно как и действовавшее ранее законодательство, традиционно рассматривали изобретение в качестве технического решения заданы. В этот родовой признак изобретения вкладывался двоякий смысл. С одной стороны, изобретательское предложение должно было не просто ставить ту или иную задачу, а указывать конкретные пути и средства ее решения. С другой стороны, требовалось, чтобы решение задачи было техническим, а не каким-либо иным, в частности организационным или экономическим. При этом акцент делался не на самой задаче, а на сущности ее решения. Иными словами, с помощью изобретения могла решаться любая практическая задача в области техники, сельского хозяйства, культуры, образования и т. д., но исключительно техническими средствами.

Признаваемые законом виды технических решений раскрывались через понятие ^объект изобретения». К числу объектов изобретений относились устройства, способы, вещества, а также предложения по применению уже известных устройств, способов и веществ по новому назначению. Таким образом, изобретением как техническим решением задачи могло быть признано лишь конкретное работоспособное решение, предложенное в виде устройства, способа, вещества или предложения по использованию этих объектов по новому назначению.

"Обращаясь к Патентному закону РФ, легко заметить, что хотя сам термин «техническое решение задачи» в Законе и не употребляется, конкретные требования, предъявляемые к изобретениям в соответствии с этим критерием, в Законе присутствуют. Патентный закон РФ, как и прежнее законодательство, прямо указывает на возможные объекты изобретений, лишь расширяя их круг за счет штаммов микроорганизмов, культур клеток растений и животных (п. 2 ст. 4). Все они могут быть отнесены к техническим решениям в соответствии с энциклопедическим определением техники как совокупности средств человеческой деятельности, созданных для осуществления процессов

113


производства и обслуживания непроизводственных процессов общества1. Напротив, объединяющим признаком объектов, не признаваемых патентоспособными изобретениями, перечень которых содержится в п. 3 ст. 4 Патентного закона РФ, является их нетехничсский характер. Остановимся на этом чуть подробнее.

Итак, любое решение задачи, заявляемое в качестве изобретения, должно подпадать под один из названных в законе объектов, то есть быть устройством, способом, веществом, штаммом либо предложением по использованию указанных объектов по новому назначению.

К устройствам относятся конструкции и изделия. Под устройством понимается система расположенных в пространстве элементов, определенным образом взаимодействующих друг с другом. Для характеристики устройств используются конструктивные средства—наличие конкретных элементов, наличие связи между элементами, их взаимное расположение, формы выполнения элементов, материал, из которого они выполняются, и т. п.

К устройствам как объектам изобретений относятся машины, приборы, механизмы, инструменты, оборудование и т. п. По сравнению с другими видами технических решений изобретения-устройства обеспечивают наиболее действенный контроль за их фактическим использованием, что и определяет их относительную распространенность.

К способам относятся процессы выполнения действий над материальными объектами с помощью материальных же объектов. Способэто совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательности и с соблюдением определенных правил. Для характеристики способов используются технологические средства наличие определенной совокупности действий, порядок их выполнения (последовательно, одновременно, в различных режимах), условия осуществления действий и т. п.

Изобретения-способы подразделяются на: а) способы, направленные на изготовление продуктов; б) способы, направленные на измене- -ние состояния предметов материального мира без получения конкретных продуктов (транспортировка, обработка и т. д.) ; в) способы, в результате применения которых определяется состояние предметов материального мира (контроль, измерение, диагностика и т. п.). Специфика изобретений-способов, направленных на изготовление продуктов, заключается в том, что действие патента, вьвданного на такой способ, распространяется и на продукт, изготовленный непосредственно этим способом (так называемая охрана способа через продукт).

См.: Охрана изобретений по новому патентному законодательству СССР / Под ред. А. Д. Корчагина. М., 1991. С. 35.

114


Вещество как самостоятельный ввд изобретения представляет собой искусственно созданное материальное образование, являющееся совокупностью взаимосвязанных элементов. Изобретения-вещества подразделяются на: 1) индивидуальные химические соединения, к которым также условно отнесены высокомолекулярные соединения и объекты генной инженерии; 2) композиции (составы, смеси, сплавы, керамика и т. д.); 3) продукты ядерных превращений (например, новые изотопы).

Штамм микроорганизма, культуры клеток растений или живртных означает совокупность клеток, имеющих общее происхождение и характеризующихся одинаковыми устойчивыми признаками. Штаммы составляют основу биотехнологии и применяются в лечебных, профилактических целях, в качестве стимуляторов роста и т. д. Создание штаммов предполагает отыскание нужной среды для микроорганизмов, оптимального температурного режима, выявление средств, способствующих их росту и сохранению, и т. п. К штаммам относятся индивидуальные штаммы (например, штаммы традиционных микроорганизмов бактерии, микроскопические грибы, дрожжи и т.д.) и консорциумы микроорганизмов.

Наконец, применение ранее известных устройств, способов, веществ, штаммов по новому назначению состоит в том, что известное техническое средство предлагается использовать с иной целью для решения задачи, которая не имелась в виду ни автором, ни другими специалистами, когда впервые стали применять данные устройства, способ, вещество или штамм. Иными словами, сущность так называемых изобретений на применение заключается в установлении новых свойств уже известных объектов и определении новых областей их использования. К применению по новому назначению приравнивается первое применение известных веществ (природных и искусственно полученных) для удовлетворения общественной потребности.

Наряду с объектами изобретений Патентный закон РФ указывает на те творческие результаты, которые не признаются изобретениями ввиду их нетехнического характера. К ним, в частности, относятся, научные теории и математические методы; методы организации и управления хозяйством; условные обозначения, расписания, правила;

методы выполнения умственных операций; алгоритмы и программы для вычислительных машин; проекты и схемы планировки сооружений, зданий, территорий; решения, касающиеся только внешнею вица изделий, направленные на удовлетворение эстетических потребностей;

топологии интегральных микросхем; сорта растений и породы животных и др. Большинство названных достижений охраняется правом, но не как изобретения, а в качестве иных объектов интеллектуальной

115


собственности, подпадая под действие либо норм авторского права (например, программы для вычислительных машин, проекты зданий и сооружений) либо норм иных Правовых институтов (например, топологии интегральных микросхем, новые сорта растений и породы животных).

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством изобретением считается всякий достигнутый человеком творческий результат, сущность которого состоит в нахождении конкретных технических средств решения задачи, возникшей в сфере практической деятельности.

Вопрос о том, охраняется ли данный результат законом, лежит в иной плоскости и сам по себе не играет решающей роли в признании того или иного предложения изобретением. Одни изобретения, которые отвечают предусмотренным законом требованиям, становятся в установленном порядке официально признанными объектами охраны; другие изобретения, которые таким требованиям не соответствуют или хотя бы и соответствуют, но не оформлены в установленном порядке, охраной не пользуются, хотя и не перестают быть из-за этого изобретениями. К числу последних могут быть, в частности, отнесены такие технические решения, которые не обладают объективной новизной, хотя и являются результатами самостоятельной творческой работы;

решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали, и др.

Правовой охраной пользуются те изобретения, которые являются новыми, имеют изобретательский уровень и промышленно применимы. Рассмотрим указанные критерии охраноспособности изобретений более детально.

Техническое решение практической задачи, заявляемое в качестве изобретения, должно быть прежде всего новым. Признак новизны предъявляется к изобретениям во всем мире.

Патентный закон РФ определяет новизну как неизвестность изобретения из сведений об уровне техники (п. 1 ст. 4). Далее раскрывается само понятие «уровень техники»: сведения об уровне техники включают любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения.

Данная формулировка позволяет акцентировать внимание на трех основных моментах. Во-первых, при исследовании новизны заявленного решения используются лишь общедоступные сведения, то есть сведения, с которыми может ознакомиться любое заинтересованное лицо. При этом к общедоступным источникам информации, в частности, относятся: опубликованные описания к охранным документам;

российские издания (с даты подписания в печать); другие издания (с

116


даты выпуска в свет); отчеты о выполнении НИР и ОКР; материалы диссертаций; экспонаты, помещенные на выставках; устные доклады, лекции, выступления; сведения об открытом применении аналогичных решений и т. д. Напротив, всякого рода служебная, закрытая, секретная информация во внимание при исследовании новизны не принимается.

Из этого правила есть, однако, одно исключение. При исследовании новизны в сведения об уровне техники входят также ранее поданные неопубликованные заявки на изобретения и полезные модели других авторов, а также запатентованные в РФ изобретения и подезные модели. Совершенно очевидно, что эти заявки не могут относиться к общедоступным сведениям. Однако едва ли нужно доказывать необходимость их учета при исследовании новизны изобретения. Патентное право не допускает выдачи двух патентов на тождественные изобретения, патент выдается лишь по заявке, обладающей приоритетом. Поэтому закон подчеркивает, что сведения о ранее поданных заявках и запатентованных объектах учитываются, но исключительно при определении новизны. При оценке изобретательского уровня они во внимание не принимаются.

Во-вторых, при проверке новизны учитываются сведения, ставшие общедоступными не только в России, но и в зарубежных странах. Иными словами, новизна изобретения должна носить абсолютный мировой характер.

В-третьих, при определении новизны могут использоваться только те сведения, которые стали общедоступными до даты приоритета изобретения.

Таким образом, понятие новизны тесно связано с понятием приоритета. По общему правилу, приоритет изобретения устанавливается по дате поступления в Патентное ведомство заявки, содержащей заявление о выдаче патента, описание и формулу изобретения.

Наряду с общим правилом определения приоритета Патентный закон РФ содержит ряд специальных льготных правил, которые могут применяться при установлении приоритета в случаях, указанных в законе. Прежде всего, речь вдет о так называемом конвенционном приоритете, которым могут воспользоваться заявители из стран-участниц Парижской конвенции по охране промышленной собственности. В этом случае приоритет может быть установлен по дате подачи первой заявки в стране—участнице Конвенции при условии, что заявка на изобретение поступила в Патентное ведомство РФ в течение 12 месяцев с указанной даты.

Кроме того, приоритет заявки может быть установлен:

а) по дате подачи более ранней заявки того же заявителя, если он

117


заменяет одну заявку на дру1ую, не меняя сущности заявленного решения;

б) по дате подачи дополнительных материалов, если в последующем эти дополнительные материалы оформлены в качестве самостоятельной заявки;

в) по дате подачи первоначальной заявки, если заявитель до принятия по ней решения выделяет из этой заявки другую, самостоятельную заявку, и т. д.

Завершая анализ признака новизны, необходимо коснуться вопроса о так называемой льготе по новизне. По общему правилу, решение перестает быть новым с того момента, когда сведения о нем опубликованы или решение начинает открыто использоваться. Но самому разработчику предоставляется возможность подать заявку еще в течение шести месяцев, и она в течение этого срока считается новой.

Предоставление самим разработчикам льготы по новизне обусловлено тем, что нередко до подачи заявки необходимо на практике проверить такие качества решения, как его конкурентоспособность, возможность быстрого промышленного освоения, стоимость внедрения и т. п. Чтобы сделать это в спокойной обстановке и без опасений утратить патентоспособность, заявителям во всем мире предоставляется льготный период, в течение которого они могут проверить наличие у изобретения подобных качеств.

Следующим критерием охраноспособности изобретения является изобретательский уровень. Необходимость особого критерия, позволяющего признавать патентоспособными изобретениями лишь такие разработки, которые вносят вклад в научный и технический прогресс, никем не ставится под сомнение. На первый взгляд, эту функцию может выполнять признак новизны, который обычно выражает творческое начало. Однако далеко не всякое решение, которое с полным основанием должно быть признано новым, может считаться и вносящим вклад в уровень техники.

Например, обладая некоторыми доступными знаниями в той или иной области техники, любой средний специалист легко может составить большое количество комбинаций известных средств, каждая из которых будет новой, но едва ли в большинстве случаев это будет означать выход за уже известное науке и технике. Поэтому в патентных законах подавляющего большинства стран присутствует, хотя и под разными названиями (изобретательский уровень, нсочсвидность, изобретательская деятельность, изобретательский шаг, существенное отличие), критерий, с помощью которого охраноспособное изобретение отграничивается от обычных инженерных разработок или объектов, к которым не предъявляются подобные требования.

118


В соответствии с п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники. Как видим, уровень техники служит исходной базой для определения не только новизны разработки, но и ее изобретательского уровня. Безусловно, это свидетельствует о близости указанных критериев, но отнюдь не означает их совпадения. При анализе уровня техники во время проверки новизны заявленного изобретения выявляются аналоги изобретения и производится сравнение изобретения с каждым из аналогов в отдельности. При определении новизны изобретения не допускается приведение нескольких источников информации для доказательства известности совокупности признаков изобретения.

Напротив, при исследовании того, обладает ли заявленное решение изобретательским уровнем или нет, в расчет может приниматься информация о любых решениях, обладающих признаками, характерными для исследуемого решения. Иными словами, изобретательским уровнем будет обладать лишь то решение, которое имеет признаки, еще не известные из уровня техники. При этом во внимание принимаются только общедоступные сведения. Поданные заявки на изобретение и полезные модели, а также запатентованные в России изобретения и полезные модели, если сведения о них не опубликованы, в уровень техники при исследовании данного критерия не включаются.

Изобретательский уровень, как и новизна, устанавливается на дату приоритета. Заявителю точно также предоставляется 6-месячный льготный срок, в течение которого, несмотря на обнародование сведений о существе решения самим разработчиком, оно считается еще не утратившим изобретательский уровень.

При анализе существа критерия «изобретательский уровень» первостепенное значение имеет трактовка понятий «специалист» и «очевидность», через которые он определяется.

В Патентном законе РФ понятие «специалист» не раскрывается. Опираясь на опыт тех стран, в патентных законах которых используется эта Условная фигура, можно сделать вывод, что под специалистом подразумевается лицо, обладающее доступными средними знаниями в той области, в которой оно работает и к которой относится заявленное изобретение.

Очевидно, что в современных условиях нельзя быть специалистом во всех областях знания, «специалистом вообще». Поэтому при проведении экспертизы изобретательский уровень должен проверяться по всем общедоступным источникам информации, однако в пределах той области знаний, к которой относится заявленное изобретение.

Чтобы быть патентоспособным, изобретение не должно явным для

119


специалистов образом следовать из уровня техники, то есть быть для специалиста очевидным. Очевидное—это значит не выходящее за пределы нормального прогресса в технологии, а само собой разумеющееся или хе логически вытекающее из уровня техники, то есть не предполагающее использования изобретательского таланта. Это те решения, к которым способен прийти любой квалифицированный специалист в определенной области техники.

Наконец, критерием патентоспособности изобретения является промышленная применимость. Изобретение является промышпенно применимым, если оно может быть использовано в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности. Сам термин «промышленная применимость» не вполне адекватно отражает вкладываемое в него содержание. В России, как и везде, ему дается самое широкое толкование, означающее, по сути дела, возможность практического использования изобретения в любой сфере человеческой деятельности. Следует особо подчеркнуть, что в соответствии с российским Патентным законом промышлснно применимыми считаются и методы профилактики, диагностики и лечения заболеваний людей и животных, которые по законодательству многих стран не признаются патентоспособными.

В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня критерий промышленной применимости прямо не связывается законом с уровнем техники и датой приоритета. Между тем такая связь, безусловно, имеется, хотя подход к использованию известных сведений, охватываемых понятием «уровень техники», является иным. Если с точки зрения новизны и изобретательского уровня обязательно должен иметь место выход за пределы уровня техники, то при проверке промышленной применимости должно быть установлено, что изобретение осуществимо именно при данном уровне техники.

В законе не указано, на какой момент должна оцениваться промышленная применимость заявленного изобретения. Это представляется не упущением законодателя, а его сознательной позицией.

В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня, которые могут быть утрачены изобретением, признак промышленной применимости, напротив, может у изобретения в данный момент отсутствовать, а впоследствии появиться. В этих условиях, несомненно, целесообразно четкое определение даты, на которую устанавливаются новизна и изобретательский уровень изобретения, и нецелесообразна жесткая регламентация момента определения промышленной применимости.

В самом деле, если таким моментом признать дату приоритета, то есть дату подачи заявки, отказное решение экспертизы выглядело бы

120


нелепо, если бы на момент ее проведения заявленное решение стало промьшгаенно применимым. Если же за точку отсчета заранее принять момент проведения экспертизы, что может показаться логичным, то, во-первых, это было бы достаточно неопределенным решением и, во-вторых, в некоторой степени ориентировало бы изобретателей на такие разработки, которые на момент их создания и оформления заявки не способны к практическому осуществлению. Этим и объясняется отсутствие в законе ясности относительно момента определения промышленной применимости. Представляется, что данный вопрос должен решаться не ранее, чем на момент проведения экспертизы, хотя в самом законе указание на это могло бы выглядеть не вполне корректным.

Полезная модель. Следующим объектом патентного права является полезная модель. При ее характеристике, а также при анализе понятия и признаков промышленного образца, уже не будут псдробно.освещать-ся те их признаки, которые совпадают с признаками изобретения, внимание будет акцентироваться лишь на имеющихся различиях.

В качестве полезной модели охраняются новые и прамышленно применимые решения, относящиеся к конструктивному выполнению средств производства и предметов потребления, а также их составных частей (п. 1 ст. 5 Патентного закона РФ).

Понятием «полезная модель» обычно охватываются такие технические новшества, которые по своим внешним признакам очень напоминают патентоспособные изобретения, однако являются менее значительными с точки зрения их вклада в уровень техники.

Законодательство тех стран, которые предоставляют особую охрану подобным объектам, устанавливает, как правило, более упрощенный порядок выдачи на них охранных документов (иногда именуемых малыми патентами), сокращенный срок их действия, менее значительные пошлины и т. п.

Что касается круга охраняемых в качестве полезной модели объектов, то в мировой практике наметились два подхода. В одних странах, в частности в Японии, понятие «полезная модель» толкуется расширительно и охватывает собой практически тот же перечень объектов, которые могут быть признаны изобретениями, то есть устройства, способы, вещества и т. п. В других странах, в частности в ФРГ, понятием «полезная модель» охватываются лишь объекты, имеющие пространственную структуру, то есть устройства.

Патентный закон РФ, как видно из содержащегося в нем определения, исходит из узкого понятия полезной модели, то есть ею признается только решение, заключающееся в пространственном расположении материальных объектов. В качестве полезной модели не охраняются решения, относящиеся к способам, веществам или штаммам.

121


Как и изобретение, полезная модель является техническим решением задачи. Их основное различие заключается в двух моментах. Во-первых, в качестве полезной модели охраняются не любые технические решения, а лишь те, которые относятся к типу устройств, то есть к конструктивному выполнению средств производства и предметов потребления.

Во-вторых, к полезной модели не предъявляется требование изобретательского уровня. Это, однако, не означает, что полезной моделью может быть признано очевидное для любого специалиста решение задачи. Полезная модель, как и изобретение и другие объекты интеллектуальной собственности, должна быть результатом самостоятельного изобретательского творчества. Но степень творчества может быть меньшей, чем это требуется для признания решения изобретением. Кроме того, наличие изобретательского творчества не проверяется при выдаче охранного документа на полезную модель. Для признания решения полезной моделью оно должно обладать новизной и промышленной применимостью.

Полезная модель признается новой, если совокупность ее существенных признаков неизвестна из уровня техники, то есть совокупности общедоступных в мире сведений.

Однако, в отличие от изобретений, в состав уровня техники при исследовании новизны полезной модели не включаются сведения об открытом применении за пределами России средств, тождественных заявленной полезной модели.

Во всем остальном (требование общедоступности сведений, определение новизны на дату приоритета, льгота по новизне, предоставляемая заявителю, и т. д.) признак новизны полезной модели совпадает с новизной изобретения.

Критерий промышленной применимости по отношению к полезной модели имеет точно такое же значение, что и по отношению к изобретению. Он свидетельствует о том, что заявленное решение является осуществимым и заявителем разработаны и отражены в заявке конкретные средства, достаточные для воплощения его в жизнь.

Промышленный образец. Промышленным образцом является художественно конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид (п. 1 ст. 6 Патентного закона РФ). Как и изобретение, промышленный образец представляет собой нематериальное благо, результат умственной деятельности, который может быть воплощен в конкретных материальных объектах. Однако, если изобретение является техническим решением задачи, то промышленным образцом признается решение внешнего вида изделия, то есть дизайнерское решение задачи.

Родовой признак промышленного образца дизайнерское решение

122


означает, во-первых, что в решении содержатся указания на конкретные средства и пути реализации творческого замысла дизайнера. Если задача лишь поставлена, но фактически не решена, промышленный образец как самостоятельный объект еще не создан.

Во-вторых, задача, решаемая с помощью промышленного образца, состоит в определении внешнего вица изделия. Под изделиями в данном случае понимаются самые разнообразные предметы, предназначенные для удовлетворения человеческих потребностей, которые могут восприниматься визуально и способны относительно сохранять свой внешний виц. Внешний виц изделия может включал» различные признаки, но в конечном счете он определяется выразительностью и взаимным расположением основных композиционных элементов, формой и цветовым исполнением.

В-третьих, решение внешнего вица изделия должны носить художественно-конструкторский характер. Иными словами, во внешнем виде изделия должны сочетаться художественные и конструкторские элементы. Использование одних лишь художественных средств, например изменение цвета изделия, равно как и одних конструкторских средств, например изменение размера изделия, для промышленного образца недостаточно. Художественные и конструкторские элементы должны гармонично сочетаться и взаимно дополнять друг друга.

Промышленным образцом могут быть целое единичное изделие, его часть, комплект (набор) изделий и варианты изделия.

Изделие как объект промышленного образца может быть, в свою очередь, объемным (модель), плоскостным (рисунок) или составлять их сочетание. Объемные промышленные объекты представляют собой композицию, в основе которой лежит объемно-пространственная структура, например художественно-конкретное решение, определяющее внешний вид станка, машины, обуви и т. п. Плоскостные промышленные объекты характеризуются линейно-графическим соотношением элементов и фактически не обладают объемом, например внешний вид ковра, платка, ткани, обоев и т. п. Комбинированные промышленные образцы сочетают в себе элементы, свойсэтенные объемным и плоскостным промышленным образцам, например внешний вид информационного табло, циферблата часов и т. п.

Часть изделия может быть заявлена в качестве промышленного образца в том случае, если она предназначена для унифицированного применения, то есть может быть использована с целым рядом изделий, а также обладает самостоятельной функцией и завершенной композицией. Например, самостоятельным промышленным образцом могут быть признаны фары, различного рода ручки, седло для велосипеда и т. п.

123


Комплект (набор) изделий признается промышленным образцом, если входящие в его состав элементы, выполняющие разнообразные функции, отличные друг от друга, подчинены общей задаче, решаемой комплектом в целом. Например, как промышленный образец могут быть зарегистрированы чайный или столовый сервиз, мебельный гарнитур, набор инструментов и т. п.

Вариантами промышленного образца может быть художественно-конструкторское решение одних и тех же изделий, различающихся по совокупности существенных признаков, определяющих одинаковые эстетические и эргономические особенности изделий. Например, вариантами промышленного образца может бьпъ художественно-конструкторское решение двух или нескольких автомобилей одной модели, отличающихся друг от друга формой облицовки, ручек, фар и т. п.;

стульев, отличающихся фактурой и цветом декоративной обивочной ткани, и т. д.

Внешний виц некоторых предметов материального мира не может заявляться в качестве промышленного образца. Так, не признаются промышленным образцом:

1) изделия, внешний виц которых обусловлен исключительно их технической функцией (гайки, боты, винты, сверла и т. п.);

2) объекты архитектуры, кроме малых архитектурных форм, например внешний вид киосков, палаток, телефонных будок и т. п.;

3) печатная продукция как таковая, которая охраняется нормами авторского права;

4) объекты неустойчивой формы из жидких, газообразных, сыпучих или им подобных веществ, так как неустойчивость их формы не позволяет придать им внешний вид с помощью художественно-конструкторских средств;

5) изделия, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали (например, рисунки и надписи порнографического и оскорбительного характера).

Итак, промышленным образцом в широком смысле является любое художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний виц. В этом смысле промышленным образцом могут считаться решения внешнего вица любых новых изделий, выпускаемых промышленностью, которые в своей подавляющей массе нигде не регистрируются и никак не охраняются.

Правовая охрана предоставляется тем промышленным образцам, которые являются новыми, оригинальными и промышленно применимыми. Указанные критерии патентоспособности, закрепленные Патентным законом РФ, соответствуют наиболее распространенным в мировой

124


практике признакам охраняемых правом промышленных образцов. Рассмотрим вкратце эти критерии.

Промышленный образец признается новым, если совокупность его существенных признаков, определяющих эстетические и эргономические особенности изделия, неизвестна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца.

При этом под существенными признаками промышленного образца понимаются признаки, объективно присущие художественно-конструкторскому решению изделия, каждый из которых необходима все вместе достаточны для создания зрительного образа изделия. К новизне промышленного образца предъявляются точно такие же требования, как и к новизне изобретения.

Промышленный образец признается оригинальным, если его существенные признаки обусловливают творческий характер эстетических особенностей изделий. Данный признак выполняет применительно к промышленному образцу примерно такую же роль, какую играет относительно изобретений критерий изобретательского уровня: с его помощью охраноспособные промышленные образцы как творческие художественно-конструкторские решения отграничиваются от результатов обычной дизайнерской работы. Правовой охране подлежат лишь те решения, которые, выходя из рамок обычного проектирования, воспринимаются как неожиданные, несхожие с известными художественно-конструкторскими разработками.

Поэтому, например, не признаются промышленными образцами, как не обладающие оригинальностью, игрушки в вифв уменьшенного, упрощенного реального объекта, так как специфика художсственно-конструкгорского решения должна бьпъ результатом творческого переосмысления формы реальных изделий; изделия, искусственно сохраняющие форму, свойственную изделиям определенного назнаяе-ния, но выполненные на другой технической основе (например, пластмассовый бочонок, имитирующий деревянный), и т. п.

Промышленный образец является промышленно применимым, если он может быть многократно воспроизведен путем изготовления соответствующего изделия. Именно возможность воспроизведения делает актуальной патентно-правовую форму охраны оригинального художественно-конструкторского решения. Если решение внешнего вица изделия практически невоспроизводимо (например, когда речь идет о высокохудожественной ручной работе), необходимость в его патентной охране, как правило, отсутствует. В этом случае права создателя творческого результата в достаточной мере охраняются нормами авторского права.

Критерий промышленной применимости не означает, однако, что

125


решение внешнего ввда изделия должно быть обязательно воспроизводимо промышленным путем, хотя, конечно, именно такой способ воспроизведения прежде всего имеется в вицу. Как промышленные образцы охраняются и решения внешнего ввда тех изделий, при изготовлении которых в большой степени применяется ручной труд. Акцент делается на самой возможности многократного воспроизведения соответствующих изделий, а не на способе воспроизведения.

При оценке промышленной применимости проверяется, конечно, и сама осуществимость заявленного промышленного образца с помощью описанных в заявке или известных средств, способов и материалов.

§ 2. Субъекты патентного права

Авторы. В отношениях, связанных с созданием, регистрацией и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, участвует большое число субъектов, представленных как гражданами, так и юридическими лицами. К их числу относятся создатели творческих решений. Патентообладатели, их правопреемники, Патентное ведомство РФ, патентные поверенные и некоторые другие лица.

Одной из центральных фигур являются авторы технических иди художественно-конструкторских решений. В соответствии со ст. 7 Патентного закона РФ автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается физическое лицо, творческим трудом которого они созданы.

Для признания лица автором соответствующего решения не имеют значения ни его возраст, ни состояние дееспособности. За малолетних и недееспособных авторов принадлежащие им права осуществляют их родители или опекуны. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет не только приобретают, но и осуществляют права, вытекающие из факт» создания разработки, самостоятельно (ст. 26 ГК).

Наряду с российскими гражданами авторскими правами на изобретение, полезные модели и промышленные образцы пользуются иностранцы и лица без гражданства. Если соответствующая разработка сделана указанными лицами на территории РФ, охрана предоставляется во всех случаях; если жеданный факт имел место за границей, охрана обеспечивается на основании международного договора или принципа взаимности.

Если в создании объекта промышленной собственности участвовало несколько физических лиц, все они считаются его соавторами. Как свидетельствует статистика, удельный вес объектов, созданных совме-

126


стным творческим трудом двух и более лиц, постоянно возрастает и к настоящему времени достиг /4 общего числа всех разработок.

Основанием для возникновения соавторства является совместный творческий труд нескольких лиц, выразившийся в решении задачи. При этом не столько важна степень творческого участия в совместной работе, сколько необходим сам факт такого участия. Совершенно не обязательно, чтобы все соавторы внесли равный творческий вклад в совместную работу или проделали весь путь от постановки конкретной задачи до проверки полученного результата. Работа может быть начата одним лицом, продолжена другим, а завершена третьим. Не является обязательным признаком соавторства работа в одном месте. Соавторы могут быть отдалены друг от друга на тысячи километров, но если между ними налажен регулярный и эффективный обмен полученными результатами, это не мешает им стать соавторами той или иной разработки.

Иными словами, соавторство может возникать на протяжении всего творческого пути, проявляться в самых разных формах и т. п. Необходимо лишь, чтобы каждый из соавторов внес творческий вклад в совместную работу. Простое техническое содействие, каким бы важным для достижения результата оно ни было, отношений соавторства не порождает. В частности, соавторами не признаются лица, оказавшие автору только техническую, организационную или материальную помощь (изготовление чертежей, фотографий, макетов и образцов, оформление документации, проведение опытной проверки и т. п.), а также лица, осуществлявшие лишь общее руководство разрабатываемыми темами, но не принимавшие творческого участия в создании изобретения, полезной модели или промышленного образка.

Совместная творческая деятельность, приводящая к соавторству, обычно осуществляется на основе предварительного ссвяашения всех участников творческого процесса об объединении усилий; для решения конкретной задачи. Однако, в отличие от авторского права, в патентном праве такое предварительное соглашение о совместной работе не является обязательным. Для возникновения соавторства достаточно самого объективного факта, что изобретение, полезная модель или промышленный образец созданы творческими усилиями нескольких лиц.

Порядок пользования правами, принадлежащими соавторам, определяется соглашением между ними. В частности, соавторы сами определяют форму своего участия в изобретательских отношениях. Они могут выступать в них сообща, могут наделить соответствующими полномочиями кого-либо из соавторов, могут поручить ведение своих дел патентному поверенному и т. п. От усмотрения самих соавторов зависит и распределение долей в принадлежащих им правах на совместно созданный объект промышленной собственности.

127


Патентооблядателм. Патентообладателем является ^мй<<», вдиаеюи«ве патентом на объект промышленной собственности ивытеюаюмуиш ..sa патента исключительными правами на его «спсмьзоваш«. Им могут стадъ автор разработки, его наследники, работодатель или иные яйца.

Изначально правом на получение патента на свое имя обладает автор разработки, если только законом не установлено иное. Данное право основывается на самом факте создания патентоспособного решения и является одним из основополагающих прав автора.

Однако фигуры автора и патентообладателя совпадают далеко не всегда. Напротив, как показывают статистические данные, в роли патентообладателей значительно чаще выступают не создатели разработок, а иные лица. К ним относятся наследники, а также другие правопреемники, к которым соответствующие права авторов перешли на законных основаниях.

Так, Патентный закон РФ предоставляет автору возможность уступить принадлежащее ему право на получение патента любому физическому или юридическому лицу. Данная возможность может быть реализована автором путем простого указания в заявке на выдачу патента имени будущего патентообладателя.

Разумеется, если в качестве патентообладателя указывается другое ' лицо, оно должно дать согласие на получение патента на сюешмя. Обычно такая переуступка права на получение патента осувдрстааяетея на основе специального договора между автором и будущим ливмяо-обладателем.

Автор разработки, первоначально получивший патент на свое имя, может в любой момент уступить его другому лицу. Порядок и условия заключения таких договоров будут рассмотрены ниже при характеристике прав и обязанностей патентообладателей.

Особого внимания заслуживает вопрос о патентообладателе в отношении так называемых служебных разработок. При подготовке Па* тентного закона РФ этот вопрос вызвал наиболее острые дискуссии. Обсуждались три возможных варианта решения: а) признание права на получение патента за автором с предоставлением работодателю права на безвозмездное использование разработок, созданных при выполнении служебного задания; б) закрепление права на патент за работодателем с предоставлением автору права на получение за это особого вознаграждения; в) наконец, предлагался компромиссный вариант, в соответствии с которым владеть патентом должны совместно и автор, и работодатель.

В конечном счете патентообладателями в отношении-служсбных разработок были признаны работодатели (п. 2 ст. 8 Патентного закона

128


РФ). Такое решение вопроса представляется наиболее оправданным по следующим-соображениям:

1) во-первых, если работодатели были бы лишены возможности становиться патентообладателями, это в значительной степени подорвало бы их заинтересованность в финансировании работ по изобретательству;

2) во-вторых, это ударило бы прямо по интересам самих изобретателей, так как практика показывает, что большинство разработок находит применение прежде всего на тех предприятиях, на которых они созданы. Поэтому, если бы работодатели были освобождены от обязанности по выплате авторам (патентообладателям) вознаграждения за использование разработок, то последние нередко вообще не получали бы никаких выгод от своих разработок;

3) в-третьих, именно таким образом решается этот вопрос в большинстве стран мира.

Что же касается прав авторов разработок, то они обеспечиваются тем, что:

а) им гарантируется право на получение от работодателя особого вознаграждения;

б) при поступлении на работу они мог)!р оговорить иной порядок возникновения исключительных прав на унвуибшия, созданные, при выполнении служебных обязанностей;

в) если в течение четырех месяцев рабвфояатель не подаст заявку на выдачу патента, либо не переуступит это право другому лицу, либо не сообщит автору о своем желании использовать разработку в качестве секрета производства (ноу-хау), то автор может сам подать заявку и получить патент на свое имя.

Если обладателями патента являются одноярвюйипо несколько лиц, то все вопросы, связанные с использованием гапетанхправ, решаются по их взаимному согласию. При отсутствии согласия каждый из них может использовать объект промышленной собственности по своему усмотрению, но не вправе без согласия остальных патентообладателей предоставлять лицензии или уступить патент другому лицу.

Наследнике. В случае смерти автора или владельца патента субъектами патентного права становятся их наследники. Наследование изобретательских и патентных прав осуществляется в общем порядке и происходит как по закону, так и по завещанию.

Действуют примерно такие же правила, что и в авторском праве, а именно по наследству переходят те права, которые носят имущественный характер или необходимы для реализации имущественных прав. Личные неимущественные права по' наследству не переходят, но наследники могут выступать в их защиту.


Патентное ведомство. Важнейшим участником патентных отношений является Патентное ведомство РФ, которое является центральным органом федеральной исполнительной власти, обеспечивающим формирование и проведение государством политики в области охраны промышленной собственности.

Патентное ведомство РФ это Российское агентство по патентам и товарным знакам (Роспатент). Его правовой статус определяется ст. 2 Патентного закона РФ и Положением о Роспатенте, утвержденным Правительством РФ 19 сентября 1997 г. В систему Роспатента входяп

1) Федеральный институт промышленной собственности;

2) Апелляционная палата;

3) государственное унитарное предприятие «Информационно-издательский центр»;

4) Российский институт интеллектуальной собственности;

5) иные организации, подведомственные Роспатенту.

Основными задачами Роспатента являются следующие. Во-первых, это разработка совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти предложений по формированию государственной полигики в области охраны промышленной собственности, а также мероприятий по ее реализации и участие в осуществлении этих мероприятий. Иными словами, посредством Патентного ведомства РФ российское государство проводит единую государственную полигику в области охраны промышленной собственности. В этих целях Роспатент разрабатывает предложения и целевые программы по совершенствованию охраны промышленной собственности, .готовит лр<уик»аваив1 по совершенствованию патентного законодатеЯЕс(тв», обобщает практику его применения, принимает правила (разъяснения) по вопросам охраны промышленной собственности и т. п.

Во-вторых, Роспатент обеспечивает осуществление охраны объектов промышленной собственности, что является главной и традиционной задачей любого патентного ведомства. Во исполнение данной задачи Роспатент принимает к рассмотрению заявки на выдачу патентов на объекты промышленной собственности, проводит экспертизу этих заявок, государственную регистрацию объектов промышленной собственности, выдаст охранные документы, в установленном порядке признает их недействительными и т. д.

В-третьих, Роспатент обеспечивает формирование государственного фонда патентной документации, создание условий для его сохранности и публичного использования. Значимость данной задачи определяется тем, что правовая охрана промышленной собственности немыслима без эффективной системы патентной информации. Поэтому любое патентное ведомство обеспечивает комплектование патент-

130


ного фонда, организует его использование, издаст официальные бюллетени со сведениями, касающимися объектов промышленной собственности, и т. д.

Помимо названных задач, Роспатенг осуществляет международное сотрудничество и обеспечение выполнения международных обязательств РФ в области охраны промышленной собственности, организует подготовку специалистов, содействует созданию условий для развития научно-технического и художественно-конструкторского творчества в РФ и т. д. .

Высшая патентная палата. В соответствии с концепцией патентной реформы неотъемлемой частью патентной системы РФ должна была стать Высшая патентная палата РФ, призванная выступать в качестве независимой от Патентного ведомства РФ инстанции по разрешению патентно-правовых споров и решению некоторых других вопросов патентного характера.

Сам Патентный закон РФ, однако, ни статус, ни порядок формирования и деятельности Высшей патентной палаты не определил, а лишь отнес к ее компетенции решение рада конкретных вопросов, в частности рассмотрение ходатайств заинтересованных лиц о выдаче принудительных лицензий на использование объектов промышленной собственности (ст. 10); разрешение споров о размере компенсации в случаях, когда по решению Правительства РФ объект промышленной собственности может быть использован без согласия патентообладателя в интересах национальной безопасности (ст. 13); рассмотрение жалоб заявителей, не согласных с решениями Апелляционной палаты Патентного ведомства РФ (ст. 21) и др. Как видим. Высшая патентная палата в соответствии с Патентным законом РФ должна быть наделена достаточно важными полномочиями. В окончательном виде ее компетенцию планировалось определить специальным законом (п. 10 постановления Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ»).

Однако вместо этого 30 марта 1998 г. Правительством РФ принято постановление № 367 «Об образовании Высшей патентной .палаты Российского агентства по патентам и товарным знакам», которым утверждено Положение о Высшей патентной палате Роспатента. В соответствии с названным постановлением Высшая патентная палата создана в «качестве постоянно действующего коллегиального органа Роспатента, выполняющего впредь до принятия соответствующего законодательного акта РФ функции Высшей патентной палаты РФ, предусмотренные Патентным законом РФ и Законом РФ «О товарных

1 СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1596.


знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Таким образом, идея создания Высшей патентной палаты как независимой от Патентного ведомства РФ оказалась похороненной. В соответствии с п. 5 Положения о Высшей патентной палате се председателем является генеральный директор Роспатента, который утверждает все ее решения (п. 6 Положения).

На наш взгляд, сама вдея создания Высшей патентной палаты была изначально ошибочной. При этом ошибка заключалась, конечно, не в том, что в патентной системе должен быть независимый от Патентного ведомства орган, а в том, что на роль такого органа была избрана Высшая патентная палата, а не Патентный Суд, как это предполагалось специалистами и планировалось Законом СССР «Об изобретениях в СССР» от 31 мая 1991 г.

При любых вариантах, в том числе и при создании Высшей патентной палаты вне структуры Патентного ведомства РФ, она могла быть создана лишь как орган государственного управления, не наделенный правами по осуществлению правосудия в рассматриваемой сфере. Между тем именно в таком качестве Высшая патентная палата представлена в Патентном законе РФ, рассматривающем ее решения как окончательные и не подлежащие обжалованию.

С принятием Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. и Конституции РФ от 12 декабря 1993 n, которые закрепили право граждан на обжалование в суд любых решений, нарушающих их права и свободы, стало окончательно ясно, что создание Высшей патентной палаты лишено смысла. Действительно, зачем нужна Высшая патентная палата, если любое принятое ею решение может быть в последующем обжаловано в суд и соответственно заново пройти проверку во всех судебных инстанциях?

Тем не менее Высшая патентная палата создана, причем в качестве структурного подразделения Патентного ведомства РФ. Насколько' действенной будет ее работа, покажет время.

Федеральный фовд изобретений РФ. В соответствии со ст. 9 Патентного закона РФ планируется создание такого своеобразного субъекта патентных отношений, как Федеральный фовд изобретений России. Его задачей станет отбор изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, приобретение на них прав патентообладателя на договорной основе и содействие реализации разработок в интересах государства. Организационно-правовая форма .Фонда с учетом указанных в законе источников его финансирования (выручка от продажи лицензий на объекты промышленной собственности, патенты на которые принадлежат Фонду, добровольные взносы предприятий и граж-

132


дан, средства республиканского бюджета и др.), должна быть определена уставом, утвержденным Правительством РФ. По всей видимости, указанный Фовд будет иметь статус государственного учреждения или казенного предприятия. Аналоги подобных организаций есть во многих странах (Национальное агентство по организации использования результатов научных исследований во Франции, Национальная корпорация по развитию исследований в Великобритании и др.).

Патентные поверенные. Ведение дел о выдаче патентов и решении иных патентно-правовых вопросов требуют специальных знаний как в соответствующей области науки и техники, так и в сфере патентного права. В силу этого Патентный закон РФ предоставляет изобретателям и их правопреемникам право не только лично выступать в патентных отношениях, но и пользоваться услугами других лиц. Такими субъектами выступают прежде всего патентные поверенные, которыми признаются лица, получившие специальное образование, имеющие опыт работы в области охраны промышленной собственности и выдержавшие специальный экзамен (аттестацию) на звание патентного поверенного.

В качестве патентного поверенного может быть аттестован и зарегистрирован гражданин РФ, который: 1) имеет постоянное местожительство в РФ, высшее образование и не менее чем 4-летний опыт практической работы в области охраны промышленной собственности или профессионального юридического представительства;

2) обладает знанием законодательных и иных нормативных актов РФ, международных договоров, необходимым для осуществления деятельности по защите прав на объекты промышленной собственности, в объеме, определяемом Патентным ведомством РФ, и соответствующими навыками их практического применения, подтвержденными результатами квалификационного экзамена.

Все патентные поверенные подлежат обязательной регистрации, сведения о них вносятся в единый государственный реестр и им выдается специальное свидетельство на право осуществления профессиональной деятельности.

Патентные поверенные могут осуществлять свою профессиональную деятельность как самостоятельно в качестве индивидуального предпринимателя, так и работая по найму или создав собственную коммерческую организацию.

Взаимоотношения с клиентами строятся на договорных началах, а именно на основе договора поручения и выданной клиентом доверенности. Оплата услуг производится в размере, определенном соглашением сторон.

133


Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов. Наконец, в патентных отношениях участвует такой субъект, как Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР). Задачами ВОИРа являются:

а) создание организационных, экономических и правовых условий для реализации творческих возможностей членов Общества;

б) оказание практической помощи изобретателям в разработке и внедрении их предложений;

в) правовая защита прав членов Общества на принадлежащие им объекты промышленной собственности.

Реализуя эти задачи, ВОИР создает специальные фонды материальной подцержки изобретателей, организует консультации и экспертную помощь, приобретает права на объекты промышленной собственности и реализует их по договорам заинтересованным лицам;

оказывает юридическую помощь изобретателям в отстаивании их прав и представлении их интересов в правоохранительных органах и т. д.

ВОИР образован по территориально-производственному признаку. Основой Общества являются первичные организации, создаваемые в трудовых коллективах. Все подразделения Общества, имеющие обособленное имущество, являются самостоятельными юридическими лицами.

§ 3. Оформление патентных прав

Общие положения. Одним из принципов патентного права является то, что непременным условием предоставления правовой охраны той или иной разработке является официальное признание ее объектом патентного права.

Само признание может осуществляться разными путами, быть относительно сложным или, напротив, сведенным к предельно упрощенной формальной процедуре, которая, однако, обязательна. Если изобретение, полезная модель, промышленный образец отвечают всем критериям охраноспособности, но официально данный факт не подтвержден, они патентным правом не охраняются. В этом состоит одно из важных различий, существующих между патентным и авторским правом.

В отаичис от авторского права, которое охраняет все произведения с момента придания им объективной формы, патентное право охраняет технические и дизайнерскис решения только после официального признания их изобретением, полезной моделью или промышленным образцом, что предполагает выполнение рада формальностей.

Указанные формальности обычно сводятся к:

а) составлению особой заявки на выдачу патента;

134


б) рассмотрению данной заявки Патентным ведомством;

в) выдаче патента.

Хотя оформление патентных прав на каждый из объектов промышленной собственности имеет свою специфику, тем не менее вполне возможно рассмотреть это оформление в качестве обобщенной процедуры, отражая необходимые особенности.

Составление и подача заявки. Заявка на выдачу патента подается автором, работодателем или их правопреемниками в Патентное ведомство (конкретно в Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС)). Заявка может быть подана указанными лицами как непосредственно, так и через патентного поверенного, зарегистрированного в Патентном ведомстве РФ (для иностранцев обязательна подача заявки только через патентного поверенного).

Патентная заявка составляется по строго определенным правилам, отступление от которых недопустимо. Само понятие «заявка» является собирательным и охватывает ряд отдельных документов:

а) заявление о выдаче патента;

б) описание изобретения, полезной модели или промышленного образца, раскрывающее их с полнотой, достаточной для осуществления;

в) формулу изобретения (полезной модели) или совокупность существенных признаков промышленного образца;

г) чертежи и иные материалы, необходимые для понимания сущности разработки (или комплект фотографий, отображающих внешний вид изделия);

д) реферат.

Центральный документ заявки это описание разработки, которое составляется по определенной схеме и раскрывает сущность решения. Объем правовой охраны определяется формулой изобретения (полезной модели) или совокупной сущностью признаков промышленного образца. Формула излагается в виде логического определения решения совокупностью всех его существенных признаков.

К заявке на вьщачу патента прилагается документ, подтверждающий уплату пошлины в установленном размере. Говоря о пошлинах за патентование объектов промышленной собственности, необходимо отметить следующее.

Деятельность Патентного ведомства, связанная с принятием и рассмотрением заявок, а также выдачей патентов, требует немалых материальных затрат, которые частично перелагаются на самих заявителей, обязанных уплачивать соответствующие пошлины. Кроме того, пошлины устанавливаются для того, чтобы стимулировать заявителей к совершению лишь целесообразных юридических действий.

135


Перечень действий, за совершение которых взимаются патентные пошлины, их размеры и сроки уплаты, а также основание для освобождения от уплаты пошлин и уменьшение их размера или возврата устанавливаются в соответствии со ст. 33 Патентного закона РФ Правительством РФ. Последним утверждено Положение о пошлинах за патентованис от 12 августа 1993 г. (в ред. от 12 августа 1996 г.)1.

По своему размеру пошлины не столь уж велики. Например, за подачу заявки на выдачу патента на изобретение взимается пошлина в размере 2 МРОТ, на промышленную модель — 1 МРОТ, на промышленный образец — 3 МРОТ и т. д. Но следует учитывать, что пошлиной должно оплачиваться практически каждое юридическое действие: проведение экспертизы по существу (на изобретение — 3 МРОТ), подача возражения в Апелляционную палату — 1 МРОТ; регистрация разработки в государственном реестре — 4 МРОТ; восстановление пропущенного срока для совершения того или иного действия — 0,8 МРОТ (в течение шести месяцев) и 3,2 МРОТ (по истечении 6 месяцев, но не позднее 12 месяцев с даты окончания установленного срока) и т. п.

Кроме того, иностранцы уплачивают пошлины по специальной шкале в иностранной валюте. Так, за подачу заявки на изобретение взимается пошлина 200 долл. США, на полезную модель — 100, промышленный образец — 300; за проведение экспертизы — 300, за подачу возражения — 100 долл. США и т.д.

Согласно установленному порядку пошлины уплачиваются до совершения соответствующего юридического действия. В случае пропуска срока для совершения того или иного действия (подачи возражения, дачи ответа на запрос экспертизы и т. п.) размер пошлин повышается на 30-50%.

Рассмотрение заявки в Патентном ведомстве. Все патентные заявки, какого бы объекта промышленной собственности они ни касались, проверяются в отношении их соответствия установленным формальным требованиям.

Данная экспертиза, которая носит название формальной или предварительной, тлеет целью проверить: 1) наличие всех необходимых документов заявки; 2) правильность их составления; 3) относимость заявленного предложения к объектам, которые могут быть признаны изобретением, полезной моделью и промышленным образцом; 4) соблюдение рада других требований (в частности, единство изобретения (то есть чтобы в заявке было раскрыто только одно изобретение); не изменяют ли дополнительные материалы сущность первоначально за-

Собрание актов РФ. 1993. 34. Ст. 3182; СЗ РФ. 1996. № 34. Ст. 4123; 1997. № 16. Ст. 1902; № 34. Cr. 3993.

136


явленного решения; правильность классификации изобретения (полезной модели) по Международной патентной классификации и промышленного образца по Международной классификации промышленных образцов и т. д.).

По общему правилу, формальная экспертиза проводится по истечении двух месяцев с даты поступления заявки в Патентное ведомство. Такая отсрочка установлена в интересах заявителей, которые пользуются правом в течение этого срока вносить в заявку исправления и уточнения, не меняя существа решения. Вместе с тем по их ходатайству, направленному в Патентное ведомство, формальная экспертиза может быть проведена и до истечения указанного срока, но уже без права внесения изменений в заявку.

Результатом формальной экспертизы может быть одно из трех решений. Если заявка подана на разработку, относящуюся к патент-носпособным объектам, в состав заявки входят все необходимые документы и эти документы правильно оформлены, выносится положительное решение.

Для разных объектов промышленной собственности оно будет иметь разное значение: заявки на изобретение и промышленный образец принимаются к дальнейшему рассмотрению, а заявка на полезную модель считается удовлетворенной.

Положительное решение формальной экспертизы по заявке на полезную модель является основанием для выдачи на полезную модель охранного документа (так называемая явочная процедура патентования).

Если в результате формальной экспертизы будет обусловлено, что заявка оформлена на предложение, не относящееся к патентоспособным объектам, принимается решение об отказе в выдаче патента.

Наконец, если в заявке обнаруживаются дефекты по части оформления отдельных документов и т. п., заявителю предоставляется возможность в течение двух месяцев представить исправленные или отсутствующие документы (при отсутствии ответа на запрос заявка считается отозванной).

' Заявителю, не согласному с решением формальной экспертизы, представляется возможность обжаловать ее действие в Апелляционную палату Патентного ведомства РФ, а в последующем в Высшую патентную палату и в суд.

Заявки на изобретения и промышленные образцы, успешно прошедшие формальную экспертизу, подвергаются экспертизе по существу, в ходе которой у разработки проверяются все критерии охраноспособности.

Однако порядок проведения экспертизы по существу в отношении изобретений и промышленных образцов не совпадает: если заявки на

137


промышленные образцы после формальной экспертизы автоматически передаются на экспертизу по существу, то заявки на изобретения откладываются на хранение и подвергаются экспертизе по существу только по специальному ходатайству заявителя или другого заинтересованного лица. Ходатайство может был» подано в трехлетний срок. Такой ввд экспертизы в патентной практике именуется отсроченной или отложенной экспертизой. Ее главная идея заключается в том, чтобы освободить Патентное ведомство от необходимости рассматривать все без исключения заявки, то есть чтобы оно рассматривало только те заявки, которые действительно представляют ценность и имеют перспективы их реализации.

Практика показывает, что ходатайства о проведении экспертизы по существу подаются не более чем по 50% всех ранее поданных заявок.

За трехлетний срок, который предоставляется для подачи ходатайства о проведении экспертизы по существу, остальные заявки либо устаревают (перекрываются новыми аналогичными решениями), либо выявляется отсутствие перспектив их коммерческой реализации, либо заявители вполне удовлетворены тем трехлетним сроком временной правовой охраны, который им при этом предоставляется.

Если ходатайство о проведении экспертизы по существу в течение трех лет не поступит, заявка на выдачу патента на изобретение считается отозванной.

Результатом экспертизы по существу могут быть либо отказ в выдаче патента, либо решение о выдаче патента. При несогласии с решением экспертизы заявитель может подать жалобу в Апелляционную палату (затем в Высшую патентную палату и в суд).

Выдача патента. Заключительная стадия оформления изобретательских прав состоит в выдаче патента. Патентное ведомство РФ публикует в своем официальном бюллетене сведения о выдаче патента, включающие имя (наименование) патентообладателя, название разработки, ее -формулу или совокупность существующих признаков.

Одновременно с публикацией сведений о выдаче патента Патентное ведомство РФ вносит изобретения, полезные модели или промышленные образцы в соответствуюш^РГосударственный реестр изобретений, полезных моделей или промышленных образцов.

Наконец, заявителю выдается сам патент. При наличии нескольких лиц, на имя которых испрашивался патент, им выдается один патент. Оформление патентных прав на разработки, созданные до введения в действие Патентного закона РФ. Вопрос об оформлении патентных прав имеет и еще один аспект. Речь вдет об оформлении патентных прав на изобретения и промышленные образцы, созданные до введения

138


в действие Патентного закона РФ. Этот вопрос имеет, в свою очередь, три относительно самостоятельных аспекта.

Первый из них связан с действием ранее выданных патентов СССР на территории РФ. В основном этот вопрос затрагивал интересы иностранцев, так как российские граждане патентами практически не обладали. В отношении всех ранее выданных патентов было решено:

а) признать их действие на территории РФ без необходимости подачи каких-либо особых ходатайств об этом;

б) с учетом увеличения срока действия патентов (например, на изобретение с 15 до 20 лет) их действие было продлено.

Второй аспект связан с действием авторских свидетельств на изобретения и свидетельств на промышленные образцы. Данный вопрос затрагивает интересы десятков тысяч их владельцев. Им предоставлено право обменять авторские свидетельства (свидетельства), по которым не истек 20-летний (15-летний) срок с даты подачи заявки, на патенты РФ на оставшийся срок. Для этого необходимо подать особое ходатайство, уплатить пошлину, причем сделать это можно в любое время и только в добровольном порядке. Права тех владельцев авторских свидетельств, которые не пожелали обменять их на патенты, определяются ранее действовавшим законодательством.

Наконец, третий аспект проблемы связан с рассмотрением ранее поданных заявок на выдачу авторских свидетельств, по которым еще не было принято решений о выдаче авторских свидетельств. Здесь заявителям была предоставлена возможность в течение одного года подать ходатайство о выдаче вместо авторского свидетельства патента РФ. Заявки тех лиц, которые не подали такого ходатайства, сочтены отозванными.

§ 4. Права авторов изобретений, полезных моделей кввомывяенных образцов

Право на подачу заявке. Одним из принципиальных положений патентного права является то, что признаются и охраняются права и законные интересы не только патентообладатйяв^ но и самих разработчиков. Хотя в Патентном законе РФ отсутствует специальный раздел о правах разработчиков, что является его недостатком, в целом ряде его норм говорится об их правах.

Прежде всего закон предоставляет автору изобретения, полезной модели или промышленного образца право подать змвку на выдачу патента и стать патентообладателем (п. 1 ст. 8 Патентного закона РФ). Этот вопрос уже частично рассматривался § 2 настоящей главы. К сказанному добавим, что:

1) за лицом, творческим трудом которого создана соответствующая

139


разработка, в первую очередь признается исключительное право на подачу заявки, если только по закону это право не принадлежит другому лицу (например, работодателю). Напротив, если заявку подает не автор, а другое лицо, оно должно доказать свою управомоченность на подачу заявки;

2) если разработка создана двумя и более лицами, вопрос о подаче заявки решается ими совместно. Представляется, что при отсутствии согласия вопрос может быть передан на разрешение суда как спор о праве гражданском.

Право авторства м право на авторское имя. Право авторства можно определить как возможность, предоставленную законом действительному создателю разработки, быть признанным ее единственным творцом. Право авторства носит абсолютный и исключительный характер. Оно неотчуждаемо, что обусловлено его личным характером. Это право принадлежит создателю разработки пожизненно и прекращается лишь с его смертью. В дальнейшем авторство охраняется как общественно значимый интерес.

С правом авторства тесно связано право на авторское имя, которое состоит в возможности изобретателя требовать, чтобы его имя как создателя разработки упоминалось в любых публикациях о созданном им объекте.

Имя действительного автора в обязательном порадке указывается в заявке на вьщачу патента, кто бы ни выступал в качестве заявителя. В других документах (например, в официальной публикации Патентного ведомства о выданном патенте) имя автора указывается, если он от этого не отказался. Разумеется, имя автора не должно искажаться в публикациях. '

Право на вознаграждение. К числу имущественных прав авторов, которые по тем или иным причинам не становятся патентообладателями, относится право на получение вознаграждения от патентообладателя или иных лиц, использующих разработку.

Такое право возникает у двух категорий авторов. Во-первых, им обладают авторы, создавшие разработку в связи с выполнением служебных обязанностей, когда право на получение патента принадлежит работодателю.

Размер и порядок выплаты вознаграждения определяются соглашением автора и работодателя. Закон ориентирует на то, что размер вознаграждения должен быть соразмерен той выгоде, которая получена работодателем или могла быть им получена при надлежащем использовании объекта промышленной собственности. Если достичь соглашения не удается, вопрос может быть передан на рассмотрение суда.

При этом следует учитывать, что в соответствии с п. 6 постановлено


ния Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г. до принятия специального закона о служебных разработках на территории России применяются пп. 1, 3, 5 ст. 32, er. 33 — 34 Закона СССР «Об изобретениях в СССР» от 31 мая 1991 г., п. 1 ст. 21, пп. 1, 3 ст. 22, ст. 23 Закона СССР «О промышленных образцах» от 10 июля 1991 г. Указанные статьи содержат нормы, гарантирующие выплату разработчикам изобретений и промышленных образцов вознаграждения не ниже определенного в них минимума. Так, автору изобретения или его правопреемнику работодатель обязан выплатить вознаграждение в размере не менее 15% прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой от использования изобретения, а также не менее 20% выручки от продажи лицензий. Вознаграждение за использование изобретения, полезный эффект от которого не выражается в прибыли или доходе, выплачивается автору в размере не менее 2% в доли себестоимости продукции (работ, услуг), приходящейся на данное изобретение. Автор промышленного образца или его правопреемник вправе претендовать на вознаграждение в размере не менее пятикратного размера минимальной оплаты труда, установленной законодательством, за каждый полный или неполный год использования промышленного образца, а твкхе не менее 20% выручки от продажи лицензий.

Помимо минимального размера вознаграждения рассматриваемыми нормами установлены и конкретные предельные сроки его выплаты не позднее трех месяцев после каждого года, в кагором использовались изобретение или промышленный образец, и не позднее трех месяцев после поступления выручки от продажи лицензий. За несвоевременную выплату вознаграждения патентообладатель, виновный в этом, уплачивает автору за каждый день просрочки пеню в размере 0,04% от суммы, причитающейся к выплате.

Во-вторых, правом на вознаграждение пользуются те изобретатели и дизайнеры, которые не воспользовались правом обмена принадлежащих им авторских свидетельств на изобретение и свидетельств на промышленные образцы на патенты РФ. В настоящее время^ данный вопрос регулируется постановлением Совета Министров Правительства РФ «О порадке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории РФ авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения» от 12 июля 1993 г. 6481. Сущность действующих правил сводится к следующему.

Если изобретение или промышленный образец по-прежнему охра-

' Собрание актов РФ. 1993. № 29. Ст. 2681. 141


нястся авторским сввдстсльсгаом или свидетельством, то такие разработки могут быть использованы любыми заинтересованными лицами без специального на то разрешения. Однако, если с даты подачи заявки на изобретение или промышленный образец прошло соответственно не более 20 или 15 лет, на пользователей возлагается обязанность по выплате вознаграждения их авторам. Размер вознаграждения дифференцируется в зависимости от того, когда началось использование разработки до или после вступления в силу указанного выше постановления. Если изобретение или промышленный образец стали использоваться до этого момента, вознаграждение авторам выплачивается в соответствии с законодательством, действовавшим на дату начала использования разработки. Если же использование разработки началось после введения в действие постановления Совета Министров Правительства РФ от 12 июля 1993 г., вознаграждение авторам выплачивается каждым юридическим лицом, использующим такую разработку, и определяется по соглашению сторон без ограничения его размера. При недостижении сторонами согласия по этому вопросу он может был» передан любой стороной на рассмотрение суда как спор о праве гражданском.

§ 5. Патентная форма охраны объектов промышленной собственности

Общие положения. С принятием Патентного закона РФ в нашей стране восстановлена патентная форма охраны изобретений и промышленных образцов. Патент вновь, как и 70 лет назад, стал единственным документом, с помощью которого удостоверяются права на созданные изобретения и промышленные образцы, а также такие новые для российского патентного права объекты, как полезные модели'. Несмотря на то, что патент на охраноспособную разработку изобретатель мог, в принципе, получить и по законадатв|йелву СССР, которое формально предусматривало две формы охраны—авторское свидетельство (свидетельство) и патент, действительность была такова, что подавляющее большинство советских изобретателей подавали заявки на выдачу им именно авторских свидетельств (свидетельств), а не патентов.

Главной причиной этого было отсутствие у изобретателей фактических возможностей для извлечения реальной выгоды из своего монопольного владения разработками. Кроме того, законодательство не допускало получения патентов на служебные разработки, что сразу отсекало от патентной охраны свыше 80% создаваемых разработок.

Хота охранный документ, выдаваемый на полезную модель, именуется в Патентном законе РФ свидетельством, по своей правовой природе он равнозначен патенту.

142


Патент нельзя было получить на целый ряд изобретений, в частности на вещества, полученные химическим путем, способы лечения и диагностики заболеваний людей и животных, штаммы микроорганизмов и т. д. Наконец, лицам, избравшим патентную форму охраны, не предоставлялись многие из тех прав и льгот, которыми пользовались владельцы авторских свидетельств (свидетельств). Все эти и некоторые другие факторы превращали патентную форму охраны разработок, которая допускалась советским изобретательским правом, в формальность, которая была нужна, с одной стороны, для создания видимости свободы выбора, а с другойдля предоставления патентной охраны иностранным заявителям как условие участия СССР в международной системе охраны промышленной собственности.

Восстановленная в России патентная форма охраны прав на объекты промышленной собственности такова же по своей сущности, что и во всем мире. Патентообладателю гарантируется возможность извлечения выгоды из монопольного владения запатентованным средством в пределах установленного законом срока, по истечении которого оно поступает во всеобщее пользование. Предоставление такой возможности осуществляется в рамках специальной процедуры, которая включает доведение до сведения общества данных о созданном техническом новшестве (составление и подача заявки, публикация материалов заявки и т. п.), проверку компетентным государственным органом того, действительно ли заявленное новшество обогащает мировой уровень техники (экспертиза заявки), и, наконец, выдачу от имени государства особого охранного документа, гарантирующего права заявителя. Таким документом является патент на изобретение или иной объект промышленной собственности, который официально подтверждает права его обладателя и устанавливает их объем.

Права патентообладателя носят абсолютный, исключительный и срочный характер, а также ограничены территорией того государства, патентное ведомство которого его выдало.

Абсолютная природа прав патентообладателя определяется тем, что в качестве лиц, обязанных воздерживаться от использования принадлежащей патентообладателю разработки, выступают все остальные члены общества. Исключительный характер субъективных патентных прав выражается в том, что в пределах одной страны права на разработку могут принадлежать лишь одному патентообладателю. Выдача двух патентов на один и тот же объект не допускается.

Признак срочности выражается в том, что права, вытекающие из патента, действуют в течение определенного времени. По российскому патентному законодательству срок действия любых патентов начинает течь с даты поступлениязаявки в Патентное ведомство РФ, то есть с

143


дата приоритета. При этом патент на изобретение действует в течение 20 лет, свидетельство на полезную модель — 5 лет, патент на промышленный образец — 10 лет. Кроме того, действие охранных документов на полезную модель и промышленный образец может быть продлено соответственно на 3 года и 5 лет на основе подачи патентообладателем особого ходатайства и уплаты специальной пошлины.

Первостепенное значение для обладателя субъективного патентного права имеет объем его прав. В соответствии со ст. 3 Патентного закона РФ он определяется формулой изобретения (полезной модели) или совокупностью существенных признаков промышленного образца, отображенных на фотографии внешнего вида изделия. Для признания изобретения или полезной модели использованными в том или ином объекте техники необходимо установить наличие в нем всех признаков изобретения (полезной модели), которые отражены в их формулах.

Содержанке пятенткых прхв. Патентообладателю принадлежит исключительное право на использование охраняемых патентом изобретения, полезной модели или промышленного образца по своему усмотрению, если такое использование не нарушает прев других патентообладателей.

Под использованием понимается введение в хозяйственный оборот продукта, созданного с применением изобретения, полезной модели или промышленного образца, а также применение способа, охраняемого патентом на изобретение. Введение «хозяйственный оборот, в свою очередь, охватывает такие действия, как изготовление, применение, ввва, хранение, предложение к продаже, продажа и т. п. продукта, созданного с использованием охраняемого решения, а также применение способа, охраняемого патентом на изобретение.

Изготовлением признается производство продукта для коммерческих целей, даже если при этом сам продукт временно не реализуется, например складируется для последующей продажи. Применением продукта считаются все случаи его производственного использования в коммерческих целях. Ввоз продукта означает его импорт на территорию РФ, причем нарушением является сам факт ввоза, хотя бы продукт и не предназначался для использования на территории РФ. Хранение продукта, в частности его накапливание для последующего пуска в оборот, также рассматривается как использование запатентованного объекта. Предложение к продаже есть реклама продукта, которая может выражаться в его публичной демонстрации в торговых залах и на витринах, в рекламных клипах, в каталогах и т. п. Под продажей понимается коммерческая деятельность по реализации запатентованного продукта, которая чаще всего имеет юридическую форму гражданско-правового договора купли-продажи.

Названные действия не исчерпывают все случаи введения в хозяй-

144


ственный оборот запатентованного продукта. Оно может также выражаться и в ином использовании продукта, в частности в его техническом обслуживании, ремонте, заключении в отношении него договоров аренды, в том числе лизинга, подряда, мены и т. п.

Все указанные действия могут совершаться лишь самим патентообладателем, что выражает позитивную сторону принадлежащего ему исключительного права на использование разработки. Владелец патента может избрать любую допускаемую законом форму предпринимательской деятельности для организации использования объекта промышленной собственности. В частности, он может выступать как индивидуальный предприниматель, создать предприятие, внести принадлежащее ему право на объект промышленной собственности в качестве своего вклада в уставный фонд вновь создаваемого или уже действующего предприятия и т. п.

Одновременно с позитивным правом на единоличное использование разработки патентообладатель вправе запретить ее использование любым третьим лицам. Собственно говоря, в обоих случаях речь вдет об одном и том же праве, ибо исключительному праву патентообладателя на использование разработки корреспондирует обязанность всех третьих лиц воздерживаться от действий, нарушающих права патентообладателя. Разница состоит лишь в том, на какой позитивной или нсгвгивмо*— стороне рассматриваемого права сделан больший акцент.

Распоряжение патентом. Патентообладатель может не только самостоятельно использовать принадлежащую ему разработку, но к предоставить право на ее использование другим лицам либо вовсе уступить свои права, вытекающие из патента. Соответственно различаются уступка патентных прав и заключение лицензионных соглашений на использование запатентованных разработок.

Уступка патентных прав означает передачу патентообладателем принадлежащих ему прав другому лицу физическому либо юридическому. Чаще всего уступка патентного права осуществляется по модели договора купли-продажи, однако может происходить и в иных формах, а именно в форме договора мены, дарения, включать элементы договоров подряда или услуги и т. д.

Уступка патентных прав, в какой бы договорной форме она ни осуществлялась, означает, что к приобретателю патента переходят в полном объеме все права, которыми обладал патентовладелец (то есть уступить только часть прав и оставить за собой остальные нельзя).

Наряду с уступкой патентных прав патентообладатель может выдавать разрешения на использование разработки другими лицами. Выдача таких разрешений осуществляется путем заключения лицензионных договоров.

145


По лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) обязывается предоставить право на использование охраняемого объекта промышленной собственности на срок и в объеме, предусмотренными договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные платежи и осуществлять другие действия, предусмотренные договором.

В зависимости от объема передаваемых прав различаются договоры о выдаче простой (неисключительной) и исключительной лицензий. По договору неисключительной лицензии лицензиар, предоставляя лицензиату право на использование объекта промышленной собственности, сохраняет за собой все права, подтверждаемые патентом, в том числе и право на предоставление лицензий третьим лицам.

При выдаче исключительной лицензии лицензиату передается исключительное право на использование объекта промышленной собственности в пределах, предусмотренных договором, с сохранением за лицензиаром права на его использование в части, не передаваемой лицензиату.

Взаимные права и обязанности лицензиата и лицензиара определяются заключенным договором, а также общими положениями гражданского законодательства о сделках, в том числе договорах, так как специальная регламентация этих отношений патентным правом фактически отсутствует. На практике при заклю*М||йи лицензионных договоров стороны согласуют друг с другом ''i§ß обычных условий, которые, с одной стороны, определяют объем передаваемых прав, а с другой устанавливают дополнительные обязательства сторон.

К первой группе относятся условия о сроке и территориальных пределах действия передаваемых прав, круге разрешенных действий, сфере использования разработки, количественных ограничениях и т. п. Срок действия лицензии может быть, в принципе, любым, но не превышающим срока действия самого патента. На практике он обычно меньше, как правило, не превышает 3—5 лет.

Патент, выданный Патентным ведомством РФ, действует на всей территории РФ. Заключая лицензионный договор, стороны оговаривают территориальные пределы действия лицензии (вся территория РФ, территория субъекта РФ, другая территория и т. п.).

В отличие от уступки патентных прав, лицензия может быть выдана не только на все возможные способы использования разработки, но и лишь на некоторые из них, например только на применение разработки, только на ее продажу и т. д.

Наконец, права лицензиата могут быть ограничены какой-либо определенной сферой деятельности или отраслью промышленности,

146


например производством потребительских товаров, предельным количеством выпускаемых изделий и т. п.

Ко второй группе относятся те условия лицензионного договора, которые определяют размер и порядок выплаты лицензионного вознаграждения, гарантии патентообладателя в отношении передаваемой разработки, взаимные обязательства по обмену усовершенствованиями, обязанности по защите передаваемых прав от посягательств третьих лиц и т. п.

Наиболее важным и сложным является определение лицензионного вознаграждения. Его размер и порядок выплаты определяются самими сторонами и, в принципе, могут быть любыми. Но обычен для патентной практики такой способ определения вознаграждения, как: а) установление единовременного вознаграждения при подписании лицензионного договора (так называемый паушальный сбор); б) установление текущих отчислений в процентном отношении к извлекаемой прибыли или к цене запатентованного продукта (так называемого роялти).

Завершая анализ лицензионных соглашений, укажем еще на два момента:

а) условия лицензионного договора не должны нарушать норм законодательства о конкуренции и ограничении монопольной деятельности (например, лицензиар не может диктовать лицензиату цены на реализуемую продукцию, запрещать заключать договоры с определенными категориями лиц и т. п.);

б) лицензионные договоры, равно как и договоры об уступке патентных прав, подлежат обязательному заключению в письменной форме и должны быть зарегистрированы в Патентном ведомстве РФ под страхом их недействительности. За регистрацию взимается специальные пошлины: 2 МРОТ за лицензионный договор и договор об уступке прав; за регистрацию изменений в них — 0,5 МРОТ и т. д.

Помимо обычных лицензий, действующее законодательство предусматривает и специальные ввды лицензий, которые подразделяются на принудительные и открытые. Принудительной называется лицензия, выдачи которой может добиваться через Высшую патентную палату любое заинтересованное лицо в случае неиспользования запатентованной разработки патентообладателем в течение установленного законодательством срока. Поскольку вопрос об использовании разработки неотделим от обязанностей патентообладателя, условия и порадок выдачи принудительных лицензий рассмотрен ниже при характеристике обязанностей потребителя.

Что же касается так называемых открытых лицензий, то их суть сводится к тому, что закон предоставляет патентообладателю возмож-

147


носп. подать в Патентное ведомство РФ заявление, в соответствии с которым патентообладатель предоставляет любым третьим лицам возможность использовать его разработку. Такое заявление публикуется Патентным ведомством РФ для всеобщего сведения, а патентообладателю предоставляется льгота в вице снижения на 50% размера пошлин, уплачиваемых ежегодно за поддержание патента в силе. В этих условиях любое заинтересованное лицо может использовать в своих целях запатентованную разработку, заключив с патентообладателем соглашение о размере платежей. В случае спора о размере платежей он может быть передан на разрешение суда.

Ограничения патентных прав. Патентное право России устанавливает рад случаев, когда действия третьих лиц по использованию разработки не рассматриваются как нарушения прав патентообладателя.

Такими случаями свободного использования разработок являются:

1) применение запатентованных средств в конструкции или при эксплуатации транспортных средств (морских, воздушных, наземных и т. п.) других стран при условии, что указанные транспортные средства временно или случайно находятся на территории РФ. Это правило закреплено в Парижской конвенции по охране промышленной собственности и соответственно воспроизведено в законодательстве всех стран участниц Конвенции;

2) проведение научного исследования или эксперимента над запатентованным средством (с целью проверки работоспособности, оценки эффективности, в научных целях и т. п.). Разработка здесь должна быть объектом исследования, а не его средством;

3) применение запатентованных средств при чрезвычайных обстоятельствах, то есть стихийных бедствиях, катастрофах, крупных авариях и т. п., для ликвидации их последствий. При этом патентообладателю гарантируется последующая выплата вознаграждения;

4) применение запатентованного средства в личных целях без получения дохода;

5) разовое изготовление лекарств в аптеках по рецептам врачей. Этим свободным видом использования охватываются только„единич-ные случаи приготовления лекарств непромышленным способом;

6) наконец, не признается нарушением патентных прав применение запатентованных средств, если эти средства введены в хозяйственный оборот законным путем. Данное исключение выражает широко известный принцип «исчерпания прав*, в соответствии с которым права патентообладателя ограничиваются введением в хозяйственный оборот запатентованного средства. Последующее изменение владельца данного средства, например, в связи с его перепродажей нарушения патентных прав не образует.

148


Наряду с рассмотренными изъятиями из сферы действия прав патентообладателя Патентный закон РФ выделяет еще несколько случаев, когда запатентованная разработка могла быть использована определенными лицами и это не считается нарушением патентных прав.

Прежде всего, это действия так называемого преждепользователя, то есть лица, которое до даты приоритета добросовестно использовало на территории РФ созданное независимо от патентообладателя такое же решение или, по крайней мере, сделало к этому все необходимые приготовления (вытекает из п. В et. 4 Парижской конвенции)»

Права преждепользователя носят безвозмездный характер, то есть он не должен выплачивать патентодателю какого-либо возмещения;

ограничены объемом начатого использования или сделанных приготовлений (без права расширения объема); могут быть переданы другим лицам только вместе с самим предприятием.

Далее, не считается нарушением патентных прав использование тех разработок, которые ранее охранялись авторскими свидетельствами, владельцы которых обменяли их на патенты РФ (при условии, что использование началось до получения патентов на эти разработки).

Наконец, в соответствии со ст. 13 Патентного закона РФ запатентованная разработка по решению Правительства РФ может быть использована в интересах национальной безопасности с гарантией выплаты патентообладателю соразмерной компенсации, спор о которой разрешается Высшей патентной палатой, а в последующемсудом.

Обязанности патентообладателя. Наряду с правами патентообладатель несет ряд обязанностей. Прежде всего он должен уплачивать патентные пошлины. Выше уже говорилось о патентных пошлинах, которые уплачиваются за подачу заявки, проведение экспертизы, выдачу патента и т. п.

Но помимо указанных пошлин патентообладатель должен платить ежегодные пошлины за поддержание патента в силе, а также пошлину за продление срока действия патента. Размер этих пошлин также определяется Положением о пошлинах за патентообладание, утвержденным Правительством РФ 12 августа 1993 г. (в ред. от 12 августа 1996 г.). Здесь также действуют две шкалы пошлин одна для российских заявителей и другая для иностранцев. Пошлина должна уплачиваться вперед за соответствующий год, обычно в течение двух последних месяцев соответствующего года.

Размеры пошлин установлены из такого расчета, что с каждым последующим годом действия патента они возрастают. Смысл такого подхода состоит в том, чтобы поддерживались в силе патенты лишь на те разработки, которые фактически используются. Так, размер ежегодной пошлины за поддержание в силе патента на изобретение возрастает

149


за 20 лет с 1 до 10 МРОТ (за 20-й год), свидетельства на полезную модель с 0,5 до 2 МРОТ, патента на промышленный образецс 1 до 4 МРОТ.

При уплате пошлины в иностранной валюте размеры пошлины составляют: по изобретениямот 100 до 1000 долл. США (за 20-й год); по полезной моделиот 50 до 200 долл. США; по промышленному образцу—от 100 до 400 долл. США

Другой обязанностью патентообладателя является использование запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца. В данном случае имеется в виду, что патентообладатель должен так или иначе применять свою разработку, поскольку, если разработка фактически не используется, за этим могут последовать определенные негативные последствия. При этом не важно, кто использует разработку сам патентообладатель или лица, получившие от него разрешение на использование. Кроме того, патентообладателю предоставляется возможность прибегнуть и к так называемому номинальному использованию разработки, для чего достаточно подать в Патентное ведомство РФ заявление об открытой лицензии.

Если, однако, запатентованная разработка не используется патентообладателем и он не выдает никому разрешений на использование, то по истечении четырех лет с даты выдачи патента на изобретение или промышленный образец или трех лет с даты выдачи свидетельства на полезную модель любое заинтересованное лицо может потребовать выдачи ему принудительной лицензии. Данный спор должен рассматриваться Высшей патентной палатой (судом), определяющей и размер вознаграждения патентообладателю, который не может быть ниже рыночной цены аналогичной лицензии.

Прекращение действия патента. Действие всякого патента ограничено установленными законом временными рамками. Поэтому обычным способом прекращения патентных прав является окончание срока действия патента. Но действующее законодательство устанавливает и случаи досрочного прекращения патентно-правовой охраны. К ним относятся:

1) отказ патентообладателя от своих прав. Такой отказ может быть совершен в любое время путем подачи в Патентное ведомство РФ специального заявления (чаще всего для предотвращения патентного спора);

2) неуплата в установленный срок пошлин за поддержание патента в силе. На практике лица, не желающие сохранять свои патентные права, обычно просто перестают платить патентные пошлины (при простой просрочке предоставляется возможность погасить задолжен-

150


ность в течение шести месяцев, но пошлина при этом возрастает на 50%); .

3) признание патента недействительным. Закон выделяет для этого три основания. Во-первых, несоответствие охраняемого решения установленным законом критериям охраноспособности (то есть ошибочная выдача патента). Во-вторых, наличие в формуле изобретения (полезной модели) или в совокупности существенных признаков промышленного образца признаков, отсутствовавших в первоначальных материалах заявки. Это, например, может произойти при внесении в заявку .изменений уже после ее подачи. Наконец, в-третьих, патент может быть признан недействительным из-за неправильного указания в патенте автора или патентообладателя (то есть патент ьыдан с нарушением прав конкретных лиц).

Требование о признании патента недействительным может быть заявлено любым лицом либо подачей возражения в Апелляционную палату Патентного ведомства, а затем жалобы в Высшую патентную палату, либо предъявлением иска в суд (при нарушении прав конкретных лиц).

§ 6. Защита прав авторов м патентообладателей

Общие положения. Под защитой прав и законных интересов изобретателей и патентообладателей понимаются предусмотренные законом меры по их признанию ц восстановлению, пресечению правонарушений, применению к нарушителям мер ответственности, а также самый механизм практической реализации этих мер.

В качестве субъектов права на защиту выступают авторы разработок, патентообладатели, владельцы лицензий и их правопреемники.

Защита прав на объекты промышленной собственности осуществляется путем использования предусмотренных законом форм, средств и способов защиты. В рассматриваемой сфере защита прав производится в основном в юрисдикционной форме, то есть путем обращения к специальным юридическим органам. Она, в свою очередь, охватывает судебный и административный порядки реализации предусмотренных законом мер защиты.

Административный порядок защиты означает подачу возражений на экспертное заключение в Апелляционную палату Патентного ведомства РФ, а также обжалование решений Апелляционной палаты в Высшую патентную палату.

Возражение должно относиться к одной заявке или одному патенту, должно быть подано в течение установленных законом сроков и оплачено специальной пошлиной, размер которой колеблется от 0,5 МРОТ (возражение на отказное решение формальной экспертизы) до 4 МРОТ

151


(возражение против выдачи патента заявителю). Возражение вправе подать любое заинтересованное лицо.

Апелляционная палата формирует для рассмотрения возражений специальную коллегию в составе не менее трех экспертов и рассматривает возражения в сроки от двух до четырех месяцев (в зависимости от того, на что подано возражение).

Решение Апелляционной палаты может быть обжаловано в шести* месячный срок в Высшую патентную палату, а в последующем в суд.

Все остальные изобретательские и патентные споры разрешаются непосредственно в судебном порядке. В частности, суды рассматривают споры об авторстве на разработки; об установлении патентообладателя;

о нарушении исключительных прав патентообладателя; о заключении и исполнении лицензионных договоров; о праве преждепользований;

о выплате вознаграждения автору разработки и т. д.

Защита прав авторов и патентообладателей осуществляется с помощью предусмотренных действующим законодательством способов. К сожалению, в самом Патентном законе РФ о способах защиты нарушенных прав авторов и патентообладателей ничего не говорится, в связи с чем приходится исходить из того арсенала средств и способов защиты, который закреплен в гл. 2 ГК.

Способы защиты оря» авторов. Право создателей изобретений, полезных моделей и промышленных образцов на получение патента может быть нарушено любым лицом, притязающим на приобретение прав патентообладателя без достаточных к тому оснований. Так, заявка на выдачу патента может быть подана лицом, которому стал известен творческий замысел автора и который выдает его за собственную разработку.

Независимо от того, когда обнаружен данный фактдо или ухе после выдачи патента, средством защиты является предъявление иска в суд либо о пресечении незаконных действий лица, претендующего на получение патента, либо о признании выданного патента недействительным.

Нарушение права авторства выражается в присвоении результата чужого творческого труда и попытке выдать его за собственную разработку. Чаще всего на практике право авторства нарушается при создании разработки усилиями нескольких лиц. Исключение из числа соавторов лиц, принимавших творческое участие в работе над объектом промышленной собственности, или, напротив, включение в авторский коллектив лиц, оказавших лишь техническое содействие, являются наиболее типичными видами нарушений права авторства.

Гражданско-правовая защита рассматриваемого права осуществля


ется путем иска о признании права авторства либо, напротив, иска об исключении конкретных лиц из числа соавторов.

Право на авторское имя может быть нарушено прежде всего путем неуказания имени действительного разработчика в опубликованных сведениях о разработке, других официальных и неофициальных публикациях, в которых говорится о созданной разработке. Если автор, наоборот, отказался быть упомянутым в качестве такового в публикуемых сведениях о заявке, нарушением будет публикация его имени.

Способом защиты права на имя выступает требование о восстановлении нарушенного права, в частности о внесении исправлений в сделанную публикацию.

Право автора на получение вознаграждения от работодателя, а иногда и от иных пользователей разработки нарушается тогда, когда соответствующее вознаграждение автору не выплачивается либо выплачивается в неполном объеме или несвоевременно. В этих случаях автор может обратиться в суд с требованием о принудительном взыскании с обязанных лиц причитающегося ему вознаграждения. За несвоевременную выплату вознаграждения в пользу автора может быть взыскана неустойка.

Способы защиты врав патентообладателей. В соответствии со ст. 14 Патентного закона РФ любое физическое или юридическое лицо, использующее изобретение, полезную модель или промышленный образец, защищенные патентом, без согласия патентообладателя, является нарушителем патентных прав. В законе названы и наиболее типичные виды нарушений несанкционированные патентообладателем изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение запатентованного продукта в хозяйственный оборот.

Права патентообладателей могут быть нарушены как в рамках заключенных ими лицензионных договоров, так и вне договоров. Нарушение лицензионного договора может состоять в выходе лицензиата за пределы предоставленных ему по договору прав или в невыполнении или ненадлежащем выполнении лежащих на нем обязанностей, например по своевременной и полной уплате вознаграждения.

Способы защиты, которыми располагает патентообладатель (лицензиар), обычно определяются в самом лицензионном договоре или вытекают из общих положений гражданского законодательства. Наиболее распространенными мерами защиты являются взыскание убытков, неустойки, досрочное расторжение лицензионного договора и т. п.

Внедоговорное нарушение патентных прав имеет место при любом несанкционированном использовании разработки третьими лицами. Обязанность доказывания факта нарушения патентных прав возлага-

153


ется на патентообладателя. Решающее значение при этом имеет установление четких границ действия патента и того, что они нарушены ответчиком.

Нередко нарушители патентных прав, желая замаскировать свои противоправные действия, вносят чисто внешние изменения в заимствованные объекты, в частности производят замену одних признаков другими. Если такая замена не привносит в объект техники ничего существенно нового, это служит основанием для признания патентных прав нарушенными.

Если факт нарушения патентных прав доказан, патентообладатель вправе применить к нарушителю санкции, предусмотренные действующим законодательством. Самым распространенным способом защиты патентных прав является требование патентообладателя о прекращении нарушения. В частности, решением суда нарушителю может быть предписано прекратить незаконное изготовление запатентованного продукта или производство продукта запатентованным способом. Указанные действия признаются контрафактными и относятся к наиболее грубым нарушениям патентных прав.

С точки зрения юридической сущности рассматриваемая санкция является мерой гражданско-правовой защиты, а не мерой ответственности. Поэтому она в равной мере может быть применена как к виновным, так и к невиновным нарушителям патентных прав.

Другой способ защиты патентных прав требование о возмещении убытков. В рассматриваемой области убытки патентообладателя чаще всего выражаются в форме упущенной выгоды, что может быть связано с сокращением объемов производства, вынужденным повышением цен и т. п. Опираясь на ст. 15 ПС, патентообладатель вправе требовать присуждения в свою пользу всех доходов, незаконно полученных нарушителем патентных прав.

Требовать компенсации наряду с этим морального вреда патентообладатель, по общему правилу, не может, если только он не является одновременно автором разработки и правонарушением не затронуты его личные права.

§ 7. Охрана российских изобретений, полезных моделей и промышленных образцов за рубежом

Общие положения. Действие патентов на объекты промышленной собственности, как правило, ограничивается территорией тех государств, патентные ведомства которых их выдали. Чтобы разработка пользовалась правовой охраной в других странах, она должна быть там запатентована. Иными словами, обладатель прав на разработку должен

154


составить и подать заявку на выдачу патента во всех тех странах, ще он желает получить охрану.

Вполне понятно, что при этих условиях обеспечение охраны разработки в сравнительно широких масштабах требует затраты больших сил и средств, которые должны соизмеряться с теми выгодами, на которые может рассчитывать патентообладатель. И хотя за последние годы усилиями мирового сообщества создан механизм, который значительно облегчает процедуру зарубежного патентования, перед патентообладателем всякий раз встает немало вопросов, связанных с выбором стран и процедуры патентования, форм и мероприятий, необходимых для реализации объектов техники на внешнем рынке и т. п.

Прежде всего патентообладатель должен решить вопрос относительно целесообразности самого зарубежного патентообладания. Для патентования за границей отбираются разработки, имеющие перспективы коммерческой реализации в виде экспорта продукции, продажи лицензий, создания совместных предприятий и т. п.

Патентование разработок за границей, как правило, целесообразно, если их использование в объектах техники обеспечивает более высокие технико-экономические и иные показатели по сравнению с лучшими зарубежными образцами. При этом есть смысл патентовать лишь такие разработки, за использованием которых можно осуществлять практический контроль. Если же применение разработки ограничивается внутренними потребностями зарубежных фирм и может быть осуществлено любым заинтересованным лицом лишь на основе сведений, содержащихся в описании, перспективы коммерческой реализации такой разработки на внешнем рынке практически отсутствуют.

Далее, принимая решение о зарубежном патентообладании, заявитель должен учитывать требования российского патентного законодательства. Патентный закон РФ устанавливает, что патентованис разработки за рубежом осуществляется не ранее чем через три месяца после подачи заявки в Патентное ведомство РФ (ст. 35 Патентного закона РФ). В отдельных случаях Патентное ведомство РФ. может разрешать патентование разработки за рубежом и ранее указанного срока, но подача заявки в Патентное ведомство РФ все равно необходима.

Наконец, должны учитываться особенности патентного законодательства стран патентования и участие этих стран в международных и региональных договорах по охране промышленной собственности. В разных странах к патентоспособности разработок предъявляются разные требования; решения, не охраняемые в одних странах, могут быть вполне патентоспособными в других; по-разному определяется приоритет заявки и т. п.

155


Порядок зарубежного натеитоваиня. На протяжении многих лет патентование разработок за границей было в нашей стране государственной монополией, то есть относилось к исключительной компетенции специально уполномоченных государственных органов. Ни создатель разработки, ни патентообладатель не имели возможности за свой счет получить иностранный патент либо предоставить зарубежной фирме лицензию на использование разработки. Они могли лишь выступать с соответствующей инициативой, то есть доказывать государственным органам, что такое зарубежное патентование необходимо и принесет государству определенную пользу.

Действующее патентное законодательство исходит из того, что вопрос о зарубежном патентовании и продаже лицензий за границу относится к исключительной компетенции самих патентообладателей. Запрет на зарубежное патентование может быть обусловлен лишь соображениями сохранения секретности в отношении разработок, относящихся к сфере обороны и государственной безопасности.

Важнейшее значение имеет выбор оптимальной процедуры патенто-вания. Оно может производиться либо в соответствии с требованиями национальных законодательств, либо по процедуре, предусмотренной соответствующими международными договорами. Патентование по национальной процедуре осуществляется, как'правило, при выявленной перспективе реализации продукта в отдельных странах или в странах, которые не являются участниками международных конвенций по охране промышленной собственности. В этом случае документы заявки, направляемые в каждую страну патентования, должны быть оформлены по правилам, которые установлены национальным законодательством. Кроме того, как правило, необходимо действовать через патентного поверенного, зарегистрированного патентным ведомством соответствующей страны.

При патентовании изобретений за границей по процедуре, установленной Договором о патентной кооперации, заявитель подает одну международную заявку с указанием стран (из числа участниц данного Договора), в которых он намеревается получить патенты. Международная заявка во всех странах оформляется по единым требованиям. Она подастся в свое национальное патентное ведомство, которое пересылает заявку в так называемое принимающее ведомство, а последнее в международный поисковый орган. В роли последних выступают патентные ведомства ряда ведущих стран.

Международный поисковый орган проводит по полученной заявке международный поиск с целью выявления уровня техники. По итогам поиска готовится отчет, представляющий собой перечень документов,

156


которые должны быть приняты во внимание при проведении экспертизы.

Отчет о поиске направляется заявителю, а также в Международное бюро ВОИС. Для оказания помощи заявителем к отчету прилагаются рекомендации, которые не имеют обязательного характера.

Получив отчет о международном поиске, заявитель самостоятельно оценивает перспективы получения патентной охраны своей разработки в интересующих его странах. Он может изъять свою заявку, сохранил» ее в неизменном виде или внести в нее необходимые изменения.

Если перспективы заявки благоприятные, заявитель подает ходатайство о проведении международной экспертизы, в ходе которой исследуются новизна, изобретательский уровень r промышленная применимость изобретения. Результаты экспертизы оформляются заключением, копии которого через Международное бюро ВОИС рассылаются в избранные заявителем страны.

Патентование изобретений по процедуре Договора о патентной кооперации требует немалых валютных затрат, которые, однако, оправдывают себя, если разработка одновременно патентуется не менее чем в трех—четырех странах.

Патентование изобретений в странах ближнего зарубежья, обеспечиваемое Евразийской патентной конвенцией, осуществляется путем подачи заявки в Евразийское патентное ведомство, расположенное в г. Москве.

Евразийское патентное ведомство проверяет правильность оформления заявки, а затем проводит по заявке поиск. Отчет о поиске вручается заявителю и публикуется для всеобщего сведения через 18 месяцев с даты подачи заявки.

Затем, если от заявителя поступает ходатайство, которое должно быть подано по истечении шести месяцев после публикаций отчета о поиске, Евразийское патентное ведомство проводит экспертизу заявки по существу.

Решение о выдаче или отказе в вьщачс евразийского патента принимается от имени Евразийского патентного ведомства. Выданный евразийский патент имеет силу национального патента во всех странах—участницах Евразийской конвенции.

Наконец, российские заявители могут использовать для получения патентной охраны рад региональных соглашений о вьщаче патентов, действующих одновременно на территории всех стран—участниц данных соглашений. В-частности, можно получить так называемый европейский патент, выдаваемый Европейским патентным ведомством (г. Мюнхен), и т.д.


Глава 55. ПРАВО НА ИНЫЕ ОБЪЕКТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

§ 1. Право на средства мвдшщуализании участников гражданского оборот и вронзводамой ими продукции (работ, услуг)

Фирменное наименование. Под фирменным наименованием понимается то наименование, под которым предприниматель выступает в гражданском обороте и которое индивидуализирует его среди других участников гражданского оборота. Действующее законодательство предъявляет к фирменным наименованиям рад требований. Прежде всего наименование предпринимателя лотто правдиво отражать его правовое положение и не вводить в заблуждение других участников гражданского оборота. В этой связи фирменное наименование должно содержать истинные указания на организационно-правовую форму предприятия (казенное предприятие, общество с ограниченной ответственностью, открытое акционерное общество и т.п.), его тип (государственное, муниципальное, частное), профиль деятельности (производственное, научное, торговое и т. п.), личность владельца и т. д.

Далее, чтобы выполнять функцию индивидуализации участника гражданского оборота, фирменное наименование должно обладать отличительными признаками, которые не допускали бы смешения одной фирмы с другой. Иными словами, фирменное наименование должно быть новым и отличным от уже используемых наименовании.

Наконец, должная степень индивидуализации участников оборота может быть обеспечена фирменным наименованием лишь тогда, когда оно остается неизменным в течение всего времени, пока пользующийся им предприниматель сохраняет свой организационно-правовой статус. Поэтому не допускается произвольное и не обусловленное какими-либо уважительными причинами изменение фирменного наименования. Конечно, принцип постоянства фирмы не должен входить в противоречие с принципом истинности. Если, например, произошло изменение организационно-правовой формы предприятия или сменился его владелец, это должно найти соответствующее отражение в фирменном наименовании.

Предъявляемые к фирме требования определяют и ее структуру. Принято выделять две части фирмы основную, которая именуется еще корпусом фирмы, и вспомогательную, которую называют добавлениями. Корпус фирмы, являющийся обязательной частью всякого фирменного наименования, содержит указание на организационно-правовую форму предприятия, его тип и предмет деятельности, а в некоторых случаях и на другие его характеристики. Так, фирменное наименование полного товарищества должно содержать либо имена


(наименования) всех его участников и слова «полное товарищество», либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов «и компания» и слов «полное товарищество» (п. 3 ст. 69 ГК).

К корпусу фирмы добавляется вспомогательная часть, элементы которой подразделяются на обязательные и факультативные. Обязательным добавлением является специальное наименование предприятия, его номер или иное обозначение, необходимое для отличия одних предприятий от других. Роль таких наименований чаще всего выполняют различные условные обозначения в виде оригинальных слов (завод «Калибр»), имен собственных (объединение «Светлана»), географических названий (фабрика «Нева») и т.п. Другие добавления, например указания «универсальный», «специализированный», «центральный» и т. п., в том числе сокращенные наименования фирмы (ЗИЛ, ЛОМО, КамАЗ и т.д.), относятся к числу факультативных и могут включаться в фирму по усмотрению ее владельца. Однако Bcie эти добавления, как и элементы корпуса фирмы, должны соответствовать действительности и не вводить в заблуждение других участников оборота и потребителей.

В качестве субъектов права на фирменное наименование выступают прежде всего коммерческие юридические лица (п. 4 ст. 54 ГК). Это и понятно, так как практическую потребность в-индивидуализации среди других участников гражданского оборота испытывают именно они. Граждане, являющиеся индивидуальными предпринимателями, обычно приобретают и осуществляют права и обязанности под своими собственными именами, что, по общему правилу, является достаточным для их индивидуализации. Поэтому до недавнего времени пользование фирменными наименованиями со стороны индивидуальных предпринимателей исключалось, что, на наш взгляд, было вполне оправданным решением. В настоящее время ряд норм ГК (ст. 1027 — 1028) дает основания полагать, что позиция законодателя по этому вопросу изменилась, то есть возможность обладания особым фирменным наименованием признается и за индивидуальными предпринимателями.

Сущность права на фирму заключается в гарантированной лицу возможности выступать в обороте под собственным фирменным наименованием. Конкретные формы реализации права на фирму достаточно многообразны. Под своим фирменным наименованием лицо совершает гражданско-правовые сделки и иные юридические действия, осуществляет личные неимущественные права, защищает свои имущественные или неимущественные права и т.д. Фирмовладслец вправе помещать свое фирменное наименование на вывесках, бланках, счетах,

159


прейскурантах и т. п. Фирменное наименование может использоваться в разнообразных публикациях рекламного характера, объявлениях, аннотациях и т.п.

Наряду с правом на совершение разнообразных действий по использованию фирменного наименования по своему усмотрению (положительная сторона права на фирму) фирмообладатсль вправе требовать от всех третьих лиц воздержания от любых действий, связанных с неправомерным использованием принадлежащего ему фирменного наименования (негативная сторона права на фирму).

Характеризуя юридическую природу права на фирму, следует выделить несколько свойственных ему признаков. Прежде всего данное субъективное право носит исключительный характер, то есть фирмов-ладелец обладает монополией на реализацию тех возможностей, которые заложены в данном субъективном праве. Далее, право на фирму относится к числу абсолютных прав, то есть таких прав, которые действуют в отношении всех третьих лиц, обязанных воздерживаться от нарушения правомочий, предоставленных их владельцам. Иными словами, фирмовладельцу противостоит не какое-либо конкретное лицо, обязанное-совсршить или, наоборот, воздержаться от каких-либо действий, а все третьи лица, на которыхлсжит обязанностьздстерушагь право на фирму и не препятствовать фирмовладельцу« овущвсгвяснии его правомочий.

Право на фирму часто характеризуется в литературе как личное неимущественное право1, с чем следует в целом согласиться. Действительно, данное право органически связано с деловой репутацией юридического лица, а также правом на защиту чести и достоинства лиц, владеющих предприятием. Однако столь же очевидна связь и даже зависимость материального положения предпринимателя от известности его фирмы, и отношения к ней контрагентов и потребителей. Поэтому фирменное наименование нередко получает достаточно конкретную стоимостную оценку в составе нематериальных активов предприятия, а нарушение права на него может повлечь за собой возмещение причиненных убытков.

Право на фирму носит в принципе бессрочный характер. Это означает, что, приобретя в установленном порядке данное право, лицо может пользоваться им без ограничения каким-либо сроком, то есть до тех пор, пока существует само предприятие и фирменное «аимсно-

1 См., напр.: Медведев Д.А. Право на фирму в условиях рыночной экономики // Осуществление и защита имущественных прав граждан и организавд» » условиях формирования социалистического правового государства. Уфа, 1991. С. 70—71.

160


вание правдиво отражает его организационно-правовой статус и иные атрибуты. .

Существенной особенностью права на пользование фирменным наименованием является то, что одновременно оно выступает и в качестве обязанности фирмовладсяьца. Иными словами, лицо не только вправе выступать в гражданском обороте под собственным фирменным наименованием, но и обязано это делать. Данное правило закона установлено в интересах других участников оборота и потребителей, которые вправе знать, с кем они имеют дело.

Право на фирму охраняется на всей территории РФ, а также в соответствии со ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности во всех странах, являющихся участницами данной Конвенции. Таким образом, рассматриваемое право юкегг экстерриториальную сферу охраны, выходящую за рамки национальных границ.

Вопрос о том, с какого момента возникает право на фирменное наименование, в настоящее время в российском законодательстве в окончательном виде еще не решен. На протяжении многих лет (на практике и сейчас) права на фирму возникали в явочном порядке, то есть приобретались теми юридическими лицами, которые первыми начинали ими пользоваться. Такой порядок предусматривался Положением о фирме 1927 г. и, на наш взгляд, полностью согласовывался с требованиями Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Статьей 54 ГК намечен переход к регистрационной системе, при которой необходимым условием возникновения исключительных прав на фирменные наименования будет их специальная регистрация. Это создаст целый ряд довольно сложных проблем, которые должны быть разрешены специальным законом о фирменных наименованиях1.

Право на фирму является в принципе правом неотчуждаемым. В отличие от других объектов промышленной собственности, которые, как правило, могут свободно передаваться другим лицам на договорной основе, фирменным наименованием может владеть только сам фирмообладатсль. Право на фирму может быть передано другому лицу.лишь одновременно с передачей самого предприятия. Выдача разрешений на пользование фирменным наименованием, которая до недавнего времени российским законодательством исключалась, сейчас может осуществляться на основе договоров коммерческой концессии (см. гл. 47 настоящего учебника).

Право на фирменное наименование прекращается одновременно с

Об этом см. подр.: Сергеев А. П. Право на фирменное наименование и товарный знак. Спб., 1996. С. 24—28.


ликвидацией самого фирмообладателя. Кроме того, можно выделить несколько дополнительных оснований его прекращения. Во-первых, фирмовладелец вправе сам в любой момент отказаться от пользования конкретным фирменным наименованием. Во-вторых, право на фирменное наименование может прекратиться при переходе предприятия к новому владельцу, если условия такой передачи не предусматривают сохранение за предприятием прежнего фирменного наименования. В-третьих, прекращение права на фирму может быть обусловлено реорганизацией юридического лица, в ходе которой оно может, а иногда и должно изменить свое прежнее фирменное наименование. Наконец, в-четвертых, право лица на дальнейшее пользование конкретным фирменным наименованием может быть прекращено по решению суда ввиду несоответствия его требованиям закона или нарушения охраняемых законом прав и интересов других лиц.

Товарный знак знак обслуживания. Под товарным знаком и знаком обслуживания (далее товарный знак) понимается обозначение, способное отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг (далее товары) других юридических или физических лиц (ст. 1 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»). Чтобы быть признанным товарным знаком, обозначение должно отвечать ряду условий. Прежде всего товарным знаком признается условное обозначение, своего рода символ, который помещается на выпускаемой продукции, ее упаковке или сопроводительной документации, и заменяет собой подчас длинное и сложное название (наименование) изготовителя товара. Далее, необходимым условием правовой охраны товарного знака является его новизна. При этом российский закон, как и законы многих других стран, закрепляет принцип не абсолютной, а относительной новизны условных обозначений, заявляемых в качестве товарных знаков. Это, в частности, означает, что регистрация того или иного обозначения в качестве товарного знака в каких-либо других странах не препятствует признанию данного или сходного обозначения товарным знаком в РФ, если иное не вытекает из международных соглашений, в которых участвует РФ. Наконец, обозначение может считаться товарным знаком лишь тоща, когда оно в установленном законом порядке зарегистрировано. Российское законодательство не охраняет не зарегистрированные в Патентном ведомстве РФ обозначения, за исключением так называемых общеизвестных товарных знаков, которые охраняются в силу международных обязательств РФ.

Действующее законодательство различает несколько видов товарных знаков. По форме своего выражения товарные знаки могут быть словесными (различные оригинальные слова и короткие фразы), изо-

162


бразитсльными (разнообразные значки, рисунки, изображения), объемными (оригинальная форма изделий или их упаковки) и комбинированными (сочетающими в себе элементы названных выше знаков). В зависимости от числа субъектов, имеющих право на пользование товарным знаком, различаются индиввдуальные и коллективные товарные знаки. Индивидуальный товарный знак это обозначение, зарегистрированное на имя отдельного предпринимателя. Коллективным товарным знаком является товарный знак союза, хозяйственной ассоциации или иного добровольного объединения предприятий, предназначенный для обозначения выпускаемых или реализуемых ими товаров, обладающих едиными качественными или иными общими характеристиками. Конкретные требования, предъявляемые к коллективным товарным знакам, содержатся в главе 3 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». По степени известности товарные знаки подразделяются на обычные и общеизвестные. В качестве обычных товарных знаков выступают любые новые оригинальные обозначения товаров, отвечающие всемкрш^-риям охраноспособности. В частности, необходимым условию« их признания и охраны является обязательная государственная регистрация обозначения. Общеизвестным товарным знаком признается такое обозначение, которое знакомо широкому кругу потребителей благодаря его использованию для обозначения определенных товаров. Основной смысл выделения общеизвестных товарных знаков заключается в том, что в соответствии со ст. б1"5 Парижской конвенции по охране промышленной собственности таким знаком обеспечивается правовая охрана еще до их регистрации.

Субъектами права на товарный знак могут быть любые юридические и физические лица, осуществляющие в установленном порядке предпринимательскую деятельность. Указанное право возникает, по общему правилу, с момента государственной регистрации соответствующего обозначения в Патентном ведомстве РФ. В этих целях заинтересованное лицо должно составить и подать заявку на регистрацию товарного знака в Патентное ведомство РФ, где она подвергается экспертизе. Экспертиза проводится в два этапа: вначале проверяется наличие всех необходимых документов заявки и правильность их заполнения (предварительная экспертиза), а затем заявленное обозначение исследуется на предмет его соответствия требованиям, предъявляемым к товарным знакам (экспертиза по существу). По результатам экспертизы принимается решение о регистрации товарного знака либо об отказе в регистрации. При несогласии заявителя с решением экспертизы он

б* 163


вправе подать возражение в Апелляционную палату Патентного ведомства РФ, а в последующем, опираясь на ч. 2 ст. 11 ГК, обратиться в суд.

В случае положительного решения экспертизы Патентное ведомство РФ производит регистрацию товарного знака в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ и вьщает заявителю свидетельство на товарный знак.

За подачу заявки, проведение экспертизы, регистрацию и выдачу свидетельства на товарный знак, продление срока действия свидетельства и совершение иных юридически значимых действий, связанных с товарными знаками, взимаются государственные пошлины, размеры которых определяются Положением о пошлинах за патентование от 12 августа 1993 г.

Юридические и физические лица, зарегистрировавшие на свое имя товарный знак, приобретают право на его использование на всей территории РФ в течение десяти лет. При этом указанный срок рассматривается законом лишь в качестве начального периода охраны, который связывается с первичной регистрацией обозначения. В принципе же срок охраны может быть сколь угодно длительным, поскольку действие свидетельства на товарный знак может неоднократно продлеваться в порядке, установленном ст. 16 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров».

Сущность права на товарный знак состоит в возможности его неограниченного хозяйственного использования для обозначения производимых и реализуемых товаров. Использованием товарного знака считается прежде всего применение его на товарах, для которых он зарегистрирован, и/или на их упаковке. При наличии уважительных причин использованием знака может быть признано также применение обозначения в рекламе, печатных изданиях, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и т. п.

Право на товарный знак является абсолютным и исключительным субъективным правом. Это означает, что только его владелец обладает монопольной возможностью использовать товарный знак и распоряжаться им, а также запрещать использование товарного знака другими лицами. Использование товарного знака рассматривается законом не только как право, но и как обязанность его владельца. Если товарный знак не используется без уважительных причин в течение пяти лет, его регистрация может быть прекращена досрочно по требованию любого заинтересованного лица.

При использовании товарного знака радом с обозначением может проставляться предупредительная маркировка, указывающая на то, что применяемое обозначение является товарным знаком (M, TM, Reg. TM и т.п.). Незаконное использование предупредительной маркировки в

164


отношении незарегистрированного в РФ товарного знака, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, образует уголовное преступление (ст. 180 УК РФ).

Владелец товарного знака может распоряжаться знаком в форме уступки права на него или выдачи разрешений (лицензий) на его использование. Уступка товарного знака означает передачу прав на товарный знак его владельцем другому юридическому или физическому лицу в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован. В отличие от этого лицензионный договор предполагает предоставление другому лицу права на использование товарного знака на. оговоренный в договоре срок. При этом сам владелец сохраняет право на знак и несет все обязанности его владельца. Условия лицензионного договора определяются в целом самими сторонами. В частности, они сами решают вопрос о том, приобретает ли лицензиат исключительное право на пользование знаком или нет, самостоятельно определяют размер и порадок уплаты вознаграждения, устанавливают срок действия договора и т.д. Однако законом введено два взаимосвязанных обязательных условия: 1) качество товаров лицензиата должно быть не ниже качества товаров лицензиара; 2) лицензиар будет осуществлять контроль за выполнением этого условия. Указанные требования представляют собой определенную гарантию для потребителей, ориентирующихся на уже известный товарный знак.

Закон предъявляет особые требования к форме договоров об уступке товарного знака и передаче права на его использование. Договоры должны совершаться в письменной форме и регистрироваться в Патентном ведомстве РФ. Без регистрации они считаются недействительными.

Право на товарный знак прекращается путем аннулирования его регистрации Патентным ведомством РФ по одному из следующих оснований. Во-первых, это может произойти в связи с прекращением срока действия регистрации, если владелец знака своевременно не позаботился о продлении срока охраны. Во-вторых, основанием для аннулирования регистрации товарного знака служит решение Высшей патентной палаты (которое может быть обжаловано заинтересованными лицами в суд) о досрочном прекращении ее действия по причине использования коллективного знака на товарах, не обладающих едиными качественными или иными общими характеристиками. В-третьих, как уже отмечалось, охрана товарного знака может прекратиться досрочно, если знак не используется без уважительных причин в течение пяти лет. В-четвертых, регистрация товарного знака может быть признана недействительной полностью или частично в течение всего срока ее действия, если она была произведена с нарушением требова-

165


ний, установленных п. 3 ст. б Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», или в течение пят лег с даты публикации сведений о регистрации товарного знака в официальном бюллетене Патентного ведомства РФ по основаниям, установленным ст. 7 указанного Закона. В-пятых, регистрация аннулируется при ликвидации юридического лица владельца товарного знака. В-шестых, основанием для аннулирования регистрации может служить превращение товарного знака ввиду его неконтролируемого использования в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида. Наконец, правовая охрана товарного знака может быть в любой момент прекращена в случае отказа от нее владельца, который оформляется в виде письменного заявления, направляемого в Патентное ведомство РФ.

Наименование мест* происхождения товара. Данный способ индивидуализации продукции представляет собой название страны, населенного пункта, местности или другого географического объекта, используемое для обозначения товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими факторами либо природными условиями и людскими факторами одновременно. Наименования мест происхождения товаров, несмотря на сходство с товарными знаками, обладают рядом специфических признаков, которые и обусловили необходимость их выделения в качестве самостоятельных объектов правовой охраны. Прежде всего обозначение товара в данном случае должно содержать прямое или косвенное указание на то, чтотовар происходит из конкретной страны, области или местности. Конкретный способ указания на место происхождения товара может быть любым, важно лишь, чтобы обозначение ассоциировалось у потребителей с определенным местом происхождения товара. В отличие от товарного знака к наименованию места происхождения товара не предъявляется требование новизны. Это и понятно, так как названия географических объектов, включаемые в обозначения товаров, не являются новыми. Наоборот, именно потому, что они известны публике и связываются ею с определенными свойствами товара, который производится в данной местности, они и подлежат правовой охране.

Вторым специфическим признаком наименования места происхождения товара является связь обозначения товара с его особыми свойствами, которые определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и/или людским факторам. Особые свойства, которые потребитель вправе ожидать от товара, обозначенного его привязкой к определенному географическому объекту, должны носить стабильный, устойчивый и известный характер. Как правило,

166


они обусловливаются особыми природными условиями географической среды (краснодарский чай, вологодское масло и т. п.) и/или профессиональным опытом и традициями производства изготовителей товаров, проживающих «данной местности (хохломская роспись, гжель и т.п.).

Наконец, наименование места происхождения товара становится самостоятельным объектом правовой охраны лишь тогда, когда оно в установленном порядке зарегистрировано в Патентном ведомстве РФ. В этом своем качестве оно ничем не отличается от других объектов промышленной собственности, права на которые появляются у пользователей только с момента государственной регистрации. *

Субъектами права на наименование места происхождения товара-могут выступать как юридические, так и физические лица, независимо от их гражданства и национальной принадлежности. При этом, однако, они должны находиться в той стране, населенном пункте, местности или другом географическом объекте, название которых используется для обозначения товара. Поскольку производством товаров, особые свойства которых исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями, могут одновременно заниматься несколько лиц, право на пользование одним и тем же наименованием места происхождения товара закрепляется за всеми ними.

Содержание права на наименование места происхождения товара в своих основных чертах совпадает с содержанием права на товарный знак. Поэтому укажем лишь на имеющиеся отличия. Во-первых, данное право не носит исключительного характера, поскольку, как уже отмечалось, при наличии предусмотренных законом условий оно может быть предоставлено любому заинтересованному лицу. Во-вторых, закон подходит более широко к понятию использования наименований мест происхождения товаров, относя к нему без каких-либо оговорок не только применение его на товаре или его упаковке, но и использование в рекламе, проспектах, счетах, бланках и иной документации, связанной с введением товаров в хозяйственный оборот. В-третьих, в отличие от товарных знаков наименования мест происхождения товаров не могут быть переданы другим лицам.

Определенные отличия имеются и в основаниях прекращения права на наименование места происхождения товара. Причинами аннулирования регистрации данного объекта промышленной собственности дополнительно выступают исчезновение характерных для географического объекта условий производства товаров с особыми свойствами, а также утрата товаром особых свойств, указанных в Реестре наименований мест происхождения товаров РФ в отношении данного наименования. Напротив, неиспользование наименования мс-

167


ста происхождения товара субъектом права на него не приводит к прекращению действия данного права.

Защита прав ва средств« ввдвввдуялвзацин. В случае нарушения прав на фирменное наименование, товарный знак или наименование места происхождения товара их обладатели могут добиваться восстановления своих прав, пресечения правонарушений и применения к нарушителям иных предусмотренных законом санкций. Защита указанных прав осуществляется в основном в юриодикционной форме в рамках административной, гражданской и уголовно-правовой процедур. Административно-правовая защита нарушенных или оспариваемых прав сводится, во-первых, к возможности подачи возражения против регистрации товарного знака или наименования места происхождения товара в Апелляционную палату Патентного ведомства РФ с правом последующего обжалования принятого по возражению решения в Высшую патентную палату и в суд; во-вторых, к обращению с заявлением о нарушении правил добросовестной конкуренции в территориальный антимонопольный орган; и, наконец, в-третьих, к подаче жалобы в вышестоящий орган организации-нарушителя, если таковой у последней имеется.

Общим порядком защиты нарушенных прав на рассматриваемые объекты промышленной собственности является их гражданско-правовая защита, реализуемая в рамках общего, то есть судебного (искового) порядка. Способы защиты, то есть материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя, в основном совпадают и сводятся к следующему. Прежде всего правообладатели, права которых оспариваются или не признаются третьими лицами, могут требовать официального признания своих прав на соответствующие средства индивидуализации. Такого рода споры обычно возникают на почве реорганизации юридических лиц путем их разделения или выделения.

Наиболее распространенным способом защиты, вытекающим из нарушения рассматриваемых прав, является требование о прекращении незаконного использования фирменного наименования, товарного знака или наименования места происхождения товара. К указанному способу защиты близко примыкает требование об удалении с товара или его упаковки незаконно используемого товарного знака (наименования места происхождения товара) или обозначения, сходного с ним до степени смешения. Если сделать это невозможно без причинения существенного вреда товару, по смыслу закона потерпевший вправе требовать уничтожения самого товара.

168


В тех случаях, когда вследствие незаконного использования чужого средства индивидуализации у его обладателя возникли убытки, он имеет право на их возмещение в полном объеме. Основная трудность здесь заключается в обосновании истцом конкретного размера упущенной им выгоды. В известной степени эту задачу облегчает абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК, гласящий, что «если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы».

В качестве особого способа защиты права на товарный* знак и наименование места происхождения товара выделяется опубликование судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего. Такого рода публикация, текст, место и время опубликования которой во избежание дальнейших споров должны быть определены самим судом, подлежит оплате нарушителем.

Названные способы защиты не исчерпывают всех гращ—юв-пра-вовых средств, с помощью которых обладатели прав на средства индивидуализации могут добиваться их защиты.

Наконец, защита прав владельцев товарных знаков и наименований мест происхождения товаров обеспечивается уголовным законодательством (ст. 180 УК РФ).

§ 2. Право mx охрану служебной и коммерческой тайны

Понятие служебной и коммерческой тайны. Гражданский кодекс РФ определяет коммерческую тайну как информацию, имеющую действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и по отношению к которой обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности (п. 1 ст. 139). Отвечая всем признакам, свойственным интеллектуальной собственности, и будучи одним из ее объектов, коммерческая тайна обладает родом специфических особенностей.

•' Прежде всего следует отметить, что в се основе лежит ^»акототеския монополия определенного лица на некоторую совокупность знаний. Правовые средства, которыми располагает обладатель коммерческой тайны, хотя и предоставляют ему известные возможности для ограждения его интересов, являются менее эффективными, чем те, которые имеются в распоряжении владельцев иных объектов интеллектуальной собственности. Поэтому прежде всего от самого правообладателя, от полноты и результативности принимаемых им мер по сохранению его фактической монопалии на знание зависит жизненность его права на коммерческую тайну.

169


Важной особенностью коммерческой тайны является, далее, ее наибольшая универсальность среди других объектов интеллектуальной собственности. Если под изобретениями, промышленными образцами, товарными знаками и иными объектами интеллектуальной собствен-ности закон понимает вполне определенные результаты интеллектуальной деятельности, то под понятие коммерческой тайны могут быть подведены самые разнообразные сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предпринимателя. При этом коммерческой тайной могут быть объявлены вполне потенциально патентоспособные решения, которые правообладатель по каким-либо причинам не желает обнародовать и патентовать в установленном порадкс.

Вместе с тем возможности предпринимателей по отнесению сведений, связанных с их деятельностью, к коммерческой тайне не безграничны. Любое государство вправе осуществлять контроль за деятельностью предпринимателей, следить за своевременностью и полнотой уплаты налогов, оценивать воздействие их деятельности на окружающую среду и т.д. Поэтому повсеместно законом, иными правовыми актами или судебной практикой определяются сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну. В РФ круг таких сведений установлен постановлением Правительства РФ «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» от 5 декабря 1991 г. № 35, а также некоторыми другими актами. В частности, не могут составлять коммерческую тайну учредительные документы; документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью; сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей; документы о платежеспособности; сведения о численности, составе работающих, их заработной плате и условиях труда и др.' '

Специфической чертой коммерческой тайны, выделяющей ее среди других объектов интеллектуальной собственности, является неограниченность срока ее охраны. Право на коммерческую тайну действует до тех пор, пока сохраняется фактическая монополия лица на информацию, которая ее образует, а также имеются предусмотренные законом условия ее охраны. Это обстоятельство делает избрание данной формы охраны привлекательным для Предпринимателей в тех случаях, когда их не удовлетворяет принцип срочности патентной охраны.

Наконец, коммерческая тайна как объект интеллектуальной собственности не требует официального признания, ее охраноспособности, государственной регистрации или выполнения каких-либо иных формальностей, а также уплаты государственных пошлин. Это также имеет

170


значение в выборе данной формы охраны достигнутого результата интеллектуальной деятельности среди имеющихся возможностей.

Таковы основные особенности коммерческой тайны как объекта интеллектуальной собственности. Их анализом, однако, характеристика коммерческой тайны не ограничивается. Как и по отношению к другим объектам интеллектуальной собственности, применительно к коммерческой тайне закон устанавливает ряд критериев охраноспособности, которым она должна способствовать, чтобы пользоваться правовой охраной. Особенностью рассматриваемого объекта интеллектуальной собственности является то, что проверка охраноспособности коммерческой тайны осуществляется не в порядке специальной предварительной процедуры, а только тогда, когда право на коммерческую тайну нарушается или оспаривается и требуется установить, существует ли оно вообще.

Российское законодательство, как и законодательство большинства европейских стран, предъявляет к коммерческой тайне следующие три требования. Во-первых, информация должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам. В соответствии с данным критерием из числа сведений, составляющих коммерческую тайну, исключаются те, которые не представляют никакого интереса для окружающих, ввиврне не могут быть использованы третьими лицами для достижениврсавих целей, которые никто не приобрел бы, если бы они были предложены кпрсдаже. Кроме того, те сведения, которые обладают дсйствителмюй иим потенциальной ценностью, должны быть неизвестны трстьимлвдвм. Под третьими лицами в данном случае понимаются те лица, для которых эти сведения представляют коммерческий интерес. Ими могут быть другие предприниматели, конкурирующие с обладателем коммерческой тайны, его контрагенты по хозяйственным обязательствам, потребители его продукции, работ и услуг и т. д. Известность сведений должностным лицам и иным работникам органов и организаций, которым эта сведения стали известны в связи с выполнением ими служебных обязанностей и на которых лежит обязанность по сохранению их в тайне, не препятствует признанию информации коммерческой тайной.

Во-вторых, к информации, составляющей коммерческую тайну, не должно быть свободною доступа на законном основании. Если соответствующая информация может быть получена законным образом любым заинтересованным лицом, например, путем изучения открытых данных, анализа образцов выпускаемой продукции, знакомства с публикациями и т. п., она коммерческой тайной не признается.

В-трстьих, чтобы информация считалась коммерческой тайной, требуется, чтобы обладатель информации принимал меры к охране ее

171


конфиденциальности. Спектр этих мер весьма обширен. К ним могут быть отнесены разнообразные меры технического, организационного и юридического характера, которые направлены на то, чтобы оградить информацию от несанкционированного доступа третьихлиц. При этом, конечно, не требуется, чтобы обладатель информации принимал все мыслимые средства для се охраны. Важно, чтобы из его конкретных действий ясно следовало желание сохранить определенные сведения в тайне от окружающих. Следует подчеркнуть, что при значимости всех названных выше условий охраноспособности коммерческой тайны последнее из них является, пожалуй, решающим. Если, например, обладатель информации не позаботился о том, чтобы возложить на конкретных лиц, будь то наемные работники или контрагенты, обязанность по неразглашению известных им сведений, его шансы на защиту нарушенных интересов крайне невелики.

Помимо коммерческой тайны российское законодательство выделяет еще несколько ввдов сведений, которые должны сохраняться в тайне. Речь, в частности, вдет о государственной, военной, медицинской, нотариальной, адвокатской, банковской тайнах, личной и семейной тайне, тайне усыновления, тайне следствия и т.д. Отношения, связанные с каждой из названных выше и некоторыми другими видами тайн, специально регламентируются соответствующим законодательством, устанавливающим как право на сохранение определенных сведений в тайне, так и ответственность лиц, разгласивших их без санкции правообладателя. Коммерческая тайна отличается от всех этих ввдов тайн тем, что сведения, ее составляющие, относятся к коммерческой деятельности предпринимателя и имеют коммерческую же ценность.

Наконец, следует иметь в виду, что наряду с термином «коммерческая тайна» в законодательстве и на практике широко используются такие термины, как «секреты производства», «ноу-хау», «торговые секреты», «конфиденциальная информация» и т.п. Хотя каждый из названных терминов имеет присущий лишь ему оттенок и применяется обычно в достаточно определенной ситуации, все они обозначают, в сущности, одно и то же понятие, которое в новом ГК получило наименование «служебная и коммерческая тайна». Можно долго спорить о том, является ли это наименование наилучшим, но с закреплением его в законе необходимо считаться. Если обратиться к зарубежному законодательству, то в большинстве стран это понятие именуется «trade secrets» или «торговые секреты», что тоже, конечно, весьма приближенно выражает суть обозначаемого им явления. Поэтому важно не то, какое название имеет информация, которая охраняется законом от несанкционированного доступа третьих лиц, а то, каким требованиям должна соответствовать эта информация.

172


Субъекты и содержание права на коммерческую тайну. Исходя из того, что коммерческой тайной в соответствии с действующим законодательством признаются лишь сведения, касающиеся предпринимательской деятельности, субъектами права на коммерческую тайну являются лица, которые занимаются такой деятельностью. Наряду с гражданами РФ и отечественными юрвдическими лицами правом на охрану коммерческой тайны в РФ пользуются иностранцы. На них распространяются без каких-либо изъятий общие правила, действующие на территории РФ.

Сущность права на коммерческую тайну состоит в обеспеченной обладателю информации возможности засекречивать эту информацию от широкой публики, пользоваться ею в своих коммерческих целях и требовать, чтобы третьи лица воздерживались от использования незаконных методов получения данной информации. Рассматриваемое право имеет, как это можно заметить, две тесно взаимосвязанные, но все же относительно самостоятельные стороны. Первую из них образует возможность правообладателя на собственные активные действия, направленные на сохранение конфиденциальности информации и извлечение преимуществ из данного обстоятельства. В этих целях субъект права на коммерческую тайну может использовать любые допускаемые законом средства по обеспечению секретности информации. К ним относятся различные организационные меры, связанные, в частности, / с подбором кадров, организацией документооборота, введением пра^ пускного режима и т. п. Важное значение имеет разработка к принятие локальных правовых актов, таких, например, как правила внутреннего трудового распорядка, положение об охране коммерческой тайны, инструкции по работе с документацией и т. п. Необходимой мерой для обеспечения охраны коммерческой тайны является возложение на лиц, владеющих соответствующими сведениями в силу своей служебной деятельности, обязанности по их неразглашению. В этих целях в трудовые договоры и контракты с работниками, а также другими привлекаемыми лицами может включаться специальное условие о сохранении конфиденциальности сведений о предприятии и об ответственности за его нарушение. Возможно оформление и особого обязательства о неразглашении коммерческой тайны. Наконец, обладатель коммерческой тайны может применять любые разрешенные законом технические средства охраны помещений, защиты телефонных переговоров от прослушивания и т. п.

Вторую сторону рассматриваемого права составляет возможность требовать от третьих лиц воздержания от незаконного завладения информацией, составляющей коммерческую тайну. Важно подчеркнуть, что речь в данном случае вдет не о запрете использования данной

173


информации третьими лицами без согласия ее обладателя. Владелец коммерческой тайны обладает только фактической, а не юридически обеспеченной монополией на ее использование. Запрещается лишь посягать на эту монополию с помощью незаконных средств. Если информация получена заинтересованным лицом законным образом, хота бы и без санкции ее обладателя, например в связи с каким-либо упущением последнего, он нарушителем не считается.

Хотя ГК не указывает на то, какие методы получения информации являются незаконными, данный вопрос не представляет особой сложности. Во всем мире к числу таких методов относят промышленный шпионаж, подкуп служащих обладателя коммерческой тайны, проникновение в помещение, прослушивание средств связи, вскрытие кор-рссповдснции и т.д. Большинство из названных и подобных им действий запрещены законодательством и образуют составы административных или уголовных правонарушений (см., например, ст. 183 УК РФ). В тех случаях, когда специального запрета на использование некоторых мер в действующем законодательстве не содержится, следует исходить из смысла правил, запрещающих недобросовестную конкуренцию.

К числу правовых возможностей обладателя коммерческой тайны следует отнести также его права по распоряжению принадлежащим ему объектом интеллектуальной собственности. Прежде всего он может в любой момент раскрыть перед публикой те сведения, которые составляют коммерческую тайну, если это не нарушает принятых им обязательств перец контрагентами. Далее, обладатель конфиденциальной информации может продать или иным образом переуступить эту информацию заинтересованному лицу. В частности, предметом такого договора могут быть результаты проведенных маркетинговых исследований, технология или иное техническое новшество. Условиями такой переуступки информации является обычно отказ самого правооблада-теля от ее дальнейшего использования, а также его обязательство не передавать эту информацию другим лицам. Наконец, субъект права на коммерческую тайну может предоставлять другим лицам разрешение на использование конфиденциальной информации в собственной сфере. Иными словами, допускается выдача третьим лицам лицензий, которые, в свою очередь, могут носить исключительный или неисключительный характер. Предметом таких лицензий чаще всего являются технологические секреты, опыт управленческой, финансовой и производственной деятельности и т. п., которые не имеют патентной охраны, но представляют большую коммерческую ценность.

Прекращение права на коммерческую тайну может быть обусловлено двумя обстоятельствами. К ним относятся утрата фактической моно-

174


полии на сведения, которые становятся доступными третьим лицам и соответственно утрачивают свою коммерческую ценность, а также отнесение соответствующих сведений в установленном законом порад-кс к числу сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну.

Защита нрава на коммерческую тайну. Основной формой защиты права на коммерческую тайну является юрисдикционная процедура, которая подразделяется на судебный и административный порядки. Значение общего правила имеет судебный порядок защиты, предполагающий обращение с иском о защите нарушенных прав в суд. В порядке административной защиты потерпевший может подать заявление о нарушении его права на коммерческую тайну в территориальный антимонопольный орган, который, рассмотрев обстоятельства дела, вправе вынести обязательное для исполнения предписание об устранении нарушения и применить к нарушителю установленные Законом РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» санкции. Возможности самозащиты Нарушенного права на коммерческую тайну при условии, что она не превращается в самоуправство, весьма ограничены и сводятся к совершению таких действий, как выведение из строя технических сцедатв, незаконно внедренных третьими лицами с целью получения 1П1ф;уп ции, дезинформация лиц, незаконно получивших засекрсчеквмиквве»-дения, с целью нейтрализации происшедшего и т.п.

Способы защиты права на коммерческую тайну, реализуемые в рамках юрисдикционной процедуры, более разнообразны. Статья 132 ГК содержит прямое указание лишь на один из ни», а именно на возмещение причиненных убытков, но допускает возможность применения и других способов защиты, предусмотренных, в частности, ст. 12

ГК.

Так, иск о признании права на коммерческую тайну может быть использован тогда, когда данное право кем-либо оспаривается. Например, такой иск может быть заявлен работодателем для защиты предусмотренного ст. 8 Патентного закона РФ права на засекречивание сведений о техническом новшестве, созданном работником в.порядке выполнения служебных обязанностей.

Такой способ защиты права на коммерческую тайну, как восстановление положения, существовавшего до нарушения, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, может быть использован в тех случаях, когда совершенное правонарушение еще не привело к полному прекращению самого нарушенного права и имеется фактическая возможность ликвидации последствий нарушения. Например, налицо, завладевшее информацией с помощью незаконных методов, может быть возложена обязанность по возврату

175


технической документации или уничтожению материальных носителей информации, ему может быть запрещено использовать данную информацию в его собственной сфере, а также распространять информацию среди третьих лиц я т. п.

Если нарушением права на коммерческую тайну ее обладателю причинены убытки, лицо, незаконным методом получившее информацию, должно эти убытки возместить. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших коммерческую тайну вопреки трудовому договору, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско-правовому договору.

Собирание сведении, составляющих коммерческую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения или незаконного использования этих сведений, а также незаконное разглашение или использование таких сведений без согласия их владельца, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб, образуют составы уголовных преступлений (ст. 183 УК РФ).

§ 3. Право на няые результаты творческой деятельности

Открытие. Правовая охрана открытий в нашей стране осуществлялась с середины 50-х до начала 90-х годов XX столетия. За этот период открытиями было признано около 450 научных положений из более чем 30 тысяч заявленных в качестве открытий. В конце 80-х начале 90-х годов еще в бывшем СССР среди ученых и юристов развернулась острая дискуссия о целесообразности дальнейшего существования института охраны открытий. Хотя она оказалась не завершенной и не имела какого-то официального результата, события последующих лет однозначно свидетельствовали о сворачивании правовой охраны открытий в РФ. В настоящее время ситуация такова, что правовые акты, посвященные открытиям, никем официально не отменены, но фактически не действуют с начала 90-х годов. Самым простым решением вопроса был бы вывод о том, что правовая охрана открытий в РФ завершила свою историю. Однако, на наш взстад, ставить в ней точку еще преждевременно. Кроме того, знание о том, что представляет собой открытие, поможет лучше понять общую систему объектов интеллектуальной собственности.

В соответствии с п. 10 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 21 августа 1973 г.', открытием признается

1 СП СССР. 1973. № 19. Ct. 109.


установление неизвестных ранее объективно существующих закономерностей, свойств и явлений материального мира, вносящих коренное изменение в уровень познания. Как видим, легальное определение связывает открытия лишь с областью естественных наук (познанием материального мира), указывая при этом на возможные объекты открытия явления, свойства и закономерности материального мира. Содержание открытия составляет установление (познание, обнаружение) названных объектов, то есть решение задачи познания материального мира. Одновременно в определении указывается на квалифицирующие признаки (квитерии охраноспособности) тех явлений, свойств и закономерностей материального мира, которые могут заявляться в качестве открытий. К ним относятся, во-первых, абсолютная мировая новизна научного положения, во-вторых, его фундаментальность, выражающаяся во внесении коренных изменений в уровень познания, и, в-трстьих, сго.достовер-ность, то есть доказанность истинности соответствующего научного положения.

Соответствие научного положения, заявленною в качестве открытия, указанным выше критериям охраноспособности проверялось в ходе специальной государственной регистрации открытий, которая включала составление и подачу особой заявки, рассмотрение данной заявки патентным ведомством с привлечением соответствующих научных учреждений и внесение открытй» »специальный Государственный реестр открытий. Охранным докумснгон» который выдавался авторам открытия, был диплом на открытие, который удостоверял: а) признание выявленной закономерности, свойства или явления материального мира открытием; б) приоритет открытия; в) авторство на открытие.

Сама природа открытия как результата решения задачи познания исключала признание за авторами открытий или за какими-либо иными лицами монопольного права на их использование. Открытие с момента его обнародования становилось всеобщим достоянием и могло свободно использоваться как для проведения дальнейших научных исследований, так и для разработки на его основе конкретных технических решений. Однако за лицами, сделавшими открытие, закреплялся рад прав и льгот, направленных на признание и поощрение их научных заслуг. К их числу относились право авторства на открытие, право на авторское имя, право на присвоение открытию имени автора или специального названия, право на вознаграждение и др.

Топология интегральной микросхемы. Данный объект правовой охраны представляет собой зафиксированное на материальном носителе пространственно-геометрическое расположение совокупности элементов интегральной микросхемы и связей между ними. Материальным носителем топологии выступает кристалл интегральной микросхемы, то есть

177


часть полупроводниковой пластины, в объеме и на поверхности которой сформированы элементы полупроводниковой микросхемы, межэле-мснтныс соединения и контактные площадки.

В полном соответствии с Вашингтонским договором об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем 1989 г. российское законодательство предоставляет правовую охрану лишь оригинальным топологиям. По общему правилу, оригинальной является всякая топология, созданная в результате творческой деятельности автора. При этом топология признается оригинальной до тех пор, пока не доказано обратное. Оригинальность основной и единственный юридически значимый признак, необходимый для предоставления топологии правовой охраны. Ни время создания, ни выполнение формальностей, по общему правилу, не влияют на само признание топологии объектом охраны, хотя эти обстоятельства и играют известную роль в определении правового режима топологии.

Субъектами прав на топологию являются авторы, их наследники, а также любые физические и юридические лица, которые обладают исключительными имущественными правами, полученными в силу закона или договора. Автором топологии признается лицо, в результате творческой деятельности которого эта топология была создана. Юридическое лицо прав авторства ни при каких обстоятельствах не приобретает и может обладать лишь правом на использование топологии. В случае, если топология создана в порядке выполнения служебных обязанностей или по заданию работодателя, что и имеет место в большинстве случаев, субъектом права на использование топологии, по общему правилу, становится работодатель.

Как уже отмечалось, закон не требует от обладателя прав на топологию выполнения каких-либо формальностей. Однако по желанию автора или иного правообладатсля топология может быть зарегистрирована на основе явочной системы, то есть без проверки ее оригинальности, в специально созданном для этих целей органе, а именно в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем (далее Агентство). Основное назначение регистрации состоит в создании условий, облегчающих признание и защиту прав на топологию в случае ее неправомерного использования. Регистрируя топологию, правообладатель не только публично заявляет о своих правах на достигнутый творческий результат, но и официально удостоверяет те признаки, которые отличают его топологию от уже известных.

Другой мерой, призванной в известной мере оградить права на топологию от нарушений или, по крайней мере, облегчить процесс доказывания их нарушения, является помещение на топологии или на

178


изделии, включающем топологию, предупредительной маркировки, свидетельствующей о том, что топология охраняется законом и не может быть использована без согласия правообладателя. Уведомление об этом делается в виде выделенной прописной буквы Т («Т», (Т), Т, Т), даты начала действия исключительного права на использование топологии и информации, позволяющей идентифицировать правообладатсля.

В результате создания оригинальной топологии ее автор, а в предусмотренных законом или договором случаях и иные лица, в частности работодатели и заказчики, приобретают ряд субъективных гражданских прав. Непосредственные создатели топологий наделяются прежде всего правом авторства и правом на авторское имя. Предполагается, что они, если иное не предусмотрено законом или договором, становятся обладателями и основного имущественного права исключительного права на использование топологии. Сущность права на использование состоит в исключительной возможности правообладатсля по своему усмотрению изготавливать, применять и распространять принадлежащую ему топологию всеми доступными способами и средствами.

Исключительное право на использование топологии носит срочный характер. Статья 10 Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» ограничивает срок его действия 10 гадами, что соответствует сложившейся международной практике. Начало срока действия права на использование топологии определяется по более ранней из следующих дат а) по дате первого использования топологии, под которой понимается наиболее ранняя документально зафиксированная дата введения в хозяйственный оборот где-либо в мире этой топологии или интегральной микросхемы с этой топологией; б) по дате регистрации топологии в Агентстве.

Правообладатель вправе полностью или частично передавать свои имущественные права на топологию другим лицам. Предоставление разрешения на использование топологии, равно как и полная уступка прав на такое использование, осуществляется на основании граждан* ско-правового договора. К числу существенных условий данного договора закон относит вопросы об объеме и способах использования топологии, порядке выплаты и размере вознаграждения, а также сроке действия договора. Договор о передаче имущественных прав на топологию может быть заключен в простой письменной форме и по соглашению сторон зарегистрирован в Агентстве. Договор о полной уступке всех имущественных прав на топологию, которая зарегистрирована в Агентстве, подлежит обязательной регистрации в Агентстве.

Нарушение прав авторов топологий и иных правообладателей служит основанием для применения к правонарушителям предусмотренных законом санкций. Нарушение личных неимущественных прав чаще

179


всего происходит путем их отрицания или присвоения третьими лицами. Так, право авторства может быть нарушено путем исключения из числа соавторов лица, внесшего творческий вклад в создание топологии, путем выдачи чужой топологии за собственную разработку и т.п. Основными способами защиты личных неимущественных прав являются требования о признании нарушенного или оспариваемого права, о восстановлении положения, существовавшего до нарушения, и о прекращении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Защита имущественных прав потерпевших осуществляется путем пресечения действий, нарушающих их права или создающих угрозу их нарушения, а также путем возмещения убытков. Например, правооб-ладатсль может требовать наложения запрета на несанкционированное применение или продажу интегральных микросхем с охраняемой топологией. Что касается причиненных убытков, то они подлежат возмещению в полном объеме, включая не только реальный ущерб, нанесенный потерпевшим, но и упущенную ими выгоду.

Помимо возмещения причиненных убытков по усмотрению суда или арбитражного суда с правонарушителя может быть взыскан штраф в размере 10% суммы, присужденной судом в пользу истца. Указанный штраф налагается на правонарушителя в случае неоднократного или грубого нарушения прав потерпевшего и взыскивается в доход республиканского бюджета РФ.

Селекционное достижение. Селекция представляет собой эволюцию растений и животных, направляемую волей человека. По мере познания законов живой материи человек получает все большие возможности для целенаправленного воздействия на развитие животных и растений в нужном ему направлении. В этом смысле творческая деятельность селекционера весьма сходна с творческой деятельностью изобретателя. Однако в отличие от изобретателей, в основном имеющих дело с объектами неживой природы1, селекционеры работают с природными системами. Специфика объекта накладывает существенный отпечаток не только на методы осуществления работ по созданию новых сортов растений и пород животных, но и на формы общественного признания их результатов. Селекционные достижения рассматриваются в России, как и в большинстве стран, в качестве особых объектов интеллектуальной собственности, правовой режим которых, несмотря на определенное сходство, не совпадает с правовым режимом изобретений.

Исключение составляют отдельные биотехнические объекты, в частности штаммы микроорганизмов, которые признаются изобретениями и охраняются в рамках патентного права.

180


С принятием в нашей стране Закона РФ «О селекционных достижениях» от б августа 1993 г. само понятие селекционных достижений претерпело существенные изменения. Если ранее к указанным объектам интеллектуальной собственности с учетом, разумеется, их специфики применялись критерии охраноспособности, которые были установлены в отношении изобретений, то ныне законодательством определены самостоятельные признаки охраноспособности селекционных достижений. К ним относятся решение задачи по выведению нового сорта растения или породы животного, новизна селекционного достижения, его отличимость, однородность и стабильность. Содержание указанных признаков раскрывается в Законе РФ «О селекционных достижениях» (ст. 4) и в Правилах составления и подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение. Опираясь на эти акты, можно сформулировать следующее определение охраноспособного селекционного достижения. Им является биологическое решение задачи по выведению новых сорта растения или пароды животного, имеющих явные отличия от общеизвестных сортов и пород, обладающих достаточной однородностью и стабильностью и относящихся к ботаническими зоологическим родам и видам, перечень которых установлен в предусмотренном законом порядке.

Субъектами прав на селекционные достижения являются их непосредственные создатели (авторы), обладатели исключительных прав на их использование (патентообладатели), их наследаяв» и иные правопреемники. Авторами селекционных достижений мввуг быть только физические лица, творческим трудом которых выведано, создано или выявлено селекционное достижение. Патентообладателями становятся либо сами авторы, либо их работодатели (если селекционное достижение создано в порядке выполнения служебных обязанностей), либо иные лица, которые приобрели исключительное право на использование селекционного достижения в установленном порядке.

Порядок оформления прав на селекционные достижения в своих основных чертах совпадает с порядком оформления прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы и иные объекты интеллектуальной собственности, нуждающиеся в специальной государственной регистрации. Условиями признания селекционного достижения объектом правовой охраны и возникновения исключительного права на его использование, которое удостоверяется патентом на селекционное достижение, являются составление, подача и положительное решение по заявке на выдачу патента на селекционное достижение. Заявки рассматриваются Государственной комиссией РФ по использованию и охране селекционных достижений (далее Госко-

181


миссия)' по системе проверочной экспертизы. При этом вначале исследуется новизна селекционного достижения, то есть устанавливается, использовались ли семена или племенной материал до даты приоритета или ранее указанных в законе льготных сроков другими лицами, которым они были переданы селекционером, его правопреемником или с их согласия. В случае, если селекционное достижение является новым, оно передается на испытания на отличимость, однородность и стабильность. Для приведения испытаний заявитель должен представить необходимое количество семян или племенного материала по адресу и в срок, указанные Госкомиссией.

При соответствии селекционного достижения критериям охраноспособности и удовлетворении его названия требованиям закона Госкомиссия принимает решение о выдаче патента, составляет описание селекционного достижения, вносит сведения о нем в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений и производит официальную публикацию об этом. За совершение действий, связанных с оформлением прав на селекционные достижения, взимаются патентные пошлины в соответствии с Положением о патентных пошлинах за селекционные достижения 1994 г.

За авторами селекционных достижений и обладателями патентных прав на них законодательство закрепляет ряд субъективных прав. В частности, авторы приобретают право авторства, право на авторское имя, право на присвоение селекционному достижению собственного имени или специального названия и право на вознаграждение (если патент получает не сам автор, а другое лицо). Особенностью рассматриваемой сферы является то, что автору (соавторам) выдается особый охранный документ, именуемый авторским свидетельством. Оно выдается Госкомиссией каждому автору, не являющемуся патентообладателем, действует бессрочно и может быть оспорено только в судебном порядке.

Что касается патентообладателя, то он наделяется исключительным правом на использование селекционного достижения с одновременным устранением от него всех третьих лиц, не получивших согласия владельца патента на использование селекционного достижения. Срок действия патента для большинства селекционных достижений составляет 30 лет и исчисляется не с даты приоритета, как это установлено в патентном праве, а с даты регистрации результата селекции в Государственном реестре.

В рассматриваемой области Госкомиссия играет, в сущности, ту же роль, что и Патентное ведомство РФ в сфере охраны объектов промышленной собственности.

182


Патентная охрана селекционных достижений имеет ряд важных особенностей по сравнению со сферой охраны объектов промышленной собственности. Во-первых, целый ряд действий по использованию принадлежащего ему селекционного достижения сам патентообладатель может совершать лишь при том условии, что сто селекционное достижение допущено к использованию в установленном законом порядке. Для этого он должен подать в Госкомиссию специальную заявку на допуск к использованию с приложением описания селекционного достижения, гарантии безвозмездного предоставления для испытаний необходимого количества семян или племенного материала, документа об уплате пошлины за подачу заявки и гарантии уплаты пошлины за проведение государственных испытаний на хозяйственную полезность. Включение сорта растения, породы животного в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, означает разрешение на совершение с селекционным достижением любых действий.

Во-вторых, в рассматриваемой области значительно расширены (на наш взгляд, неоправданно) возможности получения принудительной лицензии на использование селекционного достижения третьими лицами.

В-третьих, обязанностью патентообладателя является поддержание сорта (породы) в течение всего срока действия патента в таком состоянии, чтобы сохранялись признаки, указанные в описании сорта (породы), составленном на дату регистрации селекционного достижения в Государственном реестре. При этом по запросу Госкомиссии патентообладатель должен направлять семена сорта или племенной материал для проведения контрольных испытаний и предоставлять возможность проводить испытания на месте.

Защита авторских и патентных прав на селекционные достижения производится путем применения способов защиты, указанных как в самом Законе РФ <0 селекционных достижениях», так и в Общей части ГК. Особенностью названного Закона является выделение им ряда специальных видов нарушений прав патентообладателя и селекционера, в частности присвоение произведенным и/или продаваемым семенам, племенному материалу названия, схожего до степени смешения с названием зарегистрированного селекционного достижения; реализация семян, племенного материала без сертификата и др. (ст. 29).

Рационализаторское предложение. Законодательство, посвященное рационализаторской деятельности, с момента своего зарождения в нашей стране в начале 30-х годов и во все последующие годы основывалось на принципе централизованного правового регулирования ра-

183


ционализаторских отношений. Единым союзным актом определялось не только понятие рационализаторского предложения, но и порядок оформления прав на него, сам круг этих прав, размеры причитающегося рационализаторам вознаграждения и другие вопросы. Предприятия и организации, которым адресовались эти предложения, практически были лишены возможности оказывать сколько-нибудь существенное влияние на поощрение творческой инициативы своих работников, направленной на усовершенствование применяемой техники и технологии.

Такое положение вошло в естественное противоречие с новыми рыночными условиями хозяйствования. В конце 80-х годов на страницах специальной литературы прошла дискуссия о перспективах дальнейшего правового регулирования рационализации, в ходе которой большинство специалистов высказалось за целесообразность регулирования рационализаторской деятельности как на государственном уровне, так и на уровне отдельных предприятий; за предоставление правовой охраны как техническим, так и организационным решениям;

за возможность признания рационализаторскими предложений инженерно-технических работников; за существенное упрощение процедуры оформления прав на рационализаторские предложения и совершенствование системы материального стимулирования труда рационализаторов и т. д. Итоги дискуссии нашли отражение в постановлении Совета Министров РСФСР «О мерах по развитию изобретательства и рационализаторской деятельности в РСФСР» от 22 июня 1991 г., которым было установлено, что «предприятия, объединения, организации и учреждения самостоятельно определяют порядок рассмотрения заявлений на рационализаторские предложения, их внедрения и выплаты авторского вознаграждения, решают вопросы премирования за содействие рационализаторству, руководствуясь при этом только конкретными результатами этой деятельности и степенью участия в ней любого работника предприятия; поощрение авторов осуществляется не только за предложения, имеющие технический характер, но и за другие предложения (организационные, управленческие и т. п.), являющиеся новыми для предприятия и приносящие реальную экономическую или иную выгоду»2.

Таким образом, в настоящее время сфера централизованного регулирования рационализаторской деятельности значительно сузилась,

Последним по времени нормативным актом такого рода является Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утв. Советом Министров СССР 21 августа 1973 г. // СП СССР. 1973. № 19. Ст. 109.

2 Вопросы изобретательства. 1991. 7. С. 5—&. 184


так как решение многих вопросов передано самим предприятиям. В этой связи действующие нормативные акты, в частности Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г., а также дополняющие его акты, посвященные рационализации, должны применяться лишь в той части, в какой они не вошли в противоречие с постановлением Совета Министров РСФСР от 22 июня 1991 г.

Так, например, содержащееся в п. 63 Положения 1973 г. определение рационализаторского предложения как «технического решения, являющегося новым и полезным для предприятия, организации или учреждения, которому оно подано, и предусматривающее изменение конструкции изделий, технологии производства и применяемой техники или изменение состава материала» должно быть скорректировано, по крайней мере, по двум моментам. Во-первых, в настоящее время рационализаторство не ограничивается сферой технических решений, а охватывает также организационные, организационно-технические, управленческие-и иные полезные решения. Во-вторых, произошло соответствующее расширение и возможных объектов рационализации, поскольку предполагаемые решения могут быть направлены на совершенствование планирования, учета, финансирования, материально-технического обеспечения и т.п.

Субъектами права на рационализаторское предложение являются их авторы и правопреемники. В большинстве случаев авторами являются штатные работники предприятий и организаций. Однако заявления на рационализаторские предложения могут подаваться и посторонними для предприятия лицами работниками Других предприятий, пенсионерами, учащимися и т.д. Ранее среди штатных работников в особую группу выделялся инженерно-технический персонал, который исключался из числа возможных авторов рационализаторских предложений. В настоящее время предприятия вправе самостоятельно определять круг лиц, которые могут быть признаны рационализаторами.

'Решение задачи может считаться рационализаторским предложением лишь с момента официального признания его таковым, которое происходитв установленном законом порядке. В предшествующие годы этот порядок устанавливался едиными нормативными актами. Постановление Совета Министров РСФСР от 22 июня 1991 г. установило, что предприятия «самостоятельно определяют порядок рассмотрения заявлений на рационализаторские предложения». Трудно, однако, предполагать, что на каждом или хотя бы на большинстве предприятий будет разработан свой особый порядок оформления прав на рационализаторские предложения. С уверенностью можно утверждать обрат-

185


нос, а именно то, что большинство предприятий будет по-прежнему руководствоваться Указаниями о порадке составления, подачи и рассмотрения заявления на рационализаторское предложение, утвержденными Госкомизобретений СССР 23 декабря 1982 т.\ или иным аналогичным актом, носящим рекомендательный характер, который может быть принят взамен данных Указаний.

Суть действующего порядка оформления прав на рационализаторское предложение сводится к следующему. Автором рационализаторского предложения составляется (обычно на специальном типовом бланке) письменное заявление с изложением сущности предложения. В случае необходимости к заявлению прилагаются графические материалы в вице чертежа, схемы, эскиза и т.п. Заявление должно быть рассмотрено и по нему принято решение в 15-дневный срок с момента его поступления на предприятие. Решение по предложению принимается с учетом заключений о новизне и полезности, данных соответствующими подразделениями предприятий, руководителем предприятия или иным должностным лицом, на которого возложены функции по рассмотрению заявлений на рационализаторские предложения. В случае положительного решения автору предложения выдается специальный охранный документ, именуемый удостоверением на рационализаторское предложение. Оно является бессрочным докумен-' том и действует в пределах того предприятия, которое его выдало.

Автор рационализаторского предложения приобретает ряд субъективных прав, к числу которых относятся право авторства на рационализаторское предложение, право на авторское имя, право на участие во внедрении предложения, право на вознаграждение и др. Кроме того, следует учитывать, что рационализаторы, как и изобретатели, по действующему законодательству пользуются определенными льготами в жилищной сфере, в области трудового права и т.д.

Защита прав авторов рационализаторских предложений осуществляется в судебном и административном порядке с помощью тех же способов защиты, которые применяются в отношении прав авторов изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.

' БНА. 1984. № 8. С. 16-25.


Раздел VI. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

Глава 56. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО И СЕМЕЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

§ 1. Понятие семейного права

Предмет семейного права. В предмет семейного права, как вытекает из самого его названия, входят общественные отношения, возникающие в процессе создания и существования семьи. Известно, что «еюя это важнейшая ячейка общества, на основе которой формируются многие общественные образования, включая государство и право. В семье заложено два взаимопроникающих начала: естественно-биологическое и материально-экономическое. Естественно-биологическое начало семьи проявляется прежде всего в биологической функции деторождения. Однако эта, казалось бы, чисто естественная функция одновременно выступает и в качестве определенного социально-экономического фактора, поскольку воспроизводство жизни необходимо для существования основного фактора производства человека.

Материально-экономическое начало семьи находит выражение в совместном ведении членами семьи домашнего хозяйства, создании и преумножении материальных ценностей. Основанная? »я моногамии (единобрачии), современная семья в определенной мере выступает стимулом трудовой и предпринимательской деятельности человека, обладающего естественным стремлением сохранить и упрочил» свою собственность И иное имущество в рамках семьи. Семья создает у человека уверенность в том, что приобретенные в результате ею деятельности капитал и иное имущество после его смерти не пропадут, а перевдут к его детям или другим близким ему лицам, т.е. не «увдут» из семьи.

В условиях рыночной экономики семья способствует концентрации капитала и наиболее эффективному управлению им. Отношения личной связи и привязанности, существующие естественным образом между членами семьи, нередко обеспечивают стабильность и успешное функционирование семейных предприятий, капиталов и иных активов.

Вместе с тем граждане, вступая в брак, не только и не столько преследуют экономические цели, сколько руководствуются естественными потребностями, основанными на взаимной любви между двумя представителями различных полов, свойственным человеку стремлением к продлению рода. Это единство естественного и экономического начал как в браке, так и в семье с неизбежностью накладывает особый отпечаток на общественные отношения, складывающиеся в процессе заключения брака, создания и существования семьи. Заложенные в

187


семье два начала биологическое и экономическое приводят к тому, что между членами семьи складываются во многом отличные друг от друга общественные отношения: личные неимущественные и имущественные отношения.

Опирающиеся соответственно на естественное и экономическое начала семьи, личные неимущественные и имущественные отношения в семье устанавливаются между различными членами семьи на стадии вступления в брак и создания семьи, существования семьи и на стадии расторжения брака и распада семьи.

Входящие в предмет семейного права отношения определены в ст.2 СК. В соответствии с ней семейное законодательство регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством,— между другими родственниками и иными лицами'. Как видно из формулировки ст. 2 СК, законодатель, чтобы очертить круг общественных отношений, образующих предмет семейного права, использовал два критерия.

Во-первых, законодатель определил круг лиц, отношения между которыми регулируются семейным правом: это члены семьи, а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, другие родственники и иные лица. Однако указанный критерий явно недостаточен для выявления предмета семейного права. Между членами семьи могут складываться самые различные по своей юридической природе отношения. Так, между мужем и женой могут возникать административные правоотношения, если оба они находятся на государственной службе и жена по своему должностному положению подчинена мужу. Между членами семьи могут возникать трудовые правоотношения, если они работают в одной и той же организации, и т.д.

Поэтому наряду с первым критерием законодатель использовал и второй, установив, что семейное законодательство регулирует только те отношения между членами семьи, которые носят имущественный или личный неимущественный характер. Однако и этого критерия недостаточно для определения границ предмета семейного права. Так, при заключении договора займа между проживающими в одной семье сестрой и братом возникают имущественные отношения между членами семьи. Однако регулируются они не семейным, а договорным правом. Когда отец причиняет вред здоровью ребенка, также возникают имущественные отношения между членами семьи. Однако регулируются они не семейным, а деяиктным правом. В случае распространения

' В дальнейшем члены семьи.


одним членом семьи сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию другого члена семьи, между ними возникастличное неимущественное отношение, которое регулируется не семейным правом, а институтом личных неимущественных прав, и т.д. Поэтому в литературе справедливо обращается внимание на то, что семейное законодательство не содержит качественных материальных критериев, позволяющих отграничить семейные отношения от отношений, регулируемых другими правовыми институтами1.

Более того, как отметила М. В. Антокольская, мы попадаем в, замкнутый круг, определяя отношения, регулируемые семейным правом, как отношения, возникающие в семье, поскольку семья в юридическом смысле это и есть круг лиц, отношения между которыми регулируются семейным правом .

В такой ситуации особое значение приобретает критерий, выработанный юридической наукой и практикой. Специфика имущественных и личных неимущественных отношений, складывающихся между членами семьи, обусловлена в первую очередь основанием их возникновения. Как имущественные, так и личные неимущественные отношения между членами семьи возникают на основе брака, родства, усыновления, опеки и попечительства, принятия детей на воспитание. Перечисленные выше основания возникновения имущественных и личных неимущественных отношений между членами семьи предопределяют их сугубо личный характер, что с неизбежностью сказывается и на характере их правового регулирования. Таким образом, в предмет семейного права входят только те имущественные и личные неимущественные отношения между членами семьи, которые основаны на браке, родстве, усыновлении, опекея попечительстве, принятии детей на воспитание.

Однако предмет семейного права не ограничивается отношениями между членами семьи. Семейным правом регулируются и общественные отношения с участием членов семьи, если в их основе лежат брак, родство, усыновление, опека и попечительство или принятие детей на воспитание. Так, закрепленное в ст. 63 СК право родителей на воспитание своих детей существует в рамках абсолютного правоотношения, складывающегося между родителями и всеми другими лицами, на которых возлагается обязанность воздерживаться от любых действий, препятствующих родителям воспитывать своих детей. Это право родителей на воспитание своих детей нельзя рассматривать как элемент относительного правоотношения между родителями и их детьми. В

1 Антокольская М. В. Семейное право. М., 1996. С. 7.

2 Там асе. С. 9.

189


противном случае пришлось бы прийти к нелепому выводу о том, что на малолетних детей возлагается юрвдическая обязанность подчиняться воспитательному воздействию со стороны родителей.

На основании изложенного предмет семейного права можно определить как основанные на браке, родстве, усыновлении, опеке и попечительстве, принятии детей на воспитание имущественные и личные неимущественные отношения, складывающиеся между членами семьи или с их участием.

Подавляющее большинство исследователей семейного права отмечает, что основной акцент в семейном нраве сделан на урегулировании личных неимущественных отношений между членами семьи. Правовое же регулирование имущественных отношений в семье отодвинуто на задний план и носит подчиненный характер1. Хотя данное утверждение широко распространено, оно далеко от истины. Подтверждением тому служит сравнительно малый удельный вес в семейном праве правовых норм, регулирующих личные неимущественные отношения. Так, личные неимущественные отношения между супругами урегулированы только двумя статьями СК (ст. 31 и 32). Напротив, имущественным отношениям между супругами посвящено четырнадцать статей СК (ст. 33-46).

Обусловлено это тем, что большинство личных неимущественных отношений, складывающихся между супругами и друпгли членами семьи, не поддается правовому регулированию. Еще Г. Ф. Шершеневич отмечал, что «введение юридического элемента в личные отношения членов семьи представляется неуместным и не достигающим цели...»2.

В самом деле, какие личные неимущественные отношения складываются между членами семьи? В первую очередь, это отношения любви, дружбы, верности, взаимного уважения и т.п. Однако природа этих личных неимущественных отношений такова, что они не поддаются воздействию со стороны права и не являются предметом правового регулирования не только семейного, но и любого иного правового института. Эти отношения регулируются не правовыми нормами, а нормами морали и нравственности. Дублирование же в правовых нормах морально-этических и нравственных норм не имеет смысла и не дает какого-либо дополнительного эффекта. Так, в п. 3 ст. 31 СК закреплена морально-этическая норма о том, что супруги обязаны

См., напр.: Иоффе О. С. Советское гражданское право. Ч. III. Л., 1965. С. 176; Ворохейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР.М., 1972. С. 12;

Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1971. С. 9; Матвеев Г. К. Советское семейное право. М., 1985. С. 35, и др.

2 Шершеневич Г. Ф. Русское гражданское право. СПб., 1894. С. 455. 190


строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии детей. Вряд ли можно утверждать, что эта морально-этическая норма, закрепленная в семейном законодательстве, опирается теперь не только на силу общественного мнения, но и на рычага, имеющиеся в распоряжении государства. Какой бы мощной принудительной силой ни располагало государство, оно не в состоянии заставить супругов строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии детей. Поэтому данное правило по-прежнему остается правилом морали и не приобретает силу правовой нормы, хотя и закреплено в правовом акте. Правила же морали и нравственности сами по себе источниками права не являются и могут лишь способствовать применению правовых норм в соответствии с их смыслом. Так, закрепленное в п. 3 ст. 31 СК правило может быть использовано в целях обоснованного применения правовой нормы, содержащейся в п. 1 ст. 22 СК, когда суд исследует вопрос о возможности сохранения семьи. В этом случае суд принимает решение о расторжении брака с учетом того, строятся ли отношения между супругами на основе взаимоуважение и взаимопомощи, содействуют ли они благополучию и укреплению семьи, заботятся ли супруги о благосостоянии и развитии своих детей.

В некоторых случаях правовое регулирование личных неимущественных отношений между супругами сводится к воспроизведению правовых норм, содержащихся в общей части гражданского законодательства. Так, в п. 1 ст. 31 СК повторяется в извлечении правило ст. 18 ГК РФ о содержании правоспособности граждан: «каждый из супругов свободен в выборе рода занятий, профессии, мест пребывания и жительства».

И только два закрепленных в СК правила действительно регулируют личные неимущественные отношения между супругами. Сущность первого правила сводится к тому, что все вопросы жизни семьи решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства супругов (п. 2 ст. 31 СК). Содержание второго правила ограничивается тем, что при заключении брака супруги по своему желанию выбирают фамилию одного из них в качестве общей фамилии либо каждый из них сохраняет свою добрачную фамилию (п. 1 ст. 32 СК). Аналогичная картина наблюдается в правовом регулировании личных неимущественных отношений с участием других членов семьи. При таких обстоятельствах утверждать, что основное значение в семейном праве уделяется правовому регулированию личных неимущественных отношений, означает не что иное, как свести семейное право к нескольким

191


элементарным правилам, которые не столь уж и нуждаются s правовом воздействии со стороны государства.

Нередко к личным неимущественным отношениям, регулируемым семейным правом, причисляют не сами эти отношения, а лишь организационные элементы общественных отношений, выдавая их за самостоятельный виц личных неимущественных отношений. Так, многие авторы полагают, что в процессе вступления в брак, расторжения брака, установления отцовства, лишения родительских прав и т. п. возникают самостоятельные личные неимущественные отношения, входящие в предмет семейного права. При этом подчеркивается, что семейное право определяет лишь внешние границы начала и окончания этих личных неимущественных отношений, но не затрагивает их содержания*.

Как уже отмечалось в литературе, организационные элементы присущи любым общественным отношениям, которые не могли бы существовать, если бы они не опирались на некое организующее начало2. Так, в процессе заключения договора между субъектами гражданского права образуется организующее начало внутри самих имущественных отношений, процесс формирования которых завершается в момент заключения договора. Такими же организующими моментами характеризуются и отношения между членами семьи. Например, «процессе вступления в брак не возникает каких-либо самостовхиаиих общественных отношений, а имеет место формирование «ргаиизующего начала соответствующих имущественных и личных неимуществегвшх отношений, которые в дальнейшем сложатся, если брак будет зарегистрирован в установленном законом порядке. Поэтому правовые нормы, устанавливающие, например, условия и порядок заключения брака, не регулируют какие-то особые личные неимущественные отношения между лицами, вступающими в брак, а представляют собой начальную стадию в правовом регулировании тех имущественных и личных ней-. мущественных отношений, которые начинают складываться между супругами при вступлении в брак. В противном случае нам пришлось бы признать, что в предмет семейного права входят отношения не только между членами семьи, но и между лицами, желающими создать семью. Подтверждением сказанному служит и тот факт, что отказ кого-либо из брачующихся от вступления в брак не вызывает никаких юридических последствий. Обусловлено это тем, что начавшаяся за-

См., напр.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 14.

2 Толстой Ю. К. Кодификация гражданского законодательства в СССР.Авто-реф. докт. дис. Л., 1970. С. 7; Иоффе О. С. Развитие цивялисшческой мысли в СССР. Ч. I. Л., 1975. С. 96.

192


вязка имущественных и личных неимущественных отношений между женихом и невестой не была доведена до завершения и между ними не возникло каких-либо имущественных или личных неимущественных правоотношений.

Незначительное количество норм семейного права, регулирующих личные неимущественные отношения, само по себе еще не способно опровергнуть тезис о том, что основной упор в семейном праве приходится на урегулирование личных неимущественных отношений. Количественный недостаток может быть с лихвой восполнен качественной характеристикой правового регулирования личных неимущественных отношений в семье. В частности, подчиненный характер правового регулирования имущественных отношений между членами семьи можно обосновать тем, что в самом содержании правового регулирования в семейной сфере предпочтение отдается личным неимущественным отношениям. Однако последнее также не подтверждается ни теоретическими аргументами, ни практикой опосредовання семейных отношений.

Имущественные и личные неимущественные отношения в семье как две противоположности нередко входят в противоречие друг с другом. Однако разрешается это противореча как правило, в пользу имущественных отношений. В частности, семья кис экономическое явление должна быть стабильной и не зависеть от внутренних чувств и переживаний супругов и других членов семьи. В то же время семья как естественно-биологическое явление основывается на взаимной любви лиц противоположного пода, длительность которой весьма различна у разных индивидов и нередко уступает место любви к другому представителю противоположного пода1. Одной из форм разрешения отмеченного противоречия является развод. Предусмотренная нашим законодательством относительная свобода развода на первый взгляд свидетельствует о том, что законодатель отдает предпочтение вытекающим из естественно-биологического начала семьи личным неимущественным отношениям. Однако при более пристальном изучении этого вопроса напрашивается прямо противоположный вывод, обусловленный "тем, что действительная стабильность семьи как экономической ячейки общества возможна только в случае, если она опирается на твердое естественное начало действительную любовь супругов. Если чувство любви утрачено, теряется и стабильность семьи как экономической ячейки общества. В этом случае предпочтительнее создание

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1974. С. 89.


новой семьи, основанной на любви между супругами, чем сохранение прежней, в которой утрачено это естественное семейное начало.

Необходимость правового регулирования отношений в семье на современном этапе развития общества обусловлена в первую очередь тем, что отношения, складывающиеся внутри такой экономической ячейки общества, как семья, приобретают важное общественно-экономическое значение, носят имущественный характер, а стало быть, затрагивают экономические интересы общества в целом. Личные же неимущественные отношения между членами семьи регулируются государством постольку, поскольку они тесно связаны с имущественными отношениями и оказывают на них определенное влияние. Так, личные неимущественные отношения по воспитанию детей вовлекаются в сферу правового регулирования прежде всего потому, что они тесно связаны с имущественными отношениями по содержанию и воспитанию детей и в силу этого затрагивают экономические интересы общества, которое не в состоянии взять на себя заботу и расходы по содержанию и воспитанию детей. Поэтому в семейной сфере, как и в других сферах действия гражданского права, ведущая роль отводится правовому регулированию имущественных отношений.

Место семейного нрава в системе российского права. Вопрос о месте семейного права всегда носил дискуссионный характер. Так, высказывалось мнение о том, что семейное право это комплексная отрасль права'. Данная позиция подвергалась справедливой критике и в тот период2. Представляется неприемлемой она и в настоящее время. Содержащиеся в нормативных актах семейного законодательства отдельные административно-правовые нормы, направленные на регулированиеотношений между членами семьи, с одной стороны, и органами загса, опеки и попечительства и другими властными государственными органами, с другой стороны, еще не свидетельствуют о комплексном характере ни семейного права, ни <«мейного законодательства. Указанные выше отношения не входят в предмет семейного права. Они регулируются нормами административного права. Поэтому содержавшийся в КоБСе РСФСР 1969 г. раздел, посвященный актам гражданского состояния, и не был включен в новый СК. Вместе с тем включение отдельных норм административного права в акты семейного законода-^ тельства не меняет их юридической природы и обусловлено соображениями практического удобства. Подобные «вкрапления» норм

* Толстой Ю.К.О теоретических основах кодификации гражданского законодательства // Правоведение. 1957. № 1. С. 44—46.

2 См., напр.: Ворожейкин Б. M. Семейное право как самостоятельная отрасль права // Советское государство и право. 1967. № 4.

194


административного права имеют место во многих подразделениях гражданского .законодательства, что отнюдь не ведет к образованию комплексной отрасли гражданского права.

Отправным моментом в решении вопроса об отраслевой принадлежности семейного права является вопрос о том, обладают ли входящие в предмет семейного права имущественные и личные неимущественные отношения предметным признаком гражданского права. В условиях социалистического общества в литературе господствовало мнение о том, что имущественные отношения в семье под воздействием личных неимущественных отношений утрачивают стоимостный признак и в силу этого выходят за пределы гражданского права, образуя предмет самостоятельной отраслисемейного права*. Вместе с тем даже в период социализма обосновывалось мнение о том, что советское семейное правочасть гражданского права2.

Переход к рыночной экономике не мог не повлиять на оценку существа имущественных отношений в семье. Семья как первичная экономическая «клеточка» общества, предопределяющая многие его экономические структуры, не может не соответствовать господствующему в данном обществе характеру производства. Товарное производство в условиях рыночной экономики с неизбежностью предопределяет и товарный характер имущественных отношений в семье. В противном случае семья как первичная экономическая ячейка общества будет выглядеть инородным телом в организме общества, основанного на рыночной экономике.

Подтверждением сказанному служит как анализ имущественных отношений, которые складываются между членами семьи, так и новейшие изменения в семейном законодательстве. Семейным правом регулируются два основных вида имущественных отношений: отношения общей совместной собственности супругов и отношения по содержанию одних членов семьи другими (алиментные отношения).

Возникающие между отдельными членами семьи алиментные отношения, так же как и другие отношения экономического оборота, носят стоимостный характер. Подтверждением служит ст. 99 СК, предусматривающая, что соглашение об уплате алиментов (размере, условиях и порядке выплаты алиментов) заключается между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем. Несомненно, что

' См., напр.: Рясенцев В.А.Указ. соч. С. 19; Ворохейкин Е. М.Указ. соч. С. 37;

Матвеев Г. К. Указ. соч. С. 46; Тархов В. А. Советское семейное право. Саратов, 1963. С. 11.

Иоффе О.С. Указ. соч. С. 186; Советское семейное право / Под ред. В.Ф.Маслова и А. А. Пушкина. Киев, 1982. С. 18.


на содержание такого соглашения значительное влияние оказывает личный характер взаимоотношений между членами семьи.. Однако какой бы личный характер ни носили взаимоотношения между отдельными членами семьи, они не меняют природу этого соглашения и вытекающего из него общественного отношения. В рамках данного соглашения происходит взаимная оценка в стоимостной форме тех материальных ценностей, которыми алиментно-обязанное лицо обеспечивает алиментно-управомоченного члена семьи. Стоимостный характер алиментных отношений между членами семьи с неизбежностью предопределяет и применение к ним общих норм гражданского законодательства. Об этом прямо говорится в ст. 101 СК, согласно которой к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы ГК.

Положение не меняется и тогда, когда члены семьи не пришли к соглашению о размере, условиях или порядке выплаты алиментов. В этом случае размер, условия и порядок выплаты алиментов определяются на основании закона решением суда (ст. 106 СК). Однако это обстоятельство не преобразует характера имущественных отношений по уплате алиментов. В рамках таких алиментных обязательств и в этом случае осуществляется товарное перемещение материальных благ. Поскольку алиментные обязательства опосредуют товарное перемещение материальных благ, их стоимостный характер не вызывает сомнений. Более того, именно в этом случае алиментные обязательства в семье испытывают наименьшее влияние со стороны личных неимущественных отношений, так как размер, условия и порядок выплаты алиментов устанавливаются одни и те же для всех участников соответствующих алиментных отношений независимо от особенностей существующих между ними личных взаимоотношений.

Возникающие между супругами отношения общей совместной собственности также не утрачивают предметного признака гражданского права. Подтверждением тому служат изменения в семейном законодательстве. Если до принятия нового ГК отношения совместной собственности супругов регулировались нормами семейного законодательства, то в настоящее время эти отношения регулируются нормами как гражданского законодательства (гл. 16 ГК), так и семейного законодательства (гл. 7, 8, 9 СК). Последнее, несомненно, указывает на их принципиальную однородность.

Действительно, трудно найти различие между отношениями сособ-ственников-супругов и отношениями сособственников, не являющихся супругами. В качестве примера сопоставим отношения совместной собственности супругов и участников крестьянского (фермерского)

196


хозяйства. Эти отношения в значительной мере урегулированы одними и теми же, общими для них нормами права (ст. 253, 254, 255 ГК), что, безусловно, свидетельствует об их однородности. Правовая однородность отношений общей собственности супругов и других отношений общей собственности проявляется также в том, что супруги, как до вступления в брак, так и в любое время в период брака, могут установить правовой режим не только совместной, но и долевой или раздельной собственности на все их имущество, на его отдельные вицы или на имущество каждого из супругов (ст. 40,42 СК). Это свидетельствует об однородности складывающихся между супругами отношений по поводу совместно нажитого имущества независимо от того, выступают ли они в виде участников общей долевой, общей совместной или раздельной собственности.

Аналогичная картина наблюдается и в немногочисленных случаях правового регулирования личных неимущественных отношений в семье. Правовое регулирование личных неимущественных отношений между супругами почт совпадает с правовым регулированием аналогичных отношений в гражданском законодательстве. Так, в соответствии с п. 1 ст. 32 СК супруги по своему желанию выбирают при заключении брака фамилию одного из них в качестве общей фамилии либо каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию. Точно так же, например, учредители полного товарищества при избрании его фирменного наименования могут включите в него либо имена всех его участников, либо имя одного или нескольких участников (п. 3 ст. 69 ГК). Если все вопросы жизни семьи решаются супругами совместно (п. 2 ст. 31 СК), то и при совместном ведении дел товарищества его участниками для совершения каждой сделки требуется согласие всех участников товарищества (п. 1 ст. 72 ГК).

Предусмотренное ст. 58 СК право ребенка на имя, отчество и фамилию по своей юридической природе ничем не отличается от права гражданина на имя, закрепленное в ст. 19 ГК. Право ребенка жить и воспитываться в семье существует в рамках абсолютного правоотношения, связывающего ребенка не только с членами его семьи, но и всеми другими лицами, на которых возлагается обязанность воздерживаться от любых действий, препятствующих ребенку жить и воспитываться в своей семье. Точно так же право дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников на общение с ребенком соотносится с соответствующей обязанностью не только родителей ребенка, но и других лиц, обязанных воздерживаться от любых действий, препятствующих общению с ребенком. По своей юрвдической природе эти личные неимущественные права ничем не отличаются от других личных неимущественных прав, закрепленных в ст. 150 ГК.

197


Обусловлено это принципиальной однородностью личных неимущественных отношений, регулируемых семейным законодательством, с одной стороны, и гражданским законодательством с другой. Эта однородность нашла свое отражение в правиле, закрепленном ст. 4 СК. В соответствии с ним к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. Последняя оговорка поскольку это не противоречит существу семейных отношений, строго говоря, излишняя, так как существо семейных отношений, в принципе, не может противоречить гражданскому законодательству и свидетельствует, скорее, не о принципиальной позиции законодателя, а о его осторожности, проявленной при распространении норм гражданского законодательства на семейные отношения.

За всю историю развития науки семейного права не было выдвинуто ни одного аргумента, безусловно свидетельствующего о том, что семейное правоэто самостоятельная отрасль права. Самостоятельность семейного права, как правило, пытаются обосновать ссылкой на ряд специфических особенностей этого структурного подразделения системы российского права. При этом подразумевается, что чем больше будет выявлено специфических признаков у семейного права, тем более обоснован вывод о том, что семейное право самостоятельная отрасль права. Между тем здесь имеет место прямо противоположная зависимость: самые крупные структурные подразделения права обладают минимальным количеством отличительных признаков, в то время как более дробные структурные подразделения характеризуются большим количеством отличительных признаков. Так, отрасль права как наиболее крупное структурное подразделение системы права неизбежно характеризуется одной специфической особенностью, присущей всем ее внутренним структурным подразделениям и" позволяющей отграничить ее от других отраслей права. Подотрасль права наряду с общеотраслевым признаком характеризуется еще одной специфической особенностью, позволяющей отграничить ее от других подотраслей. Институт права наряду с общеотраслевым и подотраслевым признаками обладает еще одной специфической особенностью, предопределяющей обособление его от других институтов соответствующей подотрасли, и т.д.

Таким образом, чем больше специфических особенностей насчитывается у исследуемого структурного подразделения, тем меньше у него оснований претендовать на место отрасли права. Если признать, что семейное право в целом обладает всеми теми многочисленными специфическими признаками, которые отмечаются в литературе, то

198


следует прийти к логическому выводу о том, что у семейного права нет оснований претендовать на место не только отрасли права, но и правового института.

Между тем в качестве специфического признака структурного подразделения, предопределяющего его место в системе права, может служить только такая его особенность, которая присуща всему структурному подразделению в целом, а не отдельным его частям. Так, специфика отношений собственности может служить критерием для отграничения права собственности от обязательственного права, но не может быть положена в основу разграничения гражданского и административного права.

Специфические же признаки, с помощью которых обосновывается самостоятельность семейного права, присущи не всему семейному праву в целом, а отдельным его частям. Так, специфические особенности алиментных обязательств между членами семьи позволяют отграничить институт алиментных обязательств от других институтов обязательственного права, но не могут служить критерием разграничения гражданского и семейного права, как полагают сторонники самостоятельности последнего1.

В тех же случаях, когда сторонники самостоятельности семейного права в обоснование своей позиции ссылаются на особенности, которые характерны для всего семейного права в целом, то оказывается, что таких особенностей у семейного права нет либо они присуши и другим институтам гражданского права.

Так, в качестве одного из наиболее важных специфических признаков предмета семейного права сторонники его самостоятельности рассматривают то, что возникающие между членами семьи имущественные отношения не являются ни эквивалентными, ни даже просто возмездными2. Это обстоятельство само по себе ничего не доказывает3. Эквивалентность и возмездность не рассматриваются в цивилистиче-ской науке и не закреплены в законодательстве в качестве предметного признака гражданского права. Обусловлено это тем, что гражданским правом регулируются безвозмездные и другие неэквивалентные имущественные отношения, если им присущ стоимостный признак. Так, отношения дарения носят безвозмездный, а стало быть, и безэквивалентный характер. Однако они входят в предмет гражданского права,

1 Пергамент А. И. Алиментные обязательства. М., 1951. С. 6; Рясенцев В.А-Указ. соч. С. 17-18.

2 Братусь С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 110.

3 См., напр.: Иоффе О. С. Указ. соч. С. 182-183.


поскольку в рамках этих отношений с неизбежностью осуществляется стоимостная оценка передаваемого в дар имущества, что свидетельствует о наличии в них предметного признака гражданского права.

Ныне рассматриваемый аргумент сторонников самостоятельности семейного права в значительной мере подорван тем, что современное семейное законодательство России исходит из возмездного и эквивалентного характера и тех отношений, которые прежде рассматривались как безвозмездные или неэквивалентные. Так, в соответствии с брачным договором супруги могут установить режим общей долевой собственности, при котором размер доли каждого из супругов в праве общей собственности определяется в зависимости от его вклада в создание или приобретение общего имущества. На основе возмездности и эквивалентности супруги и другие члены семьи могут строить свои взаимоотношения и в рамках алиментных обязательств.

Другой специфический признак предмета семейного права сторонники его самостоятельности усматривают в длящемся характере регулируемых им отношений1. Между тем длящийся характер носят и многие общественные отношения, входящие в предмет других институтов гражданского права2. Так, отношения собственности могут носить куда более длящийся характер, чем любые семейные отношения. Обусловлено это тем, что отношения собственности продолжают существовать, как правило, и после смерти собственника, место которого в отношениях собственности занимают его наследники, между тем как соответствующие семейные отношения прекращаются со смертью члена семьи.

Не выдерживает критики и другой якобы специфический признак семейного права как самостоятельной отрасли права небольшой удельный вес соглашений3, поскольку в некоторых правовых институтах удельный вес соглашений еще меньше. Так, в наследственном праве, где возникновение и прекращение наследственных отношений нередко связано с совершением односторонних сделок, удельный вес соглашений еще меньше, что, однако, не дает оснований для выделения наследственного права в самостоятельную отрасль права. К тому же в настоящее время удельный вес соглашений в семейном праве ощутимо возрос и не уступает по своей значимости многим другим структурным подразделениям гражданского права. Достаточно вспомнить упомяну-

1.Матвеев Г. К. Указ. соч. М., 1985. С. 35; Рясенцев В.А-Указ. соч. С. 13. 2.Иоффе О.С. Указ. соч. С. 183. 3.Рясенцев В. А-Указ. соч. С. 5—6.


тые уже брачные договоры и алиментные соглашения, допускаемые семейным законодательством России.

К числу недоразумений следует отнести и другой аргумент, который некоторые авторы рассматривают в качестве доказательства самостоятельности семейного права. По их мнению, в семейном праве субъективные права зачастую являются одновременно и обязанностями1. Субъективные права, в принципе, не могут быть одновременно обязанностями, поскольку существуют только в рамках конкретных правоотношений, где субъективное право это только право и никак не обязанность. Вне какого-либо правоотношения юридические возможности субъектов права вообще не могут характеризоваться ни как субъективные права, ни как субъективные обязанности. Так, право родителей на воспитание детей является элементом абсолютного правоотношения, в котором все другие лица должны воздерживаться от каких-либо действий, препятствующих родителям воспитывать своих детей. В рамках этого абсолютного правоотношения право родителей на воспитание детей никак не может быть одновременно и их обязанностью перед всеми другими лицами. И наоборот, в правоотношении между родителями и детьми на родителях лежит обязанность по воспитанию детей, которая не может рассматриваться одновременно и как право на воспитание по отношению к детям. Вне же какого-либо правоотношения воспитание детей вообще не может быть охарактеризовано ни как субъективное право, ни как субъективная обязанность2.

В то же время одно и то же поведение лица может быть осуществ-

Рясенцев В. А. Советское семейное право. М-, 1956. С. 5—6.

2 Мнение автора настоящей главы разделяется не всеми членами авторского коллектива. Во всяком правоотношении правам одних лиц соответствуют обязанности других. В то же время право одного лица по отношению к другому обычно не может по отношению к тому же лицу выступать в виде обязанности. Своеобразие отношений, регулируемых семейным правом, состоит в том, что в них мера юридически значимого и обеспеченного поведения может одновременно быть и правом, и обязанностью. Так, право родителей на воспитание детей является и обязанностью родителей по отношению к тем же детям. Указанной обязанности соответствует право детей требовать от родителей ее надлежащего исполнения (в соответствующих случаях при посредстве органов опеки и попечительства, а также других учреждений и лиц). С другой стороны, праву родителей на воспитание детей соответствует обязанность последних не чинить родителям препятствий при осуществлении этого права в интересах самих детей. При этом необходимо учитывать, что исполнение этой обязанности (как, впрочем, и осуществление права), будучи элементом дееспособности, не всегда может быть возложено на самих детей, а обеспечивается прежде всего их родителями, а также учреждениями и лицами, призванными создать необходимые условия для нормального психофизического и духовного развития ребенка (Прим. ред.).

201


лением права в одном правоотношении и исполнением обязанности в другом правоотношении. Однако это положение не является специфичным только для семейного права. Оно имеет место и в других подразделениях гражданского права, а также во многих отраслях права. Так, приведение автомобиля в технически исправное состояние является правом его владельца в договорном правоотношении с авторемонтной организацией и его обязанностью в правоотношении с органом ГИБДД. Осуществление контроля над деятельностью подчиненного лица является правом начальника в его правоотношении с подчиненным и одновременно обязанностью в правоотношении с вышестоящим начальством и т.д.

Сторонники самостоятельности семейного права обращают также внимание на то, что семейные отношения подчиняются императивным нормам, в то время как гражданско-правовые отношения урегулированы в основном диспозитивными нормами'. Действительно, до принятия нового СК большинство норм семейного законодательства носило императивный характер. Однако императивный или диспозитивный характер правовых норм, составляющих соответствующее структурное подразделение системы права, сам по себе никак не влияет на решение вопроса о его отраслевой принадлежности. В противном случае пришлось бы признать общность семейного и уголовного права, в котором также доминируют императивные нормы. Немало императивных норм содержится и в некоторых институтах, гражданско-правовая принадлежность которых бесспорна (например, в институте исковой давности). С принятием же нового СК отпадает и этот аргумент, поскольку в новом СК содержится достаточно много диспозитивных норм, обусловленных потребностями развития семьи как экономической ячейки общества в условиях рыночной экономики2.

Специфику семейного права усматривают также в том, что брач-но-семейные права и обязанности, по общему правилу, неотчуждаемы3. Между тем неотчуждаемость прав и обязанностейчерта, присущая всем институтам гражданского права, регулирующим личные неимущественные отношения. Обусловлено это тем, что одним из признаков личных неимущественных прав, возникающих в процессе регулирования личных неимущественных отношений, является их неотчуждаемость, неразрывная связь с их носителями. Неотчуждаемость имущественных прав и обязанностей также имеет место во многих институтах гражданского права, где личность управомоченного или

Рясенцев В. А. Указ. соч. С. 5—6.

Более подробно см.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 18—30. 3 Матвеев Г. К. Указ. соч. С. 35.

202


обязанного лица приобретает существенное значение и обусловливает неразрывную связь прав и обязанностей с личностью их носителей. Так, неотчуждаемыми являются права и обязанности доверительного управляющего (п. 1 ст. 1021 ГК), права по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК), и др.

Сторонники самостоятельности семейного права обращают внимание и на то, что на протяжении длительного времени и в настоящее время семейное и гражданское законодательства относятся к предметам относительно самостоятельных кодификаций1. Однако кодификация законодательства не всегда совпадает с делением системы права на отрасли2. Так, в сугубо практических целях кодификация гражданско-правовых норм, регулирующих имущественные отношения в сфере торгового мореплавания, традиционно осуществляется в рамках Кодекса торгового мореплавания. Кодификация норм гражданского права, регулирующих имущественные отношения социального найма жилой площади, осуществляется в форме Жилищного кодекса, что обусловлено еще и тем обстоятельством, что жилищное законодательство, в отличие от гражданского, отнесено ст. 72 Конституции РФ к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Однако ни у кого не вызывает сомнений гражданско-правовая природа большинства имущественных отношений, урегулированных соответственно КТМ и ЖК.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что влияние личных неимущественных отношений на имущественные отношения в семье не ведет к качественному преобразованию последних. В рамках имущественных отношений между членами семьи также осуществляется взаимная оценка в стоимостной форме количества и качества труда, воплощенного в том материальном благе, по поводу которого это имущественное отношение складывается. Поэтому имущественные отношения в семье не утрачивают стоимостный характер и в силу этого не выходят за пределы предмета гражданского права.

Взаимодействие имущественных и личных неимущественных отношений в семье не меняет природу и личных неимущественных отношений. Последние не утрачивают ни одного из сущностных признаков личных неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Личные неимущественные отношения в семье возникают по поводу таких духовных ценностей, как фамилия супругов, имя и фамилия ребенка, воспитание детей, общение родителей и других

' Матвеев Г. К. Указ. соч. С. 36. 2 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 184.


членов семьи с ребенком и т. п. Личные неимущественные отношения в семье неразрывно связаны с личностью участвующих в них членов семьи. Наконец, в рамках личных неимущественных отношений в семье осуществляется взаимная оценка их участниками тех духовных ценностей, по поводу которых личные неимущественные отношения складываются. Взаимооценочный характер отношений и выступает тем предметным признаком гражданского права, с помощью которого можно четко очертить круг общественных отношений, входящих в предмет гражданского права'.

Именно этот предметный признак гражданского права предопределяет и метод гражданско-правового регулирования общественных отношений, поскольку взаимная оценка может быть правильно осуществлена только при условии юридического равенства оценивающих сторон. Общегражданский метод юрвдического равенства сторон применяется и при регулировании семейных отношений. Метод юридического равенства сторон не устраняется и тогда, когда родители по отношению к несовершеннолетним детям пользуются определенной «родительской властью», так как последняя не носит административного характера и не посягает на юридическое равенство родителей и их несовершеннолетних детей2.

Вместе с тем взаимодействие складывающихся в семье имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений не проходит для них бесследно. Это взаимодействие, не изменяя природы имущественных и личных неимущественных отношений в семье, накладывает на них особый отпечаток, обусловливающий их относительное обособление в рамках предмета гражданского права. Как имущественно-стоимостные, так и личные неимущественные отношения в семье приобретают лично-доверительный характер, оказывающий влияние и на особенности их гражданско-правового регулирования. С учетом этих особенностей на основе общеотраслевого метода юридического равенства сторон в семейном праве применяется метод лично-доверительной направленности правового регулирования семейных отношений. Поскольку предмет семейного права наряду с предметным признаком гражданского права обладает только одной специфической особенностью лично-доверительным характером имущественных и личных неимущественных отношений в семье, что, в свою очередь, предопределяет применение к семейным отношениям на основе общеограслевого метода юридического равенства сторон

Об этом см. подробнее § 1 гл. 1 настоящего учебника. Советское семейное право / Под ред. В. Ф. Маслова и A.A. Пушкина. С. 18.

204


единого метода лично-доверительной направленности правового регулирования, семейное право образует подотрасль гражданского права.

Принципы семейного права. Правовое регулирование семейных отношений осуществляется на основе как общих принципов гражданского права, закрепленных в ст. 1 ГК, так и принципов семейного права, отражающих специфику этой сферы гражданско-правового регулирования общественных отношений. Принципы семейного права сформулированы в ст. 1 СК и выражают наиболее существенные особенности регулирования семейных отношений. К ним относятся принципы: 1) укрепления семьи; 2) недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи; 3) признания государством только гражданского светского брака; 4) добровольности брачного союза; 5) равенства прав супругов в семье; 6) приоритета семейного воспитания детей; 7) разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию членов семьи; 8) обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав и их судебной защиты;

9) обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи.

Принцип укрепления семьи. Стабильность семьи как ячейки общества обеспечивает устойчивость и всего общества в целом. Поэтому материнство и детство, семья находятся под защитой государства (п. 1 ст. 38 Конституции РФ). Государство стремится таким образом урегулировать семейные отношения, чтобы всемерно содействовать их упрочению и стабильности. Последнее возможно только в том случае, если семейные отношения строятся на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов. Разумеется, невозможно посредством правовых норм понудить членов семьи к взаимной любви и уважению. Однако правовое регулирование семейных отношений можно построить таким образом, чтобы оно способствовало становлению и сохранению между членами семьи взаимной любви и уважения, ответственности перед семьей и стремлению членов семьи осуществлять взаимопомощь и поддержку друг друга. Так, укреплению взаимной любви между супругами во многом способствует отсутствие у них какой-либо материальной заинтересованности в супружеских отношениях. Поэтому СК позволяет супругам самим установить в брачном контракте такой правовой режим их имущественных отношений, который им больше всего подходит. В этом случае какие-либо корыстные расчеты и интересы не смогут повлиять на сложившиеся между супругами естественным образом чувства взаимной любви и уважения.

Принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи. Нормы семейного права сформулированы таким образом,

205


что выражают в первую очередь частные интересы членов семьи, позволяя им без какого-либо вмешательства извне по своему усмотрению решать все вопросы семейной жизни. Органы государственной власти или местного самоуправления, так же как должностные или частные лица, не вправе вмешиваться в дела семьи, если члены семьи осуществляют свою деятельность в соответствии с российским законодательством. В частности, они не вправе указывать членам семьи, как им вести семейный бюджет, воспитывать детей, поощрять или наказывать их и т. д. Статья 23 Конституции РФ предусматривает право членов семьи на семейную тайну, что позволяет не только не допускать произвольное вмешательство посторонних лиц в дела семьи, но и обеспечивает сохранение в тайне информации о том, как ведутся дела в конкретной семье.

Вместе с тем, когда частные интересы отдельных членов семьи входят в противоречие с публичными интересами, семейное право не только допускает, но и предусматривает необходимость вмешательства в дела семьи. Так, по иску прокурора родители в судебном порядке могут быть лишены родительских прав, если они жестоко обращаются с детьми (ст. 69, 70 СК).

Принцип признания государством только гражданского светского брака. В соответствии со ст. 14 Конституции РФ Российская Федерация светское государство. Религиозные объединения отделены от государства. Поэтому в Российской Федерации признается только гражданский светский брак, то есть брак, зарегистрированный в соответствующих государственных органах. Совершенный в церкви брачный обряд не имеет юридической силы и не порождает никаких юридических последствий, кроме случаев, когда само государство придает правовую силу бракам, совершенным по религиозным обрядам. Вместе с тем государство, допуская воздействие религии на семейные отношения, не препятствует совершению церковных обрядов, что в полной мере соответствует ст. 28 Конституции РФ, гарантирующей гражданам свободу совести и вероисповедания. Поэтому последнее время все чаще встречаются браки, зарегистрированные в органах загса и одновременно оформленные по церковному обряду.

Принцип добровольности брачного союза. Данный принцип является конкретной формой проявления общегражданского принципа свободы договора. В соответствии с ним брачный союз мужчины и женщины должен быть основан на их свободной воле, не допускающей какого-либо понуждения к вступлению в брак. Добровольность брачного союза означает, что граждане России по своему усмотрению выбирают себе супруга. Родители или какие-либо иные лица не могут понуждать к вступлению в брак с тем лицом, которое, по их мнению, более всего

206


подходит другой стороне брачного союза. Последнее обеспечивается не только защитой государством права гражданина на свободный выбор себе супруга, но и стремлением государства создать такие экономические и социальные условия в обществе, при которых на свободу выбора супруга не влияют материальная зависимость или корыстные расчеты, религиозные, национальные или иные предрасположения.

Принцип равенства прав супругов в семье. В соответствии со ст. 19 Конституции РФ мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности их реализации. Особое значение равенство прав мужчины и женщины приобретает в семейной сфере кай такой основополагающей ячейке общества, которая во многом предопределяет состояние всего общества в целом. Если нет свободы и равноправия в семье, не может быть свободы и равноправия и в обществе в целом. В силу принципа равенства прав супругов в семье не допускаются прямое или косвенное ограничение прав одного из супругов, установление каких-либо преимуществ одного супруга перед другим как при вступлении в брак, так и в последующих семейных отношениях. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (п. 2 ст. 19 Конституции РФ).

Принцип приоритета семейного воспитания детей. В соответствии с данным принципом государство и родители должны создать все необходимые условия для того, чтобы дети воспитывались в семье как наиболее подходящей среде воспроизводства новой жизни и формирования личности ребенка. Семейное воспитание детей имеет целый ряд неоспоримых преимуществ перед общественным или иным внесемей-ньм воспитанием. Поэтому именно семейному воспитанию детей в современном обществе отдается предпочтение. В силу этого ст. 25 СК закрепляет право ребенка жить и воспитываться в семье. Приоритет семейного воспитания детей сохраняется и в тех случаях, когда ребенок не имеет родителей или по той или иной причине утратил родительское попечение. В этих случаях органы опеки и попечительства должны предпринять все необходимые усилия для того, чтобы обеспечить семейное воспитание ребенка. Этому, в частности, способствуют такие правовые институты, как усыновление и передача детей на воспитание в семью. Вместе с тем семейное воспитание детей является не самоцелью, а лишь наиболее приемлемой формой достижения основной цели заботы о благосостоянии и гармоничном развитии ребенка. Поэтому при решении вопросов об усыновлении ребенка или передаче

207


его на воспитание в семью во главе угла должна стоять забота о его благополучии, благосостоянии, воспитании и образовании.

Принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию членов семьи. Семья только в том случае может успешно решать стоящие перед ней задачи, если возникающие между членами семьи вопросы решаются по их взаимному согласию с учетом мнения всех членов семьи, включая несовершеннолетних, если эти вопросы затрагивают интересы последних. В этих целях ст. 57 СК наделяет ребенка правом выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы. Данный принцип исключает диктат в семье мужа, жены, капризного ребенка или иного члена семьи. Противоречит этому принципу и решение семейных вопросов большинством голосов членов семьи. Обусловлено это тем, что подчинение меньшинства большинству членов семьи не способствует укреплению и благополучию семьи и может привести к накоплению внутри семьи противоречий, способных ее разрушить.

Вместе с тем принцип разрешения внутрисемейных отношений по взаимному согласию всех членов семьи не означает, что государство бдительно следит за тем, чтобы в семье все вопросы решались единогласно. Нельзя в принудительном порядке заставить членов семьи решать все вопросы только по взаимному согласию. Это противоречило бы другому принципу семейного правапринципу недопустимости произвольного вмешательства в дела семьи. Действие рассматриваемого принципа проявляется в том, что при возникновении в семье аномальной ситуации, требующей вмешательства государства, органы последнего должны руководствоваться закрепленным в СК принципом разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию членов семьи.

Принцип обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав и их судебной защиты. Принадлежащие членам семьи права имеют смысл и значение только тогда, когда существует возможность их беспрепятственного осуществления. Поэтому органы государственной власти и местного самоуправления, должностные и иные лица не вправе чинить членам семьи препятствия в осуществлении принадлежащих им прав. Наоборот, в силу рассматриваемого принципа органы государственной власти и местного самоуправления, а также их должностные лица обязаны обеспечить необходимые условия для беспрепятственного осуществления членами семьи принадлежащих им прав.

Осуществление членами семьи принадлежащих им прав возможно лишь при условии, если эти права защищаются государством. В соот-

208


ретствии со ст. 45, 46 Конституции РФ государственная защита прав членов семьи, так же как прав и свобод других граждан, гарантируется российской Федерацией. При этом каждому, включая членов семьи, гарантируется судебная зашита его прав как наиболее справедливая и эффективная форма защиты прав.

Принцип обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи. Юридическое равенство участников семейных правоотношений имеет место тогда, когда соблюден баланс их прав и интересов. Такой баланс устанавливается, если приоритетной защитой пользуются права и интересы наименее защищенных в имущественном и социальном плане участников семейных правоотношений. К последним в первую очередь относятся несовершеннолетние и нетрудоспособные члены семьи. Поэтому в случае столкновения прав и интересов отдельных членов семьи предпочтение отдается защите прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи. Этот принцип проходит красной нитью через, все семейное законодательство, находя свое воплощение во многих его статьях. Так, в соответствии с п. 4 ст. 72 СК суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска родителей о восстановлении в родительских правах, если это противоречит интересам ребенка.

§ 2. Семенное законодательство

Система семейного законодательства. В отдельных субъектах Российской Федерации семейные отношения приобретают особенности, которые необходимо учитывать в процессе их правового регулирования. С учетом этого ст. 72 Конституции РФ предусматривает, что семейное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Если вспомнить, что гражданское законодательство находится в ведении исключительно Российской Федерации, становится понятным, почему наряду с гражданским законодательством сформировалась относительно самостоятельная система семейного законодательства.

Далеко не все нормы права, регулирующие семейные отношения, входят в состав семейного законодательства. Содержание семейного законодательства образуют только те правовые нормы, которые отражают специфику правового регулирования семейных отношений и соответственно применимы лишь к семейным отношениям. Те же нормы права, которые наряду с семейными регулируют и иные общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, лежат за пределами семейного законодательства, занимая соответствующее место в гражданском законодательстве.

209


Отражающие специфику семейных отношений нормы права содержатся в нормативных правовых актах1, образующих в своей совокупности семейное законодательство. Эти нормативные акты в зависимости от их юридической силы расположены по строго определенной иерархической системе. Наибольшей юридической силой обладают законодательные акты (законы). Однако и законы различаются по их юридической силе. Самой высокой юридической силой обладают правовые нормы, закрепленные в Конституции РФ. Как многоотраслевой нормативный акт, Конституция РФ содержит в себе и правовые нормы, направленные на регулирование семейных отношений. В частности, ст. 38 Конституции РФ предусматривает, что забота о детях, их воспитание равное право и обязанность родителей. В свою очередь, трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Поэтому международные конвенции, участником которых является Российская Федерация, а также заключенные Российской Федерацией договоры о правовой помощи по гражданским и семейным делам входят в систему семейного законодательства Российской Федерации, если в них содержатся нормы права, направленные на урегулирование семейных отношений. Так, в настоящее время Россия является участником Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г.2. Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.3. Соглашения государств—участников СНГ от 9 сентября 1994 г. «О гарантиях прав граждан в области социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов»4 и многочисленных договоров о правовой помощи по гражданским и семейным делам. При этом п. 4 ст. 15 Конституции РФ и ст. 6 СК предусматривают, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены семейным законодательством, применяются правила международного договора. Это означает, что нормы семейного права, содержащиеся в международных договорах с участием Российской

В дальнейшем нормативные акты или правовые акты. Советский журнал международного права. 1991. № 2.

Ратифицирована Федеральным законом от 4 августа 1994 г. // СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1472.

Содружество. Информационный вестник СНГ. 1994. № 2. 210


федерации, обладают более высокой юридической силой по сравнению с законами Российской Федерации.

Наиболее важное значение в системе семейного законодательства имеет Семейный кодекс РФ, принятый Государственной Думой РФ 8 декабря 1995 г. и введенный в действие с 1 марта 1996 г. СК является основным источником семейного права. Как подотраслевой кодифицированный нормативный акт СК содержит в принципе все правовые нормы, отражающие специфику правового регулирования семейных отношений. До введения в действие СК семейные отношения на территории России регулировались Кодексом законов о браке и семье 1969 г. Однако переход от командно-административной к рыночной экономике потребовал отказа от многих ранее действовавших в семейной сфере правовых норм, тормозящих ныне становление и развитие рыночной экономики, и замены их на новые, адекватные рыночным отношениям правила. Так, закрепленный ранее императивно режим общей совместной собственности супругов далеко не всегда способствует развитию их предпринимательской деятельности, связанной с известным предпринимательским риском. Находящееся под угрозой раздела предприятие по иску супруга, не занимающегося предпринимательской деятельностью, или под угрозой вмешательства в управление предприятием другого супруга-собственника с сомнительными предпринимательскими способностями, вряд ли может успешно конкурировать с предприятием, имеющим более стабильную экономическую базу и умелое управление. Установленный императивно режим общей совместной собственности супругов не всегда отвечал интересам и того супруга, который не занимался предпринимательской деятельностью, ограничиваясь ведением домашнего хозяйства. Порой это проявлялось в достаточно курьезных формах. Так, созданное мужем-предпринимателем индивидуальное частное предприятие становилось автоматически совместной собственностью супругов. Поскольку с 1 января 1995 г. на индивидуальные частные предприятия распространен правовой режим унитарных предприятий', на все личное имущество жены, которая могла и не знать о создании индивидуального частного предприятия, могло быть обращено взыскание по претензиям кредиторов этого предприятия.

Чтобы обеспечить стабильную имущественную базу для ведения одним из супругов предпринимательской деятельности и вместе с тем

Пункт 5 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3302.

211


отвести от другого супруга угрозу воздействия отрицательных имущественных последствий этой предпринимательской деятельности, СК предусмотрел возможность заключения супругами брачного контракта, в котором они могут установить как режим общей долевой, так и раздельной собственности на имущество, приобретенное ими в период брака. Аналогичным изменениям подвергнуты и многие другие нормы семейного права.

Сообразно с этим изменилась и структура СК по сравнению с КоБС РСФСР 1969 г. В СК появились такие новые институты, как глава 8 «Договорный режим имущества супругов», глава 16 «Соглашения об уплате алиментов», глава 18 «Выявление и устройство детей, оставшихся без попечения родителей», глава 21 «Приемная семья». Вместе с тем в СК не включен раздел IV КоБС РСФСР «Акты гражданского состояния».

Наряду с СК в систему семейного законодательства входят принимаемые в соответствии с ним другие федеральные законы, содержащие нормы семейного права (п. 2 ст. 3 СК). Эти законы обладают меньшей юридической силой и поэтому должны соответствовать СК.

Пункт 2 ст. 3 СК предусматривает, что субъекты Российской Федерации вправе принимать законы, относящиеся к семейному законодательству. Однако эти законы должны отвечать одновременно двум требованиям. Во-первых, они должны соответствовать СК. Во-вторых, законы субъектов Российской Федерации должны регулировать семейные отношения только по тем вопросам, которые либо прямо отнесены к ведению субъектов Российской Федерации СК, либо непосредственно СК не урегулированы. Это позволяет, с одной стороны, обеспечить единообразие семейного законодательства на всей территории Российской Федерации, а с другой учесть особенности семейных отношений в отдельных субъектах Российской Федерации. Так, в соответствии с п. 2 ст. 58 СК субъектом Российской Федерации может быть принят закон, устанавливающий особый порядок присвоения ребенку отчества. Это исключение из общего правила о том, что отчество присваивается ребенку по имени отца, обусловлено необходимостью учитывать национальные особенности и традиции, имеющие место в некоторых субъектах Российской Федерации.

В СК понятие «семейное законодательство» охватывает только сам СК и принятые в соответствии с ним федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации. Иные акты, содержащие нормы семейного права, не входят в понятие «семейное законодательство», используемое в СК. Между тем в ст. 71, 72 Конституции РФ понятие

212


«семейное законодательство» используется в широком смысле, охватывающем как законодательные, так и подзаконные акты, содержащие нормы семейного права. Именно в этом широком смысле используется понятие «семейное законодательство» и в настоящем учебнике.

К числу подзаконных нормативных правовых актов семейного законодательства относятся прежде всего указы Президента Российской Федерации, которые должны соответствовать законодательным актам.

Наконец, нормы семейного права могут содержаться в постановлениях Правительства РФ. При этом Правительство РФ вправе принимать нормативные правовые акты семейного законодательства только в случаях, которые прямо предусмотрены СК, другими законами или указами Президента РФ. Так, в соответствии со ст. 82 СК воды заработка и (или) иного дохода, которые получают родители в рублях и (или) в иностранной валюте и из которых производится удержание алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей, определяются Правительством РФ. Однако и в этих непосредственно предусмотренных СК случаях постановления Правительства РФ должны приниматься на основании и во исполнение СК, других законов, указов Президента РФ и не противоречить им.

До принятия СК семейные отношения в Российской Федерации регулировались также довольно многочисленными ведомственными нормативными актами. С принятием СК семейное законодательство поднято на более высокий юридический уровень, исключающий возможность принятия нормативных актов семейного законодательства федеральными органами исполнительной власти и тем более органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Вместе с тем невозможно было с принятием СК признать утратившими силу многочисленные ведомственные нормативные акты семейного законодательства, принятые до введения в действие СК.Это привело бы к образованию существенных пробелов в системе семейного законодательства.

Наряду с ведомственными нормативными актами по тем же причинам сохранили свою силу и другие нормативные акты семейного законодательства, принятые до введения в действие СК. Все эти нормативные акты должны быть приведены в соответствие с СК-До этого момента они применяются в пределах и порядке, которые предусмотрены Конституцией РФ, если они не противоречат СК (ст. 170 СК).

Однако те нормативные акты семейного законодательства, которые находились в явном противоречии с СК или действие которых на территории Российской Федерации исключалось после принятия СК,

213


были прямо отменены с введением в действие СК.Так, в соответствии с п. 2 ст. 168 СК признаны утратившими силу с 1 марта 1996 г. следующие нормативные акты:

Кодекс о браке и семье РСФСР, за исключением раздела IV «Акты гражданского состояния», который действовал в части, не противоречащей СК, до введения в действие Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г.1;

Указ Презициума Верховного Совета РСФСР «О порядке введения в действие Кодекса о браке и семье РСФСР» от 17 октября 1969 г.2;

Указ Презициума Верховного Совета СССР «О порядке введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье» от 20 сентября 1968 г.3;

Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об улучшении порядка уплаты и взыскания алиментов на содержание детей» от 21 июля 1967 г.4;

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О некотором изменении порядка взыскания алиментов на несовершеннолетних детей» от 1 февраля 1985 г.5.

Наряду с семейным законодательством семейные отношения регулируются также и гражданским законодательством. Так, немало правовых норм, регулирующих семейные отношения, содержатся в ГК. Такие правовые нормы имеются как в разделе I «Общие положения», образующем общую часть гражданского законодательства, так и в других разделах ГК, рассчитанных на конкретные виды отношений, входящих в предмет гражданского права. В частности, к семейным отношениям применяются правовые нормы, содержащиеся в разделе III «Общая часть обязательственного права». Эти нормы применяются при регулировании алиментных отношений между членами семьи. Однако они применяются для регулирования и других отношений экономического оборота и поэтому выходят за рамки семейного законодательства. Закрепленные в ст. 253, 254 и 255 ГК нормы права применяются не только к отношениям общей совместной собственности супругов, но и к другим видам совместной собственности. Поэтому они не входят в состав семейного законодательства. Общее значение имеет и ст. 256 ГК, поскольку в ней определяются объекты не только

' СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.

2 Ведомости РСФСР. 1969. № 43. Ст. 1290.

3 Ведомости СССР. 1968. № 39. Ст. 353.

4 Там же. 1967. № 30. Ст. 418.

5 Там же. 1985. № 6. Ст. 101.

214


общей совместной собственности супругов, но и их индивидуальной собственности. Поэтому в настоящее время эта статья помещена в ГК и не входит в систему семейного законодательства.

Если семейное отношение не урегулировано ни нормой семейного, ни нормой гражданского законодательства, применяется аналогия семейного или гражданского законодательства. При этом аналогия семейного или гражданского законодательства применяется в том случае, если норма соответственно семейного или гражданского законодательства регулирует сходные общественные отношения. При отсутствии таких норм семейного или гражданского законодательства права и обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права, а также принципов гуманности, разумности и справедливости (ст. 5 СК).

Наконец, важное значение для применения норм семейного права в соответствии с их духом и действительным смыслом имеют руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ, а также некоторые сохраняющие силу постановления Пленума Верховного Суда СССР1.

Действие семейного законодательства. Действие нормативных правовых актов семейного законодательства во времени, пространстве и по кругу лиц подчиняется общим для всего гражданского законодательства правилам, изложенным в гл. 2 первой части настоящего учебника. Вместе с тем некоторые специальные правила, относящиеся только к семейному законодательству, установлены в связи с принятием и введением в действие СКВ соответствии со ст. 168 СК последний введен в действие с 1 марта 1996 г. Однако для некоторых правовых норм, содержащихся в СК, установлены иные сроки введения их в действие. Так, СК вместо существовавшего раньше административного порядка усыновления детей ввел судебный порядок решения вопроса об установлении усыновления ребенка. При этом рассмотрение дел об установлении усыновления ребенка производится судом в порядке

См., напр.: постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 февраля 1973 г. № 3 «О некоторых вопросах, возникающих в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР» (с последующими изменениями и дополнениями) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1994. С. 204; постановление Пленума Верховного Суда РФ № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов» от 25 октября 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 1; постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» от 27 мая 1998 г. № 3 // Российская газета. 1998. 10 июня и др.

215


особого производства по правилам, предусмотренным гражданским процессуальным законодательством, поскольку на момент введения в действие СК таких гражданско-процессуальных правил не существовало. Судебный порадок усыновления детей, предусмотренный ст. 125 СК, был установлен со дня введения в действие Закона РФ от 21 августа 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР»'.

До внесения соответствующих изменений и дополнений усыновление гражданами РФ детей, являющихся гражданами РФ, производилось постановлением главы районной, городской или районной в городе администрации, а усыновление иностранными гражданами детей, являющихся гражданами РФ, постановлением органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации с соблюдением норм гл. 19 и ст. 15 СК.

В соответствии со ст. 40 КоБС РСФСР 1969 г. брак считался прекращенным со времени регистрации развода в книге регистрации актов гражданского состояния, даже если он расторгался в судебном порядке. Это порождало известную неопределенность в положении супругов в тех случаях, когда вступало в законную силу решение суда о расторжении их брака, но ни один из них, не желая платить государственную пошлину, не регистрировал расторжение брака в органе записи актов гражданского состояния. Новый СК такую неопределенность исключает, установив, что при расторжении брака в суде брак прекращается со дня вступления решения суда в законную силу. Однако установленное ст. 25 СК правило о моменте прекращения брака при его расторжении в суде со дня вступления решения суда о расторжении брака в законную силу применяется при расторжении брака в суде после 1 мая 1996 г. Брак, расторгнутый в судебном порядке до 1 мая 1996 г., считается прекращенным со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния (п. 3 ст. 169 СК).

СК впервые в российском законодательстве установил возможность заключения брачных договоров и соглашений об уплате алиментов. Поэтому условия и порадок заключения брачных договоров и соглашений об уплате алиментов, предусмотренные соответственно гл. 8 и 16 СК, применяются к брачным договорам и соглашениям об уплате алиментов, которые заключены после 1 марта 1996 г., то есть момента введения в действие СК Вместе с тем СК признал юридическую силу и за теми брачными договорами и соглашениями об уплате алиментов,

1 СЗ РФ. 1996. № 35. Ci. 4134.


которые были заключены до 1 марта 1996 г., придав тем самым обратную силу гл. 8 и 16 СК-В соответствии с п. 5 ст. 169 СК заключенные до 1 марта 1996 г. брачные договоры и соглашения об уплате алиментов действуют в части, не противоречащей положениям СК.

Обратная сила придана и положениям о совместной собственности супругов и собственности каждого из супругов, установленным ст. 34 — 37 СК. Эти положения применяются к имуществу, нажитому супругами (одним из них) и до 1 марта 1996 г. (п. 6 ст. 169 СК).

Наконец, положение о признании правовой силы только за браком, государственная регистрация заключения которого осуществлена в органах записи актов гражданского состояния (ст. 1 СК), не применяется к бракам граждан Российской Федерации, совершенным по религиозным обрядам на оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи актов гражданского состояния. Это исключение обусловлено тем, что в указанный период времени на отмеченной территории отсутствовали органы записи актов гражданского состояния и у граждан России не было возможности вступить в брак иначе, чем по церковному обряду.


Глава 57. СЕМЕЙНОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ

§ 1. Понятие и виды семейных правоотношений

Семья и семейные правоотношения. Как показано в предыдущей главе, семейное право регулирует группу общественных отношений, которые хотя и называются семейными, но по своей сути представляют собой разновидность отношений, входящих в предмет гражданского права. Указанные отношения достаточно многочисленны и разнообразны, однако само их выделение в особую группу свидетельствует о наличии у них определенных общих черт, благодаря которым они отграничиваются от других отношений, регулируемых гражданским правом. Но прежде чем говорить о присущих им особенностях, необходимо хотя бы в общих чертах определить круг тех отношений, которые обычно именуются семейными.

На первый взгляд, данный вопрос решается весьма просто: к числу таких отношений должны быть отнесены те взаимосвязи, которые возникают внутри семьи как определенной общности людей. Однако эта простота является лишь кажущейся, поскольку, во-первых, закон не определяет, что такое семья, и, во-вторых, отношения, регулируемые семейным правом, явно выходят за рамки той общности людей, которую принято называть семьей. Поэтому вопрос о понятии семейных отношений требует более детального анализа.

На отсутствие в семейном законодательстве легального определения семьи обращалось внимание практически во всех учебниках и научных работах по семейному праву, написанных на базе ранее действовавшего законодательства. Кроме того, справедливо указывалось на то, что в различных отраслях права в понятие семьи (чаще в понятие «член семьи») вкладывается не одинаковое содержание.

Оценка обоих этих явлений в литературе была неоднозначной. Одни авторы расценивали их в качестве недостатков законодательства, которые требовалось устранить1. Другие авторы не усматривали в отсутствии

См., напр.: Белякова А- М., Ворожейкин Е. М. Советское семейное право. М., 1974. С. 33. Впрочем, никто из этих авторов не сформулировал такое определение семьи, которое могло бы быть закреплено в семейном законодательстве и использоваться в актах жилищного, наследственного, трудового, пенсионного и прочего законодательства.

218


в законодательстве универсального понятия семьи особых неудобств, считая, напротив, такое положение достаточно естественным1.

Новый СК, как и КоБС РСФСР 1969 г., не определяет понятие семьи, что едвали случайно. Основными причинами такого положения являются, по всей видимости, два следующих обстоятельства. Во-первых, закрепление легального определения семьи, сформулировать которое хотя и трудно, но вполне возможно, повлекло бы больше негативных последствий, чем преимуществ. В самом деле, если такое определение сконструировать как предельно общее, стремясь охватить им максимально широкий круг отношений, регулируемых семейным правом2, то оно расходилось бы с социологическим пониманием семьи и превращало бы семью в юридическом смысле в надуманную, искусственную конструкцию. Едва ли, например, можно говорить о единой семье применительно к лицу, отцовство которого в отношении ребенка установлено в судебном порядке, и данному ребенку и его матери, если они никогда не проживали совместно, хотя связанность их взаимными правами и обязанностями налицо.

С другой стороны, если в легальное определение семьи ввести такие дополнительные признаки, как «совместное проживание», «ведение общего хозяйства», «рождение и воспитание детей», «взаимная поддержка и забота друг о друге» и т. п.3, то придется либо отнести каждый из включенных в определение семьи признаков к факультативным, что лишает данное определение практического смысла, либо сузить понятие семьи до такого предела, при котором опять-таки обнаружится его расхождение с понятием семьи в социологическом смысле.

См., напр.: Рамзаев П. В.Члены семьи по семейному и жилищному законодательству // Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье в правоприменительной практике: Межвузовский тематический сборник. Саратов, 1978. С. 33 и др.

2 Подобное определение предложено, в частности, В.А-Рясенцевым, который определял семью как круг лиц, связанных правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание (см.: Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1971. С. 45; Советское семейное право / Под ред. В.А.Рясевдева. М., 1982. С. 43 и др.).

3 Примером такого рода может служить определение семьи Е. М. Ворожейки-ным, который предложил считать ею «урегулированную нормами законодательства о браке и семье совместную жизнь лиц, возникающую как следствие их союза, либо как результат предусмотренных законом действий одного из них, либо как следствие рождения ребенка, оформленную в необходимых случаях в установленном законом порядке, имеющую целью рождение и воспитание детей, взаимную заботу членов семьи на базе духовной, психологической и интимной общности и на основе совместного ведения семейного хозяйства» (см.: Белякова А.М., Ворожейкин Е.М. Советское семейное право. С. 34).

219


Таким образом, как при первом, так и при втором подходах закрепленное в семейном законодательстве определение семьи неадекватно отражало бы такое сложное и многообразное социальное явление, как семья.

Во-вторых, надобность в легальном определении семьи во многом отпадает потому, что семья не рассматривается законодательством в качестве самостоятельного субъекта права. Наделение семьи особым правовым статусом, которое характерно для более ранних эпох развития человеческого общества, в настоящее время не только не диктуется экономическими и социальными потребностями, но и вступало бы с ними в противоречие. Поэтому даже в тех случаях, когда в соответствии с некоторыми правовыми актами именно семья выступает в качестве носителя соответствующих прав, законных интересов, а иногда и обязанностей (наследование отдельных видов имущества, защита чести, достоинства и деловой репутации, предоставление льгот семьям погибших при исполнении воинского и гражданского долга и т. п.), участниками конкретных правоотношений становятся все же конкретные члены семьи, круг которых определяется по-разному применительно к отдельным видам регулируемых отношений.

Различный подход к понятию семьи в отдельных отраслях права и даже в рамках единой отрасли гражданского права (жилищное, семейное, наследственное право) вполне оправдан и вообще единственно возможен. Каждые институт и отрасль права рассматривают семью с позиций стоящих перед ними задач. Например, для жилищного права, регулирующего отношения по удовлетворению потребностей граждан в жилье, на первый план выдвигаются такие признаки семьи, как совместное проживание и ведение общего хозяйства. Наличие же брака или родства не всегда играет первостепенную роль, а то и вообще не принимается в расчет. Напротив, семья в семейно-правовом смысле может существовать и без совместного проживания и ведения общего хозяйства, поскольку для задач, решаемых семейным правом, эти признаки семьи не столь важны по сравнению с наличием брака, родства, свойства или иных приравненных к ним отношений. Поэтому нет ничего необычного в том, что одно и то же лицо может считаться членом семьи в одних регулируемых правом отношениях и не быть таковым в других отношениях.

Сравнивая те требования, которые предъявляются к понятию семьи (члена семьи) разными институтами и отраслями права, заметим, что самым неопределенным, трудноуловимым и многовариантным понятие семьи является именно в семейном праве. Хотя сам термин «семья» встречается во многих статьях СК и, несомненно, используется в них в разных значениях, раскрывается он лишь однажды в ст. 2 СК,

220


посвященной предмету семейного права. Котношениям, регулируемым семейным законодательством, указанная статья относит, среди прочих, личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством,— между другими родственниками и иными лицами'.

На первый взгляд, законодатель исходит из предельно широкого понимания семьи, так как считает супругов, детей, родственников, а в случаях, указанных в законе, и других лиц членами одной семьи2. В действительности же в данной норме определяется лишь круг лиц, между которыми устанавливаются правовые отношения в силу их принадлежности к семье либо происхождения их из той или иной семьи. Однако ни одного признака семьи, кроме, пожалуй, того, что ее члены связаны друг с другом личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, в рассматриваемой норме не содержится.

Между тем семья как определенная общность людей, безусловно, обладает особыми чертами, которые отличают ее от иных социальных образований. Особенность семейного законодательства состоит в том, что хотя оно и исходит из данного обстоятельства, но при этом воздерживается от прямого закрепления признаков семьи в конкретных нормах. Это с очевидностью следует из анализа целого ряда статей СК, в которых используется термин «семья». Приведем лишь один пример. В п. 1 ст. 27 СК одним из оснований признания брака недействительным названа его фиктивность, то есть регистрация брака супругами или одним из них без намерения создать семью. Хотя понятие «семья» закон при этом и не раскрывает, однако в него в данном случае вкладывается вполне определенное содержание. Указанный вывод подтверждается, в частности, судебной практикой по данной категории дел, которая связывает семью в этих случаях с такими моментами, как совместная жизнь супругов, наличие взаимной материальной и иной поддержки, продолжительность брака и т. п. Однако законодатель не ставит решение этого вопроса в жесткие правовые рамки, предоставляя судувозможность учесть все индивидуальные особенности конкретного случая. Аналогичный подход прослеживается и в других статьях СК, в которых фигурирует термин «семья». Таким образом, законодатель не только не стремится к тому, чтобы раскрыть понятие семьи, но и

Примерно так же решался данный вопрос и ст. 2 КоБС РСФСР 1969 г., вде говорилось о «личных и имущественных отношениях, возникающих в семье между супругами, между родителями и детьми, между другими членами семьи».

Сторонником такого широкого понимания семьи в юридическом смысле был В.А-Рясенцев.

221


сознательно пытается уйти от излишней формализации данного понятия. Его наполнение конкретным содержанием зависит от множества факторов, которые настолько индивидуальны, что всякий формальный подход к семье неизбежно вступил бы в противоречие с реальными жизненными ситуациями.

В свете сказанного понятно, почему неудачны все предпринятые в литературе попытки сформулировать юрвдическое определение семьи. Нельзя определить то, что сам законодатель сознательно не ставит в четкие правовые рамки. В этой связи необходимо критически подойти и к характерному для отечественной науки семейного права разграничению семьи в социологическом и правовом смыслах. По мнению подавляющего большинства ученых, между рассматриваемыми понятиями существуют достаточно большие различия, так как, с одной стороны, далеко не все фактические семейные отношения приобретают правовую форму, а с другой, многие из признаков семьи в социологическом смысле (совместное проживание, ведение общего хозяйства, взаимная забота членов семьи друг о друге и т. д.) вовсе не обязательны для семьи в ее правовом значении.

Хотя приведенные выше суждения'отчасти и справедливы, в целом указанная позиция вряд ли оправданна. Поскольку право призвано регулировать фактические, а не оторванные от реальной жизни отношения, между социологическим и правовым понятиями семьи нет и не должно быть принципиальных различий. Иными словами, нет смысла в конструировании такого правового понятия семьи, которое не совпадает в своих основных признаках с общепринятым понятием семьи. Семейное законодательство потому и не формулирует особого правового понятия семьи, что исходит из такого ее понимания, которое сложилось в общественном сознании. Семейная жизнь обычно ассоциируется с совместным проживанием лиц, связанных, как правило, браком или родством, которое основано на общности их быта, духовных интересов, моральной и материальной взаимопомощи и имеет целью продолжение рода, удовлетворение потребности в общении и взаимную поддержку членов семьи. Именно в таком смысле семья воспринимается и семейным законодательством.

Сказанное, конечно, не означает, что с позиций данного законодательства семья должна отвечать всем перечисленным выше требованиям. Каждое из них следует расценивать как характерное, но не обязательное для наличия семьи условие, что вполне согласуется с теми параметрами, в которые семья ставится общественным сознанием и социологической наукой. К тому же правовое понятие семьи не следует отождествлять с общесоциологическим. С позиции действующего семейного законодательства семьей признается лишь такая семья в

222


социологическом смысле слова, члены которой связаны взаимными правами и обязанностями. Таких прав и обязанностей не порождает, например, фактический семейный союз мужчины и женщины, брак которых не зарегистрирован в установленном порядке, равно как и совместное жительство лиц одного пола, не связанных родством, хотя бы с точки зрения всех других признаков семьи она и была налицо.

Таким образом, семья в семейно-правовом понимании это не любая семья в социологическом значении этого слова, а лишь та, которая в соответствии с действующим законодательством приводит к возникновению взаимных прав и обязанностей между ее членами.

Уяснение того, какой смысл вкладывает в понятие семьи семейное законодательство, хотя и проясняет вопрос о круге регулируемых им отношений, но не дает на него полного ответа. Семейное право регулирует и такие отношения, которые выходят за рамки семьи. Более того, именно эти отношения и образуют основной предмет семейного права как подотрасли гражданского права. Когда семья существует в социологическом смысле слова, отношения между ее членами регулируются в основном нормами морали, а не права. Иными словами, хотя члены семьи и обладают субъективными правами и обязанностями, модель их взаимного поведения строится не на основе юридических норм, а на базе господствующих в обществе и в конкретной семье нравственных правил. Роль права сводится лишь к тому, что оно определяет юридические основания (брак, родство и пр.), которые необходимы для возникновения между членами семьи правовых связей. Регулирующие и охранительные функции семейного права обычно реально проявляются только тогда, когда семья в социологическом смысле либо уже перестала существовать, либо близка к такому финалу. Поэтому, если говорить о группе общественных отношений, регулируемых семейным правом, то ближе к действительности утверждение о том, что нормы рассматриваемой подотрасли регулируют не отношения внутри семьи, а отношения, возникающие в связи с существованием семьи, которые, как правило, складываются между бывшими ее членами.

Общественные отношения, которые либо изначально возникли вне семьи, либо обязаны семье лишь своим происхождением, но в основном развивались вне ее рамок, также испытывают регулирующее воздействие норм морали. Однако оно в данном случае не настолько велико, чтобы полностью, как это происходит в семье, заслонить собой правовое регулирование. Поэтому именно эти отношения, регулируемые семейным правом, чаще всего облекаются в правовую форму.

При выявлении места данных отношений в предмете семейного права предложено два основных подхода. Один из них, который наи-

223


более последовательно отстаивал В. А. Рясенцев, заключается в том, что' семейно-правовыми объявляются отношения не только внутри одной семьи, но и между отдельными членами разных семей. Так, по мнению В.А-Рясенцева, лицо, являющееся мужем и отцом в составе одной семьи, одновременно находится в семейно-правовых отношениях с его i детьми от первого брака, воспитываемыми их матерью и образующими отдельную семью*. Такой широкий взгляд на семейно-правовые отношения расходится с трактовкой семьи семейным законодательством.

Второй подход, заслуживающий предпочтения, выражен О. С. Иоффе, который предложил различать семейные и приравненные к ним отношения. С его точки зрения, семейное право регулирует и такие «отношения, которые не обнимаются понятием семьи в тесном и непосредственном значении этого слова»2. Указанные отношения только условно могут называться семейными, поскольку складываются между лицами, которые либо никогда не были членами одной семьи (например, отношения между внуками (внучками) и дедушками (бабушками), никогда не проживавшими одной семьей), либо давно перестали ими быть (например, отношения между совершеннолетними братьями (сестрами), создавшими собственные семьи). С учетом того, что в основе этик отношений чаще всего лежат родство или иные приравненные к родству юридические факты (усыновление и пр.), более точным было бы именование их родственными отношениями.

Суть дела, однако, не в названии рассматриваемых отношений, а в констатации того, что семейное право регулирует не только внутрисе-мейные отношения, но и более широкий круг общественных отношений. Будучи урегулированными семейно-правовыми нормами, эти отношения приобретают форму семейных правоотношений . Благодаря многообразию лежащих в их основе фактических общественных отношений, сами семейные правоотношения подразделяются на ряд относительно самостоятельных видов и групп, которые нуждаются хотя бы в краткой характеристике. Однако прежде целесообразно рассмотреть особенности, присущие всем или, по крайней мере, большинству семейных правоотношений.

1 Рясенцев В.А. Семейное право. М-, 1971. С. 46.

Иоффе О. С. Советское гражданское право: Курс лекций в 3-х частях. Ч. 3. Л., 1965. С. 176.

Здесь и в дальнейшем термином «семейные правоотношения» обозначаются в интересах краткости как урегулированные правом отношения внутрисемейного характера, так и отношения, лежащие за пределами семьи, которые в точном смысле семейными не являются.

224


Особенности семейных правоотношений. Признание семейного права составной частью гражданского права вовсе не исключает того, что семейные правоотношения по сравнению с другими гражданско-правовыми отношениями обладают спецификой. Напротив, если бы никакой специфики у этих отношений не было, как считает, например, М.В.Антокольская1, то не имелось бы и оснований для выделения в составе гражданского права такой особой подотрасли, как семейное право. М.В.Антокольская права лишь в том, что ни одна из обычно выделяемых в литературе особенностей семейных правоотношений не носит такого характера, который свидетельствовал бы о существенных различиях между предметом семейного и собственно гражданского права.

Действительно, как убедительно показал еще О. С. Иоффе2, в предмете гражданского права всегда можно обнаружить такие отношения, которым свойственны те или иные особенности, присущие семейным правоотношениям. Известно, однако, что в основе подразделения всякой отрасли права на отдельные подотрасли и институты лежит, как правило, не один, а совокупность свойственных для них признаков. Поэтому, если за основу деления брать не какую-либо одну черту, а всю совокупность присущих семейно-правовым отношениям особенностей, то нельзя не признать их специфики в ряду других гражданско-правовых отношений.

Прежде всего семейные правоотношения возникают в основном не из сделок и деликтов, как подавляющее большинство других гражданско-правовых отношений, а из таких юридических фактов, как события, и в особенности такой их разновидности, как состояния. Поскольку события, например, рождение ребенка, состояние родства и т. п., порождают правовые последствия помимо воли человека, содержание семейных правоотношений, то есть взаимные права и обязанности их участников, также формируется в основном не по воле его участников, а в силу указаний закона. Субъекты семейных правоотношений, порожденных событиями, как правило, не могут по своей воле изменить их содержание. Например, закон четко определяет те права и обязанности, которыми обладают родители по отношению к своим несовершеннолетним детям, и не допускает их изменения по воле сторон.

Вместе с тем часть семейных правоотношений возникает по воле их участников. В правоотношениях такого рода их субъекты не только

Антокольская М. В.Указ. соч. С. 15 — 18. 2 Иоффе О.С. Указ соч. С. 182 - 186.

S C^tfefcB, часть 3. 225


добровольно принимают на себя соответствующие права и обязанности, но и могут, как правило, в любой момент своим соглашением изменить их содержание. Типичным в этом плане является брачное правоотношение, в котором супруги в установленных законом пределах свободно определяют свои права и обязанности, в частности избирают тот или иной правовой режим своего имущества.

Следующей характерной особенностью семейных правоотношений является их длящийся характер. Хотя последний присущ и некоторым другим гражданским правоотношениям, в частности правоотношениям собственности, для семейных правоотношений он имманентен, то есть вытекает из самой их природы. Во многом он также предопределен тем, что в основе большинства семейных правоотношений лежат такие неограниченные временем юридические факты, как родство, брак, усыновление и другие обстоятельства. Однако, как отметил Е. М. Во-рожейкин, дело не только в этом. Длящийся характер семейных правоотношений обусловлен главным образом спецификой их целей и задач, которые заключаются в создании семьи, воспитании детей, обеспечении материального содержания нетрудоспособных родственников и супругов и т. п. Достижение этих целей невозможно совершением однократного действия, подобного, например, купле-продаже, мене, дарению и т. д.1 Семейные правоотношения предполагают необходимость длительного взаимодействия их участников.

Разумеется, длящийся характер семейных правоотношений, свойственный всем им без исключения, в конкретных их видах проявляется по-разному. Одни из них бессрочны (отношения между братьями и сестрами) либо, по крайней мере, предполагаются таковыми (отношения между супругами), другие носят срочный характер (отношения по воспитанию детей).

Специфика оснований возникновения и характера семейных правоотношений предопределяет, в свою очередь, особенности их прекращения. Последнее происходит лишь в прямо указанных в семейном законодательстве случаях, таких, например, как смерть одного из их участников, расторжение брака, достижение определенного законом возраста и др. В число этих случаев не входит, однако, такое типичное для гражданско-правовых отношений основание их прекращения, как надлежащее исполнение лежащих на соответствующем субъекте обязанностей. Семейные правоотношения в силу самой их природы не могут быть исчерпаны реализацией тех прав и обязанностей, которые образуют их содержание.

Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР.М., 1972. С. 65. 226


Большинство семейных правоотношений не могут быть прекращены и по воле их участников, что в целом не характерно для других гражданско-правовых отношений. Так, нельзя отказаться от родства, которое носит естественный характер, либо, например, заключить соглашение об отказе от права на получение алиментов. Сказанное, конечно, не означает, что семейные правоотношения реализуются помимо воли их участников. Если только соответствующее право не является одновременно обязанностью субъекта семейного правоотношения, он распоряжается им по своему усмотрению, в том числе и не реализует его.

Особенностью семейных правоотношений является, далее, то, что круг лиц, которые могут выступить их участниками, четко определен семейным законодательством. Во-первых, семейные правоотношения возникают лишь между гражданами. Попытки отдельных ученых отнести к предмету семейного права отношения, обусловленные «деятельностью государственных органов в области охраны материнства и детства и укрепления семьи»', не получили поддержки ни у законодателя, ни в юридической науке. Во-вторых, сами граждане участвуют в семейных правоотношениях в особых качествах, а именно как супруги, родители, дети, внуки и т. д. В этой связи семейные правоотношения, независимо от того, по поводу чего они складываются, носят сугубо личный характер. Это, в частности, означает, что здесь исключается правопреемство прав и обязанностей их участников, а также не допускается, как правило, осуществление соответствующих прав через представителя.

Личный характер всякого семейного правоотношения, означающий ограничение круга его участников вполне определенными лицами, не свидетельствует, однако, как иногда утверждается в литературе2, об их особой лично-доверительной природе. То, что в основе подавляющего большинства семейных отношений лежит личное доверие их участников друг к другу, чувство любви, дружбы, привязанности и т. п., вовсе не предопределяет такой же характер тех правоотношений, которые возникают между субъектами семейного права. Как справедливо пишет М. В.Антокольская, семейное право почти никогда не придает лично-доверительному элементу юридического значения, подобно тому, как это делается применительно к таким видам гражданских правоотношений, которые возникают из договора поручения или доверительного

См., напр.: Бошко В. И. Очерки советского семейного права. Киев, 1952. С. 36-37 и др.

См., напр.: Ворожейкин Е. М.Указ. соч. С. 68 — 69; Нечаева А- М. Семейное право: Курс лекций. М., 1998. С. 32 и др.


управления имуществом'. Это и понятно, так как семейно-правовые нормы реализуются в конкретных правоотношениях обычно лишь тогда, когда элемент доверия между членами семьи и другими субъектами семейного права уже утрачен и возникла конфликтная ситуация, требующая своего разрешения.

Наконец, не следует сбрасывать со счетов и такую особенность семейных правоотношений, как значительный удельный вес среди них личных неимущественных отношений. На протяжении длительного времени в советской юридической литературе считалось чуть ли не аксиомой положение о том, что семейные правоотношения являются преимущественно лично-правовыми и лишь затем имущественными. Даже О. С. Иоффе, не признававший самостоятельности семейного права как отрасли права, писал, что здесь «имущественные отношения подчинены личным и производны от них как потому, что они представляют собой результат образования семьи в качестве личного союза, так и потому, что их построение целиком предопределяется решающим и главным назначением семейных отношений при социализме служить созданию и упрочению духовных связей между участниками этих отношений»2. Подобный вывод справедлив лишь относительно личных и имущественных элементов тех фактических семейных отношений, которые остаются вне сферы правового регулирования благодаря более сильному воздействию норм морали. Что же касается семейных правоотношений, то они, как верно отметила М. В. Антокольская3, являются в основной своей массе имущественными. Это объясняется тем, что возможности правового регулирования личных неимущественных отношений, возникающих в рассматриваемой области, весьма ограниченны.

Тем не менее присутствие правоотношений с неимущественным содержанием в составе семейных правоотношений, которое не может ставиться под сомнение, накладывает отпечаток на специфику правового регулирования. Последняя проявляется, в частности, в том, что право не вмешивается в содержание этих отношений, а лишь определяет их внешние границы и устанавливает некоторые императивные запреты, общие рамки осуществления личных семейных отношений4.

Виды семейных отношений. Видовая классификация семейных правоотношений может производиться по разным основаниям. В зависимости от того, по поводу каких благ складываются правоотношения, они

Антокольская М. В. Указ. соч. С. 17—18. 2 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 176—177.

Антокольская М. В. Указ. соч. С. 14. 4 Там же. С. 14.

228


подразделяются на личные неимущественные и имущественные. Личные неимущественные семейные правоотношения имеют своим объектом нематериальные блага, такие, как имя, выбор места жительства и пребывания, личная неприкосновенность, достоинство личности, воспитание в семье, общение с близкими родственниками и др. К их числу относятся правоотношения, связанные с вступлением в брак и его прекращением, установлением происхождения детей, выбором имени ребенка, воспитанием детей, обеспечением общения близких родственников, лишением и ограничением родительских прав и др. »

Любые семейные отношения в своем нормальном развитии регулируются в основном нормами морали, а не права. Для личных неимущественных отношений это справедливо вдвойне, так как возможности их правовой регламентации по сравнению с отношениями имущественного характера более ограниченны. Поэтому даже тогда, когда они развиваются конфликтно, форму правоотношений приобретают далеко не все из них. Например, хотя СК и обязывает супругов строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи (п. 3 ст. 31 СК), каких-либо правоотношений по этому поводу не возникает, даже если кто-либо из супругов и отступает от этих принципов.

Исключение составляют, однако, те личные неимущественные отношения, которые определяют семейно-правовой статус граждан,— состояние в браке, установление происхождения детей, усыновление и т. п. Облечение этих отношений в правовую форму служит, как правило, показателем их более нормального развития по сравнению со случаями, когда они складываются лишь как фактические отношения.

Объектами имущественных семейных правоотношений выступают материальные блага имущество, принадлежащее их участникам, и средства материального содержания, которые одни участники семейных правоотношений должны предоставлять другим. Соответственно различаются и две разновидности семейных имущественных правоотношений. С одной стороны, это правоотношения по поводу принадлежности вещей и иных материальных благ, которыми располагают участники семейных правоотношений. Поскольку семейное законодательство устанавливает особый правовой режим лишь для собственности супругов, данная разновидность имущественных семейных отношений возникает только между ними. Отношения собственности с участием других субъектов семейного права регулируются общими нормами гражданского права. Отметим лишь такой особый аспект имущественных отношений родителей и детей, как их возможность владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию (п. 4 ст. 60 СК).

С другой стороны, это правоотношения по материальному содержанию одних субъектов семейного права другими. Указанная разно-

229


ввдность семейных имущественных правоотношений, традиционно именуемая еще алиментным обязательством (от лат. alimentum пища, содержание), имеет более широкую сферу применения, поскольку данные правоотношения могут возникать практически между всеми субъектами семейного права супругами, родителями и детьми, внуками (внучками) и дедушками (бабушками), братьями и сестрами и т. д.

Семейные имущественные отношения в силу самой их природы гораздо более восприимчивы к правовой форме, чем личные неимущественные отношения, хотя и они приобретают ее в основном в условиях, когда начинает давать сбои регулирующее воздействие норм морали. Главные особенности семейных имущественных правоотношений их неэквивалентный характер, а также неразрывная связь с личностью их участников. Имущественные права и обязанности участников семейных правоотношений, в отличие от большинства других гражданских прав и обязанностей, реализуются лишь их носителями. Они не только не могут быть переданы другим лицам по договору, но и быть уступлены в порядке цессии или перевода долга либо зачтены в счет исполнения каких-либо других прав и обязанностей. В этой связи рассматриваемые отношения вполне могут именоваться имущественными личными правоотношениями.

Отсутствие у семейных имущественных правоотношений эквивалентности в ее традиционном гражданско-правовом понимании обусловлено не только затруднительностью меры и счета в семейных отношениях, но и значительным влиянием на правовую форму этих отношений господствующих в обществе моральных норм и принципов. В частности, общепризнанно, что роль родителей не сводится к тому, чтобы зачать и родить ребенка. Родители должны поставить ребенка на ноги в прямом и переносном смыслах, заботиться о его здоровье и материальном благополучии, дать ребенку образование и т. п.' Все это требует немалых материальных затрат, которые тяжким бременем ложатся в основном на плечи родителей. Ни о какой эквивалентности данных имущественных отношений говорить не приходится, что, однако, воспринимается подавляющим большинством людей как нормальное явление и естественный долг родителей по отношению к детям. В сфере общественной морали находятся корни и других неэквивалентных имущественных правоотношений, в рамках которых реализуются, например, обязанность мужа по предоставлению алиментов жене (бывшей жене) и в период ее беременности и в течение трех лет со дня

Разумеется, главной задачей родителей является воспитание ребенка достойным членом общества, однако решение данной задачи лежит в иной, а именно нематериальной плоскости.

230


рождения общего ребенка (ст. 89 — 90 СК), обязанность трудоспособных совершеннолетних детей по содержанию своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей (ст. 87 СК) и др.

Говоря о причинах неэквивалентности семейных имущественных отношений, нельзя не признать и того, что немалую роль в этом играет и стремление государства переложить заботу о своих нетрудоспособных гражданах на плечи их ближайших родственников. В большей или меньшей степени это прослеживается во всех алиментных обязательствах, однако наиболее рельефным в этом плане является возложение на трудоспособных совершеннолетних братьев и сестер обязанности по предоставлению содержания их несовершеннолетним и нетрудоспособным совершеннолетним нуждающимся братьям и сестрам (ст. 93 СК). Обосновать их связанность алиментным обязательством, чем-то подобным категориям «родительского долга», «сыновнего (дочернего) долга» и т. п., едва ли возможно. Братья и сестры не обязаны друг другу своим появлением на свет и ничем, кроме родства, в тех случаях, когда дело доходит до принудительного взыскания алиментов, друг с другом, как правило, не связаны. Поэтому главную роль здесь играет неспособность государства материально обеспечить всех нуждающихся в помощи.

В зависимости от того, насколько индивидуализированы субъекты семейных правоотношений, последние подразделяются на относительные и абсолютные. Поскольку любые семейные правоотношения носят личный характер и складываются между строго определенными лицами, подавляющее их большинство построено по типу относительных правоотношений. В свою очередь, большинство семейных относительных правоотношений, как это и свойственно данному виду правоотношений, связывают двух конкретных субъектов, один из которых обладает правом, а другой несет соответствующую обязанность. Типичны в этом смысле правоотношения, в рамках которых реализуется право на получение алиментов.

Вместе с тем, как отмечено в литературе', в рассматриваемой сфере встречаются также такие относительные правоотношения, в которых одновременно участвуют три, а иногда и большее число субъектов, обладающих самостоятельными правами и интересами. Примером может служить правоотношение, складывающееся между родителями и детьми. Хотя возникающие здесь связи теоретически можно разложить на несколько простых двухсубъектных правоотношений, в которых участвуют каждый из родителей и ребенок, а также только родители, они, несомненно, образуют и некое взаимосвязанное единство, в

' Иоффе О. С. Указ. соч. С. 195.


котором правам и обязанностям каждого из участвующих в нем субъектов корреспондируют права и обязанности двух других субъектов. При этом данная многосубъектность правоотношения принципиально отличается от широко известной в гражданском праве конструкции множественности лиц в обязательстве. Последняя, напротив, не характерна для семейных правоотношений и практически в них не встречается.

Что касается абсолютных семейных правоотношений, то их число крайне ограниченно. Таковы отношения собственности супругов, которые, как и любые отношения собственности в гражданском праве, построены по модели абсолютных правоотношений. Вместе с тем в рассматриваемой сфере достаточно распространены относительные правоотношения, приобретающие некоторые черты абсолютных правоотношений. Наиболее ярким примером может служить правоотношение, в рамках которого реализуется право родителей на воспитание детей. Закон предоставляет родителям преимущественное перед всеми другими лицами право воспитывать своего ребенка, обеспечивая данное право абсолютно-правовой защитой (ст. 63, 68 СК).

В зависимости от оснований возникновения и субъектного состава семейные правоотношения подразделяются на следующие вицы:

а) брачные (супружеские) правоотношения, в основе которыхлсжит брак и участниками которых являются супруги (в том числе и бывшие супруги);

б) родительские правоотношения, которые складываются между родителями и детьми, а также между самими родителями ребенка;

в) правоотношения, которые приравнены к родительским полностью (отношения между усыновителями и усыновленными) или частично (отношения между опекунами (попечителями) и несовершеннолетними детьми, между приемными родителями и детьми, принятыми на воспитание, и др.);

г) правоотношения между другими родственниками, то есть братьями и сестрами, дедушками (бабушками) и внуками (внучками) и др.1

Указанная классификация семейных правоотношений имеет важное теоретическое и практическое значение. Во-первых, она высвечивает основные блоки правовых связей, которые складываются в

Нередко в литературе указывается на то, что подобное деление семейных правоотношений производится с учетом специфики прав и обязанностей их участников (см., напр.: Ворожейкин Е.М.Указ. соч. С. 93—95; Шахматов В. П. Семейное правоотношение. Красноярск, 1978. С. 26 и др.). Это утверждение неточно, так как известную специфику содержания обнаруживают любые, в том числе и рассмотренные выше, имущественные и личные неимущественные, а также относительные и абсолютные семейные правоотношения.

232


рассматриваемой области. Хотя одно и то же лицо может быть одновременно участником нескольких семейных правоотношений, выступая в одних из них в качестве супруга, в другом в качестве родителя, в третьем в качестве брата или сестры и т. д., функционально эти правоотношения относительно независимы друг от друга, возникают, изменяются и прекращаются в силу разных оснований, складываются между разными лицами, имеют несовпадающее содержание и т. д.

Во-вторых, деление семейных правоотношений на указанные виды делает более понятной структуру семейного законодательства, которое построено с учетом существования названных видов отношений. В частности, в СК выделены специальные разделы, посвященные заключению и прекращению брака, а также правам и обязанностям супругов (разделы II и III), правам и обязанностям родителей и детей (раздел ГУ), формам воспитания детей, оставшихся без попечения родителей (раздел VI). Поскольку правоотношения между другими родственниками в основном сводятся к обязательствам по взаимному содержанию, они урегулированы в разделе, посвященном алиментным обязательствам членов семьи (раздел V).

Наконец, в-третьих, ценность исследуемой классификации определяется еще и тем, что она позволяет вычленить сложный комплекс прав и обязанностей, которые возникают между участниками семейных правоотношений. В отличие от рассмотренных выше классификаций, предметом которых были простые (элементарные) правоотношения, в данном случае выделяются правоотношения, которые имеют сложную структуру и включают в себя совокупность элементарных правоотношений. Так, единое с точки зрения своего основания и субъектного состава супружеское правоотношение состоит из ряда простых правоотношений по поводу личных неимущественных благ, имеющих ценность в семейной жизни; общего имущества супругов; взаимного материального содержания. Родительское правоотношение распадается на такие составные части, как правоотношение по воспитанию детей и правоотношение по материальному содержанию. Аналогичную структуру имеют в целом и правоотношения, приравненные к родительскому. Отношения между другими родственниками облекаются в правовую форму в основном лишь тогда, когда дело касается материального содержания. Исключение составляют правоотношения, в рамках которых реализуются взаимные права детей, дедушек, бабушек, братьев, сестер и других родственников на общение друг с другом (ст. 55, 67 СК).

Супружеское, родительское и подобные им правоотношения выступают, таким образом, в качестве собирательных понятий, объединяющих близкие и тесно взаимосвязанные друг с другом простые

233


правоотношения, посредством которых реализуются в реальной жизни конкретные права и обязанности субъектов семейного права. Каждое из них будет исследовано в дальнейших главах учебника.

§ 2. Основания возникновения, изменения и прекращения семейных правоотношений

Общие положения. Возникновение, изменение и прекращение семейных правоотношений, как и любых других правоотношений, связывается законом с определенными жизненными обстоятельствами, которым придается значение юридических фактов. Хотя юридические факты в семейном праве обладают известной спецификой, их классификация производится по тем же основаниям, что и в гражданском праве в целом. В зависимости от того, наступают ли они по воле или помимо воли граждан, юридические факты делятся на действия и события. Действия, то есть волевое поведение участников семейных отношений, порождающее правовые последствия, в свою очередь, могут быть правомерными (усыновление, расторжение брака и т. п.) и неправомерными (вступление в брак близких родственников, уклонение от уплаты алиментов ит. п.). Действия, соответствующие предписаниям семейно-правовых норм либо, по крайней мере, не запрещенные ими, подразделяются на семейно-правовые акты и семейно-правовые поступки.

Семейно-правовые акты это такие волевые правомерные действия участников семейных отношений, которые специально направлены на достижение юридических последствий. Типичными примерами таких актов являются вступление в брак, признание отцовства, усыновление, заключение брачного договора и т. п. Большинство семейно-правовых актов непосредственно направлено на возникновение, изменение или прекращение соответствующих прав и обязанностей. Однако, как отметил B-А.Рясенцев, к числу семейно-правовых актов относятся и такие действия, которые совершаются с целью способствовать наступлению юридических последствий, порождаемых не одним каким-либо актом, а их совокупностью1. Семейно-правовыми актами, а не поступками являются, в частности, согласие супруга на усыновление ребенка другим супругом, внесудебное признание лицом своего отцовства и т. п.

На протяжении многих лет в советской юридической литературе семейно-правовые акты традиционно ставились в один классификационный ряд с такими юридическими фактами, как административные

Рясенцев В. А. Юридические поступки в советском семейном праве // Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье в правопри-менительной практике: Межвузовский тематический сборник. Саратов, 1978. С. 12.

234


акты и гражданско-правовые сделки. Между тем непредвзятый анализ свидетельствует о том, что между семейно-правовыми актами и гражданско-правовыми сделками не существует никаких принципиальных различий. Впервые это показала М.В.Антокольская, сделавшая правильный вывод о возможности применения в семейном праве таких категорий, как сделка и гражданско-правовой договор1.

Семейно-правовые акты по своей юридической сущности являются сделками, так как направлены на возникновение, изменение и прекращение семейных правоотношений и совершаются лицами, не обладающими какими-либо властными полномочиями по отношению к лицам, интересы которых затрагиваются наступающими юридическими последствиями. Ни одно из действий участников семейных отношений, являющихся семейно-правовыми актами, не содержит в себе ничего такого, что мешало бы распространить на них общие положения о сделках, закрепленные в ГК. В качестве сделок могут рассматриваться, в частности, даже действия родителей, реализующих свою так называемую родительскую власть в процессе воспитания детей и осуществления надзора за ними. Наложение на детей определенных обязанностей, установление запретов, применение к ним мер поощрения и наказания и т. п. отнюдь не препятствуют оценке действий родителей как сделок. С проявлением подобной «власти» приходится сталкиваться во многих гражданско-правовых обязательствах, при исполнении которых кредитор вправе требовать от должника вполне определенного поведения, а в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своих обязанностей применять к нему предусмотренные законом или договором санкции. Поэтому можно говорить лишь о том, что в семейном праве сделки обладают спецификой, которую накладывают на них регулируемые отношения. Эта специфика проявляется в трех основных моментах.

Во-первых, в семейном праве гораздо чаще, чем в гражданском праве в целом, встречаются односторонние сделки. Как известно, подавляющее большинство гражданских правоотношений имеют своим основанием тот или иной гражданско-правовой договор. В семейном праве договоры также встречаются, причем некоторые из них выступают в чистом виде и совпадают во всех основных чертах и по форме с иными гражданско-правовыми договорами (брачный договор, соглашение об уплате алиментов), а другие, будучи гражданско-правовыми договорами по существу, не выражены в столь очевидной гражданско-правовой форме (заключение брака, соглашение об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей и др.). Как

1 Антокольская М. В. Указ. соч. С. 97 — 99. 235


бы то ни было, во всех случаях, когда для решения того или иного семейно-правового вопроса (чаще всего семейно-правового спора) требуется согласованное волеизъявление двух или большего числа участников семейных отношений, есть все основания говорить о договоре. При этом многие семейно-правовые договоры представляют собой не противоположные по направленности согласованные волеизъявления граждан, как это имеет место в большинстве гражданско-правовых договоров, а устремленные к одной цели соглашения участников семейных отношений (выбор супругами места проживания, согласование родителями имени ребенка, осуществление большинства родительских прав и т. д.).

Однако многие семейные права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются в силу односторонних действий участников семейных отношений. Например, только применительно к усыновлению юридическое значение приобретают такие односторонние сделки, как волеизъявление самого усыновителя на усыновление (ст. 125 СК), согласие родителей на усыновление ребенка (ст. 129 СК), согласие на усыновление детей опекунов (попечителей), приемных родителей, руководителей учреждений, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей (ст. 131 СК), согласие усыновляемого на усыновление (ст. 132 СК), согласие супруга усыновителя на усыновление ребенка (ст. 133 СК). Хотя указанные и иные встречающиеся в семейном праве односторонние юридические действия чаще всего порождают правовые последствия не сами по себе, а в совокупности с другими юридическими фактами, их следует оценивать в качестве односторонних сделок. То обстоятельство, что для возникновения правоотношения к сделке должен присоединиться предусмотренный законом иной юридический факт, не означает отрицания у соответствующего волевого действия признаков сделки как таковой.

Во-вторых, специфична форма семейно-правовых сделок. Лишь некоторые из них, в частности брачный договор, совершаются в форме, традиционной для гражданского права (ст. 41 СК). Большинство же семейно-правовых сделок по форме отличаются от обычных гражданско-правовых сделок. Одни из них должны совершаться в государственных органах, на которые возложена обязанность регистрации актов гражданского состояния. Это обусловлено тем, что действия участников семейных отношений, направленные на возникновение, изменение и прекращение семейных прав и обязанностей, непосредственно затрагивают интересы других лиц или общества в целом. В частности, обязательной государственной регистрации подлежат заключение брака, усыновление, признание отцовства и т. п. Подобные семейно-правовые сделки чаще всего облекаются в форму актовой записи либо

236


заверяются уполномоченными государственными органами (например, согласие родителей на усыновление ребенка)'.

Другие семейно-правовые акты могут заключаться в любой форме, поскольку закон не предписывает для них соблюдение каких-либо особых требований. Так, соглашение родителей об определении места жительства ребенка при их раздельном проживании (п. 3 ст. 65 СК) может быть заключено в любой, в том числе и устной, форме. Форма подобных сделок подчиняется, однако, общим правилам гражданского права о форме сделок. Поэтому, например, соглашение супруюв о разделе совместно нажитого имущества, стоимость которого превышает в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, должно быть совершено в письменной форме, так как в противном случае в случае спора нельзя ссылаться на свидетельские показания.

В-третьих, семейно-правовые сделки, в отличие от иных гражданско-правовых сделок, широко применяются в сфере личных неимущественных отношений. Гражданско-правовые сделки чаще всего порождают имущественные правоотношения. Исключения из этого правила встречаются в основном в области отношений, связанных с интеллектуальной собственностью (например, соглашение о соавторстве в авторском праве). Напротив, в семейном праве с помощью сделок, выраженных в форме либо взаимного соглашения участников семейных отношений, либо одностороннего волеизъявления, возникают наряду с имущественными и личные неимущественные правоотношения. Особенность таких сделок в том, что возникающие на их основе семейные правоотношения в своем большинстве не обладают той стабильностью, которая свойственна гражданским правоотношениям. Заключенное участниками семейных отношений соглашение по поводу осуществления личных неимущественных прав, равно как и односторонняя сделка субъекта гражданского права, направленная на возникновение, изменение или прекращение личных неимущественных семейных правоотношений, чаще всего могут быть аннулированы по одностороннему усмотрению участника семейного правоотношения либо прекращены в силу изменившихся обстоятельств.

Вторым видом правомерных действий участников семейных отношений являются юридические поступки. Как и семейно-правовые акты (сделки), юридические поступки носят волевой характер. Однако в отличие от сделок они специально не направлены на возникновение, изменение или прекращение семейных правоотношений, но порожда-

06 актах гражданского состояния см. подробнее § 2 гл. 6 настоящего учебника.

237


ют правовые последствия, которые с ними связывает закон. В отдельных предусмотренных законом случаях правовые последствия наступают в результате совершения лицом разового (единовременного) юридического поступка. Как юридический поступок должно быть оценено, например, действие одного из супругов, который вложил соответствующие средства в капитальный ремонт или переоборудование имущества, принадлежащего другому супругу, что может послужить основанием для признания этого имущества их совместной собственностью (ст. 37 СК).

Однако гораздо чаще значение юридических поступков придается продолжительным, систематическим действиям субъектов семейного права. Таковы, в частности, действия фактических воспитателей, а также отчима или мачехи по воспитанию и содержанию несовершеннолетних детей, пасынков и падчериц, порождающие в определенных случаях их право на получение содержания от фактических трудоспособных воспитанников (пасынков и падчериц), достигших совершеннолетия (ст. 96—97 СК). Эти и подобные им действия (совместное проживание, ведение общего хозяйства и т. п.) рассматриваются законом как нечто целое, порождающее правовые последствия независимо от направленности воли на их достижение.

Наряду с действиями как волевыми актами и поступками субъектов семейного права семейные правоотношения возникают, изменяются и прекращаются в силу событий. События как не зависящие от воли людей обстоятельства, порождающие правовые последствия, в семейном праве играют весьма значительную роль. Многие семейные права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются лишь в результате событий. Так, только смерть прекращает правоотношения между кровными родственниками. Волевые акты участников семейных правоотношений не способны отменить вытекающие из событий права и обязанности. Например, не имеет никакого юридического значения соглашение родителей ребенка об отказе от выплаты алиментов, поскольку соответствующее алиментное правоотношение прекращается только с достижением ребенком определенного законом возраста.

Особыми разновидностями событий являются сроки и состояния, которые иногда рассматриваются в качестве самостоятельных юридических фактов'. Сроки в семейном праве имеют точно такое же значение, что и в гражданском праве в целом. Можно, пожалуй, указать лишь на то, что в основном они носят императивный характер и

См., напр.: Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 169—170; Шахматов В. П. Семейное правоотношение. С. 8 — 9 и ДР.

238


соответственно не могут быть изменены соглашением участников семейных правоотношений, а также отметить их внешнее сходство с условиями возникновения и реализации соответствующих прав и обязанностей (наступление брачного возраста, усыновление ребенка, достигшего десятилетнего возраста, и пр.). Иной оценки заслуживают состояния, которые играют в семейном праве особую роль. Ввиду их важного юридического значения они будут рассмотрены чуть ниже более детально.

Помимо деления юридических фактов семейного права по их волевому признаку, они подразделяются на отдельные виды по* их правовым последствиям. Опираясь на данное основание, выделяют правопорождающие, правовосстанавливающие, правоизменяющие и правопрекращающие юридические факты. Значение правопорождаю-щих имеют те юридические факты, с которыми закон связывает возникновение семейных прав и обязанностей. К ним, в частности, относятся рождение ребенка, усыновление, вступление в брак и т. п. С указанными фактами сходны правовосстанавливающие юридические факты, которые приводят к восстановлению прав и обязанностей, утраченных субъектами семейного права. В рассматриваемой сфере, как показал Е.М.Ворожейкин1, они распространены достаточно широко. Воздействие данных юридических фактов проявляется, например, при восстановлении в родительских правах (ст. 72 СК), отмене ограничений родительских прав (ст. 76 СК), восстановлении брака (ст. 26 СК) и др.

Правоизменяющие юридические факты приводят к изменению содержания прав и обязанностей участников семейных правоотношений. Так, по мере взросления ребенка меняется и содержание родительского правоотношения. Наконец, правопрекращающие юридические факты влекут прекращение семейных прав и обязанностей (смерть субъекта семейного права, прекращение брака, отмена усыновления ребенка и т. п.).

Нередко один и тот же юридический факт приводит к возникновению одного, прекращению другого и изменению третьего правоотношения. Например, усыновление ребенка порождает права и обязанности между усыновителем и усыновленным при одновременной утрате ребенком прав и обязанностей по отношению к родителям (ст. 137 СК). При этом в интересах обеспечения тайны усыновления по просьбе усыновителя могут быть изменены имя, отчество и фамилия усыновленного, а также дата и место его рождения (ст. 134 — 135 СК).

В один ряд с рассмотренными видами юридических фактов иногда

' Ворожейкин Е.М.Указ. соч. С. 72 — 74. 239


ставятся еще и так называемые правопрепятствующие юрвдические факты. Примерами таких фактов могут служить наличие близкого родства, препятствующее заключению брака (ст. 14 СК), беременность жены, не дающая мужу право без ее согласия возбуждать дело о расторжении брака (ст. 17 СК), достижение ребенком совершеннолетия, исключающее возможность его усыновления (ст. 124 СК), и др. Хотя указанные обстоятельства сами по себе не порождают правовых последствий, а, напротив, препятствуют их появлению, условно их можно приравнять к юридическим фактам.

Понятие и юридическое значение состояний. Под состояниями понимаются жизненные обстоятельства длительного действия, в течение которого они постоянно или периодически порождают правовые последствия. В рассматриваемой сфере первостепенное значение приобретают такие состояния, как родство, брак, свойство, беременность, нетрудоспособность, нуждаемость и т. д. Хотя вопрос о значении, правовой природе и месте состояний в системе юридических фактов спорен', большинство авторов рассматривает их в качестве особой разновидности событий. С подобной оценкой состояний в принципе можно согласиться, так как подавляющая их часть действительно не связана с волевым моментом2.

Состояния выражают уже существующие общественные связи между субъектами семейного права. Сами по себе они не порождают юридических последствий, если не принимать во внимание правопре-пятствующего воздействия некоторых из них (например, состояние в браке является препятствием к заключению другого брака). Однако в совокупности с другими обстоятельствами состояния проявляют свой скрытый до появления этих обстоятельств потенциал. Иными словами, состояния выступают в качестве необходимых элементов юридических составов, которые приводят к возникновению, изменению или прекращению семейных правоотношений.

Главная особенность состояния как юридических фактов в том, что они носят длящийся характер. Пока существует соответствующее состояние, оно порождает юридические последствия, стоит только поя-

Цели и ограниченные рамки учебника не позволяют рассмотреть основные дискуссии, ведущиеся по данному вопросу. Об этом см. подр.: Алексеев С. С. Общая теория права. В 2-х т. Т. II. М, 1982. С. 177—178; Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. С. 85—86 и др.

При этом нельзя отрицать тот очевидный факт, что некоторые состояния, в частности брак, возникают и прекращаются по воле людей. Однако в данном случае этим обстоятельством можно пренебречь, поскольку нас в первую очередь интересует не то, в силу чего возникают те или иные состояния, а то, в чем проявляется специфика состояний как юридических фактов.

240


виться другим предусмотренным действующим законодательством обстоятельствам. При этом длительность существования разных состояний является различной. Некоторые из них в принципе бессрочны, как, например, родство, другие ограничены определенным промежутком времени, как, например, период беременности жены.

По своему правовому значению юрвдические факты состояния весьма близки к таким неотъемлемым свойствам личности, как пол, возраст, дееспособность и др. Последние также влияют на возникновение, изменение и прекращение семейных прав и обязанностей. Так, усыновителями ребенка могут быть лишь лица разного пола (п. 2 et. 127 СК), разница в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке, и усыновленным ребенком должна быть не менее 16 лет (п. 1 ст. 128 СК), усыновителем не может быть лицо, признанное судом недееспособным или ограниченно дееспособным (п. 1 ст. 127 СК), и др. Как видим, свойства лица, которым закон придает правовое значение, выступают, как и состояния, в качестве своего рода нормативных условий (предпосылок) наступления тех или иных правовых последствий, вызываемых определенными жизненными обстоятельствами (в приведенном примере действием по усыновлению ребенка).

Четкая грань между свойством личности и состоянием, если она вообще существует, пока юридической наукой не проведена. Не случайно одни и те же явления, например дееспособность, рассматриваются и как свойство личности, и как состояние. Поэтому основную роль здесь играет сложившаяся в литературе традиция, в соответствии с которой одни обстоятельства относят, как правило, к юридическим свойствам личности, а другие к состояниям.

С учетом того, что некоторые юридические факты состояния являются достаточно очевидными (беременность, нетрудоспособность, нуждаемость и др.), а другие, в частности брак и усыновление, будут исследованы в последующих главах учебника, целесообразно более детально остановиться на анализе лишь двух из них, а именно состояний родства и свойства.

Под родством понимается кровная общность лиц, происходящих одно от другого или от общего предка. В составе родства лежат естественные биологические связи между людьми. Если эти связи достаточно тесные, родство приобретает значение юридического факта, то есть порождает (обычно в совокупности с другими юридическими фактами) определенные правовые последствия. Для выявления юридически значимого родства важное значение имеет его классификация.

В зависимости от того, происходят ли лица одно от другого или от одного общего предка, различается прямое и боковое родство. Линия родства является прямой, если родство основано на происхождении

241


одного лица от другого. При этом принято выделять восходящую линию родства, которая идет от предков к потомкам (прадед, дед, отец, сын, внук и т. д.), и нисходящую линию родства, идущую от потомков к предкам (внук, сын, отец, дед, прадед и т. д.).

В основе бокового родства лежит происхождение лиц от общего предка. Так, родственниками по боковой линии являются родные братья и сестры, происходящие от общих родителей или одного из них;

двоюродные братья и сестры, имеющие общих дедушку и бабушку или одного из них; троюродные братья и сестры, которые имеют общих прадедушку и прабабушку или одного из них; дядя (тетя) и племянник (племянница), для которых общий предок выступает в одном случае отцом (матерью), а в другом дедушкой (бабушкой) и т. д.

Родные братья и сестры подразделяются на полнородных и неполнородных. Полнородными братьями и сестрами являются те, которые происходят от общих родителей. Если общим является только отец или мать, братья и сестры считаются неполнородными. При этом если братья и сестры происходят от общего отца, но имеют разных матерей, их называют единокровными; напротив, если общей является мать, но дети происходят от разных отцов, их именуют единоутробными братьями и сестрами. Действующее семейное законодательство не проводит никаких различий в правовом положении полнородных и неполнородных братьев и сестер, в силу чего они имеют разные права и несут равные обязанности друг перед другом.

Неполнородных братьев и сестер не следует смешивать со сводными братьями и сестрами, которыми считаются дети супругов, рожденные в их прежних браках или вне брака. Они не имеют общих ни отца, ни мать, и потому признаются не родственниками, а свойственниками.

Родство приобретает юридическое значение лишь тогда, когда оно является достаточно близким. О близости родства свидетельствует его степень, которая определяется по числу рождений, связывающих лиц, находящихся в родственных отношениях. При этом рождение самого предка как при прямом, так и при боковом родстве в расчет не принимается. Так, отец (мать) и сын (дочь) считаются родственниками первой степени, так как для возникновения данного родства необходимо лишь одно рождение сына (дочери); дедушка (бабушка) и внук (внучка) находятся во второй степени прямого родства; родные братья и сестры также являются родственниками второй степени, но по боковой линии родства; дядя (тетя) и племянник (племянница)боковые родственники третьей степени и т. п.

Действующее семейное законодательство считает близкими родственниками лиц, находящихся друг с другом в первой и второй степенях родства по прямой линии (то есть детей, родителей, дедушку и

242


бабушку) и во второй степени родства по боковой линии (то есть родных братьев и сестер). Родство указанных степеней выступает в качестве правопрепятствующего юридического факта (например, является препятствием для заключения брака) и в совокупности с другими обстоятельствами порождает иные правовые последствия. Более отдаленные степени родства, как правило, не имеют юридического значения в семейном праве, хотя в отдельных случаях, например при выборе опекуна или решении вопроса об усыновлении, наличии родства при прочих равных условиях на практике оказывается немаловажным фактором.

Родство, которому семейное законодательство придает юридическое значение, в зависимости от его степени порождает различные правовые последствия. Родственники первой степени, то есть родители и дети, связаны друг с другом как личными, так и имущественными правами и обязанностями. Между лицами, находящимися во второй степени родства по прямой (внуки (внучки) и дедушки (бабушки)) и по боковой (родные братья и сестры) линиям, возникают в основном имущественные (алиментные) отношения.

К кровным родственникам первой степени родства законом приравнены усыновители и усыновленные. Поскольку усыновление в правовом смысле равнозначно кровному происхождению, между усыновленным ребенком и родственниками усыновителя возникают точно такие же правовые отношения, как и между кровными родственниками соответствующих степеней родства.

Наряду с родством в реальной жизни и в семейном праве выделяется состояние свойства. В отношениях свойства находятся лица, не имеющие кровной связи друг с другом, но связанные кровным родством с одним из супругов. Иными словами, в основе свойства лежит брачный союз, который не только связывает заключивших его лиц, но и приводит к возникновению отношений каждого из супругов с родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов. Данные отношения, являющиеся побочным эффектом брака, и называют свойством.

Если в брак вступают лица, не имеющие родственников, никаких отношений свойства не возникает. Поскольку свойство, в отличие от родства, представляет собой не биологическую, а социальную связь между определенными лицами, которая к тому же вторична по отношению к браку, то состояние свойства прекращается с прекращением самого брака, то есть в связи с разводом супругов, смертью одного из них и т. д.

По общему правилу, отношениям свойства семейное законодательство не придаст юридического значения. Исключение составляют отношения между отчимом (мачехой) и пасынком (падчерицей), которые

243


при наличии предусмотренных законом условий могут порождать обязанность последних содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи отчима и (или) мачеху (ст. 97 СК).

§ 3. Субъекты семейных правоотношений

Общие положения. Субъектами семейных правоотношений являются участвующие в них лица. Как уже отмечалось, такими лицами выступают лишь граждане. Другие субъекты права (юридические лица, государственные и муниципальные органы, а также иные социальные образования) непосредственно в семейных правоотношениях не участвуют. В этой связи необходимо различать собственно семейные правоотношения и правоотношения, урегулированные нормами семейного законодательства, в том числе и нормами СК РФ. Семейные правоотношения в их точном значении это подпадающие под действие семейно-правового регулирования отношения между членами семьи в социологическом ее понимании, а также между родственниками первой и второй степени родства. Естественно, участниками этих отношений могут быть лишь граждане.

Наряду с указанными отношениями, которые и составляют предмет семейного права как подотрасли гражданского права, семейное законодательство регулирует также и близко примыкающие к ним, но иные по своей природе отношения. Так, ст. 109, 111 СК возлагают на администрацию организации по месту работы плательщика алиментов обязанности по удержанию алиментов из заработной платы и (или) иного дохода плательщика и по сообщению судебному приставу-исполнителю и лицу, получающему алименты, об увольнении плательщика, а также о новом месте его работы или жительства, если оно ей известно. Одним из участников возникающих при этом правоотношений становится юридическое лицо работодатель плательщика алиментов. Указанные отношения носят гражданско-правовой (с участием получателя алиментов) или гражданско-процессуальный (с участием судебного пристава-исполнителя) характер. Административно-правовую, а не семейно-правовую природу имеют такие регулируемые семейным законодательством отношения, которые складываются между гражданами и государственными (муниципальными) органами, в частности по поводу регистрации актов гражданского состояния, а также установления и осуществления опеки и попечительства над детьми.

Будучи единственно возможными участниками семейных правоотношений, граждане выступают в них в особом качестве, то есть как родители, дети, супруги, усыновители, опекуны и т. д. При этом одно и то же лицо может быть одновременно связано множеством разных семейных правоотношений, выступая в одном из них в качестве внука,

244


в другом сына, в третьем отца, в четвертом супруга, в пятомбрата и т. д. В этих своих качествах граждане незаменимы, в силу чего всякое семейное правоотношение должно рассматриваться как уникальное по составу его участников.

Необходимой предпосылкой участия граждан в семейных правоотношениях выступает наличие у них правоспособности в сфере семейного права.

Правоспособность граждан в семейном праве. СКне содержит норм, специально посвященных правоспособности граждан в области семейного права. В сущности, в них и нет необходимости, поскольку общее понятие гражданской правоспособности, закрепленное ст. 17 ГК, в полной мере применимо и в рассматриваемой сфере. Итак, семейную правоспособность можно определить как способность граждан иметь семейные права и нести обязанности. Семейная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и может быть ограничена лишь в случаях и порядке, установленных законом.

Будучи конкретным ввдом гражданской правоспособности, семейная правоспособность возникает у граждан уже в момент их рождения, сохраняется у них в течение всей жизни и прекращается только их смертью. Содержание семейной правоспособности составляют те права и обязанности, которыми граждане могут обладать в сфере семейных отношений. Большинство из них прямо закреплено действующим семейным законодательством: право вступления в брак и его прекращения, право родителей на воспитание детей, право ребенка жить и воспитываться в семье, право на общение с родителями и другими родственниками и т. д. Однако, как и в гражданском праве в целом, в семейном праве граждане могут приобретать и такие права и обязанности, которые хотя прямо не указаны в семейном законодательстве, но ему не противоречат1.

Содержание семейной правоспособности не остается неизменным. Совершенно очевидно, что с момента рождения граждане не становятся сразу обладателями всех правовых возможностей, составляющих содержание, семейной правоспособности. Возможность обладания многими правами, в частности правами вступления в брак, на усыновление ребенка, на выступление в качестве опекуна и т. д., появляется у граждан лишь при наличии определенных психофизических качеств, в том числе с достижением ими предусмотренного законом возраста. Поэтому хотя сама семейная правоспособность и возникает в момент рождения гражданина, в дальнейшем, по мере его взросления, она

О применении в сфере семейного права принципа «все, что не запрещено законом, дозволено» см. подр.: Нечаева А. М. Семейное право. С. 20 — 21.

245


расширяется за счет появления у гражданина новых правовых возможностей в сфере семейных отношений.

Ограничение семейной правоспособности подчиняется общему правилу, закрепленному ст. 22 ГК: никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом. СК указывает на рад случаев, когда граждане лишаются тех правовых возможностей, которыми они обладали в рассматриваемой области до появления указанных в законе обстоятельств. Например, в соответствии со ст. 127 СК не могут быть усыновителями совершеннолетние лица обоего пола, если они признаны судом недееспособными или ограниченно дееспособными, лишены по суду родительских прав и т. д.; согласно ст. 146 СК не назначаются опекунами (попечителями) хронические алкоголики или наркоманы, лица, отстраненные ранее от выполнения обязанностей опекунов (попечителей), и т. д.

Любые сделки, направленные на ограничение семейной правоспособности, равно как и добровольный отказ гражданина от тех или иных правовых возможностей, образующих содержание семейной правоспособности, являются ничтожными (п. 3 ст. 22 ГК). Так, не будут иметь никакой юридической силы условия брачного договора, которые ограничивают правоспособность или дееспособность супругов, а также их право на обращение в суд за защитой своих прав (п. 3 ст. 42 СК).

Некоторые из правовых возможностей, составляющих содержание семейной правоспособности, по своей природе таковы, что специально рассчитаны на реализацию их лицами, не обладающими дееспособностью. Таково, в частности, большинство закрепленных в гл. 11 СК прав несовершеннолетних детей. Дети не только обладают правами на получение семейного воспитания, общение с родителями и другими родственниками, выражение своего мнения и т. д., но и самостоятельно осуществляют их без помощи своих законных представителей. Однако, чтобы самостоятельно реализовать многие правовые возможности, образующие семейную правоспособность, субъекты семейного права должны обладать и семейной дееспособностью1.

Дееспособность граждан в семейном праве. Под семейной дееспособностью граждан понимается их способность своими действиями приобретать и осуществлять семейные права, а также создавать для себя семейные обязанности и исполнять их. В полном объеме семейная дееспособность возникает у граждан с достижением ими совершеннолетия, то есть по достижении 18-летнего возраста. Однако возможность

В этой связи нельзя согласиться с утверждением А- М. Нечаевой о том, что «в сфере регулирования семейных отношений дееспособность не имеет самостоятельного значения (как в гражданском праве)» (см.: Нечаева А. М. Указ. соч. С. 11).

246


самостоятельного осуществления многих семейных прав и обязанностей появляется у граждан и ранее достижения данного возраста. Так, в случае вступления в брак лиц, которым снижен брачный возраст (ст. 13 СК), эти лица самостоятельно осуществляют все права и обязанности супругов. Несовершеннолетние родители, не состоящие в браке, в случае рождения у них ребенка и при установлении их материнства и (или) отцовства вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими шестнадцати лет (п. 2 ст. 62 СК). По достижении ребенком десяти лет необходимо получить его согласие на усыновление (п. 1 ст. 132 СК), а также на изменение при усыновлении его фамилии, имени и отчества (п. 4 ст. 134 СК) и др. Поэтому хотя в семейном праве частичная (неполная) дееспособность особо и не выделяется, в действительности она у несовершеннолетних граждан имеется.

В случаях, когда полная гражданская дееспособность возникает у граждан ранее восемнадцати лет (эмансипация, вступление в брак), в рассматриваемой сфере это не влечет аналогичных правовых последствий. В частности, эмансипированное лицо может вступить в брак ранее восемнадцати лет лишь в том случае, если ему в установленном порядке будет снижен брачный возраст. В качестве усыновителей могут выступать лишь совершеннолетние лица без каких-либо исключений на сей счет (ст. 127 СК).

Признание граждан недееспособными в сфере семейного права имеет те же основания и влечет те же последствия, что и в гражданском праве в целом. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими и признан судом в установленном порядке недееспособным (ст. 29 ГК), не лишается принадлежащих ему семейных прав и обязанностей, но не может сам осуществлять большинство из них1. За него эти права и обязанности осуществляются назначенным ему опекуном. Разумеется, далеко не все семейные права и обязанности недееспособного лица могут быть осуществлены подобным образом. Законный представитель не может восполнить недееспособность своего подопечного, например, при вступлении в брак, усыновлении и т. п. Однако по смыслу закона

Некоторые из принадлежащих недееспособному лицу семейных прав и_ обязанностей в силу их природы он продолжает осуществлять самостоятельно, например право на участие в воспитании ребенка, если только судом не вынесено специального решения об ограничении родительских прав (ст. 73 СК). Кроме того, признание лица недееспособным предоставляет заинтересованным лицам в некоторых случаях дополнительные возможности по прекращению или изменению существующих семейных правоотношений, например по прекращению брачного правоотношения.

247


опекун, призванный защищать интересы подопечного, может выступать в его интересах в такого рода делах, как прекращение брака, включая инициирование развода с лицом, наносящим вред интересам подопечного, отстаивание интересов подопечного при усыновлении его ребенка и т. п.

Признание гражданина ограниченно дееспособным (ст. 30 ГК) влечет невозможность выступления его в качестве усыновителя (ст. 129 СК), опекуна или попечителя (ст. 146 СК), а также самостоятельного заключения им брачного договора (ст. 40 СК)1 или соглашения об уплате алиментов (ст. 99 СК). Кроме того, семейное законодательство предусматривает и специальный случай ограничения семейных, а конкретно родительских прав. В соответствии со ст. 73 СК ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и др.). Строго говоря, в данном случае происходит ограничение не семейной дееспособности, а уже существующих субъективных семейных прав. Поскольку, однако, понятие «родительские права» носит в известном смысле собирательный характер, так как охватывает собой множество более конкретных правовых возможностей, ограничение родительских прав весьма близко примыкает к ограничению семейной дееспособности.

§ 4. Содержание семейных правоотношений

Общая характеристика прав и обязанностей субъектов семейных правоотношений. Юридическое содержание семейных правоотношений образуют субъективные права и обязанности, принадлежащие их участникам. Предпосылками их служат семейно-правовые нормы, регулирующие общественные отношения, возникающие в рассматриваемой сфере; наличие у граждан семейной правоспособности; и, наконец, возникновение в реальной жизни обстоятельств, имеющих значение юридических фактов.

М. В.Антокольская считает, что поскольку семенное законодательство прямо не устанавливает такого ограничения, а сам брачный договор направлен на укрепление материального положения семьи, его могут заключать и ограниченно дееспособные лица (см.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 91). С данным суждением трудно согласиться ввиду того, что, во-первых, брачный договор является хотя и особой, но гражданско-правовой сделкой, на которую распространяются общие правила ГК, и, во-вторых, данной сделкой могут быть ущемлены права ограниченно дееспособного лица, способности которого к самостоятельному участию в гражданском обороте существенно подорваны его пагубным пристрастием к спиртным напиткам или наркотическим средствам.

248


Субъективное семейное право, как и всякое гражданское право, есть прежде всего мера возможного поведения управомоченного лица. В данном случае акцент делается на соответствующих активных действиях субъектов семейных правоотношений, посредством которых они удовлетворяют свои личные и имущественные интересы. Так, вступая в брак или усыновляя ребенка, граждане своими собственными действиями реализуют предоставленные им законом возможности.

В других субъективных семейных правах на первый план выступает возможность требования соответствующего поведения от обязанных лиц. Таковы, в частности, права на получение содержания (алиментов), права ребенка на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов и т. д. Во многих семейных правах возможность собственных активных действий сочетается с возможностью требования соответствующего поведения, в том числе воздержания обязанных лиц от определенных действий.

Семейно-правовая обязанность выступает в качестве меры должного поведения обязанного лица, которой он следует в соответствии с предписанием закона и (или) требованием управомоченного субъекта. Большинство семейно-правовых обязанностей прямо закреплено действующим семейным законодательством и налагается на участников семейных правоотношений, как только появляется соответствующий юридический факт (рождение или усыновление ребенка, заключение брака и т. д.). Однако граждане могут принимать на себя и дополнительные семейно-правовые обязанности в добровольном порядке, например при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов.

В целом права и обязанности участников семейных правоотношений имеют ту же природу, что и другие гражданские права и обязанности. Вместе с тем им присущ ряд особенностей, совокупность которых позволяет говорить об известной специфике содержания семейных правоотношений. С учетом того, что большинство из этих особенностей уже так или иначе освещалось в предьадущих параграфах настоящей главы, укажем лишь на важнейшие из них. Во-первых, многие права участников семейных правоотношений выступают одновременно как их обязанности в иных семейных правоотношениях. В наибольшей степени это характерно для родительского правоотношения. Родители не только вправе воспитывать своих детей, заботиться об их физическом и нравственном развитии, выступать в защиту их прав и законных интересов, но и обязаны это делать в интересах детей.

Во-вторых, для семейных прав и обязанностей характерна неразрывная связь с личностью их обладателей. В этом смысле любые права и обязанности в рассматриваемой сфере независимо от того, по поводу

249


каких благ они возникают, носят личный характер. Данное обстоятельство имеет важные правовые последствия. Оно, в частности, означает, что семейные права и обязанности не могут передаваться другим лицам. Так, нельзя уступать другому лицу право на получение алиментов, равно как и возложить на какое-либо другое лицо обязанность по их выплате.

От передачи семейных прав и обязанностей следует отличать возложение их исполнения на третье лицо. Хотя многие семейные права и обязанности в силу самой их природы могут исполняться только лично, применение гражданско-правовой конструкции возложения исполнения на третье лицо не исключается. Например, родители могут привлекать к воспитанию детей и надзору за ними других родственников или посторонних лиц (нянь, гувернангов, домашних учителей и пр.).

В-третьих, семейные права и обязанности, как неоднократно отмечалось, по общему правилу, не исчерпываются их исполнением. Конечно, вступая в брак или признавая отцовство в отношении ребенка, гражданин своим волевым актом реализует основное содержание предоставленных ему законом возможностей. Однако подавляющее большинство семейных прав и обязанностей по своей природе таковы, что рассчитаны на неоднократную реализацию в рамках тех правоотношений, которые носят длящийся характер. Прекращение соответствующих прав и обязанностей связывается законом с указанными в нем обстоятельствами, такими, как смерть участника семейного правоотношения, достижение ребенком определенного возраста и т. п.

В-четвертых, права и обязанности, составляющие содержание многих семейных правоотношений, не остаются неизменными в течение всего периода их существования. Показательно в этом плане опять-таки родительское правоотношение, содержание которого меняется по мере взросления детей. Напротив, брачное правоотношение отличается большей стабильностью своего содержания, поскольку основные его изменения затрагивают исключительно имущественную сторону взаимоотношений супругов.

В-пятых, практически все семейные права и обязанности существуют в рамках относительных правоотношений, в которых управомо-ченным лицам противостоят конкретные обязанные лица. При этом нередко участники семейных правоотношений наделяются тожцествен-ными правами по отношению друг к другу и соответственно несут равные обязанности. Так, супруги равноправны в решении любых вопросов семейной жизни: в выборе форм и методов воспитания детей, в правах и обязанностях по взаимному содержанию и т. д.

Напротив, абсолютные права в их чистом виде в семейном праве практически отсутствуют. Например, право совершеннолетнего дееспособного гражданина на вступление в брак, конечно, можно пред-

250


ставить в вице абсолютного права, которому корреспондирует обязанность всех других лиц не препятствовать его осуществлению. Однако реализовать данное право гражданин не может лишь посредством своих собственных действий, не вступив при этом в относительное брачное правоотношение с конкретным лицом.

Особенности, свойственные семейным правам и обязанностям, проявляются и при их осуществлении.

Осуществление семейных прав. Под осуществлением семейных прав понимается реализация участниками семейных правоотношений тех возможностей, которые заключены в принадлежащих им субъективных семейных правах. Семейные права осуществляются в целом на тех же началах, что и другие субъективные гражданские права. В частности, действует общий принцип, в соответствии с которым граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений, если иное не установлено СК (п. 1 ст. 7 СК). Это означает, конечно, не возможность свободной передачи семейных прав другим лицам, что, напротив, исключено, а свободу в осуществлении субъективных прав, включая выбор формы, способа, места и времени их реализации.

Многое при этом зависит от характера самих субъективных семейных прав. Одни права, в частности право на усыновление ребенка, осуществляются путем совершения управомоченными лицами активных действий; другие права, например право на получение алиментов, реализуются посредством предъявления соответствующих требований к обязанным лицам; некоторые права (право родителей на воспитание своих детей и др.) сочетают в себе возможности совершения активных действий, предъявления требований к самому ребенку и третьим лицам, а также воздержания от определенных действий.

Обладатель субъективного семейного права может реально и не воспользоваться теми возможностями, которые гарантированы ему законом. Так, нетрудоспособный нуждающийся супруг, имеющий право на Получение алиментов от супруга, обладающего необходимыми для этого средствами (ст. 89 СК), самостоятельно решает вопрос, получать ему соответствующее содержание или нет.

Вместе с тем в случаях, указанных в законе, семейные права подлежат обязательной реализации. Речь вдет о субъективных правах, которые являются одновременно обязанностями участников семейных правоотношений, установленными в интересах общества, и тех участников семейных правоотношений, которые нуждаются в особой охране, в частности несовершеннолетних детей. Например, неосуществление опекуном права на воспитание ребенка рассматривается как нарушение

251


лежащей на нем обязанности и соответственно как семейно-правовое нарушение, влекущее применение предусмотренных законом санкций.

Осуществление некоторых субъективных семейных прав поставлено под контроль органов опеки и попечительства и должно согласовываться с ними. Так, при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка они должны действовать исключительно в интересах ребенка и с предварительного разрешения органов опеки и попечительства (п. 3 ст. 60 СК, ст. 37 СК). Опекун (попечитель) вправе самостоятельно определять способы воспитания ребенка, находящегося под опекой (попечительством), с учетом мнения ребенка и рекомендаций органа опеки и попечительства (п. 1 ст. 150 СК).

При осуществлении субъективных семейных прав, как и любых гражданских прав, правообладатели не должны выходить за пределы этих прав. В рассматриваемой сфере проблема пределов осуществления субъективных прав особенно актуальна. Многие семейные права действуют по отношению к лицам, не обладающим необходимыми способностями к самостоятельной защите своих интересов либо находящимся в фактической зависимости от правообладателей. Здесь более, чем в иных областях гражданского права, велика опасность злоупотребления субъективными правами и использования их во вред интересам других участников семейных правоотношений. В этой связи семейное законодательство в рамках доступных ему возможностей вводит ряд ограничителей, которые должны приниматься в расчет при осуществлении субъективных семейных прав.

Прежде всего действует общее правило о том, что осуществление членами семьи своих прав не должно нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан (п. 1 ст. 7 СК). В сфере семьи и брака права и обязанности членов семьи и других родственников настолько тесно взаимосвязаны и переплетены, что могут нормально осуществляться только при одновременном учете охраняемых законом интересов многих лиц. Так, родитель, с которым проживает ребенок, должен осуществлять свои родительские права таким образом, чтобы они не входили в столкновение с правами другого родителя на участие в воспитании ребенка и общение с ним (п. 1 ст. 66 СК), с правами ребенка на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками (п. 1 ст. 55 СК), а также на получение содержания от своих родителей (п. 1 ст. 60 СК), с правами дедушек, бабушек, братьев, сестер и других родственников на общение с ребенком (п. 1 ст. 67 СК) и др.

Специфика многих субъективных семейных прав в том, что они могут нормально реализоваться лишь по согласованию с лицами, выступающими обладателями тождественных семейных прав. Напри


мер, в соответствии с п. 2 ст. 65 СК все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения самих детей. В некоторых случаях участники семейных правоотношений могут договориться между собой о порядке осуществления принадлежащих им прав. Так, в силу п. 2 ст. 66 СК родители вправе заключить письменное соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка,

При осуществлении семейных прав участники семейных правоотношений должны действовать разумно и добросовестно, а также соблюдать основы нравственности. К сожалению, данный общегражданский принцип осуществления субъективных прав, который особенно актуален для рассматриваемой сферы, в действующем СК выражен крайне невнятно. Лишь в п. 4 ст. 1 СК, где говорится о возможности ограничения семейных прав граждан на основании федерального закона, одной из целей такого ограничения названа защита нравственности. Между тем большинство семейных прав и обязанностей имеет под собой не только юридическую, но и нравственную основу. В этих условиях нормы нравственности не могут не приниматься в расчет в ходе реализации субъективных семейных прав.

На практике при разрешении семейных конфликтов в суде или с помощью органов опеки и попечительства именно нормы морали позволяют дать правильную правовую оценку поведению участников семейных правоотношений. Разумеется, в данном случае речь не идет о подмене юридических норм нравственными. Сказанное лишь означает, что субъекты семейного права должны осуществлять свои субъективные права таким образом, чтобы их поведение не входило в явный конфликт с принципами морали.

Осуществляя субъективные семейные права, правообладатели должны учитывать назначение этих прав, то есть те цели, для достижения которых данные права им предоставлены. Назначение многих семейных прав прямо определено семейным законодательством. Так, опека и попечительство устанавливаются над детьми, оставшимися без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также защиты их прав и интересов (п. 1 ст. 145 СК). Поэтому осуществляя свои права, в том числе самостоятельно определяя способы воспитания ребенка, опекун (попечитель) должен всегда соизмерять свое поведение с целями опеки и попечительства.

В тех случаях, когда цели конкретных субъективных семейных прав в законе не указаны, они должны осуществляться в соответствии с общими целями и задачами семейно-правового регулирования, закрепленными ст. 1 СК. В частности, семейное законодательство исходит из

253


необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех се членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи и т. д. Следует также особо подчеркнуть такие принципы регулирования семейных отношений, как равенство прав супругов в семье, приоритет семейного воспитания детей, заботу об их благосостоянии и развитии, обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи.

В случаях, когда участники семейных правоотношений реализуют принадлежащие им права в ущерб правам и охраняемым интересам других лиц, в явном противоречии с назначением этих прав или основами нравственности, налицо особое семейное правонарушение, именуемое злоупотреблением семейным правом. Его специфика в том, что поведение нарушителя хотя формально и опирается на принадлежащее ему конкретное субъективное семейное право, но правооблада-тель реализует его таким образом, что это ведет к указанным выше негативным последствиям.

Конкретные формы злоупотребления семейными правами разнообразны. Прежде всего как злоупотребление правом следует квалифи- :

цировать использование субъективного семейного права;

исключительно с целью причинения вреда, в том числе нравственных ;

и физических страданий, другому лицу. Так, недопустимо осуществлять родительские права таким образом, чтобы это специально создавало;

дополнительные трудности для другого родителя и иных родственников в общении с ребенком и участии в его воспитании. Не подлежит удовлетворению иск о взыскании алиментов на содержание ребенка, если он предъявлен с единственной целью добиться уменьшения размера алиментов, выплачиваемых на содержание других детей ответчика.

Злоупотреблением правом является, далее, реализация правообла-дателями предоставленных им возможностей незаконными средствами. Так, родители при осуществлении родительских прав не должны причинять вред физическому и психическому здоровью детей и их нрав- < ственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать! пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое досто- î инство обращение, оскорбление и эксплуатацию детей (п. 1 ст. 65 СК).

Недопустимо также использование недозволенных, самоуправных действий по защите субъективных семейных прав. Нельзя, например, ;

силовым путем разрешать семейные конфликты, возникающие из-за ;

нарушения права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на \ общение с ним и участие в его воспитании.

Злоупотребление субъективными семейными правами, являясь се- ,

254


мейным правонарушением, влечет применение к нарушителям прежде всего тех санкций, которые предусмотрены конкретными нормами семейного права. Так, родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном порядке (п. 1 ст. 65 СК), в том числе могут быть лишены родительских прав, прав на общение с ребенком и т. п. Если же конкретные санкции за те или иные злоупотребления семейными правами в законодательстве не предусмотрены, действует общее правило, в соответствии с которым соответствующие семейные права не пользуются правовой охраной (п. 2 ст. 7 СК).

§ 5. Защита семейных прав

Понятие защиты семейных прав. При нарушении субъективных семейных прав участники семейных правоотношений приобретают право на их защиту. Под защитой семейных прав понимаются предусмотренные законам меры по их признанию и восстановлению, пресечению правонарушений, применению к нарушителям других семейно-правовых санкций, а также механизм практической реализации этих мер. Защита семейных прав осуществляется в целом на тех же началах, что и защита других субъективных гражданских прав. Вместе с тем имеется и рад особенностей, которые определяются спецификой субъектного состава семейных правоотношений, их длящимся характером, личной природой семейных прав и другими моментами. Эти особенности могут быть выявлены при анализе основных понятий, через которые обычно раскрывается категория защиты субъективных прав.

Субъектами права на защиту являются сами участники семейных правоотношений. Право на защиту неотъемлемый элемент их правоспособности, который возникает вместе с возможностью обладания соответствующими семейными правами. В конкретное субъективное право эта абстрактная правовая возможность преобразуется тогда, когда субъективное семейное право, принадлежащее гражданину, кем-либо нарушается и встает вопрос о его защите. По общему правилу, он решается гражданами по их собственному усмотрению (п. 1 ст. 7 СК).

Учитывая, однако, что участниками семейных правоотношений могут быть и недееспособные лица, закон возлагает обеспечение защиты принадлежащих им прав на других граждан. Так, в соответствии с п. 1 ст. 56 СК защита прав и законных интересов детей осуществляется родителями или заменяющими их лицами. Родители как законные представители своих детей выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий (п. 1 ст. 65 СК). Решая вопрос о принятии или непринятии предусмотренных законом мер по

255


защите нарушенных прав ребенка, родители должны исходить из его интересов и действовать с учетом мнения самого ребенка, достигшего десяти лет (ст. 57 СК).

Если же субъективные права ребенка нарушают сами его законные представители, в том числе родители, не выполняющие обязанности по воспитанию и образованию ребенка или злоупотребляющие своими родительскими правами, ребенок может самостоятельно обращаться за защитой своих прав в орган опеки и попечительства, а по достижении четырнадцати лет в суд (ст. 58, 149, 154 СК).

Наконец, в защиту нарушенных прав участников семейных правоотношений в предусмотренных законом случаях могут выступать органы опеки и попечительства или прокурор. Так, на органы опеки и попечительства возложена обязанность защиты прав выпускников воспитательных, лечебных и других аналогичных учреждений, в которых дети находились на паяном государственном попечении (п. 3 ст. 147 СК). Прокурор может потребовать признания брака недействительным (ст. 28 СК), отмены усыновления ребенка, если для этого имеются основания, предусмотренные ст. 141 СК, и т. д.

Предметом защиты выступают прежде всего конкретные субъективные права участников семейных правоотношений, которые не признаются, оспариваются или нарушаются другими лицами. Наряду с правами защите подлежат и законные интересы граждан, то есть не опосредованные конкретными субъективными правами социально значимые интересы, которые признаются и охраняются законом. Охране законных интересов в рассматриваемой сфере придается первостепенное значение. О законных интересах участников семейных правоотношений как особом предмете защиты упоминается во многих нормах СК (п. 4 ст. 1, п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 29, ст. 39 и др.). Так, защищая интересы несовершеннолетнего супруга, суд может отказать в иске о признании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста (п. 2 ст. 29 СК). Охраняемые законом интересы субъектов семейного права нередко получают приоритет перед конкретными субъективными правами других лиц. Например, при рассмотрении требования родителей о возврате ребенка от лиц, удерживающих его у себя не на основании закона или судебного решения, суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска родителей, если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает его интересам (п. 1 ст. 68 СК).

Защита семейных прав и законных интересов участников семейных правоотношений осуществляется главным образом в юрисдикционной форме, в рамках которой различается судебный и административный порядки защиты. Судебный порядок защиты является основным, так как

256


применяется во всех случаях, когда в законе не указано, что конкретный семейно-правовой спор разрешается в административном порядке (п. 1 ст. 8 СК). Защита семейных прав осуществляется судами общей юрисдикции по правилам гражданского судопроизводства. Средством защиты в большинстве случаев выступает иск, то есть обращенное к суду процессуальное требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или устранении препятствий в осуществлении права, с другой. Вместе с тем некоторые субъективные семейные права и охраняемые законом интересы защищаются в порядке особого производства, где средством защиты является заявление. Так, в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может быть установлен в судебном порядке по правилам гл. 27 ГПК.

Особенность судебного порядка защиты семейных прав в том, что многие категории семейно-правовых споров рассматриваются с участием органов опеки и попечительства. Так, при рассмотрении судами любых споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка, орган опеки и попечительства, привлеченный к участию в деле, проводит обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, и представляет суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора (ст. 78 СК). В некоторых делах, например о лишении родительских прав (п. 2 ст. 70 СК) и об отмене усыновления (п. 2 ст. 140 СК), обязательно участие прокурора.

Административный порядок защиты семейных прав означает разрешение семейно-правовых споров органами опеки и попечительства. Например, при отказе родителей (одного из них) от предоставления близким родственникам ребенка возможности общаться с ним орган опеки и попечительства может обязать родителей (одного из них) не препятствовать этому общению (п. 2 ст. 67 СК). Средством защиты выступает здесь жалоба (заявление), подаваемая потерпевшим в орган опеки и попечительства. При этом следует иметь в виду, что в настоящее время в соответствии со ст. 46 Конституции РФ и Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г.' любое решение, принятое в административном порядке, в том числе принятое органом опеки и попечительства, может быть в последующем обжаловано в суд.

Неюрисдикционная форма защиты это действия самих участников семейных правоотношений по защите принадлежащих им субъсктив-

' Ведомости РФ. 1993. № 19. Ст. 685.


ных семейных прав и законных интересов, совершаемые ими самостоятельно, без обращения к юрисдикционным органам. В рассматриваемой сфере самозащита прав применяется достаточно широко, так как, во-первых, позволяет более оперативно реагировать на незаконные действия нарушителей, и, во-вторых, на практике меры, предпринимаемые в порядке самозащиты, нередко более действенны, чем те, которые применяются органами опеки и попечительства или судом. Так, равенство супругов в семье и участие в воспитании детей может быть реально обеспечено лишь фактическими действиями супругов, направленными на защиту своих прав. Разумеется, допускаются лишь правомерное поведение (действие и бездействие) участников семейных правоотношений, исключающее покушение на личную неприкосновенность, оскорбления, самоуправные действия и т. п.

Важной особенностью защиты семейных прав и законных интересов участников семейных правоотношений является и то, что на требования, вытекающие из семейных правоотношений, не распространяется исковая давность, за исключением случаев, когда срок защиты нарушенного права установлен СК (п. 1 ст. 9 СК). Объясняется это в первую очередь длящимся характером семейных правоотношений. Кроме того, принимается во внимание и личная неимущественная природа многих семейных прав (благ), которая, как известно, позволяет защищать такие права (блага) независимо от каких-либо сроков, кроме случаев, предусмотренных законом (ст. 208 СК).

В виде исключения исковая давность применяется к отдельным вицам семейно-правовых споров. Так, в соответствии с п. 7 ст. 38 СК к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности. По общему правилу, алименты присуждаются с момента обращения в суд. Однако, если судом установлено, что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не могли быть получены вследствие уклонения ответчика от их уплаты, суд может взыскать их за прошедший период в пределах трехлетнего срока до обращения в суд (п. 2 ст. 107 СК). Что касается брачного договора и соглашения об уплате алиментов, то они, по всей видимости, могут быть признаны полностью или частично недействительными в любое время, независимо от срока их заключения, так как к ним применяются лишь основания, но не порядок признания сделок недействительными, установленные ГК

Защита семейных прав и законных интересов участников семейных правоотношений осуществляется предусмотренными законом способами защиты (п. 2 ст. 8 СК).

258


Способы защиты семейных прав. Под способами защиты семейных прав и законных интересов участников семейных правоотношений понимаются предусмотренные семейным законодательством материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителей. СК в отличие от ГК не содержит обобщающего перечня способов защиты семейных прав, а отсылает к способам защиты, предусмотренным соответствующими статьями СК. Анализ конкретных статей СК показывает, что содержащиеся в них способы защиты в целом совпадают с теми способами, которые применяются для защиты других гражданских прав. Вместе с тем в семейном праве используются и особые способы защиты, обусловленные спецификой семейных правоотношений.

Как и в гражданском праве в целом, в рассматриваемой сфере выбор способа защиты нарушенного права зависит, как правило, не от усмотрения потерпевшего или лица, выступающего в защиту его прав, а от целого ряда факторов, и в первую очередь от природы нарушенного права и характера правонарушения. Поэтому нередко нарушенные права участника семейного правоотношения могут быть защищены только применением определенного способа защиты. Так, право близких родственников ребенка на общение с ним, которое нарушается родителями ребенка (одним из них) или другими лицами, может быть защищено лишь путем пресечения действий, нарушающих право. Если же нарушенное право может быть защищено различными предусмотренными законом способами, выбор конкретного способа защиты зависит от потерпевшего.

Содержащиеся в СК способы защиты семейных прав по своей юридической природе неоднородны. Наиболее значимо подразделение их на меры защиты и меры ответственности. Если первые направлены исключительно на защиту прав потерпевших, то вторые, помимо этого, предполагают применение к правонарушителям дополнительных мер воздействия в виде лишения их принадлежащих им прав или наложения на них дополнительных обременении. Соответственно различны и основания применения названных мер: меры защиты применяются во всех случаях, когда нарушены субъективные семейные права, независимо от того, по какой причине и при каких обстоятельствах это произошло; напротив, для применения мер ответственности необходим состав семейного правонарушения, включающий, среди прочего, виновные противоправные действия (бездействие) участника семейного правоотношения. Хотя и меры защиты, и меры ответственности являются ссмейно-правовыми санкциями, они должны разграничиваться,


так как условия и цели их реализации не совпадают. Дадим краткий анализ конкретных способов защиты семейных прав.

Такой способ защиты, как признание права, по своей юридической природе относится к мерам защиты, реализуется лишь в юрисдикци-онной форме и может выступать либо в качестве самостоятельного способа защиты оспариваемого права (например, требование об установлении материнства или отцовства), либо в качестве необходимой предпосылки применения иных способов защиты (например, признание права на часть общего имущества супругов с целью его последующего раздела).

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является одной из самых распространенных мер защиты семейных прав. В своем подавляющем большинстве семейные права не исчерпываются разовыми действиями, а, напротив, рассчитаны на длительное или даже бессрочное существование. Поэтому, если другие участники семейных правоотношений создают препятствия к их осуществлению, правообладатели могут добиваться их устранения (например, защита права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ребенком, на участие в его воспитании, и т. д.).

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки есть частный случай реализации такого способа защиты семейных прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Признание брака недействительным, аннулирование брачного договора или соглашения об уплате алиментов и т. д. восстанавливают положение, которое существовало до совершения указанных сделок. Особенность применения данной меры защиты в рассматриваемой сфере в том, что суд может в интересах потерпевшей стороны, в частности добросовестного супруга, признать за нею определенные права (права на получение содержания, на раздел имущества, на сохранение фамилии, избранной при государственной регистрации заключения брака, и т. д.), хотя они и возникли из недействительной сделки.

Защита семейных прав может быть обеспечена посредством признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Хота такой способ защиты семейных прав прямо не предусмотрен ни одной статьей СК, но по смыслу семейного законодательства и в соответствии с прямыми указаниями ряда других законодательных актов им можно воспользоваться тогда, когда решение соответствующего органа непосредственно затрагивает семейные права граждан. Так, родители (один из них) или другие лица, на попечении

260


которых находится ребенок, могут обжаловать в суд законность акта органа местного самоуправления и действий органа опеки и попечительства об отобрании у них ребенка на основании ст. 77 СК.

Присуждение к исполнению обязанности в натуре это такая мера, когда нарушитель под принуждением должен выполнить действие, которого добивается от него потерпевший. В гражданском праве исполнение обязанности в натуре или реальное исполнение обычно противопоставляется выплате денежной компенсации. Указанная мера защиты в обычном значении в рассматриваемой сфере применяется разве что при принудительной реализации отдельных положений брачного договора и при разделе общего имущества супругов. Однако в более широком понимании она используется чаще (обеспечение прав близких родственников ребенка на общение с ним, отобрание ребенка у лиц, удерживающих его без законных оснований, и т. п.).

В отличие от рассмотренных способов защиты семейных прав возмещение убытков и взыскание неустойки относятся к мерам семейно-правовой ответственности. Они применяются при нарушении имущественных прав участников семейных правоотношений. Так, при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере 0,1% суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. Кроме того, получатель алиментов вправе взыскать с виновника все причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой (п. 2 ст. 115 СК).

В сфере семейных отношений применяется и такая мера ответственности, как компенсация морального вреда. Прямо она предусмотрена лишь ст. 30 СК, определяющей последствия признания брака недействительным. Если признание брака недействительным произошло по вине одного из супругов, например, того, который скрыл свое состояние в другом зарегистрированном браке, добросовестный супруг вправе требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

По смыслу закона правом на компенсацию морального вреда пользуются и другие участники семейных правоотношений при нарушении их личных неимущественных прав, что соответствует общему принципу, закрепленному ст. 151 ГК. Нарушение личных прав граждан в сфере семьи и брака нередко наносит гражданам самые ощутимые физические и нравственные страдания, для компенсации которых нет никаких принципиальных препятствий.

Прекращение или изменение семейного правоотношения как способ защиты семейных прав в зависимости от того, что послужило для этого

261


основанием и к каким последствиям это приводит, может выступать и как мера защиты семейных прав, и как мера семейно-правовой ответственности. Например, лишение родительских прав производится только в отношении родителей, виновно не выполняющих свои родительские обязанности или злоупотребляющих своими родительскими правами, и приводит к утрате ими всех прав, основанных на факте родства с ребенком (ст. 69, 71 СК). Указанная санкция является мерой семейно-правовой ответственности. Напротив, ограничение родительских прав, допускаемое тогда, когда оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и др.), есть мера защиты прав и интересов ребенка, которая соответственно не влечет для родителей тех негативных последствий, которые наступают при лишении родительских прав.

Рассмотренные способы защиты семейных прав являются наиболее распространенными и не исчерпывают всех допускаемых законом мер, направленных на восстановление (признание) нарушенных прав потерпевших и воздействие на правонарушителей. Более полный анализ условий их применения дан при исследовании отдельных видов семейных правоотношений.


Глава 58. ЛИЧНЫЕ И ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СУПРУГАМИ

§ 1. Понятие и признаки брака

Определение брака. Российское законодательство не дает определения брака, используя этот термин как общеизвестный. В юридической литературе сложились различные определения брака. Приведем одно из них, предложенное Г. К. Матвеевым: «Брак есть свободный, равноправный и в принципе пожизненный союз женщины и мужчины, заключенный с соблюдением порядка и условий, установленных законом, образующий семью и порождающий между супругами взаимные личные и имущественные права и обязанности»1.

В данном определении, как и в большинстве других, брак понимается как особый институт семейного права. Обосновывая отраслевую самостоятельность семейного права, большинство авторов считали, что в понятии брака ключевым словом выступает «союз», подчеркивающий несовместимость и несводимость брака к гражданско-правовым сделкам. Понимание брака как союза не относится к достижениям советской юридической мысли. Русская дореволюционная цивилистика, раскрывая понятие брака, также определяла его как «союз мужчины и женщины с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме» , не отрицая при этом гражданско-правовую природу брачных отношений.

Различные правовые теории о природе брака могут быть сведены к пониманию брака как договора, как таинства и как института особого рода (sui generis)3. Утверждать, однако, что брак может быть сведен к обычной гражданско-правовой сделке, нельзя, не сделав определенных оговорок, связанных с тем, что именно в это понятие в том или ином

Матвеев Г. К. Советское семенное право. М., 1985. С. 45. Практически тождественные определения брака дают: Бошко В. И. Очерки советского семейного права. Перераб. и доп. В.А.Рясенцевым. Киев, 1952. С. 104; Тархов В.А. Советское семейное право. Саратов, 1963. С. 28; Юркевич Н. Г. Заключение брака по советскому праву. Минск, 1965. С. 8; Шахматов В. П. Новое советское законодательство о браке и семье. Ч. 1. Томск, 1969. С. 24; Оридорога М.Т. Брачное правоотношение. Киев, 1971. С. 29; Маслов В. Ф., Подопригора З.А., Пушкин A.A. Действующее законодательство о браке и семье. Харьков, 1972. С. 33; Поссе Е.А., Фаддеева Т. А. Проблемы семейного права. Л., 1976. С. 5; Советское семейное право / Под ред. В.А-Рясенцева. М., 1982. С. 64.

Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по 6-му изданию 1907 г.). М. 1995. С. 408. См. также: Мейер Д. И. Русское гражданское право. В 2-х ч. (по исправленному и дополненному 8-му изданию 1902 г.). Ч. 2. М., 1997. С. 348.

Подробнее см.: Антокольская М. В. Семейное право. М., 1996. С. 109. 263


случае вкладывается. Как таинство брак понимается религией и в известной мере противопоставляется светскому пониманию брака. Религия включает в орбиту брачных отношений не только собственно правовые, но и отношения морально-этические, религиозные, духовные и в том числе физиологические, что не свойственно правовому (светскому) понятию брака. Для правильного понимания сути данного термина следует иметь в ввду, что законодатель, используя термин «брак», различает два его значения: в первом значении это юридический факт, порождающий отношения супружества, во второмособый правовой статус лиц, состоящих в браке. Из двузначного понимания брака законодателем и следуют предположения о единстве этих двух значений и как следствие попытки дать единое определение, которое охватывало бы и регистрацию брака, и состояние в браке. В известной мере такая тенденция проявляется и в иных гражданских отношениях, когда, например, отождествляются и в обыденной речи, и в юридической литературе', и в судебных решениях понятия договора и порождаемого на его основе обязательства. Самостоятельность и договора и обязательства как правовых институтов не вызывает сомнений. То же относится и к пониманию брака.

Одним из первых современных авторов, заявивших о гражданско-правовой договорной природе брака, является М.В.Антокольская, которая убедительно доказывает, что соглашение о заключении брака по своей правовой природе не отличается от гражданского договора и в той части, в какой оно регулируется правом и порождает правовые последствия, является именно договором2. Как видно, речь идет исключительно о соглашении о заключении брака. Вне определения брака остаются отношения, возникающие между лицами, вступившими в брак, то есть состояние в браке. Статус состояния в браке означает приобретение прав и обязанностей супругов. Можно ли считать, что данные отношения являются внеправовыми или безразличны праву? Разумеется, нет, однако необходимо помнить о возможных пределах правового регулирования семейных отношений. Вне правового опос-редования остаются такие ценности, как взаимная любовь и уважение, этические и моральные основы супружеских отношений, физические отношения. Хотя эти отношения и не являются юридически безразличными, но непосредственному правовому регулированию они все же не подвергаются. Они подлежат учету при принятии тех или иных решений, воспринимаясь при этом как определенная данность, которая

См.: Брагинский М.И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 12.

Антокольская М. В. Указ. соч. С. 114. 264


не может быть ни доказана, ни опровергнута, ни сведена к какому-либо одному знаменателю. Например, при признании брака недействительным, как совершенным без намерения создать семью, суд оценивает прежде всего морально-этические факторы, поскольку ни в одном законодательном акте нет и не может быть какого-либо критерия, позволяющего достоверно установить, имели ли стороны брачного отношения намерение создать семью или нет.

Определяя правовую природу соглашения о заключении брака, необходимо также иметь в виду, что договор не является исключительно гражданско-правовым институтом, а издавна применяется и в сфере публичных отношений между государствами, и в трудовых отношениях и многих других. Собственно гражданско-правовой договор есть разновидность двусторонней сделки. Соглашение о заключении брака также можно определить как гражданско-правовую сделку.

Гражданско-правовой характер брака обусловлен обстоятельствами, уже изложенными в гл. 57 настоящего учебника. Трактовка же соглашения о заключении брака как сделки позволяет определить роль и значение данного обстоятельства как юридического факта, порождающего отношения между супругами.

В то же время необходимо различать соглашение о заключении брака и возникающие из него отношения, которые имеют иную правовую природу, нежели породившая их сделка. Указанные отношения отношения супружества представляют собой институт особого рода (sui generis). Поскольку они существуют исключительно между двумя конкретными субъектами супругами, они в отличие от абсолютных правоотношений являются относительными.

Законодатель регулирует главньм образом имущественные аспекты возникающих между супругами отношений, определяя правовой режим имущества супругов, а также предусматривая ряд иных последствий гражданско-правового характера, возникающих из факта состояния в браке. Например, возможность наследования одним из супругов имущества, принадлежащего другому супругу, после его смерти. Нельзя, однако, утверждать, что содержание супружеского отношения полностью исчерпывается имущественными отношениями. Так, отношения материнства, отцовства, воспитания и образования детей, другие вопросы жизни семьи, которые в соответствии со ст. 31 СК решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства супругов, также включаются в содержание супружеского отношения. Можно ли утверждать, что и эти неимущественные отношения полностью охватываются гражданско-правовым регулированием? Ответ на этот вопрос неоднозначен. Гражданское законодательство устанавливает способы защиты неимущественных отношений в случае их нарушения, обеспе-

265


чивает возможность восстановления нарушенных прав неимущественного характера. Вместе с тем непосредственное правовое регулирование неимущественных отношений гражданское законодательство не осуществляет. Неимущественные отношения, возникающие между супругами, не укладываются в рамки обычных представлений о гражданско-правовом регулировании неимущественных отношений.

Отношения супружества могут сочетать в себе элементы многих гражданских отношений. Так, отношения представительства, собственности, отдельные разновидности обязательственных связей присутствуют в той или иной мере и в супружеских отношениях. Однако отношения супружества ни к одному из известных видов гражданских отношений не сводимы. Отношения супружества представляют собой такую разновидность гражданских отношений, которые в своей совокупности порождают особый правовой статус их участников статус состояния в браке. Это отношения длящиеся, сложные, обладающие емким, зачастую трудноуловимым содержанием. Последнее объясняется тем, что супружеские отношения не сводятся к осуществлению прав и исполнению обязанностей в строгом юридическом смысле слова. Все сказанное позволяет утверждать, что в целом отношения супружества являются гражданско-правовым институтом особого рода.

Признаки брака. Обычно выделяют признаки, относящиеся прежде всего к отношениям супружества'. Однако некоторые признаки являются общими и для соглашения о вступлении в брак и для отношений супружества.

Российское законодательство признает только моногамный брак, то есть единобрачный союз мужчины и женщины. Законодательство России не признает супружескими отношениями союзы, основанные на полигамной связи. В то же время браки, заключаемые по правилам мусульманской религии, признаются во многих странах Востока. Как правило, моногамная или полигамная модель брака избирается тем или иным государством на основе исторических традиций, господствующих в обществе религиозных и иных представлений. Правовые системы современности обычно признают одну модель брака: моногамнуюстраны континентальной и англо-американской системы, полигамную страны мусульманского права и африканские страны. Однако взаимопроникновение правовых норм и традиций приводит к тому, что многие мусульманские страны допускают признание обеих моделей брачного союза. В связи с ростом активности различных сексуальных меньшинств в странах Европы и Америки стали высказываться пред-

' Матвеев Г. К. Указ. соч. С. 44.


ложения о допущении регистрации брака и между лицами одного пола , что противоречит самой природе брака.

Российское семейное законодательство устанавливает принцип свободы брака. Это означает, что вступление в брак, равно как его расторжение, основаны на свободном и добровольном волеизъявлении сторон. Брак, совершенный под физическим или психическим принуждением либо основанный на пережитках местных обычаев, не признается государством и может быть признан недействительным.

Равенство сторон как один из предметных признаков гражданских отношений проявляется и в браке. Брак равноправный союз мужчины и женщины. В отличие от раннефеодального законодательства России, когда принципом брака являлась власть мужа над женой, уже к концу XIX в. в российском законодательстве закрепляется принцип равенства мужа и жены в брачных отношениях. Хотя власть мужа и признается в большинстве мусульманских стран, однако права жены или жен в них также законодательно закреплены и защищаемы, что фактически и в этих странах уравнивает жену и мужа в брачном отношении.

В соответствии с п. 4 ст. 1 СК запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Права граждан в семье могут бьпъ ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан.

Отношения супружества не могут устанавливаться на определенный срок, они, как правило, пожизненны. Брачное отношение устанавливается без определения срока, в нем не преследуется цель реализовать лишь какую-либо одну или несколько возможностей. В том случае, когда установление супружеских отношений преследует конкретную цель, например рождение ребенка, брак может бьпъ признан недействительным. Поскольку цель брака создание семьи, рождение и воспитание детей, она не может быть реализована к конкретному сроку либо ограничена конкретным сроком, а реализуется до того момента, пока стороны имеют возможность и желание се осуществлять. Как правило, эта цель конституирует брак до тех пор, пока он продолжается:

в течение всей жизни супругов либо до момента, когда супруги решили расторгнуть брак.

Рождение и воспитание детей также может рассматриваться в качестве одного из признаков брака. Хотя нередки и бездетные браки,

' Нечаева А. М. Семейное право. М., 1998. С. 91.


однако одной из основных целей брака является продолжение рода. При этом возможно рождение детей и вне брака. В этом случае закон предусматривает такие формы правового регулирования, которые максимально позволяют восполнить отсутствие супружеских отношений между родителями, по крайней мере, в целях защиты интересов ребенка.

Одним из основных признаков брака в любой правовой системе является его совершение в порядке и форме, устанавливаемых законом. Этот признак можно считать единственным, имеющим конститутивное значение для отнесения складывающихся отношений к супружеским.

Браки могут совершаться по религиозным обрядам либо по светским правилам. Выбор той или иной формы регистрации брака основывается на традициях и степени влияния религии. Российское законодательство признает исключительно брак, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния (п. 2 ст. 1 СК). Многие лица, вступающие в брак, наряду с государственной регистрацией брака в органах загса оформляют свои отношения и по религиозному обряду. Большинство конфессий, действующих на территории России, допускают возможность совершения религиозного обряда только после регистрации брака в органах загса. Тем самым религиозная процедура в принципе не оказывает влияния на судьбу брака. Исключение составляют случаи, когда законодательство России признает регистрацию брака, совершенную по религиозным обрядам на временно' оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи актов гражданского состояния (п. 7 ст. 169 СК). СК не содержит указаний на признание юридической силы за религиозными браками, заключенными до принятия первого советского декрета «О гражданском браке» от 18 декабря 1917 г.1 и образования органов загса, однако юридическая сила за такими браками сохраняется, поскольку прямое указание об этом содержалось в ранее действовавшем законодательстве2. Признание допустимости регистрации брака по религиозному обряду относится и к бракам, совершенным между гражданином России и иностранным гражданином за пределами Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены (п. 1 ст. 158 СК, п. 2 ст. 2 Закона РФ «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г.). Так, если брак совершен вне пределов России в государстве, признающем регистрацию брака

' СУ РСФСР. 1917. № 11. Ст. 160. 2 См. Примечание к ст. 2 КЗоБСО РСФСР 1918 г.; ст. 6 КоБС РСФСР 1969 г.

268


по религиозному обряду, например в США, то такой брак признается действительным и в России при отсутствии обстоятельств, препятствующих заключению брака (ст. 14 СК).

Фактический брак. Фактическим браком именуются отношения между состоящими в них лицами, удовлетворяющие всем требованиям и условиям вступления в брак, но не зарегистрированные в установленном законом порядке. Фактический брак не может породить тех правовых последствий, которые возникают из зарегистрированного брака. Никакой законодательный запрет не может исключить из обычной жизни внебрачные связи длительного характера, которые сами стороны, желая того или нет, признают фактическим браком. Законодательства многих европейских стран и США не проводят жестких различий между зарегистрированным и фактическим браком в части порождаемых ими последствий. Например, в Шотландии признаются равнозначными и гражданская и религиозная церемония бракосочетания, признается также действительным брак, возникший вследствие фактического совместного проживания1. В России молодые пары не всегда спешат узаконить свои отношения, предпочитая лучше узнать друг друга, присмотреться к поведению своего избранника в повседневной жизни и лишь впоследствии либо зарегистрировать брак, либо отказаться от его регистрации. Общественная мораль в отношении фактических браков также претерпела определенные изменения, все более и более смягчая ту нетерпимость в отношении фактических браков, которая господствовала в 70—80-е годы. Тем не менее законодательство России жестко стоит на позиции признания юридической силы только за браком, зарегистрированным в органах загса.

Единственным исключением является правило, установленное Указом Президиума Верховного Совета СССР «О порядке признания фактических брачных отношений в случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов» от 10 ноября 1944 г.2 Прежнее законодательство признавало на территории Советского Союза юридическую силу и за фактическими брачными отношениями. С момента издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. утратили юридическое значение даже продолжающиеся брачные связи. В соответствии с требованиями п. 19 Указа от 8 июля 1944 г. единственным способом юридического признания фактического брака стала

Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. М., 1993. С. 37.

2 Ведомости СССР. 1944. № 60.

3 См.: Ведомости СССР. 1944. № 37; 1980. № 30. Ст. 630.


регистрация фактического брака в органах загса с указанием срока совместной жизни. Так, если фактические брачные отношения сложились в 1937 г., то для того, чтобы они порождали правовые последствия после 8 июля 1944 г., они должны быть зарегистрированы в органах загса. Указ от 8 июля 1944 г. не предусматривал возможности признания какого-либо значения за фактическими браками, возникающими после его издания. Так, если стороны регистрируют фактические брачные отношения в настоящее время, то они приобретают права и обязанности супругов исключительно с момента регистрации брака в органах загса независимо от срока состояния в фактическом браке. Между тем зарегистрировать можно было лишь такой брак, в котором оба супруга имели возможность явиться в органы загса, однако война внесла существенные коррективы в жизнь людей. Вследствие гибели или пропажи без вести одного из супругов органы загса нередко не могли принять решение о регистрации фактического брака. Поэтому 10 ноября 1944 г. и вышел в свет Указ, устанавливающий иной порадок признания юридического значения за фактическими брачными отношениями. В соответствии с Указом, если фактические брачные отношения, существовавшие до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г., не могут быть зарегистрированы согласно ст. 19 Указа вследствие смерти или пропажи без вести на фронте одного из лиц, состоявших в таких отношениях, другая сторона имеет право обратиться в народный суд с заявлением о признании ее супругом умершего или пропавшего без вести лица на основании ранее действовавшего законодательства (ст. 11 и 12 КЗоБСО РСФСР 1926 г.).

Подчеркнем еще раз, что с 8 июля 1944 г. законодатель признал имеющим юридическую силу на территории Советского Союза только брак, зарегистрированный в органах загса. Указ от 10 ноября 1944 г. не внес изменений в это правило, определив лишь порадок признания отношений, сложившихся до издания Указа от 8 июля 1944 г., которые не могут быть зарегистрированы в органах загса. Если первоначально возможность судебного признания фактических брачных отношений допускалась только в отношении лиц, погибших или пропавших без вести на фронте, то в дальнейшем судебная практика пошла по пути расширительного толкования Указа, распространив его и на отношения, когда смерть или пропажа одного из супругов произошла хотя и после войны, но фактические брачные отношения, возникшие до 8 июля 1944 г., продолжались до момента смерти супруга, и объективные обстоятельства (тяжкая болезнь и другие обстоятельства, препятствовавшие регистрации брака) не дали возможности супругам впоследст-

270


вии зарегистрировать брак1. Хотя в настоящее время лиц, состоящих в фактических брачных отношениях, возникших до 8 июля 1944 г., остается все меньше и меньше, необходимость юридического признания таких отношений полностью не снимается . Факт состояния в браке, порождающем правовые последствия, может оказывать влияние и на отношения, не связанные непосредственно с регистрацией брака. Так, при определении круга наследников, состава наследственного имущества в судебной практике нередки случаи установления факта состояния в брачных отношениях, возникших до 8 июля 1944 г.

Последствия фактического брака. Фактический брак не порождает тех же последствий, что и зарегистрированный брак. В то же время отношения, возникающие в таком браке, не являются юридически безразличными. В соответствии с общим правилом зарегистрированный в установленном порядке брак порождает режим общей совместной собственности супругов, если брачным договором не установлен иной режим супружеского имущества (ст. 33 СК). При фактическом же браке режим общей совместной собственности применяться не может. Супруги, являясь субъектами гражданского права, вправе вступать в гражданские отношения независимо от состояния в зарегистрированном или фактическом браке. Различие основано на том, что состояние в зарегистрированном браке презюмирует распространение на совместно нажитое имущество правового режима общей совместной собственности супругов. В фактическом браке имущественные отношения супругов могут регулироваться только нормами гражданского законодательства об общей долевой собственности, что подчеркнуто в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 февраля 1973 г. «О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР» (в ред. постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11, с изменениями и дополнениями, внесенными

' См.: постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» от 7 мая 1954 г. № 3 (в настоящее время не действует) // Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1957. M., 1957. С. 206.

2 См.: п. 6 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» от 21 июня 1985 г. № 9 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1995. С. 151.

Следует также отличать установление факта состояния в фактических брачных отношениях от других дел особого производства, в частности, от установления факта регистрации брака. См.: п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» от 21 июня 1985 г. № 9.

271


постановлением Пленума от 25 апреля 1995 г. б): спор о разделе имущества лиц, состоящих в семейных отношениях без регистрации брака, должен решаться в соответствии со ст. 252 ГК, при этом должна учитываться степень участия этих лиц средствами и личным трудом в приобретении имущества'.

В сфере личных неимущественных отношений между супругами фактический брак не порождает никаких правовых последствий. Однако в области отношений морально-этических, нравственных отношения фактического брака приравниваются к состоянию в зарегистрированном браке. По смыслу п. 1 ст. 51 Конституции РФ правило об освобождении гражданина от обязанности свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, должно было бы применяться и в отношении фактических супругов. Действительно, в сфере личных отношений фактический брак и зарегистрированный брак не могут иметь сколько-нибудь существенных различий, отрицание этого факта привело бы к тому, что обязанность давать свидетельские показания может быть возложена и на лиц, состоящих в фактических брачных отношениях на протяжении десятилетий, что противоречило бы гарантиям, установленным в Конституции РФ.

В отношениях, связанных с рождением и воспитанием детей, права детей защищаются независимо от того, состоят ли родители в зарегистрированном или фактическом браке. Однако обязанность по содержанию и воспитанию детей может быть возложена на супруга, состоящего в фактическом браке, только в случае установления происхождения детей в порядке, предусмотренном законом (ст. 48, 49 СК).

§ 2. Условия и порядок заключения брака

Условия заключения брака. Условия заключения брака определены в ст. 12 СК и включают взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста. Кроме того, брак не может быть заключен при наличии обстоятельств, указанных в ст. 14 СК. Условия, наличие которых необходимо для того, чтобы брак обрел юридическую силу, именуют позитивным!?. К числу позитивных условий относятся взаимное добровольное согласие и достижение брачного возраста. Препятствия к заключению брака,

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. 3-е изд. М., 1995. С. 204.

Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Ч. 3. Л., 1965. С. 200.


именуемые также негативными условиями заключения брака1, зафиксированы в ст. 14 СК и включают требование о недопустимости заключения брака лицом, уже состоящим в зарегистрированном браке, между близкими родственниками, усыновителями и усыновленными, а также брака с лицом, признанным в установленном порядке недееспособным. Правовое значение и позитивных и негативных условий состоит в том, что для действительности брака необходимо наличие как позитивных, так и негативных условий.

Признавая соглашение о заключении брака гражданско-правовой сделкой, необходимо условия действительности брака рассматривать с тех же позиций, что и действительность сделки. Действительность брака, как и любой гражданско-правовой сделки, зависит от действительности образующих его элементов: субъектов, субъективной стороны единства воли и волеизъявления, формы и содержания. Порок любого из элементов влечет недействительность соглашения о заключении брака.

Субъекты соглашения о заключении брака. Субъектами соглашения о заключении брака признаются лица, обладающие брачной дееспособностью. Понятие брачной дееспособности в законодательстве отсутствует; не совпадает оно полностью и с пониманием гражданской дееспособности. Брачная дееспособность может быть определена как возможность самостоятельного установления брачного отношения. Такая возможность возникает при достижении брачного возраста. Брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет (ст. 13 СК) и совпадает с моментом возникновения в полном объеме гражданской дееспособности. Однако при наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе разрешить вступить в брак лицам, достигшим шестнадцати лет, по их просьбе. Несовпадение гражданской и семейной дееспособности проявляется и в том, что несовершеннолетний, который на основании эмансипации (ст. 27 ГК) объявлен полностью дееспособным, не имеет права вступить в брак без соблюдения процедуры снижения брачного возраста.

Новейшее семейное законодательство ограничило возможность усмотрения со стороны органов местного самоуправления при решении вопроса о снижении брачного возраста. Статья 15 КоБС РСФСР предусматривала, что снижение брачного возраста допускалось в отдельных исключительных случаях. Таковыми, как правило, признавались сложившиеся фактические брачные отношения с лицом, не достигшим брачного возраста, беременность, рождение ребенка и

' Иоффе О.С. Указ. соч. С. 202.


т. п. Практически редки были случаи, когда лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста, обращались за получением согласия на снижение брачного возраста при отсутствии исключительных обстоятельств. Кроме того, законом ранее не было установлено, кто именно вправе подать заявление о снижении брачного возраста: сами ли брачующиеся, их родители либо органы местного самоуправления.

В действующем СК эти вопросы разрешены. Так, в п. 2 ст. 13 СК предусматривается, что снижение брачного возраста осуществляется по просьбе лиц, желающих вступить в брак. Кроме того, нет никаких ссылок на отдельные исключительные случаи. Тем не менее снижение брачного возраста осуществляется при наличии уважительных причин, перечень которых в законе отсутствует. Нетрудно предположить, что органы местного самоуправления будут признавать уважительными те же причины, которые ранее рассматривались как отдельные и исключительные обстоятельства. При этом, однако, не исключается возможность признания уважительными и иных обстоятельств, таких, как взаимная любовь и желание создать семью, не дожидаясь восемнадцатилетнего возраста1. Отказ органов местного самоуправления в выдаче разрешения на снижение брачного возраста может быть обжалован в судебном порядке на основании Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г.2

Возможность вступления в брак лицами, не достигшими шестнадцатилетнего возраста, СК не предусмотрена. Однако закон допускает возможность такого снижения брачного возраста в исключительных случаях, если это предусмотрено законами субъектов Российской Федерации (ч. 2 п. 2 ст. 13 СК).

С момента регистрации брака лицо, которому в установленном порядке снижен брачный возраст, приобретает в полном объеме гражданскую дееспособность. Введение данного правила обусловлено радом причин, среди которых можно указать и на необходимость соблюдения равенства между супругами, если брачный возраст был снижен одному из супругов, и возможность самостоятельного несения прав и обязанностей, вытекающих из брака, и многое другое. Следует обратить

Следует обратить внимание и на общую тенденцию в развитии законодательства, направленную на постепенное снижение возраста возникновения как общегражданской, так и семейной дееспособности. Введение эмансипации, возможность собственного волеизъявления в вопросе о снижении брачного возраста свидетельствуют о том, что в недалеком будущем не исключено возникновение гражданской дееспособности с шестнадцатилетнего возраста в полном объеме.

2 Ведомости РФ. 1993. № 19. Ст. 685. 274


внимание на необратимость возникновения гражданской дееспособности в случае расторжения зарегистрированного брака (ч. 2 п. 2 ст. 21 ГК). Однако признавая брак недействительным, суд вправе принять решение и об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности (ч. 3 п. 2 ст. 21 ГК). Как правило, такой вопрос рассматривается судом, когда регистрация брака была использована в целях приобретения в полном объеме именно гражданской дееспособности, например для совершения купли-продажи недвижимого имущества. Однако семейная дееспособность не возникает у несовершеннолетнего с момента регистрации брака в полном объеме. Предположим, что лицу снижен брачный возраст и в 16 лет он вступил в брак. Спустя год после регистрации брака стороны по совместному заявлению расторгли брак. Может ли в этом случае лицо, уже состоявшее в зарегистрированном браке, вновь вступить в брак до достижения совершеннолетия без снижения брачного возраста? Положения СК не содержат никаких изъятий из правила о снижении брачного возраста. Следовательно, даже в том случае, когда лицо до достижения брачного возраста зарегистрировало брак, а впоследствии его расторгло, брачная дееспособность в полном объеме у него не возникла. В целях последующей регистрации брака до достижения брачного возраста необходимо вновь обратиться в органы местного самоуправления для снижения брачного возраста.

В своей первооснове установление брачного возраста преследует не только социальную, но и медицинскую цель, поскольку недопустимо заключение брака с лицом, не достигшим половой зрелости, неспособным вследствие недостаточного нравственного, физического и интеллектуального развития осуществлять супружеские права и обязанности. Закон устанавливает только нижнюю границу брачного возраста, не предусматривая при этом никаких предельных возрастных ограничений для регистрации брака. Законодательство отдельных стран такие ограничения устанавливает, объясняя это невозможностью осуществления основной цели брака рождения детей.

Связь между гражданской и семейной дееспособностью проявляется и в том, что признание гражданской недееспособности лица, которое вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 29 ГК), лишает это лицо возможности вступить в брак. Гражданская недееспособность рассматривается в качестве обстоятельства, препятствующего заключению брака (ст. 14 СК). В данном случае имеет место проявление последствий гражданской недееспособности: поскольку гражданин признается неспособным своими действиями приобретать гражданские права и обязанности, то вполне логично, что он не может приобретать права и обязанности и в сфере брачных отношений. Недееспособность

275


может возникнуть и после регистрации брака, однако в данном случае брак, заключенный в период, когда лицо признавалось дееспособным, действителен и не содержит пороков в субъекте.

Не допускается заключение брака с лицом, которое уже состоит в другом зарегистрированном браке (ст. 14 СК). Это правило является следствием признания законодательством России только моногамного брака. При регистрации брака с лицом, которое уже состоит в другом зарегистрированном браке, может возникнуть ситуация двоеженства (или двоемужества), что противоречит закону. Закон независимо от религиозных представлений той части населения Российской Федерации, которые признают полигамные браки, не допускает возникновения зарегистрированного брака в отношении нескольких женщин или мужчин. Однако установить запрет на возникновение фактических полигамных браков невозможно, что отчасти проявилось и в декриминализации такого преступления, как многоженство и многомужество, которое предусматривалось ранее ст. 235 УК РСФСР. В качестве препятствия для заключения брака рассматривается наличие другого брака, под которым понимается брак, зарегистрированный в установленном законом порядке либо приравненный к нему (например, совершенный за границей). Не является, однако, препятствием для регистрации брака состояние в фактических брачных отношениях, даже в тех случаях, когда в соответствии с положениями Указа от 10 ноября 1944 г. они могут быть признаны в судебном порядке.

Запрещается заключение брака между лицами, состоящими в близких степенях, родства. Данное ограничение закрепляет исторически сложившееся влияние и религиозной доктрины и медико-биологических запретов. Возникновение брачных отношений между близкими родственниками резко повышает появление различных наследственных и иных заболеваний, снижает вероятность рождения здоровых детей. Кроме того, с течением времени сложились устойчивые морально-этические представления о недопустимости браков между близкими родственниками. Закон запрещает браки только между лицами, состоящими в родстве, то есть имеющими общих предков, и только в отношении тех степеней родства, которые прямо указаны в законе. В соответствии со ст. 14 СК близкими родственниками признаются родственники по прямой восходящей и нисходящей линии: родители и дети, дедушка, бабушка и внуки, а также полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры. Закон не содержит запрета на совершение брака между лицами, состоящими в более отдаленных степенях родства, например, между дядей и племянницей, либо между двоюродными братом и сестрой, однако этические

276


нормы и возможность появления нездорового потомства все-таки сдерживают возникновение подобных браков.

Морально-этический, а не медико-биологический запрет лежит в основе запрещения браков между усыновителями и усыновленными (ст. 14 СК). Хотя между этими лицами и отсутствует родственная связь, однако отношения, возникающие из факта усыновления, устанавливают такую связь, которая соответствует правовой связи между родителями и детьми. Если бы законодатель допустил возможность заключения брака между усыновителями и усыновленными, то-право-вое значение и роль института усыновления резко бы изменилась, поскольку в этом случае едва ли можно было говорить о какой-то иной правовой связи, нежели опека и попечительство.

Установленный законом перечень требований к субъектам соглашения о заключении брака является исчерпывающим. Ни регистрирующий орган, ни родители вступающих в брак, ни иные лица не вправе устанавливать какие-либо дополнительные требования или ограничения. Закон не признает никаких требований имущественного характера, в частности устанавливающих выкуп (калым, приданое и т.п.), имущественный ценз, наличие которых было бы необходимо для регистрации брака. Расовые, национальные, религиозные, социальные и иные ограничения рассматриваются как грубое нарушение прав человека и не могут препятствовать регистрации брака.

Воля и волеизъявление. В семейном законодательстве воля и волеизъявление определены как «взаимное и добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак» (ст. 12 СК). Для действительности брака имеет значение и то, как формировалась воля лиц, вступающих в брак, не было ли каких-либо обстоятельств, которые могли бы исказить представления и оценки будущих супругов, либо создать видимость внутренней воли при ее отсутствии. Волеизъявление должно правильно отражать внутреннюю волю вступающих в брак. Волеизъявление и внутренняя воля определяют действительность брака в их неразрывном единстве. «Одно лишь внешнее выражение воли, не опирающееся на подлинное внутреннее желание установить брачные отношения, ни при каких обстоятельствах не может считаться юридически значимым согласием на вступление в брак»1.

Понятие взаимного и добровольного согласия охватывает случаи, когда оба лица, вступающие в брачные отношения, стремятся к достижению именно данной правовой цели регистрации брака и установления признаваемых законом супружеских отношений. В том случае, когда один из супругов либо оба супруга ее не преследуют, а используют

1 Иоффе О. С. Указ. соч. С. 201.


регистрацию брака для решения иных вопросов, например для уступки права на жилую площадь, наследования либо иных целей, брак не может быть признан действительным, поскольку воля лиц не направлена на возникновение супружеских отношений. То же относится и к ситуации, когда согласие на вступление в брак дается одним из супругов под влиянием угрозы, насилия, например похищения невесты с целью добиться се согласия на вступление в брак. Формирование воли и ее внешнее выражение при заключении брака принципиально не отличается от формирования воли и ее волеизъявления при совершении любой иной гражданско-правовой сделки. Хотя в семейном праве не названы такие составы недействительности сделок, как совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, заблуждения и т. п., однако во всех составах гражданских сделок, недействительных вследствие порока воли и волеизъявления, отсутствует взаимное и добровольное согласие сторон на совершение сделки. Таким образом, взаимное и добровольное согласие мужчины и женщины на регистрацию брака есть единство воли и волеизъявления, направленное на достижение такого правового результата, как установление признаваемых законом супружеских отношений.

СК предусматривает особый случай, имеющий правовое значение для действительности брака, который можно охарактеризовать как вступление в брак под влиянием заблуждения. Речь идет об информировании супругов о состоянии здоровья друг друга и, в частности, об отсутствии у них венерических болезней или ВИЧ-инфекции. Возможность медицинского освидетельствования до регистрации брака, а также доведение его результатов до предполагаемого супруга не являются обязанностью лица, вступающего в брак. Наличие таких заболеваний не может служить препятствием к заключению брака, как бы общественная мораль и государство ни относились к этому, но данный факт является существенным для формирования воли лица, с которым лицо, имеющее соответствующее заболевание, намерено зарегистрировать брак. Сокрытие такого факта искажает формирование внутренней воли одного из будущих супругов. Поэтому закон устанавливает возможность признания в указанных случаях заключенного брака недействительным. Так, если одно из лиц, вступающих в брак, скрыло от другого лица наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции, последнее вправе обратиться в суд с требованием о признании брака недействительным (п. 3 ст. 15 СК).

Волеизъявление на вступление в брак должно быть выражено в форме, установленной законом. Обязательным условием является личное выражение воли лица, вступающего в брак. Законодательство

278


Российской Федерации не допускает регистрации брака через представителя, как это имеет место в таких странах, как Испания, Перу и некоторых других.

Форма доведения волеизъявления до сведения других лиц устанавливается законом и включает, как правило, подачу письменного заявления о намерении зарегистрировать брак, устное выражение согласия на вступление в брак в процессе регистрации брака и скрепление выраженного согласия в актовой книге собственной подписью.

Порядок заключения брака. Процедура облечения в предусмотренную законом форму соглашения о заключении брака и есть порядок заключения брака. Соглашение о заключении брака заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации. В литературе высказаны различные суждения относительно основания возникновения брачного отношения. Одни авторы полагают, что брачное отношение возникает из сложного юридического состава, элементами которого являются взаимное согласие, достижение брачного возраста и акт регистрации брака1. По мнению М.В.Антокольской, брачное отношение возникает из одного юридического факта соглашения сторон, подлежащего государственной регистрации. Акт государственной регистрации соглашения о заключении брака входит в состав соглашения как юридического факта, но не является самостоятельным юридическим фактом2. Позиция М. В.Антокольской в большей степени соответствует существу складывающихся отношений. Действительно, устанавливая обязательность государственной регистрации брака, законодатель следует логике оформления сделок, подлежащих государственной регистрации: права и обязанности из сделок, подлежащих государственной регистрации, возникают с момента такой регистрации. Аналогичная норма предусмотрена и для регистрации брака: права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака в органах записи актов гражданского состояния (п. 2 ст. 10 СК).

В отношении формы выражения волеизъявления также нет единства взглядов. Так, высказывается суждение о том, что волеизъявление выражается устно в момент регистрации брака, однако вместе с тем закон предписывает обязательность подачи заявления о регистрации брака (п. 1 ст. 11 СК, ст. 24 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»).

В заявлении должны быть подтверждены взаимное добровольное

См.: Данилин В. И., Реутов С. И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск, 1989. С. 42.

Антокольская М. В. Указ. соч. С. 118. 279


согласие на заключение брака, а также отсутствие обстоятельств, препятствующих заключению брака. Должны быть указаны также фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, возраст на день государственной регистрации заключения брака, гражданство, национальность (указывается по желанию лиц, вступающих в брак), место жительства каждого из лиц, вступающих в брак; фамилии, которые избирают лица, вступающие в брак; реквизиты документов, удостоверяющих личности вступающих в брак. Заявление подписываетсялицами, вступающими в брак, и указывается дата составления заявления.

Как правило, подается совместное заявление, однако если одно из лиц, вступающих в брак, не имеет возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи совместного заявления, волеизъявление лиц, вступающих в брак, может быть оформлено отдельными заявлениями. Заявление должно быть подписано лицом, от которого оно исходит. Подпись лица, не имеющего возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния, должна быть нотариально удостоверена (п. 2 ст. 26 Закона РФ «О регистрации актов гражданского состояния»). При подаче заявления необходимо предъявить документы, удостоверяющие личности вступающих в брак (паспорт, военный билет); документ, подтверждающий прекращение предыдущего брака, если лицо (лица) состояло в браке ранее (свидетельство о расторжении брака, свидетельство о смерти супруга либо решение суда об объявлении его умершим); разрешение на вступление в брак до достижения брачного возраста в случае, когда лицо, вступающее в брак, является несовершеннолетним.

Таким образом, подача заявления представляет собой письменную форму волеизъявления лиц, вступающих в брак, которая не может быть заменена устным согласием в момент регистрации. Кроме того, ст. 24 Закона РФ «Об актах гражданского состояния» устанавливает, что единственным основанием для регистрации брака является заявление лиц, вступающих в брак. Особенностью этого акта в известном смысле является то, что до даты государственной регистрации брака лица, подавшие заявление, не связаны между собой никакими правовыми обязанностями. До момента регистрации брака они вправе изменить свое решение, передумать, подать заявление о регистрации брака с другим лицом и т. п. Российскому праву неизвестно такое понятие, как помолвка. Если бы закон предусмотрел возникновение каких-либо обязанностей между будущими супругами с момента подачи заявления о вступлении в брак, например недопустимость подачи еще одного заявления о регистрации брака с другим лицом, можно было бы рассматривать подачу заявления как своего рода помолвку. Однако законодательство России придерживается принципа свободы сторон до

280


момента государственной регистрации и не налагает на них с момента подачи заявления никаких обязанностей. Так, известны случаи, когда девушка подает несколько заявлений в различные органы загса для регистрации брака с различными женихами, но никаких правонарушений при этом не возникает, при условии, что реализовано будет только одно заявление, то есть зарегистрирован лишь один брак.

Отношения, возникающие из подачи заявления о регистрации брака, большинством авторов трактуются как административные между загсом и лицами, желающими вступить в брак1. Представляется» однако, что в данном случае имеют место как административные отношения с органами загса, так и выражение волеизъявления вступающих в брак, которое впоследствии должно быть облечено в форму государственной регистрации.

Регистрация брака производится по истечении месяца со дня подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния (п. 1 ст. 11 СК). Месячный срок трактовался то как срок для государственной проверки продуманности решения сторон о вступлении в брак, а также отсутствия препятствий к браку2, то как срок для проверки серьезности намерений лиц, подавших заявление3. Поскольку на органы загса закон не возлагает специальной обязанности по проверке сведений, указанных заявителями, а лишь предоставляет руководителю органа записи актов гражданского состояния право отказать в государственной регистрации заключения брака, если он располагает доказательствами, подтверждающими наличие обстоятельств, препятствующих заключению брака (п. 9 ст. 27 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»), то следует согласиться с тем, что основная цель месячного срокапредоставление сторонам срока для обдумывания серьезности принятого ими решения, с тем чтобы не заключались легкомысленные браки.

При наличии уважительных причин орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации заключения брака может разрешить заключение брака и до истечения месяца либо увеличить этот срок, но не более чем на месяц. Например, в случае затянувшейся командировки либо болезни одного из будущих супругов.

При наличии особых обстоятельств (беременность, рождение ребенка, непосредственная угроза жизни одной из сторон и другие особые обстоятельства) брак может быть заключен и в день подачи заявления (п. 1 ст. 11 СК). Решение о регистрации брака в день подачи заявления

Советское семейное право / Под ред. В.А. Рясенцева. С. 78. 2 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 207.

Советское семейное право / Под ред. В. А. Рясенцева. С. 76; Антокольская М. В. Указ. соч. С. 116.

281


должно быть принято руководителем органа загса, при этом в качестве оснований для регистрации брака в момент подачи заявления могут быть приняты во внимание не только те обстоятельства, которые установлены в законе, поскольку перечень особых обстоятельств не' является исчерпывающим.

Государственная регистрация брака производится в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния, любым органом записи актов гражданского состояния на территории Российской Федерации по выбору лиц, вступающих в брак. В соответствии со ст. 27 Закона РФ «Об актах гражданского состояния» государственная регистрация заключения брака производится в присутствии лиц, вступающих в брак. По их желанию государственная регистрация заключения брака может производиться в торжественной обстановке. Для этого выделяются соответствующие помещения, создаются Дворцы бракосочетания, приглашаются свидетели, родственники, знакомые, разрабатывается определенный ритуал регистрации и т. п. Если вступающие в брак не желают придавать этому акту торжественного характера, регистрация брака осуществляется в обычном порядке.

Присутствие свидетелей, родителей, знакомых не является требованием закона, а зависит только от усмотрения лиц, вступающих в брак. Брак не может быть зарегистрирован только в случае, если лично не присутствует один из будущих супругов. Если кто-либо из вступающих в брак не может явиться в орган записи актов гражданского состояния вследствие тяжелой болезни или по другой уважительной причине, государственная регистрация заключения брака может быть произведена на дому, в медицинской или иной организации в присутствии лиц, вступающих в брак (ст. 27 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»). Нахождение лица под стражей, в местах лишения свободы не исключает для него возможности вступления в брак, однако его и не могут освободить для личной явки в органы загса. Поэтому государственная регистрация заключения брака с лицом, находящимся под стражей или отбывающим наказание в местах лишения свободы, производится в помещении, определенном начальником соответствующего учреждения по согласованию с руководителем органа записи актов гражданского состояния (п. 7 ст. 27 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»).

При совершении государственной регистрации заключения брака супругам предоставляется право выбора фамилии. В записи акта о заключении брака по выбору супругов записывается общая фамилия супругов или добрачная фамилия каждого из супругов. В качестве общей фамилии супругов может быть записана фамилия одного из

282


супругов или, если иное не предусмотрено законом субъекта Российской Федерации, фамилия, образованная посредством присоединения фамилии одного из супругов к фамилии другого (например, Ильенко-Петровская). Объединяют, как правило, известные либо иностранные фамилии. Общая фамилия супругов может состоять не более чем из двух фамилий, соединенных при написании дефисом (ст. 28 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»). После регистрации брака супруг, изменивший фамилию, должен заменить свой паспорт.

Государственная регистрация брака завершается вручением супругам свидетельства о заключении брака. Это документ, который наряду с отметкой в паспорте о состоявшейся регистрации является доказательством факта совершения государственной регистрации. В свидетельстве указываются фамилия (до и после заключения брака), имя, отчество, дата и место рождения, гражданство и национальность (если это указано в записи акта о заключении брака) каждого из лиц, заключивших брак; дата заключения брака; дата составления и номер записи акта о заключении брака; место государственной регистрации заключения брака (наименование органа записи актов гражданского состояния); дата выдачи свидетельства о заключении брака (ст. 30 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»).

За регистрацию брака, включая выдачу свидетельства, взыскивается государственная пошлина в однократном размере минимального размера оплаты труда.

Содержание соглашения о заключении брака. Соглашение о заключении брака, рассматриваемое как разновидность гражданско-правовой сделки, имеет специфическое содержание. Его особенность обусловлена тем, что условия этого соглашения, возникающие из него права и обязанности определены законом, кроме случаев, когда закон предоставляет сторонам, вступающим в брак, самим определить содержание тех или иных прав и обязанностей. Суть супружеского отношения в том, что супруги при вступлении в брак выражают намерение его зарегистрировать и тем самым принять на себя те права и обязанности, которые вытекают из правового режима состояния в браке. В этой связи трудно предположить, что содержание соглашения о заключении брака может страдать каким-либо пороком, влекущим недействительность брака.

Из общего принципа императивного определения прав и обязанностей супругов действующее законодательство делает исключение, предоставляя супругам право самостоятельно установить свои имущественные права и обязанности путем заключения брачного договора (ст. 40 СК). Таким образом, из всех правовых отношений, порождаемых браком, содержание которых императивно определено законом, выде-

283


лены имущественные отношения между супругами, содержание которых законом определено диспозитивно. В результате возникает проблема влияния брачного договора на действительность соглашения о заключении брака. Предположим, что два лица заключили брачный договор, который должен вступить в силу с момента государственной регистрации брака. Как быть, если вступление в брачные отношения для одного из будущих супругов обусловлено имущественными выгодами, связанными с приобретением прав на имущество предполагаемого супруга, однако выяснилось, что этот супруг таким имуществом не обладает? Можно ли заключенный брак признать недействительным? Законодатель устанавливает лишь правило обратной зависимости: действительность брачного договора зависит от действительности брака (п. 2 ст. 30 СК). Представляется, однако, что если при заключении брачного договора один из супругов был введен в заблуждение или обманут, то воля обманутого (заблуждающегося) супруга сформирована неправильно. На этом основании суд сможет признать брак недействительным, поскольку взаимное добровольное согласие супругов отсутствовало.

§ 3. Содержание брачного правоотношения

Общие положения. Отношения между супругами сложны и многообразны. На протяжении, как правило, довольно длительной совместной жизни супруги вступают между собой в самые различные отношения. Многие из них вообще не регулируются правом. Однако есть и такие, которые подвергаются правовому регулированию. В их числе имущественные и некоторые личные неимущественные отношения. Удельный вес последних невелик, поскольку право на многие из них просто не в состоянии воздействовать. Круг же имущественных отношений весьма широк. Совокупность урегулированных правом имущественных и личных неимущественных отношений между супругами образует брачное правоотношение. Этот термин используется из соображений практического удобства, чтобы всякий раз не перечислять многочисленные супружеские связи. Соответственно содержание брачного правоотношения образуют права и обязанности супругов, предусмотренные ст. 31—46 СК и другими актами семейного и гражданского законодательства.

Супруги в период нахождения в браке сохраняют в полном объеме гражданскую правоспособность и дееспособность и поэтому могут иметь любые гражданские права и обязанности, в том числе и по отношению друг к другу. Однако в рамках брачного правоотношения ряд имевшихся у супругов прав и обязанностей модифицируется, а также появляются новые права и обязанности. Именно эти изменения

284


и позволяют говорить о возникновении между супругами брачных правоотношений с самостоятельным содержанием. Правда, основные изменения в содержании брачного правоотношения приурочиваются к его возникновению (заключению брака) или прекращению. Однако изменения в рамках брачного правоотношения возможны и в период брака: приобретаются в общую собственность новые вещи, взыскиваются алименты и т. п.

Права и обязанности одного супруга по отношению к другому существуют либо как тождественные по содержанию (например, каждому из них принадлежит право на выбор места жительства), либо как противоположные (один имеет право требовать уплаты алиментов, а другой обязан сделать это)1. В первом случае права и обязанности, как правило, существуют независимо друг от друга. Их взаимосвязь проявляется лишь в момент неисполнения. Во втором случае можно говорить о наличии взаимности, свойственной классическим двусторонним договорам (купли-продажи, арсвды и т. п.).

Личные права и обязанности супругов. Законом (ст. 31 и 32 СК) урегулированы немногочисленные личные права и обязанности супругов, в основном те, которые прямо или косвенно вытекают из предусмотренных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина (ст. 19, 27, 37, 38 и 55), а также из общих норм гражданского законодательства (ст. 19 и 20 ГК).

Поскольку личные неимущественные права супругов являются как бы продолжением их конституционных прав, вступление в брак не может существенно повлиять на их содержание. Нарушение этих прав одним из супругов по отношению к другому так же запрещено, как и по отношению к любому иному субъекту гражданского права.

В то же время закрепление личных неимущественных прав супругов в рамках именно семейного законодательства не лишено смысла. Осуществление таких прав в рамках семейно-правовых отношений имеет специфику, которая отражена в нормах семейного права. Именно эта специфика и должна быть предметом последующего изучения.

В качестве критерия оценки поведения супругов в браке служит то, как они реализуют свои личные неимущественные права и несут обязанности. Такая оценка порой имеет довольно серьезное правовое значение. Например, недостойное поведение в семье может служить основанием для отказа во взыскании алиментов (п. 2 ст. 119 СК). Одним из случаев недостойного поведения в семье как раз и является нарушение личных неимущественных прав другого супруга. Такое нарушение может быть предусмотрено брачным договором в качестве

' Иоффе О. С. Указ. соч. С. 197-198. 285


основания для лишения супруга каких-либо имущественных прав или возложения на него дополнительных обязанностей.

Наконец, нельзя забывать и того, что подобный подход законодателя обусловлен исторически. Вплоть до начала XX в. правовое положение женщины в семье было подчиненным, зависимым, что выражалось в непризнании за ней некоторых семейных прав, принадлежавших мужчинам, или в их ограничении, либо в возложении на нее дополнительных обязанностей. Достаточно вспомнить такие правовые конструкции, как «власть мужа над женой», «обязательное проживание жены у мужа», «право мужа истребовать жену» и т.д.

Неравноправное положение женщины в брачном правоотношении в процессе гуманизации семейного законодательства устранено. Однако на случай рецидивов прежнего подхода сохранились нормы, подчеркивающие отсутствие каких-либо ограничений прав женщины и невозможность их введения по воле кого-либо.

Сравнительно скромное место личных неимущественных прав и обязанностей супругов нельзя считать следствием неразвитости соответствующих отношений между ними. Оно объясняется, если можно так выразиться, «деликатностью» законодателя, избегающего вмешательства в интимную сферу супругов, в которой главную роль играют нравственные начала.

Итак, ст. 31 и 32 СК закрепляют следующие личные неимущественные права супругов:

1) право на выбор рода занятий и профессии. Согласно ст. 37 Конституции РФ каждый (в том числе и супруги) имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. В соответствии с этим каждый из супругов вправе самостоятельно решать, чем ему заниматься (или не заниматься ничем), какой профессии и где ему обучаться и т.д. Скажем, если жена решит работать по специальности, муж не вправе потребовать от нее в судебном порядке сидеть дома с детьми или вести домашнее хозяйство. Точно так же жена не вправе заставить мужа-бездельника трудиться на благо семьи. Впрочем, семейная жизнь вовсе не исключает того, чтобы один из супругов ставил перед другим вопрос об изменении рода занятий или профессии. Такие требования возможны, но они не снабжаются правовыми санкциями. Однако если один из супругов пренебрегает пожеланиями другого или не хочет изменить своего отношения к жизни, последствия все-таки наступают. Бездумная реализация одним из супругов права на выбор рода занятий и профессии способна разрушить семью. Однако было бы неразумным как-то ограничивать конституционные права граждан во имя сохранения семьи. Ведь принудительное со-

286


хранение уже распавшейся семьи—дело еще более безнравственное чем развод;

2) право на выбор места жительства. В соответствии со ст. 27 Конституции РФ каждый гражданин (в том числе состоящий в браке) имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Порадок реализации указанного права определен Законом РФ «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места постоянного пребывания и жительства в пределах РФ» от 25 июня 1993 г.' В соответствии со ст. 20 ГК местом жительства гражданина признается место, где он постоянно или преимущественно проживает. Выбор этого места, как правило, зависит от воли гражданина, кроме случаев, предусмотренных законом. Семейное законодательство не отменяет и не изменяет этих правил.

Супруги могут жить вместе, и такой образ их жизни, как правило, свидетельствует о благополучии в семье. Ведь именно совместное проживание позволяет вести общее хозяйство, а это означает, что брак имеет под собой надлежащую материальную базу. Многие нормы гражданского, семейного, трудового или иных отраслей законодательства исходят из предположения о том, что супруги проживают совместно. Такова, например, ст. 672 ГК, согласно которой члены семьи нанимателя (в том числе и супруг) пользуются одинаковыми с ним правами и обязанностями по договору социального найма жилого помещения. И все-таки вести речь о презумпции совместного проживания супругов было бы неверно. Совместное проживание супруговэто скорее та цель, которую преследует законодатель.

Однако во имя этой благой цели никто не может заставить супругов проживать совместно. Никакого обязательного места проживания супруги иметь не должны. Если они желают проживать раздельно, мешать им в этом нельзя. В то же время раздельное проживание супругов может влечь за собой правовые последствия. Например, раздельное проживание при условии прекращения семейных отношений может привести к признанию раздельным и имущества, нажитого в период этого проживания (п. 4 ст. 38 СК). Одним из доказательств фиктивности заключенного брака является раздельное проживание супругов.

В то же время никто не может препятствовать воссоединению семьи, кроме случаев, прямо предусмотренных законом. Скажем, жена не может совместно проживать с мужем, осужденным к лишению свободы, однако за ней сохраняется право свидания, в том числе достаточно длительного. Если какие-либо нормативные или индивидуальные правовые акты препятствуют совместному проживанию, они

' Ведомости РФ. 1993. № 32. Ст. 1227. 287


подлежат отмене. Например, сотрудники паспортной службы не вправе отказать в регистрации одного супруга по месту жительства другого;

3) право на выбор фамилии при вступлении в брак и при расторжении брака. Супруги по своему желанию выбирают при заключении брака фамилию одного из них в качестве общей фамилии, либо каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию, либо, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ, присоединяет к своей фамилии фамилию другого супруга (п. 1 ст. 32 СК).

Фамилия является составной частью имени гражданина как одного из способов его индивидуализации (ст. 19 ГК РФ). Изменение фамилии при вступлении в брак объясняется исторической традицией или соображениями практического удобства. В прежние времена взятие женой фамилии мужа символизировало растворение ее личности в личности мужа. Впоследствии, когда было признано полное равноправие супругов, любой из них при вступлении в брак получил право избрать фамилию другого.

Ни один супруг не может быть принужден взять фамилию другого. И тем не менее большинство жен берет себе фамилию мужа. Меньшая часть вступающих в брак сохраняет прежние фамилии. Наконец, в редких случаях, если муж хочет изменить неблагозвучную фамилию или получить по каким-либо причинам иную фамилию, он берет фамилию жены. Очеввдно, существуют какие-то весомые причины, вызывающие подобное поведение. По-видимому, общая фамилия является символом единства семьи, семейного очага. Она подчеркивает общность супружеской жизни и единое происхождение рожденных супругами детей.

СК признал возможность именоваться двойной фамилией, состоящей из фамилий мужа и жены, соединенных дефисом (например, Голенищев-Кутузов). Положительное значение этой новеллы состоит в том, что возможности выбора супругами фамилии расширены. Однако она может породить и дополнительные проблемы. Двойные фамилии неудобны в употреблении. Поэтому по решению субъектов РФ соединение фамилий может быть запрещено. Двойные фамилии несут в себе угрозу появления тройных и более множественных фамилий как результата присоединения к двойной фамилии еще одной. Во избежание этого СК установил, что соединение фамилий не допускается, если добрачная фамилия хотя бы одного из супругов является двойной (ч. 2 п. 1 ст. 32 СК).

В случае расторжения брака супруги вправе сохранить общую фамилию или восстановить свои добрачные фамилии (п. 3 ст. 32 СК). Закрепление в законе возможности сохранить общую фамилию обусловлено интересами супругов. Брачные отношения могут существовать

288


довольно продолжительное время, и супруги могут получить широкую известность и общественное признание как раз под общей фамилией. Было бы несправедливым лишать их честно заработанного общественного признания, понуждая к изменению фамилии.

Что касается восстановления добрачной фамилии, то оно обычно происходит в тех случаях, когда отношения между супругами накануне расторжения брака обострились до предела и они стремятся стереть из памяти даже такое малозначительное упоминание о семейной жизни, как общая фамилия. Наконец, иногда супруг под общей фамилией подвергается общественному осуждению и тогда другой супруг стремится отречься от связи с ним путем отказа от прежней фамилии.

При регистрации расторжения брака каждый из супругов должен указать, какой фамилией он хочет именоваться. Однако в раде случаев получить такое волеизъявление непросто. Так, при расторжении брака по инициативе одного из супругов в случаях, когда другой супруг отбывает наказание или признан недееспособным, последний должен быть извещен об этом. В этом случае ему дается время на то, чтобы он выбрал фамилию, которую он хотел бы иметь после расторжения брака (п. 4 ст. 34 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»). Причем на случай нежелания осуществить подобный выбор каких-либо правил не предусмотрено. Однако это не может быть препятствием для расторжения брака, просто фамилия такого супруга остается прежней. Указанный вывод может быть сделан на основе толкования ст. 36 того же Закона, согласно которой возвращение супругу его добрачной фамилии производится лишь при его желании. При признании брака недействительным супругам автоматически возвращаются их добрачные фамилии. Подобный подход законодателя объясняется стремлением в полной мере устранить последствия недействительного брака. Однако в ряде случаев возвращение добрачной фамилии может ущемить интересы одного из супругов, который при этом не виновен в заключении такого брака. В целях защиты добросовестного супруга п. 5 ст. 30 СК установил правило о том, что он вправе в данном случае сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака.

Семейное право регламентирует выбор фамилии только при вступлении в брак или при расторжении брака. Выбор фамилии как бы приурочен к регистрации брака или развода и потому осуществляется в упрощенном порядке. Если один из супругов в период брака пожелает изменить свою фамилию, то соответствующие отношения регламентируются не СК, а Законом РФ «Об актах гражданского состояния» (ст. 58—63). Предусмотренная этим Законом процедура более сложна. Однако ее изучение не входит в круг задач семейного права.


Особый порядок перемены фамилии при вступлении в брак и расторжении брака подчеркивает также п. 2 ст. 32 СК, согласно которому перемена фамилии одним из супругов в период брака не влечет за собой перемену фамилии другого супруга;

4) право на совместное решение вопросов семейной жизни. Вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие вопросы жизни семьи решаются супругами совместно исходя из принципа равенства супругов (п. 2 ст. 31 СК).

Согласно п. 3 ст. 19 Конституции РФ мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Запрещены любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Следовательно, супруги равны и в сфере семейной жизни, основные вопросы которой они должны решать совместно.

Совместное решение предполагает учет воли обоих супругов в решении любых семейных вопросов. При этом вовсе не обязательно, чтобы супруги по любому поводу заключали между собой договоры. При наличии взаимного доверия супруги могут распределить между собой решение вопросов семейной жизни таким образом, чтобы каждому из них достались для самостоятельных решений разные сферы. Например, они могут договориться, что спортивной подготовкой детей будет целиком заниматься муж, а учебной—жена и т.д. Главное— чтобы один из супругов не мог решать проблемы семейной жизни вопреки воле другого. В противном случае будет нарушен принцип равенства супругов в правовой сфере.

Нарушение правила о совместном решении вопросов семейной жизни влечет за собой правовые последствия. К ним могут быть отнесены признание односторонних действий супруга-нарушителя не имеющими силы (недействительными), возложение на него обязанности восстановить положение, существовавшее до нарушения, и некоторые другие меры, предусмотренные ст. 12 ГК Например, будет недействительным усыновление, произведенное без согласия другого супруга, которое необходимо в силу ст. 133 СК.

Правда, применение гражданско-правовых санкций в рамках личных неимущественных отношений далеко не всегда способно восстановить мир в семье. Многие нравственные потери просто невосполнимы. Однако в некоторых случаях применение санкций может достичь своей цели. Ведь даже признание тех или иных действий незаконными может дать серьезный воспитательный эффект.

Хотя право на совместное решение вопросов семейной жизни относится к числу личных неимущественных, оно может быть распространено и на имущественные отношения супругов. Общность супру-

290


жеской жизни не сводится только кличной сфере, она распространяется и на общее хозяйство. Однако этот вопрос будет рассмотрен позднее, при анализе имущественных отношений супругов. Личному неимущественному праву одного супруга корреспондирует обязанность другого супруга воздерживаться от нарушения данного права. Например, праву жены на выбор места жительства противостоит обязанность мужа не препятствовать ей в осуществлении данного права. Следовательно, позитивным по содержанию неимущественным правам противостоят негативные (пассивные) обязанности воздержания. Перечень личных неимущественных прав супругов, предусмотренных в СК, нельзя считать исчерпывающим. В силу диспозитивности гражданского и семейного законодательства могут появиться и иные личные неимущественные права, например в результате бурного развития генной инженерии (право на создание общего ребенка методом клониро-вания и др.).

Помимо личных прав СК закрепляет и обязанность супругов строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии детей (п. 3 ст. 31). Указанная обязанность представляет собой скорее нравственный императив, а не правовую норму. Законодатель как бы указывает супругам на наиболее желательную для него модель построения семейных отношений. Однако от принудительного навязывания такой модели он отказывается. Подобный отказ выражается в том, что правило п. 3 ст. 31 СК не снабжено санкцией.

Да и сама формулировка этой обязанности включает такое количество оценочных понятий, что ее было бы крайне затруднительно применять на практике. Ведь каждая семья понимает «взаимоуважение», «взаимопомощь», «благосостояние» по-своему. То, что для одних горе, другим счастье. И все-таки брачный договор может содержать указание на неисполнение супругом обязанности, содержащейся в п. 3 ст. 31 СК, как на основание для применения к нарушителю санкций, предусмотренных договором. И в этом случае рассматриваемая обязанность супругов может обрести правовую жизнь.

Закрепленная в СК личная неимущественная обязанность взаимного уважения и помощи обращена одновременно и в равной мере к обоим супругам. Каждый из них должен соблюдать эту обязанность и вправе требовать того же от другого. Соответственно эта обязанность (и корреспондирующее ей право) по содержанию является позитивной (активной).

Нарушение личных неимущественных прав и обязанностей супругов влечет за собой применение к нарушителям санкций (мер защиты и ответственности). Такие меры в СК прямо не предусмотрены. Однако

ю* 291


это вовсе не означает, что супруги никак не защищены. Просто при нарушении их личных неимущественных прав и обязанностей применяются меры защиты и ответственности, предусмотренные конституционным, административным, гражданским и иными отраслями законодательства. Применительно к гражданскому праву эти меры в систематизированном виде изложены в ст. 12 ГК.

Имущественные права и обязанности супругов. Общие положения. Нормальная семья предполагает общность не только духовной, но и материальной жизни супругов. Общность материальной жизни воплощается в ведении ими общего хозяйства. В основе такого хозяйства лежат имущественные отношения, складывающиеся между супругами. Будучи облеченными в правовую форму, они подразделяются на две группы: 1) обычные отношения, способные возникать между любыми субъектами гражданского права; 2) особые отношения, складывающиеся только между супругами и потому урегулированные в рамках семейного права. Именно эти последние отношения и будут предметом дальнейшего изучения.

Общее хозяйство составляет основу семьи. Семейное хозяйство, по сути, и представляет собой совокупность имущественных отношений, возникающих между членами семьи. Поскольку же с социологической точки зрения в настоящее время мы имеем дело с так называемой «малой» семьей, то есть состоящей преимущественно из супругов и их несовершеннолетних детей, именно имущественные отношения между супругами лежат в основе семейного хозяйства. Отношениями между супругами и их детьми применительно к общему хозяйству можно в данном случае пренебречь, тем более что закон исходит из раздельности имущества детей и родителей.

Содержание имущественных правоотношений, возникающих между супругами, образуют имущественные права и обязанности. Именно они и составляют главное содержание брачного правоотношения. Имущественные права в CKL подразделяются на вещные и обязательственные. В рамках такой классификации они и будут рассматриваться в дальнейшем.

Супруги могут иметь любые вещные права, признаваемые гражданским законодательством, в том числе по отношению друг к другу. Содержание этих прав изложено в гл. 22 настоящего учебника. Между тем в рамках семейного законодательства подробно урегулировано такое вещное право, как право общей совместной собственности супругов. Именно это право и образует основу законного режима имущества супругов.

Однако право общей совместной собственности не поглощает иные вещные права супругов. Наряду с совместной собственностью каждый

292


из супругов может иметь также отдельные права собственности на имущество, принадлежащее ему индивидуально. Соответственно права собственности каждого из супругов могут быть обременены иными вещными правами, в том числе принадлежащими другому супругу. Одним словом, вещные права супругов могут быть достаточно многочисленными и разнообразными, особенно у состоятельных семейных пар.

Еще большее разнообразие вещных прав супругов порождает договорный режим их имущества. Наряду с раздельной и совместной собственностью может возникнуть еще и долевая, вполне реально добавление к ним ряда сервитутов и т.д.

Супруги, как и любые другие субъекты гражданского права, могут вступать в самые различные сделки, в том числе и в обязательства. Нахождение в браке никак не влияет на их сделкоспособность. Однако в связи с нахождением в браке между супругами могут возникать обязательства особого рода. Указанные обязательства подразделяются на договорные (обязательства из брачного договора и из соглашения о порядке уплаты алиментов) и внедоговорные (многие алиментные обязательства, обязательства по возмещению вреда, причиненного одним из супругов).

Поскольку алиментные обязательства супругов будут рассмотрены в гл. 61 учебника вместе с аналогичными обязательствами, возникающими между другими родственниками (членами семьи), сосредоточимся на брачном договоре, составляющем основу договорного режима имущества супругов, и ответственности супругов по обязательствам.

Семейное хозяйство как совокупность имущественных отношений между супругами содержит в качестве своей основы общее имущество супругов, однако не сводится к нему. В рамках семейного хозяйства могут существовать и такие имущественные права и обязанности супругов, которые хотя и служат благу семьи, но принадлежат супругам индивидуально. Например, супруги могут проживать в квартире, принадлежащей на праве собственности одному из них. Сама квартира, как и право собственности на нее, в данном случае в состав общего имущества не входит. Однако право пользования такой квартирой (вместе с обязанностями по оплате необходимых расходов) вполне может входить в состав общего имущества.

В состав общего имущества супругов при распространении на него законного режима входят объекты, принадлежащие им на праве общей совместной собственности, а также некоторые общие обязательства, включающие как права требования, так и долги (активы и пассивы). Следует различать имущество, которое находится в общей совместной собственности супругов, и общее имущество супругов. В общей совме-

293


стной собственности могут находиться только вещи, деньги, ценные бумаги и иные объекты права собственности. Права требования, а тем более долги к числу объектов права собственности относиться не могут. Однако они при определенных обстоятельствах могут быть отнесены к общему имуществу супругов.

В период брака право общей совместной собственности супругов перетекает в права требования, и наоборот. Например, наличные деньги вносятся на вклад и превращаются в права требования вкладчика к банку, а затем за счет этих денег приобретаются вещи, на которые устанавливается право общей совместной собственности. Главное, чтобы права требования и долги признавались общими. Источник этой общности поступление имущества в общую совместную собственность супругов на любом из этапов смены им своих правовых форм.

Общее имущество супругов состоит не только из имущественных ценностей (активов), но и из общих долгов (пассивов). Такая сложная структура общего имущества должна учитываться и при разделе объектов общей совместной собственности. Согласно п. 3 ст. 39 СК общие долги супругов при разделе общего имущества распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям. В принципе, общее имущество может иметь в результате и отрицательную стоимость, хотя и будет включать при этом довольно ценные имущественные объекты.

В рамках договорного режима общее имущество может и не образоваться, например, если супругами избран режим строгой раздельности их имущества. В этом случае и долги возникают в лице каждого из супругов. Однако если супруги избрали режим долевой собственности, то общее имущество существует, просто оно разделено на доли.

Законный режим имущества супругов. Понятие законного режима имущества супругов сформулировано в п. 1 ст. 33 СК. В соответствии с установленным в нем правилом законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Подобный режим означает, что любое имущество, нажитое супругами в период брака, поступает в их общую совместную собственность, если иное не предусмотрено законом (п. 1 ст. 34 СК).

Совместная собственность является такой разновидностью общей собственности, при которой заранее не определяются доли сособствен-ников в праве собственности (п. 2 ст. 244 ГК). Эти доли не определяются с целью обеспечить равенство супругов в экономической сфере. Создание семьи, ведение общего хозяйства, рождение и воспитание детей занимают довольно много времени. В то же время они не приносят в семью материального достатка, хотя и создают условия для успешной трудовой, коммерческой, творческой и иной деятельности

294


супругов. И если семейными делами занимается один из супругов, а другой зарабатывает деньги для общих нужд, доля последнего в общем имуществе, если бы она выделялась, во много раз превысила бы долю первого. Но тогда был бы нарушен принцип равенства супругов в экономической сфере. Поэтому п. 3 ст. 34 СК устанавливает правило, согласно которому право на общее имущество принадлежит также тому супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода. И при этом доли в праве совместной собственности супругов считаются равными (п. 1 ст. 39 СК).

Совершенно иные цели законодатель преследует, не определяя доли в совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 257—259 ГК). Главная цель отказа от определения долей в нем состоит в обеспечении экономической целостности этого хозяйства, а именно того, чтобы распад семейного единства не вел к раздроблению имущества хозяйства на отдельные части. Поэтому выделяющимся сособственникам выплачивается стоимость их доли. Доля же в натуре не выдается. Если членами такого хозяйства являются супруги, то последние подчиняются правилам об общей совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства в отношении имущества, принадлежащего такому хозяйству (п. 2 ст. 33 СК). Что же касается иного имущества супругов, то на него распространяются правила об общей совместной собственности супругов.

Собственность супругов образует особую разновидность совместной собственности с точки зрения ее (1) субъектного и (2) пообъектного составов, (3) порядка владения, пользования и распоряжения ею, а также (4) правил раздела общего имущества.

Субъектный состав совместной собственности супругов ограничен. Во-первых, количество сособственников при ней не может быть более двух. Если какая-либо вещь приобретается супругами вместе с третьим лицом, то супруги выступают в качестве единого участника общей долевой собственности. При этом доля в общей долевой собственности поступает в общую совместную собственность супругов. Однако в отношении имущества, составляющего основу крестьянского (фермерского) хозяйства, супруги выступают как сособственники наравне с другими членами этого хозяйства.

Поскольку участников совместной собственности супругов всегда только двое, выдел доли любого из супругов влечет прекращение общей собственности. Это означает, что всякий выдел доли влечет для супругов одновременно и раздел их общей собственности.

Во-вторых, в роли сособственников могут выступать только супруги или бывшие супруги (до тех пор пока они не разделят свою собствен-

295


ность, а в отношении определенного имущества и после раздела). Предельный срок, в течение которого общая совместная собственность может существовать после расторжения брака, законом не установлен. В принципе, она может существовать до тех пор, пока не прекратится вследствие смерти одного из супругов или гибели самой вещи.

В любом случае право совместной собственности не может перейти по наследству. В момент смерти общая совместная собственность супругов трансформируется в долевую, и по наследству переходит уже доля в праве общей долевой собственности. Эта доля, как правило, составляет одну вторую общего имущества, однако может быть пересмотрена судом в случае, предусмотренном п. 2 ст. 39 СК.

Внебрачные сожители не могут приобрести право общей совместной собственности, поскольку оно возникает только в случаях, предусмотренных законом (п. 3 ст. 244 ГК), а не договором. Между внебрачными сожителями (так называемыми фактическими супругами) может существовать только общая долевая собственность. Доли внебрачных сожителей в общем имуществе определяются в зависимости от степени их участия средствами и личным трудом в приобретении имущества'.

Объектный состав общего имущества супругов специально определен в законе. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся:

1) доходы каждого из супругов от трудовой деятельности (заработная плата, надбавки и доплаты к ней, премии и иные выплаты, входящие в систему оплаты труда);

2) доходы от предпринимательской деятельности (доход супруга, являющегося индивидуальным предпринимателем, доля прибыли коммерческой организации, причитающаяся ее руководителю, и т.д.);

3) доходы от результатов интеллектуальной деятельности (авторский гонорар, роялти и иные выплаты);

4) полученные пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, регулярно выплачиваемой, к примеру, государственным служащим, арендная плата за сданную внаем квартиру и др.);

См. п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР «О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР» от 21 февраля 1973 г. № 3 с последующими изменениями и дополнениями // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам М., 1997. С. 184—190.

2%


5) приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации;

6) любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (п. 2 ст. 34 СК).

Перечень доходов и имущества супругов, которые поступают в их совместную собственность, является открытым. Например, в состав общего имущества супругов следует также включать дивиденды (проценты), полученные по акциям (иным ценным бумагам), денежные средства, вырученные за счет продажи общего имущества, имущество, приобретенное в результате мены, вещи, переданные в дар одновременно обоим супругам, и т.д.

При этом не имеет значения, на чье имя внесено или зарегистрировано соответствующее имущество. Например, квартира, зарегистрированная на имя одного из супругов в период брака, будет признана находящейся в общей совместной собственности точно так же, как и приобретенная супругами мебель, которой они пользовались, проживая в этой квартире.

Следовательно, совместной собственностью супругов следует признать любое имущество, нажитое в период брака, кроме того, которое прямым указанием закона изъято из совместной собственности супругов.

Не поступает в совместную собственность супругов, а считается индиввдуальной собственностью каждого из них имущество:

1) принадлежавш